Усачов Максим: другие произведения.

Реинкарнация Hard

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.47*158  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Душа землянина пошла на перерождение и оказалась в новом мире. Видимо за все ошибки прошлой жизни ему не повезло родиться сыном барона, путь придется начинать с интерната для сирот. Но сразу хочу предупредить: в нем он пробудет совсем недолго, в мире есть магия, интриги и дураки, которые мешают всем жить.ЧЕРНОВИК!!!

  Реинкарнация Hard
  
  Глава 1. Ткацкая фабрика
  
  1
  Сложно сказать повезло Александру Орлову или нет. С точки зрения убежденного материалиста, который готовился раствориться в перегное, произошедший переброс его сознания в тело мальчика - это несомненная удача. При этом не в буддийском обрезанном варианте, а со всем накопленным багажом знаний. Не бог весть каким, конечно, но все равно приятно. С другой стороны, тело Орлову досталось явно неудачное. Да и место, где он пришел в сознание... В общем, представьте, вы младенец, круто запеленатый и уже обгадившейся, лежите в корзинке, которая медленно плывет по реке. Воспринимать все это, как награду за прожитые годы? Да уж скорее наказание. Новая жизнь была могла быть яркой, но короткой.
  Самое обидное в той ситуации - это полная беспомощность. Орлов не мог даже толком пошевелиться, а когда начинал дергаться, корзина грозила перевернуться. При этом в качестве младенца он все-таки оказался невероятно крут. Одну рука даже смог в конце концов вытащить, но помогло это слабо. Как-то повлиять на свое положение Александру не удавалось. Ручки были слишком слабыми. К тому времени уже несколько раз засыпал. Хотя это больше напоминало потерю сознания. А еще он понял, что чертовски проголодался. Сколько прошло времени, Орлов так и не понял. Солнце не было видно из-за туч, а посмотреть куда-то в стороны ему так и не удалось. Но путешествие его все же закончилось. Корзинка зацепилось за какое-то бревно, изменила направление и ткнулась в берег. Там бы Орлов и помер тихонько, потому что ни выбраться, ни перевернуть корзину он не смог и просто тупо ушел в себя, потеряв сознание. Пришел в себя от того, что ему в рот совали соску с какой-то вкусной и питательной молочной смесью.
  Уже намного позже Орлов узнал, что его нашли какие-то крестьянские девки и сдали за вознаграждение в сиротскую лавку. Получил свой серебряный, его неизвестные спасительницы исчезли. Там его подлечили, проверили на наличие родовых меток, хронических заболеваний и отправили в государственный интернат. Очнулся Александр уже там и очень быстро узнал, что чудесным образом оказался не только в другом теле, но и в другом мире. Наутская империя, главный морской торговый порт - город Марэ, Государственный интернат Нижнего города Марэ-Тал. Местную фамилию свою он тоже получил по интернату Марэ-Тал, только имя смог частично сохранить, так как соглашался отзываться только на Алекса.
  Как и все попаданцы он обладал огромным багажом полезных знаний, но толку с этого было немного. До шести лет их воспитывали злобные нянечки, которых больше интересовало насколько уверено дети сидят на горшке, а не основы государственного устройства. Да и сам Орлов быстро для себя решил, что выделяться не очень выгодно. Мир, в котором ему повезло оказаться, был достаточно специфическим и совсем не напоминал Землю. Начиная с географии. Тут не было, например, Евразии. Вместо нее четыре материка, которые называют Лепестки, а посредине большой остров, которые некоторые тоже называют материком, только маленьким. Так называемая Метрополия. Тут расположено самое прогрессивное государство мира - Империя Наут. Государство это совсем не островное, а единственное колониальное на всей планете. Все остальные страны до полноценных колоний так и не доросли. Как и до паровых двигателей, всеобщего образования и отмены рабства. Так что с этой точки зрения ему повезло.
  Хотя вот с отменой рабства тут было все не так просто. Несмотря на банки и акционерные общества, вовсю процветал институт личной вассальной клятвы. С этим понятием Александр столкнулся в самом нежном возрасте. Только встав с горшка, что называется. Ему было только четыре года и он особенно не старался скрывать насколько он необычный ребенок. В первую очередь, это выражалось в том, что Орлов 'научился' читать в четыре года. Язык к тому времени он уже освоил, буквы выучил довольно легко, тем более что алфавит чем-то напоминал латинский. Так что сделать следующий шаг оказалось довольно легко. И грозные нянечки вдруг воспылали к нему каким-то необычным приятным вниманием. Сразу притащили сказки, потом энциклопедии, учебники истории и географии. Подобная отзывчивость у довольно хмурых теток сразу показалась подозрительной, но Александр насторожился далеко не сразу. Глаза ему раскрыл подслушанный разговор их надзирательниц с директором, который лично пришел инспектировать вундеркинда. Он час его экзаменовал по чтению, спрашивал, что дите поняло из прочитанного, а потом доброжелательно улыбаясь отпустил во двор.
  Орлов в прошлой жизни как раз прославился своей циничностью и недоверчивостью. Поэтому пройти мимо доброго директора уже не смог. В интернате он прослыл весьма жестокой сволочью, которая могла отправить воспитанника на знакомство с розгами сторожа за какую-то мелочь. Хотя совсем маленьких он редко одаривал своим вниманием, но и нескольких раз хватило. Так что добрый директор настолько не укладывался в мировоззрение Александра, что розовые очки лопнули и разлетелись в разные стороны. Он не стал убегать в класс, а наоборот прижался ухом к двери и постарался послушать, о чем тот говорил с нянечками. И вот тут наивность окончательно покинула его.
  Короткая беседа директора и нянечек крутилась вокруг денег. Оказалось, что все книги, которые приносили Орлову интернат давал ему как бы в аренду и за соответствующую плату. Начитал попаданец уже на серебрушку. Как раз столько в неделю тут получали наши няньки и воспитатели. Потом он провел небольшое расследование и выяснил, что в интернате все было платным: от злых нянечек до сладкого. Была даже какая-то система, но слишком сложная, требовала серьезного изучения. Насколько он понял какой-то минимум считался обязательным и за него государство брало символическую плату, закрывая счета с помощь местных властей, а вот за другие, вроде сладкого или тех же книг, брали по полной. От чтения Орлов решил все же не отказываться полностью, но заметно снизил желание. А на все вопросы нянечек отвечал, что ему просто неинтересно.
  В шесть лет от нянечек всех забрали и отдали в школу. Ничего не объясняли, пришли строгие дядьки, потребовали собрать все вещи что есть и отвели в другой корпус. Группу Орлова из сорока мальчишек вел господин Луиндер, довольно злобный и мстительный человечек, которого малышня тем не менее любила за поразительную лень. Из-за нее он предпочитал тихо храпеть у себя в каморке и не донимать детей, а те могли делать практически все что хочешь. В их распоряжение были четыре огромные комнаты: спальня, класс, столовая и общий зал. Еще была душевая и туалет. День начинался с завтрака. Надо было встать, заправить кроватку, сходить умыться и дождаться Луиндера. Тот медленно вплывал в помещение, окидывал его взглядом и разрешал идти в столовую. Еду в тележках развозили дежурные их старших воспитанников. Кормили хорошо, каша, небольшой кусок мяса или рыбы, хлеб. Единственное участие Луиндера в процессе - это проверка чистоты рук. Затем он садился за свой стол. Ему приносили отдельно, не сказать, что более изысканное, но мяса точно было больше.
  Потом шли уроки. Первый год их не мучали, а читали поучительные сказки. Орлов вначале приободрился, но потом оказалось, что речь идет о трех книгах. То есть реально как дочитали третью снова открыли первую и начали ее заново. Малышня в общем-то и рада, так как успела позабыть, что было раньше. Но попаданец чуть не взвыл. Сказки сменили только через год. В этот раз книг было четыре, их тоже читали одну за другой, но начали еще уроки чистописания, чтения и счета. Вот тут-то Луиндер узнал или вспомнил, что Александр умеет читать. Так он просто поставил его за кафедру, для чего притащил откуда-то стул, и заставил читать. Сам он сидел в уголке и только следил затем, чтобы дети не баловались. Дремал, в общем.
  После уроков приносили обед. Тут явно экономили. Какая-то похлебка на мясе или на рыбе, но без них. Все шло Луиндеру. Затем начиналось свободное время, где-то до семи вечера по местному времени, воспитанники могли делать что угодно. Нельзя было только далеко отходить от интерната. Срабатывал какой-то сигнал и на след выходит стража. Орлов хотел вначале проверить радиус, но ему повезло - не успел он эту идею реализовать. Какой-то парень из соседней группы мальчиков потерялся. Его вернули вечером и высекли до потери сознания. Наказания в принципе были разрешены, Луиндер регулярно кого-то знакомил с розгами, но, глядя на несчастного, Александр понял, что их воспитатель особенно и не старался. В общем далеко уходить никто не решался. Ходили в основном по старому убитому парку и соседним улицам. Благо и тут было чем заняться.
  В восемь лет, на третий год такой странной школы их начали как бы готовить к настоящей взрослой жизни. Нельзя сказать, что этому уделяли особенно много времени, но появился новый предмет или курс, который назывался 'Историей Империи'. Для Орлова в общем-то ничего нового, все что говорил Луиндер он уже прочитал сам, вот только в книге, несмотря на тенденциозно подобранные факты они все же были изложены довольно нейтрально. Воспитатель же хорошо поставленным голосом сумел выделить нюансы. Не сказать, чтобы что-то сложное. Нет, как раз так чтобы и дети поняли. Если кратко: вокруг варвары, мы круче всех, надо бы захватить все и научить их правильно жить, строить дома и растить детей, но заниматься этим откровенно лень. Типа надо сначала у себя построить город-солнце. Остальные варвары, которых-то и людьми называют из уважения к идеям гуманизма. Вот такой вот имперский расизм. В принципе, Александр в этим даже соглашался. Конечно, у него не было других источников информации, кроме изданных в Наут. Вот только книги за пределами метрополии не печатали, обходились рукописными и имперскими. Не было на материках и железных дорог, и промышленного производства, и всеобщего образования. То есть поводов для самодовольства имелось немало.
  Международная панорама была, впрочем, только частью воспитания. Постоянно возникали еще две темы: как правильно любить император, что было вполне ожидаемо, и как стать честным гражданином империи. В последней части воспитанникам интерната открыли глаза на то, что за все в мире надо платить. В том числе и за то, что не бросили подыхать на улице. а накормили, воспитали и в перспективе сделают человеком. Вот там-то всем детям вручили счет всех съеденных 'пирожков'. Конечно, не скрупулезно подсчитанный перечень всех трат, про который когда-то подслушал Орлов. Но сумма впечатляла. Потом им сообщили, что окупить все вложения государства они смогут ударным трудом на близлежащей ткацкой фабрике, которая принадлежит барон Товону. На смазанные пропагандой мозги восьмилеток эта информация легко, вошла как нож в масло. Все даже как-то приободрились. А в девять лет впервые отвели на эту фабрику.
  
  2
  Сойтись с одногруппниками Орлову не удалось с самого начала. Проблема была в его мозгах, виноват он был сам, поэтому чувствовал себя немного виноватым перед ничего не подозревающими детьми и особо не наглел. Дедовщины в интернате практически не было, старшие конечно помыкали, но взять-то у товарищей по несчастью было нечего. Питались только в своих классах, еду выносить запрещалось, Луиндер не стеснялся выворачивать карманы и обыскивать. Одежда у всех была одинаковой, и за порчу наказывали розгами. Был правда случай, когда пацанва порвав брюки, чтобы избежать наказания, стащили их с другого мальчика, накостыляв тому немного. Вот только оказалось, что на них был инвентарный номер. В общем сначала по заднице получил несчастный, у которого брюки забрали, а когда при сдаче одежды в прачечной обнаружили не тот номер, получили и 'шутники'. Собственно, пострадала вся группа, а тех не только высекли, но посадили в карцер. Орлов особо не нарывался, вел себя как послушный ребенок в неприятности не влипал, но и он однажды попал в карцер. Всего на ночь. Судя по всему, просто знакомили с тем, что его может ждать, если он будет себя плохо вести. Эта был холодный и сырой подвал, без окон и дверей, только с люком наверху, кормили только водой и хлебом. Шестерым шутникам располосовали всю спину, а потом без помощи, бросив только тряпки, бросили вниз на две недели. Наверх своими силами смогло в результате подняться только двое. Остальных пришлось доставать воспитателям. Хуже всего то, что из больнички один вообще не вернулся. В общем, не было питательной среды для неуставных отношений.
  Больше всего детям в Александре не нравилось то, что он отказывался с ними играть в обычные игры. В основном в местную разновидного ногамяча скрещенную с боксом, когда на поле больше толкались и дрались, так что Орлову не пошло Свободное время он обычно проводил заброшенной части парка, который примыкал к интернату. Туда сиротам разрешалось ходит без ограничений. В основном из-за того, что горожане парк не любили. Его разбили на месте какой-то тюрьмы и пользовался он откровенно плохой репутацией. Ночью. Духи, призраки и все такое. Детей ночью сюда все равно не пускали, а днем попаданцу здесь хорошо. Он бегал, прыгал, упражнялся, восстанавливал навыки скалолазания - готовился к взрослой жизни. В парке был даже небольшой пляж, абсолютно заброшенный. Попаданец не знал дело ли в том, что рядом был порт и было грязновато, или в довольно крутом спуске к воде, но люди тут бывали редко. Сам он и спускался, и поднимался по скалам. Ему бы еще не помешало разобраться с холодным оружием и выездкой, в прошлом-то он сталкивался только с ножами, а лошадей видел в основном в кино, но и так получалось неплохо. Ему было чем заняться, не до детских этих игр. Изгой, не изгой, но своим его не признавались. Пока они находились в интернате - это почти никак не сказывалось. Проблемы начались на 'практике'.
  К моменту начала 'выплат' все товарищи Орлова были безмерно воодушевлены. Накачивать и готовить к выходу в свет их начали где-то за неделю. Как сообразил попаданец к тому моменту, как самому младшему в группе исполнилось девять лет. День рождение среди сирот как-то не праздновался, у большинства он был условным, записан только месяц и все, но Александр примерно вычислил, что все они не просто одногодки, но и начали жизнь примерно в одном квартале. И вот весь этот деньрождественский период им особенно мощно накручивали на долг гражданина Великой Империи и несчастного ребенка, которого спасли и воспитали. В результате, энтузиазм был буквально разлит в воздухе, а дети дрожали от предвкушения. Орлов тоже радовался. Но не из-за начала новой жизни, а скорее потому что неожиданно у него появился ментальный 'сувенир' жизни прошлой. В мусоре он нашел целый набор спиц. Первым делом наточит их прямо об стену. Ножи или пистолеты, которые он видел у местных, были совсем не по его руке, а так спицы превращались в серьезное оружие. Дело не в реальной опасности, просто не смог пересилить себя. А потом еще нашел немного свинца. Расплавил и сделал утяжелитель. Теперь их можно было даже метать. Он даже тренироваться начал.
  Наконец, торжественный день настал. Их построили, в два ряда, бросили посредине канат и предложили за него взяться. Луиндер, что-то промямлил и повел всех на фабрику, чтобы ударным трудом они могли заслужить свободу. Подвели к огромному забору, за которым она виднелась полуразрушенная и казавшаяся необжитой, даже полуразрушенной. И никакого шума, которого ожидал попаданец. Их провели через небольшую проходную, где скучали трое каких-то мутных типов, потом через дворик, потом опять двери, проходная... Когда они попали в огромный цех, Орлов даже споткнулся.
  Внутри фабрика заброшенной совсем не выглядела. Весь огромный цех оказался забит народом. Выглядело это как небольшой рынок: несколько сотен палаток, продавцы, бредущие туда-сюда покупатели, суета, но относительно тихо. Александр вместе с группой спустился вниз и пошел по главной улице. Больше всего происходящее вокруг напоминало его прошлую жизнь и небольшой импровизированный базар времен перестройки в районе Республиканского стадиона. Помнится, несколько лет он сам проработал на таком и вот когда их вели мимо обшарпанных палаток и покосившихся лотков, где потрепанные жизнью личности торговали всем подряд и без какой-либо системы, он поймал неожиданно ощущение внезапного узнавания. Орлову даже на мгновение показалось, что сейчас из-за угла появится его давешни кореш Димка Булатов, что-то проорет и потянет пить пиво. Пришлось потрусить головой, чтобы развеять эти бесполезные сейчас воспоминания.
  Луиндер провел группу малышни через весь базар, завел в еще одно помещение, которое заканчивалось лестницей. Там уже ждали. На ступеньках сидел огромный мужик. Действительно очень большой, даже с учетом того, что Орлову все казались великанами. При этом большим он был не только в длину, но и в ширину. Рядом с ним тусовались, а другого сова Александр бы и не подобрал, еще с десяток людей, кто сидел рядом, кто стоял, а один странного вида карлик даже лежал. Все были одеты достаточно богато, даже роскошно, насколько Орлов мог судить, но почему-то сразу стало ясно, что главный среди собравшихся - это великан, а все остальные - это свита.
  - Пришли?
  - Да, светлейший, - Луиндер чуть ли не стелился.
  Александр был уверен, что тот бы и на колени бухнулся, но в этом мире это не было принято. Великан между тем медленно встал и прошелся вдоль все так и держащихся за канат детей.
  - Какие-то они все... - он скривился. - Мелкие.
  Свита угодливо рассмеялась.
  - И бесполезные судя по всему, - продолжил гнуть великан.
  - О! - тут уже воспитатель заволновался, затрепетал. - Далеко не все, светлейший, далеко не все. Несколько бриллиантов. Даже сам не ожидал.
  Дальше была какая-то пошлая презентация. Брильянтами оказались двое братьев, которые оказывается успели прославиться в Интернате, забравшись на кухню через форточку, несколько драчунов, темненький мальчик с ловкими пальцами, и собственно Орлов. Про попаданца Луиндер распинался полторы минуты: читает, считает, пишет, начал рано, делает все отлично, отличный материал.
  - Ладно проверим, - милостиво согласился великан. - Гурно распредели всех, а этого пусть заберет дядюшка Роу. Ты получишь два золотых, если все подойдут.
  Воспитатель еще больше растекся по полу, благодарности так и сыпались, но великан только махнул рукой. Детей начали разбирать. К Орлову подошел скрюченный старик и довольно невежливо схватил за ухо.
  - Ай, - только и успел крикнуть Александр.
  За крик он получил еще и подзатыльник, после чего заткнулся. Старик не церемонясь потащил его на лестницу, потом в длинный коридор и снова на лестницу. Вверх, вверх и еще раз вверх. Судя по тому, что прошли пролетов шесть, а у фабрики было только одно высотное здание: какая-то странная башня, неизвестного, по крайней мере для Александра, назначения. Привели Орлова в судя по всему почти на самый верх: в небольшое помещение, разделенное на два решеткой. За решеткой была винтовая лестница, кровать, ширма и канцелярская стойка как в девятнадцатом веке. На кровати сидел огромный толстый мужик и что-то жрал. Попаданца даже передернуло. Перед решеткой стояло еще семь таких же стоек, а вдоль стен шкафы с огромными книгами. За исключением толстяка в помещении находилось еще трое. Двое взрослых, а один не на много старше Орлова.
  - Новенький, - толстяк произнес это с каким-то непонятным отвращением.
  - Да, господин Роу, - старик поклонился и пригнул голову Александру.
  - Опять бесполезное мясо... Сколько ему лет? - спросил толстяк или вернее господин Роу.
  Орлов, конечно, мог что-то сказать. Или метнуть спицу, которая была спрятана у него в рукаве, но он предпочел промолчать. Хотя бы потому что убив человека, пусть даже и очень неприятного, ребенок девяти лет точно обратит на себя внимание.
  - Девять. Как всегда, - продолжил лебезить старик и добавил: - Луиндер говорит способный.
  Толстяк вздохнул и повелительно махнул рукой.
  - Проверьте его там, - приказал этот Бра.
  Дальше начался экзамен. Про первых королей и императорах не спрашивали, интересовали вещи более прагматичные, счет, диктант, память - ничего сложного ля попаданца. Пришлось даже максимально сдерживаться, особенно в счете. Хитро сделанные экзаменаторы подсунули задачу, которую их решать не учили. Не сложную в общем-то, про площадь здания с двумя круглыми башнями. Не разобравшись он начал выводить решение, но вовремя сообразил и быстренько свернул его в тупик. Ему тут же выдали, какой он тупой и глупый, а затем сообщили, что берут его только из жалости и при условии, что он будет усердно трудиться на благо барона. На этом первый день пребывании на фабрике должен был закончится. То есть в интернат его отпустили, но вмешалось сразу несколько факторов. Внизу на него наехали те его одногруппники, которых отобрали в 'бриллианты' из-за любви к дракам. Все впятером. Подошли, отступили со всех сторон и начали наезжать. И как-то по-глупому в общем, типа что тут ходишь, считаешь себя лучше всех, на получай. С последним получилось у них не очень. Александр не стал знакомить аборигенов с основами гуманизма, а засунул левую руку в карман, взял там в кулак гальку и ударил без замаха. Бил без изыска сразу по лицу, стараясь попасть в нос. Это и болезненно и кровь сразу идет, деморализуя.
  Попаданец успел попасть по троим, когда все остальные начали с визгом разбегаться. Сначала он решил на этом остановиться, а потом все же догнал одного, самого неуклюжего, схватил его и затащил в какой-то закуток.
  - Ну, что, придурок маленький, поговорим? - как можно более грозно запищал Александр.
  Голос его звучал совершенно не серьезно. Честно говоря, Орлову он больше напоминал писк, но выбирать не приходилось. Впрочем, его одногруппнику хватило и этого. Он жалостно завыл, пришлось его даже впечатать в стену, чтобы начал отвечать членораздельною
  - Это все учитель! Учитель. Я бы никогда! Честно слова, Алекс. Ты же меня знаешь.
  - Знаю, знаю, - резко сменил тон попаданец на более ласковый. - Ты-то парень хороший не беспредельщик какой-то. Никогда не попер бы просто так на... - Орлов чуть не сказал сокамерника, но вовремя остановился. - На брата почти, да?
  Паренек испуганно закивал.
  - Но зачем вашему учителю... А что учите кстати? Зачем ему я?
  - Это посвящение. Мы должны доказать, что способны, нас дракам учить будут.
  Отпустив несчастного и прогулявшись немного по территории, Орлов окончательно понял, что место, куда их привели получать специальность, хотя и можно назвать фабрикой, но уж никак ни ткацкой. Собственно, это стало понятно, когда он только вошел, но все же до последнего старался все списать на другой мир. По факту все здание, а вернее несколько домов, которые образуют немаленький такой квартал занимала огромная воровская малина из его прошлой жизни. Целый преступный синдикат, благостно сосредоточенный ограниченной территории. Как он вообще может существовать в Империи - Орлов не стал даже гадать. Просто принял по умолчанию, что вот есть, значит все возможно.
  Детей, которых привел Луиндер, распределили. Сливки, типа, с какими-то талантами взял местный барон. Попаданец не понял, был ли настоящим аристократом, или он нечто вроде земных цыганских баронов. Этот вопрос оставил на будущее. Но авторитету потребовались боевики, какие-то особенные воры и самого Александра взяли в сокровищницу, то есть в бухгалтерию. Остальных выставили на аукцион и их разобрали небольшие банды, торговцы и узкие специалисты: щипачи, домушники и каталы. Что интересно, специальности рыцарей большой дороги были примерно такими же как на Земле. Если не считать каких-то магов, с которыми вообще ничего непонятно. И судя по всем, издеваться послали не только будущих боевиков, но вообще всех. По крайне мере, одно своего знакомого он схватил за попыткой вытащить у него из кармана платок.
  В первый день ему в общем-то повезло. Кроме его товарищей по жилью никто особо не лез. А вот следующая декада проходила очень весело. Лезли к нему все, кто мог. Хотя нет, не все, конечно. Только одногодки. И если вначале они еще пробовали по отдельности или небольшими группами, то потом объединили силы и гоняли уже серьезно. Драться со всем кодлом Александрр не стал и занялся полезным для здоровья бегом. С этого момента попаданец просто старался не попадаться никому из товарищей после обеда. Благо со второго дня Луиндер перестал их водить в фабрику, просто отпускал группу со двора и все сами бежали туда. На улице Орлова не трогали, проблемы начинались на самой фабрики. Ну, потенциально могли начаться, если бы он не ускользал раньше. Благо входов туда хватало и как ни старались дети перекрыть все, сделать это не смогли. Ловить всей стаей его начали на третий день, а на четвертый за завтраком он выяснил, что их мастера сначала стравили учеников друг с другом. А потом уже
  И это еще хорошо, что его мастер, учитель, а если уж быть совсем честным, то владелец, господин Роу в сильно Орлова работой не грузил. Его использовали в качестве курьера: отнеси-вынеси-передай. К чему-то серьезному его не допускали. Как выяснилось на второй день, передали его много не мало местному казначею. Живет тот исключительно в башне, за вмурованной в стены решетке, то есть без права выхода. Приносили ему туда все что угодно. Говорят, этажом выше, под самой сокровищницей жила даже какая-то женщина, но точно знали об этом только его помощники, а они были не болтливые. Его первые помощники, хотя и жили посвободнее, выходить за пределы фабрики не могли. То есть тоже были по сути заключенными. Ученикам было проще, но уже на девятый день Александру поставили какую-то печать. Что это такое не объясняли, хотя он, конечно, спрашивал. Просто посмеялись в ответ, а мастер, который рисовал на плече узор, еще и отвесил болезненный подзатыльник.
  Честно говоря, попаданец решил сначала, что это и есть магия, но найти каких-либо объяснений ему не удалось. Товарищи и сами не знали, Луиндер только мерзко ухмылялся, а в библиотеке, а ее он перелопатил, плюнув на резко подскочивший долг императору, о магии вообще упоминалось не больше двадцати раз. Словно кто-то специально следил, чтобы знали о ней как можно меньше. Уходя мастер только отвесил ему еще один подзатыльник и сообщил, что на печать будут заносится все его достижения и провалы, а звездочка победителя декады дебютантов там уже есть. На этом декада и закончилась у всех, кроме Орлова. Когда он уже направлялся к выходу, какой-то мужик в непонятных круглых очках схватил его за ухо. Схватил схваткой профессионального палача, больно было так, что Александр выпал из реальности и очнулся только, когда его отпустили. В глазах все еще было темно, когда он услышал голос барона.
  - Это и есть наша темная лошадка? Победитель?
  - Да, ваша милость! - проскрипел кто-то справа.
  Орлов хотел повернуться и посмотреть, но получил тычок в спину и еле удержался на ногах.
  - Сколько вы на нем проиграли?
  Кто-то вздохнул, скрипучий голос выругался, а стоящий рядом с бароном огромный бородатый мужик улыбнулся. Последний скорее всего занимался как раз охраной всего здания, звали его Гоул, но за глаза называли Бешенным. В общем, улыбка у него больше напоминала оскал и откровенно настораживала. Большинству присутствующих сидело за большим накрытым столом, барон сидел во главе в огромном кресле. В этой комнате Александр никогда не был. Обставлена она была богата, в отличие от того закутка, где их встречали группой. Всюду стояли шкафы, с резными дверями, несколько книжных шкафов, стойка с мечами, каким-то странными доспехами, но больше взгляд попаданца прикипел к глобусу. Не совсем обычному, но все же вполне нормальному глобусу. Это было тем более удивительно, что даже в энциклопедии ничего о том, что планета имеет форму шара, сказано не было.
  - Я лично половинку золотого, - сообщил какой-то роскошно одетый молодой парень.
  - Ты всегда проигрываешь, с тобой не интересно, - заявил Гоул и все засмеялись, а тот продолжил. - А вот как Старый деньги просрал - это вопрос!
  - Почему же просрал? - удивился старик. - Золотой с медью взял. Кхе-кхе.
  За столом сначала на мгновение за молчали, а потом начали ругаться. Даже барон удивился.
  - Но как? Ты же на нищих ставил? - спросил кто-то.
  - Случайно увидел, как пацанчик, от погони уходил. Решил перебить первую ставку.
  - Нет, так не спортивно! - заявил барон.
  - Надо вовремя исправлять свои ошибки, - прокряхтел Старый и посмотрел так многозначительно.
  Орлову даже показалось, что аристократ немного смутился, хотя физиономистом он никогда не был.
  - В общем, мальчик блеснул, - барон взял со стола бокал с вином. - Выпьем же за победителя.
  Все загомонили, выпели и начали обсуждать каких-то пиратов, но долго послушать ему не дали. Снова схватили за ухо и потащили. В этот раз или схватили не так сильно, или Орлов привык, но пробежался он почти в полном сознании. При этом возвращать его туда, откуда взяли, не стали. Вместо этого привели в какую-то комнату, посадили за стол. Мужик, который его привел, сел напротив, достал откуда-то из ящика тарелку с какой-то кашей, подвинул Александру, вытащил бутылку какого отвара и кружку.
  - Жри! - чуть ли не приказал он.
  Орлову есть хотелось давно, поэтому он решил не спорить, а заняться именно этим. Тем более что в каше оказалась довольно солидные и не интернатовские куски мяса. Да и мысли лезли разные, в основном нехорошие. План прожить детство как можно тише и незаметнее оказался окончательно похерен. Нет, в принципе, он понимал, что своей тягой к чтению он серьезно засветился. Однако, все еще можно было исправить, если бы он дал себя немного помять. Так нет же! Решил, что какие-то детские разборки и нестрашно. Впрочем, Александр вздохнул и продолжил усиленно жевать большой кусок мяса. В этот момент в комнату медленно вошел Старый. Отвлекаться от еды Орлов не стал. Подручный барона посмотрел несколько мгновений, улыбнулся и жестом отпустил мрачного хмурого мужика и сам сел напротив. Так они некоторое время и сидели. Попаданец ел, Старый на него смотрел. Оба молчали. Когда тарелка опустела, старик наконец спросил:
  - Ну и что ты обо всем этом думаешь?
  Орлов только плечами пожал.
  - Тоже правильно, - Старый покивал. - Девять лет. Ты же белый лист. В интернате вам не дают почти ничего полезного. Много знаешь, много бунтуешь, - явно процитировал он.
  Александр продолжал молчать.
  - Ты, как я понял, парень смышленый. Поэтому с тобой буду говорить, как с взрослым. В принципе ты хорошо попал. Роу, ученик казначея. Как сыр в масле будешь кататься. Работенка не пыльная, денежку считай, бумажки пиши, кушай, пей и даже получай немного зарплаты. Большинство крысят, которых отправят на улицу, тебе почти наверняка позавидуют. Жизнь там несладкая. Некоторые в канаве, кого-то забривают во флот.
  Старик так притворно вздохнул, что Орлову даже захотелось крикнуть: 'Не верю! Переигрываете!'. Но промолчал, понятное дело. Наверное, комично бы смотрелось, если бы ребенок устроил подобный демарш.
  - Но есть у жизни в казначействе и очевидный минус. Ты мальчик умный, у господина Роу уже был. Догадался?
  Орлов кивнул, но все равно промолчал. Просто испугался показать себя слишком умным.
  - Жизнь на цепи - это совсем не то, что может понравится такому умному и деятельному мальчику, как ты. В общем, я предлагаю тебе жизнь полную приключений. Что скажешь?
  Старик посмотрел так проникновенно, что Александру сразу захотелось убежать. Он даже непроизвольно оглянулся в поисках окна. Нашел. Решетка в мелкую сетку откровенно не радовала.
  - Давайте приключения, - со вздохом пробормотал попаданец.
  
  3
  С преступностью, а с организованной в особенности, отношения у Орлова в прошлой жизни не сложились. Конечно, в девяностые он жил в стране, в которых законы не нарушал только блаженные. И дело даже не в том, что те были какие-то уж очень жесткие, так что не продохнуть. Нормальные в целом законы. Просто слишком уж много развилось шакалов, которым плевать было на все, кроме собственного брюха и кошелька. На самом деле все, кто потом ностальгировал по свободным девяностым, тосковал просто по вот ощущению вседозволенности, когда убивали за просто потому, что могли убить, чтобы оказать собственную крутость. И это Орлов выяснил на личном опыте. В милиции он тогда не работал, изредка пересекался по делам бизнеса, несколько крыш сменил, несколько острых ситуаций пережил, наезды... Удалось не сильно вляпаться, но только благодаря тому, что компанию его изначально создала контора и вела через все рифы и мели. Кураторы при необходимости расчищали путь, но следили, чтобы фирма не выделялась и неприятности слишком борзых с ней не связывали. А так пришлось платить, договариваться, 'базарить' и все такое. Насмотрелся, хлебнул говна. Поэтому никаких иллюзий не строил. Никакой верности, рыцарства и благородных разбойников. Вся воровская романтика: нашел лоха, ограбил или убил, деньги забрал, прогулял, пропил, построил бизнес-империю.
  Отвращение к такого рода деятельности в девяностые Орлову привили и в другой, более благоприятной ситуации, он бы наверняка послал Старого с его предложением, да и всю эту фабрику по вполне очевидному эротическому маршруту. Но Александр сомневался, что отказ от приключений, закончится для него, так сказать, позитивно. Это жалкое, конечно, оправдание. Надо было гордо плюнуть на местное ОПГ, лучше всего прямо в мерзкую морду барона. Ага... В девять лет.
  Надо признать, действовали местные бандосы вполне серьезно. Орлов ждал, что его просто заберут к старику, но нет. Из 'казначейства' его не забрали. Провели целую операцию прикрытия, как в прошлом его мире. Теперь несколько часов он сидел в казначействе, учился основам местного бухучета, а потом его отсылали в люди за каким-либо поручением. Например, пересчитать мелочь, которую сдали нищие. Вот там-то его и подхватывал человек старика, чаще всего тот самый хмурый мужик, который ни с кем, кроме своего босса, не разговаривал. В принципе, Александр был даже рад этому. Местный бухучет и отчетность была простой донельзя, даже о двойном учете тут не слышали. Попаданцу так и чесались руки познакомить аборигенов с чудесами финансовой мысли Земли, приходилось каждый раз давать себе виртуального пинка. От ученика, в общем и не требовалось ничего сложного: надо было писать красиво и четко, быть аккуратным и усидчивым. Страшно представить, но большую часть времени они просто копировали бухгалтерские книги. Другие ученики даже с тоской смотрели, когда его отсылали из комнаты с поручением.
  Вторая половина его обучение была не в пример интереснее. Его дни поделили между собой учителя. Хотя нет. Начиналось все еще утром, но зарядку он продолжал делать уже для себя. Хотя он и знал, что смысла тренировать силу в девять лет нет, поэтому налег на ловкость и гибкость. Шпагаты, турник и элементы паркура. Ну, что помнил. Никогда серьезно последним не занимался, но нахватался немного. Вот и постарался что-то закрепить.
  В первый день декады мозги Орлову выносил старый вор. Ничего сложного, на что обращать внимание, чтобы понять реальный достаток дома или человека, что смотреть в мусорном ящике, как разведать подходы к дому и пути отхода. Как понял Александр, уровень наводчика начальный для вора. Второй день - боевка. Бывший стражник показывал кое-какие приемы с дубиной и ножом. В большинстве своем основы, ничего сверхъестественного. Третий день был самый интересный: урок по ядам от совсем уж древнего библиотекаря. Если Старый только косил под развалину, а на самом деле был весьма крепким, с тяжелой рукой, то этот был действительно очень древнем и даже ходил с трудом. Зато мозг работал четко. Он рассказывал о том, как найти сырье для яда, изготовить его и какие существуют антидоты. Последнее, правда, больше напоминало какую-то сказку. Несколько раз тот повторял, что лучше всего помогает лист волшебного папоротника с Черных болот. Ну и вся подобная муть. На четвертый день его учили слежке. На пятый - нечто вроде психологии, умению общаться, трюкам и мошенническим уловкам. Шестой - тоже интересный. Знакомили с городом Марэ и его окрестностями. Седьмой - снова боевка, но теперь с упором на метательное оружие. На восьмой день он тренировался в маскировке.
  Надо сказать, что ничего особенного во всех этих уроках не было. Из Орлова не делали супермена, знаний давали немного, навыки только самые простые, особенно если учесть, что разум у него был взрослый. Кроме того, большинство материала была бессистемной. На Земле он как-то привык, что любой предмет обязательно обзаводится классификацией. Тут ничего подобного он не заметил. Библиотекарь, например, давал один яд и заставлял выучить всю информацию о нем, потом экзаменовал его и если Александр допускал хотя бы одну ошибку, начинал все сначала. И все это занимало не меньше недели. Сначала попаданец, который так и не привык к информационному голоду, даже хотел попросить, чтобы давали больше, но быстро сообразил, что никому на самом деле слишком умелые дети и не нужны. Судя по отношению в интернате, учебу местные аборигены воспринимают правильно - как инвестицию. А вкладывать слишком много золотых в ребенка никто не будет. Девять лет только, мало что там вырастит, наверняка еще
  Последний 'учебный' день забирал себе полностью Старый. Уроком это назвать было сложно. По крайней мере, Орлов так и не понял, чему он его учит. Больше их встречи напоминали беседы. Или допросы. Смотря как на них смотреть. Попаданец старался больше молчать, чтобы не выдать свой настоящий возраст, но все же периодически его 'хозяин' задавал вопросы, отвечать на которые приходилось. Старый рассказывал какую-то историю, попутно интересуясь мнением ученика. Как он выбирает тему, Александр так и не понял, но рассказанное было поучительно. Особенно ему понравилась романтический эпос о маленькой принцессе варварского города Овий.
  - Совсем маленькая девочка, - скрипел Старый. - На момент начала этой истории ей было всего одиннадцать лет. То есть не намного старше тебя. Последней ребенок, самая младшая в окружении трех старших братьев и отец, который очень любил мать, но потерял ее во время очередной эпидемии. Всю свою любовь он перенес на девочку. Воспитаннику интерната, наверное, сложно представить, что это такое... отцовская любовь усиленная тоской. У вас с родственными чувствами вообще сложно. Да, малыш?
  - Наверное, - пожал плечами Орлов. - Я читал, но лично семьи изнутри не видел.
  - Вот я и говорю. Чистые души...
  Старый обычно принимал его в своем кабинете, где из всех окон только большой камин. В этот раз они сидели на крыше одного из корпусов. Кто-то принес ему сюда кресло маленький столик с какими-то сладостями и тягучий горький отвар, которым местным заменял кофе и чифирь одновременно. Вид отсюда открывался неплохой. Был виден залив, скалы и Марэ-Холл - самый престижный район города.
  - Вот... Что тут сказать. Девочку избаловали. Сам Овий расположен на Розовом лепестке, на западном побережье, где издревле живут таны. Народ местный жил морем и промыслами, довольно мирно, разбоем не занимались. Тихий спокойный город. Пока он не приглянулся пиратам. Про пиратов что-то наешь?
  - Бич морей. Даже империя страдает.
  - Не сама империя, а торговля. К нам-то они суются, а вот купцов режут. И Розовый лепесток не еще самое страшное место. Черный лепесток... ну да ладно! Так вот. Овий был мирным городом. Таны - это довольно воинственный народ, но в Овие это скорее были воспоминания о славном прошлом, чем реальность. Да и пираты как назло собрали большой флот. Кораблей было не меньше сотни. Тогда еще на лепестках не было распространенно огнестрельное оружие, но и так пяти тысяч головорезов хватило, чтобы одним решительным штурмом взять стены и улицы, но замок короля держался.
  - Очень интересная история.
  - Это ты так тонко намекаешь, что к тебе она не имеет никакого отношения.
  Александр пожал плечами.
  - Где я, а где короли и принцессы? - произнес он.
  - Тоже верно. На такие вершины мальчику из интерната Марэ-Тал не взлететь. Но дело не в этом. Принцесса, которую звали кстати Олара, во время штурма оказалась не в замке, а в городе. Произошло это не случайно, она увязалась за отцом на стены, он ее отсылал, но она не послушалась, а от старшего брата, посланного отвести ее в относительно безопасное место, она сбежала. В результате, когда пираты хлынули на улицы, Олара оказалась одна в какой-то подворотне. Без охраны. Как ты думаешь, что с ней произошло?
  - Возглавила сопротивление?
  - Что?
  - Ну, сопротивление жителей города захватчикам?
  - Интересная мысль. Но нет. Горожане, конечно постарались защитить свою жизнь и имущество, собрались в отряды, но реально они могли только замедлить грабеж.
  - Тогда ее спас пожилой вор, научил мастерству, помог выжить, отвел к пожилому учителю фехтования, он научил ее тайным приемам, и она через двадцать лет всем отомстила.
  Старик рассмеялся.
  - Чувствуется библиотеку интерната ты хорошо изучил.
  Александр на всякий случай покивал.
  - Произошло на самом деле вот что. Ее заметили пираты, она убегала от них и совершенно случайно забежала на Воровской двор. Его еще иногда называют Темным двором. А в нашем городе - Темной фабрикой. Понятно же почему? Пираты точно видели это, но заходить не стали. Впереди у них был замок и гораздо более ценные призы. Они заблокировали улицу небольшим заслоном и ушли. Надо сказать, что у короля, отца Олары, были неплохие шансы удержать его, но подвело предательство. Кто-то открыл калитку и к утру все было кончено. Девочка, пусть даже принцесса им была не очень нужна. Они собирались потрясти воров, но в этот момент в город совершенно неожиданно вошла армия соседнего королевства.
  - Счастливый финал?
  Старик хмыкнул.
  - Как бы не так. Пираты не стали особенно сопротивляться, сбежали на свои корабли со всем золотом, что успели награбить. А вот спасители сами подошли к Воровскому двору и потребовали, чтобы им выдали девочку.
  - Девочку отдали?
  - Естественно нет! Самое древнее правило воровского мира: все что попало на двор так там и остается. Запомни это! Это касается и информации, и ценностей, и человека. Это правило нигде не записано, но каждый житель фабрики или другого темного поселения никогда его не нарушит. Он скорее перережет себе глотку. Девочка уже попала на двор и отдать ее - значит нарушить это важнейшее правило!
  - А обменять?
  - Обменять можно. Но это уже умаление дворянской чести было. В результате армия спасителей пошла на штурм двора. Воры, безусловно, защищались, но силы были не равны. Их всех в результате вырезали. Но вот что интересно! Девочку так и не нашли. Ни тогда, ни годы спустя. Одна из самых любимых загадок Лепестков.
  - Все погибли?
  - Остались единицы. Кто не погиб, потом долго пытался оправдывался перед другими ворами. Большинство пропустили все события, так как находились в других районах города. Те, кто не смог это доказать, тоже пошли под нож, - стрик опять закряхтел и пафосно продолжил. - Воровские законы пишутся не для того, чтобы кто-либо мог их нарушать.
  И дальше длинная речь о важности законов и необходимости их соблюдать. Не обычный людские, само собой, а их внутренние, специальные, для особой касты людей. В общем, ничего удивительного и нового. В своей прошлой жизни Орлов как раз наслушался вот таких теорий, объясняющих, почему можно плевать на остальное общество, если тебе лично это выгодно. Чрезвычайно распространенные умонастроения, как раз из-за популярности всей этой воровской романтики.
  Вот даже история этой принцессы Олары - шита белыми нитками. Хотя обычный ребенок в девять лет может и поверил был. А вот попаданец склонялся к мысли, что армия спасителей не просто так появилась, когда спасти прошлую династию уже не получилось. И Темный двор пострадал в основном не потому, что не хотел кого-то выдавать. Зачистили случайных свидетелей. Ведь прежде всего очень сомнительно, что девочка оказалась там случайно. Проще было бы поверить в то, что пираты заказали ее похищение, чтобы заставить защитников замка сдаться. Но что-то пошло не так или наоборот так, и воров вместо вознаграждения немного прирезали. Естественно, свою версию событий Орлов держал при себе. Но такими поучительными историями Старый его кормил год.
  
  4
  Первое реальное задание он получил, когда уже решил, что его окончательно занудят. Ничего сложного, просто проследить кто выходит и заходит в одно небольшое поместье. Сидеть, запоминать, рассказывать все какому-то незнакомого парню лет шестнадцати, с почти земным именем - Жакс. Ничего сложного. Орлов правда и тут умудрился выпендреться. Для начала он умудрился так спрятаться, что Жакс его просто-напросто не нашел. Попаданец нашел небольшой сарайчик рядом с домом, почти полностью заросший местным вьющемся кустом. Строение немного выходило из ограды, примерно на метр, но со стороны его было совершенно не видно. Куст и куст. Тем более, что он был колючим, но обернув ладони какой-то тряпкой, попаданец смог без проблем залезть на его крышу. Хотя сарайчик выглядел заброшенным, крыша оказалась крепкой. Внутри как выяснилось хозяева поместья хранили уголь, пожилой слуга приходил за ним только рано утром. Орлов в это время все равно был в интернате, он-то и узнал об этом потом от сменщика, того самого Жакса. Так вот, Жакс пришел забирать Александра уже вечером. Делая вид, что просто прогуливается, он несколько раз прошелся перед поместьем, потом постоял минут десять и куда-то убежал. Вернулся минут через двадцать с тем самым очкариком, который его когда-то привел к барону. Мужик в не растерялся, оглянулся и сразу потопал к кусту.
  - Вылазь, - произнес он тихонько, как только подошел.
  Александр быстренько спустился. Мужик с Жаксом внимательно посмотрели на его руки.
  - Пойдем, - мужик недовольно посмотрел на Жакса. - Сиди здесь, никуда не лезь. - и добавил. - Как этот.
  И снова схватил попаданца за ухо и отвел его к Старому. Слава богу, что тот ждал его недалеко, а то Орлов все больше рисковал превратиться в эльфа. Глава разведки или контрразведки бандитов, а Александр так определил, чем тот занимается, сидел в какой-то таверне и пил пиво. Именно пиво. Этот момент так поразил попаданца, что на некоторое время он даже выпал из реальности. За что получил тычок в спину от конвоира. Оказалась, что тот уже все доложил и Старый что-то спрашивает.
  - Чего ты туда полез? - повторил вопрос он.
  - А почему нет? - не понял Орлов.
  - Тебе что сказали? Посмотри кто ходит там. А ты на стену полез. А если бы сингалка?
  - Какая сигналка?
  - Сигнальное заклинание, - Старый даже не поленился встать, подойти к Александру и дать ему подзатыльник.
  - Я не знал, что такие существуют... - сказал попданец и замолчал.
  Фраза прозвучала немного подозрительно, при желании можно было прицепиться, какие такие и так далее. Но Старый даже внимания не обратил.
  - Потому что тебе и не надо было знать. Тебе дали четкое задание: сидеть, смотреть. Куда-то лезть тебе говорили?
  - Нет, но там было удобнее. И лучше видно? - объяснил Орлов, за что получил очередной подзатыльник.
  Этим воспитательный процесс прекратился и учитель вернулся к своему пиву.
  - Вот что с тобой делать? - Старый вздохнул и даже не наиграно. - Вот смотри. Сигналки ты не видишь? Не видишь. Ты не маг, а значит тебе нужны окуляры с магстеклом. Штука это дорогая, редкая. Они-то и у стражника не каждого есть. Но опять же не настолько редкое, чтобы не опасаться. Вот прошел бы патруль, твоя метка как факел горит. Взяли бы тебя только потому что интернатовские подозрительны. Начнут тебя спрашивать, что там делал. Вот что ты ответишь.
  Тут Александр мог себя похвалить, отмазку он придумал, когда еще только лез.
  - Скажу от портовых команд прятался, - ответил он.
  Портовых боялись все. По сути это были матросы флота и по городу они ходили десятками. К взрослым особо не задирались, а вот молодняк, могли окружить, дать по затылку и унести в вербовочную. Не брезговали и пьяными. Конечно, они появлялись на улицах редко. К ворам и аристократам не совались. Насколько Орлов знал, у жителей даже существовала какая-то система сигнализации, но он пока изучал только воровские сигналы.
  - Молодец, в принципе хорошо ответил. Вот только патруль тебя может и портовым отвести. Просто чтобы поинтересоваться, не ищут ли они кого. И знаешь, что портовые ответят? Что ищут, давно ищут мясо для императорского флота. Ты, конечно, слишком маленький, чтобы на корабль попасть, но тебе и там метку перебьют и отправят в мастерские. Даже не посмотрят, что интернатовский и как бы это запрещено. Но даже и без таких ужасов, отведут в форт до выяснения. А потом в интернат сдадут. С отметкой.
  Отметка для воспитанника - это обязательно порка. Орлов благодаря взрослому уму пока счастливо избегал этого удовольствия, а тут мог с пустого места.
  - Ладно, - Старый махнул рукой, - вижу усвоил. Рассказывай, кто входил, выходил. Отчитывайся.
  Орлов быстро рассказал кого видел и опять еле удержался, чтобы не предложить тех зарисовать. Светить еще одним умением не хотелось категорически. После еще одного воспитательного подзатыльника, его отпустили. Домой, в интернат, он шел быстро и пытался переварить произошедшее. Дело было не в том, что он провалил задание. Это его волновало меньше всего. Он впервые почти пересекся с магией, но самое главное он узнал, что метка 'светится' если смотреть на нее через специальные очки. Этого он не нашел ни в одной книге. И это было странно. Зато теперь, по крайней мере, можно было сделать некоторые выводы.
  Магия существует. В подслушанных разговорах взрослых он постоянно про нее слышал, но все это можно было бы списать на рассуждения о волшебных свойствах кроличьей лапки или лечения с помощью наговоров. На земле многие до сих многие во все это верят, но фактическое подтверждение этого... Старый совершенно не производил впечатление человека, который верит во что-то без реального применения. А говорил о сигналках он вполне уверенно. Плюс очки с магстеклом. В общем, направление понятно. Дальше. Эти самые очки. Они видят магию, в том числе и метки. Возникает вопрос можно ли от спрятаться. Если нет, то все ворам должно быть не легко. Но каких-то особенных жалоб он не слышал. Значит способ есть. Если убегать из интерната и воров, без него не обойтись. Орлов подозревал, что многое можно узнать на базаре, который расположен на фабрике. Но, к сожалению, времени там по-настоящему побродить ему не давали. Он почти всегда был под присмотром. Вечером его отпускали впритык к ужину. Времени хватало, только добежать. И опоздать, не вариант. Луиндер сразу доставал розги. Александр только успел выяснить, что магических лавок там хватало.
  В следующий раз его отправили в публичный дом. Примерно через неделю казначей поручил ему работу кассира. Задачей его было просто считать полученную выручку параллельно с местной бандершей. Своеобразный средневековый аудит. Тут же его вызвали к Старому и объяснили, что считать деньги - это очень важно и задание никто не отменяет, но ему еще очень важно смотреть с кем встречается мамочка. Почему это важно не сказали. Орлову вообще показалось что основной целью было не столько слежка, сколько знакомство его с этой стороной жизни. Ну и проверка его адекватности в окружение противоположного пола. Надо признать, что удар по его мозгам был порядочным. Но пострадала скорее его земная половина.
  Попаданец понимал, что сиротами оказываются не только мальчики, девочек по статистике должно быть не меньше. Более того, он даже встречал малолеток с бантиками, которые одеты в одинаковые платья. Но он совершенно не задумывался об этом. Чем объяснить такое избирательное зрение, он не знал. Наверное, был Александр слишком увлекся собственным перерождением, что стал слишком невнимательным. Поэтому окунулся в жизнь женской половины воровской фабрики резко, как будто провалился под крепкий, казалось бы, лед. Девочек тоже до девяти лет воспитывали примерно так же как мальчиков, но в девять лет их продавали 'ученицами' в публичные дома. Сюда барон не вмешивался, разбирали мамочки борделей. Как и банды - это были отдельными предприятиями. Хотя сделки проходили как-то под крышей барона, но девочек выбирали сами, достаточно жестко конкурируя друг с другом. Его одногруппников разобрали без скандалов, а девочки, с которыми он познакомился, рассказывали о настоящих аукционных.
  Попадая в бордель их сразу не пускают в работу, чего Орлов на самом деле больше всего испугался. Педофилия тут может и встречается, сам он не видел. Ждали первой менструации. А до этого момента учениц усиленно готовили: рассказывали, показывали, давали пощупать. На Земле бы сказали 'растлевали' и Александр бы согласился. Попутно девочек усиленно обрабатывали психологически: истории про удачных гетер сменялись страшилками о том, что значит казаться на улице без профессии и покровителя. Все подобные уроки он не видел, но те с нетерпением ждали момента, когда можно уже будет начать работать. Этого попаданец принять не мог, хотя старался не подавать вида.
  Сама работа проходила относительно спокойно. Бордель назывался просто: 'Полушка'. У названия была какая-то своя легенда, но что-то настолько фантастическое, что Александр сразу постарался ее забыть. Заведение было известным, можно даже сказать знамениты. Прежде всего тем, что у но была своя фишка. Он предоставлял как бы не просто секс, девушки все были мастерами на поговорить, прекрасно знали литературу, ходили в местный театр и так далее. С театром - это было действительно редкость. Орлов, например, вообще впервые, что такое тут существует. Собирались тут в основном люди обеспеченные, в основном обеспеченные горожане, но бывали и дворяне. Один из них привлек внимание Орлова.
  Хозяйка 'Полушки' Агни Хаали была женщина немолодой, даже по земным меркам, а тут семьдесят лет было глубокой старостью, до которой доживали единицы. Местные девушки ей даже гордились. При этом вела она себя совсем не так как положено старушкам: носилась по всему зданию, лично встречала клиентов и еще умудрялась вести светский беседу в гостиной на втором этаже. Ну и конечно же постоянно возникала в комнатке кассы. Последняя была расположена так, чтобы одним окном выходить на большой холл с лестницей, а другим собственно в гостиную. Сделано это было для того, чтобы деньги клиента передавать прямо через них, но Агни умудрялась спуститься вниз и подняться по специальной винтовой лестнице и лично заносила деньги. Все для того, чтобы другая старушка сделала какие-то специальные записи в амбарной книге, в которой велся учет. Собственно, из-за этих записей и той и начались проблемы с крышей. Барону автоматически полагалась седьмая часть прибыли. Для этого с какой-то периодичностью показывали свою бухгалтерию Роу, как казначею. 'Полушка' тоже проходила эту процедуру и вот каждый раз тот натыкался на эти отметки и требовал их расшифровать. Упрямая старуха отказывалась, отговариваясь, что к деньгам они не имеют никого отношения. С другой бы конфликт бы уже закончился перерезанной глоткой, но тут ни почему-то пасовали. Но от удовольствия потроллить бордель казначей отказать себе не мог. Поэтому постоянно посылал своих подчиненных, чтобы они проверили, сколько действительно приносят клиенты. В этот раз на Орлова просто пал слепой жребий, да и Старый поспособствовал. Его интересовало с кем хозяйка встречается.
  Так вот из той толпы, которая приходила в 'Полушку' и удостаивалась долгой беседой с мамочкой борделя, попаданец сразу обратил внимание на высокого и седого господина в мундире стражи. Только знаком различия были немного странные. Во время учебы вор довольно подробно рассказывал, какими бывают городские стражники и чем они отличаются. Вот только знакомили Орлова с рядовым уровнем. Этот стражник совсем не походил на того, кто будет патрулировать. Даже костюм его выделялся. Ткань как бы обычного для стражника цвета, но малозаметные, почти не видимые вензельки, давали понять, что ценник ее впечатлял. Александру даже показалось, что пуговицы у него чуть ли не позолоченные. Такого отношения к ним, как у знати в земном прошлом тут не было, но се же иногда он встречал на улице. Но попаданцу в глаза бросился даже не крутой прикид, как говорили на его прошлой родине, а бляха.
  Законов империи в интернате не давали, в воровской фабрике Орлов тоже нашел немного именно книг на ту тему. При этом почитать ему не позволили ни одну. Вот так вот. Но несколько простых понятий рассказывали и им. Например, о том, что все госслужащие в империи носят бляхи. Низшие ранги только во время работы, исполнения своих обязанностей, так сказать. У средних рангов все было еще серьезнее и носить их надо было везде, кроме дома. Что там на самом верху на дне города в точности не знали и Александр слышал разные версии. У стражника точно была бляха для средних рангов. Насколько он знал, таких стражников в Марэ было точно не больше пяти. Хотя бордели размещались специально как бы на границе Фабрики, но все равно, встретить в нем такую шишку было неожиданно. Поэтому в первый же доклад он сразу начал с него.
  - Давно это известно, - сразу разочаровал его Старый. - Ты мне лучше скажи обычная ли это мужская слабость или у этих визитов есть какое-то второе дно. Не знаешь? Вот то-то же! Если бы точно знать зачем господин инспектор Алерд туда ходит и с кем возможно встречается. Ладно, - он даже махнул рукой. - докладывай все подряд.
  Орлов вздохнул и начал рассказывать о других клиентах.
  
  5
  Вот примерно в такой учебе и учебной практики прошел год. Орлов быстро втянулся, научился даже примирятся со скукой, тем более что обнаружил на воровском базаре лавку, которая торговала украденными и запрещенными книгами. Ее владелец был просто безобразно тучен, так что помощь в уборки пыли с верхних полок пришлась очень кстати. За это он разрешал читать книги прямо в лавке. Правда делать это Александр мог недолго: в шесть его отпускали с ученичества, а в девять требовалось уже предстать перед Луиндером. Самое обидное было то, что их воспитатель не особенно переживал, что кто-то не явился на ужин, но вот на отбой, когда он их запирал в их помещениях, опаздывать было нельзя. В общем, попаданец втянулся.
  - У меня для тебя задание, - произнес он. - Надо убить одного человека.
  Орлов промолчал. Ни на секунду не усомнился, что это был именно приказ и в ответ можно только поинтересоваться кого и как именно требуется сделать. Вот только для него это оказалось совершенно неожиданным.
  - Скажу откровенно, это не просто убийство. Это твой пропуск в наш мир, в отряд избранных. У меня на тебя особенные планы, но ты должен доказать, что действительно созрел для этого.
  Александр снова промолчал. Видимо его повело его благополучное прошлое, в котором десятилетний мальчик и убийства пересекались редко.
  - Более того, - Старый продолжил. - Все твои товарищи, из перспективных, конечно, уже прошли инициацию. И выполнили похожее задание. Но для тебя я не мог подобрать абы кого. Тебе надо устранить настоящего врага нашего сообщества. Предателя, преступившего самые главные его законы...
  И бла-бла-бла. Вот что Орлову ненравилось ни в местных ворах, ни в земных, так это пристрастье к пафосу. Старый рассказывал, какого монстра надо убить примерно минуты две. В общем, портрет был ужасным: грабитель, насильник, кровавый маньяк.
  - Ты почему молчишь? - наконец спросил Старый.
  - Как надо убить, - наконец, произнес Александр.
  Старый улыбнулся.
  - Мне нравится твой подход. Нам в общем-то все равно как именно ты это сделаешь. Главное, оставь метку. Тебе что-то нужно?
  - Яды из классной комнаты. Вернее, один яд.
  - О! Редкое в наше время решение. Мудро для мальчика. Ты молодец.
  Александр никакого удовлетворения от такой похвалы не почувствовал. Даже наоборот и вот именно тогда он решил, что убивать никого не будет. И даже решил, что можно сделать. Хотя бы попытаться. Он уже давно сдал один яд, который его учитель относил к малоэффективным. Из красного мха, перемолотого в пыль, после выпаривания, получается так называемый красный яд. Делать его быстро, вот только эффект от него довольно слабы. Он убивает только если достаточно большое его количество попадает в кровь. То есть лучше всего в вену. Попадая в желудок он вообще не опасен, так его ложками жрать надо. Царапины, открытые раны - опасны, но в большинстве своем приводят только к параличу. Особенно прикольно, если ткнуть отравленной спицей куда-то в районе позвоночника. Человека парализует. Сначала немного судороги, пена из-за рта, а потом паралич. Вот этим свойством он и решал воспользоваться. А еще он немного напоминал другой яд, который делают из желез одной странной змеи. То есть тоже красной, чуть другой оттенок, но Орлов решил в крайнем случае свалить все на то, что перепутал. Нервы, то да се...
  Из Фабрики они вышли втроем: Старый, его молчаливый помощник и Орлов. Неизвестно, о чем думали резиденты воровского мира, а вот попаданец клял себя последними словами. Даже 'мудрость' прошлой жизни, а что не говори, но перед всеми остальными воспитанниками интерната, у него множество преимуществ: шестьдесят лет прошлой жизни и примерно 2-3 столетия развития цивилизации. А все равно его сделали по банальной схеме: повяжут кровью.
  Отвели его к порту. За все время он бывал здесь раза четыре и каждый раз поражался. И что удивительно, это был далеко не главный порт. Тут была сосредоточена торговля с колониями на Черном Лепестке, а их было совсем немного. А независимых стран, которые тоже были бы способны направлять караваны не было вовсе. Тем не менее, в большой изогнутой бухте, которая напоминала Севастопольскую, только больше в полтора раза, в настоящее время стояло огромное количество кораблей. Они спускались с Медной горки, где находился район Фабрики и интерната, по улице Лютых ткачей. С нее был виден только кусочек порта, в основном только Малую купеческую гавань. Тут разрешалось ставить корабли, которыми владели или сами капитаны, или очень скромные коммерции (или компании по земному), то есть до пяти кораблей в составе. Как бы местный малый бизнес. Так вот кораблей в видимой части было не меньше сотни кораблей, и не одного одномачтового в прямой видимости. А ведь там, где располагались причалы средних и крупных коммерций, кораблей было еще больше. Все это поражало воображение Александра. Когда он раньше спускался в эту часть города и видел этот 'лес мачт' поражался. Он не сильно интересовался историей, но, наверное, на Земле было немного настолько крупных гаваней, а в Империи он был всего лишь седьмым по значению. Правда сегодня всего этого Орлов даже не заметил. Очнулся только внизу, у самой гавани, когда Старый остановился, а его помощниц больно дернул попаданца за волосы.
  - Не торопись! - произнес Старый. - Я сейчас проверю кое-что, а ты пока здесь постой.
  Ушел он на полчаса, вернулся довольный и сразу повел его в большую таверну. Как и все заведения в порту они были сделаны одному типа: большой зал внизу, разделенный стойкой на кухню и зал. Сделано было специально, чтобы посетители видели, как готовят им еду, поэтому блюда тут были простыми, дешевыми, но вполне съедобными. Обстановка тоже понятное дело самая простая, зато было очень и очень шумно. Старый с Орловым зашли и незаметно присели в углу, угрюмый помощник пошел к стойке, чтобы что-то взять выпить.
  - Вот твоя цель, слева. За столом прямо у стойки мужик с веселой шапкой. Справишься?
  - Прямо здесь? - спросил Александр.
  - Да где хочешь. Главное, до вечера успеть. Но только вряд ли он сегодня на прогулку выйдет, - и по-доброму так улыбнулся.
  Чувствуя какой-то подвох, Орлов сначала внимательно посмотрел на свой заказ. Немолодой, лет под пятьдесят мужик, потасканный жизнью, в простом сером камзоле и брюках из некрашеной ткани, то есть самой дешевой... Смешной шапкой оказалась обычная треуголка... Ну никак он не тянул на серьезную цель. Если до этого в Орлове еще теплилась надежда, что жертвой станет какой-то бывший вор-предатель, то сейчас эта надежда умерла. Скорее казалось, что его наставник просто выбрал самого безобидного в таверне.
  - Я пойду? - спросил Александр.
  - Сразу? - переспросил Старый. - Не будешь ждать?
  - Ждать? - удивился попаданец. - Чего?
  - Ну, когда будешь готов.
  - Я готов.
  - Иди тогда! Что тут болтаешь? - возмутился Старый. - Удачи.
  Орлов только плечами пожал. Иногда на его куратора нападало странная ворчливость. Сразу подходить к своей цели он не стал, прошвырнулся по большому залу. Получил несколько тычков и подзатыльников и даже перекинулся несколькими фразами с другим мальчиком. Среди посетителей детей на самом деле не было, но несколько ребят работали на подай-принеси. Так, зигзагами он приблизился к мужику. В двух метрах резко остановился. Нагнулся, как будто для того, чтобы поднять что-то с пола. Быстро достал спрятанную в рукаве спицу, воткнул ее в склянку с ядом прямо через пробку. Вставая, он как можно сильнее воткнул спину в филейную часть своей несчастной жертвы. Хотелось чуть повыше, но в последний момент подвела рука. Потянув за грузик, он тут же вытащил спицу и как ни в чем не бывало пошел дальше.
  Честно говоря, Орлов ждал что мужик, которого назначили ему в цели, вскрикнет. Яд был относительно сильным, но все же не мгновенным. Но за его спиной было подозрительно тихо. Захотелось оглянуться и с большим трудом он сдержал этот порыв. При этом детское тело его чуть не подвело и колени задрожали, Александр почувствовал, как его немного повело, но все же он вполне уверено дошел до стены и только тогда оглянулся. Мужик продолжал сидеть, как будто ничего не произошло. Орлов подумал секунду и решил вернуться за столик.
  Старый сидел уже со помощником и кружками пива. Он встретил Александра с немым вопросом на лице.
  - Не подействовало, - честно сказал Орлов и его тут же прижали к себе сотрудник Старого.
  Было скорее унизительно, чем больно, да и дышать стало сложнее. Сопротивляться Орлов не стал.
  - Мальчик, - чуть ли не прошипел Старый. - Ты же понимаешь, что твои уловки не сработают? Тебе придется действительно пойти и убить этого мужика. Или трупом будешь ты. Все просто.
  Александр только и смог просипеть в ответ:
  - Я не смогу. На него не подействовал яд. Честно.
  - Не рассказывай мне сказки. Иди и сделай то, что тебе поручили. Понятно?
  Последнее слово у него вышло даже чуть громче чем следовало и с соседнего столика на них подозрительно посмотрели. При этом Орлов обратил внимание, что там Старого узнали и побросав пиво и какую-то закуску стремительно исчезли из заведения.
  - Но действительно не действует.
  - Ты меня услышал.
  Орлова отпустили. Он оказался в странной ситуации. И тут у него банально снесло крышу. В глазах как будто что-то потемнело, его охватила какая-то странная и совершенно неестественная для него ярость. Все жизнь он был довольно спокойным человеком и это помогало ему в жизни и бизнесе. Женщины только не всегда это понимали. Требовали какого взрыва чувств. Тогда он не понимал до конца, что от него хотят. А вот после того умопомрачения в таверне, может быть и смог бы договорится. Попаданец развернулся и пошел к своей цели. По пути, только забрал нож с какого-то стола, за что получил гневный крик вослед. Не обращая на это никакого внимания, он снова приблизился к цели. В этот раз шел напрямую и с какой-то непонятной легкостью. Мужик все также продолжал сидеть и медленно пить пиво, когда Орлов подскочил к нему и всадил нож в предплечье. Изначально хотел в спину, но в последний момент все же отвел руку. Мужик даже не дернулся. Орлов развернулся и с вызовом посмотрел на своего куратора-хозяина, как бы говоря: 'Видите, не срабатывает'. И тут с ужасом понял, что за его маневрами наблюдает не только Старый, а почти ползала. Неизвестно, как бы попаданец повел себя дальше, но в этот момент его жертва скрипнула стулом и встала. Стало вдруг очень тихо.
  - Мертвяк, - сказал кто-то и дальше все завертелось.
  Орлов еще попытался обернуться, чтобы посмотреть на раненного им мужика, как получил солидный пинок в спину и буквально улетел под стол. Как при этом он не расшибся об него - большая загадка. А так он довольно быстро пришел в себя, за несколько секунд поборол тошноту и осторожно выглянул. В таверне царил откровенный хаос. Часть ее посетителей рванули наружу, а часть наоборот из-за всех сил пыталась прорваться к стойке. Таким, надо признать, было откровенно меньшинство. Александр не очень понимал по какой причине люди спешат поучаствовать в мясорубке. Действия убегающих были понятнее: спасти свою жизнь - вполне достойное желание. В любом случае, столкновение этих двух потоков привело только в еще большей сумятице, в которой несостоявшееся жертва попаданца чувствовала себя довольно комфортно, то есть мужик бил всех, до кого мог дотянуться, а тем, кто стоял слишком далеко, кидало различные 'подарки'. Табуретки, тарелки, бутылки летели в незадачливых посетителей. Мертвяк бросал их с нечеловеческой силой, так что даже самые легкие предметы сбивали с ног. И хотя точность у него была посредственной, да и двигался он не очень быстро, почти каждый бросок заканчивался попаданием. Слишком уж скученно все находились. При этом, когда кто-то догадался в ответ тоже запустить бутылку, то мертвяк только головой покачал.
  Наблюдательная позиция у Александра оказалась не очень удачной. Мертвяк его заметил. Буквально секунду он смотрел на него, а потом сделал несколько шагов и отшвырнул стол, под которым прятался Орлов. Естественно, тот не стал ждать пока его растопчут, а экстренно перекатился под соседний стол. К сожалению, маневр только частично можно было признать успешным. Мертвец грохнул ногой, по тому месту, где секунду назад лежал мальчик, да еще и с такой силой, что доски захрипели, как живые. И в ту же секунду, одним взмахом руки снес стол, куда уполз Орлов.
  Последующие пять минут, показались попаданцу самыми долгими за обе его жизни. Он, словно уж, ползал по полу, а мертвец над ним топал ногами, бил руками, пытался ухватить Александра кривыми пальцами. Постепенно, несмотря на холодный взрослый ум, он начал паниковать. Преследователь не унимался, действовал с какой-то яростной методичностью, загоняя его в угол. Орлов довольно успешно из ловушек ускользал, но с каждым разом делал это все менее и менее уверенно. Ему становилось ясно, что он устает, тренировки, которые ему давали в фабрике, явно не сделали из него настоящего бойца. Вооруженного вора, может быть... Но сейчас вот эту самую минут требовались простая выносливость, а вот ее как раз не хватало. Он даже пообещал себе в какое-то мгновение налечь на тренировки.
  Впрочем, оказалось, что эти его маневры помогли другим участникам заварушки. Пока мертвяк отвлекся на Орлова, таверна отчистилась от всех, кто хотел ее поскорее покинуть. И, наоборот, самый боевитые смогли подобраться ближе. В результате, когда Александр особенно неудачно обползал упавший стул и просто физически почувствовал, как рука мертвяка просвистела в нескольких миллиметрах от его ноги, прозвучало выстрел. Мертвяк что-то прорычал, но еще один выстрел заставил его замолчать. Не в том смысле, что убил, нет. Но превратил его лицо в какое-то месиво. Попаданец на всякий случай отполз подальше. Так, чтобы как минимум два стала были между ним и потенциальной опасностью. И только после этого выглянул.
  Первым делом Орлов посмотрел на местного зомби. Тогда-то он и увидел превращенное в тесто лицо. Что интересно, третий выстрел, который не пришлось долго ждать, снова закончился попаданием пули в лицо. Ослепший монстр бестолково замахал руками и в этот момент на него накинулись смельчаки. Стрелявший был не дураком и буквально ослепил мертвеца.
  - Эффективная тактика, - сделал себе зарубку Александр.
  Действительно, почему-то в земных фильмах о зомби герои старательно не стреляют в голову, а если все же попадут случайно, то как-то касательно. А ведь даже труп должен как-то получать информацию о мире. Человеческие органы чувств - это единственное, чем он может воспользоваться. Логично это предположить, правда? И также логичным кажется идея лишить его их, сделав абсолютно беспомощным. Орлов заинтересовался стрелком, поэтом оглянулся назад, несмотря на не исчезнувшую пока опасность.
  Стрелком был молодой совсем парень, не старше двадцати пяти лет, блондин, длинноволосый, подкаченный, в синем камзоле и такого же цвета рейтузами. Первое что бросилось в глаза - он был вооружен легким палашом, который тут традиционно использовали для абордажей и коротких штурмов, и тем самым пистолем. Палаши на боку встречался в приморском городе достаточно часто. Нет, сами горожане с мечами ходили редко, в обычной жизни даже стилет мешает, а преступность тут бы заточена скорее под кражи, чем грабежи, ходить по улицам было относительно безопасно для жизни, но не для кошелька. Но если гражданин империи достаточно богатый, чтобы купить себе оружие выходил 'в люди', но оружие обязательно с собой брал, благо никаких ограничений на ношение даже для абсолютно бесправных зависимых работников тут не было. А вот пистоль откровенно бросался в глаза. Если форма сама по себе немного напоминало тот, что мог оказаться в руке Д'Артаньяна или любого его современника, если исключить, конечно, барабан, как в револьвере и оптический прицел, по крайней мере, именно его напоминала трубка.
  - Чертов стимпанк, - пробормотал Орлов и снова вернулся к мертвяку.
  Собравшиеся в таверне к этому времени уже повалили его на пол и приступили к разборке. Командовать стал как раз и стал стрелок. Придавили к полу столами, из-за стойки принесли топор и начали рубить зомби на куски. Александр вроде не считал себя брезгливым, но решил этот процесс пропустить и выбраться наконец на улицу.
  - Постой малой! - услышал он уже почти у самого входа.
  С трудом поборов желание резко стартануть, повернулся. Тот самый молодой стрелок с какой-то непонятной ухмылкой смотрел на него, а потом неожиданно бросил какой-то сверток. Орлов поймал его на автомате.
  - Держи! Заслужил. Качественно отвлекал его на себя, - после этих слов в таверне все заржали.
  Некоторые совсем не добродушно. Заметив несколько задумчивых злых взглядов, Александр поспешил как можно быстрее покинуть таверну. Но не успел он сделать и десяти шагов, как молчаливый помощник Старого схватил его за плечо.
  - Что задержался? - тут же и сам Старый вырос рядом.
  - От мертвяка убегал, - хмуро произнес Орлов.
  - Успешно, я вижу, - и тут же схватил сверток. - А тут что?
  - Не знаю, - признался он. - Мужики, которые мертвяка завалили, дали. Сказали, за то, что приманкой побегал.
  Старый между тем сверток развернул. В нем оказалась рука. Отрубленная рука мертвеца по локоть.
  - А наш-то малыш с прибылью закончил свое приключение, - восхитился Старый и выругался.
  Орлов редко слышал от него ругательства. В процессе обучения, Старый мог нагнать страха даже не повышая голос. Так что попаданец сразу понял, что произошло нечто неординарное. Естественно, он сразу поинтересовался, чем же так хороша рука ожившего мертвеца.
  - Мертвяки не просто так появляются, - объяснял по дороге Старый. - Чаще всего их на черном лепестке делают, так когда-то давно открыли способ. Сейчас везде уже встречаются, но на Черном чаще всего. Там есть открытые озера живой воды. Больше такого в мире нет. Так вот. Чтобы сделать его в воду эту опустить надо. И продержать. Как минимум сутки. Чем дольше, тем качественнее получается. Хотя тоже свои условия есть. Чем дольше держать, тем эффективность падает. На два дня положить - в два раза круче станет. А если на четыре, то и в три раза не получиться. А еще трупы воду эту живую как впитывают в себя. И если потом их хорошенько вымочить, то в мертвая вода получается.
  - И зачем она нужна? - поинтересовался Орлов.
  - А много зачем. Как лекарство, вот, используют...
  В общем, когда они все-таки вернулись на фабрику, руку Александру не вернули. Старый потом сказал, что барон забран и выдал ему две фаланги мизинца. Типа, премия.
  
  Глава 2. Бегство
  
  1
  После приключения в таверне, Орлов решил бежать. Нет, он и раньше собирался сваливать, но рассматривал это исключительно гипотетически, откладывая это событие на далекое будущее. То есть он не собирался до официального выпуска, который произойдет в пятнадцать лет, резко дергаться. По нескольким причинам. Так и осталось непонятным, что ему делать на улице? Чем заняться, где найти пропитание для начала? Что делать с меткой? Тут не было чипов и Большого Брата, который следит за тобой через миллион видеокамер, но система работала не хуже. Особенно, если технологии подменяла магия. В чертовой империи, которая по прихоти ошибки вселенского механизма стала родиной Александра, практически не было неучтенных людей. Весь простой люд ходил с нанесенной меткой. Она была как паспорт, да еще и с пропиской, семейным положением, видом деятельности и статусом. В принципе, люди были свободны. Ну, разве что кроме, денежных вассалов, а попаданцу предстояло стать именно им. Их жизнь больше напоминала крепостных. Остальные могли спокойно перемещаться по стране, радоваться жизнью и все такое. Вот захотел, например, поехать на другой конец метрополии? Бери деньги, оружие, чемодан и вперед. За исключением небольшой проблемки. Любой стражник может тебя остановить и поинтересоваться, что ты на этом 'другом конце' делаешь. Всегда можно ответить турист. Тебя похвалят, и занесут в дело. Ну, а как дальше работают спецслужбы объяснять не надо. Слишком часто катаешься? Откуда деньги? Подозрительно. Чем ты таким занимаешься. Законопослушного гражданина это касается мало. Но Орлов-то точно таким быть не сможет. Хотя бы потому что никто не даст ему закрыть долг перед императором, перекупленный бароном.
  Как выяснилось, палец мертвяка, который весел у него на шеи в активы он записывал рано. Официально в его личном счете ее отразили, как переданный будущим работодателем артефакт. Естественно, его долг тут же вырос на сорок золотых. Орлов, как только узнал даже побежал на Фабрику выяснять отношения. Остановили его только закрытые ворота: слишком рано было. Постояв немного перед ними, он развернулся и вернулся в класс с очень задумчивым выражением на лице. С ним же Александр вытерпел наказание за опоздание в виде пяти ударов линейкой. Ничего говорить старому он не стал, а решил делать ноги как можно быстрее.
  Старый план, понятное дело, никуда не годился, но ему в голову пришла новая идея. Если выбраться самостоятельно из кабалы не получается, надо искать покровителя. Влиятельную фигуру, которая бы могла прикрыть от владельца фабрики. Тем более что подходящая кандидатура у него была - инспектор Алерд. Конечно, совсем не идеальный выбор. Да и гарантии на честность никто не даст, но на подсознательному уровне он больше доверял представителю властей, чем откровенным бандитам. Впрочем, излишней доверчивостью он не тоже никогда не отличался. Для начала он решил за ним понаблюдать более внимательно.
  В очередной раз направленный в 'Полушку', Орлов не стал тупо сидеть за стенкой, а пошел общаться. Прежде всего, с другими детьми. Девочек в борделе было много. В принципе, их использовали как бесплатную неквалифицированную силу, самые маленькие убирали, стирали и так далее. Те, что постарше, работали чем-то воде официантов, разносили еду и напитки по номерам. Днем, когда клиентов было мало, они даже позволяли себе посидеть в закутке на кухне. Он подошел, поздоровался. В углу стояла лавка, но мест не было, там разместилось шесть девочек, еще трое сидели на чурбанах, которые лежали на полу. Орлов тоже сел на один из них.
  - Молодой господин желает развлечься? - профессионально потянула самая маленькая девочка, чем вызвала веселое хихиканье.
  - А то! Само собой. Скучно, - согласился Александр. - Только я не господин.
  - Ну как же не господин! - возразила рыженькая. - В денежной клетке работаешь.
  - Да! Вашего начальника сама Приала обслуживает.
  - Кто?
  - Ты что Приалу не знаешь? - ужаснулись все чуть ли не хором.
  - Да ей за ночь господа золотой платят! А иногда и два! - пояснила глубину невежества Орлова рыженькая.
  - А меня Алекс зовут, - немного невпопад произнес Орлов.
  - Мы знаем! - опять все вместе.
  Начали представляться. Самую маленькую, девятилетку, звали Ната, рыженькую - Ора, были еще Тиа, две Мрики, Крана и Хоя. В общем, обычный набор ничего не значащих имен у сирот. Две девочки только покраснели, а своего имени так и не сказали. Дальше пошло еще легче. Орлов рассказал несколько анекдотов и случаев из жизни интерната мальчиков, послушал истории из борделя. В общем потратил часик в свое удовольствие. Особо ничего не спрашивал. Потом в течение еще нескольких посещений с проверками он присматривался, пока не выбрал самую говорливую. Ей оказалась Ора. Самая бойкая и не пугливая.
  Интересовала Александра в общем-то мелочь. Надо было узнать, что за человек такой инспектор Алерд. Все же он видел его довольно редко и мельком. Собственно, он и слышал всего пару фраз. Явно недостаточно для психологического портрета. Даже для первого впечатления. Зато он здраво рассудил, что внутри, так сказать, коллектива разговоры идут. Разговорить девочку - это самый простой способ узнать, хотя бы часть необходимой информации. Может он вообще какой-то маньяк и извращенец, с которым глупо иметь дело? Только и подставлять девочку он не хотел. Поэтому придумал целую интригу.
  Орлов подошел к девочке, когда та отдыхала, спрятавшись за каким-то шкафом.
  - Привет, денежный мальчик, - тихо поприветствовала Ора.
  - Привет. Только я не буду сидеть в золотой клетке, - закину удочку Александр.
  - И куда же пойдешь?
  - В охотники за монстрами.
  - Да ну? - действительно удивилась девочка.
  - Считать деньги и вести книги слишком скучно. А вот разбираться с мертвяками... Вот настоящее занятие.
  Ора посмотрела на него с сомнением.
  - А тебя возьмут?
  - А я уже на охоте был, - похвастался Александр.
  - Врешь! Охотники даже своих детей не берут в походы.
  - А вот и правда. Ты про мертвяка в Малой купеческой гавани слышала?
  - Ну! Это самое крутое, что произошло в нашем городе, после весенней ярмарки!
  - Так вот! Я там был. И не просто был. Это за мной мертвяк гонялся.
  Пересказав свои приключения, Орлов постарался максимально приукрасить. Все события, которые уложились в какие-то пять-десять минут, он растянул на час. Убегать пришлось и по верхнему этажу, и по крыше. В общем подключил фантазию. Ора сидела с открытым ртом. Но в конце все же выдала:
  - Все равно врешь!
  И вот тут-то настал его звездный час. Он гордо полез в карман и вытащил палец зомби.
  - Вот!
  - Настоящий? - поразилась Ора.
  - Ну так! Моя доля. Мне вообще целую руку отдали. Я бы мог разбогатеть, - и вздохнул. - Ну или хотя бы долг закрыть.
  Ора тоже вздохнула. Видимо тоже переживая о своем долге.
  - И что случилось?
  - Стражники забрали, - закинул удочку Орлов.
  - Как? - девочка удивилась.
  - Подошли и забрали. Палец я только и смог оторвать. И ведь что обидно! Сами-то они в таверну и не совались. Стояли на улице, ждали, когда выйдет кто-то. Вот я и попался. И знаешь, что обидно?
  - Что?
  - Ведь и не пожалуешься никому.
  Ора открыла рот, чтобы что-то сказать. А затем медленно его закрыла.
  - Что? - спросил Александр.
  - Да нет, ничего...
  Орлов от досады чуть не плюнул. 'Не клюнула', - только подумал и продолжил вешать ей на уши чушь.
  - Эти стражники, вот честно, гораздо хуже бандитов. Грабят, воруют, может и убивают. И сделать им ничего нельзя. Они же типа власть...
  Оре как-то сразу резко стало скучно. Через минуты две, она срочно убежала 'работать работу', как любили говорить в бытность Орлова в первый раз молодым. Было немного обидно, но расстраиваться он не стал. Ора была самой перспективной, но не единственной говорушкой. Следующей он решил обработать Тиа. Он даже к ней подошел, но в тот момент, когда он рассказывал ей о своем храбром бегстве от мертвяка, кто-то потянул его за рукав. Александр повернулся и увидел Ору.
  - Кое-кто хочет с тобой поговорить, - прошептала она.
  Александр чуть не подпрыгнул. На самом деле, он рассчитывал вывести девочку на откровение, но никак не на какую-то встречу. Поэтому он, честно говоря, даже немного испугался, но решил играть до конца. Молча пошел за Орой и даже не стал ничем интересоваться. Привели его в кабинет Агни Хаали - местной хозяйки. Старушка встретила их грозным взглядом. По местной традиции она стояла за небольшой конторкой, окруженная шкафчиками.
  - Садитесь, молодой человек, - буквально пророкотала она.
  Вообще-то Александр видел старушку в нескольких ипостасях. С клиентами она всегда была очень мягкой и ласковой, просто такая милая и интеллигентная старушка. Все выслушает, расскажет о последних новостях, книгах и попутно без вазелина и лишней лести влезет в душу. Встречался ему раньше такой типаж - питерская бабушка. В общем, чувствовалась парода. Внутри своего заведения Хаали преображалась. Мегерой ее назвать было нельзя, она оставалась вежливой, но весьма грозной. Этакий капитан на корабле с женской командой. К тому же, словом умела припечатать не менее болезненно. Но была справедлива и даже вроде бы не наказывала никого розгами, как другие хозяйки. Наказывала материально, штрафуя. При этом платила она довольно хорошо по местным меркам и всем, даже интернатовским детям, которые тут как бы не работали, а приобретали специальность. Из-за последнего ее и подозревали у барона в левых доходах. Поэтому ее внутри борделя уважали и любили. Сейчас Орлов увидел ее в третьей маске, которую тут же назвал убийственной холодность. На любого местного мальчишку этого было достаточно, чтобы малость оробеть. Александр же особенно переживать не стал: сел спокойно на небольшой пуфик сразу около входа, кресло сразу напротив конторки решил проигнорировать. Хаали только брови вверх вскинула.
  - Ступай, - произнесла старушка, буквально за секунду меняя интонацию на более ласковую.
  Ора сразу же исчезла.
  - Ты рассказывал моей девочки какие-то небылицы... - и снова холод, который промораживает.
  - Не знаю, о чем вы, госпожа, - пробормотал Орлов.
  Госпожой ее по местным правилам он мог не называть. Только дворяне в империи претендовали на особенное отношение. Всех остальных нужно было называть по фамилии рода, имени и даже по профессии. Господами же рабы называли своих хозяев. Ни первых, ни вторых как бы уже не было, но вот изредка используется. Вроде как для демонстрации максимально униженного положения.
  - О твоей эпической битве с мертвяком. В порту.
  - Ничего эпического. Так получилось.
  - Ну и расскажи мне, что там у тебя получилось, - и скривилась.
  Александр пожал плечами и снова пересказал о своем участие в разделке местного зомби. В этот раз он не стал сильно уж отклоняться от реальности, не совсем точно. Понятное дело о заказе Старого и вообще об его участии не сказал ни слова. Благо старушка несмотря на холодный взгляд и явно демонстрируемую недоверчивость, не стала спрашивать, а что он вообще делал в порту.
  - У тебя даже остался трофей... - протянула Хаали, когда Орлов закончил.
  - Точно, - согласило он.
  - Покажешь?
  - Издалека. В руки не дам.
  - Не дашь? - старушка даже голос немного повысила.
  - Не дам. Поберегу.
  - Думаешь, в шкаф спрячу?
  Орлов промолчал.
  - Это потому что ногу в тебя стражники забрали, - и добавила, - по твоим словам?
  - Руку, - поправил Александр.
  Нет, конечно, он мог и не ловиться так глупо, но ведь он пока ребенок
  - Стражники забрали?
  - Ну что вы, госпожа! Какие стражники? Они поставлены, чтобы блюсти законы нашей великой империи. Не станут же они грабить ее граждан?
  Получилось не очень убедительно, но достаточно язвительно.
  - А доказать это как-то можешь? Хотя бы номер блях запомнил?
  - Кому, что? Не было никакого преступления. Да и почему я должен вам что-то доказывать?
  - А вдруг ты врешь?
  - Даже если вру. Вы их обслуживать не станете? Так не ходят простые стражники к вам.
  - Не скажешь мне? - грозно спросила владелица борделя.
  - При всем моем уважение...
  - А мне расскажешь, - вдруг раздался голос сбоку.
  Орлов посмотрел направо и увидел инспектора Алерда. В том месте, где только что была глухая стена появилась небольшая дверь. Он спокойно вошел в кабинет и сразу же подошел к первому, так сказать официальному, входу в кабинет.
  - Не хочу, чтобы нам помешали, - щелкнул он замком.
  Откровенно говоря, Орлов занервничал. Он, конечно, считал себя очень умным, хитрым, с опытом руководящей работы, то есть манипулирование людьми владеет как бы на достаточно высоком уровне. Но вот на такое явление. Нет, где-то подсудно, когда пришла Ора, он решил, что его зовет как раз Алерд. Ну и уж точно, никак не ждал их совместного допроса мальчика из кассы местного воровского сообщества.
  - Ты рассказал интересную историю, - произнес Алерд, подвинул немного кресло и сел в него. - Самое удивительное, что практически правдивую. За мелкими деталями... вполне допустимыми для твоего возраста. И тебе действительно руку. Я сам лично беседовал с молодым Йомером. Очень удачливый, надо сказать, специалист. Только вернулся из успешного побега. И почти дома уже дома заработал. Так вот. Он действительно выделил руку. Так сказать, за твою удачу и труд. И пока она нигде не всплыла. Не то, чтобы я специально ее разыскивал. Но и сдать ее официально можно в довольно ограниченном количестве мест.
  - И на фабрике воров следит? - не выдержал Орлов и вставил свои пять копеек.
  - И на фабрике. Я не могу тут все контролировать, это правда. Но узнать о подобном лоте сумею. Поэтому мне интересно, кто из моих людей решил начудить... Поверь. Мне неинтересны тайны дядюшки Роу. По крайней мере, настолько сильно...
  - А кто вы?
  Его собеседник засмеялся.
  - Я главный инспектор стражи.
  - Это важная должность?
  - Смотря как смотреть, - и пожал плечами. - Всего четвертая в провинции среди стражи. Но зато мое назначение подписывают в императорской канцелярии, а не во дворце наместника. И в случае необходимости арестовать могу и тех, кто выше меня.
  Инспектор Алерд улыбнулся выжидающе посмотрел на мальчика. Орлова расслабленная поза совсем не обманула. Хищник. Спокойный и уверенный в себе. Такой будет пережевывать медленно, не торопясь, с полностью безразличным выражением на лице.
  - А тайны Старого вас интересуют? - решился в конце концов Александр.
  Попаданец покосился немного на старушку Хаали. Та даже не дернулась.
  - Тайны бывшего маркиза Луаза? - инспектор задумался на мгновение. - А ты какое имеешь к нему отношения, мальчик? Как узнал только о нем?
  - Он мой наставник, - и вздохнул, даже не сильно играя.
  - А в кассовой клетке ты что делаешь?
  - Прикрытие. Учат меня другому.
  - Интересно было бы послушать. И кто у тебя тогда забрал руку мертвяка?
  - Старый и забрал, - не стал отпираться Орлов.
  - Хочешь ее вернуть?
  - Обидно получилось. Но ладно уж, чего там.
  - А что же тогда?
  - Выкупить мою карточку у интерната. И перевести куда угодно, только не к ворам и не во флот.
  - Какой добропорядочный мальчик. Выкупить можно. Это не проблема...
  Орлов промолчал. Сейчас его долг перед государством и бароном не выглядел беспроблемным. Наоборот, сумма безбожно выросла, но объяснить все это...
  - Вопрос в другом, - продолжил Алерд. - Что с этого буду иметь я? Ты мне должен предложить? Какой такой секрет?
  - Я не знаю. Что вас интересует?
  - Меня...
  Орлов аж подался вперед. Если этот стражник не попросит ничего сложного - это реальный шанс выбраться из фабрики. Вот только продолжить он не успел. По двери забарабанили и Ора запричитала:
  - Тетушка Хаали, тетушка Хаали. Там барон. Злой и пьяный.
  
  2
  В кассе Орлова ждал Старый. Он быстро надавал подзатыльники, выговорил, что тот не сидит на месте и шепотом послал на базу. Александр спорить не стал: развернулся и побежал. Шел на базу он в расстроенных чувствах. Почему-то в этот раз он чувствовал себя не взрослым, умным и образованным человеком, а именно ребенком, чье тело уже давно привык считать своим. Он просто физически ощущал, что его сделали. Он хотел разузнать немного об инспекторе Алерде, чтобы понять можно ли с ним иметь дело, а на выходе он уже почти подписался на сотрудничество, но так и не понял, что это за человек. Вот стоит ли ему верить? Орлова извиняло только то, что хоть он и был связан с ФСБ и кое-что нахватался, но никогда в самой канторе на работал, оперативником не был, был исключительно технарем. А инспектор, судя по всему, был калачом тертым.
  В общем, в помещения Старого он ввалился в полной задумчивости. Там было пусто. Планировка подвала была немного странной. Сначала большая комната, которая почти всегда пустовала. Из нее вел коридор: слева была глухая стена, справа кабинеты. В конце коридора, ступеньки, которые вели вниз, всего где-то на полтора метра в землю, а коридор резко поворачивал вправо. Тут двери были с обеих сторон. Он уже заканчивался в большой комнате, откуда можно было попасть в допросную и несколько камер.
  Обычно в это время дня, кроме двух охранников наверху, в их подвале находилось довольно много людей. Шумно не было, толпа не собиралась, но старичок-библиотекарь, кто-то из учителей, ученики постарше. Разговоры как бы не приветствовались, но и общались, и просто ходили, хлопали дверьми, переставляли мебель. Очень редко кто-то сидел и в небольших глухих комнатах в конце коридора. Орлов точно знал, что и пытали, и просто избивали, но делали это в специально выкопанной комнате, куда можно было попасть по спрятанному ходу в конце перехода.
  Тишина возбудила у Орлова любопытство. От него, как ученика Старого, требовалось не бродить по подвалу, а пойти спокойно в кабинет, стать в углу около своей конторки и заниматься своими делами. Если дел нет, можно было посидеть на лавке в рядом. Обычно Александр так и поступал, но сегодня видимо ему просто необходимо было доказать всему миру свой биологический возраст. Поэтому он медленно, но особенно не скрываясь пошел по коридору. Проверил некоторые комнаты, почти все оказались закрытыми, кабинете Старого пустовал. Свернул, дошел до тюремных комнат и только тут встретил обычных обитателей подвала. Перед одной из камер, прямо на полу, сидели двое: Жакс и совершенно незнакомый парень. Сбросилось в глаза то, что они были при оружии. Воры на фабрике занимались, конечно, не только воровством. Хватало тут разных банд. Но люди Старого редко ходили с вполне серьезными палашами и в кожаном доспехе, обшитом бронзовыми пластинками. Правда, с уставом несения караульной службы тут было не очень хорошо. Охранники увлеченно резались в карты, даже не заметив Орлова.
  - Привет! - поздоровался Орлов. - Что это вы так серьезно приоделись?
  - Алекс, иди отсюда, - буркнул Жакс. - Старый, если увидит тебя здесь, может решить, что слишком любопытный.
  Напарник его как-то по-особенному мерзко захихикал. Даже Жакс поморщился.
  - Это вряд ли! Старый сейчас с баронов в 'Полушке' скандалят.
  - Вот не болтал ты раньше особенно, - снова недовольно протянул Жакс. - А вот сейчас чего-то разошелся. Старый ведь может решить, что без языка бы полезнее.
  - Ладно, - решил не наглеть Орлов. - Пойду я.
  Сделал даже шаг назад, даже развернулся, чтобы уйти... Но в этот момент в дверь камеры застучали и раздался голос маленькой девочки.
  - Откройте! Немедленно откройте! - тонкий голосок звучал комически грозно.
  - И не устала орать, истеричка, - пробормотал напарник Жакса.
  - О! А кто это? - совершенно непроизвольно вырвалось у Орлова.
  Жакс сплюнул, бросил карты на пол и встал.
  - Вот чего ты такой любопытный? Теперь точно Старого ждать с нами будешь.
  Жакс оставался внешне расслабленным, даже с какой-то неохотой положил руку на Орлова плечо, но при этом вторую положил на эфес палаша.
  - Давайте подождем, - легко согласился попаданец и опустился рядом на пол.
  Александру важно было продемонстрировать его полное миролюбие. А человек, который опускается перед тобой на землю, в подсознание воспринимается как будто находится в подчиненном положение. На самом-то деле - это не самое плохое положение. Но Жакс вот успокоился. А Орлов еще и руку к картам потянул, как бы показывая, что ждать тут готов, хоть до утра и плевать, что в интернате выпишут потом розги...
  - Выпустите меня! - снова начала девочка за дверью, но на этот раз не грозила, а почти плакала. - Мой папа вам хорошо заплатит.
  - А кто у нас папа? - спросил Александр.
  Девочка его не услышала, а вот Жакс устраиваясь рядом, к удивлению самого попаданца, все же ответил.
  - Герцог До ее папахен. Большая шишка.
  И вот этот момент на Орлова снизошло вдохновение. Алерд ведь хотел что-то поиметь за крышу? 'Информация о герцогской дочки - ведь потянет, да?' - пронеслось у него в голове. И тут же постучалась еще одна мысль: 'А еще лучше сама дочка'... Попаданец чуть не завыл. Он десять лет пребывания в новом теле все ждал, когда на него начнут сыпаться 'рояли'. Собственно, он был согласен даже одно небольшое пианино.
  Наверное, что-то у него во взгляде поменялась, потому что Жакс неожиданно напрягся и снова потянулся к оружию. В этот момент неожиданно понял любимую фразу книг про суперменов 'действовать надо быстро'. Он даже сам не понял, как нащупал спрятанную в рукаве спицу и одним натренированным движением вытащил ее. Следующее, что осознал - это как он с максимально возможной силой втыкает спицу в шею своего коллеги. Иногда кажется, что шея - одна из самых незащищенных у человека На самом деле, это не совсем так. Там хватает точек, попадание в которые спицы гарантировано привело бы к смерти. Вот только Александр, хотя и занимался регулярно, специально их даже не учил. Как только он начал учить яды, решил, что самым эффективным будет смазывать их чем-то смертоносным. У него даже яд с собой был. Вот только на спицы он его наносил всегда перед самым применением. Иначе тот выветривался. Да и носить такое оружие слишком опасно. С таким же успехом можно отправить на тот свет самого себя. В общем, Жаксу повезло. Удар был не смертельным, хотя и болезненным. Но молодой парень совсем не был опытным воином, да и души старика в его теле не было. Он нащупал спицу в своей шее и тут же потерял сознание.
  В следующее мгновение повезло уже Орлову. Напарник Жакса не растерялся. Вытаскивая меч, он продлил движения и кончиком меча чуть было не попал ему в голову. Лезвие прошло буквально в миллиметре от уха попаданца, который не успел еще распрямиться после удара спицей. Александр тут же кувырком откатился в сторону. И правильно его противник тут же, обратным движением полоснул тупой кромкой меча месту, где он находился еще мгновение назад. К тому времени, противник его уже стоял на ногах и, судя по рычанию, собирался порубить мелкую крысу на что-то мелкое. На что именно, Орлов слушать не стал, потому что тот не стоял на месте, а какими-то плавными движениями приближался к нему. Почему-то он показался намного опаснее Жакса, хотя тот вроде был его ровесником. Попаданец решил не соревноваться в ловкости с человеком вооруженных холодным оружием, а убежал. Вернее произвел тактическое отступление. Добежал только до угла коридора, а там притормозил и нагнулся. Надо признать, что парень был действительно хорошо подготовлен. Он даже попытался перепрыгнуть неожиданно препятствие. Ему это почти удалось, в последний момент Александр просто схватил его за ногу и все-таки завалил на пол. Ошеломленный такой нехитрой ловушкой тот практически не сопротивлялся, когда Орлов от всей души заехал ему по затылку коленом. Бандит тут же затих, но вроде бы даже дышал.
  Наверное, со стороны такая победа могла показаться чем-то эпическим. Десятилетка завали двоих почти взрослых ребят. Но Александр остался собой крайне недоволен.
  - Подготовка ни к черту, - пробормотал он и пошел в каземат.
  Жакс так и лежал, при этом даже крови не было. Орлову захотелось выдернуть спицу, все же запас у него был совсем небольшой, но испугался. Все же хладнокровным убийцей он себя не чувствовал. Так и просилось добавить 'пока', но удержался.
  - Спасите! Помогите! Братик! Меня похитили! - надрывалась девочка.
  Александр объяснять ничего не стал, просто отодвинул засов и открыл толстую деревянную дверь. Девочка увидела его и отпрянула.
  - Я тебя не знаю! - заявила она.
  - Я тебя тоже. Мне сказали, что ты дочка До.
  - Свтлейшего адмирала До! - гордо сообщила она совершенно неактуальную информацию.
  Орлов внимательно осмотрел ребенка. Лет восемь-девять, платье из какой-то странной, переливающейся золотом, ткани, много кружев, но местами порвано, видимо срывали какие-то дорогие висюльки. На голове чепчик и целый снов рыжих волос.
  - Мда. Задачка, - вырвалось у него.
  - Что случилось?
  - Случилось то, что совершенно непонятно как тебя такую красивую по фабрике провести.
  Про себя он подумал, что это еще хорошо, что за ворота выйти точно не удалось бы. Какая бы банда сегодня не дежурила, некто бы не поверил, что он просто показывает даме окрестности...
  - Я с тобой и не пойду никуда.
  - Почему это?
  - Ты не братик! И не из его команды. Я там всех знаю.
  - Мне закрыть дверь и оставить все как есть?
  - Нет, - нерешительно ответила она, а потом вдруг радостно заулыбалась. - Ты сбегай в порт и приведи его сюда. - и добавила повелительно: - Быстро!
  - Деточка, - с большим трудом сдержался Орлов. - Сбегай туда, приведи сюда - это не наша пьеса. Понимаешь. У нас минут десять на все. Потом обязательно кто-то придет. Исключительно назло моей удачи.
  - Откуда я могу, что ты отведешь меня в безопасное место? - вполне серьезно спросила она.
  - Место там тоже опасная. Но я тебе к месту хочу отвести, а к одному человеку. Он уже на месте все решит.
  - К какому человеку?
  - К инспектору местной стражи пойдешь?
  - Лучше бы конечно королевскому инспектору, - с непробиваемой серьезностью ответила она.
  - Какой есть. Не привередничай.
  Девочка захихикала. Орлову оставалось только вздохнуть.
  - Идешь?
  - Так и быть, - смилостивилась она.
  Александр тут же схватил ее за руку и потащил к выходу. Оставаться в логове Старого лишнюю секунду совершенно не хотелось. Но сразу уйти не удалось. Вначале она на пару мгновений застыл над палашом Жакса. Просто физически хотелось взять какое-то более серьезное оружие. Вот только интернатовские по фабрике с мечами, даже укороченными не гуляют. О каком-то запрете он не слышал, но может пропустил. Спрятать его тоже негде. На единственную тряпку у него уже были планы. Так что палаш пришлось оставить.
  Второй раз он замер над лежащим без движения парнем в коридоре. Простая логика требовала от него зачистить концы. То есть взять тот самый палаш и рубануть по шеям бандосам. Да, молодые. Да, в его бывшей все-тки более благополучной и изнеженной цивилизации, их бы назвали максимум подростками. Даже на юношей они не тянут. Но Орлов был уверен, что крови у них на руках хватает. Старый в общем-то не душегуб, но и не боялся залить кровью деревянную мостовую. Наверняка мог и своими руками, но действовали помощники. Тот же Жакс. Вот только как не уговаривал себя Александр, но рука не поднялась. Слишком в нем много осталось от рядового жителя Земли, пусть и бывшего директора, инвестора, спортсмена и ну и вообще красавца. Плюнул и потащил девочку к выходу.
  - Вас как зовут, уважаемая дочка адмирала До, - спросил он на ходу.
  Девочка задумалась, набрала воздух, чтобы на выдохе представиться чем-то зубодробительным, но Орлов ее перебил.
  - Только покороче. Как тебя дома зовут?
  - Я благородная дворянка. А ты простой... - она замялась, подбирая слова.
  - Хорошо. Буду звать тебя дворянкой, - легко согласился он.
  Девочке эти слова почему-то не понравились, но возражать она не стала. К тому же, они как раз подошли к кабинету Старого. Орлов быстро забегает в кабинет и стаскивает большой отрез ткани, которым тот прикрывал стол, чтобы не скапывалась пыль. Ее он буквально обмотал девочку. Александр ждал, что она начнет скандалить, но нет, только поморщилась.
  - Маскировка, да? - спросила.
  - Именно она. Смотри. Я тебя проведу, через базар фабрики воров...
  - А такой есть? - с каким-то восхищением спросила дочка герцога До.
  - Есть. Очень важно чтобы тебя никто не заметил. Смотри в пол, не глазей сильно. И не снимай этой... хм... накидки. Поняла.
  - Мне запрещает с братьями играть в разведчиков, - зачем-то сообщила девочка.
  - Это не сложно. Слушайся меня и все.
  Уже около самого выхода, собственно, когда он уже открыл дверь, Орлов резко вспомнил об охранниках, которые всегда стоят снаружи. Мысль пришла в голову так неожиданно, что он не успевает остановиться и вместе с девочкой оказывается перед охранниками. Во общем, тут их приключение могло бы и закончиться. По крайней мере, совместное. Девочку бы вернули в камеру, а Александра... в лучшем случае. Но сегодня по какой-то причине у входа стояли не боевики Старого, а вообще какие-то левые люди. Александр их даже не узнал. Когда он шел сюда, то как-то не обратил на них внимание, просто показал браслет, который использовался вместо пропуска. А вот сейчас они лишь царапнули их взглядом, но не стали ничего спрашивать. Непроизвольно дрожа, попаданец провел 'дворянку' мимо. Успокоился только когда отошли от здания, прошли небольшой открытый участок и вошли на рынок через внутренние двери, которые никогда не охранялись. Тут он не выдержал и прислонился к стене.
  - На волоске был, - признался он сам себе. - Вот она работа удачи...
  - Нам далеко еще? - спросила девочка.
  - Самый простой участок и потом еще буквально тысячу шагов по трущобам, - выдавил он.
  За цехами, прямо во дворе, жили нищие. Их не пускали внутрь, даже в большие общие залы, где жили все подряд, не говоря уже о роскошных апартаментах банд. Поэтому они из подручных материалов, построили себе небольшой лабиринт фавел: шалаши, домики из досок, странные палатки сшитые из обрезок ткани. Там тоже, в общем, ничего сложного. Но проблемы начались практически сразу, как они оказались на рынке. В дочке герцога вдруг проснулось какое-то болезненное любопытство.
  - Базар под крышей... А зачем так? - спросила она сразу же как они вышли на рынок. И тут же добавила: - А удобно. Когда выросту обязательно на своих землях такое открою. А что тут продают.
  - Много всего. Оружие, контрабанда, травки. Ну и краденое, само собой.
  - И сережки с кольцами?
  - Не знаю, - признался Александр. - Я тут почти не гулял. Времени свободного мало. Книжки продают в нескольких местах. Это знаю.
  - Ух ты! Тут и маги есть! - девочка становилась и буквально вылупилась на какую-то невзрачную палатку.
  Орлов чуть не споткнулся. Внимательно огляделся. Ничего примечательного в округи он не увидел.
  - Где ты их видишь? - спросил он.
  - Вот же магическая лавка? Смотри какая вывеска!
  - Где? Я ничего не вижу.
  Девочка от восхищения даже тихонько взвизгнула.
  - Скрытый магический магазин! - восхищенно произнесла она и даже попыталась ломануться к нему.
  В последний момент Александр схватил ее за руку и потащил дальше.
  - Потом как-нибудь посмотришь. Когда с отцом будешь и без всей воровской кодлой на хвосте.
  Девочка вздохнула, но сразу начала рассматривать цветастые контрабандные ткани.
  - А почему ты видела тот магазин, а я нет? - спросил Орлов.
  - Ну, я же дворянка! - как само собой разумеющееся объяснила девочки. - А все благородные люди - маги. Ну, почти все. Я правда слабенькая, мне возле источника пожить надо. Мы поэтому в столицу и плыли.
  - Понятно, - пробормотал Александр, хотя на самом деле информации было откровенно мало.
  Они быстро проскочили условную главную улицу воровского рынка и свернули в небольшой проход между рядами.
  - Ух ты! Это же птицы Рата! Ты знаешь, что они, если будут хорошо обученные, могут запомнить больше тысячи слов? Вот!
  Вот лавку со здешними попугаями, которые привозили с Черного лепестка, Орлов знал, но раньше почти не обращал на них внимания. В следующий раз ее восхитили какие-то камушки на раскладке, и она начала рассказывать, какие интересными получается цвет у огня, если их растереть и добавить светильники. 'Черт побери, - подумал Орлов. - Я во время этой прогулки узнаю больше, чем за десять лет. Девочку учат на совесть. И не тому бреду, что в интернате'. Он с невольным уважением покосился на дочку герцога и очень вовремя. Она как раз тянула руку, чтобы дотронуться до какой-то очередной безделицы. Вроде не такой уж бесполезной, что-то вроде походного набора для моряков. Он просто стоял на столе-прилавке около какого-то павильона, даже продавца рядом не было. Вот только Александр точно знал, что это всего лишь уловка. Кто-то наверняка следит за столом и стоит только взять в руки, как сбежится толпа, упаковывая покупку, а то и крича, что девочка хотела эту хрень украсть, если денег в кармане не находила.
  Несмотря на все усилия девочки зацепиться хоть за какое-то чудо, на пробежку по базару они потратили минут десять. По закутку нищих они потратили не меньше двадцати. Их особенно никто не трогал, все обитатели этого места были на заработках, но вот засрано было знатно. Честно говоря, сам Орлов бывал здесь редко, но по этой дороге несколько раз бегал и раньше такого количества помоев, мусора и кое-чего похуже он не встречал. У него даже мелькнула мысль, что как будто специально к прибытию столь благородной гости постарались. Через каждые десять метров она останавливалась, картинно зажимала себе нос и делала вид, что готовится грохнуться в обморок. Может быть и упала бы. Так для тренировки... Но некуда было. Один раз Александру даже показалось, что она разочарованно вздохнула, после такого обморока. Орлову в результате приходилось тупо переносить ее через опасные участки. Телосложение у него было не самое выдающиеся для десяти лет, поэтому пришлось тяжело. Девочки все эти мучения были только в удовольствие, временами она даже хихикала.
  - Худеть тебе надо, - пропыхтел Орлов уже почти у самой калитки.
  - Не! - заявила та. - Я пока расту, мне еще можно!
  Формально улица красных фонарей, куда они шли, тоже располагалась на территории фабрики. Когда-то тут стояли дома -общаги, в которых жили работницы. Ближе к ее началу был даже вход, который напоминал хорошо знакомую ему вахту. Там и сейчас стояли бандиты, которые изображали вахтеров, а на самом деле трясли самых неопасных путников. Из-за них Орлов и выбрал небольшую калитку, за которой никто никогда и не следил. Плюс от нее к Полушки можно было подойти задними дворами. Пусть тут никого бы не удивила девочка ни в дорогом платье, ни в старой ткани, но рисковать ему не хотелось. Ну и 'дворянка' его немного успокоилась.
  - Слушай сюда, благородная дворянка, - начал он бегу воспитывать девочку. - Как зайдем в прихожую 'Полушки', залезь в угол за мешки и не дыши даже. Там барон и его люди. Да и Старый еще. Нам им попадаться нельзя, понятно.
  - Тавон?
  - Именно.
  - Он моего охранника убил и няню.
  - Сочувствую.
  - Ага. Я их не любила никогда. Любимую няню мне в столицу брать запретили.
  'Ранимый ребенок', - подумал язвительно Александр.
  Задние двери в 'Полушке' никогда не закрывали, а вот то, что в небольшой комнате не было ни детей, ни вышибал Орлова удивило. Он буквально засунул дочку До в угол и несмотря на шипенье задвинул несколько мешков.
  В кухню он буквально вползал. Слишком тихо было за дверью. Обычно самое громкое и оживленное помещение, было совершенно пустое. Единственный шум: треск дров в печи и ошалелая курица, которые видимо так и не зарезали, клевала какой-то десерт. Разбитая тарелка, выливающееся из глиняной бутылки масло, горка муки, какой-то непонятный разгром. На всякий случай он поискал вокруг кровь. Не нашел и несколько успокоился. Никого не было и в следующей комнате. Тогда он набрался смелости и отправился сразу в холл, где принимали гостей. И первое же что он увидел, когда открыл боковую дверь - это труп инспектора Алерда...
  
  3
  Орлов сделал шаг и услышал, как хрустят под его форменными ботинками мечты о спокойной жизни. Он удивленно посмотрел под ноги и увидел осколки стеклянного бокала. Холл, в котором старуха Хаали встречала всех клиентов и предлагала на выбор девочек, бы буквально разгромлен. Александр даже терялся в догадках, что могло привести к таким разрушениям. Красивые декоративные колонны, в греческом стиле, сказал бы он, если все происходило на Земле, были побиты, местами разрушены почти полностью. Стены устояли, но некоторые обои были сорваны, а в углах явно видны следы удара чего-то тяжелого. Мебель... Ну вот большой диван был цел, если не считать распоротого подлокотника, а вот кресла были разбросаны во все стороны, некоторые еще и по частям. Хуже всего пришлось столику: его просто разнесли чуть ли не в щепку. Даже столешницу умудрились разбить. Могло показаться, что внутри взорвалась граната, вот только никаких других характерных разрушений Александр не нашел.
  Теперь уже бывший инспектор Алерд погиб не от взрывной волны или осколка. Его попросту зарубили, разворотив всю грудную клетку. Ну и обобрали все что только можно. Орлов даже не стал обыскивать труп. Вывернутые карманы, срезанные пуговицы, отрубленные пальцы - все явно показывала, что ценности никто после себя не оставил. Вопрос, кто тут порезвился, у него даже не мелькнул. Подручные барона постарались. Местные воры отличались крайней мелочностью. Было бы время могли и доски снять, вместе с гвоздями. Это же страшно представить сотня гвоздей - на переплавку сдать можно за пару медяков. А если не ржавые да не погнутые? Их и на рынок отнести можно. Около незадачливого инспектора лежал только футляр с явным отпечатком сапога. Александр в легкой прострации поднял его, открыл, увидел какие-то разбитые цветные стекла и со вздохом сунул футляр в карман.
  Мысли у Орлова крутились в голове не самые приятные. Ситуация показалась какой-то безвыходной. Будь он ребенком, наверное, впал бы в панику. Да и сейчас, как бы взрослый, он поначалу оцепенел. Великолепный шанс вырваться из фабрики на проверку оказался ловушкой. Он на самом деле не очень знал город и е представлял, куда можно спрятаться на несколько дней. Вернуться как ни в чем не бывало в интернат тоже нельзя. Кроме того, что он не сможет бросить на произвол судьбы девочку. Хотя бы потому что ее тут же снова поймают и отведут к барону. Вряд ли она сможет долго скрывать, кто ей помог выбраться. Тут его как молния пронзила мысль. Недобитые Жакс и его напарники сдадут его и без участия дочки адмирала. Уже и сдали. 'Первый приз в номинации человеколюбия и идиотизма', - скривился он. Возвращаться нельзя. Тут оставаться тоже нельзя. Надо двигаться. Вопрос только куда.
  - Кто это? - услышал он вопрос девочки.
  - Что ты здесь делаешь? -закричал он. - Дворянка дурная! Я же тебе сказал спрятаться!
  Девочка даже внимания на него не обратила. Не то, что не испугалась, даже не покосилась.
  - Здорово! - заявила она, подойдя к трупу. - Тут настоящая магическая битва была. Смотри-смори, какие потоки! А вот это линия! Мне про такое даже не рассказывали. А ведь со мной братик многим делится. Он сильный маг, знает уйму вещей, почти все мне говорит, вот!
  - Так! - зацепился за мысль Орлов. - Ты же с братом тут, дитя дворянского воспитания?
  - Конечно! Мы только прогуляться в парк пошли без братика. У него дела какие-то были.
  - И где вы жили?
  - Ну, как где? На корабле. У братика свой большой корабль. Он капитан.
  - А корабль где? В Золотой гавани?
  - Нет. В Большой купеческой гавани. У нас там причал свой.
  Орлов выдохнул. Еще не все потерянно. В Золотую гавань он бы не дошел. Идти через весь город, когда тебя ищут все воры - задача нереальная. А купеческие порты совсем рядом. Город Марэ располагался в предгорье хребта, вокруг глубоких бухточек. Условно город можно поделить на четыре части. Изначально он возник вокруг Золотой бухты, где располагалась база военного флота. Там же находились причалы благородных аристократов. С трех сторон ее окружала мыс, на вершине которого и располагалась крепостью, дом наместника и административные здания. От остального города ее отделяла довольно крутая гора, прорытая туннелями, по которым проложили дороги, в том числе и железную. Купечество и местные акционерные общества занимали две бухты - Большие и Малые гавани. Как раз с двух сторон большого полуострова, который называли Медным. Когда-то тут располагались медные шахты, но было это очень давно, город появился намного позже, а во название осталось. Тут тоже была гора, но тот самый император, что отменил рабство, вложил просто огромное количество денег и труда, чтобы ее срыть. В результате получилось большое плато, которое застроили фабриками и заводами. Изначально предполагалось, что они понадобятся для экспансии империи на Черный лепесток, но что-то там не задалось, поэтому некоторые производства закрыли. А вот особняки богачей и аристократов построили немного в стороне от портов, вокруг миленького залива в небольшой долине. Поэтому чтобы попасть в большую купеческую гавань достаточно просто выбрать одну из десятков улиц, которые спускались к порту. Даже у всесильного барона не было столько людей, чтобы намертво закрыть все. Это могла организовать только стража. Значит барон будет ждать непосредственно у корабля.
  - Где стоит корабль твоего брат? Какая пристань?
  Девочка пожала плечами.
  - Я не знаю. Там наши склады. Большие. С башенками. Синего цвета.
  Вот тут Орлову повезло. В городе он хорошо знал только район вокруг интерната, ту самую Медную гору. Малую купеческую гавань он уже знал намного хуже. А в Большой был всего пару раз. Нельзя сказать, что у воров там не было никаких дел. Были. Но действовали они осторожно. Но тут ему повезло. Ту часть, в которой стояли синие склады он неплохо знал. Их он видел каждый раз, когда занимался в полузаброшенном парке около интерната. Оттуда район был хорошо виден. Без мелких деталей, понятное дело. Будь он сам, без дочки адмирала До, спустился бы по скале. Александр задумался.
  - Нужно оружие и веревка, - наконец он принял решение.
  Оставив ребенка увлеченно рассматривать что-то в воздухе, Орлов принялся искать хоть какое-то оружие. Хотя нет. Первым делом, он включил над входом в бордель надпись закрыто. Затем зашел на кухню за ножами. Порывшись в ящиках, нашел несколько неплохих экземпляров и взял тот, что побольше. В комнате охранников была надежда найти что-то полезное, но ее перетрусили до него. Быстренько пробежался по комнатам работающих девочек. Без особых надежд и результатов. Под конец остался только кабинет старухи Хаали. Его разнесли еще тщательнее. Даже стол разрубили, а деревянные панели на стенах содрали. Судя по всему, искали тайник. Копаться в этом мусоре было бесполезно. Он посмотрел на всю эту разруху разочарованно и вдруг услышал приглушенный плач. Ему даже показалось, что он узнал голос.
  - Ора? - спросило Орлов с сомнением.
  Плакать перестали. Но Александр уже не сомневался, что девочка где-то здесь. Он точно знал, что тут есть какой-то тайный ход, откуда вышел Алерд. Вот только никакого намека на него не увидел. Даже несмотря на сорванные панели и обои.
  - Ора? Это Алекса. Ты где?
  В этот момент монолитная, казалось бы, кирпичная стена отъехала в сторону. Орлов увидел небольшую комнату, на полу которой лежала владелица борделя и целилась в него из револьвера одной рукой. Вторую она прижимала к боку. Прямо по скромному платью бежевого цвета медленно расползалось темное пятно. Понятное дело, Александр мало знал о ранениях брюшной полости, но скорость, с которой темнела ткань, ему не понравилась. К ней прижималась заплаканная девочка.
  - Опарыш Старого, - буквально просипела Хаали. - Что разнюхиваешь?
  Попаданец на всякий случай поднял руки и сообщил:
  - Я сбежал от старого. Нашел, что предложить инспектору.
  - И что же? - выдавила старуха и поморщилась от боли.
  - Дочку герцога До. Вот с собой привел. А инспектора убили.
  - Глупый мальчишка... - опустила старуха оружие. - Как услышал о ней, сразу попытался, -- она закашлялась, - арестовать барона.
  - Неудачно, - заметил Орлов.
  - Барон оказался довольно сильным магом. Я сама не ожидала. Да и Старый удивил.
  - Он тоже маг? - удивился попаданец.
  - Он просто сволочь. Сразу начал стрелять по Оре. Откуда-то он узнал, что она дочь Алерда и моя внучка. Как только разнюхал.
  - А где все?
  Помолчали.
  - Не знаю. Люди барона всех увели. Когда Алерд вытолкнул Ору наверх, начался погром. Я едва смогла выбраться сюда, спрятать девочку.
  Старуха вздохнула.
  - Ладно... - снова просипела она. - Ты что собираешься делать?
  - Пробираться на причал, где стоит корабль ее брата.
  - Логично. Что надо?
  - Оружие и веревка.
  - На кухне, в чулане была веревочная лестница. Если не украли, забирай.
  - Благодарю!
  - Оружие... Возьми мой револьвер. Мне он уже не понадобиться. В мешочке еще патроны. Немного.
  Попаданец кивнул.
  - Но взамен... Выведи Ору.
  - Хорошо.
  Старуха пронзила его взглядом.
  -Внученька, - обратилась она к девочке. - Ты должна пойти с ним.
  - Нееет! - снова разревелась Ора.
  - Слушай меня сюда, - прошипела Хаали. - Ты сделаешь, как я тебе говорю. Иначе я приду из могилы и так оттаскаю тебя за волосы, что у тебя глаза повылазят. А теперь иди. Мне надо поговорить с этим мальчиком.
  - В холле дочка До...
  - Иди туда, ты поняла?
  Ора никуда уходить не хотела, Орлову пришлось минуту ее отрывать от бабушки. Наконец. Они остались одни.
  - Ты разумный мальчик. Возьми эти пластины. Это ключ в столичном банке. Там документы девочки. Они ей понадобятся. И деньги. Взять все это она сможет, когда ей исполнится пятнадцать. Себе возьми треть. И никому не говори.
  Он хотел поинтересоваться, что ему делать, пока Ора не станет совершенолетней, но старху уже протягивала ему кошелек.
  - Здесь немного. Восемьдесят золотых не хвати, конечно. Но может клан До пристроит вас где-нибудь слугами. В любом случаи, деньги помогут.
  Орлов все тут же спрятал за пазуху и затянул рубашку. Взял аккуратно тяжеленный револьвер, мешочек с патронами.
  - Мне что-то сделать для вас? - спросил, откровенно труся, что старуха попросит себя пристрелить.
  - Нет. Иди. Я закрою дверь своего склепа самостоятельно, - произнесла она и обмякла.
  Надо было бы что-то сказать, но все слова показались Александру глупыми. Он просто вышел из кабинета. Даже не оглянулся, хотя последнее далось ему с трудом.
  Собирались полчаса. Полчаса. Орлов весь издергался. Он, безусловно, проследил, чтобы фонарь, вывеска не горела, на дверях висела табличка с замком и вообще бордель со стороны казался закрытым. Потенциальные посетители знали, что иногда девочки практически в полном составе выезжали в свет, то есть на какие-то представления, и тогда заведение не работало. То есть не принимало гостей, но внутри все равно кто-то был. Так что опасность, что кто-то завалит в дом и обнаружит труп инспектора оставалась. Еще больше он переживал о возможном поиске инспектора подчиненными. Вот это был бы полноценный северный зверек с Синего лепестка. Песец, судя по энциклопедии обитал и здесь. Все это он и объяснил девочкам, когда спустился.
  Вот только реакция была слабенькая. У Оры хотя бы уважительная причина была, у нее наверху умирала бабушка, она порывалась подняться, плакала и вообще была заторможенной. 'Дворянка', дочка До просто действовала на нервы: рассматривала узоры магического сражения, требовала отправить гонца к брату и билась с платьем, в которое Александр попытался ее уговорить переодеться. Закончилось все тем, что он плюнул, забрал у нее ткань из кабинета Старого, сделал дырку посредине, как в пончо, и натянул его обратно. Против такой одежды девочка почему-то не возражала. Наверное, из-за того, что такие 'комплекты' носили древние скоты и бритты, которых он объявил великими завоевателями. Дочка адмирала хмурилась, пытаясь вспомнить, что ей рассказывали учителя, но снять пончо не пыталась. Так что, когда они все же отправились в путь, Орлов уже чуть ли не прыгал от нетерпения.
  Выглядели они странно. Впереди шефствовала дворянка, имя которой Александр так и не знал. С такой подпрыгивающей походкой, так что края пончо периодически игриво взлетали вверх. При этом она мечтательно-восхищенно о чем-то бормотала себе под нос. Затем тащился сам попаданец. К дулу револьвера он привязал один конец веревки, второй завязал петлей и перекинул ее через плечо. Получилась такая альтернатива кобуры. Да и стрелять должно быть легче. Оружие было тяжелым, так что одной рукой держать все равно было тяжело. Сверху накинул какую-то старую куртку. Не по погоде, конечно, но что ему еще оставалось делать? Спицы свои он засунул за пояс, так чтобы сразу легче было доставать. Ядом опять смазывать не стал. Ну и через плечо же перекинул большой, для его детского тела, моток веревочной лестницы. Замыкала колону грустная Ора, которая временами начинала тихонько всхлипывать. Вначале Орлов хотел сделать ей внушение, чтобы не демаскировала 'отряд', но так и не смог. Поворачивался, смотрел на сникшую девочку и молчал.
  Несмотря на такой странный состав и вид до интерната добрались быстро и без проблем. Как так получилось, Александр не понимал. Процессия их была, мягко говоря, не совсем обычная, но встречные прохожие только косились. Даже бандиты на выходе, только проводили недоуменными взглядами. Мелькнула мысль об удаче, но, вспоминая прошлые разы, когда эта капризная дама в самый ответственный момент показывала тыл, быстренько отогнал их.
  Ворота интерната тоже прошли без проблем. Другие воспитанники, которые никогда до этого не видели на его территории девочек, отреагировали бурно. Кто застыл с открытым ртом, кто тыкал пальцем, кто начинал шутить. Но учителя в это время по двору не разгуливали, поэтому им удалось без особых последствий добраться почти до самого парка. Не хватило буквально сотни метров. Они как раз подошли к сараям, за которыми располагалась вечно открытая калитка, как из-за угла вышел Луиндер.
  Сюрприз получился для обоих. Орлов попытался проскочить мимо, никак не реагируя на воспитателя, но тот на такую простую уловку не повелся.
  - Воспитанник Алекс... Как интересно. И куда вы ведете этим леди? Да еще и через закрытую территорию? - казалось Луиндер был совершенно спокоен, даже улыбнулся, но попаданцу почему-то показалось, что он просто дрожит от предвкушения.
  Орлов остановился и посмотрел на него удивленно. Реакция своего учителя-надзирателя его немного удивила, (чему от так радуется-то?), но задерживаться он не собирался. Поэтому сразу распахнул курточку и, не опуская лестницу, одной рукой навел револьвер на Луиндера. Тот занервничал.
  - Не балуй! - протянул руку.
  Александр не стал ждать и выстрелил. Выстрелил не целясь, рассчитывая больше попасть в землю под ногами и испугать, но револьвер был тяжелым, отдача слишком сильной для его детской руки и пуля попала точно в ногу наставнику. Тот моментально повалился на землю. Девочки остановились и удивлением посмотрели на него, потом на учителя, который к тому времени немного пришел в себя и начал кричать.
  - Убили! Держи убийцу!
  Ора, все еще какая-то потухшая, вот и удивление было каким-то бледным. Скорее ее просто испугал звук выстрела. А вот дочка адмирала смотрела на все это с удивлением-восторгом. Даже спросила:
  - За что ты его?
  - Надоел, - почему-то соврал Орлов.
  Девочка только хмыкнула. Дальше они уже почти бежали. Попаданец как мог торопил. До заката было, конечно, еще далеко, но несмотря на всю его удаль соваться на склоны ночью он бы не рискнул и самостоятельно, а он с 'грузом'. Когда дочка герцога До остановилась возле каких-то живописных развалин, которые были раскиданы по парку, он не стесняясь потащил ее дальше. Да и за спиной было достаточно горячо. Вряд ли другие учителя полезут догонять вооруженного воспитанника, но уж за стражей точно пошлют, а значит терять время нельзя. В результате, Орлов все больше нервничал и все больше подгонял девочек, так что к облюбованному склону они почти подбежали.
  Выбрал его Александр из-за того, что склады с причалами начинались буквально внизу. Но при этом их со стороны причалов видно не было. От наблюдателей их скрывал мыс и крепость береговой батареи. Внизу оставалось пройти по берегу к складам, а единственное препятствие, которое останется преодолеть - перебраться через забор. Но даже сверху было хорошо видно, что дырок в нем хватает. Все, конечно, было не так просто. Купцы на стали бы мириться с таким пренебрежением сохранности их товара. Спуска никакого не было. Даже наоборот. В одном месте обрыв просто нависал, а в другом скала шла под таким углом, что становился почти отвесной. Вот для них и понадобилась лестница.
  Выглядело это так. Орлов зацепил один ее конец за дерево, спустился сам и намертво, ну насколько мог, натянул и зафиксировал. Первой спустилась дочка адмирала и сделала это довольно ловко. У Оры так умело не получилось, но и она оказалась внизу довольно быстро. Затем Александр снова поднялся, сбросил лестницу вниз и спустился, применив по максимуму скилл скалолазания. Все-таки почти ежедневные тренировки... Проблема второго спуска была в том, что лестницу закрепить было нечего. Пришлось искать достаточно большой валун, упереться в него ногами и просто держать, пока девочки по очереди спускались. Не сказать, что было особенно легко, но терпимо. Лестницу он снова сбросил вниз, а слез с горки самостоятельно. Как и планировалось на берегу они оказались за крепостью, быстренько ее оббежали и поспешили к первой же дырке.
  
  4
  На Земле Орлов неоднократно бывал в портах. И по работе, и просто прогуливался. Почему-то знакомые ему дамы считали очень романтичным посидеть в кафешках с видом на краны и грязные, побитые жизнью и волнами контейнеровозы. Он-то к таким посиделкам, морским воротам и открытой воде относился достаточно спокойно. В общем, устройство современного ему порта он знал неплохо: железобетонные причалы, которые буквально впиваются в море, краны, поставленные на рельсы, бесконечные контейнера, специализированные терминалы... Как все это выглядело в древности или хотя бы во времена Колумба он представлял не очень. Видел что-то в кино, но в памяти остались только пираты, которые по деревянному трапу катят бочки. В общем-то и все.
  В империи Наут, по крайней мере, в городе Марэ, порты были устроены довольно просто. Хотя цемент знали, но на строительство пристаней его не тратили. Только у самого берега из строили из камня. Остальные причалы были из дерева. Большинство свайные, но хватало и плавучих, когда на лодки просто бросали доски. Последнии чаще встречались в Малой Гавани, где царил настоящий хаос. В Большой гавани, где швартовались корабли местных транснациональных компаний, порядок был если не образцовый, то четкий. Каждому торгово-промышленному дому принадлежал свой причал, прямой, длинный и достаточно широкий, чтобы поместить склады и небольшую ветку с деревянными рельсами обитыми железным листом. Вагонетки толкали либо лошади, либо сами люди. На причалах, в отличие от Малой Гавани, никаких злачных мест и тусовки, никакой праздношатающейся публики. Обеспечивало все это забор с крепкими воротами и охранники. Таверны и небольшие гостинки ютились на набережной и дальше на улицах. В целом порт и выглядел как длинная набережная и ворота, ворота, ворота... Некоторые были открыты и пройти можно было спокойно, а на некоторые вообще не пускали, вроде Железного Союза, который привозил из Черного лепестка слитки различных металлов, в том числе и серебра.
  Исходя из этого стремительный маневр Орлова решал только часть проблемы. Он был уверен, что к этому времени бандиты барона перекроют все подходы к причалу. Закрывать порт может быть и не смогли, ведь неизвестно сколько всего привлекли к операции. Фабрика, например, совсем не выглядела опустевшей. Но вот причал Ворота Александр собирался пройти, стреляя во все стороны. Вот только не совсем ясно было, как к ним подойти. Смутно мелькали мысля о том, чтобы оседлать вагонетки и вкатится на причал. Вот кто их только будет толкать... Поэтому он не придумал ничего лучше, чем максимально быстро рвануть к причалам, в надежде уже там на месте разобраться. Шли, конечно осторожно, поглядывая по сторонам, а попаданец еще и старался максимально прикрываться прохожими. На что он рассчитывал? Откровенно говоря, надежда была только на револьвер и внимательность. Всех бандитов барона он, понятное дело, не знал, но все же большинство из них видел, а вот те его вряд ил узнают. Куртка новая и неприметная, брюки подвернул, превратив в шорты, он даже шапочку какую-то подобрал. Ничего похожего на привычную интернатовскую форму не осталось. Метка по-прежнему горела, но вряд ли у всех бандитов есть специальные очки. Так что узнать противника он должен был первым. Опасность представляли только люди Старого, но непосредственно боевиков у него было мало. Так что встретит кого-то из воров, Орлов по идеи успевал остановиться. А дальше либо искать обход, либо отступить, либо прорываться. Благо для последнего у него был револьвер. Огнестрельное оружие было редкостью. Тут он его и не видел ни разу у воров. Может у телохранителей барона они и есть. Но вряд ли тот дежурит... Шансы хорошие, решил он. 'А на рожон лезть не буду, - подумал все же он. - Чуть что не так - отступаю, прячу девочек и пробираюсь вплавь ночью'. Плавал он хорошо, море тут было теплым почти весь год, так что добраться до корабля брата - вполне реально.
  Поначалу все шло ожидаемо. Дырявый забор порта их не остановил, они даже немного выбирали какая дырка соответствуют благородному высокому статусу благородного. Да, Орлов немного пошутил, а дочка адмирала задалась этим вопросом серьезно. Минуту думала над этим вопросом, а потом заявила:
  - Я вообще в приключение, думаю тут без разницы, - и шагнула в первую же дыру. И сразу же добавила: - Ой! Я застряла!
  В общем, забор они, стыдно использовать это слово, но преодолели. Дальше было... Не сложнее, но напряжение точно. Шли медленно, чтобы Орлов успевал посмотреть по сторонам. Но ничего угрожающего им по дороге не встретилось. Один раз ему показалось, что увидел какого-то бандита, но тот убежал куда-то в сторону и даже не посмотрел на детей. А потом как-то резко набережная опустела. Не было ни прохожих, ни местных работников. Когда они подошли к тем самым воротам, за которыми стояли синие склады с башенками. Когда Александр увидел происходящее, он тут же потянул девочек за ближайший угол. Собственно, никаких ворот не было. Они лежали на земле. А бой, самый настоящий, шел чуть дальше - у баррикад. Воры с каким-то нездоровым воодушевлением и нелепыми криками штурмовали склады уважаемой имперской компании.
  - Это как так? -не выдержал Орлов.
  - Бунт? - спросила 'дворянка', осторожно выглянув из-за угла.
  Только Ора промолчала.
  - Надо вернуться и где-то переждать...
  - Я хочу к брату! - вдруг заявила дочка адмирала.
  - Я тоже хочу к твоему брату, но через эту толпу мы не продеремся.
  В этот момент Орлов обернулся. Почему он это сделал, он и сам не знал. Может услышал что-то, а может быть почувствовал взгляд Старого. Он шел в сопровождение своего хмурого помощника, Жакса с напарником и совершенно постороннего бандита с топором. Двигались осторожно и быстро. Было ясно, что беглецов узнали и даже лишняя девочка их не смутила. Слишком уж предвкушающая улыбка была у Жакса, даже черный шарф придерживал вокруг шеи и не морщился.
  - Бегите! - крикнул Александр. - Быстро!
  Девочки назад не смотрели, но моментально послушались. К сожалению, как и иногда случается с отданными в спешке командами, каждый участник понял ее по-своему. Орлов, подразумевал, что его попутчицы побегут обратно. С его точки зрения, это был самый логичный маршрут. Хотя с этим можно спорить. Вот только дочка герцога До решила, что бежать надо к кораблю брата и рванула туда с максимальной скоростью. То есть прямо в радостно загалдевшую толпу, которая как раз поднялась на баррикаду и сбросила ее защитников вниз. Ора вообще ни о чем не думала, аристократка ее просто потащила за собой и буквально через несколько десятков метров она споткнулась. Всего этого попаданец не видел. До Жакса, который шел первым, было всего метров двадцать и времени на раздумывания просто не было. Он сразу начал стрелять, даже не вытащив револьвер из куртки. Курок жал так быстро как мог, ??? второй рукой схватился за ствол, чтобы хотя бы сильно не плясал. Уже после второго выстрела тот нагрелся, а потом и вовсе начал обжигать, но Орлов только сжал зубы и вцепился в него, несмотря на боль.???
  Целился он в Старого. Выбрал его неосознанно. Видимо, подспудно больше всего опасался. При этом рассказ старухи Хаали, о том, что глава воровской разведки и контрразведки стрелял, а значит тоже был вооружен огнестрелом, даже не вспомнил. Самым удачным оказался первый выстрел. В цель он не попал, зато пуля выбила топор из рук незнакомого бандита и отрикошетила точно в голову напарника Жакса, того самого, что так ловко махал палашом. Мозги с кровью бодро пшыкнули во все стороны, вогнав в ступор самого Жакса, который замер прямо на пути Старого. Старый, чтобы не налететь на него, пришлось отталкивать пацана в сторону. Второй выстрел улетел куда-то в молоко. Третий разбил окно. Четвертый попал в ногу хмурого помощника. Тот правда даже не заметил этого и даже перешел на бег.
  Понятное дело, пока Орлов стрелял его соперники не стояли на месте. Если вначале они просто быстро шли к детям, то после выстрелов сразу побежали. Орлов не очень соображал что делает, слишком уж стремительно все перешло в горячую фазу, но он все же успел подумать, что патронов только шесть и даже полностью разрядить барабан он не успевает. Пятый выстрел он делал уже с расстояния не больше пяти метров. Но и это не помогло. Пятая пуля легла кучно, но только оцарапало плечо Старого. Зато шестая не пропала даром. Как ни странно, первым к нему приблизился учитель. Уходя от его воспитательного пинка ногой, Александр повалился на землю и уже оттуда сделал шестой выстрел - прямо в живот ассистента. Тот открыл рот, но затем беззвучно упал всего в шаге от мальчика.
  Орлов буквально на мгновение замер. Успела мелькнуть мысль, что на самом деле все более чем хорошо сложилось. Вряд ли хоть один выстрел можно назвать удачным, да и в Старого он так и не попал, но скученность цели и удача помогли ему сократить противников почти до минимума. Но в то же мгновения над ним нависла тень и он, повинуясь какому-то предчувствию, откатился в сторону. Там, где он секунду назад лежал, резко опустился топор. 'Вот, сволочь, подобрал-таки', - подумал он. Останавливаться он не стал, сразу вскочил и попытался оглянуться, но тут же получил пинок в спину. Это дал знать о себе Старый. Александр даже обрадовался. Пинок был не опасным, он ловко перекувырнулся и уже снова стоял на ногах, но при этом четко понял, где тот стоит. Мужик с топором уже поворачивался к нему, Старый нужно сделать несколько шагов. Времени было немного, но как раз хватит для того, что метнуть одну из спиц. Достать ее из рукава и метнуть - все это заняло буквально секунду, а навыки, которые он тренировал чуть ли не с младенчества, не подвели. Спица с утяжелителем попала точно туда, куда он и хотел - в глаз мужика с топором. Кость скорее всего не пробил, не та у него все же сила в руках, оно и этого хватило. Мужик взвыл и схватился на глаз. 'Не боец', - с понятным удовлетворением подумал попаданец и повернулся все же к Старому. И замер.
  Начальник воровского СБ целился в него из револьвера. Орлов почему-то успел заметить, что тот был намного меньше того, что он взял у Хаали, но как-то нормально среагировать на это не успел. Небольшая досада только промелькнула, до начала боя он же помнил, что Старый с огнестрелом, но потом все как будто вылетело из головы. Мысли какие-то пробежать успели, но вот тело явно запаздывало. Он только и успел дернуться, когда раздался выстрел. Бок обожгло болью, его развернуло и вывернуло, со стороны даже показалось, что его отбросило на метр. На самом деле он просто согнулся и упал на спину.
  Орлов всего этого даже не почувствовал. Он почему-то не потерял сознание, но было так больно, что он перестал что-либо соображать. Все окружающее превратилось в какие-то цветные пятна, а звуки в какую-то дикую какофонию. Сколько прошло времени Александр мог только догадываться, но, когда он очнулся, над ним уже стоял Старый.
  - Что тебе на жопе-то не сиделось? - спросил он.
  - Руку... сперли... -прохрипел Орлов.
  - Так ты из-за жадности полез на тех, кто тебя кормили и наставляли?
  - Справедливости... - снова выдавил попаданец.
  - Справедливости... вот оно говно какое, - Старый даже улыбнулся. - Нет, тут справедливости. Ищи ее за чертой.
  Если бы мог, Орлов бы зажмурился. Он, конечно, один раз уже пересек черту, переродился, но все равно было чертовски страшно. Старый это почувствовал, посмотрел на него с превосходством и даже собрался что-то сказать. Только не успел. За спиной появилась Ора с лопатой. Девочка была маленькой, лопата в ее руках дрожала, поднять полностью она не смогла, била сбоку, но на одно движение сил ей хватило. Железное полотно с громким 'бум!' прилетело прямо в голову Старому.
  - Ты... где... лопату... нашла? - прохрипел Орлов, но его никто не услышал.
  
  5
  Как ни странно, Александр практически сразу более-менее очухался. Нет. Бок продолжал болеть, он чувствовал, как кровь медленно растекается под одеждой, проникая уже за ремень и стекая по ноге. Однако, пусть и помощью Оры, он смог встать и даже почти нормально говорить.
  - Где эта... дворянка? - поинтересовался он.
  Единственный билет из того пропасти, в которой он оказался, интересовал его в первую очередь.
  - Бежала к брату.
  - А ты почему здесь?
  - Она меня потащила за собой, но я споткнулась. Услышала выстрелы и вернулась. А тут старик этот в тебя стреляет. Увидела лопату. Вот и... - она вздохнула.
  - Спасибо, - сказал он. - Ты мне жизнь спасла.
  Ора промолчала.
  Оставаться на месте было глупо. Неизвестно, с кем еще можно было столкнуться, тем более что Жакс вообще куда-то исчез. Орлов был на 99% уверен, что тот просто спрятался, но всегда оставался небольшой шанс, что он побежал за подкреплением. В конце концов, он может просто встретить кого-то случайно. Но это еще не все. Александр посмотрел по сторонам. На улице было тихо, в окнах никто не мелькал. Двое его противников не подавали признаков жизни, мужик, которой все же бросил топор, перестал выть и медленно отползал, Старый, который лежал совсем рядом, уже хрипел. Попаданец захотел нагнуться и взять его оружие, но понял, что может только стоять максимально ровно.
  - Ора, подай мне его револьвер.
  - Что? - переспросила девочка.
  - Штуку, из которой он по мне стрелял.
  - А! Пульверем.
  Получив револьвер в свои руки, Орлов с интересом посмотрел на него. Он оказался меньше, легче и намного удобнее. Тот, что он взял у содержательницы борделя, был по сравнению с этим настоящим монстром. Только оружие Старого было рассчитан на пять патронов, а не шесть. Два выстрела тот уже потратил... Второго выстрела Александр не помнил. Да и рана была вроде бы только одна.
  - Ладно, - пробормотал он и два раза выстрелил в спину Старого.
  Ора вскрикнула. Орлов, опираясь на нее, повернулся и последнюю пулю отравил в сторону ноющего мужика. И попал. Тот замолчал. Откровенно говоря, он не хотел этого делать. Без интеллигентской рефлексии. Как здоровый человек, далекий от кровопролития, он просто боялся. В прошлой жизни он ни разу не оказывался в ситуации, в которой вопрос бы ставился ребром: своя жизнь или чужая. Но сейчас оставлять врагов, а это были именно враги, за спиной ему не хотелось еще больше. Жакс и его напарник наглядно доказали пагубность такой практики.
  - Правильно, - прокомментировала это Ора. - Он бабушку...
  Александр вздохнул. О Хаале он совершенно не думал, когда нажимал курок.
  - Пойдем, - произнес он. - Надо найти светлейшую. Или как так ее...
  Идти было тяжело. Бок при каждом шаге пронзал болью, Орлова немного шатало, чтобы не упасть приходилось держаться за Ору. Слава богу хоть кровь не лилась ручьем. Но вообще сам факт, что он встал и хоть и шатаясь, но все-таки стоит на ногах - его удивлял. В прошлой жизни он часто прикалывался с фильмов, в которых доблестные герои активно принимают участие в сражениях с серьезными ранениями, чуть ли не с оторванными конечностями. Оценить тяжесть собственных повреждений он не мог, но все равно он насторожено ждал, когда потеря крови приведет к тому, что он просто-напросто упадет. Но ноги как-то сами несли его вперед, а туман в голове постепенно уходил. Ему удалось даже посматривать по сторонам. Хотя ничего особенно интересного вокруг не было.
  Хотя бы потому что набережная опустела. Битва, судя по крикам и грохоту, переместилась куда-то дальше по причалу, оставив после себя только лужи крови и трупы. Раненых не было. Сначала Александр решил, что их с поля боя уносят, а потом увидел знакомого вора, которому кто-то заботливо перерезал горло. При этом ранен он был все же в живот, о чем намекал торчащий в кинжал. Конечно, могли и чужие добить, но Александр больше ставил на дружескую помощь.
  - Надо идти на шум, - сообщил Орлов девочке.
  Та промолчала. Подошли к баррикаде из ящиков, мешков и какой-то мебели. Попаданец с сомнением посмотрел на препятствие. Защитники имущества герцога До как-то не особо церемонились с его вещами. Натаскали их столько, что этот импровизированный редут получился двухметровой высоты. Перелезть через такое препятствие с ноющим боком? Александр скривился. Ора его наверх не вытащит, значит придется все делать самостоятельно. Он отпустил девочку и схватился двумя руками за торчащую наверху доску. В глаза тут же потемнело, но тихо ругаясь про себя, путая при этом земные и местный словоформы, удержался на ногах. 'Приехали', - подумал он. Потерять сознание в двух шагах до цели было обидно. Захотелось опустить руки, согнуться, прижать их к боку и немного отдохнуть.
  - Тебе плохо, - спросила девочка и попыталась придержать его.
  Дальше произошло то, что ввело Орлова в ступор. Сразу после прикосновения ее рук он вдруг почувствовал, как ему становится лучше. Словно большая волна свежести окатила его, даже боль отступила. Стало хорошо, просто хорошо. Захотелось вот так постоять немного отдохнуть, но испугавшись, что волна исчезнет, а он так и останется внизу. Александр резко подтянулся и чуть ли не взлетел наверх. И не выдержал, выругался уже вслух и громко.
  - Что там? - заинтересовалась Ора внизу.
  - Еще одна баррикада, - процедил он. - Неутомимые какие-то.
  Он помог девочке подняться наверх. Слабость снова начала подступать.
  - Нельзя останавливаться, - произнес он.
  - Смотри! Это она! Герцогская дочка. И проход!
  Орлов присмотрелся. Их главная надежда на благополучный исход этого приключения сидела за большой бочкой и что-то рассматривала в небольшом проломе баррикады у края причала. Там дальше что-то бухало, громыхало и звенело. С первого завала было видно, как что-то взлетало там вверх и вроде бы даже летало. И это было странно.
  - Мне страшно, - прокомментировала все это Ора.
  - Мне тоже, - признался Орлов.
  И это взрослый в нем человек признался.
  - Не правда, ты ничего не боишься, - и вздохнула.
  - Ладно, пошли к ней.
  Они начали осторожно спускаться. Вернее, постарались это сделать осторожно. Почти на самом верху Ора зацепилась за чью-то отрубленную руку и скатилась почти вниз, чуть не ткнувшись лицом в распоротый живот какого-то мертвеца. И даже не вскрикнула. Молча отпрянула, посмотрела на того с ужасом. Орлов опустился рядом и помог ей отойти от трупа. Правда рядом был другой, не менее распотрошенный несчастный... На этом участке между глухой стеной склада, двумя баррикадами и море трупов было намного больше, чем на причалах.
  'И еще одна странность', - снова пронеслось в голове. -'Вокруг трупы, конечности, кровь, прочие мерзости, а у меня и девочек никакой нормальной реакции. Ни тебе тошноты, ни рвоты. А ведь кровь, когда ее много, черт побери, пахнет специфически...'
  Все эти мысли не мешали ему при этом шагать прямо по телам, особо не выбирая куда ставить форменные ботинки. Герцогская дочка услышала их метров за десять. Повернулась, посмотрела на них с идиотской безмятежностью и выдала:
  - Где вы бродите? Вы почти все интересное пропустили...
  Орлову остро захотелось сказать что-то нецензурное. Сдержался. Просто вздохнул и опустился на землю рядом. Ора устроилась тут же.
  - Что там? - спросил он и осторожно заглянул в проем.
  - Магический бой! Настоящий магический бой!
  Александр выглянул из-за бочки. Обзор был хороший, да и зрелище действительно было... неожиданным. Больше всего увиденное напоминало увиденный им когда-то фильм про мутантов или суперлюдей. В прошлой жизни он не любил такое развлечение, но несколько раз ходил в кинотеатр с маленькими племянниками. В общем, барон и судя по всему сын герцога демонстрировали скорее сверхспособности, а не магию. О последней у него было совершенно другое представление. То есть как он думал. Магия - это ведь какая-то система, наука. Чтобы получить что-то, ну вроде молнии, требовалось что-то сделать. Составить заклинание, махнуть волшебной палочкой, сформировать конструкт и напитать силой. Разные он встречал идеи как на самом деле все происходит. А сверхспособности существуют как бы сами по себе. Делать особо ничего не надо, чтобы ими воспользоваться. Достаточно желания и все.
  Вот и на участке пирса, где было пришвартовано три корабля, два обычных грузовых толстяка и небольшая яхта, с каким-то нездоровым упоением резало друг друга две группы. В живых осталось немного и с каждой минутой их количество стремительно сокращалось. Какого-то правильного строя не было, собственно вообще было непонятно, кто какую сторону представляет. 'Хоть бы платки повязал', - подумал попаданец. Только одни участники выделялись формой, они старались держаться поближе к высокому молодому брюнету в расшитом камзоле, который и колдовал. Его соперником как раз и выступал хорошо известный барон, который, к удивлению Александра, был один, без толпы своих телохранителей.
  Итак, местная магия. С ней Орлову до этого почти не довелось сталкиваться. Поэтому он внимательно наблюдал за происходящим. Сражение со стороны выглядело так. Барон показывал рукой на ближайшую тяжелую хрень, особенно он любил бочки. Та взмывала вверх метра на два-три. Затем следовало движение рукой, как будто главарь всех городских воров, что-то забрасывает в сторону противника. И бочка летит в сторону сына герцога. Целился барон исключительно в него, не размениваясь на остальных. Впрочем, можно было и особенно не стараться убить всех вокруг. Это происходило как-то само собой. Летящую в него бочку молодой До ловил в воздухе. Как он это делал Орлов не понимал. Просто выставлял вперед руку и та, как бы отклонялась от курса, летела куда-то в сторону. Немного реже из рук того еще и била молния, которая могла даже швырнуть бочку обратно. Надо ли говорить, что вся эта летающая хрень не особо выбирала куда упасть? Александр даже поежился, когда очередной летящий ящик снес голову еще одному неудачнику.
  - Не берегут тут рядовой состав, - пробормотал он.
  - Кого? - переспросила дочка До.
  - Солдатиков-матросиков, - пояснил.
  - Ага, - согласилась девочка и прокомментировала очередной успешный пинг-понг. - Здорово отбил!
  Надо сказать, что аристократы вот так перекидывались предметами довольно быстро. В воздухе одновременно находилось до пяти предметов. И это еще не все. Пока одна рука барона метала предметы, второй он бросал маленькие огненные шарики. Его противник отвечал тем же, только шарики были не огненные, а напоминали небольшой сгусток молний. Могло показаться, что делали он это без какой-либо системы, но на самом деле большинство из них встречались со своим антагонистом и легким звоном взрывались. Со звуком сталкивающихся мечей он хорошо сочетался.
  - Никогда бы не подумала, что так далеко от столицы есть такие сильные маги! - с восторгом произнесла До.
  - Барон, что действительно сильный?
  - Спрашиваешь! Он же давит моего брата. А мы же из герцогской линии! Мой брат в столице столько лет каналы тренировал!
  - Тренировал каналы?
  - Ой. Меня вот тоже в школу как раз везли.
  - И как это делают?
  - Не знаю еще. Мне пока только первый уровень рассказали. Но получается
  - Понятно.
  В этот момент барон сделал неожиданный ход. Он направился руку на деревянное полотно причала и вырвал оттуда целый кусок. Часть защитников просто повалилась вниз, некоторых снесло обломками.
  - Вот это силища! - восхитилась дочка герцога.
  Все поднятое в воздух полетело в молодого герцога. Тот не растерялся, хотя среагировать успел только в последний момент. Вскинул навстречу летящим предметам обе руки и окружил себя полусферой из молний. Все остановить не удалось, кто-то за сферой повалился на пол, но все равно большинство разметало, словно взрывом.
  - Ты о брате совсем не волнуешься, что ли? - вдруг спросила, молчащая до этого
  Аристократка немного задумалась.
  - Не особо, - ответила она. - Барон сильнее, но мой брат опытнее. Он даже в рейдах принимал был. Так что он его сделает. Должна быть какая-то хитрость.
  Орлов только головой покачал. О магии он знал немного, но невооруженным взглядом было видно, что защитников причала становится все меньше и меньше, и отступали они все дальше. При этом брат его невольной подопечной понемногу, шаг за шагом, пятился к трапу своей яхты.
  - Надо бежать отсюда, - сказала Ора.
  - Что? Зачем?
  - К барону бежит подмога.
  Александр оглянулся и выругался про себя. Баррикаду перебиралась еще одна банда. И этих он узнал. Это были люди Артара. Среди местных бандитов у него была самая негативная репутация. Но он был осторожен, определенной границы не переходил. То есть трупы с ним связать не могли, но слухи среди городского дна ходили не самые приятные. Да, что там говорить, все были уверены, что его банда мочит людей налево и направо, просто нашел новый способ избавляться от трупов. Насколько попаданец знал, к доверенным эта банда не относилась. Их увидели сразу, но отреагировали слабо. Перелезшие первыми больше помогали следующим, а не рвались вперед.
  - Уходим! - сказал Орлов и попытался встать.
  Сделать это не получилось. От резкого движения, перед глазами все поплыло и если бы не Ора, которая вскочила и схватила его за руку, он бы бесславно повалился бы мордой в землю. Но девочка начала просто удержала его, а потом произошло нечто странное. Он вновь ощутил, как в его тело возвращаются силы, а ноющая боль в боку постепенно отступает. Александр даже умудрился поднять аристократку на ноги.
  - Побежали! - крикнул он.
  И они побежали. Вернее, быстро пошли. Ора поддерживала его справа, дочку герцога он схватил за руку, чтобы она не слишком разгонялась. Выбора, куда идти, у них не было, но влетать сразу в бой не хотелось. Вместо этого он решил приближаться к нему по дуге, максимальной которую позволяло пространство между водой и складом. Орлов решил поставить на то, что брат увидит сестру и сам что-то придумает, раз уж такой хитрый. В общем-то, слабенькое решение, это понятно, но ничего гениального он придумать не успевал. Бандиты уже почти перебрались и начали заводить себя криками. Так что Александр решил рискнуть. Впрочем, все планы чуть не накрылись огромной бочкой, которая влетела в баррикаду совсем рядом. На пару метров в сторону и путешествие закончилось бы почти у самого финиша. Но дальше было спокойнее, предметы падали, но далековато от них.
  Заметили их воры и почти сразу. А дальше пошли непонятки. Орлов напрягся, когда увидел, что какой-то штурмующий почему-то остановился и посмотрел в их сторону. Скорее всего, это было случайно. Из серии: почувствовал взгляд, обернулся, а там... Ну, вот. А там дети. Бандит толкнул соседа и что-то ему сказал. Тот следующего и так далее. Наконец, информация дошла до барона. Тот не прекращая метать различные предметы и огненные шарики, повернулся на полкорпуса и посмотрел на детей. Александр даже непроизвольно остановился, а Ора испугано прижалась к нему. Одна герцогская дочка оставалась спокойной. И тут произошла еще одна странность. Воры расступились в стороны, освободив небольшой проход к барону. Попаданец уже собирался стрелять, когда его официальный сюзерен громко произнес:
  - Старый все-таки нашел ее. Немного поздно. Но ничего. Иди ко мне мальчик. Как тебя там зовут? Без разницы. Старый тебя наградит. Я прослежу.
  Орлов замер в нерешительности.
  - Давай же! Иди сюда!
  'Играет или действительно не знает', - подумал он, делая шаг к нему. Старый точно знал, кто был виноват в похищении девочки с базы, но ведь мог по какой-то причине не докладывать начальнику подробности. Александр только крепче сжал рукоятку револьвера от таких мыслей.
  - Эй, выродок До! - закричал барон, когда они почти подошли к ним.
  - Чего тебе, портовая крыса! - ответил звонкий голос.
  - У меня твоя сестра. Я собирался воспитать из нее шлюху. Но эти уроды ввязались в драку. Так что я просто убью ее здесь. А ты уплывай. Тебя я достану позже. Беги к папочки и передай, что смерть Лосты Та не окажется безнаказанной.
  - Да ты только с маленькими девочками можешь драться. И что это за Лоста Та.
  - Лоста - это моя мать! И твой папаша прекрасно ее знает. А теперь и уж точно вспомнит.
  Дальше произошло сразу несколько вещей. Братец аристократки неожиданно завопил:
  - Тася! Щит под ноги.
  Барон резко повернулся и направил руку на девочку, а Орлов все-таки выстрелил в него. Глава воровской фабрики на выстрел среагировал, даже на раздавшейся вслед второй. Обе пули встретились с огненными шариками и изменили траекторию. В третий раз Александр нажать на спусковой крючок не успел. Кусочек огня влетел в его левую руку. Боль была страшная, он выпустил револьвер и снова поплыл, даже прижавшаяся Ора не помогла. И в этот момент под причалом взорвалось множество молний. Доски внизу как будто на мгновение вздулись, а потом взлетели вверх. Стоящих на причале тоже подбросил метров на шесть. Сам Орлов уже слабо что соображал. Он видел только как воры бились в конвульсии, как бушевал барон, падая в воду, как дочка барона летит, пытаясь одновременно схватить его и Ору, но если девочку ей каким-то образом удалось вырвать из объятий Александра, но вот сам попаданец начал заваливаться на спину. В этот момент какая-то сила буквально дернула ее в сторону. Еще мгновение - и девочки уже дружно плывут по воздуху, что-то крича. Что именно, разобрать ему не удалось. Затухающее сознание успело только отметить, что молнии вокруг него никак не хотят стихать, и при этом совсем не добавляли неудобства или боли. Он понял, что начал падать, но почему-то не вниз, а вверх. Но даже удивится не успел. Орлов буквально растворился в темноте.
  
  Глава 3. По морям, по волнам
  1
  Очнулся Орлов от боли. Собственно, он даже не очнулся по-настоящему. Только резко осознал, что ему больно. Открыть глаза не смог, рук-ног не чувствовал, просто плыл по целому океану собственной боли. И ладно бы только раненный бок ныл или обожженная рука. Болело все. Поэтому он не стал сопротивляться, когда снова начал проваливаться в темноту. И мысль о том, что этот провал будет последним в его жизни даже не возник. Упал и упал.
  Второй раз он вернулся в мир уже с большим напором функций. Кроме боли добавился звук. Кто-то говорил, кричали люди, скрипело дерево. Потом он осознал, что поверхность под ним шатается. Возникла мысль о качке и палубе, но постель ему показалась слишком мягкой. Он попытался пошевелится и понял, что вместо собственного тела ощущает только пульсацию крови. И тяжесть. Будто лежит на нем огромный камень. Было тяжело дышать и вообще казалось, что он давит его, мешает нормально прийти в себя. Он дернулся, скорее всего мысленно, а не в реальности. Но камень даже не сдвинулся с места. Это почему-то разозлило. Он дернулся еще сильнее. И еще, еще. Сколько он так бился, сказать сложно. Звуки, которые раньше доносились до него, куда-то пропали, качка прекратилась, а весь окружающий мир сжался до этого чертова камня. Бился он над ним долго, но постепенно этот воображаемый или реальный камень начал поддаваться. Сначала совсем незначительно, будто на миллиметр, но затем тяжесть начала отступать. В конце концов, тяжесть ушла полностью, а Александр вдруг снова почувствовал руки, ноги, рану в боку, мягкую кровать, запах моря. Он даже попытался открыть глаза, но только снова потерял сознание.
  В третий раз... А вот в третий раз его банально разбудили. Просто взяли за плечо и потрясли.
  - Вставайте, молодой человек! Хватит уже спать.
  Орлов открыл глаза. Над ним стоял бородатый мужик в сюртуке расшитом золотой ниткой.
  - Очнулся?
  - Да, - прохрипел попаданец.
  Мужик понимающе хмыкнул и протянул ему чашку.
  - Пей.
  Орлов сел на кровати и одним махом осушил ее. Горло у него действительно пересохло. Взял чашку раненной рукой. И только когда чашка опустела, понял, что рука совершенно не болит. Лежал он голым, перебинтованным, но вроде бы совершенно здоровым.
  - Как самочувствие, жертва взрывной инициации?
  - Нормально.
  - Хорошо. Одевайся, выходи на палубу. Тебя надо поесть. Да и поговорим заодно.
  Попаданец кивнул. Мужик направился к выходу, и уже в дверях поинтересовался:
  - А зовут тебя как?
  - Ал... Алекс.
  - И все.
  - Все...
  Мужик только головой помотал, но ничего говорить не стал. Вышел. 'Черт! Он же видел татуировку!' - ударила в голову мысль. Орлов покосился на плечо, но к своему удивлению ничего там не увидел. Это было странно, на секунду он завис, а потом решил все-таки одеться. Каюта была маленькая и какая-то женская. Небольшой шкафчик в цветочках, столик с вазочкой, в углу небольшой горшочек с чахлым растением. Странный набор для корабля. С последним тоже все было очевидно: качка, в иллюминаторе горизонт, запах море, крики боцмана. Да и форма. Синий штаны и рубаха младшего состава. Юнг, если на земные понятия перевести. В императорском флоте обычно детей и подростков не менее трети экипажа. Только без эмблемы. Эмблема в одежде местных моряков занимала такое же место, как отметка на плече. Александр их, правда, все равно не умел читать. Так что немного потерял.
  Из каюты он вышел через десять минут и через коридор попал на небольшую палубу. Оглянулся. Мужик сидел за столиком с белоснежной скатертью и пил вино. Увидев мальчика, он приглашающе указал на стул на против.
  - Присаживайтесь!
  Орлов сел и сразу спросил:
  - Где я? И что происходит? Кто вы?
  За спиной буквально вырос слуга, который поставил перед Александром тарелку какого-то супа, блюдце с хлебом и стакан вина. Рука попаданца невольно потянулось к последнему. Пригубил. Хороший сухарь.
  - Ты бы поел, - неодобрительно покачал головой мужик.
  Попаданец прислушался к организму. Да, есть ему хотелось. Аккуратно поставил бокал, взял ложку и начал быстро есть. Суп оказался обычным куриным. Ничего особенного, но сейчас пошел отлично. Собеседник есть не стал,
  - Что происходит - это интересный вопрос, - начал мужик. - Собственно, думаю, что ты об этом можешь даже больше моего знать.
  - Нем, - покачал головой Орлов. Потом все же проглотил кусочек какого-то овоща. - По всем раскладам, я должен быть погибнуть.
  - Вместо этого прошел инициацию.
  - Не помню такого, - пожал плечами попаданец и вернулся к супу.
  Мужик выгнул бровь.
  - Это отлично укладывается в историю. Вот как это я вижу. Нашли мы тебя в недалеко от мыса Красного камня. Совсем рядом с Марэ.
  Орлов кивнул. Лично не был, но место по картам знал. Действительно недалеко, в прямой видимости.
  - Ты лежал на волне. Необычная для мага ситуация. Не знаю, в курсе ли ты, что некоторые даже считают, что мастера огня нельзя сжечь, а воды соответственно утопить. Это не так, конечно. Обычная сказка. В народе ходит много таких сказок. Мастер, и даже просто адепт, может совладать со стихией, но стопроцентной гарантии это не дает. Много факторов может вмешаться, вплоть до личных особенностей. Вот, например, ты знаешь, что у огня может быть разные температуры.
  Орлов кивнул.
  - У каждого мага своя температура, которую он может сдержать. Да и огонь свой. Некоторые уникумы... Ладно. Не буду сейчас лекцию читать. Но исключения бывают. Например, погруженные.
  - Не слышал о таких, - произнес Александр, с тоской смотря в пустую тарелку.
  Снова появился слуга, забрал ее и поставил другую - большим куском варенного мяса, хорошо залитую каким-то соусом. Рядом положил вилку с ножом. Попаданец удовлетворенно кивнул.
  - Это маги, которые отказываются от всех возможных манипуляций и концентрируются на какой-то одной. Постепенно, они настолько сливаются с ней, что даже немного изменяются сами. Например, превращаются чуть-чуть в огонь или воду. Выглядит это странно. Так вот. Некоторые из них, водники, могут ходить по воде, спать на ней...
  - Думаете, я такой? - оторвался Орлов от мяса.
  - Вряд ли. В таком возрасте погрузиться в стихию нереально. И раньше достигали такого состояния в глубокой древности, а сейчас такая практика и вовсе не распространена.
  - Тогда к чему вы мне все это рассказываете?
  - Чтобы ты понял, почему я не прошел мимо, а приказал поднять тебя на борт.
  - Кстати. А кто вы? Как к вам обращаться-то хотя бы скажите.
  Мужик засмеялся.
  - Справедливое замечание, Алекс. Меня зовут Агель Шамп. Больше известен, как капитан Шамп-Борода.
  Александр промолчал. Может кому-то Шамп-Борода был известен, но воспитаннику приюта его имя ни о чем не говорило.
  - Я так понял тебе это ни о чем не говорит?
  Попаданец кивнул.
  - Я занимаюсь торговлей с Черным лепестком. Привожу оттуда только не фрукты или пыльцу черных кактусов, а вещи, связанные с магией. И не только вещи. Ту же мертвую воду. Вхожу в Золотую гильдию. Солидно?
  Шамп произнес это с ноткой бахвальства, поэтому согласился.
  - Солидно.
  - Вот! А говорю это потому, что это необычное твое поведение, было связано скорее с другим. Взрывной инициацией. Явление встречается нечасто, но лично я наблюл троих таких магов. А вот спать на морской волне - это первый раз.
  - Инициации? - вырвалось у Орлова. - Я теперь маг, получается?
  Мужик снова рассмеялся.
  - Потенциально. Шанс есть. Небольшой, правда. Примерно два-три процента. У тебя появилась возможность... как бы это сказать попроще... сохранять в себе магию. Новый энергетический орган. Вот только такой новорожденный орган не способен сохранить какое-то значительное ее количество. Надо долго его тренировать, развивать и делать это надо исключительно вблизи с источником. В каюте есть книги по магии. Начальные. Почитаешь потом. Без мощного канала подпитки, стать более-менее приличным магом невозможно. В метрополии источников много. Вот только желающих растолкать свой мешочек магии, как его называли в детстве, намного больше, чем они могут обработать. Мальчик, у которого есть только имя Алекс и нет влиятельных родственников, к магии не пробиться. А накапливать то, что разлито в мире... Никакой жизни не хватит.
  Тут Орлов вспомнил еще о кое-чем. Вскочил, даже о почти доеденном мясе забыл.
  - Где мои вещи?
  - А ты хозяйственный, - обрадовался чему-то Шамп. - Оружие, странные спицы, одежда в шкафу. Наследственный вексель с печатью крови - спрятал в непромокаемом сундучке под кроватью. Там и остальной мусор. Ключ от него тоже в шкафу. С собой будешь носить. А вот палец мертвяка, извини, ушел на твое лечение. И то, его не хватило, пришлось использовать корабельные запасы.
  Александр сел, но возвращаться к еде не стал.
  - Я понял. Я не маг, вряд ли им стану.
  - Правильно понимаешь.
  - Тогда вытаскивали вы меня из любопытства? А лечили зачем? - и довольно ехидно добавил. - Из человеколюбия?
  - Ты циничный мальчик. Сразу видно, что вырос в непростых условиях. На борт тебя подняли, потому что мне на секунду показалось, что ты погруженный в стихию. Меня не могло это не заинтересовать. Но уже тут стало понятно, что это результат инициации.
  Шамп отвлекся. По лестнице на палубу влетел молодой парень. Выглядел он специфически: голубой расстегнутый сюртук с черными вставками, под ним белая рубаха, голубые брюки с широким поясом, внизу - высокие сапоги. Из дорогих материалов. И у всего этого, даже у рубашки, карманы. Попаданец уже давно изучил местных и мог сказать, что карманы они почти не носят. Они им известны, но редко портят ими одежду.
  - О! Ты решил разбудить нашу находку! - заявил парень. - Не рано?
  - Добрый день! - решил немного побыть вежливым Орлов.
  - Привет, пацан! - отреагировал парень. - Меня Отас зовут.
  - Это врач, который тебя вылечил, - пояснил Шамп.
  - Спасибо! - и даже поклонился немного.
  - Спасибо не булькает, - заявил Отач и откровенно заржал.
  Надо ли говорить, что тут же появился слуга с супом и бокалом вина. Отас не смущаясь отобрал у того бутылку и поставил ее на стол.
  - Так чего ты его поднял? Ему лучше бы самому проснуться.
  - Нет времени. К вечеру у Чалта будем. Надо к тому времени договорится.
  - Логично, - закивал Отас, опрокинул в себя вино и взял ложку, - Ну, тогда я поем.
  Шамп только головой помотал.
  - Вернемся к нашему разговору, - произнес он. - Инициация - это процесс в общем-то изученный. Не сказать, чтобы хорошо, но практика большая. За столько поколений-то... Оптимальным выбран путь медленно погружения организма в магию. В тело буквально по чайной ложки вливают магию. Очень важны энергоканалы, их толщина, склонность... Все это передается по наследству. Есть целая наука про это, сейчас не будем в это углубляться.
  Возражать Орлов не стал. Он вообще не очень понимал к чему все это ему рассказывают, но прослушать лекцию не отказывался, рассудив, информация лишней не будет. Другими словами, попаданец вернулся к мясу.
  - Существует множество методик, как вливать магию. Да и вообще. Некоторые школы регулирует даже опросы физической нагрузки, диеты, психологического состояния. Лично я не готов отбрасывать хоть какую-то из них.
  - Помню-помню, - отвлекся от супа и вина Отас. - Ты даже самоистязателей Шварка защищаешь!
  - Да потому что их система работает! - завелся Шамп. - Да случаются проблемы, но умеренная порка...
  Отас откровенно заржал. Капитан замолчал и скривился.
  - Мы еще не закончили наш спор, - строго заявил тот. - В общем, это основной путь для инициации. Самый распространенный и безопасный. Встречается и другие пути. В твоем случаи произошла взрывная инициация. Иногда человек оказывается в ситуации, когда магии в него вливают слишком много, настолько много, что нетренированные энергоканалы не могут ее нормально пропустить. При этом проблема обычно не столько с тем, чтобы впустить магию, сколько с выводом ее из организма. Если не сбросить излишек, каналы можно пережечь.
  Шамп продолжил расписывать ужасы пережигания каналов, но Александр потерялся. Слуга забрал пустую тарелку и поставил перед ним новую - с большим куском торта. И у него сразу потекли слюни. Он почувствовал себя очень странно. В интернате сладкое давали несколько раз в неделю, но выглядели пирожные откровенно жалко, так что воспринимал он их достаточно спокойно. На витрины городских кафе он тоже смотрел спокойно, хотя некоторые его соседи п сиротскому детству могли часами ими любоваться. Но вот этот монстр, густо обмазанный кремом его покорил. Он даже с тоской посмотрел на миниатюрную ложечку, которой он должен был его кушать по соображениям слуги. Хотелось взять более мощное оружие в руки, но Орлов решил, что справится и с этим.
  - Он тебя не слушает, - тут же раскрыл его Отас.
  - Дети, - Шамп даже вздохнул. - Тебе не интересно слушать о том, как надо сохранить свои энергоканалы в целости.
  Попаданец с трудом проглотил кусочек, который уже успел забросить в рот.
  - Честно говоря, не совсем понимаю зачем мне это. Инициацию я-то уже прошел. По вашим словам.
  - А разумный парень, - заметили Отас.
  - Энергоканалы надо беречь и после этого, - начал было капитан, но сразу же сдулся. - С другой стороны, это действительно сейчас не так важно. Надо разобраться с твоей взрывной инициацией. Происходит она, когда магии поступает много и буквально в один момент. Тогда все происходит... Ты опять не слушает.
  - Да, просто непонятно, какое все это имеет значение, - отвлекся Орлов от торта. - Если лекарь говорит, что мне надо было еще поспать, но меня подняли, чтобы решить какой-то важный вопрос... Это точно была взрывная инициация?
  Отас откровенно заржал, даже вино из бокала выплеснул на палубу.
  - Не удалось заболтать ребенка? - спросил он капитана.
  Тот даже обиделся.
  - Я не специально, - ответил он. - Меня просто иногда заносит. - и уже обращаясь к Орлову. - Ты прости, малый. Всю молодость готовился стать преподавателем академии. В общем вкратце история такая. Когда мы уходили из Марэ, весь город гудел из-за схватки местного барона Товона с людьми герцога До. Шел настоящий магический бой. Причал его компании разрушен почти полностью, но и сам барон ранен. Товон барон не простой, его род третье поколение держит медные и железные рудники, а нынешний еще и контролирует всех городских воров. К тому-то какая-то местная банда взбунтовалась и попыталась его свалить. Удалось или нет непонятно. Мы вышли из порта, когда все еще было шумно.
  Переварить такие новости было сложно. Взбунтовалась бана Артара? Это было странно и никак не вписывалось в представление Орлова о жизни воровского сообщества. Что там Старый рассказывал о верности и традициях?
  - В море мы находим тебя. С пулевым и магическим ранениями. После взрывной инициации. Понятно, что ты как-то поучаствовал во всей этой истории. Будь ты уже сформировавшимся магом, можно было бы решить, что барон с герцогом схлестнулись из-за тебя. Но когда тебя начали лечить сразу стало очевидно, что орган для хранения магии только-только сформировался, да и каналы девственно чисты. Значит дело не в тебе.
  - Барон похитил дочку герцога, - немного разоткровенничался Орлов.
  - Понятно. В любом случае, стало ясно, что ты легко согласишься спрятаться у нас. Тем более что только прошедший инициации адепт отлично вписывается в мой бизнес. Отличная вакансия есть для тебя.
  - Это какая? - искренне не понял Александр. - Вы же сами говорили, что стать магом - ничтожные шансы.
  - Но у любого прошедшего инициацию, даже не ставшем впоследствии магом есть один не хилый бонус. Он сам видел магию, потоки, энергоканалы.
  - Хм. И кем я буду работать?
  Тут опять вмешался Отас.
  - Ну а кем может работать человек, видящий магии, в компании, которая занимается торговлей магическими предметами? Конечно же, оценщиком!
  
  2
  Потом они три часа подписывали контракт на обучение. Орлов свой взрослый опыт подобных переговоров решил не выпячивать. Совсем под дурочка косить тоже было опасно, но и особо лезть на рожон не собирался. Да и особого выбора, чтобы скандалить над условиями, у него не было. Море оно большое. И рядом. Да попаданец и раньше понимал, что, выбравшись из воровской фабрики, он попадет в другую кабалу. Даже за Земле так было. Ювенальная юстиция, конечно, сила, шок и трепет, но голос ребенка в ее расчетах учитывается в довольно извращенной форме. Собственно, Александр уже давно перестал верить во вселенский гуманизм и справедливость. А в новом мире интернат с самого начала напрочь отбил желание доверять взрослым. Поэтому он и от погибшего Алерда ничего не ждал особенного. Ясно, что за спасибо его никто из воров бы не вытащили. И к герцогскому сыну, который долбанул под ним какую-то мину - тоже без претензий. Он вытаскивал сестру, а не подозрительного парня с револьвером. Орлов, правда, тут же дал себе зарок, что если когда-то попадет в такую же ситуацию, то постарается вытащить всех. 'Постарается' немного царапнуло, но он как-то проглотил и его.
  Вот только план сразу поплыл куда-то не туда. И скорее всего не только не туда, но еще и не так. Вначале он споткнулся об термины. Имперский он знал неплохо, но 'резистенция естественных прав' его немного выбила из себя. Пришлось Шампу тщательно пережевывать изыски местной юриспруденции. Орлов где-то полчаса соотносил местные определения со знакомыми ему положениями. И ни соотнес. В конце концов плюнул и согласился с Отасом что 'диффузия рудиментарных магических обязательств' - это совсем довольно емкое и логичное описание процесса. Какого собственно процесса уточнять не стал, только подумал: 'И дурочка изображать не пришлось. Все природное, натуральное, без ГМО'. Но это были цветочки, настоящая жесть началась, когда вот такими определениями капитал попытался объяснить его права и обязанности будущего сотрудника всеми этими терминами.
  - Ничего не понимаю, - в шестой раз произнес Орлов. - Что слова резистенция, энергоканалы и зарплата делает в одном предложение.
  Шамп вздохнул и посмотрел надеждой на Отаса.
  - Ну а что ты хочешь? - пожал плечами тот. - Мальчику лет двенадцать...
  - Десять, - поправил Александр.
  - Тем более. Парень воспитывался в сиротском интернате. Они и так не славятся качеством образования, так еще и в Марэ... Ни один из четырех интернатов не славится... Ну ты понимаешь. Даже для магически одаренных детей. Хотя, казалось бы.
  - Делать-то что? Чалт уже видно!
  - Ладно. Я все объясню. Ты слишком глубоко погружен во все эти правильные фразы, утвержденные индиктом императора о магическом судопроизводстве. Себя вспоминаю...Но мне тогда четырнадцать было и воспитывался я в аристократической семье, но ты меня все равно загрузил. Алекс... - и посмотрел на Орлова. - На самом деле это означает всего лишь, что тебе не будут давать задания, которые могут повредить твоей магии и энергетики, в частности.
  - Зачем тогда так сложно?
  - Традиция, - Отас пожал плечами.
  С помощью доктора чтение контракта пошло веселее. Тот оказался даже приятнее, чем ожидал Орлов. Самым приятным была зарплата. Целый золотой в месяц. С такими деньгами можно было почувствовать себя богатым. Даже обязательство нанимателя не удерживать из зарплаты сумму большую двадцати серебряных монет. То есть на руки ему максимум дают четыре серебрушки. Бешенные деньги по его меркам. С учетом того, что до этого у него в общей сложности было три такие монеты. Ну вряд ли больше. Точно сказать нельзя, потому что все деньги, которые он получал, старался тут же потратить. В общем, хорошие деньги. Дальше тоже все неплохо. Наниматель-опекун обеспечивал питание по имперскому стандарту, дает кров, и много чего еще... В конце концов Орлов даже хмыкнул.
  - Что не так? - поинтересовался Шамп.
  - Слишком вкусно как-то все. Так не бывает.
  - И что? - это уже заинтересовался Отас.
  - Раз все вкусно, значит должен быть подвох, который я не вижу, - признался Александр.
  Отас вздохнул.
  - Это у тебя от недостатка знаний о мире. Вас там, в интернате, держат практически в изоляции. Особенно в нашей провинции. Не в одном бароне дело. Ты и не знаешь должно быть, но именно тут было больше всего рабов. Да и победить рабовладельцев удалось не сразу. Ладно, долго это все рассказывать. Я тебе лучше откровенно скажу, что нашему капитану, да и мне как акционеру его компании, очень повезло, что мы тебя встретили.
  Орлова очень удивило это заявление. Он-то считал, что главный везунчик - это он.
  - Да-да, не удивляйся, - произнес Отас. - Мы, собственно, и заглядываем в метрополию три-четыре раза в год, чтобы найти инициированного магией. Думаешь, такие люди на дороге валяются? Как бы не так... Ты просто, как подарок неба. Ладно, подписывай скорее. Документ этот нужен нам в Чалте.
  Больше Александр решил не спорить и поставил отпечаток своей ладони внизу.
  
  3
  Практически сразу на верхнюю палубу прибежал матрос, который сообщил что башни Чалта уже в прямой видимости. Шамп тут же куда-то убежал по делам. Отас остался на палубе. Орлова быстренько осмотрели, запретили бегать, прыгать и вообще дергаться еще три дня, сообщили, что жить будет он в той самой каюте, что проснулся, а питаться тут вместе с комсоставом. В порт корабль заходить не будет, ограничившись рейдом.
  - Опасно нам с тобой заходить туда. Украдут тебя. Иди отдохни, пока.
  - В смысле? - спросил Александр.
  - Спать тебе надо. Отсыпаться. Раны серьезные. Инициация подстегнула регенерацию, но если бы пустить все на самотек, ты бы умер об обезвоживания, если понимаешь, о чем я.
  - Не очень, - слукавил попаданец.
  - Силы для восстановления нужны. Без внешней подпитки, организм как бы ест сам себя. Превращаешься в мумию.
  - Брр...
  - Вот именно.
  - Потратили мы на тебя пол-литра мертвой воды.
  - Это из которой мертвяков делают?
  - Правильно. А откуда сам-то знаешь об этом.
  Орлов пожал плечами.
  - Пересекались.
  - И палец оттуда?
  - Ага.
  Отдыхать попаданец не пошел. Вместо этого он неспешным шагом отправился изучать корабль. Специалистом по парусному флоту не был, вообще о плавающем знал мало. Больше всего, он напоминал клипер. Если конечно те были трехпалубными и с паровым двигателем, который не дымил. Команда на Александра косилась, но не останавливала и не трогала. Правда, он никуда и не лез. Просто прошелся туда-сюда. Смотрел как бросили якорь где-то в километре от пристани и спустили шлюпку с капитаном Шампом. Понаблюдал за портом. Тот был намного меньше Марэ, гавань была общая для всех. С моря городок показался ему очень маленьким. Да и остров сам был каким-о несерьезным. Но красиво. Орлов залюбовался, так что не заметил, как жизнь на палубе активизировалась.
  - Поберегись! - услышал он окрик матроса и прижался к перилам.
  Мимо пробежалась группа матросов, которые тащили какой-то канат. Он поднялся на нос, где почти никого не было. Только трое юнг сидело и чинили какой-то парус.
  - Можно я тут посижу? - спросил он.
  - Садись, че... - ответил самый крупный из них.
  Они были старше Орлова, почти взрослые по местным меркам. Опытные. Сразу было видно, что это не их не первый год в море. В Марэ он часто видел таких, они ходили группами, были наглыми и чуть что выхватывали ножи. Обыватели их не любили, а воры трогали редко. Но ни были не буйными, в принципе, только резкими. Александр сидел молча. Трогать их не хотелось. Но первыми не выдержали юнги.
  - Ты в команде теперь? - спросил блондин с небольшим шрамом у брови.
  - Не знаю, - честно ответил Орлов.
  - А в контракте что тебе прописали? - поинтересовался второй, самый крупный и угловатый.
  - В смысле?
  - Малый еще совсем, - бросил третий, маленький и какой-то слишком смуглый, и постарался объяснить Александру. - В контракте обязательно пишут к какому кораблю приписан. У Шампа их четыре. Вот и интересно, к нам тебя определили на 'Ласточку' или в куда еще.
  - Нет. У меня записано 'Шамп и друзья'.
  - Опа... - Удивились все. - Ты одаренный, ясно...
  - А чего в форме ходишь? - спросил третий.
  - Что дали, в том и хожу. Меня Алексом зовут.
  Юнги переглянулись.
  - Не господин Алекс? Или светлейший?
  - Достаточно Алекса. Я не из аристократов, а из интерната.
  - Крысеныш значит, - кивнул чему-то. - Я Лапши, а это Гоч, который большой, ну и Тавер. Мы старшие юнги все.
  - Понятно.
  Опять несколько минут помолчали. Ребята как-то незаметно начали рассказывать о себе, спрашивать, как Александру жилось на земле. Сами они на кораблях с шести лет. Поменяли разных капитанов и компании. Последний два года ходят под Шампом. Вроде всем довольны.
  - Секут редко, кормят нормально. В наказание палубу драить отправляют или снасти чинить. Ну и вообще, - как бы подвел итог Гоч.
  - Жить можно, - подтвердил тот смуглый.
  Тут на нос взлетел хмурый молодой матрос.
  - Новенький, тебя же Алекс зовут? Старпом зовет!
  - Старпом? Зачем? - удивился Орлов.
  - Вот я-то откуда, акулу мне в печенку, знать могу? Срочно просит. Ты там сам разбирайся.
  - Ладно... - пожал плечами Александр. - А где его искать?
  - На мостике, - подсказал кто-то из юнг.
  Матрос с сомнением посмотрел на мальчика.
  - Эх... Давай проведу, - скривившись предложил он.
  - Вы так любезны, - вырвалось у попаданца.
  - Пошли, так-растак, - выразил свое отношение к куртуазности моряк.
  - Приятно прогуляться, - сказал в спину Гоч.
  Но прогулка откровенно не получилась. Матрос его торопил и подталкивал в спину. Они прошли палубу и подошли к двери, попали в коридор, прошли немного вперед и... тут Орлов остановился. Дальше был только трап вниз. Он повернулся, чтобы поинтересоваться, точно ли мостик в трюме и большим трудом увернулся от палаша.
  'Да что ж такое-то!' - подумал он, падая вниз. Сделал он это на автомате, особенно не раздумывая. И тут же получил коленом по голове. Собственно, альтернативой было прыгнуть дальше по трапу, рискуя поломать шею. Тоже не самый безопасный вариант. На несколько мгновений он потерял сознание. А когда пришел в себя, то матрос, который атаковал его лежал в луже собственной крове. На ним стоял Отас и какой-то огромный мужик.
  - Гури-Гури, - с укоризной произнес Отас. - Вся работа теперь насмарку.
  - Случайно получилось, господин, - начал оправдываться он.
  - Как мы узнаем теперь, кто его послал, а?
  - Дернулся в последний момент...
  - Дубину надо было брать, как я сказал, а не свою пырылку... - и только пнул труп ногой.
  Орлов слушал все это с раздражением, но молчал. Быть наживкой ему не нравилось, но высказывать что-то просто не было сил. Да и голова болела вместе с боком. Поэтому он просто сел, привалившись спиной к стене.
  - Жив? - обратился к нему Отас.
  - Голова раскалывается, - просипел
  - Значит на месте, - без тени улыбки сказал он. - Гури! Отнеси-ка нашего нового оценщика в кровать.
  Гигант среагировал моментально. Одним движением оказался около Александра, схватил его за шкирку, поднял... Дальше попаданец благополучно потерял сознание и очнулся уже в постели. Вернулся в себя не сразу, вначале пришлось какое-то время продираться через плавающие перед глазами пятна. Когда взгляд удалось сфокусировать, повернулся на бок. Рядом суетился Отал, смешивая что-то в колбах на столе. Запахи при этом чем-то неуловимо напоминали больницу
  - Что это было? - спросил Орлов.
  Слова дались с трудом. Он вдруг понял, что почти полностью обессилил и с удовольствием бы поспал.
  - Контрразведка в действие, - не оборачиваясь произнес он.
  - А похожи было на рыбалку, в которой я оказался червячком.
  - Совсем чуть-чуть. Шамп просто попросил следить за тобой первое время. Остальное попутно. Знали, что краса есть. Так почему бы не попытаться его спровоцировать? Хотя я предлагал тебе пойти в каюту, доспать, так сказать.
  - А в чем моя такая ценность? Я же полный ноль в магии.
  Отас повернулся и протянул ему бокал с чем-то подозрительно голубым.
  - Пей маленькими глотками, - сказал он.
  Александр сел на кровать и осторожно взял бокал в руки. Он был теплым и распространял странный сладковатый запах, который он никак не мог идентифицировать. На вкус это было что-то мятное.
  - Для лицензии ты совсем не ноль, а крепкая, полноценная половинка. Чтобы нормально работать с метрополией, нужна имперская лицензия. По ней обязательно требуется наличие в компании не менее девяти магов. За половинку сойдет ученик, даже только недавно инициированный. В принципе, для магического рода - это не проблема. Это вот мы такие... Шамп давно по краю ходит. У него три фактории на Черном лепестке в каждой по одному взрослому и двое учеников. Потом я и сам капитан. Еще у меня есть ученик, который остался ждать на лепестке... Подчитаешь сам? Нам просто был необходим еще один ученик.
  - А почему раньше не сказали?
  - Я бы объяснил бы. Конечно, пулевые и магические ранения в десять лет ставят под сомнения твою разумность, но я почему-то в тебя верил. А вот Шамп боялся, что ты начнешь торговаться, когда поймешь, что мы в безвыходном положение. Перестраховался он. Ты уж прости.
  Орлов сделал несколько глотков своего мятного пунша и решил, что обижаться не будет.
  - А до этого как вы работали?
  - Так у Шампа была ученица. Хорошая девочка. Талантливая. Даже с крохой магии умела делать интересные вещи. Но ее у нас забрали.
  - Это как?
  - Магический род. Графа Осты. Типа рисунок силы соответствует родовому, а значит наша милая Тиша их родственницы.
  - Так просто?
  - Ну, не просто, а через суд. Хотя там главная сложность привести ее в суд было. Мы ее прятали как могли. Да вот незадача. Магу, чтобы развиваться требуется источник. На Черном лепестке доступных нет. В глубине материка их хватает, так шаманы к ним не пускают. Приходится везти в метрополию. А там их ждет наша магическая аристократия. По имперским законам, рисунок силы считается доказательством родства. И использовать это можно как в одну, так и в другую сторону. Вот и приходится таким компаниям как наша биться буквально за каждого мага.
  - Ясно, - пробормотал Алекандр, у которого в голове все действительно легло в цельную картину.
  В этот момент дверь каюты открылась и в нее влетел Шамп.
  - Мне сказали, что ты у нашего нового ученика! - с ходу заявил он.
  Хотя капитан и старался выглядеть обеспокоенным, было хорошо видно, что его буквально распирает.
  - А о том, что нашего юного работник и, надеюсь, друга пытались убить тебе не сказали? - осадил его Отас.
  - Убить? Кто?
  - Понятно, решили неприятные новости оставить мне. Литас.
  - Литас? Вот черт! - Шамп был по-настоящему удивлен. - Он же с нами четыре годы. Мне надо с ним поговорить...
  - Лучше сядь, - посоветовал доктор. - Поговорить с трупом можно, но информации он не даст никакой. У Гури что-то там дернулось и в результате у нас только труп.
  Шамп грузно упал на сундук в углу каюты.
  - Зачем ему это понадобилось? Вот загадка.
  - Загадка? Мочить ученика на чужом судне - это как-то выходит за рамки ваших корпоративных войн, ты не находишь? - и уже Орлову. - Ты пей, пей.
  - Ты решил здесь поговорить? Сейчас? - спросил Шамп.
  Вслух капитан ничего не сказал, но Александр явственно услышал контекст 'при нем' и
  - Алекс должен как можно быстрее понять, что он с нами теперь в одной лодке.
  - Ему всего десять лет.
  - Он достаточно взрослый, чтобы в него стреляли. И судя по револьверу, стрелял и сам.
  - Просто подобрал.
  Орлов немного раздраженно выдал.
  - Нечего, что я все еще тут? - спросил он.
  Отас улыбнулся и чему-то кивнул.
  - Вот. Видишь? И характер есть.
  Шамп вздохнул.
  - Ты, малый, извини, но жалко мне тебе во все это дерьмо макать. Я многое в своей жизни сделал плохого, но детей в бой не брал. А тут просто проклятье какое-то.
  Он замолчал. Надолго. Попаданец уже собирался поторопить, когда Шамп все-таки выдавил из себя.
  - Слушай... Тут вот какая история.
  История, рассказанная капитаном Шампом по прозвищу Борода, Орлова даже не удивила. В рамках развития капитализма. В общем, еще лет десять назад в империи Наут, в Южной ее части, на рынке магических всего работало несколько крупных компаний и почти пятьдесят мелких. В основном они занимались куплей-продажей на Черном лепестке всего с силой и прежде всего мертвой воды. Что-то давали архипелаги и далекие острова за лепестком, но сущие мелочи, по сравнению с Зеленным и даже розовым лепесткам. А потом неожиданно все поменялось.
  Империя Наут была типичной морской сверхдержавой. Орлову она чем-то напоминала Англию века этак восемнадцатого. Это он определил еще по интернатовским книгам. Множество опорных факторий, вглубь материка заходят только если сопротивление минимально или вполне по силам имперским легионам. Множество стран, которые сами стали ее вассалами и приняли имперские регионы. Только с Черным лепестком обломались. Шаманы, некроманты, пустыня и джунгли... Лепесток немного напоминал Африку, только без отсекающей от развитой цивилизации Сахары. На побережье было достаточно вкусных берегов, куда устремились колонизаторы. С жалким результатом. Где армии мертвяков, где странные болезни, где просто изматывающая партизанская тактика проглотили армии метрополии, как будто их и не было. Нет. Кое-где закрепиться удалось и всему миру объявили о небывалой победе имперской идеологии, но по факту наступление свернули. Это, кстати, стало причиной экономической депрессии в Марэ, можно сказать родном городе Орлова.
  А вот у компаний, которые занимались торговлей с этим материком, дела пошли в гору. Особенно у Шампа. Он вроде бы тоже участвовал в кампании, был каким-то армейским офицером, но бросил все и остался на Лепестке, когда основные части эвакуировали на Большую Землю. И начал строить свой бизнес. Благо некоторые фактории остались под империей, а за время войны некоторые чудеса пришли по душе в метрополии. Вот поставками таких чудес он и занялся. О сверхприбылях, по его словам, речи не шло, но подняться он смог. Хотя бы потому что был хоть и плохеньким, но магом и мог определит предназначение большинства амулетов и талисманов без того участия официального оценщика в Марэ. То есть прямо в колониях выбирать самое вкусное...
  Из бедного и не очень талантливого офицера Шамп быстро вырос в уважаемого купца и капитана. Собственно, таких вот отставников было много. Обычно в армию как раз и шли бедные дворяне с несильно развитым магическим даром. Когда не можешь позволить себе жить около источника, магом и не стать, а вот на службе империи можно жить почти безбедно. Но большинство его конкурентов все делали сами. Объединяться с такими же охотниками за удачей желающих было мало. Слишком часто раздел награбленного и заработанного кто-то из партнеров не переживал. Было несколько захудалых родов, которые работали по-семейному. Шамп посмотрел на то, как они быстро набирают силу и прирастают оборотами и стал искать способ самому пойти по их пути. Именно тогда он стал Бородой и новатором.
  Выход он нашел простой - ничейные или ненужные дети, которые прошли так или иначе инициацию. Когда он начинал, таких было немало. То есть и сейчас таких немало, но вот свободных почти нет. А тогда, лет двадцать назад, он даже мог выбирать. Отас, кстати, из первого его набора. Из сирот. Потом додумался брать 'в аренду'. Аристократия она ведь разная бывает. Некоторые совсем обеднели. Они с радостью отдавали своих отпрыском на обучение. Некоторые бы и навсегда продали, но Шамп честно учил, тренировал, платил немаленькие деньги. Конечно, в восемнадцать лет все хоть и плохонькие маги на два года шли в императорские училища. По идеи, там оценивали с точки зрения имперских потребностей, но по факту разбирали влиятельные роды в помощники своим детям, которым магию вливали чуть ли не с детства. Но некоторые потом возвращались. Опять же пример Отаса. Резерв-то у таких магов с окраин небольшой обычно. Крупные роды снимают сливки, у мелких хватает своих родственников. В общем, компания Шампа стала расти еще быстрее. А многие конкуренты, глядя на это сами стали набирать себе учеников. А потом все посыпалось.
  - Вначале появились эти дурацкие правила лицензирования, - продолжа Шамп. - На это даже внимание не сразу обратили. Как-то все красиво обставили идеей защиты от поделок.
  - Туфта это было с самого начала, - вмешался Отас. -Подделки делали в метрополии, не завозил их никто.
  - Ну вот. Тогда мы намного крупнее были. И кораблей десять было, и вообще. И требование у этих лицензий послабее нынешних были. Только единицы тогда отсеялись. А потом началась самая настоящая атака на наших ребят, которые работали оценщиками. Нельзя было зайти ни в один порт метрополии, чтобы у них вдруг не обнаружилось родственников, которые буквально жаждут принять потерянное семя. Мелочь высушили моментально. Нам проще было. Так-то в компаниях дети работали с магическими талантами.
  - Герцог До больше всего старался. Он и организовал все, - добавил Отас.
  - Вот только место выбывших компаний он не занимал, - возразил Шамп. - Его род даже в колонии лезь не стал.
  - Да им и не надо! У них почти треть верфей под контролем. В 'Имперском вестнике' даже разбор специальный печатали...
  Компаньоны продолжили какой-то старый спор, а Орлов допил настойку и думал о не самых приятных вещах. Вот как бы так помягче намекнуть им, что, судя по всем признакам, дело даже не в герцоге. Хотя и он мог быть непосредственно связан со всеми несчастьями. Но так получается, что инициирует их не он, а имперское правительство. Может даже и сам император. Судя по тому, что о них Александру было известно, личности это были весьма деятельные, чтобы довольствоваться какими-то представительскими функциями. В интернате кстати не очень много внимания уделялось конкретному, даже правящему сейчас властителю, но все равно император Аур десятый имел довольно длинный список деяний. Непонятно, почему власти взъелись на бизнес его новых друзей, а попаданец решил по умолчанию отнести их непосредственно к этой категории, но вопросу их выдавливания подошли основательно. И это государственная политика, с которой бороться в общем-то бесполезно. Долгое время работая под протекцией государства, он видел, как уходили с рынка те, на кого давили намного нежнее, чем сейчас на Шампа. Чтобы выбраться из ловушки, которую подготовило государство надо быть незаурядной личностью, которую при этом власти подыгрывают. Так что иллюзий у него он было, но и выбора тоже. Оставалось только вздохнуть и впрячься. Может даже удастся что-то придумать неожиданное...
  В дверь каюты забарабанили и сразу же влетел юнга. Гоч - узнал его Орлов.
  - Капитан! Там команду потравили! - закричал он.
  
  4
  Орлов считал себя быстрым парнем, можно даже сказать резким. И в прошлой жизни он научился принимать решения стремительно. Зачастую полагаясь на интуицию. Не то, чтобы никогда не занимался анализом ситуации и стратегическим планированием. Все было. Но часто приходилось действовать по принципу: 'думать будем потом'. Вот и сейчас, несмотря на слова Отаса 'Сиди здесь', он уже стоял перед кроватью и спешно собирал всех своих помощников: револьвер и спицы. В шкафу он нашел еще и кинжал, но без ножен и не придумал как его устроить, чтобы не пораниться самому. Так и оставил его на полке. Несколько минут заряжал оружие. Самочувствие все же было не очень хорошее. Руки дрожали, патроны как живые норовили вырваться и упасть. Два так и закатились куда-то. Он решил не терять время, а найти потом. В мешочке еще был запас, патронов сорок, а времени терять ему не хотелось. Вот ложечкой странно тянуло. Попаданец просто чувствовал, что надо спешить. Из каюты он уже выбегал.
  На верхней палубе было пусто. Орлов осторожно огляделся и прислушался. Крики доносились откуда-то снизу. Он поискал глазами рулевую рубку. В общем-то, ему хватило бы и штурвала. Насколько он знал, на парусниках обходились без сложных сооружений. Но тут он увидел сооружение, которое чем-то ее напоминало. Прямо на верхней палубе. По крайней мере, она немного возвышалась над всем и была остеклена со всех сторон. Стекло в империи не было как-то страшным дефицитом, конечно, но и особенно дешево не стоило. 'Это жжже неспроста...' - процитировал Александр свой любимый мультфильм. Он вообще ругал себя. Все-таки чувствовался в нем абсолютно не морской человек. Жить в городе на берегу, видеть каждый день корабли, а с парка, где он занимался, можно было две бухты рассматривать, если не лениться бегать из одного конца в другой. Ведь он умудрился прожить моряцком городе, но почти ничего не знает о местных кораблях. Упустил как-то из вида.
  Рубка оказалась закрыта. Орлов подергал дверь и даже пнул ее зачем-то. Тут за наполовину стеклянной дверью вырос Гоч.
  - Капитан приказал никого не пускать, - заявил он.
  Заявил бодро, а вот вид имел весьма испуганный, да и помятый. Воротник вот почти оторвался, один бок в пыли и пуговиц нет нескольких.
  - Это правильно, - не стал спорить Орлов. - А где все-то?
  - На первой палубе. Дерутся.
  - А друзья твои где?
  - В трюме сидят.
  - И это правильно. Ладно пошел я.
  - Куда? - удивился Гоч.
  - На первую палубу.
  - Ты бы не ходил. Капитан там со старпомом рубиться хотел.
  - Со старпомом?
  - Ну да. Он-то всех потравил.
  - Ему-то зачем? - в свою очередь удивился Орлов.
  - Без понятия, - признался юнга.
  - Чудно, - только и сказал Александр и пошел в сторону трапа.
  - Не ходи! - уже не очень уверено крикнул Гоч, но больше уговаривать не стал.
  А может Орлов уже не слышал. Он довольно резво спустился вниз на один пролет. Остановился в пустом коридоре. Небольшой. С двух сторон двери, сзади какое-то помещение, впереди выход. Решил сначала проверить помещение. Но только заглянув в него, сразу выскочил. Это была столовая, а на полу лежали трупы. Некоторые застыли прямо за столом, другие успели встать и выйти, парочку матросов судя по всем зарубили. Давешней боцман-великан был как раз из таких зарубленных. Правда, он не сдался просто так: лежал сверху на другом матросе, зажав шею в захвате. Орлов несколько мгновений полюбовался этим моргом и пошел к двери, которая вела наружу.
  Вышел и на всякий случай набрал побольше воздуха в легкие. В общем-то к окружающему миру Орлов уже привык. Первые годы его буквально выворачивало от какой-то бытовой мелочи, вроде того, что вместо туалетной бумаги - щетка из какой-то местной травы. Почти веник. Привыкнуть к такой мелочи оказалось непросто. Но в остальном он адаптировался. По крайней мере, ему так казалось до последнего времени. Битва на причале, отравление всей команды... Александр с удивлением понял, что у местных просто нет тормозов. Он, конечно, не был специалистом по средневековой психологии и представлял прошлое по историческим романам, но все же оказался не готов к тому, что свои же добивали раненных или этот корпоративный геноцид... Сейчас он попытался вспомнить: мелькал ли в его новой жизни этот придуманный в Европе гуманизм? С религиями тут было не очень, в метрополии про богов вообще ни принято было вспоминать, в энциклопедии встречались краткие упоминания про глупые суеверия варварских народов. А вот про свободу, равенство, братство и прочие прелести - ни строчки.
  Внизу раздался протяжный крик, который резко оборвался хрипом. Орлова прислушался. Звон, топот, какие-то возгласы. Александр аккуратно выглянул. Палуба была заставлена каким-то ящиками и бочками. Между ними кто-то мелькал, но разобраться в происходящим было сложно. Тогда он перебрался через перила и просто прыгнул на аккуратно сложенный куб ящиков и прямо по ним по шел к ближайшей драке, благо волнений на море не было и палубу по ним не качалась. Орлов-то хоть и тренировался, но в его распоряжение были скалы, полуразрушенные беседки, стена заброшенной батареи и другие объекты на твердой земле. Шел он все же ловко, даже ящик, который слабо закрепили, и он неожиданно сдвинулся, не помешал. Где-то через минуту он подкрался к группке весело тыкающих друг в друг большими ножами матросов.
  Понятное дело, Александр захотел вмешаться. Он даже достал свой револьвер. А потом понял, что он в команде почти никого не знает. Как выбрать в кого стрелять? С его точки зрения все внизу выглядели достаточно кровожадно. Подумав немного, он отправился дальше, в поисках знакомых лиц. Знал он немногих: Шампа, Отаса и немногословного слугу. Последнего он встретил практически сразу, но помогать ему было поздно. Как шутили в одной книге про попаданцев не естественное положение тела - голова лежит в двух метрах. Пошел дальше. Капитана не нашел, зато наткнулся на Отаса, который довольно ловко загнал двоих задохликов в угол. Александру даже показалось, что он с ними играет. Это было странно. Какие могут быть игры, когда вопрос жизни стоит ребром. Он даже задумался на мгновение: помогать или нет? Вдруг все так и задумано? Да и место надо было менять, доктор постоянно перемещался, закрывая противников. И в этот момент Орлов увидел, как еще один матрос подкрадывается к доктору сзади. Попаданец даже обрадовался и выстрели почти не целясь.
  И попал. Совершенно случайно. Тяжелая пуля снесла у несчастного полчерепа и вошла в ящик за его спиной. Несколько щепок полетело в стороны, внутри что-то булькнуло и через дырку полилась какая-то темная и густая жидкость. Александр хотел было уже сказать что-то пафосное, но палубу тут же затопил могучий бас капитана Шампа:
  - Какой, так-растак, идиот стреляет? Кому там охота взлететь на воздух?
  Поэтому Орлов предпочел промолчать и поменять быстренько позицию. Благо Отас перестал играть и полоснул своего противника по руке. Тот дернулся и постарался выйти из хватки, но доктор богатырским пинком загнал того в угол. Ко второму Александр решил подойти со стороны. Пришлось обходить достаточно большое пустое пространство и перепрыгивать через проход, но, когда он уже был в отличном месте для стрельбы или броска спицы, Отас противников уже прирезал. Вздохнув, попаданец слез прямо перед доктором.
  - Я так и понял, что это ты стреляешь. Правил безопасности тебе никто не объяснил, - сразу заявил Отас.
  - А что так? - поинтересовался Орлов.
  - Стрелять нельзя. Ни в коем случае.
  - Почему? - удивился Александр.
  - Наш корабль занимается перевозкой мертвой воды. Мы же говорили. Собственно, уже этого достаточно, чтобы опасаться случайной искры. Заметил, может, у нас тут и светильники без открытого огня. Но и еще у нас в бурдюках бывает немало живительного газа.
  Отас на несколько секунд замолчал.
  - Хотя мы обычно на лепесток пустые идем. Но торговли в этом году не получилось почти... Так вот. Стрельба на нашем корабле строго запрещена...
  - А что будет.
  - Взрыв. Или сгорим все. В конце концов, это убытки. В одном контейнере уже дырка. Сколько из него вылиться наших денег, а?
  - Хм, - пробормотал Орлов и подошел к доктору, который пытался заткнуть дыру какой-то паклей
  - Эх, по уму ящик надо вытаскивать и смотреть, куда пошла пуля.
  Попаданец же уставился на небольшую лужу черной маслянистой жидкости.
  - Так доставай его, - услышал он голос Шампа. - Ученик стрелял?
  - Он.
  Капитан посмотрел на Александра, но ничего говорить не стал. Собственно, Орлов бы его все равно не услышал. Он с ошарашенным выражением на лице смотрел на все ту же лужу. Потом даже сел на корточки и макнул в нее палец.
  - Давай помогу, - предложил Шамп.
  - Давай. Твое вообще-то имущество.
  Вместе они быстро разрезали веревки и вытащили ящик. Пуля застряла почти на выходе. Так что остальной груз не пострадал к радости Шампа. Он даже нашел какую-то замазку и заделал дыру.
  - Хотя зря все это...- пробормотал он, когда закончил работу.
  - Почему? Ты закончил со старпомом. Благополучно.
  Капитан только рукой махнул.
  - Прирезал засранца быстро.
  - Надо было живым брать, - пробормотал Атас.
  Шамп скривился.
  - А что это даст? Ну узнаем мы, кто ему и что обещал... Вот только к чему это все теперь? Без команды мы просто до базы не доберемся. Он еще шестерых своих земляков подбил. Они из вахты еще четверых отправили в тень. Теперь у меня всего тринадцать человек матросов, из них четверо еще не совершеннолетние. Мы теперь никуда не доберемся. Корабль - это не лодка! Нужны люди. И вернуться нельзя. Придумают как лицензию отобрать... Но лучше без лицензии, чем болтаться по волнам, как... - он скривился, - сам знаешь что. В общем, компания наша можно считать закончилась...
  Шамп с Отасом поставили ящик на место и посмотрели на замершего Орлова, который даже не заметил, что драка в трюме закончилась.
  - Парень, ты чего такой пришибленный?
  - Это что нефть в емкости? - выдавил из себя попаданец.
  - В ящике что ли? Мертвая вода. Лично мною у шамана купленная. Высшей сорт...
  - Офигеть... - только и выдавил из себя Александр.
  Шамп пожал плечами, а Орлов не стал объяснять, что его поразило. Вместо этого в разговор вмешался Отас.
  - Ты зря, кстати, хоронишь бизнес. Если не будем чавкать, а сделаем все быстро, то выберемся и их этой ямы.
  - И что делать? - спросил Шамп, но надо сказать без какой-либо надежды в голосе.
  - У нас есть свежие трупы и куча непроданной мертвой воды... Улавливаешь?
  - Нет.
  Орлов наконец отлип от нефтяной лужи и с интересом посмотрел на взрослых. К руководству подошло еще несколько побитых и полуживых матросов. Некоторые были ранены, другие не имели видимых повреждений, но выглядели не очень.
  - У нас есть материал, полностью готовый к работе и полные баки мертвой воды. Да, она у нас даже в ящиках. И мы все равно отвезли бы ее обратно. Мы вдвоем сможем поставить управляющий контор, а поддерживать даже втроем, - и показал на попаданца. - Мы должны сделать мертвяков! Это же очевидно!
  - Деньги... - начал было Шамп, но Отас даже не дал ему договорить.
  - Ты же и сам прекрасно знаешь, что потери будут незначительными. Воды у нас хватает, легко возместим. Что остальное? Трупы свежие. Восстанавливать не надо. Укрепляющих средств не потребуется. Мы же не будем полноценных делать мертвяков, как черные шаманы. Переход к порту займет всего восемь-десять дней.
  - А потом?
  - А потом отдадим родственникам прекрасно сохранившихся матросов родственникам.
  - Нарушив целую кипу законов.
  - Во фактории, конечно, внимательно за всем этим следят, да? Это в метрополии мертвяков ловят. И то... Это отрыжка наших старых войн и тогдашних попыток шаманов прибить нашего императора. Сейчас их таможенники скорее ловят, чтобы разобрать и продать.
  - Мертвяки сильны, но они тупы. На паруса их не поставить.
  - Хрен с парусами. У нас паровик есть. Мощный, ты сам ставил. Паруса пока уберем.
  Шамп задумался. Как мысль гуляет у него в голове можно было наблюдать вживую. Сначала та заставила прижать подбородок к шее, потом начала кривить губы, морщить нос. Наконец морщины пробежались по лбу, и капитан решился.
  - Глубины с тобой... тащите ванны!
  Орлов не сразу понял, что предложил Отас. То есть 'сделаем мертвяков' - он выразился вполне определенно, но вот дальше... Но, как ни странно, никому из выживших объяснять ничего не понадобилось. Шамп только изредка давал короткие приказы, вроде 'Вниз все неси', 'Трюм и нижнюю палубу брезентом укройте', 'Ванну побольше для Гури найти надо'. К попаданцу снова подошел Отас и положил руку на плечо.
  - Не бойся, малый. Это действительно выход.
  Александр не стал даже ничего спрашивать. Хотя хотелось, что уж тут. Особенно когда принесли первый труп. Тот правда капитана не устроил.
  - Оставь пока. Давай с протравленных начнем. У этого все кишки наружу. Тут шить и крепить надо. Не будем время терять.
  Матросы кивнули, бросили прямо тут тело, которое не устроило капитана. Следующий Шампа удовлетворил. Труп аккуратно положили в ванну, и капитан лично стал заполнять ее мертвой водой из ближайшего ящика.
  - Что вот так просто залить ею и человек оживет? - поинтересовался Орлов у доктора.
  - Нет! Обязательно нужен магический импульс воли. Но это сложно. И силенок тебе нет все равно. Да и не приветствуется обучение такому в империи. Так что станешь взрослым, тогда уж... Зато управлять ими сможешь. Этому научим. Смотри... Мозг умирает достаточно быстро. Поднимается такое тело полным дауном. Надо постоянно за ним следить. Необходимо установить управляющий контур. Обычно используется специальная пластина. Я тебе сейчас все расскажу.
  Надо сказать, что учителем Отас оказался ужасным. Проблема была в том, что он постоянно перескакивал с одного на другое. Начал с описания того, какими тупыми получаются мертвяки. Потому о том, что команды им необходимо вкладывать заранее и он потом даст специальный их словарь. Резко перепрыгнув, на тот факт, что сложность этих команд очень сильно зависит от сложности самого контура, а тот приживается, если труп вымочить в мертвой воде достаточно долго. После этого доктор начал длинный рассказ о том, что шаманы, которые живут где-то в глубине Черного лепестка, создают настоящие шедевры. Мертвяков, которые ведут себя почти как люди. А все потому что им вложили в голову особенно сложную программу. Сколько приходится для этого вымачивать тело...
  В этом момент Александр даже дернулся. В голове как щелкнуло что-то. Дело в том, что про программу доктор не говорил. Он как раз упорно повторял контур, но мозги попаданца в какой-то момент интерпретировали все в знакомые так сказать понятия. Программа показалась ему намного привычнее контура. Он даже хотел углубиться в этот вопрос, насесть на Отаса, чтобы получить хоть немного систематизированные знания, но того позвал Шамп.
  - Пора ставить контуры, Отас!
  Доктор тут же убежал куда-то, а Орлов постоял немного и пошел по проходу между ящиками. Первые мертвецы уже лежали, матросы торопливо заливали их нефтью. Или как ее здесь оказывается называли 'мертвая вода'. Честно говоря, от такого странного выверта реальности Александр до сих пор до конца не отошел и сам чувствовал себя немного пришибленным. В самом начале, когда он только дорвался до местных книг, он настроил себя на то, что это некий аналог его обычного мира. Он даже мысленно начал распихивать местные государства по земным странам. Но потом обнаружилось, что в его новом доме существует магия. Тот факт, что география мира, где континенты сложились в большую ромашку, оказалась совершенно другой, сразу показался не таким незначительным. Магия... Вот не то, чтобы в своем старом теле Орлов был большим поклонником Гарри Поттера и прочих волшебников, но новые возможности, которые она открывала, его заинтересовали. Вот только ждал он чего совершенно необычного, наверное, даже сказочного. Поэтому к появлению главного фетиша старого мира он отнеся неоднозначно. В общем, ходил он по нижней палубе и тупо наблюдал, как в четырнадцать ванн с уже 'заряженными' умершими моряками. Долив нефть на половину, прекратили. Ждали доктора.
  Отас спустился с небольшим чемоданом. Попаданец не сдержал свое любопытство и пошел вместе с ним к первому мертвяку. Дальше только наблюдал. Доктор опустился на колени, поставил перед собой чемодан, в котором оказалось множество свертков.
  - Сейчас начнется настоящее колдовство, - сказал ему Отас и подмигнул.
  Он ловко вытащил ножик, который прятал в сапоге, и разрезал одежду трупа на груди. Достал сверток и развернул. Блеснул металл. Орлов напряг зрение, а Отас развернул странное кружево. Несколько стальных цепочек, которые связали друг с другом. Доктор аккуратно положил его на тело в ванне. Получился ромб, один угол которого начинался в районе кадыка, а второй заканчивался около пупка. Затем Отас тщательно его распрямил, буквально вжимая его в плоть.
  - Это фундамент, - объяснил доктор. - Он непосредственно управляет телом.
  Он снова полез в сверток и достал оттуда пластину, с одной стороны которой были шипы.
  - А вот это и есть контур. Его надо расположить как можно ближе к мозгу.
  - Хм. А если голову отрубить, мертвяка не сделать? - спросил Орлов.
  Почему-то его этот вопрос заинтересовал.
  - Все не так просто, - ответил вдруг подошедший со спины Шамп. - Можно и поднять. Только без башки он совсем тупым будет. Они и так-то не очень, даже с контурами. Делают только то, что в них успели заложить. А так... Кусок мяса. И одноразовый.
  Доктор между тем открыл покойнику рот, засунул пластинку в рот и со всей силой прижал шипа к небу. Александру показалось, что он услышал хруст.
  - Заливай! - приказал Шамп.
  Доктор взял следующий сверток и перешел к следующему трупу. Матросы же притащили очередную емкость, на этот раз почти нормальную бочку и начали выливать туда мертвую воду.
  - Жалко, больше ванн нет, - пробормотал Шамп.
  - И часто вы делаете мертвяков? - снова проявил любопытство Орлов.
  Шамп рассмеялся.
  - Не знаю, что там тебе наговорил Отас, но мы не шаманы. Хотя и хотелось бы, да. Мы ничего не понимаем, как все это на самом деле устроено. И контуры, и все остальное мы покупаем у шаманов. С нами сотрудничают немногие. Можем, правда, снять готовые с чужих мертвяков. Но вот беда. Команды в контуре задают шаманы. И тут никогда не знаешь на что наткнешься. Эти контуры готовят специально, список команд оговорен. Но даже я не поручусь, что эти твари ничего не заложили постороннего. А уж совать неизвестный контур - мало кто рискнет. Начнешь работать, поймешь.
  - И вы не боитесь таким опасным товаром торговать в Империи?
  - Боимся, - неожиданно признался Шамп. - Контуры на самом деле и не так часто покупают. Что в факториях, что в метрополиях. Да и используют не для поднятия мертвяков...
  - А для чего?
  - Живым их тоже можно ставить. Управляемость человека существенно повышается.
  Орлов только рот открыл от удивления. А капитан снова засмеялся.
  - И не надо мне говорить, что рабство в империи запрещено.
  Воспитанник сиротского интерната, понятное дело, такую глупость говорить не стал.
  - Шевелиться начинает, - сообщил матрос.
  - Пусть пропитывается, - приказал Шамп. - Надо их как минимум на неделю подзарядить...
  
  
  5
  Через два дня Орлов сидел в топочной и следил, как самые физически мощные мертвяки во главе с Гури бросают в огонь уголь. Место важное и ответственное, как расписывал Отас, но чертовски некомфортное. Впрочем, попаданец не жаловался. Понятно было, что его отправят на какой-то не совсем приятный участок работы. Так-то кочегарке он даже не удивился. Да и не требовалось от него лезть в самое пекло. Он сидел в будке старшего механика и только давал команды, потому что самостоятельно куклы думать не умели. Нельзя сказать, что это совсем уж не требовало усилий. Команды надо было напитывать магии, а это оказалось не так просто. Во-первых, он постоянно забывал это делать. Во-вторых, это реально было тяжело. Уставал он вполне конкретно, физически. К концу дня она падал на кровать тут же в каморке механика, почти без сил. В-третьих, он не всегда понимал, что от него хотели в рубки. Александр-то и земной терминологии не знал. А тут еще и местная специфика.
  Шамп его успокаивал. Говорил, что для парня, который несколько дней назад стал магом и впервые вышел в море, Александр справляется неплохо. С другой стороны, что ему еще было говорить? Ему еще повезло, что попаданец оказался борту. Сам капитан сидел в рубке и управлял кораблем и теми зомби, которые что-то делали по палубе. Все паруса решили не снимать, так как угля было немного. По словам Отаса, угля всего на неделю, а идти по морю предстояло как минимум десять. Так что котел раскочегаривать на полную не стали. Шли, что называется, на крейсерской. А ветер пока был попутным так, что паруса снимать не стали. Сам Отас постоянно сидел на верхней палубе со своими мертвяками и пытались как-то всеми оставшимися парусами управлять. Все это требовалось немалого опыта. Вроде как команды сложные и все такое. Опять же по уверению доктора. Вполне очевидно, что кочегарка с паровым двигателем досталась самому молодому и неумелому. Орлов и не спорил. Еще в тот момент, когда Отас учил мальчика вкладывать силу в слова, Орлов понял, что сложные команды ему не по плечу, а уголек с какой-то периодичностью приказывать 'бросаем/не бросаем' - самый раз.
  К тому же вниз Александр спускался с готовым набором для создания управляемого зомби, чистой белой тетрадью и списком команд в другой. Все это отдал доктор, чтобы их младший компаньон 'обогащал свой сундук знаний'. Этим Орлов и занялся, благо список известных доктору команд было более чем достаточно.
  - На каком это языке? - спросил только.
  - Кабы кто знал! - рассмеялся Отас и ушел.
  И вот уже два дня попаданец внимательно изучает переданный доктором документ. На первый взгляд все было просто. Необходимые ему минимум Отас не поленился даже написать на отдельном листочке.
  Орлов посмотрел на песочные часы, открыл небольшое окно и крикнул своим подчиненным.
  - Йоши (берем)! Таки (бросаем)!
  Слава богу, тот факт, что берем уголь на лопату и бросаем его в топку, удалось за эти дни. Каждый раз повторять весь алгоритм теперь не надо. Главное только следить, чтобы его работники не бросали лопату. Почему-то лишившись инструмента, мертвяки все забывали. Как только последние крупинки песка оказались внизу, перевернул часы и приказывает:
  - Аш (стоп)!
  Мертвяки так и застыли. Теперь у него примерно минут десять. Он вернулся к изучению, разложенного на столе стального кружева. Три вида плетения цепочек. Не сказать, что особенно тонкая работа. Вот тут обычное якорное плетение, тут венецианский и кельтский узел. Орлов не то, чтобы был специалистом, но заказывал своим любовницам их довольно часто, в результате нахватался. Якорное плетение - простейшей, остальные вроде тоже не сложные. Хотя тут он может и ошибаться. Поразило Орлова другое. На каждом колечки были выгравированы какие-то буквы. С учетом размера звеньев, которые не превышали полсантиметра, требования к мастерству повышались на порядок.
  В столе старшего механика он нашел простенькую лупу. Зачем она ему была нужна, если учесть, что самые мелкие детали у паровика были размером с монету, так и осталось загадкой. Из машинного отделения никто не выжил. Стармех вот заряжается в ванне мертвой водой и скоро пойдет на смену подбрасывать уголь в топку. Но благодаря ей, Орлов смог четко разглядеть довольно мелкие детали незнакомого алфавита. Красивого, с завитушками и косыми линиями. Пластинка, которую размещали во рту мертвяка была как-то попроще, погрубее даже. Как будто перед ним лежали изделия из совершенно разных эпох. Однако, буквы были и здесь, только размером больше. Миллиметра по три. Много их на пластинку не влезло, но 'исписана' а была почти полностью. Обнаружил он и еще одну странность. Когда он раздавал команду с вложенной силой, пластинка немного вибрировала.
  Тетрадь с командами составлял лично Отас. Каждую он пронумеровал, поэтому заглянув в конец, Орлов с удивлением понял, что всего тот обнаружил почти семь сотен слов, которые понимает такой мертвяк. Передавая тетрадь, доктор сразу предупредил, что собрание неполное, но одно из лучших в факториях. Александру труд не оценил. Информации на самом деле было немного, да и систематизацией не отличался. Попаданец практически сразу увидел, что некоторые команды состоят из двух слов, другие из трех, при этом появляется еще одно короткое. Встречались и совсем сложные. Доктор не заморачивался и даже не пытался разложить их на составляющие. Вместо этого просто записывал новую команду. Хотя даже по смыслу две команды было бы логично написать рядом. Вроде бежать и бежать рядом. С точки зрения попаданца, глупо это было разбивать на две команды, скорее вторая уточнение первой. В общем, если не вдаваться в скучные детали он занялся созданием настоящего языка, а не той фигней, что занимались местные. Ну а попутно он старательно записывал все то, что помнил о нефти из прошлой жизни.
  - Бросай корпеть над бумажками, - произнес неожиданно спустившейся в топочную Отас. - Пора тебя учить магии
  Орлов покосился на песочные часы.
  - Йоши! Таки! - крикнул.
  Мертвяки заработали. Но как-то без огонька.
  - Ползают они у тебя как не живые...- пошутил доктор.
  Получилось не очень смешно.
  - Угум, - не стал спорить Орлов.
  - Ладно! Пока мы тащимся по этому бесконечному океану тебе надо научиться смотреть. Что же ты за оценщик такой будешь, если не будешь уметь самого необходимого? Правильно.
  Александр кивнул и крикнул:
  - Аш!
  Мертвяки замерли, а Отас отодвинул все со столика, за которым сидел попаданец и сам пристроился на него.
  - Готов внимать великим знаниям?
  - Всегда готов! - добавил в ситуацию немного постмодернизма Александр.
  - Так вот... - и замолчал, как бы раздумывая, о чем собственно сказать. - В общем, обычно учителя рассказывают все это по-другому. В рамках концепции. Она у всех немного отличается. Я немного упрощу. Согласен? Если не получится, пойдем традиционным путем.
  - Собираетесь проверить какие-то свои теории? - прямо поинтересовался Орлов.
  Нет, будь он взрослым, постарался как-то не напрямую выведать планы своего учителя, но детям же можно быть откровенным? Они же такие бесхитростные, правда?
  - А ты умный ребенок. Почти. Методика работает. Просто дети часто ждут от магии чего-то совершенно сказочного...
  - Я бы взял деньгами, - честно признался Орлов.
  При чем солидарным были оба: и взрослый, и ребенок.
  - Интернатовское воспитание, да... Заканчиваем со вступлением. Объясняю, что делать. Сядь как-то поудобней. Найди точку где-то в пространстве. Желательно поблизости, и чтобы точка располагалась на какой-то вещи...
  - Стена подойдет?
  - В том-то и дело, что нет. Это должна быть вещь.
  - Хм. Песочные часы подойдут? - спросил Александр и снова выкрикнул команду мертвякам.
  - Идеально.
  - Отлично. И что с этой точкой делать?
  - Смотри на них.
  - Просто смотреть?
  - Постепенно! Не сразу. Думай о том, как твой взгляд наливается силой...
  И встал.
  Орлов даже дернулся.
  - И все?
  Доктор кивнул.
  - Ну да. Все необходимое я тебе дал, а словесную шелуху, которой принято вбивать в уши неофитам...
  - То есть просто смотреть?
  - Ага, - Отас даже закивал.
  Попаданец, откровенно говоря, решил, что его немного... как бы это сказать помягче... Обманывают, в общем. Но как всегда скандалить не стал. Вместо этого начал смотреть. Только поблагодарил спину учителя и старшего компаньона.
  Надо сказать, что смотрел он так несколько суток. Вечером первого дня даже поинтересовался, как долго проходит такое всматривание. Спросил на этот раз у Шампа. Тот его огорошил, что классической школе для молодых магов, в которую он мог бы ходить, если бы родился в нормальной семье, этот первый шаг занял бы никак не меньше месяца. При домашнем обучении и того больше. Поэтому Орлов продолжил смотреть на часы, составлять новый словарь и давать команды своим мертвякам
  Подвижка произошла на пятый день. Правда, произошло это, когда он нарушил даже такую простую инструкцию Отаса и посмотрел на своего подопечного.
  
  Глава 4. Фактория
  1
  
  
Оценка: 6.47*158  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | П.Эдуард " Кваzи Эпсил'on Книга 4. Прародитель." (ЛитРПГ) | | Ю.Риа "Демоны моих кошмаров" (Приключенческое фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"