Усеинов Тимур Исмаилович: другие произведения.

Дети солнца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.81*5  Ваша оценка:


  
  
   Усеинов Тимур.
  
  
   Дети Солнца.
  
  
   Начало.
  
  
   Я проснулся от неприятного жжения во рту. С трудом повернув сухой язык внутри горящей полости рта я ощутил какой-то посторонний предмет. Довольно-таки упругий, чтобы быть моей рвотой и достаточно холодный, чтобы быть частью моего тела. Одновременно с моими исследованиями я непроизвольно отметил то, что остальные мои четыре чувства как-то притуплены. Или отключены вовсе. То есть я хочу сказать, что я ничего не видел- я попытался открыть глаза, но либо из-за того что так и не смог этого сделать, либо из-за того, что находился в абсолютной темноте, я не смог заметить никакой разницы между тьмой ДО и тьмой ПОСЛЕ. Я не чувствовал ни ног, и рук, хотя каким-то шестым чувством ощущал (знал? помнил?), что должен сейчас стоять. Я так же не ощущал никаких запахов. Даже запахов собственного тела. Мои попытки резким выдохом прочистить носоглотку тоже не привели к изменениям. Сенсорный вакуум продолжался.
   Наконец мне удалось выдавить изо рта посторонний предмет и я услышал странный прерывистый хрип. Мое дыхание. Словно пловец, задержавший дыхание и вынырнувший с огромной глубины, я начал шумно дышать, захлебываясь, откашливаясь и хрипя. В этот момент надо мной зажегся свет. Изначально было так заложено(это я тоже понял "шестым чувством") ,что для того, чтобы я не ослеп от резкого света, он начинался с еле заметного красноватого, а потом постепенно раскаляясь заливал все вокруг меня своим белым сиянием. За это время зрачки успели сузиться и я смог наконец разглядеть что же меня все-таки окружало и где я находился.
   Во-первых, я был абсолютно гол.
   Во-вторых, я находился внутри какой-то трубы, высотой почти в два и диаметром в один метр. Впереди меня был какой-то черный прямоугольник. Пол был немного шершавым и наклонным. Я пошевелил пальцами ног и понял, что это какой-то пористый материал предотвращающий скольжение.
   В-третьих, от меня (или ко мне?) тянулись красные шлейфы катетеров, концы(начала?) которых уходили куда-то в небольшую панель с разноцветными, мигающими огоньками. Катетеры целым пучком входили мне под кожу в местах левого запястья, поясницы, и в область висков. Странно, что я не чувствовал их до того как увидел их.
   Не успел я так подумать, как что-то внутри панельки пискнуло. Катетеры , мгновенно сменив цвет на синий, сами собой вяло спали. Свет от невидимой лампы набрал свою силу и теперь прямоугольник впереди стал просто зеркалом. Я вспомнил, что это стекло, но видимо снаружи было темно...
   ...я начал вспоминать...
   Я- Лев Бонки. Мне одиннадцать лет. Рост- метр тридцать. Вес- ..не помню... Телосложение-до гиперсна- среднее. Коэффициент мускульной массы- 0,45. Слегка оттопыренные уши, карие глаза, тонкие губы. Голый череп без волос, как следствие долгого анабиозного цикла. Свыше...свыше... сколько свыше? Я не мог вспомнить- сколько должен был спать... видимо, я это вспомню потом. Зеркало с едва слышным шипением медленно начало подниматься вверх и по ногам ударила волна холодного воздуха снаружи. Я непроизвольно отшатнулся, но упершись спиной в заднюю стенку своей анабиозной камеры, понял, что надо выходить.
   Пол был настолько холодным, что мне в начале показалось, что я примерз к нему своей голой подошвой стопы. Я неловко подпрыгнул, поскользнулся на какой-то тряпке и, едва не упав, допрыгал до маленького шкафчика. На дверце которого было моё стерео и надпись-
   Бонки Лев К. Технический Экипаж.
   Какая-то неприятная мысль появилась в моей голове, заставив меня на секунду остановиться и оглядеться вокруг.
   Темно. Тихо. Холодно...слишком холодно...
   Потом додумаю...
   Я рывком открыл шкафчик и с облегчением увидел , что внутри него лежит одежда- начиная от нижнего белья до белоснежного комбинезона. На верхней полочке лежало мое кепи с эмблемой тех. персонала и какой-то брелок . На нижней- находились носки и полуботинки с магнитными подошвами. Я быстро натянул на себя все это, не переставая стучать зубами от холода.
   Все. Теперь пора было и оглядеться.
   Я помню, что помещение, в котором я находился сейчас- было примерно метров триста в длину и метров пятнадцать в диаметре. По оси этого отсека тянулась длинная лампа, которая должна была освещать всё цилиндрическое пространство. Но судя по всему- она не работала. Единственный источник света- это моя быстроостывающая анабиозная камера. Я также помню, что когда я засыпал здесь было много людей. Задача одних была- проследить за всеми процедурами для погружения в гиперсон членов Первой Вахты (вспомнил- Первая Вахта Разгона), задача других- расположиться поудобней в ячейке, набрать в рот ...фу-у!.. гадость...лучше б не вспоминал!.. и уснуть. Лет эдак на двести.
   Помещение называлось Анабиором. То есть это был отсек внутри которого находилось полторы тысячи анабиозных ячеек с колонистами и членами экипажа звездолета. Такими как я.
   О, точно!
   Я был членом экипажа звездолета "Хотира". Звездолет класса "Ковчег"! Сорок пять тысяч человек...
   А где все? Почему ничего не работает? Почему никого нет из Вахты Торможения?
   Я наклонился и поднял ту тряпку, о которую споткнулся в начале.
   Грязно-коричневая тряпка. Какая-то плотная ткань. Скорее всего была влажной- на ровных местах искрит иней. Видно, что в Анабиоре было намного холоднее, чем сейчас. Пальцы нащупали какое-то уплотнение на тряпке и я машинально попытался раскрыть его. Заиндевевшая ткань захрустела и поддалась.
   Из-за слабого освещения я не смог понять, что же там было за утолщение. Я подошел поближе к своей камере- отметив, что свет от нее стал немного слабее,- и попытался еще раз разглядеть тряпку повнимательнее. Какие-то буквы, но трудно прочитать- грязь въелась в ткань.
   "Вер...вин Александр Д. Вт...рой штур...н".
   Это был шеврон дяди Саши. Да, его ячейка была слева от моей...
   Все еще держа в руке остаток шеврона, я почти на ощупь двинулся к соседней камере, стараясь идти боком, чтоб случайно не загородить и без того слабый свет. Не дойдя до нее полметра я неожиданно вляпался в какую-то плотную кучу тряпья так, что чуть не упал. Глупо махнув руками и вытянув перед собой руки я удержал равновесие.
   Анабиозная камера дяди Саши была пуста. Колпак был открыт, но внутри никого не было. Около камеры чернело какое-то темное пятно от которого шла такого же цвета широкая полоса, уходящая куда в темноту.
   Пытаясь разглядеть это пятно я сел на корточки. Что-то продолговатое кольнуло мне в бедро через ткань комбинезона. Вытащив из кармана брелок я с запозданием вспомнил, что это фонарик.
   Дурья башка. Хожу в темноте, а все это время ношу с собой фонарик. Только бы батарейка не села...
   Светодиод вспыхнул прямо мне в лицо белым светом. После получаса темноты он чуть не лишил меня зрения. Проморгав как следует, я сел около пятна и направил луч света себе под ноги.
   На полу было большое пятно засохшей крови. То, что я посчитал темной полосой- было просто кровавым следом. Я поднял к глазам шеврон- коричневая грязь, скрывающая от меня имя дяди Саши тоже было кровью. Куча тряпок о которую я споткнулся- было остатками человеческого тела, от которого в темноту уходила "полоса темного цвета". Почему-то я не сомневался в том, что если пройти вдоль этой "полосы", от тела, можно придти к тому месту, где сейчас стоял я.
   Тут я вспомнил ещё и липкий страх сковал меня.
   -Мама! Папа! Где вы?!
  
  
  
   Пограничье.
   I.
  
  
   Тик-так.
   Это часы. Тикают как настоящие старинные часы. Когда-то у меня были такие. В детстве.
   Тук-тук...тук-тук... это моё сердце стучит...я живой. Не клон, не дубликат, ни андроид. Надо просыпаться- через час моя вахта. Надо сменить Элку. Она там скучает, небось...
   Тук-тук...тук-тук... Тук-тук...тук...ТУК...тук...
   Что?!
  
   * * *
  
   В 4:40 по- бортовому завыла сирена боевой тревоги.
   -Это не учения!- прогремел голос капитана,- мы идем на сближение с вражескими крейсерами.
   Месяцы тренировок не прошли даром - через две с половиной минуты я уже был закован в броню скафандра, в кресле стрелка и подключал все необходимые системы и режимы. Завершающим движением подготовки к бою было включение связи интеркома и включение режима "актив".
   -Р П Г номер семь -к бою готов,- отрапортовал я капитану.
   -Принято, семерка,- ответил Полосков.
   -Здорова, Лев,- поприветствовала меня Элка,- номер четыре. Готова.
   -Есть, четвертая.
   -Р П Г- три - к бою готов,- это Корней. Номер три.
   -Кто это у нас в нейтральной зоне?- спросил я.
   -Она такая же твоя нейтральная как и паучья,- густой голос Диксона,- номер шесть. Готов.
   Я посмотрел на свой сектор обстрела, но он был чист. Было слышно, что где-то на его краю искрилось облако ионизированного газа. Мой "фонор"-тактический звуковой синтезатор позиционирования целей -озвучил это облако переливами маленьких колокольчиков, не резко и едва слышно.
   -Ребята,- обратился я к нашим,- на моём секторе никого. Где они?
   -Дай максимальное увеличение на сектор Диксона,- сразу отозвался Зеф,- номер два. Готов.
   Ага. Я увеличил масштабирование и услышал приглушенный мерный рокот далеких(а кажется где-то справа, сзади) двигателей. Хотя какой на самом деле звук у контурных ускорителей хо-дракц я, конечно, не знаю. Но пусть уж как-то звучат, чем вообще- никак...
   Богомолы.
   Два цхе -тхематца только что вынырнули из пограничной облачности и медленно, видно, что только с энго, шли в нашу сторону. Астрономически мы лежали в одно точке, пусть и разделены двумя миллионами километров. Однако сейчас нас с противником разделяла разность хода времени- хронотакт. Мы только что ускорились, чтобы хоть как-то уравновесить наши с противником силы на случай астробоя...а он будет, я это чувствую...
   Хо-дракц начали прочесывать астроторию и вскоре быстро пошли в нашу сторону- вдоль остаточного следа наших двигателей. Не снижая скорости богомолы разошлись , чтобы в случае нашего обнаружения взять нас в клещи.
   -Всё,- внезапно сказал Диксон,- унюхали. Теперь держитесь.
   -Залп- по готовности,- услышал я приказ Полоскова.
   Противник еще не был в моей зоне поражения и мне оставалось только наблюдать, надеясь, что выпадет шанс засадить парочку мегаватт под броню (или что у них там) хотя бы одному из крейсеров.
   Первый цхе- тхематц, раскрыл свои недра извергая из себя два звена штурмовиков, которые перестраиваясь на ходу в боевой порядок, метнулись прямо к нам. Эфир вокруг меня сразу взорвался какофонией звуков - старательный фонор поспешил озвучить мне каждый из двенадцати астуверцов, добавляя громкости для тех, кто уже вошел в зону моего обстрела.
   -Комары!.. мать их!- ругнулся Зеф,- Ща я вас...
   Быстрым движением я возвращаюсь к исходному масштабированию...
   ... прямо мне в лицо брызнул то ли ливень, то ли град из огня -штурмовики начали атаку- и я инстинктивно втянул голову в плечи, тут же нажав на гашетку Р П Г. Пол подомною вздрогнул и резко пошел вверх. Меня вдавило в кресло и картинка на панораме актива пошла вниз. Уши резанул нарастающий рокот, словно на меня шел на всех парах огромный тягач на паровом двигателе, и передо мной мелькнул - так близко?!- контур вражеского крейсера в окружении ярких вспышек- ответных огней нашего артопа .
   Мы сделали вираж и вращаясь по продольной оси отстреливались от противника.
   Снова на активе россыпь огоньков- штурмовики опять были в моей зоне.
   Так! Я силой вцепился в штурвал наводки и повел перекрестие прицела влево -за далеким ромбиком штурмовика. Судя по звуку, он делал разворот с последующим боевым заходом на цель (на меня).
   Есть! Палец мягко нажал на гашетку и теперь я ясно услышал такое приятное и такое успокаивающие прерывистое гудение моей пушки. Ярко-голубые трассы ушли вдаль, слегка на опережение, к уже развернувшемуся штурмовику- комару. Когда до него осталось совсем немного, тот резко поднырнул и вильнув в сторону, перевернувшись, выплюнул в меня несколько желтых капель. Они прошлись надо мной с зубодробительным скрежетом и растаяли за спиной.
   Мимо. И я и он.
   Еще один мощный пробой пущенный со стороны одного цхе-тхематца прошел "над головой".
   Пол снова вздрогнул и раздался надрывный визг сирены разгерметизации.
   -Попадание в левый борт!- оповестила система артопа.
   Какие-то крики в грохоте новой атаки штурмовиков .
   -Щит!- закричал кто-то,- прикрой Щит!..
   Я выцепил взглядом самого ближайшего ко мне- будем просто, как на учениях сбивать ВСЁ, что попадает в зону обстрела...
   Раз! Тяжелое гудение пушки и дуплет пошел вдогонку за одним комаром.
   Еще один удар по "Горномору" и меня едва не сдернуло с кресла.
   - Попадание в девятый радиальный сектор рострного отражателя.
   Два! Выстрел на опережение, чтобы сбить на излете.
   Есть! Комар, уходя от первого залпа, вильнул в сторону и нарвался на мой второй залп.
   ...замигало табло " тактическое попадание". Враг поврежден, но не уничтожен. Его еще можно будет починить, наверное...
   Сейчас я тебя...Быстро делаю корректировку огня. Меняю залп на четверть мегаватта. Отсеиваю дурацкий фон -он по-прежнему показывал мне далекое облако межзвездного газа, откуда вышли хо-дракц.
   Быстро нахожу того "раненного" гада и уверенным движением выстреливаю...
   Вспышка , остывающие искорки, и скрежет разрывающегося неизвестного металла.
   Абсолютное попадание!
   Еще один штурмовик выскочил снизу, выпустил в меня мегаватт, попытался уйти. Я нагнал его у самого края и засадил в него аналогичный заряд, но промазал. Штурмовик крутанулся на месте и огрызнулся в половину мегаватта.
   По артопу прошла мелкая дрожь и на панораме прошли радужные всполохи- наше защитное поле едва смогло рассеять выстрел врага.
   -Семерка!!!- раздался у меня под ухом бас Полоскова,- вам что -хронотакта мало? Избавьтесь от этой занозы!!!
   -Есть, капитан!- не отпуская гашетку я повел беглый огонь в этого юркого комара, заваливая свою Р П Г на право.
   Строка разрывов метнулась за пауком, нагоняя его, отмечая пунктирными точками мои недолеты. Но вот одна из точек зацепила комар и , словно споткнувшись, свечкой рванул вверх, беспорядочно крутясь по продольной оси... я попытался достать цель снова, но, в тот момент, когда уже был готов отправить его в Рай для разорванных паучков, он лопнул. На активе ярко-красным сиянием подтверждение моего второго абсолютника. запоздало раздался -о, наконец-то! -звук далекого взрыва.
   -Семерка- мостику!- радостно закричал я,- цель уничтожена!
   Я сбил второго!!!
   В этот момент Актив, одним махом, наполнился яркими точками , словно кто-то сдернул с Панорамы штору, закрывающую от нас множество ярко-зеленых вспышек. Каким-то чудом мы проскочили между разрывами, едва не задев ядовито-зеленые всполохи, но уже следующая серия выстрелов истребителей зацепила нас.
   Гад! Второй крейсер исподтишка попытался достать нас издали, не вступая в прямое боестолкновение.
   - Попадание в левый борт...попадание в кормовой рефлектор...внутреннее повреждение в отсеке 4-бис...
   "Горномор" чертыхнулся, спотыкаясь о вражеский мегаватт и с натугой, которую я почувствовал нутром, рванул в сторону.
   Резкий приступ тошноты , и на мои плечи разом легла вся масса моего скафандра...
   Чччто происходит?!..
   ... словно тяжелой кувалдой - удар в спину. Едва успеваю упереться руками в рога штурвала наводки...
   -Вот он!- раздался крик в интеркоме,- рядом! Гаси его!.. Выстрел!!!
   Я услышал удаляющийся рев тяжелой торпеды, выпущенной по далекому врагу. Причем это была не мелкая сошка, на всякую шушеру торпеды не тратят. Артоп , как будто избавившись от тяжести двадцати тонного "Бульдога", сразу взмыл штопором вверх. Я попытался разглядеть удаляющуюся торпеду на панораме, но она уже скрылась из видимости.
   Тяжесть скафандра стала более терпимой.
   Спустя секунды до меня донесся мощный раскатистый гром, подавляющий все звуки вокруг и, как показалось, заглушающий мысли. В интеркоме наступила тишина, прервавшаяся радостными криками торпедной команды.
   -Есть! Горит! Горит!
   Я увеличил масштаб. Где-то далеко, за кормой артопа, все еще с резкими хлопками и гулом распускался огромный- даже по космическим масштабам - фиолетово-белый цветок. Он еще не раскрылся до конца и я мог видеть как сквозь эту фиолетовую красоту еще видны какие-то слабые очертания вражеского цхе-тхематца.
   Да- а. Еще один плюс хронотакта- видеть в замедленном времени взрыв вражеского крейсера, насладиться, так сказать, его агонией...хотя о чем я? После попадания в него он ,наверное, взорвался за тысячные доли секунды, оставив после себя обломки, радиацию и кусочки- маленькие такие- паучков.
   Броня перестала давить на меня и я облегченно откинулся в кресле.
   Где второй? Как- то без интереса, но с каким-то злорадным любопытством, подумал я. На панораме его не было. Его вообще нигде не было. Видимо- удрал.
   Трусы, подумал я. Бросили своих комариков, вон- двое осталось. Ленка (номер пять)их добивает. Я еще раз обвел свою зону обстрела.
   На моей панораме больше не оставалось активных целей, и хотя я слышал, как вокруг нашего артопа проносятся визжа штурмовики , и огрызаются наши пушки, у меня появилось ощущение, что накал астробоя сходит на нет.
   Через минуту, под наши радостные вопли, Лена и Элка добили последнего комара и в 4:52 прозвучал отбой тревоги. Хронотактовые поля отключились и мы вернулись к стандартному течению времени.
   Наш бой длился меньше десяти локальных минут и всего две стандартные секунды.
   Тик-так...
  
   II.
  
  
  
   Проснулся я от того, что Элла резко встала с койки и зацепившееся за ее плечо простыня проползла через мое бедро.
   -Мы с тобой проспали завтрак,- не открывая глаз, с игривой суровостью сказала Элка.
   Я потянулся до хруста в костях и сел. Наши глаза оказались друг к другу так близко, что как-то само собой получилось, что минуты на две мы опять забыли о завтраке.
   -Мы сейчас и обед проспим,- отстраняясь от ее губ, напомнил я.
   -Давай- не пойдем,- сонным голосом предложила Элла.
   Я посмотрел на нее, предполагая, что она опять захочет многочасового секса, но она просто стала засыпать на моем плече. Мой сон, тем не менее, был нарушен. Взглянув на часы я понял, что действительно-скоро время обеда. Надо было вставать и одеваться.
   Я аккуратно встал с койки и тут же споткнулся о лежащий на полу брошенный вчера впопыхах ботинок. Где-то должен быть второй, но сначала надо найти форму- ее с меня сняли (сдернули) первой...
   Застегивая комбинезон, я поймал свое отражение в зеркале, висевшее на створке коммутационной шахты.
   Да. Сегодня я- Лев Бонки- выгляжу намного лучше чем вчера. Нет, мой средний рост, среднее телосложение, короткая прическа на почти круглом черепе остались неизменными. Не изменило свою форму и мое слегка скуластое лицо со слегка оттопыренными ушами. Просто вчера не было этого внутреннего сияния в темно- карих глазах и вот этой самодовольной улыбки, которая выдавала внутреннее пение души.
   Причина всего этого фонтана чувств сейчас полулежала на койке позади меня, приподнявшись на локтях, разглядывая меня через полуоткрытые веки. Ее маленькие, нежно- розовые пальчики ног, выглядывавшие из-под простыни казались мне совсем детскими. Хотелось по- родительски подойти и поцеловать каждый из них.
   Отвернувшись от зеркала я заметил хищный блеск в черных Элкиных глазах. Она цокнула языком, приглашая, но мне пришлось остудить ее.
   -Но- но, стрелок, через пять минут обед,- осторожно сказал я.
   -Да, я в курсе,- она тряхнула своими черными локонами, отчего несколько прядей упали ей на переносицу.
   Элка скосила взгляд и прицелившись отбросила их точным пыхом. Резко отбросив простыню, она с грацией кошки прошлась по тесной каюте. Ее обнаженное тело, подходящее больше подростку, чем женщине, на секунду заставило меня задуматься- а не опоздать ли нам все-таки на обед? Но Элла слишком быстро нашла свою одежду и юркнула в душевую. Коварная мысль отступила.
   - Я- готова!- она выпрыгнула из комнатки санузла и встала по стойке смирно.
   - Вообще- то, я младше тебя по званию...- начал было я, но тут же получил щипок.
   - Вперед!
   Пока мы спускались с арт- галереи, обходя поврежденные в недавнем бою отсеки моя Элла стала ныть, что этот Большой Прыжок сидит у нее вот тута вот, что ей надоело сидеть без дела, что ей хочется одеть противорадиационный скафандр и помочь ремонтникам. Может тогда и время пролетать будет не заметно...
   -Особенно тебя ждут в бригаде, которая сейчас латает рефлекторный щит,- поддел ее я.
   Она огрызнулась, мол, у них с Отто давно все нормализовалось и они стали просто друзьями, а я глуп, что ревную.
   Согласен. Может я и ревную. Просто мне до сих пор непонятна причина из-за которой Элла бросила здоровенного андроида, с которым встречалась почти три биомесяца. И легкость с которой она сошлась со мной. Я понимаю, что я далеко не красавец, что моральных качеств у меня не много, что я простой стрелок. То есть я невольно задавался вопросом- а на сколько серьезны наши отношения сейчас и не бросит ли она меня с той же легкостью, как это было с Отто. Хотя, при той любви, которая дарила мне Элеонора каждую минуту со мной, я полагал, что пара недель в запасе у нас все-таки есть.
   Чтобы скрыть неловкость, я слегка разозлился и начал цитировать капитана(тем более, что сам подходил к нему с вопросом -давайте я как-нибудь, кому-нибудь помогу, надоело, вот, ничего не делать):
   -А что ты умеешь делать, стрелок? Твое бремя- пушка. А о "Горноморе" -ремонтные андроиды позаботятся. Профилактику завершила? Пушка в норме? Еще раз учебную тревогу захотела?
   -Чё эт ты? -совсем грубо спросила Элла.
   -Да так, отмахнулся я. -все равно завтра дойдем до ремонтной базы ...торопись давай, а то в столовую опоздаем...
   В бою "Горномор" лишился основного субсветового ускорителя -из-за повреждений в оболочке его пришлось экстренно катапультировать. Не считая несколько легких-с точки зрения техников- пробоин и "поцарапанный" Щит, артоп оставался в боевом состоянии. Однако, дальнейшее патрулирование отведенного нам участка было уже не возможным из-за низкой скорости. Поэтому, после нескольких сеансов связи с ближайшими мирами, Полосков разогнал нас на вспомогательных и перейдя в энго взял курс к ближайшему из них.
   Со слов Петьки, второй помощник-навигатор, мы шли сейчас к Лепро-VII. Когда Петька объявил нам- стрелкам- эту новость все облегченно вздохнули. Лепро входила в Кислородный Альянс и это значит, что на время ремонта нам разрешат размять кости на Поверхности- у всех на памяти была Сайера, где мы были недавно. Налоги на фильтрацию углекислого газа сильно ударили по карману всего экипажа.
   Но Петька ждал моей реакции- мы были с ним "земляками". И он и я были с Лепро. Только он был уроженцем этой песчаной планеты, а я просто гражданином. К его сожалению я только пожал плечами. Петя не мог знать о том, что на "Второй Родине" я не был лет шесть, что я уже отвык от перенаселенных планет. Мне по душе спокойная, размеренная жизнь на артопе, с его искусственным микроклиматом, порядком и тишине по ночам. С Элкой.
   Путь до планеты займет всего пять суток стандартного времени, как сказал капитан. В принципе, это нас устраивало- в энго нападение хо-дракц было невозможным, а вектор нашего пути лежал во внутрь Империи.
   Для нас- стрелков- наступило затишье.
   Плохо было то, что один из штурмовиков засадил нам в кромку Щита торпеду (Слава Богу- она не сдетонировала), но мы остались без отсека 4 -бис. То есть без камбуза.
   Голодная смерть нам не грозила, так как наш корабельный повар Рено имел привычку держать консервный запас по всему артопу в самых немыслимых местах, порой удивляя нас неистощимостью этих запасов.
   У Рено привычка- в любом порту набирать сверх положенного для артопа пайка консервы, дополнительные офицерские пищевые добавки, обезвоженные , молекулярно-сжатые, саморазогревающиеся брикеты всякой всячины. Зачастую- контрабандой, но с благословения капитана.
   Тут была замешана какая-то фобия. Я слышал ходившие по артопу слухи, но на прямую спросить о странностях Рено у кого-то пока не решался.
   Теперь наша "столовая" была маленьким закутком в машинном отделении. Идея собрать стрелков у себя под боком принадлежала Валере Петровичу-командиру машинного отделения.
   -Во-первых,- у меня полно места. Во-вторых,- до вашей артиллеристской галереи- рукой подать, один переход с палубы на палубу. В-третьих,- в конце концов, когда мы еще сможем так легко посидеть, болтая между собой?
   Из-за того, что Валера был почти всегда в самом сердце артопа (как в прямом так и в переносном смысле)- в самом закрытом, самом защищенном, и в самом скучном месте во всем артопе. Там, где находилось то, что делало простой тихоходный звездолет настоящим звездным прыгуном, покорителем пространства и измерений- энгоновый леброкс.
   Поэтому Валера начал писать картины. В начале с помощью стило, позже- прикупив в каком-то порту- вискарными стержнями на пластмассовых листах.
   Темой для его картин были наши рассказы. Он с удовольствием слушал наши разговоры, что-то расспрашивал, что-то уточнял, чтобы потом неспешно перенести услышанное на плоский лист. Это утоляло его информационное голодание, которое испытывает каждая творческая личность, находясь внутри машинного отделения. А Валерий Петрович таковым являлся.
   Он служил восемнадцать лет в Космофлоте. Он знал свое машинное отделение как свои пять пальцев. Он, полагаясь только на слух, мог определить точное напряжение в гуранговых ресиверах, на "пульс" прослушивал центрифуги, по мельканию бликов определял разнобои в гироскопах. В добавок к этому- он знал тысячи разных историй, свидетелем которых приходилось быть или ему, или его сослуживцам. Иногда он рассказывал их нам. Но чаще- рисовал.
   Я видел пару таких рисунков. Было это красиво и необычно. Но это не было произведением искусства, как ни крути. До Водомирского ему было далеко. Но я уважал Петровича и свое мнение никогда не высказывал.
   С Элкой мы пришли самими последними- наша стрелковая братия, как называл нас Валера, была уже в полном составе. Из самих машинистов были только Лешка, Оля и Рустам. Остальные были или на вахте или восстанавливали повреждения (машинному отделению тоже досталось не мало).
   Рено видимо уже ушел- на импровизированном столе- кожух от оптических накопителей- уже были расставлены сухие брикеты еды с флягами. Все ждали нас. Посередине стола стояла слабенькая лампа, придававшая всей обстановке некое подобие уюта, которого порой нам порой не хватало.
   Высокий Корней с трудом встал с корточек, едва не задев "столешницу" и жестом позвал нас к себе.
   -Садитесь, тут посвободнее. Подвинься, Оль.
   Все заерзали, освобождая место для нас, одновременно пытаясь выкроить место поближе к лампе. Наконец я сел около Ольги, а Элла- опираясь на плечо Андрея- села на корточки, ближе к Корнею.
   Валера поднял флягу и торжественно произнес:
   -Молодежь. Я вам это, что в моей фляге- не предлагаю. Вдруг- не дай Бог-тревога...хотя, какая в энго тревога?.. хочу сказать следующее: вы живы. Это главное,- он обвел нас взглядом,- я, ладно. Я старый механик. А вам- еще жить и детей рожать.
   Он в два глотка выпил содержимое своей фляги и шумно втянул воздух.
   -Давайте, налетайте,- скомандовал он и мы начали обедать.
   Элка властным жестом отобрала у меня тюбик с каким-то паштетом и выдавила на мою пластмасску темно-красное желе. Оно зашипело и увеличилось в размере. Элка что-то еще подсыпала и размазала по всей поверхности набухшего ...мяса?!
   -Морской еж, в собственном соку!- гордо, словно именно она его сжимала в тюбик, озвучила блюдо Эля,- ешь, тебе силы нужны!
   Я кивнул и достав палочки начал есть. Еж так еж.
   За это время все перемешали и передавили из тюбиков, баночек, пакетиков всё что можно и в полутемной комнаты разнесся приятный запах молекулярной еды.
   Потом мы болтали о всяких пустяках. Корней с Андреем взяв под локотки Лешку, стали упрашивать показать им датчики леброксного преобразователя. Валера, тихо переговариваясь с Ольгой, время от времени подливал себе в стакан что-то из фляги и сразу выпивал. При этом его собеседница каждый раз пыталась его остановить, но Петрович слабо от нее отмахивался.
   Девчонки спросили Рустама, старший оператор поляризатора, о том, как им видится астробой отсюда-с закрытого машинного зала. Выяснилось, что вполне мрачновато. Для машинистов наш поединок с противником - это бешенный скачки напряжений в циркальных решетках, постоянное слежение за частотой магнитных ловушек плазменных шнуров (кажется, он так сказал). Причем потенциалы поля меняются почти каждую секунду, а запас каких-то параболических камней у нас на исходе. И так далее... так что- это вам не в паучков тапочками шлепать.
   От этой фразы я поперхнулся, но на меня никто не обратил внимания- Элла, Лена и Катя слушали Рустама затаив дыхание. Голос старшего оператора, был густым и наверное приятным для женского слуха. Так что не важно что он говорил, лишь бы говорил.
   Корней, Диксон, Андрей, Зеф вместе с Лешкой ушли за станины леброкса. Судя по кряхтению и сдавленным кашлям Диксона- они там распивали "запрещенное содержимое" еще одной фляги Петровича. Я повернулся к Ольге и спросил:
   -Слушай, а что с инертными гасителями было?
   Она на мгновение прищурила свои ярко-зеленные глаза и проглотив очередной кусок еды, уточнила:
   -Когда?
   -Да ближе к концу боя, до того как мы в них "Бульдога" запустили.
   -На счет торпеды не знаю- это вы оружейников спросите. А на счет гасителей,- она отмахнулась как от чепухи,- кадроновые трубки лопнули.
   -И чё?- не унимался я, пытаясь хоть что-то понять. Я совершенно не представлял себе работу всех механизмов, которые сейчас окружали нас.
   Ольга посмотрела на меня удивленным взглядом . Но потом она вспомнила, что перед ней сидел простой стрелок (увидел- выстрелил- забыл- уснул, как дразнили нас техники) и глядя в одну точку нудным тоном ответила:
   -Перегрев V- охладителей, автоматический сброс напряжения в блоке инерционных ускорений. Переход на вспомогательный блок. В последующем- замена лопнувших трубок и подача напряжения на основной блок ускорений,- словно на лекции продекламировала Ольга,- вам все понятно, стрелок Бонки?
   -Нет,- честно ответил я.
   -Вопросы еще есть? Че спрашиваешь?
   -Просто. А нельзя?
   -Как твой бой?- она перевела разговор на другую тему,- говорят, первого подстрелил?
   -Даже двух,- скоромно потупив взгляд сказал я.
   -Ну, поздравляю.
   Около меня сел Зеф.
   -Ффф,- поморщилась Элка,- Перси, неужели нельзя заесть это чем-то?
   Зеф дернулся всем телом и тихо отрыгнул в сторону.
   -Элка, не тарахти. Я вообще- к Бонки.
   -Пить он не будет,- грозно сказала Элла.
   -Я не о том. -он подмигнул мне,- тут вы о абсолютниках говорите? Когда наколки делать будешь?
   Элка повернулась всем корпусом ко мне и сжала мою ладонь.
   -Точно, Лева!
   Я попытался найти ответ в ее широко распахнутых глазах, но потом вспомнил недавний разговор с Корнеем.
   На Флоте пошла мода- колоть на руке тату паука. За абсолютно сбитого паука. Личного абсолютника. Причем кололи именно тех, кого сбили. То есть по прозвищам вражеских судов.
   На нашем "Горноморе" умел колоть только Зеф. И делал он это легко и красиво- его тату красовались на руках стрелков, энгоников и даже на волосатой руке бронемастера.
   Зефу так же доставляло удовольствие и то, что при коротких встречах с другими командами артопов, некоторые стрелки забегали к нему "на часок", пренебрегая услугами остальных мастеров. И тогда у каюты нашего второго стрелка выстраивались маленькие очереди из заносчивых молодых людей (попадались и весьма привлекательные особы).
   Элка закатала рукав моего комбеза и ткнула пальцем место, около локтя.
   -Перси, тут одного, а рядом второго. Зелененьких, да?
   - Зеленые,- согласился с ней Зеф,-"комары", все-таки.
   - А каким цветом шершень?- поинтересовался я у Ленки.
   Лена с довольной миной закатала правый рукав и протянула мне руку. На внутренней стороне белоснежной руки пятого стрелка ядовитым оранжевым цветом блестел шершень с длинным жалом. Около него располагались три бледноватых комарика и два овода.
   Ну вот. Теперь и мне будет чем похвастаться перед людьми.
   -Зеф, а не больно?- глупо спросил я.
   Вместо него ответил Корней, появившийся из темноты:
   - У него рука легкая,- стараясь не дышать на Элку с Олей, почти на вдохе, сказал он,- он мне их одиннадцать уже нарисовал.
  
   III.
  
  
   За несколько часов до подлета к Лепро я и Андрей вступили на вахту у своих орудий. "Горномор" уже вернулся в Родное измерение и теперь, сбавляя скорость, приближался к темно-желтому планетоиду. Несколько раз в зону моего пассива попадали охранные спутники, которые, приблизившись к нам на какое-то расстояние, поспешно исчезали за огневым горизонтом. Может они боялись, что мы случайно сожжем их, а может просто таким образом они демонстрировали свое присутствие, мол, мы тоже не дремлем, если что- мы рядом.
   -Цирк, какой-то,- время от времени Андрею надоедало молчать,- как будто артоп никогда не видели...
   -Да брось ты,- мне тоже было скучно,- они, может, не могут по-другому засвидетельствовать свое почтение патрульному флоту.
   -Не вояки они. Привязаны к орбите. Никуда не ходят. Никому не нужны.
   Ага. Сейчас он скажет, что только Патрули на острие войны ходят...
   -Другое дело артопы...
   Ну вот. Я ж говорил.
   На Панораме появился новый статус-цель. Быстро считав с радаров все показания, пассив вывел параметры нового тела, сразу же обозначив ее как "дружественная", своя. Добавил пиктограмму скрещенного гаечного ключика и молоточка.
   -Все, добрались,- я откинулся в кресле.
   Блеснув неестественным для звезд светом из-за планетарной тени, показалась ремонтная станция. В наушниках послышалось слабое урчание вперемешку с мерным постукиванием маленьких молоточков. Как в старинной кузнице, елки-палки. Где это фонор нахватался таких анахронизмов?
   Рядом, вплотную к станции, появилось обозначение двух гражданских судов. Звуков от них не было и пассив обозначил одного как "на стадии профилактического обслуживания" ( орбитальный челнок "Кормаган") и "в процессе наполнения" (танкер- газоперевозчик "Мерхан").
   По мере подхода артопа к станции к ее пиктограммке постепенно прибавлялись другие, наползая на первоначальное обозначение, но не затмевая ее как основное. К значку "ремонт" добавились "ложка-вилка", "кроватка", "фильтр", "больница", "бартер", "бордель", "терминал Информатория" и т.д. Когда мы приблизились на расстояние в полсотни километров значки плавно расступились, и уже стало понятно- где что находится и что под чем расположено.
   От наблюдательного пассива так же не ускользнуло и то, что по периметру станции расположены огневые точки- орудия дальнего боя. Возможно, еще парочка есть и внутри, но пассив не в состоянии сейчас их заметить.
   Я переключился на Актив.
   Панорама неприятно замигала и по всему рисунку станции , словно россыпь угольков, заалели два десятка орудийных башен. Панорама указала приблизительные углы атаки каждой , параметры, огневые горизонты, мертвые зоны каждой и выделила опасно- красным три пушки, которые в данный момент были нацелены прямо на "Горномор".
   Ого.
   Через три секунды после включения моего актива половина орудий уже смотрели на нас.
   -Седьмая! В чем дело?!
   Я вернулся в пассив.
   -Проверка режима актив, бронемастер.
   -Ты мне за седые волосы потом ответишь...
   Я хлопнул себя по шлему.
   -Все нормально, Слава, - вдруг услышал я голос Полоскова,- зато мы знаем, что они тоже не спят.
   Это он специально при мне так сказал бронемастеру?
   Ремонтная станция "Бродяга" шокировала всех, кто видел его впервые- многокилометровое переплетение блоков жилья техперсонала, чаши ремонтных доков, заправочные, контейнеры со- всем- что- может- быть. С высоты, а мы приближались к ней перпендикулярно к плоскости, станция походила больше на медленно вращающуюся гигантскую паутину, в которой полно всякого налипшего мусора, подмигивающую нам с разных плоскостей своих конструкций-тенет. И в центре всего этого отдельным пятном было километровое сооружение, издали похожее на многослойный диск, который при "ближайшем рассмотрении" терял эти очертания абсолютно. Но судя по виду самого диска- это было самое старое место во всей станции, возможно- от него она и начинала строиться.
   Это была почти истина. Но не совсем.
   "Бродяга" стал тем, чем он был сейчас недавно- десять лет назад. Согласно приказа местной судоремонтной фирмы "Вийкаба энго- Л" старый звездолет эпохи Первой Звездной Экспансии "Хотира" был перестроен в ремонтную станцию орбитального базирования. На деле же- к частично демонтированному первопроходцу был добавлен весь старый хлам, который имелся на балансе у судоремонтников. За время войны "Вийкаба энго- Л",постепенно разрастаясь, в экономическом смысле, превратилась в концерн и приобрела неплохую репутацию в верхах, так что переименованная и модернизированная "Хотира", стал источником дохода для трети населения аграрного Лепро.
   А этот диск- было то, что не смогли, а точнее- побоялись, трогать представители "Вийкабы". Внутри находились системы жизнеобеспечения и нормального функционирования сорока тонного искусственного мозга. Кибермозг, как когда-то называли много веков назад его проектировщики и обслуживающий персонал.
   -Здравствуй "Умник",- прошептал я.
   На какой-то миг я ощутил, как мой шепот прошел через интерком, нырнул в главный коммутатор, а потом каким-то неизвестным мне способом достиг радаров Большого Уха. От них мой шепотом нырнул в недра "Бродяги" и...
   ... из пустоты пришел приятный добрый голос, который никто не услышал на "Горноморе", но который был адресован только мне.
   -Здравствуй, капитан .
   Ощущение связи с "Умником" пропало так же резко как и появилось.
   Подо мной, раскинувшись своим телом, проплывал "Бродяга".
  
   * * *
  
   -Ну что, стрелки,- весело гаркнул Зеф,- как проведем увольнительные? Вместе или врозь?
   Он хлопнул меня по плечу и я невольно поморщился. Несмотря на Элкины просьбы, Зеф наколол мне комаров у предплечья. Мотивируя тем, что я "...молодой, настреляю еще, место на руке экономить надо". Наколки заживали медленно, даром, что Элка каждый вечер мазала их какой-то мазью.
   -Я предпочитаю- врозь,- вдумчиво ответил Диксон,- так лучше и не повторяется. Потом будет что вспомнить. А то у всех одно и тоже, даже не интересно...
   -Правильно,- поддержал его Андрей,- помните как на Пайде...Элка, ты уже была с нами, когда мы заходили на Пайду?...а, да. А ты, Лев? Был с нами?...
   Я неопределенно кивнул ему и быстро перешагнув через комингс, выскочил в переходник. Судя по топоту ботинок, которые я услышал за своей спиной -я был не один, кто терпеть не мог занудного Андрея.
   Спустя три шага меня догнал Зеф и Элка.
   -Я с вами до лифтов, а потом- как договорились!- быстро предупредил нас Зеф.
   Мы вышли из "Горномора" и пройдя длинную кишку "предбанника" очутились в полупустом доке.
   Зеф стоял разглядывая открывающийся вид на трехсотметровый технический док, закругленные стены которого были тускло освещены габаритными огнями. "Горномору" было отказано в судоремонтном доке, в котором мы бы смогли поместиться целиком. Поэтому нас подогнали к каким-то фермам и просто состыковали с мобильными техничками. Основные работы начнутся только завтра, потому что, насколько я понял, основная ремонтная техника должна разконсервироваться и быть подогнана с противоположного края станции. А сейчас в доке находились большей частью погрузчики.
   Я огляделся. Когда-то это был Анабиор. На шпангоутах до сих пор виднелись кронштейны от систем жизнеобеспечения. Теперь на них подвешивались сварочные аппараты, люльки-каюты самих рабочих, какие-то контейнеры, диагностические шунты и прочая дребедень. Выгнутый бок "Горномора", вздымающийся сзади нас и теряющийся за плотной "присоской" был по-домашнему теплый и гладкий. Словно трогаешь какое-то живое существо, преданно любившее тебя. К которому ты питаешь самые нежные чувства. В принципе- так оно и было. Элка машинально достала из кармана дозиметр и прислонила к "Горномору".
   -Нормально, почистили.
   -Так бы тебя и выпустили отсюда ,- начал было я, но тут Зеф сделал несколько шумных вздохов.
   -Че эт ты?- в духе Элки спросил я.
   - Воздухом дышу,- мрачно изрек Зеф.
   А, ну да. После артопа всегда кажется, что воздух других планет пахнет по-другому. По-особому. Отчасти это правда- каждой планете присущ свой неповторимый запах. Даже на тех, которым приходиться постоянно его прогонять через обогатительные плотины. Просто на "Горноморе" то, чем мы дышим, столько раз прогнано через фильтры, что любой запах исчезает бесследно.
   Сейчас в воздухе носился запах машинного масла, выхлопов какого-то механизма и пота человеческих тел.
   Элка ,видимо, тоже унюхала последнее и поморщилась.
   Я хлопнул стрелка по плечу.
   -Пошли.
   -Куда?- Зеф оглянулся,- сейчас ребята выйдут. Корней вчера выходил. Он знает как добраться до стратосферных лифтов.
   -Перси, я сам тебя доведу до лифтов,- я взял стрелков под руки и толкнул вперед,- я все-таки здесь жил какое-то время.
   -Да ну?- удивилась Элка, вышагивая рядом.
   -Я на "Бродяге" в третий раз,- успокоил я их,- кстати, есть тут на станции одно неплохое место...
   -Кабак мне нужен только на Поверхности,- предупредил меня Зеф.
   -Ну хорошо. Сейчас вот к этому переходнику и на третьем уровне выходим,- я повел их к подъемнику.
   Зная Зефа , я уже выучил всю его программу развлечения. Он идет в ближайший кабак, там тратит все деньги, а когда они кончаются, а возвращаться надо,- устраивает или драку или какую-нибудь азартную игру (чтобы оплатить следующую пьянку).В любом случае- через сутки с капитаном Полосковым связывается портовый патруль правопорядка и просит забрать стрелка(так как утихомирить Это- никто не в состоянии).Полосков говорит, что в данный момент у него нет свободного транспорта и т.п. П П П обещает дать свой и туда и обратно-то есть привезти того, кто утихомирит Зефа, к самому Зефу, и обратно, то есть довезти оных до артопа. Таким образом Зеф экономит на обратной дороге, кто-то из наших совершает "экскурсии" до ближайших вытрезвителей, а Полосков- имеет авторитет капитана бесшабашной команды во Флоте. Это все отрепетировано по ролям и четко налажено (мне самому довелось ездить за стрелком, переодевшись в форму старшего бронемастера Стеклова).
   Промежуточный уровень, до которого мы втроем добрались раньше всех, был заполнен прибывающими ремонтниками станции. Судя по загорелым лицам, часть из них прибыла все-таки с Поверхности. Значит можно сразу уйти вниз на лифте, не дожидаясь "попутки". Я боялся , что ремонт- профилактика "Кормагана", челнока который мы видели при подходе к станции, заберет все стратосферные лифты.
   -Перси,- я дернул Зефа за рукав,- осторожней. На Лепро очень строгие порядки...
   -Да ладно,- отмахнулся он от меня,- мне только прогуляться немного...в первый раз, что ли...
   Зеф тут же помчался к ближайшему лифту и, сделав на минутку остановку у интерфейса местного Информатория, нырнул в ближайший переходник, махнув Элке своей рыжей пятерней.
   -А как мы?- спросила меня Элла, когда мы подошли вплотную к створкам лифта. - сколько у нас в банке?
   Я молча достал свой тубус и нажал на кнопку, расположенную на одном из его торцов.
   -40 киловатт,- ответил я.
   -Ну и у меня 34 .
   - Что так много?
   -Ну, с прошлого раза осталось...Отто за все платил...ну и за сбитого комара двадцатник,- поспешно добавила она,- Лев, почти 70 кВт! Давай снимем здесь номер, в гостинице. Энергии хватит и на робота- консьержа, и на электрокамин, и на горячую ванну...,-она почти повисла на моей руке,- я так давно не лежала в ванне...
   -Давай-ка я свяжусь кое с кем,- попытался начать я и подошел к Информаторию.
   Элла искренне удивилась.
   -У тебя здесь есть знакомые?
   -Ну да, а что?- я нажал код доступа и вошел в планетарную сеть ,- я вообще гражданин Лепроан,- добавил я не оборачиваясь.
   -И давно?- она подошла и заглянула за мое плечо, пытаясь разобрать, что я там набиваю на поиске.
   -Девять лет.
   Ага. Экран открылся мне нежным лицом Костиной жены.
   Судя по взъерошенным волосам, сонному взгляду и полутемной комнате- на Поверхности была ночь.
   -Чем могу помочь?- она взглянула на мои воротниковые нашивки,- военный, ты знаешь сколько сейчас времени?
   -Мне нужен Константин...Игнатьевич,- вот отчество Кости я чуть не забыл.
   -Константин Игнатьевич сейчас ...-тут глаза Милы резко расширились,- ЛЕВА?! Левка! Это ты!
   -Где ты? Как ты?- посыпался на меня шквал вопросов,- ну-ка, ну-ка! Я отодвинулся от сенсора, чтоб она смогла разглядеть меня получше,- О-о! Да ты стал ромбом! Ну надо же! За три года...а нет, мы же общались год назад...взрослее стал, что ли?
   -От хронотакта все мы быстро взрослеем,- ответил я.
   -Толстый,- крикнула Мила Костю,- быстро сюда!
   Большие удивленные глаза Элки смотрели то меня, то на Милу.
   -Я думала, что ты шутишь,- извиняющимся шепотом сказала она.
   -Так, ребята,- строго сказал я,- просыпайтесь. Через часа два буду у вас.
   На экране появилось заспанное Костино лицо.
   -Я же сказал- не беспокоить...-начал было он, но увидев меня осекся.
   -Ты где? Ты здесь? Почему не предупредил? Я бы!.. -шепотом закричал он.
   Костя вскочил, схватил коннектер и куда-то побежал- за его нечесаной головой промелькнули какие-то лампы, вроде коридор, какие-то деревья...в огород что ли выскочил.
   -Просыпайся,- тихо сказал я,- в новостях все скажут. Варенье не забудь из погреба достать, ванну приготовь- приедем, с дороги умоемся. Я не один буду.
   Сзади меня раздалось довольное фырканье и чья-то хищная рука ущипнула меня за бок.
   Мы быстро нашли кассы и купили билеты на ближайший рейс "Станция "Бродяга"- космопорт "Океанский-2" стратосферного лифта.
   Я специально доплатил и купил места у самого окна, чтобы Элка могла увидеть красоту плавно выгибающегося сине-зеленого горизонта, превращающийся в бескрайний Большой Океан. А что может быть красивее , чем колыбель чей-то жизни, пусть не земной, пусть еще не разумной, и не окрепшей, но все-таки уже зародившейся на этой планете?
   "Падать" до планеты нам предстояло минут сорок и вскоре, как только мы привыкли к слабенькой гравитации, к нашим креслам подошел стюард.
   -Господа стрелки. Не желаете ли что-нибудь?- лучезарная улыбка.
   Я махнул рукой, мол, нет. Элка попросила воды, чтоб хоть чем-то придавить желудок, рвавшийся наружу. Я хмыкнул.
   -Чего ты смеешься?- обиделась она,- я не привыкла быть в невесомости. Это неестественно, что на таких лифтах нет гравикомпенсаторов. И вообще тут как-то душно.
   -Элла, ты удивишься, но тысячу лет назад люди ходили в космос и без компенсаторов. И существовали в невесомости .Ели, пили и...а ты не беременна?
   Я сказал это не специально, просто это была моя первая догадка, пусть сырая, не додуманная, а потому и подлая. У Элки произошел выброс воды через нос и рот. Может, желудок оказался легче двухсот граммов воды?
   -Лев. Я убью тебя.
   Я подумал, что такой матерый стрелок- треугольник-11- словами бросаться не будет и действительно убьет меня в тот самый момент, когда сила тяжести станет нормальной. Я отвернулся к окну.
   Лифт начал проходить первые слои облаков, за которыми обычно располагаются рекламные дирижабли. Хоть почитаю, что сегодня рекламируется на Лепро- та же гамма-кукуруза (подводные плантации и поверхностные угодья на материке экспортировали свой товар на добрую четверть Империи) или что-то другое(нельзя же рекламировать одно и то же семь лет подряд). Небо за иллюминатором резко посветлело. Я разглядел внизу рванное одеяло второго слоя облачности и желтую полоску Веерного Побережья. Сам город Океанский было не разобрать - лифт начнет планировать к нему только на пяти километровой высоте.
   Я почесал подбородок.
   Кажется, мы садимся "в утро". Костя спал, по океану еще блестят планктоновые разводы микродариума, небо чистое от смога.
   -Лучше расскажи мне о себе,- наконец услышал я приглашение к разговору,- девять лет ты гражданин этой планеты. А до этого? Ты же не здесь родился. Я знаю- видела твою личную закурапию у Полоскова.
   -Там не было сказано- откуда я?- спросил я.
   -Не помню. Республика какая- то. Я потом искала на галакте, но не нашла. А потом забыла. У меня с галактографией всегда плохо было.
   -Этой республики сейчас уже нет, -успокоил ее я,- переименована четыреста одиннадцать лет назад в Округ Дуктис.
   -Эй!- встрепенулась Элка,- это же почти у самого Солнца! Ты- родом из Солнца?
   -Все мы ходим под светом Солнца,- процитировал я Императора. -нет. Я родился не на Солнце. Это вообще, если ты не знаешь, желтая звезда, недалеко от Дуктиса. Но именно на орбите Солнца есть планета Земля.
   -Та самая?
   -Да.
   За иллюминатором промелькнула пузатая тень дирижабля и лифт начал скользить вдоль его многокилометровых транспарантов, которые на такой скорости падения как наша стали складываться в определенный рисунок и текст. "Месторождения Лепроан- место рождения Лепро!!! Компания Сантагаз!!!" Слава Богу! Кукуруза отошла на второй план. Дирижабли за окном рекламировали природный газ, который недавно начала добывать на втором материке местная компания.
   -Ну и?..Дуктис. В смысле, -ну и как называлась та, твоя, республика ?-не выдержала Элла, когда мы снова нырнули в уже второй слой облачности.
   -Республика Проксима. Первая республика на второй колонизированной землянами планете. Кстати. Этот "Бродяга" тоже с Республики Дуктис. Был колониальным перевозчиком. Первая Звездная Экспансия.
   -Ага. Значит, этот первопроходец и ты с одной планеты,- Элка ткнула пальцем вверх, в сторону ремонтной станции, от которой мы уже порядочно ушли.
   Я улыбнулся и кивнул.
   Она откинулась в кресле, чему-то торжественно улыбаясь. И затем, помрачнела.
   -Сейчас я задам вопрос. Нет -два. Ответь честно и не ври.
   Я кивнул еще раз.
   -Ты сказал, что на "Бродяге" ты в третий раз. А когда был первый?
   -Первый раз я поднялся на его борт - тогда он не так назывался -десятилетним мальчишкой.
   -То есть это было...примерно, десять лет назад?
   -Это второй вопрос? Нет? А, ну ладно. Нет, не десять. Семьсот двадцать шесть лет назад.
   Элка схватила меня за рукав, притянула к себе и попыталась заглянуть мне в глаза.
   -Ты один из тех, кто был на этом корабле?- шепотом спросила она.
   -Да,- в тон ей шепотом ответил я.
   -Колонист?!
   -Нет. Последний член экипажа.
  
  
   IV.
  
  
   Мы сидели с Костей за маленьким столиком и играли в шахматы, отрываясь от игры, только когда из ванной комнаты раздавалось очередное Элкино уханье.
   -Она что, никогда ванной не пользовалась?- осторожно спросил Костя.
   -Такой как твоя- нет,- ответил я, переставляя фигуры,- пойми, что эти люди почти всю жизнь проводят внутри искусственных микроклиматов, где крайне редки такие понятия как "много воды", "много горячей воды" или,- я махнул в сторону окна,- живое, настоящее дерево с червячками в коре и птичками на ветке .
   -Консервная банка!- подытожил Костя,- не дыши, не пыхти, не мойся.
   -Не совсем так,- возразил я,- намного проще чем было у нас. Но в целом- да.
   Исход партии был предрешен уже пять минут назад, но упрямый Толстяк-Костяк никак не мог с этим согласиться и бросал в бой все фигуры. Когда в очередной раз Костя, не поднимаясь с кресла, потянулся за вареньем он задел рукавом халата несколько моих фигур.
   Поле мигнуло и погасло. Фигурки плавно опустились на плоскость столешницы.
   -Ой,- сказал он,- кажется, я задел кнопку сброса...
   -А я так и знал,- успокоил его я,- тебе мат был через два хода.
   Я начал собирать фигуры в футляр.
   -Да, в шахматы я так и не научился играть,- Костик принял поражение,- хотя ... у меня на это нет времени... А у меня для тебя сюрприз.
   Он ухмыльнулся и откинувшись в кресле вдруг совершено неожиданно для меня вытащил из кармана халата сигару. Не сказать, чтобы я удивился, но настоящую сигару я видел только в своем далеком детстве. Потому что в современном стерильном мире царящий внутри звездолетов, где каждый килограмм кислорода на счету, такие вредные привычки как курение- лишняя нагрузка на фильтры. Я думал, что эта привычка искоренена временем.
   Костик закинул ногу на ногу и с помощью неизвестно откуда взявшейся зажигалки попытался раскурить сигару. Получалось у него это не совсем умело. Спустя несколько секунд он поперхнулся дымом и противно закашлял.
   -Там вроде надо было что-то надкусывать ,-пожалел я,- я помню это по кино.
   -Не знаю, не знаю,- Костя с сожалением отложил свой сюрприз,- я был уже слишком правильным ребенком, когда попал в список колонистов "Хотиры".
   -Ты не успел стать неправильным- ты еще пацаном был.
   -Ты мой ровесник, между прочим!
   -Ты хочешь сказать, что я курю?
   -А что- нет?.. а...ну да.
   -Ага!
   За спиной шикнула дверь и перед нами предстала во всей своей красе Мила- вторая половина Кости. Причем его лучшая часть. За тот год, что я ее не видел, она немного похудела. Хотя, может стерео картинка ее просто полнила?
   -Лева!- мягко сказала она, наклонилась и поцеловала меня в щеку,- живой. Как приехал?
   -Не поверишь- на метро! Ты откуда?
   -Отпросилась с работы. Как далеко на этот раз занесло тебя?- традиционный от нее вопрос.
   -На этот раз близко- семнадцать световых,- традиционный от меня ответ.
   Костя фыркнул.
   -Близко для меня- это в пределах пяти минут на моноплане. Естественно, без захода на "второй этаж".
   -Близко для меня,- сказал я в тон ему,- это в пределах одного Малого Прыжка. Мил, я не один...-как бы прося прощения обратился я к хозяйке домашнего очага.
   -Да, ерунда, - отмахнулась та, как будто приводить кого-то в ее дом для меня было обычным делом.
   Легкий кивок в строну Элкиного комбинезона.
   -Я надеюсь, мода в Космофлоте не изменилась и эти корсетные робы все еще носят только женщины?- Мила подмигнула,- где она?
   -В душе...-я попытался встать с кресла, но был властно посажен назад.
   -Мы -девочки, сами разберемся.
   Мила легкой походкой прошла через всю комнату, к лестнице на второй этаж.
   -Я сейчас переоденусь и мы...-начала было Мила, но внезапно остановилась на половине лестницы. Принюхалась.
   -Что за противный запах?
   Костя быстро втянул голову в плечи и суетливо смахнул со столешницы крошки табака.
   -Дорогая! - нарочито громко объявил он,- Там Лева тебе цветы принес! На тумбочке.
   Мила вернулась с пол пути, легко сбежала со ступенек, и подошла к букету.
   -Боже мой. Игалии!
   Утопив лицо в голубых бутонах она глубоко вдохнула приятный аромат этих лепроанских цветов.
   -Какая нежность,- с едва заметным сожалением Мила аккуратно поставила цветы обратно в вазу,- жаль, что цветут они раз в год...
   -Обещали, что расцветут через несколько дней. Новый сорт!- обнадежил я.
   -Лева, - супруга Кости улыбнулась мне как ребенку,- они все так говорят. Особенно приезжим...
   Давно я не был на своей второй родине. Во всяком случае, я попытался сделать Миляне приятное.
   -Костя,- обратилась она к мужу,- я переоденусь, а потом на нашей летней веранде что-нибудь придумаю. Отпразднуем приезд нашего Скитальца и его знакомой. Так что,- уже строго добавила она,- на ваши мальчишеские разговоры- у вас полчаса.
   Мда-а...мы с Костей переглянулись. По большому счету, если бы мы хотели поговорить конфиденциально, то мы могли бы перейти на родной эсперанто. Но это будет не совсем красиво по отношению к Миляниному гостеприимству. Я потянул Костю за рукав.
   - И проветрите комнату,- услышали мы вдогонку.
   -Мила, -чуть не забыл я ,- вычеркни из предполагаемого меню пракидакоры.
   - Да? а почему?- не поняла Костина супруга.
   - Реабилитационная вакцинация! -ответил за меня ее муж.
   Мы быстро выскочили в сад.
   -Чуть не попался!- выдохнул Толстяк, когда мы отошли от дома.
   -Не можешь- не пробуй.
   Костя спрятал сигару во внутренний карман халата.
   -Откуда?
   -На прошлой неделе был накрыт очередной черный рынок антиквара. Среди абсолютного барахла- бусы, игрушки, кнопочные аппараты связи, абажуры и кофемолки- попались три тонны агрозапасов,- Константин вытащил из кармана пакетик,- кстати. Вот,- и протянул мне.
   "Семена кукурузы. Сорт Гея-2"-прочитал я на словно новенькой, только с типографии, упаковке.
   Внутри меня похолодело.
   "Собственность корабельного агрофонда. Звездный корабль "Хотира".Упаковано в саратон месяц 208 года ".
   Вот это да!
   За секунды, которые я стоял, оглушенный сюрпризом, держа его между ладонями, ничего не видя и не слыша вокруг, из памяти короткой вспышкой возникли лица моих родителей и какие-то неясные контуры перенаселенных городов. Низкое, сизое от смога, небо, масляная вода Райского Моря...
   Видение исчезло.
   Это Проксима. Родина. И с каждым разом все меньше и расплывчатее. Время брало свое.
   Откуда-то издалека до меня донесся голос Кости.
   - К сожалению, ничего кроме таких пакетов и еще нескольких коробок сигар на этом рынке от корабля не было. Мои люди перевернули там все с ног на голову, но ничего не нашли. Тот, кто ограбил "Хотиру" на эти семена, видимо, сам не отсюда. А сами упаковки попали на наш рынок случайно.
   -Но они где-то есть,- с трудом выдавил я из себя, не спрашивая его, скорей- утверждая.
   -Возможно,- сухо ответил Костя,- но не забывай, что нашу "Хотиру" на протяжении последних трехсот лет обворовывали в трех разных звездных системах, совершенно разные корабли, разные команды и разные люди...если можно назвать этих мародеров людьми...
   Мы помолчали еще немного и Костя неожиданно сказал:
   - Лев, я уточнял в центральных архивах- за период Первой Звездной Экспансии было построено сорок два звездолета класса "Астроград" и одиннадцать звездолетов класса "Ковчег".Из всех этих пятидесяти трех звездопроходцев, на данный момент, до звезд добралось и основало колонию, только сорок семь. Ты понимаешь, Лев?- Константин нервно заходил кругами ,- судьба четырех звездолетов (и почти 250 тысяч колонистов, считая членов экипажа)-до сих пор неизвестна. А ведь П З Э кончилась почти шестьсот лет назад. История нашего звездолета- это только начало. Только после нас было обращено внимание на проблему.
   Костя машинально забрал пакет с семенами и повертев в руках, спрятал его в карман.
   -Ведь только после того, как стали мы потрошить черные антикварные рынки, стала известна судьба "Витязя", одного из последних звездолетов, выпущенный Федерацией Гигри ,- он поймал мой удивленный взгляд,- галакто-антипод нашей Республики, сейчас известна как Округ Квадрис. Был найден "черными преследователями" где-то триста лет назад и полностью выпотрошен. Все, что от него осталось сейчас- жалкие крохи, вроде той же бижутерии из личного багажа колонистов или абажуров и кофемолок о которых я говорил. Это спустя триста лет! Что было триста лет назад на звездолете "Витязь" ,когда его только начали грабить- мне даже страшно представить...что стало с людьми ,которые были на его борту- неизвестно.
   -Как и с нашими.
   Костя остановился.
   -Как и с нашими,- грустно согласился он.
   -Как работа?
   -Сейчас -в авральном режиме. Мы нашли целый пласт неизученных данных.
   Костя работал в Институте Исторических исследований переводчиком-консультантом. Так получилось, что на ближайшие несколько десятков парсек мы- те, кто прибыл на "Хотире" к этой планете,- являлись единственными хранителями ныне уже "мертвого" языка- эсперанто-нова. Когда почти восемьсот лет назад, в период рассвета Первой Звездной Экспансии, стало очевидно расселение Хомо по Галактике, появились опасения, что в будущем возможна утеря исторических реалий, потеря исторических корней "... из-за разнообразия языков групп, распространяемых по Вселенной". Поэтому на первом этапе П З Э был внедрена программа по созданию единого языка среди колонистов-поселенцев. Будущие переселенцы должны были свободно говорить на этом языке, читать ,писать и все такое. Так же этот язык должен был прививаться детям переселенцев.
   Разработчиками этой программы были неучтен лишь тот нюанс, что хомо расселиться по Млечному Пути намного быстрее, чем предполагалось. И те миллионы томов знаний, которые были аккуратно переведены на эсперанто-нова через семьсот лет окажутся вне языковых слоев Империи.
   И поэтому, когда правительство Лепро в серьез заинтересовалось старым звездолетом, сам собой встал вопрос- а что же делать с гигантской библиотекой (а точнее с тем, что от нее осталось)-она ведь тоже на эсперанто- нова? Ведь те миллионы томов по геологии, по ботанике, по строительству, по энергетике могли бы внести ощутимый вклад в развитие планеты. Тем более в памяти Кибермозга были обнаружены и литературные произведения искусства , классика до-звездной культуры планет.
   В срочном порядке были найдены специалисты по мертвому языку. Те стали учить нас- двенадцать детей с "Хотиры"- Хомолинг-саангу- всеимперскому языку. Одновременно с этим составлялся эсперанто-хомлингский словарь для того, чтобы в дальнейшем не испытывать проблем с переводами. Но тут вышла небольшая проблемка.
   Дело в том , что из двенадцати человек, снятых со звездолета, девять были детьми семилетнего возраста. И их молодой и гибкий ум быстро впитал в себя язык Империи, вытеснив за ненадобностью старый эсперанто. Поэтому польза от них во время составления словаря быстроаия словаря быстра сошла на нет. энергетике, классики,стих сошла на нет.
   Вся надежда лингвистов была устремлена к нам- Косте, Лере и мне. Со мной сразу стало ясно- мой словарный запас стал основой простого разговорника. От Леры они получили хорошие ботанические данные- она была дочерью трех агрономов и ее готовили именно к этой специальности. Но самый большой вклад в работу по составлению словаря внес Толстяк.
   Костя был очень начитанным мальчиком. Его отец-страж порядка - заставлял его читать все, что можно было прочитать. Как будто чувствовал, что в дальнейшем это пригодиться сыну. А может просто из-за того, что Костя обладал феноменальной памятью- он запоминал все, что когда либо читал. Он помнил и детские книжки, и тома разных энциклопедий, и научные труды, и даже старинные трактаты. Папа подсовывал ему даже отчеты по баллистической экспертизе. Он мог цитировать прочитанное часами, мог, роясь в запасниках своей памяти, дотошно объяснять непонятный термин , если имелось достаточно вербальных эквивалентов в хомолинге.
   Когда открылся Институт, то само собой стало ясно, что Костя будет работать именно там. Причем не просто переводчиком, а именно переводчиком- консультантом. Потому как назначение некоторых "материальных и виртуальных артефактов", обнаруженных в старом звездолете оставалось до конца не выясненным. А тут еще инициированные Институтом поиски потерянных звездолетов стали приносить свои плоды.
   В общем- Костя был при деле.
   - Совсем недавно... на прошлой неделе... группа наших ученых наконец добралась до вторичной памяти Умника. В принципе, конкретно для нас с тобой, там нет ничего интересного- сплошные полетные программы, показания всех приборов в первые двести с лишним лет полета. Интересно другое. Где-то на трехсотом году, когда "Хотира" уже шла в неуправляемом полете, с почти неработающими внешними радарами, она смогла уловить сигнал SOS, идущий от звездолета, такого же типа как и она сама. На тот момент их уже разделяли почти восемьдесят световых лет. Представляешь?
   Ого. Вечер сюрпризов продолжается. Костя продолжал:
   -На этот факт мы наткнулись совершенно случайно. Перерыли, короче, все вспомогательные мемоблоки корабельного Мозга. Узнали , что это какой-то "Переславль", порт приписки Аврора. Пятьдесят четыре тысячи человек. Но потом, когда мы хотели узнать поподробнее- выяснилось, что основные данные практически потеряны... а ведь в сигнале должно быть какое-то сообщение о собственном местонахождении (астроположении,- машинально поправил я). Причина , по которой они требуют помощи. В смысле, что с ними случилось. Мы бились-бились с этим, пока не дошли до какой-то "корки"... Короче...
   -Не тяни моржа за клык,- поторопил его я.
   Костя обреченно вздохнул.
   - Есть предложение- тебе надо посетить "Хотиру". Лично.
   Я сел. Причем сел в буквальном смысле этого слова- на грязную тропинку, по которой мы сейчас шли.
   -Нельзя так шутить. Мне новые кошмары ни к чему.
   Толстяк рывком поднял меня на ноги и попытался заглянуть мне в глаза.
   -Это не шутка, Лева!,- он махнул рукой куда-то вверх,- сигнал "Переславля" , оказывается, был пойман ПМП. Той самой пушкой, с которой ты сжег пирата.
   Видя мое недоумение, Костя затараторил:
   - Умник был в тот момент озабочен восстановлением систем пожаротушения- оказывается во втором Анабиоре был пожар. Когда пришел сигнал с "Переславля", он просто обработал сигнал, оценил, что помощь оказать не сможет, и срезал эту информацию на вспомогательный сервер...
   -Куда?
   -Дополнительная память. А это как раз и была твоя ПМП. Там какой-то встроенный блок с довольно-таки вместительным запасом памяти.
   -А я тут...
   -А пушка твою не активировали долгих десять лет,- перебил меня Толстяк,- с того момента, как лично ты ее отключил. Когда мы покидали "Хотиру", вспомнил? Ты ее отключил, -повторил он,- и включить тебе ее надо. Потому что после подведения к ней питания она всякий раз запрашивает Льва Бонки.
   -А профилактический тест? Ведь при нем не обязательно присутствие наводчика?- не хочу я идти на "Хотиру".
   - Он не дает доступа к памяти, которая нам нужна. Умник их глубоко запрятал. Так что давай, отдыхай и- наверх .
   -Как Славка? Близнецы? Лера? - спросил я, чтоб перевести разговор в другое русло.
   - Водомирский скоро открывает выставку своих картин,- быстро переключился Толстяк,- о Лерке- Тихоне давно уже ничего не слышно. А Близнецы- пишут книгу про нас. Про нас всех,- Костя остановился посреди песчаной дорожки,- хотят назвать "Звездная Дюжина".
   -Это как нас Каро называл?
   Костя дернулся.
   -А я и забыл как этого лингвиста звали... "Дьэти, я учить буду вас Хомолинг-саанга",- пародируя нашего Наставника прокаркал Костя,-"на вахшм эсперанто- нова давно никтъо не говоритх".
   Я усмехнулся. Костина память была лучшей среди нас. Но только на прочитанное. Людей, голоса и стереокартины он постоянно путал. Во всяком случае, я помню, что Сэрани Каро говорил с нами без акцента. А вот его напарница -Ингрид- действительно говорила на грани нашего понимания.
   Какое-то время мы шли молча. Неторопливо дойдя до взлетной площадки моноплана, мы, так же храня молчание, как по команде развернулись и пошли к дому.
   -Что говорит по этому поводу Умник?
   -Что говорит?- переспросил Костя,- он ничего не говорит. Он вообще не видит этих ячеек. Он пока не понимает о чем собственно речь. А "охрана" требует присутствие стрелка...
   - Не начинай. Может "Переславль" поймал какое-то другое течение и сейчас его, вообще, несет прочь из Галактики...-грустно предположил я,- Пусть корабельный навигатор попытается определить вероятную траекторию полета "Переславля"...
   - Да,- мой собеседник вяло махнул рукой,- он над этим уже трудится. И половина нашего Института...вычислять-то они еще не разучились...
   Голос Кости вдруг стал жестким.
   -По моему приказу на Авроре были подняты архивы. "Переславль" вышел с Авроры примерно лет за сорок до старта звездолета "Хотира". И шел он к Надежде. Той самой, недалеко от которой была наша битва с хо-дракцами...хо-дракам.. хо-дракц...цами... учитывая тот исторический факт, что Надежду колонизировали лет двести назад, исследовательская экспедиция с Округа Нантас, "Переславль" до нее так и не дошел,- Костя поднял палец, требуя дополнительного внимания,- намедни пришел ответ с филиалов нашего Института на ближайших к Надежде планет. О "Переславле" нет никаких сведений.
   -Почему?
   -Вот именно! Почему? SOS посылался в открытую, на широкой волне. Понимаешь? Почему никто не пришел к нему на помощь? Почему кроме Умника его никто не услышал? Это один из тех шести звездолетов, как наша "Хотира" и "Витязь". "Переславль" до сих пор числится пропавшим без вести. Куда его понесло и где он сейчас- не известно. Представляешь, если мы найдем этого скитальца?!- он с мольбой посмотрел на меня.
   Я сделал вид, что не заметил.
   Мы подошли к летней веранде. Там уже был накрыт круглый стол. Вокруг большой вазы с игалиями располагались высокие фужеры, несколько разных бутылок вина, тарелки с едой и прочие аксессуары Поверхностной жизни. Я имею ввиду столовые приборы- ложку, вилку и транк. Пахло жареными яблоками и мясом. Настоящими яблоками и настоящим мясом.
   Элла и Мила сидели у стола и о чем-то беседовали. Причем я заметил, что Элка немного скованна и отвечает вяло.
   Когда мы подошли к дамам, Элка быстро вскочила и отвела меня немного в сторону, чтоб нас ненароком не подслушали.
   -Слушай, Лева. -она покосилась на Милу,- Костина жена зашла ко мне в душ! Оглядела мой лобок и ушла. В чем дело? Здесь так принято? Я не против, но уж если меня разглядывать, так пусть это будет мужчина...
   Я хмыкнул. На Лепро к 12 биогодам молодежь не успевает приобрести необходимый иммунитет для продолжения здорового рода. И поэтому институт евгеники пытался как-то оберечь всех туристов и временно прибывающих на планету от дурной наследственности в будущем.
   -Она смотрела на маркировочную прививку,- успокоил я ее,- тебе кололи на карантине норепродит?.. на Лепроане без него нельзя вступать в половую связь с лицами не достигших совершеннолетия...
   Теперь настала очередь хмыкнуть Элке.
   -А что, есть такая возможность? - она куснула меня за ушко,- я не против...
   - Я тебе пофантазирую! Пошли, Игнатьич ждет.
  
  
   V.
  
   Рядом тихо похрапывала Элка. Скомкав как всегда одеяло под себя, она спала в позе эмбриона, пытаясь удержать собственное тепло, под прохладным ветерком с открытого окна. Говорил я ей- одень пижаму...нет, так веселее будет, мы голенькие и у окна...мерзни теперь!
   Я аккуратно вытянул одеяло из под Элки и укрыл ее. Элеонора, не просыпаясь, расслабленно растянулась во всю длину тела и мягко простонала:
   -Лева, поменяй кондиционер,- и опять уснула.
   Я подошел к терминалу Информатория .
   На полу, рядом с одеждой, лежал мой тубус. Подняв и открыв на противоположном к денежному торце разъем , я вставил его в гнездо приемника. Экран терминала засветился голубым светом и по нему побежали дорожки разных меню. Мне предлагалась информация о разных отелях, о ценах на различные услуги, новости, достопримечательности (когда Скалистый Провал стал национальным Парком?), метеопрогнозы и т.д.
   Я придвинул клавиатуру.
   - Лев Бонки ищет Умника.
   Подождем. Я знаю, он скоро меня услышит.
   Чтобы не сидеть без дела решил посмотреть новости.
   "Госпожа Вселенная-42" вчера срочно прооперированна в Дескориновой клинике. Фанаты толпами собрались у окон ее палаты. "Госпожа Родное Измерение" навестила подругу.
   Как обычно.
   Вновь дебаты о предоставлении полезных площадей на Аграрном Материке под строительство спутников-городов. На Архипелагах уже не хватает места, а Океанские Автономии не хотят урбанизации подводных шельфов.
   И это не ново.
   Ход суда над высокопоставленными чиновниками планеты Ринго. Вернее это был не суд, а военно-космический трибунал. Растянутый на несколько дней.
   В своей звездной системе Ринго был спутник газового гиганта, из-за соседства с которым на планете бывают страшные приливные волны и ураганы. Там, где это возможно, города врыты в землю. На поверхности в основном только немногочисленные аграрные угодья и сталелитейные заводы(тоже утопленные в грунте). Поэтому, когда началась Война, началась иммиграция трудового населения - планета была недалеко от окраины Империи и приход врага к ней был только вопросом времени. Отток людей с экономически значимой планеты надо было остановить любой ценой.
   Сенат Ринго посчитал, что Война до них доберется не скоро, а если доберется, то не сильно, а если сильно- Император им поможет. Сделав вывод, что можно обойтись и дешевеньким оружием, а сэкономленные на оборонке деньги можно потратить куда-нибудь ещё, они быстро нашли в архивах все то, что было сказано о стратосферниках и сделали несколько штук. И отчитались о полной готовности к отражению вражеского налета.
   По экрану пробежали рисунки и чертеже стратосферных гаубиц, чтобы простой народ понял, как примерно выглядели эти пушки. Историческая справка: сто лет назад, во время междоусобных войн, противометеоритные стратосферные гаубицы часто использовались бедными планетами против пиратов, воинственно настроенных соседей, или еще кого, решившего приблизиться на расстояние выстрела. Сами стратосферники представляли из себя снятые со старых кораблей пушки, смонтированные на стратосферные станции (иногда- лифты). Они могли вести обстрел агрессоров не выходя за пределы атмосферы и в прошлом не раз отстаивали честь какой-нибудь планеты.
   Показались несколько зарисовок из старых фильмов: какой-то мужичок с волевым подбородком прыгает в кресло наводчика и яростно отстреливается от превосходящих сил Пришельцев (пучеглазые синие осьминоги). Рядом суетится девушка героя(огромный бюст , красивая лысая голова, яркий макияж). Оба стреляют и плачут от радости -Осьминоги поняли тщетность своих усилий и признают в парочке- Достойных Уважения. Кадр: пушка и геройская парочка на фоне заходящего солнца.
   Какая ерунда!
   Хо-дракц лучше добьёт Хомо, чем признать его исключительную смелость.
   ...Обманутое население планеты Ринго успокоилось, иммигранты вернулись, заводы и фабрики на богатой металлом планете вновь стали работать на полную мощность. Люди перестали бояться неба и вновь стали жить и работать на поверхности.
   Сам момент нападения хо-дракц на Ринго был заснят на стерео.
   Кадры репортеров-любителей: в низком, закрытом темными облаками , небе рождается ярко-красное солнце. Вспышка высвечивает на слой облаков некую пузатую тень (стратосферная гаубица). Зарево от выстрела растекается от горизонта до горизонта. Над планетой раздается трубный звук, перебиваемый радостным криком людей (они тоже попадают в кадр). Ошеломленный комментатор, захлебываясь от восторга, информирует о еще одном удачном выстреле "...который не по зубам врагу!" (зубы? У хо-дракц?).
   Затем в кадр попадает еще одна вспышка. Люди вопят от восторга, но потом разом замолкают- сквозь облака на поверхность планеты, разваливаясь в воздухе, огненной кометой падает стратосферник. От удара на далекие склоны гаубица взрывается. Несколько секунд тишины и волна взрыва обрушивается на всех, кто попадает в кадр. Поднимается паника, все кричат. В рамке стерео мелькают люди, какие-то машины. Потом изображение фокусируется на низких тучах, среди слоя которых начинает расти огромная дыра. Через нее видно чернота космоса. Раздаются вопли. Стерео выключается.
   Хо-дракц сжег семь из девяти гаубиц и сбросив по несколько бомб на металлургические заводы, ушел, оставив Ринго зализывать свои раны.
   А раны были- это миллион погибших, разрушены несколько заводов, аэропортов, один космодром. В озоновом слое планеты зияли страшные дыры, прожженные самими же защитниками (за сто лет, прошедшие со времен первых стратосферников, убойная мощь лучей стала во много раз больше- это почему-то не было учтено разработчиками Ринго). Из-за этих озоновых дыр начался планетарный экологический кризис, с которым сейчас продолжают бороться.
   ...Ну давай, Умник. Ты же здесь, я знаю...
   Разглядел клавиатуру терминала. Видимо Костино ретроградство не знает границ- кнопки какие-то квадратные, неудобные. Хотя, лучше писать, чем что-то шептать- Элку разбужу еще.
   -Привет, капитан.
   Ну наконец-то.
   -Я думал ты спишь.
   -Шутишь?
   -Конечно. Это точно ты?
   -Хочешь- проверь.
   -Вес моего первого сбитого астероида.
   -Сорок семь тонн четыреста пятьдесят два килограмма шестьсот семнадцать грамм.
   -Что я сказал, когда сбил его.
   -Ты закричал: "я промахнулся! Папа, перезаряд!".
   -Вообще-то я крикнул-"перезаряди".
   -Видимо последнее "и" ты уже не сказал- ты увидел результат своего выстрела. Еще вопросы?
   - Как ты?
   -Нормально. Оброс, как ты заметил, всякой гадостью. Вчера еще один "нарост" прибавился. "Горномор". Слышал о таком?
   -Теперь ты шутишь.
   -Ты первый начал.
   -Извини. Я не знал, что "Энго-Л" превратят тебя в ... так все запустят.
   - А я знал. Не переживай. Зато они хоть как-то поддерживают меня в рабочем состоянии. Без этого я давно бы угас. А так- я в курсе всего что вокруг меня, подо мной и далеко от меня.
   -Мне сказали, что твои внешние выходы будут перекрыты, чтоб не травмировать тебя.
   -Они и были закрыты. Пока я сам не попросил их. Теперь у меня восемнадцать антенн высшего доступа.
   -Ого.
   -Они были рады. Я взял на себя часть диспетчерского управления, орбитального ориентирования и немного эргономичностью их хлама. Как видишь- мы не плохая фирма. Растем и ремонтируем.
   -Почему не разрешаешь им узнать о "Переславле"?
   -Потому что я частично являюсь собственностью Института Истории. Только этот институт не дает им меня вскрыть как консервную банку. Поэтому надо показывать Институту, что я все еще полезен им. Ты бы слышал какие они тут споры выстраивают обо мне. Ты бы смеялся.
   -Я не понял.
   -Президент фирмы хочет продублировать меня как Мозг. Чтобы потом построить на моей основе несколько таких Интеллектов. Потом заниматься продажей полученных моделей и патентов. Но в этом случае меня надо разобрать "до винтиков". Я тайно связывался с архивом на Проксиме. Технологии создания Искусственного Интеллекта были утрачены после какого-то Железного Бунта.
   -Не утрачены. Уничтожены.
   -Не знал. Буду иметь ввиду. Это многое объясняет.
   -Итак?..
   -Мне приходиться в целях собственного сохранения подкидывать Институту "замануху", чтобы они продолжали меня охранять от "Вийкабы". Как только я им стану неинтересен- участь моя не завидна.
   -Костя сказал, что...
   Я не успел дописать, как по экрану пошла строка ответа Умника.
   - Я в курсе вашего разговора. Косте предложена большая сумма, чтобы он уговорил тебя. Ты доберешься до скрытых ячеек памяти на твоей пушке. Потом они обработают полученное , и я снова им стану неинтересен. Тебя к тому времени на Лепроане не будет- ты уйдешь на своем "Горноморе" дальше. А когда ты узнаешь о демонтаже Кибер Мозга "Хотиры" - будет уже поздно.
   - А если я откажусь?
   - Ну, годика два у меня в запасе есть.
   - А что потом, Умник?
   - Не дави на меня. Шучу.
   -Я не шучу.
   -Две стандартные недели назад на планету Аврора поступил подробный отчет о том, что Институтом Исторических Исследований (планета Лепро-VII,Периферия Сайёро- Пингас ) найдены следы их корабля "Переславль". И И И "Хотира" просит представителей Планетарного Банка "Аврора" , а также распорядителей средств колонистов- поселенцев "Переславля" прибыть на Лепро в кратчайшие сроки, для засвидетельствования подлинности полученных данных.
   -Зачем это?
   -На Авроре чтят тех, кто был на звездолете "Переславль". У них даже есть день в календаре, который называется "День Траура по Ушедшим к Звездам". На этой планете до сих пор хранятся все средства, которые колонисты-поселенцы оставили после себя. И население планеты живет в основном на эти средства, живя как бы в займы.
   -Почему?
   -Потому что на Авроре "Переславль" до сих пор числиться как "в пути". Не "пропавший без вести", не "погибший" и не...
   -...И не "населен клонами".
   -Да- да. То есть, если на Лепро смогут найти неоспоримое доказательство того, что "Переславль" прекратил полет в рамках программы "Звездная Экспансия" - все средства, накопленные за это время в банках, автоматически национализируются. Лева, у них не такой бардак какой был на Проксиме. Они чтят своих внуков-первопроходцев.
   -Почему ты рассказываешь мне эти подробности?
   -Отчет отправленный на Аврору послал некий Л. К. Бонки, ромб-4 , оператор Р П Г , артоп "Горномор". Бывший оператор-наводчик ПМП -42- бис, звездолета класса "Ковчег"- "Хотира", порт приписки Проксима-21.
   -Но две недели назад я был в энго...
   -Поэтому для "Вийкабы энго-Л" ты вне подозрений. Они хотят скрыть этот факт. Через два дня с Авроры прибудет курьерский лондабот. И утаить информацию "случайно обнаруженную в Кибер Мозгу старого звездолета" уже не получиться.
   -Здорово. Но если сделаю как просит Костя, и из тебя выудят необходимую информацию,- ты больше не понадобишься...ни тем, ни другим.
   - Лева! Всего я тебе говорить не буду. Но с твоим прибытием я рассчитываю прожить еще лет пять. Варианты у меня все-таки есть. Не забывай, я - Умник.
   - Мы все тебе жизнью обязаны.
   -Я знаю. Но вы ничего не сможете сделать. Как тогда, десять лет назад.
   Я понял, что он прав.
   Когда Лепроанские власти пытались выяснить в архивах Республики Дуктис о нашем прошлом- к ним пришел ответ, где нас- двенадцать подростков- объявили "куклами", то есть- клонами. Тем самым вычеркнули из списка членов экипажа. Лишь бы не платить те суммы, которые накопились на нашей Проксиме за эти семьсот лет. Лишь бы вычеркнуть нас из списка выживших членов экипажа и колониального состава. Чтоб никому из нас не взбрело в голову стать вдруг претендентом на наследство тех сорока пяти тысяч человек, которые однажды имели ошибку отправиться в Долгий Полет.
   И еще им не понравилось то, что я (кем бы я не был) был капитаном "Хотиры". Кажется их это возмущало не меньше, чем все остальное. На всякий случай они прислали приказ, где официально объявляли "посто капитана звездолета вакантным", то есть как бы и не признавая меня, но снимая меня с этой должности.
   Хотя, это было лишним. Мое "капитанство" было просто номинальным- навигатор не плохо справлялся без меня. Но так как я был единственным членом экипажа, в то время как остальные были детьми колонистов, я должен был принять командование кораблем в тот трудный момент.
   Кто-то же должен был привести его в порт обитаемой планеты.
   В этот момент фирма "Вийкаба" протянула нам руку помощи. Они где-то нашли старый свод космических кодексов и предписаний. Одно из них гласило примерно так: корабль, покинутый экипажем , есть нейтральная территория. И первый ступивший на нее имеет право объявить его своим.
   А раз планета-изготовитель "Хотиры" отказывается признать Льва Бонки членом экипажа, ввиду его не- прототипности , то значит- тот, кто называет себя им имеет полное право собственности на вышеназванный звездолет. Кем бы он ни был, и гражданином какой бы планеты он не являлся бы.
   Фирма предложила мне "продать" космический корабль эпохи Первой Звездной Экспансии.
   Я согласился. Потому что чувствовал, что передача корабля Лепроанским властям была вопросом времени. Осталось только уяснить-сделать это сейчас, с максимальной выгодой и законным путем, или сделать это потом, но по-другому.
   "Вийкаба" сделал все правильно. На полученные отступные от фирмы я смог купить всем нам гражданство Республики Лепро, оплатил все расходы по нашему проживанию на этой планете. И даже обеспечить безбедное проживание всей нашей братии до совершеннолетия.
   И вся наша "Звездная дюжина" до сих пор живет за счет тех денег, которые "Вийкаба энго-Л" продолжает нам платить -договор десятилетней давности все еще в силе. Не будет их- мы все потихоньку загнемся.
   Смогу ли я помешать "Вийкабе Энго-Л" разобрать "Умника" ? А что потом? Жить тут я не собираюсь. Тем более, что Война. Когда я смогу попасть на эту планету еще раз? И еще. Все-таки "Бродяга"- собственность Лепро.
   -Много не думай. И так -в хронотактах стареешь.
   - Я пытаюсь понять- как тебе помочь.
   -Лучше расскажи о себе.
   -В смысле?
   -Девушка, которая занималась с тобой сексом...
   -Ты подглядывал?
   -Можно я не отвечу?
   -Это стрелок с моего "Горномора".
   Он снова перебил меня.
   -Дай я договорю. Девушка, с которой ты занимался сексом... она проснулась и смотрит на экран.
   Я обернулся.
   Взлохмаченная, завернутая в одеяло, сонная Элка читала из-за моего плеча переписку с Умником. Прочитав последние строки, она фыркнула.
   -Кто это?
   -Друг,- ответил я.
   -Ревновать?
   -Кибер Мозг.
   -Ну и что ты должен мне рассказать о себе?- она кивнула на последние строки.
   Я посмотрел на терминал.
   Из боковых динамиков, которые я не включал, раздался приятный баритон:
   -Давай, давай, капитан. Я хоть послушаю- правильно ли ты все помнишь.
  
   VI.
  
   ...Семьсот двадцать один год назад с орбиты Республики Проксима (Проксима-21) начал свой неспешный разгон звездолет "Хотира". На тот момент на его борту уже находилось 38 тысяч человек- почти все будущие колонисты- поселенцы на той новой планете, которую им предстояло открыть. Почти все, кто не имел отношения к экипажу, готовились к анабиозу. Или уже пребывали в нем.
   В течении тех пяти лет пока "Хотира" увеличивала скорость и была еще в зоне досягаемости космофлота Республики количество "спящих" пассажиров росло. К моменту, когда я сам прибыл на звездолет, на нем уже было 45 тысяч человек из которых три тысячи- технический персонал. В качестве этого персонала я и попал на звездолет- мой отец был оператор кормовой противометеоритной пушки, а мама была его помощницей.
   Оба моих родителя были зачислены в экипаж "Хотиры" задолго до моего рождения. И мое появление на свет внесло свои коррективы в их планы на будущее. Как в прочем и на мои.
   С самого рождения я был воспитан в духе Путешественника к Звездам, который должен быть достойным возложенной на него Миссии, не бояться проблем, всегда нести ответственность за свои поступки и т.д.
   Когда, наконец, было объявлено о завершении строительства звездолета и начале погрузки на него людей, я уже был технически подготовлен отцом для несения службы у аппаратов наведения противометоритной установки. То есть, я был воспитан как сменщик своих родителей. Каких-то других родственников, оставшихся на покинутой нами Проксе, я не помню. Во всяком случае, я не помню, что был привязан к кому-то настолько сильно, чтобы ставить под вопрос своё участие в Полете(настолько я был идеологически подкован отцом).
   Основным движителем звездолета был некий экраноход или экраноплан...я не помню точно, как он тогда назывался. В общем- космический парус, улавливающий какие-то космические ветра или течения и способный разогнать звездолет до субсветовой скорости за очень короткий период. Этот же парус должен был сложиться после набора крейсерской скорости и вновь появиться, когда звездолету необходимо было начинать этап торможения. То есть при подходе к Цели- звезде, которая должна была стать нашей второй родиной. На период между первым этапом (разгоном) и третьим (торможением) , был второй- направленный, дрейфующий полет. Именно во время него все управление "Хотирой" полностью переходило к Кибер Мозгу, который обслуживающим персоналом назывался просто - Умник.
   ...Я хочу сразу сказать, что это был идеальный, с моей точки зрения ,искусственный интеллект. Просто те проблемы, которые имели впоследствии все люди на борту звездолета, были прямым следствием недоверия человека своему детищу...
   Родители смогли отстоять меня перед капитаном Рахимовым, чтобы не сразу гнать меня в Анабиор, и почти год я жил вместе с родителями и другими членами Первой Вахты Разгона на опустевшем звездолете. Детей кроме меня не было- все, кто был младше десяти лет, уже были в анабиозе. Поэтому как-то само- собой получилось, что моим другом и собеседником стала Умник. Иногда мы болтали просто так; иногда он чему-то меня учил ; иногда давал советы или объяснял то, что не успевал понять я после отцовских практических занятий по стрельбе. Потому что отец продолжал мое обучение (устройства противометеоритных установок, способы их профилактики и ремонта и т.п.), в надежде сделать из меня вполне профессионального стрелка, чтобы не бояться оставлять меня на таком ответственном посту.
   Но спустя год Разгона , не желая, чтобы я старел быстрее чем они сами, родители уговорили меня лечь в анабиоз и пообещали, что как только наступит их следующая смена они меня разбудят.
   Отец сказал тогда:
-Сынок, ты уснешь. Просто уснешь. А когда проснешься- я и мама будем старше на пять лет, на корабле пройдет лет сорок, а для тебя- только один твой сон. Засыпай и просыпайся.
   Он включил анабиоз и я уснул.
   Больше я их не видел.
   Через сорок лет, к концу Восьмой Вахты Разгона несколько вахтенных офицеров, рискуя собственными жизнями, смогли спасти "Хотиру" от гибели. Те, кто остался жив- в том числе мои родители- были тут же отправлены в анабиозные камеры с расчетом на то, что когда через триста лет звездолет дойдет до Цели и начнется Всеобщее Пробуждение, раненным окажут более квалифицированную помощь.
   Обо мне никто не вспомнил.
   Десятая Вахта, при которой звездолет "Хотира" вышел в Глубокий Космос, передала все управление Умнику и спокойно легла в анабиоз. С надеждой, что через двести пятьдесят с лишним лет управление звездолетом примет на себя Первая Вахта Торможения.
   ...технический прогресс на Проксиме дал вскоре свои плоды- через двести лет после нашего ухода были изобретены первые фотонники- дешевые и почти мгновенные ускорители. Звезды стали ближе и люди стали быстро расселяться по Галактике...
   Спустя двести сорок восемь лет неизвестные корабли на фотонниках догнали наш звездолет и начали быстро демонтировать раскрытые для торможения экраны-паруса (именно их отблеск привлек внимание к звездолету, почти долетевшего до звезды Кей). Редкий химический сплав, из которого состоял экран, высоко ценился на небогатой своими металлами планете Арга (Кей-II).
   После этого акта вандализма полет "Хотиры" стал неуправляемым.
   В течении еще пяти лет, пока звездолет проходил мимо Арги вандалы наведывались на его борт не раз, отбирая у него то, что ценилось на черных рынках. Так со звездолета было снято множество ценных астрооборудований, выкачено все химическое топливо, которое хранилось для аварийного торможения или маневров (или для техники первопоселенцев на первое время). Были выкачены почти все запасы кислорода, сняты несколько внешних подвесных контейнеров с какой-то аппаратурой.
   После этого звездолет полуслепой, почти оглохший был отпущен лететь дальше, в никуда.
   Через еще сто девяносто шесть лет его нашел какой-то космический подонок. Он сумел добраться до самых закрытых трюмов звездолета и вытащил оттуда геологическую технику- землеройные экскаваторы, буровые вышки, подъёмные краны, многоместные планеры, нефтеперегонное оборудование и т. д. Потом было снято все металлургическое оборудование, все гидропонные оранжереи. Он смог добраться и до агрофонда "Хотиры", где хранились семена, для сева на новой планете...
   Спустя еще пять лет этот же проходимец снова вернулся и добрался до личного багажа колонистов- одежда, мебель, музыкальные инструменты, книги и т.д.
   А через двести лет "Хотиру" нашел работорговец.
   Ему удалось то, чего не мог сделать Умник из-за многочисленных предохранительных программ, составленных самим человеком в страхе, что Искусственный Интеллект вдруг (!) взбеситься и нанесет вред спящим в анабиозе людям.
   Тот ублюдок, который смог включить аппараты прерывания анабиозного сна, сгонял обезумевших от неизвестности людей на свои корабли и отвозил на ближайшие планеты. Там он этих людей- колонистов, веривших, что когда они проснуться, их будет ждать девственная планета и безоблачное будущее- продавал в рабство.
   А потом снова возвращался на "Хотиру" за новой партией.
   И никто не мог его остановить- потому что он по определению был Человек! И Умник не мог нанести ему никакого вреда. Ни когда он приказывал открыть приемные доки для состыковки со звездолетом, ни когда он давал приказы на пробуждение ячеек, ни тогда, когда он глумился всей своей командой над вновь проснувшимися людьми...
   Так продолжалось чуть больше семидесяти лет.
   И когда на борту звездолета осталось всего двенадцать ячеек- из сорока пяти тысяч!- Кибермозг в последней попытке спасти хоть кого-то из членов экипажа, сумел миновать все блокады, поставленные самим человеком против его вмешательства.
   И разбудил двенадцать человек.
   Эти двенадцать были детьми в возрасте от семи до одиннадцати лет. Почему работорговец оставил их последними- неизвестно. Может то, что эти ячейки были разбросаны по всему опустевшему кораблю и просто не были замечены, объясняет это?
   Одним из подростков был я.
   ...Я помню то охватившее меня отчаяние космического одиночества, когда я проснулся в холодном, едва прогреваемом, полутемном зале, а вокруг меня только открытые крышки пустых анабиозных ячеек.
   И нет рядом родителей.
   И нет вообще никого рядом.
   Только кучи какого-то забытого тряпья, какие-то кровавые следы по всему полу...
   Умник смог скоординировать действия растерянных детей и собрать их вместе перед своим единственным действующим терминалом. Он вкратце рассказал им о случившемся за последние семьсот с лишним лет, рассказал причину их экстренного пробуждения и потребовал действий.
   -Корабль работорговцев возвращается,- объявил он нам,- я требую действий. Любых решительных действий.
   -Что ты хочешь от нас?- закричал испуганно Костя.
   -Среди вас есть член экипажа. Он должен принять командование кораблем, получить допуск и снять блокировку с противометеоритной пушки. До тех пор пока существуют приоритетные ограничения, я не могу произвести нацеливание на корабль, принадлежащий Человеку.
   А так как из нас всех только я был членом экипажа (остальные- дети колонистов), то я принял командование на себя...
   С этого момента Умник смог- и сделал- снять все запреты, которые мешали ему все эти годы. Он смог направить часть энергии на единственную еще действующую пушку. Зачислить приближающийся корабль работорговцев как "враждебный и угрожающий целостности звездолета". Дать запрос на капитанский мостик о разрешении уничтожить угрозу.
   Я подтвердил. После этого произвел остаточное нацеливание и сжег работорговца.
   Потом Близнецы помогли Косте наладить главную антенну и подать сигнал SOS в открытый космос.
   Мы верили, что кто-то откликнется и придет нам на помощь. Мы верили, что в Космосе остались люди, которые смогут нам помочь. Но на всякий случай - пушка всегда была в боевом состоянии. И у нее постоянно кто-то дежурил.
  
  
  
   Элка смотрела на меня немигающим взглядом.
   - Скажи, а почему об этом нигде не говорилось в новостях, в информах, а? Ведь это событие огромного масштаба, а?- она сжала мое лицо в ладонях.
   Я вырвался и встал .
   -Она тебе не верит.
   -Эля, это произошло почти десять лет назад...
   -Одиннадцать с половиной.
   -...еще год ушел на то, чтобы мы прошли курс реабилитации. Мы не говорили на Хомолинг-саанге. Нас учили свободно говорить на нем, чтобы потом дать интервью всем СМИ, которые должны были прибыть на Лепро.
   - Ах, так значит- это было событие только для этой планеты?- с сарказмом заметила Элка,- врешь ты все. Если бы десять лет назад...
   -Одиннадцать с половиной...
   -... в Империи нашелся такой огромный корабль, которому почти тысяча лет, об этом наверняка говорилось бы всей Империи. Во всяком случае я бы знала точно- моя мама была поклонницей "Галактической сенсации". Она такое событие не пропустила бы.
   Я подошел к Элке вплотную. Она подобрала под себя ноги и обхватив их руками, выражая великую скорбь, отвернулась от меня.
   -Не надо держать меня за дурочку,- буркнула она.
   -Элка,- я сел перед ней на колени,- вспомни, что было одиннадцать лет назад. Новость всегалактического масштаба. Новость о которой твои родители должны были знать. И тебе об этом сказать...с восторгом!
   Ее головка мотнулась из стороны в сторону, но потом замерла на пол оборота.
   Вспомнила. Умница.
   Элка молчала.
   -Вспомнила?- спросил я.
   -Да.
   -Теперь понятно, почему о "Хотире" и двенадцати детях на ней никто не помнит?- я обнял ее за плечи и тихонько куснул за ушко,- кому нужны дети, если Хомо вступил в Контакт с Хо-дракц?
  
  
  
   Нейтральная зона.
   I.
  
   Нейтральная зона называлась так по нескольким причинам.
   Во- первых, потому что именно здесь начиналась пустота, от которой плотность звезд на один кубический килопарсек начинала падать, чтобы потом отделить один рукав Галактики от другого. Во-вторых, именно отсюда начиналась БГА- Большая Галактическая Аномалия. Область , внутри которой находилась Нечто, служившее преградой для всех типов звездолетов с энго- приводом. Ни один корабль, ни наш, ни хо-дракц, не мог преодолеть БГА через энго, а неоднократные попытки взять с маху это расстояние не раз терпели фиаско. БГА нарушало всю тонкую настройку внутри квадиевых генераторов и звездолет либо просто выбрасывало обратно в Родное Измерение, либо уносило в непонятно каком направлении. Причем, выявлено (доказано и опробовано)- для фотоновых движителей Аномалия преградой не являлась. Фотонники преодолевали эту пустоту без труда, в обычном сверхсветовом режиме. Поэтому преодолеть Нейтральную зону можно было тихоходом. Дольше, но наверняка.
   В- третьих,- в этой естественной пустоте, созданной гравитационными силами самой Вселенной сходились границы астроторий двух звездных держав.
   В этой части пустоты на огромном, даже по космическим масштабам, участке, где все-таки встречались звезды, не было ни планетарных систем, ни даже астероидных скоплений, на которых можно было создать техническую базу для дальнейшего продвижения в сторону соседа. И именно отсюда со стороны Доминиона в последнее время наиболее часто происходило проникновение военных кораблей.
  
   * * *
   -Кастрированные звезды,- мрачно сказал Диксон ,- Тысячи звезд и ни одной планеты. Да в жизни не поверю! Где-то обязательно есть планетка. Пусть маленькая как Дюймовочка, но есть!
   -Я могу с тобой поспорить,- Андрей сел на пол и расслабленно закинул ногу на ногу ,- но именно Императорская Галактографическая Академия каждые десять лет берет здесь вакуумные пробы. У тех звезд, что ближе к Империи. В этом рукаве Галактики. И надо заметить- за последние тридцать лет...
   -Ты хочешь сказать, что тридцать лет назад в академии уже знали, что именно с этой стороны на нас попрет паук?- вступил в еще не начавшуюся дискуссию Корней, подмигнув мне.
   Андрей попытался развернуться к Яшме, так как с ним ему всегда было легче спорить, чем с грубым Диксоном. Но от разворота его остановил сам Ричард- он схватил худощавого Андрея за рукав и смеясь крутанул его к себе. Андрей попытался вырваться, но хватка шестого стрелка была железной.
   -Невозможно проверить ВСЕ ЭТИ звезды даже за тридцать лет,- нависая над Ворониным Диксон ткнул пальцем в панорамное окно,- даже за триста, даже за три тысячи.
   -Постой, ты просто узко мыслишь...да отпусти мой рукав!- Андрей неуклюже дернулся.
   В этот момент Диксон отпустил его. Это придало несостоявшемуся лектору большую неустойчивость и Андрей, чуть крутанувшись, едва не упал.
   -Да ну вас,- он обиженно махнул рукой и сел напротив меня.
   Я молча кинул в его сторону клублако, которое было тут же схвачено в сантиметре от лица. Да, реакция у Андрюшки все-таки отменная, не даром он гордиться свое Высшей Академией...
   Кстати.
   -Андрей, ты почему на артоп записался?- спросил я,- с твоим послужником- мог бы во фрегат просится.
   Вместо ответа Воронин молча надкусил клублако.
   Пижон. К моему вопросу уже прислушался Корней- отложив информ он, невидимый для Андрея, состроил задумчивую мину, и словно размышляя о чем-то вечном, с трудом пытаясь подавить в себе приступ красноречия. Выдержав какую-то паузу он начал махать своими костлявыми руками, по-рыбьи открывая рот. Сходство с Андреем было точное- сейчас Воронин , убедившись, что слушателей предостаточно, начнет свою занудную теорию о своем трудном детстве, Великом Выборе (именно с большой буквы!), долгое -и тягостное- время в Академии.
   -Кислое,- объявил первый стрелок и кинул плод обратно.
   Я откусил свой кусок, не спуская с него взгляда.
   Мы все молчали. Ленка, прикрыв рот ладошкой, пыталась сдержать смех- Корней вошел в раж. Катька что-то рисовала на своем планшете, покусывая кончик стило , но не упуская из вида готовящегося "к прыжку на лекторскую арену" Андрея.
   Только новенький, Паша, показывал полное безразличие к нам, сидя в кресле напротив панорамного окна.
   Он пришел к нам вместо Зефа. Причем в последнюю минуту- мы уже отчаялись набрать стрелков к стартовому окну. Накануне Информаторий прислал на "Горномор" два отказа - на планете не было Училищ по подготовке операторов-наводчиков. Не было также и самих стрелков. Ни временно расквартированных , ни временно проживающих, ни временно не-дееспособных, как военный элемент, ни частично восстановленных как таковой (понимай- ни туристов, ни больных, ни андроидов, никаких). Полосков втайне надеялся, что Информаторий все-таки укажет нам на Зефа, чтобы потом мы имели веский аргумент для изъятия нашего второго стрелка из тюрьмы. Но стрелок только начал отбывание своего срока и ближайшее апелляционное рассмотрение будет только через четыре месяца.
   И когда мы уже готовились к тому, что нам придется задержаться у Лепро еще несколько дней, пока не придет срочным рейсом кто-нибудь с Шентавейне, к "Бродяге" пристыковался какой-то туристический круизёр с Жиганга. И спустя полчаса Информаторий выдал нам - стрелок прибыл.
   Полосков со Стекловым быстро взяли ошеломленного натиском стрелка в оборот. Не сказать, что тот был против. На Лепро он был проездом- он должен был прибыть на артоп "Буйный", чинившийся у Викканола. Желания переться в такую даль с тремя пересадками у него не было. Плюс ко всему "...артопу "Буйному" еще три месяца быть в ремонте, - объявил Пашке Стеклов,- а с капитаном, Маргаритой Гарольдовной, я переговорю".
   Так Пашка Каренин стал у нас стрелок номер два.
   Но пока он старался не участвовать в наших разговорах и спорах. Мы тоже со своей стороны лишний раз не беспокоили его. Ведь неизвестно какой он стрелок. Вдруг -интересный парень, собеседник, душа компании, а в бою- кисель на забрале. Потом самому стыдно будет.
   -Хорошо, я отвечу. - наконец не выдержал наш лектор Воронин, и из подо лба взглянул на нас всех,- вам просто или популярно?
   -Популярно, конечно,- ответил за нас Корней, едва успев придать своему голосу серьезный тембр.
   Андрей расслабленно откинулся на подушки, которые ему заботливо кинула Лена, но поняв, что так он не видит нас, опять полуприсел, опершись на локти.
   -Артоп лучше. Лучше чем фрегат, чем тяжелый внутрисистемный крейсер, чем эсминец. И, конечно, лучше...
   -Хватит!- хором крикнули все (Андрюха аж подпрыгнул на месте). Дальше- в разнобой:
   -Чем это они хуже?- Корней и Лена.
   -Давай, давай! Я знал, что за артопами -сила!- Диксон.
   -Не тяни!- это я
   -Объясняю для стрелкового контингента, никогда не служившего при тяжелых военных кораблях!- громко сказал Андрей, ни на кого не глядя.
   -Большие тяжелые корабли- это отличный козырь в предыдущих войнах. Да. что есть, то есть. Чем больше был корабль, тем дольше он в состоянии продержаться в одиночных боях против противника. Его броня ,его энергетические защитные поля, его арсенал, наконец, его практически неистощимые запасы энергии и провианта делают такой корабль настоящей непобедимой единицей космического флота Хомо. С открытием хронотактового эффекта, монополия пользования которого принадлежала только Императорскому Дому, непобедимость крупных кораблей стала просто неоспоримой. Вспомните, что частота хронотакта напрямую зависит от гравитации. Если нет внешнего гравитационного воздействия на хронотактовый модулятор, то частоту можно увеличивать практически до бесконечности. Можно выйти за просторы галактики, где минимум гравипомех - и за три стандартные секунды облететь весь Млечный Путь по кругу. Конечно, никто не говорит сколько миллиардов лет пройдет на самом корабле...
   -Внутри галактики,- продолжал Андрей,- ближе к звездам, а тем более к планетам, гравитационное возмущение ощущается сильнее, поэтому мы не можем ускоряться на "сколько хочу" или на "мою любимую частоту". Ускорение всегда высчитывается именно в момент перехода из одного течения в более ускоренное. На расчет и на постоянное поддержание одной частоты в течение боя уходит львиная доля работы практически всех бортовых компьютеров. Благодаря такой загруженности компьютеров возникла необходимость в человеке, как стрелке. Тот в состоянии обработать максимум информации, принять решение, нажать на гашетку, на много быстрее "тормозящего" корабельного расчетчика. Плюс пресловутый "человеческий фактор"....отрицательные стороны хроно- ускорения было не заметным, пока Императорский флот посылал "парочку" кораблей на усмирение непокорных , так как технология локального ускорения времени была сосредоточена только в одних руках.
   Андрей выдержал эффектную паузу, за время которой обвел всех нас взглядом в поиске тех, кто что-то не понял и требует пояснить. Я помолчал немножко и громко сказал:
   -Дальше! Здесь не аудитория...
   - Вспомните Битву при Алебаго. У небольшой звезды, даже не помню ее названия, была единственная, абсолютно безжизненная планета. Возле этой планеты впервые схлестнулся в схватке Хомо и Хо-дракц . Перестрелка трехсот двадцати судов, длившаяся в реальном времени всего двести сорок семь секунд, кончилась полным разгромом Четвертого Императорского Флота. Враг при этом пострадал, но совсем не в том масштабе, как это ожидалось. При отступлении со звездной системы (о, вспомнил!) Гирияна планета была подвергнута бомбардировке тробтивыми бомбами. Теперь это кусок шлака, большой шар, на многие мегаметры от которого тянет таким радиационным фоном, что хо-дракц тысячу раз подумает, прежде чем просто приблизиться к орбите Алебаго.
   После паузы Андрей продолжил:
   -Эта битва показала, что при участии в бою таких разных, крупнотоннажных, обладающих колоссальным инертным выходом, судов, совершенно не совместимо применение высоких хронотактовых модуляций. Битва при Алебаго показала, что тяжелые корабли не только сбивают хронотакт малым канонеркам и истребителям, но в моменты маневрирований они часто перекрывали этими полями друг друга,- снова начал говорить Андрей в абсолютной тишине,- бортовые расчетчики быстро выходили из строя и автоматика в аварийном режиме "выбрасывала" боевой корабль в нормальное, стандартное, время. Где их расстреливал враг, которому было невдомёк, почему так яростно сражавшийся крейсер вдруг становился вялым, и переставал хоть как-то адекватно реагировать на происходящее. Это были легкие мишени...простите...
   Мы молчали, пытаясь понять сказанное.
   Корней, при его эрудиции и памяти, наверное, вспоминал официальные сводки с Алебаго( "...Враг коварно напал на нас! Он использовал неизвестное оружие, отключающее хронотакт! Паук заранее расставил мины- ловушки у орбиты планеты..." и т.д. ) и сравнивал с услышанным. Лена с Катей, наверняка, вспоминали те тысячи жертв, которые были после этого столкновения, когда остатки флота попытались занять оборону у соседней звезды, на планете Вера. Но подставили тем самым под удар врага все ее мирное население...
   Девчонки были с Надежды, соседней с Верой обитаемой планеты. Враг так и не тронул ее тогда, но сто процентная эвакуация четырнадцатимиллионного населения за один месяц надолго запомнилась Империи.
   Диксон пытался о чем-то спросить (это было видно по его лицу), но сдержался.
   Я вспомнил, как новость о Битве застала меня уже в Стрелковом Училище на Шентавейне, на втором курсе. Страшная трагедия с Четвертым флотом, с Верой, с Надеждой, и вообще понятие "начало Войны" укрепило меня в мысли, что мой выбор- стать стрелком ( а им я и был на "Хотире")- правильный. Я понял, что в этом мире я еще нужен тем, кому нужна защита от общего врага.
   Интересно, о чем бы думала сейчас Элка, будь она среди нас?
   Мысль об Элке опять рубанула меня. На душе стало тоскливо и грустно.
   -А вот и ответ на твой, Лев, вопрос. Те, кто сумел выжить и продолжал сражаться остальные семнадцать секунд, в основным были -артопы. Они были маленькие для врага, чтоб он сразу обратил на них внимание. Они были слишком юркие. Потому что у них инерционный выход намного ниже, чем у того же фрегата. Они были неплохо вооружены, потому что это были артопы... После этого была пересмотрена вся политика ведения войны с хо-дракц. Тяжело вооруженные фрегаты стали нести службу в тактической близости к населенным планетам. Крейсера бороздят межзвездное пространство только парами, готовые прийти на помощь друг другу, но только издалека. Конечно, была выработана особая доктрина, при которой мы все, наверное, можем выйти скопом на врага и уничтожить в честном бою. Но мне эта доктрина не известна. Я простой стрелок артопа. Не тот, кто все время на привязи с планетой, не тот, кто никогда не может выйти далеко без своего напарника- таким же крейсером или эсминцем. И не тот ,кто хочет просидеть в тылу, так и не заглянув за край жизни. Я стал стрелком артопа только из-за того, что знал- здесь настоящая служба, здесь настоящее боевое патрулирование и здесь всегда есть шанс для честного боя. Вот,- Андрей еще раз обвел нас своим пафосным взглядом,- ответ на твой вопрос.
   Уел. Слов нет.
   Тут встал Диксон. Судя по его лицу, у него были какие-то претензии к Андрею и нависая всей своей двухметровой тушей он спросил грубо Воронина:
   - Ты служил на этих крейсерах, а, стрелковый контингент?
   Андрей посмотрел на него снизу вверх и ласково улыбнулся ему.
   -Нет, конечно, я еще Академию не закончил.
   -Так какого ты ?-начал закипать почему-то Диксон.
   Лицо Андрея вытянулось и потемнело.
   -У меня там дед погиб, а бабка моя оттуда вообще калекой вернулась, без кожи,- оборвал его Воронин,- И это в сорок пять биолет. Это она мне все рассказала.
   Диксон сник и сказал:
   -Извини.
   В этот момент прозвучал сигнал тревоги.
   Мы все почувствовали слабый толчок внутри нас, как будто на долю секунды все приобрели второе сердце и оно, едва успев "стукнуть", исчезло.
   -Хронотакт пошел,- мрачно сказал Корней,- по седлам, стрелки.
  
  
   II.
  
   Прежде чем попасть в своё орудийное кресло через коммутационную шахту я с маху влетел сначала в свои доспехи- противоперегрузочный скафандр, который тут же застегнулся на мне .Чувство при этом, конечно, не приятное( муха, попавшая в ловушку росянки), но привыкнуть тоже надо- на самостоятельное одевание скафандра у меня ушло бы минуты четыре- скафандр новый, еще не до конца обкатанный. Так что приходится терпеть, эти сорок секунд ,пока на теле закрываются доспехи и на голову нахлобучивается шлем с еще открытым забралом, при этом нужно было еще дергаться- слегка- всеми частями тела. Чтоб костюмчик удачно сел.
   Потом все зажимы, державшие скафандр , отпустили меня и я продолжил свой путь по шахте вниз, в орудийный отсек. На свое "седло", как выражается Корней.
   Вновь- ставшая уже привычной- процедура подготовки к бою:
   Пристегнуться к креслу, подключиться к основной системе жизнеобеспечения, папа-мама интеркома, переключение панорамного режима с Пассива (регистрация, слежение за объектами, вероятностные статусы потенциальных целей и т.д. ) на Актив (отсеивание крупномасштабных объектов- звезда, планета, комета и т.п,-, позиционирование всех вражеских объектов, фиксирование их как наиболее опасных при приближении и т.д.), настройка фонора(сражаться со звуковым сопровождением), ввод мощности единовременного выстрела, сходимости спаренного залпа и все в этом духе... потом- вставить мнемокристалл в гнездо приемника(с этого момента все показатели пушки, состояние самого стрелка и артопа в целом, идет в записи).В завершении всего- окончательное переподчинение функции автоматического наводчика пушки на человека-стрелка.
   -Р П Г- семь. К бою готов,- закрыв забрало начал было я и осекся.
   На панораме был враг. Это был не просто вражеский военный корабль противника- это был тхематц-астуверца , тип самого большого из вражеского флота корабля. По сравнению с ним, наш артоп был как щепка перед многолетним деревом. Вот именно на дерево, вырванное с корнями из почвы, он и был похож- какие-то наросты, шишки, наплывы, торчащие в разные стороны и под разным углом странные конструкции вдоль продольной оси. И встреча с ним не сулила ничего хорошего, если бы не одно но- мы слишком мелкая дичь для такого гиганта, способного одновременно сразиться с тремя фрегатами и выйти из боя победителем (поединок у Верго, четыре тысячи погибших, тактическое повреждение двух фрегатов)...
   -Нарвались...-тихо сказал кто-то по интеркому, я не разобрал кто именно.
   -Отставить разговоры!- раздался грозный рык Полоскова,- почему нет доклада от тройки и четверки?!
   -Тройка к бою готов,- тут же отозвался Корней.
   -Четверка к бою готова,- слух резанул непривычный голос нашей новенькой.
   Во рту пересохло. Это может быть и трусость, но когда сидишь в кресле стрелка и отчетливо понимаешь, что при всем нежелании ввязаться в бой, вдруг это произойдет, то никакая броня артопа, ни какое бы ни было орудие не спасет. Я с тревогой посмотрел на датчик энергии единовременного залпового выхода . Четверть мегаватта. Не совсем достаточно для такой махины как тхематц-астуверц... Хлопушка для рягвы.
   В интеркоме стояла гробовая тишина, словно каждый из нас боялся привлечь противника шумом.
   -Бронемастер- орудийным расчетам,- спокойный, словно на тренировках, голос Стеклова. - огонь по противнику без особого приказа не открывать.
   Понятно, не нарывайтесь раньше времени и не провоцируйте.
   Я нервно оглядел панораму- гигант находился вне зоны досягаемости наших орудий и совершенно не собирался менять свое астроположение. Во всяком случае, я не видел никаких новых выбросов энергии, кроме затухающих ламинарных осцилляций- враг только что вышел из энго и, видимо, еще не совсем остыл после прыжка. Да и фонор продолжал урчать словно довольная кошка, значит- все двигатели противника продолжали работать в штатном режиме.
   Может он просто выпрыгнул из энго, а мы случайно оказались рядом?
   ...Раздался резкий звук- словно кто-то под ухом щелкнул бичом- и со стороны паука в мою сторону начали расти, удлиняться, пытаясь дотянуться ядовито- зеленые нити выстрела.
   Началось.
   Палуба подо мною вздрогнула и я почувствовал как все мое тело начинает наливаться свинцом - ожили фотонники , уводя артоп от прямого попадания.
   Еще удар бича. Теперь - где-то справа и позади. И снова панорама заискрилась зеленоватыми росчерками.
   Мимо.
   Потом еще удар, еще и еще. Словно наш артоп начал хлестать какой-то гигантский пастух и с каждым ударом "Горномор" продолжал увеличивать скорость. Перегрузки, с которой едва могли справиться инертные компенсаторы, вдавливали меня в кресло, мне пришлось вцепиться в штурвал наводки , чтобы хоть как-то сохранять боеспособный вид. Цепляясь остатками сознания за действительность я продолжал следить за активом, надеясь не пропустить момент, когда в нас попадут (не дай Бог!).
   Панорама наталкивала на сюрреалистические фантазии- наш артоп пытается прорваться сквозь зеленовато-ядовитый клубок щупалец, которые вырастали прямо перед ним. За какие-то доли мгновения артоп успевал обойти ( пропустить под собой, обогнуть справа, обойти слева, поднырнуть) тот или иной очередной многократный залп, идущий вдогонку за нами.
   В голове били колоколом мысли, что - этот мимо, и этот...да! Мимо! И эти ...ух!.. Тоже мимо!.. это увлекало как в виртуальной игре, хотя понимаешь- любая оплошность и от нас останутся только быстро остывающие брызги расплавленного металла и поток фотонов.
   Свинец на ногах рывком прыгнул вдоль ног , ближе к позвоночнику- артоп , не меняя модуля ускорения, начал уход куда-то в сторону.
   Что-то чиркнуло по обшивке. "Горномор" вздрогнув, своим многотонным телом , мелко задрожал как живой организм. Раздался сильный хлопок, который я почувствовал ногами- воздух с отсеков давно уже был выкачан в запасники, на случай пожаров- и...
   ... чудовищный по своей силе удар по всему телу, противный скрежет рвущегося металла, палуба встает на дыбы, подбросив меня на кресле, едва не швырнув в потолок и тут же с утроенной силой возвращает меня на место.
   Я рефлекторно попытался прикрыть голову руками и беспорядочно начал цепляться бронированными пальцами за пустоту над шлемом, но ремни безопасности, слегка растянувшись, все еще продолжали меня удерживать в "седле".
   -Попадание в левый борт,- нежным голосом оповестила система,- разгерметизация отсеков шесть и восемь- бис...
   Я вцепился в подлокотники кресла, надеясь, что очередное попадание не вытряхнет меня из скафандра, упершись для надежности ногами в кожух программного барабана.
   -Орудийным расчетам- залп по готовности.
   Наконец-то!.. Что?..
   Тхематц-астуверц только что ушел в энго , но вместо него появились четыре цели, размером поменьше.
   "Цель N 1 в зоне обстрела".
   Я дал максимальный разворот на корму, пока не пискнул ограничитель поворота турели и, поймав противника в перекрестие, увидел мерц- мхеро.
   -Прошу подтверждения на открытие огня!- на всякий случай.
   - Готов- стреляй!
   Ярко -голубые трассы разорвали панораму на двое и плотным потоком понеслись на встречу блохе ( на сленге стрелков эти мерц-мхеро назывались так), которая имела неосторожность подойти ближе всего ко мне...
   Противник мгновенно среагировал на выстрел- вышел из моей зоны, выпустив в меня четырехкратный прострел, заставив артоп снова дернуться в сторону.
   "Цель N 1 вне зоны поражения".
   Ах ты, блоха!..
   "Цель N 2 в зоне обстрела".
   Где?.. ага, по оси Z-23 еще один преследователь подбирался к нам...слишком далеко. Хоть и в зоне досягаемости, но энергия выстрела рассеется, пока дойдет до цели.
   Эта блоха на секунды две поднырнула к артопу и выпустив в нас несколько торпед, тут же вернулась на самый край моего сектора. Я, почти не целясь, успел выпустить в нее мегаватта два, но не попал. Заметил, как пространство вокруг нахального насекомого озарилось многочисленными огненными всполохами- враг попал в зону третьей пушки и Корней решил меня поддержать.
   Торпеды прошли совсем близко. "Горномор" снова вывернулся и развернулся вдоль оси, наводя панораму на другую цель.
   "Цель N 1 снова в зоне обстрела".
   Да пожалуй, пора бы. Я развернулся, и уже найдя цель, нажал на гашетку, ведя трассу выстрелов к ней на сближение. Какой-то из моих залпов едва дотянулся до нее...
   Тут же последовал ответ противника.
   За доли секунд я разглядел яркую вспышку и жидкое пламя, рвущееся мне в лицо, с актива.
   Я успел сжаться в комок, закрывая руками забрало. Панорама лопнула мне в лицо, обдав скафандр дождем из осколков и электрическим вихрем, от которого даже под шлемом начали шевелиться волосы.
   Завыли протяжно сирены разгерметизации, кресло подо мною завибрировало и вдруг, резко изогнувшись, сбросила меня вниз, в пол, где за мгновения открылся спасательный люк. Ремни быстро отстрелились (отстегнуться они не успевали) и мое тело, как снаряд на лотке , понеслось куда-то вниз по коммутационной шахте.
   -Попадание в седьмой орудийный отсек,- услышал я запоздалое оповещение,- эвакуация стрелка-оператора в пределах артопа.
   Ну, слава Богу, я еще на "Горноморе".
   Ввалился в какое-то помещение. Тут же загорелся свет и что-то плотно обхватило меня поперек груди. Я инстинктивно дернулся встать, но, видимо, гравитация была уже не та- сил подняться мне не хватило, да еще ремни спеленали меня так, что невозможно пошевелиться.
   Где я? Ответ светился над головой : "спасательная шлюпка N 3"-от нее в основном и был свет. Я быстро огляделся по сторонам и найдя переключатель, включил интерком.
   -Лев вызывает мостик!- заорал я, что было силы, словно надеясь докричаться через сотни метров до капитана,- седьмой стрелок вызывает Бронемастера!
   -Заткнись,- оборвал кто-то меня,- че тебе?
   Борт шлюпки дернулся еще раз от возможного попадания в артоп, и я клацнув зубами, едва не прикусив язык, ответил:
   -Как отсюда выбраться, Вячеслав Евгеньевич?
   -Где ты?
   -Я в третьем "Дельфине"
   -Сиди там и не дергайся, отвоевал на сегодня,- через всполохи далеких выстрелов услышал я голос бронемастера.
   - Вячеслав Евгеньевич!..
   - Это приказ.
   Вот зараза!
   Я еще раз попытался отстегнуться и встать, но спустя минуту понял тщетность своих попыток. Бой, видимо, для меня кончился. Пусть неожиданно и так глупо. Зато через включенный интерком я мог бы услышать что происходит в арт- галерее. Я быстро настроился на общий канал и ерзая на месте стал слушать.
   -Лена, уходит-уходит-уходит!..
   -Заткнись, вижу...
   -Вот!..
   Грохот и помехи, артоп содрогается в очередной раз и в шлюпке мигает свет.
   -У меня заклинило ! Андрей, перехвати его, к тебе пошел!..
   -Сволочь!.. выскользнул... Где Лев?
   Снова сполохи выстрелов. Протяжный гул и треск, словно электрического пистолета.
   -А- а-а-а!..глаза!!! Мои глаза!..
   Кто это? Диксон?
   -Диксон!- заорал я, совсем забыв, что они меня не слышат.
   В приступе бешенства я начал бить кулаками по всему, что окружает меня в этой шлюпке. Выпустите меня! Выпустите! Там бой, а я тут прохлаждаюсь!
   -Лев! Лев! Ты меня слышишь?- пробился сквозь грохот канонад Полосков.
   Я начал озираться в поиске переключения интеркома.
   -Да, капитан!- обо мне вспомнили!
   -Сейчас я тебя вытащу, займешь место в орудийном шесть. О готовности- доложишь. Как понял?
   Я сглотнул слюну.
   -Что с Диксоном?
   -КАК ПОНЯЛ МЕНЯ, СТРЕЛОК?!- рявкнул капитан стальным голосом.
   -Вас понял,- гаркнул в ответ я.
   Ложемент подо мной опять каким-то образом изогнулся и меня подбросило вверх, в открывшейся над головою зев шахты. И с какой скоростью я влетел сюда , так и я вылетел. Меня опять протащило по всей кишке, только теперь головой вперед. Пару раз передо мной мелькнули какие-то разрывы в целостности шахты, грозя выкинуть меня еще до захода в шестой отсек, но все обошлось. Не знаю где и как меня развернуло, но к Диксону в отсек я вывалился ногами вперед, прямо на кресло стрелка.
   Ричарда в отсеке не было, а быстро закрывающийся люк под ногами подсказал мне, что хозяин шестого отсека мчится куда-то вниз, к "Дельфину".
   Я быстро пробежал по панели управления, переключил автоматику, успевшую включиться за время отсутствия стрелка, пристегнулся, проверил панораму...или то что могло ей называться. В центре актива темнело "слепое пятно"-место, где панорамные радары , там, на поверхности артопа, хватанули свою порцию электромагнитного импульса и пронеся заряд до стрелка плотным световым потоком ослепили его(я слышал о таком странном оружии врага, но встретился с ним впервые).Кажется часть поверхности экрана все-таки покрылась легкой сеточкой трещин от перепада температур...
   Фонор был в порядке, будем ориентироваться на слух.
   Я повел прицел из сторону в сторону. Так, все работает нормально, только в центре размытая клякса...я произвел пробный залп, пытаясь определить непрозрачность пятна, отметив, что Диксоновский залп- полмегаватта. Многовато, но при попадании- наверняка.
   Я еще раз посмотрел на итог диагностирования орудия. Пушка работала на 63 % своей мощности, энергии в орудийном запаснике оставалось на четыре с половиной мегаватта.
   Короче- все в порядке пока.
   -Говорит Лев. Шестое орудие к бою готово.
   Сколько времени я провел в спасательной капсуле -не известно. Однако вокруг артопа крутились уже три мерц-мхеро. Изрядно потрепанные , но все еще полные боевого азарта.
   Один из преследователей имел несколько размытых, идущих цепочкой от носового обтекателя, пробоев, оканчивающиеся весьма внушительной пробоиной. Из нее что-то временами высыпалось, освещаясь короткими вспышками изнутри. И все это растягивалось в длинный шлейф, исчезающий далеко в космосе. Судя по внешнему виду первого- у второго уже отсутствовали два из четырех стабилизатора, имелись многочисленные повреждения в виде опалин, глубоких вмятин, каких-то крупных царапин .
   Третьего я не мог толком разглядеть - мешало слепое пятно на моем активе. Эта блоха была в зоне моей новой пушки, причем очень близко- мегаватта вполне было бы достаточно. Артоп несколько раз пытался стряхнуть противника с опасной близости, поворачиваясь к нему еще боеспособными частями, но блоха постоянно успевала быть в зоне шестерки. Кажется, хо-дракц решили, что ослепший стрелок и полуслепая пушка им уже не угрожает и поэтому так нагло себя вели.
   -СТРЕЛЯЙ! Твою...,-выругался Полосков.
   Я повернулся и когда звук блохи зашуршал в обоих наушниках- нажал на гашетку.
   Одновременно с моим выстрелом, где-то внутри блохи, какой-то хо-дракц сделал тоже самое. В нашу сторону.
   Между нашими кораблями в одно мгновение вспыхнула вытянутая мешанина из выстрелов разных цветов и разной мощности. Трассы энергий переплелись между собой и заливая всё вокруг нестерпимым сиянием. От неожиданности я даже не сразу отпустил гашетку и за три секунды до нуля истратил весь запасник орудия. Защитное поле артопа не смогло погасить вражеский выстрел и я почувствовал, как внутри "Горномора" начало что-то взрываться, сотрясая весь корпус от кормовых палуб до Щита. Кресло, да и весь орудийный отсек, начало трясти с такой силой, что даже автоматика быстро заблокировала управление орудием, исключив нечаянное нажатие человеком каких-либо кнопок. В голове начался какой-то невообразимый шум, сразу заныли затылок и шея. Сжав до боли в висках зубы я почувствовал каждую мышцу и кость своего тела-все внезапно начало болеть. Попытался крутануть пушку, но не получилось- артоп продолжал агонизировать.
   Сквозь всю эту вибрацию я заметил , что мерц-мхеро получил какие-то повреждения, начал терять скорость и, отстав от артопа, попал под огонь других орудийных башен.
   Кто-то что-то закричал, кто-то подхватил команду , но из-за тяжелого гула в голове не совсем было понятно кто и что. Несколько моих панорамных экранов заморгали и окончательно потухли. Загорелась подсветка панели и аварийное освещение.
   Что-то ухнуло в фоноре и раздался оглушающий хлопок, заглушаемый радостными криками бронебойщиков.
   -Внимание!- по общему каналу обратился к нам Полосков,- переход в энго через десять секунд.
   Не нравиться мне это...хотя... у меня уже "ноль"- я расстрелялся "до железки".
   Валяйте, в энго так в энго.
   Видимо какие-то фотонники продолжают выдавать "искру" и энго- кристаллы не повреждены.Значит, есть еще шанс добраться до своих. Значит, мы выходим из этого боя. Только в качестве кого- победителей или побежденных?
   На этой мысли мне стало совсем плохо и переход в энго- пространство я не ощутил. А когда я проснулся- снова сидел в спасательной шлюпке N 3.
  
   III.
  
   Асимметрия гравитационных векторов, а также нестабильность гравипривода в целом, привела к наклонному полу в некоторых жилых отсеках. А в моей каюте вообще поменяла стенки с потолком. Так что на какое-то время мне пришлось переселиться к машинистам, чему несказанно обрадовался Валера.
   -Пока двое моих помощников валяются в лазарете- будешь помогать Валентине налаживать внутренние коммуникации,- тут же распорядился он, как только я доложил о приказе капитана.
   Мое недоумение на лице Валера растолковал по- своему и попытался меня успокоить:
   - Не волнуйся, там много ума не надо. Будешь соединять те кабеля, на которые тебе покажут. Времени у нас мало, а работы много. Как ты себя чувствуешь?
   Я сказал, что тело перестало ныть уже на второй биодень, волосы продолжают с меня опадать, а после радиофага до сих пор не чувствую вкуса еды.
   -Нет аппетита, а в основном- нормально.
   Валера катнул мне ногой какую-то бобину и сказал:
   - На палубе Д- 4 найдешь Валю, скажешь от меня,- он показал на мои вещи, что я принес со своей каюты,- оставь здесь, все равно никто не тронет. Давай-давай, Лева, суетись. Через три часа доложите что сделали. Бобину, вон, с собой прихвати.
   Ладно уж, займу себя делом, не мотаться же по артопу, как в прошлый раз, тем более Эллы уже со мною нет...
   Помощь действительно много ума не требовала, но руки постоянно находились в каком-то действии, так что на долгое время я оставался один на один со своими мыслями- инженер по коммутации Орлова , понимая, что я простой стрелок, старалась ничего мне не объяснять (какая разница между тремя одинаковыми кабелями, один из которых -связь с мостиком, другой- вспомогательное напряжение?), а просто загрузила меня работой .Я был на подхвате- подай, принеси, дотянись, соединяй. Быстро привыкнув ко всему этому я начал выполнять все без каких- либо серьезных ошибок, тем самым обрекая свою голову на нескончаемое мысленное перемалывание прошедшего боя и последствий после него.
   За двадцать одну секунду стандартного времени, а столько времени длился наш поединок, "Горномор" превратился из только что сошедшего с ремонтных верфей красавца- артопа в абсолютную развалину. Как и в позапрошлый бой хо-дракц видел свою первостепенную задачу застопорить нас в космосе и методично расстрелять как на параде. Поэтому, первое чего мы лишились - основной маршевый двигатель, фотонник. Видя, что мы продолжаем набор субсветовой скорости на вспомогательных тхематц-астуверц натравил на нас свои истребители -преследователи, а сам неторопливо ушел обратно в энго, желая перехватить наш артоп чуть дальше. Думаю так, потому что со слов Петро- за пять секунд до перехода "Горномора" в энго, прямо по курсу появилась громада тхематца, раскрытая в приветственном ожидании. Что с нами было бы, не перейди мы в другое измерение- не известно. Но ясно, что слово "плен" не исключается.
   А сам бой, вернее непрерывный дуэль с четырьмя блохами, стоил артопу четырех попаданий в рострный Щит, потери двух сегментов лобового рефлектора, выводу из строя вторичного реактора, получение четырех сквозных и сто пятнадцати мелких(диаметром от миллиметра до трех метров) пробоин. Плюс полностью выработанный энергозапас у трех пушек (сейчас восстанавливаемый напрямую от реакторов),абсолютное- ремонту не подлежащее- повреждение двух орудий. То есть из восьми Р П Г в работоспособном состоянии у артопа было сейчас только три, на случай внезапной атаки противника. Из двенадцати торпед у "Горномора" остались только три, одну из которых заклинило в стволе торпедометателя. Пока с нее андроиды не сняли детонаторы, мы вынуждены были все отсиживаться в спасательных капсулах.
   Если бы мы сейчас были бы в нормальном пространстве, то наверное мы походили бы на какую-нибудь комету- за нами тянулся многокилометровый шлейф из обломков, кристаллов различного газа(пробоина в окислителях реакторов, контейнеров с кислородом и т.п.), а позади, как спутники, за нами тащились части маршевого двигателя ( опять пришлось катапультировать поврежденные секции). Но мы были в энго, и всё это , затянутое в открытую брешь между двумя измерениями, теперь висело вокруг нашего артопа. Не приближаясь, не отдаляясь , а застывшее как на стоп-кадре.
   Временами, пролезая через очередную пробоину, тянув за собой кишку кабеля, я видел это жуткое зрелище- облако космического мусора (а теперь именно этим оно и стало), освещенный прожекторами работающих на внешней обшивке андроидов. Им то что- полу-люди, полу-роботы. Каждый обвешан всякой защитной дрянью по полтонны каждая. А человеку наружу нельзя.
   "...нельзя покидать модуляционное поле корабля в момент нахождения его в энго- пространстве!...". Техника безопасности...не помню, какой параграф, но где-то в самом начале.
   Постепенно, думая о повреждениях, приходишь к самой страшной теме- потери экипажа, а они в этой бойне были .
   Корней погиб- он заживо сварился в своем скафандре в первые минуты боя, почти сразу, как открыл огонь по "цели N 2".Та торпеда, которая вывела меня из строя как стрелка седьмого орудия, задела и третий орудийный отсек. Аварийная система не успела эвакуировать его так же быстро как меня. Скафандр заклинило в кресле буквально на секунду, но этого оказалось достаточным.
   Диксон ослеп. Странное оружие врага выжгло ему глазные яблоки даже сквозь темное щитки забрала шлема. Теперь стоял вопрос- дотянет ли он до ближайшего госпиталя.
   Елену, при попадании в ее орудийный отсек, выбросило из кресла прямо на панорамные экраны, а после смещения гравитации она провисела вниз головой полтора часа, повиснув на остатках ремней безопасности. Она жива, но в лазарете пролежит еще пару дней.
   На мостике, знаю, погибло трое- при попадании в рефлектор их просто выдуло во вне через образовавшуюся пробоину. В машинном отделении погибло еще четверо- при разрыве гравитационных алероидов пробилась электродуга и сожгла на месте Рустама и Романа- они в это момент пытались перебросить инертный выход на вспомогательную спираль. А когда один из индукторов леброкса утратил соосность(смещение магнитного вихревого потока на первичном акселераторе) Ольга попыталась выправить его в ручную. При очередном попадании в артоп ее зажало какой-то дрянью и Лешка бросился к ней. Он вытащил ее, уже теряющую сознание, но попал под жесткое излучение леброкса. При попытке оттащить его за щиты, погиб стажер Стас.
   Вот так.
   Я хватанул какую-то дозу, отчего приходилось жрать радиофаг горстями. От него была страшная изжога, ныла печень и болело горло. Волосы выпали почти сразу и я о них почти не жалел- скафандр легче будет одевать, воды в душе меньше тратить. Кибердок обещал меня прогнать через какой-то восстанавливающий курс, после которого отрастут и волосы, и ногти, и даже мои старые шрамы срастутся. Так что, мол, терпи.
   Я относился к легко раненным, потому что лазарет был наполнен теми, кому медицинская помощь действительно была нужна .Таких как я капитан направил на различные общественные работы, чтобы не путались под ногами, и приносили пользу.
   Андрея и Пашу- новенького, вместо Зефа- отправили ко внешним ремонтным бригадам, помогать восстанавливать целостность Щита и рефлекторов. Катя и Алия (новенькая, вместо Эллы) помогали бригаде в реакторных кольцах. Я помогал машинному отделению. Но в любой момент , как только мы услышали бы сигнал "к бою", мы должны были в течении четырех минут доложить о своей готовности к отражению атаки врага.
   "...хоть в трусах, но будь у пушки!"-ответ капитана на попытку Андрея что-то уточнить.
   -Эй, стрелок!- окликнула меня Валя.
   Просто повернуть голову и обернуться в скафандре не возможно, поэтому мне пришлось подняться с четверенек, зажав под коленом многожильный кабель, и развернувшись вполоборота, показать Орловой, что я на нее смотрю.
   -Хорошо зацепи где-нибудь кабель и оставь. Возвращаемся . Дальше идти на сегодня не стоит- через час с той стороны к нему Сережка подключиться.
   -Откуда знаешь?- устало спросил я, больше не из-за того, что интересно, а потому что просто не хотелось двигаться от усталости.
   -Только что связалась по второстепенной связи,- она присела около меня, на самый край очередной пробоины. Мы с каким-то детским азартом одновременно заглянули в нее, столкнувшись при этом шлемами.
   -А дырка-то большая...-задумчиво сказала Орлова,- что это там снаружи...нет...вон то, круглое...
   Что это было я сказать толком не мог, тем более, неизвестно какой оно было величины -в энго перспективы не было как физического явления. Маленькая капля остывшего металла, висевшая около корабля, могла казаться многотонным астероидом, заслоняя собой блок маршевого двигателя бывшего неподалеку. Тем более все зависело от освещения.
   -Давай выбираться отсюда,- вместо ответа я хлопнул ее по шлему и мы встав на четвереньки- иначе между двойным корпусом внешней обшивки просто не пролезть- поползли к ближайшему переходнику.
   Когда мы ввалились в подсобку к Валере, тот уже с кем-то разговаривал по только что налаженному интеркому и нам он просто махнул на столик с консервами, мол, кушайте, сейчас я поговорю и сяду с вами. Видимо, мы с Орловой, были первыми, кто пришёл на обед . Потому что на столе аккуратной стопочкой стояли консервы с различными наклейками, а посреди стола высился жбан с мутной жидкость, которую уже начал пить Валера. Валентина ловко вскрыла одну из них и поморщившись протянула мне.
   -Не люблю сакияру,- призналась она мне шепотом, чтоб не мешать Валере ,-в детстве объелась,- чуть подумав добавила она.
   Я не знал что такое сакияра, и узнаю наверное не скоро- сейчас для меня вся еда была на вкус не лучше бумажных салфеток из-за побочного действия радиофага.
   -Откуда ты?- спросил я.
   -Слышал о такой планетке как Арга?- Валентина с интересом посмотрела на меня,- там знаешь как здорово? Я там родилась,- она открыла вторую консерву и принюхавшись начала пить с края ее содержимое,- обожаю. Яблочное повидло,- причмокнув объявила она.
   Я молча начал есть свою порцию, ожидая, что Валя расскажет что-нибудь еще о своей родине, где растет (живет?) таинственная сакияра, но она видимо не посчитала это нужным. Через минут пять вернулся Валера, молча отхлебнув со жбана два больших глотка, плюхнулся на соседнее кресло.
   -Валентина,- слова выходили из него с трудом, то ли из-за усталости, то ли от градуса выпитого,- отдохнете- со стрелком полезете до четвертого распределителя, вот схема.
   Он положил на стол какой-то кусок целлулоида, изрисованный непонятными стрелочками и немного помолчав, добавил, поясняя:
   -Нет обратной связи с первым разгоночным. Не дает ускорения второй мощности. Диагностер с мостика определяет его как неисправный, а у меня- тут все нормально,- он икнул,- видимо где-то не контачит. Проверишь дублирующие линии. Кажется, они тоже накрылись...да, стрелок!
   Я поднял голову, пытаясь поймать мутный взгляд командира машинного отделения.
   -Как Диксон?
   Я пожал плечами и ответил:
   -Говорят, на ближайшей планете ему имплантируют монохромы. Страховка стрелка покроет расходы на операцию.
   -Мда- а,- задумчиво протянул Валера,- жить в черно-белом мире...
   -Уж лучше в черно-БЕЛОМ, чем всю жизнь в темноте,- вмешалась Валя,- а так хоть есть возможность подкопить, а потом и купить цветные .
   -Может быть, может быть,- Валерий зевнул.
   - Вернется на свою планету. Герой, грудь в медалях,- Валентина зевнула и отодвинула от себя пустую банку,- Подкопит немного, пройдет курс восстановления. Поживет на родине немного, насладиться славой, и- вперед! На "Горномор"...
  
   "Первый восход".
  
   Валера достал пачку листов- свои рисунки. Неторопливо перебрав их, отложив всего один в сторону он начал говорить, без предисловий и вступлений:
   -Есть такая планета, Иолайя называется. Входит в Великий Кислородный Альянс. Вторая планета-спутник звезды Яронг. Я бывал как-то на этой планетке- года три назад.
   Я тогда служил на фрегате "Бесстрашный". Накануне командование приказало нам и еще одному малому крейсеру произвести неглубокий рейд в нейтральные астротории- по данным разведки пауки что-то часто стали активно наведываться в квадрант Яронга...
   Оказалось, у них там корабль потерпел аварию...да, нет, не военный, а транспортник какой-то. Шел он откуда-то, а потом с ним что-то случилось, вот его и вынесло к самому краю нашей границы. Короче, дрейфовал он, с раскуроченными двигателями, абсолютно не опасный, в сторону Яронга. Но на борту его было что-то ценное, раз хо-дракц стали его, не взирая на близость Империи, латать на ходу и приставили ему боевое охранение в виде трех "богомолов"...да, цхе-тхематцев...язык в узел сплетается...
   Короче, пришли мы. Хотели по-быстрому навалять пачек этим цематцам, пригнать аварийный корабль в качестве трофея до Иолайо, и назад- к Аргу (вот, откуда наша Валентина родом). Медали, так сказать, получать.
   Это мы так хотели, а вышло все не так. Фрегат-то наш не игрушечный был, не парадное украшение какое-то. Как вдарил по богомолам, так те разбежались сначала, а потом давай с разных сторон нас кусать, да так, чтобы близко мы к их транспортнику подойти не можем. Все вертимся, вертимся, а подойти- ну никак! Богомолы наседают, тоже, оказалось, не из пластилина сделаны... Дрались они за этот кораблик по- страшному.
   Это сейчас я вспоминаю : "кусаться, кружиться, вертеться". А тогда, я- командир второго машинного отделения- первый раз в жизни подумал о том, что...страшно мне тогда стало, в общем. Хоть и вида не показывал. Моя команда при каждом пробое на меня коситься, мол, выдержим?! А я все свое нутро мысленно в кулак сжал и командую ими, словно все вокруг нас- так, ерунда, дети пистончиками играются...сколько тогда моих ребятишек поубивало...кого-то прям у гравипривода раздавило в кляксу, кого-то изжарило прямо внутри скафандра. Открываешь забрало, а оттуда- пар...
   Бьемся, бьемся, а потом- раз! Команда- отбой, проверка повреждений, доложить на мостик состояние отделения.
   Ну так вот- сожгли мы богомолов. Причем- только двух. Третий смог сжечь наш крейсер и своего охраняемого собрата-корабль, из-за которого вся эта мясорубка и была. Взорвался он- гад недоделанный- так, что вокруг, на многие мегаметры, только наш "Бесстрашный" и остался. Обломки от тех двух богомолов я не считаю.
   Вернулись мы уже к Яронгу, самим чиниться в пору было.
   А Иолайо эта... Планета, на которой океан, если его так можно назвать, занимает всего 11% от всей поверхности суши. И то- последние полвека. А до этого был- так, лужица, посреди песков, травы и деревьев.
   Но! Представьте- от здания космопорта идет вереница памятников . Человек двадцать, метров по двадцать пять в высоту каждый, в гордых таких позах, вдоль шоссе ведущей к городу, по правую сторону.
   Я- гиду(дали нам такого: кто это? А он: члены экипажа "Первый восход". Оказывается- пришел к этой планете полтора века назад корабль с колонистами. Издалека...с Торонго, кажется...не, Вторая Звездная Экспансия давно кончилась...так вот пришел- а тут... Рассчитывали, что основной корабль на орбите будет, обеспечивать связью, технику на поверхность доставлять, по мере надобности... а тут идет на планету какой-то метеорный поток, причем довольно-таки мощный, не переждешь, не спрячешься, да и топливо на исходе( брали только чтоб добраться, да и на первые нужды). Короче- садиться надо, а куда?
   То есть- есть куда- пустынь хватает, а вот лесов, воды, рек и т.д. возле которых и намечалось в начале селиться, совсем мало оказалось. Данные об Иолайо, которые автоматические боты приносили на Торонго , оказались устаревшими. А еще за короткое время, пока экспедиция готовилась и шла к планете, тут произошел климатический сдвиг. То есть пригодных на первое время мест обитания мало, чем рассчитывали в начале. Мало в разы. Ну и все.
   Гравитационных атмосферников тогда еще не придумали, так что экипажу было о чем задуматься- обратно никто не хочет, а сесть так, чтоб и лес не спалить, и воду озер в пар не превратить- не каждый сможет. Вот капитан и принял решение на свой страх и риск посадить свою махину у самого большого водоема- океана, так сказать, по масштабам планетки. Выгрузили они на Иолайо всех колонистов, со всей возможной техникой, какая смогла поместиться в посадочные катера, послали на Торонгу сообщение, чтоб если что- присылайте спасателей. Планета дикая была, не изведанная, а если еще и "Восход" в атмосфере сгорел бы- то точно, всех обратно вести надо было...тех, кто останется в живых, то есть.
   Как они смогли посадить этот "Первый восход" на одних фотонниках, не сгорев во время входа в плотные слои, не выжигая атмосферы, почти не нарушив экологического равновесия, температурного баланса планеты - я до сих пор не знаю.
   Вот благодарные потомки, спустя много лет, и отгрохали памятники всему экипажу, который смог посадить мегатонный корабль, не рассчитанный на это, на Поверхность. Хотя, я думаю, что если бы океан, который поселенцы с помощью сложной ирригационной системы создали на этой планете, назвали бы в честь этих двадцати, то это было бы лучше.
   -Тогда бы ты не знал, почему такое название у океана,- сказала Валя,- тебя это просто не заинтересовало бы.
   -Может быть,- не стал с ней спорить Валера.
   -Но ничего интересного на этой планете больше нет, кроме как этих памятников,- немного погодя добавил он, никому не обращаясь,- пески, серые дюны, чахлые леса, болота...
   -Люди как там?- спросил я, чтоб хоть как-то оттянуть время. Не охота опять подниматься и идти.
   -Люди как люди...-Валера несколько раз провел пятерней по своим коротким волосам и сказал грустно,- только глаза у них печальные какие-то...словно радости жизни в них нет...
   -Дыра?- непонятно спросила Валентина.
   - Да,- понял ее командир,- Огромная, песчаная дыра, которая никому не интересна. И они это понимают.
   -Ну и к чему ты нам это все?- Валентина встала и начала неторопливо перебирать инструменты.
   Я тоже поднялся.
   Вместо ответа командир машинного отделения достал откуда-то снизу пластмассовый лист- свой рисунок. Я машинально принял его.
   На листе был изображен пейзаж какой-то серой планеты. На заднем плане можно было разглядеть бескрайнюю пустыню, выжженный солнцем горизонт, какие-то чахлые стебельки деревьев. Между двумя ближайшими барханами была проплешина, из центра которой торчал заправочный элеватор. На вид элеватору было лет сто- весь ржавый, потертый, со следами въевшейся соли, наполовину занесенный серым песком. На переднем плане художнику "позировали" два человека в потертой форме работников Космодрома. Обветренные лица, устало поникшие плечи, грубые, жилистые руки. Один стоял в пол-оборота, повернувшись ко второму, что-то говорил, отодвинув респиратор от лица. Второй смотрел прямо мне в глаза. Взгляд его был полон грусти и невообразимой тоски. Какое-то отчаянье своего бытия было в этом взгляде. Нет будущего, а есть только Великое Прошлое, к которому они- мои современники- уже не имеют никакого отношения.
   И пески. Серые, безликие пески, засыпающие все...
   -Просто Диксон ваш родом с этой Иолайо...- сказал мне негромко Валерий,- и вряд ли он захочет снова видеть эти пески...
  
  
   IV.
  
  
   Андрей был прав- мне не стоило смотреть на свою пушку.
   -Достаточно увидеть ее хоть раз в таком виде. Потом всегда будешь помнить ее искореженное тело.
   Ну и что тут такого?- возразил тогда я. А сейчас я начал понимать что конкретно имел виду Воронин. То, какому ущербу подверглась моя Семерка, не оставляло сомнений- ее демонтируют. Зачем тратиться на долгий и тяжелый ремонт, когда каждый день хо-дракц прорывается в Империю? Мы скоро вернемся на Викканол- на нашу конечную точку патрулирования. Там наш "Горномор" ляжет на хирургический стол судоремонтной верфи и мой Орудийный отсек будет мягко вырезан из тела артопа. Чтобы потом на его место имплантировали точно такой же. Но это будет уже не моя Семерка. Скорее- ее клон, но не она.
   Еще один протез. Срастёмся ли мы с новым Седьмым Р П Г ? Не знаю.
   Я подошел к останкам своей пушки.
   Привет, Седьмая.
   Крошево стекла уже не было. Видимо в момент перехода в энго их выдуло прочь через широкую пробоину, глубина которой измерялась от рваных краев внешней оболочки артопа, до внутренних покоев моего отсека.
   Панорама была пробита в нескольких местах. С плоскости вспомогательных экранов веером во все стороны расходились расплавленные конусы сенсорного покрытия. Проследив общее направление я уперся взглядом в подголовник кресла. Видимо мне тоже, как и Диксону, должно было выжечь глаза. В том месте, где была моя голова несколько нитей пластика выгнулись под острым углом, встретив преграду и отскочив от нее ( я успел закрыться руками) - застыли в полете. На обугленной обшивке кресла остался светлый контур моего тела. Такой же контур с нелепо поднятыми руками, с квадратным, из-за кресла, телом отпечатался на заднем вертикальном маховике гироскопа.
   Горизонтальный гироскоп, вернее зазубренные края его кожуха, выпирали из задней стенки отсека. Программные барабаны отсутствовали- тех. бригады сняли их в первую очередь. И теперь на месте их креплений у поворотной платформы торчали разноцветные кусты проводов.
   Блок синтезатора позиционирования целей тоже был поврежден. Но его восстановить легче всего. Только после ремонта придется по новой собирать фонотеку. Подобрать те же звуки, которые были- как не любил я его анахронизмы, все равно к ним привык.
   Семерка, Семерка.
   Прости, не мог придти раньше- все этот кибердок. Колет меня и колет. Ему что- он робот. Ходячий шприц, без страха и упрека.
   Я ковырнул подлокотник- и на перчатке осталась какая-то труха. Реагируя на нее на запястье тревожно мигнул дозиметр.
   Ну вот. Еще хватанул немного.
   Я осторожно попятился назад и наступил на что-то выпуклое.
   Ух ты. Консерва.
   Повар Рено умудрился спрятать в моем отсеке свой НЗ. Я огляделся, пытаясь понять откуда могла упасть эта банка ( "Пракидакоры в собственном соку". Лепроан- VII, Доранская Автономия).
   А я даже не подозревал, что у Рено есть доступ в арт-галерею.
   Два года назад Рено служил на "Забияке". Однажды хо-дракц выследили артоп и в момент набора субсветовой скорости, влепил им подряд четыре ракеты в корму. Навигационное оборудование артопа вышло из под контроля и произошел неуправляемый переход в энго пространство. "Забияка" вынырнул далеко за пределами освоенных астроторий (им повезло ,что не в Доминионе Хо-дракц).
   Встал вопрос- каким-то образом надо добираться до своих.
   Любое повреждение нежных энго- кристаллов или вывод из строя фотонников- это верная смерть, так как звездолет уже не будет в состоянии преодолеть на ракетных двигателях расстояние в десятки световых лет, а именно столько порой от Пограничья до заселенных звезд Империи. Но "Забияке" повезло - хронотактовое оборудование не пострадало. Капитан артопа приняла решение: так как артоп находится вдали от гравитационных возмущений- планет, звезд и проч. - поднять частоту хронотакта на максимальную и двигаться к Империи. Субсветовая помноженная на ускорение времени сократила им путь до двадцати восьми стандартных секунд. Для членов экипажа артопа путь домой длился три биомесяца...
   Известно, что запасов еды на борту "Забияки" было очень мало- артоп возвращался на базу после патрулирования, как раз для пополнения этих запасов. И что конкретно происходило на борту поврежденного истребителя три долгих месяца- стало известно только по домыслам и слухам. Тогда как официальный рапорт до сих пор находиться под грифом "секретно". Известно, что когда артоп добрался до своих -он тут же запросил о помощи. Причем, когда на него проникли спасатели они обнаружили, что одна часть команды артопа наглухо забаррикадировалась от другой. И те, кто добровольно изолировался от остальных, были настолько истощенны , что у некоторых начинались первые приступы анорексии. Вторая часть команды была не в таком худшем состоянии. И после досконального осмотра артопа спасатели недосчитались нескольких членов "Забияки".
   Через месяц после возвращения "Забияки" на ремонтную базу, состоялся закрытый судебный процесс над несколькими старшими офицерами. Их всех приговорили к высшей мере наказания. К сожалению, сама капитан артопа до процесса не дожила- говорят, умерла в тюремной камере от сердечной недостаточности.
   Тем членам экипажа, которые смогли пройти многократные психиатрические проверки и доказать, что они не представляют угрозу для общества и являются ее полноправными членами, спустя какое-то время дали разрешение на несение службы на некоторых кораблях военного флота. Естественно с подпиской о не разглашении.
   От этой истории у Рено остались глубокие шрамы на шее и запястьях (говорят, были еще на груди), абсолютное вегетарианство и странные привычки. Одна из них- в любом порту набирать сверх положенного для артопа паёк. Вторая - если он шел спать, то закрывался в своей каюте на все замки.
   Видимо, была третья- распихивать свои запасы по всему артопу, на случай прямого попадания в хранилище.
   Это была третья и последняя тайна нашего повара. Позавчера Рено скончался от полученных травм.
   Пора уходить.
   Я встал во весь рост и обойдя остов своего орудия подошел к рванному краю пробоины , края которой уходили за палубные перекрытия. Только острый лоскут толстого металла в левом углу напоминал о размерах моего орудийного отсека. Зацепившись рукой за выступ я выглянул наружу.
   Пока помогал Валентине, я постепенно привык к тому, что сюрреалистическая картина "Застывшее время" порожденная измерением энго постоянно висит за бортом дешевой декорацией. Поэтому ничего нового я не заметил. Разве что некоторые обломки "Горномора" отсюда выглядели более неузнаваемо, чем с тех дырок, откуда смотрел до этого. Единственное , что впечатлило- многослойный кусок внешней обшивки, который прикрывал меня до последнего, а теперь, вырванный со всеми потрохами и обреченный болтаться около "Горномора" бесформенной грудой.
   Вот тебе и энго.
   Мир, который , еще до открытия самого энго, был назван романтиками Гипер-пространством.
   Мир, который продолжал оставаться для нас неразгаданным, несмотря на четыре века исследований.
   Ни одна поисковая группа, которая исследовала энго- измерение, не обнаружила здесь ничего, кроме пустоты. То есть абсолютный вакуум. Ни атомов вещества, ни атомов анти-вещества. Ни гравитационных возмущений, ни реликтовых излучений
   Со слов забытых ныне исследователей выходило, что энго- это параллельная Вселенная, где законы физики Родного измерения тут протекают по- другому. И то, к чему мы привыкли в нашем мире, здесь может быть лежать в совсем другой плоскости восприятия.
   Например,- время. Корабли , пройдя через энго, финишировали раньше старта на несколько часов. Но расстояние в несколько световых лет делало этот эффект практически бесполезным для развития такого направления в науке, как путешествие во времени. К огромному сожалению романтиков и фантастов. Но этого было достаточно, чтобы задуматься об устройстве Вселенной, Вселенных, в общем.
   Так же в энго можно было войти сразу нескольким кораблям - ведущий открывал вход и после того как уходил в него, ведомые могли "впрыгнуть" за ним следом, сэкономив часть кристаллов. В этом случае все звено могло оказаться в поле зрения друг друга. Не известно, на каком расстоянии точно, потому что при сопоставлении наблюдений выходило, что когда один корабль от второго был на расстоянии в один километр (приблизительно), то в это же время второй корабль наблюдал своего соседа на расстоянии во много большем, чем указанно соседом.
   В конце концов, после некоторой систематизации полученных данных от проведенных опытов стало ясно, что расстояние между точкой входа и выхода было в зависимости от времени, проведенное в энго. То есть время само несло корабль по энго, как плот по реке. Хомо оставалось только вовремя сойти на берег. Сам момент входа в энго-измерение , а равно как и выход из него нисколько не зависел ни от массы корабля, ни от его конструкции, ни от количества биомассы (бодрствующей или находящейся в анабиозе). Была прямая зависимость от субсветовой скорости в момент перехода и наличия энгонового леброкса на борту, который собственно и совершает пробой между мирами. И конечно же, для того, чтобы находится какое-то время ТАМ, необходимо модуляционное поле. Оно помогало кораблю удерживаться в энго, сохраняя его целостность и "плавучесть". Иначе существовала угроза отторжения, за которым следовало "выдавливание" в измерение -Р.
   Для меня этот мир олицетворял покой. Здесь царил тот порядок, который не омрачен ни звездами, ни планетами, ни разумными существами. А раз нет последних- нет ни ссор, ни войн, ни смерти. Нет огненных смерчей через тысячи километров, нет ненависти к виртуальному врагу, которого даже не видишь в лицо. Нет отчаяния, когда запертый в скафандре уносишься прочь от останков поверженного корабля. Нет отчаяния, когда умирают друзья, а ты понимаешь, что успеть отомстить за гибель своих друзей ты уже не успеешь.
   И нет страха. Страха за свою жизнь, за жизнь своих товарищей по оружию, страха за свою трусость. Нет страха за тех, кто управляет артопом во время боя, надеясь только на тебя и твою реакцию.
   Здесь нет ничего, что заставляет нас сражаться с хо-дракцами не щадя себя.
   Потому что -самое главное- здесь нет хо-дракц. Ибо если бы это был бы их мир, их Вселенная, то мы обязательно нашли бы способ и добрались бы до них. Чтобы уничтожить. Потому что если оставить врага в покое- он сомнет нашу Империю и станет единственным господином в нашей Галактике.
   Броня артопа была освещена призрачным фиолетовым светом , который я в начале воспринял как идущий от габаритных огней самого "Горномора". Из края дыры я смог разглядел "окрестности" - орудийная башня немного выпирала над уходящим к корме телом артопа.
   Ниже меня виднелись неровные края еще одной пробоины- броня в этом месте скомкалась как тряпка и собралась волнами вокруг какого-то темного тела. Само тело было ограждено тремя рипперами со светящимися красным набалдашниками- метка, оставленная андроидами- саперами. Андрей говорил, что в последний момент , прежде чем вспыхнуть медленным взрывом, одна из блох швырнула в нас торпеду, но та прошла по касательной , не причинив вреда. Правее, там же, внизу, возвышался обломок миносбрасывателя - оплавленные края линии среза слабо светились радиоактивным сиянием. С него ребята скинули всего шестнадцать мин, а потом блоха накрыла его. Надо мной , откуда я "выглядывал" чернели остатки внешних радаров седьмой пушки- я их не видел, но их исковерканные тени падали на плоские бока вывода инертного гасителя. Судя по ним- целым остался только лафет. Все остальное было смято, расплющено, оторвано и разбито.
   Я собрался уже вернуться в тень, в недра "Горномора", когда обратил наконец внимание на свет. Странно...откуда может быть свет?
   В начале я думал, что это одна из особенностей энго, но потом понял, по отбрасываемым теням, что источник находиться прямо по курсу артопа- Щит заслонял его. И что этот источник за то время пока я любопытствовал, немного сместился. Так как тень от лафета моей семерки уже наполовину сползла с гасителя. Это произошло не заметно и без рывком- не думаю, что андроиды вдруг захотели перенести прожекторы. И сделать это именно сейчас и именно вот так- медленно и почти незаметно.
   Яркость света увеличивалась. Он делал все более ясным видимый мною "послевоенный ландшафт". Я уже видел глубину некоторых бороздок, царапины, вмятины и выбоины на корпусе, которые не заметил до этого. Тень от Щита удлинилась и накрыла все вокруг- неизвестное светило сместилось на другую сторону или подошло слишком близко.
   Стало темно.
   Предупреждая последствия своего страха, я почти на ощупь, начал отходить назад, пока не уперся в кресло.
   В этот момент из-за рванного, неровного края "горизонта" выплыла звезда.
   Маленькая, размером с консервную банку, которую я продолжал сжимать в руке, больше всего похожая на Солнце. Только бледно- фиолетового цвета. С маленькими протуберанцами, с неярким гало, с россыпью мелких темных пятнышек. Ощущение, как будто я смотрю в телескоп. Я даже не знаю как далеко оно от меня и "Горномора". Но его свет проник во внутрь и на короткое время залил весь отсек.
   Через темный светофильтр она уже не была так ослепительна и я разглядел еще несколько длинных вихрей идущие от нее во все стороны. Они были в постоянном движении- рождались на ее поверхности, раскручиваясь в тугие веретенообразные тела, устремлялись прочь от нее и теряя силу растворялись в пустоте. Чтобы уступить место другим, которые эта звезда порождала вновь.
   Несколько таких вихрей скользнули по обломкам артопа. Теперь стало понятно, что она намного дальше чем осколок маршевого двигателя и ближе, чем металлические стружки (уж не знаю от чего). Спустя минуту пришлось пересмотреть свои выводы. Эти вихри осветили облачко газов - остатки окислителя, так как будто звезда была намного ближе ко мне, чем я предполагал.
   И то, что теперь оно находиться рядом с "Горномором". Не удаляясь и не вращаясь вокруг него, как это было до того, как я его заметил.
   Ну не живое же оно?!
   Я не успел додумать это, как Неизвестная звезда резко дернулась- и скрылась с поля зрения. Именно дернулась!!! Не успевшие родиться на ней вихри были мгновенно брошены на произвол судьбы и на том месте, где только что полыхало сияние, через миг остались маленькие искорки-светлячки и тающие фиолетовые всполохи гало.
   Спустя несколько секунд я остался в полной темноте. С запозданием осознав, что все еще с опущенным фильтром, я безуспешно старался понять уведенное.
   Наваждение. Или все-таки что-то было? Или я все-таки хватанул микрорентгены. И начались правдоподобные галлюцинации.
   - Уснул что ли?- раздалось у меня под ухом.
   Я едва не подскочил на месте и чуть не упал- Вовремя схватился за подлокотник кресла.
   Около меня стояла Катерина. В противорадиационном скафандре, больше похожая на андроида, чем на человека.
   - Ты что- испугался? А я думаю, кто ходит по галерее? А это ты...ну конечно, кто еще сунется в седьмую кроме тебя?
   Я показал ей консервную банку и она осеклась.
   -А. Схрон Рено нашел,- Катя грустно улыбнулась.
   -Ты ничего сейчас не видела?- осторожно поинтересовался я.
   -А должна была? Я не желаю быть свидетелем твоей извращенной любви к орудию.
   Но мне было не до шуток.
   - Свет. Яркий свет.
   -Откуда, Лева?- Катя взяла меня под локоть и повернула лицом к дыре,- оттуда что ли?
   За бортом была абсолютная темнота энго-измерения.
   -Пошли.
   Теперь я дернул Катю за руку. Вернее попытался- моя рука соскользнула с раструба краги, а Катя даже не заметила этого. Я понял, что лучше молчать про увиденное. Потом как-нибудь. Когда вылечусь, когда все уляжется, расспрошу у Валеры.
   Перед выходом из отсека я еще раз обвел глазами помещение, и мысленно прощаясь с Семеркой, еще раз посмотрел в темень энго, как будто ждал(а внутренне - боялся), что от туда опять мигнет фиолетовая звезда.
   -А ты что здесь делаешь?- я догнал Катю в коридоре.
   -Не поверишь- свою восьмерку навестила.
   Я усмехнулся.
   -Как она?
   - Лучше чем ваши,- Катя на секунду остановилась у какой-то дыры и пошла дальше,- я даже не знаю, радоваться мне или нет. А то как будто злорадство...
   -Брось. Я бы радовался.
   -Да выкинь ты эти ...- она отобрала банку и прочитала,- пракидакоры. Их уже есть невозможно.
   Мы подошли к исковерканным трапам, вместо которых теперь были натянуты фосфоресцирующие нити, предупреждающие радиационной опасности и какое-то подобие пандуса.
   -Ты- наверх? -спросил я.
   -Да,- дернув шлемом ответила Катя,- Алия без меня не ужинает.
   -Что так?
   - У нее не принято одной принимать пищу. Традиция какая-то. Религиозная.
   -Старовер?- я удивился.
   Катя хотела объяснить и уже взмахнула руками как вдруг палуба под нами мягко закачалась как на морских волнах. Мы с Катей замерли в ожидании хронотакта.
   Сейчас ...
   Катерина схватила меня за руку и сжала с такой силой, что это почувствовалось даже через перчатку. Я накрыл ее руку своей и мягко высвободился, не отпуская ее. Сквозь забрало на меня смотрели округлившиеся от страха глаза.
   -Неужели -тревога?- не веря самой себе, а поэтому шепотом спросила Катя.
   -В энго?- я всё ждал толчка "второго сердца".
   Еще одно покачивание палубы и артоп начал плавно "заваливаться" на бок. Зараза. Опять гравитационный вектор меняется, что ли? Мы как по команде уперлись в стенку коленями , и когда обугленная переборка поменялась местами с полом, поползли на четвереньках ближайшему углу. Идиотский вид, я понимаю. Но вдруг новый переход нормали будет не таким плавным как предыдущий? Я уперся в стенку головой и грузно развернувшись, сел. Пыхтя, на карачках, ко мне подползла Катя. Села около меня, прислонившись к стенке-полу.
   -Хронтакта нет.
   -Тревоги тоже.
   Я дотянулся до коробки интеркома и попытался включить его. Несколько раз щелкнув замком я наконец вытащил аварийный штекер и подсоединил к себе. Но вместо ожидаемых разговоров- обычно по внутренней связи обязательно кто-то болтает из ремонтников- меня ждала тишина. Либо он не работал поврежденный во время боя, либо он перестал работать только что. Но скафандр-то работает...
   Свет от светящихся нитей начал мерцать. Я не успел обратить на это Катькино внимание, как они разом погасли, оставив нас в полной темноте. Машинально хлопнув себя по левому предплечью, включил освещение скафандра. То же самое сделала моя спутница.
   -Лева!
   Я развернулся к Кате.
   "Горномор" резко тряхануло и мы повалились друг на друга.
   - ЛЕБРОКС!!!- вдруг услышал я с интеркома.
   Пол под нами мелко завибрировал и все вокруг залил яркий и нестерпимый свет, идущий из мелких дырок в стенах. Оказывается, коридор в арт-галерее был весь изрешечен осколками и это стало заметно только сейчас.
   - Внимание!!!- раздалось с интеркома и внутри скафандра. Судя по расширенным зрачкам моей напарницы я понял, что и она и ее скафандр принял сигнал. Ожидание дальнейшего расцепило нас с Катериной и мы вскочили.
   - Нас выбило из энго!- объявил Полосков,- всем занять свои места согласно боевому расписанию!
  
  
   Мирионский бег.
  
   I.
  
   Два месяца я был в коме.
   Два месяца мое тело находилось в некой биомассе. Эта масса была теплой, светло-синего цвета, с достаточной плотностью, чтобы я не ушел "в осадок", и чтобы я не всплыл на поверхность раньше положенного срока. В общем- я был живым поплавком.
   Причем действительно живым. Незадолго до того, как меня погрузили в это нечто, я в очередной раз начал терять сознание, прямо во время снятия с меня биометрических данных. Именно в этот момент я успел прохрипеть (говорить я уже не мог- зоб на щитовидке распух до невозможности), что анабиоза не потерплю. К моему удивлению, меня успели услышать. Правда, немного помучились, пытаясь понять что мог означать этот хрип, но в конечном итоге- консилиум принял к сведению мое пожелание.
   И меня ввели в искусственное коматозное состояние.
   Таким образом, мой мозг мог частично воспринимать внешние раздражители- стенки колбы, а также сама биомасса, в которой я "восстанавливался", не препятствовали проникновению света. Так, когда я мог осознать себя своим замедленным мозгом, я различал смену дня и ночи.
   Иногда я понимал, что передо мной стоят несколько человек и о чем-то беседуют, глядя на меня.
   Иногда у меня начинался зуд под кожей - словно втыкались сотни маленьких иголочек. В таких случаях я замечал, что люди, стоящие около меня- у моей колбы- начинали суетиться и что-то настраивать в аппаратах, отвечающие за мое состояние (они были в поле моего зрения).
   После этого зуд пропадал, а я засыпал. Чтобы проснуться при другом суточном периоде.
   На сколько это был другой- день? два? неделя?- не знаю.
   Иногда на меня накатывали галлюцинации.
   В первый раз это была ярко освещенная комната с детьми. Они были разных возрастов, разной комплекции. Но объединяло их одно и девочки, а судя по ярким нарядам среди них было пять девочек, и мальчики были без волос. То есть ни ресниц, ни бровей, ни элементарного пушка на макушке.
   Дети меня не замечали.
   Те, что помладше (я насчитал их девять голов) сидели в центре комнаты на ковре и перебирали разноцветные игрушки. В какой-то момент один из малышей (около четырех лет) взял в руки куклу и та произнесла веселым голоском : "я- кукла". Увидев это второй малыш схватил лежащий рядом модельку космического челнока и услышал: "я- ракета". Дети стали вопить от восторга и принялись хватать раскиданные вокруг себя игрушки, с визгом пытаясь повторять слова.
   Остальные трое, постарше, все это время сидели, почти не двигаясь, перед терминалом Информатория и безуспешно пытались выудить для себя полезную информацию- пиктограмма "Не найдено" возникала на экране с периодичностью в несколько секунд.
   Наконец один из них, повыше, с оттопыренными ушами, вскочил и в сердцах закричал на сидящего соседа, такого мальчишку, как и он, только килограммов на десять тяжелее:
   -Доптиа расмато!
   Эту фразу он повторил еще раз и тут до меня дошел смысл фразы. Ушастый кричал "ищи по картинкам!".
   Его толстый друг что-то ввел в терминал и по экрану побежали разноцветные рисунки: созвездие, звезда, звездная система. Затем выделилась одна из планет в этой системе. Потом нарисовался человечек. Еще человечек. Потом появился еще одна звездная система, но отличная от предыдущей. И первая звезда соединилась пунктиров с последней.
   Синий квадрат- "искать по Информаторию".
   Снова "не найдено".
   Теперь настало время вскакивать третьему. Он размахивал руками и мычал, отчаянно жестикулируя перед лицом первого, ушастого.
   - Ми кери хеча арсо!- закричал тот в ответ и еще раз по-слогам,- букса мик гайди ?!
   "Я вижу , что ничего нет. Тогда где они?!".
   Я хотел было сказать им, что может быть я чем то помогу , но тут этот ушастый двинулся в мою сторону и прошел подо мной, даже не заметив моего присутствия. Таким образом, я понял, что вижу красивый сон...или галлюцинацию, вызванную слабостью организма.
   Что ж, подумал я, хоть посмотрю "стерео". Не вечно же сидеть в темноте.
   Сбоку комнаты проступил прямоугольник и открылась дверь. В комнату зашло двое взрослых- мужчина и женщина, средних лет. На них были зеленые костюмы, со странными - ярко-оранжевыми- косичками вдоль штанин, вроде лампас.
   Детский визг тут же смолк.
   Мужчине оглядел всех нас и сказал в наступившей тишине:
   - Ки сазур Лев Бонки?
   "Кто из вас Лев Бонки".
   Я дернулся, и хотел "выйти", но звуков из меня, естественно, не вышло.
   В центр комнаты вышел этот ушастый мальчишка и раздался его спокойный голос:
   -Ну я- Лев...
   Если до этого я не чувствовал своего тела, то в этот момент я явственно ощутил как по моему загривку пробежало стадо "мурашек". Боже мой, это же я сам!
   Мужчина подошел ...ко мне... и протянул руку.
   - Серани Каро. Ваш Наставник. Специалист по эсперанто-нова,- без акцента, на чистом эсперанто, сказал он,- а это- Ингрид...
   -Наконец-то!- завопил вдруг мальчишка, который только что громко мычал и резко вскочил навстречу Серани.
   По едва заметным выпуклостям на тунике я понял, что это девочка- подросток.
   Ну конечно, осенило меня. Если этот ушастик- я, второй, у терминала - Костя, то эта девочка- Лера-Тихоня.
   - Хоть кто-то из наших еще жив!- запела Лера,- Где наши родители, дядя?!
   По мне снова пробежали мурашки- это были первые слова Тихони с самого пробуждения на "Хотире". Мы с Костей вообще думали, что она немая.
   Женщина , спутница Серани, улыбнулась Лере. И уже хотела что-то ответить, как вдруг завопила- Пескарь (Толька Рыжов, самый младший из нашей дюжины), подкрался незаметно к ней и укусил ее за палец ноги.
   Превозмогая боль, Ингрид улыбнулась и сказала на ломаном эсперанто:
   - Мы будем вас учить языку хомолинг-саанг,- она сильно открывала рот, пытаясь четче произнести некоторые звуки, от чего выглядела глупо,- потому ч то на вашем эсперанто-нова давно никто не говорит.
   Эту фразу, Костя, сейчас, спустя почти десять лет, приписывает Серани.
   -Значит, родителей не нашли,- сказал Костя.
   Ага, Толстяк, а я тут, тебя вижу!
   -Мы ищем, Константин,- ответил Каро,- но нам необходимо больше данных, а они скрыты от всех языковым барьером. Нам нужно, чтобы вы изучили язык...
   -Так учи!- крикнул я.
   А малыши на полу подхватили:
   -Учи! Учи! Учи!- и тут же начали выкрикивать слова , которые им открыли игрушки,- ракета! Кукла! Кубик! Ложка!
   Эти слова буквально оттолкнули Ингрид к стене, и на ее глазах проступили слезы.
   Я дернулся и ощутил под собой движение биомассы.
   Галлюцинация начала погружаться во тьму и исчезла...
   Другой раз галлюцинация была немного по- другому, не так долго как в первый.
   К колбе подошло несколько человек. Те, что были ближе ко мне, были высокопоставленными чиновниками - медперсонал суетливо вился вокруг них и с готовностью отвечал на их вопросы. Один из врачей подошел к моей колбе и показал на мое лицо, и несколькими жестами изобразил величину моего зоба.
   В этот момент что-то несильно щелкнуло около уха, и до меня донесся слабый гул. Гул "высох" до шуршания и разделился на неравные звуковые промежутки.
   -...может слышать нас?- отчетливо разобрал я фразу.
   -Да,- последовал ответ,- но не стоит надеется на ответ, эрлебо министр. Его мозг не в состоянии адекватно реагировать в настоящем потоке времени.
   -А разве он не в анабиозе?- не сводя с меня глаз поинтересовался высокий мужчина в длинном, до колен, костюме, со множеством пластинками штрих-кода.
   -Он в коматозном состоянии,- теперь ответил другой голос,- он отказался от анабиоза. При упоминании анабиоза у него случился нервный срыв...какая-то фобия, эрлебо министр.
   -Энгонавт, и боится анабиоза?- министр ухмыльнулся и обвел взглядом присутствующих.
   -Смотрите!- вскрикнул кто-то,- у него двинулись зрачки.
   Гости, я не имею ввиду медиков, столпились передо мной и начали с любопытством разглядывать меня снова, как будто я только что появился перед ними из небытия. Мне даже стало неловко.
   -Когда мы пришли- была ладонь,- женский голос. - а теперь кулак.
   Только я не вижу ни одной женщины среди них.
   Министр выудил из кармана платочек и кашлянув в него, отчетливо выговорил:
   -Энгонавт...Лев Бонки,- видимо имя мое ему сказали раньше,- вы меня слышите?
   Я попытался напрячь мускулы рук, но понял, что не чувствую конечностей. Я вообще ничего не чувствовал. Я только видел. Словно я сижу у информатория, и через экран, наблюдаю за происходящим, а само тело находиться далеко от меня, в неизвестности.
   В этот момент фигура министра начала темнеть и расплываться. Четкость "изображения" стала теряться и на меня стала надвигаться тьма.
   -А эта амёба...не сожрет его?- донесся до меня из темноты голос министра.
   -Нет, что вы...- ответ докторов стал тоже теряться, хотя звуковой канал оставался в действии.
   Просто мой "фонор посчитал нужным убавить громкость".
   -... она настроена только на введенные ранее отличия от исходных биометрических...
   Голос растворился в нарастающем шуме- словно дождь за окном- и вскоре я опять уснул.
   А когда я проснулся вновь- активная фаза восстановительного курса была позади.
   Мое тело выудили из колбы.
   Целая команда врачей в стерильных костюмах аккуратно собрала пластмассовыми скребками с моего тела остатки биомассы в специально приготовленные для этого контейнеры. Краем глаза я успел заметить, что когда один из врачей взвесил на вытянутой руке один из сгустков, тот, едва начав провисать сквозь пальцы, тут же собрался, подтянулся обратно на ладонь человека.
   За те несколько минут, пока меня "обмывали" , я успел оглядеть себя- на моё несчастье рядом было зеркало- и ужаснулся. Восстанавливающий раствор, вытягивающий из меня все болячки , посчитал опасным не только пораженную область моей щитовидки, но и татуировки двух комаров. Больше я разглядеть не успел- меня переложили на носилки.
   Прокатив через несколько прозрачную кишку- коридор меня сходу закатили в какой-то гробовидный ящик. Как объяснил мне ласковым голосом один из врачей, перед тем как активировать "гроб" - это был иммунитизатор...или иммунодром... штука, восстанавливающая утраченный иммунитет.
   И я опять погрузился в очередную кому. На этот раз без снов и галлюцинаций.
   Очнувшись спустя несколько часов (позже я узнал- прошло еще несколько недель), я обнаружил себя в светлой комнате. Руки, ноги, голова покоились на мягких зажимах. Само тело висело в нескольких сантиметрах над плоскостью массажной кушетки, паря на антигравитационной подушке.
   Единственно, что могло двигаться- был язык. С помощью него я с удивлением обнаружил - вырос зуб. (Позже я часто удивлялся- молодым ногтям, исчезнувшему детскому шраму на левой коленке, отсутствие родинки под левым соском. и т.д.)
   В таком состоянии я пробыл еще несколько дней- группа следящих за мной врачей чередовалась через каждые несколько часов. И возвращение одной и той же смены происходило дважды.
   Мне делали массаж беспощадно и безостановочно.
   Вскоре меня перевели в соседний корпус.
  
  
   II.
  
  
  
   Я вышел из душа и потянувшись, начал одеваться в спортивный костюм .
   Сегодня надо сдавать норматив по легкому бегу.
   То, что я его сдам- сомнений нет. Я уже достаточно силен.
   Я уже восстановился.
   Только омоложение кожи по ночам отзывалось сильным зудом, а старая кожа постоянно шелушилась и слезала с меня клочками. Волосы на голове начали расти, ногти с каждым днем становились все тверже. То есть внешне я стал походить на человека, а не на его пародию. После нескольких безуспешных попыток моего обленившегося желудка воспротивиться переходу с перевитаминизированной жижи на более "серьезную" еду, меня перестали "подкармливать" внутривенно.
   Когда я окреп настолько, что мог уже сам подносить ложку и транк ко рту меня перевели в отдельную палату, поближе к открытому стадиону и бассейну.
   Консилиум решил, что мне нужно было восстановить мышечную массу и "профессиональную гибкость". Для этого ко мне приставили врача - Эйю Чавец, которая должна была следить за моей диетой и соблюдением графика физических нагрузок. Чуть попозже меня направили к Степанычу- инструктору по дайвингу.
   Степаныч после трех занятий, убедился, что я "в форме", и разрешил приходить в бассейн в свободное от занятий время. Меня учить уже не надо было.
   А вот Эйе Чавец пришлось со мной возиться долго.
   Эйе было восемнадцать лет (примерно сорок биолет, если мерить на стандартные). На полголовы выше меня. Красивые темные волосы всегда были собранны в модную здесь прическу "водоворот" и придавали Эйе строгий вид. Густой голос и странная манера говорить- растягивать фразы, как бы задумываясь какую же интонацию подобрать для окончания, чтобы в последний момент выпалить их скороговоркой- заставляли постоянно ловить каждое ее слово, боясь пропустить что-то важное.
   После размеренного говора "Горноморцев" мне пришлось привыкать к такой манере диалекта - оказывается, на Мирионе все так говорили. Планетарная особенность.
   И это было не единственное, с чем я не мог долго свыкнуться.
   Я ничего не имею против мирионцев. Но есть вещи, которые я не смог понять.
   Например, тот странный факт, с которым я столкнулся в начале общения с Чавец, а позже с остальным медперсоналом госпиталя. Их - мирионцев- совершенно не интересовала Война. Когда они знакомились со мной, как со странным пациентом с кожей как "у ребенка", они всегда удивлялись, что я член экипажа тяжелого истребителя.
   -А где этот истребитель? А Война еще не кончилась? А почему так долго? А что- Императорский Флот еще не вмешался в Войну? Тогда почему с пауками нельзя покончит раз и навсегда?
   Эти вопросы раздражали своей неосведомленностью и подчас наивностью.
   Как можно не знать о Войне? Как можно не знать о том, что вот уже четвертый месяц как на орбите Мириона идет ремонт тяжелого истребителя? Как вообще можно не интересоваться событиями происходящими рядом (для меня двадцать световых- это все-таки близко)?
   И это на планете, где в Колумбарии отведена отдельная стена для двенадцати "Горноморцев"!
   Я вспомнил, как однажды, когда уже восстановилась щитовидка, я связался с нашими, и высказал свое возмущение Андрею. Но он только рассмеялся:
   -Ну и голос у тебя!.. Лева! А что ты хочешь? Где они и где Война? Ты присмотрись к новостным каналам,- находясь на орбите, Воронин находил время просматривать спутниковые каналы,- у них на уме сейчас закладка фундамента пятого комплекса Куполов. А это намного важнее какой-то там возни с хо-дракц. Зачем им Война?
   Вечером того же дня , я уговорил Эйю принести для меня переносной терминал и подключился к Информаторию Мириона.
   Звезда, до которой мы с трудом дотянули на нашем изрешеченном "Горноморе", называлась Олганд и находилась она окруженная относительно непроходимыми звездно-пылевыми скоплениями.
   Именно в этой пыли мы вынырнули сразу после того, как нас выбило с энго. Из-за того, что сгорела база данных звездных систем, несколько минут мы не знали, где вообще находимся. Поэтому мы тут же переключили все системы на актив, на случай внезапной атаки хо-дракц. Тогда нас и заметили патрульные фрегаты Внутреннего Флота Олганда. Они нас приняли за пиратов, обычно промышлявшие разбоем и грабежом кириндитовых караванов. И после короткого, но очень насыщенного, диалога один из фрегатов передал нам своего лоцмана. Тот довел нас до Мириона.
   Оказалось, что навигация в этом районе была крайне трудна- пыль поглощает часть видимого спектра и какие-то излучения. Но с этим приходилось мириться: в самой гуще пылевого облака был кириндит- один из компонентов синтетического топлива для фотонников.
   Видимо, когда-то у Олганда пронеслась кириндитовая комета, или он сам притянул из глубин Млечного пути к себе эту уникальную пыль. А сам кириндит "притянул" триста лет назад от планеты Фиобо (звезда Айкса) к Мириону корабль-колонист "Ролемонд" .
   Но когда на Мирион пришли первые люди, на планете был ледниковый период. Он принес немало хлопот при колонизации- первопоселенцам пришлось первые десятилетия жить внутри остатков своего звездолета, до того момента когда был построен первый Купол (в ясную погоду остатки "Ролемнода" можно увидеть через толщу тетрапласта у города Вундрган). Со временем стало ясно, что Большая Зима еще не окончена, и ближайшие пятьдесят тысяч лет морозы станут еще крепче. Поэтому были построены еще несколько куполов вокруг города. И теперь- спустя триста лет- 90% населения обитали в подземных мегаполисах, согреваемые термоядерными солнцами. Именно благодаря этим солнцам эта ледяная планета была известна по всей Империи как воплощение покоренной природы перед гением Хомо.
   Хотя, по мне, так и осталось непонятным- покорилась ли она? Судя по данным Информатория- почти девяносто миллионов человек ведут свое полуподземное (подснежное) существование, никуда не высовываясь, с трудом отвоёвывая плодородные почвы у Мириона.
   Или все-таки она- планета- признала нового Хозяина, давшего шанс ее детищам жить и развиваться дальше?
   Ведь из-за зимы, длившейся уже почти четвертый век, флора и фауна планеты находилась в убогом состоянии, и появление колониального звездолета было для них единственным спасением. За короткое время в каждом из мегаполисов были созданы огромные заповедники для тех видов животного и растительного мира, которые еще застал хомо, и которые ему были нужны. Именно спасенные растения стали основой , которая помогла генным инженерам вывести на остывающей планете привезенные с собой агрокультуры. Именно некоторые травоядные вскоре стали прародителями крупнорогатых культур. И именно некоторые хищники стали разводиться здесь за их благородный мех, ценимый во многих знаменитых домах моды Империи.
   Но не думаю, что эта планета, где жизнь продолжала свой эволюционный путь ( пусть и с костылями Хомо), могла бы стать достаточно интересной для Пауков с точки зрения военного вторжения. Слишком много хлопот она доставила хомо.
   И еще она была холодна для хо-дракц. Противник не любил планеты, где средняя температура составляет минус тридцать по-нашему.
   Так же думали об этом и сами мирионцы. Причем они настолько были уверенны в своей стратегической незначимости, что Войну с пауками они воспринимали как простой военный конфликт. Неизбежный, как это бывает с амбициозными расами; временный, как это должно быть с разумными расами; и совершенно бессмысленный , как это бывает со всеми военными конфликтами.
   Подкрепляло их догадки и то, что за все четыре года Войны в астроторию Олганда ни разу не вторгался хо-дракц.
   Исходя из всего этого, мне пришлось убедиться,- новостью номер один для мирионцев сейчас была закладка второй линии фундамента нового- пятого для планеты-комплекса куполов, которые станут еще одним городом. Эта новость была для Мириона всё. Это были рабочие места на ближайшие 20 лет, это новые инвестиции со стороны ближних звездных колоний. Но самое главное- в будущем это было увеличение жилого пространства на четыре миллиона человеко- мест. А для перенаселенного Мириона это было событием затмевающее по своей значимости даже Войну.
   Как бы это ни было кощунственно для меня.
   -И что?- поинтересовалась Эйя, когда я возвращал ей терминал,- что-то прояснилось?
   -Да,- прохрипел я,- слишком. Тихо. Живете.
   Голосовые связки повиновались мне с трудом, а для интонации приходилось делать добавочные пояснения.
   -Ну, на то у нас и флот есть,- в духе Элеоноры отозвалась Чавец.
   -Да. Вопрос,- я заглянул ей в глаза,- а. Ваши. Фрегаты. Нас. Чуть. Не. Расстреляли. От. Страха.
   -Какой. Ужас,- подражая моему голосу ответила Эйя. -они думали, что вы очередные охотники за кириндитом.
   Эйя оказалась единственным жителем Мириона, с которой у меня были нормальные отношения.
   Когда мне удалили бионические имплантаты, доктора посоветовали мне разрабатывать голосовые связки. А единственный человек, который был постоянно со мной рядом- была Чавец. Именно она предложила мне рассказывать о себе, о других планетах, на которых мне довелось побывать.
   -И связки будут работать. Я и скучать не буду,- она подмигнула,- понятно. Запятая. Лев. Вопрос.
   -Не. Из. Де. Вай. Ся!
   Сразу договорились, что темы "Война", "артоп", "погибшие друзья" мы затрагивать не будем.
   И тогда я начал рассказывать ей про время проведенное в Училище на Шентавейне- для меня это было веселое и беззаботное время. Про сокурсников, про наши надежды, про наши увлечения. Про Байди, Наташу, Сурена, Гиза и прочих моих друзей.
   А так как уклад жизни на Шентавейне был во многом схож с Мирионским, непонимания и вопросов по их устранению со стороны Эйи, не поступало. И та и другая планета не входили в Кислородный Альянс- наличие в атмосфере каких-то примесей не позволяло Хомо долго находиться на свежем "воздухе". И там и тут Хомо выстроил города, в которых поддерживалась постоянная температура, влажность и постоянное содержание кислорода внутри микроклимата Купола.
   Хотя слово "микро" здесь было не совсем уместно, так как город, в котором был мой госпиталь, состоял из четырех куполов, каждый по шестнадцать километров в диаметре. И каждый - еще на два километра уходил под землю.
   Вот так Эйя Чавец смогла стать для меня не просто тренером и следящим врачом, но и не плохим собеседником и другом.
   А когда мой вербальный поток истощался Эйя рассказывала о себе.
   Она была из тех людей, которые никогда и ни за что не покинут своего обитаемого места. Она была мирионец в пятом поколении. Она родилась и выросла в этом городе. И всю жизнь видела над головой этот тетрапластовый Купол, эти узорчатые колонны, вздымающиеся с периметра и сходящиеся на высоте в полтора километра. Она никогда не видел иного солнца, кроме старого Олганда и этих термоядерных суррогатов светила- многоярусных люстр, дающие тепло и свет этому городу вот уже неполных три сотни лет. Доктор не представляла для себя иного мира, чем тот в котором он живет. Конечно, в молодости у нее было желание покинуть этот Город, чтоб перебраться на Полярные Угодья. Ради этого она поступила в Медицинский Университет, но в ее планы внесли коррективы родители и замужество. Недавно они получили право на ребенка, родив которого Эйя станет ощущать себя настоящим планетодом- человеком, привязанным к планете.
   -В отличии от тебя,- добавила она,- человека навсегда разучившегося жить при постоянной силе тяжести и променявшего Планету на Палубу.
   -Ах, ну конечно!- возмутился я,- вот кончится вся эта кутерьма...
   -Мы договорились, что не будем поднимать тему Войны!
   -Р-р-р!- прорычал я.
   Она засмеялась.
   -А зачем же вашим предкам нужно было заселять эту планету?- ехидно поинтересовался я,- Строить эти города-купола? Для того, чтобы вы- их потомки- страдали космофобией?
   -Никто не страдает космофобией,- запротестовала Эйя,- просто нам тут уютней.
   Уютно и тепло. А вот там, наверху, страшно. Поэтому наверху только мы. Энгонавты.
   Я вышел из госпиталя и пошел к стадиону.
  
   III.
  
   -Тебе пять кругов. Норматив. Уложишься во время - считай можно подготавливать тебя к выписке.
   Сказать легко, а при полуторной тяжести -это очень тяжело. Кажется, у нее цель- сделать из меня чемпиона в легкой атлетике.
   -Когда? - я попрыгал на месте, разминая мышцы.
   -Прямо сейчас. - увидев мой протест на лице, она добавила,- или ты не готов?
   Я вышел к стартовой черте.
   -А можно я не буду бежать?- с надеждой спросил я, хотя ответ заранее известен.
   -Не можно. Лев, тетю надо слушаться,- Эйя сделала строгое лицо,- а тетя говорит- беги!
   -Развели тут матриархат!- возмутился я шутя.
   -Это тебе в диковинку, а нам нормально!- парировала она, заканчивая разговор.
   Она подняла руку и глядя на секундомер дала отмашку.
   -Старт!
   Оттолкнувшись левой ногой, я побежал по дорожке.
   ...Я не знаю, что такое второе дыхание. Так получилось, что я им как-то обделен. В Училище был мой сокурсник Байди. Так у него это второе дыхание на трехсотом метре начиналось. А я вот...
   ...нет , не могу я о чем-то думать когда бегу... все мысли куда-то уходят, остается только голый стержень "дыхание, дыхание, дыхание"...надо пробежать пять кругов по дорожке стадиона и норматив сдан...
   Тоже мне - стадион...оранжереи на "Хотире" были и то больше...
   Дыхание-дыхание-дыхание...
   Говорят, что когда открывается второе дыхание, становится абсолютно безразлично и дистанция, на которую бежишь, и время самого бега, и даже темп "дыхалки"...
   Вот Байди, к примеру, мог песни петь во время бега...голос у него певучий был...И анекдоты мог на бегу рассказывать, за что его Наставник Стретгор уважал...за всестороннюю развитость...
   Бывало- бежим мы нашим пятым отрядом, все в разнобой. Тут Наставник командует: Шутка!
   Байди начинает что-то рассказывать...а истории у него были заводные...кто в хвосте тащится- подтягиваются...боятся пропустить суть веселья... а потом всем отрядом смеемся, совсем дыханье сбивая...
   Байди...высокий, черноглазый... девчонки по нему с ума сходили... с третьего отряда...Клара?.. да, Клара... к нему все в напарницы набивалась... Клара... а подружка ее- Света была... за Байди лицо ей расцарапала. Вот она- ревность...
   В пятом отряде нас было двадцать человек.
   А помню только пятерых... с кем постоянно общался... а где они теперь?...как на "Горномор" попал- даже не знаю...где они...как они...
   Сурен мечтал на бронеромбах служить. С его ростом он как раз на штурмовики и попадал... вообще, жители Женганго никогда не были высокими. Там у них какая-то мутация. Даже у эмигрантов уже второе поколение рождается низкорослым. Но коренастое, с почти черной кожей...Вот ведь какая у них там жизнь... мир, где люди вынуждены с самого рождения употреблять какие-то "буферы", для смягчения влияния внешней природы на свой организм. Иначе - через еще два поколения- процент врожденных патологических осложнений с высоким смертностью...
   Гинзор ...сокращенно- Гиз... на артоп хотел попасть...в голове у него были те же идеи, что у нашего Андрея ...артоп- это сила!.. это еще до Войны он так думал... угадал, значит...
   А мне все равно было куда идти- лишь бы сидеть за орудием и чтоб никто меня не дергал по пустякам...
   Так. Полкруга пробежал.
   Дыхание...дыхание...
   Наташка Шевцова, отличница группы ... веснушки по всему лицу, даже на кончиках ушей были... все фрегатами грезила. У нее брат на "Гордость Юйякры" служил. Судя по рассказам Наташи, бил пиратов не щадя.
   Фрегат... красавцы-корабли, до сорока РПГ. До четырехсот человек экипажа!..
   Интересно, а вдруг Наташка была именно на том фрегате, что нас встретил?.. представляю, что моя бывшая сокурсница смотрит на меня через актив и ждет команды на выстрел...бр-р-р...
   -...артоп "Горномор". Вы вторглись в астроторию планеты Мирион. Вы не имеете права...
   -Слушай, сынок. Это я- капитан "Горномора"- Полосков. У меня леброкс в резонансе, меня выбило с энго. У меня нет искры на фотонниках. И если через пять минут ты мне не дашь коридор до своей планеты, я сожгу тебя на месте по закону военного времени. И за то, что ты мне не помог, как брату по оружию...
   -"Горномор". Здесь санитарная зона, кириндит...
   -Ты думаешь- я тебя не вижу в этом облаке пыли? ДАЙ МНЕ КОРИДОР! СЕЙЧАС ЖЕ!..
   Живо подошли, взяли под охрану... испугались Полоскова...правильно...крысы тыловые...
   Все! Есть первый круг!
   Со скамьи трибун мне навстречу выскочила Эйя. В руке- секундомер, поза- ожидание рекорда. Вся такая спортивно- красивая.
   -Давай, Лев, поднажми!
   Ага. Сейчас поднажму... тебе хорошо говорить- ты родилась и выросла здесь, при этой полуторной силе тяжести. А я к ней не привык. Да и вообще- на "Горноморе" G всегда была ноль- восемь. Усредненный стандарт гравитации...
   Сила притяжения делает тела мирионцев плотными и сбитыми. Но с годам старит женщин- большая грудь уже в тридцать немного отвисает, появляются нежелательные морщины...Эйя еще как-то держит себя в форме, но некоторые особенности силы тяжести все-таки видно...
   Не могу я бежать на втором дыхании...нету у меня ее...
   Надо бежать три километра- рассчитываю силы на три километра. Надо на пять- на пять. А так, чтобы- беги на три, а потом- ой, а надо еще два- нет. Я падаю и задыхаюсь...
   Эх, Байди...учил он меня дышать, да не успел...
   Хорошо, что на тренировках с "погружением" не надо напрягаться...ух!.. бассейн...пробегусь и уговорю Эйю пойти на "погружение". И пот с себя смою, снова окунусь в воду...Степаныч разрешил...
   Неделю назад отбрыкался...
   -Молодец , Энгонавт. Тело у тебя обновленное, но мышцы все помнят. И дышишь в скафандре ты правильно...
   Ну еще бы. Я в скафандре спать могу, не замечая ...
   Дыхание-дыхание...
   Эйя сидит, смотрит на мой бег. Ага. На трибуне рядом появились мальчишки. Вон тот в синей футболке- Женька. Трехлетний мирионский сорванец. Сын заведующей по этажу- Анарди. Избалованный любопытством ребенок.
   Анарди привела его в госпиталь, чтобы показать сыну живого энгонавта...это нас, военных, так называют. Все думают, что мы воюем исключительно в энго- пространстве...они вообще мало знают о Войне...
   Когда Женька в первый раз пришел ко мне, он был шокирован.
   -Где твой герметический костюм?
   -Чего?- не понял я.
   -Скахандра,- уточнил он сурово.
   А, ну понятно.
   Снял, говорю.
   -А ваше имя- Гагарин?
   -Нет. Лев. А кто такой Гагарин?
   -Ты энгонавт и не знаешь это имя?
   Миллионы вопросов, едва успеваю ответить.
   -Почему ты большой, а как маленький ешь пасту и желе? А почему нет волос? Вчера у тебя тут была царапина- а сегодня ее нет. Почему?
   Я отвечаю. Потом еще. Потом еще, еще, еще и еще. Едва успеваю, слов в начале не хватает, но спасает бессонница- пока все спят обдумываю ответы...на завтра успеваю ответить на часть...После двух месяцев искусственной комы спать совсем не хочется. Да и Анарди дежурит день через день. Успеваю собраться мыслями и терпением.
   Вчера она ко мне подходит.
   -Лев, прекратите врать ребенку.
   Я? Вру? Когда?
   -Вы недавно рассказывали ему, что ваши пушки стреляют деньгами...
   Нет. Я сказал , что выстрел это- мегаватт. А он спросил- это как деньги? Да, это те же деньги. Только больше и сильнее. И не ваши, кормузки...смешное название для валюты Мириона... а Имперские.
   -Он вчера собрал какую-то мелочь по дому и бросался во дворе в мальчишек. В энго- стрелка играл...Лев, пожалуйста, если вы что-то рассказываете - подумайте о последствиях.
   Ну конечно.
   Мирион- страна материнских инстинктов. Порой- нереализованных.
   Контролирование рождаемости с помощью религиозных течений, с помощью программ "здоровая семья- здоровый малыш". И еще Евгеника.
   Хотите стать семьей? Пожалуйста. Есть два пути.
   Вы женитесь. А потом вы узнаете, что вы не можете иметь детей ...ну там, из-за несовместимости, из-за ущербности одного из супругов, из-за травмы какой-нибудь... но -увы!- разводится нельзя. Религиозный запрет на второй брак... Усыновит- удочерить- можно. Своих- нельзя.
   Второй путь- сдаете кучу анализов, биометрику, ДНК. И если вам повезет, и у вас есть вероятность рождения здорового ребенка- вы создаёте семью. Играете свадьбу. Венчаетесь. Проходите через сдахту. Называйте как хотите. И с этого момента вы становитесь в очередь на право репродуктивности. То есть право родить ребенка. Именно тогда, когда подойдет очередь. Раньше- нельзя. Штраф...
   Есть полкруга...Есть...сил хватит еще...
   ...а позже- нельзя. Упустили время рождения...Евгенистам все равно, по какой причине.. всё! Очередь перешла к другой семье.
   Поэтому на планете всего девяносто миллионов. В четырех городах- куполах. И куча несчастных людей, не познавших радость отцовства и материнства... поэтому все дети тут так избалованны...
   А я? Был бы тут- баловал бы своего? Конечно...наверно... не знаю...
   - ...Ты знаешь, Лева, я беременна...
   -От кого?.. извини, не подумал...ляпнул первое попавшееся...значит, там в лифте тебя действительно тошнило?...токсикоз, так называется?
   -Да. Только...
   -А как же артоп? Ты не сможешь долго служить- Полосков узнает...
   - Лева, о чем ты? Я списываюсь на Поверхность...
   -Нет!
   -Почему- нет?! Лева! У меня будет ребенок! Какой артоп?!..
   -Элла. У меня контракт еще не окончен...но наш ребенок...
   -Погоди. Вот именно о ребенке хочу сказать. Он не твой, Лева...
   Дыхание-дыхание...
   Дыхание!!!
   Элеонора...
   Есть круг.
   -Лева! Еще три круга!
   Да знаю я...
   -Эрлебо Лев! Мы с тобой! Эрлебо Лев!- загалдели мальчишки на трибуне, когда я пробежал мимо них.
   Ну, Женька...собрал ватагу... каждый день, как на чудо приходят смотреть...чудо- это я.
   Эрлебо... когда появилась возможность , я спросил у Эйи.
   -А. Что. Такое. "Эрлебо". Вопрос.
   -Это обращение к мужчине.
   -А. К. Женщине. Вопрос.
   -Саарбо.
   -Саарбо. Эйя. Так. Да,- я попытался улыбнуться, но тут же пожалел об этом- не омолодившаяся кожа на лице уколола в местах морщинок.
   -Нет,- серьезно сказала Эйя,- я замужем. Я эрсарбо.
   Голова кругом идет от этих саабро, месабо,эрлебо... а муж- кто? Клерк четвертого звена, работает в Центральной Сфере... так я узнал о том, что города это не просто купол, а комплекс куполов, каждый по несколько километров в диаметре.
   -А. Как. Зовут. Женатых.
   -Эрлебо. Всех мужчин зовут эрлебо...
   Матриархат.
   Дыхание-дыхание...
   В голове замкнулся круг мыслей и мысли побежали по накатанной колее, по- новой.
   Байди как-то рассказывал, что когда второе дыхание наступает... нет...не хочу думать о втором дыхании...тут свое-первое- не потерять...и солнца эти жгут нещадно...не хватает им тепла от своего Олганда, нет- запустили свои...вон они, висят по самым потолком купола...гирлянда...
   "Хомо дошел до того состояния прогресса, когда силой мысли способен зажечь солнце в холодном мире".
   Ага. Это здорово. А вот куда температурный регулятор дели, горе- термоядерщики?...ох, жарко...
   Вон еще две эрсарбо подошли. Расселись в тени перголы. Представление им тут- энгонавт сдает норматив по бегу трусцой...расселись, смотрят...ага. Знаю я их... Та, что с прической "водоворот"- жена лоцмана Мирионского караванного конвоя. Имя не знаю. Запомнил только из-за того, что хвастается званием мужа налево и направо. Как будто она его научила астронавигации. Глупая и взбалмошная.
   Подошла вчера ко мне, сама надменность.
   -Когда Война кончится, мальчик?
   Это у них здесь такая манера общения- ни "здравствуйте", ни "извините", ни "а можно вас на минутку отвлечь"... можно подойти к любому горожанину и сходу ему сказать...ну там...всё "привет!" в голову лезет...ага, как я вчера:
   -Прическу поправь, а потом вопросы задавай!
   Мальчика нашла. Я для нее, и в правду,- мальчик. Ей лет тридцать. Здешних тридцать. А наряженная, как будто хочет быть моложе Эйи...
   Когда кончится?.. А когда все обратят внимание на Войну...а не так как тут- сидят, рукой машут...Война, мол, не про нас- сами разберетесь... а вы что тут- уже не Империя? А тогда отдайте фрегаты. Пусть идут за нами- патрулировать Нейтральную Зону...что? А караваны, скажете? Кому нужен ваш кириндит, если под пятой хо-дракц будете?
   Кстати. А есть ли у них пята?
   Знаю, что пальцев у них по три, на каждой ...лапе. А лап - двенадцать. Но не у всех. Это у низшей касты...общество у них делится на несколько слоев...тоже мне- общество пауков...но чаще всего нам показывали по стерео этих...желто-синих, с восемью конечностями.
   -Обратите внимание, хомо. На нагрудных пластинах этого хо-дракц оранжевый круг с черным треугольником. Этот хо-дракц относится к касте "солдат-пехотинец". Три недели назад наши истребители- бронеромбы смогли предотвратить попытку высадки крупного десанта на Родеррак. Десантные транспортники удалось уничтожить...
   Дыхание...Глубже вдох. Сильнее выдох...
   -... часть противников, которая смогла выброситься с гибнущих кораблей, была захвачена в плен.
   Паук как паук. Только большой....рост...в высоту- два метра. На прозекторском столе, распятый на зажимы брюхом к верху, он еще больше кажется... При этом он еще дрыгается на столе, что-то пищит...
   -это у них пищевод...это у них рудиментальный мозг- он отвечает за конечности...аналогично нашему спинному мозгу... а это- основной мозг, посмотрите как он выглядит...
   Фу-у...гадость...
   Ох, я чуть не сбился с темпа...
   -Еще один круг!
   -Эрлебо Лев! Еще один круг!
   Я нашел в себе силы и помахал рукой.
   А, и эти тоже мне машут. Две престарелые эрсарбо.
   А вон та, с завитушками... так я ее знаю. Она же моя соседка по этажу- через три двери ее палата.
   Как-то пришла ко мне с Эйей. Принесла мне новенький респиратор- маску фирмы "Урдано".
   -Я слышала ты с Шентаваене?
   -Что надо?- говорю. Пора на их манеру общения переходить.
   -Вчера муж оттуда прислал,- тычет мне респиратор,- а тут какой-то набор гопкалитовых клапанов. Не понимаю зачем.
   Я взял в руки "урдан". Мы с такими в увольнительную ходили. Два года назад на Шентавейне мода была на такие маски.
   -А сменка зачем? - это уже Эйя спросила.
   У этой модели слабые фильтры... Но ценился молодежью за то, что стандартные гопкалиты на щеках можно легко снимать и заменить на другие, цветные. Подростки Шентавы даже условные сигналы выдумали...
   Я открываю коробку. В ней лежат клапаны...Радужный - "не прочь заняться сексом", черный- "за мужем", и фиолетовый - "жду любимую (любимого)"...
   Да ваш муж- романтик, говорю....почему?.. Да вот- смотрите...объясняю значение каждого цвета...
   -А "одинока"?- спросила вдруг эрсарбо, голос даже подобрел как-то...
   Не помню...кажется, синий...
   -А ты какие носил?- поинтересовалась Эйя.
   Никакие... В Училище мы ходили без "Клыков"...так мы эти намордники называли . А в Город нам давали только респираторы с идентификационным кодом на скулах...так страпорам легче считать о нас все что надо, не принуждая к снятию "клыков".
   ...дыхание...уже немного осталось...
   ...опять, наверно, что-то узнать хочет на счет респиратора... что там еще можно?.. а, сменить наверно цвета... поддеть клапан ногтем, подождать пока индикатор не сменит цвет на красный... потом вытащить панельку...вставит новую... до щелчка... подождать пока не вспыхнет зеленый...
   ...зеленый свет...зеленый темп... что я говорю...то есть- думаю...задыхаюсь, вроде...
   Еще...еще...еще...
   Круг!
   Последний круг!
   ... бегу... главное правильно бежать...
   ...еще немного...и можно отдохнуть... кто это так сказал?.. "можно отдохнуть..." Кто-то говорил мне эту фразу...
   Причем говорил не совсем человек...Отто?...нет, интонация не та...была такая безъэмоциональность в этой фразе...но, между тем, чувствовалось превосходство над ситуацией...
   Умник!.. точно...
   -Ты понял, что я все равно не оставался бы в накладе?
   -А этот исход ты предполагал с самого начала?!
   -Один из немногих...теперь можно отдохнуть...
   ...Вот эта фраза...
   -Что же теперь будешь делать?
   -Пока я нахожусь под защитой- побуду тем, что зовется " ремонтная станция "Бродяга"...
   -Но ты, как часть "Хотиры", останешься?
   -А как же...Удачи, тебе, капитан...
   Удачи, Умник...хитрый кибермозг...
   ...Еще... вдох...вы...дох...еще...
   - Всё!
   Я пробежал мимо Эйи еще несколько метров и тяжелым мешком повалился на дорожку.
   В горле все было сухо. Я шумно начал втягивать в себя воздух и закашлял. Такое ощущение, будто в горло насыпали вот этот песок и заставили проглотить. Все болит. В ногах слабость.
   -Молодец, Лев.
   Она подошла ко мне так, чтоб на меня легла тень. Я поднял глаза.
   -Больше не побегу.
   -Больше и не надо. Пять кругов,- она потрепала меня по короткому ежику на макушке и отошла.
   Я поднялся и не разгибаясь до конца подошел к ближайшей скамье, сел.
   Шлепая подошвами сандаль ко мне подскочили мальчишки.
   -Эрлебо!- важно сказал один из них, видимо самый старший, и протянул мне руку.
   Ого. Культурный прогресс. Я пожал ему ладошку.
   -Трудно бегать?- сочувственно спросил еще один малыш.
   -В начале- да,- ответил я,- а потом легче...погодите, малыши...отдышусь... Я уже привыкаю... к вашей силе тяжести...и вашим солнцам,- я махнул рукой на "гирлянды",- так что...все хорошо...
   Подошли еще два и с ними Женька. Тот, старший, покосился на друзей, сделал им какой-то едва заметный знак.
   - А правда...
   Ну вот. Началось. Дайте отдышаться-то, любопытные.
   -... что есть миры, где можно выходит за город без намордников?
   -Правда,- ответил я,- там воздух чистый... Без ваших примесей...
   Мальчишки переглянулись. А Женька гордо приосанился.
   - А правда, что зима там длится всего полгода? А потом наступает жара.
   - Весна... Потом наступает весна... А потом лето... И осень... А потом- снова... зима,- я встал и помахав раздувшемуся Женьке, пошел к Эйе.
   Она сидела на корточках, и поглядывая на табло секундомера что-то записывала в свой информ.
   -Пойдем ?- я сделал глубокий вдох-выдох.
   -Да-да,- Эйя закончила ввод и встала.
   Ее большие голубые глаза оказались вровень со мной. Эйя не сводя с меня взгляда, немного прищурилась. Я напротив- сделал "большие" глаза и наклонил голову. Просверлим-ка дыру .
   Я почувствовал сладкий запах ее духов и невольно улыбнулся. Приятный запах. Хорошо, когда не бегаешь. А от меня наверно, потом прёт...
   -Эрлебо Лев,- раздалось сзади.
   -Я тут,- не отрываясь от Эйи, отозвался я.
   -К вам пришли.
   Я обернулся.
   Со стороны входа на стадион ко мне шел мужчина в белоснежной форме Военно-Космического Флота. Брат по оружию, так сказать. Походка была легкой, что говорило о том, что к местному G он уже привык. На боку, на поясе, в черном футляре у него был респиратор- обязательный атрибут для временно- прибывших и гостей планеты. В руке небольшая коробка.
   Когда он подошел поближе, стало видно, что ему около тридцати стандартных. Легкий загар, карие глаза, узкий подбородок. На груди блестел синий ромбик с цифрой "два".
   Подойдя к нам вплотную, он козырнул мне и едва заметно кивнул Эйе. При этом движении Женькина ватага затихла, замерев, чтобы спустя пару секунд разразится детскими криками восторга.
   -Не обращайте внимания,- посоветовала военному Эйя, имея ввиду детей.
   - Ромб-2, Семенов Александр, - медленно выговорил "гость", и скороговоркой добавил,- артоп "Горномор", оператор-наводчик шестого орудия.
   Здорово. Новенький с "Горномора". Головного убора у меня не было и я просто кивнул. На место Диксона, значит.
   -Ромб-4, Бонки Лев, артоп "Горномор", оператор-наводчик седьмого орудия,- и добавил,- был.
   Александр удивился и протянул мне коробку.
   -Почему -был? Здесь твоя форма, Лев,- он выудил откуда-то тубус электрона,- тебе сообщение от бронемастера Стеклова.
   Факсимильный штамп "Горномора" сверкнул на солнцах яркой вспышкой. Я взял коробку, сунул под мышку электрон и мы двинулись в сторону госпиталя.
   Понятно...
   Эйя отошла в сторону трибун и легко взбежала наверх по ступенькам, на верхний ряд кресел. Женькина банда шла сзади на почтительном расстоянии и о чем-то негромко перешептывалась.
   -Давно с "Горномора"?- поинтересовался я.
   -Только что,- быстро ответил Семенов,- Извини, Бонки, я здесь только для того, чтобы передать это. Мне надо еще в двух местах побывать...так что если есть срочные вопросы- задавай.
   Мы остановились.
   -Как артоп?
   -Ходовые испытания окончились три дня назад. Идет энго-калибровка,- как на экзамене отчеканил Семенов.
   -Как моя семерка?
   -Узнаешь с электрона. Бронемастер сказал, что все, что касается седьмого орудия- в электроне.
   -Сам-то откуда?- я попытался остановить его уставную манеру ответов,- да расслабься, Саша. Не на "Горноморе" же...да и там так не разговаривают...
   Ромб-2 улыбнулся одним уголком рта.
   -Отсюда я,- улыбка стала шире,- с Мириона.
   Ну теперь понятна и его походка и загар. И манера растягивать начало фразы.
   - Ну, беги,- я подмигнул,- к родителям?
   - К жене,- ответил Саша и пожав мне наскоро руку пошел в сторону выхода со стадиона.
   -Эрлебо Лев,- подал голос какой-то мальчишка.
   -Ну что тебе?
   - А на его спине гриб странный нарисован. С фонариками и иголочками. Почему?
   Гриб. Скажут еще...
   Правда, Мила, жена Костяка-Толстяка, в свое время приняла этот стилизованный рисунок за медузу. А с этих детишек что взять? Океанов нет, моря почти промерзли. Они, наверно, и слова такого не слышали- "медуза"
   -Это не гриб, дети. Это мой артоп "Горномор".
   -Артоп!- восхищенно повторили дети.
   -Артоп!- словно пробуя на вкус новое слово.
   -"Горломорд"!- важно сказал Женя.
  
  
   IV.
  
  
   "Лев Бонки.
   Неделю назад доктор Эйя Чавец поставила нас в известность, что курс восстановления вашего здоровья подходит к концу. И что ваше здоровье в целом соответствует положенному вашему рангу норме. В связи с этим хочу сказать следующее:
   Через стандартные сутки ремонтная бригада закончит замену вашего орудийного отсека номер семь на аналогичный тип модели РПГ. По окончании реабилитационного периода вы обязаны прибыть на "Горномор" для утверждения акта приемки оборудования. Проводные документы будут ждать вас на космодроме "Стормаргн".
   Считаю нужным напомнить также то, что согласно внутреннего устава всем членам экипажа космического корабля Военного Флота Империи за время проживания, на время госпитализации, а также при покидании планеты для прохождения дальнейшей службы- ЗАПРЕЩЕННО совершать ЛЮБЫЕ валютные операции на территории самой планеты, на ее орбите, а также на орбитальных спутниках и станциях, относящихся к данной планете, но имеющие хождение той же денежной единицы, которая официально используется на самой планете, кроме Имперского ватта. Я надеюсь, что вы избежали этого соблазна, порочащего честное имя офицера космического флота. Тем более, что эта единица- кормуз- принимается не во всех банках Империи.
   Каренин Павел отправляет вам с электроном ваш парадный мундир стрелка истребителя тяжелого класса "Горномор". Надеюсь, увидеть вас в форме.
  
   Артоп "Горномор". Регистрационный номер 4522008-ст-3078..."
  
  
  
   Эйя была права. Я уже отвык жить на Поверхности. Я действительно променял Поверхность на Палубу.
   Но не могу я так - здесь постоянно надо что-то надо держать в карманах, что-то в голове, все время носить с собой "намордник", на всякий случай, и еще тубус с деньгами (а имперские ватты здесь дороже местной валюты). Потому что надо за все платить, платить, платить. Даже за воздух, зараза.
   Три дня назад, ко мне в палату пришел какой-то инспектор и сняв показания с моего личного респиратора вдруг обложил меня налогом в 25 киловатт.
   - И за что?- не понял я, вскипая.
   - Налог на воздух,- улыбаясь, словно он вел разговор с глупым ребенком, инспектор вытащил информ и ткнул в какой-то параграф.
   Я заметил только "...лица, не являющиеся гражданами планеты Мирион и не использующие личные фильтрационные маски... " и вспомнил Сайеру. Там тоже с нас драли деньги за то, что "...дышим через рот, а не через вату", как орал тогда возмущенный Диксон.
   В итоге инспектор ушел от меня довольный, а я остался злой.
   Но вот пришел электрон посланный Стекловым.
   Я открыл рюкзак с электроном, повертел его в руках. Прослушать еще раз или не стоит?
   "...замена орудия..."- передразнил я Вячеслава Евгеньевича.
   На сегодня у меня запланировано будет много дел...надо начать процедуры выписки. Время не ждет.
   Поговорив с главврачом, сошлись на том, что в ближайшие сутки мне проведут экспресс-анализ. А послезавтра - соберут комиссию "...по идентификации Хомо на причастность его к биологическому виду, имеющий абсолютную чистоту происхождения от двух разнополых Хомо".
   Хотя, последнее- это просто формальность. Как признался Степаныч- все, кто попадает на курсы, с самого начала проходят эту идентификацию. Чтоб ненароком не опозорить честное имя Аарона Холикова ( судовой врач Первого Звездолета "Ролемонд") тем, что восстановили "куклу".
   -Был бы клоном- тебя давно бы уже вышвырнули с Мириона,- Степаныч хлопнул меня по плечу,- И так своих ртов хватает, корми тут еще одну нежить.
   Предстоят три суетливых дня.
   В палату вошла Эйя. Из-за ее неслышной поступи, а она ходила именно так, я не заметил ее появления. Когда я не глядя хотел включить освещение в палате и потянулся к включателю, доктор ловко поймала мою руку и толкнула назад ладонь. Я вздрогнул от неожиданности.
   -У-у,- наигранно потянул она,- а я думала энгонавты обладают стальными нервами.
   Я сделал серьезную гримасу:
   -Да! Но только там,- я ткнул в потолок,- а не тут,- с наигранным пренебрежением я махнул в пол. - у вас тут кто-то кряхтит за стеной, какие-то дети постоянно подбегают с вопросами, какие-то тетки приходят на стадион и смотрят на меня как на скаковую лошадь. А только начинаешь засыпать- начинается гудение кислородных плотин. Брр!
   Я дернул плечами.
   -Что такое лошадь? - поинтересовалась Эйя.
   -Не помню,- признался я,- животное какое-то было...но так говорят.
   Я сел на койку и закинул руки под голову.
   -Это- планета, Лев,- улыбнулась Эйя,- здесь почти всегда так. Я вообще удивляюсь вам всем- как можно месяцами жить внутри железного корабля? Неужели вы не скучаете по свежему воздуху, дождю, ветру? Хомо создан для далеких горизонтов,- она грустно посмотрела в окно, за которым гудела громада города,- а не для стенки перед лицом, потолком над головой и водой из опреснителя.
   -И это говорит человек, проживший всю жизнь на Мирионе? Никогда не выходивший за пределы Купола?
   -Причем здесь город, Лев? Я говорю о Хомо вообще. Ведь не для того мы покоряли Космос, чтобы при первой же возможности бросать планету и добровольно запираться в артопе?
   -Это ты про то, что я хочу первым же рейсом вернуться на "Горномор"?
   Я встал и подошел к шкафчику, где висела мой мундир. Уперев руки в бока, постоял так несколько секунд и повернулся к доктору.
   Эйя уже села на край койки и только сейчас я заметил, что она за спиной прячет какой-то сверток.
   Надо будет- покажет. Не факт, что то, что прячет- для меня. А быть излишне любопытным- не красиво.
   -У нас с вами на самом деле много общего, чем кажется на первый взгляд,- я сунул руки в карманы шорт,- только наш корабль меньше вашего в тысячи раз. У нас там броня, звезды. У вас- Купол и солнца. Мы не можем покинуть артоп без скафандра. А вы- купола без этих фильтров. У нас как и у вас- нет смены года. Все вокруг искусственное, культивированное, адаптированное.
   В подтверждении своих слов я махнул в сторону полосы лесопосада- с третьего этажа можно было видеть половину территории лечебного заведения, засаженную деревьями. Между ними прогуливались взрослые, весело и беззаботно играли дети. И те и другие, видимо, тоже пациенты этого заведения. За невысокой стеной зелени виднелась еще одна темно-коричневая полоса флоры- толстокожие деревья, с почти отсутствующими листьями, с толстыми иглами вместо них, невысокие, но, говорят, с очень крепкими и цепкими корнями.
   -Даже эти деревья, которые я считал - местными,- добавил я.
   Чавец скованно рассмеялась.
   -Местные деревья подарили гены привезенным соснам. Без этого ни те, ни другие просто не выжили бы на замерзающей планете,- Эйя потянулась и под ее халатом на миг проступила большая грудь,- Не всё, Лев, в нашем мире искусственно создано. Ты так говоришь, потому что в зоопарке не был.
   Ну да. Вот только в зоопарке все настоящее. Здорово.
   -Так! Сегодня я сдам анализы на идентификацию,- объявил я,- физически я уже готов. Так? Значит- пройду комиссию у евгеников, получу документы и вернусь на "Горномор". Если все будет хорошо- через три дня я буду уже наверху.
   -Ты так начал торопиться из-за пришедшего сослуживца?
   Вместо ответа я откинув одеяло, вытащил на свет электрон. Провернув идентификационную пластину подушечкой большого пальца, я активировал его на воспроизведение. В комнате раздался спокойный голос бронемастера.
   Эйя прослушала электрон и спросила:
   -А что он имел ввиду, говоря про валютные операции?
   -Без понятия. Может, был какой-то инцидент?
   Эйя пожала плечами.
   -И поэтому ты торопишься туда?- палец в потолок.
   -Да.
   -Почему?
   Тут меня прорвало
   - Потому что это только в отчетах так пишется- ваш отсек заменен на аналогичный. А сколько труда стоит за этой строкой в отчете? А сколько при этом затрачено времени на то, чтобы просто добраться до поврежденного отсека через броню защиты? А сколько времени необходимо, чтобы отсоединить силовые, оптико- волоконные, рондерные (и еще не известно какие) кабеля и провода? А сколько потрачено времени на откручивание, свинчивание, отрезание крепежных конструкций, чтобы наконец подготовить отсек к извлечению? И это только демонтаж одной, пусть и особо важной, поврежденной части артопа. Представляешь?
   -Нет,- смеясь ответила Эйя, скрестив руки на груди,- я врач, диетолог.
   -Пойми, что монтаж занимает дольше времени. Мало просто "вставить" новый орудийный блок. Нужно чтобы он стал полноценной частью боевого организма, каковым до этого был его предшественник. Это уже время наладки-подгонки,- я отчаянно жестикулировал, как бы показывая процесс сборки пушки,- подгонки под конкретного стрелка.
   Глядя на эти пасы, Эйя фыркнула.
   -Пошляк,- пошутила она.
   Я не понял почему, но руками махать все же перестал.
   -И пока сам стрелок не скажет "добро", капитан не спешит подписываться под актом замены оборудования. Это неофициальное правило во всем Флоте, и все это прекрасно понимают. И мы стараемся не красть друг у друга драгоценное время,- закончил я.
   -Ну теперь все ясно,- она откинулась на спинку койки, но видимо сверток впился ей в спину- сразу выпрямилась,- но сегодня вряд ли что получится,- с сомнением добавила Эйя.
   -Почему?- не понял я.
   -День Траура,- многозначительно "объяснила" Чавец,- после обеда...через час... запланированные общегородские учения. Государственные организации не работают.
   Я остановился.
   -Что за странный траур?
   -День Траура по погибшим...- Эйя встала и поправив за собой койку, пояснила,- несколько лет назад землетрясение было. Купол треснул и часть мирионской атмосферы попала во внутрь. Погибло несколько десятков человек. А,- она махнула рукой,- не думай. Просто каждый год это отмечается. Проводятся внеплановые аварийные учения и так далее. Тебя как инопланетника это не касается. Госпиталь защищен от катаклизмов.
   Она кивнула в сторону шкафа, намекая на стоявшую в ней "бутылку"- пластиковый контейнер, по форме слегка напоминающий человека. В случае чрезвычайной ситуации его можно было легко надеть на себя. К нему прилагался дополнительный "намордник", чтобы человек имел в запасе хоть какое-то время, пока его не найдут спасатели. Для меня, как стрелка артопа, "бутылка" была явной пародией на скафандр, и своим видом унижало всякое достоинство того энгонавта, который наберет смелости одеть ее на себя.
   Я уж лучше в окно выпрыгну (с респиратором, конечно), чем закупорю себя в этот пластик.
   -Так что решил?
   -Завтра ваш "День Траура" кончится?
   -Завтра -да.
   -Поэтому сегодня в госпитале так малолюдно?
   -Если есть возможность- надо переждать учения внутри дома. А то поймают на улице- отправят в газовое убежище. Или еще куда-нибудь. Поэтому люди стараются в этот день никуда не ходить. И поэтому я назначила твой кросс на сегодня. Иначе бы половина госпиталя собралось, поглазеть на тебя.
   Эйя вытащила из-за спины сверток на свет. "Клык".
   -А я вот что купила.
   -Откуда?
   -Мода на "Урдано" и до нас добралась,- немного смутившись сказала Эйя.
   -Не удержалась и купила?- я взял у нее респиратор и привычно осмотрел его,- не жалко ваттов?
   Стандартная модель, на 300 часов. Я проверил фильтр, уплотнители, датчики загазованности и вернул хозяйке.
   -Один раз можно потратиться,- Эйя подошла поближе,- и пару сменных клапанов прикупила.
   Я только сейчас, при ее близости ко мне, снова почувствовал аромат ее духов. Но в отличие от тех, которыми она пахла на стадионе, у этих запах был более нежен.
   -О,- потянул я,- хочешь- сразу поменяю.
   -Да-да,- она достала из кармана две упаковки ,- я пыталась сама , но не получилось.
   Я открыл фильтр и поддев ногтем уплотнительный слой снял заводскую- серого цвета- "щеку".
   -Какую поставишь?
   -Эту,- она распечатала первую,- синюю.
   "Одинока"?
   Ах, ну да. Когда я объяснял той эрсарбо про смысл цветов- сигналов, Эйя, видимо, тоже что-то запомнила. Или нет.
   -Это цвет одиночества,- на всякий случай предупредил я.
   -Я знаю,- тихо, почти шепотом ответила Эйя.
   Я мысленно ухмыльнулся. Муж Эйи работал в центре города и вряд ли узнает, что его жена решила поэкспериментировать. Хотя- не мое это дело. Я вставил "одиночество" до щелчка и включил датчик. Тот, мигнув пару раз, засветился зеленым- все нормально. Замена "щеки" прошла, герметичность респиратора при эксплуатации остается надежной.
   -Если хочешь- можно сразу сменить и вторую.
   -Да,- Эйя протянула мне вторую - радужную- пластинку.
   Я поднял глаза и встретился с пристальным взглядом Эйи.
   -Это- ставить?- вдруг охрипшим голосом спросил я.
   -Если всё понял, то уже не обязательно,- спокойно ответила она и приподняла края левой брови.
   Я отложил "Клык" на тумбочку и еще раз посмотрел Эйе в глаза.
   -Радужный- это "хочу...",- начал было я.
   -Помолчи,- сказала Эйя и закрыла мне рот ладошкой.
  
  
   V.
  
  
   Через толстое стекло витражей я смотрел как взлетно-посадочное поле космодрома постепенно покрывается белым порошком инея. За какие-то два часа снег полностью покрыл все- от самого здания космодрома "Стормаргн", до далекого горизонта. Величественные останки Первого Звездолета, бессильно пытавшиеся дотянуться до покоренного ими когда-то неба, в начале превратились в заснеженные скалы, а потом полностью скрылись за пеленой идущего снега. Видимость упала до километра, и теперь со своего места я едва мог различать центрифуги гравитационных катапульт.
   Не смотря на ухудшение погоды и начало ночи, они темным силуэтом продолжали выделяться в этой пелене. С периодичностью в двадцать семь минут неизвестная мне сила в буквальном смысле стряхивала налипший снег с установок (в ожидания объявления рейса пришлось развлекаться тем, что засекал время между каждым встряхиванием ). Выглядело это так, как будто катапульты просто взрывались во все стороны белым облаком. Ветер подхватывал снежинки и относил прочь от негостеприимной снегу установки и предо мной опять возникал темно-синий силуэт катапульт.
   Сидящие около меня люди, как и я ожидающие прибытия опаздывающего уже на сутки челнока с орбиты, увидев начало снегопада без всякой спешки вытащили с походных баулов утепленные одеяла. Развернув пластиковые кресла в кушетки они вытянулись во всю длину тела и, побормотав между собой минут пять, тут же уснули.
   Им-то что- они этот снег всю жизнь видят. И уже видеть его, наверное, не могут.
   Я повернулся боком к витражам и лег поудобней. Может быть и мне удастся уснуть?
   Хотя вряд ли. Сегодня - точно нет. Будет только эта легкая и опостылевшая полудрема. Отведенный человеку запас сна я набрал на недели вперед. А с этим "сутками", которые длится почти в полтора раза больше привычных- вообще на полгода.
   Я с надеждой вгляделся в заснеженное поле, надеясь разглядеть хоть что-нибудь, что может намекнуть на скорый взлет. Но опять- только снег. И эта долгая мирионская белая ночь.
   Спасибо, конечно, что приютила наш артоп, что вылечила меня, что помогла всем нашим.
   Но нельзя так долго удерживать гостей. Тем более против их воли.
   Нариман и Кубич, например. Им еще долечиться надо, а они рвутся с госпиталей уже неделю. И только бдительные стражи порядка, предупрежденные медиками, возвращают их то с вокзалов, то с аэропортов. С трудом, но привозят. Ну еще бы. Кубич в Академии был чемпионом по субаксу, а Нариман- мастер по кабору.
   На счастье старпоров у одного еще не до конца срегенерирована левая рука, у другого- коленный сустав.
   Я понимаю наших. Надоело им.
   Я вот торчу тут второй день.
   Денег почти не осталось. Не из-за того, чего боялся Стеклов- честь мундира я не уронил. У меня хватило мозгов не менять наградные за сбитый мерц-мхеро. Пока я лежал в растворе- набежали надбавка за ранение, небольшой процент страховки и остаток капитала с прошлых затрат на Лепро. Всего вышло 544 киловатта. Да, пару раз в госпитале ко мне обращались с подобным предложением (курс- один ватт к двадцати кормузам),но я просто отказался. Так как я не имел понятия что и сколько стоит за пределами медцентра.
   Траты возникли здесь- пока откроют стартовое окно, пока распогодится- приходилось питаться в местном ресторанчике, спать где получиться, менять пропотевшую одежду в маленьких раздевалках космодромных магазинчиков.
   В детстве мечталось быть независимым и самостоятельным. И вот- на какие-то сутки оказался вне системы, которая заботилась обо мне все эти годы,- я уже сыт этой независимостью по горло.
   Кстати о детстве.
   Я поднял руку. Маленький шрамик на второй фаланге указательного пальца левой руки исчез. Обратил внимания на это только сегодня. Шрам был с детства. А теперь- нет его. Значит те регенерационные процессы, которые запустил восстановительный раствор, еще в силе и мое тело вернулось к первоначальному состоянию бытия.
   Хорошо, что до младенца не восстановило.
   Я представил себя низкорослым мальчишкой в кресле своей РПГ. До верхней панели уже не дотянусь, придется вставать на цыпочки, упершись в педали поворота турели. Пальцы тоже не смогут...
   Да, размечтался...
   На "Хотире" вот так всё и было. Папа каждый раз к началу моей вахты подгонял высоту кресла и менял угол наклона экран внешнего обзора.
   Дальняя катапульта, в очередной раз скинула с себя белый налет и неожиданно для меня начала раскручивать центрифугу. В стороны от нее прошла воздушная волна. Словно по команде из под слоя снега выросли небольшие столбики заградительных маячков, на верхушке каждого из которых были синие проблесковые мигалки.
   Центрифуга крутилась все сильнее и сильнее. Вскоре, над ней появились легкие завихрения теплого воздуха, видимые даже с такого расстояния.
   В соседней катапульте тоже началось какое-то движение. Я увидел, как снизу, с центра чаши центрифуги, вырастает тупой нос малого транспортника. Судя по некоторым особенностям на головном обтекателе, он был переделан из старого ракетного модуля. На Мирионе, с ее неуправляемым климатом, использовать стратосферные лифты было просто не возможно. Гораздо проще "закидывать" челноки на орбиту с катапульт внутри направленных гравитационных лучей. Видимо, пришло время для старта.
   Но регистрацию никто не объявил- в здании царила все та же тишина сонного космопорта.
   Я продолжал следить за центрифугой.
   Ну вот. Еще один привет от "Хотиры": транспортник оказался переделанным посадочным челноком с моего старого звездолета.
   В принципе- ничего странного. Мирион была окружена "пустыми" звездными системами, и единственные ближайшие соседи были Викканол, Пингас и Лепро. Возможно, что когда-то оттуда и были пригнаны эти транспортники.
   Сильный гудящий звук прошел сквозь толстое стекло во внутрь зала ожидания и разбудил моих спящих соседей.
   -Что? Уже?- спросил тот, что был в оранжевом комбинезоне.
   -Не знаю,- ответил я, - кажется, проверяют готовность к заброске. Или кто-то спускается.
   -Может, стартовое окно скоро откроют?- с надеждой в голосе спросила напарница "комбинезона".
   -Может быть.
   Я вскинул рюкзак на спину и пошел к справочной.
   Раздвинув локтями собравшуюся толпу, состоящую из людей, и полулюдей- андроидов- я расслышал окончание информации.
   "Стормаргн" готовится к принятию челнока с ремонтной станции "Мирион-Полярная". А после того, как он займет место в гравитационных ловушках, начнется заправка нашего челнока. И тогда, к мирионскому утру, начнется регистрация отправляющихся.
   По уставшим лицам прошла волна облегчения. Ну хоть какие-то сроки наметились. Мы, сплоченные этим долгим ожиданием, переглянулись друг с другом и стали медленно расходиться.
   Внутреннее освещение космодрома уже не так раздражало, огни рекламы не казались вызывающими, а белесая голограмма галакты, нелепо воткнутая в центр зала ожидания, не выглядела скучной абстракцией.
   Я выбрал кресло недалеко от нее и сел так, чтобы можно не напрягая зрение, разглядеть всю Империю. Хотя, при ее десятиметровом диаметре это было довольно-таки просто. Все звезды как на ладони.
   Я отыскал знакомые мне миры, на которых я был за то время , пока служу на "Горноморе".
   Вот Лепро-VII. После того, как моя "родина" Дуктис официально отказалась от нас- тех кто был на "Хотире"- эта планета дала нам гражданство. Конечно, не просто так- я отдал звездолет "Хотира" во владение этой планеты. Точнее- корпорации "Вийкаба-энго- Л". На те деньги, которые я получил от "В э Л" я смог внести необходимый заем для получения гражданства Лепроана для всей Звездной Дюжины. И даже немного осталось, что честно было поделено между нами всеми.
   Это не важно, что Толька- Пескарь, достигнув совершеннолетия, тут же эмигрировал на Женганго и стал гражданином той негостеприимной планеты. Женька- Снаряд тоже поменял свой паспорт на индектор Нантаса. Лера вообще пропала- никто не знает где она сейчас. Я сам являюсь лепроанцем. Но пока на Вторую Родину не тороплюсь. Дел хватает.
   Вот Шентавейн. Планета, на которой я был принят в Стрелковое Училище и где я учился на стрелка РПГ. Планета, на которую однажды после долгого боя с шершнями пришел раненный "Горномор". У них был недобор в команде- стрелок седьмого орудия ослеп после применения неизвестного оружия врага. Полосков связался с нашим Училищем и подал запрос. Так я попал в команду.
   Сентевенто, Сайёро- планеты, на которых наш "Горномор" останавливался за время своего патрулирования.
   После Сайёро мы должны были дойти до Викканола, планету нашего базирования, курировавшую наш сектор. Но у "пустой" звезды, у которой не было ничего, кроме только формирующегося кольца околозвездных газов мы нарвались на два крейсера-богомола. Это было мое боевое крещение.
   Я попытался отыскать эту звезду на галакте, но тут мой взгляд упал на другую- голубоватую- звездочку, у самого края сферы. У той звезды были два спутника - две маленькие искорки. Были.
   Планета Вера.
   Планета Надежда.
   А галакта-то старая.
   Красивые жемчужины у самого края Нейтральной зоны , откуда мы готовились расширять Империю дальше. Пока не наткнулись на Доминион одиннадцать лет назад. Именно на эти планеты и обрушился первый удар хо-дракц. После коротких, но кровавых боев мы потеряли Веру. Блокированная Боевым флотом хо-дракц, она смогла продержаться только пять дней. После массового выброса десанта Вера перешла под покровительство Доминиона.
   Надежда была уже оставлена нами и пауки быстро превратили ее в свой аванпост. Не надолго, но все равно это была потеря обитаемого мира.
   И на сколько мне известно тоже самое произошло и ...я заметался по карте...
   Так и есть.
   Асторанго. Фояндо. Совентано. Все эти миры уже были не наши. Одни были уничтожены - перестали быть обитаемыми в полном смысле этого слова. Другие попали под оккупацию хо-дракц и были потеряны для Империи навсегда. Но на галакте они светились приятным голубым светом- цветом Императорского Дома.
   Я огляделся.
   Как бы пытаясь указать случайным прохожим на историческое несоответствие галакты.
   Но люди ходили мимо меня и светящейся сферы, не обращая на последнюю никакого внимания. Словно это гигантский светильник и неинтересная часть интерьера зала. Кто-то поздно ужинал в ближайшем ресторанчике, кто-то сидел на креслах в зале ожидания и негромко обсуждал предстоящий полет со своей бригадой. Даже пара андроидов стояли у витражей, отвернувшись от всех и неторопливо пили какое-то пойло.
   Всем всё равно.
   А между тем- там, наверху, идет Война. Которая еще не кончилась. Я устало потер лицо и еще раз посмотрел на бывшие звезды Хомо.
   После Битвы у Алебаго, четыре года назад, Высший Генералитет спланировал операцию "Удар Возмездия". Два наших фрегата произвели удачное бомбометание по Вере и Надежде, на которых пауки уже окопались и чувствовали себя в безопасности. Окрыленные этим успехом Император приказал нескольким частям нашего флота любыми путями прорваться через Пограничье, Нейтральную Зону и Большую Галактическую Аномалию. И там, в тылу врага, в Доминионе, нанести по двум планетам пауков удар тробтивыми бомбами.
   Из семи крейсеров вернулось только три.
   Но цена за гибель трех других (на обратном пути один крейсер не вышел из энго и пропал без вести) была выплачена- тробтий, способный в течении нескольких минут испарить атмосферу, превратил планеты врага в радиоактивные кладбища.
   Шокированный мощью этого оружия Доминион направил Императору некий "мораторий военного кодекса чести хо-дракц". В нем говорилось, что эта древняя цивилизация никогда не ведет войны ни под- ни над- поверхностью планеты, ни в ее атмосфере , а все военные действия ограничиваются исключительно с военно-космическими силами противника, будь то Хомо или другой Доминион...
   ...так нам стало известно о наличии минимум еще одного космического государства за приделами хо-дракц...
   ...И именно такого отношения к войне Доминион ожидает и от разумного Хомо- планеты могут стать частью их совместного мирного сосуществования (пусть в далеком, но все же- реальном, будущем). Пауки опасались, что могу потерять потенциальные миры для заселения их своими паучатами до окончания военных действий. И потому не видела смысла в карательных акциях Хомо по стерилизации планет. Им не нужны раскаленные радиоактивные обломки.
   Император отправил ответное "письмо". Примерное содержание которого было таковым: в военных обычаях Хомо было всегда наносить удар по тылам противника, тем самым уничтожая его мирное население, опорные базы, инфраструктуры. Такая тактика обескровливания лишает противника поддержки с тыла и подрывает возможность длительного ведения военным действий.
   То есть- вы воюйте по-своему, а мы по-своему.
   Самое странное, что хо-дракц это восприняли вполне нормально. И примерно полтора стандартных года , не знаю -сколько там по двенадцатеричной системе исчисления хо-дракц, мы действительно вели боевые действия именно так: пауки нападали на наши флотилии, патрули и планетарно- оборонные соединения, не затрагивая при этом самих планет. Их они оставляли в оккупированных зонах, в космической блокаде, уничтожая при этом все спутники связи и не давая взлететь ни одному летательному аппарату выше стратосферы. При этом не переставали высаживать временные группы десантов для уничтожения военно-промышленных комплексов планеты.
   Мы, в свою очередь, если нам удавалось проскочить через Б Г А и добраться до какой-нибудь планеты оставляли после себя шлаковые планетоиды.
   И та и эта "модель" ведения войны не давалась легко ни нам, ни хо-дракц.
   Не смотря на то, что нам приходилось постоянно сдерживать вражеские натиски на Империю, нам приходилось снаряжать группу Прорыва в сердце Доминиона. При каждом "Ударе Возмездия" мы теряли почти всю группу диверсионных кораблей- планетарная обороноспособность пауков резко возросла. Потери были невосполнимыми, но именно такая тактика не давала паукам чувствовать свою безнаказанность..
   Иногда нам удавалось оттеснить противника с захваченных астроторий и вернуть себе планеты (Тепайдо, Стыру, Иёда). Но- увы- это было довольно редко. Поэтому оборонительному флоту было легче отстоять планету, ценой уничтожения большей своей части, чем потом затрачивать вдвое больше сил по возвращению планеты в лоно Империи.
   Но недавно, полтора года по-нашему, хо-дракц пересмотрели свои взгляды на "невосполнимость флоры и фауны" планет.
   Следствием этого стало нападение пауков на Штаб Третьего Флота, планете Фояндо.
   Битва у Фояндо: потери среди мирного населения планеты- восемьсот пять миллионов(спаслись только те, кто переждал первую волну нападения в подземных бункерах и те, кто успел эвакуироваться с планеты в самом начале второй волны). Абсолютное уничтожение половины Флота. В том числе- уничтожена одна из самых крупных кораблестроительных верфей Империи.
   Позже одни говорили о том, что это была всего лишь месть за те шесть планет, уничтоженные нами ; другие думали о том, что хо-дракц поняли действенность "нашего" подхода к войне; третьи склонялись к тому, что слишком уж по-человечески поступил хо-дракц- притупил нашу бдительность какими-то кодексами, а сам нанес удар, когда этого никто не ожидал.
   И с этого момента Война разгорелась с новой силой.
   Но только не здесь.
   Здесь всем наплевать- Война и Война. Все тут живут внутри Империи, но как бы вне ее проблем.
   -Домой!- мысленно крикнул я себе,- на верх!
   Я еще раз огляделся и посмотрел на галакту.
   "Горномор". Я иду к тебе.
  
  
  
   Враг.
  
  
   I.
  
  
   Шлюзовые створки с шипением разошлись в стороны. Теплым выдохом на меня, обрушился пресный воздух искусственного климата артопа. Я уже успел позабыть об особенностях замкнутого микроклимата.
   Я ухмыльнулся, почувствовав, как внутри меня шевельнулось чувство сожаления о тех многочисленных запахах Мириона, к которым я успел привыкнуть и привязаться. И с которыми я вряд ли столкнусь в этой Вселенной.
   Не хватало еще тосковать об этом. Ностальгия по жизни на Поверхности, особенно у нас,- это плохо кончается.
   "...Можно извести себя на нет думая о том, что бы ты мог делать ТАМ, на планете, пока ты ЗДЕСЬ, в железной бочке космического корабля..."- Ричард Диксон.
   Спустя несколько часов я заново привыкну и к влажности, и к заниженной температуре(по сравнению с той, в которой я существовал последние три месяца), и к гравитационному потенциалу. И - к самому артопу. С его вечным смешанным запахом чего-то механического, железного, но в то же время чего-то живого. И когда это произойдет- мне будет казаться , что так оно и должно быть. И что атмосфера на "Горноморе" есть самый идеальный искусственный микроклимат, в котором может существовать Хомо вообще. И тогда я расслаблюсь. Я буду дома.
   Нет. Я уже- дома.
   За моей спиной раздались нарастающие голоса. Ремонтники, мои попутчики на челноке, разбирали свой багаж- одевали на плечи какие-то сумки, вытаскивали с боков каких-то ящиков ручки для удобства переноса, проверяли закрытость некоторых контейнеров, при этом незлобно переругиваясь друг с другом. Им предстояла рутинная работа на корабле, причем в сжатые сроки.
   Может за сегодня еще успеем увидеться и я познакомлю их с нашими ,подумал я перешагивая через комингс. И чуть столкнулся лицом к лицу со Стекловым.
   -Угу,- сказал Вячеслав Евгеньевич и глядя на свои часы.
   -Ромб-4, Бонки Лев, прибыл на "Горномор" для дальнейшего прохождения службы!- гаркнул я, вытянувшись в струнку.
   -Вольно,- буркнул бронемастер и нажал на запястье кнопку связи,- ты проиграл, Антоша,- не сводя с меня довольного взгляда сказал он,- да, он здесь... я же сказал тебе, что он тут же примчится...я своих стрелков не знаю, что ли? Ладно, отбой.
   Подошедшая ремонтная бригада и отвлекла его внимание. Бронемастеру воззрился на них, прищурившись, и уже набрал полную грудь воздуха для команд, но тут с верхних палуб спустился Валерий Петрович. Пришлось их быстро переадресовать командиру машинистов.
   Пока они всей кучей выясняли какие-то спорные моменты я попытался улизнуть на нижние палубы, ближе к арт- галерее. Но тут же был грубо остановлен Евгеньевичем.
   -Так!- приказным голосом крикнул он,- ромб-4! Даю восемь часов на подгонку орудия семь. Доложить о принятии орудия в эксплуатацию в...-еще один взгляд на часы,- в пять-сорок, по- бортовому. Наладчики и ремонтники уже ждут вас. Кругом! Шагом -марш!
   Спящие несколько месяцев рефлексы электрическим током пробежались по моему телу и развернув в нужном направлении понесли меня вперед. Нажимая на кнопку лифта я успел краем уха поймать обрывок фразы бронемастера, относящаяся, видимо, к старшей в бригаде.
   -...на всё- про- всё- даю- СУТКИ! Потом - до свидания!... на свой Мирион...ваши проблемы...я сказал- ВАШИ проблемы!.. никого кроме экипажа...
   Послышалась смена интонации и предбанник огласился веселым смехом ремонтников.
   По дороге в свою орудийную я успел снять рюкзак с плеча и едва ввалившись в отсек, привычно бросил его на пол.
   -Наконец-то!- раздалось откуда-то с боку.
   Я повернулся и увидел, что из черного квадрата снятой стеновой панели на меня смотрит какой-то парень в уже знакомой форме ремонтных служб.
   -Бонки?- почему- то решил уточнить он, но не дождавшись ответа легко выскочил из недр аппаратной, едва не задев рюкзак. -Принимай пушку, только быстро!- скомандовал он.
   Я запрыгнул в кресло, включил семерку.
   Так, так...
   Панорама мягким светом осветила отсек.
   Логотип Второго Объединенного флота Пограничья- на темно-синем холме лежит тень от стены из серых кирпичиков. Над самой стеной восходит желтая звезда- Солнце. Ее яркие лучи освещают цифру "два", а некоторые лучики проходят сквозь пробелы между бойницами, словно залпы РПГ. Второе Патрульное Соединение Пограничного Флота. Стилизованное изображение, которое на сленге звалось просто "Орудийная Башня".
   Я ввел контрольные команды.
   Переподчинение управление орудием РПГ-18 - 165 (7-бис) на оператора-наводчика.
   Побежали колонки цифр и букв.
   Введите биометрические параметры (директива -16/2) принимающего.
   -Что за директива?- поинтересовался за моей спиной ремонтник.
   -Не знаю,- ответил я, пристегиваясь к креслу,- при подстройке орудия под себя она всегда выходит. Просто вводишь свою биометрику и - всё. Она отключается.
   Я крутанул правый программный барабан. Выбрав блок с гнездами ввода-вывода, вытащил свой мнемокристалл и вставил в гнездо приемника. Моё "цифровое - Я" замигало и начало и срезать данные в РПГ для проверки.
   Идет проверка достоверности полученных данных...начало сличения - связь с базой данных через Информаторий...
   Панорама неожиданно засветилась ярким красным квадратом.
   В связи с тем, что вы прошли восстановительные курсы на планете Мирион (округ Олганд-16) прошу ввести заключение "комиссии по идентификации Хомо консилиумом Следящих Института Евгеники (филиал Олганд, Мирион)". В случае отсутствия данного заключения...
   А, зараза. Я вытащил с рюкзака еще один кристалл и добавил его в дополнительный разъем возле первого. На, жри...
   Красный квадрат исчез.
   Появилось мое стерео годичной давности.
   ...Стрелок, оператор-наводчик, Лев Бонки К. Стандартных лет- 20, биологический возраст- 21. Гражданство - Лепроан-VII....рост, вес, группа крови, показатели ...коэффициенты...удостоверение о допуске Л.К. Бонки к управлению РПГ данного типа...
   Справа от стерео нарисовалась эмблема стрелков Звездного Флота. На черном фоне Млечного Пути бежит сотканный из сверкающих серебристых нитей получеловек- полулошадь. Играя мускулами, он натягивает тугую тетиву своего большого лука. Его сильные руки едва сдерживают стрелу, наконечник которой сверкает, переливаясь, мегаваттовым сиянием. Сам кентавр- кажется так его назвал Андрей- целиться в звезду , которая уже взята в перекрестие прицела. Сверху полукругом надпись: "Империи честь- врага пораженье".
   ...Ромб- 4. Статус: оператор -наводчик тяжелого истребителя класса артоп. "Горномор" (Регистрационный номер 4522008-ст-3078)...начало процедуры приема-передачи управления оператору- наводчику...
   Помню, как в Училище, на первом курсе, я от руки рисовал этого получеловека в своем черновике для конспектов. Хотел тайно, во время увольнительных, сделать себе такое тату. Но Наставник Стретгор меня сразу предупредил, что "стрельца" можно колоть только на четвертом курсе. И только после полугодовой практики на Шентавейнском орбитальном Защитнике "Монолит".
   -Да ну!- удивился я тогда,- а если я не попаду на него? Вдруг вместо Защитника меня распределят на какой-нибудь фрегат?
   -Не переживай...(как же тогда нас - первокурсников- называли?)...гильза. На Шентаго, кроме "Монолита", тебе просто негде быть. Жди!
   Вспоминая это, я скривил губы. "Жди". Дождался!
   На втором курсе началась Война с хо-дракц и астротория Шентавейна заполнилась различными кораблями Боевого Флота. И всем нужны были стрелки. И всем -срочно.
   ...внутренняя диагностика аппаратов управления...проверка всех цепей распределения...диагностика дублирующей системы управления...
   Всё- пошла...
   Я откинулся в кресле и с довольной миной повернулся к ремонтнику. Тот угрюмо следил за панорамой, время от времени сверяясь со своим карманным расчетчиком.
   Я оглядел отсек. В принципе- здесь ничего не осталось от того, что было. Белые стены, белый потолок. Пушка моя- такая же какая и была. Программные барабаны- на месте, словно и не выдергивали их "с мясом". А вот на подлокотнике - небольшая потертость, словно здесь сдирали пластик, а потом аккуратно поставили латку.
   Именно в том месте, где я- четыре месяца назад- содрал пальцем оплавленный край.
   Интересно. Как такое может быть? Совпадение?
   -Что?- не понял я.
   -Ваня меня зовут, говорю,- парнишка склонился над вспомогательным экраном диагностирования и с интересом смотрел на столбики цифр и букв отчета.
   -Да, да,- растерянно ответил я,- Бонки.
   ... позиционирование орудия относительно внутренних систем артопа...
   ...Диагностика команд-контролеров...состояние оптических лаксикаторов...позиционирование на радарной сетке ...проверка экранов панорамного обзора...
   Экраны заморгали и погасли. Потом вспыхнули вновь рядами символов. Настройщик при появлении какой-то строки щелкнул пальцами ("вот они где!") и достал из кармана рабочего комбинезона еще один прибор. С этим прибором Ваня подошел к барабанам и прокрутив левый , начал что-то там настраивать. На панораме появилось грубое меню цветовых, фокусных, режимных и т. д. настроек. Ванька покачал головой и начал вгрызаться в меню, подменю и далее...
   ...выбрать систему позиционирования целей (визуальную) для режима пассивного слежения "Пассив"...
   ...выбрать систему позиционирования целей (визуальную) для режима активной защиты "Актив"...
   -Так, стрелок,- Ванька прищурившись прочитал меню "выбора" и перевел взгляд на меня,- вводи.
   Я наклонился над терминалом орудия.
   Так-так. Все как обычно- стандартный вариант "Аргус".
   Так. Я включил демонстратор и удовлетворенно кивнул появившейся россыпи пиктограмм. Тут были именно те, к которым я привык. И которые мне часто снились длинными мирионскими ночам.
   ...выбрать систему позиционирования целей (акустическую) для режима пассивного слежения "Пассив"...
   ...выбрать систему позиционирования целей (акустическую) для режима активной защиты "Актив"...
   Ага. Я с удовольствием подключился к кристаллу и срезал всю звуковую палитру, которую хранил все это время. В принципе- как бы я не ругал фонор за его архаизмы, - молоточки, кряхтение, мурлыкание, щелчки и гудение- но все таки я к ним привык на столько, что менять их уже не хотелось. Как будто они хранили в себе часть той Семерки. Пусть будет так, как привык. Чтобы я мог так же точно определять тип, статус, приблизительное расстояние до потенциальных целей, как это было до замены.
   Теперь нужно было еще ввести звуковую палитру для естественных объектов.
   Раз, два- готово.
   Я едва успел ввести необходимые параметры, как надо мной открылся люк коммутационной шахты. Оттуда высунулась блестящая идеальной лысиной голова с прикрепленными фонарикам у висков.
   -А, стрелок!- голос был женским ,- появился?
   Я не успел ответить, а Голова уже повернулась к Ване.
   -Когда всё закончите- пусть, не снимая скафандра, со мной свяжется. Понял, стрелок?- свет фонариков осветил меня,- быстро прогоним тебя по шахтам, настроим. От твоей каюты до распределительного узла мы уже настроили. От узла до пушки- тоже. Осталось- к "Дельфину" и на параллельные желоба. Понял?
   Я наигранно козырнул. Голова исчезла так же быстро как и появилась. Люк закрылся.
   -Из-за чего такая спешка, Ваня?
   -Ваш "Горномор" отходит на полигон, - не отрываясь от экранов ответил он,- будет сражаться с вероятными противниками...
   Ваня что-то увидел в расчетчике, что-то исправил и продолжил:
   -...в лице наших мирионских фрегатов.
   Я засмеялся во весь голос. Дуэль! Ну, фрегаты, вы даете! Обиделись на то, что Полосков послал их в Черную Дыру "в прямом эфире". Требуют мести! Эх, ей-Богу, как дети!
   Вспомогательные экраны мигнули и отчеты диагностики полились дальше.
   ...проверка рондерной связи с внешними радарными установками...проверка радарных установок...проверка "прозрачности" объёма...проверка глубины просматриваемого сектора...проверка всех степеней свободы сервоприводов турели...
   Включилась "прозрачность" панорамы - проснулись внешние сенсоры .
   Перед нами разом предстала разверстка бездны с миллиардами звезд, светом далеких туманностей, островками звездных гигантов, и - "совсем близко"- дымчатый свет пылевых облаков. И все это- вот здесь, такое далекое и близкое одновременно ,что ,казалось, можно было дотянуться до них рукой, зачерпнуть этот свет ладонью и почувствовать его обжигающий цвет. Постепенно медленное вращение артопа явило нашему взору Олганд- маленькое , размером с кулак, светило "взошло" с нижнего края панорамы. Сама планета Мирион появилась вслед за ней, но не полностью. Панорама смогла зачерпнуть только ее четверть, но и на ней были видны природные узоры на слое белоснежных облаков, свиваемые бешенными ветрами. Под этим стратосферным ковром были видно пятно размытого свечения- на Поверхности лежал один из четырех Куполов, согреваемый искусственными солнцами.
   Красиво.
   Я повернулся к Ване и увидел, как тот, любуясь видом, медленно разогнулся и словно сомнамбула подошел к панораме. Протянув свободную руку (в другой был диагностер с пучком проводов) он коснулся плоскости экрана. На длинной шее настройщика дернулся кадык.
   -Да- а...- зачарованно протянул настройщик,- вот она значит какая... такая маленькая...Мириоша...- с нежностью в голосе вдруг добавил он.
   Я невольно дернул бровью и потупил глаза. Как будто подглядел за кем-то в дверной проем... Не каждый планетод может увидеть свой мир с орбиты. Не каждый может понять- как она красива. И не каждый способен осознать, что те бесконечные равнины, которые простираются до горизонтов, с такой высоты просто маленькое пятно, зажатое между горами или морями.
   Для нас- энгонавтов (как называют нас мирионцы )- такие виды вполне обычны. Мы привыкли рассматривать планету как опорную точку для ремонта, дозаправки, пополнения каких-либо запасов. Немногим более мы видим эти миры как место проживания миллионов хомо, со своей культурой, традициями, укладом быта и разнообразием зодчества. Везде существуют свои порядки жизни, свои неповторимые законы, свои табу. А сам уклад, по-моему, в основном диктуется членством в Великом Кислородном Альянсе. На тех мирах, где только готовились к вступлению в В К А порядки были всегда жестче- дыши здесь, тут плати, никаких домашних питомцев и т.д.
   Некоторые обитаемые острова мы вспоминали с теплотой, некоторые -с отвращением, о других- с печалью и тоской. На некоторых желали жить, а на некоторых- состариться и умереть. Но независимо от того, как мы относились к ним всем, - все они находились под нашим покровительством.
   Под защитой Военно-Космического Флота Его Императорского Величества Солнечной Империи Хомо. Единой и Неделимой. Первой и Единственной.
   На зло врагу.
   ...Чувствительность команд-контроллеров на "активных" расстояниях кратных мегаметра...
   -Ванька!
   Он аж вздрогнул и бросил на меня суровый взгляд.
   -На поворотных ограничителях по осям X и Y- показатели выше обычного,- я ткнул в экран,- они тормознут меня раньше, чем я доверну до концевиков.
   Ваня выхватил- он вообще все делал быстро, но не спеша- рацию и щелкнув кнопкой скомандовал.
   -Иржи, на О П Т по X и Y. Прием.
   На панораме возникла огромная неясная тень, заслоняя весь обзор. Я сфокусировал оптику и тень приняла человеческие очертания, хотя и размытые. Там, на внешних щитах защиты артопа, около радарных, находилась какой-то ремонтник-электронщик-настройщик, который всё это время был там и ждал моего появления у пушки...или он недавно туда вылез...
   -Давно он там?- тихо спросил я у Вани.
   -Третий час...-он поймал мой удивленный взгляд и пояснил,- он андроид. Ему все равно.
   Андроид? Я поморщился.
   -Есть, на ограничителях,- раздалось из рации.
   - Претензии к ограничителям поворота турели. Сейчас мы попробуем повернуться туда-сюда. потом займемся подгонкой под клиента,- Ванька кинул на меня обнадеживающий взгляд, мол, действуй,- как понял?
   -Понял.
   -Давай, Бонки!
   Повинуясь командам настройщиков и высказывая пожелания, я подумал об Иржи. Точнее про то- что он. Потому что "кто"- не относится к категории этих полулюдей.
   Андроид. Трехсоткилограммовая смесь полимерных жил и биологических имплантатов. Шестьдесят процентов от личности хомо. Это вам не клоны. У андроидов больше гражданских прав, чем у "кукол". Отличная замена людям в опасных профессиях. Экономия на кислороде, на каюто-месте, на еде. Я имею ввиду - на человеческой еде, из тюбиков.
   И еще я вспоминаю Отто. И сразу- ассоциативно- Элеонору. Оба этих имени вызывают у меня разные чувства. Первое- бессильную злобу за то, что она осталась с ним. Второе- печаль. Потому что девушка, к которой я успел привязаться, носит ребенка и любит отца этого ребенка.
   Я был просто "веселым времяпровождением". Она просто хотела вернуть к себе это гиганта, вызывая в нем ревность. А пока она отдыхала со мной на Лепро, под ее сердцем уже начинал свою жизнь ребенок от андроида...
   Надо признаться- Отто был первоклассным специалистом. Недаром Полосков в свое время поставил его старшим в бригаде. Его "ребята" и Щит латали, и в реактор порой лазили, и переустанавливали магнитные ловушки на вспомогательных движках. Везде они- и везде под руководством этого Отто.
   Как-то Зеф рассказывал, что Отто залез в торпедный ствол ради устранения поломки, на свой страх и риск...
   Именно это порождало во мне еще одну волну неприятия ситуации- вроде я ненавижу его как личность, но уважаю как техника.
   Ага. А как в таком случае, я отношусь к Эйе?..
   -Стоп!- скомандовал я Иржи,- вот на таких уровнях и оставим. В самый раз.
   -Тогда поехали дальше,- Ванька опять погнал диагностику.
   ...прицельная дальность единовременного энергетического импульса (выстрела)...сходимость спаренного залпа...погрешности на дальномерах...
   Пискнул внутренний вызов.
   -Семерка,- машинально ответил я.
   -Привет!- обрушился на меня радостный крик,- ты вернулся!
   Катя!
   -Да,- скромно ответил я, хотя внутри меня все запело от радости.
   -Ты знаешь, что кэп и броник поспорили о том, когда ты вернешься,- скороговоркой выпалила Катерина,- ты получил от них электрон?
   -Да. От Стеклова пришел электрон. Не отзыв, а просто- сообщение о том, что пушка моя скоро будет готова.
   -Они специально послали простой электрон, поспорив - ты сразу приедешь или будешь ждать официального вызова.
   -Так я сразу приехал...
   -Да! Они на это и спорили!- Катя захлебывалась от восторга,- Петьке на твой Лепро пришлось официально повестку чиркать, за Галой - Йорген на Мирион спускался! А тебе просто электрон- и ты здесь!
   Знала бы Катя- чего мне это стоило!
   Как я бегал за главврачом по всему госпиталю, как в течении суток прошел экспресс анализы, доказал, что абсолютно восстановил свою физическую, моральную, психологическую и - Бог знает какую еще- "...скую" форму. Что я готов к несению службы, готов приступить к ней немедленно, пусть на неделю раньше окончания всех этапов реабилитационного курса. Как, в конце концов, пришлось созывать евгенистов, на идентификацию личности Л.К.Бонки как подлинного Хомо. И как всё оформив- я застрял в космопорту на сутки.
   Бррр!
   А выходит , что все мое рвение было предопределено?
   Я поморщился. Не люблю, когда мои шаги заранее предсказаны кем-то. Неожиданно для самого себя, я даже крякнул со злости. Нет, скорее- с разочарования.
   Ваня следящий краем глаза за мной поднял вопросительно бровь, греша на технику, но я молча ткнул пальцем в интерком-мол, дело не в пушке.
   -На что спорили?
   -Не знаю. На какую-то ерунду.
   Ну вот. А впрочем, что мне злиться? Так или иначе- я уже здесь. Я не сделал ничего плохого. Наоборот- я оказался достойным стрелком своего артопа и прибыл по первому зову.
   -Катюш, извини, сейчас я свою пушку принимаю...
   -Да-да, я поняла. Потом поговорим.
   ...проверка карусельных распределителей...развертка плоскостей...их синхронность при изменении масштаба...
   Через час, согнав семь потов с Семерки, мы доложили бронемастеру, что первичная подгонка завершена. Потом я напялил на себя скафандр и мы начали вторичную подгонку, в "боевых условиях".
   К положенному времени, назначенное Стекловым, РПГ-18 - 165 (7-бис) была официально принята на вооружение артопа "Горномор".
   Новая пушка переняла все привычки старой семерки и приняла меня своим хозяином. Или партнером. Или...
   Чтобы там не говорил Андрей- пусть этот отсек доставили с Лепро (на "Мирион- Полярная" запасного орудийного комплекта не оказалось ), пусть старый отправили на переплавку, даже не попытавшись дезактивировать. Пусть!
   МОЯ пушка была со мной.
   Будем считать, что и она прошла восстановительный курс и вернулась в строй.
  
  
   II.
  
   Когда Полосков вручал Отто и Элке документы о списании их на Поверхность, то есть фактически- благословлял их будущий брак, он сказал следующее:
   - Я ничего не имею против института семьи и против вас в частности. Поймите меня правильно : пока вы на моем артопе, то официально вы друг другу- никто. И у меня нет никаких претензий. Делайте что хотите, но в свободное время. Предусмотренное внутренним распорядком артопа. Но если вдруг, вы решили стать одной семьей, а значит и детей плодить, то идите-ка вы вон с моего "Горномора"! Сирот в Империи за последние года и так прибавилось, и нечего увеличивать их количество дальше. Решили стать семьей- не надо, чтобы вы думали еще и о Войне. Найдите какую-нибудь планетку, станьте ее гражданами, разводите игалии- сейчас это уже можно- и плодитесь, плодитесь, плодитесь. В конце- концов не одним же только паукам жить в этой Галактике!
   Я вспомнил эти слова узнав, что на нашем артопе появилась семейная пара- Мари и Саша. Они прибыли на место операторов- наводчиков орудия три и шесть. Для нас- стрелков- это стало полной неожиданностью, потому что мы давно знали отношение Полоскова к таким парам. На Сайере он даже выгнал двух торпедников, когда узнал, что пока мы торчали на дозаправке, те успели тайно от всех обвенчаться.
   А тут - взрослые, старше нас, лет на десять, люди, семейные, да еще и в один экипаж...
   Может , из всех стрелков, которых мог нам предоставить Мирион со своим "ускоренным курсом операторов РПГ",- Семеновы были лучшие. Или из-за того, что они были единственными, кто после психологических тестов на совместимость с экипажем, действительно полностью подошли для требовательного Полоскова?
   Все равно- это не оправдывало того факта, что наш непоколебимый капитан смог отойти от своих принципов.
   Хотя...не знаю...
   Через несколько дней оказалось, что Саша , умеет играть на бигте. Подбирая тональности под мягкий голос Кати он, наконец, заставил нас полюбить этот бестолковый до селе инструмент и ценить творчество некоего Анри Голдашева. А Мари, оказывается, заняла год назад на рыболовных соревнованиях второе место, чем и обрела в лице Андрея вечного собеседника. Таким образом, эта семья мягко вписалась в наш коллектив, и мы не имели ничего против.
   Потом, во время ходовых испытаний новых двигателей артопа, и пристрелке орудий, супруги показали неплохой, для новичков, результат.
   И, как выразился, Андрей:
   -Первый бой покажет. Посмотрим.
  
   * * *
  
   Сашка сидел закинув ногу на ногу, сцепив пальцы рук за затылком. Рядом с ним лежал музыкальный инструмент, ждавший своего выхода под овации.
   Я сидел в кресле у смотрового окна. Обычно- тут всегда дремлет Андрей, но сегодня инспекция, во главе с Полосковым, проверяла его орудие на совместимость со стрелком. Так что- его место занял я.
   На полу сидели Пашка и Катя, играли в какие-то трехмерные цветовые переплетения ленточек и точек, нарушая тишину своими междометиями и-порой, в азарте,- ругательствами. Мари сидела около мужа, что-то читала, иногда бросая сердитый взгляд на него, поверх информатора. Алийка и Ленка только что после душа, сидели на креслах закутанные в банные халаты и смотрели в обзорное окно, где вот уже несколько дней подряд был один и тот же вид- снежный шар Мириона.
   -Надоело мне здесь,- проворчала Лена, надув и без того пухленькие губки,- не обижайся, Мари, но как мне хочется отсюда прыгнуть куда-нибудь...далеко-далеко...
   -Например?- спросил я.
   -Да хотя бы на Дюймовочку!- сверкнув синими глазами, вдруг сказала Алия,- посмотреть бы хоть раз, что из себя представляют эти Пески Эльфов. Или этот,- она щелкнула тонкими пальцами, пытаясь вспомнить название,- Отель "Ласточкино гнездо"!
   Пашка не отрываясь от игры повернул к ней свою белобрысую голову и поморщившись бросил:
   -Да ну. Отели, курорты. Эт не для меня.
   -Почему?- спросил Саня.
   -Есть такая планета- Пайда. Мегаполисы, от горизонта до горизонта, светятся такими яркими огнями, что с орбиты это все складывается в такие красивые узоры...- Пашка сделал какое-то движение и одна из ленточек оборвалась. Цвета померкли и игра закончилась,- все, проиграл...так вот, там- можно жить как на тех же курортах- то же море, те же пески и отели...
   -Только заковано это в бетон городского ландшафта!- закончил за него я.
   -С тебя килограмм шоколада!- торжественно объявила Катя Паше и повернулась ко мне.
   - А ты куда хотел бы, Лев?
   Я вспомнил галакту в здании космопорта "Стормаргн".
   -Не знаю,- честно ответил я, - я даже не знаю- сколько в Империи глубоко заселенных планет. Я на перенаселенных мирах жить не хочется. Я ими сыт по горло.
   Наступила некоторая тишина, нарушенная Сашей.
   -Глубоко заселенных- пятьдесят девять,- как бы что-то вспоминая изрек он,- это итоги Первой Звездной Экспансии. А на среднем уровне заселения-населения- около тридцати. Не больше.
   Лена с недоверием посмотрела на него.
   -Откуда такие данные?
   -Я был учителем галактографии в школе, пока не стал стрелком...- при этих словах он как-то замялся и замолчал.
   Краем глаза я заметил, что Мари на какое-то мгновение напряглась, намереваясь в любой момент вмешаться в разговор. Но Саша промолчал и она продолжила свое чтение.
   - Ну если из этих тридцати найдутся совсем малозаселенные, то наверное я отправился бы на одну из них,- продолжил я, наблюдая за реакцией Мари,- мечтаю пожить на лоне природы, чтоб птицы пели, деревья шумели, дул теплый ветер. И чтоб люди, соседи, жили, недалеко, в километре.
   -Почему? В смысле- в километре,- не понял Паша.
   -А чтоб пешком можно было ходить. В гости, по праздникам, по вечерам, по настроению,- я вспомнил как мечтал об этом с родителями на своей Проксиме, задыхающейся от демографической катастрофы перенаселения и экологического кризиса.
   - А на Лепро не так что ли?- поинтересовалась Катя.
   -Не совсем.
   "Вторая родина" -это нагромождение городов на берегу бескрайнего океана. Это подводные города, которые чем-то напоминают Мирион с его куполами. И Агроматерик, который почти весь отдан под гамма-кукурузу, чтобы прокормить не только растущее население Лепро, но и экспортировать эту универсальную пищу на "голодные" миры.
   -Во всяком случае, просто пройти километр ради того, чтобы навестить друга- этого точно нет,- объяснил я Паше,- Проще- или через коннектер или на моноплане.
   - Я не поняла- ты был учителем,­- обратилась Лена к Саше,- а что тебя заставило стать военным?.
   Мари хотела что-то ответить раньше мужа, но тот сделал вид, что не замечает ее попытки.
   - Демографический кризис, Леночка. Четырех солнц не хватает на всю поверхность планеты. А потенциально-допустимые участки, где можно просто поселиться и жить, распределены и проданы на долгие годы вперед. То есть места для наших девяти десятков миллионов катастрофически не хватает, - Саша говорил как заправский учитель ученикам,- поэтому вот уже несколько десятков лет на Мирионе действует программа по сдерживанию рождаемости.
   Мари отложила информ , и села возле мужа, обняв его за плечи. Судя по ее виду - она решила не вмешиваться в разговор, но контролировать, на всякий случай. Саша же, потрепав жену по руке, не прекратил пояснения.
   - Для того чтобы получить разрешение на репродукцию- надо вставать в очередь, проходить каждые полгода освидетельствования в евгенике, доказывая свои здоровые гены, проходить унизительные тесты на совместимость с другими генами и т.д.
   -А это еще зачем?- грубо, в Диксоновской манере, поинтересовался я. Не люблю евгенику и все производные от них профессии- в мое время этого направления науки только появлялось.
   -А вдруг его наследственность идеально подходит к другой женщине!- ответила за мужа Мари,- и у них может родиться ребенок-гений, безо всякой генной координации.
   В ее голосе была какая-то внутренняя обида, а Саша вдруг покраснел, но сдержался. Мы , как- то вдруг сообразив, чем она может быть вызвана, растерялись.
   -Ну, не совсем так, но почти,- спокойным голосом продолжил Саша,- а вот семейная пара, прошедшая действительную службу на военном судне сроком в один биогод, не стандартный, прошу заметить, имеет множество льгот. Вплоть до рождения ребенка вне установленной государством очереди. Естественно, доказав по окончании срока службы, что будущий ребенок не подвержен никаким мутациям.
   -А...-начала было Катя, но Мари перебила ее, понимая вопрос.
   -Очень высокий риск радиоактивного облучения, то есть большая вероятность врожденных аномалий, которые даже евгенисты могут не заметить...
   -Погодите-погодите!- что-то я не понял,- но восстановительные курсы, которые я прошел!.. Я- то признан абсолютно здоровым! У меня там и отметка есть о репродукции- положительно! Почему бы тем, кто вернется не пройти курсы и восстановиться?
   -Восстановительные процедуры не по карману простым гражданам Мириона, Лева. Тем более, что на самой планете проблемы нахвататься где-нибудь радиации- нет. А служащие военного космофлота потенциально- простите за каламбур- входят в группу риска... я ответил на ваш вопрос, Елена?- Саша улыбнулся нам доброй учительской улыбкой и достал бигту.
  
   -Мы все берем начало из Солнечного света,
   Его частица в каждом, горит у нас в груди.
   И под ногами- пусть- нам чуждая планета,
   Мы знаем наши корни- от матери Земли.
  
   Пропел он аккомпанируя себе на инструменте.
   -Вы даже не представляете, как мне иногда хочется жить где-то там, где хочет жить Лёва- на природе, чтобы птицы, ветер и солнце высоко на небе...
   -Так что тебе мешает?- удивился я,- оттруби год, бери Маришку и оседай на каком-нибудь...- я неопределенно взмахнул руками, пытаясь вспомнить нормальный мир,- на Викканоле, к примеру.
   -Нельзя,- Саша с грустью посмотрел на бигту.
   -Чего нельзя?- спросил Пашка.
   -Поселиться на другой планете нельзя,- Саша обнял одной рукой жену,- где родился, там и пригодился. Нечего шататься по Империи, выбирая кусок по- вкуснее, убегая от проблем...-он засмеялся сказанному, но в глазах его появился какой-то гордый блеск,- не для того мы записались в космофлот, чтобы сбежать со своей Родины. Мои дети будут рождены на Мирионе не с разрешения кого- то, а потому что мы - я и Мари- завоюем им право на рождение.
  
   -Я хочу, чтобы сын мой родился
   На этой планете, где вечно зима.
   Я хочу, чтобы сын мой влюбился
   В дочь Мириона, как я - навсегда.
  
   Я хочу, чтобы сын мой женился,
   И счастлив, конечно, чтобы был он.
   Я хочу, чтобы внук мой гордился,
   Что планета рожденья его- Мирион.
  
   Саша убрал инструмент под кресло.
   Открылась диафрагма и в помещение ввалился Андрей.
   -А-а, вот вы где, -он устало шлепнулся на пол и сразу же растянулся во весь рост,- как я с этой инспекцией вымотался. Стеклов, зараза, меня вывел. Все тычет в барабаны- почему сходимость так близко, почему залп с опережением на такой низкой отметке, почему второе положение поворота турели не идет по оси. Почему, почему, почему.
   -А ты?- спросила Лена.
   -А я что?!- от избытка эмоций Андрей даже сел,- сначала отвечал как положено, а потом надоело, что я, "гильза" какой? Как ляпну: "а я так привык! Я уже биогод воюю при этих параметрах! И нечего- семнадцать абсолютно сбитых пауков имею, второй орден, вон, отхватил! Чего и вам желаю..." Тут бронемастер психанул. А капитан на меня как гаркнет: "ты че, паршивец, на удобрения захотел?!".
   Воронин выругался и опять лег.
   -Выговор впаял мне.
   -Легко отделался. Это он добрый что-то,- сказал я,- помню, мы с Зефом- это был лучший стрелок "Горномора",- пояснил я Сане и Мари,- получили "маринад" за то, что над Салахитдином посмеялись. Я думал он только меня накажет, все-таки я новенький был. А смотрю- нет. Зефу тоже по-полной досталось.
   -Это когда вы плюшевого медведя в скафандр торпедометчика запихали?- спросил вдруг Пашка.
   -Ну да. Галине, наводчица торпед, подарили на день рождения большого такого медведя. А Перси предложил напугать Салиха. А ты откуда знаешь?
   -А я недавно к Петровичу заходил. Он рассказал,- Паша ухмыльнулся,- как во время учебной тревоги ваш торпедник попытался сходу одеть скафандр, а там- зверюга. Он, вроде, с перепугу, драться с ним начал...
   -Да-а,- с удовольствие вспомнил я,- было дело. Только Полосков нам с Перси сутки в противорадиационном скафандре прописал. Не вылезая.
   -"Маринад"? - уточнил Паша.
   -Угу,- прыснула Лена,- они по килограмму скинули за раз.
   -Да ну вас,- отмахнулся Андрей,- это все детство. Мы в учебке вообще на трое суток в карцер загремели. Был у нас один паразит, по кличке Маньяк. Вечно у него- то порники в карманах находим, то всякие игрушки с интим домов на полках в шкафчике лежат. Как с ним не сядешь рядом, так он начинает- то про баб рассказывать, то про мужиков. Он бисексуал был. Нет, ты живи как хочешь, а Горану-был у нас еще один- рассказывать это не надо. Этот Горан вообще был с какой-то религиозной общины, пуританин. Короче, во время учебных стрельбищ, мы с Гораном залезли в орудийную этого Маньяка и перенастроили там все звуки в фоноре. Выстрел- это типичный женский стон удовольствия, спаренный залп- какое-то мужское междометие, тоже в порыве страсти. Вражеские истребители ... -запнулся Воронин,- слушайте, я стесняюсь...
   -Давай, давай,- ободрила его Лена,- ты еще ничего такого не сказал, чтобы стесняться.
   -В общем- звуки метеоризма, при поражении цели, были самыми безобидными...- Андрюшка почесал подбородок ,- после зачетной стрельбы вылез этот Маньяк с абсолютно красной рожей и полностью подавленным. Мы все молчим- о нашей проделке уже многие знали. Наставник орет на него: "Расстрелял почти весь боекомплект! Почему сбил только одну цель?! Что за ступор с тобой после уничтожения первой-ПЕРВОЙ-цели?!" Мы стоим с каменными лицами, а у самих все внутри горит. И тут Наставник ляпнул Маньяку: "может ты обделался в штаны, когда противника сбил?" Ну, тут уже мы не выдержали и давай вдоль стенки от хохота кататься... Короче, Маньяк про нас доложил Углу-3, а тот нас с Гораном- в карцер.
   -А с Маньяком что?- спросил я, интересно же.
   И сам Воронин, вроде, начал отходить.
   -У него кличка после этого стала новая- Метеорит. Только это никак не связанно с небесными телами.
   Тут уже мы стали смеяться. Девчонки в халатах, не переставая смеяться, выскочили вон: переодеться.
   - А если серьезно,- обратился я к Андрею,- не переживай. Твоя пушка в идеальном состоянии. Все наши баки заправлены под завязку, настроение у всех боевое и сам артоп готов к предстоящему дружественному поединку с фрегатами. Выговор ты получил просто в порядке поддержания дисциплины. Был бы на "Диком" или на "Неудержимом", сам знаешь- списали бы на Поверхность в течение часа.
   С командой "Дикого" мы познакомились на Сайёро и были ошеломлены жесткой, а порой- жестокой, дисциплиной на артопе. Под стать ему был и "Неудержимый".
   -Да знаю я,- потянул Воронин,- заслужил. Не спорю...-он помолчал и добавил,- Все какие-то нервные...кажется, Полосков готовиться к чему-то серьезному. Может скоро в поход, на Край?
   Я пожал плечами. В госпитале я слышал много всяких слухов о дальнейшей судьбе нашего "Горномора", особенно после прорыва трех крейсеров хо-дракц к Ринго несколько месяцев назад.
   -Да и чужаков прибавилось,- вставил Паша и тут же поправился,- я не о вас,- обратился он к Семеновым,- Просто на "Горноморе" появились много людей... у Петровича почти весь технический штат обновился. У гидропоников вообще- все новые лица. И еще какие-то трое военных...не совсем военные...
   -В смысле-"не совсем"?
   -Форма у них- не военная,- Андрей посмотрел мне в глаза,- зеленные комбинезоны. С лампасами. Лампасы, какие-то дурацкие- желтые косички. И никаких шевронов. Я даже не видел такие...
   Ого. Кажется, я видел эту форму много лет назад, но не уверен, что это именно они.
   -Я встречался с такой- или похожей на нее- формой,- сказал я осторожно,- но это было давно.
   -Кто?- встрял в разговор Пашка,- энго- настройщики?
   -Нет,- отмахнулся я от него,- энгоники носят синюю форму и без всяких лампасов. А такую форму носили переводчики, которые говорили со мной на моем родном языке, почти десять лет назад. Но не думаю, что на нашем "Горноморе" появились лингвисты. Не зачем.
   -А что это был за язык, на котором вы говорили?- вежливо поинтересовалась Мари.
   -Эсперанто- нова. Я с Дуктис, бывшей Республики Проксима,- предугадывая второй вопрос, сразу уточнил я.
   -Я что-то не слышала о таком языке,- сказала Мари с сомнением.
   -Ну вот поэтому и искали специалистов по умершим языкам, так как эсперанто- нова давно не используется.
   - Хомолинг заменил его лет пятьсот назад,- вспомнил Саша,- да-да, я вспоминаю. На том языке говорили до середины времен Первой Экспансии.
   Я кивнул ему соглашаясь.
   -Приехало двое,- продолжил я,- они неплохо говорили на эсперанто- нова и хорошо понимали нас,- я встал с кресла,- а потом они научили нас хомолингу.
   -Ты куда?- Андрей не спеша поднялся с пола.
   -Пойду, посмотрю: они- не- они,- я открыл диафрагму,- может я и ошибаюсь...
   В этот момент по артопу пронесся мягкий звук гонга, и все мы с тревогой переглянулись.
   -Мирион!- воскликнул Андрей и ткнул пальцем куда-то мне за спину.
   Я обернулся и успел увидеть как планета, на которой мы прожили всего несколько месяцев, быстро уменьшилась в размерах, и превратилась в яркую белую песчинку.
   Через какие-то мгновения я уже не смог найти её на фоне Млечного Пути.
   -Всё!- радостно крикнул Воронин,- ну, наконец-то! В поход- на полигон!
   Его глаза засветились азартным огнем, предвкушением предстоящего рейда, возможного боя. В какой-то момент его восторг захватил и меня.
   Мы вместе выбежали с обзорной и побежали вдоль коридора-до переходников на техпалубы.
  
   III.
  
   Я нашел одного из носителей странной формы с косичками в столовой. Он одиноко сидел за столиком и доедал "морского ежа". Судя по медленным движениям челюсти и резким дерганьям кадыка- аппетита у него не было.
   Парнишка, на вид- мой ровесник, только больно худощав. С типичным мирионским загаром на щеках.
   Я подошел к его столику и спросил:
   -Сяду?
   Он поднял на меня глаза, видимо полагая, что я мог бы сесть и за другой столик. Но все-таки вежливо кивнул.
   Я сел напротив него.
   -Лев Бонки.
   Еще один кивок.
   -Пак Хин.
   Как принято на Мирионе- сразу переходим к сути?
   -Лингвист?
   Пак недобро прищурился и кивнул, но теперь с настороженностью.
   - Мне взбрело в голову, что ты можешь знать некоторых моих знакомых из вашей братии,- протараторил я заготовленное вступление,- имя Сэрани Каро знакомо?
   Парень вскинул бровь и с недоверием взглянул на меня, словно я только что возник перед ним из воздуха. Но первоначальное напряжение в его теле исчезло.
   Видимо он знал Сэрани или, как минимум,- слышал о таком. Я испытующе продолжал сверлить его взглядом.
   Воспользовавшись небольшой паузой, Пак , стараясь не встречаться со мной взглядом, с виноватым видом скинул остатки трапезы в люк сбросника.
   - Ондент Сэрани Каро? - осторожно уточнил он, вытирая губы салфеткой.
   -Да-да,- кивнул я,- уроженец Квадриса. Голубые глаза, рост- почти с меня,- я встал, чтобы он оценил мой рост,- сейчас ему где-то двадцать пять биолет...
   Я специально перевел на мирионский счет, чтобы ему легче было понять возраст Каро.
   -А ты его откуда знаешь?- удивленно спросил паренек.
   Значит- знает.
   -Он был моим первым Наставником.
   -Я не знал, что Каро занимался социальными программами... -медленно, с удивлением, произнес мой собеседник.
   -Это было очень давно,- махнул я рукой,- он преподавал мне уроки хомолинга,- я сел поудобней,- он и его первая жена Ингрид...
   -Лера,- перебил меня Пак,- жену звали Лера. Не Ингрид. Или ты что-то путаешь. Или это другой Каро.
   Я снова описал внешний вид Сэра.
   -Да, это он,- замешкавшись, согласился Хин,- но жена все-таки -Лера. Валерия.
   Однако... Может за те семь лет, что я не виделся с Сэрани и Ингрид, что-то изменилось... И тут меня как мегаваттом щелкнуло.
   -Лера?- не поверил я,- постой-постой. Высокая, худая, длинные вьющиеся волосы, грустные черные глаза, вздернутый носик...
   - Ты и ее знаешь?- неожиданно прервал мои описания Пак.
   Знаю ли я Леру?!
   Ха-ха! Жена Сэрани Каро!
   В голове разом пронесся клубок воспоминаний. Все-таки Тихоня добилась своего. Несмотря на разницу почти в тридцать стандартных...
   Вот это любовь!
   Тихоня, Тихоня.
   Я поймал себя на том, что почесывая подбородок, глупо улыбаюсь своим мыслям. Со стороны это было не эстетично, по отношению к моему визави- лингвист усиленно озирался по сторонам, бросая на меня смущенные взгляды.
   Я тихонько хмыкнул и положил руки на стол.
   -Я знаю Валерию. С детства.
   -А у Каро была жена Ингрид?- спросил Пак,- не знал.
   -Да. Тоже лингвист. Неплохой, но все же -не лучший. Возможно, что она до сих пор его жена.
   -А как же тогда Валерия?
   Странно. Видимо знакомство с Каро...о, простите- с семейной парой Каро, было не совсем близким, раз его удивляет такая "мелочь", как полигамия. А как он отнесется к полиандрии?
   -Сэра и Ингрид граждане Квадриса,- и заметив замешательство в его глазах, я добавил,- Эта планетка с весьма свободными нравами. Для Ингрид, к примеру, он был третьим мужем. Официальным и одновременным с еще двумя мужьями. Да и Каро мог жениться на Валерии, не расторгая свой брак с Ингрид. Не удивляйся, для Квадри это норма.
   Я немного рассказал о нравах Квадрис, узнанные мной непосредственно от самого Сэрани.
   И, судя по широко распахнутым глазам, которые почти не мигали в процессе повествования, Пак Хин никогда не слышал о Квадрисе.
   Полученная информация слегка ошеломило мирионца. На его родной планете, а то, что Мирион его родина, я в этом уже не сомневался, сказанное мной было противоестественно. Многочисленные социальные программы, а также религиозные течения, имеющиеся на планете, всеми силами пытались снизить рост рождаемости. И семья, состоящая из разнополых партнеров, числом больше двух, была вопиющим фактом для морали этой планеты.
   -Давай выпьем чего-нибудь. Не торопишься?
   Парень безразлично кивнул.
   -Сейчас у меня перерыв.
   Он неопределенно махнул рукой и предупредил:
   -Я не совсем точно разбираюсь в вашем меню, поэтому сделай выбор за меня,- он поморщился, видимо, вспомнив "морского ежа". - тут у вас ни одного знакомого названия,- он повернул экран меню в мою сторону.
   -Ну а это?- я махнул рукой в люк сброса, где только что исчезли тарелки с остатками трапезы.
   -Я до этого уже это ел,- непонятно сказал он,- в смысле- меня уже этим угощали. Я побоялся заказать что-то такое, от чего потом мутить будет...Не сказать, что я в восторге и от этой...еды... но эксперименты с тюбиками избегаю.
   Я быстро набрал заказ для себя и для моего собеседника.
   Я заказал веп-шцу- которую пил еще в госпитале. Думаю, что Пак Хину она придется по вкусу.
   Отличный напиток. Бодрит и не вызывает оскомину даже после пятого глотка.
   Но Пак со мной не согласился. Сказал , что он пил веп-шцу много лучшего качества. Я заметил, что на кораблях многие привычные блюда приобретают иной, подчас- пресный, вкус. Из-за искусственного климата? Вряд ли. Хотя... Может и из-за этого. Но ничего, успокоил его я, через пару дней привыкнешь.
   -В этом есть свой плюс,- заметил Пак,- в привыкании.
   -Два,- согласился я.
   -Ты скажи мне первый, а я тебе второй.
   -Когда придет время и ты снова попробуешь нормальную еду на какой-нибудь планете- ты будешь просто ошеломлен вкусовым фейерверком, который успел подзабыть,- я вспомнил с каким восторгом поедал Костино варенье, когда бывал у него в гостях,- теперь- ты.
   -Начинаешь ценить жизнь на планете,- мой собеседник улыбнулся.
   -А, ну да...- согласился я и заказал еще,- ты что - в первый раз?
   -На корабле такого класса- нет. Но в энго ни разу не был. Если ты об этом.
   -В энго ни разу не ходил?
   Пак замялся и покраснев ответил:
   -Обычно к нам приходили за консультацией на сам Мирион...
   Я фыркнул.
   -Ничего. С нами покатаешься по Империи. Потом рассказывать будешь своему ребенку.
   Он расслабленно откинулся на спинку стула и расстегнул воротник. Теперь можно и вопрос задавать.
   -Давно ты виделся с Каро?
   -Леру- полтора года назад. Она приняла у меня экзамен и улетел к себе... на Квадрис.
   -Я сразу скажу, что не совсем понимаю о чем ты говоришь,- попытался приостановить его я,- какой экзамен?
   Пак Хин почесал переносицу.
   -Дело в том, что именно Валерия Каро преподавала мне язык хо-дракц,- сказал парень,- Преподавала со своим мужем,- добавил он после некоторой паузы.
   -Не понял- Лера говорила на хо-дракц?
   -На кА-торе,- поправил меня лингвист.
   -Что это такое- каторе?- не понял я.
   -Язык, на котором хомо и хо-дракц могут общаться между собой.
   - И Лера говорила на каторе?
   -На кА-торе,- опять поправил он, но я не заметил разницы.
   Ого-го. Вот это новость! Теперь понятно, что объединило этих двух людей. Не знаю даже за кого порадоваться...
   В эту минуту в столовую ввалились стрелки.
   -О, Лева!- театрально раскинув руки, вскрикнула Катя,- а мы тебя везде ищем! Вскочил и исчез!
   -Познакомьтесь- Пак Хин,- я представил пришедших,- это Катя, Лена, Паша, Мари...а где Сашка?...это- Алия.
   Все начали быстро занимать места рядом с нами, пододвигая стулья с соседних столов.
   -У Саши внеплановая проверка орудия. - Пашка сел около меня,- Теперь бронемастер будет "почемукать" ему, а не Воронину. Кстати, а где он?
   -Пошел на мостик - узнать у Петьки: далеко ли до полигона,- ответил я.
   -Ага!- около меня села Лена,- так его туда и пустят, так ему и расскажут...
   -Что пьёте?.. -Пашка почти клюнул носом в табло меню,- О! Я тоже хочу,- он быстро набрал код веп-шцы.
   -Кто что будет?- не к кому не обращаясь, спросила Алия.
   Она спихнула своим задом Каренина от меню.
   Пак вежливо поднял руки.
   -Я только что поел.
   -Тогда всем суп с вёстками!- прозвучало объявление.
   Мы деланно застонали. Это было самое любимое блюдо Алии. Но не все знали, как употреблять это творение кулинаров Нантас, откуда была родом наш четвертый стрелок. Это породило несколько курьезных моментов, которые разошлись байками по "Горномору". А наш новый повар, пришедший на место погибшего Рено, до сих пор подначивает нас, как увидит Алию: "вёстки поджарить или живыми подать? Они уже не шевелятся!".
   Немного смущенный нашим наплывом, Пак молчаливо продолжал посасывать веп-шцу, бросая поверх края стакана любопытные взгляды на девочек. Заметив один из таких взглядов, Катя подмигнула ему, и перешла в атаку:
   -Катя!- еще раз представилась она.
   -Я запомнил,- ответил Пак скромно.
   -Я научу тебя есть этот суп!
   -Смело!- среагировал Пашка,- запомни ее имя, парень,- он подмигнул лингвисту,- Катя- виновница твоего несварения!
   Ленка вырвала у меня из рук стакан и выкинула его в сбросник.
   -Не пить! Тебе скоро на вахту!- подражая тону бронемастера, сказала она.
   -Ну так как, Лева?- поинтересовалась Катя,- лингвист?
   -Да, лингвист,- я кивнул,- и даже знает тех, о которых я говорил.
   -Мертвые языки?- поинтересовалась Мария,- эсперанто? Так, назывался язык, да? Лева.
   -Нет,- ответил за меня пак Хин,- кА-тор.
   Последовала та же реакция, что была у меня.
   -Катор?
   -КА-тор,- опять поправил Пак,- это смежный язык между пауками и людьми.
   -О, да ты спец-лингвист по паучьим языкам?- с иронией то ли спросил, то ли объявил Паша,- и по паукам тоже?
   Пак решил не реагировать на это высказывание. Тем более из люка доставки начали появляться наборы для приготовления супа с вёстками. Все немного занервничали и стали поглядывать на Алию. Но та, с хладнокровным спокойствием, собрала все ингредиенты и начала молча всё смешивать в одну кучу.
   -Будете есть с одной тарелки. Чтоб никто потом не жаловался, что плохо вышло.
   Над столом пронесся едкий запах неизвестной приправы и тут же исчез под натиском плавленого сыра.
   -Ой что будет...- начал я, но Ленка вовремя меня отдернула.
   -Расскажи нам о пауках,- Катя оторвалась от созерцания колдовства Алии и развернулась к Хину,- про хо -дракц.
   -Кхйо- търайксц ,- поправил тот ее.
   Что он вечно нас поправляет?
   -Что это за скрип?- весело поинтересовался я.
   -Это пауки себя так называют. Хо-дракц переводится как "Потомок". Потомок Королевы. Чнег-стакт-хьяйа кхйо- търайксц,- закашлял Пак Хин,- это так называют себя те, с кем мы сейчас воюем. Потомок Синей Королевы.
   -Чей Потомок?- хором спросили мы.
   Даже Алия на миг оторвалась от вёсток.
   -Синей Королевы. Она управляет всеми хо-дракц.
   Мы переглянулись. Первая в себя пришла Катя.
   -Синяя Королева? А есть Красная? А Желтой нет?
   Из-за моей спины появилась чья-то рука с транком и подцепив небольшой кусочек с пластмасски приготовления втянулась назад.
   Я обернулся.
   Воронин, подставив ладонь под подбородок, с наслаждением разжевывал серо-коричневый кусок. Удивленные тем, что он ест это, мы на какое-то время потеряли дар речи.
   -Насколько агрессивны ее планы по отношению к нам,- спросил Андрей, когда с шумом проглотил вёстку.
   -На этот счет существуют множество гипотез,- уклончиво ответил Пак .
   -Говорят, что они едят пленных людей,- с сомнением сказала Мари.
   -Нет- нет,- протестующее замахал руками Пак Хин, как будто услышал какую-то нелепицу,- Они почти вегетарианцы!
   -В каком смысле- почти?- вопрос от Паши.
   -Как мы, Хомо,- почти, так и они- почти. Мы же не являемся с вами сугубо плотоядной расой. Как в прочем и сугубо вегетарианской. Так и они.
   - Но пауки жрут мух и всяких кузнечиков...- предположил я.
   - Не сравнивай земных насекомых и хо-дракц,- лингвист поднял ладонь, словно пытался остановить поток глупостей, шедший на него,- Если бы хо-дракц ели исключительно мясо, то они съедали бы весь животный мир на своих планетах за короткий срок,- он выдержал небольшую паузу, как бы подчеркивая важность сказанного, и добавил,- А этого не произошло. Не происходит.
   -Откуда ты знаешь?- вопрос со стороны Алии.
   -У нас есть углубленные знания о враге. О его истории. О его культуре.
   -Ого,- "проснулась" Лена,- У них есть еще и культура? Стихи, стерео, да?- она хлопнула ладошкой по столешнице,- Чушь! Не верю! Вот дырку в броне- они могут делать. Сжечь полпланеты- это всегда. Разорвать пленного лапами- запросто! А вот понять, что за такие дела мы разобьем их в пух и прах- не могут! А додумать при своей "культуре", что когда мы доберемся до них- то и их, и их жен...
   -Извини, что перебиваю- у них нет жен. У них одна женщина-Королева,- кажется Пак был ошеломлен таким напором.
   -Все хо-дракц- самцы?- с недоверием спросила Мари.
   -Если их можно так назвать,- Пак уставился в невидимую точку на столе, - Я вообще удивлен, что вы так мало знаете о них.
   -То, что мы знаем- это знают все,- прогудел Паша,- информы мы тоже смотреть любим. А ты нам скажи то, что нам неизвестно!
   -Да как вам всё рассказать?- во взгляде лингвиста мелькнула растерянность.
   -Начни с начала, а мы послушаем,- спокойным голосом сказал Андрей.
   Развернув стул спинкой к столу и сев, широко расставив ноги, Воронин уставился на Пак Хина.
   Алия выдвинула на середину столика супницу с ярко-красным бульоном.
   Откуда взялся бульон?! Ведь, только что какая-то мазня на пластмассовых подносах была!
   О, дух Рено! Защити мой желудок!
   -Кто не будет есть- убью,- пообещала Алия,- к тебе это тоже относится, лингвист.
   Мы достали столовые приборы с люка доставки и начали есть.
  
  
   IV.
  
   Три года назад наш флот пытался вернуть обратно планету Асторанго. Мы оказался разбитым на четверть, а планету вернуть не смогли- пауки основательно там окопались.
   Но нам удалось заполучить первый (но не последний в этой Войне) тхематц-астуверц.
   За короткое время , пока не стих астробой, абордажная команда смогла разобраться в устройстве чуждой нам энго-пространственной техники и прогнали тарантул через Большой Скачок. Я не знаю, как им это удалось. Но в том, что команда, которая смогла это провернуть, действительно достойна тех наивысших почестей, которых была удостоена,- я не сомневаюсь.
   Исследуя трофейный корабль мы получили координаты нескольких ближних к Б Г А планет, по которым позднее смогли нанести еще пару "Ударов Возмездия". Мы смогли получить некоторые технические характеристики легких, тяжелых и сверхтяжелых крейсеров хо-дракц - их уязвимые места, огневой горизонт, глубина "актива", дальность хода, ёмкость кристаллов на леброксе и соответственно- количество энго- проникновений за один рейд.
   И прочее и прочее...
   Это была ценная информация для нас- военных.
   Ксенобиологи тоже не остались обделенными - они получили свыше двух тысяч особей хо-дракц. Наши познания в анатомии арахнидо сапиенс стали более точны.
   Мы знали, что если у паука двенадцать лап- это низшая каста (рабочие особи). Если восемь лап- средняя каста (пилоты, стрелки, техники и т.п.). Если шесть- высшая (навигаторы, энгоники, атомщики, адмиралы и т.д.).
   Чем больше лап, тем сильнее развит вспомогательный ("мышечный") мозг. У низших очень сильные руки и пальцы. Они очень ловкие и практически не чувствительны к боли. У средних количество суставов на лапах больше и степеней свободы у каждой, соответственно,- на порядок выше. У высшего сословия основной мозг имеет больше нервных окончаний, больше развит, и способен осуществлять мысленный контроль над "подчиненными".
   И еще глаза.
   Кто мог подумать, что чем больше лап- тем меньше глаз? Видимо, простому рабочему не положено знать о том, что в мире существуют множество оттенков красного и синего. Ему достаточно двух пар глаз, чтоб ненароком не перегрузить свой умишко. А вот шестилапые могли видеть и инфракрасное излучение, и ультрафиолет. И еще какие-то цвета, названия которых нет на языке Хомо.
   Это было интересно. Это дополняло те немногие знания, которые нам "любезно" предоставили хо-дракц в период мирного- довоенного- общения.
   А то, что нервный центр у хо-дракц- это между верхним и нижним рядом глаз, мы узнали только после захвата тарантула. И то, что если пауку оторвать все лапы, он умрет не от потери крови, а от боли. И что низшие касты способны выдерживать радиационное излучение, которое давно бы изжарило Хомо в пепел. А у них только шерсть на брюшке начинает комками слезать. И что если проткнуть рудиментальный мозг- это только обездвижит паука, но не убьёт...
   Там много чего еще говорилось, в докладе ксенобиолгической лекции, но в основном- для наших пехотинцев и пилотов бронеромбов.
   А вот для лингвистической группы, к которой принадлежал сам Пак Хин, трофейный корабль оказался просто кладом.
   -Поймите, это не закрытая информация,- заверил нас Пак Хин,- просто в силу своей специфики она не попадалась вам на глаза.
   -Это почему?- удивился Андрей, который был задет за живое,- я часто читаю доклады комиссий...
   Пак усмехнулся.
   -"Выводы комиссии по нечеловеческим технологиям"?
   Мы все молча кивнули.
   -А по-вашему- кто ведет сбор информации у пленных? Кто копает им мозг лопатой ментоскопа?
   Мне показалось, что Пак приосанился и стал как-то выше.
   ...Цивилизация хо-дракц появилась на другом краю Млечного Пути. Это очень старая раса. О ее возрасте говорит то, что при сличении некоторых основных галактических констант на найденных в тхематц-астуверце навигационных картах, выяснилось, что этим картам не меньше четверть миллиона лет. То есть цивилизация хо-дракц практиковала межзвездные полеты в те времена, когда на планете Земля только появлялся вид Хомо Сапиенс.
   (Еще одного лектора "Горномор" не выдержит, -шепнула мне Лена.)
   Первая Королева, о которой упоминается в их истории- была Железная Королева . В период ее правления хо-дракц смогли вывести на орбиту своей планеты первый искусственный спутник. Когда они совершили первые межпланетные перелеты и основали на них первые колонии, на нашей Земле только бегали динозавры.
   Хомо только учился отличать звезды друг от друга, соединять их в замысловатые, пока еще безымянные, узоры-созвездия, а Потомки той же Железной Королевы нашли способ преодоления межзвездного пространства на космических кораблях-звездолетах. В начале это были огромные, неповоротливые, почти неуправляемые левиафаны, как это будет в свое время, на заре Звездной Эры, у Хомо.
   Как у Хомо, корабли Потомков передвигались внутри Родного Измерения, набирая субсветовую скорость с помощью внутригалактических течений с помощью "парусов". Вспомните, экраноходы во времена Первой Экспансии. Только мы называли их поэтично- "парусами", по аналогии с древними морскими судами Земли. А хо-дракц называли их немного иначе. На кА-торе звучит как -"чхгат-лъ"... Слово, имеет коренную основу от слова "крылья".
   Способность ментальной связи Королевы с высшей кастой, а тех- со своими подчиненными, избавило хо-дракц от изобретения такого необходимого для Хомо прибора, как радио. Сверхсветовая связь им тоже была не нужна, пока их астротории не расширились на столько, что ...не важно...
   Жизнь каждого Потомка не была столь скоротечной , как у Хомо, поэтому то поколение, которое отправлялось в Долгий Полет, обычно доживало до Подхода к Цели-Звезде. Тем более, с изобретением "крихт-ускайя"...анабиоза, по-нашему... у хо-дракц вообще не было нужды улучшать свои экраноходы для сверхсветового полета.
   По-сути, Королева всегда была в курсе того, что происходит на далеких, вновь открытых планетах- колониях через своих Королей. Она могла помочь им мудрым советом, поделиться многовековым опытом, выслать дополнительную подмогу загодя и т.д. Колонии, в свою очередь, всегда знали о том, что они находятся под неусыпным, мудрым, контролем Королевы, которая всегда может придти к ним на помощь, если этого потребует ситуация...
   Предчувствуя свою скорую смерть, состарившаяся, на тот момент - Четвертая, Железная Королева , приняла решение о продолжении своего "монархического" рода. В течении нескольких столетий ( по двенадцатеричной системе счета хо-дракц), через определенные промежутки времени, она порождала на свет исключительно будущих Королев- Маток, наделяя их почти равными правами между собой, и почти приравнивая их по силе власти с собой.
   Потом она, конечно, умерла от старости.
   (Родила триллион паучков и сдохла- "объяснил" нам Пашка).
   Это к вопросу- много ли Королев, Катя.
   Ответ- было много. Потом объясню почему "было".
   Королевы были доставлены на все имеющиеся тогда колонии и приняли у себя всех имеющихся на них Королей. Таким образом произошло переподчинение Потомков от Железной Королевы к другой. Согласно своей генетической программе новые Королевы приступили к превращению этих колоний в оплот своей власти. Не забывая при этом продолжать плодить уже своих Потомков. Обратите внимание, что смена власти произошла без кровавых путчей, без маршей неповиновения и так далее, как это свойственно натуре Хомо.
   Таким образом, заселение этого сектора Паутины Предков (К-чхан- търайксц-суунг )...название Млечного Пути на кА-торе... расой хо-дракц было весьма бескровным и планомерным. Единственным -естественным- замедлителем этого процесса были, конечно, звездолеты. Как я говорил в начале- на протяжении тысячи лет эти транспортники не претерпевали никаких научно-технических усовершенствований. Изменялся, быть может, их внешний вид, какие-то конструкторские особенности, тоннаж и вместимость жилых корпусов.
   Но не более.
   От части это было из-за отсутствия острой необходимости быстрого передвижения, отчасти- от некоторой закоренелости мышления Первых Королев. Просто в те времена у Королев первоочередными стояли совсем другие задачи. И ускоренная Звездная Экспансия не входила в них. Им было достаточно тех проблем, которые они имели внутри своих астроторий.
   Ну, чтобы немного дать вам понять, приведу такой пример:
   На основе полученных от Королей данных, Королева генетически модифицирует всех Потомков, которым предстоит заселить вновь открытую планету. Эти изменения проходят в течении одного поколения Потомков. И эти изменения не несут в себе конечный вариант развития.
   ...Нам известно, что некоторые Потомки Третьей Синей Королевы были способны генно- модифицироваться в течении жизни свыше двух раз. Причем, в радикальных направлениях от первоначального...
   Не подумайте, что так называемое "Бремя Королевы"- это только возможность простого командования и потакания своим прихотям.
   Это забота о Потомках, их нормальном, полноценном существовании на , подчас- враждебной, планете с непривычным для нее климатом, гравитацией, другим спектром солнца, другим радиационным фоном и т.п. Это вмешательство в гены каждого рожденного Потомка с момента колонизации нового мира и беспрестанный контроль за ними , до самой смерти. Смерти Потомка, разумеется. Это адекватное реагирование на каждое климатическое изменение, на потребность Великого Улья, на просьбы Королей и даже нужды самых низших каст Потомков. Также первое время была острая необходимость в поддержании связи с остальными Королевами- он ведь были сестрами. Обработка поступающей от них информации, передача собственной, обмен опытом и т.д. увеличивала их знания и способы заботы о своих Потомках.
   Не стоит забывать, что сами Королевы рождены были на другой планете. То есть им было крайне важно не только уцелеть во время долгого перелета на экраноходе, но и самой измениться за время Пути. Чтобы нормально существовать и не зависеть от искусственных оранжерей и систем жизнеобеспечения.
   И- как я говорил ранее- при этом надо рожать, рожать, рожать.
   Но я увлекся.
   Короче- то, что было жизненно необходимо для Хомо на первых этапах, в технологическом плане развития звездных колоний, развивалось у Королев вяло и только в порядке острой необходимости.
   У них развивались такие направления как добыча полезных ископаемых, торговля, атомная энергетика, навигация космических и галактических течений. Но не так стремительно как у нас...
   Но хо-дракц не стали бы Доминионом и воистину- Звездной расой, если бы были невеждами в техническом плане развития. Имея возможность всегда обмениваться знаниями через Королев, Потомки Второй Синей Королевы смогли усовершенствовать основные узлы звездного двигателя и получили значительное ускорение всего судна без каких-то ощутимых релятивистских эффектов.
   Хочу предупредить ваши вопросы- это были не фотонники и не энго- кристаллические модуляторы. Что это был за тип звездолета- неизвестно до сих пор. Это было слишком давно и в памяти "опрошенных" хо-дракц не сохранилось.
   Примерно с этого момента и начинается самая масштабная, так называемая, Звездная Экспансия хо-дракц в Галактике.
   За короткое время- не для Хомо, а для долгожителей хо-дракц- было открыто столько пригодных к заселению планет, что некоторые Королевы просто не успевали плодить своих Потомков и им пришлось последовать опыту Четвертой Железной королевы- начать производство Маток. А те, кто не успевал это делать, естественно натолкнулись на конфликт с теми, кто их опередил. Ведь не все Королевы вовремя успевали создать стойкое к новым планетам поколение Потомков. А когда на те планеты приходили корабли, выяснялось, что место уже занято Потомками Сестры, у которой звездолеты были быстрее и больше.
   То есть- началась война за жизненное пространство.
   Этот период истории называется у них просто- Конфликт за Пригодные Миры.
   Нам удалось установить, что цивилизация хо-дракц пережила этот конфликт с ощутимыми потерями для всех, кто был в него втянут. Потомки одной Королевы начинали драться с другой, по приказу своей Королевы, не взирая на родственные узы. Ведь приз в этой войне был один- пригодная для существования планета.
   Так, параллельно с развитием межзвездных кораблей, начал расти и развиваться военный флот у каждой из Королев.
   Когда вдоволь навоевавшись, Королевы "остыли", они осознали, что в будущем, все равно будет главенствовать та, у которой лучше подготовка к Войне. К настоящей резне. Которая уже была "не за горами"- Королевы почувствовали "запах крови" и "запах легких побед". А перенесенный Конфликт укрепил их в мысли, что за своих потомков надо бороться и настоящий, крупномасштабный, дележ пригодных для жизни планет-это вопрос времени. Гонка вооружений привела к Генетической Революции. Тогда в генофонде каждого из Ульев возник такой...член подкасты...скажем так... как "хтанц"...то есть- солдат.
   Вы понимаете,- исторически так сложилось, что до расселения хо-дракц по галактике все потомки принадлежали одному роду. Подчеркиваю- все много миллиардное население на их пра-планете - были потомками одной королевы. И естественно у них не было причин воевать между собой, так как Железная Королева никогда не допустила бы этого.
   Короли- могли что-то замышлять против друг друга, вести какие-то мелкомасштабные стычки, в которых неизбежно погибали бы Потомки средних и низших каст. Но гибель нескольких тысяч никак не могла отразиться на основном генофонде той или иной касты. А тем более на основной популяции хо-дракц, в общем. Когда такие локальные "перестрелки" набирали обороты, то Королева властно останавливала их и разрешала споры так, как считала нужным. И Короли вынуждены были смиряться с ее решением.
   Она никогда не допускала урон всему генофонду.
   Поэтому, у них, до времен Звездной Экспансии, военным делом особо-то никто и не занимался столь углубленно, как это делалось в истории Хомо. Надо было воевать- миллионы из низших каст переквалифицировались в солдат. Кончался конфликт- и они возвращались к своей изначальной социальной функции.
   Но став независимой от родовых связей, став фактически самой королевой-основательницей, вопрос о сохранении чужого генофонда был решен Королевами однозначно. И следствие этого решения- появление нового вида потомка, способного не испытывать никаких чувств к чужому.
   Как говориться- безжалостные убийцы.
   Я повторяюсь...простите...
   Несколько столетий в истории хо-дракц были омрачены кровопролитными бойнями.
   Это были опустошающие войны, когда Потомки одного рода вырезали население целых планет-Ульев, не останавливаясь даже перед ликом чужой королевы. В этих войнах было потерянно много прекрасных планет. В погоне за победой любой ценой некоторые Короли не останавливались даже перед тем, чтобы выжечь всю атмосферу вражеского мира, уничтожить озоновый слой или отравить всю флору и фауну, оставляя чужих потомков умирать в муках.
   Много позже, уцелевшими Королевами, был создан "Военный кодекс хо-дракц"...(не переводи!- успела выкрикнуть Катя)... для того, чтобы впредь не повторить этого бессмысленного уничтожения пригодных для заселения планет.
   Придерживаясь этого кодекса ведения войны на планете, хо-дракц постепенно перенесли часть уложений кодекса на войны в пространстве. То есть в Космос.
   Естественно, это выразилось в новой касте- подвид "хтанца-солдата". Этот хо-дракц был уже приспособлен к ведению долгих боевых действий, вдали от планеты, Улья и Королевы в целом.
   То есть, за последние тысячи лет, если королевы вступали в конфликт между собой, то они просто отдавали приказ военным- средней касте "Хтанц". Те разрабатывали стратегии, тактики предстоящих боёв и т.д. А потом начиналась сама война. По истечении которой поверженная Королева принимала условия победительницы.
   Если оставалась жива.
   К сожалению, мы не знаем что именно происходило в истории Доминиона в течении последних пяти тысяч хомо-лет. Что-то произошло пять тысяч лет назад, чего мы не смогли понять. Потому что даже ментоскоп не смог докопаться до этой глубинной памяти. А сами пленные хо-дракц ничего не знают об этом отрезке своей истории.
   Они просто не знают ее. Это им не нужно.
   В этом куске времени: открытие энго- пространства, покорение галактики с помощью новейших звездолетов, существование (в смысле- жизнь) на необъятных просторах вселенной. Рассвет Доминиона, как звездной державы... где недолжно было быть войн...
   Но, видимо, они все-таки произошли...
   Потому что Потомки синей Королевы весьма искушенные вояки межзвездного боя. И построение тактики некоторых битв говорит о большом опыте.
   Но самое сложное, в этом всем: все пленные- это Потомки Военной Касты Синей Королевы.
   Все- Потомки одной Синей Королевы.
   И ни один хо-дракц, который попал к нам в плен- ни разу за свою долгую жизнь не встречал потомков другой королевы.
   Есть предположение, что они давно погибли...да, Лева... или убиты. Может быть именно по приказу Синей Королевы-Победительницы.
   В завершении всего, я могу сказать, что с помощью глубокого ментоскопирования нам удалось выяснить, что хо-дракц начали использовать энго- пространственные переходы на тысячу лет раньше Хомо. То есть, в своей истории- совсем недавно.
   Но по сравнению с ними- мы смогли обжить на много меньше планет, чем они. Хотя в совокупности открытых планет, потенциально годных для колонизации Хомо, у нас больше. Просто мы не можем их заселить, в силу того, что не способны меняться так, как это "получается" у хо-дракц...
   Пак Хин замолчал.
   А потом резко выпалил:
   -Вы понимаете, что встреча с Потомками была неизбежна? Но нам удалось вступить с ними в Контакт именно тогда, когда оказались наиболее к этому готовыми!
   Я понял, что имел ввиду Пак Хин.
   Две тысячи лет назад мы готовились к решающему Гигантскому Шагу для Человечества через межзвездную пустоту.
   Если бы хо-дракц пришли бы в наш сектор Галактики именно в этот момент, то они застали бы нас- Хомо- в момент нашего звездного детства. Мы только-только делали робкие шаги в Большом Космосе. Мы едва научились без боязни выходить за пределы своей солнечной системы, исследовать космические течения, без проблем для здоровья переносить анабиотический сон свыше ста пятидесяти лет. И если бы пауки напали на нас именно тогда -то с их технологиями, которые были у пауков двадцать столетий назад, мы не смогли бы оказать им никакого противодействия. Мы даже не поняли бы , что собственно произошло.
   Наверно, наши внеземные колонии подверглись бы массированной атаке с орбиты, высадке десанта, и полному уничтожению всех хомо. На саму же Землю сбросили бы несколько кобальтовых бомб (как на Боено-II) и хомо сапиенс исчез бы как вид.
   Пятьсот лет назад мы были авантюристами, дорвавшиеся до звездных глубин с помощью примитивных фотоновых ускорителей.
   Если бы пауки встретили нас в этот период, то они увидели бы разрозненные миры, погрязшие в военно-экономических конфликтах, неспособные оказать сопротивление военной мощи хо-дракц. Вряд ли мы смог ли бы договориться между собой, объединится в один боевой флот хомо и выступить одним мощным кулаком. Это и сгубило бы нас всех- в "этой" Войне, когда каждый сам за себя, планеты хомо погибали бы одна за другой, в бессмысленном геройстве, в тщетной попытке склонить чашу весов на свою сторону. А спустя какое-то время, когда хо-дракц завоевали бы все астротории, началась бы охота за уцелевшими силами - остатками бывших внутренних космических флотов Хомо.
   Итог тот же, что и первом варианте.
   Тридцать лет назад мы уже были Солнечной Империей. С мощным флотом и с централизованной властью. Мы недавно открыли эффект хронотакта, учились подстраивать атмосферу планет под себя с помощью климатических бомб, и едва покончили с локальными конфликтами на Периферийных Мирах.
   Напади на нас пауки тридцать лет назад, то и тогда Война с ними превратилась бы в кровавую бойню. Да, наша огневая мощь не сравнится с той, что была у нас двести-триста-пятьсот лет назад. Но опыта боев с чужим флотом у нас было недостаточно (то есть попросту- не было)- ведь на протяжении всей истории хомо только и делал, что дрались с хомо.
   Мы смогли бы продлить нашу агонию на несколько месяцев, но все равно- даже если хо-дракц понесли бы потери, но, с их многомиллиардной популяцией, это были бы крохи. Они бросали бы все новые и новые силы на наше покорение и, в конце концов, принудили бы нас к тому, чтобы мы сдали все миры, которые имели, отступили к планетам Кислородного Альянса. Там, окопавшись и ощетинившись стволам атомных орудий, мы ждали бы хо-дракц, с каждым годом понимая, что никогда уже не станем звездной расой.
   Но все сложилась так, как сложилось.
   Словно Великий Абсолют именно для этого подталкивал наш прогресс, оберегал нас от самоубийственных войн, дал нам шанс в начале встать на ноги и окрепнуть.
   И только потом столкнуть нас лоб в лоб с врагом рода человеческого- с Синей Королевой.
   -Аминь,- сказал Пак Хин.
  
  
  
   След.
  
   I.
  
   Идущие в паре два вражеских разведчика- таракана были так далеко, что даже ромбик пассива не стал обозначать их отдельно, а просто вывел информацию: "сдвоенная цель" и "вне досягаемости". Пытаясь выслужиться, фонор в свою очередь озвучивал мерным урчанием каждый из пространственных толкателей витсх-накхц. И чтобы подчеркнуть, что целей все-таки две - время от времени из динамиков раздавался якобы не попадающий в такт между собой рокот захлебывающихся двигателей.
   В такие моменты взгляд непроизвольно метался по приборам, пытаясь заметить изменившиеся параметры цели, но застывшая на дальномерах, вот уже как час, цифра в несколько световых секунд, оставалась неизменна.
   Со слов бронемастера несколько часов назад несколько тараканов смогли глубоко зайти в наш тыл и что-то там разнюхать сверхсекретное. Настолько секретное, что все патрульные звенья, все крейсера и артопы на ближайшие десять световых лет получили приказ найти и уничтожить нарушителей Границы любой ценой.
   Насколько нам стало известно- это почти удалось.
   Диверсантская группа, состоящая из пяти тараканов (а их именно столько и было в начале), была перехвачены нашими линкорами у Мирионского сектора. После короткого - во всех смыслах этого слова- боя, потеряв троих, хо-дракц ушли в энго. Но из-за полученных повреждений в леброксе один из накхцов был выдавлен обратно, в Родное измерение. И теперь единственная возможность добраться до своих- это идти на сверхсветовой, используя аналог наших фотоновых двигателей. Второй таракан шел рядом, прикрывая его, и- возможно- помогая с ремонтом. Видимо, они надеялись отойти подальше от Границ Империи, прыгнуть через энго до Большой Галактической Аномалии. А оттуда- на фотонниках- в Доминион.
   Это нам Стеклов рассказал в тот момент, когда мы только заняли свои места у пушек, доложили о готовности к бою и... получили приказ - ни в коем случае не открывать огонь первыми. Но в то же время- быть готовым для нанесения ответного удара в случае атаки противника.
   Подчинение команде бронемастера, да еще при отключенном хронотакте, заставляло меня немного нервничать. Ведь если хо-дракц неожиданно начнут сбавлять ход, пропустят нас впереди себя, и расстреляют, как в тире, то за этот миг- а я не сомневаюсь, что это будут именно доли секунды - нам ничего не останется делать, как просто превратиться в поток фотонов.
   А пока- вот уже час как "Горномор" плетется в хвосте у двух корветов хо-дракц на безопасной для себя дистанции. "Близорукость" этого типа вражеского корабля была уже нам известна, и мы могли идти за ним, не обнаруживаясь. Вопрос в том- как долго нам за ними идти? Эта пара тараканов уводит нас все дальше и дальше от обитаемых миров, постепенно приближаясь к Нейтральной зоне.
   Все корректирующие разговоры, неизбежные в интеркоме с начала боевой тревоги, давно исчерпались, и во внутреннем эфире стояла тоскливая тишина.
   Что именно такого узнали эти разведчики- осталось для нас не понятным.
   Витсх-накхц суда малого радиуса действия. Вооружения у них практически никакого. Их главный козырь-это скорость и частичная "невидимость" для наших радаров. Что же могли разнюхать несколько насекомых здесь, в пустых областях, где даже планетарных систем- раз-два и обчелся?
   Хотя, Бог с ними, с догадками. По мне так было все ясно- враг пересекший наши астрограницы подлежит немедленному уничтожению.
   Строить предположения на эту тему был волен каждый из нас, но только не сейчас- не в слух и не друг с другом. Так как Стеклов нет-нет да одергивает, чтоб не расслаблялись.
   -Цель!- в пятый раз за время погони прозвучала команда с мостика.
   -Двойная, стабильно, сорок два,- отозвался сразу Андрей,- орудие первый.
   То же самое повторил Паша, орудие два. Потом Мари, Алия и так далее. Замыкали перекличку мы с Катей.
   -Двойная. Стабильно,- я считал показания и добавил,- Сорок-два, ноль два. Орудие семь.
   Пусть будет хоть какое-то разнообразие. У Кати фантазии не хватило и она просто повторила за мной.
   Я тронул тумблер связи и переключился на отдельную волну.
   -Всё, ребята,- сказал я,- если через пять минут мы не атакуем- я спать завалюсь.
   На меня тут же обрушился шквал сарказма всей галереи.
   -Ага! Так ты еще не спишь?
   -А чей храп был только что?
   -Давай, давай, я тебя прикрою!
   -Отстаешь- мы уже по десять минут успели покемарить,- в конце пошутил Сашка.
   Похоже, не я один в напряге от данной ситуации.
   -Да чего уж тут! Они скоро прыгнут ! - попытался я хоть кого-то разговорить,- чего мы ждем?..
   -Кажется, наши лингвисты занимаются перехватом разговора между ними,- предположил Андрей,- это объясняет то, что мы до сих пор не в хронотакте. Переводчики пытаются выяснить, кто из них тот самый "подранок". Может сейчас он пытается передать второму то, из-за чего весь сыр-бор...
   -О чем они могут говорить? Уйдут же...- начал я и...
   И получил.
   -Ну-ка все заткнулись!
   Бронемастер.
   Мы опять все притихли.
   -Лев, получаете выговор.
   -Есть, выговор...
   -Андрей, держите свои выводы при себе...
   -Есть, при себе.
   Зараза. Я чуть не сплюнул в сердцах, но вовремя спохватился- в скафандре мне еще этих выходок не хватало.
   На самом краю Панорамы появились едва заметные всполохи- признаки приближающейся Большой Галактической Аномалии.
   Актив моргнул и тут же не услужливо нарисовал мне уходящее в небытие призрачное сияние Б Г А. Она была слишком большая, слишком непонятная, слишком необъяснимая, чтобы быть порождением нашего Родного- измерения. Но все-таки она есть. И хотя сейчас до нее по прямой было добрых три парсека, из-за ее колоссального масштаба казалось, что артоп приближается к Б Г А почти вплотную. Мы словно перпендикулярно падали на бескрайнюю плоскость белого океана. Который завораживал своей необъятностью и потрясал идеально плоской поверхностью.
   Я прищурился и вгляделся в Аномалию. Может, там мелькнет наше отражение?..
   Да ну, ерунда. Мысленно встряхнул себя за шиворот.
   Как можно разглядеть на таком расстоянии неровности? Как можно тут вообще что-то разглядеть? Стыдитесь, стрелок! Вечно с этим активами попадаешься на обман зрения.
   -Что ты там бормочешь?- поинтересовался Пашка.
   Я это в слух?
   -Да так. Мысли,- отмахнулся я.
   Я еще несколько секунд разглядывал гравитационные возмущения давно исчезнувших пульсаров, остатки течений из глубин Млечного Пути, солнечные ветра живых и уже погибших- превратившихся в Нову- звезд (все они легко проходили сквозь стену Б Г А, и растворялись в бездонных просторах Вселенной). Потом я сменил настройку Актива, и избавился от этого естественно- противоестественного- фона, взбрыка Космической Сущности.
   Отвлекает только.
   Значит, скоро тараканам предстоит сделать прыжок в энго- так как у самой Б Г А этого уже не сделаешь. Насколько мне известно из нашей практики- появляется угроза быть "выкинутым" в такой точке Галактики, что проще пристрелиться, чем попробовать своими силами дотянуть до своих...хотя, Рено своим живым примером доказал...ах, нет, там Б Г А не причем..
   На меня накатила усталость. Неожиданно , словно силы, которые были внутри меня, иссякли и организм сдался. Я моргнул, пытаясь приободриться, но единственное, что мне сейчас было нужно- это просто провести руками по щекам и лбу, стереть фантомный пот. Именно фантомный, потому что внутри наших боевых скафандрах невозможно вспотеть, равно как и провести рукой по лицу.
   -Говорят, что на фрегатах появились новейшие скафандры, в которых можно себе позволить даже спину почесать,- пытаясь сдержать зевок, сказал я.
   -Ерунда,- Андрей. Вечно сосредоточенный.
   -Там двое сидят- один другого чешет,- Алия.
   -Перебирайся ко мне в скафандр!- Паша- Алие.
   -Иди ты... знаешь куда?!- Лена. Кажется - ревность.
   Чтобы отвлечься, я еще раз прошелся по Панораме, в надежде, что хоть что-то ненадолго привлечет мое внимание, кроме идущих почти на самом краю горизонта тараканов.
   Датчик- хронотакта: один к одному. Мы еще не имеем возможности сразиться с хо-дракц на равных. Потому что быстрота и маневренность его кораблей, реакция ответных ударов из пушек, реагирование на наши атаки в целом, намного превышают наши возможности. Враг слишком быстр для нас.
   На сколько мне было известно по докладам комиссий, которые неоднократно публикуются в информационных таблоидах- на трофейных космических кораблях хо-дракц устройства, аналогичные нашим хронотактовым модуляторам, не имеются. Это несколько ставит меня, да и не только меня одного, в тупик.
   Неужели Их развитие настолько отлично от нашего, что проблема ускорения времени была ими решена совсем другим путем, методом? Или у них этой проблемы вообще нет?
   Хотя, судя по тем же выводам комиссий, основные технологии у нас и у них развивались почти одинаково. Атомная энергия, леброксы, искусственная гравитация, инертные гасители и т.д,- все это было у них. Пусть не в таком конструктивном виде, пусть работают не на таких принципах как у нас, но, всё же, есть. Даже преобразователи энергии энго-кристаллов для пространственного перехода оказались идентичны нашим.
   Я вспомнил, как полгода назад разочаровался Воронин, узнав об этом.
   - Уж в этом-то мы должны отличаться друг от друга!- он отшвырнул информ,- чтобы в конце- концов, хоть чему-то научиться от них! Или хотя бы понять, в чем мы оказались лучше, догадливее противника!
   Кажется, я тогда пытался возразить ему, говоря, что если колесо круглое, то не обязательно у кого-то оно должно быть квадратным только из-за того, что у него двенадцать лап и восемь глаз. Просто преобразователи оказались наиболее эргономичны и конструктивно просты именно в таком исполнении...
   ...Так много общего... Чего мы воюем друг с другом?
   Ведь в самом начале, во времена первого Контакта, мы даже не думали о том, что скоро станем врагами.
   Я еще не совсем хорошо знал хомолинг, но отлично помню, как Информаторий каждый день показывал о продвижениях в отношениях между нами и пауками. В начале происходил обмен какими-то знаниями, техническими достижениями, культурными ценностями. Мы пытались найти ту базу, опираясь на которую смогли бы заинтересовать друг друга, показать, что можем вести диалог с пауками как с равными.
   Хо-дракц приходили к нам целыми караванами кораблей. К нам прибывали многочисленные делегации -ученых, астрономов, дипломатов и т.д.
   Были нанесены дружественные визиты на какие-то периферийные планеты...
   По которым, кстати, хо-дракц нанесли превентивные удары сразу же с начала военных действий.
   Пак Хин вообще постоянно говорит о том, что причина нападения- не вторжения!- Королевы на Империю до сих пор не вполне понятна многим нашим аналитикам. Что ответ на этот вопрос лежит где-то внутри психологии хо-дракц, то есть вне понимания человеческой логики. То, что мы- простые граждане Империи- считаем, что это Война за потенциальную среду обитания, попытка обрести пищевые ресурсы (в виде всех биологических видов, населяющих астроторию, в том числе и самих хомо ), а равно - как борьба за господство в Галактике, -это все примитивно.
   -Это слишком просто для Королевы. Это все по-человечески,- отмахивается Пак Хин.
   Она проводила многие войны со своими сестрами, такими же искушенными в военном деле как и она сама, так же стремящиеся выйти победителями в конфликтах, которые имели место несколько тысяч лет назад, на другом конце Млечного Пути. Но, в конце концов, - они проиграли, и в Доминионе осталась только одна Королева. А значит, чисто логически,- пространства, а тем более планет, на которых она может расселить своих Потомков, у нее очень много. Ведь насколько известно со слов Пак - оккупированные миры просто переходили под патронаж Синей королевы, победительницы.
   Я не знаю- куда мне!- что происходило на планетах с Потомками одной Королевы, когда к власти приходила другая. Но, зная историю Хомо, могу предположить, что в живых их оставалось очень и очень мало. К чему ей воспитывать и следить за жизнью тех, кто не является частью ее социума, плотью от плоти?
  
   II.
  
   -Внимание- полная боевая готовность,- наконец объявил бронемастер долгожданную команду,- идем на сближение.
   Усталость как рукой сняло.
   По интеркому пронесся вздох облегчения и послышалась возня у орудий.
   Я щелкнул тумблером и подкорректировал Актив.
   Панорама сразу же откликнулась исчезновением всех ненужных объектов, успевших попасть в поле зрения чувствительных радаров- облаков звездной пыли, искрящихся и переливающихся в пространстве красивым сиянием, отодвинула во вне приближающуюся БГА, автоматически увеличила масштаб и придвинула поближе два вражеских витсх-накхца на столько, что ромбик разделился. Сразу же нарисовался остаточный след осцилляции- по звездной россыпи прочертились два шелковых шлейфа, уходящие вперед, визуально пересекающие друг друга где-то в невообразимой дали. Иногда можно было заметить по этому следу как корветы расходились на незначительные расстояния- в пределах одной световой секунды- и снова сближались. Как они плавно смещались в сторону от основного курса, и возвращались обратно, как делали слабые нырки, как бы играя и наслаждаясь долгим полетом.
   Ничего, играйтесь. Резвитесь. Недолго вам.
   Я еще раз проверил орудие- мощность залпа, расхождение на дальномерах, послушность наводки команд- контролерам. На всякий случай приглушил подсветку панели.
   Ну, давай-давай.
   Очередной разнобой в озвучивании хо-дракц уже не стал затухать, а разрастаясь, неприятно раздражая слух, сообщил о том , что витсх-накхцы начали ускорение, постепенно готовясь к энго- переходу.
   Изменились и шлейфы- он стал тоньше, в их непрерывности появились лакуны. Как человек, перед прыжком, делает в начале предварительные, легкие, широкие скачки, чтобы потом, со всей силы, сделать один мощный рывок вперед, так и тараканы сейчас делали нерешительные нырки в энго и быстро возвращались в измерение- Р.
   Значит, починились, гады. Готовятся к прыжку. Проверяют как работают их системы настроек во время приближения к Б Г А.
   А может они уже почувствовали наше присутствие у них за кормой и провоцируют нас?
   Вот сейчас долбанет паук в нас, через всю Панораму, какой-нибудь бякой, так потом локти кусать будешь, дядя Слава- бронемастер...враг, небось, уже зарядил свои торпедометатели(или что у них там), передернул многочисленные затворы, и навел на наш "Горномор" все свои главные и неглавные калибры.
   Таракан пусть и корвет, но и он бывает опасен. А сейчас они ждут, пока мы своим ходом дойдем до самой Границы, чтоб нас уже там, в кругу прибывшей помощи, брать тёпленькими.
   Ну, бронемастер...
   Еще одно прерывание в полосе ламинарной осцилляции. На это раз больше предыдущих.
   Ромбики прицелов судорожно замигали: "потеря объектов нацеливания".
   Фонор замолк.
   Внутри меня тоже что-то оборвалось.
   Опоздали.
   В этот момент след опять появлялся, пронёсся мимо артопа своими рванными краями, и актив с фонором радостно засекли корветы на экране.
   Легкий толчок в груди и наша бортовая- локальная- секунда начала расти, растягиваясь, по отношению к стандартной.
   Всё! Хронотакт!
   Теперь- мы.
   Перекрывая озвучивание фонора, взревели фотонники, разгоняя "Горномор" на предельную скорость. Ускорение артопа стало настолько ощутимым, что две маленькие точки уже выросли и приняли свои нелепые для человеческого взгляда очертания. Не спуская глаз с витсх-накхц, я размял пальцы.
   Сначала тебя, потом- тебя. Залп в левый, залп в правый. Реверс и добиваю левого...
   Я ласково погладил гашетку, немного задержался на ее слегка вогнутой в центре поверхности.
   Еще одно ускорение...
   Куда?!.. Стойте...
   За едва уловимое мгновение Панорама разом опустела.
   Спешно пройдясь по всему сектору обстрела, несколько раз поменяв масштаб, пытаясь охватить вокруг нашего артопа наибольшее пространство, я убедился в том, что мы потеряли цели. Или с этими ускорениями вырвались если не далеко вперед, то далеко в сторону, от намеченного витсх-накхцами маршрута следования.
   Да что же ты, Полосков?!
   Я в сердцах ударил по подлокотникам.
   Где теперь их искать?!
   Не снижая скорости, мы продолжали приближаться к Границе. В абсолютной пустоте Млечного Пути, которая, с потерей двух пауков, стала более осязаемой и враждебной.
   Пискнул сигнал закрытого вызова с мостика.
   -Седьмая на связи,- рефлекторно отрапортовал я.
   -Лев!- спокойный голос бронемастера напугал меня сильнее, чем если бы мне объявили десяток выговоров,- Ты слышишь? - он никогда так спокойно ни с кем не разговаривал, и по моей спине пробежались вереницы мурашек.
   -Так точно,- еле выдавил из себя я.
   -Выстрел -на максимум. Масштабирование- на максимум. Упреждение- три - двадцать пять. Залповая сходимость- один пятнадцать. Цель- номер два. На твоей Панораме- левый таракан. Выстрел в двигатели витсх-накхца ...
   Я начал ввод новых, непривычных для меня, параметров. Никогда не пытался поразить цель максимальным- в пять и пять- мегаваттом. Есть риск износа. Точнее -"...чрезмерное намагничивание элементов системы излучателей может со временем привести к потере фокусировки залпа..."
   А вероятность промаха может привести к быстрой растрате энергозапаса орудия.
   Наконец руки мои перестали плясать по барабанам.
   -Есть, Вячеслав Евгеньевич.
   -Лева,- так же спокойно продолжил бронемастер,- выстрел по приказу. У тебя будет всего один шанс. Только в тяговый контур! Никуда больше. Как понял?
   Я прикинул как будет выглядеть таракан при максимальном увеличении, при этом находясь на максимальном отдалении от меня...и это километровой длины вражеская махина...Попасть в него можно, повредить- да. Но точно в моторы, не задевая всего остального...
   Я усмехнулся.
   -Вас понял, Вячеслав Евгеньевич. Орудие семь, Лев Бонки, ромб-4, готов.
   -Жди команды, стрелок!- бронемастер отключился.
   Значит они где-то здесь. Наверное, идут за нами.
   В этот момент пространство вокруг нашего "Горномора" всколыхнулось, как будто по Панораме прошла волна тепла, делая на мгновения очертания некоторых звездных пейзажей размытыми. С неприятным скрежетом и последовавшим за ним резким хлопком, многократно повторенным эхом, в пространстве, на мгновение мигнула яркая вспышка и раздробившись на миллионы огоньков, извергла из себя тупоносое тело вражеского разведчика. Паук , пересекая по диагонали всю Панораму уступил место второму своему собрату, который появился в Р- измерении с таким же эффектом. К моменту его появления мы уже преодолели то малое расстояние, которое превращало только что появившееся из малого энго- прыжка судно, из объекта "вне зоны досягаемости" в "цель номер два в зоне поражения".
   С уже привычным разнобойным шумом двигателей, с уже явно различимыми внешними контурами, с уже знакомыми хвостами туманного следа, появившегося за ними...
   Достану! Сейчас, семерка, мы его накроем...
   Опережение...
   При хронотакте семь- сорок три...
   "Горномор" плавно двинулся за точкой, все еще находясь вне зоны восприятия вражеских радаров и накручивая обороты, ускоряясь, начал быстро сокращать расстояние до цели. Запоздало ожил фонор. Ромбик прицела как бы нехотя появился на корвете и начал подгонять свои стороны под такую крохотную цель. Возле него на миг проскочили тактические показатели и характеристики объекта(относительная скорость, предположительный размер, вектор движения и т.д.).
   Это сейчас меня мало интересовало.
   Я еще не мог определить намеченные мне Стекловым цель на объекте- тяговый контур. На сколько я помню по лекциям в училище, брифингам, да и так- по голограммам информов , эти выводы маршевых контуров располагаются ближе к середине тела корветов, выглядят как коралловые наросты, слегка отличаются от общей раскраски более ярким цветом.
   "... Возможно, по- причине излучаемых пространственных помех, имеет неясные, вне фокусировки, очертания..."!!!
   -ВЫСТРЕЛ, ЛЕВА, ВЫСТРЕЛ!
   Я с силой нажал на гашетку и мир вокруг меня заполнился оглушающим гудением.
   -ВЫСТРЕЛ!- громко крикнул я, скорее себе, чем бронемастеру.
   Пять мегаватт, выплюнутые моей семеркой, озарил пространство вокруг "Горномора" фиолетовым сиянием, придавая всему окружающему мертвенно- бледный цвет. Фиолетовый росчерк с бешенной скоростью устремился к цели. И только в этот момент я заметил еще один, точно такой же огненный вихрь со стороны Алии (четвертое орудие).
   Не спуская глаз с нашего дуплета, я на секунду подумал с долей ревности, что бронемастер решил подстраховаться и дал Алие ту же команду, что и мне. Я знал, что не промахнулся. Я так же знал, что и четверка не мажет. А значит, что на долю таракана придутся все десять-одиннадцать!- мегаватт энергии.
   В воображении тут же появился этот момент: одновременный удар по поверхности вражеского корпуса, расплавление защитных слоев, превращение многослойной брони в рыхлое желе.
   С того места, где только что находился враг, в мою сторону хлынул неприятный, плотный поток ярко-зеленых вражеских выстрелов, вперемешку с несколькими ракетными снарядами. Защитная система витсх-накхц успела сработать и попыталась ответить нам до того, как на активе ярким облаком вспыхнул взрыв его двигателей.
   "Горномор" мгновенно отреагировал на этот выпад серией выстрелов (Мари, третье орудие). Мимо нас промелькнул какая-то ракета, даже не торпеда, как это бывает у крейсеров-богомолов. Сами мегаватты противника прошли мимо, едва чиркнув по защитному полю, а часть ракет была перехвачена на пол пути и сбита заградительным огнем.
   Ромбик-цель, замигал "тактическое попадание" и цифры, обозначающие параметры подбитого таракана сразу начали меняться. Паук начал быстро терять скорость и замедляться.
   -Отлично!- закричал кто-то в интеркоме.
   -От корвета пошла передача о бедствии!- раздался тревожный голос Пак Хина. Видимо они действительно занимались перехватом сигналов.
   -Второй не в состоянии сейчас сразу к нему придти...- тихо, с надеждой, ни к кому не обращаясь, сказала тихо Лена.
   Я как завороженный слушал переговоры в интеркоме, не сводя глаз с той точки в космосе, где сейчас находился вражеский разведчик. Сейчас на его месте, под аккомпанемент фонора, разгоралась маленькая искорка, которая медленно увеличивалась в размерах, набухая, достигая свечения ярких звезд, и затмевая их своей яркостью. И теряя правильную форму, маленькая звезда стала потихоньку превращаться в рванную, ярко- желтую кляксу, во все стороны от которой летели ошметки боевого корабля хо-дракц.
   -Второй таракан на горизонте!..
   -Торпедометатели- готовность!..
   -Орудие шесть. К отражению атаки- готова!..
   -Далеко!.. он для меня слишком далеко!..
   -Связались с "Фаринтейсом"?
   -Да, линкор на подходе...
   Мимолетный взгляд дал мне понять, что второй враг сейчас находиться по другую сторону артопа и я никак не могу сейчас принять участие в общей суете.
   Между тем, "Горномор" начал осторожно приближаться к подбитому мной врагу, описывая вокруг него круги. Пару раз нас тряхануло , как на ухабах. Видимо хо -дракц сбрасывали накопившуюся энергию с энго-модуляторов во вне, пытаясь окончательно вернуться в безопасное измерение. И одновременно создать помехи для наших фотонников, чтобы мы не смогли подойти к ним близко.
   "Горномор" в очередной раз вздрогнул и по Панораме прошла мелкая рябь помех.
   -Все...ушел. Гад,- злобно констатировала Лена,- бросил своего братика и ушел.
   Я осмотрелся. Действительно, второй таракан не стал испытывать судьбу и сделав виток над своим собратом, ушел прочь...
   Или...
   Пространство наполнилось натужным гудением- второй корвет все-таки вернулся. Яркие трассы его выстрелов пришли издалека и пронеслись всего в километре от "Горномора". Пространство вокруг артопа осветилось маленькими сверхновыми-разрывами. Мы резко дернулись и еще десяток нитей разрушительной энергии прошли мимо.
   Мимо! Научитесь целиться, паучата!
   Словно услышав меня , хо-дракц мгновенно перенесли огонь ближе к нам и с фонора, едва не оглушив меня, раздался противный визг.
   Прочерчивая полосы в одной плоскости, эти залпы стали похожими на спицы гигантского колеса, ось которого сейчас была на месте корвета.
   Еще одна вспышка! И ещё! Пустоту прорезала еще одна мегаваттная "плоскость".
   Тело налилось тяжестью и Панорама резко прокрутилась вбок и вниз.
   Взревели фотонники.
   Артоп взмыл вверх, оставляя таракана за кормой. С этого ракурса стало видно как безостановочная канонада витсх-накхца описывает вокруг себя спираль и постепенно сужаясь, бьёт точно в остаточный след наших двигателей.
   Разрывы ложились все ближе и точнее.
   Ближе и ...
   "Горномор" дернулся так, что шею на миг свело судорогой.
   Корвет погнался за нами, корректируя огонь на ходу- Панорама несколько раз озарилась радужными разводами защитного поля.
   Вся надежда только на хронотакт! Едва мы спотыкнемся - и нас тут же изрешетят!
   В тщетной попытке поймать в ромбик прицела паука я извел десяток мегаватт, но из-за резких маневров уклонения артопа большинство ушло в пустоту. А то, что попало, ни сколько не охладило пыл преследователя.
   Запел дальномер- расстояние между "Горномором" и тараканом сокращалось с немыслимой скоростью. Теперь он шел за нами следом.
   Ирония боя- теперь он нас догоняет, а мы уходим от него.
   С хриплым карканьем ожило ближайшее орудие.
   - Вот... верткий... попался!- перемешивая слова с отборной бранью выкрикнула Катя.
   Ее трассы прошили Панораму и исчезли вдали.
   -Вот ...!- услышал я снова.
   Катя случайно попала в одну из сброшенных нами мин. Из бледно-развертываемой и исчезающей в пустоте вспышки вынырнул таракан, не прекращая поливать нас из пушек.
   Всё! Конец тебе!
   Я вцепился в рога командконтроллера и выждав, когда паук был уже на подходе к прицелу, нажал на гашетку.
   Залп моего орудия проскочил через защитное поле артопа и яркой кометой прочертил огненную дугу на активе...
   Панорама неожиданно потеряла цветность и пропала трехмерная глубина картинки.
   Спустя миг актив пришел в себя.
   Да мы в энго!!!
   Ошеломленный этим фактом я провернулся и оглядел весь сектор обстрела.
   ...Мой залп повис, не пройдя и половины расстояния!!!
   Я хлопнул себя по колену, в отчаянном бессилии, но тут снова пискнул интерком:
   -Молодец, семерка!- капитан Полосков решил лично вынести мне приговор?- хороший выстрел, Бонки.
   Но нет, я ошибся. Он действительно был доволен мной.
   Я посмотрел на прицел, на вражеский корвет и застывший "недалеко" мой выстрел. Я действительно не промахнулся. Кажется, мне становиться ясно.
   Полосков специально подпустил к себе таракана и когда артоп ушел в энго, мы втянули его за собой в открывшуюся брешь. А теперь, из-за того, что хронотакта все еще работает- мы сможем вернуться в Родное измерение спустя десятые доли секунды! То есть - практически не совершив даже Малого Прыжка!
   И пусть витсх-накхца с нами в энго, пусть он висит у нас на хвосте, не в силах дотянуться до нас. Но сейчас я понял, что до того как за кормой врага еще не сросся разрыв матери пространства , я успел выстрелить в него! Да, мой выстрел завис на время нашего перехода, и он не может преодолеть расстояние между кораблями , подчиняясь странным законам энго. Но в тот момент, когда мы вернемся, в момент выхода из энго, хо-дракц получит долгожданное прямое попадание! Прямо в носовой обтекатель!
   -Вот так!- я погрозил пальцем обреченному врагу.
   Теперь я с удовольствием посмотрел на свой выстрел, светившийся в нескольких ...километрах?.. мегаметрах?.. от "Горномора". Мегаватт был похож на вытянутый по продольной оси эллипсоид, яркого фиолетового цвета. Этот свет был энергией, которая не давала рассеяться несущему заряд ядру на сверхдальние космические расстояния. Само ядро выглядело как ослепляющей своей белизной сердцевиной эллипсоида, тонкой как игла, и смертельной, для всего, что оно встретит на своем пути.
   Где-то между нами и корветом висело несколько зеленых звезд- выстрелы таракана, тоже повисшие в пустоте энго. Судя по их направлениям- они уйдут в сторону, не причинив нам вреда. Капитан снова обвел их вокруг пальца.
   В наступившей передышке эфир заполнился быстрыми перекличками.
   Техчасть отчитывалась за общее состояние артопа .
   -...серьезных повреждений нет. Отмечены семь попаданий в кормовой флюгер. От жесткого излучения вышли из строя восемнадцать пластин термической защиты. Боевое состояние артопа в целом- отлично.
   Машинное отделение доложило о полной готовности к выходу с энго и последующим маневрам в нормальном мире.
   -... можем продержаться в хрономодуляции еще четыре минуты, тридцать семь секунд. Потом будет каскадный сбой в гуранговых ускорителях. Время пойдет "один- в- один"...
   Я мысленно продолжил: " ...и тогда нас зашвырнет Бог- знает- куда. И это рядом с Аномалией! Так что- лучше не тянуть..."
   -Андрей,- окликнул я Воронина,- как ты там?
   -Паршиво. Ни одного выстрела. Скучаю.
   -Сашка!- весело позвала Лена.
   -Что?
   -Как тебе первый твой бой?
   -Ну...-замялся Семенов,- два раза попал, но без ощутимых последствий для врага...
   -Ребята...-это уже Катя,- я в мину попала. В ту самую, которая шла прямо на него...
   -Да-да-да!- это уже кто-то с торпедного отделения,- мы все это заметили!.. взяла с Пашки шоколад?
   -Да. А причем тут...
   -Так вот за мину- половину нам!
   -Чего?- возмутилась "восьмерка",- не дам!
   - Не ссорьтесь. Я за нее принесу,- вдруг серьезным тоном заявил Пашка.
   -СЕВА!!! Что у тебя там с "бульдогами"?
   -Первый уже в стволе! Заряжающий торпедного аппарата Никовский!
   -Что со вторым?
   -Настраиваем детонаторы, эрлебо бронемастер! Через минуту будем готовы к запуску!
   -Отлично. Через девяносто секунд выходим с энго. Всем приготовится.
   -Есть!
   -Вторая- готов!
   -Третья- готова!
   Я готов.
   -ВЫХОД!- раздалась команда с мостика.
   Как я и предполагал- паук промахнулся. Вся его зеленая мегаваттная мощь прошла мимо, даже не всколыхнув защитное поле.
   Но мой залп, мгновенно преодолев короткий путь, со всего маху ударил в лобовик корвета. Тот чертыхнулся, и пошел было в сторону, но в этот момент его настигли наша торпеда.
   Один "бульдог" вмялся в обшивку таракана и взорвался атомной вспышкой. Куски брони, нерастраченная энергия взрыва, внутренности корвета- все это выплеснулось ядовито-желтым облаком в пустоту космоса и тут же растворилось за кормой поверженного врага. Этот взрыв буквально швырнул противника вверх. С завыванием, сильно похожее на скулеж побитой собаки, корвет рванулся в бок и попытался набрать сверхсветовую скорость.
   Но теперь Полосков не желал так просто отпускать паука.
   Мы быстро выследили цель- в пустоте пространства повис остаточный след из обломков и искр фотонников.
   Вторая торпеда, сделав нырок, попала в то место, где только что побывала ее предшественница.
   Такого "бульдожьего" дуплета витсх-накхц не выдержал- внутри него что-то лопнуло синей вспышкой и сквозь новообразовавшиеся пробоины хлынули потоки света. Противник начал терять скорость.
   -Добейте его!- закричал знакомый голос.
   Повинуясь команде бронемастера, галерея словно очнулась ото сна. Мощный энергетический поток, разного цвета, разной силы, с разным частотой, вырвался из всех орудий и сжимаясь перспективой в тонкую полоску, за секунду прошел расстояние. С тяжелым ударом он уперся в борт врага и буквально разорвал его на части.
   Оранжевое пятно взрыва разлилось по Панораме и актив огласил:
   Абсолютное попадание. Уничтожение цели N 2.
   -Да!!!- хором закричали все мы.
   -Какая красота!- Лена.
   -Надо было сразу уходить!- Пашка.
   -А кусачий попался! Не думала, что тараканы так зубасты!- Катя.
   -Молодцы,- бронемастер.
   "Горномор" плавно совершил разворот и двинулся на то место, где несколько стандартных секунд назад мы оставили первого таракана. Оказывается, мы не так далеко ушли, как я думал- я едва закончил перенастраивать свою семерку на четверть мегаватта, как он снова оказались в поле видимости. Я хотел спросить у Стеклова добить ли этого, но в этот момент из энго вышел наш линкор.
   Дернулось сердце. Кончилась хрономодуляция.
   Теперь, в нормальном течении времени, мы с интересом следили за разыгрываемым перед нами действием.
   Линкор "Фаринтейс" (а это был он) вплотную подошел к витсх-накхц и затормозил перед ним в самый последний момент. Его инерционные гасители выплеснули энергию на бедного таракана, которую актив смазал веселыми искорками. Но от этих искр паука отбросило от громады линкора на несколько километров.
   Сработали магнитки. Игнорируя все попытки паука отстреляться "Фаринтейс" начал медленно подтягивать к себе таракана, как рыбак пойманную рыбу. Хо-дракц попытались сопротивляться и открыл огонь из остатков своих орудий. Но все попытки нанести ему какой- либо вред были обречены на провал.
   Я ухмыльнулся. Знай наших.
   "Фаринтейс" втянул в себя корвет и начал разворачиваться в сторону Империи, весело подмигивая нам габаритными огнями, в знак признательности. С легким шипением из его пространственных пробойников начало разливаться дымчатое марево, постепенно окутавшее все тело корабля. Марево начало светлеть и скручиваться воронкой. Сверкнула искра фотонников...
   Линкор исчез.
   Снова бескрайний космос. Снова эта пустота. Уже не такая враждебная. Отвоёванная в этом коротком бою у паука.
   И Галактическая Аномалия на самом краю видимости...
   - А поцеловать?- хихикнула Катя, обращаясь, по-видимому, к "Фаринтейсу".
   Дуреха.
   Кто-то фыркнул.
   И в тут нас всех прорвало- минуты две в интеркоме стоял невообразимый хохот всей артгалереи -так неожиданно прозвучала Катина фраза. Мы искренне, не стесняясь и не сдерживаясь, снимали напряжение от этой перестрелки.
   -Какие вы все-таки дети...- услышал я сквозь общий смех голос Стеклова.
   Свойственный только фотоновым приводам в момент набора звездного ускорения, с фонора пришел раскатистый гул, который несколько раз перекатился через артоп и затих слабым эхом.
   -ОТБОЙ!
   Усталый вздох прокатился по эфиру.
   Я отключился от интеркома и отстегнулся от кресла.
   Пока выравнивалось давление в отсеке, я залез в коммуникационную шахту, пристегнул свой скафандр к штативам. Как только зажёгся зеленый индикатор, я с облегчением поднял забрало шлема.
   Ого. В воздухе пахло хвоей- одоротерапия. После боя такие моменты расслабляют и успокаивают.
   Привычным взмахом я нажал на кнопку "покидания" скафандра (то есть включение его развертываемости с принудительным выталкиванием из себя человека). Оставалось высвободиться из перчаток, самого шлема и мягких ботинок.
   Чтобы потом, в случае внезапной тревоги, только в обратном порядке , так же быстро одеть - завернуть- все это на себя.
   -Спасибо, Седьмая,- впервые я обратился к своей пушке, как к чему-то одушевленному,- не подвела.
   "Проверить работу дальномерной автоматики" - был мне ответ.
   Диафрагма бесшумно открылась и я вышел в коридор.
  
  
   III.
  
  
   Закрыв последний искрогаситель, я повернул тумблеры в положение "готовность". Окинув напоследок всю батарею, я вышел из помещения аккумуляторной.
   -Партия готова к пополнению,- отчитался я Анатолию Григорьевичу.
   -Отлично,- командир зарядного отделения сделал запись в регистратуре и выключил журнал,- начнем, пожалуй...
   Анатолий Григорьевич кивнул сидящему со своей стороны пульта Степке и вдвоем они запустили контур зарядки на кассетные приемники. Оттуда часть преобразованной энергии разольется по кабелям и в конце- начнет скапливаться в обоймах. Там она сможет храниться так долго, как это потребуется (но не дольше семи стандартных месяцев). Чтобы потом, будучи подсоединенной к груксу, изливаться мелкими порциями, дозируясь реле прерывания.
   Энергии будет достаточно, чтобы сделать до сорока-пяти киловаттных выстрелов. Или чтобы прожечь дыру в металле толщиной в человеческую руку. Или, чтоб на расстоянии в сотню метров, пробить навылет паука, оставляя запах паленой шерсти и жареного мяса.
   В аккумуляторной зажегся зеленоватый свет. Через бронированное стекло можно было увидеть, как на подсоединенных к зарядным клеммам обоймах побежали белесые искры, старающиеся безуспешно выскочить за пределы гасителя. Сейчас там наверняка стоит запах озона , а если туда ненароком сунутся- все волосы встанут дыбом от статического электричества.
   Бр-р...
   Степа, не спуская глаз с показаний датчиков вольтажности, тихо окликнул меня.
   -Перекуси, Бонки,- и кивнул на стоящий в углу столик.
   Пока я возился с обоймами он, оказывается, приготовил пару бутербродов и сделал кофе. Я быстро сел и с внутренней благодарностью к этим молчаливым людям, приступил к нехитрой трапезе. Бутерброд был с паштетом. Только не смог разобрать из чего: кофе был горячий, я обжег нёбо.
   Я посмотрел на табло часов- ого, уже половина восьмого. Да это у меня ужин, оказывается.
   Деда Толя (так он сам просил его называть, в память о своей погибшей внучке) развернулся на кресле в мою сторону и почесав плечо тонкой - как протез- рукой ,сказал:
   -На сегодня всё, Лева. Ты свободен. Я доложу Славе, что ты отработал наряд.
   Я быстро прожевал кусок и шумно сглотнул.
   -То есть как?
   -Это последняя партия,- дед Толя махнул рукой на интерком,- связисты сейчас предупредили- скоро очередной сеанс. А мы тут им, видите ли, создаем помехи Большому Уху.
   Последняя фраза была сказана с долей иронии и поэтому я не понял- действительно ли мы мешаем сверхсветовой передаче или это была просто шутка. На всякий случай я хмыкнул. Пусть понимают как хотят. Все равно я не знаю- мешаем мы Уху или нет.
   В течении нескольких дней весь внутренний порядок был подчинен работе отделения спецсвязи.
   Значит, через пару часов по всему артопу разнесется неприятное гудение- верный признак работы сверхсветовой связи. Энергетики, предупрежденные заранее, как мы, сейчас переводят реактор на повышенные обороты, Петрович отключит второстепенные контуры на фотонниках, понижая расходы энергии до минимума. А Йорген объявит выборочную учебную тревогу для стрелков.
   А тем стрелкам, которые не будут задействованы, все равно должны будут сидеть в скафандрах, ожидая перехода режима тревоги с учебной на боевую. Потому что сигнал сверхсветовой слишком силен и теоретически может быть перехвачен Противником. И те, запеленговав источник, могут вычислить источник такого излучения и выйти на нас.
   Но Полосков, рискуя безопасностью артопа, слал в Штаб электрон за электроном. Потому что информация , которая была перехвачены нашими лингвистами, знатоками паучьего языка кА-тор, в момент переговоров между двумя тараканами была настолько важна, что капитан шел на это.
   Зачинщики всего этого- лингвисты- редко видимые нами в свободное время, вообще перестали появляться на людях. Роланд и Скаргон не выходили со своей каюты, изредка принимая у себя посетителей в лице связистов. Те приносили новые записи перехвата, уносили расшифрованные и, проклиная "пауковедов", забирали новую партию электронов для отсылки в штаб.
   Пак Хин иногда появлялся в столовой, хватал несколько блюд, рассовывая их по карманам, кивал нам в знак того, что все-таки нас заметил, и тут же исчезал в коридорах палубы. Встречаясь с нами лицом к лицу, он делал извиняющееся выражение лица и разводил руками, мол, когда все закончится- спокойно посидим
   В ответ мы безвольно кивали.
   Что поделаешь. Дел у всех хватает.
   После того, как гул Уха прекращался, "Горномор" поспешно набирал скорость и покидал астрорайон выхода на связь и продолжал патрулирование. Мы снова переходили на вахтенное расписание, а те, кто был посвободнее- получали наряды в другие отделения артопа.
   Я помогал Анатолию Григорьевичу в арсенале: один из "приказов по Флоту", который мы получили через Большое Ухо, гласил, что весь экипаж артопа должен был быть обеспечен личным стрелковым оружием в кратчайшие сроки. Сразу же были расконсервированы груксы, проверенно их состояние и часть энергии переключилась на зарядку обойм к ним.
   В первое время было интересно- все-таки в каждом мужчине сидит мальчишка, испытывающий легкий трепет перед короткоствольным автоматом, и желающий покрасоваться с ним перед окружающими... вот только деда Толя категорически пресекал всё это позерство.
   -Груксы под запор, обоймы - на накопитель! Всё- под роспись.
   Но все равно, этот наряд я принимал как приятное удовольствие, чем за нудную процедуру.
   Что не скажешь о Воронине.
   Я еще раз посмотрел на часы.
   Андрей сейчас пыхтит на гидропонике- отрабатывает наряд. Вдыхает пары суррогатов удобрений, обогащает питательные растворы для пракидакоров, переставляет лотки с нижних полок на верхние, поближе к вентиляции, сортирует спелые фрукты. И всё это под вечное ворчание Сильвии Михайловны.
   -Лева! Я стрелок, а не огородник!- пожаловался (это Андрей-то!) он вчера.
   Сам виноват. Андрюша, субординацию все-таки надо соблюдать. Даже на таком артопе как наш. Полосков такие выкрики не прощает.
   Я доел свой ужин, быстро убрал пустой стакан с салфетками в мусорный люк и встал.
   -Разрешите идти, линия-7?
   Анатолий Григорьевич поднялся и по-отечески поправил мой воротник.
   -Да, ромб-4. Спокойной вахты.
   -Спокойной вахты,- отозвался я на эту старую традицию.
   Кивнув Степе, я вышел из аппаратной. И пройдя недолгую, но тщательную, процедуру сканирования получил "добро" на выход. В полутемных коридорах арсенала я едва не ошибся поворотом и чуть не угодил под датчики склада. Вовремя попятившись назад я наконец заметил синие указатели на переходник к смежным палубам.
   Отработал я свой наряд. Теперь до моей вахты- часа четыре. Спать не хотелось. Бутерброды сбили аппетит, так что идти в столовую и что-то заказывать- только продукты зря переводить. Я спустился на три палубы вниз.
   Кто сейчас у пушек?
   Пашка и Катя.
   А потом мы с Алией.
   Мари, наверно, сидит у себя в каюте и слушает кристаллофон- она всегда после вахты так делает.
   Лена спит.
   Незаметно для себя, я подошел к развилке- на арт-галерею и спуск в машинное отделение.
   К себе идти не хотелось- лишние десятки метров брони, люков. Я махнул рукой и пошел к Петровичу. Если не занят- посидим, поговорим.
   О, кстати.
   О парусах и поговорим.
   Во время моей вчерашней вахты я стал свидетелем красивого зрелища- позади моей семерки, несколько ниже рострного щита, открылись створки (их озвучил фонор), и из недр "Горномора", под аккомпанемент повизгивающих сирен, выросла мачта экрано-парусов. Она больше всего смахивала на камертон , "рога" которого располагались параллельно друг другу и сходились где-то внутри корпуса артопа. Мачта перестала выдвигаться, только как достигла примерно четверти длины самого артопа, тем самым уменьшив мой панорамный кругозор на пятнадцать процентов. Я не совсем понял- где это могло все это время прятаться, но тут заметил, что внизу, то есть, примерно у шестого орудия виднеется верхушка таких же рогов. При повороте к пятому орудию- выяснилось, что и там такая же махина.
   (Всего таких конструкций-выскочек по артопу вышло четыре, разделив край рострного Щита на равные сегменты и придав нашему грибу, как сравнил нас когда-то мальчишка-мирионец, крестообразный вид).
   А через час мне удалось наблюдать, как из недр артопа, под точными командами андроидов, по этим направляющим штангам медленно "взбираются" сферы эмиттеров. Монтажная бригада подогнала их плотно друг к другу, как горошины в стручке, проверила несколько раз раскрываемость эмиттеров (как лепестки больших цветков), настроила их синхронизацию и удалилась, оставив возле эмиттеров энго-калибровщиков.
   Дальше смотреть стало скучно, потому что работа энгоников мелкая, но требующая высокой точности. Они целых пять часов занимались "горошинами" без видимых для меня изменений. Только время от времени между двухметровыми фигурами андроидов мелькали пестрые скафандры кабельщиков, коллег Валентины. Она, кстати, тоже там была- то бесстрашно взбиралась по тонким трапам на самую верхушку направляющих штанг, то исчезала за раскрытыми створами люков, откуда торчали рога "камертона".
   Видимо, Валя отвечала за бесперебойную работу двусторонней связи. Надо будет уточнить у нее, когда встречу...
   Подойдя на цыпочках к каюте командира машинного отделения, я прислушался.
   Вроде - тишина. Спит, что ли?
   Я только начал переносить вес тела на другую ногу, чтобы удалится, как раздался окрик:
   -Кто там бродит? Ну-ка, быстро зашел и отчитался!
   Вот зараза. Вот это слух.
   Я открыл настежь створ двери и шагнул вовнутрь.
   -Ромб-4, Бонки Лев...
   -Всё. Не ори,- перебил меня Петрович.
   Он стоял в середине каюты, наполовину скрытый широкой плоскостью, к которой с противоположной от меня стороны, наверно, был прикреплен пластмассовый лист.
   Ого! Петрович что-то рисует!
   -Тебе чего, Лева?
   -Просто зашел. По привычке. Наряд в арсенале закончил.
   Валерий Петрович почесал подбородок и спросил:
   -Обоймы к груксам готовишь?
   Я кивнул. Командир скривил губы.
   -То им срочно паруса ставь, то им автоматы заряди...с ума они сошли там, в Штабе, что ли?.. Ладно. Если просто зашел, сядь. Не мельтеши.
   Он выудил откуда-то огромные очки, с синей подсветкой изнутри и нацепил на себя.
   Невооруженным взглядом невозможно было увидеть работу вискарными стержнями- пластик остается матовым. Но с помощью этих очков можно было разглядеть эскиз начертанный на его поверхности. Итоговая работа будет видна для простого созерцания только после того, когда Валера сунет пластик на пятнадцать минут под излучение кадрона. Тогда этот лист будет продемонстрирован нам, чтобы потом присоединится к своим собратьям в пачке таких же пластмассок.
   Теперь в этих очках Петрович стал похож на большого крота.
   Я усмехнулся и дотянувшись до нижних стеллажей, вытащил две пачки готовых рисунков. Отложив одну ("звездные виды"), я начал перебирать вторую ("портреты").
   Вот Корней перед своей тройкой. Что-то регулирует на правом барабане.
   Это рыжий Зеф. Скрестив руки с наглой улыбкой, смотрит прямо на меня.
   Худой парень, в комбинезоне, стоит широко расставив ноги, заведя руки за спину. Голова в пол-оборота, как бы демонстрирует свой нос с горбинкой, надменно смотрит куда-то в сторону. Подпись сзади листа: Вернер Глебски.
   Имя знакомое. Я присмотрелся.
   Слышал это имя, но его самого не видел.
   Ах, ну да. Стрелок орудия семь, мой предшественник.
   Элла. Сидит за столом, положив свою коротко-стриженную головку на локти. Смотрит на источник света- аварийную лампу в углу каюты.
   Еще один лист.
   -Ого! Петрович, откуда это?
   Я поднял лист, на котором был изображен человек, внутри большого зеленовато-синего стакана. Изо рта человека торчали трубки, а над головой вилась стайка пузырьков.
   -Это репортаж по стерео был,- Валера покрутил в воздухе стрежнем и в нос ударил запах нагретого вискара,- Министр межпланетных отношений посетил лечащихся на Мирионе энгонавтов. Ты попал в кадр. В банке с раствором. Ну... я- тебе на память- нарисовал. Как?
   Я не ответил. Значит, та галлюцинация не была таковой. И ко мне действительно приходил высокопоставленный чиновник. Министр МПС.
   -Петрович, а ты не в курсе, что за раствор, в котором меня лечили?
   Валера засмеялся. Этот смех, в сочетании с черными консервами-очками сделал его совсем смешным на вид.
   Я отвернулся, чтобы не засмеяться.
   -Откуда я знаю, Лева. Тебя же там полоскали. Кстати, каково это?
   -Щекотно,- соврал я,- просто слышал краем уха, что это биологический раствор. Вроде гигантской амебы...
   -Это может быть. Мирион вообще рассадник генетических инженеров... видел, что они со своими животными вытворяют? Не удивительно, если они смогли вырастить амебу до таких размеров.
   -Животных не видел, не знаю,- сознался я,- но при расспрашивании докторов, которые занимались мной, на счет амебы, ничего путного не узнал... Мне мягко намекали, что лучше бы этого не знать. Думаю, что берегли психику...
   -Ха!- громко сказал Петрович,- И правильно делали. Я бы тоже нервничал, если бы узнал, что меня месяц грызла какая-то тварь.
   Я взял один рисунок со второй пачки.
   Рисунок был как бы поделён на двое. С одной стороны -планета, с легко узнаваемым контуром Аграрного Континента. С другой стороны- чернота звездного пространства. И, словно мостик между этими двумя половинками, висит на переднем плане ремонтная станция "Бродяга".
   Нагромождение орудий, защитные эмиттеры, полусферы энергопробойников; позади них различаются решетчатые башни ремонтных доков, пузатые контейнеры; разноцветной гирляндой уходит в даль вереница оранжерей, между которыми, через равное расстояние, стоят грибы жилых помещений. Над этим всем возвышается ребро Центрального Ядра. "Отсюда" не видно, что это диск. Кажется , что в середину всех надстроек опустили призму - утыкали всевозможными антеннами, откусили несколько кусков с граней, залатали несколько старых пробоин - и так оставили.
   -На Лепро рисовал?- спросил я Петровича.- пока мы чинились?
   Петрович снял очки и подошел поближе.
   -Да. Мне на Поверхности делать было нечего- своих забот уйма была. А так, "по вечерам", так сказать, сидел на мостике. Рисовал с натуры,- Валера вернулся к своему занятию.
   Я стал рассматривать рисунок, стараясь разобрать мелкие детали, как будто передо мной было стерео. Было видно, что некоторые фрагменты ремонтной станции, которые Петрович узнавал по знакомым очертаниям, рисовались с дотошностью педанта. Но то, что Петрович не смог понять (узнать, разглядеть), были на пластмассе смазанными силуэтами-мазками.
   Так и не найдя даже тень от своей П М П (кажется, она должна быть по ту сторону Ядра), я положил рисунок на стол, перед собой.
   Тогда, полгода назад, на Лепро...
   Представители Авроры прибыли на Лепроан, как только им стало известно о моем возвращении. И сразу же по прибытии взяли меня под свою охрану, опасаясь провокаций со стороны представителей Дуктис. Потому что уже были в курсе, что уполномоченные лица от Банка "Государственный Стандарт", Округ Дуктис, не заинтересованы в том, чтобы я смог добраться до тех ячеек памяти, которые хранились на старой пушке звездолета "Хотира". Дело было не в информации, которая была нужна Авроре. Им на это было наплевать. На Дуктисе не хотели моего допуска к П М П в целом. Ведь, если я смогу ввести свои данные в приемник Кибермозга, а потом -в терминал пушки, не встретив препятствий, то этим фактом я доказываю, что я не клон.
   Это сразу бросит тень на всю финансовую политику Округа Дуктис. И попутно заденет незыблемость Института Евгеники на этой планете.
   Потому что десять лет назад именно Институт, находящийся на Дуктисе, заочно объявили нас куклами и сфальсифицировали присланные с Лепро анализы наших ДНК. На основании этого я и те одиннадцать детей ("звездная дюжина") были объявлены самозванцами и аферистами. И с нами отказались иметь дело и вести всякие переговоры.
   А теперь, если все мнемонические процедуры с ячейками памяти Умника, пройдут без осложнений, - с меня должны быть сняты все обвинения десятилетней давности. И тогда Банк "Госстандарт" должен будет выплатить причитающиеся мне "полетные". Мне, как последнему офицеру, не бросивший звездолет и приведший его в порт обитаемой планеты. Ведь даже по старым законам- только оригинал имел право на управление звездным судном. И только оригинал имел право принятия вахты на стратегических судах. И только оригинал имел право назваться капитаном космического корабля.
   И если я - не клон, значит,- и другие одиннадцать детей колонистов тоже могут быть Личностями. И им тоже полагается выплата. Компенсация за просроченный полет и страховка за "... аварийную ситуацию не связанную с действием или бездействием команды и технического персонала звездолета... за "остроченный полет колонистов. корабль в порт обитаемой планеты. . лемомстький вшего оператором наводчиком П М П и погибше".
   Как нам сказали экономисты одной фирмы, которые помогали нам в этом деле, десять лет назад,- при переводе всех сумм на имперские ватты, это будет эквивалентно работе всех атомных электростанций планеты Дуктис в течение двух часов. Уже тогда, поняв о какой сумме идет речь, я понял, что Дуктис никогда не заплатит. И сделает все, чтобы эта сумма нам никогда не досталась. Это было бы для них унижением... платить такие деньги горстке детишек, пытающийся ввести в заблуждение Республику Лепро. А теперь вот- доверчивую Аврору.
   К счастью, это все уже было известно людям с Авроры (спасибо Умнику).
   Вместе с ними я сдал биометрику в Императорский Филиал Института Хомо- Евгеники на Лепро. И когда там подтвердилось то, в чем я никогда не сомневался, мы - делегация с Авроры, с Дуктис, с самой Лепроа- отправились на звездолет-колонист.
   Дальше все было легко.
   Кибермозг потребовал от меня идентификации Личности.
   Он специально потребовал от меня удостоверения, чтобы еще раз наглядно подтвердилось моя Оригинальность. Императорский Клирик, специально прибывший ради этого на Лепро, подтвердил мою подлинность. Кибермозг проанализировал полученные команды и дал разрешение на мнемонические операции. Следуя его ссылкам, мы перекинулись на сервер противометеоритной пушки. Та потребовала моего- Льва Бонки- присутствия в операторском кресле.
   Повинуясь этому "требованию" мы спустились (относительно палуб с Кибермозгом ) на технические ярусы, оттуда прошли к зарядному отделению П М П. И только оттуда мы смогли подняться в рубку управления пушкой.
   Надо отдать должное Клирику и его охране- они молча вынесли этот переход, не высказав никаких замечаний и недовольствий. В то время как мои соотечественники с Дуктис всё норовили заплутать в длинных коридорах, постоянно требовали "квалифицированного проводника", или отдергивали представителей с Авроры нелепыми фразами. Вроде:
   -Вы знаете, что этого перехода в поярусном аксонометрическом плане "Хотиры" нет!
   Когда я сел в кресло стрелка и подтвердил свою Личность - появилась надпись:
   Кормовое орудие ПМП -42- бис вступает на боевое дежурство. Оператор -наводчик Лев Бонки на вахте.
   Теперь я мог открыть доступ к блокам памяти П М П. Что я и сделал. И когда началась процедура копирования данных на переносные ячейки, лица у чиновников с Дуктис заметно вытянулись, а у авроранов- расслабились.
   Люди "Государственного стандарта", не проронив ни единого слова, тут же покинули "Хотиру" (и как они выбрались через эти закоулки?). А затем сразу же- систему Лепроан.
   Больше я их не видел.
   А люди с Планетбанка "Аврора" получили необходимую информацию- завеса тайны над судьбой звездолета "Переславль" приоткрылась.
   Партия, которую затеял Умник, со всеми нами, была сыграна.
   Спустя пару дней сорок тонн единственного не-живого обитателя звездолета "Хотира" , были занесены в реестр Музея Космических Исследований, как уникальный экспонат Эпохи Первой Звездной Экспансии. Теперь Кибермозг находится под опекой Музея. А это значит, что лет десять его никто не побеспокоит. Даже "Вийкаба энго-Л" не имеет права присоединять к нему дополнительное оборудование, не получив разрешение от Министерства Охраны Культурного Наследия Хомо.
   Костя стал знаменитостью на весь Лепро. Теперь его и Институт Исторических Исследований воспринимают как одно целое. Его команда получила карт-бланш и теперь агенты И И И переворачивают верх дном все места, где могут осесть артефакты с потерянных звездолетов.
   Сам Институт Исторических Исследований, благодаря которому это все и заварилось, получил благодарность от Авроры и заверение во всяческой поддержке во всех начинаниях. Обычные любезности.
   Меня хотели наградить орденом "Человеческого Достоинства", но тут вмешался Клирик и я отказался. В принципе, я не сожалею об отказе. Я ведь рассчитывал, что поднятая шумиха, распространится по Империи сенсацией, и может быть, кто-нибудь что-нибудь что-то вспомнит. И прольет свет на судьбу тех сорока- пяти тысяч человек, которые пропали без вести со звездолета "Хотира".
   Пока я ждал этого- успел расстаться с Эллой, дать в суде положительные характеристики на стрелка Перси Зефа, погостил у Славки Водомирского на его фазенде.
   Но новостей не было.
   -И это событие прошло мимо истории,- грустно подытожил Слава, когда мы рассуждали об этом.
   Правда, перед тем как "Горномор" начал набор скорости , чтобы уйти с системы Лепро-VII, на мое имя поступило два электрона.
   Один был с Округа Дуктис. В нем была выборка из репортажа.
   "...Группа негодяев нашла покинутый звездолет Первой Звездной Экспансии, который Округ Дуктис считал потерянным навсегда. Там, на корабле, негодяи собрали остатки ДНК и клонировали в подпольных лабораториях двенадцать детей. Потом они объявили этих кукол- приемниками всех завещанных состояний, оставленных колонистами семьсот лет назад. А тот, кто называет себя Лев Бонки- самый главный преступник. Который год он шантажирует правительство Дуктис, который год он желает очернить светлую память о героях-первопроходцах. И который год он безуспешно требует выкуп за свое молчание!.."
   Примерно все в этом контексте. В конце сообщения говориться, что клон- Бонки объявлен персоной нон-грата на планете Дуктис, Октас и Арга.
   Перечень этих трех планет меня несказанно удивила.
   Ладно- Арга. Мародеры с этой бедной планеты демонтировали с "Хотиры" звездные паруса, тем самым, лишив его возможности пилотируемого полета. Они, на Арге, кровно заинтересованы в том, чтоб скандал с "Хотирой" кончился как можно хуже для всех свидетелей.
   Но при чем тут Октас? Я даже не знаю, где находится эта планета.
   Прав был Клирик, говоря мне тогда, прощаясь:
   - Есть среди нас миры, которые ради денег и власти не чтят заслуги прадедов, не ценят дел сынов своих, отрекающиеся от братьев родных. Они не помнят тех жертв, которые принесли прошлые поколения на алтарь нашего благополучия. Ведь, во истину - не известно точно сколько погибло, пропало без вести, сгинуло в необъятной пустоте Млечного Пути, пытаясь проложить путь к звездам. Чтобы мы сейчас могли называть гордым именем Империей Хомо. А вы, Лев Константинович, как лакмусовая бумажка - показали эти несовершенные миры. Я только боюсь, что их больше, чем хочется верить.
   Второй электрон пришел с Авроры через несколько минут после первого.
   Там я представлен героем, который не смотря на все беды и невзгоды , несмотря на угрозы со стороны продажных чиновников, под страхом быть признанным клоном, сумел добиться Правды. С большой буквы. И что все население Авроры признательно мне в том, что я, пытаясь выяснить судьбу своих родителей, обнаружил в памяти стареющего Кибермозга сигнал SOS звездолета "Переславль". В конце сообщения- предупреждение. О том, что на планеты Дуктис, Октас и Арга мне лучше не соваться.
   И обращение от официальных лиц: если появятся желание стать гражданином Авроры- милости просим (намек ясен?).
   И всё.
   И опять ничего не известно.
   Я только хотел узнать про своих родителей, а в итоге стал преступником на своей Родной Планете. Которая сама отправила меня и моих родителей в Долгий Полет. А какая-то другая планета протянула мне руку дружбы.
   Осталась только грусть и обида.
  
   IV.
  
  
   В каюту зашел Саша, держа под мышкой бигту.
   -Валерий Петрович, вы не заняты?
   Петрович снял очки и переключил подсветку на зеленый цвет.
   -Пришел? Заходи.
   -Лева,- кивнул мне Семенов.
   -Привет,- Я рывком сел и пододвинулся, освобождая место,- как там Андрей?
   -Когда я уходил- пытался объяснить Сильвии, что томатные прививки к пракидорам могут повысить урожайность.
   Воронин как всегда, в своем репертуаре...посмотрим- кто кого.
   Саша скромно сел на край дивана, примостив бигту с краю.
   -Ты давно здесь? -тихо спросил он,- наряд закончил?
   -Почти,- я потянулся,- дед Толя отпустил. А ты чего сюда?
   -Хочу Маришке подарок на день рождения,- шепотом признался стрелок.- еле-еле уговорил Валерия Петровича написать меня.
   Командир машинного отделения громко кашлянул и мы замолчали.
   Я подмигнул Сашке, но он сделал вид, что не заметил.
   Минуты две мы сидели в полной тишине.
   Семенов оглядел каюту и осторожно, словно боясь быть замеченным, почесал нос. Как только его рука вернулась к инструменту, Петрович удовлетворенно кивнул сам себе и вдруг приказал:
   -Вот так и замри.
   Это команда застала Сашу врасплох. Он было дернулся, но Петрович шикнул на него таким тоном, что ему пришлось опять замереть.
   Вот так он и рисует свои пластмасски. Смотрит, наблюдает, выжидает. А потом, как гаркнет: "замри!". И ничего не остается делать, как повиноваться- портрет "от Петровича" все хотят.
   Как-то спросил я Славку: как это- рисовать? Тот попытался мне объяснить процесс "создания картин". Но с его слов выходило, рисовать...о, извините- писать... пейзажи далеких планет легко. Тем более таким архаичным способом- акварелью на холсте. Портреты, говорит, тоже - раз, два - готово. А вот вискарями рисовать- это уже экзотика. Это только среди вас - военных- такая блажь встречается. Никто до твоего машиниста (я рассказал про Петровича) до этого не додумался. И если он отточит свое умение- можно и небольшую выставку устроить.
   Я оглянулся на стопку листов. Пожалуй, скоро можно выставлять...
   Немного жаль, что кроме моего портрета "в растворе" там ничего не будет- меня он как-то один раз поймал. Что-то набросал на планшете. Но дальше не пошло.
   Рожа, говорит, у тебя простая. Постная. Как будто никаких эмоций, а мышцы лица только на твою ухмылку развиты.
   А видать, Сашка ему понравился как типаж. Ну еще бы- единственный человек, который может играть на бигте, да еще и поёт что-то при этом. Я бы тоже попытался его срисовать, если б умел...
   Я закинув руки за затылок, стал наблюдать за Сашкиным терпением, пытаясь понять, каково сейчас ему- позировать.
   Сашка сидел в напряженной позе, сжав бигту, всматриваясь в видимую только ему точку. Через десять минут напряжение мышц Семенова стало невыносимым, он начинал дергаться и вертеть головой, разминая шею
   Петрович объявил перерыв, чтобы в очередной раз нагреть вискарные стержни. Сашка с шумным вздохом соскочил с дивана.
   -Он всегда так долго рисует?- смущенно поинтересовался Семенов, как только Валера скрылся в лаборатории.
   -Это тебе не стерео- щелк и готово,- я зевнул.
   Кажется, спать хочется...
   -Ух, все ноги затекли,- Саша несколько раз присел.
   -Меня он вообще часа три мазюкал,- соврал я,- а что во мне такого? Рожа и рожа.
   Саша удивленно посмотрел на меня и кивнул соглашаясь.
   Вернулся Валера.
   -Долго еще?- вежливо спросил Саша.
   -Что?- не понял Валера,- а, нет. Я только фон, стенку вон ту, закончил...
   Мы с Семеновым посмотрели на заднюю стенку, которая служила фоном для его портрета. Стена как стена. Шкаф пожарной безопасности, створ коммутационной шахты, и диаграмма зависимости гурангового напряжения от хронотактовой модуляции.
   -Что так всматриваетесь?- засмеялся Валера,- шучу я. Саша, возьми тот стул, садись.
   Саша взял бигту и театрально кряхтя и охая повиновался. Принял нужную позу.
   -Давайте я вам что-нибудь сыграю, -вдруг предложил он. - а то сидишь как истукан. Да и вам веселее...
   -Что сыграешь-то?- спросил я.
   -Да что хочешь...
   В голове промелькнули обрывки песен, которые я слышал от Саши, но ни одна не зацепилась особо - песни все были красивы, мелодичны, и почти все были " а- это- точно- моя- любимая!". В возникшей паузе Сашка заерзал на стуле, ожидая пожеланий от нас с Петровичем.
   Тут я вспомнил.
   -Валера, а монтаж парусов когда закончится?
   Петрович замялся и неопределенно махнул вискарем.
   -Как только- так сразу,- буркнул он, возвращаясь к пластмассе.- ты меня еще будешь торопить...у меня андроиды с ног сбились уже...был бы Отто, он давно бы все сделал...-едва слышно выдохнул он.
   -А вот эти течения,- оживился Семенов.- я, будучи учителем, сколько раз детям рассказывал про них, а самому ни разу не удалось их увидеть. Какие они, Лева? Действительно, как пишут в учебниках, они ...похожи на полярные сияния?
   -Не знаю. Я не видел северных сияний,- ответил я.- но то, что они слишком быстрые- это факт.
   Сашка засмеялся.
   -Это я и без тебя знаю. Кстати, около Мириона проходят два мощных галактических течения- М-7 и М-8.
   Петрович кивнул. Видимо, из-за специфики своей профессии это прекрасно знал.
   -Одна идет от нас к центру Галактики, другая- в прямо-противоположную сторону, в сторону Андромеды.- как на уроке галактографии объявил Семенов.- и М-7 позволяет набрать относительную скорость в пять и семь десятых раза больше скорости света.
   Я отмахнулся. Течения, всякие индексы...к чему они мне, например?
   Я знал только то, что преподавали в Училище, на "Краткой теории звездных перемещений" (один семестр). Нам так преподнесли это- где-то очень далеко, радиант- центр нашей Галактики , есть брешь, или открытый переход, из измерения- Р в энго. Из-за разницы в физических константах наших пространств, с той стороны к нам проникла часть того мира (понимай, что и часть нашего ушла в другой ). То есть пресловутое Галактическое течение- это просто выброс чужого пространства, принявший под давлением нашего измерения-времени , форму схожую с направленным потоком. Внутри которого можно перемещаться материальным объектам, не нарушая законов релятивистской физики, не нарушая законов энго-измерения.
   "А просто- игнорируя их существование!"-это Гиз выкинул остроту, но оказался отчасти прав.
   Да, мы можем пользоваться этими течениями, делая переходы за минимальное время, не проскальзывая в энго, не теряя связи с нашей вселенной. Но "нырнув" во внутрь такого потока мы можем набрать сверхсветовую скорость, которую до открытия этих течений, могли себе позволить только на фотонниках. Хотя, это тоже зависит от внутренних характеристик самого галактического потока (вектор, частота сопряжения, и даже- радиационная составляющая) .
   И не все потоки одинаковы по силе.
   Взять хотя бы "Хотиру"- наш полет длился (длился бы!) сорок лет внутри такого галактического ветра (как мы тогда его называли), а прошли мы всего одну десятую пути. Мы не догадывались, что "космический ветер" может нас донести до Цели-звезды безо всяких последствий, поэтому отключали паруса и ложились в направленный дрейф. Чтобы потом также-с помощью парусов, начать торможение.
   -Жаль, что большинство известных нам течений проходят вдали от звезд,- Сашка грустно перебрал струны бигты, и продолжал "урок",-обтекая их по краю. Некоторые идут от одной звезды до другой не прерываясь, некоторые- исчезают на полпути, растворяясь в глубоком космосе, а некоторые вообще могут сделать загиб и вернуть горе-кораблик обратно в звездную систему, только с другого конца. То есть- течения есть, но их КПД все-таки меньше, чем хотелось бы.
   Кажется, ему вспомнились года учительствования...
   -Столько энергии и просто так,- задумчиво сказала я, чтобы хоть что-то сказать,- ни дать, ни взять. И течет в никуда.
   -Это точно,- согласился со мной Валерий Петрович,- внутри самой галактики таких течений, как М-7 маловато. Слабые. Не то, что эта...
   -Да тут помех меньше,- я вспомнил слова преподавателя с Шентавейне, - а там- то звезды, то планеты, то пыль...естественные препятствия...- я не удержался и зевнул,- С таким течением... как там?.. мы Первую Звездную Экспансию лет за пятьдесят закончили бы. Без всяких анабиоров, без гигантских звездолетов, размером с город. Может, корабли и не терялись бы так часто...
   -Точно!- подхватил Сашка.- семьсот лет в никуда! Да, Лева, абсолютно согласен.
   -Стоп.- остановил я его,- Полеты в среднем длились по двести лет. И тебе, как галактографу, стыдно это не знать.
   -О каких семистах годах идет речь?- не понял Петрович .
   Его взъерошенная голова на миг вынырнула из-за мольберта.
   -Да мы тут со Львом песню вспомнили,- объяснил Саша.
   Я не понял этой фразы.
   -Саша, о какой песне ты говоришь?
   -Песня про старый корабль с экрано-парусом. Ты только что процитировал первые строки...что? Серьезно не знаешь?
   Сашка вдруг пропел:
  
   -Семьсот лет назад корабли-звездолеты
   Были большие как города
   От звезды до звезды тогда длились полеты
   Не дни как сегодня, а дольше- века.
  
   Ее дед мой пел, под бигту. Грустная такая.
   Какое-то неприятное чувство шевельнулось во мне, но я еще не смог определить, что же меня так насторожило.
   -Постой.- оборвал я его.- Я эту песню в первый раз слышу... ну-ка, спой-ка. Какие там слова?
   -Сейчас...мелодию вспомню...Без бигты это не поется. Эффект не тот.
   Он перебрал струны и глядя куда-то в бок проиграл несколько нот. Потом тот же мотив, но в другой тональности. Судя по тому, как он смотрит на свои пальцы, перебирающие лады на бигте, он не мог вспомнить звучание той мелодии, которую собирался нам преподнести.
   -Не двигайся,- одернул Валера.
   Он подошел к Сашке и приподнял его подбородок. Отойдя на шаг, удовлетворенно кивнул.
   Наконец, в каюте разлилось звучание нежного инструмента. Мелодия была спокойной, с легким оттенком грусти. А может, Саша просто играл медленный мотив, под настроение, при этом не меняя ни выражения лица, ни позы.
   Саша тихо запел:
  
   -Семьсот лет назад корабли-звездолеты
   Были большие как города
   От звезды до звезды тогда длились полеты
   Не дни как сегодня, а дольше- века.
  
   Корабли-тихоходы через многие тернии
   Добирались до звезд с людьми на борту.
   Судьбы многих из них забылись во времени.
   Об одном корабле я вам песню спою.
  
  
   - Прекрасный корабль -экраноход.
   К цели- звезде ушел он в поход.
   Прекрасный корабль в утробе своей
   Нес тысячи тысяч спящих людей
   В анабиоре. От разных угроз
   Их охранял большой Кибермозг.
  
   Корабль ушел к цели-звезде .
   И вскоре забыли о нем все-все-все.
   Он шел в пустоте почти семьсот лет,
   Себя сберегая от космических бед...
   А Кибермозг в это время не спал
   Как было доверено- людей охранял.
  
   Но однажды пришел на корабль чужой,
   Неизвестно откуда. Коварной рукой
   Он доступы-коды к анабиору
   Смог подобрать. И действуя скоро
   Включил пробужденье от Долгого сна.
   И люди проснулись внутри корабля....
  
  
  
   -Чего-чего?- меня буквально подбросило,- что это?!
   Я схватил Сашку за плечи и попытался взглянуть ему в глаза, но мешал бигта. Саша отшатнулся и едва не упал со стула. В его глазах промелькнул испуг, перешедший в растерянность.
   -Лева! Что с тобой?- отдернул окриком Петрович.
   Почувствовав тяжесть в ногах, я грузно осел на диван. По спине прошли волнами мурашки. Я закрыл лицо руками и наклонился к коленям. Так можно параноиком стать...
   Совпадение...Это может быть только совпадение...
   -Лева... с тобой все в порядке?
   Саша положил руку на мое плечо и несильно сжал.
   Я кивнул, не поднимая головы.
   -Прости, Саша,- я выпрямился и стараясь как можно покойнее, спросил.- что там дальше поется?
   Последовала пауза.
   -Ну...там...я сбился...-Сашке было неловко.
   Он продолжил, но уже без бигты, просто читая стих.
  
   ...он начал сгонять колонистов- людей
   В тесные трюмы своих кораблей.
   Тех, кто оковы отказался носить,
   Он приказал прилюдно убить.
   Так волю к свободе он разом сломил...
   ... А женщин красивых команде дарил...
   Что стало с детьми- это тоже ужасно.
   Не надо домысливать...здесь мысли напрасны....
  
   И вывез их всех на далекий мирок,
   Законом забытый в пустоте островок.
   И там продавал их , равно как скот,
   И так повторялось из года в год.
   Так тысячи тысяч кто для братьев- людей
   Отправился в Путь ради светлых Идей,
   Кто к звездам дорогу хотел проложить,
   Найти новый мир, освоить и жить,
   Стали рабами, без прав и надежд.
   Впроголодь жить и ходить без одежд...
  
   Видимо с моим лицом что-то произошло, потому что Саша замолчал.
   -Откуда это?- дрогнувшим голосом спросил я.
   Ища поддержку, Семенов бросил взгляд на Петровича, но я заметил краем глаза, что Валера просто развел руками и сделал подталкивающий жест в сторону Саши. В возникшей паузе я тихо встал и дойдя до люка доставки, быстро набрал код первого попавшегося в списке напитка. Через несколько секунд звякнул звонок прибытия и в руку выпал запечатанный стакан сока. Не говоря ни слова, не оборачиваясь, я одним глотком осушил его и сразу выкинул упаковку.
   Проделав все эти бессмысленные движения (пить-то не хотелось) я немного замедлил бешеный ход мыслей, но дрожь в руках осталась.
   Это просто совпадение, снова сказал я себе.
   -Старый корабль, говоришь?- я сел около Саши,- а название есть? Кстати, чьи стихи?
   Я заметил, что Петрович уже отошел от "мольберта" и встал около дивана так, чтобы, если вдруг возникнет необходимость, встать между мной и Семеновым.
   -Старая песня...-стараясь подбирать слова, ответил Саша,- я не знаю чьи они, Лева. Просто ты процитировал их, я думал ты знаешь ее... Мой дед их пел время от времени. Его какой-то каторжанин выучил ...
   -Каторжанин?!- переспросил я.
   -Да,- кивнул Семенов,- мой дед на кириндитовых пыльниках с ним познакомился.
   Опершись на плечо Саши, я встал.
   Тяжелое гудение разнеслось по артопу.
   Я вздрогнул.
   Большое Ухо. Всякий раз этот звук застает врасплох, и всякий раз кажется, что достает до самых поджилок. Видимо не один я такой- Петрович тоже поежился и начал собирать вискарные стержни в специально для них приготовленную коробочку. Потом неспешно снял пластмассовый лист с зажимов и свернул мольберт. Саша быстро вскочил и звякнув бигтой посмотрел на нас, не решаясь выйти с каюты первым.
   Трубный звук уха повторился, но на этот раз дольше.
   Прицеливаются.
   Сейчас начнется. Минут на двадцать.
   Я взглянул на часы- рано. Груксы наверняка успели зарядиться только наполовину.
   Гудение Уха возобновилось. Теперь без всяких пауз, на одной низкой ноте, заставив меня в самом начале зажать нос на секунду и несколько раз открыть рот. Словно это помогло бы избавиться от чувства заложенности ушей.
   Петрович резким движением сдернул себя очки, бросил быстрый взгляд на растопыренные пальцы левой руки и мизинцем прочесал свое ухо.
   -Ах ты, гуделка поганая,- выругался Петрович.- не могли позже, когда мы свою передачу посылать будем...
   - Это не передача?- удивился я.
   - Это прием. Не различаешь тональность?
   Я посмотрел на Семенова, у него все-таки музыкальный слух...но тот пожал плечами.
   Разницы между сигналом передачи и приема я не чувствовал. Что от одного, что от другого сводило зубы.
   Петрович немного помолчал, ожидая нашего ответа, а потом махнул рукой и принялся убирать свои приборы рисования по местам.
   В этот момент гудение прекратилось. Возникла давящая тишина, обычно после передач сверхсветовой связи,- плотная и густая. Я переглянулся с командиром машинного отделения.
   Судя по лицу Петровича он тоже не понял произошедшего.
   В возникшей тишине сигнал вызова с мостика буквально разорвался звуковой гранатой. От неожиданности у меня даже свело затылок. Валерий Петрович тяжело вздохнул, поняв, что может означать этот вызов, и потянулся к интеркому. Едва дотянувшись до кнопки приема он на замер.
   -Бонки. Семенов. Освободите каюту.- с тоном не терпящий возражений, но все же мягко, попросил Петрович.
   Мы вышли.
   -Извини, Саша,- обратился я к стрелку, когда мы вышли в коридор,-Просто, это очень напоминает мне...
   Я неясно помахал руками, не зная как закончить фразу.
   Семенов понял по-своему, кивнул. Но по его лицу видно было, что настроение все-таки я ему с Петровичем подпортил. Теперь неловко будет...
   -А корабль тот "Котира" назывался, кажется...- запоздало ответил Сашка,- С ударением на средний слог.
   Я остановился на полпути к переходнику.
   -Да-да,- обрадовался Саша, вспоминая. Там в конце строки-
   О тысяче тех, кто был на "Котире",
   О тех, кто погиб, забытый в плену,
   Я пою эту песню, чтоб вы не забыли.
   Отомстите за нас, о люди, молю...
  
   Вон оно.
   В голове зашумело и я осел на пол, прямо на комингс.
  
  
  
  
  
   Защитники.
  
  
   I.
  
   Ну, пришли мы к Антегайо-XVI.
   Ну, не через энго, напрямую, а долгим ,кружным путем. Разгон на фотонниках и уход в энго- пространство; выход у одинокого голубого гиганта на самом краю Млечного Пути; несколько часов на позиционирование, поиск галактического течения; "нырок" в него....
   Красота работающих экранопарусов- отдельный восторг!..
   ...Чтобы через восемь стандартных суток движения в потоке М-48 выйти в пустоту Родного измерения...где?
   У звезды Антегайо!
   Что это за звезда? Что за планета такая?
   В начале у всех простых членов экипажа артопа "Горномор" (а снобов- энгоников мы таковыми перестали считать!) возникли вопросы. И их было много и в основном они были вызваны чистым любопытством. Все-таки интересно же- куда наш "Горномор" занесло в этот раз?
   Но ответов на наши вопросы мы так и не получили.
   Как только представилась возможность, мы все собрались в кают-компании.
   Здесь располагалась малая модель Империи. Откуда она появилась здесь, на "Горноморе",- не совсем понятно, но со слов покойного Корнея- Полосков выиграл ее у какого-то капитана крейсера в азартную игру. Точно, откуда взялась галакта, мог сказать только Зеф. Именно он договаривался с портовыми грузчиками и командовал ими, когда те затаскивали голограммный проектор в кают-компанию.
   Галакта не была такой подробной как та, что я видел в здании космопорта на Мирионе, но этот недостаток компенсировался ее многофункциональностью- Саша не раз демонстрировал нам ее возможности, когда кто-то из членов экипажа вдруг под наплывом ностальгии хотел взглянуть на свою родную планету. Тогда Семенов выбирал нужный сектор Империи, менял масштаб, приближая в начале группу звезд. Из них выбирал ту, которую просили "заказчики" и увеличивал ее до размеров в половину сферы, чтобы можно было разглядеть моря (если таковые были), океаны (если планета была так богата водными ресурсами), или континенты, разделенные только маленькими узкими перешейками- "океанами".
   Планеты, которые состояли в членстве Кислородного Альянса, имели дополнительную пиктограмму - возле названия поблескивал химический значок кислорода.
   Обычно этого хватало и те, кто тосковал благодарили Сашу за миг встречи с домом, пусть и виртуальный, и уходили довольные.
   Для меня же Саша как-то открыл такую функцию: оказывается, на галакте можно было задавать маршрут следования от одной звезды к другой. Естественно - через Родное измерение. Достаточно было задать планету-старт и планету-финиш. И когда эти два мира соединялись золотистой ниточкой проложенного курса, галакта услужливо сообщала, какие обитаемые миры находятся на этом пути.
   Еще на галакте была и историческая функция. Можно было набрать название планеты, и получить о ней информацию о том, когда произошло ее заселение колонистами, с какой планеты пришли первооткрыватели. Таким образом, можно было проследить- кому этот обитаемый мир обязан своим заселением.
   Как-то прослеживая эти связи, мы с Сашей начали движение от края Империи и в конечном итоге пришли к маленькой желтой звездочке. Она находится в центре галакты, но отнюдь не в центре Империи. Планета, которая вращалась вокруг нее, и около которой сиял знак Кислородного Альянса, в свое время отправила всего четыре звездолета. И они когда-то основали всего четыре колонии-поселения, давшие начало всем остальным.
   Солнце.
   Именно под светом лучей Солнца зародился разумный вид Хомо Сапиенс. И именно под светом Солнца Хомо начал писать свою историю. Именно отсюда потянулись тысячи лет назад в пустоту Млечного Пути первые тихоходы-звездолеты.
   И именно отсюда начала расти Великая Солнечная Империя Хомо.
   Глядя на эту огромную Империю, с самым маленьким масштабом она все равно представляла собой трехметровую сферу, я начинал чувствовать медленную поступь времени- все- таки сколько нам нужно было времени для того, чтобы вырасти и пройти такой долгий путь и стать единым организмом-организацией- Государством-Империей. Ответ в две тысячи лет не совсем усмиряет фантазию. Даже наоборот. Пытаешься представить яркие исторические эпизоды, политические решения, новаторские решения...
   И сейчас где-то в этой бездне пространства был я.
   Где-то здесь, у помеченных красным звездных скоплений на краю Нейтральной зоны, шел наш "Горномор".
   Рядом с надписью "Доминион хо-дракц"...
   Потолочные плафоны горели в половину своей мощности, и основным источником света была сфера включенной галакты, на фоне которой темнели силуэты стрелков.
   Саша провел необходимые настройки и передал управление терминалом Воронину. Андрей паясничая с поклоном принял "подношение", и размяв пальцы как это делал обычно Семенов перед игрой на бигте, сходу вошел в алфавитный каталог планет. Алия, Мари, Паша с Катей, на лицах которых было радость от предвкушения краткого экскурса в просторы Империи, сгрудились перед ней, тихо отталкивая друг друга локтями. В последний момент в их ряды вклинилась Лена, грубо отпихнув Катю от Алии. Я тоже попытался в след за ней занять свое место у голограммы, но тщетно- противная Катька все норовила встать между Пашкой и Мари, а Алия, с ее ростом, вообще закрывала сектор напротив Андрея.
   Пробиться через эту стену у меня не было шансов. Я отошел к креслам и сел в ближайшее из них, с удовольствием вытянувшись во весь рост, закинув ногу на ногу и скрестив на груди руки.
   -Как найдете Антегайо- разбудите!- громко объявил я и демонстративно всхрапнул.
   Никто не отреагировал.
   Ну и ладно.
   Я скосил глаза на Пашу и Андрея.
   Воронин что-то колдовал, а Пашка, по-видимому, мешал ему своими подсказками, потому что, судя по лицу того же Андрея, тот был раздражен и растерян одновременно. Я видел, как он несколько раз набрал многозначные координаты, и как галакта несколько раз выдавала ему искомое. Но всякий раз это не удовлетворяло Андреевского любопытства и он сбрасывал итог поиска и начинал все заново.
   С этой планетой изначально все было странно и непонятно.
   Как только у нас появилась свободное время, мы начали ее поиски...
   Во-первых, мы не смогли найти ее в "Туристическом каталоге "Караван-сарай"", который мы с трудом выпросили на два часа у торпедников. Уже то, что старший наводчик отдавая нам "Караван-сарай" дала напутствие: "без толку. Попробуйте поискать в Энциклопедии" должно было нас насторожить.
   Через час мы поняли, что Галина имела ввиду. При всей обширной базе данных этого атласа там нет ни строчки об этой странной планете. Даже поиск по спектру ничего не дал.
   -Это значит, что планета сугубо промышленного типа. Или научная станция. И вряд ли на ней есть что-нибудь интересное с точки зрения обывателя,- сказал с многозначительным видом Андрей.
   -Но тогда я не понимаю, что там может быть неинтересного, если даже треть бюджета планеты Иолайо составляют туристические экскурсии по серым пескам,- добавил он удивляясь.
   Во-вторых, мы не смогли найти ни единого слова, ни единого упоминания об этой звезде и одноименной планете в Большой Галактической Энциклопедии, которую нам любезно предоставил Воронин А.
   -Если учесть, что Энциклопедия срезана с Информатория полвека назад моим покойным дедом и ни разу меня не подводила, то -смею предположить- что это планета открыта совсем недавно. Где-то в полувековом отрезке времени,- пытаясь сгладить конфуз, сказал Андрей.- то есть, други мои, ищите в современных изданиях...
   В-третьих, даже Семенов, бывший учитель галктографии, ничего не мог вспомнить по поводу этой желтой звезды.
   -Погоди отчаиваться.- остановил нас Саша.- программа обучения обновляется каждые двадцать лет. И если учесть замечание Андрея, что планета является промышленным центром в своей системе, и открыта совсем недавно, то, может быть, она просто не успела попасть в учебники? Есть еще одно объяснение,- вспомнил он,- если планета находиться в стадии колонизации и постоянное число населения на ней не достигло миллиона, то это может объяснить всё.
   -Это означает в первую очередь, что планета не является членом Альянса.- сказал Андрей.
   Он хотел добавить что-то еще, но вынужден был замолчать под нашими суровыми взглядами.
   Два часа назад тайные переговоры с энгониками не дали результата. Единственно, что нам удалось узнать от Петьки, что о планете, кроме названия, он знает только ее координаты. Но они- координаты- нам, стрелкам, ничего не дадут.
   -...все равно не скажу. Секретная информация,- отбивался Петя, пытаясь выстоять перед очарованием Алии,- Да погодите вы!.. Давно, ребята, вас трибуналом не пугали?!
   В конце концов, он просто отмахнулся от нас и сбежал наверх, не забыв по пути ущипнуть Ленку.
   -Всё,- мрачно подвел итог Воронин,- пошли в кают-компанию. Может капитанский проектор поможет.
   И теперь мы были тут для того чтобы узнать ответ на один простой вопрос: "где мы?"
   Я поправил затекшие ноги и подмигнул Лене, которая на миг оторвалась от галакты и посмотрела в мою сторону. Лена показала мне язык и снова вернулась к карте.
   Любопытные. Настойчивые. А вот мне абсолютно все равно где мы. Мой, ничем не подпитываемый интерес к необычной планете, начал угасать. Все равно бронемастер мне сказал:
   -Там, куда мы идем, нас ждет дозаправка и подзарядка. Но отдыха не ждите. Больше вам знать не положено.
   А мне больше и не надо. Одним миром в моей "копилке" больше, одним- меньше. Я давно вышел с того состояния бытия как хомо, когда мне остро необходимо хоть одной ногой, но побыть на Поверхности. Так что известие о том, что наше патрулирование продолжается, меня обрадовало. Значит, вопреки слухам, ходившим по артопу вот уже несколько дней, мы все таки не идем к Викканолу -конечной планете патрульного рейда, базе Второго Патрульного Соединения.
   Поэтому я просто махнул рукой и стал ждать приближения к Антегайо-XVI.
   После очередного сброса полученных данных Андрей не выдержал и тихо выругался. Я сел. В моей жизни очень редки случаи, когда Воронин в состоянии пробить скорлупу своей интеллигенции и так грубо выражаться.
   -Саша,- наконец он совладал с собой ,- поиск по названию дает координаты Антегайо. Я их ввожу. Так? Но судя по результату- тут вообще другая звезда...красный карлик, почему-то... а какой же это карлик?! Тем более -красный!!!
   Воронин махнул в сторону , подразумевая желтую звезду Антгейо.
   Мы сгрудились над галактой , пытаясь понять- где закралась ошибка. Мне все же удалось втиснуться между Мари и Андреем.
   -Действительно,- сказал я Семенову,- может неправильный ввод?
   Саша посмотрел на экран терминала , потом на галакту ,потом снова на экран.
   -Координаты верные...- смущаясь пробормотал он.- ты только не переживай, Андрей... странно...
   -Вот поэтому Петька нам ничего не сказал.- изрек Паша.- он говорил: "координаты- военная тайна!"
   -Прекрати кривляться,- одернула его Лена.- какая "военная тайна", если они тут есть?
   -Есть, да выходит, что не те,- заметила Катя.- другая это звезда.
   -Карта барахлит,- подвел итог Сашка.
   -Лева,- скомандовала Лена,- сбегай к Петровичу. Может он в курсе.
   Я обвел всех стоящих рядом со мной взглядом. Все смотрели на меня и ждали.
   -Валентина говорила, что они готовят отчет о состоянии двигательной системы,- проворчал я,- так что сейчас к нему лучше не соваться...
   -А ты спроси и тут же обратно,- посоветовал Воронин.- он к тебе привык- вечно ты у него трешься.
   Чего? Я трусь?
   -Но-но! В отличие от некоторых я в машинном отделении делом занимаюсь, а не перевожу удобрения на бесполезные кашицы!
   Я увернулся от Андреевского колена и выскочил в коридор.
   -Лева, поймаю- уши оторву!- донеслось до меня.
   -Томатами не подавись!- крикнул я в ответ, подражая интонации Сильвии Михайловны.
   Знакомым путем я спустился к Валерию Петровичу.
   Тот сидел посреди своей каюты, в ярок-красных шортах, перед терминалом и скороговоркой диктовал какие-то показания, время от времени сверяясь с данными на вспомогательных экранах. Вокруг валялись тубусы информационных кристаллов, отчеты с внешних датчиков и рапорта техперсонала.
   -А, псих,- поприветствовал меня Валера.- чего надо? Я занят...
   -Петрович. Ты про эту планету что-нибудь знаешь? Антегайо...а то мы тут гадаем...
   -Знаю...- машинально ответил командир машинного отделения и насторожился ,- А тебе зачем?
   -Да так...может до моей Лепро недалеко, пока стоянка будет, связаться со своими.
   Под "своими" я подразумевал, конечно, "звездную дюжину", но Петрович подумал про других.
   -Не выйдет. Слышал последний приказ по флоту? По периферии, куда попала и твоя Лепро-VII, объявлена полная мобилизация технических андроидов. И стрелков, кстати, тоже. Так что Отто и Зефа на Лепро уже нет. А куда их кинули, на какой корабль- неизвестно. - он хлопнул ладонью по столешнице.- иди отсюда, не мешай. Мне еще сводный реестр надиктовать надо. Вечером поговорим.
   В каюту Петровича зашли старшие помощники и вежливо выпроводили меня вон.
   -Валерий Петрович, данные по магнитным ловушкам готовы,- услышал я перед тем, как закрылась дверь.
   Я вернулся к нашим. Те сидели вокруг галакты и смотрели как Саша открывает звезды по заказу- Пашка хотел увидеть свою родную Пайду, а Катя- свою Надежду. Только Андрей ходил взад-вперед вдоль кресел, подперев подбородок пальцами.
   -Ну что?- спросил он , как только увидел меня.
   -Что-то знает, но не до нас ему. - сказал я.
   -Что так?- на миг подняв голову, спросила Катя.
   Я развел руками.
   -Отчеты. Видимо скоро подходим к порту или какой-нибудь ремонтной станции.
   Я подошел к Лене и положил на ее плечо руку.
   -Да забудьте вы об этой планете. Что вы как маленькие? Через несколько часов подойдем к ней. Увидим. А там- разберемся.
   -Просто секретов много,- сказала Лена.- неспроста все это.
  
   II.
  
   Застегиваясь на ходу я выскочил в коридор.
   Пока я быстрым шагом шел к подъемнику через все туннели и шлюзы в голове лихорадочно мелькали все мои возможные огрехи и недочеты, за которые сейчас предстоит отчитываться. И чем больше версий вытаскивала на свет моя фантазия, тем яростнее отметал их за необоснованность здравый рассудок. От этого легче не становилось, скорее наоборот. Ведь, если вдруг Полосков вызывает к себе (лично!), в парадной форме, с личным индектором , и дает мне на это дело всего десять минут, то вряд ли это к тому, что ему просто захотелось взглянуть на мою рожу.
   Так.
   Причина, причина, причина...
   Пушка моя, семерочка.
   Нет, уж за кого-кого, а вот за нее я спокоен - очередная ("внеочередная") проверка показала, что орудие номер семь (РПГ-18) работает согласно принятых норм и параметров, указанных в ее паспорте по технической эксплуатации. А выявленные проверочной комиссией отклонения от этих норм не превышают допустимых пределов, и вполне свободно вписываются в так называемые "субъективные характеристики" (подстройка под индивидуальность стрелка-оператора). О чем и составлен акт проверки.
   А то единственное нарекание, которое было по поводу моего несения службы, так это не самое худшее, что бывает...но и не лучшее, конечно.
   Вот, зараза...неужели за это?
   -При работе экрановых двигателей самовольная смена режима свето-фильтрации на орудии может повлечь за собой сбой всей системы наведения,- отчитал меня бронемастер.- ослепнет твоя семерка, а на перезагрузку минут десять уйдет. Это ясно, стрелок? Или вы не знаете этих элементарных истин?
   Знаю... Помню...
   Ну, сменил я режим светофильтрации. Но только из-за того, что мне эти экрано-паруса весь пассив розовой дымкой заполнили. Ничего не было видно. А как я переключился, так- сразу все ясно... Во всяком случае, режим фильтра 7/21 не только убрал световую завесу, идущую от работающих парусов, но и дал мне возможность наблюдать-следить за кормовым сектором обстрела, видеть соседние артопы, что рядом с нами шли, и даже тот газовый гигант, который мы обогнули прямо над магнитным полюсом...красиво...только трясло очень...
   Ничего страшного не произошло- когда мы добрались до точки выхода с галактического течения М- 48 и паруса начали постепенно гаснуть,- розовый туман стал быстро рассеиваться. В этот момент пассив замигал предупреждающими надписями и колонками показателей с фото-сенсоров. Семерка моя, молодец, сама вернулась в тот режим, который стоял до моего самовольного вмешательства- сработали ограничители.
   Я думал, что это никто не узнает. Ан нет.
   Немного отлегло, когда бронемастер в разговоре с Пантелеичем ( исполняющий обязанности старшего инспектора проверочной комиссии ) посетовал на Алию. Мол, что этот Бонки, что Нурметшина- любят лазить там, где не надо. Это означало, что не один я страдал от парусов...о том, что Пашка тоже пытался сменить фильтр, мы узнали позже...нам по секрету рассказала Катя.
   Значит, вряд ли Полосков меня зовет по этому поводу.
   Арсенал?
   Дед Анатолий, еще до того как мы вынырнули с энго-пространства и вышли на галактический поток , доложил Полоскову, что приказ Командующего Вторым Патрульным Соединением Васкиса Е.С. выполнен. Отставания по графику отсутствуют, нареканий к персоналу аккумуляторной нет, все груксы заряжены, розданы тем членам экипажа, кому они положены, закреплены в связке со скафандрами в коммутационной шахте.
   Пока мы были в состоянии непрерывного движения внутри М-48, капитан мог меня несколько раз вызвать по поводу...какому поводу?.. да все в арсенале нормально!
   Так что арсенал отпадает.
   Я зашел в подъемник и только хотел нажать на кнопку, как в клеть забежал Пак Хин.
   -Лева, к капитану?
   Я кивнул и обратил внимание, что лингвист тоже одет в свою дурацкую парадную форму с косичками. Я даже забыл, что у них такая странная форма.
   Давно он ее не одевал. А то вечно в своем вязаном свитере и узких штанах бегает по артопу, только девчонок наших смешит.
   Ух ты... А Пак Хин-то оказывается треугольник-4. Вот уж не подумал бы. Погоди-ка. Я тут бьюсь с пауками, а только недавно ромб-8 получил. А за что им офицерские звания дают? За переводы на хомолинг-саанг с этого...как их там язык паучий зовется...кА-тор?
   Недавно Пак Хин рассказал нам, что у пауков-то не один, а четыре языка.
   Оказывается, что ни человек, ни хо-дракц первое время не могли говорить друг с другом напрямую, так как слышимый нами звуковой диапазон был для пауков недосягаем, а человеческое ухо не могло уловить их ультразвуковую речь. И во времена Контакта, когда две расы стремились к взаимопониманию, по Империи прошла волна проверок на восприимчивость Хомо к языку кА-тора, самому приближенному к человеческому уху языку хо-дракц
   ...мы, звездная дюжина, этим проверкам не подвергались, потому что с нами вообще ничего не было ясного...
   На первом- говорили между собой Потомки верхней касты. То есть, как бы выразились у Хомо, "лица, приближенные к монархической особе". В эту касту входили все , кто непосредственно ухаживал и следил за здоровьем Королевы, кто осуществлял двустороннее общение со своими (и ее, конечно) поданными, кто управлял многочисленными Потомками во их благо. Этот язык был совершенно недосягаем для восприятия человеческого уха, предположительно был частью телепатическим, чем вербальным.
   На втором языке- говорила средняя каста. Если высшая каста составляла менее одного процента от всех Потомков одной Королевы, то средняя составляла почти восемьдесят. Это был тот пласт населения, который существовал и видел смысл своего существования именно в благополучии своей Королевы. Потомки средней касты строили, проектировали, собирали, добывали, плавили, кормили, развлекали, смотрели, охраняли и т.д. И именно с потомками средней касты нам приходилось постоянно сталкиваться в астробоях.
   Третий язык, о котором Пак Хин прожужжал все уши,- язык кА-тор. Он был прост и примитивен, груб как командный- повелевающий, скуден как детский в описаниях окружающего мира и необычайно сложен из-за многоступенчатой системы времен, сослагательных наклонений и т.д. В низшую касту обычно попадали либо потомки заведомо рожденные Королевой для самых примитивных работ (начиная от поддержания порядка и чистоты на улицах и заканчивая монотонной работой на кораблестроительных верфях), либо для тех, кто был отбракован генным модифицированием (старость, ущербность после очередного Кокона, невозможность достижения имаго в силу каких-то внутренних отклонений).
   Был еще один язык, на котором две верхние касты могли переговариваться между собой, без потери смысла и тонкостей сказанного, но к кА- тору он отношение не имел.
   Но самое поразительное, что открыл нам Пак Хин, это то, что даже среди девяносто трех миллиардного населения Империи только пара миллионов человек могли ясно различать в шипении и писке хо-дракц отдельные слова на кА-торе. И из этих миллионов только несколько тысяч могли его выучить и говорить на нем. Конечно, не без помощи некоторых технических адаптеров, но говорили же! И так говорили, что хо-дракц без труда понимали их.
   Эти несколько тысяч и стали оплотом общения между двумя разными цивилизациями.
   И один из них был Пак Хин.
   Только тогда он был совсем мальчишкой и по договоренности его родителей с Комиссией по Ксенологии его лишили визуальных контактов с пауками. Чтоб не травмировать раньше времени психику.
   -Ты что же, никогда не видел их лицом к...лицу?- удивился тогда я.
   -Увидел, когда повзрослее стал. Но так же, как и вы- только на стерео.- замялся Пак.- но признайтесь, это не тот эффект...
   Я хотел подшутить над пауковедом, но потом понял, что мы тоже никогда не видел хо-дракц "вживую". Он их изучает, а мы их уничтожаем.
   Подъемник дернулся и понес нас вверх, к мостику.
   Я опять задумался.
   Так. Полосков вызвал меня и лингвиста...
   Очередная мысль робко расцвела в сознании и тут же растаяла с пустым хлопком. И опять ничего.
   Ну, сидим все вместе... в последние дни, пока мы шли в энго и сверхсветовая связь была не возможна у Пак Хина образовался перерыв и он стал больше времени проводить с нами. Или засиживаться на нашем исконно стрелковом месте- на тех.этаже, у обзорного окна.
   Кстати, именно Пак предложил выстлать теплый пол ковриками. Из-за чего нашему Пантелеичу пришлось перевернуть весь склад, чтобы найти эти коврики. Теперь в обзорной стало уютнее, а Пантелеич, как завидит Пак Хина, сжимает губы и прищуривается, ожидая новой закавыки "от этого болтуна".
   Обычно, во время наших посиделок Пак рассказывает про пауков, потому что ни о чем другом он говорить не может и, кажется, не умеет. Оно и понятно. Парень в свои года только пауками и занимался. Только за счет этого выделился среди своих сверстников, за счет этого ценился Штабом Орудийной Башни. О чем же ему говорить с нами, людьми совершенно не знающими врага своего?
   Мы или слушали его (интересно все-таки), или старались не слушать (это труднее), так как его постоянные переводы слов с кА-тора кого хочешь вгонят в тоску.
   Пак подошел к каюте капитана и взялся за ручку.
   -Давай- ты первый,- попросил он
   Эх ты, лингвист...
   Я вошел к капитану и Пак Хин юркнул за мной.
   Полосков , как обычно- всегда подтянутый, сидел перед голограммо- проектором и задумчиво разглядывал на нем Защитник "Монолит", с которым мы были состыкованы уже пятые сутки. Космическая крепость Защитник на вид была как большой пятак, с небольшими выпуклостями на аверсе и реверсе. По ребру, перпендикулярно к плоскости всего пятака, торчат продолговатые тела. Как бы подчеркивая непричастность этих тел к Защитнику, сейчас они были окрашены другим цветом, отличные от цвета станции. Каждая косичка- это артоп. Один из артопов- наш "Горномор".
   Для человека несведущего эта проекция покажется лишь стилизованным изображением ретро- модного абажура с косичками для старинных ламп освещения, которые я мог видеть только в детстве. Я же видел все те же узнаваемые контуры корабля-колониста класса "Авангард", такой же модификации, что и моя "Хотира". На сколько мне не изменяла память, Костя рассказал как-то, что "Монолит" это бывший "Аль-Хорезмий", построенный и запущенный с Гигри (ныне- округ Квадрис) через двести лет после "Витязя". И на котором я стажировался три месяца будучи кадетом Шентавейнского Стрелкового Училища.
   А все дело в том, что не смотря на то, что корабли-колонисты класса "Авангард" и "Ковчег" были морально устаревшими, их внутренний потенциал, заложенный много веков назад их создателями, был еще не до конца исчерпан. Используя его, многие миры, у которых закончили свое путешествие такие корабли, с помощью современных технологий решали свои насущные проблемы, давая новую жизнь этим старым левиафанам.
   Так, к примеру, на Родерраке и Сентевенто, престарелых планетах, где участки суши были бедны полезными ископаемыми, а те что были - скрыты под многокилометровыми толщами бескрайних океанов, решили проблему энергетического дефицита. Демонтировав ненужные блоки и установив на освободившееся место энергетические трансляторы, эти миры подогнали бывшие звездолеты-колонисты на максимально возможное расстояние к своим светилам и стали черпать энергию прямо из первоисточника.
   Корабль, что открыл мир, позднее переименованный Октитус, был переоборудован в научно-исследовательскую станцию и заброшен в сторону Нейтральной Зоны Галактической Академией. Еще один такой же звездолет-гигант был на балансе Пингаса, хотя находился вот уже как восемьдесят лет в астротории звезды, удаленной от самого Пингаса на целых семь световых лет, и использовался как трудовая-исправительная колония. Огромные размеры позволяли хранить на нем минералы, добытые здесь же, в облаке астероидов, переработать их в полезный для промышленности продукт и с очередным (раз в год) грузовозом, отправлять в сторону ближайшего обитаемого мира.
   Но не у всех была такая продленная жизнь. Кого-то разрезали на металлолом и переплавили, вдохнув в свою тяжелую промышленность новую струю, кого-то просто по частям опустили на планету и заселили, не имея другой возможности закрепиться на планете с тяжелым климатом.
   А кого-то, как это было с этим, - просто переделали в орбитальный оборонительный комплекс.
   Только не понятно, как такая махина смогла прибыть с Шентавейне, до которого- Бог знает сколько- парсеков, к этой голубой планете Антегайо.
   Это сейчас , на голограмме, он кажется маленькой монеткой,- накрой рукой и останется в кулаке.
   Да только это все было не так и не в таком масштабе.
   "Монета" была диаметром в пять километров, с экипажем в восемнадцать тысяч человек, имеющая два ремонтных дока (способные вмещать в себя даже такие тяжеловесы как линкор), четыре кислородных генератора, четыре реактора последней модификации, три вспомогательных, два дублирующих и один генеральный пункт командования. И куча- море! Горы!- всякого оружия, пушек, пробойников, торпедометателей, и т.д.
   И прямо сейчас 28 артопов, которые сейчас состыкованы с орбитально-оборонительным комплексом класса Защитник пополняют свои силы, выкачивая из его бездонных недр все виды доступной энергии- начиная от зарядов для орудий и топлива на реакторы, заканчивая высококалорийными пайками для членов экипажа.
   Вся дозаправка происходила быстро, но без суеты и спешки. Хотя время торопило- я знаю, что недалеко от Защитника кружили еще десяток тяжелых истребителей, ожидая очереди. Те кто был до нас- фрегаты -еще вчера выстроились в клин между приютившим нас "Монолитом" и вторым таким же защитником "Основатель", который прикрывал нас на случай внезапной атаки пауков. Я так же знал, что когда подойдут линкоры, их приход ожидался уже второй день, мы- артопы- отстыкуемся и займем круговую оборону у "Основателя" и будем охранять его, пока не заправятся прибывшие корабли.
   ...Такое столпотворение я видел лишь однажды- когда к Шентавейне пришли остатки Третьего Флота для пополнения. Как и сейчас - вся астротория была наполнена военным кораблями, которые выныривали из пустоты в двух астрономических единицах от планеты, едва успевали сбросить скорость, чтобы потом плавным маневром зайти на геостационарную орбиту. Тогда, с Поверхности, это выглядело так, будто на черном небосклоне начали зажигаться новые- яркие, разного цвета и величины- звезды, которые вопреки всем законам природы быстро перестраивались в необычное созвездие. Равноудаленные друг от друга и делящее небо на пополам.
   Может быть, именно так это выглядит "снизу"- с той маленькой голубой планеты, у которой мы вьемся уже несколько дней? Ребята с "Ловкого" рассказали, что до прихода Защитников они тут по пять рядов вились над экватором, на разных высотах, с разной скоростью. А нашему "Горномору", оказывается, повезло- мы пришли одни из последних и нас тут же загнали в очередь на дозаправку...
   Капитан медленно повернул голову в нашу сторону и мы с лингвистом доложились о прибытии.
   Мне показалось, что он не просто смотрит на меня, а как будто прицеливается. Или приценивается. Я мысленно поежился, но так и остался стоять не шелохнувшись, по стойке "смирно". В голове опять пробежала вереница моих упущений и возможность наказания.
   Никогда не видел капитана в таком состоянии. Кажется, что он был чем-то озадачен или растерян.
   Что же такого я натворил?
   Что за "срочно ко мне!"?
   -Капитан... - начал я.
   -Лев Бонки. Вы с Шентавейне. Вы служили на нем?- капитан ткнул пальцем в голограмму .
   Вопрос был, скорее всего, риторический. Ведь насколько мне было известно- у Полоскова была идеальная память на каждого члена экипажа, на то, как он несет службу, как он проявляет себя во время общения с экипажем, не говоря уже о тех "мелочах", которые указанны в личных закурапиях. Но отвечать надо было все равно. И я ответил.
   -Так точно. Три месяца стажировки.
   -Вы не забыли как ориентироваться внутри него?
   -Никак нет.
   -Отлично,- капитан вытянул руку и взял с соседнего кресла целлулоид,- до восемнадцатого причала добраться в течении получаса.
   Последнюю фразу он произнес как вопрос, но в то же время как приказ.
   Во всяком случае, я понял так.
   Восемнадцатый причал?
   Далеко. По хорде, насквозь, это в полутора километрах. А если по коридорам, через всякие тамбуры, шлюзы и лифты...еще километр наберется. Я понял, что капитан ждет моей реакции и поспешно сказал:
   -Есть- до восемнадцатого за полчаса.
   Если воспользоваться магистралью, то можно успеть.
   Полосков недовольно поморщился и шумно вздохнул.
   -Ставлю в известность, что причал номер двенадцать временно отрезан от магистральной сети по причине отстыковки артопа "Быстрый". Вам понадобиться дополнительное время?
   Мысленно я представил эту часть Монолита и проложил обходной путь.
   Ага. Если подняться на четыре "синих" яруса, пройти вдоль андроидной полосы, то причал двенадцать и тринадцать можно просто обойти. И выйти к магистрали в четырнадцатом. Это займет еще минут двадцать.
   -Так точно. Еще двадцать минут.
   -Пак Хин.- капитан повернулся к лингвисту и протянул ему приказ со штемпелем Штаба,- у причала номер 18 вас ждет курьер. Отправляйтесь на нем на Защитник "Основатель". Там вас встретят.
   Пак Хин взял приказ и громко отчеканил:
   -Приказ особого отдела номер сто-сорок -пять дробь три получил Пак Хин в три семнадцать по бортовому, "Горномор".
   Таймер в верхнем правом углу приказа засветился ярко красным цветом и по нему побежал ряд цифр. Краем глаза я заметил, что таймер начал отчет от пяти сорок три. Значит, время запущено. Вот почему так быстро. Пять с лишним часов на исполнение приказа. При истечении срока- лучше молча снимать с себя все погоны, шевроны и идти прямиком в дисциплинарный батальон.
   - Проходные документы здесь.- сказал Полосков.- Индекторы при вас?
   Мы кивнули.
   -Бонки. Вы идете как провожатый. Вот ваши проходные. Показывать по первому требованию страпоров и патрульных отрядов. Препроводите старшего аналитика лингвистической группы Пак Хина до причала потом назад.
   Я дернулся за документами, но полосков продолжал держать их в руке, не выпуская.
   - Сейчас- три часа восемнадцать минут ровно. Через пять часов ты стоишь передо мной и отчитываешься в прибытии на артоп.
   -Есть, через пять часов!
   Капитан посмотрел в экран терминала.
   -Пак Хин, бронеромб ждет вас. Идите.
   -Разрешите обратиться?- я взял целлулоид.- Антон Борисович, а можно, на обратном пути в узел связи заскочить? Электрон отправить на Лепро?
   Я все еще хотел связаться с Костей по-поводу спетой Сашей песни, но в последнее время связисты "Горномора" никого не подпускали к аппаратной. А так хоть с Защитника получится...
   Полосков шумно вздохнул и потер виски.
   -Нет, Лева. Нельзя. ЗАПРЕЩАЮ.
   Ого. Жаль. Если сказать по-проще...
   Капитан замолчал, давая понять, что всё, что нужно, он сказал. Мы с лингвистом козырнули и направились к выходу. Пак хин вышел первым.
   -Лева,- окликнул меня Полосоков.
   Я быстро вернулся и встал перед ним, ожидая нового приказа или пояснений.
   -Лева,- капитан вытащил откуда-то смятый лист еще одного приказа и протянул его мне.- даже не пытайся. Сейчас все узлы связи заблокированы. А при любой попытке послать ЛЮБОЙ радиосигнал ты можешь быть схвачен и расстрелян в течении трех минут по решению военно-полевого суда.
   Я быстро пробежался по прозрачной поверхности листа, не понимая, пока не наткнулся на абзац, выделенный ярко красным курсивом.
   Действительно -расстрел.
   Прежде чем мы вышли с артопа нам выдали респираторы. Не те простенькие "Урдано", которыми пользуются гражданские, а унитарные, военного образца "Эоланы", способные продержаться 700 часов без замены гопкалитовых пластин. Не смотря на то, что "Эоланы" использовались только во флоте и домосед Пак Хин вряд ли с ними встречался, он смог быстро разобраться в лямках и ловко приладил маску к лицу ( на Мирионе их с детства учат одевать намордники).
   -Я хотел спросить, Лев. Почему мы в масках?
   -Так надо. Сейчас поймешь. Ты в первый раз на Защитнике?- спросил я.
   -Да. А что- это имеет какое то значение?- голос был приглушенный, чувствовалось растерянность.
   -Да нет.- я одел свой намордник и подтолкнул лингвиста к выходу.
   Говорить в "Эоланах" было легко только после того, как привыкнешь. Когда-то мы могли разговаривать между собой в них, совершенно не чувствуя никаких неудобств. Но это было почти год назад. Я уже успел отвыкнуть.
   Поэтому сейчас у меня не было никакого желания объяснять Пак Хину, что на этом Защитнике, да на всех Защитниках, есть свой микроклимат и зачастую он подогнан под планету- приписки станции. Так легче стажерам с Поверхности проходить климатизацию. А раз Монолит торчал у Шентавенйе, то, учитывая ее климат, лучше лишний раз проверить работу обогревателя.
   Да, на Защитнике есть кислородные генераторы , но глупо поддерживать стандартное давление воздуха в редко посещаемых людьми стыковочных блоках. Тем более, отапливать их. Ведь кто-то жил на планете, где тридцать пять градусов тепла- это норма, а кто-то при той же температуре просто варился в собственном соку, ожидая теплового удара.
   Так что же- под всех подстраиваться? Зачем лишние растраты?
   Я спустился по пандусу, прошел через предбанник, и миновав оградительные рампы, вступил на упругую палубу Защитника.
   Резкий холод, мгновенно сковал открытые части моего лица, а уплотнительная губка респиратора немного сжалась, впиваясь в скулы. Пискнул датчик внутри фильтров, включился обогрев. Я вдохнул теплый воздух и посмотрел на Хина. Из-за резкой смены температуры у него заслезились глаза и он пытался холодеющими пальцами протереть их.
   -Теперь понял?- спросил я.- а без маски ты вообще за пять минут пневмонию подхватил бы.
   Пак растерянно кивнул. Я дотянулся до воротника его кителя и включил внутренний обогрев.
   Я поежился от холода и мы двинулись поперек полосы причала в сторону шлюза, соединяющий нас с магистральным монорельсом.
   -Мы сядем в транспортный вагон, -пояснил я Хину,- монорельс идет через весь сектор причала по дуге. Там немного пройдем пешком и будем на месте.
   Пак кивнул, вытащил приказ и щурясь вгляделся в таймер в углу листа.
   -Лев, у меня осталось ровно пять часов.
   -Успеем.
   Внутри единственного вагона, предусмотренного для "живых" пассажиров, было тепло. В середине салона , на стороне с желтым полом, сидел андроид в черно-красной униформе техобеспечения. В пол-оборота к нему, на зеленой стороне, сидел пожилой мужчина. Двое разговаривали между собой разделенные спинкой сидений. Когда мы зашли они повернулись в нашу сторону и замолчали. Но потом андроид закончил начатую ранее фразу:
   -... и мы проиграли. Два- ноль.
   -А я на вас пять киловаттов проиграл,- возмутился его собеседник.
   На нем была старая выцветшая форма водородо- заправщика, с утепленным воротником. Респиратор тоже был старый, поношенный, хотя пломбы о годности к эксплуатации блестели новизной.
   Пак хотел сесть поближе к получеловеку, но я его остановил.
   -Желтая сторона только для андроидов,-тихо сказал я.
   Поезд дернулся и плавно заскользил, оставляя пирс с "Горномором" позади.
   -Ваш?- спросил Пак Хина заправщик, кивая на артоп.
   -Наш,- ответил пак.
   -Артопеды,- беззлобно пошутил андроид, демонстрируя ряд ровных, керамических зубов.- надежда Второй "Орудийной башни". А что- без "Монолита" никак?
   Сейчас, после биогода проведенного на артопе, я смотрел на защитников уже не с таким благоговением, как это было в начале моей стажировке на Шентаго. Я уже прошел через несколько боев, знал радость победы и горечь поражения. Я верил в свой артоп и в капитана, который радел за нас всех, и я не прятался за толстую броню, ожидая, что "где-то там могут и без меня справиться". А те, кто служил на защитнике, всегда считали себя выше всех остальных своих братьев по оружию, привилегированной кастой. Право на это им давало то, что если в военной операции требовалось участие этого семикилометрового "пятака", то значит дело было совсем плохо, раз приходилось перебрасывать этот оборонный комплекс через энго. Именно благодаря присутствию таких космических крепостей на границе Пирамо и...забыл, как называлась та планета... мы смогли оттеснить хо-дракц и уберечь Альянс от потерь двух ее членов.
   Но с другой стороны, в последнее время Защитники оставались в глубоком тылу, словно Командование боялось оставить стратегически важные планеты без защиты, или боялось само остаться без такого мощного оружия.
   -Ты нас главное напои и накорми,- ответил я андроиду,- а с пауком мы как-то сами справимся. Мы к этому привыкши.
   Я отвернулся к Пак Хину и подмигнул.
   Андроид засмеялся и хлопнул меня по плечу.
   За широким лобовым стеклом вагона мимо нас растянулась вереница выпуклых бортов других артопов, стоящие с освещенными рампами у входа в свои проходные кессоны. Возле одних, у самого пандуса, стояли члены экипажа, в униформах, и выпуская быстротающие облачка пара, беседовали между собой. Когда мы проехали мимо одной такой группы несколько человек, оторвавшись на секунду от разговора, повернулись в сторону нашего вагона, приветливо помахали руками. Мы помахали в ответ и они вернулись к беседе. У какого-то артопа группа из нескольких человек, скинув куртки, и блестя обнаженными торсами, играла в футбол. Человек сорок, окружившие их самодельное игровое поле, весело выкрикивали подбадривающие фразы.
   При виде этой сцены андроид толкнул своего собеседника локтем:
   -Вон они. Веселые ребята. Вратарь у них лютый- как скала на воротах.
   -Железяка?- непонятно спросил его собеседник.
   -Нет- человек. Потому и уважаю.- ответил андроид.
   Экипажи других артопов, не желая терпеть холод причала, видимо, грелись внутри, и только рассеянный свет, идущий изнутри истребителей, одиноко освещал покатую плоскость пандусов.
   Горизонтальная магистраль связывала в одну транспортную ветку половину всех стыковочных уровней, обеспечивая непрерывную доставку необходимых грузов к дремлющим артопам.
   Пока мы двигались к восемнадцатому причалу, в противоположный конец ветки, мимо нас пронеслись самоходки, груженные различными контейнерами разной величины и цвета, обгоняли авиетки с грузами, выныривая с подъёмных платформ, одна узкоколейная дрезина шли параллельным курсом с медицинским оборудованием.
   Между причалом семь и восемь нам самим пришлось остановиться и пропустить какой-то длинный шагающий механизм, вдоль которого, размахивая проблесковыми стоп-сигналами, шли работники техперсонала. Пока мы ждали, от нашего поезда отсоединили два последних грузовых вагона, а на пустую платформу, позади нашего, водрузили два контейнера. Когда мы тронулись дальше, то сразу стало заметно, что ход поезда стал немного медленнее, словно контейнеры были намного тяжелее тех двух вагонов.
   После одиннадцатого причала вагон остановился и мягкий женский голос оповестил нас, что в связи с техническими работами, дальнейшее движение поезда с людьми и андроидами по магистрали временно прекращено. Для дальнейшего следования просим перейти на вспомогательную ветку четырьмя ярусами выше. Если возникнут трудности в ориентировании- обратитесь к любому страпору на палубе, он разъяснит. Приносим извинения за неудобства и спасибо.
   Мы вышли из вагона и пошли вдоль стены гермошлюза, временно блокирующий все излучения внутри двенадцатого причала. Вдоль шлюза стояли три самоходные цистерны с дезактивирующим газом, с подсоединенными толстыми кишками шлангов к специальным вентилями гермошлюза. Персонал цистерн расслабленно сидел прямо на полу и прислонившись спинами к круглым бокам своих машин безучастно наблюдали за тем, как мы проходим мимо них.
   Едва мы с Пак Хином приблизились к лифту , поезд свистнул несколько раз сиреной и вокруг него очертилась окружность. Грузовые вагоны, удерживаемые зажимами с пола, часть монорельсового пути, вместе с опустевшим вагоном, который мы только что покинули, ушли вниз, на технические уровни.
   В просторный лифт вместе с нами зашли еще человек десять. Были среди них и члены экипажей с артопов, и люди с самого Монолита. Были тут и наши случайные попутчики- андроид и заправщик. Пока мы поднимались вверх, никто не проронил ни слова. Единственно, когда мы с лингвистом вышли на своем ярусе, "знакомый" андроид, прежде чем отправиться дальше, вверх по шахте, кинул нам в спину:
   -Оставьте нам чуть-чуть паука! А то как всегда, все артопы сожрут, а нам крошки...
   -В этот раз так и будет,- пообещал Пак.
   Прежде чем спуститься на четырнадцатый причал и вновь воспользоваться услугами магистрального поезда, мы миновали два контрольно-пропускных пункта, где Пак Хину пришлось показывать приказ, мне показывать сопроводительные листы и всё такое. Потом нам пришлось наискось пересечь широкий "тракт"- место, где направляющие "зеленые" (для людей) дорожки шести уровней сходились с пятью "желтыми" (для андроидов).
   Не сказать, что я отвык от такого столпотворения людей и полулюдей, но почему-то, глядя на эту всю толпу, мне стало как-то не по себе.
   Одно дело, когда видишь эскадру боевых кораблей. И знаешь, что это действительно несокрушимая мощь флота Империи (особенно с Защитниками). И в каждом корабле бушует море энергии, готовое по одному лишь нажатию гашетки обрушиться на врага.
   Прозвучи сейчас команда:
   -К бою!
   И тут же все опустеет. Все сразу займут свои места в своих, по-своему,- родных космических кораблях и отразят (не сомневайтесь!) атаку противника.
   А с другой стороны- видеть сотни людей в разных формах, разного звания и с разных кораблей. И все куда-то спешат, у всех свои неотложные дела. Постороннему, пусть даже-гражданскому, лицу, окажись он случайно здесь, это все показалось бы, что на перекрестке уровней, мечется в панике толпа народу. Все бурлит в бесконтрольной суете. А кто же тогда там, наверху, у пушек? Кто следит за врагом? Кто предупредит? Кто отразит?..
   Я дернулся.
   Это на меня так толпа действует...
   Отвык. Отвык...
   Я выхватил Пак Хина, когда тот, следуя зеленой дорожке, чуть не ушел от меня на большое расстояние.
   -Нам по желтой.
   -Лева, нельзя. Это только для андроидов...- удивился Пак.
   -Можно. Срежем метров триста,- успокоил я его,- так быстрее.
   Мы протиснулись между двумя андроидами и повинуясь незаметному такту движения продолжили путь.
  
  
   III.
  
  
   Пилот стоял прислонившись одной ногой к анкерному амортизатору бронеромба, и с грустным видом смотрел перед собой, как будто бледно-желтый полукруг света, идущий изнутри штурмовика, был готов погаснуть и он не хотел пропустить этого момента. Пока мы шли в его сторону от поезда он ни разу не шевельнулся, тем самым вызывая нездоровое предположение. Но подойдя поближе, я заметил как из выходных клапанов его маски при каждом выдохе вырывается облачко пара и я успокоился. Едва мы вошли под плоскость бокового стабилизатора, он тут же повернул в нашу сторону скуластое лицо.
   Мы молча подошли к нему вплотную, отдали честь и Пак Хин протянул ему документы.
   -Бьорн Хурен.- представился пилот, возвращая проходные документы.- поднимайтесь на борт... а вы, ромб-8,- обратился он вежливо ко мне,- свободны.
   Пак подошел к трапу, положил руку на скобы, но задержался.
   - Через сколько уходите?- спросил я.
   Пилот пожал плечами.
   -Если через сорок минут еще один лингвист не придет, то стартуем без него.
   Изнутри бронеромба раздался стук магнитных ботинок и Пак Хин, так и не успев подняться, отшатнулся в сторону, уступая проход. Сверху спустился еще один член маленького экипажа бромба- девушка с короткой прической ежиком , в спущенном до пояса комбинезоне, одетый, впрочем, на голое тело. Видно было, что холод ее не смущал, и даже маска на ее лице была одета только для сохранения тепла, а не для разряженного воздуха. Увидев ее белоснежную грудь с торчащими, видимо от холода, сосками, Пак беспомощно посмотрел на меня и смутившись, потупил взгляд.
   -Что там?- вяло спросил Бьорн девушку.
   -Портал освободили, -отчиталась та,- Вербовский уже там. А Ван Лепс заходит на посадку. Мы сразу за ним.
   -Никон?
   -Он ждет своего...те, вроде, заплутали в "Монолите"...
   -Ладно. Скажи Венере, чтоб начинала отстыковку. Через полчаса уходим.
   Девушка посмотрела на нас и вскинула бровь.
   -Кто лингвист?
   -Я,- тихо сказал Пак и покраснел.
   Я хмыкнул. Терпи, мирионец, это не твоя подкупольная жизнь.
   -А второй? - опять спросила девушка пилота.
   Взгляд мой скользнул по молодому телу девушки и тут я обратил внимание на болтающийся почти у самого пола рукав девушкиного комбеза. А точнее- на эмблему на нем.
   Кентавр.
   Потом, я поднял глаза повыше и спустя пару секунд (отдавая должное ее молодому телу), увидел тату на предплечье. Тоже кентавр. И цифра- год выпуска. Год выпуска со стен Шентавейнского Стрелкового Училища.
   Такие татуировки кололи только те, кто проходил стажировку на Защитнике. И именно эту тату я не успел себе наколоть, вызванный на артоп "Горномор" год назад. Именно эту тату. И именно этот год.
   Тут девушка заметила, как я разглядываю ее татуировку и нахмурив брови грозно спросила:
   -На что уставился, стрелок?!
   -Привет Шевцова,- сказал я.- я тебя в этой маске не узнал.
   Наташка, моя бывшая одногруппница в Училище, сузила глаза.
   -Бонки? Ты что ли?- не поверив себе, спросила она.
   -А кто же еще?- я на миг оттянул "Эолан" и улыбнулся.
   Наташка тихо взвизгнула и резко прыгнула на меня, едва не задев болтающимися рукавами Бьорна.
   -Вот, зараза,- выругалась она мне в самое ухо,- Бонки! как я рада, что ты живой!.. а мы слышали, что тебе сильно досталось,- затараторила Наташка, отстраняясь,- облучился ,вроде...
   -Да,- кивнул я ,-восстанавливался даже... как ты сама?...
   -И как? Восстановился?
   -Как видишь...а где остальные?...
   -То-то ты моложе выглядеть стал!- Наташка потрепала меня за ухо.
   Она опять меня обняла. Краем глаза я заметил, что Бьорн демонстративно отвернулся и фыркнул.
   -Слушай, Лева! Полетели с нами!
   -Чего?- не понял я.
   -Если второй лингвист не придет- давай ты вместо него, а?- Наташка смеясь посмотрела на притихшего Пак Хина.
   -Простите, саарбо Наталья.. вы ведь не замужем? Так, да?.. Нельзя! это же...
   -Хино, она шутит,- успокоил я парня.
   Пак осекся и вяло махнул рукой. Сделав гримасу, которая проступила даже через намордник респиратора, он схватился за поручни трапа и стал подниматься вверх. Перед тем как полностью скрыться во чреве штурмовика он нагнулся и спросил у Бьорна:
   -Долго нам?
   -Скоро. Поднимайтесь, располагайтесь,- пилот посмотрел с вызовом на меня и мою бывшую сокурсницу.
   Та в это время смотрела на меня и делала вид, что не замечает всей этой перестрелки ревнивых взглядов.
   -Как ты, Лева?
   -Как видишь.- я сделал шаг назад и раскинул руки,- Жив. Я сейчас на артопе "Горномор".
   -Вот зараза. Ты же тогда ушел, даже не попрощался.- она беззлобно толкнула меня ботинком.
   -Извини. Приказ пришел слишком поздно, надо было в течении суток прибыть на артоп.
   -И как на этих "болтах"?- я не понял и она пояснила.- мы ваши артопы так называем...ну , шляпка, на ножке...
   -Между прочим, кое-где его "медузой" зовут,- огрызнулся я и ответил на ее вопрос.- интересно. У меня РПГ-18. На оптических пальцах. Актив- "Аргус- ПМ".
   -Здорово. А у меня Единорог-6М с "Сэнриганом",- в голосе Наташки проступили теплые нотки.- знаешь, как удобно?
   - Ты самого начала на "Монолите"?- перебил я.
   - На "Монолите"?- переспросила Наташа,- а, нет. Полгода.
   -А до этого где?
   - На броненосце в составе оборонного флота Сыргано.
   - А сюда как занесло?
   - Нас вместе с бромбами перекинули сюда.- Наташка сделал большие глаза и сказала замогильным тоном,- "В связи со стабилизацией военного положения у Периферий Сыргано- Пингас и ухудшением прифронтовой обстановки у Антегайо..."
   Она хихикнула и продолжила с энтузиазмом:
   - Ой, первое время тут была куча всяких грузовозов! Ты таких и не видел! Они вывозили с планеты заводы, плотины, и всякий скарб нажитый местным населением за эти года... а! А ты не видел грузовоз "Геракл"? Представляешь- полмиллиона тонн энго-кристаллов! За раз! А мы- бронеромбы- должны были его охранять во время погрузки и конвоировать до галактического течения...тут близко...представляешь- идешь вдоль каравана с "Геркулесом"!.. все расступаются, ждут его нырка...
   - А че ждут? -удивился я,- уходили бы в энго сами...
   Наташка посмотрела на меня удивленными глазами и объяснила:
   - Так от необработанных кристаллов знаешь какой фон в пространстве? Ого-го! Лучше пропустить, чем потом нарваться на него где-нибудь, во время прыжка...
   Что-то насторожило меня в этой фразе.
   "...взаимная дестабилизация энго-кристаллов...присуща только при столкновении полей "сырых", необработанных и стабильных, подвергнутых огранке, кристаллов..."- вспомнил я и кивнул.
   -Ну и как?- спросил я.- постреляла?
   -Ни ватта!- злобно ответила Наташка.- за все это время никто не напал. Хотя, думаю, видя как этих тяжеловозов охраняет наша стая, ведь кроме нас в охране еще линкоры с фрегатами были, они сюда просто боялись сунуться.
   -Ну да,- согласился я.- за кристаллы мы кому хочешь горло порвем. Без них нам дорога к звездам закрыта,- вспомнил я цитату Императора.
   -Это ладно,- вспомнила Наташка.- когда тут эвакуация гражданского населения началась - тут вообще было не протолкнуться! Видел лайнер "Магдалена-Дон"? Он как раз прямо перед вами уходил...
   -Да, проскочил мимом нас. Мы как раз с потока выходили, а он в него втягивался.
   -Большой, да?- допытывалась Наташка.
   Я кивнул, не понимая ее восторга.
   -А я видела еще больше! Супер- лайнер "Рух"! Слышал о таком?! Он раза в два больше чем этот "Магдалена-Дон"! Представляешь?!
   Наташка даже подпрыгнула на месте.
   -Да ну?! Вот зараза!- не выдержал я.- Я о таких даже не слышал.
   Наташка засмеялась и встала.
   -А я за эти полгода столько уже нагляделась!...ого-го!!! Как на параде...
   -Ты хочешь сказать, что мы пришли под конец эвакуации? -уточнил я.
   -Почему?.. а, ну да. Все ценное уже вывезли. Остались только мы- военные. И немного ополченцев...
   -Кого?! Это что за ерунда?
   -Да местные,- махнула рукой Наташка,- остатки поселенцев, кто отказался эвакуироваться. Их быстро подогнали на присягу и признали военно-обязанными. Ну, чтоб если что- по закону военного времени и т.д. и т.п.
   -Они что- сумасшедшие? При неудаче Флота они же все погибнут!
   Наташка фыркнула.
   -Да они там все помешанные. Какая-то ортодоксальная секта. У них считается грехом покинуть свою планету. Здорово, да?
   -Что здорово? Что у них есть? "Заклинанья космической защиты"? "Тетропластовый зонт"?
   Наташка засмеялась и схватила меня за плечо.
   -Лева, ты не поверишь. Стратосферные гаубицы. У них только это есть...
   Наташиного веселья я не разделил. Не хватало, чтобы во время боя одна из этих пушек попала в нас. Особого вреда, наверное, не будет, но часть защитного поля удар с такой гаубицы перетянет на себя. И если рядом будет паук, то он обязательно воспользуется появившейся брешью...
   Опять эти стратосферные гондолы! Мало их раскритиковали за порванный озоновый слой на Рондо. Так нет- и здесь они. Это или очень дешевенькая планета, где всем плевать на экологический природный баланс. Или очень важная планета, где всё сгодиться на оборону. Или и то и другое. Раз даже такие анахронизмы тут прикрываю нам спины...
   -Кстати. Ты была хоть раз там, на Поверхности?
   -Нас ни разу не выпустили на нее,- она брезгливо махнула рукой,- Так все полгода и кружимся возле, над экватором.
   Она заметила мое удивление .
   - На планету чтобы спуститься кучу прививок надо получить- там какая-то песочная лихорадка есть. Иммунитет только у местных жителей был. Поэтому никто туда и не лез. Плюс еще секретный режим. Так что если ты, Лева, собрался туда спуститься- забудь.
   -Не надоело в железе куковать?
   Наташа провела по горлу ребром ладони и скорчив гримаску ответила:
   -Вот так уже! Броненосец опостылел уже. За эту неделю первый раз повезло- попросили срочно доставить двоих на основание. А так бы- опять торчали бы внутри.
   Наташка улыбнулась и потрепала меня по щеке.
   -Серьезно- дождемся второго "языка"- пошли с нами. Туда-сюда- часа три- четыре. - закончила она.
   -Я просто сопровождение,- отмахнулся я,- тем более мой кэп дал мне только пять часов. Кстати, ресторан "Подсолнух", еще работает тут?
   Наташка усмехнулась.
   -Куда денется. Только теперь на нем расплачиваться надо вперед. Авансом .
   -Что так?- не понял я.
   -Народу много, за всеми не успеешь. Бегай потом, ищи кредитора.
   -Проводишь? Угощаю.
   -Провожу, но есть не буду. Выпить- выпью...Лева, я так рада, что ты живой...
   Она опять порывисто обняла меня. Стоящий сзади меня Бьорн громко хмыкнул.
   -Дурак ревнивый,- тихо шепнула Наташа,- он даже к Сурену меня ревновал...
   При упоминании имени нашего сокурскника я встрепенулся.
   -Кстати. Как там наш балагур Байдирем?- спросил я.
   Лицо моей бывшей одногруппницы стало сразу серьезным, и она потупила взгляд.
   Та-ак...
   -Говори, Наташка.- потребовал я, хотя уже стал понимать.
   Она тяжело вздохнула, и уставилась в одну точку, впереди себя..
   -Год назад сгорел на Сыргано... вырвался вперед, прикрывая нас с Чатхой... вызвал огонь на себя и подставился под удар...
   Байди, Байди. Черноглазый, с жесткой копной коротких волос, весельчак ты наш... второе дыхание так и осталось для меня загадкой. Думал, когда-нибудь, после всего этого, научишь...расскажешь, как всегда, веселые анекдоты...
   - А другие?- осторожно спросил я.
   -Сурен недавно подал прошение в набирающуюся группу на новый "удар возмездия". Пока конкурс не пройдет, о нем ничего не будет известно. Так что пока с ним все хорошо. А Гиз сейчас на артопе "Злобный".
   -Погоди, погоди. Ты же все время хотела на фрегат, к брату...- вспомнил я.
   Она быстро затараторила, как бы оправдываясь:
   -Запросов с фрегатов не было. А потом пришел броненосец запросом на пятьдесят стрелков. Я не хотела. Но выбирать уже не приходилось- мать связалась со мной. Говорит мне: "не вздумай на фрегат! Одного потеряла, так пусть вторая хоть живет! Ну их, эти фрегаты..." Ну, как всегда, вспомни мою мать, если что: "то ты мне не дочь!.." Ну, я Стретгору - так мол и так. Он мне: "понимаю, помогу". Так что я- сюда,- Наташка похлопала ладошкой по амортизатору.
   -Не жалеешь?
   -Нет, что ты. Я рада. Ты знаешь, тут , как ты говоришь, интересно... знаешь, когда прикрываешь собой тылы, когда за спиной только они,- она махнула рукой в сторону одинокой фигуры пилота ,- и больше никого, не думаешь о долге, чести. Понимаешь только- или ты или паук. Потому что- никто кроме меня...
   Она замолчала.
   -Лев. Когда нам предстоит драка?- вдруг понизив голос, спросила она.
   -О чем ты?
   -Только не строй из себя невинность,- ее голос перешел на "кричащий" шепот,- Когда лингвисты собираются в одну кучу, это верный признак больших боев. Я этих сходок уже навидалась. Сначала они получают приказ, а потом дружно садятся за свои машинки- прослушивают космос. А как кого-нибудь запеленгуют, так - всё! "Ату их ребята"! У нас, броников, так все заварушки начинаются... начинались...
   -Наташ, этот парень у нас не больше месяца. И в деле, в настоящем деле, мы его еще не видели. Я даже понятия не имею, в каком месте Империи мы находимся.
   -Антегайо,- подсказала Наташа.
   -Да мне и название ничего не говорит! Ты говоришь- энго- кристаллы вывозили. Да таких планет по Империи штук семь, восемь.
   - А вот не скажи, Лева. Таких планет нет в Империи. "Геракл", -напомнила она,- полмиллиона тонн необработанных камешков за раз. И так в течении нескольких месяцев. Ты знаешь такие богатые копи? И я не знаю. Пока не увидела своими глазами.
   -И что? Вы тут все это время были и ни разу не пытались понять- где вы?- с сарказмом поинтересовался я.
   Наташка осунулась и со злобой пнула по лапе амортизатора.
   -Нам хоть и выдали перед патрулированием полетные карты, для ввода в курсограф все местных гравитационных характеристик, но без ориентиров. Никак относительных позиций внутри Империи... чтоб ненароком нигде астроположение Антегайо не вышло.
   -А по звездам?- настаивал я.
   -Какие звезды? Тут везде эта пыль кириндитовая, будь она не ладна...
   Со стороны магистрали в нашу сторону шли двое. Увидев их, Бьорн выпрямился и сурово оглядел меня.
   Подошедшие были лингвистом и таким же стрелком артопа как и я. Лингвист молча показал пилоту индектор и тот кивком подтвердил их подлинность. Без всяких слов этот пауковед легко взбежал по трапу вверх и скрылся внутри штурмовика.
   Его проводник, стрелок, сделал шаг назад. Только сейчас я разглядел, что поверх его респиратора чернеют большие черные стекла монохромных очков. Выглядело это немного нелепо- на причальном ярусе и так было полутемно и видимость в таких очках должна быть невелика.
   Хотя, судя по уверенной походке брата по оружию, это его не беспокоило и он прекрасно держался.
   -Стрелок Шевцова- подготовить офицеров аналитического отдела к полету!- скомандовал Бьорн.
   Наташа резко выпрямилась и сделала шаг в сторону распахнутого люка.
   -Бонки. Не теряйся!
   -Рад был увидеть тебя,- ответил я.
   Пилот вяло тронул козырек фуражки, отдавая нам, стрелкам, честь и неторопливо поднялся следом за Наташей.
   -Глебски,- представился стрелок,- артоп "Везучий".
   -Бонки, "Горномор".
   Быстрым шагом мы сразу двинулись в сторону магистрали.
   За нашими спинами раздалось шипение пневматики и вокруг нас заплясали желтыми зайчиками проблесковые маячки. Не останавливаясь, я обернулся через плечо.
   Платформа с бронеромбом уходила вниз. Из-за клубов теплого воздуха казалось, что штурмовик тает, оседая в пол. Не успел он полностью исчезнуть в облаке, как ярким светом зажглись его габаритные огни.
   Мелькнули верхние дюзы двигателей и бронеромб скрылся в раскрытом зеве вертикального стартового ствола.
   Лязгнули, сходясь, створки и причал "восемнадцать" опустел.
   -Глебски?- переспросил я.
   Стрелок кивнул и уставился на меня через свои очки.
   -Где-то слышал эту фамилию...
   Стрелок пожал плечами и мы с ним разошлись- видимо, времени у него было больше чем у меня, и до своего артопа он решил пройти пешком.
  
  
   IV.
  
  
   Командир машинного отделения, укутавшись в утепленную куртку, одетую поверх простого комбинезона, ясно выделялся на фоне открытого люка предбанника "Горномора". Слегка сутулясь, заложив руки за спину, неспешно прогуливался по причалу и полностью погруженный в свои мысли, Валерий Петрович ничего не замечал вокруг. Мимо него проходили спешащие куда-то андроиды, пилоты с соседних артопов. Кто-то из них , проскальзывая совсем рядом с ним, видя возраст Валеры, но не видя никаких знаков различия на его куртке, на всякий случай вежливо кивали ему, здороваясь. Это было скорее в силу привычки или как дань уважения- на флоте мало найдется таких старых людей. Средний возраст "энгонавта" среднего офицерского состава был ближе к моим годам. Люди постарше были либо ветеранами в это короткой войне, перенесшие не мало хронотактовых боев, либо не ниже звания Линии, что тоже говорило в пользу опыта. Потому что другим "старикам", тут делать было нечего.
   Я неторопливым шагом преодолел расстояние от магистральной дороги до артопа, в тайне надеясь, что Петрович меня заметит и я подойду к нему чеканя шаг. Но -увы- он даже не обратил внимания, что кто-то идет наперерез к общего потока.
   Наконец, понимая, что остаюсь незамеченным, я тихо подкрался к нему сзади и громко отчеканил:
   -Разрешите доложить!..
   Валерий Петрович вздрогнул и обернулся.
   -А, Лева. Как прогулялся?- голос из под маски был густой и немного вялым.
   -Нормально. Народу только много. Давно столько не видел.
   Петрович проводил взглядом шумную группу стрелков-наводчиков, "Монолитовцев", идущих на вахту, и кивнул, соглашаясь со мной.
   -Столпотворение еще то.
   -Чего ты не заходишь?- поинтересовался я у него,- ждешь кого-то?
   Вместо ответа Петрович дернул бровями и сел на край пандуса, подтянув по-детски под себя ноги. Я хмыкнул. Вечно он принимает такие позы, в которых посторонний человек не сможет признать в нем бывалого, матерого спеца космических пространств. Он сейчас похож на человека, случайно оказавшийся рядом со мной, и присевшего отдохнуть у первого попавшегося табурета. В этой своей куртке...
   - Хочу немного побыть вне стен артопа,- Валерий грустно усмехнулся,- а то все время внутри да внутри. Ты знаешь, Лева, я даже перестал рисовать в последнее время. Как ни начну- дальше стены не вижу. Как будто наитие кончилось.
   Он одним рывком сорвал с себя респиратор и отложил его в сторону.
   Ого...а я думал ему нравиться сидеть внутри сердца артопа, чувствовать пульс его жизни...
   Ведь, в принципе, Петрович, ни словом, ни делом, никогда не давал нам повода усомниться в том, что ему иногда бывает тесно внутри своего отделения. Да и мы как-то привыкли воспринимать его исключительно там. Нам ведь казалось, что ему достаточно только работы всех систем, без поломок, без эксцессов, чтобы было время для его хобби. И всё. Вот и весь Валерий Петрович
   Признаюсь, я не могу представить его в гражданской жизни.
   Я вытащил из кармана приказ Полоскова. Судя по таймеру, у меня еще был час перед тем, как я должен явиться к нему и доложить о своем прибытии.
   -Петрович, расскажи об этой Антегайо. - я сел около него.
   -Зачем тебе знать об этой планете?- спросил Петрович, не поворачивая головы.
   -Слишком много тайн и вопросов.- ответил я , как говорила Лена,- а ты- бывалый космический бродяга. Ты где только не был, что только не слышал. А эта планета- тайна на пустом месте...
   -Не льсти, хитрюга,- погрозил шутя Валера.
   Я сел рядом.
   -Вот именно, на пустом месте...- сев поудобней, сказал Петрович, через какое-то время,- напридумывали себе...вон, Андрейка ваш, новые гипотезы выдвигает, мне рассказывает. Хочет показать какой он умный и проницательный...
   -И что?- мне стало обидно, что Валера уже рассказал Воронину про Антегайо, а мне нет.
   -Да ничего,- отмахнулся тот.- я молчу, слушаю, киваю. Мне все интересно- где предел его фантазии. Мол, планета является плацдармом для последующего прорыва на астротории Доминиона хо-дракц. Причем, аргументировал это длительным переходом. "Мы сейчас находимся очень близко к Галактической Аномалии. Видимо, нам удалось найти еще один проход, неизвестный паукам",- копируя пафос Андрея процитировал мой собеседник.
   Эту версию я уже слышал от самого Андрея. Признаюсь честно,- о том, что через Аномалию идут какие-то мифические проходы я услышал в первый раз. И поэтому считал, что Воронин ,зная больше меня, прав. и считал, что так оно и есть. Но Валерий Петрович был другого мнения.
   -В Б Г А есть несколько проходов. И они давно известны как нам, так и хо- дракцам...цем...паукам...поэтому они всегда под пристальным вниманием обоих сторон...постоянное минирование, постоянный скрытый контингент у самого выхода с него... поэтому ими никто не пользуется...все равно, что нападать на город, через открытые ворота...
   Валера тихо засмеялся и резко оборвал свой смех.
   -Ей-богу, смешной он,- он хлопнул себя по колену.
   Я помолчал немного и спросил:
   -У меня есть один вопрос...только не смейся надо мной, как над Андреем...- я глубоко вздохнул и снял с себя "Эолан", чтобы легче говорить,- Помнишь, когда мы бились с тарантулом, а потом не дотянули до Лепро?.. Нас потом выдавило с энго, у самого края Мирионского сектора?..
   Петрович прищурился, вспоминая тот бой, когда из его команды погибло пять человек, и кивнул, ожидая продолжения.
   - Мы ведь шли около этой планеты,- я махнул в сторону внешней обшивки,- около Антегайо-XVI, так?
   -Еще один, на мою голову...С чего ты взял, Лева?
   -Сырые кристаллы создают фон в Родном пространстве и расстраивают энгоновую аппаратуру. А в тот момент мы, находясь в энго, как раз проходили мимо Антегайо. И она нас вышибла из энго...так?
   -Ерунда,- отмахнулся Петрович.
   -Нет, не ерунда. Я видел ее. Эту планету.
   Я вытащил приказ и опять посмотрел на таймер. Успею.
   Я рассказал, как во время осмотра своего поврежденного орудийного отсека я смог через пробоины в обшивке артопа увидел, как странная фиолетовая звезда кружила вокруг "Горномора" и исчезла буквально за секунду до нарушения работы леброкса. Иначе говоря,- она сама спровоцировала сбой в леброксе.
   -Ты говорил это,- перебил меня Валера, - ты еще Катьке все это рассказывал... ты же бредил... Ты тогда нахватался ренген и у тебя были галлюцинации...тем более- сам говоришь: "фиолетовая звезда"...какая же она фиолетовая...тем более речь , я так понял, идет о планете, а не о звезде...
   - Когда мы прибыли к этой звезде в М-48 у меня был включен светофильтр. Так вот- эта планета в режиме 7/21 выглядела именно так- фиолетового цвета, с красивыми протубренсами, в виде вихрей. А то, что она была звездой- это просто сравнение...как еще можно описать светящуюся сферу с вихрями?..
   -Ну и что с того, что ты, например, прав?- не выдержал он.
   -А то, что мы находимся совсем рядом с Мирионом и Лепро-VII. Где-то между ними...
   -Ты знаешь, Лева,- вдруг резко сказал Валерий Петрович, повернувшись ко мне, и глядя в упор, - пятьдесят лет назад, за такие предположения тебя могли сразу повесить. Как разглашающего военную тайну...но за последние несколько месяцев отсюда ушло куча народа и кораблей. Сейчас они все расселены по Империи. И вряд ли астроположение этой планеты тайна. Тем более, что энго-кристаллов на планете почти не осталось.
   Я хотел добавить, что если мы не удержим планету, то наверняка мы ее будем бомбить тробтием, но сдержался. Вместо этого, сделав несколько вдохов через респиратор, согреваясь, я сказал:
   - После той битвы, которая нам предстоит, в Иимперии будут знать о том, что есть такая планета и где она находиться. Ведь пауков ведет сюда запах энго-кристаллов. Они ведь поэтому так активно рыскали все это время по Периферии у Нейтральной Зоны- они искали планету, богатую энго кристаллами... но не видели ее, как и пресловутый Олганд с Мирионом- из-за кириндитовой пыли.
   -Опять догадки?
   -Нет. вспомни, что в последнее время активность в Нейтральной Зоне резко возросла именно в нашем секторе. Причем в других она стала снижаться. Что позволило нам перекинуть несколько кораблей сюда...даже Защитники!.. вспомни про тараканов. Они ведь наверняка несли в себе это известие- астроположение Антегайо. Поэтому был приказ- уничтожить их любой ценой. Ведь, как только мы их "взяли" мы почти сразу рванули сюда...
   -Ты хотел узнать об этой планете или рассказать о своих галлюцинациях и догадочках?- перебил меня Петрович.
  
   Антегайо.
  
   Нет никакой тайны. Никаких секретов. Это все ваша необузданная фантазия. Видимо, отдых под крылом Защитника расслабил ваши мозги.
   Планету Антегайо-XVI, открыли лет сто назад.
   Именно тогда к планете пришел звездолет "Свет Идущего" (по другим источникам- "Идущий Свет").
   Это не было исследовательской экспедицией- галактографическая академия в те времена еще не считала нужным забираться так далеко от освоенных астроторий . Тем более, что в год ее открытия три планеты- не буду говорить их названия- попытались выйти из состава Альянса, что повлекло за собой затянувшиеся бунты и их кровавое подавление.
   А у Империи Солнца тогда хватало и без того проблем с малозаселенными планетами- в те времена еще были миры, которые не хотели вступать в Кислородный Альянс и становиться частью Империи. Они были независимы и горды.
   В основном это были Периферийные планеты, достаточно удаленные от Центра.
   Поэтому, в связи с внутренней неразберихой в тогда еще молодой Империи, открытие планеты Антегайо прошло тихо и незаметно.
   Корабль начал свой путь без малого год назад, от звезды Кентагшо-II.
   Это был простой звездолет, построенный и укомплектованный на такой дальний полет (расстояние до ближайших миров остается неизвестным) на средства из нескольких благотворительных фондов, как религиозных, так и весьма далеких от спасения душ. В задачу "несущего света" входило найти какую-нибудь планету, чтобы в дальнейшем построить на ней новое идеальное общество, не обремененного людскими грехами и пороками и прочими социальными стереотипами.
   Это была уже вторая попытка "последователей Вселенского разума обрести мир, независимый от алчной Империи, погрязшей в грехе, отказавшаяся от духовного и принесшая себя материальному...", "... для того чтобы начать все с нуля, вернуть человечество к корням его- Земле, и стать основателем нового религиозного центра Империи Духовной...".
   Чтобы хоть как-то отделаться от назойливых просителей, будущих первопоселенцах на Антегайо, претор Кентагшо-II, откуда стартовал в последующем "Свет Идущего" (пусть будет так), отписался от них верительной грамотой, на владение найденной планеты (если таковая найдется), сроком на 50 стандартных лет , с обязательной уплатой налогов и сохранение лояльности к Императорской Династии и его Дому.
   Звездолет вышел из энго- прыжка около Антегайо совершенно случайно- он уже возвращался после многих месяцев скитаний по Нейтральной Зоне, оставив все надежды на обретение собственного мира. И то, что было найдено на планете, поставило в тупик самых истовых борцов с людскими пороками...
   Надо отдать им должное- они сумели сохранили в тайне астроположение планеты, зарегистрировав в "Межзвездном реестре колонизированных, обитаемых, а также пригодных для последующего заселения планет" под вымышленными координатами. Спустя год, на Кентагшо прибыла комиссия, чтобы уже оттуда "допрыгнуть" до ново-открытой планеты Антегайо, но эмиссары "вселенского разума" успели их подкупить, пообещав немыслимые проценты от всех последующих сделок продажи энго-кристаллов. Так и не посетив эту планету, комиссия внесла в реестр Антегайо, как весьма посредственный планетоид, со слабой гравитацией, с несколькими видами жизни (образцы РНК, пробы грунта, жидкостей, составы атмосферы и т.п. были любезно предоставлены колонистами-поселенцами ). Несколько выводов о возможности переработки выделяемого водорослями газа в кислородную смесь, для облегчения жизни поселенцами- это все, что было в выводах комиссии.
   О том, что на этой планете растут энго- кристаллы, комиссия "забыла" сообщить...
   Эта "забывчивость" в последующем стоила им жизни...
   Сама планета хоть и была намного старше старушки-Земли, но так и не явила на свет никаких сложных организмов, кроме каких-то водорослей, живущих на дне нескольких океанов, разнообразных планктонообразований, и пара тысяч видов различных грибков и бактерий. Отсталый мирок. Бесперспективный.
   Несколько миллионов лет назад на нее упал метеорит. Именно он принес на планету энго- кристаллы.
   За долгие годы эти кристаллы разрослись по всем трем континентам, благо почва не имела губительных минералов, затухающее светило было теплым- но не горячим, и не изобиловало опасными для них излучениями. А спустя еще,- Бог знает сколько,- лет некоторые энго- кристаллы , не отяжеленные слабой гравитацией Антегайо, разрослись до невиданных размеров... никогда не видел "сырой" кристалл размером с бронеромб?.. были и такие...я не видел, только на стерео...такие гиганты могли вызвать обвал цен на энго- кристаллы на некоторых периферийных биржах Империи Солнца...что, в принципе, едва не произошло, не вмешайся вовремя Императорский Дом.
   В один прекрасный день на стол барона Рененган лег секретный электрон, сообщающий о том, что рынок энго- кристаллов периферии Вепса- Сигона- Ирда заполнены энго- кристаллами высочайшего качества. При проверке некоторых образцов выявлено, что данный тип кристаллов схож с сортом "Амрита-7"...что?...а, ты в этом все равно не разбираешься... Но в отличии от "Амриты" эти новые кристаллы практически не имели примесей. Это вызывало на него огромный спрос у торговых и туристических звездолетов, а также некоторых типов военных кораблей внутреннего оборонного флота на Сигоне и Вепсе. Однако, по некоторым характеристикам неизвестный тип кристаллов не превосходит сорт "Молния-2" и "Молния-3", что делал его непригодным для нужд Императорского Флота.
   Но кристаллы неизвестного сорта конкурентоспособены в других сферах межзвездных сообщений.
   Это и стало ключевым моментом для принятия решения.
   Спустя полгода после этого на орбите богатеющей не по дням, а по часам Антегайо появились фрегаты Четвертого Императорского Флота . О том, что данная претором Кентагшо охранная грамота имела силу- речи, конечно, быть уже не могло. Граждане планеты попытались откупиться, но не тут-то было.
   Оказалось, что не вся Империя прогнила коррупцией. Тем более половина флота состояла из закаленных в тяжелых боях командах, недавно усмирявшие сепаратистские миры.
   Тогда Антегайо попыталась прикрыться своим оборонным флотом, костяк которого составляли купленные на разных ремонтных станциях списанные артопы и крейсера малого класса. Команды тоже были под стать кораблям- сплошь наемники.
   Фрегаты разделались с ними с легкостью - те несколько корабликов, которыми Антегайо пыталась себя защитить были уничтожены за секунды.
   Население планеты подверглось самым жестоким наказаниям...
   ...Никогда не слышали о такой казни как "Светлячок"? Это когда человека суют в реактор на пять минут, пока его кожа не начинает с него шелушиться...
   ... все руководство мятежной планеты было сослано на отдаленные планеты, без права покидать их в течении двух поколений.
   Верхушка секты "вселенского разума" пыталась предстать на суде, как жертвы обмана и интриг местных энго- фермеров, но когда выяснилось, что несколько сотен новых храмов, построенные на перифериях , были спонсированы именно энго- добывающими концернами Антегайо вопросов к ним прибавилось.
   В общем, почти все население этой маленькой, старенькой планеты, общим числом не более четыреста тысяч было развеяно по всей Империи. Многих отправили на далекие планеты, без права на репродукцию, многих раскидали по интернатам и детским домам, без права на память о своих родителях.
   Так Императорский дом наказал тех, кто пытался нарушить его монополию по добыче и продаже энго-кристаллов.
   На планете остались только несколько тысяч первопоселенцев, которые ловцы душ- "светлоидущие"- заманили в свое время на планету втихую. В основном это были простые люди, рабочие, низшая, так сказать, социальная ступень. На протяжении десятилетий они занимались только тем, что пытались облагородить дикую Антегайо, чтобы и сектантам хорошо жилось, и их чтоб меньше трогали. Они обрабатывали поля, осушали болота, сеяли какие-то агрокультуры, строили плотины и гидроэлектростанции... ну, и часть из них поднаторела в обработке энго-кристаллов. Они ни во что не вмешивались и жили по-своему.
   Говорят, что у них даже собственный язык есть. Непохожий на наш, имперский.
   Император даровал им помилование и разрешил остаться на Антегайо, чтоб совсем с нуля не начинать. Но запретил покидать им эту планету.
   Да те и не возражали- за десятилетия, проведенные на планете, их вера в то, что за пределами Антегайо , в Империи, все сплошь грех, только окрепла. Так что это стало им домом...
   ...да, вроде староверов...
   А сама Антегайо была заселенна по-новому.
   В течение долгого времени на планету со всех концов свозились тысячи людей. В основном- с неблагоприятным климатом планет, чтоб нос не отворачивали и радовались хоть такому варианту проживания. Их тут же подключались к процессу сбора и обработки энго-криссталов. А вскоре сюда пригнали один Защитник... нет, не "Основатель"...другой был... Покойный Император мечтал начать освоение следующего рукава Галактики именно отсюда. Заодно, всегда держать при такой "лакомой" планете свой личный боевой флот, на случай возможной агрессии изнутри.
   Координаты Антегайо в Межзвездном реестре так и остались такими, какими их внесла та подкупленная комиссия в самом начале этой истории.
   Астроположение этой планеты было засекречено.
   А когда произошел Первый контакт с пауками об Антегайо старались лишний раз не говорить...ну еще бы, у пауков под боком такая планета, почти у самой Границы...возникнет спорный момент...а как началась война, так уже эту планету тут же начали готовить к эвакуации...поэтому само собой, никто не должен был знать о ней...ведь попади кто-нибудь из вас в плен, кто дал бы гарантию, что вы не расскажете про нее хо-дракц, за спасение своей жизни?
   Валерий Петрович хлопнул меня по плечу .
   -Вот так вот. А вы тут изводитесь- секреты ищите. Все просто.
   -Но, Петрович. Я ведь- прав? Это действительно была она- между проскоком Мирион-Лепро.
   -Что ты не уймешься,- Валера даже недовольно крякнул,- ты не у меня спрашивай, а у штурманов, у энгоников. Да ты знаешь, сколько звезд между двумя этими населенными мирами?.. то-то же...найди иглу в стоге сена...
   Я встал.
   -Пойду я, Валерий Петрович.
   -Иди уж...посидеть, отдохнуть не дал нормально...на вот,- он кинул мне свою маску респиратора,- Валентину встретишь- отдай...
   Я начал подниматься вверх по наклонной пандуса, но остановился.
   -Валера, а откуда ты это все знаешь?
   -Ты еще здесь?...зараза, хуже зануды-Воронина...- Петрович спрыгнул с насиженного места и повернулся ко мне,- я , как младший помощник командира машотделения фрегата "Бесстрашный", участвовал в подавлении мятежа на этой планете...всё? Успокоился? Иди отсюда...
  
  
   V.
  
   Бронемастер взглянул на часы и оглядел на нас с Пашкой суровым взглядом.
   Движимые инстинктом самосохранения мы козырнули и тут же прошмыгнули мимо торпедометчиков, к рядам кресел, где уже сидели наши. Пока мы добирались до свободных кресел, Пашку одернула Катерина и усадила рядом с собой. Кажется, мы были последними, потому что как только я сел на свободное кресло около Сашки и Алии в брифинг- каюте погас свет, оставив неяркое пятно освещения над Стекловым.
   -Стрелки!- начал бронемастер.- я не умею говорить долго и красиво. Я могу командовать. Это у меня получается лучше, как вы все не раз могли убедиться. Поэтому просто выслушайте меня. Несколько дней назад по каналу сверхсвязи поступило сообщение от командующего Вторыми Патрульным Соединением пограничного сектора Кентагшо- Лепро Васкиса Ен Сок. По данным разведки -эскадра хо-дракц готовится к крупномасштабному нападению на Империю, в районе звезды Антегайо. Цель прорыва- сама планета и ее ресурсы. Этапы захвата планеты следующие: уничтожение всех оборонительных комплексов; проход через минно-заградительные поля; уничтожение орбитальных станций- спутников. Население планеты подвергается уничтожению либо кобальтовыми (как это было на Вере)-, либо бактериологическими бомбами с геостационарных орбит (планета Фояндо)!
   По кают-компании прошла волна тихих голосов.
   -В задачу нашего флота входит оборона Антегайо,- продолжал Стеклов,- В данный момент к этой звезде уже подтягивается Третий флот и наше Второе Патрульное. А также многие другие, кто находиться в пределах одного энго- прыжка. До начала бомбардировки планеты силы наступающих попытаются высадить десант на поверхность Антегайо. Цель высадки- захват накопительных баз, которые сейчас срочно эвакуируются с планеты в тыл. В задачу "Горномора" входит пресекать все попытки десантирования хо-дракц на планету. То есть- уничтожение таких кораблей еще до подхода к точке выброса десанта.
   От себя замечу, что если нападение пауков будет опрокинуто, а это возможно только после уничтожение более двух третей наступательных сил, то мы получаем возможность нанести контрудар в оголившуюся часть Доминиона. Мы нанесем удар по пяти ресурсным, энергетически базовым планетам Королей. А там и до Синей Королевы рукой подать, разгром которой - вопрос времени...
   ...Королева?!.. всё никак не могу воспринимать пауков, как существ подвластных какой-то супер- мамаше Синей Королеве.
   -...Но это будет возможно только после разгрома противника у Антегайо.- закончил Полосков.
   Если Синяя Королева собирается атаковать ее, значит- эта планетка находится у самой границы...или совсем близко к ней...
   -Теперь- о наших новых членах экипажа, с которыми вы, наверняка уже, познакомились.- Стеклов показал на Пак Хина.- На протяжении того времени, пока лингвистические аналитики оборонного прогнозирования находились на "Горноморе", они изучали те боевые части, с которыми им предстоит работать. Роланд и Скаргон изучали тонкости космогации. Технические термины и тонкости. Пак Хин все это время изучал работу арт-галерею. Для чего? - Стеклов слегка запнулся,- Перехватывая переговоры между кораблями противника во время боя, они будут снабжать нас оперативной информацией, которая будет относиться непосредственно к нашему "Горномору". Для своевременного принятия решения как офицеров на мостике, так и для самих операторов- наводчиков. Есть вопросы?- бронемастер обвел нас всех взглядом, на секунду задержавшись на переводчике.
   -А можно- объяснить все-таки чем они занимаются?
   Пак Хин, не вставая с места, ответил:
   -Если во время боя мы поймем, что наш артоп становится под удар врага, то мы предупредим об этом бронемастера Стеклова и капитана Полоскова. Если один из артопов, оказавшийся рядом с "Горномором", встанет под удар нескольких вражеских истребителей, то в короткий срок мы поставим в известность капитана Полоскова для принятия последующих оперативных действий. Если начнется десантирование , а по переговорам между боевыми частями хо-дракц нам это сразу станет известно, то мы ставим в известность капитана Полоскова и командира части связи Пелевигу, для дальнейшего извещения остальных кораблей Флота Хомо.
   -Раз вопросов больше нет,- спустя некоторое время продолжил Стеклов,- нет, то перейдем непосредственно к самой планете.
   Голограмма с защитником мигнула и ее сменил голубой шар.
   -Антегайо.- сказал Стеклов.
   Обычно сопровождающие такие информационные показатели как координаты, вес, диаметр, гравитационный модуль, состав атмосферы, условные обозначения полезных ископаемых, количество населяющих ее людей и т.д.- почему-то отсутствовали. Не было даже обязательной пиктограммки- астронахождение планеты в составе Империи. Такое ощущение, что планета является простым шаром, висящая в пустоте.
   Я приподнялся в кресле, пытаясь увидеть в этой сфере что-то интересное, но в этот момент бронемастер , уменьшив масштабность подогнал в обзор небольшое облако кириндитовой пыли.
   Ага. Кириндитовые россыпи.
   Радары пауков почему-то не могут глубоко ориентироваться в этой пыли. Она экранирует часть их сканирующих лучей. Видимо, поэтому Мирион живет так спокойно...
   -Искусственное препятствие созданное нашими грузовозами, - голос Стеклова вернул меня на сиденье,- они перекинули несколько крупных кириндитовых астероидов на край системы, а наши фрегаты смогли точечными ударами превратить их в плотное облако "слепой зоны". Здесь будут располагаться несколько наших кораблей. Невидимые для некоторых типов радаров противника. Им удастся пропустить через себя какую-то часть, чтобы потом контратаковать...
   Бронемастер начал демонстрировать нам типы кораблей, с которыми нам предстояло совместно отражать натиск врага. Фрегаты, крейсера, линкоры, эсминцы- гордость Третьего флота, его надежда и...то, что от него осталось после коварного нападения Королевы. Перед нами появлялись различные типы оборонительных спутников, говорилось об их роли в будущем противостоянии. Говорилось о каких-то особых мерах в противостоянии, но из-за секретности эта тема до конца не раскрывалась.
   Роль артопов в этом противостоянии сводилась к уничтожению мелкомасштабных, с точки зрения могучих линкоров, целей. Причем мы, стрелки, должны были уничтожать мелкие цели, не подпуская к "Горномору" истребители и штурмовики противника. Минометчики должны были охранять "Горномор" от более крупных кораблей хо-дракц.
   А выполнение основной нашей задачи- уничтожение десантных кораблей пауков- ложилась на торпедников.
   Мы были последним кольцом обороны.
   -Как нам стало известно, на самой планете образованны отряды ополчения. Они, движимые своими теологическими учениями, готовы оказать полное содействие обороняющим их планету силам. Однако, я не воспринимаю в серьез их стратосферники,- с презрением говорил Вячеслав.- от них будет больше вреда, чем пользы. Насколько мне известно, ни один из них не смог внести ощутимого вклада во время обороны Ринго. Все сгорели как ...-он выругался.- только в верхних слоях болтаются и демаскируются. Но, к сожалению, командование посчитало целесообразным доверить часть планетарной обороны местному контингенту. Они вызвались добровольцами и мы не вправе отказать им в защите их родной планеты. Просто оружие, которым они располагают слишком старо... но другого они не знают...
   Да и не доверили бы...-мысленно закончил я фразу бронемастера.
   -...они уже выдвинулись на стратегические высоты. При удачном раскладе стратосферные гаубицы смогут взять под свою защиту только треть Поверхности. Этого, конечно, мало, но надеюсь, что те надежды, которые Штаб возлагает на них в случае крупномасштабного прорыва, все же окажутся излишни... В этом случае есть вероятность попадания под огонь... по правде говоря, нам уже передан приказ, чтобы в случае прорыва, защитное поле обращенное к планете было усиленно. Вы понимаете, что приказ передан в устной форме?..
   Мы согласно закивали. Ну, это понятно.
   -Теперь о вражеском флоте!- объявил Стеклов.
   Страшно коверкая слова бронемастер в начале пытался выговорить названия некоторых кораблей хо-дракц, но поняв, что от этого становиться только хуже (наше хихиканье он старался игнорировать), махнул рукой и перешел на сленг.
   -По данным разведки- авангардом нападавших выступят тарантулы (голограмма тхематц-астуверца ). Они расчистят место и путь для тех, кто идет за ними. За ними выходят крейсера: богомолы ( цхе -тхематц), медведки (корц-хмарг), скорпионы, ядокрылы, вертячки и т.д. Каждое новое название крейсера являло нам картинку. Прокрутившись, та ныряла в сторону ,уступая очередному воплощению хо-дракц в металле (...или из чего у них там корабли делаются?). Мы едва поспевали узнавать знакомые формы, перешептываясь, вспоминая, приходилось ли сталкиваться с такими кому-нибудь из нас.
   -...да-да, Зеф говорил, что один раз они завалили такую...-услышал я шепот Кати, адресованный к Алие,- год назад...что?.. нет, в паре с еще одним артопом...
   -У этих броня слабовата,- отозвалась та ,- а пушки мощные- близко не подпускают...
   - ...слишком быстрые, еле успевали увернуться...я тогда на "Стремительном" служил...- это Андрей, уже очередное насекомое.--...пикирует, а потом сбрасывает кучу мин... тем и берет...да, орудий у него мало...
   -После первой волны пойдут истребители,- бубнил Стеклов,- К этому моменту мы достаточно плотно ввяжемся в бой, поэтому истребители врага (...блохи, пескокрытки, комары и т.п...) начнут вертеться среди защищавшихся частей. Вот они- наши клиенты.
   -...этого первый раз вижу...
   -... ну-ка, ну-ка, что за фрукт...
   Бронемастер продемонстрировал нам несколько виртуальных боев, показывая слабые места некоторых истребителей, озвучивая типичные ошибки молодых операторов-наводчиков.
   -Старайтесь просто попасть. Те, кто имеет стаж в несколько боев, понимают меня- главное снизить сопротивляемость защитного поля противника. А дальше- любой бронеромб ему крылышки повыдергивает... Не экономьте на выстреле, но и зря не растрачивайте боезапас...
   Перед нами промелькнули несколько вариаций "неправильного" поведения. Да, бывало и так, что всё тянешься за уходящим за огневой горизонт комаром, пытаясь добить, и тратишь, и тратишь на него мегаватты. А в это время с другого угла панорамы выскальзывает еще один комар, с плотным защитным полем. Тот подныривает и начинает палить в упор по отвлекшемуся стрелку. Сминая орудие и делая его сектор абсолютно беззащитным.
   Без перехода и смены интонации Стеклов неожиданно поменял тему:
   - Особым приказом из темповариатора были удалены почти все предохранительные спирали. Теперь частота хронотакта практически ничем не ограничена. Работать будем на нестабильных темпоральных сдвигах. Сейчас никто не может, на каких именно. Слабые частоты не дадут необходимого эффекта, поэтому -только сверхвысокие... пока мы были на Защитнике из хрономодулятора изъяты все сдерживающие блоки и предохранительные цепи...- бронемастер замялся , но продолжил,- Бортовые кибер- аналитики в данный момент продолжают высчитать кратные частоты хронотакта, максимально допустимые для всех обороняющихся... Мешает фактор непредсказуемости- гравитация Антегайо. Точнее расстановка сил у нее...
   Бронемастер замолчал, давая нам время на полученную информацию и смотрел на нас поверх голов.
   Я полулёг в кресле. В голове вертелись только что полученные данные. И еще мне не понравилось эта фраза - "ничем не ограничена".
   Это огромный риск. В случае неконтролируемого нелинейного нарастания прогрессии повышается вероятность пробоя хрономодуляции. Временной кокон может рассеяться (и тогда мы просто вернемся к течению "один- к- одному"). В противном случае кокон может сжаться и тогда время ударит по нам. И тогда все, кто на борту за секунду стандарта могут мгновенно постареть на... на сколько?... что там было с "Удачливым"?.. Тут уже никакие приставки "био" не возьмутся в расчет. Может пройдет локальная секунда, а организм состарится на месяц. А может и на год...
   Я вспомнил, как Валерий Петрович рассказывал, как он помогал выносить тела с артопа "Удачливый".
   -Еще не остыли орудия на нашем "Горноморе", а на этом артопе прошло лет двадцать...недавно сидели за одним столом, а сейчас- они уже все сушеные мумии... реакторы еле дышат...разрядились по- полной...
   Бр-р!.. я вздрогнул и выпрямился в кресле.
   Сумеем ли выстоять даже с такими перепадами времени?
   Пауза затянулась.
   -Теперь перейдем непосредственно к предстоящему бою...- четко произнес бронемастер,- это все будет продублировано на симуляторах. И учения по совместным действиям начнутся в три часа по- бортовому.
   Так. Ну, наконец-то. Хоть какие-то действия.
   Кровь стала быстро наполняться адреналином, и настроение заметно улучшилось.
   А между тем голос бронемастера, звучащий в абсолютной тишине железными нотами, проникал в каждого из нас, рождая где-то в глубине души чувство ответственности, которая лежит на каждом из его подчиненных. В тоже время, параллельно, рождался страх, боязнь за невыполнение своего долга. Не перед Империей, не перед той горсткой людей, живущие там, внизу, на Поверхности, не даже перед самим собой. А перед этим человеком, из плоти и крови, вещающего перед нами.
   Мы все слушали и слушали...
   ... и только в самом конце брифинга, после очередного "есть вопросы?", кто-то из торпедников поднялся и спросил:
   - А почему враг не может взять и просто допрыгнуть через энго до нас? С той стороны, где мы его не ждем?
   Стеклов посмотрел на меня и тяжело вздохнул.
   -На планете Антегайо так много энго-кристаллов естественного происхождения, что они создают в Родном измерении экранирующее поле. Ни один леброкс, в активном режиме, не в состоянии подойти к планете ближе, чем на парсек. Леброкс теряет настройку и корабль просто-напросто выбивает из энго... теперь вы понимаете, почему нам пришлось делать такое сложный переход через галактические течения?.. если вопросов нет- прошу всех разойтись.
   Мы встали с кресел и двинулись к проходу.
   -А когда нам ожидать вражеский флот?- спросила Лена.
   Вячеслав Евгеньевич ответил таким тоном, словно вопрос был о каком-то человеке, приход которого так затянулся, что сам бронемастер потерял к нему всякий интерес- придет он или нет.
   -По данным разведки- он уже на подступах к М-48,- спокойно ответил Стеклов , выключая голограммный проектор.
  
  
  

Оценка: 3.81*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"