Youichi: другие произведения.

09. Двадцать первое июня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Двадцать первого был День Медицинского работника. Выходит так, что Витю приходится доставить в поликлинику, и он там застревает надолго. Заранее извиняюсь за задержку (очень сильную задержку), и возможные опечатки.

Глава 1

Я задумчиво наблюдал за неспешным передвижением белых пухлых облаков по лазурно-голубому небу. Стояла жаркая погода, но вместе с этим дул приятный прохладный ветерок.

-Чёрт, кровь не останавливается, - досадливо ругнулся Михаил, пытаясь перевязать мою правую руку.

Опустив голову, я ч интересом посмотрел на длинный, но не очень глубокий порез вдоль своего предплечья. Потом вздохнул.

Сегодня, встав пораньше, Михаил сообщил мне, что мы отбываем загород, в коттедж. Я поспешно покидал кое-какие вещи в сумку и направился к машине. Но возникла небольшая заминка в подъезде у двери на улице. Проём был почти полностью загорожен железными палками под четыре метра высотой. Как я потом узнал, хозяин справился с проблемой просто: убрал их с прохода и, придерживая, вышел, после чего прислонил помеху обратно.

Во мне не нашлось достаточно сил для такого трюка, и я решил попробовать по-другому: просто начал протискиваться между крайней палкой и косяком. Оказавшись снаружи, я удовлетворённо отряхнул футболку и заметил красный след на руке. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это порез. Я несколько секунд тупо рассматривал его, а потом оттуда начала сочиться кровь. Левой рукой я вытащил из кармана бумажные салфетки и попытался остановить кровь. Но не тут-то было. Она всё прибывала и прибывала, вызывая у меня лёгкий страх.

Обнаружил ранение, Михаил тут же оттащил меня на ближайшую лавочку и принялся за дело сам. Как можно догадаться, тоже без особых успехов.

-Едем в больницу, - решил он, поднимая меня на ноги.

-Придётся, - согласился я, стараясь не слишком резко двигать больной конечностью. Если я совсем не ощутил, как порезался, то сейчас боль была сильной и пульсирующей.

Ближайшая больница находилась не так далеко и доехали мы быстро. По пути у Михаила зазвонил телефон, но он, взглянув на имя звонившего, не стал принимать вызов. Я имени не видел, но удивился. Обычно он никогда не игнорировал звонки, потому что просто так ему никогда никто не звонил. Только по работе, обычной или основной.

Подъехав к белому трёхэтажному зданию, огороженному забором, Михаил заглушил мотор и повёл меня внутрь. То, как бодро он проигнорировал окошко регистратуры, показало, что ему уже доводилось бывать здесь ранее. Мы поднялись на второй этаж по лестнице, и хозяин без стука открыл дверь с номером тридцать пять. Внутри был человек в белом халате, сидящий за столом и заполняющий карты. Увидев нас, он без слов встал и направился ко мне.

Через десять минут я сидел на кушетке с туго перебинтованной рукой и внимательно слушал наставления врача.

-Могу отдать вам этот тюбик, - говорил он, кивая на лежащую на столе, уже вскрытую мазь. - Но, в любом случае, придётся купить ещё. Повязку менять через день, как и что делать, ты видел.

Я кивнул в знак того, что видел.

-Скоро пройдёт? - спросил Михаил.

-Примерно через месяц заживёт полностью. Обо что это ты так?

-Сам не знаю, - пожал я плечами.

Врач хмыкнул. Потом повернулся к Михаилу.

-Ему ещё надо посидеть, успокоить рану. А чтобы ты тут не болтался, на, - он протянул Мише полтинник. - Через дорогу стоит автомат с напитками. Возьми мне чёрный кофе, пожалуйста.

-Тебе чего-нибудь взять? - спросил у меня хозяин.

-Нет, - отказался я.

Тогда он быстро потрепал меня по волосам и скрылся в коридоре.

-Собственно, мы так и не представились, - начал врач, доставая из кармана леденец на палочке. Закинул его в рот и протянул мне руку. - Я Андрей.

-Витя, - неуклюже пожал я ему ладонь.

-А теперь, если ты не против, я вернусь к работе, - произнёс Андрей, садясь на свой стул и пододвигая к себе стопку медицинских карт. Я начал разглядывать помещение. Куча бумаги, свежие деревянные палочки, использованные деревянные палочки, стакан с карандашами и ручками, сбоку от него печать. Всё находилось в идеальном порядке, я даже был полностью уверен, что все ручки в стакане были пишущими. В облике самого Андрея тоже сквозила аккуратность: чёрные волосы причёсаны, рубашка под халатом выглажена, и сам халат тоже не сверкал кофейными пятнами. Даже галстук имелся. Мельком глянув на то, что он писал, я увидел, что почерк его был ровный, без наклона, и хорошо различимым. Мне удалось разобрать большую часть написанного даже вверх ногами.

Прошло минут двадцать, судя по часам над дверью. Всё это время ни один из нас не нарушил молчания. Слышны были только лёгкий скрип ручки и звук, с которым Андрей обгладывал леденец. Что-то Михаил задерживается. Сбегать через дорогу и обратно заняло бы минут десять-пятнадцать, не больше.

Наше тихое бдение было нарушено медсестрой, без стука вошедшей в кабинет и широким шагом подошедшая к столу. Она повернула голову в мою сторону и вдруг оскалилась. Мне тут же захотелось как-нибудь незаметно испариться. Глаза женщины были широко раскрыты, будто она увидела цель своей жизни в моём исполнении. Я готов был поклясться, что они отливали красным, несмотря на ярко выраженный голубой цвет. Но разглядеть получше мне их не удалось, потому как в следующую секунду всё моё внимание переместилось на поистине огромный шприц, который острым концом недружелюбно сверкал мне в глаз.

Я нервно сглотнул и сделал попытку встать, но был возвращён на место железной ладонью медсестры. Без всяких слов она повернула шприц вверх и слегка надавила, так, что ввысь взлетела небольшая струйка. Я начал лихорадочно нашаривать взглядом Андрея, с интересом наблюдавшего за нами из-за стола.

Краем глаза я заметил занесённый над моей головой шприц. Я проворно увернулся и попытался оттолкнуть агрессивную женщину, успев только мысленно спросить, куда она хотела мне засадить иглу. Медсестра от моего толчка сдвинулась максимум сантиметров на десять, и тут же снова замахнулась шприцом, но уже снизу. Мне осталось только зажмурить глаза и ожидать неминуемого...

Через пару мгновений ждать мне надоело и я таки открыл глаза. Прямо передо мной, изображая статую, стояла эта женщина. Кончик шприца застыл в сантиметре от моего горла. Я судорожно сглотнул и поскорее отлепился от стены, торопясь отойти подальше.

-Надо же, совсем забыл об этом, - удручённо проговорил Андрей, вдруг возникая позади меня. Я отшатнулся от неожиданности. Он пояснил: - Сегодня двадцать первое, а я нахожусь здесь. А ведь подумал ещё утром, почему у меня в календаре этот день красным обведён?

Я ровным счётом ничего не понимал и продолжал молча переводить взгляд с застывшей девушки на врача, задумчиво хрустящего леденцом. Он, в свою очередь, смотрел то на медсестру, то на меня. Этакая двухсторонняя игра в гляделки.

-Ты в курсе сегодняшнего праздника? - продолжил Андрей. У меня в голове мгновенно всё встало на свои места. - День медицинского работника. Духи вселились во всех врачей и медсестёр тут.

Я как можно незаметнее отступил от него на шаг. Но он всё же это заметил и, потянув за шнурок у себя на шее, продемонстрировал мне небольшую металлическую пластинку с изображением какого-то человека, похожего на шута.

-У меня есть амулет. Миша подарил. Охраняет меня в этот день от вторжения, - объяснил он. Я частично расслабился.

-Ну, ладно, ты постой, а я пока проверю дорогу к выходу, - он засунул амулет обратно за ворот рубашки и вышел в коридор. Я очнулся из ступора и поспешил следом. Далеко, впрочем, я не ушёл - Андрей вдруг остановился в шаге от порога и я налетел на него, попав носом меж лопаток. Он удара не ожидал и валился вперёд, открыв моему взору какого-то человека в белом халате и со стетоскопом на шее. Скальпель в его руке предвкушающее поблёскивал под светом ламп.

Я начал медленно отступать в противоположную сторону. Андрей, кряхтя, поднялся с пола и вдруг припустил в сторону лестницы, едва не сшибив меня с ног. Док со скальпелем газанул за ним, при этом смотря прямо на меня, находящегося у него на пути. Я счёл нужным последовать примеру Андрея и припустить в сторону лестницы.

Метров через двадцать я передумал и решил забежать в открытый кабинет. Оказавшись внутри, я привалился к стене, стараясь не дышать слишком глубоко. Потом переместился на подоконник и глянул в окно. Второй этаж. Не так уж высоко. Только вот снаружи всё равно решётки.

Внезапно раздался скрип дверной ручки и я, мгновенно слетев с подоконника, забрался в одну из кабинок. Помещение, в которое я забежал, как уже можно было догадаться, являлось туалетом. Я быстро прыгнул в одну из кабинок и, в лучших традициях жанра, забрался с ногами на толчок, не забыв предварительно опустить крышку. Замер, прислушиваясь к медленным шагам, на пару секунд замирающих у каждой дверцы. Когда они миновали мою, я слегка расслабился. Затем шаги прошествовали обратно к двери и остановились. Я застыл.

-Выползай оттуда, - раздался голос. Я не шелохнулся. Тогда обладатель голоса быстро подошёл и распахнул мою дверцу. Передо мной стоял Андрей с неизменным леденцом во рту. Он флегматично осведомился: - Удобно?

-Как ты угадал, где я? - спросил я, проигнорировал я его последнюю реплику и слезая с толчка.

-Очень просто - я подумал, что только ты окажешься настолько умным, чтоб не светить ноги.

-Что? - не понял я.

В этот момент все остальные дверцы синхронно распахнулись, являя нашему взору пятерых медсестёр со шприцами в обеих руках, в которых плескалась подозрительная зелёная жидкость. Мы с Андреем не сговариваясь вылетели из туалета и нацелились на маячившую где-то впереди лестницу. Позади был отчётливо слышен топот, причём, неумолимо приближающийся.

До лестницы мы не добежали: на полпути Андрей утянул меня в какой-то небольшой коридорчик, где мы уткнулись в тупик. Я с подозрением взглянул на своего недавнего знакомого. Не может быть - он что, играет за другую команду? С виду - само спокойствие: прислонился к стене, леденец жуёт.

Через пару секунд из-за поворота вылетели наши преследователи. Я замер в уголке у стенки, надеясь слиться со средой. Правда, глаза не закрыл, и потому увидел, как вся эта компания вдруг застыла как на стоп-кадре, всего в каком-то метре от нас.

Андрей отлепился от стены и прогулочным шагом обошёл композицию "бег". Я быстро догнал его и остановил.

-Хочешь знать, что тут происходит? - сказал он прежде, чем я раскрыл рот. - Они одержимы. Подробностями утомлять не буду, но на такие случаи по всей больнице начерчено около двадцати ловушек. - Он помолчал. - Но на весь персонал вряд ли хватит, даже если по несколько штук заманивать.

-И что делать? - спросил я.

-А, так ты в курсе всего этого, - удовлетворённо сказал док, доставая из кармана ещё один леденец. - Хорошо, значит, меньше будешь делать глупостей. А делать надо так: нарисовать как можно больше таких капканов по больнице, чтобы сдержать всех

Он подбросил леденец на ладони и продолжил:

-Нужен специальный мел, а у меня его нет.

-Разве их мелом рисуют? - удивился я. Помнится, раньше технология была несколько другой. Подробности не вспомню, но фигурировала какая-то штука, похожая на паутинку.

-Хм, вообще, это недавняя разработка, - приподнял брови Андрей. - Странно, что ты не знаешь, ею начали пользоваться с начала июня. Ты же агент, или как?

-Или как. Косвенно.

-Я не понял. А, - вдруг понимающе протянул он, - Ты просто с Мишей, да?

-Да, работаю, - не стал давать я ему поводов для сплетней.

-Ладно, основная проблема в том, что у меня мела нет.

-Как нет? Ты же агент, или как? - подколол я его.

-Я этого не говорил, - ответил он. - Но я сейчас позвоню твоему Мише и обрисую ситуацию. Один момент...

Он сунул мне леденец, который до сих пор вертел в руках и достал из кармана сотовый телефон. Я машинально сунул конфетку в карман штанов и задумался. Сначала Михаил не отвечает на явно рабочие звонки, теперь оказывается, про Ловушки не рассказал. Конечно, он не обязан это делать, но раньше довольно часто говорил о работе. Просто других тем не было.

Тут я вспомнил разговор, который он завёл как-то в начале июня. О том, как бы я отнёсся к тому, что он поменяет работу, или как-то так. Он серьёзно думает об этом? Чтобы уйти? Не то чтобы я был против, всё таки я привык менять образ жизни, и у моих предыдущих хозяев были самые разные профессии. Но всё же - почему Михаил хочет всё поменять?

Уйдя в свои мысли, я не сразу сообразил, что Андрей протягивает мне трубку. И по моему, уже давно. Я взял её и приложил к уху.

-Да?

-Это я, с тобой всё в порядке? - раздался голос Михаила.

-Да.

-Я нахожусь у окон на первом этаже, Андрей знает, где именно. Двигайтесь сюда.

-А ты сюда не можешь? - полюбопытствовал я.

-Все входы закрыты. Ворота, кстати, тоже. Я просто нашёл прореху в заборе.

Заверив, что мы скоро буде, я сбросил разговор и отдал трубку обратно Андрею.

-В этой больнице сегодня много пациентов? - спросил я у него.

-Не очень.

-Они тоже будут одержимы?

-Конечно. Мы же в больнице.

-Но мы...

-На моём кабинете специальный барьер. Друзья настояли.

-Нам надо вниз, к окнам, - поменял я тему.

-Да, верно. Михаил сейчас там. Наверно, через дыру в заборе пробрался. Её обычно не видно из-за густых кустов.

Интересно, сколько ещё человек тут знает об этом "секретном" проходе?

Стараясь ступать потише, мы добрались до лифта и спустились на первый этаж. Прошли сразу направо, в небольшой холл.

-Нам сюда, - сказал Андрей, кивнув на закрытую дверь кабинета с табличкой "Стоматолог".

Через несколько секунд я поинтересовался:

-Почему мы не заходим?

-Вдруг там ловушка, - предположил Андрей, засовывая руки в карманы.

Мы продолжили молча стоять. Отчётливо было слышно какое-то шуршание и позвякивание. Нельзя было определить, из кабинета это доносится, или откуда-то ещё.

Когда откуда-то с верхних этажей раздался громкий вой, мы синхронно толкнули дверь и буквально запрыгнули в кабинет, быстро захлопнув её за собой. Я окинул взглядом помещение, где мы оказались, и сразу направился к окну, за которым маячила темноволосая макушка. Открыл замызганную зелёной краской белую раму и увидел своего хозяина, от нетерпения пританцовывающего на месте. Увидев меня, он облегчённо вздохнул и взялся руками за прутья решётки. К счастью, она мешала ему кинуться тискать меня.

-Всё нормально? Что с рукой? - без паузы спросил он.

-У меня небольшая шишка на лбу и лёгкий ушиб носа, - невозмутимо ответил подошедший Андрей. Ничего страшного. Но спасибо за заботу. Мел принёс?

-Да, - Михаил просунул сквозь прутья мне в руки полиэтиленовый пакет с серебристыми мелками. - Этого должно хватить. Ты рисунок-то ещё помнишь? Обижаешь.

-Хорошо. А, вот ещё.

Он куда-то наклонился и вскоре у нас в руках оказались пара скейтов. Один красный, с синим граффити, второй просто белый, но довольно грязный и потёртый.

-Зачем это? - искренне не догнал я.

-Узнаешь, - ответил Андрей, беря подмышку красный. - Кстати, не мог чего получше найти, что ли? Ладно, теперь по-быстрому прощайтесь, и нам пора уже. - Он взглянул на часы у себя на руке. - У меня смена через час закончится.

-Ты там осторожнее, - сказал мне Михаил.

Мне от его заботы даже неловко сделалось. Я пробубнил что-то утвердительное и уже хотел отойти, как вдруг он спросил:

-А поцеловать тебя можно?

Я сделал лицо кирпичом.

-На прощание, что ли?

-Нет конечно, на удача, - он ухмыльнулся. Я скептически посмотрел на него. Этот разговор меня смущал. На какую-то долю процента. Нет, даже меньше!

Я молча отошёл от окна. Михаил хмыкнул и остался стоять с той стороны, наблюдая, как мы выходим из комнаты. Там мы сразу вошли в лифт и без проблем поднялись на самый верхний, четвёртый этаж.

Как только дверь за Витей и Андреем захлопнулась, обильный Михаила заиграл мелодию вызова. Он с некоторой неприязнью посмотрел на имя абонента, но всё же ответил.

-Тебя где носит? - гневно завопила трубка голосом Эмилии.

-На свежем воздухе, - размыто ответил Михаил.

-А должно на работе! Я тебе уже звонила, и не раз, - последнюю фразу шеф сказала почти спокойно. - Надеюсь, ты не забыл, что сегодня праздник, двадцать первое?

-Да вот, буквально недавно вспомнил, - признал он.

-У нас пропущено две или три больницы, и внутри них люди. Конечно, все уже одержимы и заблокированы внутри нашими людьми. Пришлось привлекать специальные группы.

-Я знаю.

Видимо, она уловила в его голосе какие-то особые интонации, потому что спросила:

-Где именно ты находишься?

Вникнув в суть ситуации, Эмилия немного помолчала, после чего сказала:

-Раз там Андрей, я уверена, всё будет в порядке, и со своей частью они справятся. Ты оставайся там на всякий случай, в конце концов, это должна была быть твоя работа.

Михаил не ответил.

-Но это последний раз, когда я тебе прощаю твоё отлынивание от своих прямых обязанностей. И то, что ты по уши нырнул в заботы обычные, этого вовсе не компенсирует. Не забывай, твоя должность организатора - всего лишь прикрытие, как и сам бизнес, хоть мы и получаем с этого зарплату.

Она сделала паузу и нанесла последний удар:

-Я не хочу повторения прошлогодней истории. Отвечай за свои поступки.

Реутов сжал трубку крепче и процедил:

-Я не допущу повторения.

В трубке раздался короткий вздох.

-Ладно, если будут какие-то неожиданные обстоятельства, доложи о них. Пока просто оставайся на месте и жди нашего прибытия.

Не прощаясь, она повесила трубку. Михаил положил телефон в карман. Если бы он не был так невнимателен, если бы не думал только о себе, тогда Он сейчас был бы в безопасности. Это не Витя должен был там оказаться, а сам Миша.

Вздохнув, он опустился прямо на землю и стал дожидаться развязки этого дня.

Глава 2

Когда Андрей встал на скейт и неторопливо прокатился на нём несколько метров, мне показалось, я понял, зачем они нам. Но этот план казался очень неудобным, потому что кататься я не умел.

В следующий момент док соскочил на пол и, взяв доску в руки, примерился, и хорошенько так шарахнул ею об стенку. У меня невольно раскрылся рот. Он же удовлетворённо хмыкнул и сунул доску подмышку.

-Не так плохо, как я думал, - сказал он. Всё таки, Миша не совсем дурак.

-Для чего он всё таки нужен? - с некоторой опаской спросил я.

-Для самозащиты, разумеется. Ты ловушки чертить умеешь?

Когда я отрицательно помотал головой, он с сожалением вздохнул и сунул мне в руки свой скейт. Сам подобрал второй и сказал:

-Тогда будешь по возможности прикрывать меня. А я, по возможности, тебя.

Почему он дважды сказал "по возможности"?

Я неуверенно принял доску. Она оказалась тяжелее, чем я думал. Но всё таки не настолько, чтобы я надорвался.

-Ладно, давай сюда мел, начнём с конца коридора, - сказал Андрей.

Я внимательно наблюдал, как он чертит перед дверью кабинеты замысловатую схему со множеством переплетающихся линий и извилистыми значками. Вскоре я своё дело бросил, потому как запомнить всё это с первого раза было нереально. По крайней мере для меня. Например, Серж как-то хвастался, что обладает потрясающей памятью.

В мои размышления вторгся голос Андрея:

-После того как ты внимательно проследил за алгоритмом выполнения узора, я готов проинспектировать, насколько хорошо ты это усвоил.

Сказал, и протянул мне мел. Я молча сунул ему скейт и взял серебристый кусочек. Потом отошёл подальше, присел, коснулся мелом поверхности пола, и замер... Я осторожно скосил глаза на начерченную Андреем аккуратную Ловушку, и начал криво копировать её. Получилось не ахти, но док всё же удовлетворённо кивнул и приказал сделать ещё парочку. После продолжил самостоятельно изображать их дальше по коридору. Я оценил их разумное расположение. Одержимые вполне могут попасться, если будут достаточно невнимательны, или мы достаточно ловки.

Кстати, не прояснил ещё одну вещь...

-А что будет после того, как мы всех поймаем?

-Будем ждать группы специального назначения, которая тут всё "почистит".

-"Почистит"?

-Да. Изгонит тут, подотрёт память и всё такое.

Меня вдруг посетил ещё один вопрос:

-А где сейчас все одержимые? Мы только несколько встретили, и до сих пор ни одного.

-Они тебе нравятся, что ли? Нет их, вот и хорошо, - Андрей закончил с очередной Ловушкой и пополз дальше по полу, к окну.

Я решил оставить расспросы. Мне ни к чему было знать всё.

Вскоре с лестницы донёсся шум - кто-то направлялся прямо к нам! Андрей засуетился, вскочил на ноги, выронил мел, прыгнул за ним обратно, поднял, сунул в карман. И как раз в этот момент перед наши взоры явилась девушка в белом халате и с маской на лице. Шприцов, скальпелей, и других подозрительных вещей при ней не имелось, так что мы слегка расслабились, впрочем, всё же не теряя бдительность.

-Главврач Нахимова, - коротко козырнул Андрей. - Вы ещё с нами?

-Да, - лаконично ответила девушка. Как, так она не одержима? Или это ловушка? Андрею, похоже, эта мысль в голову не пришла, потому как он без опаски направился прямо к женщине, и стал что-то объяснять. Судя по интонациям, оправдывался. За что?

Главврач Нахимова сначала молча слушала его, потом перевела взгляд на меня и кивком показала подойти. Я повиновался и встал рядом с Андреем. Женщина окинула меня взглядом с ног до головы. Может, это моё воображение, но мне показалось, что меня я был отправлен не в лучшую категорию человечества. Словно я никто. Я что, у всех произвожу такое впечатление? Я совсем никто? Ни на что не годен, да? Обычный, заурядный, занудный, некрасивый...

Пока я плавал в миноре, Андрей вдруг начал картинно рыдать и доказывать, что он чего-то достоин в этом мире. А слёзы вышли вполне натурально. Стоп, он что, взаправду ревёт? Да и вообще, весь как-то засуетился, стоило появится этой Нахимовой. Я был не в курсе того, какие у них взаимоотношения, но никогда бы не подумал, что он может быть таким дёрганным. Само спокойствие же всё это время был!

Момент, а я сам-то? Как там - обычный, некрасивый? Мягко говоря, нетипичный для меня мысли.

На этом моменте мой взор мгновенно переместился на новое лицо в нашей компании. Главврач, которая находится в здании, где все вне комнаты с барьером стали одержимы, и вдруг утверждает, что сама "с нами"? Как-то не верится.

Здесь пришлось прервать мыслительный процесс, так как Андрей от словесного потока решил перейти к физическим действиям, и уже начал сдёргивать с себя рубашку, да так, что пуговицы разлетались. Подумав, какое решение будет правильным в такой ситуации, я сперва осторожно его окликнул:

-Док? Эй, Андрей!

-Чего тебе? Ты мне мешаешь! - с надрывом выкрикнул тот.

-Раздеваться? Зачем ты....

-Ты не понимаешь! - перебил он меня. - Не понимаешь меня, моих чувств, желаний! И никогда не поймёшь!

-Да, куда уж мне? - съязвил я.

-Этот мир несовершенен, понимаешь? - неожиданно спокойно молвил Андрей, не забывая, впрочем, расстёгивать брюки. - Но в нём существуют совершенные вещи.

-Надеюсь, ты не собираешься мне одну из этих вещей продемонстрировать? - поинтересовался я, удивлённый, однако, такой переменой его душевного равновесия.

-Почти угадал, - загадочно ответил Андрей. Оставшись в одних трусах, он поднял валяющуюся рядом доску для скейта и продолжил: - Я изменю этот мир. Прежде всего, необходимо уничтожить прогнившие элементы бытия сего.

С этими словами он развернулся и зашагал к лестнице. Радует хотя бы, что меня к "прогнившим элементам" он не причислил. Кстати, а раздеваться-то было зачем?

Я уже хотел было пойти догнать его, как вдруг вспомнил о главвраче, и огляделся. Искать её долго не пришлось - стояла прямо за мной, не в силах сдвинуться с места, так как находилась как раз в пределах Ловушки, перед которой я стоял. Наверно, хотела подкрасться сзади, и не учла некоторых обстоятельств.

Оставив Нахимову как есть, я побежал вперёд, потому как Андрей застывать, видимо, не собирался. Оставалось только одно: по пути к доку, я нагнулся и на ходу прихватил второй скейт, ранее прислонённый мною к стене. Потом ускорил ход и, подбежав поближе к Андрею, несильно приложил его доской об затылок. Он тотчас же рухнул как подкошенный и не шевелился.

Я задумался - можно ли будет списать его кончину на духа в главвраче? Но она же в Ловушке. Проблемка...

Тем временем Андрей подал признаки жизни - застонал и приподнялся на локтях.

-Что я тут делаю? - совершенно спокойно спросил он. Вот это самообладание! Я, в общем-то, тоже не склонен к истерии, но даже не могу представить, что бы сделал на его месте, обнаружив себя на полу в одних трусах и с дикой болью в черепушке. Как минимум, хотя бы оглянулся в поисках штанов.

-Споткнулся и упал, - не стал я вдаваться в подробности.

-И куда я так торопился без штанов? - вздохнул он, вставая, и подходя к своей разбросанной одежде. Я только плечами в ответ на вопрос пожал. - Кстати, что вообще произошло? Последнее, что я помню - как мы чертим Ловушки, а потом к нам кто-то подошёл, и дальше темнота.

-Просто ещё одна одержимая. Уже попалась, - я указал рукой по направлению к застывшей Нахимовой. - Но ты вёл себя... необычно. Что-то вопил, срывал с себя одежду, и потом пошёл кого-то "устранять".

Андрей минуту молча переваривал услышанное. После чего взъерошил себе волосы и сказал:

-Я попался. Как наивно. Это всё проделки духа. Сила внушения.

Это была правда, но я всё равно не мог не подумать: "хорошая отмазка".

Пока Андрей влезал в штаны и рубашку, я оглядел коридор и спросил:

-С этим этажом уже всё?

-Да, похоже на то, - он накинул халат, достал из кармана леденец, сорвал обертку, и сунул его в рот. - Теперь можно переходить к следующему этажу.

Перейти оказалось не так-то просто. Когда мы спустились по лестнице этажом ниже и заглянули в дверь, то увидели, что в коридоре стоит толпа народа. Они не издавали никаких звуков, и вообще не шевелились, что смотрелось довольно странно и страшновато.

-Похоже, примерно шесть из них уже в Ловушках, - сказал Андрей. - Но остаётся ещё примерно десяток свободных.

-Может, заманить на верхний этаж? Думаю, Ловушек на них хватит,- сказал я.

-Замечательно. Но остаётся вероятность, что может на хватить, поэтому один из нас сейчас быстро пробежит вон к тому кабинету и запрёт за собой дверь. Держи ключ, - он сунул мне в руку металлический предмет, и у меня не осталось сомнений, который из нас это будет. - Все кинуться к этой двери и станут ломиться в неё. Но часть я всё же сумею отвлечь на себя. Так что ты сиди внутри, и черти на полу Ловушки. Штуки три-четыре будет достаточно. Только быстрее, а то они выломают дверь раньше времени.

Я с подозрением посмотрел на него.

-А что будешь делать ты?

-Ясное дело - отвлеку некоторых на себя и побегу наверх. Там они и попадутся.

Ничего не скажешь, отличные планы. Особенно та часть, где я должен поторопиться, чтобы не оказаться раздавленным толпой одержимых, сносящих дверь.

Всё же жаловаться или протестовать я не стал. Как и ждать сигнала к действиям. Просто взял у Андрея пару мелков и выскочил прямо в середину прохода, громко стукнув при этом ботинками об пол. Взгляды всех присутствующих скрестились на мне в это мгновение. Я, не теряя ни секунды драгоценного времени, быстро метнулся в ранее указанный кабинет и мгновенно повернул в замке ключ. В следующее мгновение дверь сотряслась от мощного удара с той стороны. Стараясь не обращать на последующие удары, я принялся за дело, между тем умудряясь расслышать топот нескольких ног по лестнице вверх. Значит, док всё же не один смотался, а честно выполнял свою часть плана.

Когда я почти закончил третий узор, дверь вдруг громко треснула под очередным нападением, и в следующее мгновение была буквально вынесена внутрь. Я быстро прочертил пару завершающих линий и вскочил на ноги, собираясь метнуться в дальний от входа угол. Вся компания одержимых в числе пятерых человек кинулась ко мне с каким-то рычанием. Четверо из них далеко не ушли и застряли в первых двух Ловушках, но последний, введя меня в ступор, вдруг подлетел чуть ли не к потолку и, благополучно миновав опасную для себя зону, приземлился прямо передо мной. Я только успел подумать, что дело дрянь, как на моих плечах сомкнулись ладони, едва не устроив мне вывих. На лице одержимого была улыбка маньяка, и в глазах маниакальный блеск. Я резко двинул его кулаком снизу в челюсть. Его голова отклонилась назад, благополучно миновав столкновения с моим кулаком. Интересно, это рефлексы тела, или духа? Ничего себе, какие тут люди работают. Хотя, этот мужчина был без халата, в обычной одежде. Значит, пациент.

Мои, безусловно уместные в данный момент размышления прервало то, что он вдруг придавил меня к стене и схватил одной рукой за горло. Я непроизвольно сначала сжал челюсти, а потом раскрыл, стараясь вдохнуть. И в этот момент мой противник вдруг обмяк и буквально рухнул на пол. Я начал несильно кашлять. Потом вдруг приметил рядом с собой скейт. Видимо, машинально с собой прихватил.

-Всё в порядке? - раздалось со стороны дверного проёма. Там стоял Андрей, засунув руки в карманы и заинтересованно глядя на меня. Я не стал пытаться что-то говорить, и просто закивал, машинально держась за горло.

-Отлично. У меня все наверху готовы. Идём дальше? Ты как, ещё функционируешь?

-Угу.

-Тогда вперёд, - он развернулся и отошёл. Я направился следом. По пути обнаружил боль в руке и поднял её, чтобы посмотреть. Видимо от удара, рана снова кровоточила. Прежде чем выйти в коридор, я осмотрел кабинет и, огибая застывшие фигуры, подошёл к шкафу и достал бинт. Потом догнал Андрея и попросил помочь мне с перевязкой. Он молча размотал красные лоскуты и быстро перебинтовал руку заново. Старые бинты я зачем-то сунул в карман.

Я почувствовал усталость, и вдруг захотел оказаться дома. Никогда не думал, что поликлиники в наше время такие опасные. В последний раз я тут был несколько лет назад, когда ещё в школу ходил. Мы тогда диспансеризацию проходили. Кажется, я в тот день сбежал из больницы, устав ждать в очередях. Мне тогда здорово влетело. От учителя и директора.

Как бы то ни было, у нас осталось ещё два этажа. Сейчас мы уже почти были на втором. Андрей распахнул дверь, отгораживающую лестничную клетку от коридора, и мы от неожиданности замерли - прямо перед нами оказался человек без белого халата. Я отмер первым, и оттолкнул дока в сторону, чтобы ему не заездили по голове огромным кулаком, ибо человек оказался довольно крупным, таким, что загораживал весь проём.

Андрей от моего удара врезался в стену и, каким-то образом спружинив от неё, отлетел обратно на человека. Тот не растерялся, и замахнулся для нового удара. Но до тоже оказался не прост - он мгновенно нагнулся и, оперевшись ладонями об пол, правой ногой ударил противника прямо в лицо. Тот не упал, а просто отшатнулся назад. И тут его настиг я, хорошо так приложив прихваченным на всякий случай скейтом в висок. Враг был ликвидирован. Поражён хоть и не насмерть, но надолго.

-Всё таки есть в тебе какая-то кровожадность, - заметил Андрей, поднимаясь на ноги. Я пожал плечами и сунул верную доску подмышку. Всё таки, полезная это вещь. Может, ещё научиться кататься на ней?

Мы выглянули в коридор второго этажа. В отличие от предыдущего, на этом в коридоре никто не болтался, ни застывший, ни бродящий. Мы пошли вперёд, стараясь всё же не шуметь. Ни одной души не наблюдалось.

-Странно, - сказал Андрей. - Либо все в кабинетах, либо на первом этаже, потому что всего человек должно быть больше, чем мы уже поймали.

-И как проверить, в кабинетах ли они? - поинтересовался я. Он же не будет открывать каждую....

БАЦ!

Андрей с грохотом пнул дверь ближайшего кабинета и быстро заглянул туда.

Кто бы сомневался.

-О, там двое, - сказал он, и пошёл дальше. Я заглядывать никуда не стал, просто придержал излишне активного дока за плечо и объяснил, что это не есть верх разумности - просто вламываться в каждую дверь.

-Хм, ты прав. О, вспомнил - одержимые обычно тянуться на запах крови. У тебя рана ещё не зажила, можно её разбинтовать и тогда они выберутся из укрытий.

-И что дальше?

Он помолчал, потом спросил:

-У тебя есть идеи?

Я изложил ему свой план. Он задумчиво постоял, взвешивая наши шансы на успешный исход, потом улыбнулся и кивнул.

-Хорошо. Раз скейт у тебя, ты займёшься второй частью. Я пошёл на лестницу! - сказал он, уже убегая в ту сторону. Я только закатил глаза - он опять взвалил на меня самую трудную работу, учитывая, что кататься я не умел.

Минут десять я стоял в коридоре поближе к лестнице, на всякий случай, и ждал, когда появится Андрей. Он возник вскоре и доложил, что обе лестницы - эту, и в другом конце коридора - он покрыл Ловушками. И даже лестничные клетки этажом выше, в случае непредвиденных обстоятельств. Я поблагодарил его и пошёл выполнять свою часть плана. Прошёл в начало коридора, встал на скейт и оттолкнулся одной ногой. Меня зашатало, и я чуть не свалился, но всё-таки сумел удержаться. Я вытащил из кармана мятые бинты с пятнами моей крови и помахал ими в воздухе. Разделил их на две части, и одну бросил Андрею. Потом оттолкнулся ещё раз, и ещё, и к середине коридора развил уже приличную скорость, не забывая жестикулировать бинтами.

Я слышал, как позади меня одна за другой распахиваются двери, и понял, что хотя бы отчасти план срабатывает. Доехав до конца коридора, я спрыгнул с доски и побежал на лестницу. За мной явно гнались. Просто замечательно.

Достигнув третьего этажа, я пробежал для верности ещё несколько метров, но топота позади не услышал. Тогда я остановился и вернулся на лестницу - так и есть: семь человек в позе бега находились там. Интересно, какой "улов" у Андрея?

Оказалось, покрупнее, чем у меня - целых десятеро, и ещё пара этажом выше. Также несколько человек застыло посреди коридора, попав в невидимые Ловушки, нарисованные на полу.

-Неплохо, - сказал Андрей, встав рядом со мной. - Твой план опять сработал.

Я против воли слабо улыбнулся - похвала была приятна. Но оставался ещё последний уровень. Вдохновлённые успехом и приближающейся развязкой нашей своеобразной игры на выживание, мы, почти не опасаясь, спустились на первый этаж. Там нас ждал сюрприз - двери четырёх единственных на этом этаже отдельных помещений были распахнуты настежь и в них в позе "выхода в коридор" стояли люди. Даже по два-три человека в халатах, у каждого в руке шприц. Ещё несколько находились в "будке" регистратуры, и парочка медсестёр посреди коридора. Охранник стоял рядом с лифтом.

-Всё таки, предохранительные меры - хорошая вещь, - удовлетворённо улыбнулся Андрей. Я мысленно его поддержал и, ещё раз окинув взглядом холл и коридор, спросил у дока:

-Ты сказал, нам надо дожидаться прихода специального отряда?

-Да, - кивнул он. - Как только они сюда подоспеют, то откроют дверь, сделают свою работу, и всё будет в порядке.

-Сейчас мы выйти не можем?

-Нет. Дверь запечатана, нам с этим не справиться.

-А Миша? Он же снаружи, на территории поликлиники.

-Хм..., - он задумался. - Может, и открыл бы, но это в принципе запрещено правилами.

Я нахмурился и присел на диванчик, стоящий в холле.

-Кстати, ты знаешь, сейчас я врач, но раньше работал в агентстве вместе с Мишей.

-А... И почему ушёл? - мне стало любопытно.

Он вздохнул:

-Честно говоря, не совсем точно помню. Кажется, мне это всё наскучило. Я тогда и не думал, что когда либо окажусь на "передовой". А так, мелкое содействие я оказываю до сих пор. От мира духов так просто не отвязаться, как ни желай. Он останется с тобой ещё надолго, если не навсегда. Поэтому лучше стараться как можно быстрее смириться с ним.

Я подумал над услышанным, и увидел двойное дно. Может, док что-то вспоминал, я не знаю. До этого не вытягивал слова, и сейчас незачем.

Андрей достал из кармана ещё леденец и, присев рядом со мной, начал его покусывать. Я вспомнил, что ту конфету, что он мне дал, я положил в карман, и запустил туда руку. Вытащив на свет сладость, я вдруг заметил что-то красное на своих пальцах. Наверно, испачкался своей кровью о бинты, когда размахивал ими наверху. Кстати, они до сих пор у меня, надо выбросить. Нечего всякий мусор хранить, он воняет.

Я поднялся и заметил мусорку в открытую дверь одного кабинета. Направился туда, с трудом протиснувшись мимо статуй при входе. Когда занёс руку над корзиной, вдруг почувствовал лёгкий запах, как мне показалось, крови. Я посмотрел на бинты в своей руке. Потом поднёс их к лицу и глубоко вдохнул. Просто божественный запах....

-Ты чего там делаешь? - крикнул Андрей из холла. - Скоро уже сможем выйти, потерпи минут пятнадцать.

Я повернул голову и скосил глаза налево, на него, всё ещё держа окровавленные лоскутки у носа. Андрей не смотрел в мою сторону, он наслаждался леденцом, глада перед собой. Я вернул голову в нормальное положение и посмотрел уже направо, на небольшой столик, на котором стоял белый чемоданчик. Открыв его, я увидел внутри хирургические инструменты - скальпели разных размеров, зажимы, щипцы, иглы и другие непонятного назначения предметы. Интересно, что они тут делают? На первом этаже не должно быть никаких процедурных кабинетов, и вообще тут не принимают. Неважно, наверно, ненадолго занесли. Я улыбнулся - очень мило с их стороны.

-Слушай..., - Андрей повернулся ко мне и осёкся.

-Да? - переспросил я его, выходя из кабинета.

-Зачем они тебе? - он смотрел на мои руки с зажатыми в них скальпелями.

-Ах, это? - я с широкой спокойной улыбкой поднял руку. - Просто.

И в следующую секунду взмахом руки направил их в Андрея. Я не целился ему в голову, и он не стал уклоняться, даже не шевельнулся. Ножи пригвоздили плечи его халата к стене. Следующие четыре штуки проделали то же самое с обеими штанинами.

-Ты неплохо скрывался, - сказал Андрей.

-Спасибо, я старался, - мягко улыбнулся я. - Но было тяжело. Особенно там, на лестнице, когда ты перевязывал ему, то есть мне, руку. У крови такой отрясающий запах, так бы и обонял его всю жизнь...

-У тебя уже нет жизни.

-Верно, - огорчённо согласился я. - Хотя, не совсем. Это тело теперь моё. Оно мне с первого взгляда понравилось - красивое и сильное. Прослужит ещё лет пятьдесят, не меньше.

Андрей хмыкнул и опустил голову:

-Так-то оно так, вот только служить оно будет не тебе, а настоящему своему хозяину.

-Хм, ты думаешь?

Я в мгновение ока оказался рядом с пригвождённым к стенке доктором и вонзил ему в плечо последний скальпель, самого большого размера. Андрей дёрнулся и сквозь зубы застонал, задышал чаще. А я заворожено наблюдал за красной струёй, мгновенно возникшей из раны. Потом перевёл взгляд на лицо дока. По нему стекали крупные капли пота, он настороженно смотрел на меня.

-Ещё один инструмент в жизненно важную часть твоего тела, и будет доказательство того, что тебя прикончили одержимые, а бедный и измученный юноша оказался единственным выжившим. О, я даже позволю тебе самостоятельно выбрать этот последний инструмент.

Я быстро сбегал за белым чемоданчиком и продемонстрировал "ассортимент". Андрей молчал и только тяжело дышал. Я пожал плечами и выбрал орудие самостоятельно. Облюбовал себе неплохую цель - как раз под подбородком, и замахнулся.

В этот момент раздался громкий треск, оглушительный звук, и всё вокруг меня погрузилось в темноту.

Эпилог.

Когда я открыл глаза, первым, что увидел, был, кто бы сомневался, мой хозяин, с напряжённым лицом всматривающийся в меня.

-Он очнулся, - оповестил он кого-то. Потом отодвинулся в сторону, и рядом с его лицом возникло ещё одно - Андрея, с неизменным леденцом во рту. Выглядел он спокойным - глаза полузакрыты, даже слегка улыбается. Потом вдруг спросил:

-Как тебя зовут?

-Витя, - ответил я.

-Сколько лет?

-Двадцать.

-О, я думал, больше, - удивился он.

-Ничего не болит? - спросил Михаил.

-Нет.

Я поднапрягся и сел. Оказывается, мы ещё были на территории поликлиники, и я находился прямо на лужайке, на зелёной травке. Голова слегка кружилась, но больше никаких неприятных ощущений я не чувствовал. Я пошевелил раненой рукой - даже она не болела.

Потом я заметил повязку на плече Андрея.

-Откуда это? - кивнул я на неё.

-А, это, - он посмотрел туда же, потом снова на меня. - Это ты.

-Я?

Он кивнул.

-Ты видимо не помнишь, но ты тоже стал одержим.

-Когда это? - не поверил я.

-Точно не знаю. Но точно до того, как я тебе тогда перевязывал руку на лестнице.

Я вспомнил человека, прижавшего меня к стенке. Он ещё неожиданно упал. Неужели тогда? Я ничего не ощутил и не заметил. Вот ведь...

-Извини, - сказал я, глядя в землю.

-Ничего страшного, я не очень чувствителен к боли. К тому же, никаких важных точек ты не задел.

Я кивнул и огляделся - в окна поликлиники было видно, что внутри находятся люди, и они ходят туда-сюда.

-Это и есть так называемая специальная группа? - спросил я, поднимаясь на ноги.

-Ага. Как я и говорил, изгонят духов, почистят всем память, приберутся, и тихо и мирно исчезнут.

Не очень весёлая у них работа.

-Кстати, именно они тебя и вырубили. Выломали дверь, и пустили ультразвук. Призраки, вселившиеся в людей, довольно чувствительны к нему. Так что ты мгновенно отключился.

Не весёлая, но очень полезная работа.

-Ладно, идём, - Михаил положил мне на плечо руку и подтолкнул к стоявшей неподалёку машине. - Идём домой.

У меня внутри что-то радостно подпрыгнуло при этих словах. Несмотря на то, что я вроде как подремал, если это можно так назвать, всё равно чувствовалась дикая усталость во всём теле. Так что я с наслаждением опустился в кресло в машине, пристегнулся, и откинулся назад. Михаил потрепал меня по голове и сказал:

-Уже всё, теперь можно вернуться домой. Извини, что тебе пришлось быть там, и делать всё это.

-Всё ведь в порядке, - сказал я.

-Верно,- он рассеянно улыбнулся, и стало видно, что он тоже выглядит усталым. Почему? Он ведь просто снаружи был. Неужели так беспокоился. Я отвернулся к окну, затолкав в себя невесть откуда взявшееся умиление. Спать. Прямо тут спать!

И заснул снова.

По приезду в их загородный дом, Михаилу пришлось относить Витю в дом на руках, что, понятное дело, отнюдь не огорчало его, а совсем даже наоборот. Пристроив его на диване в гостиной, Миша пошёл на кухню заваривать чай на двоих. Долго возиться не хотелось, и он просто кинул в кружки по чайному пакетику и включал чайник закипать.

Ожидание его было прервано телефонным звонком на сотовый. Он вздохнул и ответил.

-Да?

-Я уже говорила с Андреем, и он мне всё любезно рассказал, чем они там с Витей занимались, - без приветствия сказала Эмилия.

-Вот как.

-Сейчас всё закончилось относительно неплохо, несмотря на досадное ранение нашего бывшего агента. Он был невнимателен. Даже они оба были.

-Витя вообще не агент, не требуй с него соответствующей нам подготовки.

-Верно, но, раз уж ты ввёл его в наш, так сказать, круг, то мог бы и поучить чему-нибудь.

Чайник, звякнув, выключился. Михаил, придерживая трубку плечом, налил кипяток в кружки. Он ничего не ответил на последнюю фразу Эмилии. Сказать было нечего, она была права на все сто процентов. Виноват был только он один.

-Ладно, пусть он, да и ты тоже, отдохнёте сегодня. Удачи.

Шеф повесила трубку. Миша положил телефон на стол и положил в чай сахар. Вите две, себе три. Потом осторожно взял и, стараясь не оставить лужи, понёс их в гостиную. Оказалось, Витя уже проснулся, и теперь лежал на диване и наблюдал за тем, как Миша ставит чай на стол и присаживается на край дивана.

-Выспался? - спросил он.

-Да. Сколько времени?

-Восемь с чем-то.

Витя перевёл взгляд на окно.

-Ещё светло.

-Да, летом много света.

Комнату заливал мягкий жёлтый свет. На окнах были только лёгкие белые занавески, и ничто не препятствовало солнечным лучам. На полу уютно лежали тени от рамы и мебели.

Оба они молчали. Потом Витя принял полувертикальное положение и привалился к плечу хозяина. Михаил сначала замер, потом осторожно передвинулся в угол дивана и сел так, чтобы его работник почти лёг спиной на его грудь. И ещё плед сверху накинул, просто так. Витя не возражал и, кажется, вообще снова заснул. Наверно, сказываются последствия одержимости. Это отняло много сил. Наверняка завтра тоже будет вялый и сонный. Надо будет ему выходной устроить, и позволить отдохнуть. Или наоборот - вытащить погулять в лес, свежий воздух его взбодрит.

Но это всё завтра. А сейчас Михаил только обхватил тёплое и любимое спящее тело руками, сцепил пальцы в замок и закрыл глаза.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"