Ускач Марлен Александрович: другие произведения.

2. Вас помним

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О Саше Бернштейне. О Мише Лапирове-Скобло.О Валерии Карасёве.О Гене Напаре. О Вове Злотском. Об Иване Семеновиче Наяшкове. Об Инне Жиц. О Серёже Хачатрян. О Натане Хубларове. О Гуне Думпис. О Викторе Александрове. О Серёже Амамчян, О Норике Оганян, О Гале Каган-Лейтес, Об Искре Балевской, О Лёве Кранихфельде.

2. Вас помним

Содержание.
  
   О Саше Бернштейне. Пишут Б. и Л. Лейтес, Э. Наги.
   О Мише Лапирове-Скобло. Пишут Л. Лейтес, Э. Наги.
   О Валерии Карасеве. Пишут В Грановский, Л. Лейтес.
   О Гене Напаре. Материал подготовлен М. Ускачем.
   О Вове Злотском. Пишет М. Ускач.
   Об Иване Семеновиче Наяшкове. Пишет Э. Наги, Л. Лейтес и Е. Рослякова.
   Об Инне Жиц. Пишет Э. Наги.
   О Серёже Хачатрян. Пишет Н. Оганян.
   О Натане Хубларове. Пишут Г. Шнейдер и И. Яншина.
   О Гуне Думпис. Пишет Г. Шнейдер.
   О Викторе Алекандрове. Пишет Леонид Фишер и др.(Отд. фунд. иссл. ВЭИ).
   О Серёже Амамчян. Пишут Lilit Hamamchyan-Bluewin, Анри Марутян и Н. Розовская.
   О Норике Оганян. Пишут Арам Оганян, Н. Розовская, Л. Лейтес, М. Ускач.
   О Гале Каган-Лейтес. Пишут Л. Лейтес, Н. Розовская, М. Ускач.
   Об Искре Балевской пишет И. Воронина-Яншина.
   О Лёве Кранихфельде пишет И. Воронина-Яншина.
  

* * *

Саша Бернштейн

Бернштейн Исаак (с 1975 г. ради отчества сына - Александр) Яковлевич.
19 апреля 1932 - 9 сентября 1999 (9.9.99).

 []

   С Сашей я познакомился 1 сентября 1949 г. - мы оказались в одной группе
   М-4-49 на Электромеханическом факультете МЭИ. Он был очень общительный, доброжелательный, и удивительно обаятельный. И очень красив. Девушки были от него без ума. В больших темных глазах застыла какая-то не юношеская грусть и тайна. Одновременно с этим, глаза его излучали такое жизнелюбие, такие веселые искорки, что очень многих притягивали к себе. Саша с успехом участвовал в самодеятельном театре ЭМФ.
   Вырос он в Марьиной Роще - относительно криминальном районе (кажется, в домике с удобствами во дворе), но и с окружающими подростками находил пути мирного сосуществования. Контакты со школьными друзьями сохранял всю жизнь.
   В 1955-58 годах. мы работали с Сашей вместе на Московском трансформаторном заводе. За всю жизнь у меня из примерно 40 соавторов Саша был единственным, работать с которым было легче и приятнее, чем без соавторов. Отличный слог, четкое мышление, хороший юмор...
   Саша был замечательным профессионалом. Долгие годы и до последнего дня жизни он работал начальником лаборатории в институте Электромеханики (ВНИИЭМ). Автор множества статей и книги Тиристорные преобразователи частоты в электроприводе ( с Гусяцким Ю.М и др.), - М.: Энергия, 1980. - 328 с. Начинал готовить интересную докторскую диссертацию, но бросил, увидев трудности защиты, особенно при его фамилии.
   Любил и умел работать руками. Вот строки из его письма от мая 1999: " Реализовал розовую мечту моей жены - модернизировал кухню. Очень приятно поработать руками ...". А как замечательно и профессионально Саша переплетал книги! Я храню, как память о нем, несколько миниатюрных книжек стихов в чудесных его переплетах.
   Саша был самоотверженным сыном, любящим и заботливым отцом и мужем, восторженным дедом. Внучку свою любил безумно, гордился ее успехами, и ею был очень любим.
   И в зрелые годы его проникновенные глаза и красивая седина, его живой ум и обязательность никого не оставляли равнодушными. Он умер на ходу...
Леонид Лейтес (редакция Беллы Лейтес).2 июня 2003 г.

* * *

   С Сашей Бернштейном мне довелось познакомиться на стадионе "Энергия" на одном из первых занятий по физкультуре. Я, как и всю предыдущую жизнь, старался избежать упражнений и уселся на травке сторожить одежду. Спустя примерно час я увидел как ребята прыгают через рейку, уложенную на специальные стойки. Позже я узнал, что это такой вид спорта - прыжки в высоту. Многие рейку сбивали, и мне вдруг стало любопытно: "А я-то смогу?". Подошёл...
   - Можно попробовать? - Спрашиваю у преподавателя. Помню его фамилию - Поздняков (позже он занял какую-то административную должность в нашем деканате).
   - Ну, попробуй...
   Я прыгнул, и рейка не упала. В общем, рейку мне поднимали всё выше, и Поздняков сказал, что я должен идти заниматься в секцию лёгкой атлетики. Продолжение моих занятий спортом - тема особая, а в тот день я вернулся сторожить одежду. В конце занятий ко мне подошёл красивый брюнет и произнёс:
   - Что же ты скрываешь свои таланты!? Нехорошо! Кто же будет защищать честь нашего курса на соревнованиях?
   К счастью, я уловил в его тоне иронию, да и не выглядел он человеком, склонным к спорту... Помню, я ему пытался что-то ответить в тон, разговорились, он назвался Сашей, сказал, что учится в группе М-4-49. Так произошло знакомство. Саша же познакомил меня с Лёней Лейтесом и Ветой Липшиц и, как говорится: "Далее - везде".
   21 декабря 1949 года вся страна отмечала (да что там вся страна - весь мир отмечал!) семидесятилетие вождя всех народов - товарища Сталина. По радио шла прямая трансляция торжественного заседания в Большом театре. От начала до конца, не пропуская ни одного выступления.
   На следующий день в аудиторию входит Саша и, помахивая портфелем, обращается ко мне:
   - Ну, как тебе нравится именинничек? Он даже спасибо не сказал!
   Это было сказано в обычной Сашиной манере - с усмешкой, не во весь голос, но достаточно громко. И это был момент, с которого я проникся к нему абсолютным доверием, и оно полностью оправдалось в течение всего времени наших отношений.
   В те мрачные годы "передовая общественность" резко осуждала даже самые мелкие отклонения от норм, принятых в поведении, в увлечениях и любых проявлениях индивидуальности. И осуждала весьма жестоко. Наше поколение помнит борьбу с джазом, со "стилягами", с "безыдейностью и формализмом" в искусстве и науке... И должен сознаться, некоторые аспекты этой "борьбы" захватили и меня. Но - не Сашу! Он не скрывал своего доброго отношения к "стилягам", сам в некоторой мере следовал их моде. И если его упрекали, то не жёстко, так как все понимали, что по крупному счёту он - человек высоко порядочный, учился прекрасно и никогда не отказывал в помощи, когда к нему обращались.
   Саша участвовал в эстрадном коллективе нашего факультета "Шутки в сторону" или кратко - "ШВС". В ту пору это была единственная щёлочка, в которую можно было протиснуть кое-какие намёки на вышучивание устоев нашей жизни нашего общества. Саша был соавтором текстов и исполнителем некоторых ролей на сцене. Его остроумие, умение вставить удачное словечко, его обаяние на сцене всегда способствовало успеху выступлений нашего коллектива.
   При всей своей активности в жизни института Саша не терял связи с друзьями школьных лет. На выступления нашей эстрадной артели (так называли наш коллектив) "ШВС" приглашал своих школьных друзей. Несколько смущаясь (количество билетов всегда было ограничено), он говорил:
   - Вот, как бы Моньку и Пашку пригласить... - И те, от которых это зависело, старались ему помочь. А имена "Монька и Пашка" вошли в наш обиход для обозначения приглашаемых со стороны.
   Саша жил в Марьиной Роще в сельском доме без удобств, но, так сказать, в ауре Театра Советской Армии, находившегося неподалёку. У него были связи с этим театром, в кругу его общения был, в частности, начинающий тогда талантливый актёр Юматов. Саша бывал в ЦТСА на капустниках и живо нам о них рассказывал. Однажды рассказал, как Юматов читал стихотворение А. С. Пушкина "Клеветникам России". Он делал это, аккомпанируя себе на гитаре под мелодию известной песни "Вот, солдаты идут...". Впечатление было настолько сильным, что Саша убедил Мишу Лапирова-Скобло исполнить это стихотворение, а Олега Кравцова с товарищами сопроводить чтение негромким пением песни. Что и было с успехом сделано на одном из вечеров.
   Саша Бернштейн был одним из тех, кто формировал лицо нашего курса, и память о нём всегда останется с нами.
Эрвин Наги 1 июня 2003 г.

* * *

   Саше Бернштейну - на 60-летие
  
   Ах, сколько б ни было Вам лет,
   Поверьте, это лишь расцвет!
   И много в Вас огня и сил,
   Да вряд ли кто бы возразил...
   Вы бодрый, стройный, молодой,
   С седой красивой головой...
   Вас украшает седина,
   А дамы просто без ума -
   Все привлекает к Вам вниманье,
   В Вас ум и блеск, и обаянье...
   В сверканьи глаз, в движеньи мыслей,
   И, право слово, в этом смысле
   Вам в институте равных нет -
   Помочь Вы можете советом,
   Купить, достать, переплести,
   Концы с концами вмиг свести,
   Составить сложную бумагу,
   С начальством проявить отвагу...
   Иль вдруг уехать в Михалево,
   И, прихватив с собою Леву,
   Спокойно отдохнуть, душевно,
   Себя лелеять каждодневно...
   Потом автомобиль заправить,
   По СНГ его направить,
   А позже и по заграницам.
   Пожалуй, нужно торопиться...
   Какой Вы муж, отец и дед
   Для нас и вовсе не секрет,
   Конечно, хороша и Лора -
   Вы для неё свернёте горы.
   А что до Вашей внучки Кати -
   Так это просто Ваше счастье!
   И пусть он пробил, час свободы,
   Но Вы ведь не из той породы,
   Чтоб прошлые считать года,
   Вам нужно быть в труде всегда!
   И пусть Вам жизнь прибавит силы,
   Чтоб делать то, что сердцу мило,
   Вам пожелаем долгих лет
   И преподносим сей сонет!

Белла Рыженская- Лейтес.19 апреля 1992 г.

* * *

Миша Лапиров
Лапиров-Скобло Михаил Маркович.
15 октября 1931 - 22 октября 1996.

 []

   Общительный и дружелюбный, Миша был очагом, вокруг которого с удовольствием собирались друзья. Мудрые родители всегда привечали Мишиных друзей, стремились им помочь ненавязчивым советом, историей из жизни. Дочь Миши носит имя его мамы (Евгения Михайловна). Семья дружила с соседями по коммунальной квартире, Миша сохранил дружбу с сыном соседей.
  В начале 3-го курса во время практики на заводе Динамо Игорь Ларионов писал:
  
   Тут собралась бригада, что надо,
   Был Лапиров у нас бригадир.
   Мы ходили за ним, словно стадо,
   Как в столовую, так и в сортир.
  
   Миша активно участвовал в самодеятельности ЭМФ, с удовольствием читал стихи, принимал участие в постановках. Его многое интересовало в жизни.
   Миша был очень эмоционален, чуток и добр. Тонко чувствовал и понимал людей и животных. Помню его глаза, когда он приехал к нам в Кратово, и вдруг куда-то пропала его любимая собака. Он бегал по поселку и в глазах его было столько страдания, как будто он потерял близкого человека. Успокоился только, когда нашел собаку.
   Работал Миша всю жизнь в лаборатории источников питания радиолокаторов в НИИ-20 на Б. Почтовой ул., в том числе примерно 35 лет - начальником этой лаборатории. Кандидат наук, автор книги об источниках питания.
   Когда мы уезжали в Америку, Миша был грустен. То ли уже был болен, то ли чувствовал, что мы уже не увидимся... Не зная о Мишиной болезни, я начал первое письмо к нему из Америки примерно в день его смерти...
   Миша был мудрым и неординарным человеком.

Леонид Лейтес (редакция Беллы Лейтес). 6 июня 2003 г.

* * *

   Миша Лапиров-Скобло на первых курсах учился в группе М-6-49. Группа была необычная. В неё эксперимента ради зачислили только медалистов. Вопреки ожиданиям, оказалось, что группа эта ничем не выделилась. Ни успеваемостью, ни общественной активностью от других групп не отличилась. Эксперимент ожиданий не оправдал.
   Не помню, как произошло наше знакомство. Помню только, что это было в конце октября, и что Миша сказал:
   < - Жаль, мы не познакомились раньше! Я бы позвал тебя на день рождения.
   Вскоре, к счастью, он позвал меня к себе и представил свои родителям: маме - Евгении Михайловне и папе - Марку Исааковичу. Людьми они оказались очень расположенными к Мишиным друзьям, и вскоре их дом стал для меня, жившего в Лосинке, вторым домом. Жил он недалеко от МЭИ на Заставе Ильича в многоэтажном доме. Их семья занимала две с половиной комнаты в коммунальной квартире, где жили ещё две семьи (полкомнаты - крохотное в полтора квадратных метра помещеньице, примыкавшее к спальне). Отношения между семьями были идеальными. Евгения Михайловна, с её характерным грассированием обычно говорила:
   - Ну, что вы! В нашей ква'ти'е ангелы летают!
   Убеждён, атмосферу создавали родители Миши, и не последнюю роль играл в этом Марк Исаакович, человек по тем временам высокого ранга. Он был заместителем главного инженера одного из Главков Министерства Радиотехнической промышленности и брал на себя проблемы обустройства квартиры а, в некоторых случаях, и продовольственное обеспечение.
   Стоит упомянуть, что у них в 1949 году был телевизор "Ленинград Т-2" - нечто не представимое! Телепередачи тогда бывали раз в неделю по четвергам и Миша охотно приглашал однокашников на эти сеансы. Вместе с соседями мы набивались в комнату и зачарованно смотрели на чёрно-голубое зрелище. Периодически в комнату заглядывала Евгения Михайловна и звала:
   - Ну, п'иходите пе'екусить что-нибудь, буте'б'оды готовы! Хоть чаю попейте!
   Но - тщетно! Оторваться от экрана было трудно. Бутерброды сохли, чай стыл, но в конце концов съедали всё.
   Кроме телевизора был у Лапировых магнитофон "Днепр" с огромными бобинами. С каким восторгом мы слушали свои голоса!
   Память сохраняет множество приятных и дорогих эпизодов, связанных с пребыванием у Миши дома. Об этом можно писать отдельно. Добавлю только, что для меня, росшего без отца, Марк Исаакович был в студенческие годы единственным, в некоторой мере восполнявшим отсутствие взрослого мужского общения.
   Характер у Миши был холерический, порывистый, увлекающийся. Склад ума - с сильным гуманитарным уклоном. Он хорошо строил фразы и выразительно говорил. Общественный темперамент выводил его на ведущие роли в комсомольской организации курса.
   Миша несомненно обладал актёрскими способностями и с энтузиазмом участвовал в постановках отрывков пьес, читал стихи. Так, были сыграны отрывки пьесы К. Симонова "Русский вопрос", в которых принимали участие Изя Вайсфельд и я. С этими отрывками мы выступали и в цехах подшефного завода "Москабель". Яркое впечатление сохранил я об отрывках пьесы А. Корнейчука "Платон Кречет", показанные Людой Майской и Мишей.
   Особо почитаю своим долгом отметить многолетнюю дружбу Миши и Володи Березина. Володя проводил много времени в доме Миши, и их взаимная поддержка продолжалась практически до смерти Миши.
   Была у Миши на нашем курсе и неразделённая любовь. Он очень тепло относился к Лере Бочаровой - привлекательной девушке с прекрасным природой поставленным контральто. На наших вечерах она замечательно исполняла арии из опер и романсы, и её обаянию поддавались многие из нас, но Миша - больше других. На старших курсах Лера перевелась на другой факультет (ЭВПФ) и, естественно, отдалилась от нас. Она ушла из жизни давно, много раньше Миши. И вот уж нет их обоих. Но с нами их образы и то, что они в нас вложили.
   В 1993 году Володя и Аня Микинянцы уезжали в США к дочери Наташе. На проводы собрались Саша Бернштейн, Миша Лапиров-Скобло, Лёня Лейтес и я. В моём распоряжении была видеокамера и мне удалось отснять несколько планов этого вечера с разговорами провожающих. По сей день считаю эти кадры одними из моих самых удачных. Кроме этого, у меня есть съёмки, сделанные в доме Саши Бернштейна во время моих приездов в Москву из Германии. Время от времени мы их смотрим, и они возвращают нас к старым друзьям.
   В 1997 году мы с Илей были в Штатах и передали Лёне Лейтесу кассету с этим сюжетом.

Эрвин Наги. 1 июня 2003 г. Дюссельдорф

 []

Саша Бернштейн и Миша Лапиров,1951 год. Фото Э. Наги.

* * *

Валерий Карасев
Карасев Валерий Вадимович.
27 октября 1932 - 9 марта 2003

 []
Из архива дочери Марины Карасевой

   Впервые я встретился с Валерием в Анапе, где вместе боролись с филлоксерой Мы с ним никогда не были особо близки, хотя он мне всегда был симпатичен . Я его часто встречал, поскольку он входил в круг близких друзей моей жены Инны Жиц. Когда в ВЭИ обсуждалась моя кандидатская диссертация на предмет получения отзыва, он предложил термин "Трансформатор с подвижной обмоткой" вместо неконкретного "Индукционная установка" и сделал очень ценное для меня замечание об увеличении относительной роли (?было "влияния") индуктивности петли с увеличением диаметра отжигаемой проволоки. При последней встрече в Москве в 2001 году у Элмара Властовского, я напомнил ему об этом важном тогда для меня разговоре, бывшем где-то в 78 году. Выразил ему свою давнюю признательность - он не вспомнил...
   После приезда в Израиль Инна много и с большим восторгом писала своим однокурсникам о нашем городе. Однажды мы получили его остроумное стихотворение.

  

Про Наарию

   Славный город Наария
   Вызывает эйфорию.
   Люди в нем отличные,
   Крыши черепичные
   Двери дома плотные .
   Жалюзи добротные
   И поверьте, господа,
   Не воруют никогда.
   Что-то не до смеха мне,
   Как- то не стыкуется:
   Из России ж ехали,
   Что ж им не воруется?
  
   В нем есть верный подтекст о тяжелом эмигрантском приспосабливании к новой обстановке.

Василий Грановский. 2 мая 2003 г.

* * *

     С Валерием я познакомился в 1956 году на Московском трансформаторном заводе, когда он окончил институт по специальности "Электрические машины" (ЭМФ, М-50) и был распределен в лабораторию трансформаторов ВЭИ. Позже я узнал, что Валерий - сын известного специалиста д.т.н. Вадима Анатольевича. Карасева, работавшего в этой же лаборатории до войны. Во время войны отец занялся "оборонной" тематикой и в трансформаторостроение не возвращался. По слухам продуктивно там работал до глубокой старости. Уйдя из семьи, в которой рос Валерий, оставил ей комнату в коммунальной квартире в жилом доме ВЭИ (Красноказарменная, 12, корпус3). Он умер в апреле 2003 года, на 103-м году жизни, пережив всех своих жен и детей.
   Валерий почти всю жизнь провел в одном квартале Москвы - учился в МЭИ (Красноказарменная, 14, 17 и 13), до последних дней жизни работал в ВЭИ (Красноказарменная, 12). Впоследствии, когда я перешел в ВЭИ, при необходимости разобраться в особо сложной задаче мы уходили работать к нему домой, чтобы не отвлекали телефон и коллеги мелкими вопросами. В конце восьмидесятых годов он с семьей переехал в Серебряный Бор и такая возможность исчезла.
   Занялся Валерий наиболее острой в то время проблемой - добавочными потерями, методами их измерения и снижения, и вскоре стал лучшим специалистом в этой области. Основные работы вел на заводе. Я к тому времени на заводе привык, что за погрешностями измерения надо следить самому, что чужим результатам верить нельзя. Перед первым измерением потерь я стал допрашивать Карасева об оценке погрешностей "с пристрастием". Оказалось, что все мыслимые и немыслимые погрешности он заранее тщательно проработал, оценил, по возможности уменьшил. Дотошность, тщательность невероятная. С тех пор я верил результатам Карасева больше, чем своим.
   Лет двадцать спустя Валерий дал мне хороший урок. Я тогда вел работу в Истре по модернизации крупных реакторов для снижения в них местных нагревов. Уговорил Валерия приехать на измерение потерь, требующее точности на грани возможного. Приборы рядом с реактором, все соединения на виду. Октябрь. Холодно, на горизонте темная туча. Валерий приехал, просит показать схему.
      - А где заземление?
      - Вот этот провод.
      - А где оно на бумаге?
      - Валер, извини, оно не там, где нарисовано, а вот здесь (зачеркиваю и рисую правильно).
      - По такой грязной схеме проверять невозможно. Рисуй схему заново.
      - Валер, ведь все провода на виду, проверь по натуре. Пойдет дождь, не успеем измерить.
      - Или работай аккуратно, как следует, или измеряй сам, я уеду. Рисуй чисто!
   И уехал бы, впустую потеряв день.
   Этому принципу - работать только хорошо - Валерий следовал всю жизнь.
   Вырастил замечательную дочку, помогал растить внучку .
  

Леонид Лейтес. 6 июня 2003 г.

* * *

Геннадий Напара
Геннадий Дмитриевич Напара
19 февраля 1931 - 9 февраля 1994

 []
Фото Э. Наги.

   Лев Кранихфельд в своей книге воспоминаний "История моей жизни" посвятил памяти нашего бывшего сокурсника Г. Напары раздел (3.5) "МОЙ ДРУГ ГЕНКА НАПАРА". В начале 2004 года я по просьбе Льва Кранихфельда поместил его книгу в электронную библиотеку Максима Мошкова. Неожиданно в марте 2004 года получил письмо от сына Г. Напары - Дмитрия. Очевидно, Дмитрий сделал поиск в Интернете по ключевому слову "Напара" и наткнулся на книгу Л. Кранихфельда, в которой упоминается имя его отца. Письмо Дмитрия пришло на мой адрес, так как в приложении к книге я указал свой адрес электронной почты - у Л. Кранихфельда нет электронной почты.
   Возможность такого глобального быстрого поиска - одно из свойств замечательного изобретения нашего времени!
   Привожу переписку с Дмитрием Напарой по поводу его отца.
Марлен Ускач.

Дмитрий Напара - Льву Кранихфельду

   Уважаемый Лев Исидорович,
   Отец (Царство ему Небесное), когда рассказывал мне о своих студенческих годах, искренне называл Вас своим другом и только- "Левой". Спасибо вам огромное за ту теплоту, с которой вы пишете об отце. Он умер от тромба 9 февраля 1994 года в Загорянке на террасе дачи... Нет уже ни Бориса Васильевича, ни Анны Ивановны. Живы, слава Богу, моя мама Ольга Борисовна, ее сестра Татьяна, брат Николай Борисович Утробин.
  Я закончил Военный институт иностранных языков, отслужил до 1989 года в Благовещенске, с 1996 года- работаю в Пекине. Если у вас сохранились какие- либо стихи отца, фотографии, буду признателен за копию. Все можно передать, если не сложно, Николаю Утробину или его дочери Ольге- она подъедет, куда вы скажете, дом. тел.: 303 54 29. С кем еще связаться, кто близко знал отца?
   Дай вам Бог долгих лет жизни, искренне ваш, Дмитрий Геннадьевич Напара

Марлен Ускач - Дмитрию Напаре, 27.03.04.

   Уважаемый Дмитрий!
   Лев Кранихфельд любезно познакомил меня с Вашим письмом. Я был весьма тронут Вашим вниманием к памяти отца. Бывший сокурсник Геннадия Напары, я искренне сожалею о его безвременной кончине.
   Гена Напара был одной из ярких личностей нашего курса. Высокий, симпатичный, добрый, общительный, он был душой многих студенческих мероприятий: вечеров, самодеятельных спектаклей.
   Помнится, как на учебных военных сборах в ответ на команду старшины "С места, с песней!" первым раздавался звонкий голос Напары.
   Я не был близким другом Геннадия, но всегда буду помнить его, человека из моей юности.
   Постараюсь, по возможности, собрать для Вас документы и детали воспоминаний наших сокурсников, связанные с Вашим отцом.

Дмитрий Напара - Марлену Ускачу

   Спаси Господи, буду признателен за любые материалы, у меня две дочери и три сына, все носят фамилию Напара, надо, чтобы они знали свои корни. С уважением, Димитрий.

Лев Кранихфельд - Дмитрию Напаре, 30.03.04

   Дорогой Митя! (Я думаю, что отец называл тебя именно так). Я был очень рад получить от тебя весточку. Пахнуло чем-то близким, почти родным. Когда я узнал, что Геннадия больше нет, во мне что-то оборвалось. Я терял многих друзей и близких, но эта потеря была для меня особенно тяжелой. Ведь мы с ним прожили вместе столько прекрасных и радостных дней, полных взаимной выручки и истинного единомыслия. Ведь это именно он спас мне жизнь в день похорон Сталина. Забыть об этом просто невозможно. Мы жили с ним душа в душу, и его светлый образ навсегда останется в моем сердце!
   Что касается твоей просьбы, то с сожалением я должен сказать, что никаких материалов, связанных с Геннадием, у меня не сохранилось, даже фотографии. Я искал его фото, чтобы поместить в книге, но не нашел. Нет и стихов. Но, чтобы ты мог представить себе уровень поэтического творчества своего отца, я по памяти попытаюсь восстановить хоть пару строк, написанных Геннадием Напарой:
  
   Ранним утром, празднуя прибытие
   Словно первокурсница, юна,
   У дверей родного общежития
   Зазвенела новая весна!
  
   Больше ничего не помню, извини. Вот, пожалуй, и все.
   Еще раз спасибо за письмо! Передавай привет своей маме и тете Татьяне, которых я хорошо помню.

Эрвин Наги - Дмитрию Напаре, 29.03.04

   Добрый день, уважаемый Дмитрий!
   Меня зовут Эрвин Наги, и я учился вместе с Вашим отцом в МЭИ. По работе в кабельной промышленности (в ОКБ КП и ВНИИ КП) знаком был и с Борисом Васильевичем Утробиным.
   Из связи с однокашниками и узнал о Вашем контакте с Марленом Ускачом и Львом Кранихфельдом.
   Мы часто готовились к экзаменам вместе - Володя Мискин, Гена Напара и я. Вместе участвовали в художественной самодеятельности.
   Приложениями посылаю Вам фотографии из моего архива. Буду рад, если они окажутся Вам интересны.
   С пожеланиями добра, Эрвин Наги.
  
Дмитрий Напара - Эрвину Наги, 30.03.04
   Дорогой Эрвин, спасибо вам большое за письмо, таких фотографий у нас дома нет.
   Храни Вас Господь.
  
Марлен Ускач - Дмитрию Напаре, 11.26.04
   Здравствуйте, Дмитрий!
   В материале нашего сборника, посвященном памяти Геннадия Напары,
   нет даты его рождения. Нет ли у Вас этой информации?
   Заранее благодарен, Марлен.
  
Дмитрий Напара - Марлену Ускачу, 11.27.04
   Странно было бы, если бы я не знал дату рождения своего отца.
   19 февраля 1931 года, пос. Лазо Приморского Края.
   Мать Гулида Валентина Николаевна, отец Напара Димитрий Иоакимович (Акимович).
Спаси Господи, р.Б. Димитрий Напара.

* * *

Вова Злотский
Злотский Вольф Абрамович.
5 января 1932 - 27 октября 2004

 []
Фото из архива Э. Наги.

   Надрывным голосом Володи Когана автоответчик прозвучал: "в Ашдоде скончался Вова Злотский". В это невозможно было поверить. Всего за неделю до этого я позвонил Вове Злотскому, мы поговорили, многое вспомнили, он не исключал возможность приехать в Москву в 2005 году на празднование 50-тилетия окончания института. Голос его звучал бодро, на мой вопрос о здоровье он ответил: "нормально, соответственно возрасту".
   Первые два курса мы учились в одной группе М-5-49 на Электромеханическом факультете МЭИ, нас поселили в одной комнате институтского общежития. Вовчик, как его звали друзья, был очень общительный, доброжелательный, со специфическим чувством юмора. У него было много друзей; среди сокурсников, с которыми Вовчик был близок, могу назвать Диму Ременника, Вову Когана, ныне покойного Севу Потокина (курс М-50).
   Почти каждый учебный год после летних каникул начинался застольем в общежитейской комнате: красная икра, красная рыба, красные арбузы - всё это он привозил из своей родной солнечной Астрахани. Бессменный участник хора, он и на занятиях по английскому старался, как он говорил, "красивенько произнести словечки". Вова был неплохим спринтером, показывал очень хорошее время во время курсовых и факультетских соревнований.
   Во время учебы в институте мы много времени проводили вместе: готовились к экзаменам у меня дома в подмосковном Красногорске, вместе уплетали гороховый суп во время летних военных сборов. Я был знаком с его родителями Абрамом Семёновичем и Цилией Львовной, которые навещали сына в Москве, с его младшим братом Моисеем, хорошим шахматистом, поступившим два года спустя после нас в Московский Институт Тонкой Химической Технологии.
   После окончания института мы оказались в разных городах, общались только на юбилейных встречах, потом судьба развела нас по разным странам.
   Жена Вовчика Галя, дочь Аня и брат Моисей живут в Израиле, младшая дочь Инна с двумя дочерьми живёт в Марокко.
   Лучше Эрвина Наги не скажешь по этому поводу:
   "Как и все ушедшие, он будет с нами столько времени, сколько отведено каждому из нас. Светлая о нём память".
Марлен Ускач, ноябрь 2004 г.
  

Начальник курса Иван Семёнович Наяшков
24 ноября 1924 - 02 июня 1998
  
 []

   Летом 1949 года со свежим Аттестатом зрелости, я пошёл по Приёмным комиссиям институтов Москвы.
   Первым на моём пути был Московский Авиационный - знаменитый МАИ. Я заполнил стандартную анкету на четырёх листах и подал сотруднику комиссии вместе с аттестатом и заявлением. Ознакомившись с анкетой, он обратил на меня тусклый взгляд и негромко произнёс:
   - Не советую подавать документы в наш институт. К экзаменам вас не допустят... Вы просто потеряете время. В Москве много других вузов, можно подобрать подходящий вам. В Приёмных комиссиях "других вузов" после знакомства с анкетными данными в приёме документов мне прямо или косвенно, но также отказывали.
   Был уже конец июля (помню, это было 28 число), когда один из моих школьных друзей - Юра Крестьянов, - подавший документы в МЭИ, посоветовал мне обратиться туда же (о МЭИ я и не думал, поскольку специализации там были весьма далеки от моих устремлений). Приёмная комиссия располагалась в вестибюле второго этажа недавно построенного корпуса "Б". Здесь было несколько столов, где принимали документы абитуриентов. Я подошёл к освободившемуся столу, за которым сидел крупный блондин с длинными прямыми волосами в очках с толстыми стёклами. Встав пред ним, спросил:
   - Я - еврей, семь детских лет прожил в Японии и мой отец арестован в 1938 году. Могу я подать документы в ваш институт?
   В ответ я услышал:
   - Садитесь.
   Этого я не ожидал никак. И это меня обнадёжило.
   - На какой факультет вы хотите поступить?
   Юра Крестьянов поступал на Радиотехнический (РТФ), и я, не думая, ответил:
   - На Радиотехнический.
   - На Радиотехнический большой конкурс, и как бы хорошо вы не сдали экзамены, вас на него не зачислят. Если вы подадите документы, скажем, на Электромеханический факультет (ЭМФ) и прилично сдадите экзамены, вас зачислят.
   Экзамены я сдал, набрав 28 очков из 30.
   Придя сдавать свой матрикул с отметками, я обратил внимание, что только у поступающих на ЭМФ их принимает тот самый блондин, пригласивший меня сесть за стол для беседы. Он посмотрел на отметки, поднял глаза на меня и, чуть улыбнувшись, произнёс:
   - Ну, вот, поздравляю вас, товарищ Наги, вы зачислены на Электромеханический факультет. Завтра приходите за студенческим билетом. Первые два года учёбы я буду опекать вас как начальник курса, зовут меня - Иван Семёнович Наяшков.
   На следующий день Иван Семёнович вручил мне студенческий билет-пропуск на имя Наги Эрвина Алексеевича студента курса М-49 Электромеханического факультета Московского Ордена В. И. Ленина Энергетического института имени В. М. Молотова (МЭИ). Он также сообщил, что я зачислен в группу М-4-49 и ознакомил с расписанием начала занятий
   1 сентября 1949 года в 9 часов утра в аудитории А-301 состоялась первая лекция для нашего курса М-49. это была лекция по химии, читал её доцент Агафошин. Во вступлении он отметил, что химия - не профилирующий предмет в МЭИ, но в целом ряде отраслей прикладной электротехники имеет важное значение. Так начался учебный процесс.
   После первой лекции курс, разделённый на шесть учебных групп, разошёлся по аудиториям. В один из первых дней после учебного дня наша группа осталась на собрание, которое провёл Иван Семёнович Наяшков. Он изложил основные принципы системы обучения в вузе, рассказал о лекциях, семинарах, лабораторных работах, домашних заданиях, курсовых работах. Особое внимание обратил на График семестра, в котором указаны сроки выполнения работ. В заключение был выбран староста группы, который должен был контролировать посещаемость занятий. При возникновений каких-либо проблем рекомендовал обращаться к нему через деканат.
   В отношениях с нами - первокурсниками - Иван Семёнович "держал дистанцию". Некоторое время спустя, во время подготовки к Октябрьским торжествам студентка-старшекурсница Лена Вейц в моём присутствии обратилась к нему:
   - Вань, а Вань, как нам ..., - уж не помню о чём она его спросила, но очень хорошо помню его недовольство. Иван Семенович поморщился и дал понять, что так к нему обращаться не следует. Я же спросил у Лены, как она решилась так запросто к нему обратиться. На что Лена сказала:
   - А как мне его называть, если он был секретарём Бюро Комсомола факультета, а я - членом Бюро, да и вообще мы вместе занимались общественной работой! Сейчас он - в заочной аспирантуре, и работает в деканате Начальником курса.
   В ходе учёбы на первых двух курсах Иван Семёнович следил за выполнением Графиков каждого семестра, указывал отстающим студентам на недочёты и строго настаивал на их устранении. Конечно, его деятельность не располагала к нему студентов, и только когда прошли годы, мы осознали, что его внимательное отношение к нам ничего, кроме пользы, нам не приносило.
   В 1972 году отмечали 25 лет ВНИИ Кабельной промышленности. В вестибюле у раздевалки я оказался рядом с Наяшковым.
   - А-а! Знакомая улыбка Наги! Как ваши дела?
   Я рассказал о работе в ОКБ Кабельной промышленности, Иван Семёнович пожелал мне успехов, и мы разошлись.
   В последний раз мы встретились в электричке, когда мы с Илей возвращались с дачи Лёни Лейтеса. Было это в начале 90-ых годов. Иван Семёнович был сдержан, живого разговора не получилось. О причинах судить не берусь. Но лично я, всю свою жизнь помню, как я поступал в МЭИ, и совсем не уверен, что меня допустили бы к вступительным экзаменам, если бы я сел к столу, за которым сидел не Иван Семёнович Наяшков.
Э. Наги
31 марта 2009 г., Дюссельдорф
  
* * *

От издателя

  Узнав о том, что подготовлена для печати статья о жизни и деятельности И.С.Наяшкова, я решил поместить в наш сборник отрывок из нее. В нем я лишь раскрыл сокращения и некоторые аббревиатуры. Статья предназначена для третьего тома биографического словаря, авторы: Леонид Лейтес (в 1965 году был приглашен И.С. Наяшковым в ВЭИ, где проработал до 1995 года) и Елена Рослякова (дочь Ивана Семеновича). Словарь посвящен лицам, оставившим заметный след в истории Москвы и издается фондом "Московские энциклопедии". Третий том должен был поступить в типографию в середине апреля 2009 года.
Марлен Ускач, 30 апреля 2009 г.
  

Наяшков Иван Семенович
(1924, с.Андреевское Юрьев-Польского р-на Владимирской обл. - 1998, Москва)
  
 []

   Государственный деятель, организатор и руководитель исследований и новаторских разработок в электротехнике, к.т.н. (1953). Отец - бухгалтер, репрессирован в 1937, реабилитирован в 1958, мать - домохозяйка. В 1934 с родителями переехал в Ступино Московской обл., где в 1941 окончил среднюю школу. В армию Наяшкова не взяли из-за проблем со зрением. В 1941-43 работал дежурным техником радиоузла г.Ступино.
  С 1943 блестяще учился на электромеханическомфакультете Московского Энергетического Института (ЭМФ МЭИ), получал стипендию имени Шенфера, был вторым секретарем Комитета комсомола МЭИ. Окончил МЭИ в 1949 с отличием и поступил в аспирантуру. Одновременно работал начальником младших курсов ЭМФ. После защиты диссертации на тему о расчете усилий в трансформаторах в 1953 направлен в Харьковский Политехнический Институт ( ассистент, доцент).
   С 1956 - старший научный сотрудник Всесоюзного Электротехнического Института (Москва, ВЭИ), где создал группу, послужившую затем основой ведущей лаборатории по электромагнитным и общим проблемам трансформаторостроения. Разработал план исследований в этой области, работы по которому успешно велись в течение 20 лет, в том числе, в крупнейшем институте трансфоматоростроения в Запорожье. С 1960 - начальник отдела высоких напряжений, с 1964 - директор ВЭИ.
  С 1973 - заместитель председателя Государственного комитета по делам изобретений и открытий СССР, с 1975 - первый заместитель, с 1979 - председатель Госкомизобретений СССР, член правительства СССР. С 1990 после ухода на пенсию работал советником в Госкомитете по науке и технике, с 1991 до последних дней жизни - советником по научно-технической политике в Российском союзе промышленников и предпринимателей.
   Неоднократно избирался депутатом Калининского райисполкома Москвы. В 1967 избран депутатом Моссовета, в 1981-89 - член Центральной ревизионной комиссии ЦК КПСС.
   Основные результаты труда Наяшкова - решенние в созданных и руководимых им коллективах сложных и важных научно-технических проблем. По его инициативе и при непосредственном участии был разработан и принят первый в СССР "Закон об изобретениях, открытиях и авторских знаках".
   Наяшков был одаренным человеком с огромной работоспособностью, широким кругозором, умением видеть новизну, актуальность и практическую ценность новых технических идей и решений. Будучи мудрым, умным, доброжелательным, общительным, выдержанным, тактичным человеком, он всегда был готов помочь любому, много сделал для помощи авторам во внедрении изобретений в производство. Прекрасный собеседник и слушатель, Наяшков любил, уважал и ценил людей; в работе проявлял твердость, всегда в делах брал ответственность на себя. Инициатива и оперативность, трудолюбие и величайшая скромность, простота и отзывчивость, кристальная честность и чуткость притягивали к нему людей, которые в сложные моменты их жизни шли к нему за помощью и поддержкой.
  

Инна Жиц
30 июня 1931 - 18 апреля 2009
  
 []
Фото из архива В. Грановского.

   В ночь на 18 апреля 2009 года ушла из жизни Инна Жиц. Ушла, уже не воспринимая окружающий мир, не узнавая родных и близких.
   Мне трудно представить себе мир без Инны. Даже одно сознание того, что Инна существует - дышит, ест, пьёт - само по себе являлось звеном, неразрывно соединяющим мою нынешнюю жизнь с событиями прошедших времён, пережитыми с друзьями с непременным участием Инны.
   С Инной Жиц мне довелось познакомиться в 1950 году, когда она стала студенткой Электромеханического факультета МЭИ. Её привлекательная внешность, открытая доброжелательность, активное участие в общественной жизни, устремлённое к одной цели: делать добро! Для коллектива, для отдельно взятой личности. Инна активно участвовала во многих аспектах общественной работы, будь то учёба, спорт, художественная самодеятельность или какой-либо другой. Главное, во что она вкладывала все силы: дело, за которое взялись, должно быть сделано наилучшим образом!
   В студенческие годы я сотрудничал с Инной в художественной самодеятельности. Но Инну больше привлекал спорт, точнее - физкультура: альпинизм, лыжи (равнинные, а позже и горные), походы выходного дня, турпоходы.
   Почти каждый отпуск Инна проводила либо в альпинистских лагерях, либо в туристских походах в самых разных краях Советского Союза. Именно эти увлечения сплотили вокруг Инны группу сотрудников Особого Конструкторского Бюро Кабельной промышленности (далее - ОКБ КП) и друзей по совместной учебе в МЭИ. Большую часть свободного времени мы проводили вместе, вместе старались проводить и свои отпуска. Так в составе группы сотрудников ОКБ КП с Инной Жиц, её супругом Васей Грановским и выпускниками МЭИ, работавшими на других предприятиях, мне посчастливилось участвовать в трёх походах:
   в 1960 году - по Средней Азии: Озеро Иссык-Куль - река Нарын - Ферганская долина - Самарканд;
   в 1962 году - переход от Телецкого озера на Алтае к реке Абакан, строительство плота и сплав по реке до железнодорожной станции посёлка Абаза;
   в 1963 году - переход из посёлка Орлик в Западной Бурятии в Туву к верховьям Енисея, строительство плота и сплав до Кызыла.
   При подготовке к этим походам главным инициатором и душой реализации замыслов всегда была Инна. Её здравый смысл и доброжелательность делали Инну лидером де-факто.
   Конец пятидесятых - начало шестидесятых годов - время распространения бардовских песен (их тогда называли "не государственными") Визбора, Окуджавы, Городницкого, ... многих ещё можно вспомнить... Мы пели эти песни летом у костра в походах выходного дня, зимой - в доме нашей знакомой, принимавшей по выходным дням нашу компанию в посёлке Турист, где мы катались на лыжах. Главным запевалой и аккомпаниатором была Инна, овладевшая гитарой и безукоризненно знавшая тексты песен. Пели мы эти песни и дома у Инны, когда собирались после отпусков поделиться впечатлениями.
   Начальник ОКБ КП Теодор Максович Орлович заботился об отдыхе своих сотрудников и их семей. Комплекс пионерского лагеря "Лесной" у станции "Снегири" Рижской ж. д. действовал круглый год. Здесь в зимние и весенние школьные каникулы и праздничные дни проводили время "окабевцы" со своими семьями и друзьями. Инна и Вася с сыновьями Женей и Серёжей были непременными участниками этих заездов.
   В памяти всплывают разнообразные эпизоды, связанные с Инной, - на работе, на отдыхе, в походах...
   Пока мы есть, Инна Жиц с нами.
 []
Фото из архива Э. Наги.

Эрвин Наги 28 мая 2009 г.

* * *

Серёжа Хачатрян

10 мая 1932 - 1 июля 2009
  
Hachatrian []
1949 год. Фото из архива Н. Оганяна.

   Cерёжа - так мы звали его, чтобы отличить от Сергея Амамджяна. А лично я еще и потому, что именно Сережей - первоклашкой увидел на утреннике Пушкинской школы в Ереване 1-го сентября 1939 года. Он отличался от нас и светлыми волосами и хорошим русским языком, унаследованным от русской мамы - тети Лили.
   Она сыграла большую роль в жизни одноклассников Сережи и трех его сестер. В ее гостеприимной семье искренне радовались нам как в Ереване, где отец Сережи поднялся до поста председателя Госплана Республики, так и в Москве, куда он был переведен на должность Постпреда Армении. За дружескими застольями у тети Лили возникали взаимные симпатии, перераставшие в узы дружбы, а для меня и в - супружеские.
   Окончив десятилетку с золотой медалью, Сережа поступил в МЭИ. Сначала он ездил на занятия из Армянского переулка, где находилось Постпредство, а после возвращения семьи в Ереван, - переехал в общежитие. Какое-то время он жил в одной комнате со мной и Степой Саркисяном, потом перешел в другую...
   Вскоре наши пути разошлись: я поступил в Артиллерийскую академию, по окончании которой уехал на полигон; а Сережа - после МЭИ вернулся в Ереван. Работал по специальности, защитил кандидатскую диссертацию, возвысился до начальника научного отдела, заслужил доброе отношение школьных и институтских товарищей. Мы встречались во время моих отпусков, в том числе на встречах одноклассников, где он неизменно выбирался тамадой.
   Из семидесяти лет пути (1939 - 2009) был год размолвки между нами, и слово о ней "не выкинешь" из некролога. Я, не пропуская занятий, записывал все лекции, а Сережа, часто прогуливая, пользовался во время сессий моими тетрадками. Не отказывая ему, я тем не менее отчитывал Сережу за лень, что, как мне казалось, могло дискредитировать представителя Армении в Москве. Я бы не вспомнил об этом, если бы не откровение Сережи при последней нашей встрече в прошлом году.
   Он мне сказал, что в свое время решил поступить в МЭИ (а затем и на ЭМФ), чтобы учиться со мной. Я вспомнил песню Высоцкого - "...он мне спать не давал... а вчера не вернулся из боя...". Так что я остался в долгу перед Сережей, как, наверное, многие живущие чувствуют себя должниками перед ушедшими.
  
Оганян Норик (Виген).
Москва, июль 2009 года.
***

Натан Хубларов
19 марта 1932 - 22 июня 2009.

Natan-1955 []
  
Из фото курса М49 в 1955 выпускном году.
  
   Не стало Натана Хубларова... Мы познакомились более полувека назад, когда группа молодых инженеров, только что закончивших МЭИ, пришла работать на МТЗ - Московский трансформаторный завод, впоследствии Электрозавод. С тех пор вся жизнь Натана Натановича была связана с производством самых больших трансформаторов - проектированием, расчетами, испытаниями, исследованиями. Ему довелось работать в разных коллективах - в отделе главного конструктора и исследовательском отделе Электрозавода, трансформаторном отделе ВЭИ, институте электроэнергетики (ВНИИЭ), НИЦ высоковольтной аппаратуры "Бескудниково", и везде его любили, ценили и уважали за доброе отношение к товарищам, за большое трудолюбие, глубокие знания, скромность и порядочность.
   Можно долго говорить о его трудовых заслугах, о разработанных им проектах. Он быстро заслужил авторитет специалиста самой высокой квалификации, и ему поручали решать наиболее сложные и ответственные задачи. А многие задачи Натан Натанович формулировал сам и добивался их решения. Так, под его руководством и при активном участии были разработаны принципы оптимизации расчетов силовых трансформаторов и внедрены программы расчетов на ЭВМ (задолго до появления персональных компьютеров). Он был одним из главных авторов государственного стандарта на основные технические условия силовых трансформаторов. В 1969 году, работая в ВЭИ, защитил кандидатскую диссертацию.
   Много сил и труда Хубларов отдавал воспитанию молодых специалистов, преподавая в Московском электромеханическом техникуме им. Красина. Многие из его учеников стали ведущими сотрудниками Электрозавода и работают там и сейчас, успешно применяя на практике знания, которые им щедро передавал Натан Натанович.
   Будучи чрезвычайно, до стеснительности, скромным, он никогда не просил для себя никаких благ или особых условий, довольствуясь тем, что предоставляли ему его начальники. В последние годы он некоторое время работал в одной из организаций Минэнерго. Один из сотрудников организации уезжал за границу, и освобождался его рабочий стол, который предложили занять Натану Натановичу. Хубларов был изумлен: "Как, у него такой шикарный стол, а он уезжает!".
   Друзья и товарищи знали Натана как преданного и заботливого сына, любящего мужа и отца. Он до последних дней мужественно боролся с болезнью, старался не доставлять лишних забот и трудностей своим близким и друзьям. Ушел из жизни умный и добрый человек, память о котором сохранят все, кто его знал.
  
Григорий Шнейдер, июль 2009 г.
***
  
  
   Передо мной монтаж фотографий выпускников ЭМФ набора 1949 г. Наш курс М-49. С фотографий смотрят на меня такие свои, такие знакомые лица... Первый слева во втором ряду сверху - Натан Хубларов. Натанчик. Всеобщий любимец курса, особенно мужской его части, Алла Гаршина звала его Наташкой. Действительно, на первых курсах он больше походил на хорошенькую девочку с большими черными глазами. Натан ушел от нас - собственно, ушел от той части нашего курса, которая еще здесь, на земном шаре, ушел к той другой части, которая его уже опередила. Из ста десяти человек, окончивших наш факультет в 1955 г., в живых сейчас около семидесяти пяти, точнее сказать не берусь. Только за это лето ушли из жизни Алексей Воробьев, Натан Хубларов и Сергей Хачатрян. Натан остается в нашей памяти милым, умным, порядочным, доброжелательным, с большим чувством долга перед всеми, с кем сводила его жизнь - коллегами, друзьями, родными. И особенно перед той, что дала ему жизнь: таких преданных сыновей, каким был Натан по отношению к своей больной маме, не часто встретишь. Не говорю - прощай, до свидания, Натан.
 []
  
На 50-ти летнем юбилее окончания института, 2007 год.
  
Ира Яншина, июль 2009 г.
  
* * *
Гуна Думпис
Думпис Гуна Максовна
30 июля 1929 - 1 апреля 2011.

 []

2009 год, на праздновании 60-летия курса М-49.
  
  Прошел месяц, как ушла из жизни Гуна Думпис. Не стало в нашей семье любящей жены, мамы, бабушки и прабабушки. Для меня Гуночка была не только горячо любимым человеком, но и верным другом, всегда идущим рядом. Мы прожили вместе 55 лет - 3 марта 2011 года был юбилей - 'изумрудная свадьба', а 2 марта Гуночка вернулась из больницы. Она еще вставала с постели с помощью 'ходунков', еще надеялась на выздо-ровление. До самого конца она не знала страшного диагноза: по заключению консилиума врачей - рак с множественными метастазами на позвоночнике, невозможность какого-либо лечения. Единственное, что мы смогли сделать, - снять с помощью лекарств боли. До 27 марта она была в полном сознании, но почти не могла говорить, так как последние 2 недели не могла ничего не только есть, но и пить. С 29 марта уже ничего не говорила, только поворачивала голову и смотрела на нас...
   Гуночка прожила непростую жизнь. В 8 лет оставшись без родителей, она не попала в детский дом лишь благодаря помощи родных, прежде всего семьи старшей сестры ее мамы. В 15 лет она пошла работать на металлургический завод и полгода училась в школе рабочей молодежи. Тем не менее она смогла окончить с серебряной медалью школу, потом институт.
   Глубоко интеллигентный, порядочный и честный человек, Гуна не могла обманывать или говорить неправду не только в быту, но и на работе: в разговорах с начальниками, на разных совещаниях отстаивала свою точку зрения, не боясь говорить правду. Она отличалась врожденной культурой, высокой грамотностью. Очень любила классическую музыку, в первую очередь Шопена, Бетховена (особенно - "К Элизе"), пела в институтском хоре; знала и любила живопись, с удовольствием посещала художественные выставки.
  У нее были и способности к театру - еще в школе играла в драмах Островского, и преподаватели давали высокую оценку ее исполнению роли Катерины в "Грозе". Любила заниматься рукоделием: умела хорошо шить и особенно вязать. Вещи, связанные ее руками, с благодарностью носят и родные, и знакомые.
  Добрая, отзывчивая, с открытой душой, стремящаяся всем помочь, Гуночка была красива как внутренне, так и внешне, и была такой до самого конца. Её светлый образ навсегда останется в моей памяти и в памяти наших детей и внуков.
Григорий Шнейдер, 3 мая 2011 года..

* * *

Виктор Владимирович Александров

18 ноября 1931 - 16 октября 2011.

Александров []
  
Из общего фото курса М-49,1955 год.

  
  Руководство и коллектив отделения фундаментальных и поисковых исследований с глубокой скорбью извещает, что 16 октября 2011 года на 80 году жизни скончался один из старейших сотрудников института, проработавший в нем 57 лет, крупный специалист в области технологии материалов для электроаппаратостроения, начальник сектора, кандидат технических наук Виктор Владимирович Александров.
  За многие годы работы в институте Виктор Владимирович как специалист высшей квалификации внес большой вклад в области технологии материалов для электроаппаратостроения. Им совместно с сотрудниками были разработаны и внедрены в производство многие технологические процессы, такие как методы изготовления полупроводниковых зажигателей для игнитронов, сильноточных карборундовых резисторов для рабочих сопротивлений вентильных разрядников, пористой дугостойкой керамики для дугогасительных камер искровых промежутков и выключателей постоянного тока, высоконелинейных оксидно-цинковых резисторов для ограничителей перенапряжений.
  Под руководством Виктора Владимировича и при его непосредственном участии проведены освоение технологии и постановка на производство резисторов РНС-60-1 на Великолукском заводе высоковольтной аппаратуры, разработка резисторов увеличенного габарита, разработка и внедрение на Опытном заводе ВЭИ резисторов РНС-60-2 для устройств защиты тиристорных вентилей, РНС-60-3 к ограничителю перенапряжений ОПНЭ-1150 для защиты комплектных элегазовых распределительных устройств, разработка и внедрение на ПО "Электрокерамика" резисторов РНС-35-2, РНС-60-1с и РНС-60-3ц для специальных устройств защиты. В конце 80-х годов группой под руководством Виктора Владимировича был выполнен ряд исследований с целью повышения стабильности и нагрузочной способности оксидно-цинковых резисторов для ограничителей перенапряжений.
  С 1987 года группа под руководством Виктора Владимировича активно включились в работы по созданию высокотемпературных сверхпроводящих материалов. Получены результаты, соответствующие мировому уровню в области создания высокотемпературной сверхпроводящей керамики, за что Виктор Владимирович был удостоен премии Правительства РФ. Работы Виктора Владимировича вошли в золотой фонд работ ВЭИ, принесших заслуженную известность нашему институту.
  Являясь носителем лучших традиций технологической и научной культуры, выработанной в период подъема нашей экономики в середине 20-го века, Виктор Владимирович передавал эту культуру тем людям, которые работали под его руководством и рядом с ним как его коллеги. Ему были присущи обязательность, ответственность, принципиальность в сочетании с высокой порядочностью, энергичный динамизм, умение хорошо организовать труд коллектива, что делало работу продуктивной, интенсивной и в то же время приятной, спокойной и радостной. Дополнительным моральным стимулом для людей, работавших с Виктором Владимировичем, являлись всегда осязаемые результаты труда. Виктору Владимировичу была присуща высокая способность противостоять внешним ударам, жизнестойкость. Все эти качества вызывали глубокое уважение всех его коллег и товарищей по работе.
  В связи с тяжелой утратой мы выражаем самое глубокое соболезнование супруге Виктора Владимировича нашему коллеге по институту Евгении Игоревне Левицкой, их детям и внукам. Светлую память о Викторе Владимировиче Александрове - замечательном ученом, специалисте и прекрасном человеке мы навсегда сохраним в своих сердцах.
  
Леонид Фишер и др. Коллектив отделения фундаментальных исследований ВЭИ. Октябрь 2011 г.

* * *

  Серёжа Амамчян  
 Сергей Григорьевич Амамчян
  19 сентября 1930 - 28 января 2016
 
 Sergey 30 []
 
    Сергей Григорьевич Амамчян родился 19 сентября 1930 года в г. Ленинакане (ныне Гюмри) Армянской ССР в семье служащего.
В 1949 году окончил с золотой медалью русскую среднюю школу No 14 им. С. Орджоникидзе и в том же году поступил на электромеханический факультет Московского Энергетического Института. В 1955 с отличием окончил институт по специальности 'электрические машины и аппараты' и был направлен по распределению в Ереван, на Армэлектрозавод им. В.И.Ленина. С 1955 г. по 2000 год работал на разных должностях, начиная с мастера цеха до начальника КБ систем автоматического регулирования, на Армэлектрозаводе, а в последствии, до 2007 года - в объединении 'Армэлектромаш'.
    С.Г. Амамчян успешно совмещал работу с научной деятельностью, в 1972 г. защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук. Является автором целого ряда изобретений и рационализаторских предложений. Был награжден орденом 'Знак Почета' и другими правительственными наградами.
  ----------------
    Супруга - Донара Завеновна Григорян, была врачом, руководила лабораторией биохимии и гормональной диагностики в НИИ Акушерства и Гинекологии Минздрава Армении. В 1992 защитила диссертацию на соискание ученой степени доктора биологических наук.
    С.Г. Амамчян имеет двух сыновей, дочь и пятерых внуков. Старший сын живет в Армении, дочь - в Швейцарии, младший сын в США.

    Пишет дочь Лилит Амамчян
 
    Очень сложно писать о родном человеке, который был рядом с тобой в течение 50 лет, любил тебя, воспитывал, поддерживал тебя всю жизнь своей заботой и своим теплом и ушел от нас за считанные часы, не доставив никому никаких неудобств, с необъяснимой выдержкой осознавая и контролируя ситуацию до последнего мгновения! Эмоции захлестывают, но... таким был мой папа! Он был для меня эталоном во всем - заботливый сын, преданный муж, мудрый и любящий отец! С детства он старался приучать меня и моих братьев к организованности, дисциплине, трудолюбию, честности, и всегда нести ответственность за все свои поступки. Именно таким он и был сам. Надеюсь, что нам удалось перенять хотя-бы некоторые из его качеств. Папа был перфекционистом во всем, как в учебе, так и в работе, и был очень любим и уважаем среди своих коллег и родных. Всю мою сознательную жизнь я помню его в работе, которую он выполнял профессионально и с большим энтузиазмом. Он говорил: '- Я считаю себя счастливым человеком, так как всю жизнь я выполнял работу, которую любил и за это мне еще платили зарплату'. Это не каждому дано!
    В последние годы жизни, когда он уже ушел на заслуженный отдых, всегда находил себе занятия - начиная с решения математических задач и заканчивая починкой разных приборов, которые ему приносили родные и близкие! Он всегда говорил: ' Если делаем что-то полезное, значит продолжаем жить'. К этому же можно отнести и его вклад в математические знания внучек (моих дочерей), с которыми он систеатически занимался в течение многих лет, и благодаря ему у них были большие успехи в учебе.
    Будучи реалистом и осознавая, что "законы природы неумолимы" - как он любил выражаться - в последние годы он усердно работал над составлением генеалогического древа нашей семьи, говоря, что каждый должен знать свои корни, свое происхождение и помнить своих предков!
    Я очень надеюсь, что его старания и пожелания не пройдут даром и добрая и светлая память о нем всегда будет с нами и сохраниться еще во многих поколениях!!!   
 
With children []
С внуками, 2010 г.
Лилит Амамчян 8 марта 2016 г.

 Пишет Анри Марутян, редактирует Нина Розовская.
 П А М Я Т И Д Р У Г А
 
    Мне, Анри Аршаковичу Марутяну (1937г.р.) довелось более четверти века (1965- 1991гг) проработать рядом с С.Г. Амамчяном в отделе Главного Конструктора (ОГКЭ) Армянского Электрозавода (АЭЗ) имени В.И. Ленина. Чести носить имя вождя удостаивались самые крупные предприятия страны. АЭЗ был флагманом в области электромашиностроения, его коллектив насчитывал более 10 тыс. человек, номенклатура выпускаемых изделий включала тысячи наименований.
    С.Г. Амамчян прошел отличную производственную практику, проработав мастером участка, начальником технического бюро цеха и, наконец, начальником КБ ОГКЭ. В его служебной биографии был такой эпизод- его передали в "аренду" , как в наше время практикуется со знаменитыми футболистами. В это время АЭЗ поручили освоить серийный выпуск крупных асинхронных двигателей, передаваемых с ленинградской "Электросилы". С этой целью было создано новое производство, руководство которого обратилось к Главному Конструктору АЭЗ с просьбой командировать С.Г. Амамчяна в его распоряжение на период освоения новой серии.
    По возвращении в ОГКЭ С.Г.А. руководил разработкой и внедрением в производство систем автоматического регулирования (САР) напряжения синхронных генераторов мощностью до 100 квт. Затем, под его рководством была осуществлена модернизация синхронных генераторов с переводом системы возбуждения на полупроводниковую взамен механического выпрямителя. Что не только увеличило надежность, но и принесло значительную экономию. После этого С.Г.А. было поручено освоение серийного выпуска общесоюзной серии (ОС) машин, разработанной во ВНИИКЭ - Всесоюзный Научно Исследовательный Институт Комплексного Электрооборудования.
     Примечательно, что во время работы по серии ОС, благодаря своей склонности к исследовательской работе, С.Г.А. подготовил и защитил диссертацию на соискание уеной степени К.Т.Н. , что осуществить в заводских условиях чрезвычайно сложно. Кстати, одновременно с ним его жена, Донара Завеновна, тоже защитила диссертацию, и стала Кандидатом биологических наук (микробиология). Это событие породило в ОГКЭ шутку:
"Амамчян и в жизни все синхронизировал!"
    Небольшой штрих к его отношению к работе: вернувшись утром из очередной командировки, в полдень он уже был на заводе. Уникум! В своих взаимоотношениях с коллегами С.Г.А. был крайне сдержан, но это не помешало ему пользоватья у них большим авторитетом, заслуженным, конечно, благодаря его глубоким и обширным познаниям как в области теории электрических машин, так и в области их производства, в том числе и серийного.
    Он гордился фактом приглашения в Москву на юбилейную встречу с однокурсниками, и был приятно удивлен тем, что в архиве кафедры сохранились его курсовые работы- как эталонные!
    В 1988г наступили сложные времена. Под лозунгом перестройки почти весь коллектив был передан в штат ВНИИКЭ, ОГКЭ практически перестал существовать. В это время поступили заказы на проектирование и изготовление синхронных генераторов для малых ГЭС в Армении, эту работу поручили С.Г.А. А потом грянул 1991г! Развал страны, экономики, предприятий. С. Г.А. продолжил работу дома, вел расчеты новых электрических машин. Ему доставляли исходные данные - эрзац Технического Задания . В ответ получали аккуратно заполненные формуляры с расчетами. По ним специально созданые под конкретные разработки кооперативные Конструкторские Бюро выполняли эскизные чертежи. Эдакая антреприза в машиностроении.
    С.Г.Амамчян ушел из жизни последним из группы его однокурсников, работавших на АЭЗ и во ВНИИКЭ. Сергея Григорьевича будут вспоминать добрым словом его дети и внуки, его друзья по учебе и по совместной работе.Такие люди не уходят бесследно!
По поручению и от имени всех ныне здравствующих коллег
С.Г. Амамчяна по АЭЗ и ВНИИКЭ
А.А. Марутян, 03.03.2016. Ереван.

 Пишет Нина Розовская
Что ни день, то короче к могиле наш путь...
    Дорогие Гоар и Карен!
    Ваше печальное известие пришло неожиданно: Сережа звонил мне накануне, рассказывал о состоянии Норика. Говорил, правда, с трудом и очень мрачно... Но я никак не ожидала такого скорого развития событий. Говорят, такая быстрая смерть- удел праведников, он и был им. Благороднее и честнее человека я в жизни не встречала; так относился к нему весь наш курс.
    Мы уже потеряли бОльшую половину наших друзей, но Сережин уход, пожалуй, не сравним ни с каким другим. Думаю, все из нас,кто получил ваше известие, присоединяются к вашей скорби.
    Мне очень жаль, что внуки не смогут уже в полной мере оценить тот запас человеческого достоинства, которым обладал их дед, да и весь мир беднеет и выцветает, когда уходят такие люди.
    Мы его не забудем никогда. Пусть земля ему будет пухом.
 
Googl2  []
На юбелее по поводу окончания МЭИ.
Справа - Сергей Амамчян
В центре - любимый преподаватель математики
И.Л.Брин (дедушка Гугла).1965 год.

Нина Розовская. МЭИ, курс М-49.

* * *

  Виген (Норик) Оганян 
 
vigen10 []  
 Виген Арамович Оганян 
5 ноября 1931 - 6 февраля 2016 
 
Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностию: были.
В. Жуковский

   Пишет Виген о себе
 
    Родился и окончил школу в Ереване. Учился в Московском Энергетическом Институте, на электро-механическом факультете набора 1949 года и в Военной Артиллерийской Инженерной Академии. Начал службу на ракетном испытательном полигоне, завершил её в Московском ЦНИИ.
    Участвовал в разработке систем вооружения, что требовало непрерывных занятий прикладной наукой и математикой. Самостоятельно изучил университетский курс философии. Кандидат технических наук, старший научный сотрудник, имею десятки научных трудов и изобретений.
    Полковник в отставке, после увольнения из вооруженных сил опубликовал более 100 работ, в том числе гипотезы об идеальной политической системе, оптимальном планировании семьи, о причинах разводов, продолжительности жизни, о происхождении национализма и войны, благородства, красоты, проституции, преступности, о лунном ядре; литературные миниатюры в различных газетах, журналах, книгах (сборниках афоризмов).
    Сущность опубликованных идей излагал в выступлениях по Центральному телевидению, в Политехническом музее, Центральном доме Российской армии и др. Призёр Московского международного фестиваля сатиры и юмора "Юморина - 97".

   Пишет сын Арам
 
    Про папу вкратце могу рассказать. Его отца звали Арам Петрович (Петросович) Оганян (1896-1968). Он родился в городе Шуши, ныне Нагорно-Карабахская Республика. Он был выходцем из бедной семьи, отлично учился в школе. Когда началась Первая мировая война, его призвали в армию, и он быстро выслужился в офицеры. Стал поручиком, командиром пулеметной роты. Служил в Персии, потом защищал Армению. В годы Первой Республики служил в Армянской армии. Известен случай, когда он со своими пулеметчиками спас целый эшелон с беженцами от турецкой засады. После советизации Армении был арестован как офицер. Но реально никаких обвинений против него выдвинуто не было, и он стал служить в Красной Армии, преподавателем школы младших командиров. Но ему отказывали в повышении из-за офицерского прошлого, и он порвал с Красной Армией вопреки реальной перспективе попасть под трибунал. Поступил в Ереванский государственный университет. Стал юристом, экономистом. Работал на географическом факультете, долгие годы был его деканом.
     Мать - Елизавета Аркадьевна Симонян. Врач-педиатр с сорокалетним стажем. Родом из Тбилиси. Знала помимо армянского русский, грузинский, турецкий, курдский, что облегчало его работу с детьми разных национальностей. В любое время дня и ночи выезжала по вызовам к больным детям. Мать четырех детей, одним из которых был папа.
     Мы - дети Вигена Арамовича и Джульетты Суреновны - Арам и Зара. У Зары два сына - Микаэл (служит в Армянской армии, чем папа очень гордился) и Тигран - еще ходит в школу.
     У меня две дочери - Ноэми (учится в колледже) и Анушик (уже научилась ходить, бегать и петь, но еще учится говорить). Папа успел познакомиться с Анушик.

С уважением, Арам Оганян, 27 марта 2016

   Пишет Нина Розовская
 
    Дорогой Арам!
     От всего сердца шлю всему семейству и близким свои соболезнования и присоединяюсь к вашему горю. Хотя Норик ушел из нашего института после окончания 4 курса, наша дружба с ним никогда не прекращалась, он неизменно участвовал во всех наших встречах, от которых мы всегда получали большое удовольствие. Многие из нас следили за его публикациями. Они отличались содержательностью, широтой круга интересов , глубиной изучения проблемы и высокой культурой изложения. Особенно ценны были бы рассказы о родителях. Еще раз примите мои горькие сожаления о потере такого многогранного и близкого вам человека.

Нина Розовская. МЭИ, курс М-49.

   Пишет Леонид Лейтес
 
    Дорогой незнакомый Арам!
     Ваш папа был трудолюбивым, талантливым, мудрым и добрым Человеком. Например, никто не написал так лирично и тепло про наш курс М-49, как он. Не менее лиричны, теплы и содержательны и многие другие его произведения. Мои соболезнования Вам и всем близким этого замечательного человека!

Леонид Лейтес. МЭИ, курс М-49.

   Пишет Марлен Ускач
 
    Последние 20 лет я более или менее регулярно общался с Вигеном по электронной почте. Виген присылал мне копии своих эссе, несколько из них я опубликовал в нашем сборнике "Мы из МЭИ пятидесятых", в разделе "Виген (Норик) Оганян".
    Удивляет широта диапазона тем и вопросов, затронутых автором, нетривиальность предложенных решений.
     Мне казался любопытным постоянный интерес Вигена к теме еврейства и антисемитизма. В своем последнем письме, написанном в 2015 году, Виген подробно рассказал о своем участии в собрании в Москве, посвященном 70-летию освобождения Освенцима Привожу отрывки из нашей с Вигеном переписки по поводу еврейства.

М. Ускач - Н. Оганяну, 27 августа 2004 года.
 
    ...Меня удивил твой давний и глубокий интерес к еврейскому вопросу. В истории  наших народов много общего: и небывалого масштаба геноцид, и жизнь в рассеянии, и роль дрожжей среди других народов, и многое другое. И тем не менее, удивляет именно глубина интереса. Могу высказать гипотезу: или твоя мать еврейка, или предметом первой любви была еврейка... Другой причины не могу представить.

Н. Оганян - М. Ускачу, 3 сентября 2004 года.
 
    "Глубина интереса", которую ты отмечаешь в "Иносемитянах" объясняется непроизвольным стремлением к исследованию нерешенных проблем. Вопрос о таком всемирно-историческом явлении, как еврейство, не мог оставить равнодушным исследователя любого этнического происхождения, тем более армянина; в том числе по правильно замеченным тобою причинам. Я предположил, что в бескомпромиссных спорах, отраженных в богатейшей мировой литературе о евреях, я смогу найти ответы на вопросы, стоящие перед моим народом, и нашел много интересного.

Марлен Ускач. МЭИ, курс М-49.

* * *

Галя Каган
Galia 50 []
Галина Александровна Каган, с 1955 года Лейтес, с 1996 Leytes.
22 февраля 1932 года (Москва) - 2 июня 2016 года (Нью-Йорк).
   Окончила школу с золотой медалью, институт с отличием. Первый и второй курсы училась в группе М-5-49, с третьего курса - М-3-49 (электрические аппараты). Была распределена на завод "Мосрентген", добилась замены на завод "Прожектор", в конструкторском отделе которого проработала до выхода на пенсию. Пользовалась большим уважением коллег.
  
   Соболезнования, полученные Леонидом Лейтесом
  
  Ленечка, выражаю искреннее соболезнования Грише, Филлипу и тебе. Пусть навсегда останется в ваших душах светлая память о ней. ЦАРСТВИЯ ей НЕБЕСНОГО!!! Светлана (Табакина-Васильева, троюродная племянница Леонида по Плисецким).
  Леонид, Наши соболезнования всей семье. Уход человека, особенно близкого -тяжелое переживание и повод вспомнить лучшие моменты его жизни и подумать о смысле жизни вообще и о краткости нашего пребывания на земле. Мыслями с Вами. Семья Ломизе (Лёвы - кузена Леонида по Плисецким).
  Соболезнуем по поводу кончины Гали. Передай Грише наши соболезнования. Марлен, Валя (Ускач).
  Годы моего знакомства и общения с Галей (в основном 1972-78), как я теперь понимаю, относятся к не лучшей половине вашей совместной жизни. Но мои впечатления остались теплыми. Леня,Гриша, примите мои соболезнования! Скорблю вместе с вами. (Юрий Шафир, коллега Леонида на Запорожском трансформаторном заводе).
  Галя - мать Гриши Лейтеса, продолжателя рода Лейтесов. Помним, скорбим. Лева, Валя Фокины (кузен Леонида по Лейтесам и его жена).
  Леня, передай наши соболезнования Грише. Вета (Липшиц-Данюшевская).
  Очень жалко, что умерла и,особенно, что болела. Отрываются куски жизни, последнее время очень часто, видимо, закономерно. Скоро все повстречаемся. Пока все, кто ее помнит, погрустим вместе. Лень, передай Грише мои соболезнования. Ника (Розовская).
  Дорогой Лёня! ... Мы знали Галю только рядом с тобой в счастливые годы ваших отношений (а ведь это неповторимые годы молодости). И только такой осталась Галя в нашей памяти. Особенно живо вспоминаются поездка на машине в Ленинград, наш визит к вам в Протвино, некоторые моменты визитов к вам на Тверскую-Ямскую. Мир её праху. И передай наш поклон Грише. Твои Миша и Лёля (Ломизе - кузен Леонида по Плисецким и его жена).
  По телефону и по скайпу получены соболезнования от Борса Певзнера (кузена Леонида по Плисецким), от Зои Фокиной (соседки Леонида по даче), от семьи Ременник и от других.
  
  
   Пишет Лёня Лейтес
  
   Такова жизнь...     От нас ушла Галя...     Сейчас вспоминается хорошее, что было в нашей жизни.
   Училась Галя очень хорошо. Была заводилой на курсе. Интересовалась литературой, театром, другими видами искусств. Её избрали в бюро ВЛКСМ курса вести культмассовую работу, то есть она была культоргом курса. Вела эту работу с душой и выдумкой, интересно, весело, это очень нравилось однокурсникам. К ней - общительной, умной, интересной девушке - тянулись подруги и друзья. Я уважал её, как одну из лучших студенток.
   С третьего курса мы учились в одной группе. Через год с четвертью, в начале 1953 года я влюбился и начал ухаживать. Вскоре Галя ответила взаимностью. После окончания института, 24 декабря 1955 года мы поженились.  21 сентября 1959 года родился сын. Назвали Гришей в честь моего дедушки. К этому времени и у наших друзей и родственников появились дети. Мы с ними и Гришей собирались у нас на даче в Кратово, да и в Москве, ездили к ним. Бывало приятно, весело и тепло. Немало ездили и по стране. Для нас с Галей это было самым счастливым временем. В старших классах школы Гриша был сильнее по математике, чем я в его возрасте.
   Я очень благодарен Гале за счастливые годы любви и за талантливых, внимательных и заботливых сына и внука.
   Светлая память о Гале навсегда сохранится в душах Гриши, Фила и моей.
  
Леонид Лейтес 21 июня 2016 г.
  
   Пишет Нина Розовская
  
   Наступило время частых утрат. Мы уже потеряли больше половины однокурсников, потери болезненные, но уход Гали как-то выбил меня из колеи особенно, хотя последнее время мы не общались вовсе.
   Наша дружба началась с первого дня, мы учились в пятой группе первые два курса. С нами дружила и Валя Старостина. Нас объединяло, видимо, что мы были еще школьницами, в отличие от остальных девочек, которые выглядели постарше. Меня в Гале привлекали ее веселый нрав, остроумие, отзывчивость и доброта, общительность и готовность помочь ближнему. Нас сблизило, конечно, что мы выросли в очень похожих семьях, мы бывали друг у друга в домах, перезнакомились с родителями и школьными подругами. С третьего курса Галя и Валя пошли на эл. аппараты, а я на машины. Дружба наша не прекратилась, мы продолжали общаться и в институте, и дома, как говорится, и в будни, и в праздники.
   После окончания института общение наше продолжилось. Когда Леня Лейтес - Галин муж и однокурсник купил машину и они всем семейством (с сыном Гришей) отправились путешествовать по Прибалтике, прихватили меня. Это путешествие я запомнила на всю жизнь, и до сих пор с большим удовольствием вспоминаю его и сохраняю благодарность им обоим. Вообще, надо признать, что несмотря на все жизненные перепитии, эти двое остались моими близкими друзьями на всю жизнь.
   Общительный характер Гали привлекал к ней множество друзей, её с большим основанием можно назвать любимицей курса.
   Я думаю, эта потеря - большой удар по всем оставшимся, кто помнит её.
  
 []
Нина Розовская и Галя Каган, 1953 г.
  
Нина Розовская 18 июня 2016 г.
  
   Пишет Марлен Ускач
  
   Галя умерла - это известие было ожидаемым потому, что я знал какой болезнью она страдала и неожиданным потому, что верил в возможности американской медицины.
   В институте, в котором мы вместе учились, Галя принадлежала к той небольшой группе девушек, которые мне были симпатичны: красивая (одна черная коса чего стоила), приветливая, общительная, эрудированная. Но дальше симпатии дело не пошло. Время было суровое, голодное, денег на цветы и билеты в театр не было. Я все пять лет в институте проходил в одном лыжном костюме.
   Во взрослой жизни мы дружили семьями с Лейтесами. Бывали у них на Тверской, на даче в Кратово. Муж Лёня и сын Гриша всегда ухожены и накормлены. Гостей встречала радушная общительная хозяйка дома.
   Вспоминаю многократные совместные прогулки на лыжах в Снигирях. Наши дети, Гриша, Оля, Игорь Ременник, хорошо проводили время в общей молодежной компании.
   Когда мы узнали об абсурдной, на наш взгляд, позиции Гали в деле о разводе с Лёней, наши отношения прекратились. Это было ошибкой, следовало убеждать Галю дать согласие на развод. Как нам объяснила Галя, много лет спустя, она не могла примириться со статусом разведенной женщины. Впоследствии нам приходилось встречать и других женщин, страдавших от комплекса разведенной.
   В Америке дружба с Галей восстановилась. Мы бывали у неё дома в Нью Йорке в очень уютной, хорошо обставленной квартире. Галя была всем довольна, жила полноценной культурной жизнью, посещала многочисленные Российские кинофестивали, музеи, знаменитую Нью Йоркскую оперу.
   Мы принимали её у себя в пригороде Бостона. Рассказывала нам об успехах семьи Гриши, о внуке Филе, о доме на берегу озера, переоборудованном Гришей по своему проекту и во многом собственными руками .
   Казалось, живи и наслаждайся, но судьба распорядилась: хватит, пора закругляться.
   Прощай, дорогая Галя, светлая память о тебе останется навсегда.
  
Марлен Ускач 19 июня 2016 г.

* * *

Искра Балевска
Iskra [Marlen]
Балевская Искра Ильинична .
20 октября 1930 - 4 декабря 2017
  
  
        Всё наше сообщество - курс М-49 (6 групп) любило милую, добрую, симпатичную Искорку, 'Искрюлю' из Болгарии. Первые 2 курса я училась с ней в одной группе М4-49. Хотя при распределении по специальностям мы попали в разные группы, дружбу сохранили и после окончания института, всегда оставались близки. Во время тяжёлых жизненных неурядиц и невзгод (у кого их не бывает!) Искра всегда была с теми, кому было плохо. Её всегда отличало чувство справедливости, способность сопереживать. И полное отсутствие озлобления, ненависти, хотя причин для этого в её жизни было немало. Её природная благожелательность всегда брала верх.      
       Отец Искры был школьным учителем и человеком прогрессивных взглядов. В монархической профашистской Болгарии под псевдонимом Василь Василев он написал книгу, в которой изложил свой взгляд на справедливое социальное устройство общества. Он был арестован и подвергнут пыткам, но товарищи смогли организовать его побег и переправить в Вену. Там он встретил будущую маму Искры - Нелелю Кнчеву, которая оканчивала медицинский институт. Там же Искра появилась на свет в 1930 году. С распространением фашизма семья, как многие коммунисты и антифашисты той эпохи, отправилась в СССР. Мать Искры в 1933 году участвовала по указанию Сталина в процессе о поджоге Берлинского Рейхстага в качестве защитницы Димитрова. Отца же назначили 1-м секретарём Горкома ВКПб в город Горький. Там семья жила до начала процессов над 'врагами народа'. Список болгарских 'врагов' Сталин поручил составить самому Димитрову. В этом списке оказался отец Искры. Он отбывал срок в Сибири в лагере ГУЛАГа. Мать сослали, а Искру отправили в детский дом. Там она заболела тифом. К счастью, в этот момент маме было разрешено вернуться, и она выходила дочь. В Горьком они прожили до конца войны с Германией. Искра училась в обычной русской школе. Позже, в один из её приездов, мы посетили Горький (Нижний Новгород) и разыскали одного из бывших одноклассников
       Окончив среднюю школу в Болгарии, Искра снова приехала в СССР, чтобы учиться в МЭИ. По окончании занималась разработкой электрических аппаратов невысокого напряжения в Софии. Когда был организован СЭВ, Искру пригласили в него, и она прожила несколько лет в Москве, до 1990 года. Тогда-то она смогла съездить в Сибирь, где нашла 'дело' отца. В нем было написано, что он умер от болезни... Жизнь Искры - отзвук эпохи, когда люди погибали ни за что. Вспомним наших друзей-однокурсников, которые вынуждены были фактически отрекаться от своих родителей на комсомольском собранияи.
       Дорогая наша Искорка, до конца наших дней будет в нас жить память о тебе!
  
Ира Воронина - Яншина январь и февраль 2018

* * *

Лёва Кранихфельд
Lev K [Marlen]
Кранихфельд Лев Исидорович .
27 апреля 1931 - 18 февраля 2018
  
  
        Родился и умер в Москве. Работал год на заводе Ташкенткабель, 3 года - Подольскабель, 31год - в ОКБ КП (1959 - 90, ст. инж., вед. конструктор, нач. отдела). Канд. техн. наук (1968). Ордена Трудового Красного Знамени и Знак Почёта, серебряные и бронзовые медали ВДНХ. 165 печатных работ, в том числе 9 монографий, учебников и учебных поособий; 30 художественных и документальных произведений. (из анкеты)      

* * *

       На нашем курсе было много способных, даже одарённых студентов. Но талантливым был Лёва Кранихфельд. Усидчивостью он не отличался, но учился легко и явно имел склонность к гуманитарным занятиям. Он был очень разносторонний человек с разнообразными интересами. Я помню его стихи и песню, которую распевал весь институт:

Помню - я тебя впервые увидал на лекции,
И глаза твои большие, и твою комплекцию.
Приобщались мы к культуре, шли домой довольные,
Я чертил тебе эпюры и писал контрольные.

Но по воле деканата вышла ситуация:
Я попал на аппараты, ты - на изоляцию...
И теперь тебя я вижу лишь на общих лекциях -
И глаза твои большие, и твою комплекцию.

Не для нас теперь весною светит солнце ясное,
Уж такие мы с тобою шибко разнесчастные.
И душа тоской объята - некуда деваться ей:
Я грущу на аппаратах, ты - на изоляции.

       Он отлично играл в шахматы, что очень нам пригодилось на летнем отдыхе, где у нас, студентов, денег на еду часто не хватало. Тогда Лёва отправлялся на пляж и играл в шахматы на деньги с отдыхающими. И все приносил для общего 'котла'. Он был добрый и искренний, и все друзья и близкие любили его и были ему преданы до конца жизни. В нем было что-то детское и даже смешное.
       Помню его 'наряд', когда меня поставили с ним в пару собирать филоксеру в студенческом лагере: из-под черных длинных трусов торчат ноги в огромных башмаках, на голове широкополая соломенная шляпа с дырявой тульей... Он, как всегда, опаздывает, я злюсь и нервничаю - все уже работают, можно не успеть выполнить норму, а это значит покупать билет на поезд в Москву за свой счёт... В конце концов Лёва появляется с неизменной фразой - 'Ты жива еще, моя старушка?'. Разве можно было на него после этого сердиться? Я, конечно, 'сбежала' от него при первой же возможности, но зато он приобщил меня к литературной классике, когда с подсолнухом бегал за мной и цитировал: 'Волчица ты, Варвара. Тебя я презираю. Уходишь ты к Птибурдукову от меня. Волчица ты, и подлая притом!'.
       Окончив институт, Лёва стал отличным инженером, защитил диссертацию, руководил отделом кабельной изоляции. И всегда оставался хорошим товарищем.
  
Ира Воронина - Яншина 25 февраля 2018
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | М.Гудвин "Осужденный на игру или Марио Брос два" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер" (Боевая фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Аромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваВ объятиях змея. Адика ОлефирТону в тебе. Настасья КарпинскаяЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаМои двенадцать увольнений. K A AПерерождение. Чередий ГалинаЯ возвращаю долг. Екатерина Шварц
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"