Усманова Александра Рустамовна: другие произведения.

Бездарь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

Бездарь



- Эй, дядя, ворон не лови, да?
Я обернулся и увидел парня лет шестнадцати, в руках которого болтался чумазый мальчишка.
- Вы тут в столице все такие тетери, или ты особенный? И скажи мне, что тут делают с карманниками: спускают шкуру или отнимают руку, а?
Мальчишка перестал брыкаться, замер мышонком, вперив в меня перепуганный взгляд.
- Здравствуй. Я - особая тетеря, тетеря из тетерь, так сказать. А этого... джентльмена удачи я бы отпустил, он больше не будет, правда?
Мальчишка энергично закивал.
- Иначе вот этот... дядя тебя отловит и оторвёт ухо, правда?
- Делов-то, - хмыкнул парень, подыгрывая мне, и разжал пальцы.
Беспризорник вертанулся на месте и растворился в надвигающихся сумерках.
- Ты вот, дядя, скажи мне только, ежели я его обратно поймаю, мне ему правда ухо оторвать, да? А то, как бы чего не вышло.
- Про ухо я пошутил, но, думаю, мальчишка всё принял за чистую монету. Его ведь ещё ни разу не ловили на кармане, глядишь, бросит это дело. Но если ты его второй раз поймаешь, веди в участок.
- Ага, пошутил он, - угрюмо бросил парень, - хорошо, я переспросить догадался, не то... Эх, дядя, а кошелёк-тот твой тю-тю! Зря только ловил.
- Ну, положим, не зря, - я продемонстрировал бумажник парню, с удовольствием подмечая его округлившиеся глаза. - Ты пока мальца пугал, кошелёк я себе вернул.
- Во даёшь! - присвистнул парень. - Ты хоть и тетеря, да таки не промах... Вот что, скажи пожалуйста, где тут у вас ближайший театр?
- В актёры метишь?
От парнишки веяло даже не провинциальностью, а почти карикатурной местечковостью: кургузый мешковатый пиджачок, полосатые брюки на вырост, кепка. Не хватало разве что рубашки в мелкий цветочек и куцего аляповатого галстука. Он был словно вытесан из цельного куска дерева и двигался, как марионетка в руках ребёнка. Речь тоже была не ахти: он "свистел" на шипящих, на "р" то грассировал, то картавил. Единственное, что он умел - правильно дышать.
- Бог с тобою, дядя, глаза-то разуй! Я же бездарь. Без-дарь! - повторил он по слогам для пущей убедительности, но взгляд стал, как у побитой собаки. - Мне для другого дела.
- Скажешь, для какого?
- Э нет! Если я каждому про дело своё буду рассказывать, я так никуда не приду, а прийти надо.
- Вот что, юноша. Ты сегодня спас мой кошелёк, так что приглашаю тебя разделить со мной ужин. Поговорим. Ты расскажешь, для какого дела тебе понадобился театр, а я, если увижу, что дело стоящее... поспособствую, чтобы тебя туда приняли.
- По рукам, дядя!
Мы пошли в уютный кабачок, где всегда можно было вкусно и недорого поесть, сделали заказ и я приготовился слушать.
- Бабка моя, царство небесное, состояла при театре. Там и жила - в комнатушке на чердаке. А я, значит, жил вместе с нею, сколько себя помню. А театр... Эх, это такая штука, что... Нет, не могу я сказать, не умею!
Паренёк вздохнул. Но то, о чём он не мог рассказать мне словами, говорили его глаза, лицо, руки. Театр был для парнишки домом, храмом, святыней; куда приходишь, чтобы приклонить голову и преклонить колени, он был целым миром и ним самим одновременно.
- Я не могу быть без театра, он как заноза в самой середине души: и хотел бы вырвать, да вместе с ней сам закончишься. Я умею быть, кем захочешь: рабочим, суфлёром, гримёром, костюмером, осветителем, пиротехником, уборщиком... А терпеть насмешки сил моих больше нету.
Он опустил голову, а я подавил порыв похлопать его по руке. Принесли еду, парнишка оживился, и следующий час развлекал меня театральными байками.
- Ну что, Марк, - сказал я после ужина, - идём устраивать тебя в театр?
- Идём? - воскликнул парнишка.
- Я сам работаю в театре.
- И кем же, дядя... Андрей Сергеич? Охранником, небось?
- А если и так, не пойдёшь?
- А если пойду?
Я засмеялся и повёл его к небольшому аккуратному зданию.

В театре его полюбили за неунывающий нрав и готовность помочь в любом деле. Он действительно досконально знал всю закулисную кухню и умел делать всё. И только актёром он не был. Марк не соврал, он был самой бездарной бездарью, которую я когда-либо видел. Он был блестящим теоретиком, но не мог самого элементарного. Однако, что-то в нём было, какая-то загадка, которая побудила меня принять парнишку в театр, поселить в комнатке на втором этаже и скрыть, что я директор.
Прошло чуть больше месяца. Однажды я задержался дольше обычного. Кроме меня в здании были только сторож и Марк, а может быть, только Марк, если сторож пошёл на обход. Я задумчиво шагал к выходу, когда услышал.
- Здравствуй. Это опять я.
Несколько секунд ушло на осознание, что голос идёт со сцены. Я тихонько прошёл за кулисы и увидел парнишку. Он сидел посреди сцены, скрестив ноги. Одинокий луч прожектора пронзал парня и сгущал мрак вокруг него. Лицо Марка обращено к свету, глаза закрыты, руки гладят доски сцены. Голос то опускается до шёпота, то заполняет зал. Я слышу немного, но в каждом слове - любовь.
А потом я увидел главное.
Мрак вокруг парнишки сгустился, заволновался, пошёл складками, и стал распадаться на отдельные силуэты мужчин, женщин, детей. Они обретали чёткие формы, цвет, глубину, характер. Марку понадобилось меньше минуты, чтобы создать вокруг себя летний день в парке. Там были лебединый пруд, скамейки, деревья, дорожки, газоны, клумбы, прогуливающиеся парочки, играющие дети, киоски с мороженым, сладостями и игрушками, прокат лодок и... Там было всё! Фантомы двигались легко и естественно, наполняя сцену солнцем, ветром, запахами, звуками, расширяя пространство, стирая границы реального нереального.
Мне пришлось прикусить губу, чтобы не выдать себя, но я всё таки не сдержался, когда изменились костюмы и атрибуты времени. Марк повернул ко мне лицо, но глаза не открыл.
- Это я, Марк. Добрый вечер.
- Здравствуй!
Фантомы замерли, стало сумрачно, словно солнце спряталось за тучу.
- Что тут у тебя? - я сел рядом с парнишкой.
Он протянул мне открытку: парк, лебеди, прокат лодок, отдыхающие. И год - 1856.
- Здорово! Покажи ещё что-нибудь.
- А что ты хочешь увидеть?
- А что ты можешь?
- Не знаю, наверное, всё.
Паренёк не бахвалится, голос спокоен, лицо безмятежно.
- Покажи тогда нашего "Тартюфа".
Парк исчезает, сгущается мрак, из мрака выплывают фантомы актёров, декорации, звучат реплики, играет музыка. Я наблюдаю несколько минут, а затем прошу:
- Можешь заменить Шурика на... Миронова? Знаешь, кто это?
Марк молчит, но фигура Шурки на миг расплывается, и я вижу фантом старого актёра.
- А можешь показать мне свою бабушку? Не выходя за рамки пьесы?
Я молча внимал действу, что разворачивалось на сцене по воле Марка, и не мог надивиться силе таланта паренька.
- А теперь яви всё, что можешь!
"Тартюф" остался "Тартюфом", но места персонажей заняли актёры разных эпох, которые играли каждый в своей манере. Декорации стали богаче, костюмы - роскошнее, оркестр - симфоническим. Исчезли доски сцены и бархат кулис, появился дом Оргона. Зазвучала французская речь...
- Достаточно. Кто-нибудь ещё видел, что ты можешь?
- Конечно, - пожал плечом Марк, - дома все видели.
- И что?
- Посоветовали не маяться дурью. Только бабушка помогала, учила, показывала, что да как.
- Бабушка твоя тоже так умела?
- Даже лучше, чем я. Она, царство ей небесное, за раз могла несколько сценок показывать, а я вот только одну... Ну что, теперь ты тоже скажешь, чтобы меня прогнали? - Марк поднялся на ноги, отряхнул штаны и сощурился от яркого света. - Жаль. Мне тут нравилось. Ну ладно, не поминайте лихом, да?
Я догнал его только у выхода, схватил за руку, повернул к себе:
- Сынок! Ну, какой же ты бездарь с таким-то талантищем? Ты - дарь!
Я разразился потоком слов, взахлёб выражая своё восхищенье, но Марк печально покачал головой:
- Э, нет, только смеяться не надо. Нехорошо ведь.
- Что за дурачок! Я ему битый час втолковываю, что второго такого, как ты ещё поискать, а бабка твоя - та вообще была сокровищем. Да за тебя передерутся все театры, стоит тебе выйти на площадь и показать хотя бы десятую часть...
- Не могу я на площади, мне театр нужен. И я ему... Слышь, а ты не наврал, что подерутся?
- Да не врал я, не врал! Марк, не знаю, что за олухи из вашего театра посмели назвать тебя бездарью! Хоть один из них может, как ты?
Он помотал головой, а меня осенило.
- Ты ни разу не видел наши спектакли, только репетиции. Наверное, удивлялся тому же Шурке? А ведь он во время спектакля создаёт свой собственный фантом и проецирует его на себя.
Глаза Марка округлились, а я поспешил добавить:
- Но на большее он не способен. Его фантом - это тот же Шурка, который постиг таинства сценречи и пластики. Кстати, в своём "Тартюфе" ты изобразил Шурика, как в жизни, затем убрал лишнее, добавил недостающее, и он получился таким, как видит его зритель.
- И все пользуются... фантомами?
- Не все. Например, Жила не пользуется, но сейчас - о другом! Таких как ты, которые могут вызывать фантомы других людей из разных эпох, в мире - единицы. Да на старых актёров билеты на год вперёд раскупать будут!
- Правда?
- Правда-правда. Вот что, Марк, сегодня спать не придётся. Ты беги к себе за документами, а я пока вызову всех дармоедов, составим контракт, пересмотрим репертуар... Ну, чего стоишь? Беги?
Он умчался, а я стал ждать. Минут через пять я отправился за ним, заглянув по пути за кулисы. Марк сидел на сцене в позе портного, а перед ним на табуретке, сложив руки на коленях, молча улыбалась его бабушка.

 [Романова Оксана Павловна]




 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"