Усманова Александра Рустамовна: другие произведения.

Стёклышки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:



Стёклышки


1.



Слушай музыку, которая звучит в тебе, ты только слушай музыку. Поверь, важнее этого ничего нет и не будет. Ты только слушай музыку, и тогда выберешься отсюда, пока не стало слишком поздно.
Он шёл, и слушал музыку, что пела в нём. День, два, неделю, месяц, год?
Он потерял счёт времени. Да как не потерять его, если постоянно чувствуешь обжигающие лучи солнца на коже. Как сосчитаешь дни и мгновения, если уже не помнишь, что значит считать.
Он просто идёт, переставляя ноги: правая, левая, правая, левая, - по этому кладбищу. Почему он так думает? Просто чует - кладбище это. Он спит, что-то ест, и не прекращает двигаться: знает, верит, что рано или поздно вернётся домой.
Несколько раз он приближался к строениям, но уходил так быстро, как только мог: колодца морлоков - вот что это было. Откуда взялось это знание в воспалённом сознании, он даже не пытался понять. Принял как истину и сбежал от серых бетонных башен, от надсадного гула, от запаха страха. Морлоки - мрак и морок в их имени, морок и мрак.
А потом пришла темнота, музыка смолкла. Он искал и не находил её. Отчаяние заполнило всю его сущность, а потом он увидел молочный киоск. Нащупал мелочь в кармане. Бросил на блюдце.
- Мороженого. Любого.
- Что значит, любого?
- Это и значит.


2.


- Так ты говоришь, всё начинается с рук? - спросила девчонка.
- О, господи! Она всегда такая невнимательная? - вспылил Павел, выкрикнул зло и отчаянно, разбивая надежду, что затеплилась у него.
- "Она" всегда очень внимательно слушает и задаёт только те вопросы, ответы на которые хочет услышать!
Павел невольно расслабился. "Та ещё язвочка. Не дай бог попасть ей на язычок!"
Мужчина посмотрел на лица собравшихся. Валерка, Юра, Михаил, Татьяна... Соня! - вот как зовут незнакомку. Что им ответить?
Три недели Павел носил в себе знание, боролся с желанием раструбить всему свету и страхом. А потом - будь что будет - доверился Лерке. Они дружат с пелёнок и знают друг друга, как облупленных. Если он свихнулся, Лерка поможет, если нет - поможет тем более.
Но теперь, когда он всё рассказал, вернулись сомнения. Валерку он знает целую жизнь, с Юркой они прошли армию, за Мишку поручилась Лерка, за Татьяну - Юрка. А Соня осталась тёмной лошадкой. Нет, она не из этих, пока не из этих. Но вот как, скажите на милость, попала в маленький круг заговорщиков?
Павел усмехнулся. Вот всё и встало на свои места: они заговорщики, сборище психов.
- Паша, - негромко сказала Лера.
- Задумался, - виновато усмехнулся он. - Всё начинается с рук? И да, и нет. Руки - внешнее проявление изменений. Ведь насморк...
- Это понятно, - перебила Соня. - Первые внешние признаки - руки от запястья до локтя одномоментно покрываются чешуёй. Сухой или влажной?
- Какое это имеет значение?
- Не знаю. Просто я собираю факты. Никогда не угадаешь, какая мелочь сможет помочь.
- Кожа как у крокодилов, сухая.
Соня открывает рот для вопроса, но тут звонит мобильный, и глаза девчонки делаются виноватыми.
- Это мама. Мне надо бежать. Извините.
Она схватила сумку, плащ и, не дожидаясь лифта, помчалась по лестнице.


3.

Маршрутка, метро, снова маршрутка - вдоволь времени, чтобы подумать. Мысли вертелись, кружили. Невесёлые мысли.
Вот взять, к примеру, её, Соню. Что в ней такого особенного? Третий курс, две работы, халтурка, больная мама, братец подросток - полный набор обычного человека. И на тебе - в заговорщицы угодила, попала на сходку. Ерунда, что явка - шикарная квартира, остальные заговорщики не чета ей, люди другого круга: успешные, обеспеченные. И что ей делать со всем этим?
Дом. Пускай теперь мысли поработают в одиночку, покрутятся на задворках сознания, может, выкрутят что-нибудь путное.
- Мам, что случилось?
- Заходил Александр Степанович, попросил посидеть с Олежкой.
Понятно, кивает Соня, кидает в рот пару слив, поправляет маме подушку, даёт подзатыльник брату, "чтобы не зазнавался" и убегает.
Олежик, Олежик, Олежик - чудо или несчастье, работа или халтурка? В детстве Соня сторонилась этих соседей, но только сейчас поняла, почему. Они были трусами. Олежку оставили дома - из трусости. И приглашали нянек - из трусости: переложить вину на приходящего работника так просто, и совесть останется чистой.
Они всегда говорили - Олежка особенный мальчик, ведь это так похоже на "уникальный", "чудесный", "замечательный", а вот "особый" ребёнок - трудное слово. Признать, что твой сын не такой, как остальные, что у него иные потребности... Вот и прятались двое взрослых за словом "особенный", сбегая из дому под любым предлогом, лишь бы поменьше видеться с сыном.
Олежка - аутик, и Соня не видит в этом проблемы. Смышлёный и чуткий мальчик жил в своём мире, обращая внимание на остальных людей, только когда сам хотел.
Соне было пятнадцать, Олежке - почти шесть, когда они впервые остались наедине. С тех пор он стал её маленьким братом, Младшеньким. За четыре года они добились немалых успехов.
Олежка сам одевался и раздевался, перестал пачкать в штаны, сам убирал игрушки и вещи, сам кушал, из вазочки на столе брал печенье с конфетами на перекус. Стал лучше говорить, научился читать и писать. Только общался он неохотно - всё мурлыкал под нос свои песенки.
Сегодня Младшенький не в настроении: сидит, отвернувшись к стенке, теребит старого-престарого зайца и шумно сопит. Обидели. Но Соня знает, что делать. Во-первых, дождаться ухода родителей, а потом...
Но Младшенький сам подбежал к девушке, - чего никогда раньше не делал, - обхватил её ручонками и разрыдался.
- Морлоки, - прошептал он, и больше не проронил ни слова до Сониного ухода.

4.

Перед сном Соня мысленно перебрала всё, что слышала и видела сегодня, отбросив эмоции, перечисляя одни только факты.
Люди стали странно себя вести: носили глухую, закрытую одежду; меньше общались, больше грубили. Люди исчезали. А перед исчезновением трансформировались. (Соня интуитивно отбросила слово "превращались", заменив менее красивым, более практичным.) Трансформация начиналась с рук - они покрывались чешуйками, как у рептилий.
Вот, в принципе, всё, о чём поведал Павел. Однажды он случайно увидел начало превращения - в бане, на дне рождения начальника, и с тех пор начал присматриваться к окружающим. Можно сказать, он наблюдал за коллегой с момента появления чешуек до исчезновения человека.
А что заметила она сама?
С улиц, с переходов, из метро исчезли бомжи, беспризорники, попрошайки; круглосуточные киоски запестрели табличками "требуется продавец". Вывод: исчезают те, кто находится ночью на улице.
Но, засыпая, Соня поняла: такой вывод делать слишком рано.
А утром девушка увидела у Младшенького деревянную шкатулку тонкой работы. Он вынимал из неё какие-то мелкие вещички и напевал:
- В коробочке стёклышко, в стёклышке - часики, часики тикают. Синее стёклышко, синие - часики, часики тикают. Красное стёклышко - красные часики. Часики тикают. Рыжее стёклышко - рыжие часики. Часики тикают.
Это продолжалось больше часа, и Соня узнала, что "стёклышек" восемь - радуга и белое. Олежка долго крутил в руках каждое, словно хотел через прикосновение разгадать их тайну, и складывал узоры.
Но как только в замке скрипнул ключ, "стёклышки" оказались в "коробочке", шкатулка - в недрах огромного плюшевого медведя, Олежик - на руках у Сони. Глаза были ясными, перепуганными.
- Морлоки, - прошептал он. - Морлоки.
Соня внимательно посмотрела на родителей Младшенького - люди, как люди, весёлые лица, открытые взгляды. Одежда с длинными рукавами, так ведь не лето.

5.

Собраний "заговорщиков на явочной квартире" больше не было. А если и были, Соню туда не звали. Она и в первый-то раз попала случайно: Танька - сокурсница - громким шёпотом поведала о загадочном приглашении и потащила с собой. Сонька давно бы забыла о той встрече, если бы не два маленьких "но".
Люди продолжали исчезать: доска объявлений местного РОВД пестрела мольбами "помогите найти". Но самое главное - Младшенький.
- "Она" пришла, - сказала Соня, когда Павел открыл дверь.
Ещё на лестничной площадке она сняла плащ, пиджачок, и стояла в блузке с коротким рукавом.
Мужчина ничем не выказал удивления, отступил на шаг, давая пройти. Сам он был в футболке.
- Я ждал тебя, - сказал Павел и с опозданием понял, что это действительно так. - Я помню, тебя зовут Соня. Ты мне поверила. Остальные, пожав плечами, ушли сразу после тебя. Ушли молча. А Лерка...
- Исчезла?
- Ещё нет, но уже изменилась. Скоро за мной придут.
- За всеми нами, - уточнила Соня. - Или не придут вовсе.
Павел встрепенулся.
- Послушай, а ведь ты права! Зачем за нами приходить? Кому мы можем что-то рассказать? Нас оставят на закуску, когда мы свихнёмся от страха.
- Давай пить чай, - сказала Соня.
Надо, чтобы Павел немножко успокоился. Вот сейчас он станет "радушным хозяином", и привычно-ритмичные бытовые хлопоты настроят его на более спокойный лад.
После второй чашки Павел созрел для разговора: он взял себя в руки, расслабился и даже мог снова улыбаться.
- А ты молодец. Не побоялась прийти.
- Мне нельзя бояться. У меня мама. И Витька - младший братец. И Младшенький. Слушай, а ничего, что я на "ты"?
- В прошлый раз это тебя не смущало... Конечно, какие тут условности!
Паша махнул рукой и рассмеялся.
Соня кивнула и первым делом перечислила факты, известные им обоим, затем добавила от себя.
- Получается, что сначала трансформация коснулась тех, кто ночью был на улице, а теперь люди пропадают повсеместно. А ещё Младшенький упомянул морлоков. Он не знал этого слова раньше - голову даю на отруб. Значит, услышал совсем недавно, от тех, кого слушает - от мамы с папой. Что это может значить?
- Кто такой Младшенький и почему ты считаешь, что это важно?
- Олежка, сын соседей. У него аутизм, но мы дружим почти пять лет. Он мне доверяет, а родителей с недавних пор начал бояться, хотя раньше попросту не замечал. А ещё...
Звонок в дверь заставил их вздрогнуть.
- Я никого не жду, - сказал Павел.
- Будь осторожен, - вырвалось у Сони, а сердце тревожно ёкнуло.
Голос в прихожей знакомый... И слишком опасный, учитывая обстоятельства. Соня схватила первое, что под руку попалось, и выскочила из кухни.
Вовремя, чтобы обезвредить существо... сахарницей!
- Это Лера?
Павел кивнул.
- Что будем делать?
- Я хочу посмотреть.
Павел решительно поднялся с пола, приблизился к морлоку и опустился на корточки. Плащ, шляпа, перчатки - прочь!
Черты лица остались человеческими, кожа - нет. На голове ещё сохранились волосы, и Павел провёл по ним ладонью.
- Когда-то я дёрнул её за косичку, - сказал он.
"Когда-то я влюбился в неё ", - услышала Соня.
- Она не очень-то похожа на морлока, - сказала девушка.
- Это не меняет основного - Лера изменилась, стала кем-то другим, перестала быть человеком.
Он быстро обшарил карманы. Ничего. Когда Павел посмотрел на Соню, во взгляде читалась угрюмая решимость. Девушка кивнула и помогла ему полностью раздеть Леру, практически не глядя, на автопилоте.
- Ого! Где ты так наловчилась?
- У меня мама третий год не ходит, может только сидеть. Инсульт, - проговорила Соня, внимательно осматривая морлока. - Тело человеческое, по крайней мере, внешне. Не вижу никаких патологий кроме чешуи.
- А это откуда знаешь?
- Биофак, третий курс... Хм, любопытно?
Разноцветный узор на спине похож на татуировку.
- Это надо запомнить.
- Зачем?
- Есть фотоаппарат?
Лера застонала, приходя в себя, вскочила на ноги и убежала в ночь, даже не взглянув на одежду.


6.

Соня ходит по комнате, заложив руки за голову. Взгляд прикован к полу, локти, словно шоры, отсекают боковое зрение, помогают сосредоточиться. Она не видит Павла, который замер в кресле, слышит только своё дыхание и шорох шагов по ковру. Резко останавливается, опускает руки, вскидывает голову.
- Ничего не соображаю: устала, как собака. Надо поспать.
Павел делает движение в сторону двери, но Соня останавливает его.
- Я могу спать даже на полу, но на улицу сегодня не выйду.
- Зачем на полу? Ложись на моей кровати, а я устроюсь здесь, на диванчике.
Павел внутренне подобрался, ожидая, что Соня начнёт спорить, а он - её уговаривать. Но нет. Девушка кивнула, дежурно улыбнулась, прикрыла за собой дверь. Мужчина слышал шорох одежды, скрип пружин, а потом всё стихло. Павел приоткрыл дверь. Соня спала. Решимость и беспокойство на её лице сменились безмятежностью. В этот момент он увидел её по-другому: по-детски беззащитной, уязвимой, - и странное чувство шевельнулось в груди.


7.

Соню разбудил божественный аромат свежего кофе. Она вышла на кухню и улыбнулась: завтрак стоял на столе.
- Сказка! - убеждённо сказала девушка. - Всё это сказка!
Голос со сна хрипловатый, вид - немножко растрёпанный. Павел улыбается.
- С добрым утром, спящая красавица. Поешь и послушай, что я тут прикинул. Морлоки - ночные существа, поэтому инфицируют нас только в тёмное время суток. Лера вчера пыталась поцеловать меня или лизнуть, но не убить. Видимо, у них в слюне... какой-то вирус, что ли? То, что меняет людей - в слюне морлоков, вот. Как это остановить, я не знаю.
- Я знаю! - воскликнула Соня. - Я не успела рассказать, что узнала от Олежки. Морлоки пришли из другого мира, очень похожего на наш. Только там гораздо теплее. Планета богатая, полная жизни, морлоки живут в сытости и довольстве, занимаются наукой, искусством, достигли небывалых высот в технике. Одна только беда: их раса вымирает. Морлоки начали "охоту" за нами. Со временем они осмелели и стали вербовать людей, так сказать, на дому. Вот почему Олежка так боится папу и маму. Однако ночной гость обронил "коробочку со стёклышками, в стёклышках часики, часики тикают". Если остановить "часики", те люди, которые остались на Земле, даже если теперь они немножко морлоки, снова станут людьми.
Павел помолчал, переваривая услышанное, потом спросил:
- Но как мальчик-аутик смог рассказать такое?
Соня вспыхнула.
- Олежка не идиот, просто живёт в своём мире. Он видит, слышит и понимает! И может рассказать, если его правильно спрашивать. А я умею думать, анализировать и сопоставлять.
- Прости, я не подумал... Хорошо, но как остановить эти "часики"?
- Не знаю. Олежка играет с ними каждую свободную минуту, когда родителей нет рядом.

8.

Телефон зазвонил через час после прощания. Девушка с трудом сдерживала рыдания, по голосу было слышно, что она в отчаянии.
- Я вернулась, а мама ходит. А Витька заперся в комнате. Я к нему... руки...
Голос сорвался.
- Я приеду, слышишь! Сейчас буду! Где ты?
- Маршала Жукова. Остановка. Я встречу.
Павел извёлся за пять минут ожидания, и вдруг увидел его. Нельзя сказать, что этот человек пришёл на остановку, скорее - явился, как святой или призрак. На святого он не тянул, а для призрака был слишком... ярким, но никто не обратил на него ни малейшего внимания.
В сером мире обложного ноябрьского неба, зонтов и длинных одежд - в мире чёрно-белого фото - мужчина казался живым, настоящим. Он был в футболке и шортах, до черна загоревшим, кожа его словно задубела от ветра и солнца. Глаза воспалённые, губы потрескались. Одежда в сочных отметинах лета: трава, ягоды, жук, зацепившийся за рукав.
Павел моргнул, боясь, что мужчина исчезнет, но нет - он просто купил мороженое и с жадностью стал поедать.
- Паша, - услышал он шёпот. - Ты его видишь?
- Ага!
Незнакомец вскинул голову, словно пытался что-то расслышать. Губы сложились в улыбку, когда он увидел мужчину и девушку, что держались за руки и таращились на него.
- Надо бежать к Олежке, - сказала Соня, делая шаг.
Люди, как море, раздались, образуя коридор.
"Мы словно выпали из реальности", - подумал незнакомец.
- Но нам надо вернуться туда, как можно скорее. Я Павел.
- Антон.
- Соня. Помчались, ребята! Я прямо кожей чувствую, что у нас осталось слишком мало времени.
- Ага, до дождя.
- Побежали!
Конечно, они не бежали, шли быстро, как только могли. Антон говорил на ходу:
- Меня сцапали в августе. До сих пор не пойму, как удалось улизнуть. Дело в том, что когда мы попали неизвестно куда, я стал слышать внутри себя музыку. Иногда она затихала, и тогда я шёл на её зов. Мне хотелось, чтобы она гремела во мне, чтобы я пел вместе с нею. Что это за музыка? Я скажу, хотя вы можете мне не поверить. Ребёнок. Ребёнок напевал, мурлыкал себе под нос, не умолкая, не прерываясь на обед или сон. Я понимаю, такого не может быть, но всё это было.
Во мне жила музыка. Я ей повиновался. Я бродил, скрывался, подслушивал, и вот что я разузнал.
Морлоки вымирают. Да, они прекрасные мыслители, учёные, теоретики и практики. Их преследует одна беда: морлоки настолько недоверчивы, что почти всегда работают в одиночку. Но угроза исчезновения заставила их объединиться в группы. Часто, слишком часто среди учёных разгорались споры, в которых оппоненты погибали, унося в могилу все свои разработки.
Первое время морлоки пытались выращивать новых особей в "пробирке", но искусственники жили не больше года, после чего погибали, разлагаясь на глазах. Тогда учёные обратили свой взор на другие миры. Через пограничные места они похищали туземцев для экспериментов. Оказалось, что разных существ можно переделать в морлоков, но полную трансформацию способны выдержать только жители планеты Земля: они жили долго и давали жизнеспособное потомство.
После этого начался новый поиск. И снова прошло слишком много времени, пока был открыт колодец между мирами. Пять ключей от колодца получили пятеро самых влиятельных морлоков, но только один из них выжил после последнего переворота. Четыре ключа утрачены безвозвратно вместе с секретом их изготовления. Остался один-единственный ключ. Если он будет разрушен, колодец закроется навсегда. Поэтому морлоки спешат.
Они не так давно узнали, что полностью превращает людей в морлоков не только их ДНК, но и сама атмосфера. Без воздуха мира морлоков человеческий организм справится с клетками-чужаками. Пока открыт колодец они хотят отправить в свой мир как можно больше людей в начальной стадии трансформации.
Ещё они разработали новый... морлоковый вирус, способный проникать сквозь кожу человека. Они засеяли этим вирусом тучи, и ближайший дождь запустит превращение. И я понял, что должен как можно скорее вернуться назад. А где мы?
- Здесь живёт один особенный мальчик. Олежик. У него ключ. Мы должны помочь ему.
Соня слегка запыхалась.
- Погуляйте пока в подъезде. Его родители меня знают и не должны заподозрить.
- Младшенький, - позвала девушка, открывая двери своим ключом.
Олежка примчался, скандируя:
- Има! Има! Има! Мма! Мма! Мма!
Это значит, с Младшеньким сидит дядя Дима - ещё одна родная душа.
Мальчик нахмурился, потряс кулачком.
- Тикают.
- Ничего, Младшенький, мы их сломаем.
- Не ломать! Остановить! Остановить!
- Конечно, малыш. Я привела друзей. Они помогут.
- Друзья? Помогать? - личико нахмурилось, затем вновь просияло. - Друзья! Помогать!
- Ребята, входите!
Соня выглянула в подъезд и прыснула со смеху: Антон накинул Пашину куртку. В сочетании с шортами смотрелось просто блестяще.
- Сестрёнка? Кто это? Что происходит?
Встревоженный Дмитрий вышел в прихожую. Соня не ответила. Она с улыбкой смотрела, как Олежка схватил Антона и Павла за руки и потащил за собой.
- Дима, ты только не волнуйся. История прозвучит дико, но в ней все правда до последнего слова.
- Има-има! - позвал Олежка. - Тон-А! Друг! Помогать. Па-Ка. Друг. Помогать.
- Да ты сегодня не на шутку разговорился, мой юный друг, - удивился Дима.
Но мальчик уже потерял интерес к дяде. Он вытаскивал свои сокровища, напевая:
- В коробочке стёклышко, в стёклышке - часики, часики тикают. Синее стёклышко, синие часики, часики тикают. Красное стёклышко - красные часики. Часики тикают. Рыжее стёклышко - рыжие часики. Часики тикают. Белое стёклышко - белые часики. Часики тикают. Жёлтое стёклышко - жёлтые часики. Часики тикают. Зелёное стёклышко - зелёные часики. Часики тикают. Небесное стёклышко - небесные часики. Часики тикают. Сиренька-стёклышко - сиренька-часики. Часики тикают.
Когда Олежка запел, из глаз Антона покатились слёзы.
- Эта музыка спасла меня, - одними губами прошептал он.
Соня тем временем быстро-быстро говорила:
- Ты не замечал, что пропадаю люди? Ты не замечал, что твой брат стал очень странным? А что делает Младшенький? Людей превращают в морлоков. Но если мы закроем проход в другой мир, все, кого заразили, станут прежними. Извини, что так путано.
- Да, это на тебя не похоже. Надеюсь, потом ты мне всё расскажешь. Идём, там, кажется, нужна наша помощь.
- Узорчик, - бормотал Олежка, - узорчик - не тикают часики. Не тикают
- Какой узорчик, маленький?
- Помнишь, на спине Леры? - одновременно сказали Павел и Соня.
- Узорчик, - повторил Олежка, извлекая из медведя рисунок. - Такой... не такой.
- Я видел похожую штуку! - воскликнул Антон. - Да, здесь что-то неправильно... Не могу вспомнить! Понимаете, тогда это был, словно не я. Меня вела музыка.
- Точно, музыка. Олежик, спой нам свою песенку.
- Что ты придумала?
- Нам нужно сильно сосредоточиться. Представить то, что мы видели. Олежка чуткий мальчик, он сможет уловить наши мысли.
- А я?
- А ты, Дима, думай о том, как сильно любишь его.
- Может, возьмёмся за руки? - предложил Павел.
- Конечно!
- А это сработает?
- Не знаю, Антон. Больше ничего в голову не приходит. Надо попробовать, а там...
Олежка, Соня, Павел, Антон и Дмитрий образовали круг. Взрослые закрыли глаза, Младшенький продолжал напевать.
Антон мерно покачивался. Внутри него снова звучала музыка. Самая прекрасная на свете.
Дмитрий всегда любил своего такого необычного племянника, а сейчас любовь просто зашкаливала, грозя утопить их обоих.
Соня, словно чётки перебирала мысли, пытаясь найти спокойствие. Мама - тепло, дом, уют, любовь. Витька - беспокойство, отвага, горячность, любовь. Димка - старый приятель, определённость. Олежка - малыш, братишка, любовь. Паша. Кто?
Павел слушал песенку мальчика, а слышал сонное дыхание Сони в своей кровати, видел её спокойное лицо, радостную улыбку, язвительную усмешку, задорный взгляд, и чуть сжал руку девушки. Она ответила пожатием, и тогда...
Словно они перенеслись во вчера и смотрели на странную "татуировку" у Леры на спине.
Глаза взрослых накрепко зажмурены, поэтому никто не видит, что "стёклышки" парят возле лица Олежки, вращаются, кувыркаются, покачиваются, меняются местами. Мальчик улыбается новой игрушке. Напряжение растёт. Все чувствуют это: стёклышки кружат быстрее, быстрее, сливаясь в один разноцветный сияющий круг.
Затем они полыхнули ослепительно белым и словно вскрикнули на пронзительно высокой ноте.
Всё.
Конец.
Взрослые открыли глаза, мальчик повалился на ковёр, подтянул коленки к груди.
- Олежка!
- Малыш!
- Миленький, не уходи!
- Господи, мы убили его?
Антон открыл глаза. Он не хотел этого, он слушал музыку, но ему все мешали.
- Тише, - сказал он негромко. - Маленький спит. Он очень устал и теперь крепко спит.
И погладил Олежку по голове.
- Мы победили? У нас получилось? - спросила Соня.
Павлу так хотелось утешить её, но врать он не стал.
- Не знаю, - он обнял девушку, прижал к себе. - Но мы узнаем. Вместе. Ты не против?
Соня улыбнулась.
Усталые, притихшие они покидали квартиру, в которой спал особенный мальчик.
Покидали с надеждой.




Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"