Устинов Борис Геннадьевич: другие произведения.

Арские Каринские князья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О Каринских татарах и князьях, как о казаках-мусульманах.

 []
   Главный въезд в село Карино.
  
    []
   Карта-схема из повести Е. Харина "Верхняя Слобода". Каринские князья там немного упомянуты. (http://zhurnal.lib.ru/h/harin_e_a/vslo.shtml).
  
  http://istphil.udmedu.ru/arch/udm/udmurty.htm
  Арские князья:
  
  Известно, что этим именем назывались татарские владыки, повелевавшие южными удмуртами на правобережье Камы, где те составили особую податную область - Арскую даругу, центром кото-рой был Арский городок (ныне Арск). И вдруг эти арские князья появляются на Вятской земле, причем тоже в качестве князей. Только теперь они владеют уже северными удмуртами, жившими на Вятке и Чепце...
  "В лето 6997 тое же весны июня в 11 день (11 июня 1489 г.) посылал князь великий Иван Василье-вич Всеа Русии рать свою на Вятку за их неисправление князя Даниила Васильевича Щеня да Гри-гория Васильевича Морозова Попляву и иных воевод со многою силою. Они же, шедше, гряды Вятцкие взяша, а Вятчан людей к целованью приведоша, а арских князей и иных агарян к роте приведоша",- рассказывает летопись о присоединении Вятской земли к Великому княжеству Московскому.
  
  "Лето 7061 (1552) о посылке по улусом (район, селение. - Авт.). А сам государь послал по всем улусом черным людем ясачным (простой люд, который платит ясак-подать. - Авт.) жалованные грамоты опасные (охранные грамоты. - Авт.), чтобы шли к государю, не бояся ничего; а хто лихо чинил, тем Бог мстил, а их государь пожалует, а они бы ясаки платили, якоже и прежним Казань-скым царем. И прислали к государю Арьские люди челом Казаков Шемая да Кубиша з грамотою, чтобы государь их черных людей пожаловал, гнев свой отдал и велел ясаки имати, как и прежние цари, и прислал бы к ним сына боярского, хто бы им сказал царево жаловалное слово, а их събрал, понеже они со страху разбежалися, и они бы, учиня государю правду, дав шерть (присяга, клятва. - Авт.), поехали к государю". (из Патриаршей, или Никоновской летописи.) Конец цитаты.
  
  Многими авторами признается прямая родственная связь Арских князей в Приказанье и на Вятке в Карино. Если у южных князей на службе были казаки, то почему казаков, как особого военного сословия, не было у Каринских Вятских князей?!
  http://www.bibliotekar.ru/karamzin/65.htm
  Вот цитата из Истории Государства Российского Карамзина о походе на Казань в 1551г. :
  
  "Князь Юрий Михайлович Булгаков и Симеон Иванович Микулинский, Дворецкий Данило Рома-нович Юрьев (брат Царицы), Конюший Иван Петрович Федоров, Бояре Морозов и Хабаров, Кня-зья Палецкий и Нагаев предводительствовали Московскою ратию. Из Мещеры вышел Князь Хил-ков, из Нижнего Новагорода Князь Петр Серебряный-Оболенский, из Вятки Бахтеяр Зюзин с Стрельцами и Козаками. Отняли у неприятеля все перевозы на Волге и Каме, все сообщения".
  
  ЗЮЗИНЫ довольно распространённая в ХV - ХVI вв. фамилия тюркского происхождения, скорее всего, от прозвища Сюдзи - сюзле "имеющий голос" (РБС, VII, с. 582). Ещё на рубеже ХV - ХVI вв. в Твери отмечается Бахтияр Зюзин (Веселовский 1974, с. 125). Фамилия Зюзин (вариант Зюз-дин, Зязев) встречается у нас. Имя Бахтеяр перекликается с речкой и селением к западу от Кирова (Вятки) - Бахтинка и Бахта. Вероятно, здесь было владение этого воеводы и козачьего предводи-теля. "Бахтыева река" упомянута в жалованной грамоте 1553 года каринским татарам на владения: "от устья реки Чепцы до Бахтыевой реки...".
  В грамоте 1595 года упомянуто "Болотце казачье" по реке Быстрице, это в 25 км к юго-западу от Кирова. Таким образом, можно примерно очертить границы козачьих поселений на Вятке в 16в.: они располагались в ничейной зоне между территорией бывшей Вятской республики (вошедшей в состав Московии к концу 15в.) и Казанскими владениями в низовьях рек Камы и Вятки. Можно полагать, что они появились при тех же обстоятельствах, что и в других местах России: в погра-ничные земли бежали (или были поселены) разнообразные по происхождению склонные к воль-ной жизни люди. За воинские услуги Московия давала им до поры некоторые поблажки, требуя лишь формальное крещение и "русскоязычность".
  Известно, что в войнах с Казанью участвовали и Вятские (Каринские) татары. Упоминание стрельцов говорит об участии вооружённого населения Вятских городов. В самих городах в то время козаков уже не было. Их, учитывая прошлое, выселили после взятия Вятки в 1489г., частью за пределы региона, а частью в сельскую местность на южные границы средне Вятских владений Москвы. Здесь они соседили с татарскими казаками; отличия в вероисповедании делали измену маловероятной, при этом, некоторая схожесть тех и других казаков сглаживала возможные погра-ничные недоразумения (разумеется, до большой войны).
  
  
  "Ахметзян Культаси (18 век) пишет, что первый в мире казацкий
  отряд, предназначенный для охраны царского дворца, был сформирован по
  приказу кана Гази-Бараджа из одних только (бежавших от русских князей )
  заказанских гарачцев-язычников в 1229 г. После свержения
  Гази-Бараджа казаки подверглись преследованиям Алтынбека и бежали
  из Заказанья в Нукрат (Вятка), где основали город Гарья (Карино*) и
  ряд других селений (вероятно, Кошкаров, Котелной, Мукулин).
  Затем казаки-гарачцы участвовали в западных походах
  Гази-Бараджа 1238-41 гг. (имеется в виду поход монголов и булгар на Киев и Польшу).
  После нашествия Менгу-Тимура (1278 г.) часть
  нукратских гарачцев приняла православие и стала главенствовать в Нукрате.
  Гарачцы, принявшие ислам, стали называться бесерменами".
  (комментарии в скобках кроме отмеченной * - Е. Х.)
  
  Это отрывок о казаках из текста Джагфар Тарихы, опубликованного татарами, многие из них его признают в целом достоверным. В тексте упомянуто се-ление Гарья, расшифровка "Карино" - это уже на совести публикаторов ДТ. В принципе, это мо-жет быть и не так, но допустим. Там же добавлено, "и ряд других селений", очевидно, что это дру-гие известные городки на Вятке, где жили казаки. Судя по находкам оружия и оборонительным укреплениям, это, прежде всего, Никульчинское, Подчуршинское и Ковровское городища. При этом ясно сказано, что казаки были разного вероисповедания: христиане, язычники и (подразуме-вается) мусульмане.
  Выражения "Каринское княжество" у меня нет. Есть как в источниках - Каринские и Арские кня-зья, а это не одно и тоже. Впрочем, о том, что Вятка была в прошлом княжеством писал С. Гер-берштейн в 16в. Так что всё возможно. Выражения "Город Карино" у меня, насколько помню, нет, но не удивлюсь, если кем-то когда-то оно так называлось. По переписи 1926г. в Карино проживало около 3000 татар. В грамоте 1542г. перечислены Вятские города, в числе которых названо и Кари-но:
  "От великого князя Ивана Васильевича всея Руси на Вятку в Хлынов и в Слободу и в Карино и в Котельнич и на посады и в станы и волости и князем и детем боярским и всем служивым людям и старостам и сотским и десяцким и всем крестьяном моим и помещиковым и манастырским и чёр-ным бортникам и рыболовам и всем без отмены хто ни будь...".
  Карино здесь стоит ранее Котельнича, Орлов вообще опущен. В то время каринцы представляли собой значительную военную силу, участвовали в войнах с Казанью, за что получили права на земли по обеим берегам Чепцы от устья до истоков. Часть их в то время носила христианские имена, да и татарами их поначалу не звали.
  Нигде в моих писаниях нет слов, что Вятка входила в состав Булгарии. (Хотя в ДТ это подразуме-вается, но и то лишь с оговорками) Наоборот, я везде употребляю выражение Вятская республика. Но Вятка велика, и состояла из отдельных районов. Южный - наверняка был более зависим от Булгар и Казанцев.
  Вятчане в прошлом и настоящем, несмотря на этнические и конфессиональные различия, состав-ляли и составляют единую общность.
  
  В московских грамотах Арские князья названы как живущие в Карино на Вятке. Это отводит все сомнения. О времени появления на Вятке Арских князей можно спорить, как и об их происхожде-нии. У меня лично не одна версия на сегодня.
  1. Арские князья - это упоминаемые в ДТ потомки Хаддада (царского рода Дуло), жившие на Оке среди вятичей с 10в. В 12в. в связи с разгромом вятичей они перебрались в Прикамье.
  2. Каринские князья считают, что они пошли от рода некого Карабая. Князь Карабай (Харавой в тексте Конст. Багрянородного) правил в 10в. одним из племен печенегов, живших в районе к югу от Киева и в соседстве опять же с вятичами. Чуть позже эти печенеги перебрались в Булгарию, а их князья составили один из самых знатных булг. родов. Кстати, эти версии не противоречат др. др.
  Отяки - это не вотяки-удмурты, а одно из названий печенегов, в прошлом живших в низовьях Вят-ки и Камы. Вероятно, под отяками в ПСВ понимались именно они. Современные вятчане, как и русские вообще, собраны из многих народов и племен древности. Благодаря этому у нас разнооб-разный и потому жизнестойкий генофонд. Россия - империя. Точка зрения на многие острые во-просы существования России и ее народа изложена здесь http://skygrad.narod.ru/texts/tajna4.htm
  
    []
    []
   Здания бывших мечетей, ныне аптека и клуб. (Действующая мечеть имеется.)
   Отрвки с сайта http://skygrad.narod.ru/texts/skvoz_veka4.htm
   О времени и обстоятельствах поселения татар в Карино существует несколько предположений.
   1 версия. По преданиям самих Каринских татар и разысканиям Г. Касимова поселение на Вятке было основано в 1250 году булгарским князем Карабаем, отступившим со своими людьми на се-вер под ударами войск Батыя.
   2 версия. Карино основали Арские князья, участвовавшие в походе на Вятку Ордынского царевича Бекбута 1391 года. Они были оставлены здесь для закрепления победы и контроля над местным населением, дабы избежать дальнейших нападений поселившихся на Вятке ушкуйников. Однако, как уже было сказано выше, вопреки этому мнению Вятская республика не ослабела, а стала ещё более активной и независимой. Возможно также участие Каринцев в военных походах Вятчан в 15 веке.
   3 версия. Существует предание, что страна Нухрат была пожалована Иваном Калитой в качестве удела ордынцу Карабеку. Татары (булгары) могли жить здесь и ранее, при Калите они просто по-лучили документ от очередного правителя. Очень интересно, что влияние Московского правителя начала 14 века распространялось столь далеко и затрагивало северных булгар. Подобный факт объясним лишь с концепции 'ТРИ', если принять, что Иван Калита и могущественный хан Золо-той Орды Узбек одно лицо. Интересно, что в другом вариате этой версии - хан Узбек поручил сбор дани с Вятского региона Юрию Даниловичу Московскому и его брату Ивану Калите.
   4 версия. В конце 14 века Суздальские князья Василий и Семён Дмитриевичи владели частью Вят-ской земли. За помощь татар в противостоянии Москве (в походе с Ейтяком на Нижний) они дали им право распоряжаться в удмуртской земле вдоль Чепцы.
   5 версия. Татары на Вятке появились в середине 15 века вследствие зависимости от Казанского ханства.
   6 версия. (Слободского краеведа С. Серкина.) Первоначально Чуршинская крепость, как и вся Вят-ская земля населённая угро-финнами, принадлежала булгарам. В конце 12 века городок был взят русскими. Это событие отражено в сообщении 'Повести' под 1181 годом о взятии Чудского го-родка новгородцами. При этом булгары отступили, но недалеко, поселившись на 18 км восточнее в новой крепости на другом берегу Вятки (Верхнее Карино). Другими словами, по Вятке в этом месте прошла граница раздела владений между русскими и булгарами. В пользу последней гипотезы вроде бы говорит близость некоторых дат: 1181 в 'Повести', 1224 (первая княжеская могила в Карино) и появление археологических артефактов русского присутст-вия на Вятке в конце 12 века. Но есть серьёзные возражения. Во-первых, названные даты нена-дёжны. Кроме того, новгородцы, а именно они по 'Повести' взяли Болванку, не причисляли Вят-ку к своим владениям, по крайней мере, до конца 14 века. Да и булгары были мусульмане, а пото-му 'болванов' ставить не могли. И самое главное, булгарских находок 10-12 веков на Чуршин-ском городище и его округе до сих пор не было обнаружено. Каринские татары о пребывании на Чурше их предков и оставлении ими этого городка ничего не помнят, но ведут свой род от булгар бежавших от войск Батыя. Известно, что Чуршу ещё лет 200 назад почитали как место гибели вероятно близких им людей окрестные вотяки, под которыми в данном случае правильнее понимать не нынешних удмуртов проживающих в районе Карино, а потомков Вятских аборигенов, славяно-удмуртских метисов, в прошлом язычников. С точки зрения заезжих этнографов (и прочих 'великороссов') вотяками в ту пору звались, чуть ли не все сельские обитатели Вятки (подобное мнение в частных разговорах существовало у москвичей ещё в 20 веке). Это отчасти справедливо, особенно если вспомнить о вотяках в окрестностях Слободского города упоминаемых в грамотах 16 века. Со временем боль-шинство из них крестились и обрусели. Замечу, что подобное явление (добровольно-принудительной христианизации и русификации) в 16-18 веках происходило и среди Каринских татар, что видно по их именам того времени (Васил, Сенко и т. п.).
   7 версия (историка М.Худякова). В пору разгрома Булгарского царства ханом Булат-Тимуром в 1391 году, с территории Арского поля (в верховьях речки Казанки) часть булгарских беженцев с группой зависимых от князей бесермян пришла на Чепцу и образовала поселение Карино.
   8 версия. (Слободского краеведа С. Плёнкина.) В 1184 году в качестве пограничной фактории Владимирского княжества был основан Слободской город. В середине 13 века напротив его на ле-вом берегу реки Вятки был основан административный центр Золотой Орды в Арской (Вотской) земле город Ар (Карино), 'в котором на положении вассалов монголо-татар поселилась и часть булгарских феодалов'. Арские же князья, по его мнению, появились в Карино в начале 14 века по-сле соглашения князя Юрия и хана Узбека о разделе Вятской земли между Русью и Ордой (под-тверждение договора 1181 года?). При этом собираемые в качестве дани меха поступали в Орду непосредственно из Слободского. Правда, неизвестно, на чём он основывает свои предположения.
   8 версия. По предположению востоковеда Ш. Марджани, город Нократ-булгар находился на горо-дище, расположенном в бассейне реки Ахтай (левый приток Камы). После разрушения города монголами уцелевшие люди могли уйти на Вятку и основать поселение Нократ-Карино.
   9 версия. По мнению современного Ижевского историка В. Чуракова удмуртская общность сфор-мировалась к концу 1 тысячелетия н. э. в низовьях р. Вятки, - к северу от линии Арск - Елабуга и к югу от р. Кильмезь. Переселение татар и удмуртов в низовья Чепцы он относит ко второй поло-вине 15 века, когда Карабек получил от Московского князя грамоту на заселение Карино людьми, взятыми со стороны. По Чуракову родоначальник Арских князей Карабек (он же Шайх-Мансур) был выходцем из улуса Нункус Мангытского юрта (восточного соседа Казанского ханства). Со-гласно легенде в Каринском шеджере***, он бежал в Московию после ссоры с братьями. Около 1462 года (вскоре после очередного покорения Вятки) Иван Московский дал ему земли в Карино на условии несения воинской службы (и, вероятно, для противопоставления своевольным вятча-нам). (Выбор места весьма примечателен - в непоредственной близости от Слободского города, предполагаемого нами центра Вяткой республики. Историк, кстати, считает, что окончательное подчинение Вятки Москве состоялось только в 40-х годах 16 века.) Поселение стало зваться удмуртами Кара-гурт - поселение Кара. По-русски - Карино. Из жало-ванных грамот начала 16 века следует, что их владения были расширены вдоль всего течения Чеп-цы. При этом в грамоте 1510 года читаем: 'Звати ему (князу Девятьяру) в те деревни к себе жити людей из зарубежья, а не из моей вотчины великого княжества'. В грамоте 1542 года: 'По сей нашей грамоте из Казанских мест Казанских людей, которые похотят вотяки и чуваша идти житии на Вятку на моё великого князя имя, и тем Арским князем тех Казанских людей вотяков и чуваш призывати вольно, за которого Арского князя жити, за тем и живёт'. Этим фактом пере-манивания людей из Арской земли, он объясняет происхождение имени Арских князей.
   Так было положено начало формированию территориальной группы удмуртов ватка (т.е. удмур-тов, живших в Вятской земле; удмуртов-вятчан), которую составили выходцы с Нижней Вятки, принадлежавшие к родам Дурга, Сюра, Чабъя и Чола, расселившееся постепенно вдоль всей Чеп-цы. При этом вят - древнерусское 'больше', вятший - большой, то есть Вятка - означает большая (великая) река. Вместе с удмуртами на Вятку перешла и часть бесермян (в источниках чуваша).
   Отрывок из работы В. Чуракова:
   'В решении этой проблемы руководящее значение имеют данные сохранившихся генеалогических росписей (тат. ш???р?(-л?р)) потомков каринских арских князей, которые в той или иной мере на-ходят подтверждение в других исторических источниках. В этом отношении первостепенное зна-чение мы отводим информации, содержащейся в вводной части одного из наиболее полных шед-жере Кара-бека, копия которого, снятая в 1895 г. башкирским историком Р. Фахрутдиновым, хра-нится в настоящее время в архиве Санкт-Петербургского отделения Института Востоковедении, а также в родословных росписях, составленных на русском языке во исполнении вышеупомянутого указа Екатерины II от 1784 г., хранящихся в фондах Государственного архива Кировской области.
   Итак, согласно родословным росписям, потомки каринских арских князей - составители шеджере - указывали в качестве своего родоначальника некоего Кара-бека сына Канбара. Кочевья послед-него якобы располагались близ р. Ак Идель (Белая). Рассорившись, как говорится в вышеуказан-ном шеджере, со своими старшими братьями, Кара-бек прибыл 'к Ивану Калите, старому Ивану, царю Ивану Васильевичу' (в тексте: 'Калталы Иван, карт Иванга, сар Иван Вачилийг? килеп'), который и пожаловал его 'Нукратской землей' (в тексте: 'Нократ йирен бирг?н'). С последней потомки Кара-бека кормились и несли службу до князя Бичуры (в тексте: 'Ул ярлыкап бирг?н яр-лыкашны бабамыз Бичура бикк? тигр? в? ашаганлар') Вот, в общем-то, вся информация шедже-ре, относящаяся к обстоятельствам появления арских князей на Вятке, справедливость которой нам удастся подтвердить, если мы сможем обосновать реальность Кара-бека как исторического лица и правильно интерпритируем лаконичное сообщение шеджере об обстоятельствах его пожа-лования 'Нукратской землей'.
   Косвенным подтверждением тому, что Кара-бек был вполне реальным человеком, помимо самих родословных росписей может служить удмуртское название центра вятских арских князей - Кари-но, которое удмурты называют Карагурт, т. е. 'селение (гурт), основанное человеком по имени Кара'. Собственно удмуртскому названию указанного населенного пункта и обязана своим суще-ствованием его русская форма - Карино (ср. например: удм. Кычагурт ~ рус. Кычино, удм. Якша-гурт ~ рус. Якшино и т. п.). В связи с этим, безусловно, следует признать беспочвенным стремле-ние некоторых исследователей, игнорирующих наличие удмуртского варианта топонима, объяс-нить русское название отражением удмуртского кар-ин(ты) 'место городища'.
   В свою очередь, татарское название селения - Нукрат - никоим образом не связано с персидским noqr? (серебро), как это хотелось бы видеть автору вводной части шеджере и некоторым ученым. Карино, расположенное в непосредственной близости от р. Вятки у каринских арских князей вполне естественно получило название от соответствующего гидронима (тат. Нукрат [йылгасы], буквально 'Новгород[ская река]').
   Значительные затруднения в истолковании у исследователей вызвала фраза шеджере 'пришел к Калталы Ивану, старому Ивану, царю Ивану Васильевичу', которая, в случае верной интерпрета-ции, может служить прямым указанием времени перехода Кара-бека на русскую службу. В свое время, комментируя эту фразу М. А. Усманов посчитал, что здесь упомянуты имена Ивана I Кали-ты и Ивана IV Грозного. Из этого он сделал вывод, что поскольку одновременно обоим русским князьям Кара-бек служить не мог, то в приведенной фразе следует видеть 'анахронизм', свиде-тельствующий о неоднократной смене 'нукратскими князьями из татар' своей политической ори-ентации (переходе то на русскую, то на татарскую стороны).
   Более определенно, ориентируясь главным образом на упоминание в шеджере прозвища Калталы ('с мешком'), о переходе Кара-бека на русскую службу во времена правления великого князя Ива-на I Калиты писал Р. Н. Степанов. С этим, впрочем, невозможно согласиться уже в силу того, что Кара-бек не мог жить в первой половине XIV в. Этот вывод следует из данных родословных, а также эпитафии Сейтяка Алисуфова - единственного каринского арского князя даты жизни и смерти которого нам известны - 1493-1553 (согласно эпитафии он умер в возрасте 60 лет в 960 г. х.). Если взять средний показатель сменяемости поколений в 30 лет, то окажется, что прадед (sic!) Сейтяка - Кара-бек мог жить лишь в пределах XV в. Кроме того, в тюркском мире прозвище Кал-талы, данное впервые великому князю Ивану I (до 1296 - 1340), закрепилось впоследствии, оче-видно, и за его потомками. Так, в 'Дафтар-и Чингиз-наме' Иван IV также именуется Джуан Кал-талы, следовательно, это родовое прозвище могло применяться и по отношению к еще одному великому князю, потомку Ивана I и одновременно сыну Василия - к Ивану III Васильевичу (1440-1505). На наш взгляд именно этот великий князь мог пожаловать Кара-бека землями близ Чепец-кого устья.
   Документально зафиксирован переход в середине XVI в. каринских арских князей на сторону кня-зей Арска (например, 'государев изменник' князь Явуш - правнук Кара-бека - был активным уча-стником обороны Казани и Арской земли в период казанской войны 1552 г.). В последующем по-томки Явуша, по каким-то причинам помилованного Иваном IV, получили поместья во многих селениях Казанского уезда. Крупнейшим пожалованием явилось закрепление в 1582 г. за князем Бегишем Яушевым сыном Терсинской волости (современный Агрызский р-н РТ)'. Конец цитаты.
   Как это можно прокомментировать? Если перевести прозвище 'Кал-талы' как мешок с глазами, то возможным происхождением такого странного прозвища может быть пристрастие его носителей (и их приближённых) к сокрытию своих лиц под масками, - в простейшем случае это мешки с прорезями для глаз. Подобная практика наблюдалась при Иване Васильевиче 4-ом, в частности, во время карательных акций его опричников. В такой трактовке, вероятность участия Ивана Калиты в судьбе Каринских татар становиться более реальной. Замечу, что обычай одевать на голову ме-шок во время военных акций существовал у монголов ещё во времена молодого Чингисхана. Та-ким путём скрывали свои лица при неблаговидных разбойных набегах на соседей и родственни-ков.
   В шеджере были перечислены важнейшие моменты в истории Каринских князей: первое пожало-вание земель от Ивана 1-го Калиты, второе пожалование от Ивана 3-го Старого (в 1489 году он пожаловал Арских князей, отпустил в свои земли), и третье - от Ивана 4-го в 16 веке в период войны с Казанью (время составления данного документа и процветания Каринских князей). В та-ком раскладе гипотеза Чуракова о прибытии татар на Вятку в 1462 году повисает в воздухе. Тот факт, что помимо 16 века в Карино не обнаружено татарских каменных надгробий из дорогого привозного материала, говорит, что тамошние князья были достаточно богаты только в опреде-лённый период. Московские цари раздавали щедрые пожалования земель и деревень, так как были заинтересованы в их службе и верности в виду упорной борьбы с соседней Казанью. В этом отно-шении характерно зеркальное отображение Каринских топонимов к северу от Никульчино: Карино (Карагюрт) - Корюгино; Девятьярово - Девятьярово; Митюково - Митино; Кокорь - Кокори. Плюс, сопровождающие их вотские топонимы: Кассины, Семаки, Барамзы, Вотское. В настоящее время в названных селениях живут в основном русские.
    []
  Холм возле Вехнего Карино, здесь по преданиям была крепость, но раскопки пока ничего не дали.
  
   Очень странно, что многословная Джагфар Тарихы о Каринских князьях на Вятке МОЛЧИТ. Лишь в комментариях упомянуто Карино-Гарья, как поселение казаков-мусульман.
   "Ахметзян Культаси (18 век) пишет, что первый в мире казацкий отряд, предназначенный для охраны царского дворца, был сформирован по приказу кана Гази-Бараджа из одних только заказанских гарачцев-язычников в 1229 г. После свержения Гази-Бараджа казаки подверглись преследованиям (нового кана) Алтынбека и бежали из Заказанья в Нукрат (Вятка), где основали город Гарья (Карино) и ряд других селений".
  
  
   Грамота 1547г. []
  
  
   В своей книге "Тайны земли Вятской" краевед из Слободского С. П. Серкин высказал предположение, что Чуршинское городище на Вятке было замком Арских Болгарских князей, владельцев округи.
   Доступные сведения по археологии Чуршинского городища (изучено всего 150кв.м. пло-щади) говорят следующее: крепость существовала в 13-14 веках. Во второй половине 14в.она была перестроена, - ограда из частокола была заменена на срубные двухярусные клети с тремя башнями квадратной формы (подобная конструкция и на др. Вятских городищах той поры). О принадлежности арх. находок прямых данных нет. Надо заметить, что вид укреп-лений городов и отчасти вооружения русских и булгар почти не отличались. Различия на-блюдаются в керамике и украшениях, но воины и князья сами ничего не изготовляют, а пользуются предметами тех народов, среди которых живут. Правда, Чуршинское городище отличается от всех остальных на Вятке, его устройство имеет сходство с протобулгарскими (эскарпы, округлая форма, расположение на вершине холма). В 15в. жизнь на Чурше, вроде бы, продолжалась, но верхняя часть культурного слоя Чуршинского городища (как и Ни-кульчинского) частично утрачена ввиду перекопки кладоискателями, пахотой и устройст-вом на нем кладбища в 16в.
   О месте захоронений обитателей Чурши 13-15 в. сведений нет. Могильник у подножия холма относят к сер. 1 тыс. С другой стороны, в Карино нет захоронений князей ранее 16в. Если Арские князья жили на Чурше, то где их могилы? Или археологи что-то скрывают, или захоронения находятся внутри холма. Не случайно С. Серкин ратует за изучение внут-ренности его современными электронными методами. Там вполне могут быть пустоты, шахты, ходы, склепы.
   Сообщение 1379г. о походе вятчан в Арскую землю - "Вятчане (зимою) ходиша ратию в Арскую землю и избиша разбойников ушкуйников и воеводу их Рязана изымавше убиша", - можно трактовать различно. Татищев, напрмер, считал, что упомянутые вятчане и ушкуйники - это одно и то же. То есть ушкуйники-вятчане ходили на Арских татар в низовьях Камы и Вятки, но были избиты. Е. Х. считает иначе: Вятчане, жители города Вятки (отождествленной с городищем в устье Моломы), напали на ушкуйников поселившихся в Арской земле (это территория в устье Чепцы вокруг Чуршинского городища) и избили их. Местом поселения ушкуйников могло быть как раз Чуршинское городище или Никульчинское. Рязан может означать не имя, а принадлежность к мусульманской вере - резаный, обрезаный. Резанцами называли перешедших в ислам. (Отсюда, кстати, название города Рязань, в домонгольские времена город имел другое название и даже местоположение.)
   С событием 1379г. Е. Х. связывает перемену ситуации в этой части Вятки: свержение власти князей и установление республиканских начал, и, как следствие, появление Карино - отдельного мусульманского анклава. В ДТ сказано, что гарачцы-христиане со временем взяли верх над мусульманами и язычниками. Неясно только, кто после этого жил на Чурше и до каких пор. Представить все в деталях трудно. Важно определиться, до какого времени Чурша была княжеским замком, и какие отношения были между князьями и ушкуйниками в 14-15 ве-ках.
   Этот вопрос самый сложный из-за недостатка информации. То что есть противоречиво.
   На момент взятия Арской земли в 1489г. "аряне", под которыми понимают Арских князей, не являлись христианами, известно, что их привели к "роте", а не "крестному целованию" - присяге на верность Московскому правителю. Вместе с тем, среди имен первых князей в родословной записи Каринцев есть христианские имена.
   Разумеется, есть вероятность, что после 1379г. князья вернули себе крепость, просто об этом нет сведений. То, что арских князей вывели с Вятки вместе с другими вятчанами, сви-детельствует о том, что они были в гуще событий той поры. В конце 15в. Москвой приме-нялось в походах огнестрельное оружие. У подножия Чуршинской горы была найдена руч-ная пищаль. Возможно, это артефакт осады крепости Московским войском и пленения Арян. Спустя время их отпусти "в свою землю", но запретили селиться на Чурше...
   Представить все в деталях трудно. Важно определиться, до какого времени Чурша была княжеским замком, и какие отношения были между князьями и ушкуйниками в 14-15 ве-ках. Для прояснения ситуации нужны дополнительные факты.
  
   Родословная Каринских князей (http://www.sloblib.narod.ru/1997/akt1.htm ):
    []
  
   Упомянутое Олексеевское озеро расположено между Слободским и Первомайским. Если принять, что когда-то Арские князья жили на Чуршинском городище, то становится понятна их претензия на озеро на правом берегу Вятки - Карино далеко от него, более 10км и на др. берегу. О др. владениях Каринцев на правобережье мне неизвестно, - кроме того, что у них были дворы в г.Слободском, - узвестно из грамоты 1522г. Жалованных грамот князьям довольно много: 1462, 1504... И, несмотря на них, князей лишили звания. Вряд ли это недосмотр. Скорее умысел. Он объясним в том случае, если Российские власти опасались конкуренции, выяснения истинного происхождения Арских князей. А оно может идти от правителей Третьей Руси - легендарной Арсании, отождественной Уховым и Хариным с Вятичской землей, простиравшейся в лучшие времена от верховий Оки до Камы и Урала.
  
   Е. Х. считает, что Арских князей можно отождествить с потомками Мер-Чуры - первого тархана Нукрата-Вятки по Джагфар Тарихы, якобы, принявшего исламскую веру еще до монголов. Одна-ко, по мнению Е. Х., это произошло позже, уже в 14 в. в период хана Узбека. Нельзя исключить двоеверие князей вплоть до 16 в. Об этом свидетельствуют христианские и немусульманские име-на некоторых каринцев: Матвей, Иванец, Третьяк, Беляк, Москов и др. Есть вятская фамилия Чураков, Чурин, Чуршин, которые могут быть связаны с Чуршиным город-ком и упомянутым в ДТ именем Нукратского правителя (князя) Мер-Чура.
   Родоначальником рода Каринских князей Девятьяровых является князь Девлетьяр Мухаметказы-ев, которому в 1509 г. были пожалованы земли по р. Чепец. Сыновья Девлетьяра Иванец и Матвей в середине ХVI в. были жалованы поместьями по р. Вятка в деревнях Шептяковской и Желтяков-ской. (Вероятна связь с вятскими фамилиями Желтухин-Житлухин). В списке донцов есть также фамилии Чемордвинов и Ушеков, которые можно сопоставить с каринскими бесерменами Ше-морданов и Ужегов (в последствии русские фамилии Ожегов, Изегов). Поселение Карино можно рассматривать как казачье, - казаков-мусульман. Думаю, никто не станет спорить, что такие были. Кстати, последний раз слово "ушкуй" упомянуто в 16 в.: на ушкуях в ту пору ходили астраханские татары. С завоеванием Вятки Москвой, каринцам, как необходимым союзникам, дали привелегии, но после разгрома Казани почти все отняли, многие из них разбрелись на восток и юг, оконча-тельно утвердившись в мусульманской вере, явно рассматривая ее как противовес праваславию русских.
   Родословие князей Деветьяровых подтверждается дозором начала 17 века, где они еще сохранили статус князей (мурз).
   505 стан Каринской а в нем князи и тотаровя и чюваша и отяки
   погост Больщей
   во дв князь Кадыш Матвеев во дворе князь Кулыш Матвеев пашни за ними паханные ... да в нижнем погосте за нимиж
   505об да за нимиж Кулыщем и Кадыщем в Чепецком стану на усть Чепцы речки деревня Деветья-ровская во дворе половники их Елка Шантявин во дв Федотко Шантявин пашни ...
   в Большем же погосте 506 во дв князь Кибикей Иванов пашни ... да за ним же Кибикеем в Чепецком стане деревня Ва-сильевская Юрчакова на Броховке во дв Гаврилко Вшивков да сын его Петрушка пашни ... 507 тотарина Бакшеева сбежал в казанской уезд во 114-м году погост нижней на речке на Хозошке во дв князь Зинглыч Исупов во дв половник Полушкин 507об половники Царев 508 в Нижнем погосте тотарин Кримко Алев
   да в Нижнем погосте князь Салтан Сейтяков двор пуст татарина Урачка Салтанова Урачко збежал безвестно во 122 году 508об половник Суслов 509 в Нижнем погосте князь Бузунак Хилялов князьЯрослан Хилялов тотарин Бузуначко Хилялов в Нижнем погосте князь Янмурма Хазесеитов
  
   Сказано уже всего много и достаточно. Повторять зады промосковской "исторической науки" в наше время скучно. Почитайте хотя бы "филькину грамоту", присланную из академии истор. наук по вопросу "обоснования" переименования Кирова в Вятку. Это все байки для простаков, в них люди века Интернета не верят.
   Официальная Вятская история сводится к тому, что в 12 в. на Вятку прибыли набожные новгород-цы, разогнали чудь с вотяками, и стали поживать, да добра наживать. Просто и понятно даже кре-стьянам 17 в. Но эта простота хуже воровства. Понять нашу региональную историю без пересмот-ра всей истории России невозможно. Книгам выпущенным с 1930 до 1990г. верить вообще нельзя. Остальным - через одну. Реальная история России еще не написана. Мифы и политика и награмо-ждения Лжи.
   Недавно еще Вятку причисляли к владениям Суздальских князей, но теперь стало видно, что они у нас только скрывались и не больше того. Грамоты 15в. о передаче Вятки от одного князя др. су-ществуют только в списках 16-17 в., - задним числом могли состряпать что угодно.
   В приведенной выше странице под одним 1489годом, но в разных строках, указаны даты присое-динения к Московии Вятки и Арской земли. Об отдельном походе в Арскую землю сведений нет. Зато в некоторых летописях вместе с выведенным с Вятки населением названы арские князья, позже отпущенные домой. Отсюда видно, Арская земля - восточная часть Вятки, - вблизи Мику-лицына и Слободского-Кошкара. Именно сюда был поход 1489г. Князья у нас были и есть свои, по знатности не хуже Киевских и Московских. Другое дело, что их обошли, затемнили и в последст-вии отнесли к татарам. Даже из выхолощенной книги можно извлечь пользу. Всем неверующим рекомендую побывать на Чуршинском городище, это не сложно. Многое там можно почувствовать и начать мыслить по-новому.
  
  
   Из статьи П.М. Сорокина 'Арские князья в Карине'
  (Памятная книжка Вятской губернии на 1897 г. Вятка, 1896)
   'Карино - название группы деревень Ярославской волости Слободского уезда, насе- ленной татарами. Это исторический центр всего татарского населения северной части Вят- ской губернии и крупнейшее здесь инородческое селение. Оно находится в 12 верстах от города Слободского. Каринцы играли когда-то небольшую самостоятельную роль, как подручные Мос- ковского князя в борьбе против Казани. Но их значение еще этим не исчерпывается. Их происхождение - загадка и привлекает любопытство тех, кто ознакомился с историей и археологией края.
   Для исследователя древнейшей истории Вятского края каринцы интересны в том от- ношении, что некоторые данные связывают их, 'арских князей', по крайней мере,- с госу- дарством волжско-камских болгар. Именно, каринцы-князья представляются наследниками власти предполагаемых бол- гарских властителей. Однако где бы могла находиться их резиденция на Вятке? У вотяков имеется предание о том, что на месте Хлынова была их 'бадзым куала' - шалаш для общественных молений всей окрестной воти. Если Хлынов был центральным пунктом у воти, то естественно ожидать, что где - нибудь поблизости должна быть и резиденция болгар. Ведь если они были посредниками при сбыте вятскими инородцами мехов, вообще при торговых сношениях их с другими народами, то должны были иметь опорные пункты в их стране; но мы видим, что на Чепце можно допустить и их постоянное проживание, а следовательно постоянная болгарская резиденция, городок, должна бы была существовать и близ центра воти - хлыновских селений. В самой Вятке нет уже остатков такой древности, да не было и преданий, следова- тельно болгаре жили где-нибудь вблизи. Чижевское и Наговицынское городища в 2-4 вер- стах от нея - очень малы, остается Микулицын. Во первых, этот городок назван инородческим Чудь-Болванским и действительно суще- ствует в виде развалин, а во вторых, по важности своего положения над устьем реки и пре- красными лугами, он был необходим для всякого обладателя местности, будь то чудь, болгаре или русские. Мне кажется, записанное в XVII веке предание (имеется в виду Повесть о стране Вятской) подтверждает нашу догадку, но должно быть, искаженно'.
   Примечание. Сорокин обходит существование Чуршинского городища, хотя именно оно по виду заметно отличается от всех иных на Вятке и более походит на замок князей. С толку его сбило упоминание в ПСВ "чудского болванского городка" применительно к Никульчинскому городищу. По мнению Е. Харина, выражение "болванской" можно отнести к городку Микулицыну, в котором был центр культа статуи-болвана св. Миколы. Тогда "чудской" - это как раз и есть Чуршинское городище. То есть, в явно фальсифицированном источнике - ПСВ - соединили в одно два разных, но соседних города древности. Судя по преданиям, эти города-крепости одно время враждовали, затем Никулицкие богатыри победили Чуршинских.
  
  
   Родословие арских князей в XVI в.
   В. В. Низов
  
   Самое раннее упоминание вятских арских князей в памятниках письменности относится к 1489 г., когда московские воеводы, завоевав Вятскую землю, 'самихъ Вятчанъ къ целованию приведоша, а Арянь къ роте приведоша', после чего вятчан и арских князей доставили в Москву, где 'Арскихъ князей пожаловалъ князъ великый, отпоустилъ въ свою землю...'1. Архангелогородский летописец уточняет: 'И писалися вятченя в слуги великому князю' Ивану III2. В этом и заключается суть великокняжеского пожалования: арские князья перешли на московскую службу, предотвратив, тем самым, разорение московской ратью своего небольшого государства3.
   Арские татары жили (и многие из них ныне живут) вокруг крупного населённого пункта Карино, отчего и прозываются с XVII в. 'каринскими'. Карино расположено в нижнем течении р. Чепцы, левого притока Вятки, в 23-х км к юго-востоку от г. Слободского и в 20-и км от устья Чепцы. В XVI в. Карино, сохраняя автономное управление, входило в состав Хлыновского уезда. Под названием 'Карино' понимается ряд селений: Ильясово, Арасланово, Абашево, Касимово (относятся к Нижнему Карино), Девятьярово, Митюково (входят в Верхнее Карино). В трёх километрах от Карино находится д. Шамарданово, где тоже жили (и живут) татары. Они также населяли деревни Кокир и Боронский.
   Ещё в конце XIX в. было высказано наблюдение, что арские (каринские) татары 'имеют фамилии, и это отличает их от татар казанских и уржумских, которые фамилий не имеют'4. Ныне данная мысль обрела научное обоснование: 'Татарские фамилии причепецкого края отличаются от фамилий татар других местностей: они узаконены искони, т. е. как и у русских, у них утверждена одна фамилия в родстве, которая передаётся по наследству'5. Указанная особенность чепецких татар (в том числе и каринских) позволяет реконструировать их родословную, прежде всего потомков местных княжеских родов. Первая попытка выяснить генеалогию некоторых фамилий арских (каринских) князей принадлежит Ф. Корнилову и А. Спицыну6. П. Сорокин, в отличие от предшественников, привлёк наряду с известным в конце XIX в. актовым материалом и фольклорные источники, что позволило ему расширить список княжеских арских фамилий7. Как видно, изучаемая тема не подвергалась специальному исследованию. К тому же круг актовых документов за последние годы стал более (чем ранее) представительным.
   По родословной XVIII в. население Карино связывало своё происхождение с тремя князьями (биями): Девлетьяром, Касимом и Кара-бием. Потомки Девлетьяра (Девятьяровы) жили в Верхнем Карино, часть потомков Кара-бия (Сетяковы, Бузиковы, Арслановы) - в Нижнем Карино, а другая (Зянчурины, Байшихины, Дуняшевы, Долгоаршинные) - в Ильясово, потомки Касима (Касимовы) - в Нижнем Карино8. По сведениям П. Сорокина, у каринских князей 'старейшая фамилия Касимовы'9.
   18 декабря 1510 г. Василий III 'пожаловал есми Девлечяра Магмет Казыева сына. Что за ним наше жалованье в нашей отчине на Вятке в Хлыновском уезде в Чепетском стану ловля Ивановская Оникиева да деревня Васильевская Юрьчакова, и те де их деревни запустели; да за ним же де жили наши люди чюваша на Якимцове и на Иштиникове.
   И ож будет так, и яз, князь великий, пожаловал Девлечяра: звати ему в те деревни к себе жити людей из зарубежья, а не из моей вотчины великого княжества. И кого к себе Девлечьяр в те деревни призовет жити людей, и тем людем не надобе моя великого князя дань до письма, доколе Вяцкую землю писцы наши опишут.
   А наместницы наши хылыновские и их тиуны кормов своих у них не емлют до письма. А кому будет чего искати на Девлечьяре или на его приказщикох и на его слобожанех, ино их судит наш наместник хылыновский сам, а тиун его их не судит'10.
   Из текста грамоты следует, что 'ловля' И. Оникеева и деревня В. Юрчакова были пожалованы Девлечяру Магмет Казыеву сыну еще до 1510 г., но к декабрю того года их поместные дачи запустели и Василий III разрешил 'звати ему в те деревни к себе жити людей из зарубежья'. В начале XVI в. 'зарубежным' для Вятки могло быть, как верно подметила М. В. Гришкина, лишь территория 'соседнего Казанского ханства'11.
   Обращает на себя внимание то обстоятельство, что пожалованные до 1510 г. Девлечяру деревни принадлежали до 1 сентября 1489 г. вятским 'сведенцам': 'ловля' - Ивану Оникееву, одному из трёх последних 'земских воевод', повешенному в Москве в конце 1489 г. по приказу Ивана III12, а деревня - Василию Юрчакову, вятскому землевладельцу периода независимости.
   Кстати сказать, другое владение В. Юрчакова власти передали Хлыновскому Успенскому монастырю. В дозорной книге 1601 г. на основе дозора 1595 г. отмечена в Спенцынском стану Хлыновского уезда 'деревня, что была пустошь Васильевская Юрчакова'13. В списке дозорной книги 1615 г. указана та же самая 'деревня, что была пустошь Васильевская Юрчакова'14. Список писцовой книги 1628 г. зафиксировал смену топонима: 'Деревня Празниковская, и Васильевская Юрчакова тож'15. Тот факт, что в поместном владении Девлечяра находились две деревни вятских 'сведенцов', один из которых был последним вятским земским воеводой, главным 'коромольником' Москвы, а другой - известным на Вятке земледельцем, позволяет догадываться, что Казы/Газы (дед Девлечяра) занимал среди арских князей ведущее положение и получил это великокняжеское пожалование ещё в конце 1489 г. после казни И. Оникеева, ибо летописи прямо говорят, что доставленные в Москву арские князья были не только приняты на московскую службу, но и получили какое-то пожалование. К Девлечяру деревни 'сведенцов' перешли, скорее всего, после смерти его отца Магмета Казыева сына, которого он сменил на великокняжеской службе.
   Жалованная несудимая грамота Василия III каринцу Девлечяру от 20 сентября 1520 г. называет наследников последнего: 'Се яз, князь великий Василей Иванович всеа Русии, пожаловал есми татарина Довлечьяра Магмет Казыева сына да его детей Семенца да Иванца на Вятке половиною Карина, арян, татар и вотяков, что было за Шептяком за Агзяновым сыном да за его детми, да за Шептяковым братом за Момачем, да за его сыном за Шагабам, опричь другие половины, что за Тахтамышем да за Тонешом, со всем по тому, как была та половина за Шептяком да за его братом и за их детми'. Далее определялся судебный и фискальный иммунитет. На обороте грамоты 18 июня 1534 г. московский дьяк Фёдор Мишурин удостоверил, что Иван IV 'по сеи грамоте пожаловал Семенца да Иванца Девлечьяровых детей на Вятке половиною Карина, арян, татар и отяков, что было за отцом за их и за ними, со всем по тому, что в сей грамоте писано, сее у них грамоты рушити не велел никому ничем. А наместником хылыновским и их тиуном и всем пошлинником у них ходить по тому, как в сей грамоте написано'16.
   Ещё один сын Девлечяра упоминается в жалованной грамоте от 24 января 1551 г. Это - 'Матвей Девельяров', имевший (на паях) 'вверхъ Чепцы оброчные бобровые реки и озера на Чепце'17. В марте 1553 г. Иван IV 'пожаловалъ есми Вятчанъ, Арскихъ князей, Ивана да Матфея Деветьяровыхъ'. Царское пожалование им выразилось в том, что Иван получил за службу бобровые реки и озёра на Чепце реке в Хлыновском уезде, 'выть' (долю) 'по старине' умершего к этому времени старшего брата Семена, а Матвей добился подтверждения прежней грамоты на его бобровую 'выть', которая сгорела 'въ Слободскомъ городке'18.
  20 января 1556 г. Иван IV пожаловал 'Вятскихъ князей Матфейка Деветлиярова да Шомайка Казыева' и приказал выдать им подтвердительную жалованную грамоту, взамен сгоревшего в Слободском акта Василия III на слободские деревни Шептяковская и Желтиковская19. Ныне этот документ Василия III (1505 г. октября - 1503 (?) г. декабря) 'вятским князьям' М. Деветлиярову и Ш. Казыеву на д. в Слободском уезде обнаружен в архиве20. По всей вероятности, Матвей Девятьяров и Шомай Казыев - родственники: первый - племянник второго, отцом которого был Казы/Газы. Как видим, актовые материалы зафиксировали следующих представителей рода арских (каринских) князей Казыевых-Девятьяровых, проживавших во второй половине XV-XVI вв.:
   Казы/Газы (вторая половина XV в.),
   его сыновья Магмет (конец XV-XVI в.) и Шомай (уп. между 1505 г. и 1533 г. и 20 января 1556 г.), внук Девлечяр Магметов сын (уп. 18 декабря 1510 и умер до июня 1534 г.),
   правнуки Семён (уп. 20 сентября 1520 г. - умер до марта 1553 г.), Иван (уп. 20 сентября 1520 г. и в марте 1553 г.) и Матвей (уп. 24 января 1551 г. и 20 января 1556 г.).
   Девлечяр Магметов сын дал своим потомкам фамильное прозвание Девятьяровых.
   Отмеченный в акте от 20 сентября 1520 г. факт владения обоими 'половинами' Карина, одна из которых (принадлежавших прежде Шептяку Агзямову сыну и детям, его брату Момачу и сыну последнего Шагабу) перешла в собственность князю Девлечяру Магмет Казыеву сыну и его сыновьям Семёну и Ивану, а другая 'половина' осталась у Тахтамыша и Тонеша, можно расценить как косвенное удостоверение княжеского статуса каринцев Шептяка Агзянова сына, его детей, брата и племянника, а также Тахтамыша и Тонеша. В таком случае реконструируется следующая фамильная линия:
   Агзян (живший, очевидно, во второй половине XV - начале XVI в.),
   сыновья Шептяк (уп. 20 сентября 1520 г.) и Момач (уп. 20 сентября 1520г.)
   и внуки (от первого сына не названы по имени) и Шагаб Момачев сын (уп. 20 сентября 1520 г.).
   Предки и потомки Тахтамыша и Тонеша источникам не известны. Думается, что Казы/Газы (дед Девлечяра) и Агзям (отец Шептяка) находились в числе тех арских князей, которые в конце 1489 г. поступили на московскую службу и получили от Ивана III великокняжеское 'жалование'.
   6 мая 1542 г. Иван IV предоставил 'с Вятки' арским князьям Сяйтяку Алисуфову, Касыму Газыеву и Шеисламу Мурзеитову право 'на мое великого князя имя вольно' призывать 'из казанских мест казанских людей, которые похотят вотяки и чюваша идти жити на Вятку' и разрешил тем, которые старые 'вятцкие каринские вотяки и чювашене ходят в казанские места своего полона жон и детей окупати, да откупит жону и дети, приходят опять на Вятку жити'21.
   Важные сведения для родословия данной ветви арских князей донесла до нас грамота от 23 марта 1544 г. Акт адресован 'на Вятку в Слободу Сеитяку Алисуфову', а основанием для его написания явилась челобитная 'арского татарина Кайсыма Казыева' (он же, по майской 1542 г. грамоте, Касым Газыев). Из текста следует, что великокняжеский писец Григорий Коробьин дал 'на оброк отцу его Газыю Шахмансурову да Алисуфу Алееву, да Малышке Олешину, да Мурсеитю Ильясову' бобровые ловли. 'И как де отцов их не стало, и теми де реками владели после их отцов своих дети их Касым Газыев, да ты, Сейтяк Алисуфов, да Аруслан Мурсеитов, да Чюра Малышкин по ся места повытно, на четыре жеребья, как было за отцы...' Однако зимой 1543/1544 г. Сейтяк Алисуфов получил обманом новую великокняжескую грамоту, в которую, по его навету, четыре жеребья были переделены на пять долей, из которых К. Газыеву, А. Мурсеитову и Ч. Малышкину досталось каждому 'по жеребью', а С. Алисуфову и его сыну Исупу (не имевшему ранее здесь 'выти') - 'два жеребья'. Иван IV повелел ведать 'на четыре жеребья по вытно по старине, по тому же, как те реки и угодья отданы отцы ваши'22, что лишало Исупа Сейтякова сына права самостоятельного пользования долевым участком. 'Кайсам Газыев' обозначен также в грамоте от 24 января 1551 г.23
   28 января 1551 г. была составлена указная с прочетом грамота Ивана IV 'на Вятку, в Хлынов и в Слободу', по поводу челобитья 'арских татар Сейтяка Алисуфова и в детей своих место, да Кайсыма Газыева и в брата своего место'24.
   Ещё 20 июля 1548 г. Иван IV 'пожаловалъ есми Арскихъ князей с Вятки, Шаислама, да Нураслама, да Дюняша, да Агиша, да Муртузу Мурсеитовыхъ детей'. В челобитной братьев Мурсеитовых говорилось, 'что де у нихъ былъ братъ Муса', которого во время боя 'полонили Казанские татаровя, и былъ де онъ в полону двенадцать летъ'. Когда братья находились в казанском походе с воеводой князем Василием Семёновичем Серебряным, Шаислам и Муртаза 'поимали' в бою вятчан с казанцами 'татарина Беляка, имянного человека' и доставили его в Москву25.
   Действительно, в апреле 1545 г. Иван IV повелел армии 'Семена Ивановича Пункова съ товарищи' идти к Казани 'легъхкымъ деломъ въ струзехъ, съ Вятки послалъ воевод своихъ х Казани же князя Василия Семеновича Серебряного съ товарыщи. И Вятьцкие въеводы сошлися со княземъ Семеномъ съ Пунковымъ на Казаньскомъ устие въ неделю (в воскресение. - В. Н.) на Сшествие Святаго Духа (24 мая. - В. Н.) въ единъ часъ, яко же изъ единаго двора; а идучи князь Василий Вяткой и Камою, многихъ людей Казаньскыхъ побиль'26. В. С. Серебряный происходил из рода князей Щепиных-Оболенских. Иван IV позволил Шаисламу Мурсеитову и Башканде Карачурову 'того татарина Казанского Беляка на мену' и Шаислам обменял 'изъ полону на того татарина брата своего Мусу, а Башканда матерь'. Освобождённый из плена Муса прибыл в Москву, где стал бить челом 'о жалованье, да здесь на Москве и умеръ'. По челобитной Шаислама Мурсеитова, он с братьями получил 'поместье' умершего Мусы, а его единственную дочь 'взялъ Башканда Карачюрин со всеми животы', после чего прибыл в Москву и, царских казначеев оболгав, заявил, что Мусу 'изъ полону выкупилъ онъ', а не братья пленного, за что был пожалован поместьем Мусы. Братья Мурсеитовы обратились к царю с жалобой и добились справедливости: поместье Мусы им вернули28.
   Некоторые известные персонажи зафиксированы в царской грамоте от 24 января 1551 г., когда Иван IV пожаловал 'съ Вятки Каринскихъ татаръ Чукаву Азегметева сына да сына его Езикеша', что 'было за Чукавою отца нашего великого князя Василья Ивановича всеа Русии (1505-1533. - В. Н.) поместье въ Карине, и то де ихъ поместье запустело отъ воинскихъ отъ казанскихъ людей, и Чукава деи да сын его Езикешь охудали и одолжали, а службы мои государя и великого князя всякия служатъ, а угодий за ними нет'. Царь повелел Чукаве Азегметеву сыну и сыну его Езикешу с Башкандой Карачюриным 'съ братомъ', с Матвеем 'Девельяровымъ' 'быти въ четвертом жеребье' ('выти'), а с Кайсымом, с 'Унърюслам' ('Нурасламомъ') Мурсеитовым, с Чурою Малышкиным 'вверхъ Чепцы оброчные бобровые рекы и озера на Чепце... быти въ пятомъ жеребье' ('выти')29. На обороте грамоты написано, что 2 февраля 1556 г. Иван IV 'по сей грамоте, пожаловалъ Вятского татарина Махмата Чукавина сына вверхъ Чепцы реки бобровыми реками и озеры, вместе с Казымом съ Казыевымъ, отца его Чукавы жеребьемъ, ...опричь техъ урочищь, которые на Чепецкой реке и съ падучими реками на оброце за Шеломомъ за Есиповымъ съ товарыщи'30. Жалованная грамота от марта 1553 г. называет 'жеребьи' Башканды Карачюрина и его детей31.
   Таким образом, рассмотренные документы свидетельствуют о проживании в XVI в. в Каринской волости представителей нескольких фамильных линий местных князей. Это, во-первых,
   Шахмансур (живший, видимо, в конце XV - начале XVI в.), его сын Газы/Казы (умерший до 23 марта 1544 г.) и внуки Касым/Кайсым (упомянутый в актах от 6 мая 1542 г. и 2 февраля 1566 г.; не от него ли пошли Касимовы?) и его неназванный по имени 'брат' (зафиксированный грамотой от 28 января 1551 г.);
   во-вторых, Али (живший, скорее всего, во второй половине XV - начале XVI в.), сын Алисуф (умерший до 23 марта 1544 г.), внук Сяйтяк/Сейтяк (известный грамоте от 6 мая 1542 г.), правнук Исуп (упомянутый актом от 23 марта 1544 г.);
   в-третьих, Ильяс (живший, вероятно, в конце XV - начале XVI), сын Мурсеит (умерший до 23 марта 1544 г.), внуки Муса (умерший до 20 июля 1548 г. после возвращения из 12-летнего казанского плена), Шеислам (уп. в актах от 6 мая 1542 г. и 20 июля 1548 г.), Аруслан/Нураслам (уп. в документах от 23 марта 1544 г. и 20 июля 1548 г.; не он ли стал основателем Арслановых?), Дюняша (уп. 20 июля 1548 г.; не от него ли Дюняшевы?), Агиша (уп. 20 июля 1548 г.) и Муртуза (уп. 20 июля 1548 г.);
   в-четвёртых Олеша (живший, очевидно, в конце XV - начале XVI в.), сын Малышка (умерший до 23 марта 1544 г.), внук Чюр/Чур (уп. 23 марта 1544 г.);
   в-пятых, Азегмет (уп. 24 января 1551 г.), сын Чукава (уп. 24 января 1551 г. и умерший до 2 февраля 1566 г.) и внуки Езикеш (умерший до 2 февраля 1566 г.) и Махмет (уп. 2 февраля 1566 г.) и,
   в-шестых, Карачур с неназванной по имени женой (уп. 20 июля 1548 г.), их сын Башканда (уп. 20 июля 1548 г. и марте 1553 г.) и неизвестные по именам внуки (уп. в марте 1553 г.).
   Не исключено, что поместья и угодья в бассейне реки Чепцы, которыми владели поименованные в изученных документах арские князья, получили их предки ещё в конце 1489 г. во время перехода на московскую службу.
   Примечания
   1 ПСРЛ. Т. 24. Пг., 1921. С. 206. 2 ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 97.
   3 Я не касаюсь вопроса происхождения и начальной истории Арского княжества на Чепце, ибо данная тема нуждается в специальном изучении. Хотя проблема имеет уже историографическую традицию, но окончательного решения она ещё не получила, о чём см.: Спицын А. А. Вятская старина // КВГ на 1885 год. Вятка, 1884. С. 152-156 ; Его же. К истории вятских инородцев // КВГ на 1889 год. Вятка, 1888. С. 220-224, 230-232 ; Софийский И. О начальном образовании у вотяков и татар Ярославской волости Слободского уезда Вятской губернии и о названии 'татары': (К истории инородческого вопроса в России) // ПКВГ на 1894 год. Вятка, 1893. С. 320-335 ; Сорокин П. Арские князья в Карине // ПКВГ на 1897 год. Вятка, 1896. С. 45-70 ; Его же. Татары Глазовского уезда // Там же. С. 85-96 ; Документы по истории Удмуртии XV-XVII веков / сост. П. Н. Луппов. Ижевск, 1958. С. 21 ; Степанов Р. Н. Каринское опричное княжество (вторая четверть XIV - вторая половина XVI вв.) // Вопросы социально-экономической и политической истории Среднего Поволжья и Приуралья периода феодализма : науч. сес. : тез. докл. Чебоксары, 1973. С. 16-21 ; Мухамедова Р. Г. Чепецкие татары : [кр. ист. очерк] // Новое в этнографических исследованиях татарского народа. Казань, 1978. С. 5-17 ; Гришкина М. В., Владыкин В. Е. Письменные источники по истории удмуртов IX-XVII вв. // Материалы по этногенезу удмуртов : [сб. ст.]. Ижевск, 1982. С. 24-30 ; Исхаков Д. М. О происхождении 'арских князей' и их месте в этнополитический системе Казанского ханства // Заказанье: Проблемы истории и культуры : материалы конф. Казань, 1995. С. 95-98 ; Макаров Л. Д. Вятская земля и арское княжество: проблемы взаимоотношений // Там же. С. 105-107.
   4 Сорокин П. Татары Глазовского уезда. С. 90. 5 Бурганова Н. Б. Говор каринских и глазовских татар // Материалы по татарской диалектологии. [Т.] 2. Казань, 1962. С. 55 ; Тепляшина Т. И. Удмуртское влияние на патронимию каринских татар // Советское финно-угроведение. 1973. ? 1. С. 43. 6 Корнилов Ф. Слободской уезд Вятской губернии в 1833 г. // Журнал Министерства внутренних дел. 1843. Ч. IV ; Спицын А. А. Вятская старина. С. 153-156. 7 Сорокин П. Арские князья в Карине. С.58-61. 8 Исхаков Д. А. Патронимия у чепецких татар // Новое в этнографических исследованиях татарского народа. Казань. 1978. С. 60.
   9 Сорокин П. Татары Глазовского уезда. С. 90. 10 Новые грамоты арским князьям на Вятке / вступ. ст., коммент. и подгот. публ. М. В. Гришкиной // Советские архивы. 1989. ? 4. С. 67-71. Имя 'Довлечар' пользовалось в XVI в. популярностью и среди казанской княжеской знати. Так, в сентябре 1536 г. в Москве находился 'Довлечар-князь, казанский гонец' (ПСРЛ. Т. 13. М., 1965. С. 100, 104).
   11 Новые грамоты арским князьям на Вятке. С. 68. 12 ПСРЛ. Т. 24. С. 206; Т. 37. С. 97. 13 Дозорная книга Хлыновского Успенского монастыря городового приказчика Федора Резанцева 7109 (1601) году // ПКВГ на 1902 год. Вятка, 1901. С. 21. 14 РГАДА. Ф. 281. Оп. 9. Д. 14181. Л. 4. 15 ГАКО. Ф. 247. Оп. I. Д. 235. Л. 13.
   16 Новые грамоты арским князьям на Вятке. С. 69-70. 17 Древние акты, относящиеся к истории Вятского края. С. 23-24. 18 Там же. С. 25-26. 19 Там же. С. 27-28. 20 Каштанов С. М., Назаров В. Д., Флоря Б. Н. Хронологический перечень иммунитетных грамот XVI в. // Археографический ежегодник за 1966 год. М., 1968. С. 202 ; ? 1. С. 327. 21 Новые грамоты арским князьям на Вятке. С. 70. 22 Там же. С. 71. 23 Древние акты, относящиеся к истории Вятского края. С. 23-24. 24 Новые грамоты арским князьям на Вятке. С. 70. 25 Древние акты, относящиеся к истории Вятского края. С. 22. 26 ПСРЛ. Т. 13. С. 146. 27 Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV - первой трети XVI в. М., 1988. С. 46, 54, 333. 28 Древние акты, относящиеся к истории Вятского края. С. 22-23. 29 Там же. С. 23-24. 30 Там же. С. 24. 31 Там же. С. 25.
  
   ***
  
   Примечание Б. У.
   В грамоте 1510г. упоминается Хлыновский уезд и Хылыновский наместник. Каринские владения по Чепце входили в этот уезд. Из чего необходимо сделать вывод, что город Хлынов (Хылын), как его центр, уже существовал. Правда, располагаться он мог в Никульчино, это ближе к Чепце. Кроме того, судя по более поздним описям, Никулицкий стан входил в Хлыновский уезд. Возможно, восстановленный и переименованный после взятия 1489г. город Микулицын-Хлынов какое-то время еще существовал. Но нельзя исключить, что Хлынов был построен сразу после вятского взятия. Е. Харин осторожно предполагает, что этот первый Хлынов был вблизи Слободского, но фактов за это маловато.
  
   Вот высказывания на гениалогическом форуме о происхождении Каринских татар. Сначала пишет каринец Вадим Урасин (гаплотип E3b, у его тестя тип R1a):
   http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?showtopic=170
  
   "Мой прадед, Садык Урасин, родился, в татарском селе Карино (Эляль), Кировской области. Семейные предания возводят происхождение к булгарам, бежавшим от татаро-монгол...
   Урасиновы - старая бесермянская фамилия (еще раз говорю - что предания - могут говорить одно, а в реально-сти - другое). Бесермяне - удмурты, предки которых, возможно, приняли ислам (еще в Булгарии). Бесермяне переселились в Карино не ранее конца 15 в. (см. мой прежний комментарий). Бесермяне и каринские татары составляли предпочтительных брачных партнеров (мужчин, про женщин я уже писал). В Карино я был - ничего, симпатично, особенно если учитывать, что кладбище хорошо видно - оно на горе. Пока все, схема Касимова - миф, я позже вам ссылку дам на родословную роспись соствленную в конце 18 в. одним из жителей Карино (очень точная, поскольку в то время Екатерина хотела некоторым категориям служилых татар придать статус дворян, но у каринских татар это не вышло, поскольку они потеряли документы времен Ивана Грозного (даже не потеряли, просто одна их ветвь, уехавшая на каму, забрала их с собою)) Начет гаплогруппы, кара-бек был из Ногайской Орды - ногайская орда кочевала вплоть до крыма, причем некоторые уже вполне оседлые крестьяне-каринцы ушли в Крым еще позже, веке в 18 (кстати возможно вы из тех, поскольку род урасиновых возник не ранее 17-начала 18 в.), другая часть каринцев переселилась в Оренбург в д. Татарская Каргала - старинное та-тарское селение с обширным старым кладбищем на котором до сих пор видны следы мавзолеев а также есть множество надмогильных камней...
   Да, да, тот самый, однако считать его кипчаком, как это делает Д.Исхаков - весьма смело, как, впрочем, и свя-зывать Басмана - предка Кара-бека с Басманом - предводителем антимонгольского восстания. Хронология жиз-ни того и другого Басманов не совпадают. Пока что, реально шеджере каринских татар можно подтвердить до-кументально лишь до самого Кара-бека, ну, и его отца, Канбара. При этом в самом шеджере ясно сказано, что Кара-бек выходец из улуса Нукус Ногайской Орды, иными словами нет никаких оснований связывать его (и его потомков) с г. Арском, как это делает Исхаков...
   Все современные каринские татары (не считая более поздних переселенцев из Казанской губернии) являются прямыми потомками выходца из Ногайской Орды Кара-бека. Само русское название Карино восходит к удмуртскому Карагурт, что буквально означает "селение, основанное человеком по имени Кара" . Этот Кара-бек, отцом которого был некто Канбар (это имя закрепилось сначала за рекой, которая находилась в пределах коче-вий Канбара, а затем стало названием современного удмуртского города Камбарки) выехал около 1462 г. на Русь на службу к Ивану III. Последний выделил ему поместье неподалеку от Вятки - собственно тогда и возникло Карино...
   Гаплогруппы удмуртов известны, но их соотношение у разных авторов очень разнится. Видимо, хромала мето-дика, а еще велика неоднородность:
   Semino 2000год 43 чел. R1a= 37% N3= 30% R1b= 11% J2=0% E3b= 5%
   Tаmbets 2004 год 87 чел R1a=10% N2=29% N3=56% R1b=2% E3b=0
   Эта информация есть на сайте Балановских.
   Наиболее полные данные по удмуртам, видимо, в ""Русском генофонде на русской равнине", поскольку там 217 чел.:
   E3b=2% I1a =nd I1b=nd J2=0 N2=28% N3=47% R1a=19% R1b=5%
  
  
   Недавно Е. Харин дополнил свою версию происхождения каринцев, а шире и вятских казаков вообще.
   http://zhurnal.lib.ru/h/harin_e_a/gazibarag.shtml
  
   о БРОДНИКАХ
  
   Источники почти всегда упоминают бродников в одном ряду с половцами. В состав бродников могли входить 'реликты' хазар, булгар, мадьяр, другие этнические общности Причерноморья. Кроме того, источники указывают на бродников как на храбрых воинов, наемников. Примем к сведению и обозначение бродников как бронников. Это обозначение есть в некоторых списках летописи и его можно понимать как описку или как признание бродников - бронников (бранников?) как воинов. В значении наемник, бродник сближается с новгородским шестник (от шествовать, ходить, бродить). М. Грушевский признает бродников одной из составляющих на пути формирования казачества. Никита Акоминат в своем 'Слове' в 1190 году писал следующее: 'и те бродники, что презирают смерть, ветвь русских'.
   О том, что бродники стали данниками монголо-татар, свидетельствует письмо венгерского короля Белы IV папе Римскому Иннокентию, написанный в 1254 году, в котором он сообщает, что татары 'заставили платить дань Русь, Куманию, бродников, Булгарию'. Источники сообщают о длительных союзных отношениях бродников и татар. И до битвы на Калке и после нее. Об неком народе, поставленных татарами обслуживать переправы сообщали Плано Карпини и Вильгельм Рубрук, но однозначно отнести их к бродникам нельзя. Предположительно считается, что бродники входили в сформированные татарами боевые отряды - прообразы казачества.
   Плетнева С. А. в работе "Половцы" считает бродников русо-половецкими двуязычными метисами:
   "Для локализации месторасположения в степях броднических поселений в нашем распоряжении есть только косвенные данные. Бродники упоминаются, как правило, вместе с половцами, связанными с Черниговским княжеством (с Ольговичами). Отсюда можно сделать вывод, что они жили где-то рядом с этими половцами, кочевавшими, как мы видели, в бассейне Дона. В археологических разведках, которые наш отряд вел па среднем Дону (в Воронежской области), были обнаружены остатки (скорее следы) нескольких кратковременных небольших поселков (почти кочевий), характеризующихся находками на них, обломков типичных древнерусских горшков XII в. Не исключено, что эти поселки, расположенные в устьях маленьких правых притоков Дона, в скрытых от врагов и ветров овражках, принадлежали выходцам из Руси, бежавшим от притеснений боярства и князей,- бродникам. Возможно, что отдельные их группы находились не только на среднем Дону, но и в других, отдаленных от Дона районах степи. Вероятно, бродниками были основаны поселки, остатки которых, обнаруженные на нижнем Днепре и сопровождавшиеся обширными христианскими кладбищами, характеризуются находками обломков типичных русских сосудов. Последний раз в летописи они были упомянуты в кровавый 1223 г. как участники битвы на Калке. Характерно, что бродники вместе с половцами первыми дрогнули и начали отступать под напором врага. Они чувствовали себя гораздо ближе к кочевникам, чем к русским воинам. Видимо, К этому времени (через три поколения после первого упоминания) бродники в основной массе слились с половцами. Это естественно: в степь из Руси бежали мужчины, жен они брали не с далекой родины, а из ближайших кочевий, а следовательно, большинство их в начале XIII в. только на четверть были русскими".
   1146 г. Первое упоминание 'диких половцев' и бродников. К сказанному добавлю, что половцы в культовых целях устанавливали "каменных баб", а в начале 13в. в их среде вели миссионерскую деятельность посланники папы.
   На основании всего сказанного, можно сделать такие выводы: бродники (бродници) получили свое имя от русов, которые часто нанимали их для ведения войн; бродники были степным народом близким к половцам (географически и этнически), возможно, включавшим в себя остатки степных хазар и булгар; они наверняка владели русской речью, часть могла быть крещена. В сер. 13в., вероятно, не поладив с монголами, бродники куда-то исчезают. Этот народ можно связать с появившимся на Вятке народом степного происхождения близкого к половцам-кипчакам и известным в последствии под именем Каринских татар.
   В Джагфар Тарихы сообщается, что первый отряд казаков для личной охраны булгарского правителя Гази Бараджа (близкого к русским князьям) был набран в 1229г. из неких гарачцев-язычников, в последствии перебравшихся на Вятку и живших здесь в поселении Гарья (Карино) и других. "Ахметзян Культаси пишет, что первый в мире казацкий отряд, предназначенный для охраны царского дворца, был сформирован по приказу кана Гази-Бараджа из одних только заказанских гарачцев-язычников в 1229 г. После свержения Гази-Бараджа казаки подверглись преследованиям Алтынбека и бежали из Заказанья в Нукрат (Вятка), где основали город Гарья (Карино) и ряд других селений. Затем казаки-гарачцы участвовали в западных походах Гази-Бараджа 1238 - 1241 гг. После нашествия Менгу-Тимура (1278 г.) часть нукратских гарачцев приняла православие и стала главенствовать в Нукрате. Гарачцы, принявшие ислам, стали называться бесерменами. Все гарачцы - и язычники, и мусульмане, и христиане - отличались фанатичной преданностью Булгарии. По булгаро-кыпчакскому договору, заключенному при Менгу-Тимуре в 1280 г., несколько сот нукратских и заказанских гарачцев-христиан заняли часть бывших земель корпуса Нимруя и стали служить здесь в качестве булгарской пограничной стражи. Менгу-Тимур согласился с этим потому, что сам был христианином и доверял только христианам. В XIV в. большинство этих казаков приняло ислам". "Гарач - булгарское название народа меря, часть которого бежала со своих земель (после включения их в состав Руси) в Булгарию. Название 'гарач' происходит от старобулгарского названия финно-угров 'гар' ('кар')". - Тут явное противоречия у комментаторов ДТ: под Заказаньем подразумевается территория Мари-Эл, а сами гарачцы - марийцы или иные финноугры. Но гарачцы-каринцы по этническому типу и языку не являются выходцами из мери и на марийцев не похожи. Это ставит под сомнение выражение 'заказанские'. Учитывая близкие связи Г. Бараджа с Казанью-Учелем, правильнее будет перевод 'Казанские' или 'Приказанские' гарачцы. То есть, гарачцы располагались в самой домонгольской Казани или возле неё, а также на Вятке. Крещение части гарачцев можно связать с наплывом в Приказанье и Вятку во второй половине 13в. русских беженцев. То, что правитель булгар нанял их в качестве гвардии говорит о некоторой этнической близости гарачцев к булгарам. Часть гарачцев позже крестилась, а часть приняла мусульманскую веру, получив имя бесермен. Бродники перешли на сторону монголов в 1223г. в ходе сражений на Калке. Г. Барадж после того как лишился власти также пошел на сотрудничество с ними. Для чего с 200 всадников из своего окружения ездил в ставку Бату где-то в низовьях левого берега Волги. Наверняка в его гвардии были казаки-гарачцы. Если это были бывшие бродники, то понятно, почему он отважился на такой опасный шаг, - бродники, имевшие опыт сотрудничества с монголами, выполнили роль проводников.
   В составе монгольской армии во время ее похода в зарубежную Европу в 1241 году было много русских, булгар и бродников. В послании венгерского короля Белы IV к папе Иннокентию IV (1254 г.) так говорится о событиях, происходивших в 1241 году: 'Когда государство Венгрии от вторжения татар, как от чумы, большей частью было обращено в пустыню и, как овчарня, изгородью было окружено различными племенами неверных, именно: русскими, бродниками с востока, болгарами и другими еретиками с юга... и они [монголы] заставили себе платить дань другие нации и особенно страны, которые с востока граничат с нашим царством: Русь, Куманию, Бродников, Булгарию'.
   Бродники здесь указаны как отдаленные восточные жители и, одновременно, соседи Булгарии. Если сравнить этот список союзников монголов с упоминаниями участников этого же западного похода в ДТ, то бродников можно отождествить только с Вятскими гарачцами.
   Кыпчакско-огузская, или узо-половецкая, подгруппа, на которой говорят Каринские татары, объединяет древний половецкий и современные караимский, кумыкский и др. языки. Кыпчакско-половецкие языки ныне распространены на Северном Кавказе и в Крыму среди тюркских народов. То есть, сохранились лишь на окраине бывшего ареала расселения половцев-кипчаков.
   ВИКИ: "По́ловцы, половчане (в европейских и византийских источниках - куманы, у татар - кыпчаки, у башкир - кыпсаки, у казахов - кыпшаки) - тюркоязычный кочевой народ, западная группа кыпчаков. В начале XI века из Заволжья продвинулись в причерноморские степи, вытеснив оттуда печенегов и огузов. Подчинив себе эти племена, половцы пересекли Днепр и дошли до устьев Дуная, таким образом став хозяевами Великой Степи от Дуная до Иртыша, которая и вошла в историю как Дешт-и-Кыпчак или, в русских источниках, Половецкая степь. Половецкие орды (всего прядка 15) делились на курени. Курени представляли собой объединение нескольких родственных семей. Курени по этническому составу могли принадлежать не только половцам, но и соседним народам (например, болгарам). Главами орд были ханы, по традиции одновременно являвшиеся и главами определённых куреней. Другими социальными категориями, зафиксированными в русских летописях, были так называемые 'колодники' и 'челядь'. Имелись также и 'чаги' - женщины-служанки. Колодники были военнопленными, исполнявшие у половцев функции домашних рабов и находились на низшей ступени социальной лестницы. Главы больших семейств-'кошей', принадлежавших к куреням, назывались 'кошевыми'. Курени состояли из семей-аулов, 'кошей', которые, в свою очередь состояли, из представителей 2-3 поколений и прислуги (военнопленные, разорившиеся родственники и соплеменники).
   В половецком войске обязаны были служить все мужчины, способные носить оружие. Военная организация половцев развивалась поэтапно. Византийские историки отмечают, что половецкие воины сражались луками, дротиками и кривыми саблями. Колчаны носились на боку. По сообщениям крестоносца Роберта де Клари, кипчакские воины носили одежду из овечьих шкур и имели каждый по 10-12 лошадей. Основной силой кочевников, как и у любых степняков, были отряды легкой кавалерии, вооруженной луками. Половецкие воины, помимо луков, имели также сабли, арканы и копья. Позднее в войсках половецких ханов появились и дружины с тяжёлым вооружением. Тяжеловооружённые воины носили кольчуги, ламеллярные панцири и шлемы с антропоморфными железными или бронзовыми личинами и бармицами. Тем не менее, основой войска продолжали оставаться отряды легковооружённымх конных лучников. Известно также (со второй половины XII века) о применении половцами тяжелых самострелов и 'жидкого огня', заимствованных, возможно, у Китая ещё со времен жизни их в районе Алтая".
   Из последнего замечания становится понятно появление лука-арбалета на Вятском гербе. Возможно, как раз бродники управляли половецкими арбалетами. У каринцев воспоминаний о Вятском символе нет, но после того, как их предки стали мусульманами, древняя языческая символика могла забыться. Местом пребывание бродников могло быть Приазавье и нижний Дон. От близких половцев бродники заимствовали (или имели параллельно) понятия курень, кош и другие, впоследствии перешедшие в словарь казачества. Разумеется, следует помнить, что казачество на Вятке сформировалось как синтез южных (степных) и северных (славяно-русских) традиций. С последними связаны такие важные понятия как Круг (собрание-вече) и станица (первоначально так звалось знамя Святовита). Об этом свидетельствует и описанный выше внешний вид чигирицев - европеоиды с некоторыми монгольскими и аланскими (хазарскими-булгарскими) элементами.
   Таким образом, гарачцы-бродники были одной из групп первоначального населения Вятки. Гарачцы-христиане могли проживать отдельно от мусульман и язычников, скорее всего, в низовьях Вятки, и называться черкасцами. В настоящее время вятские бесермены смешались с соседними народами, - отчасти с русскими, отчасти с татарами, и отчасти с удмуртами, но характерный профиль сохраняется у многих из них. О самом слове гарачи (гарачцы) можно сказать следующее. Так зовут азербайджанских цыган, а слово переводят как "черные люди". Учитывая бродячий образ жизни цыган, слово может иметь значение близкое к "бродники". В своде булгарских текстов Нариман Тарихы упоминается особое государство "Булгар аль-Харидж" или "Гарач Булгар" (или Мэнгу Булгар, Внешний Булгар), - татарские исследователи считают его 'Казанской Булгарией'. Но по Джагфар Тарихы гарачцы жили на Вятке.
   Галицкая даруга (дорога, адм.-терр. единица) в Казанском ханстве по тат. звалась Гэреч или Гэреш, что близко по звучанию к термину 'гарач'. Галицкая-Гарачская дорога, проходившая на северо-запад от Казани в сторону города Галича, шла через земли черемис и могла проходить через западную Вятку (устье Моломы). Вероятно, она была ответвлением Арской дароги, которая шла от Казани вдоль р.Казанки до Малмыжа и далее до Карино.
   Каринские князья и их окружение знали русский язык уже в 15в. (судя по сохранившимся Московским грамотам). По косвенным сведениям (предание о получении каринцами подобных грамот от Ивана Калиты) можно предполагать, что такая ситуация существовало и в 14в. Гарачцы по ДТ участвовали в дальних походах: войны монголов 1238-42г.; активное участие в Мамаевом побоище. Все эти обстоятельства еще более сближают их с бродниками.
  
   Попробуем немного прояснить происхождение самих бродников. Ал-Масуди (10в.) http://odnapl1yazyk.narod.ru/bulkar.htm Hudud al-Alam. Рассказ о стране B.radhas: "К востоку от нее - река Atil (Волга); к югу от нее - хазары; к западу от нее - V.n.nd.r (?); к северу от нее - тюркские печенеги (Bachanak-i Turk). Они народ исповедающий веру гузов. Они обладают войлочными жилищами и сжигают своих умерших. Они подчиняются хазарам. Богатство их (состоит) в мехе ласки. У них два властителя, которые держатся обособленно".
   Обычно народ буртас считают жившим где-то на правобережье Волги, но в некоторых источниках в связи с буртасами упомянута река Буртас, под которой можно понимать только Дон.
   'Новое осмысление восточных письменных источников, рассказывающих о буртасах, и новые археологические исследования в бассейне Среднего Дона позволяют связать с буртасами памятники аланского варианта салтово-маяцкой культуры, расположенные в лесостепной зоне, что полностью соответствует информации Марвази: 'Им (хазарам) принадлежат буртасы, чья территория является частью хазарской территории. Между этими двумя народами 15 дней пути. Они (буртасы) подчиняются царю хазар и выставляют ему 10000 всадников'. Это соответствует и сложившемуся в настоящее время представлению о салтово-маяцкой культуре как культуре хазарского каганата... Предложенный вариант объяснения этнонима 'буртас' (из ираноязычных языков народов Сев. Кавказа) раскрывает реально выраженную этногенетическую связь буртасов лесостепной зоны бассейна Среднего Дона с общностью алан-асов Северного Кавказа'. http://stepnoy-sledopyt.narod.ru/history/burtas/burtas.htm
   Буртасов, исходя из такой трактовки, можно считать разновидностью булгар. В нач. 10в. буртасы ушли на север. Это переселение можно связать с появлением царя Алмуша (новоявленного правителя Волжских булгар) со своим окружением в устье Камы. Эти буртасы стали мусульманами. Нельзя исключить, что оставшиеся на Дону буртасы-язычники были в последствии известны у русских как бродници. Из этого предположения проступает связь бродников с булгарами.
  
   Каринских князей татарские историки выводят из рода половецкого эмира Бачмана:
    []
    []
    []
    []
    []
  
   Плетнева в книге "Половцы" приводит рассказ Джувейни (сер. 13в.):
   ''Когда каан (Угедей) отправил Менгу-каана, Бату и других царевичей для овла-дения пределами и областями Булгара, асов, Руси и племен кипчакских, аланских и других, (когда) все эти земли были очищены от смутьянов и все, что уцелело от меча, преклонило голову перед начертанием (высшего) повеления, то между кип-чакскими негодяями нашелся один, по имени Бачман, который с несколькими кипчакскими удальцами успел спастись; к нему присоединилась группа беглецов. Так как у него не было (постоянного) местопребывания и убежища, где бы он мог остановиться, то он каждый день (оказывался) на новом месте, (был), как говорит-ся в стихе, 'днем на одном месте, ночью на другом" и из-за своего собачьего нрава бросался как волк в какую-нибудь сторону и уносил что-нибудь с собою. Мало-помалу зло от него усиливалось, смута и беспорядок умножались. Где бы войска (монгольские) ни искали следов (его), нигде не находили его, потому что он ухо-дил в другое место и оставался невредимым. Так как убежищем и притоном ему по большей части служили берега Итиля, он укрывался и прятался в лесах их, на-подобие шакала, выходил, забирал что-нибудь и опять скрывался, то повелитель Менгу-каан велел изготовить 200 судов и на каждое судно посадил сотню вполне вооруженных монголов. Он и брат его Бучек оба пошли облавой по обоим бере-гам. Прибыв в один из лесов Итиля, они нашли следы откочевавшего утром стана: сломанные телеги и куски свежего конского навоза и помета, а посреди всего это-го добра увидели больную старуху. Спросили, что это значит, чей это был стан, куда он ушел и где искать (его). Когда узнали наверняка, что Бачман только что откочевал и укрылся на остров, находящийся посреди реки, и что забранные и на-грабленные во время беспорядков скот и имущество находятся на том острове, то вследствие того, что не было судна, а река волновалась, подобно морю, никому нельзя было переплыть (туда), не говоря уже о том, чтобы погнать туда лошадь. Вдруг поднялся ветер, воду от места переправы на остров отбросил в другую сто-рону и обнаружилась земля. Менгу-каан приказал войску немедленно поскакать (на остров). Раньше, чем он (Бачман) узнал, его схватили и уничтожили его вой-ско. Некоторых бросили в воду, некоторых убили, угнали в плен жен и детей, за-брали с собою множество добра и имущества, а (затем) решили вернуться. Вода опять заколыхалась, и, когда войско перешло там, все снова пришло в прежний порядок. Никому из воинов от реки беды не приключилось. Когда Бачмана приве-ли к Менгу-каану, то он стал просить, чтобы тот удостоил убить его собственно-ручно. Тот приказал брату своему Бучеку разрубить его (Бачмана) на две части'.
   Согласно данным Рашид-ад-Дина, Бачман имел титул 'эмира' и происходил из племени 'ольбурлик'. Последнее, возможно, следует читать как эль-бури, т. е. объединение Буревичей, известных в восточных источниках под наименовани-ем бурджоглы. Таким образом, Бачман принадлежал к одной из самых воинствен-ных орд приднепровского объединения, являясь, возможно, прямым потомком (внуком или правнуком) хана Боняка. Вторая существенная подробность, упомя-нутая Рашид-ад-Дином, повествует нам о том, что у Бачмана был отважный союз-ник 'Качир-укулэ из племени асов', которого после казни Бачмана также убили. Джувайни указывал, что монголы овладели землями асов, при этом четко проти-вопоставляя их аланам. В другом отрывке своего сочинения он, вновь перечисляя покоренные Батыем земли, говорит об асах и аланах отдельно. То же мы видим и у перса Джузджани. Видимо, эти асы - те самые ясы, о которых писал русский ле-тописец под 1116 г., размещая их на берегах Северского Донца.
   В середине XIII в. араб Ибн-ал-Асир писал о Суроже (Ю-В Крыма): 'Этот город (Судак) кипчаков, из которого они получают свои товары, потому что он (лежит) на берегу Хазарского моря и к нему пристают корабли с одеждами: последние продаются, а на них покупаются девушки и невольники, буртасские меха, бобры, белки и другие предметы, находящиеся в земле их'.
   Как видно, половцы имели торговые связи с северными буртасами. Каринские князья свой род от Бачмана не ведут, но о борьбе с монголо-татарами времен Батыя помнят................
  
  
   Далее он приходит к выводу, что часть каринский князей была потомками эмира Бачмана, который являлся тарханом булгарской провинции Саксин в междуречье нижней Волги и Дона (и потому был булгарским князем). Бродники, люди сложного этнического происхождения, жили на ее западной границе по Дону. Потомки Бачмана и эти бродники вполне могли составить казачью гвардию булгарского эмира Гази Бараджа и в последствии часть населения Вятки.
  
  
  
   Грамоты Каринским татарам
  
   1510 г. декабря 18.
   Жалованная льготная и несудимая грамота Василия III каринскому татарину Девлетьяру Магмет Казыеву сыну на деревни в Чепецком стане Хлыновского уезда
   Василей, божиею милостию государь всеа Русии и великий князь владимирский и московский, и ноугордцкий, псковский, тверский, югорский, пермский, болгорский, вяцкий и иных, пожаловал есми Девлетьяра Магмет Казыева сына. Что за ним наше жалованье в нашей отчине на Вятке в Хлыновском уезде в Чепетском стану ловля Ивановская Оникиева да деревня Васильевская Юрьчакова, и те де их деревни запустели; да за ним же де жили наши люди чюваша на Якимцове и на Иштиникове. И ож будет так, и яз, князь великий, пожаловал Девлетьяра: звати ему в те деревни к себе жити людей из зарубежья, а не из моей вотчины великого княжества. И кого к себе Девлечьяр в те деревни призовет жити людей, и тем людем не надобе моя великого князя дань до письма, доколе Вяцкую землю писцы наши опишут. А наместницы наши хылыновские и их тиуны кормов своих у них не емлют до письма. А кому будет чего искати на Девлетьяре или на его приказщикох и на его слобожанех, ино их судит наш наместник хылыновской сам, а тиун его их не судит. Писана на Москве, лета 7019, декабря в 18 день. А у подлинной грамоты печать вислая красная. Назади у подлинной грамоты написано: Василей, божиею милостию государь всеа Русии и великий князь.
  
   Грамота 1510 года.
   'Се аз,князь великий Василий Иванович всея россии пожаловал есми Карачуру Рамаданова сына,что он себе призвал вотяков на Вятку в Карино житии из Казанския земли на ... раменье и на речку....,а те де места не писанные,не пашет де их и не косит никто и Аз князь Великий Карачуру пожаловал и велел ему и впредь вотяков звати из Казанския земли в нашу отчину на Вятку на юмеково раменье на реку на.... И которых вотяков Карачура призовет житии из Казанския земли на Вятку и тем его Вотякам не надобной и Великого князя дань а наместникам ....некоторые пошлины доколе писец наш Вятскую землю опишет а наместницы наши на Вятке тех его Вотяков не судят ни в чем оприч душегубства и разбоя с поличным,а ведает их и судит Карачура сам во всем,а случится суд смертный тех его Вотяков с Вятчины с русью или с татары с городскими людьми или с таковыми и наместницы наши Вятские тех его людей судить,а Карачура у наместников в суде за своими вотяки стоять,а кому будет его искати на самом Карачуре и коего судят наместники нши Вятские сами его не судят,а туташних Вятских Вотяков письменных и не тяглых Карачуры не звати и не принимати писан на Москве лета 7091 июня 25,к подлинной грамоте приложена на красном шелковом шнурке гусударственная печать а на обороте той грамоты написано тако князь Великий Василий Иванович всея Руссии'.(ГАКО,фонд 38,опись 1,дело 204,стр.145-145об.).
  
   1520 г. сентября 20.
   Жалованная несудимая грамота Василия III каринскому татарину Девлятьяру Магмет Казыеву с сыновьями на половину Карина с населяющими ее удмуртами татарами
   Се яз, князь великий Василей Иванович всеа Русии, пожаловал есми татарина Довлетьяра Магмет Казыева сына да его детей Семенца да Иванца на Вятке половиною Карина, аран, татар и вотяков, что было за Шептяком за Агзяновым сыном да за его детми, да за Шептяковым братом за Момачем, да за его сыном за Шагабам, опричь другие половины, что за Тахтамышем да за Тонешом, со всем по тому, как была та половина за Шептяком да за его братом и за их детми. И наместницы наши1 хылыновские и их тиуни Довлечьяра и его детей и тех арян и вотяков не судят ни в чем, опричь душегубства и разбоя с поличным, а приводчики2 и доводчики поборов своих у них не емлют и не въезжают к ним ни по что. А ведает и судит тех арян, татар и вотяков Довлетьяр сам да его дети Сенька да Ивашко. Даня к себе на них емлют по старине, как с них шло Шептяку да его брату Момачу з детми. А случитца суд смесной тем его аряном, татаром и вотяком з городскими людми и с волосными людми и с вотяки, и наместницы наши хылыновские и их тиуни судят, а Довлетьяр и его дети с ними ж судят, а присудом делятца наполы. А кому будет чего искати на Довлетьяра и на его детех, ино их судят наши наместники хылыновские сами, а тиуни их не судят. А корм дают наместником хылыновским и их тиуном по старине, а збирают тот корм Довлетьяр и его дети сами, дают наместником хылыновским, а наместничьим пошлинником с них того корму самим не брати. А мою великого князя дань и ямские денги дают с тех арян и вотяков в мою казну по писцовым книгам.
  А дана грамота лета 7029 сентября в 20 день. У подлинной грамоты печать вислая красная. А назади у подлинной грамоты написано: Князь великий Василей Иванович всеа Русии. Да у той же грамоты назади же написано: Князь великий Иван Васильевич всеа Русии по сей грамоте пожаловал Семенца да Иванца Девлетьяровых детей на Вятке половиною Карина, арян, татар и отяков, что было за отцом за их и за ними, со всем по тому, что в сей грамоте писано3, сее у них грамоты рушити не велел никому ничем. А наместником хлыновским и их тиуном и всем пошлинником у них ходить по тому, как в сей грамоте писано. Писана на Москве, лета 7042, июня в 18 день. А подписал дьяк Федор Мишурин. Приказал великого князя казначей Юрий Дмитриев
  
   1542 г. мая 6. - Жалованная 'опасная' и бережельная грамота Ивана IV каринским князьям Сейтяку Алисуфову, Касыму Газыеву и Шеисламу Мурсеитову с позволением призывать в их вотчины казанских удмуртов и 'чювашей'
   Се яз, князь великий Иван Васильевич всеа Русии, пожаловал есми с Вятки арских князей Сяйтяка Алисуфова да Касыма Газыева, да Шеислама Мурзеитова. О том мне били челом, а сказывали, что де ис казанских мест казанские люди вотяки и чювашене хотят итти на мое великого князя имя на опас на Вятку жити, или у которых у вотяки и у чювашей жены их и дети в моей великого князя вотчине в полону на Вятке, и они де хотят приити1 на мое ж имя на Вятку жити за своими женами и за детми, да не смеют де итти без моего ведома. И мне бы тех арских князей пожаловати, велети б им ис казанских мест вотяков и чюваш призывати жити на Вятку на мое великого князя имя на опас, да и грамота бы мне им дати своя опасная, чтобы им казанских вотяков и чюваш ис казанских мест за меня за великого князя призывати жити розно. И яз, князь Иван Васильевич всеа Русии, арских князей Сяйтяка Алисуфова да Касыма да Шеислама пожаловал, дале есми им сю свою жалованную грамоту опасную, а велел есми им по сей нашей грамоте из казанских мест казанских людей, которые похотят вотяки и чюваша идти жити на Вятку на мое великого князя имя, и тем арским князем тех казанских людей вотяков и чюваш, призывати на мое великого князя имя вольно. И которые люди вотяки и чюваша придут на мое на великого князя имя на Вятку за которого за арского князя жити, за тем живет. А тот князь того вотяка и чювашу являют хлыновскому наместнику, а явки дают намеснику о семьи куницу, а будет безсемейной, но мужская голова большая, и они с нее явки дают по три белки. А которые старые вятцкие каринские вотяки и чювашене ходят в казанские места своего полону жон и детей окупати, да откупит жону и дети, приходят опять на Вятку жити, и намеснику с тех вотяков и чюваш явки нет. А которые люди вотяки и чюваши из казанских мест а которому арскому князю придут жити на мое на великого князя имя, и тому арскому князю того вотяка и чювашенина ведати по старине, как прежних своих вотяков ведают, во всем по тому как у них в жалованной грамоте писано. Да что де тех пришлых новых и старых вотяков и чюваш, которые придут жити на Вятку на мое великого князя имя, вятчаня де их бьют и грабят, и обиды чинят им многое. И которые вятчане вотяков и чюваш пришлых новых и старых бити и грабити или какие обиды чинить без суда и без исца, и тем вятчанем от меня быти в опале и в продаже.
   А дана грамота на Москве, лета 7050, майя в 6 день. У подленной грамоты печать вислая красная. А назади у подленной грамоты написано: Князь Иван Васильевич всеа Русии. Да ниже того написано: А приказал боярин и дворецкий князь Иван Иванович Кубенской.
  
   1544 г. марта 24. - Указная с прочетом грамота Ивана IV каринскому татарину Сейтяку Алисуфову на оброчное владение бобровыми ловлями по р. Чепце
   От великого князя Ивана Васильевича всеа Русии на Вятку в Слободу Сейтяку Алисуфову. Бил нам челом арской татарин Кайсым Казыев, а сказывает, что де писцы наши Григорей Коробьин дали на оброк отцу его Газыю Шахмансурову да Алисуфу Алееву, да Молышке Олешину, да Мурсеитю Ильясову, четырем человеком, реки - бобровые ловли: реку Чепцу от Бахтыевы реки вверх до Чепецкого верховья, да речку Илек, да речку Бызеп Верхней, да речку Лозу, да речку Угу, да речку Лып с верхами и падучими речками до Очерского волока, да и грамоту писца нашего Григорья Коробьина перед нами клал. И как де отцов их не стало, и теми де реками владели после отцов своих дети их Касым Газыев да ты, Сейтяк Алисуфов, да Аруслан Мурсеитев, да Чюра Малышкин по ся места повытно, на четыре жеребья, как было за отцы вашими. И с сее де зимы ты, Сейтяк Алисуфов, взял у нас нашу грамоту, а прибавил на те угодья пятого вытчика - сына своего Исупа, да с тех рек и угодей ты, Сейтяк, емлешь на себя и на своего сына на Исупа два жеребья, а Касыму Газыеву с товарыщи трем человекам идет по жеребью. А ты бы, Сейтяк Алисуфов, да Касым Газыев, да Аруслан Мурсеитев, да Чюра Малышкин те реки и угодья ведал на четыре жеребья повытно по старине, по тому же, как те реки и угодья отданы отцы ваши. А прочитав грамоту, отдал бы еси ее Кайсыму Газыеву с товарыщи.
   Писана на Москве, лета 7052 году, марта в 23 день. На подлинной грамоте написано: Князь великий всеа Русии. На той же грамоте написано: Приказал казначей Иван Иванович Третьяков. Да к той грамоте великого князя Ивана Васильевича всеа Русии печать приложена.
  
   Грамота 7055 года 20 января.
   'Се аз,князь Великий Иван Васильевич всея России пожаловал есми с Вятки Арских князей Семена Девлетьярова,да Касима Газеева,да Сейтяка Аласуфова,да Башканду Карачурина,Шаимка Мурсеитова и всех их товарищей Арских князей и их вотяков и чувашев Арских,что мне бил челом князь Семен Девлетьяров и товарищев своих....Арских князей и их Вотяков и Чувашев о том,что у них была наша грамота жалованная поместная от должников и тое де у них грамоту Казанские Черемиса взяли и мне их пожаловати дати им своя грамота жалованная новая,и аз князь Великий Арских князей Семена Девлетьярова да Касима Газеева да Сейтяка Аласуфова да Башканду Карачурина да Шаима Мурсеитова и иных их товарищей Арских князей и их Вотяков и Чувашев пожаловал дал есми им от того долгу льготы на 4 года и они в 4 года своим должникам платяться в чистую уплатубез росту а наместницы наши Хлыновские и Слободские в том долгу приставать своих на них не дают и правити на них тех долглв по судимым и по правельным грамотам самине правят до тех их урочных лет,а у которых заимщиков писано в кабалах что им не отниматься ни полетними ни Слободскими грамотами и по тем кабалам и по провельным грамотам о тех Арских князей на князе Семене Девлетьярове с товарищи и на них вотяков и чувашах долгу не правити до тех их урочных лет дана грамота на Москве лета 7055 генваря 20 дня а на обороте подписано тако князь Великий Иван Васильевич всея Руссии'.(ГАКО.ф.38,опись 1,дело 204,стр 143-144).
  
   Грамота великого царя и государя великого князя ивана васильевича наместнику г. Слободского князю данилу ухтомскому от 6 февраля 7055 года(1547) с предложением запретить жителям г.слободского и слободского уезда крепить проход из реки вятки в алексеевское озеро.
   'От великого царя и государя и великого князя всея Руси на Вятку Слободскому наместнику или после тебя иные наши наместники в Слободском Верхнем городке будут.Били челом с Вятки Арской князь Касым Газыев о том,что де взамен наше Олексеевское озеро,а ловят де и они то озеро Слободским наместники по половине,а в то же Олексеевское озеро впала речка Язвица,а исток озера в реку Вятку,и тот де исток у них запирают слобожане городские и сельские люди погощане,чтобы к ним в то озеро рыба не шла.И ты,наместник наш князь Данило Данилович Ухтомский или после тебя иные слободские наместники будут.Слобожанам городским и сельским людям и погощанам того истоку крепить не велел до тех мест,как у тех арских князей ловля отыдет,а кого же в том месте Касым Газыев с товарищи Слобожан городских и сельских людей и погощан со старостами и с целовальники и со своими приставами изымают,а они будут в том истоке от того озера крепить и его пред тобой уличат и ты имал заповедь 2 р. Московских-рубль себе,а рубль Касыму Газыеву с товарищи...держать от тех слобожан вперед иних,а для наших слободских наместников обережение.Писана на Москве лета 7055 февраля в день'.
  
   Грамота того же московского великого князя арским князьям в вятке Шаисламу с братьями от 1548 года 20 июля о пожаловании их жеребьем умершого их брата Мусы-поместьем в Карине и земельными угодьями на реке Чепце а также правом ведать и судить 'беляков,удмуртов и чуваш и пошлину на них имать'.
   'Се яз,царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси пожаловал есми Арских князей с Вятки,Шаислама,да Мурасляма,да Дюняша,да Агиша,да Муртузу,Мурсейтовых детей.Что нам били челом,а сказывали:что де у них был брат Муса,и того де брата их Мусу на бою полонили казанские татаровя,и был де он в полону двенадцать лет,а им де и была наша служба в Казани с нашим воеводою со князем Васильем с Семеновичем Серебряным и тот де Шаислам с братом с Муртозою поимали на бою с Вятчаны Казанского татарина Беляка,имянного человека,и перед нами его здесь на Москве ставили,и Шаислам с Башкандою нам о том татарине били челом,а сказывали,что у них брат в полону в Казани,тот Муса,а у Башканды мати;и яз царь и великий князь тех Арских князей,за их службу,Шаислама и с братею,пожаловал,дал есми им того татарина Казанского Беляка на мену,и они де выменяли из полону на того татарина брата своего Мусу,а Башканда матерь,тот де Муса после того приехав к Москве нам бил челом о жалованье,да здесь на Москве и умер;а жил де тот Муса,брат их,с ними вместе,не в разделе,и поместьем их с ним вместе было не в розделе,а тот де Шаислам с братьею,с его жеребья,с того посетья,служили двенадцать лет,а долгу деи на них оставалось брата их Мусина тридцать рублев,а должники де на них того долгу правят;и осталось де у того Мусы дочеришко одно,и то дочеришко взял Башканда Карачурин со всеми животы да после де того,приехав к Москве, тот Башкада вылгал на Мусино поместье у наших казначеев грамоту,а сказал,что будто брата их Мусу из полону выкупил он,и тем деи он наших казначеев оболгал,да тем де он Мусиным жеребьем поместьем владеет.И яз царь и великий князь того Шаислама,да Нураслама,да Дюняша,да Агиша,да Муртузу,Мурсейтовых детей,за их службу и за брата их долг,брата их жеребьем Мусиным,в Карине поместьем пожаловал,и на Чепце,и угодьи,и луги,и перевесьи и пожни,со всеми теми угодьи,что изстари к тому поместью,велел ведати и судити,и братень жеребей,Беляков,Вотяков и Чувашу и пошлину на них имати как преж того брат их Муса судил и ведал во всем и пошлину на них имал. Дана грамота на Москве,лета 7056 июля в 20 день'.
  
   Грамота 7059 года.
   Царь и Великий князь Иван Васильевич всея Русии по сей грамоте пожаловал есми татар Арских князей Семена Девлетьярова да Касыма Газыева да Сейтяка Аласуфова,да Башканду Карачурина и всех их товарищев Арских князей татар и их вотяков и чувашев Арских пожаловал и ...им впредь льготы на два года платити как свои долги без росту,а наместнику Хлыновскому и Слободскому в те два года сей грамоты у них рушать не велеть ни кому,а велеть у них в те два года ходити о всем,а потому как в сей грамоте писано лета 7059 года января 27 а подписал Царя и Великого Князя Дьяк Юрий Сидоров,расправный судья Федор Алеманов'.(ГАКО.ф.38,опись 1,дело 204,стр144).
  
   Грамота великого князя каринским татарам Чекаве Азегметеву и сыну его Езекешу от 24 января 1551 года о разрешении им ловить бобров в оброчных реках и озерах в верховьях реки Чепцы совместно с Башкандой Карачуриным(в 4-й доле) и с Казымой Газыевым и его товарищами(в 5-й доле).
   'Се яз,царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси,пожаловал есми с Вятки Каринских татар Чекаву Азегметева сына да сына его Езикеша.Что им бил челом Езикеш и в отца своего место Чукавино,что де и было за Чукавой отца нашего великого князя Василия Ивановича всеа Русии поместье в Карине,и то де их поместье запустело от воинских от Казанских людей и Чукава деи да сын его Езекеш охудали и одолжали,а службы мои государя и великого князя всякия служат,а угодей за ними...вотяков.........,и рек бобронных нет,а за их же деи товарищи за Каринскими татары,за Башкандою за Карачуриным с братом,да за Матвеем за Деветьяровым,да за Касыймом за Газыевым,да за Нурюслам Мурсеитовым сыном,да за Чурою за Малышкиным,наше жалованье,вверх Чепцы оброчныя бобровыя реки и озера на Чепце;а оброку с них давали в нашу казну,с данью вместе по нашим грамотам и по книгам,по десяти бобров карих;а коли деи недобудут бобров,и они деи давали потысяче белок,и того деи они оброку,по моей царя и великого князя грамоте.....по указу......и сына его Езикеша пожаловати,велети им с теми татары,с Башкандою и с его братом да Матвеем с Деветьяровым,бытии в четвертом ж жеребье,да с Касимом да с Чурою с Малышкиным и его товарищи,кои в сей грамоте писаны имяны,бытии в пятом жеребье.И яз царь и великий князь Чекаву Азегметева да сына его Езекеша пожаловал:которыя реки и озера оброчныя за Башкандою с братом да за Матвеем за Деветьяровым да Касымом за Газыевым с товарищи в тех реках и в озерах бобры ловити,у Башканды в четвертой выти,а у Касыма у Газыева в пятой выти,а оброк им мои царя и великого князя,с Башкандою и с его товарищи не давати по указу,до писца;а как те воды писец нам опишет,и им с тех вод оброк давати в мою казну,по писцовым книгам,по жеребьем повытно.А дана грамота на Москве,лета 7059 генваря в 24 день.Приказали сю грамоту подписати казначеи Федор Иванович Сукин да Хозяин Юрьевич Тютин'.
  
   1551 г. января 28. - Указная с прочетом грамота Ивана IV вятским старостам, целовальникам и всем крестьянам о запрещении 'воевать' удмуртов, подвластных каринским татарам
   От царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии на Вятку, в Хлынов и в Слободу старостом и целовальником, и лутчим людем, и всем крестьяном, и арским татаром. Били ми челом арские татарове Сейтяк Алисуфов и в детей своих место, да Кайсым Газыев и в брата своего место, что де за ними на Вятке вверху Чепцы реки вотяки обойнинчи и погренчи, и понничи, и ворчинцы неписьменные люди1. И тем де людьми Сейтяк да Кайсым владеют, пошлины с них и доход всякой емлют себе по отца нашего великого князя Василья Ивановича всеа Русии жалованной грамоте, да и грамоту перед нами отца нашего клали. А оброку де они с тех людей дают хлыновскому намеснику з году на год по тритцати куниц, а ныне де они над тем оброком наддают пять куниц. А живут де те вотякы на бобровых реках на моих царя и великого князя, а теми реки бобровыми пожалован Сейтяк з детми да Кайсым з братьей, а вы де тех вотяков хотите воевать без нашего ведома самоволоством. А Сейтяк з детми да Кайсым з братьею с тех вотяков нашу службу служат. И нам бы их пожаловати по отца своего грамоте, тех их вотяков вам, вятчаном, воевать не велети. И яз, царь и великий князь, Сейтяка з детми да Кайсыма з братьею по отца своего грамоте пожаловал, тех вам вотяков без нашего ведома однолично не воевали и не грабили. А тех вотяков велел ведать и доход с них имать по старине, как они ими владели наперед сего, а оброку им давать с тех вотяков хлыновскому наместнику по тритцать куниц, да наддатку по пять куниц з году на год. А прочет сю грамоту, отдали бе есте назад, и они ее себе держат для иных ваших старост и целовальников.
   Писана на Москве, лета 7059, генваря в 28 день. На подлинной грамоте написано: Царь и великий князь всеа Русии. У подлинной грамоты великого государя печать приложена.
  
   Грамота арским князьям Ивану и Матвею Деветьяровым от 1553 года марта на бобровые озера и малые речки по обе стороны реки Чепцы.
   'Се яз,царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии пожаловал есми Вятчан,Арских князей,Ивана да Матвея Деветьяровых.Били мне челом Иван Деветьяров и в брата своего место в Матвеево,а сказывал:были деи за братьею Семеном да за......жалованной грамоте,на Вятке оброчные реки,с усть Чепцы реки,да до Бахтыевы.....и озера и малые речки,с стороны Чепцы реки Арскими ж татары с Башкандою да с Шубишен Карачюриными детми по жеребьям;а оброку деи они,четыре их,с тех рек давали по шти рублев на год Вятчанам,во всю Вятскую землю;и брата де его Семена в животе не стало,а брат де его Матфей и ныне с тех рек нашу службу служит;и та де наша грамота старая их жалованная,сего лета на Семень день летопроводца,сгорела в Слободском городке,тогды как город Слободской сгорел,и Матфею деи за собою тех рек вперед держати не по чему;а Иван деи Деветьяров нашу службу служить же,а нашего деи за ним жалованья нет ни которого,и ему деи нашие службы без нашего жалованья служить немочно;и мне б Матвея пожаловати,дать ему на те реки,на его выть своя грамота жалованная,потомучто деи у него наша грамота жалованная сего лета в Слободском городе сгорела;а давати бы ему с тех рек,с своей выти,на меня царя и великого князя оброеу,с году на год по рублю;а брата его Ивана жаловати,в Чепце ж реке,с усть Чепцы реки да до Бахтыевы реки по обе стороны Чепцы реки и озеры в малых речках,брата его Семеновою вытью Деветьярова,а оброку ему давати с своей выти,с тех рек,на меня,царя и великого князя,по два рубли на год.И будет те реки наперед того,по нашей жалованной грамоте за Семеном да за Матвеем за Деветьяровыми детми были на оброце,и службу нашу с них служили,и та будет наша жалованная грамота у Матвея сего лета в Слободском городке сгорела,а за Иваном будет нашего жалованья на Вятке нет ни которого,и яз,царь и великий князь,Арских князей Ивана да Матвея пожаловал,Ивана в Чепце реке брата его Семеновою вытью,а Матвея в Чепце ж реке его вытью по старине,как за ним были те реки наперед сего,по нашей грамоте,с братом его с Семеном с Деветьяровым,с усть Чепцы реки да до Бахтыевы реки,по обе стороны Чепцы реки,и озеры и малыми речками:и Ивану и Матвею в тех реках бобры ловити своими двемя вытми;а оброку им привезти впервые на Москву,по сей нашей грамоте,три рубли,да пошлин по десяти денег с рубля,к нашим диаком к Юрью к Сидорову да к Павлу к Никифорову на срок на сборное воскресение лета 7062 года,да и впредь им тот оброк и с пошлины возить ежегод,безпереводно к диаком к Юрью же Сидорову да к Павлу Никифорову или по по них иные наши диаки будут.А порука в том оброке и в пошлинах,по Иване да по Матвее по Деветьяровых,Вятчане Шолом Есипов сын,да Ивашко Ондреев сын Бакулев,да Михалко Соколов в том,что им тот оброк и пошлины платити ежегод,на срок безпереводно.Дана грамота на Москве,лета 7061 года,марта в день'.
  
   Грамота татарским князьям Матвею Девятлиярову и Шамаю Казыеву от 20 января 1556 года.
   'Се яз,царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии,пожаловал есми Вятских князей Матфейка Деветлиярова да Шомайка Казыева.Били нам челом,а сказывают,что деи за ними отца нашего великого князя Василья Ивановича всеа Русии и наше жалованье,на Вятке,в Слободе деревеньки Шептяковская да деревенька Желтиковская,а тому деи уж как за их отцый и за ними те деревни тридцать лет и службу де они нашу с тех деревень служат,и грамота деи у них жалованная отца нашего великого князя Василья Ивановича всеа Русии на те деревни была,да та деи у них грамота на Вятке,в Слободском городе сгорела,а впредь де и им нашего жалованья тех деревень за собою держати не по чему.И ож будет так,как нам они били челом,и преж всего будет за Матфейком за Деветляровым да за Шомаем за Казыевым и за их отцы,отца нашего великого князя Василия Ивановича всеа Русии и наше жалованье,на Вятке в Слободе,деревня Шептяковская да деревня Желтиковская быди,и ныне будут те деревни за ними ж,и службу нашу будет они с тех деревень служат,и на те будет у них деревни наша жалованная грамота была,да та их грамота на Вятке,в Слободском городе сгорела,и нам бы их пожаловати,велети дати имна те их деревни,своя жалованная новая грамота.И яз,царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии,Вятских князей Матфейка Деветлярова да Шамая Казыева пожаловал,дал есми им на те деревни,на Шептяковскую да на Желтиковскую сию свою грамоту жалованную,что к тем деревням изстари потягло пашни,и покосов,и лесу,и рыбные ловли,и иных всяких угодей,и кто у них в тех деревнях учнет жити людей и крестьян,наши наместницы Хлыновские и Слободские волостели и их и те у них кормов своих у них не емлют и не судят их ни в чем,опричь душегубства и розбоя и татбы с поличным,а праветчики и доводчики поборов своих у них не емлют и не выезжают к ним ни по что;а ведают и судят тех своих людей и крестьян Матфейко Деветляров да Шомайко Казыев сами во всем или кому прикажут;а кому будет чего на Матфейке Деветлярове да на Шомайке Казыеве искати,ино их судит наш поместник Хлыновский.А служат с тех они своих деревень,мою цареву и великого князя службу сами,своими головами.Дана грамота на Москве,лета 7064 генваря в 20 день'.
  
   Грамота 1588 года.
   В копии,засвидетельствованной Вятского наместничества Елабужским земским судом,от царя и Великого князя Федора Ивановича всея Руссии на Вятку городовому начальнику Афанасию Лосанову,или кто иные приказные люди на Вятке в Хлынове городке впредь будут до посадским земским людям,Федору Рязанцеву да Матвею Котельникову и всем Вятским Хлыновским старостам и целовальникам и посадским людям,по нашему указу поверстаны нашим денежным жалованьем Вятские Каринские служилые татары первая статья по 10 рублей человеку князья:Султан Сейтяков,Кулуш Матвеев,Бажен Касимов,Юнус Юсупов,Бичура Тиняшев,другая статья по 7 рублей Хузязень Сеитов,Кадыш Маметьев,Арслан Хилялов,Озман Шенеситов,Кучук Кулашев,Тишей Дворяшев,Махмут Чукавин,Бигиш Шеисламов,потому,что у них наше жалованье ясаку взяты на нас что имали с Вотяков,а в тех ясаков,места вельми есми им наше денежное жалование давати из казны и как к вам сия грамота придет и вы Вятским Каринским служилым татарам князю Султану Сейтякову с товарищи,которые в сей нашей грамоте имена писаны давали им наше денежное жалование на нынешний 96 год вполы их окладов первой статье по 5 рублей человеку а другой статье по 3 рубля с полтиною человеку из Вотяцких денег,что велено с вотяков оброк собрать и к Москве прислать а буде вотяцкие деньги оброчные увезли к Москве и вы с им дали жалование из каких денег нибудь из судейских или из Хлыновского из намесничества доходу или из кабатския прибыли и у них в тех деньгах взяли бы для спросу,а которые татарове на нашей службе в Сибири Кадыш Матвеев,Тимей Тиняшев и вы бы им дали наше денежное жалованье на нынешний 96 год для сибирской службы оклад их по 7 рублей человеку сполна,а впредь им к 97 году о их жалованьи указ наш будет кого пошлем из них на нашу службу и тем сполна наше жалованье велим дать,а которых не пошлем и тем наше нашего жалованья на тот год не будет,а вельми есми им всем служилым татарам по сей нашей грамоте ходить на нашу службу в Сибири им разделясь на три статьи переменяясь по третьям,а прочесть сею нашу грамоту и список с нее противень отдавали бы татарам князю Султану Сейтякову с товарищи и они бы держали у себя впредь для иных вятских приказных людей и сборщиков и старост и целовальников,подлинная грамота писана на Москве лета 7096 года мая в 21 день.(ГАКО,фонд 38,опись 1,дело 204,стр.145-147).
  
   По указу великого Руссийского Московского государства и всей земли бояр диак Степан Дичков да Григорий Павлович Веревкин дали на ясак вятчекам каринским татарам Сарыку Хозесеитову да Хозянку Аземметеву да Билатачку Дюняшеву пустошь по Зюресской дороге за Вяткою рекою на Ише речке для того в нынешнем в 7121(1613) году февраля в 12 день били они челом великого Руссийского Московского государства и всей земли бояром.А сказали,приволоклись де они с Вятки с женами и с детьми и ныне де они кормятся в Казанском уезде по Зюресской дороге в чувашских деревнях,приискали де они по той же дороге за Вяткою рекою меж дворцовых сел Сарапула и Елабуги пустошь на Иш речке.А межа де той пустоши по Иш речке вверх с устья и до Салауш речки,а от Салауш реки вверх по Арзю(Варзи) речки,а от Арзи реки вверх по Усов речку.А ныне де та пустошь лежит впусте и не владеет ею никто.И что великого Руссийского Московского государства и всей земли бояря их татар пожаловали Сарычка с товарищи трех человек,велели б тое пустошь дать им на оброк и льготы им велели ж дати докамест они пашню распашут и дворы поставят,а место большое и заросль большая.А они де к себе на тое пустошь учнут призывать товарищей и будет так,как бьют ему Сарычка Хозесеитов с товарищи трем человеком.А та будет пустошь не государева ж дворцовых сел и не поместная и не монастырская,а на ясак не будет отдана никому.И,Сарычку,с товарищи трем человекам на той пустоши жить и дворы ставитьи пашню пахать и сена косить,и иными угодьи владеть,опричь бортных и ухожеев и бобровых,и льгота ему дано пять лет ж,а после льготы впервее им государев оброк заплатити против вотяков целые жеребей в7126(1618) году ивперед им потому ж платить еже год с товарищи ровно.
  
   Список с ввозной грамоты данный 11 августа 7126 года (1618) при царе Михаиле Федоровиче по челобитью вятских каринских татар Васьки да Сеньки Баженовых с товарищи,что они садятся де вновь в Уфимском уезде на пустошь за Камою рекою по Ижу речке вверх по Варзи речке и по челобитью их велено ту землю дарить уфимцу сыну боярскому Константину Голубцову и Голубцов книги дозору своего прислал на Уфу,а воевода Хлопов велел их дать с тех дозорных книг Ваське Баженову ввозную грамоту и по отводу Константина Голубцова дано им земли двенадцать десятин,да им же для выпуску пашенные земли восемь десятин, а межа тое земли:от вятского татарина от Сарычева межи промеж ими от речки Варзи сажень с десять и больше стоит дуб да вяз из одного корени,а на вязу грань,а с того дуба и вяза прямо на увал на одинокую березу,а с тое березы прямо в дубраву на одинокий дуб ,а на нем грань,а с того дуба прямо на одинокий же дуб,а на дубу грань,а с того дуба прямо на одинокую на кудреватую березу,а на березе грань,а с тое березы прямо на речку на Мушиковку,а с тое речки прямо к усаду,а под усадом прямо по речке по Ижу луга,сенные покосы.Ваське Баженову с товарищи из платежа ясака велено этою землею владеть опричь бортных ухожев и бобровых гонов и рыбных ловель.
  
   Карино
   Карино имеет уникальную структуру строения. Состоит из трех частей. Верхнее, Нижнее, Ильясово. Верхнее состоит из Девлетьярово ('би-як') и Митюково ('бочорман як'). Нижнее состоит из Арсланово, Касимово-би-як и Абашево-бочорман як. Возле Верхнего Карино находится Шептяк-тау, там видимо, была деревня Шептяковская, дарованная Девлетьяровым в 16 веке. Как минимум Ильясово основано в первой половине 15 века. Возможно, оно основано самим Кара-биком. Мурзасеит остался жить в Ильясове, а его брат Мавляберди поселился в Нижнем Карино. Получается, что Нижнее Карино возникло позже Ильясова. Девлетьярово считается самым древним селением. Если это так, то основано оно в конце 14 - начале 15 веков или первоначально в нем жил сам Кара-бик. Само происхождение название остается открытым вопросом. Возможно так оно было названо в честь Кара-бика.
   С другой стороны Кар по-удмуртски означает городище, поселение. Второе название Карино - Нократ. И здесь есть два варианта - от арабского 'нухрат' - серебро или от русского - Новгород. Так или иначе основание Карино явно коррелирует с основанием Казанского ханства и тогда становится понятным заселение Чепцы и основание села татарской феодальной знатью с целью контроля территории по арской дороге ханства. В 1489 году Карино переходит под юрисдикцию московского государства. Этому способствовала промосковская группировка в Казани, вследствие чего между каринскими татарами и Казанью возникли враждебные отношения. То, что каринские князья были 'смотрящими' за арской дорогой ханства говорит и тот факт, что в большинстве своем потомки селились по деревням арской дороги, то есть в тех местах, где они ориентировались.
   По документам известно, что среди каринских татар имелись другие рода. Имели они отношение или нет к трем основным родам, неизвестно. Рамазан - Башканда - Карачура. Башканда Карачурин получил грамоту в 1510 году. Алзян - Шептяк, Момач. Шептяка сын Адиш. Момача сын Шагаб. Тохтамыш и Тенеш. Алиш - Малыш - Чура. Алиш возможно являлся сыном Гали (второй сын Кара-бека). Азегмет - Чекава - Езикеш, Махмет.
   http://www.bastanovo.ru/category/kari/
  
   Русланом Шакировым и Вадимом Урасиным были проверены потомки нескольких родов каринских князей (раньше проживали в д. Карино ныне Кировской области), некоторые фамилии оказались в родстве с польско-литовскими татарами Кинскими и Ахматовичами.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) В.Крымова "Вредная ведьма для дракона"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) О.Рыбаченко "Императорская битва - Крах империи"(Киберпанк) К.Фрес "В следующей жизни, когда я стану кошкой..."(Научная фантастика) К.Вэй "По дорогам Империи"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНедостойная. Анна ШнайдерИмператрица Ольга. Александр МихайловскийКукла Его Высочества. Эвелина ТеньСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"