Бычкова Елена: другие произведения.

Леший

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    небольшая фантазия об общении лешего с людьми.

Леший и неожиданное путешествие.

1. Знакомство

Я сидел на пне, скучал и разглядывал проплывающие по небу облака. Ветра не было, и облака плыли медленно. А больше заняться было нечем... За моей спиной, в заповедном лесу, шумела жизнь: щебетали птицы, кричали звери, переговаривались и ссорились между собой духи и мелкие демоны.

Со стороны мелководной речушки, отделяющей заповедный лес от широкого луга, послышались шлепки по воде, и человеческие голоса. Несколько человек перебирались вброд, ругая холодную воду и быстрое течение. Через некоторое время я увидел пятерых людей: троих мужчин и двух женщин, обвешанных походными мешками и оружием.

Люди... редко они забредают в эти места. Когда-то они селились поблизости и часто приходили в лес, тогда еще не ставший Заповедным. Однажды людей стало много и они стали убивать друг друга, словно сбесившиеся звери. Это было страшно. Даже я опасаюсь сбесившихся, потерявших любой разум, когда их много. Когда все кончилось, людские селения опустели, разрушенные дома со временем сровнялись с землей. А мой лес стал прибежищем для волшебных существ, созданных колдунами и ведьмами, а также злых духов, порожденных человеческой грызней. С тех пор лес и прозывается заповедными, запретным. Здесь больше не встретить женщин и детей, собирающих ягоды, грибы и орехи. Даже смелые охотники предпочитают ловить дичь в других лесах. А если кто сюда и забредает на охоту, то те выслеживают и ловят "нечисть". Такие охотники появляются в заповедном лесу несколько раз в год, в теплый период. Может быть, они приходили и зимой, но зимой я, как и большинство обитателей леса, спим.

Люди для леса - чужаки, и я присматриваю за ними, хотя на глаза не показываюсь. Вот только сегодня меня одолела скука. А теперь появилось неожиданное желание пообщаться. Воплотившись в приятный для людских глаз облик, я ожидал, когда меня заметят.

- Ей, парень, - окликнул меня мужчина, самый старший, судя по внешнему виду, - ты что здесь делаешь?

- Что делаю? Сижу, - тихо и не сразу откликнулся я. Вообще-то, я не был уверен, что не забыл человеческую речь.

- Видим, что сидишь, - по выражению их лиц можно было без труда догадаться - меня приняли за дурачка. - Ты местный?

Я кивнул, сдерживая смешок, и поглубже натянул шапку. Если на день пути поблизости нет ни одного человеческого селения, то откуда взялся человек? Либо оттуда, откуда они сами явились, либо... это и не человек вовсе. В прежние времена, когда вблизи от заповедного леса еще были людские селения, такой вопрос незнакомцу, вышедшему из леса, да еще не похожему лицом и одеждой на местных селян, никто бы не задал.

- Вглубь чащи дорогу знаешь? - спросил другой мужчина, за спиной которого виднелось плечо лука.

Куда?! Я ослышался или не понял их? Никогда раньше охотники не заходили дальше окраин заповедного леса. А этим людям жить надоело, всем пятерым сразу?

- Серж, - устало протянула светловолосая женщина в рыжем кожаном плаще, из-под полы которого выглядывал кончик узких ножен. На меня она глядела с сочувствием. - Да он и домой-то дороги не помнит. Так бы и сидел здесь, пока его родичи не отыскали.

- Извини, парень, но нам некогда тебя домой провожать, - вздохнул старший. - Назад будем возвращаться, тогда - пожалуйста. Если до того времени тебя не отыщут.

Н-да, давно меня не принимали за человека. Пожалуй что, никогда раньше. Этих недотеп я разубеждать не стал, ситуация складывалась для меня забавно. Ладно, как должен себя вести подросток-селянин, заблудившийся в лесу?

- Спасибо, добрые люди. Только зря вы хотите идти в этот лес. Люди говорят: нехорошее это место, заповедное. Может, не пойдете?

- Мы про этот лес все знаем! - самоуверенно хмыкнул лучник, - Знаем, что в нем нечисти всякой полно, демонов и монстров разных. Мы - охотники за нечистью.

Об этом я давно догадался. Интересно, а как давно они этим занимаются? Хоть кого-нибудь уже поймали? Сомнительно...

- Ну бывай, парень, - охотники направились мимо меня к лесу.

Лес затих в ожидании гостей.

Не успели они оглянуться, а я уже стоял рядом. Интересно же, как далеко они смогут уйти. А еще, я, наконец, смогу узнать, зачем люди ловят демонов и прочих существ нематериального мира.

- Я с вами.

Вторая девица, рыжеволосая, окинула меня пренебрежительным взглядом. С человеческой точки зрения выгляжу я неказисто: невысокий, худой, в неаккуратной, на противоположную сторону застегнутой, одежде, и не на ту ногу обутых лаптях.

- Как хочешь. Только потом, чур, не ныть, и сопли от страха не размазывать!

Я шел по звериной тропе (дорог, проложенных существами нематериального мира, люди просто не видели), охотники, тихо переговариваясь, шли за мной. Они были первыми, кого я, добровольно завожу в лес! Охотники обсуждали то, что попадалось им на глаза, и старательно высматривали добычу. Никого из них не насторожило, что незнакомый парень уверенно ведет их в неизвестное и опасное место.

Я и раньше водил людей по лесу (в шутку или в наказание), только они о том не догадывались, блуждая по одному и тому же месту. Потом-то, понятно, догадывались, всячески меня ругая. Посмотрим, как скоро догадаются нынешние мои спутники.

Громкий и противный звук - крик дикого лесного кота - остановил моих спутников. Люди стали оглядываться по сторонам, пока не приметили зверька на вершине старой полу засохшей ели. Мелкого, серо-полосатого, еще котенка. Видимо, наша компания спугнула его, вот он и влез на дерево. И орет на какой-то монотонно-жалобной ноте.

- Ой, котенок! Бедненький! Он, наверное, слезть боится, - забеспокоилась одна из девиц.

По мне, лесной кот не тот, о ком следует беспокоиться. Скорее, он сам добавляет всем беспокойства. Некрупный, очень шустрый и ловкий зверек, имеющий полную пасть острых, как иглы, зубов, охотился на мелких грызунов и птиц. Однако, имея драчливый нрав, досаждал и другим зверям, и даже духам (их эта тварь прекрасно видела и чуяла).

Сейчас кошак, посматривая на нас злыми глазами с верхушки дерева, издевался над слухом и нервами.

- Надо его снять, - решительно заявила вторая девица.

- Надо пройти мимо. Сам слезет, - возразил я. На меня воззрились две пары злых, куда там коту, женских глаз и три пары мужских - осуждающих. Ну, как хотят. Я точно ничего делать не собираюсь, отойду немного и понаблюдаю. Вот поблизости удобный пенек имеется. И как же они зверька спасать собираются?

Лучше бы я это не слышал! Чуть с пня не свалился.

- Пал Палыч, что делать то? Орет ведь противно так... - это третий мужчина, до сих пор помалкивавший.
- Вот ведь беда... - светловолосая женщина
- А давайте его стрелой собьем? - лучник Серж.

- Очумел?! - разом обе женщины

- Да я по ветке выстрелю, она обломится, - поспешил объясниться лучник. - Кот и упадет.
Вспомнилась людская сказка, пересказанная мне одним из странствующих демонов. "Было у царя три сына, и послал их царь в поле жен себе искать примитивно-луковым способом. То есть: куда они стрелу пустят - на том и женятся. Ну и, старший сын попал среднему в то место, откуда у людей ноги растут. Царь поглядел на младшего сына, и бросил дурацкую идею".
Так вот, тут было еще хуже. Первая стрела, запутавшись в средних, разлапистых, еловых лапах, с шорохом и осыпавшейся хвоей упала на землю, едва не выбив глаз лучнику. Вторая просвистела мимо верхушки и прижавшегося, немного ошалевшего от такого внимания, кота, и, не долетев до облака, упала где-то за деревьями.

- Не, так его не собьешь, - сделал вывод старший. - Тут надо что потяжелее.

Мужчина внимательно посмотрел на земле возле своих ног и поднял сук величиной как раз с его руку. Подбросив его для примерки в руке, Пал Палыч встал под самое дерево, размахнулся... Сук до кота не долетел, упав точно на голову отправителю.

К монотонному мявканию зверя добавился взбешенный рык и длинная фраза из незнакомых мне по смыслу слов.

Кот был забыт: ударенный по голове предводитель - это намного интереснее...
Я сидел тихо в сторонке, совершенно забыв про скуку.
Дальше в этой компании появляется две новых идеи. Первая: надо перевязать предводителя, и вторая: кота - скотину надо все-таки сбить. Потому что он виноват в том, что предводитель получил по голове!
Дальше, с фразой "это надо так!" молчаливый мужчина хватает другой сук, еще более корявый и прогнивший, и метает его в сторону кота. Стук, шорох, ругань спутников, чьи глаза засыпало развалившимся в пыль "снарядом".

Короче, компания по спасению кота распадается на два враждебных лагеря. Женщины орут на мужчин, называя криворукими и косыми, те в свою очередь нелестно отзываются об умственных способностях спутниц. Тихо стонет, держась за голову, предводитель, просит дать обезболивающее, или просто выпить. Еще тише я фыркаю в ладонь, давясь сдерживаемым смехом. Кроме этого все еще орет кот, пытающийся теперь не слезть, а залезть повыше - потому что понимает, что внизу ничего хорошего его не ждет. В кота регулярно что-нибудь кидают и с той и с другой стороны, но коту почему-то пока везет.
В общем, только боги знают, как эта толпа не переругалась и не передралась. Но последовавшее продолжение - это нечто! Рыжеволосая вспомнила, что она, вообще-то, имеет магические способности. На уровне ведьмы, по моим оценкам.

- А давайте я кота водяной струей собью!

И если меня эта идея повергает в приступ уже не сдерживаемого хохота, то у охотников она вызывает единогласную поддержку. И эта героиня, прицелившись кое-как, выпускает с рук струю воды, не уступающей речке возле леса! Самое удивительное, что по коту она четко попала. Смешное - то, что кота такой волной просто оторвало от дерева и забросило в неизвестные дали.
Мокрые спутники, оглядев уже пустую верхушку ели, выдали по паре непонятных мне выражений. Затем все дружно рассмеялись.

Пока ее подруга "оказывала помощь" лесному коту, светловолосая девица занималась ранами предводителя. То ли брызги воды, то ли неожиданный (для людей) результат, а может всеобщее веселие, - что-то подтолкнуло руку женщины и ярко-зеленый, кровоостанавливающий, настой, выплеснулся не только на лоб, но и на макушку Пал Палыча. Предводитель заорал в очередной раз, распугивая зверей и духов, сбежавшихся на шум.

Интересный результат получился, цвет волос охотника мне даже понравился. Лучник громко, во весь голос, рассмеялся. Девицы дружно взвизгнули. Кажется мне, они не каждый день видят людей с зеленым лицом и волосами.

Н-да, если это и была охота, то у этой компании она явно задалась. Или я что-то не понял - лесной кот как-то не подходит под человеческое понятие "нечистая сила".

Теперь мне за них можно не опасаться: ни один из местных монстров, даже демонов, и близко к ним не подойдет - испугается.

Хотя нет, нежить - существа любопытные, не я один такой в лесу. Через некоторое время мелочь - боровички, моховики, криксы, а также кое-кто покрупнее: волкодлак и гилистери, подтянулись поближе.

Господин, что люди делают в нашем доме?

Вы их есть будете?

Они съедобные?

Фу-у, есть это...этих...гадость!

Кстати, кто тут на кого охотиться собирается?

- А вы вообще охотиться будете? - поинтересовался я у людей

- Так не на кого! - дружно изумилась компания.

Они не видят?! Да вокруг нас не протолкнешься! Ой, последнюю фразу я произнес вслух...

- Ты их видишь? - загомонили охотники, - Кто это: монстры или демоны?

- Я сейчас! - рыжая ведьма взмахнула руками, разрезав воздух несколькими движениями. Первый, энергетический, пласт, всколыхнулся. - Ой! Рядом что-то очень большое! И, - ведьмочка заметно побледнела, - их много...

- Кого много? - не понял старший, - Большого много? Нечисти много?

- Парень, тебе что, не страшно? - толкнул меня лучник. - Ты, того, лучше за нас спрячься.

- Спрятаться? Не, я лучше в сторонку отойду. А вы на кого охотиться теперь будете? На волкодлака? - упомянутый недовольно заворчал на меня, выдавая свое местонахождение. А что? Он хотя бы материальный, значит - условно съедобный. - А то некоторые, к примеру, мавки и нетопыри, вами в том же смысле интересуются.

Не буду никому мешать. Большая часть мелкой нечисти из разряда духов, для которых мыслительная деятельность - чрезмерная нагрузка, столпились подле меня. Зато волшебные существа, наоборот, подтянулись поближе.

- Но я точно еще кого-то чувствую! - упрямо вскрикнула ведьма. - Сильнее всех, кого перечислил этот малец.

- Успокойся, Зарина! Скоро все выясним. Пора приступать к делу, а то, как заметил наш дорогой проводник, на нас нападут первыми.

Как оказалось, магов в этой компании было двое. Тихоня, как я про себя обозвал третьего мужчину, был полноценным колдуном, и его стараниями компания переместилась на один энергетический уровень с нечистью.

Я существовал одновременно на трех энергетических уровнях, поэтому мог без помех развлекаться наблюдением за охотой. Кстати, на этом уровне охотники должны уже меня опознать, если раньше не догадались.

Нетопырей частью перебили, частью разогнали бойцы: Пал Палыч, Серж и светловолосая мечница. И это охота, называется? Порубили добычу на мелкие части, и ногами потоптали. Мавки, убедившись, что их чары на охотников не действуют, первыми ретировались подальше от этого безобразия. Дольше всех продержались монстры, хорошо потрепавшие охотничков. Гилистери, похожий на рогатого кабана с непробиваемой железом шкурой, заставил людей знатно побегать между деревьями, пока колдун не догадался запустить в него огненным всполохом. Зверюга ломанулась в чащу, только сухостой затрещал. Волкодлаку повезло меньше всех. Монстр, люто ненавидящий людей, решил драться до последнего, не взирая на численное неравенство, за что и поплатился - был пойман и магически опечатан.

Когда "нечисть" разбежалась, охотники заинтересовались мной. Не знаю, когда они поняли, с кем имеют дело, но их отношение резко изменилось. Они настороженно переглядывались и не спешили убрать оружие, маги даже активировали "спусковые узлы" заклинаний.

- Вы закончили? - спросил я, еще не решив: то ли вывести людей из леса, то ли заняться другими делами. Вряд ли случится что-то еще интересное.

- Вот еще тварь поймаем...- угрожающе протянул зеленоволосый предводитель, не сводя с меня глаз, - и можно возвращаться.

Четверо - предводитель, лучник, мечница и ведьма, - двинулись в мою сторону, явно намереваясь окружить. Колдуна оставили стеречь волкодлака.

На меня еще ни разу не охотились. Ладно, пусть попробуют. Можно было бы на другой энергетический уровень уйти или вовсе развоплотиться, но тогда они меня запросто потеряют, а так даже не интересно!

Я подпустил людей поближе и сменил телесную форму. Некрупный, но очень пушистый, зверек ловко увернулся от магической ловчей петли и просочился, под изумленными взглядами горе-охотников, в ствол стальной березы.

Я обитаю, точнее - отдыхаю, в стволах деревьев. Больше всего люблю стальную березу - дерево, древесина которого не поддается ни топору, ни пиле, ни мечу (были и такие попытки). Хотя люблю я это дерево не за твердость, а за мягкий - желтовато-розовый - цвет, особый приятный запах, а еще внутри ствола в любую погоду сохраняется прохлада.

- И что это было?! - единодушно выдохнули затормозившие возле дерева охотники.

- Какой пушистик! - ведьма звонко, чуть ли не на весь лес, выразила свое мнение. Те духи, которые отважились остаться поблизости, спешно удрали куда подальше. - Белоснежный, с такими милыми изумрудными завитушками на шерстке.

- А какой роскошный хвост! - поддержала мечница.

- Глупые вы, девки, - то ли ругнулся, то ли вздохнул предводитель. - Кто бы это не был, он утек. Фиг его из того дерева выковырнешь. Эй, Тай, глянь повнимательней, может тварь морок навела?

- Лесные демоны, или как их чаще называют: лесовики, лешие, хотя правильнее относить их к духам земли, обитали в стволах деревьев. Это высшая нечисть, способная не только изменять форму, но и применять высшую магию.

- Впервые слышу, - не поверил Пал Палыч.

- Они давно не показывались людям, - объяснил маг. Говорил он тихо и явно неохотно.

- Значит, за эту диковинку нам такие деньжищи отвалят... - размечтался Серж.

- Угу, осталось только поймать, - осадила его светловолосая. - Все это интересно, конечно. Только, мальчики, кто-нибудь из вас запомнил дорогу назад?

А в ответ тишина и угрюмое сопение.

- Может, вы, - обращались явно к магам, - что-нибудь наколдуете, путеуказующее?

- Ага, сейчас! - возмутилась рыжая ведьма, - Легче того демона позвать, чем использовать не силовые заклинания в заповедном лесу!

- Слабо?! - подзадорила ее воительница.

- Эй, демон, ау! - что есть мочи крикнула рыжая.

Ладно уж, выйду. Они уже, почитай, всех зверей до края леса распугали. Я же не чудовище какое, над обитателями своего леса издеваться, позволяя этой веселой компании бродить по нашему дому.

- Уважаемые, - окликнул я. - Звали?

- Э-э... - протянул старший, - наверное...

Остальные охотники молча и пристально уставились на невзрачного знакомого парня. Застыли, как приколдованные, даже дышать перестали.

Не понял: сами же меня звали... Слух меня еще никогда не подводил, а заморочить меня невозможно.

- Выведи нас из леса, - первым осмелел тихоня-колдун. - Пожалуйста! Обещаем больше не нападать и зла лесу не причинять.

- Ну, пошли обратно. Добычу не забудьте!

Кажется, они думали, что я отберу у них честно добытое. С какой стати?!

На обратном пути предводитель и лучник размышляли, за сколько монет можно продать, и кому, такую диковину, как лесной демон. Девицы испугано-любопытно поглядывали на меня, а колдун бросал в мою сторону такие мрачные взгляды, что я благоразумно переместился ближе к волкодлаку.

Вот и граница леса. Я остановился, не заходя за крайние деревья, помахал на прощание рукой охотникам. Волкодлак, запертый магией в человеческой форме, горестно всплакнул - взвыл.

Я не уходил, ожидая пока охотники дойдут до реки. Первым до берега добрался предводитель - он спешил сменить зеленый цвет на более привычный для человека. Пока он с уханьем плескался в холодной воде, все остальные перешли реку вброд и ожидали предводителя на другом берегу. Задержался только колдун.

Тихо-тихо ветка скрипнет,

Птица шелестнет крылом,

Зверь на мягких лапах прыгнет.

Леший свой обходит дом.

Древняя колыбельная. Как давно я не слышал звучание слов, не понятных никому, даже магам. Слова колыбельной те же, и словно другие... Откуда? Кто ее поет? Не важно...

Темно. Душно. Пахнет пылью, рогожей и человеком. Ощущение движения, но двигаюсь не я. Мне неудобно, потому что я лежу, или сижу, скрючившись, внутри мешка.

Даже подозрений не было, что колдун сможет обмануть меня! Ну и пусть, это поправимо. Сменить форму с человеческой на звериную я всегда могу. Прогрыз дырку в рогоже и выпрыгнул на землю. Лучник, несший меня на спине, почувствовал облегчение ноши и обернулся.

- Леший убегает!

- Я же говорил, что брать его с собой - глупость! - проворчал колдун. - Рано или поздно, он освободится. И нам придется иметь дело со злым демоном.

Мне было не до их споров. Охотники успели дойти до дальних полей, обогнув разоренные и заброшенные после войны селения. Заповедный лес виднелся на горизонте.

- А ну стоять! Стрелять буду! - лучник уже взвел лук и наложил стрелу на тетиву.

Я сел и почесал лапой между ушами. Пусть стреляет - развоплотиться я успеют быстрее, чем стрела сойдет с тетивы.

Зачем они меня забрали? Люди всегда меня боялись, старались избежать встречи или всячески задобрить. За прошедшее время такие, как я, стали представлять ценность для людей?

Домой я всяко вернусь. И буду снова скучать, и мучиться любопытством: как колдун узнал песню-колыбельную на неизвестном людям языке, и для чего я нужен охотникам?

Лучник замер, так и не выстрелив. Остальные охотники тоже остановились, но ловить меня не спешили, просто наблюдали.

Я вернулся к этой компании уже в человеческом облике.

- Господин рехнулся, - прокомментировал мой поступок волкодлак. - Людишки ему по голове сильно стукнули.

- Скажи, колдун, где ты слышал колыбельную?

Колдун хотел было ответить, но в этот момент предводитель наступил ему на ногу, а светловолосая мечница как бы невзначай решила проверить остроту кинжала. Тихоня смутился и промолчал.

- Он тебе позже все расскажет. Когда мы в город придем, - подмигнул лучник. - Я - Сергий, ну или Серж. Наш старший, атаман, Пал Палыч. Колдуна зовут Тайхонсин (уф, еле выговорил).

- Ингрид, - улыбаясь мне, перебила Сержа светловолосая воительница, - Эта ведьма - Зарина.

Рыжеволосая недовольно скривилась.

- А ты - леший....

Видимо, от меня в ответ что-то ожидали, но, не дождались.

- Хватит прохлаждаться, - распорядился старший. - И так задержались.

Охотники подобрали с земли свои вещи.

Волкодлак угрюмо рыкнул, но цепь заклинания не позволяла чудовищу сопротивляться.

- А вы с волкодлаком что делать будете? - спросил я, пристраиваясь идти рядом с колдуном, - Съедите, когда проголодаетесь?

Ответом мне был дружный смех; люди даже остановились, чтобы не спотыкаться.

- Ой, насмешил, лесная твоя голова! Ох!

- Это вы, нечисть, привыкли друг друга жрать. Продадим мы его в городе магу какому-нибудь, или герою липовому, из тех, которые только хвастать горазды.

И тебя заодно, - добавил волкодлак. Люди его услышать не могли - мы общались на уровне разумов, это для существ нематериального мира было привычным. - Для людей убивать нас - чужих, нелюдей - потеха. Если повезет - убьют сразу, не повезет -замучают до смерти. Освободи меня, лесной господин! Вмиг расправлюсь с вр-р-рагами, и вернемся в заповедный лес.

2. По дороге в город

Я впервые покинул заповедный лес. Оказалось, что небо, не заслоненное кронами деревьев, выше и бескрайней. А какие необыкновенные по нему плывут облака!

А сколько разноцветных трав растет на земле, какие от них ароматы!

С непривычки мне даже стало страшно от обилия пространства вокруг.

Долго изучать новое для меня пространство не дали спутники в количестве пяти человек.

Сперва дорога шла через безлюдные места: луга и заросшие поля с перелесками. В колышущихся травах скрывались луговички; скользили над цветами и травами русалки и берегини; среди бабочек, пчел и стрекоз кружились мелкие духи.

Охотники не обращали на существ нематериального мира никакого внимания. Никак не пойму, чем же я им приглянулся тогда?

Охотники переговаривались между собой, обращая на меня внимания не больше, чем на волкодлака. То есть, с осторожностью присматривали за нами. Колдун Тай вообще старался держаться от меня подальше. Не хороший человек: сперва заинтересовал, а потом избегает. Ведьмочка тоже злобно поглядывает. Ей-то я чем не угодил? Воины держатся настороженно, но эту троицу мое присутствие вполне устраивает. У них какие-то планы на меня, которые я не понимаю. Предводитель меня забавляет: Пал Палыч считает, что знает все лучше остальных, и вправе распоряжаться. Даже моими действиями. Мне впервые говорят, что я должен сделать! Это так весело: не надо думать - делаешь, что велят и ждешь, что из этого получится.

Солнце припекало. Легкий ветерок едва колыхал луговые травы, разгоняя по воздуху сладкий, медвяный запах цветов. В этот аромат вливался манящий запах луговой земляники. Я не удержался и сошел с дороги, направляясь к пригорку, поросшему спелыми ягодами. Мои спутники, разморенные жарой, недовольно заворчали:

- Тебя куда еще понесло, лесная твоя душа?!

- Чего ты там нашел?

Я, не обращая на них внимания, собирал в лист лопуха, а когда и прямо в рот, ягоды.

- Леший, нам надо спешить! Заканчивай дурью маяться, иначе я тебя за шкирку оттуда вытащу! - пригрозил Пал Палыч.

- Идите, я вас нагоню, - отмахнулся я от людей. Зачем спешить в город? Он уже много лет стоит и никуда с того места не денется. А вот на ягоды много желающих наберется, тут смотри - не проморгай.

- Ты нас за дураков держишь?! - возмутился Сергий. - Сбежать, поди, хочешь.

?! Я по своей воле в их компании иду, по своей воле могу и в другую сторону свернуть, либо в лес вернуться.

- Пусть пасется, - махнула рукой Зарина. - Давайте тоже привал сделаем, вон под тем раскидистым деревом. У меня уже от пыли и жары во рту пересохло.

Охотники наконец-то отстали от меня, расположившись под раскидистым дубом. Вдоволь наевшись ягод и набрав про запас, я присоединился к компании.

Люди жадно прильнули к берестяным флягам с водой.

- Эй, вы на воду особо не налегайте! До ближайшего колодца день пути, - предостерег предводитель. - А у нас еще два нахлебника.

Остальные на него недовольно покосились, и нехотя убрали фляги.

- А почему бы не набрать воду из родника? - удивился я.

- Потому, что за этим лугом начинаются поля, через которые дорога идет до самой деревни. Здесь нет никаких родников.

Луг - не мои владения, и чувствую я здесь окружающее пространство немного хуже. А мои спутники, похоже, вообще ничего не чувствуют.

- Родник есть за тем пригорком, в небольшом овражке. Иначе дуб здесь не вырос.

Люди отправились проверять. Даже волкодлак добровольно пошел с ними - видимо, тоже очень пить захотел. Пока они ходили, я растянулся на солнышке, переваривая ягоды и заряжаясь энергией.

- Вставай, лешак! Чего разлегся? - недовольно крикнула Ингрид, чуть не наступившая на меня. - Дальше идти надо.

И чего, спрашивается, они вечно недовольны? То им жарко, то воды мало, то еще чего-то надо...

И мы пошли. Ближе к вечеру луга сменились четко разграниченными клочками полей. Все растения росли строго на своих участках. Надел пшеницы чередовался с наделом овса или ржи, за ними - полоса капусты, свеклы и чего-то еще, что люди выращивают.

У меня в лесу все растет так, как семя в землю попало: друг под другом, друг на друге и вперемешку. Порой такая крапива в орешнике вырастет - непроходимая...

- Ей, лесовик, - окликнул меня сородич, властвующий над полями. - ты не заблудился, часом?

- Я решил посмотреть мир.

- Вот учудил! Возвращайся лучше домой. Ничего хорошего ты не узнаешь. Да и люди нас не любят.

- Даже тебя? Ты же им помогаешь.

- Почет и уважение, конечно, проявляют,. - с важностью ответил полевик. - И все равно нечистью называют, от одного вида нашего убегают.

Мои спутники не обращали на поля никого внимания. Они оживленно обсуждали, что будут делать, когда придут в селение. В планах стояло: найти харчевню, наесться и выспаться.

Волкодлаку, как только мы дошли до засеянных полей, связали руки за спиной: "чтобы не пугать селян".

Первое встреченное нами людское селение состояло из шести дворов, одним из которых оказалась корчма. Охотники направились сначала к первому двору - проситься на ночлег. Мне и волкодлаку велено было стоять позади и на глаза не попадаться. Селянин выделил охотникам сеновал, куда и отправились колдун с волкодлаком. Остальные отправились в корчму, ну и я с ним.

В человеческом селении мне было неуютно: здесь обитало множество мелких духов - в каждом доме, амбаре, овине, бане. Эти духи, даже на энергетическом уровне, походили внешне на людей. По сути, многие из них раньше ими и были. Все они были недовольны моим появлением в их владениях, хотя в драку и не лезли.

Корчмой оказался приземистый длинный дом под покрытой дерном крышей, издалека похожий на холм. Здесь собирались люди, в основном прохожие, чтобы поесть, выпить либо переночевать под крышей. Корчма мне не понравилась: здесь было много огня - в большом камине, в светильниках на стенах. Пахло дымом, да и множество других резких запахов были мне неприятны. Над головой низко нависали прокопченные балки в паучьих кружевах. Мой лес, конечно, густой, но там сквозь ветви хотя бы небо проглядывает.

Охотники сели за стол и принялись заказывать себе еду. Дольше всех выбирала Зарина.

- Хозяин, скажи: жареное мясо... оно случайно не гавкало или мяукало?

- Оно глупые вопросы задавало, - мрачно буркнул насупившийся хозяин корчмы.

Его ответ вызвал дружный хохот товарищей ведьмы.

- А ты что будешь? - спросили меня

- Хлеб, - благо ломти хлеба, душистого, свежеиспеченного, уже лежали на тарелке посреди стола. - И лучше я подожду вас снаружи.

- Куда пойдешь? К Таю?

- Нет. В нескольких шагах от крыльца есть большое дерево - я спрячусь в нем.

Ракита была старой, с большим дуплом в стволе. Прислонившись спиной к шершавому, теплому стволу, я лакомился мягкой краюшкой. По сути, для моего существования необходима только энергия, которую я получаю из окружающего мира - от растений, животных, солнца. Однако, пока я в материальном теле, почему бы не побаловать себя разными вкусностями?! Хлеб для меня всегда приносили селяне, приходившие в лес... Прикончив хлеб до последней крошки, я укрылся в стволе дерева. Наконец-то тишина и спокойствие!

Увы, ненадолго. Дверь корчмы распахнулась, громко ударившись о стену. Первой на крыльцо выскочила Зарина и побежала в ту сторону, где остался колдун. Чуть погодя на крыльцо шумно вывалились воины, за ними - селяне. О, да это драка! Люди грызутся между собой не хуже волков в лесу. Я в лесу никогда в чужую драку не встревал, и сейчас не собираюсь.

Как только людская толпа удалилась от корчмы, из-под крыльца выбрался домовой (не знаю точно, как дух, проживающий в корчме, зовется). Оглядевшись, дух направился в мою сторону.

- Ей, лесовик! Мы охотников прогнали. Вылезай! И убирайся из села, побыстрее!

- Почему прогнали? - я выбрался из дерева.

Мой вопрос сильно удивил духа.

- Ты ж ведь из заповедного леса?

- Да.

- Когда охотник, молодой да наглый, начал хвастаться перед местными, как они лесного демона, может быть самого распоследнего, поймали, наши мужики сразу смекнули, в чем дело. Ну и я им нашептал... Мужики рассердились, и решили охотникам бока намять. С оружными они бы не справились, а в рукопашной - не оплошают, - дух явно гордился тем, что произошло с его подачи. Странные повадки у духа-хранителя в корчме... - Ох как лавки летели! Столы повалили! От посуды одни черепки остались!

Дух мечтательно закатил глаза и довольно облизнулся - воспоминания явно доставляли ему удовольствие. Вынырнув из приятных видений, корчмовой объяснился уже серьезно:

- Если нежить из заповедного леса без присмотра останется - село в раз обезлюдит, да и не одно, пожалуй. Охотники дальше пойдут, а мужикам один на один с бедой оставаться.

- Из заповедного леса нечисти выхода нет, я границу поставил по реке, - уже давно, когда люди еще жили неподалеку. Хотя, сильные демоны через нее пробираются...

- Кто ж то знал?! - вздохнул дух.

- Ладно, пойду я своих охотников догонять, - попрощался я. А то засижусь - и ищи их.

- Так ты по своей воле за ними увязался?! - дух от удивления руки развел. - Это ж просто небылица какая-то!

Я быстрым шагом шел через село, оглядываясь по сторонам. Зверем или вихрем было бы быстрее, но тогда я точно перепугал бы всех людей в округе. Селяне, завидев меня, сторонились, чертили обережные знаки в воздухе перед собой и уважительно кланялись.

Охотники остановились за околицей, до которой их "проводили" селяне. Я застал компанию в полном составе, даже волкодлак был с ними.

- Что за дела?! - возмущался Сергий. - Чтобы мужики били охотников, защищая нечисть?!

- Ты бы языком поменьше трепал, - осадил его Пал Палыч. - Селяне - народ темный.

- Они с домовыми, амбарниками, кикиморами, полевиками издавна в согласии живут, - поддержал предводителя колдун. - И леших уважают, хотя и побаиваются.

- Во-от! - не уловил мысли колдуна лучник. - А мы лешего выловили - и бояться некого.

- Там полный лес нечисти остался, - ехидно уточнила ведьма.

В это время охотники увидели меня.

- Леший, чего ты за нами увязался?! - простонал предводитель, потирая левое плечо. Странные они - сами же из леса в мешке вытащили.

- Не за нами, за колдуном, - безразлично уточнила Ингрид. Мне кажется, ей досталось меньше всех.

- Тайхонсин, разберись с лешим. Чего ему там от тебя надо? - распорядился предводитель. - Пусть обратно в свой лес убирается. Неизвестно еще, будет ли от него толк. А если нас в каждом селении из-за него бить будут...

Колдун недовольно покосился на предводителя, вздохнул и пробурчал:

- Я знал одного демона, из заповедного леса. Он любил петь ту песню. Я не знаю, о чем она, и не подозревал в ней магии.

От ответа колдуна понятнее не стало, только еще больше заинтересовал! Демон, знающий древний язык, из заповедного леса... Не припоминаю такого. В моем лесу нет никого, кроме меня, кто бы принадлежал к древнему народу духов стихий. Кто-то из странствующих сущностей? Откуда им знать колыбельную леших? Столько вопросов - и ни одного ответа.

- Ты все узнал? - строго спросил меня Пал Палыч, - Теперь отвяжешься от нас?

- Нет, - улыбнулся я. По сути, я ничего и не узнал. - С вами весело.

- У-у-у, нечисть! Маги, есть способ от него отделаться?!

- Только договориться с ним, - тяжко вздохнул Тай.

До следующего селения мы шли, мрачные и недовольные. Люди не успели отдохнуть и вдоволь поесть, волкодлаку не нравилось его положение, а мне было безразлично настроение спутников.

О, ягодки!

В один из следующих дней мы повстречали на дороге богатыря: воина ну очень могучей комплекции. Серж, как самый крупный из нашей компании, и то по сравнению с богатырем показался неказистым. Что уж говорить обо мне? Даже конь у него был богатырский. Лось, по-моему, отличался от этой скотины только длиной ног и наличием рогов.

- Поздорову вам, добрые люди! - хмуро поздоровался богатырь, - Откуда путь держите?

Пал Палыч назвал село, которое мы так спешно покинули.

- О, а я из Малиновки. Сам-то я из Кременца, да малиновские мужики в кабаке жаловались, что на дороге нечисть какая-то пошаливает. То ли упырь, то ли оборотень. Вы, часом, никого не видели, ничего не слышали?

- Нет, - ухмыльнулся предводитель. - Да если бы встретили - "шалить" стало бы некому. Мы - охотники на нечисть.

- Ага, ведуны значит... - вздохнул богатырь. - Так ведь и я никого не нашел. Пошутили мужики, что ли, али приврали по пьяни?

- А может, они его так оригинально послали? - шепнула мечница ведьме.

- Если судить по его, не обремененному мыслью, лицу, - сдерживая смех, тихо ответила ведьма, - такое вполне возможно.

- А тебе, мил человек, почто упырь, или оборотень, надобен? - заинтересовался Пал Палыч.

- Опостылело сиднем сидеть, - тяжко вздохнул богатырь. - Ни тебе вражеского нашествия, ни нечисти коварной, добрых людей изводящей. И разбойный люд присмирел, по дорогам честных купцов не грабит. Мне бы плечи поразмять, мечом помахать! Удаль молодецкую показать!

Богатырь приосанился, подмигнул девицам. Те к его стараниям остались равнодушными.

- Где вы, ведуны, побывали? Может, что интересного повидали? - похоже, богатырь еще не оставил надежду "показать удаль молодецкую".

- Мы идем от заповедного леса.

- Неужто?! И каково там? - у богатыря глаза загорелись. - Говорят, нечисть так и кишит. Живому человеку оттуда вовек не выбраться.

- Мы-то выбрались. Да еще и с добычей, - ответил Сергий, любитель прихвастнуть.

- Серж! - шикнула на него Ингрид, но поздно.

Богатырь уважительно присвистнул и огляделся, пытаясь обнаружить ту самую "добычу". Нечисть не обнаруживалась. Трое вооруженных людей, четверо невооруженных. Веревок или прочих видных глазу пут ни на ком нет. Как тут не обладающему магическими способностями быть?! И как он, такой сообразительный, сражаться собирался с той нечистью?

- Шутить вздумали? - грозно-обиженным тоном взревел бугай.

Лучник указал на волкодлака:

- Вот, волкодлака добыли.

Про меня у Сергия хватило ума промолчать.

- Этот что ли? - не поверил богатырь, разглядывая волкодлака, - А по виду - обычный мужичонка.

- Ты шапку с него сними. - посоветовал колдун.

Богатырь потянулся к шапке волкодлака. Тот вжал голову в плечи, оскалился, показав два ряда волчьих клыков. Под шапкой, на человеческой голове, росла волчья шерсть.

- Ага, нечисть! - обрадовался богатырь. - Не балуй! А то отведаешь у меня силушки богатырской!

Волкодлак ненавидел людей, но инстинкт самосохранения у таких монстров развит хорошо, и кидаться на превосходящего по силе, повторяя прошлую ошибку, он не стал.

- А продайте мне этого монстра! - предложил богатырь, и, вытащив из-за пазухи кошель, подкинул его в руке. В кошеле глухо брякнуло. - Будет хоть чем перед друзьями - товарищами похвастаться.

И начался торг. В результате кошель богатыря заметно облегчился, а волкодлак перешел к другому "охотнику".

- Какой у вас интересный малец, - на прощание сказал богатырь, собираясь потрепать меня по голове. Я увернулся. - Диковатый только. Ишь, глазищи какие зеленые! Никак волхв?

Охотники посмеялись над таким предположением. А я обиделся: лесовики враждуют с волхвами с тех пор, как те появились в наших лесах. Когда заповедный лес еще был подлеском, из-за моря прибыли люди, сами себя почему-то таковыми не считавшие и назвавшиеся волотами, или волхвами. Местом поселения они выбрали леса, и принялись рьяно обустраивать их по своему вкусу. Первое время деятельность волхвов лесных хозяев не сильно тревожила - люди и прежде рубили деревья и охотились в лесах на зверей. Когда же они теряли чувство меры, мы собственными методами пытались воспитать уважение к лесу: заставляли сутками блуждать в знакомых местах, пугали, уводили с пути охотников зверей и птиц.

Однако, волхвы оказались способны к управлению силами живой природы. Пришельцы, заселявшие наши леса, изменяли растения и зверей, так, что те переставали быть частями единого живого целого - леса. Бороться с такой магией лешим оказалось не по силам. Ведь у леса может быть только один хозяин, а пришельцев - множество. Когда привычный лес преставал быть для моих сородичей родным домом, лешие покидали его.

Богатырь вскочил на своего коня, и, привязав одним концом веревки руки волкодлака, другой конец веревки - к луке седла, не спеша поскакал вперед по дороге. Пока мужчины смотрели на пыльный столб, поднятый богатырем, женщины привередливо разглядывали меня.

- И вправду, - согласилась ведьма, - Таких ярко-зеленых глаз у людей не бывает. Пожалуй, и у волхвов тоже. И как мы сразу не заметили?

- А ты под шапкой что прячешь, леший? - заинтересовалась Ингрид.

И что они такие любопытные? Я снял шапку, освободив зеленые волосы.

- До Кожевенной Слободы два дня пути, - вздохнул Пал Палыч. - И как мы с таким чудом туда войдем?!

- Разве он не милашка? - хихикнула мечница, подмигивая мне. - А зеленые волосы - очень даже симпатично. У волхвов таких точно нет!

Чего это она? На всякий случай я отошел подальше.

- Вам бы все хихикать, девки! - проворчал предводитель. - Ты хоть что скажешь, Тай?

- Давно хотел спросить, - вмешался в разговор Серж. - Если лешие - такие редкие твари, то как селяне его опознали?

- Селяне живут по традициям и суевериям, сказкам верят, - ответил колдун. - Вероятно, у них сохранились какие-то пра-прадедовские приметы насчет леших.

- Этак что, нас теперь в каждом селении из-за него бить будут?

- Вот и я про то же...

- Если вам так будет удобнее, меня никто из людей не увидит. Если только маги... - предложил я. Не трудно догадаться, что люди уже ищут повод от меня отделаться.

- А он это может? - недоверчиво поинтересовался предводитель охотников у колдуна.

- Может. Если захочет заморочить, лесного демона не каждый маг обнаружить сможет.

- А, пусть оно идет своим ходом...

Ближе к вечеру на небо наползла тяжелая темная туча. Тяжело заворочался, разворачивая крылья и свиваясь кольцами, небесный дух - тучегонитель.

- Дождь собирается, - поеживаясь, предупредил я людей.

- Может, мимо пронесет.

Не пронесло. Чем-то недовольный, тучегонитель громко зарокотал и плюнул небесным огнем - молнией. Пошел дождь, сильный ливень.

С первым раскатом грома я перекинулся в звериную форму, которая все же помельче человеческой. Тучегонителю все равно, куда ударит его молния - в дерево или в затаившегося в нем духа.

Люди прикрылись плащами, все, кроме Зарины, у которой плаща не было, а от предложенного колдуном она гордо отказалась. Ведьма пыталась что-то там колдовать, в результате все равно замерзла и промокла. Дойдя до перелеска, наша компания устроила привал под лапами большой ели. Здесь было сухо. Вот только людям хотелось развести костер, чтобы согреться и приготовить горячую еду, а такой возможности не было.

Я собрался устроиться в стволе и подремать, но меня остановила Ингрид:

- Лешак, а ты вовсе не промок? - ради проверки она даже провела рукой по моему меху. М-м, приятно. - Везет же! А вот наша ведьма явно простыла.

Я присмотрелся к Зарине. Та куталась в одеяло, но согреться никак не могла. Губы ее посинели, щеки же горячечно алели.

Состояние ведьмы заметили все. Колдун уже активно рылся в своем вещевом мешке.

- Ей надо согреться, а то разболеется, - продолжила Ингрид, - Помоги нам, пожалуйста! Ты же можешь!

Что она от меня хочет? Я не умею лечить людей. А помогать придется, я же взял их хлеб. Как же много хлопот от людей! С сущностями и то проще.

- Ты пушистый, теплый. Если ляжешь рядом с Зариной, она от тебя вмиг согреется.

Что? Знаю, что люди пользуются шкурками зверей, чтобы согревать свое тело. Оказывается, и живыми зверями тоже...

Пушистый зверек, опустив морду к земле, подошел к ведьме и лег возле нее, прижавшись телом и хвостом.

Зарина удивленно затихла, но вскоре согрелась и перестала дрожать, а потом заснула, положив голову на мой хвост. Ох, хо-хо... придется в неудобстве ночь провести. Все-таки эти люди такие неприспособленные.

За ночь тучи уползли за горизонт, и утро встретило нас чистым небом и солнечными лучами. О прошедшем дожде напоминали лишь срывающиеся с веток капли и лужицы в траве.

Перелесок, в котором мы провели ночь, был очень молодой. Та ель, под ветками которой мы ночевали, была здесь едва ли не самой старой. В основном же лесок составляли тонкие березки, тянущие веточки к солнцу, да осинки, шепчущиеся листвой на ветру. Старые деревья стояли особняком, словно раньше росли на просторе. Да так оно и было - предводитель, объясняя дальнейший путь, сказал, что дальше начнется засохший старый лес.

Молодой лес еще не имел своего хозяина; только-только открыли глаза и стали оживать его моховички и прочие мелкие духи. Почувствовав мое присутствие, лес зашептал ветвями, загомонил птичьими трелями, приветствуя господина. Вот только, не я здешний хозяин, и не могу с тобой остаться, малыш. Тебе нужен свой леший. Я украдкой позаимствовал нож у Сержа, отрезал у себя прядь и отдал моховичкам. Шустрые малыши прикопают ее под корнями старой ели или дуба, и если мать-земля дозволит, дождутся появления своего господина.

Через старый лес вела полузаросшая колея дороги. Как видно, давно здесь никто не ездил, да и ходил редко. А сам лес действительно был мертв. Засохшие деревья тянули к небу безлистные ветви, пронзительно скрипели стволами. Редкие живые деревца были низкими и чахлыми. Под ногами, ломаясь, похрустывали сухие ветви вереска и брусники. Только трава и сизый мох оживляли мрачную картину.

Что случилось с местным лешим? Почему он позволил погибнуть своему дому? И почему, в конце концов, сам не перебрался в молодняк?

Мне это место очень не нравилось. Наверное, также чувствуют себя люди на кладбище.

Я плелся позади людей, и чем дальше мы заходили в лес, тем неприятнее мне было. Чувствовалось болото. Оно находилось в самом центре погибшего леса, и продолжало заполнять его. Болотник ворочался и о чем-то недовольно вздыхал в глубине трясины.

- Нам стоит пройти это место до захода солнца, - предложил я.

- Знаем, потому и идем ходко, без привалов, - отозвался Пал Палыч. - Мокро здесь, болото близко. Задержишься на ночь - наверняка болотная нечисть нагрянет, или лихорадку подхватишь.

- Палыч, будто кричит кто, - насторожился лучник. - Не пойму только: спереди или сбоку.

Все прислушались. Вскоре звук повторился, и шел он со стороны болота.

- Зверь или птица какая на болоте кричит, - решила Ингрид. - Или нечисть балует.

- Человеческий голос, - поправил ее я.

- Надо посмотреть, - решил предводитель

- Надо ли? Может, леший нарочно нас к своему сородичу, болотнику, заманивает?

От этого замечания я поморщился: с хозяевами болот редко кто из других духов водил дружбу, уж больно неприятными характерами обладали болотники. Так и норовили захапать чужие владения.

Крик повторился еще раз, теперь усиленный магическим посылом. Охотники все же отправились к болоту.

Незнакомому с болотами оно могло показаться мокрым лугом, заросшим высокой жесткой травой и проглядывающим кое-где камышами. В конце осени оно заалеет яркими ягодами клюквы, но собирать их можно будет только после морозов, когда хозяин трясин заснет зимним сном. Сейчас эта яркая зелень таила под собой гиблую трясину и глубокие омуты. Болото выдавал запах застоявшейся воды и гниющих растений.

Я остался на твердом краю леса, люди же подобрались к самой кромке болота. Ближе к его середине оставался сухой островок, на котором горевал человек. Точнее, волхв, молодой еще. Выбраться из болота самостоятельно он не мог.

Увидев нас, волхв оживился.

- Помогите мне! Я отплачу!

- Как же тебя угораздило? - почесал затылок предводитель.

- Болотник подманил, еле от него убежал на это сухое место. Днем у нечистого силы меня достать не хватает. Однако, ночь приближается... Сам я отсюда выбраться не могу - вокруг островка топкие кочки и водяные оконца.

- Это ж надо было туда добраться, а оттуда - никак. И как его доставать?

- Колдовством не получится, - покачал головой Тай. - Вокруг нет ничего, пригодного для хотя бы мостков.

- Извини, - крикнул предводитель волхву. - Рады бы достать тебя, но не в силах. Только пристрелить, чтоб ты не мучился.

Волхв огляделся, понурился.

- Человеку трудно сделать такой выстрел. Но постарайтесь попасть, чтобы с одной стрелы. Уворачиваться не буду.

Снова я этих людей не понимаю! Охотники свернули с дороги вроде бы этого несчастного спасать. Да и волхв, пусть испуган до отупения, но выжить еще надеется. И вот дождался: "пристрелить"... Наверное, это по-людски.

Продолжая подпирать спиной сухой ствол, я не вмешивался. Люди переговаривались, спорили. Пал Палыч никак не мог уговорить Сергия сделать последний для волхва выстрел. Ингрид от такой чести сразу отказалась, громко заявив, что она даже до того острова не дострелит. Об отношении к луку магов речь даже не зашла.

Сколько эмоций! Ну, не хотят они того волхва стрелять, и ладно. За них болотник все сделает. Утащит в топь, и дело с концом.

- Леший, ты же не злой дух! - позвала меня Зарина, - Ты же сможешь по болоту пробраться? Нельзя же его, такого молодого и красивого, там оставить, а еще хуже - убить...

Следом за ней другие охотники повернулись ко мне. Эх, не любим мы, лешие, волхвов.... А помочь придется, иначе горе-охотники отсюда и до ночи не сдвинутся. Мне же совсем не хочется встречаться с хозяином болота.

Люди в упор смотрели на меня и ждали. Во взглядах такая надежда... Почему в моем лесу никто так на меня не надеялся?! Для всех тамошних обитателей я просто был господином, и все, чтобы я не делал, воспринималось как само собой разумеющееся.

- Я и близко к этой мокроте не подойду! - проворчал я, принимаясь за спасение утопающего в болоте.

С одного края болота берег порос плакучими ивами. Одно такое, низкорослое, деревце даже выросло на болотном островке. Ими я и воспользовался. Под моим воздействием длинные ивовые ветви сплетались между собой, росли и тянулись друг к другу, пока не сплелись в подобие подвесного моста над болотом.

У мертвого леса уже не было жизненной энергии, а энергия болота для этого не годилась. Пришлось задействовать свою силу. Занятый делом, на волхва я не смотрел. Пока я выпутывался из энергетического плетения, пока поднимался на материальный уровень, тот шустро перебрался на сухой берег и добрался до компании охотников.

- Вернусь домой - отслужу благодарственный молебен звездам и все богам разом! Которые привели в это проклятое место мага столь великой силы! - в звонком голосе спасенного еще звучали нотки страха, и прорезалась бешеная радость.

Волхв присматривался по очереди к ведьме и колдуну, пытаясь понять, отпечаток чей силы был в заклинании. Меня он не замечал.

- Поверить не могу, что людям доступна животворящая магия! В ком-то из вас течет кровь волхвов?

- Вон наша палочка - выручалочка, - указал на меня Тай.

Не понял, почему это я - "палочка"? Лешие никакого родства с деревьями не имеют! Да, мы существа лесные, и способны сливаться с деревьями, принимать их облик. Но это не отменяет нашей нематериальной природы. Оскорбиться? А, что от этих...охотничков... ожидать.

- Леший?! - тонко вскрикнул волхв, у меня даже в ушах зазвенело. - Фу-у-у...

Да и ты мне не больно нужен. Мы его вроде как спасли, теперь самим пора от болота подальше ноги уносить. Вечереет. Я повернулся и не спеша пошел в сторону дороги.

- Скажи, лесной демон, почему ты помогаешь людям, нашей компании? - догнал меня Тай. - Ты же не должен этого делать.

- Помогаю? - люди решили, что я делаю что-то ради них? - Я делаю только то, что мне интересно, или нужно. Мои действия могут быть на пользу только мне, а может быть кому-то еще, заодно.

- Какое коварство! Что еще ожидать от нечисти.

- Люди! Вы всегда судите все своими двумя мерками. Никогда не задумываясь о том, что у тех, кто не является людьми, могут быть свои устои и правила. Я не стану отвечать тебе, колдун. Если есть голова на плечах - сам когда-нибудь поймешь.

- Надо убираться отсюда! Пошли обратно, на дорогу, - скомандовал мне вдогонку Пал Палыч.

- Откуда здесь взялся леший? - не унимался волхв. - Ни в этом, ни в окрестном лесах их давно нет.

- За нами увязался. Аж от самого заповедного леса.

Видимо, ответ предводителя охотников удовлетворил любопытство волхва, и он оставил мою персону в покое.

Волхв назвался Эладиелем. Как выяснилось, волхв отправился осматривать места, где раньше жил его народ. Погибший лес был одним из них. Теперь мне понятно, куда исчез его хозяин...

Волхв заговаривал только с людьми, меня напоказ не замечая. Меня это вполне устраивало, самому не хочется с ним общаться, ни капельки. К девицам волхв обращался с приторной, куда там дикому меду, сладостью; к мужчинам же - с высокомерной гордостью. Люди этих интонаций словно не замечали, общаясь с этим незнакомцем куда тепле, чем со мной. Волхв, переживший смертельную опасность, болтал без умолку всю дорогу. Только я и расслышал, как негодует оставшийся без добычи болотник, колыхая трясину и накатываясь на берега. Криксы быстрыми тенями метались по лесу, но мы уже ушли достаточно далеко.

За мертвым лесом начинался луг. Солнце уже заходило за край горизонта, последними лучами озаряя небосвод. Цветы смыкали свои лепестки на ночь, хотя некоторые, предпочитавшие свет луны и звезд, только открывали миру свою красоту. Ветерок затих, оставив до утра игры с травами.

Когда первые звезды показались на небе, а мертвый лес далекой темной стеной остался позади, уставшие люди остановились на ночлег. Наскоро соорудив костерок и вскипятив воды, мои спутники поели.

- Леший, ты бы поел, - позвала меня к костру Ингрид. - За целый день даже куска хлеба в рот не взял.

Я отказался. Ингрид вздохнула и отвернулась от меня. Чем я ее обидел? Мне действительно требовалось пополнить энергию, только человеческая еда для этого не годилась.

К сожалению, удобных для отдыха деревьев поблизости тоже не наблюдалось.

Отужинав, люди легли спать. Вскоре тишину ночи тревожило лишь дыхание, и тихий храп людей, и стрекот кузнечиков. В лесу ночью намного шумнее: лесная жизнь не стихает со сменой дня или ночи. Непривычная тишина только подчеркивала величие бесконечного темного небосвода, расчерченного узорами созвездий. Я устроился поодаль от догорающего костра, и наблюдал за множеством далеких, таких ярких, звезд. В лесу мне удавалось разглядеть от силы пару - другую звездочек, и я даже представить себе не мог такое бессчетное множество!

3. Кожевенная Слобода

Утром, на удивление, охотники собрались не спеша и даже в пути меня не поторапливали. Оказалось, что до Кожевенной Слободы, по меркам людей, рукой подать - к обеду неспешным шагом там будем. А от нее до города - еще короче путь.

Как оказалось, Эладиелю было с нами по пути.

- Скажи мне, повелитель лесной нечисти, чего тебе от этих честных людей надо? - прицепился ко мне волхв. - Службу за свою помощь решил с них стребовать, или разум заморочить, чтобы сами по весне в твой лес пришли, когда ты злой и голодный проснешься?

На глупые домыслы мне было лень отвечать.

- Когда я кого-то игнорирую, это нормально, - возмутился Эладиель. - А когда игнорируют меня - это грубо и недопустимо! Как вы можете терпеть это?

Охотники, к которым он обращался, только пожали плечами:

- А что нам еще делать? Может, ты знаешь, как от него избавиться?

- Нет ничего проще! - заявил волхв.

Мне тоже стало интересно. Люди придумали несколько собственных способов избавиться от нашего внимания, правда, недейственных. Убивать меня бесполезно. Материальную форму, которую способны принять подобные мне высшие сущности, сложно, но можно разрушить. Но тогда, мы просто перейдем в энергетическую, и, опустившись на нижние слои энергии, восстановимся.

- Сила волхвов - сила самой животворящей и извечной Матери. Лесные, как и прочие, демоны не могу устоять супротив нее! Я просто изгоню его, в благодарность за мое спасение. Дамы, вы будете просто очарованы моим непревзойденным мастерством!

- Как-то молод он еще для "непревзойденного мастерства", - пробурчал предводитель, не поверив Эладиелю.

Я тоже не видел причин опасаться. Волхвы заимствуют силу от живой природы, а значит, источники ее ограничены. Я, дух-хранитель, часть этого мира, и мне доступна вся изначальная магическая энергия.

Волхв принялся изящными жестами плести заклинание. Смотреть на это было приятно, словно любуешься танцем мотыльков в утренних лучах, или кружением опавшего листа. Обращение к силе было тонким, словно плетение паутины. Только результаты оно давало весьма ощутимые. Травы вокруг нас стали расти в человеческий рост, причем каждая травинка стала походить на заточенный с двух сторон клинок. С ощетинившихся шипами и обросших гибкими и прочными усами цветов спешно улетали бабочки и пчелы.

Видимый результат волшбы был, как и обещал Эладиель, впечатляющим. Люди сбились в кучу, воины ощетинились оружием, а колдуны воздвигли магические щиты.

Гибкие стебли оплетали мое тело, мешая двигаться, сжимая. Я улыбнулся, и перешел в привычную энергетическую форму.

На ум пришло: то, что делает волхв, напоминает мои действия на болоте. Вот только я отдавал свою силу, ускоряя рост, а не отнимал чужую. Травы, которыми управлял волхв, быстро теряли свою жизненную силу.

Творимая Эладиелем волшба луговым духам не понравилась. Заплакали-запричитали травянички, разлетелись испуганные виллы.

- Это ты, пенек лесной, безобразничаешь?! - возмутился луговичок, - Зачем травы загубил, круглую проплешину сделал?!

- Разве похоже, что это я?

- Люди, значит... - разозлился дух. - А зачем ты этих безобразников сюда привел?!

И у этого я во всем виноват. Тогда пусть сам с волшбой и справляется.

Трава всколыхнулась, опадая поникшими стеблями на землю. Вокруг людей и правда трава уложилась в круг. Ослепительно сверкнул солнечный луч, и волхв, ойкнув, осел на землю.

- Что-то мне плохо, - пожаловался он. - Голова разболелась. Жарко.

Ехидно, слышно только мне, рассмеялась полуденица.

Ведьма суетилась вокруг волхва, пытаясь привести его в чувства.

- Т-ты, это... н-не надо так б-больше! - пробормотал Серж, приглаживая волосы под шапкой.

- Да! - поддержал его предводитель, - Шут с ним, с лешим. Мы как-то уже свыклись.

Колдун принялся оглядываться, разыскивая меня сразу в двух уровнях. Обнаружив, недовольно нахмурился.

Что ж, предоставлю и другим удовольствие наблюдать мою неказистую личность.

- Он тебе не навредил? - мечница решила снова побеспокоиться обо мне. В этой компании Ингрид - единственная, кто общается со мной на равных. - Дурак он, это волхв! Если бы не ты, так и остался бы Эладиель гнить в том болоте. Нос дерет, а добра не помнит.

- Почему ты недовольна?

- Лучше бы сначала поинтересовался, нужна ли нам его помощь! И вообще, от его колдовства у меня мурашки по спине дружными толпами бегали. Такое чувство, что он и нас бы заодно с тобой прихлопнул, не заметив. Ты, хоть и не человек, и то лучше!

Раньше от людей я слышал, что их женщины глупее мужчин. Поэтому с женщинами постоянно что-то случается, и мужчинам приходится их спасать. Об Ингрид я такого бы не сказал. Трудно понять людей, ох как трудно...

Эладиель очнулся от солнечного удара довольно быстро, и к вечеру мы уже входили в огороженное высоким частоколом большое селение под названием Кожевенная Слобода, что стояло на берегу озера с заболоченными берегами.

Почему селение так назвали - стало понятно еще на подходе. Смрадный запах кожи, мокнущих в соли шкур достиг нас раньше, чем мы увидели первые крыши домов.

Как и обещал охотникам, я стал для людей невидимым.

- Ей, а куда леший делся?! - забеспокоился лучник, когда я исчез. - Только что здесь же был!

Даже Эладиель обеспокоенно стал оглядываться, хотя я в тот момент находился ближе всех именно к нему.

- Ну и нечистый с ним! - выругался Пал Палыч. - Может, наконец, отстал от нас?

- Или какую-нибудь гадость задумал, - предположил волхв

- Здесь он, - разочаровал всех колдун. - Мы его просто не видим. Как и многих других окружающих нас духов.

- И много их вокруг? - забеспокоился Серж.

- Кого?

- Духов.

- Никого заметного, кроме лешего, - тяжело вдохнул Тай. - Это я образно сказал.

Меня никто из людей не замечал. Мои спутники вели себя так, словно меня не было. Наконец-то никто не мешал мне осматриваться.

Место, куда стремились мои спутники, оказалось корчмой. Вполне ожидаемо. Хотя люди в дороге не голодали, готовя себе пищу из припасов или добычи от охоты, они говорили, что приготовленная другими пища вкуснее.

В корчму пошли все охотники, и волхв увязался с ними. Мне там делать было нечего - вряд ли увижу что-то новое и интересное, но и ждать компанию на переполненной людьми улице как-то не хотелось. Здесь и спрятаться негде.

Второй встреченный мной дух-хозяин кормы неожиданно обрадовался встрече с собратом.

- Проходи, проходи, гость дорогой! Сейчас угощение соберу, посидим, поболтаем.

В затемненном углу, у самого выхода на кухню, появился неприметный стол, а на нем - блюда, явно с местной кухни.

- Спасибо, хозяин, за угощение! Да мне, вроде как, ничего не надо.

- Брезгуешь?! - тут же озлился корчмовик. - Да кто ты такой есть?

- Леший я.

- А-а-а... То-то смотрю, дикий какой-то, - успокоился дух. - Первый раз лешего вижу. Ты по делу к нам, или что приключилось?

- Да вот, любопытство одолело: хочу город увидеть.

- У-у, да что там смотреть? - присвистнул корчмовик, - Все то же, только людей поболе...

В отличие от меня, хозяин корчмы в охотку приканчивал человеческую еду, особо налегая на прозрачный, похожий на воду, только с резким запахом, напиток.

В корму, между тем, все прибывали люди. Моя компания заняла два столика: за одним устроился волхв с девицами, другой заняли остальные охотники. Разделились они, наверное, по вкусам к еде: волхв и девицы заказали выпечку, на столе мужчин дымилось жареное мясо и стояли несколько бутылок с напитком, так нравящимся корчмовому.

Чем больше людей, тем больше шума они создавали. Как мне ни казалось это странным, но большинство из посетителей пришли в корчму не столько для того, чтобы поесть, сколько - поболтать. Некоторые компании разговаривали слишком громко, порой добавляя весомость словам ударами по столу. После одного из таких ударов с какого-то стола упало блюдо с хлебом. Люди этого даже не заметили.

Зато заметил, корчмовой дух, посмурневший и покачавший головой:

- Кому-то пора по домам. Смотри, лешак, как надо управляться с людьми!

Корчмовой уменьшился в размерах, быстро прошмыгнул к веселой компании и появился на их столе. Увидев маленького пузатого, с зеленоватой кожей и растрепанными, похожими на старое гнездо, волосами, человечка, забияки мгновенно примолкли.

- Ик, похоже на се-дня, ик, пора завязывать, - пробормотал один, потирая глаза рукой.

- Чт-то, ант-р-сно, хз-н, в св-е пойло пыдм-шал?

- Я...на св-вежий в-воздух...

Компания быстро, насколько позволяли заплетающиеся ноги, покинула корчму.

- О, кстати, знакомые все лица! - хозяин корчмы вернулся и указал на знакомых мне охотников. - Где-то охотнички наши пропадали? Ходили разговоры, что их уже схарчили монстры в заповедном лесу.

-Там они пришлись не по вкусу.

- А ты откуда знаешь? Ну конечно! Ты - из заповедного леса, откуда же еще!

- Угадал.

- Ты смотри, и колдун с ведьмой, оба здесь! Одного я прежде не видел...

- Тот - волхв. На болоте подобрали.

- И зачем?- укоризненно покачал головой корчмовой. - Какой прок от тех волхвов? Гонору на золотой, а дел - на медную денежку: ни на службу не нанять, ни дело какое поручить.

Я ничего не ответил. Раз люди взяли волхва в свою компанию - это их выбор. Мне дела нет.

- Кстати, хочешь, расскажу, как колдун и ведьма в компанию охотников затесались? В моей корчме дело происходило, сам слышал!

- А ты, хозяин, знаешь, на кого твои знакомцы охотятся?

- Как не знать. На монстров, демонов, неупокоеные души...

- Меня тоже в добычу записали, под названием лесной демон...

- Ой, насмешили! - корчмовой схватился на пухлое пузо и боком повалился на грязный пол. Пофыркал, подрыгал ногой, затем сел на свое место, - Ох, повеселил ты меня! Пал Палыч со своим племяшом и девкой-наемницей раньше нашего брата не трогали. Никак, это им колдуны разум помутили. Так рассказывать про колдунов?

Дождавшись от меня кивка, дух корчмы рассказал:

- Странствующие колдуны и ведьмы они завсегда в таких местах, как мое, околачиваются. А команда охотников, почитай, постоянные клиенты, когда деньги заработают. Они давно втроем работали, а в тот раз им зачем-то колдун понадобился. Это я потом узнал, что они в заповедный лес собирались податься. В тот день, как назло, здесь из волшебников только этот чужеземный колдун, да ведьма. Выбор не велик, так они обоим предложение и сделали, из расчета: кто-нибудь да согласиться. А они возьми, да и оба согласись! Крику было, особенно от дамочки! И как ее только твои подопечные не съели?

- Я забочусь о своих.

- Ага, понятно. Правильно, еще отравятся. Так вот, проорались они, и порешили - на чьем счету добыча будет, тот деньги и получает. А второй, значится, за просто так прогуляется. Если обратно вернется... Так кому заплатят?

- Наверное, поровну. Они волкодлака изловили, по пути богатырю продали.

Корчмовой огладил растрепанную бороду, пригубил кружку, в которой питье и не думало убывать.

- А волхва им гнать надо, в шею. Ишь, как девок обхаживает! Не дело то: они при своих мужиках, чужой не зарься. Будет драка, не гадай, будет. Только бы колдун не вмешался.

Между тем тихоня Тай, громыхнув стулом, покинул компанию и стремительно вышел. Пожалуй, и мне пора на свежий воздух! А то все может быть, опять не успею посмотреть людское селение. Попрощавшись с корчмовым, я выскользнул вслед за колдуном.

День, между тем, заканчивался. Солнце скрылось за оградой, село накрывали летние сумерки ночи. Я принял человеческий вид, так как магических пластов в человеческом селении почти не было, и разглядывать его с энергетического уровня было неудобно.

Второе увиденное мною человеческое поселение было большим: с первого взгляда все дома и не сосчитаешь. Мне оно нравилось меньше первого (хотя из первого нас выгнали), и не только из-за запаха. Здесь был созданный людьми, их собственный, мир. Местным жителям деревья нравились в мертвом виде - в качестве материала для стен и ограждений. Живые деревья - невысокие, с чахлыми ветками и блеклыми листьями, встретились мне только на окраине. Ближе к центру преобладал камень: дома и ограды, замощенные булыжниками улицы. Возле дверей некоторых домов, или на балконах, цвели в горшках яркие, изнеженные цветы - либо созданные волхвами, либо привезенные из мест с более теплым климатом.

Кожевенная Слобода была местом для людей. Нематериальных сущностей здесь было мало. Несколько штук, не слишком сильных, ощущалось в районе мастерских. Несколько неспокойных, даже озлобленных, бродили в темных переулках. Одной из этих тварей я чем-то приглянулся. Либо она почуяла мою энергию, либо охотится на всех людей. Хищная, неразумная, похожая на большую оголодавшую собаку, она быстро приближалась ко мне, коварно передвигаясь по теням. Ладно, поиграем в догонячки! Чтобы уравнять силы, я перекинулся в звериный облик. Даже когда добыча стала заметно меньше, тварь не отстала. Однако, шустрая попалась! К колдовству тварь оказалась совершенно не чувствительна - мороки она не замечала, отлично видя сквозь них. Когда мне пару раз чуть было не откусили кончик хвоста, убегать мне разонравилось. Отбросив ограничения, я встал перед преследователем во всю свою мощь. Ну что, не подавишься? Тварь застыла, а потом попыталась сбежать. Ну уж нет, теперь моя очередь догонять! Выбросив волну чистой силы, успешно заменившую рассерженный рык (так, что завыли все местные собаки, а кошки и прочие мелкие существа, попрятались; только люди ничего не заметили), я кинулся вдогонку за тварью. Когда та трусливо перескочила на нижний уровень энергии, где преобладали тени, я мгновенно последовал за ней. Такого от меня явно не ожидали. Взвизгнув, тварь ринулась обратно. Мы оказались за оградой селения. Вот ты и попалась! Все кусты и деревья, даже вьющиеся травы, потянулись к ней, цепляя за лапы, опутывая. Безумная ярость, горящая в твари, сменилась таким же страхом. Только я своей добычи никогда не отпускаю, и подобных ей в своем лесу давно перевел.

Покончив с тварью, посмевшей напасть на меня, я огляделся. Где-то неподалеку ощущался наш колдун.

Неожиданно земля попыталась уйти из-под моих лап. Эт-то что еще за беда?! Гул и поток неуправляемой, дурной, силы пришел с той стороны, где я приметил Тайхонсина.

Колдун стоял на самом краю свежесозданного оврага, под его ногами осыпались комья земли.

- И зачем здесь овраг? - поинтересовался я, проявляясь. - Ты бы лучше отошел от края.

- Отстань, демон! - отмахнулся колдун, и чуть не сверзился в овраг. - От вас одни проблемы. Как и от волхвов. Не-на-ви-жу!

У-у-у, здесь одни эмоции. Рассудок явно отдохнуть отправился.

- Почему он?! - продолжал буянить Тай. - Он не считается с нами, ему на всех плевать. Что ему людские девушки, будь они даже ведьмами? Вдоволь наигравшись, он просто выбрасывает, как ребенок надоевшие игрушки.

О ком это он?

- Что она в нем нашла?! Смазливую мордашку? "Миленький"? - явно передразнивая женщин, бушевал Тай. - Да, сила у него есть. Разве это повод нос задирать?! У лешего не меньше, да что сравнивать - намного больше.

На той стороне оврага прошуршали шаги, и, прервав монолог колдуна, кто-то присвистнул:

- Ничего себе! Дурную силу девать некуда?

- Ты еще кто такой? - вскинулся Тай. - Шел бы себе дальше, мил человек.

- Может и пошел бы... Ты колдуешь за оградой Слободы, значит, местному колдуну, мне то есть, беспокойство не чинишь... Если бы не узнал тебя, малыш Тайхонсин.

- Проклятие всем демонам! Ты поселился в Кожевенной Слободе, Дубравка?!

Пришедший человек показался мне знакомым, а названное имя всколыхнуло память. Это имя я дал мальчику, проклятому собственной матерью. Такие проклятия имеют страшную, необратимую силу.

"- Дядя леший, а меня мамка к тебе послала.

- Зачем, человеческий малыш?

- Я хотел показать ей, сколько мы жуков наловили, звал ее, а она что-то делала и не хотела меня слушать. А потом сказала, чтобы я шел к лешему и больше не возвращался."

- Место ничем не хуже других, - Дубравка колдовством переместил себя на эту сторону оврага. И обнаружил меня. - Батюшка!!!

Я тут же оказался в крепких объятиях приемыша.

- Вот уж никак не ждал встречи! Как ты здесь оказался?

Я хотел было ответить: "Заскучал, решил за границы леса заглянуть да на людей посмотреть", но меня опередил Тай:

- Мы его из Заповедного леса умыкнули, продать хотели.

- Продать?! - вскрикнул Дубравка. - Лешего?! Ты с ума рехнулся, морской колдун. Кому?!

- Да хотя бы волхвам. Тому же Эладиелю.

- Боги всемогущие! И это рассуждения одного из лучших учеников Всеслава Вещего! Ты должен был уже запомнить: волхвы и лесные хозяева не уживаются друг с другом. Ни один волхв - даже посланник Тригорного Леса Эладиель - не станет покупать у тебя такой товар.

- Это я заметил, - пробурчал Тайхонсин. - Насчет продажи... это я так, к слову... Никто теперь уже ничего подобного про лешего не затевает. Избавиться от демона - это да, это неплохо было бы.

- А нечего было вообще с лешим связываться! Это ж какое самомнение нужно иметь, или дурость, чтобы "умыкнуть" духа?!

Тай не ответил, гордо отвернув голову. Немного помолчав, все же не выдержал и спросил:

- Так значит, он - твой отец? А выглядит почти ребенком...

- Если бы ты лучше слушал наставника, то знал бы, что внешний облик духов зависит только от их желания. Но у тебя же давняя неприязнь к нечисти...

- И долго вы намерены переругиваться? - уточнил я. Им, может, это интересно, а мне -нет.

- Ладно, что мы здесь, да в темноте, разговоры ведем, - вздохнул Дубравка. - Я столько лет батюшку Лешего не видел! Идем ко мне в дом! Тай, тебя тоже приглашаю.

Колдун не хотел возвращаться в корчму, но и встреча с Дубравкой его явно не радовала. Прикинув, Тай все же решился.

Дом Дубравки стоял вроде бы и в центре Кожевенной Слободы, а наособицу, выделяясь среди прочих людских строений. Возможно, это был единственный в городе бревенчатый дом, над крышей которого возвышалась раскидистая крона стальной березы. Ствол дерева находился внутри дома - это я сразу увидел, войдя в дверь. Крыша была устроена на ветвях дерева, и крепилась при помощи заклинаний. В доме Дубравки было просторно: стол, лавка, да печка. И пахло деревом. Почти как в том жилище, которое я соорудил, когда мы жили вместе.

- Батюшка, как же я соскучился! Все собирался навестить тебя в Заповедном лесу, да боялся - рассердишься. Ты ведь, когда отдал меня в ученики к колдуну, не сказал, можно ли мне вернуться...

- Я всегда рад видеть тебя, мальчик.

Хотя по человеческим меркам Дубравка уже самостоятельный мужчина.

- А я-то как рад! - Дубравка прижался лбом к моему плечу, ради чего ему пришлось сильно наклониться. А ведь недавно, по моим меркам, на колене у меня умещался... - Как все-таки ты здесь очутился?

Пришлось рассказать о моем путешествии. Пока я рассказывал, а Дубравка - слушал меня, позабытый Тай угрюмо смотрел в единственное узкое окно.

Выслушав меня, Дубравка наконец-то вспомнил, как хорошему хозяину положено принимать гостей. На стол были выставлены имеющиеся кушанья, и полные бутылки темного стекла.

Отказавшись от людской пищи, я отправился отдыхать в стволе березы.

Сначала люди молча поглощали еду, причем, судя по звукам, пили чаще, затем завязался разговор.

- Так леший - твой отец, Дубравка? - снова спросил колдун

- Можешь мне не верить, как обычно. Леший только воспитывал меня, поэтому я называю его уважительно батюшкой. Полукровок от духов земли не бывает. Духи земли, в том числе и лешие, - единственные из духов чистых стихий, кто не интересуется людьми в этом отношении. Родного отца я не помню, да и мать - смутно. Не стоит женщина, отдавшая родное дитя нечистой силе, того, чтобы ее помнили. Мне повезло, что я вообще выжил.

- Только ли?

- Все также меня ненавидишь, Тай?

- Нет, ты не заслуживаешь столь сильных чувств, демон. Мне до тебя нет дела.

- Снова за свое? - в голосе Дубравки слышалась нескрываемая горечь и обида. - Я не демон. Ты же знал меня все те годы, пока мы ходили в учениках у одного колдуна. Чем я похож на демона?!

- Своим колдовством, странными поступками и привычками. Ты даже говоришь на языке демонов, - в голосе Тайхонсина горечи было не меньше.

Под их разговор я заснул. Проснулся на рассвете. Находится в человеческом доме было непривычно.

Дубравка, проснулся сразу, как я покинул дерево.

- Я очень рад снова быть рядом с тобой, батюшка. Но, лучше тебе возвратиться в запретный лес. В нынешние времена люди уже не поклоняются подобным тебе, скорее наоборот - бояться и ненавидят.

- Что мне до людей? Единственная причина, почему я пошел с ними - скука. За долгие годы мне стало скучно. Верно, мне пора домой. Навещай меня, Дубравка. Я пойду попрощаюсь в охотниками.

- Я с тобой. Мне вчера Тай на одного волхва пожаловался...Хочется кое-кому кое-что высказать.

- Колдуна будить не будем?

- Пусть проспится. Кроме того, у него, как проснется, голова болеть будет.

Словно для того, чтобы подтвердить слова Дубравки, Тайхонсин зашевелился на своей лежанке и открыл глаза.

- Моя голова!

Тай сел, обхватив голову руками и что-то бормоча. Посидев немного, он отважился встать и даже дойти до ведра с водой.

- Чтоб тебя демоны забрали, Дубравка, - бурчал Тай, жадными глотками поглощая холодную воду.

- Не стоит разбрасываться подобными словами, - предостерег я. - Мало ли кто услышит.

- Да кто с ним связываться станет?! Себе дороже выйдет. Только за тобой он сам побежит, едва помани.

- Что плохого он тебе сделал? - полюбопытствовал я. Просто из-за того, что Тай считает Дубравку демоном, колдун так злиться не стал бы. На меня он не злится - я ему не нравлюсь, как и прочая нечисть.

- Ни-че-го, - колдун мрачно поглядел на Дубравку. - Просто однажды тот, кого я считал лучшим другом, чуть ли не братом, оказался не тем, за кого себя выдавал.

- Я всегда относился тебе, как к лучшему другу! И до сих пор не понимаю, что изменилось! Почему?

- Пока мы, прочие ученики, семью потами постигали колдовство, этот любимчик наставника посмеивался втихую над нами. Пока я не догадался, что он на самом деле демон. Только демону по силам любые заклинания!

- По этой причине к демонам надо отнести всех сильнейших колдунов в мире! Которые, кстати, эти самые заклинания и создавали! - возмутился Дубравка.

- Дубравка - человеческий ребенок, - похоже, давняя, затаенная обида не дает Тайхонсину рассуждать разумно. - Просто милый человеческий ребенок. Я учил Дубравку тому, что посчитал необходимым для его жизни. С моей, лесного хозяина, точки зрения. Хорошо, что сознание человеческого ребенка очень гибкое и легко подстраивается под любые изменения, которые зачастую сводят с ума взрослых людей.

- Ты, нечисть, погубил его душу!

- Может, я спас ее? Ты, колдун, знаешь, что происходит с душами детей, погибших в муке по вине родных?

- Они становятся самыми злобными и коварными навьями.... - Тай задумался, опустив голову на руки. - Прости, Дубравка, я наговорил лишнего, не подумав....

- Хорошо, что признался... - Дубравка пытался справиться со своей обидой. Я чувствовал, что он злиться на Тая, но и тянется к нему.

В компании двух недовольных колдунов я возвращался в корчму, где оставил компанию охотников.

К сожалению, волхв никуда не ушел.

Увидев Эладиеля, Дубравка решил вылить всю подогретую ссорой с Таем злость на волхва.

- Как ты посмел поднять руку на лешего, Эладиель?! Решили извести всех лесных хозяев подчистую? До сих пор не поняли, почему ваши леса умирают? Скоро вам жить негде будет, только в болтах или пустошах!

- Да как ты смеешь на меня орать, человечишка!

В человеческих селениях запрещено выяснять отношения при помощи колдовства. За стенами - пожалуйста, а в многолюдных местах нельзя. Дубравка нарушать порядок не стал, предложив волхву обычную драку. Чесать кулаки волхв счел грубым и не подобающим занятием. Из оружия у Эладиеля был при себе тонкий меч. Дубравка был без оружия, но это его не остановило. Сорвав горсть травы, он сделал из нее меч. Да какой: по виду зеленый, как стебли травы, он отливал блеском стали! При столкновении зеленого меча с мечом волхва посыпались искры и все видели, как на мече Эладиеля осталась зазубрина! После чего волхв признал себя побежденным.

- Как такое может быть? - снова и снова разглядывая свой клинок, ощупывая зазубрины, повторял Эладиель. - Это же колдовство высшего порядка! Доступное великим духам созидания!

- Да ладно! - усмехнулся Дубравка. - Сила стихий, преобразование.

- Научи!

- Обойдешься, волхв. Вы же самые-самые! Позор-то какой, не знать то, что знает слабенький деревенский колдун!

- Похоже, Дубравка знает то, что очень нужно волхвам, - еле слышно произнес Тай. - Я догадываюсь, что...

- О, леший появился! - заприметил меня Серж, хотя я уже не таился, - А мы-то думали, что больше никогда тебя не увидим. Не сбылось.

- Он так и будет за тобой таскаться, Тай? - вздохнул Пал Палыч. Колдун только пожал плечами. - Кстати, кто этот колдун и с какой стати он защищает нашего лешего?

- Это местный колдун, Дубравка. Леший его вырастил.

- Да ты что?! - хором не поверили охотники.

- А при чем здесь я? - не понял их Тай.

- Я возвращаюсь в свой лес,- успокоил я людей. - Осень скоро.

- Даже в город с нами не пойдешь? Хорошая новость!

- А ты один дорогу назад найдешь? - обеспокоилась Ингрид. - Мы собирались в город на поиск новой работы. Если хочешь, я провожу тебя.

- Благодарю, но в этом нет необходимости. Один я быстрее вернусь в Заповедный лес, - ведь я приму свою истинную форму, для которой ничего не значат человеческие дороги.

Ингрид огорчилась. Жаль, я этого не хотел. Думал, люди обрадуются, что я наконец-то оставлю их...

- Тай, ты с нами? - спросил колдуна предводитель.

- Нет. Я немного задержусь здесь. Но, если будет работа - я в деле. Прощай, лесной демон. Не скажу, что рад нашему знакомству. И все же от него вышла польза.

- Удачного пути, леший! - откликнулись остальные. - Доведут боги, встретимся. В твоем лесу всегда найдется дело охотникам на нечисть.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"