Уткин Андрей Андреевич: другие произведения.

Ведьмокамера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Семейная драма. Адаптация рассказа "Телечеловек".


  

Часть I

  

То, что происходит за закрытой дверью.

  
   *Если бы он произнёс "то, что происходит за закрытой дверью", это была бы идеально правильная формулировка.*
  

I

  
   Больше всего Владислав Корпусов боялся не того, что его все коллеги по работе начнут считать странным, а того, что он может сам о себе так думать. Он не любил пользоваться общественным транспортом, но в этот день добирался электропоездом и, буквально за минуту перед тем как выйти, Владислав услышал ворчание в тамбуре от какой-то бабушки-дачницы: "Всю жизнь работаешь как проклятый, а теперь... стакан воды некому подать". - Обычное ворчание пожилого человечка, недовольного своим преклонным возрастом. Казалось бы, что здесь такого? Но дело в том, что Корпусов более внимательно присмотрелся к старушке. Что же так сильно приковало его взгляд к этой невзрачной... к этому божьему одуванчику? Слегка продолговатый нос, как у завравшегося Пинокио? Нет. Здесь больше впечатляло то, что старушка выглядит действительно какой-то несчастной. Она напоминает собой человека, загнанного в палку о двух концах: дом-работа-работа-дом... Это и есть проклятие, - подумал про себя Вячеслав. Правда, при этом ему в голову пришла некая глупость: "Бог сказал, что я езм альфа и омега, ноль и бесконечность. То есть, то же самое, что дом-работа-работа-дом. Может, это и есть проклятие? То, что ты начинаешь уподобляться Богу. А в конце за это получаешь проклятие".
   Самого Корпусова это тоже часто пугало. Но, только, никогда раньше он так сильно об этом не задумывался. Наоборот, считал, что это в порядке вещей: торчать в пробке, в час-пик утром и вечером добираться на своём джипе. Ведь, если ты свернёшь куда-то в сторону (скажем, в выходные вытащишь всех своих домашних и поедешь на природу), то это равносильно отсутствию на рабочем месте без уважительной причины - получишь выговор от начальства. Уж лучше "проклятие", чем борьба с проклятостью. Могут с работы уволить. Но, ведь, если с этим никак не бороться, то коллеги по работе в скором времени начнут считать тебя странным. Потому, что ты понял то, чем всё закончится. Будешь потом, как та старушка в метро ворчать: "всю жизнь работал, как проклятый..."
   Вся эта хандра налетела на Владислава по той причине, что он купил видеокамеру. Совершенно случайно он вспомнил про день-рожденье своей дочери, но не мог понять, что ей такое подарить. Какую-нибудь дурацкую плюшевую игрушку? Но он вспомнил себя в её возрасте... Бабушка прислала ему по почте пластмассовое ружьё с оптическим прицелом и пятнадцатилетний Владик подумал, что у неё маразм: "Она бы ещё солдатиков пластмассовых мне купила!"
   Корпусов купил эту видеокамеру и очень долго смотрел на коробку с покупкой. К нему даже сзади подошла продавщица... Она увидела, как этот солидный господин обернулся и, не дожидаясь вопроса, сказал, что он для себя купил эту "игрушку". Мол, хочется опять почувствовать себя маленьким. Но девушка-продавец вдруг принялась с ним спорить: "Но ведь Вы же попросили выбрать какой-нибудь хороший подарок Вашей дочке!" Но Корпусов ей ответил: "Для дочки это слишком жирно. Пусть её кавалеры дарят ей многочисленные веники. Глядишь, продаст их и появятся деньги на видеокамеру! Может, поймёт, насколько это трудно - заниматься бизнесом?"
  

***

  
   "Аз есмь ноль и бесконечность". Только, что такое ноль и что такое бесконечность? Работа или дом - ноль?
   И что такое "бесконечность"? Дом или работа? Или всё вместе, одновременно? Может, их даже удастся перепутать?..
   Неважно, удастся или не удастся перепутать (приобрести какой-то необычный механизм, при помощи которого можно будет менять "альфу" с "омегой" местами, а потом опять), важно уметь понять, чего больше было в твоей жизни, между постоянным непрерывным циклом "работы-дома". Влад считал, что, если у кого-то есть дача, то всё равно трудно спастись от "проклятия", поскольку "дом-работа" занимает большее количество процентов в жизни какого-то конкретного индивида. Он может попытаться изменить жене со своей секретаршей, лишь бы стереть из своей памяти такое понятие, как "дом-семья", но одного раза будет чертовски мало. "Проклятие" всё равно сожрёт его, всего, с потрохами, как долго бы он ни стирал из своего "прошлого" воспоминания о доме, либо воспоминания о работе.
  

***

  
   Припустил дождь и Корпусов вернулся в офис. Он прекрасно понимал, что все сотрудники давно разъехались по домам и в здании никого не осталось, но дело в том, что он увидел свою жену. Она зачем-то стояла под окном учреждения, в котором работал Владислав и, как ему показалось, разговаривала с охранником. Поэтому он заскочил в свой кабинет, суетливо содрал картонную упаковку и вытащил в форточку видеокамеру, не забыв снять крышку с объектива. Пальцем той же руки он настроил окошко, в которое с горем пополам попала его супруга. Ну вот, наконец-то! А то он давно уже не может понять, откуда на него последнее время наваливается такая тупая усталость. А причина самая обычная: жена симулирует оргазм. Скоро он начнёт ей жаловаться на усталость и она... заговорит о разводе.
   - Владислав Михайлыч, - оторвал его голос охранника от оконного проёма, - Вы ещё не ушли?
   - Да я видеокамеру нашёл, - мгновенно придумал Корпусов отговорку, когда случайно направил свою камеру на этого типа и испуганно отвёл её в сторону. - Ты её потерял?
   - Никак нет, - ответил тот. - У меня на мониторе все камеры видеонаблюдения...
   - Но ладно-ладно! Верю-верю! Иди, работай. Я уже ухожу.
   Корпусов автоматически засовывал видеокамеру в свою дорожную сумку и только тогда понял, что забыл её выключить. Он сунул руку вовнутрь и нажал на нужную кнопку. А, когда он выходил из здания, то жены, как не бывало. Дело в том, что минуту назад шёл дождь и Корпусов хорошо запомнил, что его супруга стояла под зонтиком, а под ногами сформировался ровный сухой круг. А сейчас, когда он вышел и на небе начало проясняться, то на асфальте не было увиденного Корпусовым ранее, круга. Но - ведь не могла же она смыть за собой следы?!
   "Ладно, - про себя подумал Влад, - дома мы с ней поговорим".
  

***

  
   Корпусов гнал как ненормальный. Он выставил на крышу синюю мигалку. Ему хотелось успеть раньше своей жены быть дома. И, когда он ворвался в квартиру, то его сильно смутила музыка, лившаяся из колонок дочкиных подружек: "Я сошла с ума - сошла с ума", - какая-то такая была песня. Ведь именно так он выглядел - словно с ума сошёл. Тем более, что жена в это время крутилась на кухне. Так кого же он увидел, кокетничающей с охранником?.. Он даже себе в воображении это нарисовал: охранник стоял возле окна, пил пиво, а, когда "девица" с улицы сказала, что её снимают на камеру, то тот пробурчал "муж" и высунул руку из окна, полил пивом тот круг (светлый круг), на котором она стояла и стремглав метнулся в офис, проверить, всё ли в порядке...
   - Владик, - промурлыкала жена, - ты как себя чувствуешь? У тебя всё в порядке?
   Дело в том, что Корпусов натоптал на паласе, не успел снять свою мокрую обувь... Но ему сейчас было не до этого. Тем более, что дочкина пластинка всё время повторяла и повторяла один и тот же визг: "я-сош-ла-с-ума-а".
   - Смотри, дорогая, я на работе нашёл видеокамеру... Думал, охранник её потерял. Но он говорит, что даже не находил...
   - Подожди-подожди, - прервала она Владика. - Ещё раз и не так быстро. Я прослушала, о чём ты говоришь...
   - Но, оказывается, - продолжал Корпусов, не обращая ни малейшего внимания на её слова, - камера всё это время записывала! Представляешь себе?! Я её вытащил из магазинной коробки... Вот болваны, да? Взяли и забыли её выключить! Она прямо в коробке тебе лежала и продолжала снимать...
   - Ну, подожди! Ты её нашёл на работе или в магазине купил? Вот, про что я запуталась.
   - Да какая разница? Просто, последние кадры я снимал у себя на работе. Ты, случайно, не хочешь посмотреть?
   - Ну, конечно, покажи! - заулыбалась Корпусова жена. - Ты что-то необычное на работе увидел и снимал это?
   - То есть, ты хочешь, чтобы я тебе это показал?.. Но смотри... За последствия я не отвечаю...
   А его супруга так легкомысленно лыбилась, словно пропустила мимо ушей и эту фразу тоже, не только первую, с корой он начал что-то тараторить.
  

***

  
   - Катенька, что ты всё время улыбаешься? - не выдержал Корпусов, глядя на глупенькое лицо своей благоверной, смотрящее на окошко видеокамеры. - Тебе смешинка в нос попала?
   - Ой, как это мило, - проворковала Катенька. - Ты снимал день-рожденье нашей доченьки?!
   - Ну, что ты такое говоришь? Я не мог снимать рожденье... Я же в это время находился на работе...
   Корпусов выхватил камеру у неё из рук. Что она такое несёт?.. Он перекрутил запись назад, в самое начало... Он глазам своим не верил! Камера, действительно, показывала комнаты в его квартире. Танцующих под идиотскую пластинку подружек его дочери, суетящуюся на кухне Екатерину, трущуюся об её ноги кошку... Что за чепуха?! Этого просто быть не может: их кошки давно уже нет в живых, а камера её снимает и показывает... Но Корпусов вовремя опомнился. Он хотел ещё что-то добавить, к сказанному? Правильно сделал, что остановился.
   - Ой, извини, - глянул он под ноги на следы, которые натоптал. - Я разуться забыл.
   - Ничего-ничего, дорогой, - ещё больше засияла Катя, - я всё подотру.
   Он хотел сказать, что там толпа дармоедок, выплясывает, а она одна тут крутится. Но Корпусову показалось, что он и так уже слишком много наговорил.
  

***

  
   Хоть Корпусову всегда и казалось, что он считает себя самим благоразумием, но в данный момент он совершенно ничего не соображал: Что это за странная видеокамера? Почему она так неправильно снимает? Почему, если он находится у себя на работе и навёл объектив на охранника, камера снимала никчёмные именины его дочурки? Ведь, это же не лезет ни в какие рамки...
   В это время Корпусов заперся в ванную комнату и включил душ. Просто, чтобы шумело и он мог не слышать этот безумный визг одних и тех же инфантильных современных песенок: "Нас не догонят!" Корпусову тоже казалось, что он чего-то не "догоняет", вернее, не понимает. А если ещё точнее, то ему казалось, что он "сходит с ума". Ведь именно так пелось в той безумно эгоистичной песенке? Вот поэтому Владислав в ванной и заперся, пытаясь пошуметь душем или часто дёргать ручку смывного бачка - лишь бы только не слышать этот писк и это плясанье. Владислав должен был сосредоточиться. Либо он сейчас выйдет и попросит ссыкух сделать потише, либо так и останется сидеть в ванной - думу думать. Если они сделают потише, то папаша должен будет преподнести свой подарок. Но, только, имеет ли смысл дарить подобную видеокамеру? Точнее говоря, "испорченную". Ведь это очень просто: это испорченный товар, у Владислава сохранился чек. Он может сейчас же поехать, найти владельца склада (сейчас уже вечер и магазины давно закрыты), предъявить ему свои претензии. Влад уверен, что этот тип ему тут же обменяет данную покупку. Но, только, стоит ли это делать именно сейчас? Вот, что больше всего беспокоило Корпусова.
   На всякий случай, Владислав решил проверить ещё раз, что товар действительно испорчен. То есть, поснимать этой видеокамерой прямо у себя в ванной, потом посмотреть, что получилось... Влад был более, чем уверен - камера наверняка не будет снимать вообще. Если она что-то и снимет, то это будет тёмный фон. Так странно выглядеть, словно Корпусов забыл снять колпачок с объектива. Для того, чтобы она действительно начала показывать, Корпусов должен поехать к себе на работу и снимать оттуда. Как-то странно, но Корпусов был в точности в этом уверен. Именно в этом: камера действует только у него на работе. И не просто действует, а снимает только всё то, что происходит в квартире, где он сейчас прописан.
   Но Корпусов не торопился с выводами. Если он действительно уверен, что это будет тёмный фон, то, для начала, он должен всё-таки поснимать. Но, много времени не потребовалось: Когда Владислав начал записывать (вернее, снимать) своей видеокамерой, то всё выглядело так, словно он действительно забыл снять крышку с объектива. То есть, как он предполагал, так оно и оказалось: камера показывает один только чёрный фон. То есть, она абсолютно ничего не снимает и Корпусов может запросто обменять эту покупку, но сам Владислав так не считал. Камера-то, может, и не снимает. Но он знал причину, почему не снимает. Причём, эту причину знал только он один. Если эту видеокамеру начнут проверять, выискивать в ней причину негодности, то они совершенно ничего не найдут... Кончится тем, что её выбросят на свалку. Неужели Корпусову не жалко эту штуку? Ведь он знает, в чём причина. Только он один знает, что для положительного результата съёмки необходимо поехать к нему на работу, зайти в его офис и снимать только оттуда. И только в таком случае видеокамера начнёт правильно действовать. То есть, снимать. И снимать не что попало, а комнаты в его собственной квартире. Его жилое помещение. И это означает только то, что у Владислава Корпусова не хватит совести обвинить свою видеокамеру (свою покупку) в испорченности. Как же она испорчена, если она вполне исправно работает? Ну да, слишком ограниченно, но ведь исправно же? Правда, Корпусов не был до конца в этом уверен. Не всё сразу. Завтра. Завтра утром он поедет к себе на работу, зайдёт в свой офис... Только тогда он убедится, что всё, что с ним сегодня произошло, не является бредом сумасшедшего. Вернее, "сумасшедшей", а не "сумасшедшего";
   (той старушки в тамбуре электропоезда, которая стояла одна и бормотала себе под нос какое-то магическое заклинание: "всю жизнь ты, как проклятый, работаешь...")
   потому что, когда Корпусов вырубил холодный душ, закрутил все краны и вышел в комнаты, безмозглые подружки его единственной избалованной дочери, опять крутили ту же самую песенку: "Я сошла с ума, мне нужна она". Правда, Корпусов уже не был уверен, что в этом доме кто-то очень сильно сошёл с ума. Минуту назад он в этом не сомневался, а сейчас... Сейчас Корпусов был полностью уверен в обратном.
  

II

  
   Ночью Влад очень часто просыпался, постоянно посматривая на часы. Ему всё время казалось, что через пятнадцать или через десять минут должен запикать будильник. В конце концов, он не выдержал, поднялся с дивана, оставив свою Катеньку нежно обнимать подушку, в одиночку. Он вышел на лоджию и распахнул окно. Корпусову показалось, что этой ночью как-то неожиданно душно. Но окно пришлось закрыть: внизу выпивали двое бездомных. Вернее, один пил, а второй сидел рядом, со спущенными брюками и кряхтел. Корпусову стало противно и он тут же закрыл окно.
   До работы он кое-как добрался. Очень невмоготу было этим утром Владиславу: когда же я наконец войду в стены своего офиса. Но зато Владислав очень сильно удивил своё начальство: слишком рано явился на рабочее место. Но Корпусов даже не поздоровался. Ему хотелось уже поскорее оказаться внутри офиса и вытащить видеокамеру... Но тут его осенила мысль, чуть не заставившая Влада расхохотаться: "Что, если я полезу за своей видеокамерой и решу, что я забыл её дома? Конечно, я тут же поеду назад... Но там вдруг выяснится, что я потерял эту хрень где-то по дороге! Либо ещё такое, что у меня её вообще не было. То есть, она вчера мне приснилась". Но Корпусов не зря посмеялся над своей шуткой, ведь камера ему не приснилась. То, что происходило вчера, было невыдуманной реальностью. И такое могло случиться не только с ним. С любым, кому эта нелепая покупка попала бы в руки.
   - Вот она, эта камера, - пробубнил Владислав, вытащив её наружу и... подготовив для съёмки.
  

***

  
   После того, как прошла минута работы Корпусовой камеры, Влад решил посмотреть, что же у него там такое получилось.
   - Ну вот! - злорадно произнёс Вячеслав, - как я и говорил! Это дерьмо действительно снимает мою квартиру.
   Поскольку Корпусов ходил по своему офису, объектив видеокамеры тоже двигался внутри квартиры. Корпусов останавливался - объектив внутри его квартиры останавливается тоже. Итого, камера разгуливает по пустым комнатам, иногда заходит в ванную, где Владислав вчера "принимал" холодный душ, иногда выходит на лоджию, окно само распахивается... Правда, испражняющегося бомжа внизу не видно. Да и следы ночной попойки - всё дворник (молодой узбек) уничтожил своей верной метлой.
   - Как это дьявольски здорово, - радовался Корпусов. - Ведь я давно подозревал свою жену в измене...
   Нет, на самом деле, в неверности он никого не подозревал. Просто, по натуре своей, был ревнивым, поэтому обыденная паранойя крутилась в его мозгу, как уж на сковородке. Конечно, любому будет мечтаться... Вернее говоря, любой будет испытывать страх: "пока я на работе, моя любимая притащила в наш дом какого-нибудь жлоба. Наверное, я ей кажусь слишком нежным, а этот хмырь, которого она привела, весь в коже, со стразами и с плёточкой".
   Корпусов никогда в жизни не думал о своей жене ничего плохого. Только вчера, после работы, ему показалось что-то слишком странное, но именно в тот момент Владислава охватила уверенность, что он очень давно об этом думал: "не изменяет ли мне моя жена?"
   Он решил выбросить из головы все эти мысли: Ведь я только что записывал своей видеокамерой - сам убедился, что в квартире никого нет. К примеру, хахаля, которого моя красотуля тайно приводит в то время, когда я весь в делах - весь в работе". Он решил заняться работой. То есть, быть как прежде, весь в работе - весь в делах.
  

***

  
   Обычно, на обед Корпусов привык заскакивать в ближайшую кафешку. По привычке, он, как и раньше, выключил компьютер и отправился, совершенно забыв про то, что у него теперь есть одна странная видеокамера. Вспомнил он только потом, когда вернулся.
   Вроде бы, пообедал, так что теперь есть немножко свободного времени, чтобы поиграть в компьютерные игры, но, совершенно случайно, на память Владу пришёл вчерашний "светлый круг". Эта картинка совершенно точно встала в его сознании: кончился проливной дождик, поэтому его жена стоит под окнами, складывает зонтик и весело щебечет с охранником, как с какой-то своей приятельницей. Во всяком случае, Корпусов совершенно ясно слышал низкий голос охранника. А то, может, она действительно с приятельницей трепалась? Но, всё равно, именно сейчас Влад никак не мог изменить это нелепое положение; попытаться на него повлиять. Он очень хорошо помнит, что мчался вчера, как ненормальный, и Катюша выглядела так, словно не выходила из дома ни на секунду. Корпусов, конечно, может начать очередную съёмку, как попробовал сделать это утром, но где гарантия, что он в очередной раз не наткнётся на пустующую квартиру? Кстати, надо бы поберечь кассету в камере. Может оказаться так, что "необычная" вовсе не камера, а вставленная в неё кассета. Но у него есть в запасе ещё другие: в магазине выдали комплект кассет. Притом, можно будет купить ещё дополнительные.
   Нет, всё-таки Корпусов решил взять в руки камеру и начать снимать. Чёрт с ней с кассетой, если она "необычная". Может быть ещё вот какая штука: он начнёт снимать, а в это время его жена пригласила в их дом того охранника (сегодня как раз закончилась его смена) и они ещё не начали заниматься любовью. И вот, как назло, у Корпусова закончится плёнка на его "необычной" кассете, а, поскольку она необычная, то перекрутить её назад и стирать старую запись - нельзя. Может получиться тот тёмный фон, который видеокамера показывала ему в ванной. Так вот, Корпусов решил: "наплевать на кассету, потому что этот гад-охранник наверняка крутит шашни с моей женой, и всё это происходит прямо сейчас. Может, мне судьба именно для этого подарила такую чудную видеокамеру - чтобы я вывел эту бабёнку на чистую воду".
   Корпусов специально не смотрел в свою камеру, когда она ведёт съёмку. Ему казалось, что так камера работает более эффективно. Вроде как, если заглянешь в этот таинственный мир, в который проникает уникальная покупка Влада, то можешь нарушить какой-нибудь секрет и в результате получится всё тот же чёрный фон. Конечно, Корпусов не был в этом окончательно уверен, он только предполагал, что именно так камера будет снимать лучше. Может быть, Владислав верил в призраков и думал, что в момент съёмки, по его квартире ходит какой-нибудь невидимый человек и держит в руках свою невидимую видеокамеру (забавный каламбур: видеокамера, но невидимая). Неважно, как это всё происходит на самом деле, но Корпусов желал получить от своей покупки какую-то действенную пользу. В конце концов, зря что ли он выбросил на ветер деньги? Он в любой момент мог пойти в магазин и потребовать назад "выветренную" сумму, но, раз он этого не делал, значит, так было надо. С другой стороны, камера могла являться угрозой. Если тут действительно замешана какая-то мистика (с призраками или невидимыми существами), то камеру необходимо было выкинуть. Разбить - как-либо уничтожить. Но Корпусов считал: пусть её разбивает трус. Тот, кто понял суть необыкновенности этой штуки и боится к ней прикасаться. В конце концов, подобные трусы именно так поступают со всеми талантливыми или гениальными людьми. Их параноидальное душевное расстройство подсказывает, что эти люди связаны с какой-то странной мистикой и, если их не обезопасить, то пострадает целое общество. Одним словом, "дурак "дурака" видит издалека". И Корпусов не считал себя дураком. Потому что сразу, как только он получит от этой камеры положительный результат, он сдаст её в какую-нибудь научную лабораторию. Если не получится, то он возьмёт молоток и поступит, как все "нормальные" параноики...
   Как только начала снимать видеокамера и Корпусов принципиально не смотрел в её окошко видеонаблюдения, то он резко передумал. Потому что из микрофончика полилась та бессмысленная мелодика, с которой он позавчера успел очень неплохо познакомиться. А, поскольку все "попсовые" песенки имеют слишком уж навязчивые мотивы, то головной мозг всякого нормального человека неспособен их побороть и заблокировать в свою память доступ этих бесконечно повторяющихся куплетов. "Я сошла с ума, я сошла с ума, мне нужна луна, мне нужна луна" - какое-то такое (вытьё на луну). И Корпусов не мог удержаться и не посмотреть в окошко видеокамеры. Неужели эта проклятая камера повторяет то, что снимала два дня назад? Опять день-рожденье дочурки, которую папаша совершенно проигнорировал (вернее, она сама - абсолютно не обратила никакого внимания на папашино присутствие; наверно, её даже подружки мало интересовали - только эта безумная музыка, льющаяся из колонок; его дочь - типичная фанатка, которая пришла на попсовый концерт, и ей наплевать на всех своих слабоумных подружек, если, скажем, одна из них упадёт на пол и забьётся в припадке эпилепсии - столь частом явлении для всех слабоумных). Но, когда Корпусов наконец-то всмотрелся, что же эта странная камера показывает... Действительно, все те "чувихи", которые плясали на дне рождения, собрались в его, Корпусова, квартире. Уму непостижимо, но это так. Только в этот раз они не плясали. Дело в том, что Влад, среди кучки девушек успел разглядеть свою дочь Леночку. Ему показалось, что она раздаёт шприцы своим подружкам. Все девчонки сидят на полу, в разных углах, а Ленка распаковывает одноразовые шприцы и протягивает каждой в отдельности. Какая-то девка перетягивает жгутом свою руку, ниже плеча, сжимает и разжимает кулачок, отчего вены становятся более выпуклыми. Но Корпусов с ужасом глянул на её вены... Они все покрыты тёмными точками - следами от наркоманской иглы.
   От всего увиденного Корпусов был в настоящем шоке. Ему с трудом удавалось различать болтовню собравшихся девок, от сумасшедшей музыки, льющейся из колонок, но кое-что он отчётливо слышал: "Ленка, а нафига ты колешься?" - кричала кто-то из подружек его дочке. "Да я ващще торчу по жизни, - хихикнула ей Ленка в ответ. - И ты тоже по жизни торчишь. Ты же по ходу шалава?" "Ну, типа да, - отвечала ей та. - Меня изнасиловали те подонки. Я ващще думала удавиться на фиг, но подружки мене сказали, что можно торчать". "Да! - горделиво воскликнула Ленка. - Мы торчим на фиг. Мы победили этих козлов. Они думали, типа мы вскроемся, но мы лучшие! Мы всех чуваков реально победили..."
   Корпусов выключил видеокамеру. Кем он себя ощущал после такого? Трусом? Он знал, что сейчас же должен бросить все свои дела и мчаться к себе в квартиру. Но Корпусов всегда боялся правды. Он догадывался, что с его дочерью последнее время творится что-то странное, но никогда не хотел совать свой нос ей в душу. Ведь, когда он был в её возрасте, родители точно также с ним поступали: не обращали ровно никакого внимания на то, что он существует. И вот сейчас папаша приедет, и что он сделает? Устроит всем этим засранкам хорошую выволочку? Но ведь ему наплевать на дочь! Он хотел сына. И с чего теперь должен в них вмешиваться? Если эти дурёхи сидят на наркотиках, то, наверняка, это не первый их "кайф"... Но больше всего Владислава другое смущало. То, что он приедет и, вместо девушек, обнаружит там горстку трупов. Вдруг это, действительно, их первая наркоманская "пирушка"? И вдруг, они собрались для того, чтобы себя поубивать? Что он будет делать в таком случае? Тратить много драгоценного времени на бесполезную суету вокруг этих полоумных фанаток песенки "Я схожу с ума"? А не лучше ли забыть всю эту чушь и заняться работой?
   Но неожиданно Корпусова осенила идея: Действительно, надо бросить все свои дела и метнуться домой. Если эти девки ещё не передохли, а продолжают совершать это чудовищное преступление, то он позвонит соседям. Он изобразит из себя простака, который ничего не знает и совершенно ошарашен увиденным. Он обратится к ним со стоном: "Товарищи, дорогие, мне нужна помощь!" Так вот, если эти безмозглые тёлки начнут отрицать, в духе "я не я и лошадь не моя", то он покажет им весь этот материал, запечатлённый на свою видеокамеру. Интересно, как они после этого будут выкручиваться? - Эта мысль несколько порадовала Корпусова, но, тем не менее, уныние не покидало его сердца. Мысль, вводящая его в сильное расстройство: "Я всегда знал, что моя дочь сволочь".
   Пока Корпусов ехал в сторону своего дома, его осенила совершенно новая мысль. "Ведь моя видеокамера не снимала в тот раз только потому, что в офисе темно было! Именно отсюда и "тёмный фон"!" В это время он пробирался через тоннель. На дороге, как всегда, была жуткая пробка. Корпусову в очередной раз вспомнилась главная причина зла, поработившего весь современный мир: автомобилизм. Раньше не продавалась такая масса автомобилей. Если пробка продирается через тоннель и, как сейчас, пропадёт освещение (на электростанции возникнет какая-то поломка), то наступит самый настоящий конец света. Потому что во многих местах погружённого в полутьму тоннеля произойдут несколько столкновений. Все автомобили встанут, так как у большинства водителей банально куплены права, и никто не сможет двигаться назад или вперёд. Все будут стоять столбом - ждать автоинспекцию. То есть, Корпусов должен был опечалиться ещё сильнее, чем есть на самом деле, но всю его "дорожную меланхолию" заслонила собой догадка по поводу недавно купленной видеокамеры. Он представил себе, что, если бы камера была нормальной, а не такое фуфло, которым он в данный момент владеет, то, возникни у него желание поснимать (допустим, в соседнем ряду могла ехать его жена и, воспользовавшись "пробкой", целоваться с тем охранником), ничего кроме тёмного фона он не увидит. Поэтому Корпусов подумал, что в тот вечер он действительно снимал и мог видеть, что происходит в его офисе (лежит ли у него на столе эта неуклюжая парочка с раздвинутыми в разные стороны Катенькиными "прелестными" ножками). Ну, необязательно "видеть"... Во всяком случае, он мог "Это" услышать. Жалко только, что не вовремя выключил свою видеокамеру и прекратил запись.
  

***

  
   Когда Корпусов вбежал в квартиру, то из колонок действительно лилась эта поганенькая песенка: "Я сошла с ума - мне нужна луна". Только одного он никак не мог понять: куда делись все эти засранки. Он вбежал в дочерину спальню, он вбегал в другие комнаты (даже в ванную не забыл завернуть). Всё, что ему удалось обнаружить - лишь кучу шприцов, валявшихся на полу Ленкиной спальни. Кстати, это было и единственным, что он успел понять. Главное из всего, наиболее неясного, было то, как все эти негодяйки узнали, что приближается остервенелый папаша. "Ах, я старый дурак, - хлопнул он себя ладонью в лоб. - Сразу не додумался, что они "шухер" поставят перед входом в подъезд. Так, на всякий случай. Ведь мы именно так поступали, когда были в их возрасте. Но ничего! Вечером эта дрянь у меня получит! Я ей покажу! Всё, что заснял на свою видеокамеру... О, кстати, видеокамера! Нужно немедленно "сфотографировать" все эти улики! Нужно пройти по пустым комнатам... Пусть её мамаша узнает, что дочка в обед сбежала из ПТУ. На камере как раз показано время съёмки! Ну, я ей сегодня вечерком и устрою..."
   Корпусов впопыхах вытащил камеру, начал ей снимать... И только в самый последний момент с ужасом понял: камера не будет показывать всё, что он хочет. Как и в прошлый раз, она будет показывать тёмный фон. Ведь его офис (его рабочее место) она не берёт. Если хочешь, чтобы на этой странной камере получилась хоть какая-то съёмка, поезжай туда, походи из угла в угол. Всё, что удастся отснять на камеру, будет комнатами Корпусовской квартиры.
   Однако, никакого "тёмного фона" на видеокамере не было. Окошко видеонаблюдения показывало офис, который Влад оставил и сорвался с места, как оглашенный. "Вот тебе и раз! - чуть ли не вслух воскликнул поражённый Корпусов. - Эта хренова камера действительно работает в двух направлениях?"
   Секунду или две, Корпусов смотрел на видео-окошко, как баран на новые ворота. Сначала он ничего не мог понять, но потом неожиданно вспомнил про своё врождённое тугодумство и опять ладонью в лоб себя ударил: "Как же я забыл, что моя камера на работе снимает мой дом, а дома - снимает мою работу? Вот лопух!" Но тут не забывчивость виновата, а, скорее то, что Корпусов сегодня не на шутку перенервничал. В основном, ему не нравилось, когда кому-то удаётся слишком ловко его надурить. И в данный момент его облапошили соплячки - подруги его дочери. Провели вокруг пальца, как какого-то пацана.
   Он уже закрывал окошко и выключал видеокамеру, как что-то его остановило. Дело в том, что из камеры послышался басовитый голос охранника (старого знакомого). Этот тип беспардонно входил в его офис, деловито осматривался по сторонам и громко провозглашал: "Заходи, моя радость! Твоего оленя здесь нет!" Эти слова заставили Корпусова выдвинуть окошко назад; вернуть его в исходное положение. Это кого же он назвал "оленем"?! Корпусов был уверен, что в офис должна войти какая-то другая женщина. Никак не его Катенька! Влад не был бы удивлён даже в том случае, если вошёл бы молодой человек... Да пусть хоть лошадь Пони туда входит, лишь бы только не то, чего он по-настоящему боялся. А чего Корпусов стыдится больше всего? Из-за чего готов с лёгкостью сойти с ума? Правды он боится - вот чего. Ради того, чтобы не видеть правды, Корпусов даже успел нажать на "выкл". Успел вырубить камеру до тех пор, как в офис вошла его супруга. Ему достаточно было уже того, что в его рабочем кабинете бесцеремонно побывало это ничтожество. Охранник так шустро расхаживал по Корпусовскому кабинету, словно чувствовал себя неким хозяином. Его Величеством, которому слишком много дозволено в этой жизни. Поэтому Корпусов сейчас быстренько сгоняет на работу и, даже если эти двое успеют всё закончить задолго до того, как прибудет в свой рабочий кабинет "Корпус", он уверен, что ему всё равно будет, о чём поговорить с этим засранцем. В крайнем случае, он ему покажет свою видеокамеру и, если этот придурок окажется ещё большим тугодумом, чем бывает сам Корпусов, то дополнительно пояснит: "Это съёмка на скрытую камеру, сынок. Дак кого ты там назвал оленем?"
  

***

  
   До работы Корпусов добрался на удивление быстро, пробок совершенно не было. Первым делом он влетел в свой офис... "Ага, вот он ты, голубчик! - злорадно провопил Владислав, увидев этого подлого охранника, который не успел унести свои ноги из Корпусова кабинета. - А где моя жена? Куда ты её спрятал, мерзавец?" Опешивший охранник принялся было что-то мямлить, просить выбирать выражения, но Корпусов поднял такой сильный шум, что совершенно его не слышал. Дело в том, что у себя на столе Влад нашёл резинку молочного цвета, напоминающую детский воздушный шарик. От этого он орал, как будто его режут. На крик немедленно прискакал главный инженер.
   - Что здесь происходит? - пытался он перекричать разъярённого Владислава.
   - Вы полюбуйтесь, что я нашёл у себя на столе! - ликовал Корпус. - Полюбуйтесь, чем этот негодяй занимался в моё отсутствие.
   - Может, Вы объясните? - допытывался начальник у охранника. - Почему этот человек так сильно распсиховался!
   - Он говорит, что гандон какой-то нашёл, - неуклюже промычал охранник.
   - Я на столе! - вопил Корпусов. - На столе его нашёл! Этот сукин сын трахал здесь мою жену!
   - ЧТО? - протянул начальник. - А где, в таком случае, Вы были в рабочее время!
   - Да что он врёт! - тоже закричал охранник. - Я только сейчас сюда пришёл... У него дверь нараспашку - заходи да безобразничай...
   - Я? Я вру?! Да у меня на камеру всё записано!
   - Ну-ка, прекратите здесь скандалить! Вы, оба!
   - А зачем на меня наговаривать, что я не был на рабочем месте? - оправдывался перед начальником Корпусов. - Как же я снимал на видеокамеру этого похотливого быка, если в этом кабинете меня не было? А?! Что Вы на это скажете, любезный?
   Старший инженер был обескуражен подобным фамильярным обращением "любезный". Он разрешил, чтобы Корпусов показал свою видеозапись.
   Владислав тут же принялся перекручивать плёнку в нужное место. Правда, он слегка разошёлся и перекрутил в то место, где его дочка собрала всех своих подружек и распаковывает одноразовые шприцы. Как только до Корпусова дошло, что начальник вместе с охранником пялятся во все глаза на этот "видеоприкол", он немедленно нажал на кнопку "стоп".
   - Ну, и где там наш охранник? - ничего не понял старший инженер.
   - Это его дочь, - тут же поторопился охранник объяснить ситуацию. - Видимо, у них недавно был день-рожденье дочери, и вот они...
   - Дак это что, - ещё больше недоумевал начальник, - если день-рожденье, то можно принимать наркотики?
   - А они что, наркотики принимают? - тоже изумился охранник.
   - Я не уверен, но мне так показалось, - произнёс старший инженер. - Владислав Михайлыч, не могли бы Вы этот фрагмент показать ещё раз?
   - Да забудьте Вы про этот "день-рожденье"! Оно Вам надо? Лучше, давайте, я Вам покажу фрагмент с нашим охранником!
   - Но как же, всё-таки интересно! - не отставал начальник от Корпусова. - Насколько я заметил, то съёмка проводилась сегодня. На экранчике сегодняшнее число.
   - Вот! - обрадовался Корпусов, - нашёл!
   В окошке видеокамеры можно было разглядеть, как в кабинет Корпусова входит охранник. Он действительно входит в кабинет, и это была не шутка.
   - А почему звука нет? - возмущался Корпусов, постоянно встряхивая видеокамеру. Но, однако, запись на этом прерывалась. - Вот чёрт! Может, ещё раз перекрутить этот кусок?..
   - Нет, - настаивал начальник, - можете не трудиться. Даже тот фрагмент с Вашей дочерью-наркоманкой я не желаю повторно пересматривать. По-моему, мне и так уже всё с Вами ясно.
   - Но как же "ясно"?! Ведь Вы посмотрите, что я нашёл у себя на столе!
   - Что? - цинично улыбнулся начальник, - соску нашли? Вот и очень хорошо. Сохрани её для своих внуков.
   - Но постойте! Постойте же.
   - Чего ещё тебе надо? - простонал старший инженер, когда охранник уже удалился из кабинета.
   - Жалко, что этот подонок вышел, - отвечал ему Корпусов. - Я хотел снять на камеру его морду. Теперь придётся снимать Вашу.
   Корпусов направил свой объектив на начальника.
   - Вы, вообще, в своём уме?
   - Сейчас-сейчас, - торопливо объяснял Владислав. - Вы только не уходите.
   - Да ты сам сейчас уйдёшь.
   - В каком смысле?
   - Можете считать себя свободным, - объяснил ему главный инженер. - Владислав Михайлыч.
   - А Вы не хотите посмотреть, что снимает моя видеокамера?
   Но начальник молча вышел из кабинета.
  

***

  
   - Нет, Вы всё-таки посмотрите, - догнал Корпусов главного инженера и загородил ему вход в начальничий кабинет, - я настаиваю.
   - А я настаиваю на том, чтобы Вы оставили меня в покое, - повысил начальник голос, чтобы привлечь к этому скандалисту внимание окружающих. - Устал я за сегодня от Ваших презервативов и от Вашего крика.
   - Но мне тоже неприятно выслушивать обвинения, что моя дочь наркоманка! - отпарировал Корпусов. - Ведь я не говорил, что это моя дочь, правильно? Эту чушь сморозил нанятый Вами охранник.
   Начальнику стало ещё более неловко. Сначала он хотел оттолкнуть в сторону этого горлопана и войти в кабинет, но вовремя одумался.
   - Хорошо, - ответил он Корпусову, - если Вы настаиваете, то давайте посмотрим. Я сдаюсь.
   Корпусов тут же открутил плёнку, вернув её точно на то место, с которого начал кичливо снимать начальника, вошедшего в его офис...
   - Вот, смотрите! - подсовывал он окошко видеонаблюдения к лицу главного инженера. - В это время я снимал Вашу физиономию! И что показывает камера вместо этого?
   Вместо "физиономии" шефа, камера, как ей и положено, показывала комнаты квартиры, в которой проживал Владислав.
   - По-моему, Вы опять не на то место перекрутили плёнку, - сделал вывод шеф Корпусова, немножко посмотрев в экранчик. - Ходите по какой-то квартире и снимаете её на камеру! Зачем Вам это надо? Советую Вам прекратить этот спектакль. Ведь квартира полностью пустая.
   - Ах, спектакль?! - воскликнул возмущённый Владислав. - Хорошо, пусть спектакль! Но что Вы на это скажете? - Корпусов нажал на "стоп", остановил "проигрыватель" и нажал на кнопку записи. - Видите? Сейчас я снимаю! Смотрите, что показывает...
   Но Корпусов чуть не остался заикой. Дело в том, что в коридоре, в котором спорили Влад со своим шефом, было очень светло, но камера в это время показывала чёрный фон. Причём, Влад уже научился отличать, когда камера не снимает и, когда она находится в рабочем состоянии, даже если съёмки ведутся в тёмном помещении (то есть, на экране показан такой же чёрный фон, как сейчас). Если камера не работает, - понял для себя Корпусов, - то на экранчике, с краешку, не показано время съёмки и дата - год, число и месяц. Именно сейчас ничего этого не было - ни времени, ни даты. То есть, другими словами, камера не работала.
   - Одну секундочку, - проговорил Корпусов. - Я забыл вставить кассету, она осталась у меня в офисе. Подождите, я её сейчас принесу...
   Корпусов специально соврал своему шефу, потому что знал - он пойдёт за ним следом. И шеф машинально двинулся в сторону кабинета, куда побежал его подчинённый. Дело в том, что он не расслышал Корпусова, но подумал, что у него сломалась его видеокамера, поэтому он пытается от него убежать.
   - Вот, теперь всё в норме, - ухмыльнулся Владислав, глядя на вошедшего шефа. - Кассету я вставил.
   - По-моему, Вы её не вынимали... - пробормотал начальник.
   - Я хотел сказать, что на ней закончилась плёнка, - продолжал юлить Корпусов. - Я вернулся и её поменял. Теперь всё в порядке. Теперь Вы можете смотреть, что за чепуху она снимает и показывает.
   - А зачем я должен смотреть всякую чепуху?
   Но Корпусов уже нажал на кнопку записи. - Вот, пожалуйста. Полюбуйтесь!
   Теперь на окошечке было видно не только одни комнаты Корпусовой квартиры, в которых никого нет. Начальник, во все глаза, смотрел на прекрасную, худенькую красотку, которая была в одном купальнике. Она уже закрывала входную дверь в квартиру и проходила куда-то внутрь дома. Было видно, что за ручку она кого-то ведёт, но начальник покамест не мог понять, кого, поскольку камера не показывала её ниже пояса. Но позже он всё-таки разглядел: это были двое пятилетних малышей-близняшек. В отличие от красотки, мальчики были совсем без ничего. Начальник смотрел на это странное изображение и не мог понять только одного: какого дьявола он должен смотреть на этот бред. На то, как красотка рассаживает голышей на две детские табуреточки, склоняется перед каждым, высовывает язык и начинает лизать малышам между ног...
   - Ну что, видите? - спрашивал его Корпусов. - Сами видите?! Я снимаю видеокамерой свой офис, но она в это время показывает мою квартиру! Вы можете объяснить, что бы это значило?
   - Вы уверены, что это действительно Ваша квартира? - просопел начальник после долгого задумчивого взгляда.
   Корпусов повернул экранчик в свою сторону, и чуть не остался заикой, глядя на то, какие гадости показывает его "странная покупка".
   - Да какая разница! - опять заорал Корпусов, - моя или не моя? Я, просто, пытаюсь Вам объяснить! Но я поражаюсь тому, что Вы до сих пор не понимаете.
   - Что именно я не понимаю?..
   - То, что камера очень странная! Как Вы видите, она может снимать далеко не то, что происходит на самом деле! В данный момент она снимает совсем не то, что мы с Вами видим! Каких-то голых мальчиков, какую-то сумасшедшую женщину-извращенку... Смотрите, что она делает: снимает с себя трусики!
   - Но, а зачем Вы мне это показываете?!
   - Я просто пытаюсь Вам объяснить элементарные вещи, - уже замучился Корпусов распинаться перед этим остолопом. - Камера сломана, либо она испорчена. Дак зачем нам из-за неё ругаться? Зачем меня увольнять только из-за того, что эта испорченная видеокамера снимает не то, что от неё хотят? Однако, Вы видели, что я снимал вошедшего в мой офис охранника? Значит, в это время я находился на своём рабочем месте! А подлый охранник, просто, тупо, на меня клевещет. Врёт Вам, что он вошёл ко мне в кабинет, но меня в нём не было, и вообще - дверь моего офиса была нараспашку!
   - В таком случае, я прошу меня извинить за это недоразумение, - проговорил Корпусову шеф. - Думаю, что больше ничего подобного не повторится.
   - Я тоже очень сильно на это надеюсь, - машинально поддакнул Корпусов, глядя на то, до какой степени стыдно его шефу продолжать смотреть в глаза своему подчинённому. Не говоря уже о том, чтобы смотреть на окошко этой несчастной видеокамеры. - Видеокамера! Вот это - настоящее недоразумение. Это целый конфуз. Но, можете мне поверить, её больше не будет. Я отнесу её туда, где купил.
   Слава богу, шеф вышел из его кабинета... Слава богу, этот инцидент удалось локализовать. Но для Корпусова это не было "конечной остановкой". Он не собирался, не только уничтожать "странную видеокамеру", но и - нажимать на "стоп" тоже не собирался. Он смотрел это "порношоу", которое показывает его камера, и смотрел. То, как его Катенька, уже снявшая с себя свои пляжные трусики и пляжный лифчик, приняла собачью позу и тщательно вылизывала двум мальчишкам их мошонки. Потом, когда Корпусов на неё вытаращился, она, словно стушевавшись от его взгляда, неожиданно прекратила своё занятие, поднялась на ноги и... взяла в руки столовый ножик. "А вы хотите тоже мне полизать, деточки мои милые?" - впервые за долгое время съёмки нарушила Катя царившее в их квартире молчание. Детишки весело закивали головками, а она в это время повернулась к ним спиной (Корпусов теперь мог видеть её живот и груди) и полоснула себе между ног остриём ножа. Кровь тут же закапала на пол и потекла по её ногам. "Детки, - объясняла она им прежним тоном - любезной воспитательницы, - это называется мен-стру-ация. Повторяем все за мной, мен..." И двое мальчишек, дружненько, старались выговорить это сложное слово: "мент, струяйца, я".
   - Да это же не Катя, - прошептал Влад, стирающий носовым платком текущие со лба ручьи. - Это суккуба! Настоящая суккуба...
   Корпусову очень тяжело было продолжать на это смотреть. Так, словно он был болен гемофобией - при виде крови терял сознание. Ему стало очень плохо и он тут же выключил видеокамеру.
  

***

  
   На некоторое время Корпусов потерял сознание. Когда он пришёл в себя, то обратил внимание на не выключенную видеокамеру, которая продолжала находиться у него в руках. Во всяком случае, Корпусову казалось, что она не просто не продолжала снимать ту дрянь, которая происходит в его квартире, но и вовсе - была выключенной. Только до конца осознать, почему такое произошло, что камера по-прежнему снимает, Корпусову помешал скрипучий-старушечий голос за его спиной.
   - Что же ты сам не хочешь смотреть, что снимает твоя видеокамера? - прошамкала старуха, неизвестным образом оказавшаяся в его офисе. Интересно, как её охрана пропустила? Наверно, проблема в том, что охранник сбежал и больше не вернётся (возможно, он испугался чего-то очень сильного).
   - Только что упрекал в этом своего шефа. А сам?! - продолжала старуха.
   Корпусов повернулся назад. Он ожидал увидеть за своей спиной какую-нибудь бомжовку, но это была типичная деревенская старушка: повязанный белый платок в чёрный горошек на голову, фартучек, всё такое до боли деревенское и пахнущее сеном (то ли коровьим навозом, как обычно пахнет тёплое парное молоко), даже лапти на ногах... Только одно остаётся полностью непонятным: каким образом она оказалась здесь, в крупном городе? По представлениям Корпусова, до ближайшего села - минимум тридцать километров езды (родной город Корпусова тянется по длинному-огромному полуострову, омываемому Японским морем).
   - Ты кто такая? - вырвалось у Влада. Ему эта бабуся показалась чем-то очень знакомой. Не её ли он недавно вспоминал, как она что-то там ворчала в тамбуре электрички?
   - Я-то? - хехекнула старуха. - Я-то буду Хозяйка.
   - Хозяйка медной горы? - опять сморозил он нелепость и опять покраснел.
   - Нет, милок! Видеокамеры. Эт моя камера - отдай.
   Корпусов ещё раз глянул на старуху и тут же хлопнул себя в лоб. Но взгляд его мгновенно перенёсся в сторону видеоэкранчика. Из видеокамеры был слышен осатанелый детский визг. Оказывается, его Катенька, почти вся измазанная "кетчупом" (в точности, как показывают в тех ужастиках, про зомби), ухватилась зубами за ухо малыша. А из барабанных перепонок несчастного ребёнка течёт чёрная струйка (крови или мозгов, - на экранчике не были написаны комментирующие субтитры). Второй малыш ревёт ещё громче, чем первый.
   - Чаво ты себе в лоб всё время хлопчешь? - раскудахталась старая, глядя на Корпусова. - Надо по ладоше хлопать, а не по головёнке!
   "Как это я сразу не сообразил, из какой-такой "деревеньки" она сюда приползла?! - подумалось Корпусову. - Вот, правда, тугодум!"
   - А то ещё раз долбанёшь по своей тыкве - трещина будет!
   - Ничего страшного, - успокоил её Владислав. - Трещина будет, да рука из-за этой трещины у меня не отвалится.
   В это время Корпус потянулся за телефонной трубкой и торопливо набирал "ноль-три" на встроенных в неё клавишах.
   - Куда? Куда ты звонишь, окаянный?!
   - Не "звонишь", а "звонишь", - ответил ей Владик, пока в трубке слышались длинные гудки. - В психбольницу, конечно. А Вы думали, куда?
   - Камеру, говорю, гони! Прохиндей.
   Но Корпусов уже связался с дежурным, и коротко объяснял, в чём дело.
   - Вот какой наглый! - развела старуха руки в стороны. - Мало того, что хвастается моей видеокамерой всем, кому ни попадя, так он ещё и в психушку меня сдать решил! Откуда же ты такой наглый взялся на мою голову?
   - Во-первых, это моя видеокамера, - сложил Владислав трубку на аппарат. - Я её сам лично купил. Во-вторых, я Вас попрошу выбирать выражения.
   - Просишь, чтобы я заткнулась и помалкивала? - ещё пуще бранилась старуха (прямо, как у разбитого корыта). - Это совсем уже недопустимая наглость! Я должна молчать, а ты будешь кудахтать про мою камеру налево и направо!
   - Теперь, в-третьих, - продолжал объяснять ей Корпусов. - Про видеокамеру я не "кудахчу", как Вы выражаетесь! Просто произошло недоразумение...
   - Как же, недоразумение! А не ты ли его спровоцировал? Ты специально разыграл весь этот спектакль, лишь бы только...
   - Никакого спектакля не было, - побагровел Корпусов (только что начальник употреблял это слово, а теперь его повторяет как попугай эта карга, сбежавшая из дома престарелых). - У меня есть другие заботы, вместо, чем заниматься дуракавалянием. Как Вы это называете, "устраивать разные спектакли" и откалывать весёлые номера.
   - А то, что показывает "твоя видеокамера" - это тоже не спектакль? - докопалась до него бабуся. - Твоя жена на самом деле людоедка?
   - То, что "показывает камера", - терпеливо объяснял ей Влад, - бред сумасшедшего. Именно для этого я и вызвал сюда психиатра.
   - Нет, это не бред сумасшедшего! - вопила чокнутая старуха. - Она на самом деле людоедка! Поедает младенцев, садит их на лопату и в печку бросает!
   - Вы хоть когда-нибудь закроете свой поганый рот? Я не понимаю, чего Вам от меня надо? Чего Вы орёте на меня, как на врага народа!
   - Потому, что ты не отдаёшь мне видеокамеру, козёл!
   - Слушай, ты, суккуба старая! Хватай свою камеру и удирай! Брысь отсюда.
   - Ты должен заверить это в документах. Что не имеешь ко мне никаких претензий!
   - Если ты отсюда не уберёшься, вместе со своей сумасшедшей камерой, - последний раз предупреждал её Корпусов, - сейчас сюда войдёт психиатр. И всю эту белиберду ты ЕМУ будешь объяснять, а не мне! Лучше поторопись. Ещё секунда - и будет поздно.
   - Куда я убегу, по-твоему? Ты мозгами думай, вместо, чем говорить!
   - В никуда! Сгинь и исчезни. Как пришла, так и пропади.
   - Я тебе не привидение. Я настоящий человек.
   - Ну тогда молись, если ты "настоящий"...
   В следующий момент, в кабинет Корпусова гурьбой входили санитары, с носилками.
  

III

  
   По дороге домой Корпусов размышлял насчёт этой странной старухи. После того, что произошло в его офисе, он больше не думал плохо - ни о Катеньке, ни о своей дочке, Леночке. Поэтому Владислав мог бы ехать также скучно и монотонно, как до этого он провёл тридцать лет с гаком, но в данный момент его никак не могли покинуть мысли о старухе. В другом случае он не стал бы о ней так "навязчиво" "рассуждать". Он бы забыл о этой проходимке сразу, как санитары силком её уволокли в сторону "кареты" скорой помощи. Но ведь свою видеокамеру он не забыл? Да, с камерой ему определённо не повезло, но это не значит, что её теперь нужно разбить или выкинуть. Сегодня уже поздно (вечер), но завтра, где-то в обед, он всё-таки съездит в магазин и потребует назад свои деньги. То есть, вернёт им эту покупку.
   Вроде бы, старуха похожа на типичную умалишённую, - думал про себя Корпусов, - и камера тут совсем не причём. Потому что у сумасшедших всегда так бывает. Заговорить о твоей видеокамере - это случайное совпадение, но только не для умалишённого. Для него подобная случайность давно уже превратилась в закономерность. Закономерная задиристость. Сумасшедший может придраться к твоей группе крови. Но самое удивительное, что он точно назовёт группу твоей крови. Скажете, совпадение? Случайность? Но для них (для умалишённых) это давно уже стало закономерностью. Так же точно и видеокамера. Сумасшедшая старуха её увидела, начала болтать какую-то белиберду, но мы, психически нормальные люди, не привыкли к тому, что существует словесная белиберда. Нам, странным образом, в этом "бессмысленном наборе слов", слышится упрёк в адрес нашей видеокамеры (или, как говорится, в адрес нашей группы крови). Наверное, именно так можно истолковать "поток сознания" юродивого одиночки? Он постоянно одинок, ему не с кем поговорить, поэтому он блуждает по улице и нападает на случайных прохожих. Однако, прохожий, странным образом, не слышит бред. Он слышит, как юродивый ругает его за цвет носков, которые носит прохожий. Хотя, откуда ему было знать, какого цвета носки тот носит?..
   "Я уверен, что старуха никак не связана с этой видеокамерой, - размышлял Владислав, находясь в пробке, в час-пик. - Она просто случайно о ней заговорила. Но почему она потребовала, чтобы я не просто отдал ей видеокамеру, а подписал какие-то документы в связи с этой темой?" Владиславу скучно было ехать просто так. Наверно, по этой причине он решил поразмышлять о том, существует ли какая-то связь между камерой и старухой. Понятно, что не существует. Старуха сама по себе сумасшедшая, камера - сама по себе. Но, всё-таки, почему она молча не схватила эту камеру, пока Влад был в "отключке"? Неужели, ей действительно хотелось, чтобы он подписал какие-то бумаги? Ведь с чем-то же это связано!
   Влад раздумывал над тем, не нанять ли ему частного сыщика, который расследует это дело: как в магазин попала именно эта видеокамера. Потому что, скорее всего, видеокамеру в этот магазин "подложили". Разговаривать с фирмой-поставщиком бесполезно: детали видеокамеры поставляют из Китая или из Японии, в нашей стране камеру только собирают. В общем, тут даже частный детектив бессилен, чтобы помочь Корпусову выяснить, не подложила ли старуха видеокамеру (либо партию подобных камер) в магазин и не договорилась ли с товароведами. Либо на склад нужно обращаться?.. Потому что камеру - ну очень странная!
   Такая странная, что теперь достаточно неудобно показывать своей благоверной всё то, что Корпусов за день наснимал. Он вспоминал экранизацию Стругацких "Обитаемый остров". Там тоже было что-то похожее - "психопанорама": "записывают в телецентре бред всяких сумасшедших и показывают по ящику. Получается, как немузыкальные видеоклипы". Притом, что конкретно Корпусов мог ей показать? То, как в его офис входит охранник? А что это доказывает? Ведь Корпусов сразу же приостановил съёмку, словно чего-то испугался. Правда, сейчас, когда Владислав поднимался на лифте, он точно не помнил, чего именно испугался в тот момент и не рискнул продолжить съёмку. Однако же, если показывать тот видео-отрывок, где колется его дочь, собравшая всех своих подружек, присутствовавших на дне рождения, то это и будет похоже на "Обитаемый остров"! На психопанораму. Уж лучше показать то, где его Катенька голая и... то ли откусывает какому-то малышу ухо, как известный боксёр Тайсон, то ли лижет его между ног. В смысле, не Тайсона, а малыша. А то, камера показывает такие несуразные вещи, что можно подумать даже такое: жена Корпусова лижет боксёра Тайсона между ног. То есть, сам Корпусов этому бы не удивился.
  

***

  
   - Катюша, у тебя всё хорошо? - спросил Владислав первым делом, как переступил порог и увидел жену, которая неуверенно переминается с ноги на ногу и смотрит - то на мужа, то на пол.
   - Я думала, это вернулась Леночка, - не знала Катерина, что ещё ему ответить.
   - Так... - сунул папаша руки в боки. - А куда она ушла? Она что, опять ничего не сказала? Мы, вроде, с ней разговаривали уже на эту тему! - Корпусов имел в виду, что их дочь должна отпрашиваться, если собралась с подружками на дискотеку, а не молча покидать родной дом, как крыса - тонущий корабль.
   - Она из училища не возвращалась, - пояснила Катя.
   - А ты не додумалась позвонить ей на телефон? - прикрикнул на неё Владик. Он сам не ожидал от себя такой вспыльчивости. Возможно, из головы Корпусова до сих пор не выветрилась эта "психопанорама", которую, буквально с самого утра безостановочно "крутила" его видеокамера. Пусть та встреча со старой маразматичкой и переменила полностью его отношение к видеокамере, но всё равно ему казалось, что он был чем-то очень сильно недоволен.
   - "Абонент недоступен", - процитировала Катя голос телефонного "автоответчика".
   - Ну всё понятно, - пожал плечами Корпусов, - Лена - как всегда в своём репертуаре.
   Кате казалось, что им нужно поговорить про Леночку, но Корпусов считал, что тут нечего обсуждать. Сейчас его больше интересовал телевизор. Как всегда, после работы, развалиться в кресле и вытаращиться в экран, смотреть футбол пустыми глазами и делать вид, что за весь день он здорово вымоталася.
   Впрочем, Корпусов не столько обожал телевизор, сколько был недоволен своим выкриком. Ведь он никогда раньше не повышал на Катеньку голос. Тем более, не злился на дочь. Поэтому сейчас Владу хотелось погрузиться в телевизор, как в забытье. Может, утром он избавится от своей видеокамеры и его семейная жизнь вернётся в старое русло.
   - Наверное, это потому, что на день-рожденье ты забыл её поздравить, - осталась жена стоять в прихожей, на прежнем месте.
   - Что? - прокричал Владислав из своей комнаты.
   - Да нет, ничего.
   Влад поднялся с места и выключил телек.
   - По-моему, ты что-то не договариваешь, - подошёл он к ней и внимательно посмотрел своей жене в глаза.
   - Это первый раз, - произнесла Катя задумчиво. - Просто, случайное совпадение. Ты не подарил ей подарок, а она не попросила у тебя разрешение пойти со своими подружками.
   - То есть, ты хочешь, чтобы я позвонил сейчас всем её приятельницам?
   - Я не понимаю, почему ты сегодня такой сердитый?
   - Не почему, - ответил он и решил вернуться к телевизору. Что он должен ей сказать? То, что очень сильно устал? Корпусов знал, что Катя не виновата в его усталости. Он давно уже об этом думал: причина утомления от семейной рутины - жена, которая симулирует оргазм. Если он признается ей в усталости, то она задумается над тем, не поискать ли ей нового мужа. Конечно, если она не задумывалась об этом до сих пор.
   - Но ты же понимаешь, - всё продолжала перед ним Катя оправдываться, - что, если я позвоню "всем её подружкам", то, скорее всего, они сговорились. То есть, это бессмысленно. Она сама должна быть на связи, если осталась у кого-то на ночь.
   - У какого-то молодого человека? - не хотел Корпусов говорить это вслух, но оно само вырвалось. - Например, у охранника, служащего в нашей фирме!
   - Славик, перестань!
   - Да я вообще молчу.
   - А причём здесь какой-то там охранник.
   - Ты мне мешаешь смотреть футбол.
   - Что? - вошла она в его комнату, поскольку он прибавил громкость.
   - Я говорю, что не надо обсуждать мою работу. В том числе, наших охранников. Хорошо? Когда я вернусь на работу, тогда приходи - там и поговорим. А сейчас у меня окончен рабочий день.
   - Ну, так запиши на видеокамеру свой футбол, - тоже закричала Катя, - и закрой дверь, чтобы друг друга не перекрикивать.
   - Это очень умное замечание, - решил Корпусов действительно воздержаться от футбола. - Но что ты предлагаешь взамен? Обратиться в милицию?
   - Я не вижу в этом ничего смешного.
   Влад был обезоружен. Он был вынужден сделать вид, что действительно берёт свою видеокамеру, нажимает на кнопку "съёмка" и ставит её перед телевизором.
   - И что ты им скажешь? Впрочем, мне это неинтересно, потому что я знаю, о чём они подумают: "Лена Корпусова чуть попозже вернётся домой и всех разочарует - всю милицию"
   - Нет, я им покажу шприцы и наркотики, которые нашла в спальне нашей Леночки. Много шприцов. То есть, она была там не одна. Вот, что я скажу.
   - А что же ты молчала?! - Владислав был просто взбешён. Ведь он приходил сюда после обеденного перерыва, но совершенно забыл убрать все эти "наркоманские следы". - Почему ты сразу мне ничего не сказала?!
   - Но ты какой-то весь сердитый, раздражённый...
   - Не обращай внимание. Просто, ты очень умную идею придумала! Как это я сам не догадался? Ведь на шприцах определённо должны быть отпечатки пальцев всех её подружек. И теперь они не сумеют отвертеться.
   От гордости Катя даже чуть не покраснела. Но неожиданно она перевела взгляд на камеру.
   - А почему у тебя видеокамера снимает твой офис?
   - Не знаю. Бракованная, наверно. Просто, кнопки неправильно покрасили. Чтобы проигрывать записанное на кассете, нужно нажимать на кнопку записи, и наоборот.
   - А может, она у тебя вообще не снимает?
   - Конечно же, не снимает! Только проигрывает. Вообще, у меня две камеры. Вторую я на работе оставил.
   - Ладно. Смотри свой футбол, а я пошла в милицию.
   - А почему таким тоном?
   - Потому, что ты должен в себя прийти, успокоиться. Ты слишком рассерженный. В милиции решат, что ты, как тот нашкодивший подросток.
   - Насмешила тоже! Ладно, иди к ним одна...
   - Не дуйся на меня, ладно? Просто, если придёт Леночка, то она не должна заподозрить ничего странного. Понимаешь?
   - Только дурак бы не понял, - хмыкнул Влад.
  

***

  
   Владислав должен был догнать свою жену и составить ей компанию. В конце концов, он тоже видел эти разбросанные по полу шприцы, поэтому Корпусову не хотелось бы утаивать то, что он в какой-то мере тоже является свидетелем происшествия. Но хочет он этого или не хочет, однако ему придётся делать из всего тайну. Отводить своего знакомого участкового в сторону. Так, чтобы жена не услышала, о чём они там разговаривают. В конце концов, перед ним находится его видеокамера, которая в данный момент снимает офис Владислава. Если в прошлый раз в его офисе было темно, то сейчас кто-то проник в его офис и включил там свет. Для Корпусова это казалось более важным, чем брести вместе со своей Катенькой в ментуру и "стучать" там на Елену. Хотя, Влад и обязан был всё грамотно проконтролировать! Побежать следом за женой и попросить не торопиться. То есть, чтобы она не спешила показывать шприцы из местному участковому. Достаточно и того, что она просто сообщит о "пропаже". Вернее говоря, о том, что их Леночка отключила связь и, возможно, сегодня не вернётся домой. Сообщить только об этом и не добавлять ничего лишнего. Но, ведь, в его офисе включён свет?.. Наверняка химичит этот беспардонный охранник!
   Очень долго Корпусов сидел и наблюдал за пустым помещением своего офиса. Иногда он поднимался с места и начинал прохаживаться по своей квартире. Внутри офиса тоже передвигалась "невидимая камера" и пыталась запечатлеть хоть кого-нибудь постороннего. Владислав надеялся увидеть охранника и свою жену. Ту, самую первую запись, где его Катенька стояла внутри "светлого круга", он сейчас не мог восстановить, чтобы показать своей жене. Поэтому Корпусов хотел увидеть одного охранника. Пусть ему не удастся "сфотографировать" их вместе, но он уже может поговорить с ним, одним. Главное, чтобы этот тип хотя бы раз попал в кадр...
   - О, наконец-то! - обрадовался Влад, увидев по-настоящему живого человека. Только, это был не охранник. Поначалу Корпусов не мог определить, что это за существо. Он уже догадывался, что это та самая старуха, которая требовала, чтобы он вернул ей эту видеокамеру. Но, чтобы точно быть в этом убеждённым, необходимо запомнить её лицо. Однако, Корпусов отличался очень плохой зрительной памятью. Он не мог понять, она это или не она.
   - Что уставился? - неожиданно подошла старуха к объективу и посмотрела Корпусову прямо в глаза. - Лучше подскажи, куда спрятал мою камеру!
   - Никуда я её не прятал, - вырвалось у Корпусова само собой. Он не хотел произносить что-либо вслух, но его, словно загипнотизировали. - Я тебя ей сейчас снимаю, видеокамерой твоей.
   - Ну, дак, вези мне её немедленно сюда!
   - Что, прямо сейчас? - опять брякнул Корпусов какую-то глупость.
   - А чего тянуть?!
   Поскольку Корпусов уже заговорил, то не должен был останавливаться. Например, ему хотелось бы спросить, есть где-нибудь рядом с ней охранник, который пытается отбить его жену. Если она утвердительно ответит, то Корп попытает удачи снять его на камеру. Но, вместо этого, он нажал на "стоп", остановил съёмку и начал собираться.
   В это время жена открывала дверь и входила в квартиру.
   - О, - удивилась она, увидев обувающегося мужа, - ты уже досмотрел футбол?
   - Хочешь узнать, с каким счётом закончился матч? - отшутился Корпусов. - Извини, дорогая, некогда.
   - Вообще-то, я хотела поговорить с тобой, про Леночку.
   - В двух словах не получится?
   - А куда это ты так торопишься? - спросила Катя таким тоном, словно подозревает его в неверности.
   - Только что записал на видеокамеру твоего охранника! Сейчас поеду с ним разбираться.
   - Ты - мой охранник. Других охранников у меня нет.
   - Может быть, тебе показать видеоплёнку?
   - Какую видеоплёнку? Я не понимаю, о чём ты...
   - Ой, только не надо прикидываться! Ты прекрасно видела, как я снимал вас двоих, когда ты стояла под окнами моего офиса. Под зонтиком! Что, не помнишь?
   - Влад! Ты как-то странно говоришь...
   - Кроме того, я записал на плёнку, как наша Леночка сидела у себя в комнате, вместе с теми полоумными подружками и кололась!
   - Как?! У тебя есть такая видеозапись?! Но почему же ты молчал?! Нужно немедленно отнести её инспектору!
   - Почему молчал? Это очень просто объяснить, - ухмыльнулся Корпусов. - Моя видеокамера снимает только то, что происходит у меня в офисе. Вот почему. На работе я могу снимать всё то, что происходит здесь, у нас дома. Это сумасшедшая видеокамера, вот почему я молчал! Она принадлежит сумасшедшему человеку, и я сейчас поеду в свой офис, чтобы выяснять с ним отношения... Проще говоря, я не доверяю всему тому, что показывает, вернее снимает, эта камера. Ещё есть вопросы?
   - Я поеду с тобой!
   - Но как же так, дорогая! А вдруг вернётся Леночка? Нужно, чтобы она "не заподозрила ничего странного"!
   - А почему ты меня передразниваешь?
   - Всё. Не почему. Сиди дома! Я сам поеду.
   - Нужно взять с собой милицию... Я не хочу, чтобы ты с кем-то разбирался.
   - Это наши сугубо личные с ним отношения, - объяснял ей Влад, словно по складам; как полной идиотке. - Я спрашиваю, ещё вопросы есть?
   - Но моя дочь...
   - Это и моя дочь тоже. Ненужно впутывать милицию во всё это.
   - А ты что, знаешь, где её искать?
   - Не знаю, но я постараюсь это выяснить.
   - Но, Владислав... - промямлила Катя своим пугливым голосом.
   - Милая! - жёстко отпарировал муж, - я тебя очень прошу, не мешай.
   Дверь за ним захлопнулась. Корпусову даже показалось, что он к ней не прикасался - она захлопнулась, словно сквозняком.
  

***

  
   - Послушай, мамаша, - очень ласково обратился Корпусов к этой старухе, когда вошёл в офис и увидел, что она действительно там его дожидается (то есть, видеокамера не снимала "монтаж", как в том случае с голой, измазанной кровью Катенькой, которая вцепилась зубами в ухо какого-то малыша и пытается его оторвать; камера не показывала всего того, что не происходит и никогда не произойдёт), - давай с тобой очень мирно договоримся?
   - Конечно, договоримся! - хохотнула старая ведьма. - А куда мы денемся? Готовь документы на видеокамеру - и договоримся с удовольствием!
   - Но я хотел бы оформить документы в свою пользу. Понимаешь меня? То есть, как ты говоришь: чтобы ты не имела ко мне никаких претензий, а не я. Хотя, я понимаю, что это глупо, поскольку владелец данной камеры - я. Но...
   - Но я могу выполнить любое твоё заветное желание, - взаимно вежливо перебила его старуха. - Как ты сам понял, я колдунья. Вижу по твоим глазам, что деньги ты от меня не примешь. Причём, никакие суммы. Ну, не нужен тебе мой откуп, что ли.
   - Конечно-конечно, - улыбался Владислав. - Всё, что мне нужно - это видеокамера.
   - А как же желание?
   Естественно, Корпусов тут же подумал про свою дочь, которая очень некстати пропала. Но ему уже очень давно было наплевать на дочь. К тому же, недавно он узнал, что их Лена - наркоманка.
   - Послушайте меня... не знаю, как Вас зовут. Так вот, если Вы решили после нашего предыдущего с Вами знакомства, что я могу вот так вот запросто отдать Вам свою камеру, то должен доложить, что это гонево. Я действительно так считал, но сегодня или вчера я очень сильно передумал. То есть, видеокамера не всегда показывает так называемый "бред сумасшедшего". Иногда то, что она снимает, очень сильно сходится с тем, что происходит в действительности.
   - Смотри, как бы ты вдругорядь не передумал, - погрозила старушенция ему своим кривоватым пальцем. - И смотри, как бы эта камера не изуродовала твою, и без того несчастную, жизнь.
   - То есть, ты мне угрожаешь, - весело ответил ей Корпусов.
   - А я тут причём? Это же ты снимаешь на видеокамеру. А я её не подстраиваю.
   - Ну да, - хмыкнул Влад. - И ты ещё очень многое "не подстраиваешь". Например, ты не умеешь изменять вещи на расстоянии. Только скажи: а как же ты собралась исполнять моё заветное желание?
   - Пытаешься меня высмеять? По-моему, ты уже достаточно надо мной поиздевался: сначала начальнику похвастался моей видеокамерой. Теперь - жене про неё рассказал. Скольким человекам ещё ты планируешь её показать и объяснить, как она работает? Может, ты ещё умудришься отнести её в лабораторию? Сделать так, чтобы учёные её исследовали!
   - Да наплюй! Чего ты дуешься на дурака молодого? Я верну тебе эту камеру, честь слово, верну. Но, если ты хочешь выполнить моё заветное желание, то скажи, как она работает. Как я могу сделать точно такую же. Поделишься "секретом фирмы" и я сразу же тебе её верну!
   - Точно такую же ты не сделаешь...
   - Но почему же? Ведь камера работает при помощи спутника. То есть, при помощи космоса. Правильно?
   - Нет, не правильно...
   - Но как иначе? Такая видеокамера просто неспособна работать каким-то иным способом. Ну да, ты ведьма. Но ведь это просто прозвище. Я надеюсь, "твоя" видеокамера не волшебная...
   - Ты не сумеешь сам её сделать. Это - как розовый хрустальный шар. Колдовской кристалл...
   - Но, ведь, ты же спросила, чтобы я загадал тебе любое заветное желание?
   - Ха! Ты, как агрессивная старуха из сказок Пушкина! Мол, зачем бесконечно исполнять одни и те же заветные желания? Пусть, лучше, рыбка-волшебница сама тебе служит! Да? А ты не боишься остаться подле разбитого корыта?!
   - Ну, во-первых, старуха не я. Старуха - ты.
   - Понимаешь, сынок! Магический хрустальный шар можно сделать раз в тысячу лет. Но можно и перехитрить. Например, сделать фальшивый "кристалл". Но для этого нужно взять настоящий розовый шар и попытаться переместить весь чародейский дух, из него... Да, хоть, в эту видеокамеру! Если повезёт, то повезёт. Как видишь, мне повезло.
   - То есть, ты всё ещё настаиваешь на том, чтобы я камеру тебе отдал! - опять хохотнул Корпусов, решивший, что ему вешают лапшу на уши. Про магический кристалл - и про всё такое. Ну, про розовый шар, внутри которого рассеивается розовая пелена и колдовское стекло начинает показывать всё то, чего злой колдун (или добрая волшебница, как в случае с Корпусовым) ни пожелает.
   - Да не отдавай! Чего бы я тебе "настаивала", да умоляла? Но, ведь, ты не можешь жить тихо! Ты какой-то непоседа. Чуть что, сразу бежишь к кому-то и начинаешь хвастаться. Жил бы ты тихо, не свистел, не трезвонил, я бы подождала, пока ты состаришься и умрёшь, а потом спокойненько пришла и отнесла видеокамеру до дому - до хаты. Но ведь ты же бизнесмен хренов! Ты собирался её разбить, но ручонка больно не поднимается; всё ломаешь себе голову, как бы на этой штуке выгоду сделать. Ведь ломаешь, да всё не получается, да не получается! Бедненький ты наш...
   - Ну вот что! Хватит, - перешёл Корпусов на суровый тон. - Поговорили и будет.
   - А ты молодец, что меня не побоялся, - тоже изменила свой "весёленький" тон старуха. - Приехал. Решительный такой.
   - Да, я решительный. Да, я человек. А ты - кикимора.
   - Не ёрничай. Я хотела сказать, что твоё появление - это уже событие. За это я, пожалуй, выполню то, чего ты хочешь, но...
   - Что - но? - промычал Корпусов, поскольку ведьма не договорила.
   - Но наполовину.
   - Да, хоть вообще не выполняй. Мне-то что?
   - Ты, главное, не рассказывай больше никому. Договорились? Не хвастайся. Не будь, как то помело. Тогда желание твоё исполнится полностью. Не прервётся на полпути.
   - Послушай, а та женщина, которую я снимал под окнами своего офиса, это была ложь или, действительно, моя жена?
   - Хочешь узнать, "крутит" ли она с вашим охранником? Нет, не крутит.
   - Почему ты так уверена?
   - Потому, что она никогда не стояла под окнами. Это была загримированная, очень похожая на твою жену, женщина. Если хочешь, то можешь считать, что это Я там под окном стояла. Правильно? Зонтик ещё оставил светлый круг под моими ногами...
   - Ну да, - хмуро проговорил Корпус, - так я тебе и поверил.
   - Поверишь ещё. Придёт время - обязательно поверишь.
   - Кстати, какой крут был у зонтика? Светлый или, ты имеешь в виду, "светящийся"?
   - Неважно, - не отреагировала ведьма на его иронический тон.
  

***

  
   Когда старуха просила Корпусова показать ей видеокамеру, он соврал, что, как полный дурак, забыл её у себя дома. "Но ведь ты же говорил своей жене, что у тебя две камеры! Покажи хоть одну из них?" Сразу, как только он увидел, что старуха действительно хорошенько заколдована (ей удалось загипнотизировать всех психиатров, чтобы не держали её в дурдоме больше часа, а поскорее выпускали на свободу), он обезумел от радости и так заторопился, что совершенно забыл про самое главное. Про то, из-за чего он так сильно спешил в свой офис. И всё это время камера надёжно хранилась у Корпусова за пазухой. Он только и ждал, что старуха подойдёт к нему вплотную, ткнёт ему пальцем в грудь и проскрипит: "А ну, вытаскивай, показывай, что спрятал!" Но старуха, видимо, сделала вид, что поверила ему на слово. В конце концов, он должен оформить какие-то документы, иначе та не примет видеокамеру Корпусова.
   Домой Корпусов как всегда добирался на своём неразлучном джипе. Владислав всегда думал, что он само благоразумие. По крайней мере, когда он находится на дороге и сидит за баранкой. В такие моменты ему никогда не казалось, что он может сойти с ума. Иначе Корпусов потеряет управление, устроит аварию и попадёт в больницу. Только сегодняшний вечер был для него полным исключением. Он чуть не выехал на встречную полосу и не врезался в наползающие на него фары пассажирского автобуса. Именно в этот вечер ему показалось, что у него "крыша поехала". За пазухой, где лежала припрятанная видеокамера, зазвучал какой-то подозрительный шумок. Корпусову даже удалось расслышать голос своей жены.
   - Чёрт, - надавил он со всей силы на тормоза, - неужели это моя видеокамера? Какого хрена она заработала!
   Это действительно было так. Когда Влад вытащил свою камеру из-за пазухи, то она была включена на запись. Она сама снимала! Это было поразительно.
   - Проклятая ведьма, - бормотал Влад. - Неужели надо было отдать ей эту чёртову камеру? Эта дрянь включила её на расстоянии! При помощи взгляда или усилия мысли, как делают экстрасенсы. Дерьмо поганое...
   Для того, чтобы увидеть, что происходит в его квартире (узнать, с кем это разговорилась там его Катенька: с телефоном или, наконец-то пришёл к ней в гости их проклятый охранник), Корпусов выдвинул окошко. Звук голоса его жены доносился из динамика, и по одному голосу невозможно было определить, что там творится. Там - это внутри видеокамеры. Судя по тому, что минуту назад наговорила ему ведьма, можно предположить, что внутри камеры находится какой-то волшебный мир. Когда Корпусов был ещё ребёнком, он считал, что такой "феерический мир" находится внутри телевизора. Часто он даже пытался просунуть руку сквозь экран, чтобы схватить там какого-нибудь человечка. Вытащить и отнести на кухню своей весёлой бабушке - она бросит его в постоянно шипящую сковородку и поджарит его вместе с рыбой, или вместе с котлетами.
   Оказывается, в их квартире не было никакого охранника. И Катерина разговаривала не по телефону, а со своей дочерью. Пусть, очень поздно (на дворе была уже ночь), но Леночка вернулась со своей гулянки. Тут-то у Корпусова и зачесались руки - спустить с неё три шкуры. Обязательно проверить вены паршивки! Но в то же время у Владислава закрадывались сомнения: а не показывает ли камера очередную ложь? Вдруг, он приедет домой, а там не будет никакой дочери. Проблема в том, что камера снимает очередную галлюцинацию. Как тех малышей-двойников, которых ввела к ним в квартиру голая Катенька. Но, если дочь действительно вернулась домой, и это не "видеогаллюцинация", а, как сразу подумал Корпусов, ведьма включила на запись его видеокамеру сквозь огромное расстояние, то Корпусов должен обращаться со своей Леночкой как можно мягче. Ведь старуха же обещала, что исполнит его заветное желание. И это не совпадение. Во всяком случае, Корпусов не верил в совпадения.
   Он не хотел записывать то, что показывает его камера. Он нажал на "стоп" и продолжал свой путь уже в более спокойном настроении. Если камера опять заработает сама собой, то Корпусов уже не перепугается так сильно. Теперь он у этому будет готов. Не просто не перепугается, а не решит, что у него опять поехала крыша. Ведь он помнил, что камера снимает только в двух местах: у него в офисе или у него дома. Он ни раз пытался включить её в каком-то другом месте, но доходило даже до того, что камера отказывалась как-либо включаться. Изображала из себя "мёртвую", либо включалась, но ей невозможно было снимать... Одним словом, Корпусов готов был к любому фортелю. И всё это потому, - говорил он себе, - что я не сумасшедший. Чтобы лишний раз в этом убедиться, он был вынужден остановить свой джип и хорошенько об этом подумать. Поскольку Корпусов сейчас понял, что никакая "крыша" у него не "поехала", он продолжил свой путь и всю дорогу двигался в умиляющей тишине.
  

***

  
   Когда он открыл входную дверь и вошёл в квартиру, то неожиданно погрузился в кромешную темень. С улицы ему казалось, что свет горит во всех окнах. Может, электроэнергию выключили? На всякий случай, он вышел в коридор. "Да нет, в коридоре свет есть". Ведь не могли же Лена с Катей так быстро лечь спать и не дождаться главы семейства? Тем более, что перед въездом на автостоянку, Корпусов посигналил. Он считал, что "рингтон" его автомобиля самый особенный и непохожий на другие безликие "бибиканья". Девчонки бы обязательно расслышали, как строгий папа надавил на клаксон и распугал всех голубей. Наверно, причина просто в том, что камера действительно показывала Корпусову галлюцинацию. Никакой Лены не было и в помине! Она всё ещё не возвращалась из училища, а Катька, наверно, заскочила к своей соседке. Очевидно, в то время, как Владислав чисто случайно просигналил, Катя разговаривала со своей соседкой (как часто бывало, вечером, та зашла к ней и пригласила - попить кофе). Он уже собирался выйти в коридор, позвонить в дверь к этой балаболке (просто, чтобы проверить), как вдруг, свет неожиданно зажёгся... Слишком яркая лампочка в прихожей вспыхнула прямо ему в глаза.
   - О чёрт, - неуклюже проворчал Корпусов, - я едва не ослеп!
   - Сюрпри-из! - протянули Катя и Лена в один голос.
   - Разве можно так?! - продолжал мямлить незадачливый Владислав. Своей выходкой они сбили с него желание - содрать с дочери три шкуры.
   - А чего ты опять такой сердитый? - воскликнула Катерина более весёлым голосом, чем в предыдущий раз. Сейчас у неё голос был, как на карнавале.
   - Хотел бы я знать, - ответил он, глядя в глаза дочери, - почему так поздно? Нет, поздно-то поздно, но почему ты мобильник отрубила!
   - А и правда, почему? - опомнилась Катя тоже. - Правильно папа сказал: разве можно так?
   - Ну... - замялась Лена, говорить - не говорить, - я чисто случайно его выронила. Но вы, только, не подумайте ничего! Ладно?
   - Где ты его выронила? - наседал на неё папаша. - Место запомнила?
   - Не где, - вдруг пояснила Катя, - а в чём. Ну-ка, Леночка, расскажи про это папе?
   - В колдовской радуге, - нехотя буркнула Лена.
   - А что это такое, "в городской радуге"?
   - Колдовской!
   - Ну, колдовской, - хмыкнул папаша: как будто это меняет дело - городская или даже слободская радуга. Хоть как "радугу" назови, но она только ещё нелепее будет звучать.
   - Это магический кристалл. Ну, такой стеклянный шар! Ну, светящийся! Я уронила свой сотовый... Ну, чисто случайно! Я думала, он разобьётся... Ну, в смысле, шар. Хрустальный шар. Но мой мобильник, блин, пролетел сквозь стекло.
   - Хватит пороть чепуху! Я знаю, что ты принимаешь наркотики!!!
   - Слава, - легонько тронула его жена, одними пальцами.
   - Что, Слава?! Что, Слава! Наша дочь колется. Вот это - слава. Самая, что ни на есть, дурная слава.
   - Слава, - ещё раз попыталась она договорить до конца. - Я проверяла у неё вены... - она не колется. Не кричи, пожалуйста, так на Леночку...
   - ДА, Я КОЛЮСЬ!!! - провопила дочь. - Да от вас кто хочешь заколется! Вы же слишком правильненькие. Вы слишком хорошие, слишком "добренькие". Но, только, так не бывает. Слышите меня или нет? Вы, либо лицемеры, либо ангелы, которые спустились с крылышками.
   - Какое право, сопливка, ты имеешь делать своей маме замечания! Лучше поучилась бы у неё хорошим манерам. Нет, ну вы слыхали?!
   - Владичек, - всё шепелявила Катерина, - пожалуйста, не перебивай. Дай ей договорить до конца.
   - А колдовская радуга специально пытается исковеркать нашу жизнь, чтобы сделать её несчастной, - продолжала излагать Лена свою суть, как всегда, на повышенных тонах. - По-настоящему несчастной! Она ведь, как вампир, питается людскими страхами. Колдовскому зеркалу очень нравится пить энергию полного несчастья. Выпивать наше горе. Радуга от этого становится более ярче.
   - Что за радуга? - прокричал папаша, - объясни ты толком! Что за "магический шар"? Зачем ты говоришь всю эту белиберду!
   - Хрустальный шар - он похож на луну, - всё, что объяснила для него Лена. - На полную луну, которая поднимается из-за горизонта. За той лишь разницей, что с луной невозможно разговаривать. Потому что она не показывает никакие изображения. А хрустальный шар - показывает. К примеру, я задавала ему какие-то вопросы и Шар на них отвечал. Внутри него появлялись изображения.
   У Корпусова полностью иссяк словесный запас. То последнее, что он услышал, Владислав не мог как-либо прокомментировать. Он просто молча отправился в свою спальню. Вернее, в спальню, где ночевали Влад и Катя.
   - Славка, - входила Катерина следом за мужем, - почему ты всё-таки сердитый? Не знаешь, что такое хрустальный шар? Это обыкновенный аквариум с рыбками! Вот, что это такое. Но, вместо воды, в него напустили "радугу". То есть, разноцветный газ. По аквариуму гуляет газовое облако, экстрасенсы на это облако смотрят, а оно принимает разные формы, под воздействием их гипнотического, вернее магического, взгляда. Ну, теперь понял? Ведь всё можно объяснить при помощи простейшей логики. И для этого вовсе необязательно злиться и выходить из себя, как капризный ребёнок.
   - Капризный ребёнок? - Это было последнее из того, что успел произнести Влад до того, как вошёл в спальню, полностью залитую "магическим газом" (правда, газ только одного цвета - чёрного) кромешной темноты, нажал на выключатель, зажёгся свет, и у Корпусова едва глаза на лоб не повылазили.
   Если случайно зайти в свою спальню и увидеть изляпанную краской детскую коляску (для лежачих младенцев), то, по идее, глаза не должны полезть от удивления на лоб. Может, её в окно занесло, каким-нибудь сильным ветром, поскольку дочь Корпусова ещё учится в училище и у неё нет маленьких детей. К примеру, сквозняком распахнуло окно, коляску внесло с балкона последнего этажа и "задуло" в их спальню. Неспроста ведь она выглядит такой побитой и лежит на боку? Но Корпусову казалось, что дело не в одной коляске. Наверняка, тут было что-то ещё.
   - А что у нас коляска делает? - тоже воскликнула удивлённая Катя.
   - Ой, мама, - пришла на её голос дочь. - Это у нас в общаге одна родила. Ну, и девчонки ей помогают. Просто, чтобы комендантша не выперла.
   - А чё она всю коляску забрызгала красной краской! - возмутился папаша.
   - Ну, там же ремонт.
   - Ну, краской попало, - дополнила за неё Катенька.
   - Ну, малолетки! - не мог Корпусов всё никак успокоиться. В основном, ему не нравилось, что он слишком рано выключил свою камеру. Неспроста ведь она начала "записывать" именно в его машине? Наверно, хотела показать что-то крайне важное.
   - Опять сердишься, - проворчала радостная, вечно сияющая Катя.
   - Дак, я, как дурак! Не понимаю, зачем эта гулёна затащила свою коляску именно в нашу спальню! Что, к себе в комнату её определить нельзя? Или там барахлом всё забито?
   - Дорогой, ну не шуми. А? - И она одарила его поцелуем. А Корпусов и сам не мог остановиться. Так дьявольски измотался за все эти последние дни, что готов свалиться, просто без ног, и проспать не меньше суток. Они вдвоём друг от друга не отрывались, присели на уже застланный диван, и... Постепенно переходили в горизонтальное положение.
  

IV

  
   Спал Корпусов как-то беспокойно. Ему всё время казалось, что кто-то или что-то ему мешает заснуть. Какое-то странное чувство, доселе неведомое ни одному современному человеку, постоянно будит его и будит. Только засыпает, как тут же испуганно дёргается или встряхивает головой. Может, с нервами не всё в порядке? Но, кажется, он уже понял, в чём кроется главный секрет. В запахе. Какой-то очень странный запах постоянно выводит его из дремотного состояния и мешает Корпу забыться сном.
   Наконец, он устал уже себя усыплять и поднялся. Решил сходить, посмотреть в аптечке какое-нибудь снотворное. Но... что-то его остановило перед выходом из спальни. Он не сразу понял, что. Дошло до него только тогда, когда он более внимательно глянул на застланный диван. Вот, оказывается, в чём дело: на диване Влад лежал совершенно один. Катерины рядом не было, как нет.
   Сам не зная, что он делает, Влад схватился за край тяжёлого дивана и... потянул его, чтобы поднять внешние ножки на уровень стены, к которой диван был прижатым.
   - О чёрт, - простонал Корпусов. Может, темно было и он не разглядел, но ему показалось, что под диваном какое-то месиво. Одной рукой Влад придерживал край, другой - потянулся в сторону выключателя. Когда зажёгся свет, у Корпусова чуть не подкосились коленки. Он чуть не выпустил из рук стальные уголки самодельного дивана и - громада с грохотом не рухнула ему на ноги, чтоб переломать все кости.
   На полу, под диваном, лежал труп беременной девушки. Зрелище выглядело очень безобразно. Мало того, что девушка была полностью лысая, с бритым черепом, кроме того, шея её бездыханного тела была разодрана, чуть ниже правого уха. Как давеча видеокамера показывала Корпусову свои "эротические фантазии" про его благоверную, девушка была без одежды и без нижнего белья. Она выглядела так, словно лежала не под чьим-то спальным диваном, а на операционном столе. И не просто на хирургическом столе, а в клинике какого-то монстра. Так же, как и шея, живот её был разодран. Из порванной раны торчала пуповина её ребёночка, как белый флаг о перемирии. Самого ребёночка не было и в помине. Должно быть, тут замешана коляска. Неспроста ведь она "зарулила" именно в их спальню, а не в комнату Леночки? Только сейчас до Корпусова дошло, как неудачно он поступил, выключив в машине видеокамеру. Пропустил самое главное! А что теперь делать? Как на этот раз ему поступать? Звонить в милицию? А кто возьмёт на себя роль подозреваемого?.. Но долго раздумывать Владиславу не пришлось.
   - Ведьма возьмёт, - промычал он, угрюмо глядя на обнажённую бритоголовую. - Где ты, Катя?
   Из ванной комнаты зашумел смывной бачок и его жена лениво появилась из дверного проёма.
   - Что случилось, любимый?
   - Мне хотелось бы знать, - проговорил Влад, одновременно набирая какой-то номер на сотовом, который его рука машинально успела схватить со столика, - куда пропал тот "капризный ребёнок", о котором ты говорила? Ну, ничего страшного. Потом, постепенно поймёшь, не всё сразу.
   В этот момент Влад созванивался с одним студентом, которого отчислили и тот по протекции попал в фирму, где работал Корпусов. Студент задолжал Владу довольно крупную сумму, но тот намеревался простить ему весь долг, если он немедленно приедет прямо сюда... Дальше Корпусов собирался всунуть этому студенту в руки видеокамеру и дать ключи от офиса. Всё остальное студент знает уже сам: как банальную видеокамеру подключить к айфону. Так, чтобы Влад мог соединиться и, через свой мобильный, записывать уже себе на компьютер всё то, что будет происходить далее. По крайней мере, Корпусов предупредит этого студента, что он фильм ужасов какой-то переписывает, экранную копию... Студент, хоть и на редкость туповатый, но, как надеялся Корпусов, с лёгкостью поверит в подобную легенду.
   - Не входи туда, - попросил Корпусов свою жену, которая, ничего не ответив на его вопрос о "капризном ребёнке", молча прошествовала в сторону их спальни. - Ну, просто, не входи и всё. Считай, что я нечаянно разлил краску на наш диван.
   В это время Влад начал стремительно одеваться.
   - Милый, а ты куда? На ночь глядя...
   - Да всё туда же... В милицию.
   - В милицию? - странно переспросила Катя.
   - Видишь ли, дорогая, наша Леночка соврала про свою "подругу из общаги". Сама понимаешь, она колется. И вот ещё, что. Помнишь, ты спрашивала, почему я такой сердитый? Ну, я почувствовал что-то очень-очень нехорошее. И, если не хочешь остаться заикой, то лучше не входи. Я говорю про нашу спальню.
   - Да что там такое, в спальне?!
   - Не входи, я говорю. Будь умницей.
   Он так странно обо всём этом говорил, словно обнаружил в своей спальне вооружённую банду террористов. Может, эти террористы взяли их дочь в заложники? А почему, в таком случае, она не выходит из своей комнаты? Неужели, она спит, как под наркозом?! Ну, по крайней мере, Владу хватало и того, что творится в его комнате; дополнительно заходить ещё и в дочерину, да разбираться, всё ли там в порядке, сейчас это будет уже перебор.
   - Да почему?! Почему "не входи"! Ты можешь толком объяснить?
   - У нас в квартире происходит что-то странное, - последнее, что произнёс Влад, перед тем, как выйти в коридор. И, почему-то, именно эти слова больше всего подействовали на упрямую Катю. Она действительно решила воздержаться - не входить в спальню.
  

***

  
   Поскольку за окошком лестничной клетки была ночь, Корпусов не опасался, что кто-то из соседей будет выходить в коридор на его этаже (к примеру, возвращаться домой с работы, или выходить из квартиры - направляться к своим машинам, чтобы ехать в свои офисы) и мог спокойно постоять на лестничной клетке и покурить, дожидаясь скорого приезда своего знакомого. Но в это время раздался звонок на его сотовый. Возможно, злорадный студент (ему пообещали простить очень крупный долг: полные штаны радости) нёсся как ненормальный по пустынным ночным дорогам, его остановил дорожный патруль и этот хреносос сейчас звонит, чтобы предупредить Влада о некоторой задержке.
   - Слышь ты, малолетний отморозок... - начал было тараторить Влад, но...
   - Я слежу за тобой, - изрезал его ухо противный старушечий голос. - Ты в курсе, что я за тобой слежу?
   - Конечно, в курсе! - сделал вид Корпусов, что от неожиданности совсем не растерялся. - У тебя же есть твой грёбанный хрустальный шар! Неужели ты думаешь, что об этом очень трудно догадаться, старая ведьма?
   - Почему ты на меня обзываешься? "Отморозок малолетний".
   - Ты сама должна знать, если действительно за мной следишь. Ну, например, похищенный младенец. Грубо выдранный из материнского чрева. Случайно, не знаешь, кто его похитил? - спросил у неё Влад издевательским ехидным голосом. Но старуха промолчала. Она хотела отключиться от связи, словно никак не ожидала, что в ответ на своё предупреждение ("я слежу за тобой и я в курсе, кого ты ещё собрался посвятить в тайны моей видеокамеры!"), собеседник начнёт с ней разговаривать в хамском тоне, напоминающем слабоумного подростка, занимающегося онанизмом. Но Корпусов так просто решил её не отпускать. - Может, объяснишь, зачем тебе весь этот спектакль? Чего ты, вообще, добиваешься! Ведь, как ни напрягайся, у тебя всё одно ничего не получится! То есть, закончится, как коммунизм - "никак".
   - Корпусов, я тебе уже отвечала на вопрос, чего я добиваюсь. Если ты не понял, то могу повторить. Ничего. Ровным счётом, совершенно ничего не добиваюсь, так как камера находится У ТЕБЯ. Хоть ты и понимаешь, что тебе она не принадлежит. И я тебе скажу большее: я не только чего-либо не добиваюсь, но и не мечтаю добиться. Я вообще, по натуре, не мечтательница. Ты понял, что я сказала, или тебе доказать?
   - Понял, но не поверил. Ты говоришь, не мечтаешь? А по чьей воле происходит зло?
   - Это не зло! Я не виновата, что она покончила жизнь самоубийством и теперь стала вампиршей!
   - Не знаешь, по чьей? - игнорировал Влад её попытки перекрикивать и перебивать своих собеседников. - Так вот, я тебе объясню. Мечтатели делятся на две категории: те, кто мечтают о чём-то прекрасном и несбыточном, о мире в розовых очках. И такие, как ты. Они мечтают о том, чтобы их неприятелям было, как можно хуже. Только, это очень дурные мечты. И ты, как раз, мечтательница. Но очень злая... Очень злая мечтательница.
   - Так вот, если ты не понял, то я тебе доказываю. Мечтатель - это ты. Вернее, такие, как ты. Как правило, вы мечтаете о богатстве, о славе. Вы хотите жить в роскоши, в шоколаде, посыпанном бриллиантами и золотыми стружками. Вы ненавидите всё противоположное: нищету, болезни, старость, грязь... Теперь обо мне: всё противоположное я не ненавижу, но у меня есть что-то, с вами общее. Это одинаковое психическое расстройство. Моё расстройство - это желание быть нищей, покалеченной старухой. Многие богачи надевают на себя рваньё и выходят - просить подаяние. Помнишь "Буратино"? "Подайте нищему-слепому Коту Базилио и несчастной-хромой Лисе Алисе". Но, только, я говорю не о спектакле, а про настоящее психическое расстройство. То есть, когда нищий постоянно хочет стать принцем, а принц - нищим. Теперь понял? Это замкнутый круг.
   - Светлый, светящийся круг? - гоготнул Корпусов, что-то вспомнив. - Может быть, не круг, а шар? - Но на этот вопрос ему никто не ответил, равно как и на вопрос о том странном-причудливом явлении: труп беременной девушки, лежавшей под его диваном. В трубке послышались короткие гудки, поскольку студент уже сел на лифт и поднимался на указанный этаж. - Ну, в смысле, хрустальный шар.
  

***

  
   Студенту, которого Корпусов вызвал по телефону, чтобы провести свою безумную авантюру, ненужно было чувствовать себя идиотом, среди ночи подходить к совершенно чужой квартире и звонить в её дверь. Да не просто звонить, а ждать, пока хозяева не проснутся и не начнут одевать свои домашние халаты... В данном случае, хозяин уже дожидался на лестничной клетке своего помощника. Он даже подошёл поближе к двери-приёмнику поднимающегося лифта. Услышал, как тот загудел и решил подойти. А вдруг лифт не проедет мимо и именно на этом этаже остановится?..
   - Ого, - отреагировал Корпусов, - быстренько ты добрался.
   - Владислав Михайлыч, - начал своим услужливым тоном этот прыщавый юноша, - я не очень хорошо понял по телефону, какую Вы потребовали услугу, чтобы я Вам оказал, но...
   - Слушай, давай без этого - многословного тона! Ты бабки привёз?
   - Как... - опешил прыщавый, - Вы же сказали, что собираетесь простить мне мой долг...
   - А чё ты, даже в банке кредит не взял?!
   - Владислав Иваныч...
   - Вообще-то, "Михалыч", но хрен с ним. Пусть будет и "Митрофаныч". Но так что? Что там с твоим банком? Прогорел?
   - Владислав Митр... -халыч, - продолжил несчастный юноша, чуть не плача, - Вы же сами знаете: если в банке берёшь сумму, то отдавать приходится удвоенную. Но у меня нет таких денег...
   - Ну, наконец-то! - деланно обрадовался Михайлыч. - Так бы сразу и сказал: "у меня нет денег"! А чего сопли-то пережёвывать? Я же тебе не сутенёр, сынок!
   - Простите пожалуйста, Владислав Иваныч, - начал студент (этот артист-недоучка) прежним "жалобным" тоном, - за то, что я приехал к Вам без...
   - Ну, прекращай-прекращай нюни распускать! Лучше слушай меня внимательно. Сейчас я тебе вынесу свою видеокамеру. Понял? Ты со всех ног дуешь в мой офис. И не задавай никаких своих детских вопросов (про игру в войнушку с твоими друзьями или про своих пластмассовых солдатиков), а тупо выполняй то, что я тебе говорю... Погоди, сейчас я тебе вынесу видеокамеру. Стой здесь и никуда не уходи. Ты меня понял?
   - Я Вас понял, Владислав Мих... Ой, простите, Иванович, - всё изображал из себя студент жалкого-глупого школьника.
   Корпусов был просто взбешён тем, как фальшивил этот тип. Он не просто "фальшивил", а задерживал бедолагу-Владислава. И не просто задерживал, а делал это бессовестно. Корпусов понёсся в сторону квартиры с такой скоростью, словно ему по-маленькому сильно приспичило. Когда он вбежал, то... сразу же замер на месте. Дело в том, что, пока этот вредный студент стоял там и разыгрывал из себя мямлю, жена Корпусова уже вошла в их спальную комнату и включила свет. Она не должна была так быстро догадаться, что интересующий её субъект находится под диваном и всё, что нужно сделать - это поднять вверх его край, схватившись за стальные уголки - дно дивана. И вот, когда Корпусов вбежал в дом, именно в этот момент Катя всё увидела. Она занималась в фитнес-центре, поднимала штангу, поэтому диван не показался ей такой "немыслимой тяжестью", как оценил его Влад.
   Когда вбежал Корпусов, Катя уже опускала диван назад и смотрела на мужа глазами какой-то нашкодившей школьницы.
   - О, хорошо, что ты вернулся! - уже начала Катя "фальшивить". - Нужно срочно позвонить в "скорую"!
   - А что случилось? Не понял. Что, кому-то плохо?
   - Там, под диваном, лежит какая-то странная девушка. Кажется, она ранена, но она шевелится. Вот. Поэтому я так решила, что...
   - Постой-постой! Какая девушка? О чём это ты говоришь?..
   - Если честно, то я сама не знаю. Я хотела спросить у Леночки, не её ли это подруга, ну, коляску которой она прячет... Но Лена всё не просыпается и не просыпается...
   - Может, она "того"? Ты пульс у неё проверяла?
   - Чего, "того"? Я имею в виду, что Лена спит, но разбудить её невозможно. А что там с милицией? Куда ты выходил?
   - Я не в милицию, - принялся оправдываться Влад, поскольку почувствовал, что его опять подозревают в неверности. - Если хочешь, то поди и сама проверь. Там, возле лифта, стоит мой сотрудник. С работы. Спроси его и он подтвердит, что приехал, чтобы привезти мне денежный долг...
   - Да не "рассыпайся в извинениях" - верю-верю. Просто, ты говорил, что собрался идти в милицию...
   - Да, собирался! - постепенно повышал Влад голос. - Но перед лифтом столкнулся с этим студентом. Поняла меня? Там не охранник, который у нас дежурит, а совсем другой человек. Поэтому можешь не стесняться и выйти, чтобы самолично во всём убедиться... Всё ты небось думаешь, что я по бабам бегаю... среди ночи-то.
   - Кстати, вот эта вот, под диваном! - неожиданно вспомнила слегка рассеянная (полусонная) Катерина, что минуту назад у ней чуть глаза на лоб не полезли от увиденного (но тут же вбежал муж, поэтому Катя решила, что он не знает про то, что в их спальне находится неизвестная, очень сильно израненная девушка), - с этой-то бабой что делать?..
   - С "бабой"? - показалось Корпусову, что он её не расслышал.
   - Ну, раз ты про каких-то баб начал что-то рассказывать. Вот и я тоже вспомнила. Она лежит у нас под диваном. Но, только, ты диван не поднимай. Ладно? Дело в том, что она полностью голая и очень сильно ранена.
   - Но тебе кажется, что она шевелится, - вспомнил Влад каким-то весёленьким голосом, что Катя говорила ему до этого. - Сейчас, погоди, разберёмся, что с ней делать. Там меня ждёт студент с деньгами. Подожди меня, хорошо? Сейчас схожу, вернусь, а потом мы будем разбираться, что делать с этой странной девушкой.
   - А почему ты сразу не взял у него деньги? Ну, если он действительно, стоит там возле лифта и ждёт тебя.
   - А я как раз вспомнил, что забыл захватить с собой вот эту видеокамеру. Дело в том, что она у меня сломалась, а у студента как раз есть знакомые в фирме, ремонтирующей видеоаппаратуру! Вот, как подфартило, да?
   - Ну, хорошо, Владичек. Ты иди, а я тогда, пока позвоню в "скорую".
   - Конечно-конечно, - тоже придавал себе беззаботный вид Корпусов, - звони, хоть в "пожарную охрану". Я абсолютно не против. Если там действительно лежит голая девушка, и она очень сильно изранена, то...
   - Влад! Ты что, думаешь, мне всё это приснилось?! Может, ты сам войдёшь и убедишься воочию?..
   Но Корпусову некогда было договаривать до конца свою фразу. Ведь у студента может быть интуиция и он может почувствовать, что это какая-то ловушка для простаков. - Там лежит обезображенное женское тело. Сейчас сюда приедет бригада "скорой помощи". Потом, конечно, милиция начнёт разбираться. И, конечно, им кто-нибудь накапает, что видел той ночью студента. Он поднимался на этаж, где совершено преступление, а потом что-то взял из рук хозяина квартиры, в которой случилось происшествие, и вышел из подъезда его дома: довольно подозрительный тип. - Зачем "студенту" надо попадать в такую ловушку? Он лучше испарится по-хорошему. Поэтому Корпусов так сильно спешил - чтобы студент не успел заподозрить ничего странного.
  

***

  
   Влад с самого начала планировал не возвращаться в квартиру. Он хотел просидеть всё это время в коридоре. Ведь, если Корпусов войдёт в дом, то нет гарантии, что камера снимет что-то неожиданное. Ему нужны доказательства, что видеокамера снимает совершенно безумные вещи. И, если за этот вечер он не добудет никаких улик, придётся отдавать её этой старой стерве.
   Когда Корпусов вышел в коридор, ему невольно показалось, что студента и след простыл. Вокруг распространялась абсолютно мёртвая тишина. Владислав даже попытался настроиться на то, чтобы успеть догнать этого кретина по дороге (джип стоит на автостоянке, уже готовенький). Только, завернув за угол и перейдя в сторону лестничной клетки, Корпусов понял причину такой странной тишины. Студент-доходяга присел на корточки и, облокотившись на стену, уснул. Он мог устроиться на ступенях, но, очевидно, побоялся, что сумеет кому-то помешать. Вдруг кто-то вздумает спускаться по лестнице или подниматься?
   - Эй, спящая красавица! - пхнул Корпусов его в плечо подошвой. Студент мгновенно встрепенулся и подскочил. - Чего ты так перепугался? На вот, держи... Я бы на твоём месте не спал. Вдруг, кто-то мопед твой угонит? Или ты пешком сюда прибежал?
   - Нет, Владислав Мих... Иваныч! Действительно, я на мини-мокике приехал.
   - Ну, в общем, мы с тобой по телефону всё решили, да? Сейчас я тебе пообещал простить долг. Но, если ты привезёшь эту штуку в мой офис и, если тебе удастся хоть что-то на неё снять, то обещание вступает в силу.
   - Надо проверить, как она работает... - решил студент поснимать этой камерой лестничную клетку.
   - Не напрягайся, малыш, - резко остановил его Корпусов. - Что ты здесь собрался снимать? Тут же темно! Главное, тебе сейчас поторопиться... И не дай бог тебя остановит на дороге какой-нибудь инспектор! И конфискует эту камеру, в качестве взятки...
   - Нет-нет, - заторопился тот, - велосипедистов обычно не останавливают...
   - Ну, тогда бегом. Через пять секунд ты уже должен быть у меня в офисе... То есть, чтобы на мобильнике я увидел, что за чепуху она снимает!
  

***

  
   Корпусов слегка понервничал, потому что он слышал, как студент заводит свой мопед, но мотор заедает и с улицы доносятся недовольные матерки этого доходяги. Так и не терпится спуститься вниз, да дать ему пинка под зад, что ли. Может, хоть так заработает мопед этого идиота? Но нельзя. Шум будет слышен - Катя в окно обязательно выглянет и подумает о своём муже что-то нехорошее. Ведь так поступают только предатели: обещал сгонять в милицию, а сам... Поэтому Корпусов вынужден был торчать на лестничной клетке, слушать мопед этого малохольного и от досады скрипеть зубами.
   Наверное, так тянулось бы до самого утра, если бы Катя не выскочила в коридор и не завопила: "Влад! Владик... Помогите мне, ради бога".
   Корпусов немедленно покинул лестничную клетку и кинулся к своей супруге: "Что случилось Котёнок?"
   - Эта голая девушка, - застонала Катерина. - Она шипит!
   - Чего?
   - Она вылезает из-под дивана. Это какой-то ужас! У неё во рту зубы очень длинные... Как у собаки.
   - Что значит, шипит? Оставайся здесь.
   - Владик, милый... Я боюсь. Вдруг она укусит?
   - Ничего не понял, - тоже не хотел Корпусов входить в дом. - Там что, собака?
   - Да не же! Девушка! - расплакалась Катерина от мужниной тупости и недоверия. - У неё живот разодран, из живота торчит пуповина... И она рычит.
   - Пуповина рычит?.. Нет, но постой! А почему я ничего не слышу?! Через дверь же должно быть слышно, если она действительно рычит.
   - Владичек, милый! Я не знаю, почему! Просто, мне страшно. Спаси меня... Помогите, хоть кто-нибудь.
   Но в это время в кармане у Корпусова заверещал мобильник. Студент этот хренов звонит! Наверно, жалуется, что у него мопед заедает и он никуда не поедет... Корпусов поднёс телефон к уху и начал орать: "Слышь ты, урод! Ты в курсе, что ты очень тупо меня подставил?! Тебя убить за это мало!"
   - Нет-нет, - замямлило из трубки. - Это я. Это не тот, кому Вы звоните! Просто, я камеру отключил... Ну, я приехал в Ваш офис, а камера...
   - Чё ты врёшь, недоумок? Как ты в офис приехал, если я слышу, как ты стоишь на улице и заводишь свой мопед!
   - Вячеслав Михайлыч, - начал оправдываться голос из мобильника, - у меня нет мопеда! Ведь я же приезжал к Вам на своей машине.
   - Постой! Не тараторь! Ты скажи мне честно: ты врёшь мне или у меня крыша поехала?
   - Я говорю, что у Вас камера неправильно записывает. Я её отключил. Я позвонил Вам, чтобы спросить: как мне поступать дальше?
   - А я разрешал тебе, придурок, её отключать?!
   - Подождите! Не ругайтесь! Камера снимает не Ваш офис, а какую-то квартиру. Вот, что я пытаюсь Вам объяснить.
   - Мне наплевать, что она снимает и как она снимает, чёртов дебил! Это специальная видеокамера! И я тебя, осла, послал не для того, чтобы ты её выключил и тратил время - порол мне по телефону какую-то чушь! Немедленно настрой её на мой мобильник! У тебя же есть связь! Вот отморозок...
   Корпусов захлопнул крышку своего сотового. Он хотел как можно скорее устроить этому молокососу выволочку и заняться уже своей квартирой: Что же там произошло?
  

***

  
   Катя осталась стоять в коридоре, как муж ей и посоветовал. Сам же Влад решил проверить, что там внутри. Снаружи он ничего не слышал... Очевидно, Кате действительно приснился какой-то кошмар, поэтому она так жаловалась. Но, ведь, не станет же она кричать "помогите мне хоть кто-нибудь"? Не станет привлекать внимание соседей. Всё-таки, она сознательный человек. Поэтому Корпусов вошёл. Просто, чтобы хоть маленько её успокоить. Не доводить до того, чтобы она начала биться кулаками - о двери или о стены.
   Как он и предполагал, в квартире действительно царила тишина. Конечно, кроме сопения дочери в её отдельной спальне. Так же Влад не поленился завернуть и в свою собственную спальню. Конечно, там тоже всё спокойно. Влад даже заглянул под диван: никакой обнажённой девушки - нет и быть не может. Скорее всего, эта девушка померещилась (может быть, как он предположил, приснилась) больше самому Корпусову, чем его жене.
   Неожиданно с потолка донеслось шипение: "Где мой ребёнок? Куда вы спрятали его коляску?"
   Это проклятие! Корпусов вошёл и не догадался посмотреть вверх. Она ползала по потолку на коленях, прямо как по полу. Это было какое-то очень странное зрелище. Если бы Корпусов мог его оценить, он сказал бы, что девушка ползает на четвереньках вокруг люстры, как обычные (не космические) люди водят вокруг костра хоровод. Но при этом он бы подумал, что девушка "бродит по своему Светлому Кругу".
  

***

  
   С потолка свисала пуповина этой странной "мёртвой" девушки, и Корпусов уже хотел за неё схватиться, вообразив себя церковным звонарём. Схватиться, как за язык колокола. Но ему помешала Катя, вбежавшая в квартиру, как полоумная. Она, как будто задыхалась. Напоминала собой рыбу, выброшенную на берег.
   - Что ты так хватаешь ртом воздух, - вышел Влад из своей спальни и двинулся в сторону прихожей, - как та собака, которую гоняли на ипподроме?
   - Там какой-то маньяк, - кивала перепуганная Катя в сторону коридора. - Он на меня пялился... Я имею в виду, снимал меня на свою видеокамеру...
   - Какой ещё маньяк?! Ты в своём уме? - устал он уже от её сегодняшних выкидонов.
   - Ну, не маньяк - наркоман.
   - Наркоман?..
   - Он сидел на каком-то мопеде, называл меня "Лерой" и говорил: "давай колоться, сестричка"... Это чёрт знает что такое!
   - НА МОПЕДЕ?! - наконец-то понял Корпусов, в чём дело. - А, может, не "Лерой", а Леной?.. Ну, я имею в виду, что он подумал, что перед ним твоя дочь, а не её мать... Ну, вы очень с ней похожи... Кстати, а что ты там говорила про видеокамеру?! Ну-ка, отойди, я должен разобраться с этим идиотом!
   Но было уже слишком поздно. В спальне с потолка уже спустилась "странная девушка". Правда, она немножко не подрассчитала. Очевидно, она хотела напасть на Катю, в то время, как Влад выйдет на секунду в коридор, но Влад ещё не вышел, однако "девушка" уже выпустила свои длинные-рыбьи зубы и зашипела.
   Корпусов не растерялся. Он толкнул её в грудь подошвой, сам перескочил в сторону кухни. Там у него, под столом, в тайнике, был припрятан травматический пистолет. Влад знал, что, если стрелять из такой штуки на расстоянии, то не будет никакого толку. Поэтому он подошёл вплотную к этой девице и нажал на курок. Влад старался всё делать очень быстро. Он понимал, что это подстава, организованная срамной ведьмой. В его офисе находится ведьмин человечек, а студент сейчас услышит хлопок выстрела, испугается и постарается унести свои ноги из этого дома. Влад, по крайней мере, конфискует его мотороллер. Ничего, будет на автобусе ездить! А то на мопеде больно легко продираться через "пробки"; хорошо устроился.
   У девицы разнесло полголовы, но ей это нисколько не мешало продолжать свою атаку. Просто, "полголовы" находятся в верхней части черепа. Другое дело, если бы Влад выбил ей из своей "пушки" все зубы.
   - Вот чёрт! - недовольно проворчал Корпус. - Что же теперь делать?
   - Выстрели в неё ещё раз! - напоминала Катя, словно он был полным тупицей.
   - Дак я думал, одного выстрела будет достаточно!
   - Ты что, всего одну пулю в пистолет зарядил?!
   - Конечно!
   - Ну-ка, подожди...
   Поскольку "травматика" оттолкнула девицу так же хорошо, как перед этим нога Корпусова, у Кати была возможность пробежать в свою спальню, пока это исчадие поднимается на ноги и готовится повторить заново свой манёвр. Катя в это время сорвала со стены позолоченное распятие (её личный подарок, доставшийся ей от бабушки), подбежала к уже вставшей вампирше и навела эту штуку на неё. Только тогда на голую девицу хоть что-то подействовало. Она закрылась руками, она начала пятиться в сторону ближайшего окна...
   - О, Катюха! - отреагировал Корпусов, - ну, ты просто молодчина! Что бы я без тебя делал?
   - Блин, - смотрела Катя, как та открывает их окно и уползает куда-то во тьму, как под покров чёрной морской воды, - как в кино! Как в третьесортном ужастике, про вампиров. Ну, разве в наше время такое бывает?
   Корпусову некогда было с ней объясняться. Он немедленно поспешил в коридор... Естественно, никакого студента там уже не было. Пока они расправлялись с вампиршей, этого времени вполне хватит на то, чтобы спустить свой мопед по лестницам. А, если Корпусов выскочит на улицу и застанет там студента, то ему нечего будет этому парню предъявить. Несчастный недоумок будет до сих пор корпеть над своим мопедом: делать вид, что он до сих пор не может его завести.
   В эту ночь Кате невольно начало казаться, что впервые за последнее время у неё хоть немного поднялось настроение. Так сильно её замучила нескончаемая беспричинная депрессия, и то, что постоянно приходится кривляться - делать лицо более жизнерадостным, чем было раньше. Но чувство улучшения подавил собой дикий-истерический визг, раздавшийся из спальни Леночки. Катя сначала ничего не поняла, но потом, когда до неё дошло, что случилось, она торопливо выбежала в коридор, но Владислав в это время уже выходил из подъезда и, как и его жена, не застал там так сильно нужного ему человека (от мопеда давно простыл след). Катя подумала, что вампирша выползла в окно и, поскольку она очень легко удерживалась на потолке, когда ползала вокруг люстры на четвереньках, то Катя решила, что вампирша также легко прошла по стене снаружи дома, залезла в спальню к Лене и решила там уже похозяйничать. Ведь зубы ей так и не выбили из "травматики", резиновыми пулями. Поэтому она с лёгкостью могла прокусить шею, так же, как ей самой проделали довольно глубокую дырку под ухом. То есть, отомстить. Неважно, кому, но, как Катерина помнит все эти однообразные ужастики про маньяков, убийцы были неразборчивы и "мстили" каждому, кто попадается им на пути. Причём, мстили за какую-то мелочную обиду. Например, кто-то украл шапку, летом, когда маньяк-убийца был ещё маленьким ребёнком. Красивую, лохматую, меховую шапку сорвал у него с головы. Ну, как за такое не отомстить? Как тут не вырасти и не озлобиться?
   - Леночка, что стряслось?! - вбежала в её комнату мама, но никакой вампирши там не увидела (даже окно не было распахнутым).
   - Мне приснился страшный сон, мама!
   - Какой сон? Ну-ка, расскажи своей мамочке всё по порядку.
   - Как мой папа стреляет в голову моей подруге. И полголовы отлетает и брызгает, как краской на стену! Это так страшно, мама!
   - А какой подруге? У тебя их так много, доченька... Даже у меня в твоём возрасте не было столько много подружек...
   - Ну той! - не даёт Лена матери договорить всё до конца. - Той, которая мне на время дала подержать свою коляску.
   Корпусов в это время уже входил в квартиру, до его ушей донёсся весь этот детский лепет (про коляску, которую якобы ей дала на время однокурсница из училища, которая, якобы, родила, но скрывает своего ублюдочка от коменданта некоего общежития), но только смысл услышанного никак не укладывался в мозгу: Причём здесь коляска (тем более, пустая, без детёныша), если он выстрелил в "беременную подругу". То есть, она ещё даже не родила, но какая-то нечистая сила выдрала её ребёнка из материнского чрева. Вот Влад и пытался хоть немного разобрать этот наркоманский бред. Что это за сон, про который рассказывает его дочь-наркоманка? Чисто случайное совпадение или банальная словесная путаница? Ведь его дочь могла притвориться спящей, а сама - подслушивать, да подсматривать! Из-за этой идиотской видеокамеры начался такой бедлам, что теперь нужно вслушиваться в каждое слово; даже в такой своеобразный, наркоманский "базар". А то вдруг, именно эти слова в дальнейшем станут явью? В последующем выяснится, что именно они окажутся пророчеством.
  

V

  
   Следующим утром Корпусов ехал на работу и рассчитывал получить свою видеокамеру назад. Ему казалось, что он совершенно не помнит всего того, что происходило предыдущей ночью. Как обычно, проснулась семья Корпусовых прекрасным утром чудесного дня. Отец с матерью собираются на работу, дочка - в училище. Втроём они сидят за кухонным столом, завтракают... И всё так мило и очаровательно, словно ночное событие им банально приснилось. Во всяком случае, Владислав ощущал себя именно так. Может быть, ещё во время завтрака он как-то хмурился, словно смущённый молодец, которому приснилось что-то слишком бредоподобное и он прячет свой взгляд в глубине тарелки с кашей (как правило, молочной перловки), лишь бы только не поднять глаза и не почувствовать всеобщий упрёк окружающих. Может быть, даже на автостоянке, когда Корпусов усаживался в своё авто и выезжал за пределы охраняемой территории, в его голове всё ещё присутствовала некая бессвязная каша, как бывает всякий раз, когда он пытается вспомнить хоть что-то из всего того, что снилось ему предыдущей ночью. Но буквально уже в дороге из головы Владислава выветрилось всё, кроме видеокамеры. Единственное, что помнил более, чем отчётливо: вчера вечером он позвонил кому-то из своих сотрудников и попросил того съездить в его офис - поснимать видеокамерой. Почему он не поехал сам, лично, этого Влад совершенно не помнил. Но Корпусов предполагал, что прошлой ночью ему названивал их охранник, угрожал ему расправой, если Влад не оставит свою Катю в покое и, вообще, не подаст на развод (одним словом, маньяк... охранник этот странный). Возможно, именно по этой причине Корпусов боялся ехать в свой офис сам. Не хотелось устраивать там разборку с этим психом. Вот он и попросил кого-то из своих знакомых, чтобы согласились ему помочь. Пока он ехал, ему даже успело показаться, что он вспомнил, кому конкретно передал свою видеокамеру. Он даже воскликнул, как тот обрадованный Ньютон, прокричавший "Эврика".
   - Студент! - прокричал Корпусов. - Ну, точно, студент! Ему я отдал этот кусок дерьма! Ну точно, ему!
  

***

  
   Но, как Корпусов ни искал этого прощелыгу-студента, того, словно вообще никогда не существовало. Нет, конечно, на Владовы расспросы, народ отвечал, что вчера наблюдал присутствие этого нерадивого работника, но вот куда он пропал сегодня утром, этого уж никто не знает. Даже начальник, и тот пожимал плечами! Да делал это с таким видом, словно Корпусов его спрашивает про бином Ньютона. А Влад всего лишь интересовался, не оставлял ли этот прохвост ему свою (Владову) видеокамеру. Не оставлял ли кому-нибудь вообще - необязательно самому начальнику (Его Величеству). Даже уборщицу не забыл подробно обо всём расспросить, необязательно главного инженера, то бишь начальника. Мол, не видела, не подметала ли она какие-то осколки, приблизительно похожие на видеокамеру.
   Владиславу не хотелось звонить этому типу по телефону. Что, если он дозвонится, но студент будет таким же безразличным, как весь народ, у которого он с самого утра сегодня выспрашивает, не видели ли они "студента"? Вдруг, этот молокосос тоже, как и сам Владислав не будет помнить абсолютно ничего из происходившего вчерашней ночью? Кроме того, звонить этому слабохарактерному тюфяку, для Корпусова казалось чем-то унизительным. Студент сам должен ему позвонить, промямлить в трубку: "Владислав "Иваныч", извините меня, пожалуйста, я сейчас же приеду в Ваш офис, чтобы привезти видеокамеру. Просто, я очень рассеянный и легкомысленный, поэтому из моей пустой головы вылетело... Одним словом, простите меня за мою память девичью!" Но Корпусов понимал, что это не так. Слабохарактерный студент, хоть и слабохарактерный, но он не серьёзно так себя ведёт. Он пресмыкается, лицемерит. И, чем более жалкий у него голос, тем сильнее он ненавидит своего собеседника. Другое дело, если бы он сам попросил у Корпусова эту видеокамеру. Но ведь Корпусов ему её навязал! Поэтому он имеет полное право не звонить по телефону Владиславу "Иванычу" и не извиняться за то, что у него голова пустая и из неё что-то такое вылетело...
   - Что-что? - проговорил Владислав сам себе. - Девичья память?.. Голова пустая?.. Точно! Я же вспомнил! У неё голова была пустая. У этой вампирши. Ну, в смысле, лысая! Поэтому, когда я выстрелил ей в голову, то образовавшаяся пробоина так выглядела, словно это была не голова, а гипсовая пепельница, куда кидают окурки! Вот здорово! Удалось мне вспомнить хотя бы это...
   Он вспомнил, как выстрелил в голову этой зомбированной девице, но та всё равно продолжала двигаться и наступать. И только Катя додумалась снять со стены распятье и направить его на вампиршу. Сам Корпусов никогда бы так не додумался. Светлая у его Кати голова...
   Единственный способ, как Владислав мог разрешить нелепую ситуацию, связанную с забывчивым студентом, это лично приехать к нему домой и застать его врасплох. Но для этого ему придётся бросить все свои дела. В результате Корпусов будет выглядеть таким же остолопом, как "забывчивый студент". То есть, студент настолько ЗАБЫВЧИВЫЙ, что не только про видеокамеру не помнит, но и про работу. Особенно, если учитывать собранные Корпусовым справки о том, что этого безалаберного прогульщика начальник совершенно не собирается увольнять. Возможно, простит ему "молодость"...
   Когда Корпусов сидел в своём кабинете и изнемогал от задумчивости, к нему вошла какая-то молоденькая сотрудница. Она ему что-то прощебетала своим глупеньким-весёлым голосочком. Он даже не услышал ни единого слова. "Ты знаешь, кого вчера видели с твоей дочерью?! - болтала легкомысленная девица. - Ты просто обалдеешь... Эй, Влад! Ты меня слышишь?"
   - Закрой дверь, - угрюмо ответил ей Корпусов. - Мне сейчас некогда.
   Та странно на него посмотрела, пожала плечами и вышла из офиса.
   - Ну что, сказала?! - тут же налетели на неё две какие-то дуры. - И что он?!
   - Не знаю, - задумчиво пробурчала та. - Думает о чём-то. Сказал, что ему некогда.
   - А чё ты ему ничего не сказала! Он же с утра этого очкарика ищет. Интересно, знает он про эту фигню или нет?..
   - А чё, правда что ли его мелкая крутит с этим придурком? Она же совсем ещё лохушка... Ну, в смысле, школьница.
   - Нет, конечно. Это сплетни, интриги, кидалово. Короче, беспонтовая лажа. Но, только, Владу об этом ни слова. Договорились?
   "А может, бросить всё это... к едрене фене!? - решил Влад, действительно, выбраться из своей "слишком мрачной глубокомысленности". - Ну его к дьяволу! Вернее, ЕЁ. Дурацкую эту видеокамеру. Всё! Не забивай ей больше себе голову. А то так и до маразма недалеко. И в следующий раз к тебе не легкомысленная какая-нибудь девица забежит, а эти... люди в белых халатах. Да. И с носилками! Обязательно с носилками".
   Это был его последний за сегодняшний день приступ задумчивости (или тяжёлый припадок глубокомыслия). Больше он не впадал в такую сильную прострацию. День худо-бедно, но подошёл к концу.
  

***

  
   Когда Корпусов возвращался домой, то не просто не вспоминал о своей видеокамере (вернее, обо всей кутерьме, которая вокруг неё образовывалась, как тучка бабочек, слетевшихся к неподвижному фонарю), но, если посмотреть со стороны на его постоянно задумчивое лицо, то у него ровно на лбу написано, что Владиславовы мысли никогда в жизни данной видеокамерой не были заполонены (даже сказать, переполнены). Зачем ему вспоминать, если он едет домой, если жизнь прекрасна; если ярко-розовый закат, обещающий назавтра ясное и тёплое небо, заставляет смотреть на жизнь сквозь розовые очки? Ведь всё прекрасно! Более сказать, всё прелестно. Бестолковые и дурные сновидения имеют замечательную тенденцию не запоминаться. - Именно этому больше всего был рад Корпусов.
   Как всегда, он припарковал свою машину на автостоянке, молодцевато вбежал в подъезд, поднялся на этаж... В этот чудный вечер он не обращал внимание на гниющий запах мочи, как всегда доносящийся из "нужника" с мусоропроводным стволом. Наоборот, ещё более весело он подлетел к двери, выискивая ключ: куда это он закатился?
   Та, кто открыла дверь на его звонок, в глазок не смотрела. Это было более невнимательное создание, чем его жена-Катенька.
   - О, веник! - лениво засияла открывшая дверь Леночка. - Суперски. Мама как раз накрывает поляну.
   - А что за "поляна"? - спросил Влад не у дочери, а, пройдя в гостиную и оценив действительно шикарную сервировку. Стол был накрыт, как будто ожидают не Корпусова, а Президента Медведева.
   - Да вот, - объяснила суетливая мать, - Лена пригласила в гости своего ухажёра...
   - Чего? Прости, я не понял.
   - Ну, это же самый первый её молодой человек, - продолжала та объяснять, поскольку доченька прошествовала в свою спальню и врубила старую-знакомую песенку (из серии "Я сошла с ума").
   - И что? Он сразу пришёл, знакомиться с родителями? Не рановато ли в её возрасте!
   - Но, ведь, ты же понимаешь... Она такое пережила...
   Корпусов собирался отвесить ещё пару ласковых, но ему странно казалось, что в дверь кто-то стучит. Он решил на секунду отвлечься, а потом продолжить. Может, это сосед: гвоздь какой-нибудь в стену забивает...
   Влад торопливо метнулся к двери, щёлкнул замок... О, чёрт!
   За дверью стоял "студент".
   - Послушай! - начал выведенный из равновесия Владислав, - ты не мог попозже сюда припереться? Чего тебе надо, камеру принёс?..
   - О чём Вы, Владислав Ив-в... Михайлыч? Я никогда не слышал ни про какую камеру... Я...
   - Тогда постой чуть-чуть за дверью. Ладно? Я ещё не закончил. А потом я вернусь и объясню тебе, недоумку, про какую-такую "камеру"...
   Катерина услышала его резкий тон и тут же оказалась за спиной у мужа.
   - Дорогой, не надо так с ним, в таком тоне. Он пришёл к нашей Леночке. Правда, мальчик? - заулыбалась она ему, как неразумное дитя - цирковому пошляку-клоуну. - Ты ведь к Леночке пришёл?!
   - Да, конечно, Екатерина Вячеславовна, я пришёл к Вашей дочери.
   - Вот, видишь? - укоризненно посмотрела Корпусова на своего мужа. - Он к Ле-еночке пришёл. А ты, милый, о чём подумал?
   Но Корпусов так сильно был напуган чувством неловкости, что у него опять всё из головы вылетело. Всё, что связано с видеокамерой.
   - Да я что-то не то сморозил, - пробурчал он, освобождая дорогу "студенту" (молодым - везде у нас дорога...). - Перепутал, наверно.
   - Проходите-проходите, молодой человек, - распоряжалась тем временем Катенька, - не разувайтесь, ничего страшного! Леночка-доченька, а где ты?.. Ой, а она в спальне.
   Катя прошла в спальню, оттуда доносился её голосок: "А что ты свет выключила, хорошая моя?" Молодой человек остался стоять в прихожей, Корпусов - за углом прихожей. Владислав стоял и угрюмо чесал затылок: "Что же я такого ему сказал?.. Совсем из головы вылетело! Ну, от чего она так засюсюкалась с ними, да зацацкалась, у?.. Забыл... Совсем забыл, о чём я вспоминал, когда на джипе с работы ехал". Корпусов только помнил про цветы, и всё. Как только ему в голову пришло заскочить в цветочный ларёк и выбрать букет посолидней, то всё. С тех пор, он совершенно ничего другого не мог вспомнить.
   - Слушай, студент, - вышел Корпусов из-за угла и заглянул в прихожую, - что я тебе говорил? Не помнишь?
   - Про видеокамеру? - сделалось "студентово" лицо более задумчивым, чем у Корпусова. - Нет, честно, Владислав Ми- Иваныч, не помню.
   - Про какую видеокамеру? - зачесал Корпусов затылок. - Ах, да... про видео... камеру, - нехотя проговорил он. - Ну да, ну да... какая-то там камера.
   Он отвёл пальцы от затылка и глупо уставился на свою руку.
   - А что ты в дверях стоишь, как неприкаянный? Ты, это... Ты проходи!
   - Не разуваться?
   - Ну конечно! Проходи прямо туда. В спальню.
   "О, чёрт, - недовольно подумал Корпусов. - Он же спросил меня, разуваться или не разуваться? Я что, неправильно его расслышал?.. О, господи... Что же со мной последнее время происходит?"
   "Студент" в это время двинулся в спальню. Тем более, что Корпусова жена уже уговорила свою дочь, чтобы сделала музыку потише. Но Лена её удивила - она совсем выключила муз-центр. Корпусов в это время покраснел и брёл в гостиную. Ему стало стыдно не оттого, что брякнул студенту "иди в спальню, сынок". Он покраснел из-за того, что к нему вернулась память. Он не просто вспомнил видеокамеру. Он вспомнил всё, что с ним происходило с того момента, как он эту штуку купил.
  

***

  
   "Студента" звали Вадим. Корпусов не горел большим желанием называть этого типа по имени. Он сам не знал, почему. Возможно, его смущали имена слишком похожие - Вадик/Владик - и ему не хотелось, чтобы пацан в ответ "передразнивал". Он его - Вадиком, а сопляк - Владиком.
   Когда Корпусов приплёлся в гостиную и грузно шлёпнулся на диван, а рука сама потянулась в сторону теле-пульта, как рука заядлого выпивохи - в сторону бутылки с "беленькой", - именно в этот момент Владиславу показалось что-то неладное. Да не просто неладное, а излишне неправильное. Только, поначалу, он не успел понять, что именно. Он должен был задуматься, потому что решение, словно витало в воздухе, но ему мешал разворачивающийся скандал в спальне его дочери. Остервенелые крики, переходящие в истерику.
   - Хватит там шуметь! - застучал Корпусов по батарее. - Вот задрали эти соседи! Сколько уже можно, устраивать мордобой?
   Но, когда в дочкиной спальне повалился шкаф (с сумасшедшим грохотом упал на пол; такой звук, словно граната взорвалась), Корпусова неожиданно осенило, что это не соседи. Он стремглав сорвался с места и бросился в сторону Алёниной спальни. "Вот я лопухнулся! К нам же пожаловало привидение! Как я забыл, что этот ублюдок вчера ночью был в двух местах одновременно? Сначала звонил мне на "трубу", что-то там мямлил про видеокамеру, а потом угрожал моей Катеньке... Всё это время он торчал у нас под окнами, заводил свой драндулет, и вот оно доказательство его бесовской личности - сейчас он в Леночкиной спальне, крушит там всё... Разрушает он! Как тот грёбанный вандал - кладбищенские могилы".
   С такой ироничной мыслью Корпусов вбегал в спальню своей дочери... Когда он увидел то, как выглядит Леночка, то злорадно вопил: "Кусай! Куси-куси его, доча! Взять, фас этого..."
   Дело в том, что широко раскрытый дочерин рот точь-в-точь походил на ощеренную пасть бешеной собаки. Поэтому Корпусов даже сообразить ничего не успел. Только увидел длинные-оскаленные зубы Леночки Корпусовой и тут же заорал: "Хватай-хватай его! За ногу!"
   - Господи, Владик?! - не узнавала его жена-Катерина.
   - А что ты встала?! - понял Корпусов, что за дурость несёт и решил резко сменить тему. - Беги немедленно за крестом! Ну тем, которым ты вчера... Эту, бритоголовую стерву...
   - Господи, Владик! - ещё громче простонала Катя. - Это же НАША дочь! Как ты так можешь?!
   - Но она же наркоманка...
   - Но она же НАША родная кровь!
   Пока предки друг с дружкой перегавкивались, Лена на секунду отвела свой гипнотический взгляд в сторону от затравленных Вадичкиных глазок. И студент, не раздумывая, рванулся в сторону окна. Видимо, он рассчитывал вышибить оконное стекло плечом, но... Не успел. Лена поднеслась к потолку, со скоростью молнии, и бросилась на него сверху.
   - Да наплевать! - вопил тем временем Корпусов. - Если ты не хочешь, то я сам это сделаю...
   Пока Лена вцепилась мёртвой хваткой (своими "собачьими" зубами) в шею своего бойфренда Вадима, у Корпусова была возможность выскочить из спальни, успеть схватить распятие, и... Вернуться в спальню своей дочери. Только самой дочери там уже не было. На полу лежало распростёртое тело Вадима, шея поблескивала рваной раной, кровь "сочилась", как из переполненного канализационного люка вытекает "народное добро" - нечистоты. Но Корпусову сейчас было не до этого жалкого хлюпика.
   - Куда Лена делась!
   - Она ударилась о потолок, и сверху посыпались клочья... этого... Короче, забудь.
   - Как это, о потолок ударилась?..
   - Да я знаю, ты мне не поверишь!
   - Да говори же! - замахнулся муж на неё кулаком. - Ну?!
   - Она, как будто ударилась и растворилась... Ну, внутри потолка.
   - Растворилась?.. Ты хочешь сказать, исчезла?
   - Как его хоть звали, этого мальчика?
   - Чё я, Пушкин? - рявкнул остервенелый Корпусов.
   - Он говорил мне, что работает в вашей фирме.
   - Кто работает? - хохотнул Влад. - Да он ещё пешком под стол ходит! Размечтался - "работает"...
   Корпусов был просто вне себя от досады. Если этот вечер не закончился такой кровавой баней, Владислав бы ещё успел побеседовать с этим подлецом насчёт своей видеокамеры. Но теперь был совершенно обескуражен: на кого злиться? На него, на дочь? Может быть, и на ведьму тоже? Но это всё нереальные объекты. Единственное, на что он мог злиться, только на себя самого.
  

VI

  
   Было утро и Корпусов ехал на работу. Когда они вдвоём с женой проснулись и не обнаружили Леночки, лежавшей в своей спальне, то оба промолчали. Очевидно, и Катя и Влад решили, что им всё это приснилось. То, что Лена возвращалась домой. Неизвестно, как Катя, но Влад уже предвидел картину будущего: по настоянию Кати, они заявят о пропаже ребёнка, но "поиски" не прекратятся даже после того, как Влад и Катя состарятся и умрут. В этом случае (в том, как рисовал Корпусов в своём воображении) бессильна даже телепередача "Жди меня". Во всяком случае, Корпусов уже предчувствовал, что на него надвигается знание обо всём, что случилось с Леночкой. На него надвигалась какая-то мрачная туча горестных мыслей: скоро он всё узнает. Может быть, это будет на небе написано. Он ехал, но в облака не смотрел. Привычка берёт своё и Корпус не отрывал взгляд от дороги. Тем более, что этим утром, как никогда, пробки не было, дорога совершенно свободна. А то, во время какого-нибудь затора можно было останавливаться и отводить взгляд от проезжей части, в сторону облаков. Выжидающе смотреть, не появилась ли там надпись про их Леночку. Самому Корпусову, конечно, Леночка до фонаря. Его больше пугало чувство развода. И Катина претензия будет проста, как пять рублей: "как только у тебя появилась эта поганая видеокамера, в нашем доме всё пошло наперекосяк!"
   - Вот хрен, - выругался про себя Корпусов. - Ведь она даже знать не знает про особенности видеокамеры! Опять я про эту камеру заладил?..
   Он успел вернуть взгляд на дорогу и... нога машинально стукнула по тормозам: под колёса чуть не попала какая-то старуха. То есть, Влад должен был выйти? Спросить у неё, цела ли, здорова. Но он не стал даже останавливаться. Лень ему было, что ли? Или на том месте, где он чуть не совершил наезд, не было никаких указателей - зебры пешеходного перехода.
   - Вот старая стерва...
   - Может, хватит уже - сам с собой разговаривать? - неожиданно прервал его женский голос с заднего сиденья.
   Опять каблук Корпусова прессонул тормозную педаль. Но на этот раз его джип остановился полностью.
   - Что остановился? Бензин кончился? - улыбнулась молодая дама в очках и подмигнула левым глазом.
   - Так... ни чё не понял! Как ты сюда пролезла, красотка?!
   - Странный вопрос, - засмеялась та. - Я голосовала, никто не останавливался - только твой драндулет. А что ты встал? Едем-едем дальше!
   - Что значит, "мой драндулет"?! - начал закипать Корпусов. - Я тебя ещё раз спрашиваю, паршивка! Как ты оказалась в моей машине? И что значит, ты голосовала и только я один остановился?! Я вообще никогда не беру попутчиков!
   - Ха! Да ты у нас лунатик! Спал и сам не помнишь, как остановился, подсадил меня и мы поехали!
   - И прекрати разговаривать со мной в таком фамильярном тоне! Я тебе не подружка-болтушка.
   - Да ладно, не заводись, сынок, - произнесла эта очкарка совсем уже другим голосом, да только Корпусов этого не заметил. Как и прежде, он запальчиво орал: "Какой я тебе "сынок"! Шлюха придорожная..." Но тут он увидел, что у него за спиной сидит та самая ведьма. Именно та старушонка, что требовала от него видеокамеру.
   - Вот бесовщина, - проворчал Влад уже не таким визгливым голосом. - Я же забыл, что ты у нас появляешься из ниоткуда! Как тот кролик-полудурок из шляпы грёбанного фокусника.
   - Как тебе не совестно, молодой человек, сквернословить в присутствии молодой женщины.
   - Ну, дак я же чувствовал, что это не просто какая-то там женщина... А это она или ты мне лапшу на уши вешала?.. Ну, что меня, как будто, загипнотизировали... или зомбировали. Что со мной сделали, что я был в отключке и не запомнил, как "ты" голосовала?
   - Ты мне зубы не заговаривай.
   - А что тебе от меня надо, в таком случае? Очисти салон, пока машина стоит... Мне некогда с тобой тут ля-ля-тополя, на работу опаздываю.
   - А я-то тут причём, раз ты опаздываешь? Поезжай. А я тебе объясню.
   Корпусов молча выжал сцепление и машина покатилась. Тем более, что она как раз стояла на спуске.
   - Я по поводу видеокамеры, - заговорила старуха в это время.
   - Какой ещё видеокамеры! - вскрикнул Корпусов так, словно обжёгся. - Я тебе чё, сопляк? Видеокамеры как раз для сосунков продают!
   - То есть, про видеокамеру ты ничего не помнишь, - задумчиво резюмировала старуха.
   - Да чего ты ко мне с утра... влезла! То тебе не нравится, что я лунатик (не помню, как подсадил голосующую пассажирку), то тебе не нравится, что я не помню про какую-то идиотскую камеру! Не порти мне с утра настроение, ведьма! Лучше сгинь по-хорошему.
   - А ночь-то ты вчерашнюю помнишь?.. А?.. Ну, чего замолк. Давай, возмущайся. У тебя это так хорошо получается...
   - Постой... А что было вчера ночью?! - усиленно напрягал Владислав память, но, словно бы, ничего не помогало.
   - Что было? - лукаво улыбнулась старушка. - Дочка твоя была. Но ты не помнишь, что она вытворяла?
   - Конечно, нет! - гаркнул Влад. - О чём ты говоришь.
   Дело в том, что он вспомнил. Вспомнил так же неожиданно, как в тот момент, когда вчера вечером сморозил чёртову глупость, стоя перед студентом. "Иди в спальню, сынок", - кажется, так он сказал. Кроме того, он вспомнил бездыханное тело "студента" Вадика, лежащее на полу, кожа грязно-серого цвета, а на шее такая же дырка, как у той девушки из-под дивана, с бритым-голым черепом. Но всё то, что происходило дальше, после того как они вдвоём с супругой отшатнулись при виде такого ужаса, этого Корпусов не помнит. Иначе он не соврал бы этой ведьме, что не помнит совсем ничего.
   - Ну, и хорошо, что не помнишь, - прокомментировала старуха. - Совсем уж поганые кадры видеокамеры надо "вырезать" из своей головы! Правильно, милок? - подмигнула она ему левым глазом. - Вырезать, как паршивую плёнку.
   - Дак, это всё проделки твоей видеокамеры?!
   - О, вспомнил! - поймала та его на слове. - А почему же "моей"? Вы, мил-человек, не передёргивайте. Сначала верните камеру, а уже потом...
   - Что, бумаги опять эти дурацкие подписывать?
   - Почему "опять"? На мой счёт Вы покамест ещё ничего не подписывали... Милок!
   - Ты пойми, настойчивая ты моя! Камеру у меня слямзил этот лоботряс!.. Ну, не слямзил... Скажем по-другому: камера у него. Поняла, голова садовая? Вот. А его вчерашним вечером "грохнуло" это привидение. Ну, с понтом, моя дочка! Ведь ты же сама подослала ко мне в квартиру это "привидение"? Так? Впрочем, неважно. Ты ли подослала или это "дурацкий видеофильм", который снимает твоя "обетованная камера", мне наплевать. Всё? Или у тебя ещё какие-то претензии!
   - Погоди-погоди! Я ничего не понимаю, - принялась изображать из себя старушка заторможенную склеротичку. - Какой ещё "дурацкий видеофильм"? Опять заговариваешь мне зубы...
   - Ой, только тупого не надо включать! Ты сама знаешь, как работает эта камера. Или тебе объяснить? Да нет проблем! Представь себе две разных комнаты. Заходишь в первую комнату, берёшь в руки видеокамеру, начинаешь ей снимать, но эта дура показывает всё то, что во второй комнате происходит. Ты делаешь вид, что сильно удивляешься, переходишь во вторую комнату, снимаешь уже там... И тут до тебя неожиданно доходит! Ты сразу начинаешь перебегать из комнаты в комнату, просто, чтобы убедиться, дескать как-либо по-другому эта "стекляшка" не снимает, а работает только так. Но вот он - вопрос! Что происходит в той, "невидимой" комнате, если камера снимает какую-то хуй... Ну, то бишь, галлюцинации. Ведь ты же не возражаешь против того, что камера сумасшедшая?.. Ну, назовём её "сумасшедшая", раз она снимает, как моя жена ходит голая, занимается педофилией с какими-то двумя пятилетними близнецами, а потом она вся измазана кетчупом - откусывает ухо одному из мальцов. Так вот, ты мне так и не ответила: что конкретно происходит в этой "другой комнате". Можешь не отвечать, но у меня есть предположение: в ней происходит "видеофильм". Теперь до тебя дошло? Или ты опять не поняла, про какой "фильм" я говорю?..
   - Да нет, поняла, - скучно ответила ведьма. - Я не поняла только одно.
   - Что ещё?!
   - Кто такой "лоботряс".
   - Здрасти-пожалуйста! Ты же сама завела эту пластинку! Напомнила про вчерашний вечер, про дочь... Дак что же ты придуриваешься непонимающей?
   - Дочь я тебе действительно вернула. Но это была сделка: я обещала выполнить твоё заветное желание. Однако, если ты не подпишешь документы... дарственную для моей девочки-видеокамеры, то я тебя предупреждала, что выполню твоё желание только наполовину. Но то, что какое-то привидение "грохнуло" какого-то лоботряса - это уже не моя история.
   Корпусов кипел от ненависти. Вся эта история со "студентом" действительно сходила за бред. Ведь он же сам помнит, как студент долго и канючливо заводил свой мопед, который он оставил подле Корпусова подъезда и в это же время он звонил из его офиса, брехал, что видеокамера показывает его квартиру. Вернее, снимает, а не "показывает"! Значит, это сговор? Потому, что "студенту" необязательно было звонить именно из Владова офиса. Он мог позвонить и прямо оттуда - от своего мопеда, который якобы "не заводится". Но он должен был не просто "брехать", а знать, что именно брехать!
   - Дак вот почему ты "не помнишь" этого "студента"! - неожиданно разобрался во всём Корпусов. - Всех помнишь, всё знаешь, а "лоботряса", бедненькая, забыла!
   - А почему я должна его помнить...
   - Всё!
   - Что, всё?
   - Выметайся, я сказал. Я больше не хочу тебя слушать.
   - Да? - грустно улыбнулась старуха, открывая дверцу Корпусова внедорожника. - А я думала, мы к тебе в офис поедем... Я думала, ты подпишешь все мои документы...
   - Ты всё ещё здесь?!
   - Ах ты... - проскрипела старуха, неожиданно оскалившись (может быть, она поняла что-то своё - то же самое, что понял перед этим Влад). - Ну, ты у меня за это поплатишься! Подлец!
   - Дверью только не хлопай, - предупредил её Влад и продолжил свой путь. Дверь внедорожника закрылась сама - по инерции. - Щемить она меня ещё будет! Корова...
   - Что?! - испугался Влад, неожиданно врезав по тормозам. - Дверью?..
   Эта старуха совершенно не волновала Корпусова. Когда он с ней разговаривал, то сам назвал то явление, которое его по-настоящему тревожит. Не вслух, конечно, назвал, но сейчас, когда ведьма удалилась из салона его внедорожника, он с ужасом для себя понял, как называется это явление. Вслух он его назвал "то, что происходит в невидимой комнате", но это банальная словесная бессмыслица. Если бы он произнёс "то, что происходит за закрытой дверью", это была бы идеально правильная формулировка.* "Закрытая дверь". Дверь, которую никогда не удастся открыть. Просто, чтобы посмотреть, что там, за ней, такого странного происходит. И Корпусов знал: оно кажется странным (пародией на дурдом) и даже идиотским, но только в том случае, если ты не участвуешь в этом сам.
  

***

  
   Проклятая видеокамера лежала в рундуке у "студента". Она лежала на самом дне металлического шкафчика, придавленная пыльным барахлом (какими-то грязными ботинками, испачканными в цементе, такими же пыльными штанами, футболками или робой, двумя или тремя скомканными спортивными сумками, в которых бомжи носят сдавать бутылки, - одним словом, личные вещи "студента" откровенно напоминали психическое расстройство: молодой человек мечтает быть нищим, старым пьяницей, у которого по стене тараканы носятся, как угорелые; и как это Корпусов сразу не раскусил этого придурка, прежде чем впускать его к себе в дом?, что же, совершил оплошность; ведь из-за него вчера произошёл жуткий бедлам в Корпусовой квартире). "Вот засранка, - подумал про себя Влад, глядя на камеру. - Как же я раньше не догадался, что эта гадина лежит на самом видном месте?! За грёбанной закрытой дверью". Теперь нужно срочно найти эту стерву-ведьму и подписать её сумасшедшие документы! Пусть забирает эту хрень. Может, тогда прекратятся издевательства? Ну, в смысле, ведьма поворожит-поворожит (трах-тибедох-тах-тах), дочка Корпусова вернётся, но только не привидение, с клыками рыбо-собаки, а нормальная. Та, какой эта негодяйка её похитила. Конечно, если ведьма не успела ещё Леночку как-либо изуродовать!
   - Но постой, - пробормотал недоумённый Владислав. - Нужно же проверить! Вдруг, это не так? Конечно, похожая, но всякое может быть. Какой-нибудь хер вскроет этот рундучок и подменит её на "подделку"...
   Сначала он хотел что-нибудь поснимать, но одумался: встроенная видеокассета может быть переполнена, а у него нет с собой запасной плёнки. Так что, для начала нужно посмотреть, что этот подлец наснимал. Вдруг, выяснится, что позавчерашним вечером "студент" действительно был в двух местах одновременно?! Заводил мопед и снимал, находясь в офисе у Корпусова! Тогда, получается, у Влада действительно поехала крыша. Потому, что он разговаривал с двойником. Ведь нетрудно будет узнать у начальника, что братьев-близнецов у этого малохольного не водится. Потому, что он сам - как "двойник", как привидение, как клонированный (умирающий лебедь). Не просто братьев или сестёр; у таких "дистрофиков" даже приятелей (или собутыльников) не существует.
   Когда Корпусов перекручивал плёнку, то ощутил затылком, что у него за спиной кто-то притаился. Он испуганно нажал на стоп. Камера показывала лысую девушку, в которую стреляет травматический пистолет Владислава и сносит почти всю верхнюю часть её хрупкого-пустого черепа.
   Резко обернувшись, Корпусов увидел двух милицейских. Вернее, один был в штатском, а второй - в сержантских погонах.
   - Что такое? - робко возмутился Владислав. Хотя, догадаться мог бы и сам. Наверное, милиция уже нашла тело "студента" и сейчас идёт следствие.
   - Разрешите? - протянул штатский руку в сторону видеокамеры.
   - Зачем она Вам нужна? - опять, как по привычке, выкрикнул Корпусов глупость.
   - Потому, что мы раньше Вас собирались открыть и обыскать этот шкафчик.
   - Это наша работа, - пояснил тот, что был в милицейском, отвечая на недоумённый взгляд Владислава. - А Вы занимайтесь своей работой.
   - Но тут какая-то гадость записана... про мою квартиру! Он что, в видеошопе это всё намонтировал?!
   - Он - это кто? - выставил штатский руки в боки.
   - Ну, сумасшедший тот. Студент. Его ведь убили, правильно? А Вы расследуете это дело.
   - Та-ак... А откуда Вам, гражданин, это известно?
   Дальше начался бессмысленный допрос. Но Корпусову чертовски повезло - он успел это разглядеть. Студент, действительно, в тот вечер торчал в его офисе и снимал на видеокамеру всё то, что происходит у него дома. Всех этих дурацких ведьминых вампиров-оборотней.
   Больше ему ничего было не надо, так что могут спокойно забирать. Если ему ещё раз встретится эта ведьма-старуха, то теперь он точно будет знать, где, в каком месте лежит её камера. В камере лежит! В милиции. Кстати, там же ей подпишут все документы, которых она так надоедливо требовала от Владислава.
  

Часть II

  

Работа жены.

  

*Как понял Влад, побывав в милиции, камера странным образом переключилась на работу его жены.*

  

I

  
   С тех пор, как видеокамера перекантовалась в милицию, впервые за долгое последнее время, казавшееся Корпусову слишком затянутым, как та поцарапанная пластинка, наконец-то началась тихая и спокойная, семейная жизнь. Хотя, Катерине она не казалась такой "спокойной и умиротворённой". Катя ещё с очень ранней юности считала следующий афоризм истиной в последней инстанции: "Если в доме не поселяется весёлый-детский смех, то в нём поселяется тихий ужас". Конечно, она мечтала быть многодетной матерью, но все эти мечты утонули в далёком Катином "юном прошлом". Может быть, ей и казалось, что она тот самый весёленький-счастливый человечек, которого обязательно будет окружать куча радостных деток, но, с годами всё оказалось в точности до наоборот. Семейное положение обязывало Катеньку выйти замуж за какого-нибудь богатенького буратину, родители завязли в долговой яме, бесконечные кредиты, потом наступил всемирный финансовый кризис и всё, хана. Единственное спасение Катиных родителей - это их очаровательная дочка, которая встречается с каким-то оболтусом. В тот год Катиному отцу предложили хорошее место в городе и он был вынужден покинуть сельскую местность, забрать всю свою семью (жену с тремя детьми: двумя пятилетними сыновьями-близнецами и невесту на выданье - Катюшу) и переместиться в город. Именно там он подыскал для своей Катерины достойного жениха. Парня, которому было двадцать лет, но он уже ловко вращался в сфере бизнеса. Причём, парень - из детдома. Катин отец сам воспитывался в детдоме, поэтому они очень быстро нашли общий язык. Но самое главное, чего не знала юная-наивная Катя, - того, что отец не самостоятельно вышел на Влада Корпусова. Их общий начальник подсуетился и помог Корпусову сделаться достойным семьянином. А то Влад всё время думал, что, если человек отрезан от общества, то бытовая суета не будет мешать его "росту". По мнению Корпусова, гением может стать только псих-одиночка. И конечно, жениться он ни в какую не хотел. Полагал, что с годами его жена растолстеет, у них будет двое или трое спиногрызов, Катюша превратится в квочку, которая безвылазно сидит дома и таращится в ящик. А Владу что остаётся? Только одно - пить горькую. Ну, это так Корпусов себе представлял типичную семейную жизнь: быдло. Жена - стерва, гуляет налево и направо, муж - алкаш, сидит во дворе своего спального района и долбит домино по столу с такими же даунами. Но, стоило только ему увидеть эту Катеньку, его мнение по поводу "быдловской-семейной рутины" резко переменилось в противоположную сторону. У Корпусова сложилось такое чувство, что с неба спустился ангел, подошёл к нему очень близко-близко и стоит, не убегает испуганно, как любая кошка, над которой Влад пытается склониться, чтобы её погладить. (Корпусов безумно любил кошек, но, после того случая, когда их малышка-Леночка оторвала кошке голову и бросила её в унитаз, - она сказала, что ей хочется проверить, что толще, кошкин помёт, об который она измазалась в своей вечно не заправленной постели, или кошкина голова, - то Корпусов начал их побаиваться). Катя тоже считала, что иногда брак по расчёту может оказаться более счастливым, чем избитая "лябовь". Но это, опять-таки, было наивностью. Она так считала до тех пор, пока не забеременела Леночкой. Кате очень крупно повезло, что во время родов она не отдала богу душу. Всё-таки, наивность - наивностью, но практика берёт своё (запрограммированная брачная система). Практика браков по расчёту. Как правило, это не счастливые браки. Так вышло и у Кати: после рождения своего первенца, она боялась ложиться на операционный стол. И что в этом виновато? Конечно, виновата запрограммированная система несчастливых браков! Именно это явление заставило Катеньку пойти работать воспитательницей детского садика. Может, хоть так её начнёт окружать весёлый смех радостных деток?
   С тех пор, как повторно пропала её дочь, Катя с ума не сходила. Она верила, что Леночка опять вернётся, и заявлять в милицию о пропаже не стоит. Тем более, там им всё равно никто не поможет (милиция умеет только вредить, а вот помогать она пока ещё не научилась). Катя даже расхохоталась в спину Владиславу, когда он собрался идти туда один и уже обувался в прихожей: "Долго думал? Что же ты сразу не обратился в милицию? Тогда, когда Лена пропала в самый первый раз? Я-то думала, тебе вообще на неё наплевать!" Но Лена всё не возвращалась и не возвращалась. Она даже пыталась жаловаться своему "всемогущему" отцу, который поднялся из грязи в князи, но тому на Лену было наплевать ещё больше, чем Владу. Потом Катя начала думать о разводе. Но понимала, что её отцу это будет невыгодно (наверно, Влад и отец заключили между собой какой-то контракт). И что теперь делать Катеньке? Бежать от мужа? А что, если Лена отыщется или сама придёт? Ведь отец же её не любит! Да и как она уйдёт, оставив свой садик, своих детишек? Самое главное, куда? Всё равно, куда, но подальше от позора. Вернее, от проклятия. Она не помнила, что конкретно произошло в тот вечер, когда её дочь пропала во второй раз, но очень хорошо запомнила предыдущий случай. Запомнила, какое лицо было у её мужа, когда он стрелял в череп голой девушки с бритой головой и драной дыркой на шее. У него было какое-то похотливое лицо. Чуть позже Катя разговаривала со своей дочерью про эту стрельбу. Лена, как полоумная набросилась на свою мать и начала ей рассказывать какую-то галиматью. Про какую-то ведьму, которая мстит папе за то, что он не хочет оформлять документы, подтверждающие добровольное разрешение на то, чтобы эта ведьма пользовалась его видеокамерой. Поэтому ведьма совершила колдовство: она взяла детскую коляску, которая стояла в спальне у Лены и превратила коляску в мать, пребывающую в прошлом; в том времени, пока она ещё ходила с животиком. Дальше ведьма вырвала из живота этой беременной девушки её зародыша и унеслась в открытое окно. Лена уверяла свою мать в том, что на видеокамере у папы было записано всё это происшествие, только он не догадался её включить и посмотреть; вообще, папа никогда не верит, что эта камера показывает правду; он думает, что камера напоминает собой дисплей включённого компьютера, который заражен вирусами и поэтому "глючит". Катя пыталась перебить свою дочь (у дочери наверняка горяченный бред), пыталась задавать ей какие-то вопросы: "Ну хорошо, Леночка, допустим, что это колдунья (вернее, пенсионерка) и допустим, что она пытается заставить папу оформить для неё какие-то документы. Но почему ты считаешь, что она не может отобрать у него эту камеру силой? Как дать ему в нос своим кулачком, схватить видеокамеру - и сматываться! А у папы в это время глаза окосеют, а потом встанут на свои места, но ведьмочки уже - как ни бывало". Лена ей на это ответила утомлённым голосом. Она была утомлена этой скучной и монотонной недоверчивостью взрослых: мать тоже всячески старается подражать взрослому недоверчивому всезнайке. Поэтому Лена ответила ей на вопрос: "Мама, это тебе не Старуха Шапокляк из сказки про Крокодила Гену! Это исчадие, которое поднялось из преисподней. А ты знаешь, откуда берёт начало бюрократия? И знаешь, какая жуткая бюрократия в аду? Да там за каждую мелочь (даже за эту ничтожную видеокамеру) нужно по сто раз отчитаться! А папа сидит, тупит, как лох и не хочет делать так, как ему советует эта так называемая "пенсионерка". Зажал видеокамеру и не знает, что с ней после этого делать: ведь она же ерунду какую-то снимает..."
   Единственное, что по-настоящему радовало Катю во всём случившемся, это бездыханное тело студента, которое обнаружили в совершенно другом городе. На следующий день, после той жуткой ночи, муж ей рассказал о своей беседе со следователем, работающим над этим делом. Рассказал, как он чисто случайно полез в шкафчик студента Вадима, тут-то его и "накрыли" двое милицейских. Но ему очень ловко удалось выкрутиться. Он попросил Катю, чтобы она никому не говорила о том, что убийство произошло прямо у них в квартире: "Понимаешь, дорогая, - говорил ей Влад, - это происшествие очень похоже на фильм ужасов, который крутят по ящику. Представь себе, что в ту ночь никто не включил телек, а только мы с тобой попали в эту "ловушку". Проще говоря, убийство могло случиться в любой квартире, необязательно в нашей. Для того, чтобы оно случилось, достаточно было включить телевизор. Поэтому необязательно говорить, что "телевизор" включили именно мы. Ведь, наверняка, не только одни мы с тобой его "включили"! Может, включили и другие люди тоже. Поэтому не стоит вводить в заблуждение следствие". Катя была слегка удивлена его странной речью, и пыталась спорить: "Но почему? И что значит, "телевизор"?" Но Корпусов ей старательно объяснял: "Это значит то, что, после происшедшего, нас, словно снотворными накачали - мы быстро вырубились, а утром уже ничего не помним. "Телевизор" - это значит галлюцинация. Ведь ты же веришь в то, что в нашей квартире ничего такого не происходило? А ты и не можешь в это не верить! Ведь трупа убитого наутро не было? Не было. Вот и считай, что нам это приснилось. Ну, померещилось". Но Катя считала этот факт небывалым везением. Если у Лены действительно был этот молодой человек, и если Лена действительно была так сильно на него рассержена, что пыталась убить, то им дьявольски повезло. Ведь, если их "напичкали снотворным", как выражается Влад, то они могли бы проснуться утром и обнаружить тело убитого. Вот тогда бы Корпусов не вешал ей лапшу на уши, и не скрывал бы следы преступления. Он бы даже на работу не пошёл! Ему, да и ей в том числе, очень долго пришлось бы объясняться с милицией: так и этак доказывать свою непричастность. Но муж считает, что всего этого не было: конкретно в их квартире не происходила вся эта белиберда. Просто милиционеры обознались - нашли далеко за их городом тело юноши, очень похожее на их студента. В конце концов, им мог кто-то подсказать, что этот парень живёт в таком-то городе и работает по такому-то адресу. Поэтому оперативники приехали и первого, кого увидели - Корпусова, который роется в бардачке с личными вещами Студента. Поэтому Корпусов именно так и решил: Если бы опера не заявились к ним в фирму, он бы не вспомнил, что эта "галлюцинация" происходила в их квартире. Может, она совсем не происходила (может, Влад совсем ничего не видел), но приехали оперативники и он вспомнил, что вчера ночью видел похожее "сновидение". Одним словом, странный какой-то стал последнее время этот Владик!..
  

***

  
   Каждое утро родители приводят в детский сад своих малышей, Катя дожидается до последнего. До тех пор, пока не войдёт последний родитель и не введёт своё чадо в этот райский уголок. Кстати, выражение "райский" было изобретено самой Катей. Она в то время только начинала свою трудовую деятельность в качестве воспитателя и, чтобы как-то о себе заявить, придумала для своей группы такое весёлое прозвище. В последнее время, после того как дочь бесследно исчезла, Катерина начинала очень сильно сомневаться в том, что у неё в душе, действительно, всё как в раю: птички поют и над цветочками порхают бабочки.
   Если бы она знала о том, что начнёт происходить этим утром, то постаралась бы не обращать внимание на просьбу подошедшего к ней пятилетнего Мишеньки. Он попросился в туалет, а, когда дверь отхожего помещения за ним закрылась, то, где-то через минуту раздался истошный крик. Такое ощущение, словно Мишенька там прищемил пиписку, пока застёгивал молнию на своих джинсиках. Конечно, не всё оказалось таким прозаичным, но Кате не хотелось решать все эти проблемы до тех пор, пока все до единого родителя не привели своих детей. Лучше бы было, если все собрались, а уже потом Миша Баринов подходил бы к Кате и о чём-то у неё спрашивал. Не создавал бы для Катерины беспокойство, которая пулей кинулась к туалетной двери.
   - Мишенька, с тобой там всё в порядке? - тихо прошептала Катя, поскольку из-за двери больше не раздавался визг чем-то напуганного Баринова, а все детки не окружали её кольцом. В фойе находились двое или трое родителей, поэтому дети не хотели подбегать к воспитательнице, чтобы их заметили родители знакомых товарищей и запомнили, как любознаек, вечно сующих свой нос в каждое "представление".
   - Тётя Катя, почему Вы меня заперли и не открываете? - жаловался ей Миша из-за двери. - Тут какой-то страшный дядька. Он...
   - Какой ещё "дядька"? О чём ты говоришь, Мишенька?
   - Откройте! - навалился этот крупный мальчик на дверь, но ничего не помогало. - Этот урод меня схватил за ухо! Он извращенец, откройте!
   Перед этим Катя тоже старательно дёргала за ручку, но дверь, словно заела. И вот, как только Баринов произнёс это волшебное слово, дверь моментально поддалась. Мишенька вылетел из туалетной комнаты пулей. Катя сначала не решалась заходить туда, вовнутрь. Она видела, что кто-то разбил лампочку. Но, неожиданно вспомнила про свой мобильник, достала его из халатного кармана, подсветила и, только после этого вошла. Она должна была убедиться, что в туалете действительно нет никакого "страшного дядьки" (этот страшный дядька - обычный "бука", который мерещится многим непослушным детям внутри полуприкрытого стенного шкафа; просто в туалете лопнула лампочка и поэтому Миша так сильно перепугался). Ей не хотелось, чтобы сбежались другие дети, а потом ещё двое мамаш припёрлось из фойе. И все будут смотреть на неё как на клушу. Катя и так последнее время чувствовала себя, как не в своей тарелке (у неё пропала дочь, но она никому об этом не рассказывает - всё надеется, что Леночка сама придёт), так не хватало, чтобы всякие Мишеньки пытались её разыгрывать.
   Она посветила своим телефончиком в разные стороны. Действительно, пугаться было абсолютно нечего. Сейчас, она выйдет из туалетной комнаты и усмирит обстановку. Главное, всё сделать так, чтобы никто не подумал, будто она намеревается отомстить маленькому Мишеньке за этот розыгрыш.
   - Миша, ну чего ты так смотришь? - обходила она Баринова стороной. - Тебе действительно померещилось - там нет никого. И никогда не было.
   - Тётя Катя! - не отступал от неё Миша. - А с тем охранником у Вас тоже ничего не было?
   - Что-что ты говоришь? - не расслышала его Катя и вернулась.
   - С охранником, - повторил он слово, которое она не услышала.
   - Что, с охранником? - совсем уже запуталась Катерина. - Ты видел в туалете какого-то охранника?
   - Охранник Вашего мужа, - нетерпеливо повторил Миша во второй раз. - Ну, помните, Ваш муж жаловался Вам, что записал на видеокамеру, как Вы разговаривали с их охранником и стояли под окном, возле работы Вашего мужа? Что, не помните? Он говорит, что в тот день шёл дождь, а Вы, тётя Катя, были под зонтиком. Теперь поняли, про какого охранника я говорю?
   - Мишенька, ты пойми, мне сейчас некогда... Ведь там же не было никого за дверью, - кивнула она в сторону туалета, - правильно? Ты просто пошутил...
   - Нет, был!
   - Ну, кто? Ну кто был!
   - Он сказал, что он Ваш муж.
   - Я не понимаю, о чём ты говоришь...
   - Он мне сказал, что его зовут "Славик".
   - Кого зовут Славик? - начинала Катя терять терпение. - Моего мужа?
   - Нет, - зачесал Баринов затылок, усиленно вспоминая. - Не Слава, а Владя. Точно, Владя!
   Катерине уже становилось не по себе: откуда этот Баринов узнал, как её мужа зовут?!
   - Он сказал, что, если Вы не приведёте к себе в детсад своего охранника, а мы не снимем вас двоих на мобильник, то он сделает нам всем очень плохо.
   Именно в этот момент Катю нечеловечески осенило. Так сильно, что она даже не услышала то последнее, что говорил ей Мишенька.
   - Послушай, Мишутка, хочешь, я позвоню своему мужу, он приедет сюда, прямо сейчас? И он подтвердит тебе, что никто в туалете не прятался! Хочешь или нет? Что задумался?
   - Ну, хочу. Ну ладно, позвоните.
   - О'кей, договорились! - ликовала Катя. - Но только вечером. Я ему позвоню, он приедет и встретит меня. Ну, чтобы на меня не напал никакой охранник.
   Всё это Катя произносила очень весёлым тоном. Но, только, она не пыталась развлечь кого-либо из малышей, а отшучивалась. Она, действительно, позвонит и Корпусов вечером к ней приедет. Вчера, ни с того ни с сего, он опять затеял старую песню про какого-то (несуществующего) "охранника". Ей очень лестно будет, если Влад повторит свои слова перед этим мальчиком. А потом она Корпусову всё объяснит: Этим утром у них в туалете лопнула лампочка и Миша Баринов заорал, как будто его режут. Потом он ей жаловался: "Я видел охранника Вашего мужа". И всё это Катя намеревалась подытожить вот какими словами: "Видишь, как далеко зашла твоя паранойя, дорогой?"
   - Тётя Катя! - позвал её Миша Баринов, поскольку она удалялась - заниматься своими делами: встречать родителей, которые приводят ребёнка.
   - Ну, что ещё! Мы же с тобой поговорили обо всём.
   - Откройте, пожалуйста, туалет. Я там кое-что забыл.
   - Ты пописать забыл? - спрашивала она так громко, чтобы другие дети слышали тоже. - Кстати, а кто её закрыл? Она что, на замок заперта, изнутри?
   - Не знаю. Я картинки забыл забрать.
   - Это твои "картинки", или того "страшного дяденьки"? - подошла сзади к Мише какая-то смешливая девочка. Она решила присоединиться к воспитательнице и подшучивать над этим странным мальчиком, словно вставшим сегодня не с той ноги.
   - Ирочка, - объяснила ей Катя, - нет никакого "дяденьки". Что вы сегодня, как сговорились?
   Она поднатужилась, надавила на дверь посильнее. Только так её удалось открыть. Дверь действительно сильно заедает. Надо будет позвонить в ремонтную службу.
   Ире не удалось подшутить над этим "деловым" Бариновым и она вернулась к своим подружкам, пока Катя надрывается - открывает дверь. Поэтому воспитательница и Миша вдвоём вошли в туалетную комнату. Катя уже успела раздобыть фонарик и посвечивала вокруг, искала на полу "картинки", про которые говорит Мишенька.
   - Вы не туда светите, - поясняет он ей.
   - А куда я должна светить? - уставилась на него та, непонимающе. - Их нет нигде на полу, никаких картинок.
   - Они к потолку приклеены, - неожиданно посмотрел вверх Миша. - Я бы сам их достал, но я никогда в жизни не дотянусь. Нужна лестница или какая-нибудь птица.
   - Может, жираф? - кисло улыбнулась Катя. - Какого-нибудь жирафчика сюда привести...
   Она пошутила о жирафе, потому что сверкнула фонариком на потолок: Наконец-то, хоть что-то необычное увидела! Значит, Миша не ясновидящий, который способен наблюдать невидимые явления.
   - Оттуда, как высунется иголка, - разговорился Мишутка, - да как лопнет лампочка! Она, эта иголка, лампочку тыкнула и она потухла...
   - Иголка?! - с ужасом произнесла Катя. Она уже увидела, что изображено на этих "картинках". Во-первых, это не "картинки", а фотокарточки. На первой Катя увидела свою дочь, которая колется вместе с подружками. На другой она увидела себя, полностью голую, откусывающую ухо какому-то пятилетнему малышу. Это были близнецы, но в Катином садике не было двойняшек. Больше всего эти два братика на фотокарточке похожи на её маленьких братишек, когда самой Кате было только восемнадцать, и отец насильно пытался её поженить на Владе.
   - Это же там шприц сфоткали какой-то?! - всё тараторил Баринов, восторженный тем, что увидел на своих "картинках". - Короче, эта фотка со шприцом дотронулась до лампочки и, бац, лампочка тут же перегорела! Тётенька Катенька, снимите их все с потолка, а то я так и не успел ПОСМОТРЕТЬ.
   Но Катенька, словно ошалела. Она, как стрекозёл, начала прыгать - вверх-вниз - и пытаться доставать пальцами до потолка. Фотографии пристали к потолку при помощи какого-то электромагнитного поля, поэтому их можно было сбить пальцами и те падали, пикировали на пол, как осенняя листва - на пожелтевшую траву. Сразу же, как первая фотка упала, Миша немедленно за ней потянулся, но грозная Катя схватила его за руку, выставила за дверь и захлопнулась. Слава богу, малышам не удастся пролезть в это отхожее помещение - дверь постоянно заедает.
   Когда она осталась одна и ей никто не мешал, Корпусовой удалось сбить все до единой фотокарточки... Она старалась делать так, чтобы не глянуть ни на одну. Ей вполне хватило и тех двух "картинок". Причём, картинки так странно выглядели, словно фотокамеру держал в руках психически тяжело больной человек и снимал галлюцинации. Ничего нормального он снять не мог - только какие-то свои параноидальные видения, на почве шизофрении.
   Она светила фонарём совсем в другую сторону, чтобы не видеть этого безобразия. Она подняла все до единой "картинки", она дёрнула за ручку смывного бачка и внимательно проследила за тем, чтобы каждая фотокарточка, бурным потоком исчезла с глаз её долой. Она спускала по одной "картинке", неторопливо... После того, что она увидела, время для Кати потеряло всякое значение. Ей наплевать было, что там родители приводят всё новых и новых детей, а за детьми совершенно никто не следит. Потом кто-то из родителей начнёт жаловаться, что воспитательница надолго заперлась в туалете (за дверью звучал постоянный и однообразный шум смывного бачка). Или, пока за ними никто не смотрит, какой-то родитель может похитить одного или двух детей, тихонько вывести его, минуя бестолковую охрану (объяснить туповатому охраннику, что воспитательница Катенька, мол, не возражает). Потом, когда поднимется суматоха, ребёнок безусловно вернётся, но зато Катю потом затаскают по судам. Родителя (этого шебутного кинднепера) всё равно не удастся обличить. Виновата будет одна только Катерина.
  

***

  
   Её так сильно напугали эти фотографии, что она не сдержала своего обещания и не позвонила мужу - не попросила его встретить. Малыш мог разглядеть на фотографиях (на картинках, взятых с потолка) что-нибудь крайне нежелательное. Он мог повести себя совершенно непредсказуемо и спросить у Владислава что-нибудь резкое. Или достать из кармана фотографии и начать хвастаться: "Вот, дядя-Владя, видите, какая у меня Картинка? Это Вы в нашем туалетике - Вас кто-то сфоткал. Дак зачем Вы оправдываетесь, мол Вас не было в нашем туалетике? Ведь Вас же Потолок сфоткал!" Она уже ни один год проработала с детьми и прекрасно знала детскую психологию, проявляющуюся в стрессовых ситуациях. Когда у тебя стресс или депрессия, то лучше не сталкиваться с детьми: нет ничего мистического в том, что дети начнут казаться тебе маленькими чудовищами. У многих людей постоянный стресс, постоянные расстройства, поэтому у них выработалась автоматическая привычка - держать детей на расстоянии, обращаться с ними высокомерно, как с домашними животными, которые тебе в тягость, но зато окружающие люди не будут воспринимать тебя как психа-одиночку. Именно сегодня Катя была сильно подавлена и ей не хотелось после работы разговаривать с Мишей Бариновым. Ей не хотелось, чтобы он её подвёл.
   Этим вечером Влад опять домой не вернулся. Как только Леночка пропала, её отец тоже куда-то пропадать начал. Она как раз хотела рассказать ему этот случай, который произошёл сегодня утром, но муж даже по телефону был недоступен. Иногда телефон Корпусова валялся в их с Катей спальне, а порой и вовсе - на половичке в прихожей. Этим вечером Катя для себя решила, что сотовый Корпусова не был забыт и, как правило, оставлен где-нибудь в ванне или в мусорном ведре. Сегодня, похоже, Владик его с собой прихватил, но у Кати не хватало решительности начать трезвонить ему именно сейчас. Раньше, в предыдущие вечера она пыталась его вызвонить, но всё бесполезно. А что, если именно сейчас он отзовётся? Ей было как-то неловко рассказывать про какого-то малышку из своего садика... Намного проще, если бы Влад находился дома и они сели бы, как всегда, и поговорили. Но Катя чувствовала, что семья распадается: муж приходит ближе к утру, либо вообще не приходит. Когда их было трое, то такого никогда не было. Трезв или пьян, но Корпусов всегда возвращался в чётко назначенное время (по нему даже часы проверять можно), он всегда был собранный, не оставлял галстук, не забывал...
   - Нет, всё-таки, попробую позвонить! - решила Катя. Именно в этот вечер она изнемогала от нетерпения. Ей срочно хотелось поговорить про этот случай с Мишенькой. - Ведь я же собиралась позвонить ему?!
   - Алло? - мгновенно отозвался Влад (в этот раз ему не пришлось названивать целыми часами; ловить момент, когда прекратятся короткие гудки). - А, это ты, Катёнок? Что случилось?
   - Дорогой, ты не мог бы меня встретить?.. Ну, приехать в детский сад, где я руковожу, и отвезти.
   - Что, прямо сейчас?
   - Видишь ли, у нас тут один мальчик, считает, что видел, как ты сегодня утром его напугал. Он своим родителям пожаловался... В общем, ты не мог бы приехать и помочь нам разобраться? Ну, просто, объясни ему, что тебя сегодня утром не было...
   - Хорошо, дорогая! Как скажешь! Я немедленно еду.
   Для Кати это было просто неожиданно. Никогда раньше она не замечала за своим благоверным такой мобильности. Ей даже показалось, что он не столько живого человека напоминает, сколько робота. Но ведь, она же сама собиралась позвонить ему? Она хотела это проделать ещё с утра, но - отрывать человека от работы? Не слишком ли жирно для этого капризного-своенравного Мишеньки?.. Но сейчас ей некогда было рассусоливать - нужно было скорее поторопиться, чтобы успеть прибыть к крыльцу своего садика и не заставить Влада торчать, как истукан, и непонятно чего дожидаться.
  

***

  
   Добираться до работы Кате было недолго. Слава богу, и автобус вовремя подошёл. Всего две остановки - и она на месте. Потом, только, пройти по тихому парку, который в стороне от дороги, спуститься по ступеням невысокой лестницы, и всё - ты уже на территории своего Райского Уголка.
   И как хорошо, что Влад ещё не приезжал. Сейчас, она его дождётся, а потом "объяснит", мол этот мальчик не захотел дожидаться её мужа и решил скрыться. В любом случае, даже если Влад заподозрит её в какой-то "хитрости" (не только её дочь Лена, но и сама Катя склонна была "хитрить", устраивать разные шалости), то они непременно поедут в гости к этому мальчику... Вот. А что потом будет?
   Катерину оторвала от мыслей какая-то старушка. Она бродит неподалёку и так странно выглядит, словно хочет о чём-то заговорить с Катенькой, да всё никак не может решиться. Только бродит-ходит зачем-то...
   - Послушайте! - не выдержала эта пенсионерка. - Это не ты, ласточка, случайно ждёшь своего суженого-ряженого? Дак вот, он просил тебе передать... Эта... - старушка полезла зачем-то в карман своего обветшалого плащика, выудила какую-то записку. - Сказал, что, когда ты ему позвонила, то он был где-то рядом, вместе с твоим садиком...
   - Простите, - перебила её Катерина, - а что Вы там читаете? Что у Вас на бумажке записано?
   - Ну, я яго попросила запясать. Сама-то я не запомню всё, чаго он мне тама лопочет.
   - Ну-ну, продолжайте-продолжайте.
   - Ну-с, дак вот, - продолжила старая таращится в свою маленькую-скомканную бумажонку, больше похожую на конфетную обёртку, найденную в мусорной урне. - На чём бишь я остановилась?.. Ага! Нашла... читаю... Когда ты позвонила ему, то он был здесь, где-то рядом. И вот: Он велел тебе передать, что он тебя не дождался, вот, и уехал. У него были... - всматривалась эта странная бабушка, - срочные дела. О! С трудом прочитала...
   - Дак, Вы дали бы мне свою записку? Я-то почерк своего мужа лучше прочитаю. Правильно?
   - Эге, нет! Это ж ТЫ-СЯ-ЧА! - потрясла она в воздухе своей "конфетной обёрткой". - А вдруг вы сговорились?! Один мене "на" тысячу червонных, а другой - хвать и убегай! А я же не догоню... Я же не такая молодка, как ентот гонщик!
   - Как-то странно, - задумалась Катя.
   - А чаво тебе странно, милка моя?
   - Что же он, вот так быстро уехал? Может, он куда-то торопился?
   Катя должна была выудить свой мобильник, набрать номер мужа, но в этот раз по-настоящему чувствовала себя неловко.
   - Да куда там вы, молодые, торопитесь! Это я: вызвала этого подлеца, охранника. Сказала ему, подлецу...
   - Ну вот. Я так и знала...
   - А что это ты узнала?..
   - Как Вы так можете?! А вдруг, у нас какие-то неприятности! А Вы так...
   - Да какие у вас "неприятности", у молодых! Вот у меня неприятности - так неприятности. В магазине опять надурили, Верка-подлючка (это соседка моя) бочку на меня катит. Балабонит мне: "ах ты, карга старая..." В общем, поливает меня грязью, украла мои облигации, а сама...
   - Спрашиваете, какие у нас неприятности? Дочка у нас пропала - вот какие.
   - Дак вот, эта Верка-подлючка, представляешь, украла...
   - Вы слышали, что я Вам говорю?!
   - Конечно, слышала! Дочь твою какой-то паразит из садика украл! Вот я и говорю: а у меня украла эта подлючка...
   - Извините, мне некогда... - собралась Катерина уже отчаливать от этой словоохотливой бабуси.
   - Ну вот, - развела та руками, - так всегда! Вечно эти молодые куда-то торопятся! И муж еёйный, тоже, гап - и куда-то поехал-заторопилси...
   - Как Вам не стыдно! - вернулась Катя, чтобы высказать всё этой бабусе. - Ведь Вы же сами... Говорите, что пожаловались на него нашему охраннику. Прогнали моего мужа.
   - Ой! - забеспокоилась старая. - А что это я так? Не подумамше-то! Он же мне балабонил, что у их дочка пропала. А он её ходит-бродит-рыщет...
   - Между прочим, дочь у нас уже взрослая! Она в училище учится... Вернее, училась.
   - Но да! Вот и он мне балабонил об ефтем: мол, дочке шестнадцать-то годочков...
   - А в этом детском саде я работаю воспитателем. Об этом он вам, случайно, не "балабонил"?
   - Ой... ой, что же это я такого наделала! Взяла, да прогнала твоего мужика... Как это я так, неловко?
   - Слушайте меня внимательно. Я сейчас позвоню мужу, он сюда вернётся, а Вы должны будете подтвердить, что меня Вы тоже вот так вот прогнали, как и его. Ну, скажете, что неподалёку проходили оперативники и Вы на меня, как Вы выражаетесь, начали катить бочку.
   - А зачем?.. Ну, бочку давить.
   - Ну, Вы же хотите очистить свою совесть? А я постараюсь помочь Вам в этом.
   - И что ты, всю мою совесть будешь чистить, как, бывало, дед мой - рыбу после своей идиотской ловли?
   Катя опять почувствовала себя неловко, уже в который раз за сегодняшний день. Она молча, ничего не говоря, отошла от этой странной пенсионерки, и направилась в сторону выхода из территории собственного детского садика.
   - Но ты погоди! Милочка! - старуха заковыляла за ней следом. - Мне же всю эту говорильню записать нужно! Я же опять ничего не запомню.
   Катя остановилась, чтобы странно посмотреть (на прощание) на эту старуху. Она собирается запинаясь читать по бумажке? Сама-то хоть понимает, как нелепо будет при этом выглядеть? Ну, с учётом, что Катя действительно позвонит своему Владу и будет стоять дожидаться его, как истукан. А старушка, обязательно, испугается чего-нибудь и найдёт все возможные пути к тому, чтобы скрыться. У Кати насчёт этой старушки закрадывались какие-то странные подозрения. Поэтому она, просто, хотела её припугнуть своим мужем. Вовсе не собиралась звонить ему и отрывать от дел.
   - А то же в мялиции я же уже была! Искала у них там свою видеокамеру.
   - Послушайте! Что Вам от меня надо?
   - А чаво такого?!
   - То Вы мне про какую-то стерву-подлючку рассказываете, то - про какую-то видеокамеру...
   - А хто её туды заныкал? Он же... муж твоейный! Он же её... туды!
   - КУДЫ?.. Отстаньте от меня, и всё.
   - А чего "отстаньте"?
   - Ну, Вы же нашли в своей "мялиции" свою видеокамеру! И что теперь? Хотите отомстить своей "подлючке"? Или кому Вы там делаете пакости? Моему мужу?
   - Да ничаво я там не нашла!
   - Ну, значит, её там нет! Отвяжитесь, или я пойду, натравлю на Вас Вашего же охранника!..
   - Нет, ну мене не нравится, что меня постоянно, как какую-то дуру... Ведь, я же пытаюсь им хоть как-то помочь; как-то, но повлиять на них.
   - На "кого", на "них"?
   - На вас. На людей.
   - Значит, плохо пытаетесь.
   - Да нет...
   - Если у Вас, вместо помощи, только козни какие-то получаются.
   - Да нет, Вы опять меня неправильно поняли, милочка!
   - Почему же? Вы чем-то напоминаете собой Старуху Шапокляк.
   - Нет, ну вот хотите, дочка Ваша вернётся?
   - А откуда Вы знаете, что она вернётся?
   Но старуха опять завела прежнюю говорильню, и Кате так и не удалось узнать, вернётся ли её дочь или, как всегда, не вернётся.
  

II

  
   Кате показалось очень странным то, что Влад опять перестал реагировать на её звонки. Что же, получается, эта старуха её обманула? Вскоре после Катиного ухода приехал Владислав, а эта сумасбродная бомжовка на него набросилась и давай опять по ушам ездить - на этот раз уже ему. Но, даже если так, то всё равно непонятно: откуда эта бомжовка берёт информацию? Что, подслушала их телефонный разговор с Владом? Но ведь она не успеет разнюхать информацию про неё - про Катю (узнать, по какому адресу расположен её детсад, чтобы пораньше туда поспеть и помешать им встретиться). Катя уже догадывалась, что это та самая "ведьма", про которую так дотошно рассказывала ей Леночка. Ведьма, которая мстит Владу за то, что он присвоил себе её видеокамеру. Но причём здесь Катя? Ведь Катя у неё никакого хрустального шара (или видеокамеры, в которую вмонтирован этот ведьмовской шар) не похищала! Значит, это просто совпадение? И Влад давно уже должен приехать. Но он не только не приехал, но к нему, также, невозможно дозвониться.
   Катерина отложила в сторону мобильник и решила пойти, принять ванну.
   Как только она встала, телефон зазвонил. Вернее, не проводной аппарат, а сотовый, на котором Катя всё время держала со своим мужем связь.
   - Фу, наконец-то! - подбежала обрадованная Катенька к столику, на котором стоял ужин для Владика и лежал этот телефончик.
   - Алло? - Катя сразу поняла, что это не Влад. Когда звонит её муж, на экранчике высвечивается розовое "дорогой"). - Мама, это ты?!
   Первым делом, Кате пришло в голову, что кто-то ошибся номером - голос какого-то мальчишки.
   - Алло! - требовал от неё ответа этот голос-торопыга, принадлежащий некоему непоседе. - Мамочка! Я тебе звоню через видеокамеру... Через неё очень неудобно разговаривать... Ты слышишь меня или не слышишь!
   - Лена, это ты? - промямлила Катя (слово "видеокамера" вызвало у Кати такую странную ассоциацию, что звонит не иначе как Леночка).
   - Ну конечно я! Наконец-то я до тебя дозвонилась! Так неудобно через эту камеру...
   - Лена, а куда ты постоянно убегаешь из дома, доченька! Папа весь изводится, всё время тебя ищет...
   - Просто, я попала под сильный дождь, - всё, что ответила ей Лена. Но Катя уже поняла, что они разговаривают по испорченному телефону. Как в том анекдоте: на вопрос "как дела", следует ответ "потому что". Однако, Катя не прекращала задавать Лене свои бесчисленные вопросы.
   - Лена, а ты знаешь, сколько сейчас время?!
   - Мама, между прочим, я взрослый человек! Это вы всё ещё считаете меня ребёнком, а я давно уже имею право на самостоятельную жизнь.
   - А домой ты идти собираешься? Или так и будешь вести своё "самостоятельное существование"?
   - Как раз по этому поводу я тебе и звоню!
   - По какому поводу? Чтобы покумекать, возвращаться или не возвращаться в дом родной?!
   - У меня есть кое-какие фотографии, - принялась объяснять Лена. - Вернее говоря, доказательства, которые можно предоставить в милицию...
   - Какие фотографии - какие доказательства! Немедленно приходи домой! И прекращай этот разговор.
   - Ну, улики. Фотки, которые доказывают... Но, только, я не знаю, понравятся они тебе или не понравятся.
   - Понравятся или не понравятся улики?
   - Ну да, улики! Прикинь, мама, в ментовке никак не отреагировали на эту камеру. Даже не нашли в ней ничего подозрительного! Вот уроды, да?! Нужно же им доказательства какие-то показать! Правильно? Вот я и нашла эту хуйню!
   - Дочка! Да как ты смеешь?! Разве можно так выражаться...
   - Мама-мамочка, я приду, но только ты за эти фотки меня не ругай, лады?!
   - Конечно, приходи!.. Я уже устала тебя уговаривать...
  

***

  
   Кате пришлось заново разогревать ужин. Звонок от Леночки оказался полной неожиданностью, поэтому, если заявится Владислав, пусть готовит себе сам. В конце концов, он должен отвечать на Катины попытки дозвониться. Предупредить, когда и в какое время его ждать, чтобы ужин совсем уже не околел.
   Пока Катя разогревала для доченьки, её опять гложили какие-то смутные сомнения. Про какие фотки (фотографии) она говорит? Если это связано с видеокамерой той ведьмы, на чьей личности Леночка так сильно помешалась, то это наверняка должны быть знакомые "картинки" её Мишеньки. Но, ведь, Катя смыла их все в унитаз (некоторые даже пыталась порвать на крошечные клочочки, только это занимало слишком много времени). Может быть, Лена имеет в виду какую-то новую партию подобных фотокарточек? Если они так легко налипли на потолок, то, в каких-то других местах, не составляет особого препятствия их раздобыть?
   Звонок в дверь полностью выбил Катерину из панталыку, оторвал от трещащей маслом сковороды и помешал докопаться хоть до чего-нибудь в этот непростой день; хоть что-нибудь понять.
   Катя была босиком - тапочки остались в кухне, она хотела посмотреть в глазок, но, вместо этого, резко наклонилась, глянув под ноги. Её носки сильно намокли, на полу откуда ни возьмись появилась лужа, и растекалась всё сильнее и сильнее. Её рука машинально потянулась к выключателю (что это за вода? Нужно включить свет и разобраться), но уши оглушила резкая трель дверного звонка. Поэтому, недолго думая, Катерина распахнула дверь, щёлкнул замок и перед Леночкой дверь открылась.
   Оказывается, в коридоре было ещё темнее, чем в прихожей. Сколько Катерина ни всматривалась, никак не могла разглядеть это таинственное существо по ту сторону разинутой двери. По всему было видно, что это некий странный утопленник, весь в каких-то водорослях или в болотном иле, потому что Катин нос резануло какое-то тошнотворное зловоние. Причём, "утопленник" стоит молча - даже поздороваться не может (наверно, язык ему откусила рыба). Поэтому Кате всё же пришлось протянуться к выключателю, чтобы зажечь свет...
   - Не включай! - вдруг вскрикнул "утопленник" (вернее, утопленница). - Меня током долбанёт! Мама, я же вся МОКРАЯ.
   - О, ужас! Это ты, Леночка? - спросила Катя в темноту. - Откуда с тебя воды столько течёт?!
   - Мама, ты, главное, к электрическим проводам не прикасайся, - вошло существо в прихожую. - И тебя током долбанёт и мне достанется.
   - А откуда ты такая вонючая? - всё никак не могла понять изумлённая Катя. - С тебя же грязь канализационная течёт! Лена, что с тобой происходит?!
   - Да ничего страшного, мама. Я просто пыталась найти все до единой фотографии.
   - Какие ещё фотографии?!
   - Которые могут доказать, что кадры на видеокамере не монтированные. Понимаешь, мама?! Если есть фотографии того же, что снимали на видеокамеру, то это двойные улики.
   - Лена, успокойся! Хватит уже тараторить...
   - Вот, и в милиции также говорят: "хватит нести бред". Но, если есть фотографии, то они больше поверят.
  

***

  
   - Дочка, ты так и не объяснила мамочке - зачем ты всё-таки уходила?
   - Я не уходила. Наоборот, я пришла.
   - Ну как же, не уходила?! Тебя ведь так долго дома не было! Зачем же ты обманываешь свою маму, миленькая?
   - Вообще, я всю жизнь хотела хоть чему-нибудь научиться...
   - Дак, мы же в школу можем тебя в любую, престижную пристроить! Ведь, ради этого, необязательно уходить.
   Перед этим Катя собиралась позвонить знакомой врачихе. Просто, чтобы приехала и проверила её дочь, всё ли у ней в порядке со здоровьем. Но у Катерины возникало такое странное ощущение, что, как только она направляется в комнату, где стоит телефон, её дочь всё время норовит подойти к окну и, будто бы, пытаться его открыть. Так, что Кате пришлось отложить все свои телефонные переговоры. Сперва уже поговорить с Леночкой; только потом... Вообще, надо же понять, где она вообще жила всё это время!
   - А чему учат в этих школах? - отвечала ей Лена. - Тому, что знают буквально все?
   - Но ты не говоришь ничего. Я даже не знала, что ты мечтаешь получить какое-то необычное образование...
   - Взять, хотя бы, музыкальные школы. Единственное, чему там могут научить, нотной грамоте! А ведь ноты есть у любого музыкально инструмента. Но н них не учат играть как-то по-другому. Не так, как играют все. То есть, ограниченно: ноты и аккорды.
   - А как бы ты хотела?
   - Ну вот, допустим, у нас стоит пианино. С самого детства я не могла научиться на нём играть. А всё почему? А потому, что так учиться бессмысленно! Так сотни и даже тысячи людей не могут или не хотят... играть. Вот и получается, что у кого-то есть природный талант и ему очень просто всё дано. Но, только, всё ли?
   - Леночка! Зачем зря толочь воду в ступе? Давай эту... пластинку лучше сменим...
   - Вот я, за три или четыре дня, - не обращала Лена внимание на материно недовольство этой "пустой болтовнёй", - открыла в себе самые небывалые музыкальные таланты. Но я не уверена, что мне хоть кто-то поверит. А всё почему? Потому, что они всё делают одинаково. Одинаково учатся, одинаково играют. Как только они начнут играть или учиться "неодинаково", то весь этот стереотип взорвётся.
   - Послушай... Зачем ты мне всё это рассказываешь?
   - Ну, ты же сама спросила, мол, куда я делась!
   - И что, ты уходила только для того, чтобы научиться играть на своём пианино?!
   - Да. Пусть, это выгляди эгоистично, но я умею. Единственное, только, огорчение - никто не увидит, как я играю.
   - Не увидит? - тоскливо произнесла мать. - Ты хотела сказать, "не услышит"?..
   Но все её последние смешливые замечания приглушила собой музыка. Она лилась как раз из той комнаты, где стояло пианино. Катя, сначала, даже не успела ничего понять. Только потом до неё дошло, что, кроме Лены, в квартире больше нет никого. Кто же там сидит за "роялем" и наяривает?! Но Катя догадалась, в чём дело. Только, поначалу, ей показалось странным, что дочь побоялась включать свет (отговорка: их шибанёт током). Только сейчас Катя поняла, что Лена дала прокрасться этому пианисту, который там сидит и "бренчит". В общем, вывод очень прост: её дочка опять "под кайфом". Опять несёт свою околёсицу. И, если в ближайшее время, Леночку не положить в РЦ (реабилитационный центр), то такой вот "пианист", которого она "протащила" сегодня вечером, потом начнёт выносить разные вещи из их дома. Ну, наркоманы постоянно вывозят чью-то мебель! Лишь бы были деньги на наркотики.
   - Мама, ты куда?! - неожиданно прервалась игра на пианино.
   - Да ничего-ничего, - отвечала Катя, - ты не обращай внимание - я сейчас приду...
   - Ты, наверно, решила, что в той комнате кто-то есть? И этот "кто-то" там играет?.. Но играю я сама.
   - Как это, ты сама? - неловко остановилась Катя. - Я думала, ты пианиста какого-то туда посадила!
   - Нет, я именно так играю. Так я умею.
   - Что-то... Ничего не понимаю!
   - Ну, если хочешь, то давай сходим и посмотрим, не сидит ли там, за пианино, призрак и не наигрывает ли...
   Пока они вдвоём шли в сторону комнаты, где находилось пианино, музыка залилась вновь. Только, на этот раз, Катя не могла понять, что за мотив выбран для... для простого-школьного пианино. Но, когда она вошла в комнату и убедилась, что инструмент, действительно играет сам, то её начал совсем уже другой вопрос интересовать: "Как осуществляется игра! Если крышку инструмента совсем никто не поднял?"
   - А что, крышку поднять забыли? - не выдержала Катя и произнесла это вслух.
   - Ты знаешь, мама, - проговорила Лена в то время, когда крышка сама поднималась, - через видеокамеру, как оказывается, тоже можно снимать, если на объективе останется колпачок. Ну, я имею в виду, крышка.
  

III

  
   Корпусов заявился домой только к утру. Катя его особенно не ждала. У неё и без этого "гуляки" забот хватало. Вчера ночью она вызвала врача на дом, та осмотрела её дочь и сказала, что не заметила никаких следов от наркотических воздействий. Просто, её Леночка неизвестно где пропадала (так сказала ей эта знакомая врачиха) и, видимо, слегка помутилась рассудком, поэтому лучше будет, если ей повременить какое-то время с занятиями и полежать дома. Той ночью в квартире у Корпусовых неведомо откуда появился барабан (простой такой барабанчик, с которым, во времена врачихиной юности маршировали пионеры) и Лена, чтобы доказать своё умственное превосходство над остальными людьми (как она их обозвала вслух, "отсталыми и недалёкими людьми"), странным образом прислонила этот барабан к потолку и принялась на нём барабанить, совершенно не прикасаясь к инструменту. Впрочем, так же, как она "играла" на пианино, а потом, на расстоянии поднимала крышку. Врачиха у неё спросила, а не может ли она так же (при помощи "телепатии") передвинуть в сторону стол или стул. На это Лена покрутила у виска указательным пальцем и сказала, что её не интересуют какие-либо другие предметы; она настроена только на музыку. То есть, может совершенно без подготовки играть на гитаре (без подготовки, то есть, гитару не настраивать) (исполнять какую угодно музыку, причём, любого мастерства) или гудеть на трубе. "И я не собираюсь передвигать спичечный коробок по столу, как в вашем деградированном фильме "Индиго", - объяснила Лена этой пожилой врачихе. - Я не такая тупая, как все эти экстрасенсы или ограниченные шарлатаны". Пожилую врачиху очень сильно возмутил тон, в котором с ней разговаривала Лена (какой-то высокомерный, на грани пренебрежительного) и она пришла к умозаключению, что девочка помутилась рассудком. Хотя, ей некогда было возиться с этой самоуверенной "школьницей", её и так вызвали среди ночи. Поэтому врачиха пообещала выписать этой девке справку, если мать попросит её побыть дома - не показываться педагогам в училище. "Сначала у тебя должна пройти твоя спесь, - подумала медработник, глядя в горделивые глаза девочки. - А, может быть, потом ты перестанешь стукать по своему барабану и "вмагничивать" его в потолок. Ну, и детишки нынче пошли! Где непочтительность к старшим, там у них берётся какой-нибудь странный дар. Так вот, если пройдёт высокомерие, то и дара никакого не будет". Хотя, сама врачиха, про себя называла это явление истерикой. Не даром или талантом, а "истерикой". Именно так она хотела проговорить всё это Лене вслух, но постеснялась: "Сначала у тебя должна пройти эта истерика. А потом ты уже перестанешь выстукивать на своём барабанчике. И хоть немного начнёшь уважать старших".
   Когда Корпусов вошёл в квартиру, то, чуть не упал. Его нога попала в петлю от барабанчика и он едва устоял, чтобы не споткнуться и не разбить о другой барабан себе нос. Вся квартира была усеяна барабанами. Они не только стояли на полу, но и висели на стенах, "лежали" на потолке. Но больше всего Владислава поразил не вид самих барабанов. Его поразил "грохот". Когда он вошёл в квартиру, то все барабаны гремели какой-то умопомрачительной канонадой. Только что он стоял в коридоре, открывал дверь - была полная тишина. Но, стоило ему шагнуть в квартиру... Одно из двух: либо безумная дробь тысяч (или десяток тысячей) всех этих "пионерских барабанчиков" загрохотала именно в то мгновение, когда Корпусов открыл дверь, либо дверь была попросту звукоизолирована. Но кто и когда проводил звукоизоляцию? Уж сам Корпусов её явно не проводил! Так в чём же тогда дело?.. Владислав, осторожно, чтобы опять не споткнуться ни о какой барабанный шнурок, проделывал себе дорожку, тропинку. Иногда он наклонялся и отшвыривал в стороны горы "грохочущих" барабанчиков... Первое, что пришло ему в голову: "Это дело рук Кати. Ну, когда-то же к людям приходит безумие? Пусть, и на почве потерянного ребёнка, но это неважно! Важен сам факт безумия". Меньшее, чего ожидал увидеть Корпусов, это того, что в центре всех этих "канонадных" "барабашек" будет сидеть его дочь и у неё будут такие глаза, как будто она само Преосвещенство; как будто она не дочь Корпусовых, а что-то великое и сверхъестественное.
   - Лена, ты?! - хотел было удивиться Владислав, с ужасом её увидев, но он не мог перекричать весь этот "хор" (точнее говоря, рёв оголтелой толпы) трещащих барабанчиков. Однако, тем временем у него в кармане завибрировал сотовый, и Корпусову некогда было спрашивать что-либо у дочери. Звонила Катя.
   - Я не могу сейчас разговаривать, - прокричал он в трубку. - У меня уши заложило... Погоди, я в коридор выйду; может, там не будет слышно этого грохота?
   - Наконец-то я дозвонилась! - тоже кричала Катя ему из трубки. - Ты дома?!
   - Да, я дома, - отвечал Влад, кое-как могущий слышать. - Вернее, не дома, а в коридоре, но неважно. А что случилось?!
   - Ты не мог бы подъехать?
   - Куда? К тебе в садик, что ли?
   - Тут дети... Ну, они, словно с ума все посходили... Говорят, что ты их всех пытался напугать, что ты им угрожал... В общем, это нетелефонный разговор. Ты просто скажи: можешь или не можешь?
   - Именно сейчас - НЕ могу. Тут чёрт знает что творится!
   - А что там такое?
   - Да я сам толком не пойму... Сидит наша Лена, внутри барабанов... Короче, это тоже не по телефону.
   - Но мы же общаемся через сотовую связь? Её никто не прослушивает. Так что там с Леной?
   - С Леной?.. А ты, вообще, знаешь, что она домой припёрлась?
   - Конечно. Но что там?
   - А, если знаешь, то ничего страшного. Просто, я подумал, что это не Лена там сидит, а её привидение! Вот, что я подумал.
   - Дак, а что с ней.
   - Ну, как тебе сказать?.. У неё лицо какое-то... э... Сумасшедшее, что ли?
   - Сумасшедшее?..
   - Но это ещё не всё, - опять принялся Корпусов вопить своим возмущённым голосом. - Самое плохое то, что эта мерзавка держит в руках мою видеокамеру! Вернее, не мою, но... В общем, я уверен, что это она - моя. В общем, я должен разобраться с этим моментом.
  

***

  
   Когда Катя утром пришла на работу, то первое, что её удивило - все двери были распахнуты настежь, не было совершенно никакой охраны. Но в этом нет ничего страшного. Если в здание детского садика пробрался какой-нибудь вор, то там нечего брать; "скорее всего, он перепутал детсад с винной лавкой", - подумала улыбнувшаяся Катя, пробираясь внутрь всё глубже и глубже.
   Второе из того, что её удивило в это утро - все дети из её группы находились уже в полном сборе. Они собрались в невозможно тесную кучку, ровно посередине зала, чуть ли не прижимаясь к полу. В общем, излишне жутко выглядели. Складывалось такое странное ощущение, словно все Катины детки были собраны в какой-то огромный мешок, но невидимый. Даже тогда, когда в зал вошла Катя, дети всё равно оставались неподвижными. Кто-то хныкал вполголоса, кто-то негромко ревел... В общем, выглядели они так, словно чем-то безумно ненормальным были напуганы.
   - Что здесь происходит? - вырвалось у Кати. Она, как будто увидела этого "несуществующего" владельца огромного мешка и обращалась к "нему", а не ко всем скучковавшимся в крутую горку детишкам.
   - Нас посадила в мешок какая-то старуха, - тут же начали жаловаться детки. - Она села в какое-то гигантское деревянное ведро, взяла метлу и ведро само поднималось в воздух. Она всех нас перетащила сюда. А потом куда-то спряталась.
   - Да чё вы врёте! - влез в разговор Миша Баринов. - Не фига не спряталась! Я знаю, кто она! Я же вчера нашей воспитателке рассказывал, но только она не фига не поверила...
   - Мишенька! Что ты видел?
   - Это был всё тот же дядька! Страшный-страшный урод!
   - Какой дядька? - на секунду забыла Катя, о чём Миша ей вчера так настойчиво рассказывал.
   - Чё ты придуриваешься! - заорал на неё Баринов ещё более громким и возмущённым голосом. - Это был твой муж.
   - А почему ты на "ты"?..
   - Пацаны! - обращался Баринов к другим детям. - Ну, правда же?! Вы же видели! Скажите ей!
   - Да, - подтверждали некоторые из детей. - Эта старуха начала раздеваться, снимать с себя всю одежду. Мы думали, там голая бабка, но это оказался мужик...
   - Я же помню её хренова мужа! - всё бушевал Баринов. - Чё она постоянно его покрывает?! Вот стерва...
   Катя была вынуждена на какое-то время отвлечься от этой "перебранки" и попытаться позвонить своему Владиславу: а вдруг, именно сейчас она дозвонится?.. И ведь дозвонилась! Но, как ей показалось, Влад находился в бешенстве. Он говорил, что вошёл в квартиру, всю сплошняком усеянную какими-то идиотскими детскими барабанчиками, а в самом центре сидит их Леночка и сжимает в руках видеокамеру. Его видеокамеру! Корпусова. "Эта дрянь, - орал Корпусов в трубку, - снимает меня - своего отца! И снимает на МОЮ видеокамеру... Это просто неслыханно! Она что, совсем что ли сошла с ума?!"
  

***

  
   Влад поговорил с женой и попытался вернуться в квартиру. В принципе, ему, как всегда наплевать было на собственную дочь, поэтому он мог выйти на улицу, сесть в джип и двинуться в сторону детского садика (его жене зачем-то потребовалась помощь своего мужа). Но что-то внутреннее его очень сильно отвлекало. С рождения Влад до мозга костей был прагматиком (то есть, человеком, у которого не бывает "внутреннего голоса" и тому подобной экстрасенсорной хрени, по той простой причине, что он в него не верит), но именно в этот момент его внутреннее чувство подсказывало Корпусову, что в руках у Корпусова находится его "родимая" видеокамера. Давеча сотрудники правоохранительных органов "конфисковали" Владову камеру, поэтому на какое-то время он полностью забыл о её существовании (не хотелось связываться с милицией и объяснять всю эту муть: про студента и тому подобное), но, поскольку именно сейчас Корпусов почувствовал, что эта штука находится именно в руках его дочки, то, считай, дело сделано. Остаётся только отобрать её у обдолбанной малолетки, далее - связаться с той умалишённой старухой... Что там она предложит ему на этот раз? Всё то же? Поехать в офис и заполнить необходимые документы?.. Одним словом, Влад готов. Пусть требует всё, что ей угодно, только бы прекратилась эта окаянная барабанная дробь. Очень уж все эти "галлюцинации наяву" напоминают Корпусову любимый фильм его юности - "Джуманджи". Там тоже звучала похожая барабанная дробь, только, непонятно было, откуда в реальности показываемого фильма появляются все эти исчадия (вроде того Кинг-Конга, который борется с Рэксом - известным в США тиранозавром киноиндустрии). Уж не колдовала ли у них эта ведьма, с которой Влад сейчас столкнулся?
   Когда он вернулся в квартиру, то тропинки, проторенной Корпусовым совсем недавно, не было и в помине. Детские барабанчики сами сдвинулись в общую кучу и неустанно вибрировали от усиливающегося барабанного грохота. Причём, Корпусов не ошибся в том, что кто-то провёл в его квартире очень мощную звукоизоляцию - в коридоре, когда он разговаривал по телефону, не было слышно ни единого барабана.
   Он должен был перекрикивать этот грохот, внутри которого сидела его дочка, но это было невозможно: с каждой минутой барабаны гремели всё громче и оглушительнее. Однако, Корпусов всё-таки попытался подать голос. Вернее, визг... Он думал, что так барабанный "рёв" хоть чуть-чуть получится заглушить.
   - Ты говори про себя, - раздался в его голове голос дочери (примерно такой же фокус, как и с уверенностью Корпусова в том, что в руках непослушной дочурки - его личная видеокамера), - я и так слышу. Ненужно пытаться перекрикивать.
   "Как это, про себя? - мысленно подумал Владислав. - И что значит, она слышит? Она чего, телепат, что ли?"
   - Ну, если не хочешь, то говори просто так, - продолжал голос дочери Лены присутствовать в его голове. - Главное, не пытайся перекричать весь этот шум. Ты понял меня, папочка? Говори спокойно - я буду читать по губам. Ну, что ты там спросить хотел у своей "непослушной дочурки"?
   - Во-первых, откуда все эти барабаны! - затараторил Влад после некоторой паузы, после нерешительности. - Зачем, Лена, весь этот шум?
   - Я решила устроить экспериментальный культ Вуду, - тут же прозвучал ответ у него в голове. - То есть, проверить, начнут ли подниматься из своих могил мертвецы, при помощи такого примитивного набора средств, как одинокое битьё в барабаны.
   - Ну, это, как говорится, хрен с тобой, - отреагировал Владислав на её ответ. - Если у тебя нет химической лаборатории, то можешь даже здесь проводить свои опыты... Единственное, только, жалко...
   - Да, я знаю, - перебил его голос Лены, - жалко квартиру. Но ты спросить у меня что-то хотел? Если так, то поторопись. Или подожди, пока не закончится наш ритуал.
   - Я говорю, что квартиру наоборот не жалко. Ты же знаешь: у меня денег куры не клюют, поэтому, если ты её угробишь, то без проблем - я очень легко раскошелюсь на новенькую. В общем, считай, что я не возражаю. Одно но: камеру верни. Она, всё-таки, не тебе принадлежит.
   - Как же, не МНЕ? Ведь, когда ты её покупал, то так не думал. Именно для меня ты производил свою покупку. А, папочка? - весело подмигнула ему дочь. - Или я ошибаюсь?!
   - Как всегда, дочка, ты совершенно права. Но сейчас она нужнее МНЕ, а не тебе. Да, в тот день мы с семьёй отмечали твои именины, но... прошло бог знает сколько времени. Что же ты только сейчас опомнилась и уцепилась за мою... покупку? Прямо-таки присосалась к ней!
   - Дело в том, папа, что через волшебную "кинокамеру" я вижу барабанщиков. Вижу, как сильно они изменяются. Ты, конечно, этого не видишь, но... Но вот. А я вижу.
   - Я знаю, что через неё очень много интересных вещей можно разглядеть, но... Как бы тебе объяснить, моя хорошая?.. В общем, эта штука (та, которую ты держишь в своих руках) принадлежит не только не тебе, но даже и не мне...
   - Не продолжай, папочка! Я знаю, о чём ты хочешь мне сказать...
   - НЕУЖЕЛИ?
   - О том, что это собственность милиции. Но, поскольку им там абсолютно начхать (они даже фотографии проигнорировали, которые я принесла), то видеокамеру я им взяла, да и подменила. Как ты думаешь, папочка, я ведь правильно поступила? Всё равно, она лежит у них там мёртвым грузом.
   - Короче! - устал Корпусов с ней панькаться. - Это ведьмина камера! Вот, что я хотел сказать.
   - Чья-чья? - развеселилась Леночка ещё больше. Ведьмокамера?! Дак, она и так - "видимо-камера".
   - Дочка, ты так не шути...
   - Да я не шучу... Папа! Эта твоя ведьма - тямтя-лямтя. Она такая тютя, каких белый свет не видывал. Она...
   - Да, милая, я всё знаю, не рассказывай... Но, видишь ли, она набирает силу. Ну, вот, как все эти твои "брабашки", которых ты видишь стучащими по тысяче детских инструментов, усеявших все стены нашей с мамой квартиры.
   - Нет, ну вы слыхали, - никак не мог успокоиться от безудержного смеха звучащий в голове Корпусова дочкин голос. - ВЕДЬМА, которая нерешительна! ВЕДЬМА, которая в чём-то там сомневается! Да разве ж это ведьма?! Это тряпка, а не человек! Вот я - вот это настоящая ВЕДЬМА! В моих руках камера моментально обрела силу. Не такая вялая и слабохарактерная, как в руках у той лохушки. ВЕДЬМА - это власть! Это эгоцентризм, помноженный на эгоценчетыризм! И даже на пятеризм...
   - Ну всё, хватит, лапочка... Я устал уже от твоего фанфаронства и дутого величия, - подошёл Корпусов к ней вплотную, барабанчики уже не отодвигая "нежно", а наступая на них в полную силу и давя под своими каблуками. - Если ты по-хорошему не отдашь эту камеру, я отнимаю её при помощи тупой физической силы.
  

***

  
   Позади Кати послышался какой-то странный шорох. Она резко обернулась и едва успела шарахнуться в сторону. Позади неё стоял воздевший руки в небо (вернее, в потолок) Корпусов. В руках он сжимал какую-то бесовскую штуку. Во всяком случае, так показалось Катеньке. Это был розовый шар, но сияющий таким омерзительным светом, что, если долго смотреть на эту "наркотическую гадость", запросто могут полопаться глаза (примерно так, как в квартире Корпусовых - не выдержать барабанные перепонки, если торчать там так же долго, как стоял хозяин дома и цацкался с дочерью).
   - Ага! - проревел Владислав, - отскочила в сторону! Молодец - быстро сообразила - я как раз хотел вбить в твою пустую голову этот хрустальный шар.
   - Влад! - покраснела Катя. - Может, объяснишь, что происходит?!
   - Дорогая, - усмехнулся Корпусов, - я сам не понимаю, что происходит. Ну, вот такой я тугодум! Думал, может, до тебя это дойдёт?
   - Дойдёт - "что"? - была Катя вне себя от выходок мужа.
   - А вот ты подойди поближе, я тебе это в голову вобью, и ты сама всё прекрасно узнаешь.
   Самоуверенный тон Корпусова был точно таким, когда Владислав был пьяным в стельку, на рогах приползал домой и начинал мучиться от безделья - откалывать свои издевательские шуточки. Но до такого, чтобы Корпусов кидался на неё с ножом или пытался придушить, редко когда доходило. Конечно, по характеру Влад был безумен, но "безумие" - удел многих одарённых людей, поэтому Катя мирилась со всеми его "приколами", но сейчас - было что-то из ряда вон. Кате казалось, что оно просто ни в какие ворота не лезет.
   - Я тебя предупреждаю, - встала она в позу и пригрозила мужу, - ещё шаг и ты глубоко об этом пожалеешь!
   - О, - хохотнул тот, - разговор замят - мирная-дружественная обстановка переходит в драку?!
   - Чего-чего ты там пролопотал?
   - Я говорю - драка?
   - Ты чё припёрся, придурок? Подраться? Кулаки зачесались?
   - Я говорю, не начавшийся-мирный конструктивный диалог перетекает в драку. Так, что ли?
   - Иди проспись. Вот как.
   - То есть, муж у тебя "выпимше", - продолжает ёрничать Владислав или, как сказали бы сжавшиеся в один "тугой угол" дети, ведьма, принявшая его облик, - а ты у нас "выспамшись"! Натрахалась с нашим охранником и, хоть трава не расти! Да?!
   - Вот ты задолбал меня со своим "охранником"... Да! Да, натрахалась. Если тебя так устраивает. Но это всё, что ты хотел мне сказать?
   - Тётя Катя! - шептали ребятишки своими дрожащими голосочками. - Смотрите! Вон, ещё одна ведьма... приближается.
   - Что-что? - резко перевела Катерина свой взгляд в их сторону.
   - Вторая такая же старуха... Или это одна и та же?.. Ну, у неё раздвоение личности?..
  

***

  
   Настоящий Владислав Корпусов всё это "действо" лицезрел через видеокамеру. Вернее, не саму камеру, а - мобильный телефон. В данный момент он работал в режиме видеокамеры.
   Как понял Влад, побывав в милиции, камера странным образом переключилась на работу его жены.* То есть, если её оставить внутри квартиры Корпусовых, то раньше она снимала исключительно офис Влада. Теперь же она готова была снимать и показывать всё то, что происходит в детском садике (у Катюши на работе). Однако, если к ней подсоединить сооружённый ушлым в технике Владом передатчик, то её можно смотреть и через мобильник. Делать вид, что записываешь (снимаешь на свой сотовый), а самому - спокойно сидеть и всё это смотреть. Всё то, что "показывает" недавно купленная видеокамера Владиславом.
   Он силой отнял её у своей дочери. Тут же, моментально утих весь этот "шабаш", устроенный примитивными Леночкиными барабанчиками. Как только Корпусов посмотрел в свою камеру сам, изображение молниеносно изменилось. То есть, исчезли все эти, похожие на детских кукол (и на плюшевых мишек) барабанщики, и видеокамера заработала в привычном режиме. Но, поскольку Лена приволокла её из милиции, то в этот раз "покупка" "снимает" не офис своего хозяина, а детсад его супруги.
   Конечно, Лена пыталась возмущаться, пыталась угрожать своему папаше, но - нет у неё в руках "магического инструмента", почитай, вся её сила и вся неимоверная власть мигом утеряны. Поэтому Корпусов, не мешкая, запер дочь в её комнате на замок, подключил свою камеру к действию и поехал.
   Когда он уже подъезжал, его не столько интересовал облик того странного существа, решившего, что ему можно вполне себе безнаказанно копировать Вячеслава, сколько волновало то, что он услышал от своей жены: "Да, я действительно трахалась с вашим охранником! А тебе-то что до этого, пьяная морда? Завидно?!" Он хотел только самого небольшого: чтобы она повторила это уже при нём.
  

***

  
   - У кого раздвоение личности? - обратился Влад (настоящий Корпусов) к детям. - И что это вы так странно друг к дружке прижались?
   - Нас связали, - ответили сразу несколько детей в голос.
   - А, ну да, - весело улыбнулся Влад, - я понял. Вас запутали в паутину-невидимку!
   Катя легонько сморщилась от его насмешливого тона. "Вообще-то, в мешок, а не в паутину", - пробормотала она.
   - И я даже знаю, - продолжал самоуверенный Влад, - что нужно тому типу, который связал их этой невидимой нитью. Ему, вернее ей, нужна моя видеокамера. Ну, ведь так? - повернулся он в сторону своего двойника.
   - Нет, не так, - передразнил насмехающегося Корпусова двойник. - Ему нужна была подпись. Всего лишь подпись и печать. Банальный документ, заверенный ничтожным бюрократом! И причём здесь чья-то камера?
   - Катя, - опять резко перевёл Владислав свой взгляд, - а почему нельзя вызвать охрану? Где, вообще, в этом детском садике хоть кто-нибудь? А? Хоть какие-нибудь люди! Неужели все вымерли, как динозавры?!
   - Сынок, - проговорил двойник, - посмотри внимательно на эту штуку.
   Он всё ещё сжимал в руках свой хрустальный шар, сияющий омерзительно розовым светом. Сводящим с ума и...
   - Видишь ли, я переключил её на другой канал, - продолжал тот. - Это, как телепередача, в которой никого не показывают, кроме нас с вами. Понимаешь меня, родненький? Эту передачу никто (совершенно никто) не смотрит. Так вот, если выйти из студии, где её снимают, то каких-либо "других людей" не будет даже там. Их нигде, вообще нигде не будет.
   - Очень хорошо, - не переставал злорадно улыбаться Влад. - Я ожидал какого-то такого ответа.
   - Так, может, мы поедем с тобой в твой офис? - говорил ему двойник, пока Влад вынимал из-за пазухи (из кобуры) свой пистолет, - и, пока нам никто не мешает, ты оформишь для меня все необходимые документы?
   Двойник продолжал это говорить, даже не обращая внимание на визг Кати, увидевшей, что у одного из двух "её мужей" в руках пистолет.
   - Не так быстро, - ответил Влад на его слова, направив этому существу ствол прямо в голову. - Сначала я должен вышибить все твои мозги.
   - Вот, видите? - глянул двойник на Катю, неожиданно изменяясь во внешности. - Насколько упёртый у них в офисе бюрократизм! Что ж, стреляй, - прокаркала старуха (это был уже не двойник), которую Катя узнала с первого же взгляда.
   - Но, ведь, нам же никто не мешает! - хохотнул Корпусов. - Ты же сама сказала. Я тебя ёбну, а меня никто не посадит за убийство.
   - А кто же вас всех выведет из этого невидимого мира, если не я? Так и останетесь, как те лунатики - заколдованные.
   - Но зато я решу свои проблемы с моей кинокамерой. Решу раз и навсегда...
   - Влад, ты с ума сошёл! - неожиданно осенило Катю.
   - Да о чём ты говоришь?! - сотрясал Корпусов воздух, всё никак не решаясь спустить курок. - Ты что, не понимаешь, что она нас дурачит?! Тоже мне, "призрачный мир" (невидимую вселенную) нашла!
   - Послушай, дорогая! - неожиданно вошёл в залу, где собрались дети, Катя и Влад со своей ведьмой, настоящий двойник Корпусова. - Ты действительно трахалась с этим мерзавцем?! Я хочу, чтобы ты при мне это повторила! Я имею в виду нашего охранника... Эй! А что у вас тут происходит? У него, что, игрушечный пистолет?.. И кто этого типа нарядил в мои одежды? И ещё, блин, загримировал.
  

***

  
   - Влад, ты же видел... видел сам, что она вытворяет! - талдычила Катерина своему мужу, пока он вёз её домой на джипе. Поскольку в залу вошёл третий "Корпусов", Влад понял, что мир не до конца "обезлюдел". И теперь, пока они ехали, только подтверждалось: на дороге, как обычно, затор. То есть, мир не просто не "обезлюдел", а, казалось, вдвое больше наполнился людьми.
   - Ну, и что? Я ещё до тебя насмотрелся в её дурацкую видеокамеру! Я там видел ещё и не "такое".
   - Но я! Я этого не видела!.. Владичек, миленький, может, имеет смысл подписать её идиотские документы?.. Ну, я имею в виду, оформить эту видеокамеру на её имя.
   - Дома обо всём поговорим, - предпочитал Корпусов ехать, набравши воды в рот.
   Даже тогда, когда возился с ключом для замка от входной двери, Катя всё продолжала и продолжала его уговаривать.
   - Родители, - донёсся с той стороны двери голос Леночки, - вы серьёзно собрались сбагрить этой дуре свою камеру?! Вы реально купились на её дешёвые уловки?!
   - Дочь! - строго глянул на неё отец. - Как ты выбралась из своей комнаты? Кажется, я запер тебя на замок!
   - Ну, дверь выломала! Не в этом же дело!!
   - Но, я надеюсь, в нашу с твоей мамой спальню ты не выломала дверь!
   - Чё, совсем за чеканутую меня держите?!
   - Леночка, а что ты такое себе позволяла, что папа тебя запер?
   - Я, просто, хочу сказать, что готова помочь вам с этой камерой. Ну, я умею ей пользоваться. Да я так, блин, сделаю, что эта старуха не просто отвянет от тебя, папа, а от неё даже самой жидкой волосинки не останется. От этой скудоумной... Тьфу, как её там? От Бабы Яги.
   - Ну, ты у нас, дочка, как всегда самоуверенная и крутая, как сварённые яйца! - хмыкнул папаша, скоренько подходя к двери в родительскую спальню и открывая замок. Он так спешил, что не стал даже разуваться.
   - А зачем ты дверь выломала? - накинулась на неё мать. - И где все эти барабаны, про которые папа рассказывал.
   - Эй, алё! - донёсся гулкий вой из спальни. - А куда делась моя видеокамера?! Я же её здесь оставлял.
   - Ну вот, здрасьте-пожалуйста! - вбежала в спальню дочь и всплеснула руками. - Ты что, специально оставил её без присмотра?!
   - Ты что это разоралась? - вошла туда же и мать.
   - Господи, папа! Как я тебя ненавижу! Кто бы это знал?!
   - А ты уроки сделала?! - провизжал папа вдвое громче своей дочери, - двоечница окаянная! Для чего я тебя в комнате запирал?!
  
   - Слушай, Влад, - вспомнила Катя, пока её дочь сидела и возмущалась ("мало того, что меня объявили недееспособной, запретили ходить в училище, так они ещё и с уроками издеваются"), - я же пропустила самое главное! А что с детьми? Это, хоть, настоящие были дети?.. Куда они делись потом?
   - Тебя что, это шибко интересует? - реготнул Корпусов. - Ну, забыли про детей - и забыли. Не забивай себе голову.
   - Судя по тому, с какой скоростью они разбежались во все открытые двери, - вставила Лена, - дети - самые, что ни на есть, всамделишные! Ну, я имею в виду, когда пришёл тот третий мужик, брат-близнец нашего папы. У ведьмочки-дистрофички с понтом опустились руки, тут-то все твои, мама, детки и задали стрекача!
   - А откуда ты знаешь про то, что там происходило?! - гневно зыркнул на неё папаша.
   - Не беспокойся! К твоей видеокамерочке я даже не прикасалась... Просто, у меня третий глаз, во лбу. Ну, в смысле, внутри лба.
   - Да что ты мне про третий глаз заливаешь! - не переставал злорадствовать Владислав. - Ты же сама раскололась! Давай признавайся - куда камеру дела?
   - А ну-ка перестаньте! Вы, оба.
   Но Корпусов покамест только шутил. Если видеокамера и пропала, то она потом вернётся. Ну, вернулась же его дочь?.. Главное, что он не оформил все те документы, которые клянчила от него эта старуха.
  

IV

  
   - Значит, камеры у меня больше нет, - бормотал себе под нос Корпусов недовольным тоном. - Этой суке-ведьме мне теперь отдать совершенно нечего... Вот дрянь! - швырнул Влад в стену полупустую винную бутылку, по пыльному обшарпанному куску бетона потекло "кровавое" пятно.
   - Может, мне связаться с ней просто так? Оформить её грёбанные документы. И всё! Дело в шляпе. Пусть эта пьяница сама ищет свою видеокамеру. Так ты решил, да? Но это тоже не выход. Не фига не выход. Она ведь тоже с претензиями! А что? Интересненькое дело: как только я профукал её камеру, тут же прискакал жаловаться этой стерве! Конечно, эта поганка потребует от меня какую-то моральную компенсацию. Ведь я так долго тормозил с её документами... Нет, всё это хрень собачья...
   Влад достал из винного погреба новую бутылку.
   - Ну, хорошо, - продолжил он через некоторое время. - Допустим, это не "хрень собачья". Допустим, что всё это серьёзно, и даже... И даже несёт в себе какую-то опасность. Так что же ты будешь делать, грёбанный чёрт?.. Что посоветуешь мне, ублюдок?
   Весь этот монолог снимала видеокамера, которая была в руках Лены. Как известно, Лена находилась на очень огромном расстоянии от своего отца. Корпусов не мог видеть свою дочь. Всё, что он видел - неподвижно сидящее существо, с хвостом и копытами. Во всяком случае, именно так показывала видеокамера. Правда, Корпусову казалось, что рогатое существо с ним разговаривает, и оно совсем не неподвижно; оно жестикулирует, оно тоже, как и Влад, жрёт вино. Лене же казалось кое-что совсем другое. Ей казалось, что она может управлять своим отцом, манипулировать его низменными инстинктами при помощи своей видеокамеры. Например, она точно была уверена, что может заставить его убивать. Ведь сейчас отец позвонил какому-то своему знакомому и о чём-то с ним договорился. - Всё именно так, как Лена наговорила в видеокамеру. И теперь ей оставалось только дождаться полученных результатов. Она должна была часами сидеть перед видеокамерой, в этом сумрачном сыром подземелье и контролировать своего отца. Не дай бог, он свернёт в сторону! Тогда нужно будет напрячь всю свою силу воли и повести видеокамерой в нужное направление. Но пока - отец действовал как по указке и не в какую "сторону" не сворачивал. Всё делал достаточно правильно; как по маслу.
   - Я считаю, что, если видеокамеры у меня нет, то нужно решать проблемы, - произнёс Влад. Хотя, самому Корпусову показалось, что это не он произнёс, а Чёрт, с которым Влад разговаривает: "Ты должен решать свои проблемы", - так Влад услышал.
   - А как же я должен их решать? - спросил Корпусов у этого существа с красными глазами, напоминающими жёлтые-раскалённые угольки, а из остроконечных ушей существа чадил достаточно едкий дымок; так, словно в его пустом черепе тлел обрезок от автомобильной покрышки.
   - Ты должен убить своего противника, - ответил Корпусову Чёрт.
   - Какого хрена я должен кого-то убивать? А не наплевать ли мне в его идиотскую рожу? Я даже не знаю, кто он такой!
   - Всё-то ты знаешь, мой хороший. Ведь перед этим ты звонил по телефону и с кем-то договаривался. Ты часом не помнишь, о чём?
   - Да мне наплевать! Какого хрена я всё должен помнить?! - разбушевался Корпусов и "взорвал" о стену очередную шипучую смесь. - Я про другое тебя спрашиваю, урод: какого моржового я должен "мочить" какого-то хрена?!
   - Потому, что иначе тебя замочат.
   - Да что Вы говорите! Ты уверен, засранец?!
   - Кошку ведь твою убили? С таким же успехом могут убить твою жену. Теперь до тебя дошло? А отомстит тебе за её смерть твой противник. Так не проще ли заблаговременно с ним разделаться? Так сказать, нанести упреждающий удар. Тем более, что он уже перед тобой неплохо провинился!
   - Не, ты точно псих!
   - Я не "псих" - я Чёрт.
   - Хорошо, - завёлся Влад. - Наплевать! Я проломлю череп кому угодно. Из любого психа дерьмо вытрясу!
   - Ну, тогда слушай меня внимательно...
  

***

  
   Безусловно, Владу приходилось в своей жизни напиваться. Например, на корпоративных вечеринках. Но никогда Корпусов не чувствовал себя таким идиотом. В данный момент, он не только не соображал, где находится (откуда взялся этот винный погреб, окутанный тьмой, хоть глаз выколи) и зачем жрёт это ядовитое пойло, но не понимал даже то, о чём говорит и, главное, откуда перед ним взялось это рогатое существо, у которого из остроконечных ушей катит гнусный-зловонный дым - весь подвал зачадил. Если бы этого Чёрта (Владова собеседника) можно было увидеть со стороны, а не только через видеокамеру, которая лично для Леночки показывает в модном формате 3D, то сложилось бы несомненное впечатление, что за Корпусова говорит он (Влад только рот разевает, а рогатое исчадие ада озвучивает Корпусова; Чёрт, он как телепат - беззвучно диктует Корпусову фразы, а тот тупо их повторяет). Так что, Владислав не только не отдавал себе отчёт в том, что он выпивает или какую белиберду произносит, но и в том, куда он так резко сорвался. Подскочил с места, как вспыльчивый молодчик, перевернул стол, с которого посыпались пустые либо полупустые винные бутылки и, одним плечом, очень легко вынес массивную дверь данного винного погреба, с одной стороны запертого на подвесной замок, повешенный - тоже неизвестно кем. В общем, единственная эмоция, которую Влад ощущал (действительно ощущал и мог пересказать по памяти, когда протрезвеет) - это задор. Какая-то небывалая задиристость и желание размахивать кулаками. Он чувствовал себя, как мальчишка. Как школьник, который в запале выходит на улицу, чтобы лупить - ожесточённо бить по морде себе подобному задиристому петуху. Только, за той небольшой разницей, что Корпусов даже представления не имел, кто именно будет этим самым "петухом". Единственное, что он чувствовал - это путеводную звезду. Она куда-то там его ведёт и он лихо ей подчиняется. Во всяком случае, Лена очень внимательно следит за дорогой, по которой джип её отца гонит как угорелый, обгоняя "медленно плетущиеся черепашки-машины", и уводя видеокамеру куда-то в сторону, на другую, менее опасную дорогу, если впереди будет торчать такой же зомбированный дпсник, тупо собирающий бабки с каждого любителя хоть ненадолго превысить свою скорость.
   Дверцу склада, подле которой завизжали тормоза Владова внедорожника, Корпусов уже не вышибал левым плечом, как тот винный погреб. На радость, у него в кармане странным образом оказались ключи. Всё, что оставалось - отпереть замок, войти и свирепо зыркнуть в глаза тому недоноску, которого час назад приятель Корпусова направил на приработок - охранять этот склад. Сам же Влад понимал эту ситуацию так, что охранник-недоносок был направлен в ловушку, и Корпусов теперь произнесёт своё злорадное "ага, попался".
   - Влад Михайлыч? - удивился этот охранник, очень хорошо знакомый Корпусову, не ожидавший, что ровно через час в помещение склада ворвётся этот дебошир, с горящими глазами и больно чешущимися кулачатами. - Какими судьбами?!
   - Ага, вот он ты! - совсем ошалел Корпусов от своей неслыханной радости.
   - Эге, дядя, да ты пьян, как сто чертей?
   - Сынок... - произнёс Влад деланно-печально. - Я только одно хочу у тебя спросить... Как часто моя благоверная раздвигает ножки перед таким ничтожеством... Нет-нет! Не торопись оправдываться! Она ведь мне сама всё рассказала...
   - Я не понимаю, о чём Вы, Влад Мих...
   - Ах, он не понимает! - взвизгнул Корпусов, рывком извлекая пистолет из кобуры (тот самый "ствол", который он недавно направил в лоб поганой ведьмы) и открывая пальбу намного раньше, чем до этого сосунка дошло начать проделывать то же самое. Пули попадали по рукам охранника, поэтому тот в первое же мгновение выронил своё табельное оружие. Попадали в плечи, в шею, в голову, в живот... В общем, куда угодно, но, как удивятся позже работники баллистической экспертизы, ни один из выстрелом не был произведён мимо жертвы. Если бы хоть одна пуля попала в выставленные рядком бочки с горючим, этот склад в одну секунду взлетел бы на воздух. "Вот, что непонятно! Стрелял какой-то опытный снайпер. Выстрелы произведены с немыслимо огромного расстояния, через весь склад, но ни одна пуля не угодила куда-либо мимо. Хотя, стреляли явно из какой-то дешёвой пукалки. Так вот, стоит ли нам продолжать это никчёмное расследование? Тут ведь явно киллер поработал, и этот "глухарь" мы не распутаем до самого судного дня".
   - Ну что, теперь до тебя дошло? - подходил Корпусов к бездыханному туловищу охранника. - Теперь ты понял? Чего молчишь! Отвечай, а не то я тебе причиндалы ща отстрелю!..
  

V

  
   - Дочка! - однажды пришла Катя в спальню дочери, жаловаться. - Мне приснился... Как тебе сказать?.. Очень странный сон!
   - Что такое, мама?
   - Мне приснилось, что у тебя есть какая-то видеокамера, внутри которой встроен хрустальный шар.
   - Что, серьёзно? - посмотрела Лена в глаза матери, но было уже слишком поздно; её взгляд напоминал Лене тупик: ловушку, из которой уже не выбраться. - Понятно. Значит, влияние видеокамеры распространилось даже на тебя.
   - О чём ты говоришь, дочка?
   - И ты начала видеть сны через "преломлённое окно"...
   - Я не понимаю тебя, милая...
   - Хрустальный шар слишком большой, мама, - произнесла Лена более громко, доступно слышимости Каерины, - он не вместится в такую "маленькую коробку".
   - Это правда, что ты похитила папину видеокамеру и заставляешь его убивать?
   - Мама! - гневно воскликнула Лена.
   - Дочка, ты не кричи так сильно. Просто, мне во сне приснилась какая-то нелепица... Ты просто скажи - да или нет.
   - Это правда, мама, - ответила Лена на её вопрос, - но она очень искривлённая правда.
   - Что значит, искривлённая? Что это у тебя за видеокамера?! Может, объяснишь?
   - А что ты хочешь, чтобы я тебе объяснила?
   - Как удаётся встроить в неё хрустальный шар, если огромный шар не вместится в маленькую камеру. Хотя бы это.
   - У папы не такая камера. У него совсем другая.
   - Что ты имеешь в виду?
   - У него вставлено что-то вроде кривого зеркала.
   - Ты не могла бы чуть яснее выражаться?
   - Ну, ты смотрела фильм Георгия Данелия "Слёзы капали"? Там Евгению Леонову попадает в глаз осколок "плохого зеркала" и он начинает видеть окружающие вещи в искривленном свете.
   - Очень похоже на сказку о Снежной Королеве, - поделилась с ней своими впечатлениями мать.
   - Ну, хорошо. Давай приведу тебе в пример другой фильм: "Окно в Париж". Это как бы кинокомедия, тоже в духе фильмов Данелии, но там идёт речь про искривлённое пространство.
   - Про какое опять "искривлённое"?! - устала уже мать от этих чудачеств - дочь говорит только загадками и никак больше.
   - Ну, помнишь? Подходит мужик к шкафу, дверцу открывает, просовывает руку, а она превращается в какую-то ленту, которая под водой. Что, не помнишь?
   - Ну, помню-помню! Я же тебе не совсем ещё дура?
   - Вот. И он объясняет своему приятелю искажённым голосом: "Искривляюсь в пространстве, балда!"
   - Ну, и причём здесь камера?
   - А внутри камеры и есть такое окно. Лично я его называю "преломлённое окно"...
   - Хватит уже всех этих "эпитетов"! Говори по-русски!
   - Более доступного языка я не в состоянии подобрать. Но, давай объясню на примере? Представь себе странную камеру: входишь с ней в двухэтажный дом. Снимаешь первый этаж, но камера снимает только то, что происходит на втором этаже. Ты начинаешь сильно удивляться, поднимаешься на второй... Ты думаешь, что она только там будет снимать? Но нет: на втором этаже камера снимает только то, что можно увидеть на первом.
   - То есть, ты хочешь сказать, камера снимает только скрытое, да? Есть "скрытая камера", а эта наоборот: всё, что скрыто - всё снимается.
   - Ну, хорошо. Приведу такой ещё пример, - вздохнула Лена от усталости. - Представь себе, что видеооператор находится на корабле. Ему выдали акваланги, он погружается под воду, спускается на самое дно, локаторы освещают затонувший корабль... Оператор неожиданно для себя видит сундук с драгоценностями. Но вот незадача! В объективе камеры оператор не видит клад с драгоценностями! Потому что его незадачливая камера снимает только то, что происходит на поверхности! На суше. Причём, неважно, в каком месте находится суша и неважно, в каком месте эта "нестандартная камера" будет снимать затонувший корабль и увиденный оператором сундук с драгоценностями. Это место, где случайно найден клад, и в любой момент можно потом вернуться, взять какую-нибудь неприметную лодочку с вёслами... Ну, сейчас хоть ты понимаешь, о чём я?
   - Сейчас - да. Даже более, чем.
   - То есть, этому типу (оператору) нужно вернуться на борт корабля и потребовать другую камеру. Дескать, эта испортилась. А что, если её испортило золото? Что, если золото заколдовано? Бывает же в египетских пирамидах такое золото; которое действует на глаз человека, вошедшего в гробницу фараона, как осколок сатанинского зеркала!
   - И что, ты считаешь, что у папы именно такая видеокамера? Так сказать, "изуродованная"?
   - В его камере находится окно... Но это "окно" позволяет видеть только то, что он хочет увидеть. Но, поскольку он в своей жизни нигде не бывал так часто, как дома и на работе, то видеокамера именно в таком "фокусе" и работает: дома она снимает его рабочее помещение, а на работе - его квартиру.
   - Ну вот, - с облегчением вздохнула Катерина, - теперь я хоть что-то, да поняла.
   - И не слушай ты эту дуру-ведьму с её старческой болтовнёй! Что она со своим старческим маразмом знает, кроме этого дурацкого хрустального шара? Ты Меня, МЕНЯ слушай! Я молодая...
   - А с чего ты взял, что я разговаривала с этой ведь...?
   - Ну, во сне тебе же приснилась эта старуха! Правильно?
   - Ну... Ну, правильно, - нехотя призналась Катерина.
   - Так вот, у неё слишком ограниченный кругозор. Она почти ничего не знает.
   - То есть, ты хочешь сказать, что внутри этой видеокамеры встроен прибор, искривляющий пространство, как в той твоей любимой кинокомедии "Окно в Париж"?
   - Ну да, что-то вроде этого, - хихикнула Елена.
   - Ну, и почему же ты, доченька, считаешь, что у этой твоей ненавистной ведьмы-старухи ограниченное мировоззрение и она ничего, кроме своих старушечьих глупостей, не знает?
   - А почему ты считаешь, что она права насчёт своего ведьминого розового хрустального шара?
   - Да потому, что это и есть хрустальный шар! Тут больше колдовством попахивает, чем тем, о чём думаешь Ты, дочка.
   Лена посмотрела на неё недоверчиво. Она даже не заподозрила, что мать специально "защищает" эту ведьму, чтобы обхитрить свою Леночку.
   - А ну-ка, попробуй, найди изобретателя, который встроит в видеокамеру такой прибор! - насмешливо проговорила Катерина.
   - Какой прибор?!
   - Ну, как показывали в фильме "Окно в Париж". Прибор, искривляющий пространство. То есть, чтобы камера могла видеть всё то, что происходит за углом кирпичного здания, или снимать на расстоянии; показывать то, что делается в другом городе.
   - Я не говорила, что это какой-то "прибор", который в нашу видеокамеру вмонтировали "изобретатели"! Ты это сама придумала.
   - Но что же это тогда такое, если не "прибор" и не чьё-то изобретение?!
   - Ты хочешь, чтобы я тебе рассказала?! - начала Леночка полыхать гневом. - Рассказала всё-всё-всё?!
   - Да не надо мне ничего рассказывать. Я просто хочу сказать, что ведьма не "сумасшедшая старуха". И то, что она знает больше, чем ты. Да, хрустальный шар! Банальный розовый шар.
   - А за счёт чего работает дом с привидениями?!
   - Что значит, за счёт чего он работает? - стал Катин голос более самоуверенным.
   - Что, в нём тоже должен быть этот дурацкий хрусталь? Или туда нужно привести "изобретателя", который смастерит хитрый приборчик и откроет врата в потусторонний мир, чтобы любой зритель мог увидеть, как из себя выглядят полтергейсты и домовые?!
   В этом месте Катя не нашлась, что ответить.
   - Так вот, он, этот дом, "работает" за счёт воды; за счёт сырости, которая скопилась в его стенах.
   Тут Катя резко подала голос: "Ну, а причём здесь сырость! Причём здесь вода!"
   - Я не знаю, причём. Просто ответила на вопрос: из-за чего "работает" дом с привидениями. Из-за воды.
   - А как же люди видят привидений?..
   - У них в голове тоже есть вода. Ну, короче, вода получает информацию от другой воды... Всё зависит оттого, насколько активная информация. Если она очень сильно действует, то привидений может увидеть любой смертный, а не только ясновидящий.
   - И что ты этим хочешь сказать?
   - Да ничего не хочу сказать.
   - А зачем ты приплела какой-то дом с привидениями? Зубы, что ли, заговариваешь?!
   - Просто, видеокамера построена по "чертежу" дома привидений, - нехотя произнесла Лена. - Вот зачем.
   - Всё равно не поняла. Просто ты, доченька, навешала мне лапшу на уши и здорово-готово.
   - Иногда дом с привидениями показывает то, что происходит в доме по соседству. Представь себе. По дому с привидениями ходят люди (хозяева соседнего дома), ты заходишь в этот дом, а они проходят сквозь тебя. Теперь поняла?
   - Дочка, а ты не могла бы мне дать эту видеокамеру?
   - Конечно, не могла бы. Мама, если бы ты верила в мои способности обращаться с папиной камерой! Но ты больше веришь в эту старуху, поэтому извини-подвинься. Если бы папа оформил все документы, которые эту дуру интересуют... При этом совершенно необязательно перед ней прогибаться - дарить или отдавать ей камеру, достаточно просто - оформить. Ведь её волнует именно документ, а не сама камера? А если ей так позарез будет надо эту камеру, то она её достанет, хоть из-под земли. Но он не оформил для неё никаких документов, поэтому, если ты больше веришь в её способности, чем в мои, то, поскольку вы уже с ней некак познакомились, то могла бы встретиться с этой шарлатанкой и попросить камеру у уже законной владелицы. Но на нет и суда нет.
   - Значит, всё-таки не дашь?
   - Да почему нет? Бери - пользуйся, но, только, что с ней будешь делать? Попрёшься к этой ведьме за помощью?
   - Просто, мне пришла в голову одна идея ... Я хотела бы проверить её в действии.
   - То есть, самостоятельно? Без участия шарлатанки? Хорошо, пошли за камерой.
   Катя вошла следом за Леной в её спальню. На столе стоял аквариум для рыбок шарообразной формы. Почему-то именно он первым привлёк к себе внимание Лениной матери. Не потому, что раньше там стоял ноутбук для школьных занятий, а скорее потому, что в аквариуме не было рыбок. Весь, почти до краёв, он был наполнен вареньем. Причём, каким-то странным - ярко-розового цвета. Сверху аквариум крепился крышкой, но при этом он не был похож на "банку с вареньем". Крышка имела полукруглую форму и создавала больше герметичность внутри аквариума, чем возможность открыть "банку" и полакомиться сладеньким. Тем более, что крышка была сделана из пластика. Как окна в их квартире.
   - Ой, мамочка, извини! - бросился этот странный аквариум и Лене в глаза тоже, не только её маме. - Так заболталась с тобой, что и забыла про видеокамеру! Видишь ли, мама, у меня в комнате нет видеокамеры папы.
   - А куда ты дела своих рыбок?! Что это за варенье у тебя там?
   - Это не варенье...
   - А что это за чепуха?
   - Это имитация хрустального шара. В общем, через него я управляю той видеокамерой, которую ты у меня просишь. Ну, то есть, управляю при помощи силы взгляда. Знаешь, как экстрасенсы?
   - И что, помогает?.. Но что же это такое, если не варенье! Я надеюсь, ты химиком-дилетантом не заделалась? Не собираешься в будущем превратить свою берлогу в "лабораторию"?
   - Конечно, это варенье, а не, как ты подумала, химический раствор или банка с краской для мазни по стенам квартиры. Ну, многие гадают на кофейной гуще. Я же - кофе не употребляю. Я предпочитаю для "гадания" использовать чай, то есть варенье.
   - А где видеокамера, в таком случае, находится?
   - Ты хочешь, чтобы мы всё бросили и пошли за папиной камерой? Тебе именно сейчас она понадобилась?
   Лене жутко не хотелось возвращаться в подвал, прямо сейчас. В последний раз всё закончилось тем, что она ослепла; смотрела-смотрела в свою камеру до тех пор, пока в глазах очень резко не потухло. Лена дико перепугалась, начала носиться по всему подвалу, биться о стены. До тех пор, пока, спотыкаясь и постоянно падая, не нашла выход. Но легче от этого на сердце не стало. Только после того, как Лена изуродовала свой аквариум, лихорадочно набрызгав туда вареньем... Только после этого у неё потеплело на сердце и начало восстанавливаться зрение.
  

***

  
   Катерина находилась в том подвале, куда её дочь надёжно спрятала свою камеру. Лена ей подробно объяснила, где и в каком месте искать. "Как же я сразу об этом не догадалась! - было Кате очень весело от своей находчивости. - Это же на кретинов рассчитано! Камера работает по принципу "снять или не снять крышку с объектива". Если снять пластмассовую крышку с фотокамеры, то она будет "правильно" работать. Но в ведьминой камере эту "крышку" (специальное стёклышко) снимать вовсе не надо. Его достаточно перевернуть и закрутить другой стороной. Тогда камера не будет снимать "задом наперёд"; вместо востока "видеть" запад, вместо севера - юг. На юге она будет снимать только юг и никакие другие стрелки компаса". С этими думами, Катя выкручивала "окошко" с объектива, вкручивала его изнанкой. Она не обозналась, на объективе действительно была насадка - дополнительное стекло. Кате эта насадка чем-то напоминала аккумулятор на солнечных батарейках, поскольку без этого "аккумулятора" камера не работала вообще. Нужно было только закрутить насадку на место (наружной, либо внутренней стороной) и уже потом пытаться что-либо снимать. Во всяком случае, у Кати это удалось. Она вышла из подвала, под удивительно сияющее небо, направила на что-то объектив... "Ура! Всё правильно! Всё получается... Я победила, я раскусила эту старуху..."
   - КАТЕНЬКА! - донёсся из глубины сырого подвала голос её мужа. Катя так и замерла на месте. Ей тут же пришло на память то происшествие в детском садике, когда за одно утро она увидела не двоих, а целых троих Корпусовых одновременно. - Подойди-ка сюда, дорогая.
   Нет, не на ту напал. К кому - к кому, а к тебе она не подойдёт ни за какие коврижки.
   - Катя, ты слышишь меня или нет?
   - А что ты в подвале делал? - нашлась Катя, что ответить этому субъекту. - Спал, что ли, как бомж?
   - Нет, не спал, - немедленно отозвался голос. Пока туловище её мужа к ней приближалось, голос терпеливо объяснял. - Я пришёл домой, за видеокамерой. Лена мне сказала, что камера у тебя. А потом я выпытал у неё, где ты находишься. Она сказала, что тебя осенила какая-то безумная идея. Согласись, мне тоже небезынтересно, что это ты там придумала.
   Теперь Влад вышел из подвального дверного проёма, обошёл Катерину и перегородил ей дорогу.
   - Да ничего я не придумала...
   - В общем, я предлагаю тебе поехать в мой офис. Там мы оформим все интересующие меня документы.
   - Интересующие ТЕБЯ?! - поймала Катя на слове это туловище.
   - А что здесь смешного?
   - А ты не в курсе, что документы на владение камерой, больше ведьму интересуют, чем тебя?
   Неожиданно для Кати, Влад вытащил из-за спины огромный тесак, размахнулся и попытался ударить. Катя с испугу выронила из рук видеокамеру. Существо, в личине Корпусова, ловко её подобрало и ринулось вглубь подвала.
   - А ну-ка, постой! - кинулась за ним Катя. - Тебе это так с рук не сойдёт!
   - Не бегай за мной, - рявкнул в ответ этот тип, - дешёвая шалашовка!
   - Что сказала? А ну повтори!
   - Ты почти разгадала мой секрет, - прорычала ведьма в мужском обличии, - тварь! Что вы постоянно за мной ходите? Что вы всё время вынюхиваете!
   - Какой секрет - как работает видеокамера? А зачем тебе так позарез понадобились документы? Ты на них, словно помешалась.
   - Дак, тебе же дочка всё объяснила, - хохотнула та в ответ. - Мол, в преисподней очень дьявольский бюрократизм. Она ведь, как в воду глядела. Да?.. В аду мне сказали, что, если я хочу пользоваться своей камерой, то должна принести бумажку от...
   - Ха, насмешила! Я себе представляю, как быстро вспыхнет там твоя бумажка!
   - Я не тупая - без тебя знаю. Но не буду же я с ними спорить из-за такой мелочи? Если бы меня заставили поставить печать на пороховой бочке - я поставила бы на пороховой. Главное, что им нужен конкретно этот человек. Конкретно его разрешение... его печать. А на всё остальное мне наплевать.
   - А что, без него камера работать не будет?
   - Сама попробуй - сними эту насадку и "поработай"... вместо камеры.
   - А если они наврали?
   - Если бы, да кабы... Для меня главное, дело закончить. Но с этим твоим упрямым "тугодумом"... Уж лучше бы "наврали"! Сколько долго намучилась с твоим остолопом... Если бы мне сказали, что это всё враки, у меня бы на душе полегчало, ты не представляешь себе как сильно!
   - Что, так тяжело было возиться с моим мужем?
   - Тяжело - не то слово. Я-то сама дура, но, когда сталкиваюсь с неотёсанным "мужем", то мне всё время кажется, что он дурнее меня в троекратно.
  

***

  
   Когда Катя вернулась в свою квартиру, ей показалось, что она погружается в какую-то напряжённую атмосферу. Какой-то тягостный дымок витает по комнатам, словно кто-то нашёл в полу люк, ведущий в преисподнюю. У неё просто сердце ёкнуло в груди, когда из спальни дочери донёсся тихий-тяжёлый стон. Она вбежала к Леночке, сломя голову...
   - Ма-ама, - простонала её дочь на последнем издыхании, - почему... так... до-олго?
   Леночкины руки-обрубки лежали внутри розовой жижи её стеклянного шара - аквариума. Но в комнате нигде не было крови. Из квартиры ещё не выветрился слабый дымок. Видимо, эта змея подколодная прижигала мясо, чтобы не шла кровь.
   Катя лишилась запаса слов оттого, что она увидела. Она пыталась что-то спросить, но хлопала губами, как выброшенная на берег рыба.
   - Меня па... па... Э... это о... он сде... ла-л, - стонала теряющая сознание от невыносимой боли Леночка.
   "Значит, она это делала, чтобы кровь не текла? - в отчаянии подумала Катя. - Но про меня она не вспомнила. Про мою кровь не подумала".
   Но Катя совсем не это хотела сказать. Она хотела сказать: "Какое дело ведьме, будет вся квартира забрызгана кровью или не будет? (как та адская коляска с младенцем-невидимкой). Похоже, это действительно был Владислав! И он... и он с ума сошёл".
  

VI (эпилог)

  
   Когда Влад разговаривал со своей дочерью, пытаясь перекричать безумный грохот маленьких барабанчиков, он ей соврал. Он ей сказал, что у него денег куры не клюют и Корпусовы запросто раскошелятся на новенькую квартирку... Уж кто, как ни Катя, знала, какой жадный её Влад. Он даже на новенькую видеокамеру не раскошелится, не то что на квартиру! У него кишка тонка, чтобы разбить дрянную камеру (пусть она никому не достанется) и пойти, купить новую для своей Леночки.
   Как только эта видеокамера оказалась в руках ведьмы, то её сатанинская сила несколько ослабела. К примеру, ведьма уже не могла исчезать, то есть имитировать чьё-то пожелание "сгинь, проклятая старуха". Она на какое-то время сделается невидимой, исчезнет, а потом появится вновь. Но сейчас у "старухи" злорадство переклинило весь её разум и всё, о чём она могла думать, только о своей камере: "наконец-то я её заполучила". Она была такая самодовольная, что уже не помнила про документы. Про то, что ей нужна печать, а не сама камера. Она даже попыталась наслать лютую смерть на Владислава, когда узнала, что из-за него ей придётся отвечать не только за "студента", но и за охранника, которого этот мерзавец (Корпусов) самолично расстрелял. Там должны быть его отпечатки пальцев, равно как и на тесаке, которым она отрубила его дочке её поганые ручонки. Ведь она же в него превратилась! В Корпусова.
   Но пожелание "лютой смерти" не подействовало на Влада и от этого ведьма была в ещё большем бешенстве: "ах он подлец".
   Милиция должна была знать про видеокамеру, но, когда ведьму схватили тёпленькой и доставили в то самое отделение, где камера когда-то лежала, то начальник отделения незамедлительно объяснил всё, что он думает по этому поводу: "Впервые слышу про эту видеокамеру. У нас свои камеры переполнены - бомжей сажать некуда... Но, если она вам говорит, что принесла камеру с собой, то проверьте её у нашего психиатра. Я имею в виду, не камеру, а эту бродяжку".
  

***

  
   - Итак, видеокамень, - протянул психиатр. - Вы говорите, что убили дочку с мамашей из-за видеосканера. Так?
   - Да не видеокамнем, а камерой! Ка-ме-ра! Какой видеосканер или видеопарень? Зачем ты всё время меня передразниваешь, как попугай-тугодум?
   - Ну, и как же она работала, эта Ваша "ка-ме-ра"? Вы её что, насосом надували? Или носом Вашим длинным... Вернее, губами!
   - О, господи! Это не шина автомобильного колеса! Это видео... Видеокамера.
   - Я же не глухой. Что вы так орёте, мамаша?
   - Да потому что достали уже!
   - Я спрашиваю: как она работала?
   - Да никак не работала! Я заблокировала её.
   - Что значит, зафотографировали?
   - Чтобы другие не пользовались! То и значит.
   - Понятно. А как вы её заизолировали?
   - Негатив сделала, внутренности переставила задом наперёд. Но они, подлецы, всё разнюхали! Ненавижу этих тупорылых...
   - И за это вы их убили?
   - Да не убивала же я! Сколько уже можно?! Эта старшая... Эта дрянь... она сама наложила на себя руки! И она же дочку свою... Ку-ку!
   - А до этого Вы утверждали, что дочку убил её родной отец. Вернее, не убил, а отрубил ей руки.
   - Господи, какой же Вы кровожадный!
   - Ну, хорошо. Если мы принесём Вам эту камеру, Вы покажете, как она работает?
   - Слушай... заткнись уже, а? Идиот надоедливый...
   - А что Вам всё время не нравится? - безразлично осведомился психиатр. - Может, Вы и меня хотите убить, до кучки?
   - Чтобы она заработала, болван, её надо разблокировать! А чтобы её разблокировать, нужно оформить документы. Сколько тебе, дубине, можно повторять одно и то же!
   - Ну, дак, не вопрос! Мы приведём того дядечку. Попросим его, чтобы он документы оформил. Какие проблемы?
   - Ну, наконец-то! Дошло-о! Вот с этого и начинать надо было.
   - А что Вы, ещё не начали?
   - Поздно уже начинать.
   - Ну и ладно. Повторите попытку ещё раз. Расскажите всё заново и по порядку.
   - Да что толку рассказывать? Видеокамера эта волшебная! Понимаете? Заблокировать-то я её заблокировала, а разблокировать... На это нужно письменное разрешение владельца. Если мне удастся снять с неё блокировку, то я могу снимать этой камерой любое "кино", потом монтировать кадры, делать какие-то спецэффекты. И всё, что я ни намонтирую, оно будет происходить по-настоящему. Потому что камера моя - чернокнижная.
   - Ну-ну. Что же Вы замолчали? Давайте, плетите дальше.
   - Но, если о ней узнают, что она волшебная, то блокировка начнёт слабеть. Я имею в виду, морально слабеть. Лирически, а не физически. Физическая блокировка - это насадка, окулярчик такой. Если бы покупатель моей камеры закрутил на объективе эту насадку изнаночной стороной, то камера не снимала бы шиворот-навыворот. Но он же дыбил! Вернее, они все; дыбилы. Как они тебе догадаются?.. Так и будут: сначала мучиться, потом - жаловаться...
   - Ну, хорошо. Мы попросим этого человека... Как бишь его зовут? Автобусов? Или Грузовиков?
   - Корпусов! - устала уже ведьма повторять. - Владислав Михайлович Корпусов.
   - Хорошо. Мы поищем этого Хворостова.
   Он брал бумажку и записывал вслух: "Вячеслав Иванович Коробков". Потом зачёркивал фамилию, из-за слишком нервных старухиных замечаний, и писал сверху: "Фокусов", при этом читая по складам то, что он пишет своим почерком - медленным и спокойным, как танк.
  

***

  
   - Где она, эта тварь! - бушевал Корпусов. - Я убью её! Она дочку... доченьку-мою-лапочку убила!
   Найти человека с ориентировочной фамилией "Хворостов/Коробков/Фокусов" оказалось не в пример легче, чем после этого его успокоить. Корпусов специально так разошёлся. Он дико боялся подходить близко к этой ведьме. Он помнит, как находился в полуобморочном состоянии, как входил в свою квартиру и брал в руки тесак. Он чувствовал себя марионеткой, которой манипулируют напыщенные политиканы. Он отрубал этим тесаком ладошки своей Леночки и смотрел в её глаза с диким ужасом. Единственное, что он успел сделать "своего" (не жреческого приказания, рассылаемого многочисленным членам армии гаитянских зомби), это прижечь Леночке раны. Он не хотел при виде крови опять потерять сознание и в этот раз уже не очнуться. Конечно, до тех пор, пока соседи не заподозрят чего-то странного и не позвонят в убойный отдел.
   Корпусов торопливо оформлял все документы, которые всё это последнее время требовала от него ведьма. Он боялся заходить в одно помещение вместе с ней, поэтому занимался оформлением бумаг у себя в офисе. Ему хотелось как можно быстрее со всем этим покончить и стремглав отправиться в бар. Сегодня он будет пить очень много, завтра - ещё больше. Нужно стереть эту ведьму из своей памяти.
   - Ну вот, наконец-то! - разрыдалась старуха. - Вот они, родненькие! Как долго я вас ждала... Да как я измучилась из-за вас, окаянных...
   - Хватит причитать, мамаша, - осадил её санитар, приставленный для контроля. - Вот тебе твоя камера. Бери и показывай, что ты там с ней делаешь!
   - Сейчас-сейчас... Дайте мне хоть нарадоваться!
   - Да ты знаешь, сколько я из-за тебя времени угрохал, пока ты там со своим психоаналитиком ляля-тополя?! Давай, не тяни резину!
   - О! - взяла она в руки камеру, - и камера тоже...
   - Что, камера? Чему ты всё время радуешься!
   - С неё спазм сняли, - объяснила она ему, как закончившему медицинский колледж. - Она теперь раскрепощённая...
   - Ну, опять ты кудахчешь, старая? Давай... Давай не пой мне тут дифирамбы!
   - Но в камере же нет никакой плёнки!
   - А ты что, без плёнки не умеешь?! Эй, вы! Дайте ей эту несчастную плёнку...
   - То, что я всегда хотела посмотреть... - бормотала длинноносая старуха, пока в камеру запихивали чистую-пустую кассету, силой, но она трескалась от грубого обращения, те выругивали её последними словами, брали новую... До тех пор, пока ведьма до них не достучалась: "дайте, я сама вдену кассету!"
   Итак, кассета была вставлена, оставалось только перекрутить в самое начало... Ведьма была уверена, что на ней что-то должно быть записано. Во всяком случае, информацию (память) содержит в себе видеокамера. Неважно, что кассета пустая...
   - Вот! - воскликнула старуха. - Я это увидела! Теперь я это вижу собственными глазами...
   - Старая! - сморщился санитар, - ты не могла бы не визжать? Честь слово, достала уже твоя истерика!
   - Но я же с самой молодости этого не видела! - как бы оправдывалась та. - Так долго работала над своим гением... Сто или двести лет впустую угробила...
   - Да мне по хрену! Ща камеру отберу и жопу обколю сульфозином - яблоку негде упасть!
   Дальше ведьма смотрела молча. Камера показывала юную девицу с младенцем. Она была уверена, что это её показывают. Но санитар всё время торопил: "Ну чё, посмотрела, карга старая? Давай быстрее, а то мне некогда".
   - А можно ещё посмотреть? - умоляла старуха. - Ну, хоть чуть-чуточку? Просто, я хочу увидеть, как этот малыш вырастет и всё такое...
   - Ну, на фига оно тебе? У тебя же и так мозги набекрень...
   - Но я хочу запомнить, как он сейчас выглядит! А вдруг, мне удастся его повстречать? Это же сынишка мой! Сынок!
   - Так бы сразу и сказала, - устало вздохнул санитар. - Тебе нужно посидеть тут, посмотреть, как взрослеет и старится этот карапуз... За пять секунд уложишься? А то я засекаю время.
   И старухе пришлось напрячь свои мозги, чтобы малыш, которого она видит, взрослел не по дням и по часам, даже не по минутам - а по секундам... И вот, не прошло трёх секунд, как старуха успела "достать" аж до сегодняшних дней...
   - О, чёрт! - смотрела она и не верила собственным глазам.
   - Что ты там такое увидела? - хмыкнул обрюзглый санитар и заглянул в окошко видеокамеры. - Это чего, твой малыш так подрос?
   - НЕ МОЖЕТ ЭТОГО БЫТЬ!
   - Это же тот мужик! - хохотнул санитар. - Ну, которого ты всю семью перемочила! Дак это чё, и есть твой малыш?!
   - Во, я попала...
   - Чё ты "попала"? Ты помнишь, тебя доставляли в нашу дурку? Но ты очень ловко смылась. Так вот, запомни, бабуся - рецидив тебе теперь не удастся! Второй раз ты так легко отсюда уже не исчезнешь.
  

12 Ноября 2010 г.

  
  
   Приложение:
  
   Телечеловек
  
   - 1 -
  
   - Доктор, - обратился к психиатру какой-то совершенно новый (незнакомый) пациент, - у меня большая проблема. - Обратился прямо с порога, как будто куда-то спешил.
   - Ну что ж, больной, присаживайтесь, - проговорил тогда ему доктор. - Будем решать вашу большую проблему.
   - У меня телевизор сломался, - начал пациент, исполнив предложение врача, - а я без него не могу, страдаю сильно...
   - Понятно. Значит, отремонтируют Вам его нескоро... Но Вы думаете, что за время ремонта может что-то произойти?
   - Думаю.
   - И что же?
   - Умереть могу, - сдавленно произнёс пациент.
   - А в округе ни у кого ни единого телевизора.
   - Ну почему же?, полно. Только... Я к своему как бы привык.
   - Как бы? - переспросил доктор.
   - Да, я... я вам это позже объясню.
   - Ну ладно. А вы... Кстати, как вас? - предложил он представиться.
   - Олег Джонович. Но можно и без отчества.
   - Хорошо, будем без отчества. Итак, Олег, какие сложности вы ещё испытываете.
   - Вообще, я хотел бы рассказать вам всё по порядку - с чего всё началось... ну и так далее. А то вам очень трудно будет поддерживать такую тему разговора. Но... Я даже не знаю, с чего начать...
   - С начала не получится? Тогда попробуйте, с чего сможете.
   Смочь-то я вряд ли смогу, - подумал про себя Олег, - но вот попытаться... Не даром говорят, что попытка не пытка, спрос невелик. И он решил попытаться...
   Вообще, он к этому долго готовился... Несколько часов подряд!
   - Начну я, наверно, с того как я его купил. Я тогда ещё не страдал этой телеманией...
   - Как?.. Телепатией?
   - Да не телепапией! Телемами... Тьфу, манией. ... Доктор, давайте сразу договоримся: либо вы меня слушаете, либо я был таков!
   - Ну... вообще-то... В Америке, чем более опытный врач, тем меньше его используют по прямому назначению... Платят ему бешеные деньги, якобы как за психоанализ. А приходят к нему просто поболтать!.. Хорошо, я согласен на Ваши условия. Давайте, рассказывайте, иначе профессиональный специалист вам просто не нужен. И вы уйдёте.
   - Так вот, телевизор, о котором я рассказываю, по каким-то неизвестным причинам мне очень сильно понравился. Я даже не знаю, почему... - принялся пациент пытаться восстановить тот эмоциональный настрой, в котором он находился во время начала беседы. - Просто он мне сразу как-то приглянулся: мало того, что дешёвый донельзя, он ещё и симпатичный был. Представляете? Мне тогда 18 лет было, а сейчас уже четвёртый десяток пошёл! Но даже тогда этот телевизор был, как говорится, что надо...
  
   - 2 -
  
   Телевизор был фирмы SONY, 25 см. по диагонали. Олегу как раз именно такие миниатюрные и нравились. И он тут же его купил.
   На первый взгляд телевизор оказался вполне обычным... Просто Олег ещё не пользовался телепоиском...
   По первой программе шёл какой-то идиотский детский фильм, по второй - концерт в какой-то (...) филармонии, по третьей - надоедливое РВК. Одиннадцатого канала он найти не мог. Вот тогда-то ему в глаза и кинулся этот finetune...
   Оказывается, была ещё и четвёртая программа... По ней шёл его любимый фильм ужасов. Это ему понравилось. Но Кошмар на улице Вязов-7 до этого он пересмотрел уже несколько раз... и попробовал найти пятую программу...
  
   ***
  
   - Представляешь, - рассказывал Олег своей подруге, - купил вчера телевизор, а в нём... четвёртая и пятая программа!
   - И всё?
   - Да ты послушай: включаю на первую, вторую, третью, там ерунда какая-то идёт. Тогда врубаю на четвёртую... Там идёт седьмой кошмар...
   - Кабельное телевидение что ли поймал?
   - Да ты не дослушала!.. Я ищу пятую... Нахожу... И знаешь, что там было?.. Появляется какая-то красавица и говорит: что вы хотели бы посмотреть? Мне говорит! На меня смотрит и спрашивает!
   - Да ну!
   - Но, по-моему, я вчера вечером... В общем, друзья меня угостили. А ты ж меня знаешь: стоит мне хоть один глоток сделать, так мне начинает...
   - И что ты ответил?
   - Чё ответил?.. Говорю: давай какой-нибудь новенький фильмок, чтоб уссаться можно было. И тут такое началось! Какая-то суперкомедия кошмарных ужасов! Я такого ещё никогда не видел!
   Подруга Олега давным-давно хотела поближе познакомиться со своим старым знакомым (с Олегом), но... всё у них как-то боком выходило. Но вот ей представился новый шанс!..
   - Здорово! - отреагировала она. - Я б тоже такое посмотрела.
   - Ну приходи вечером, - пожал он плечами, - посмотришь.
   И они отправились каждый в свою сторону.
  
   ***
  
   Совершенно случайно Олегу вспомнилось, что больше всего любит смотреть его подруга Анжела. Он в это время подходил к дому.
   - ОБА-НА! - ответил он очаровательной девушке на её привычный вопрос (что будете смотреть?).
   И на экране появилось знакомое шахматно-клетчатое ОБА-НА!.
  
   ***
  
   Олег ждал Анжелу. Уже было 10 вечера, когда он поднялся с кресла и вышел на улицу... Телевизор он оставил включённым.
   Он прекрасно знал, где её можно найти. И, поднявшись на второй этаж соседнего дома, он позвонил в дверь. Открыла её младшая семилетняя сестра.
   - Анжелу позови, пожалуйста, - попросил он её.
   - Не могу, - ответила девочка, глядя в глаза Олегу как-то странно.
   - Почему?
   - Потому.
   - Она дома?
   - Она дома.
   - Ну и что случилось?
   - Она умерла семь минут назад, - выпалила девочка и со всей силы захлопнула дверь.
   - Как, умерла? - не понял Олег, и снова позвонил. Девочка выглядела вполне нормальной (она и была нормальна - без всяких психических отклонений), а Олег не верил в реальность происходящего...
   - Уходи Олег отсюда, - еле-еле проговорила мать семнадцатилетней Анжелы; она выглядела так, будто только что была убита каким-то кошмарным горем. И она захлопнула дверь, едва не задев ей Олега.
   - Да вы чё?! - Он всё ещё чувствовал себя в кошмарном сне. - Что проис...
   - Откройте мне, - произнёс он очень тихо, затем заорал как сумасшедший и заколотил в дверь кулаками:
   - А ну откройте мне!!
   На этот раз дверь открыл отец Анжелы. Он был огромным и моложавым.
   - Парень, у нас горе, - произнёс он очень сдержанно, - отойди от двери.
   - Объясните мне, что произошло! - потребовал Олег. Теперь он был обеспокоен. По-настоящему обеспокоен. Это заметил и отец Анжелы, и, грубо схватив его за руку, спустил с лестницы.
   - Не ходи больше к нам, - всё также сдержанно посоветовал тот Олегу.
   - Теперь тебе здесь нечего делать.
   - Она умерла?... - Он всё ещё не верил в это. - Скажи мне! Или у меня крыша поехала?... Не молчи!
   - Да, она умерла, - нехотя ответил исчезающий во тьме подъезда отец.
  
   - 3 -
  
   - Я в это поверить не мог! - рассказывал Олег доктору. - От чего она могла умереть?.. Она же была абсолютно здоровой и каждый день по нескольку раз занималась спортом! Но она вернулась домой, разлеглась на диване и... Сестра позвала её, а она не откликается... Глаза открыты, дыхания нет, сердце не бьётся, тело коченеет, словно она пробыла мёртвой ещё с самого утра. И медэкспертиза ни хрена не установила! Они просто сломали себе голову!
   - А откуда вы всё это узнали? - полюбопытствовал доктор.
   - По телевизору увидел.
   - По телевизору?!
   - Впрочем, это не важно. Сейчас я расскажу, что было дальше.
   - Давайте. - Доктору и самому не терпелось послушать продолжение этой истории. И оно стоило того.
  
   - 4 -
  
   Постояв около соседнего дома в глубокой задумчивости, он вдруг вспомнил про свой телевизор... Ещё с детства отец учил его никогда не уходить из дома, не выключив все необходимые электроприборы. Строго учил. Потому Олег по инерции сильно испугался, вспомнив про невыключенный телевизор...
  
   ***
  
   - Разбей телевизор! - заорал ему в детстве однажды отец, когда Олег вернулся домой. Он испугался от неожиданности: увидеть перед собой самого близкого по родству человека... сумасшедшим (и всё это в такой неожиданной форме). - Разбей сейчас же!
   Он специально хотел напугать сына, чтоб тот раз и навсегда зарубил на своём маленьком курносом носишке, не оставлять включённым - ни телевизор, ни плиту, ни утюг... Телевизор спокойно работал, когда отец вернулся в пустынную квартирку. Просто он хотел напугать сына. И он напугал. НАПУГАЛ.
  
   ***
  
   Телевизор работал также спокойно... Но Олег со временем начинал кое-что понимать; ему почему-то казалось, что невыключенный телевизор может сгореть именно тогда, когда за ним - работающим - никто не наблюдает (как будто он - живой - подумает, что все ушли навсегда и оставили его одного работать бесконечно; и он страшно испугается и (умрёт от разрыва сердца) самостоятельно перестанет работать; перестанет навсегда...); это у него стало навязчивой идеей. Но телевизор несмотря ни на что работал... И, как будто, готов был работать ВЕЧНО.
   С экрана телевизора на него смотрела та очаровашка. Она словно ждала его; смотрела и молчала - молчала и смотрела... Она дожидалась его.
   - Ну что? - произнесла вдруг она, вместо что смотреть будете?.
   Он уставился на телеэкран как на НЛО.
   - Забыла про небольшой нюансик, - сказала она. - Никто не должен видеть всё это, кроме тебя. НИКТО.
   - Что? - проговорил он как по привычке.
   - Я говорю, что никто не должен видеть или знать про эту программу, - повторила она.
   - Ты что, со мной говоришь?! - Он опять попал в КОШМАР.
   - Итак, что мы будем сегодня смотреть? - игнорировала она его вопрос.
   И он выключил телевизор.
  
   ***
  
   Уснуть он не мог. А когда уснул, его мучили кошмары... Снился телевизор (и всё, что он рассказал доктору, перед тем как тот поинтересовался, мол откуда он знает всё про то, как умерла Анжела и всё такое; всё это он увидел по своему телевизору во сне) и выбирающаяся из него ожившая Анжела и та очаровашка с телеэкрана - она как огромный бешенный монстр набрасывалась на оживший труп Анжелы и пожирала его в три секунды, твердя ему, что никто не должен знать о ВСЁМ ЭТОМ.
   - Я сожру её, - ревела очаровашка не своим голосом. - Я сожру любого, кто узнает хоть что-нибудь про нашу программу.
   Но, как ни странно, проснулся Олег в неплохом настроении... Просто он вдруг понял, насколько он беспомощен в сложившейся СИТУАЦИИ; что нужно быть проще; что жизнь продолжается и умершего человека реальным путём не вернёшь назад. И, самое главное что он понял, это НИКОМУ НИ СЛОВА. НИКОМУ!
   После того, как он проснулся, ему захотелось расслабиться, и он мгновенно включил телевизор... На экране вдруг появилась какая-то слепая-слепая темнота. Олегу она показалась глубокой и... бесконечной... И вдруг из этой тьмы раздался какой-то старческий поучительный голос... Наверное, это был голос очень мудрого человека.
   - Всё имеет свою цену, - говорил голос. - За всё надо платить. ЗА ВСЁ. ЗА ВСЁООО...
   Голос ушёл в никуда вместе с тьмой. И на месте всего этого появилась Мисс Очаровашка. Она выглядела ещё прекрасней... Как будто смерть Анжелы как-то приукрасила её...
   - Смотреть что будете? - спросила она так, словно на земном шаре ничего не происходило - всё прекрасно до невозможности (прекраснее её).
   - Хочу расслабиться, - ответил он.
   И она ему это позволила... Пока только специальной телевизионной программой.
   Надо бы попросить её, чтоб она перешла со мной на ты, - подумалось ему, - а то неловко как-то звучит из её уст...
  
   - 5 -
  
   - ...а потом мы с ней познакомились, - рассказывал Олег, - и она ко мне стала приходить. Свидания ей устраивал...
   - А сейчас с ней что? - любопытствовал доктор.
   - А сейчас её нет, - хладнокровно ответил Олег.
   - Почему нет?
   - Телевизор убил её, - тон его оставался всё таким же хладнокровным. - Она как-то дотронулась до него и её шибануло током. Насмерть.
   - А кто ж тогда занял её место?
   - А телевизор сам показывал всё, что бы я ни захотел. Так я привык к нему. Как, впрочем, и он ко мне. Программ в нём оказалось бесчисленное множество... Бывало, круглосуточно проводил у него время. А сегодня утром включаю его, а он словно мраморный внутри...
   - Да, - согласился с ним доктор, - случай действительно СЕРЬЁЗНЫЙ. Вы знаете, мне лично телевизор чем-то напоминает наркотик; без него мы не можем обходиться, как без пищи. Но..., человек ко всему привыкает. Человек привыкает жить без наркотика - каким бы он ни был. Даже без самого необходимого - без пищи - привыкает жить...
   - Не для всех пища - самое необходимое, - заметил Олег.
   - Согласен. Но так или иначе, возможность умереть без неё объективнее, чем умереть без чего-либо другого. Не правда ли?
   - Возможно. Но, я думаю, без воды человек меньше проживёт.
   - Ну, вода, это почти та же пища, только называется по-другому... Но, согласитесь, ведь возможно приучиться жить без еды некоторое время? Для этого существует так называемый пост, то есть, голодание. Чуете, к чему я клоню?
   - Конечно чую. Советуете мне точно также - голодом - расстаться с телевизором; со СВОИМ ТЕЛЕВИЗОРОМ. Но на прощание я вам скажу, что ТЕЛЕВИЗОР этот не был для меня наркотиком. Так-то.
   И он направился к выходу...
   - Погодите секунду, - задерживал его доктор. - Заходите попозже, я обязательно придумаю что-нибудь. У меня есть один знакомый телемастер. Золотые руки! Вы даже...
   - Ничего вы не сделаете, доктор. И не увидите меня больше.
   Доктор явно хотел ему помочь. Он даже побежал вслед, чтоб попросить кого-нибудь удержать этого мужчину, но... Тот как вышел из кабинета доктора, так и исчез... Его словно вообще не было; словно он был призраком (доктор)...
   Ладно, хер с ним, - подумалось доктору. Он был человеком, который очень быстро мог выкинуть из головы что угодно - всё негативное забывал молниеносно... Скорее, не думал о нём как о негативном.
   Он быстро пришёл в норму и ждал следующего.
  
   - 6 -
  
   - Ну здравствуйте, доктор, - произнёс следующий...
   У доктора же чуть глаза не выпали... Это был всё тот же Олег Джонович. Но как он выглядел!..
   Перед доктором стоял семидесятилетний старик... Но черты лица, фигуры и голоса безоговорочно утверждали, что это и есть тот самый Олег... но только очень постаревший.
   - Не удивляйтесь, это я, - говорил старик. - Это опять я. 30 лет назад, покинув вас, я разбил свой телевизор. Выкинул его из окна восьмого этажа. Но он вернулся, знаете ли... и история продолжилась... Сейчас сюда уже идёт ваш знакомый профессор со своими людьми; вы его как-то незаметно вызвали... Возможно, под столом или где там у вас находится что-то такое, с помощью чего вы можете вызвать кого вам надо, но вы... Вы ещё увидите меня, пообещал он довольно зловеще. - Я скоро вернусь. Возможно, вы узнаете как перемещаться во времени... Возможно, узнаете и не только это... - С этими словами старик... растворился в воздухе, прямо на глазах у доктора... Доктор такого ещё никогда не видел.
   В ту же секунду в кабинет вошло несколько человек.
   - Что у тебя? - спросил у него один из них.
   - Только что убежал, - попытался доктор выглядеть как можно естественнее. - Гомосексуалист.
   - Гомосексуалист-маньяк, - несерьёзно проговорил один из сопровождающих.
   - Во-во! - усмехнулся доктор.
  
   ***
  
   Жена его этим вечером быстро уснула, доктор же решил немного поразмышлять:
   Что за хренотень! Что за старик?.. Вряд ли это не тот Олег. - Хоть док и мог из головы своей что угодно выкинуть, но старика этого забывать он просто-таки не намерен был (даже несмотря на то, что это супер-негативная вещь). - Это он. Я уверен... по-моему. - С женой он редко чем делился, к ней он постепенно терял интерес и предпочитал иметь на плечах только собственную голову. - Если он уже так состарился, значит он как-то вернулся в прошлое, на 30 лет назад?.. Да ну его на хуй! Всю эту хренотень! Спать буду.
   Но... Послышалось ему или на самом деле произошло?.. Какой-то звук доносился из самой дальней комнаты, где у доктора раньше стоял Пентиум; сейчас там ничего не стоит, кроме прадедовского стола. Но звук этот постепенно усиливался и чем-то уже начинал смахивать на... шипение испорченного телевизора.
   Что за хрен?! - удивился он не в слух. - Там что, телевизор?!
   Через несколько секунд он поднялся, оставив жену храпеть наедине с собой. Он слышал, как этот испорченный телевизор начинал самовосстанавливаться. Шипение исчезло, появился звук... и голос... ЖУТКИЙ ГОЛОС:
   - Разбей телевизор! Разбей сейчас же!!!
   - Разбей его... пока не поздно, - пробормотала вдруг спящая жена.
   Бредит, что ли?! - уставился на неё муж как на полтергейст, позабыв про телевизор. - Она же никогда не бредила!!
   - Рааазбееей!!! - напевал некий идиотский мотив какой-то алкоголик с улицы. - Разбееей егоооо!! - Затем он заорал на весь переулок. - Спаси мир - разбей этот хуев телепиздер!!! Пока он не разбил сам всё на свете... - дальше пошло пьяное неразборчивое бормотание.
   Кошмар какой-то! - продолжал размышлять доктор, закрывая наглухо окно, не обращая внимание на необыкновенную духоту. Потом он отправился в свою дальнюю комнату с наследственным столом, разбить, если там будет что постороннее...
   Но кроме трёхногого стола и стерильной чистоты, там не было ничего.
   Доктор опять-таки занял своё место на диване с женой и... опять-таки до него донеслось зловещее шипение испорченного ТЕЛЕВИЗОРА...
   Доктор засыпал под него.
  
   ***
  
   По старой доброй привычке, доктор проснулся с новой головой, как любил именовать он пробуждения, когда в голове его всё только новое-чистое и приятное со всех сторон. О своём прошедшем дне (тем более, ночи!) он позабыл начисто. И придя на работу, он с повседневным нетерпением ждал своего первого (за этот день) пациента...
   Минуту просидел - пациента нет; пять минут прождал... Обычно, к нему с самого утра скапливаются очереди как за хлебом или на сдачу стеклотары... И он тогда решил выйти и посмотреть, не случилось ли там чего за дверью...
   Оказывается, в коридоре была абсолютная пустота. И, что самое странное, кругом гробовая тишина, словно этот чёртов Олег Джонович утянул за собой в будущее и доктора, как якорь на дно утягивает цепь. Такая неприятная тишина разлеталась вокруг, как раскаты грома перед каким-нибудь Торнадо (смерчем, судя по всему, будет машина времени этого нового необыкновенного пациента доктора).
   Но... Тишину что-то нарушило...
   Это были какие-то хлюпающие звуки... Они постепенно приближались
   - Эй, кто там? - тут же позвал доктор это хлюпающее существо.
   Но смотрел он совершенно в другую сторону; существо приближалось с противоположной. И хлюпало всё отчётливее и отчётливее.
   Доктору это не понравилось, и пока не поздно, он двинулся к выходу.
   Но дорогу ему перегородил собой какой-то мальчик, лет 9-10-ти.
   - Куда? - спросил того мальчик.
   - А ты кто? - отпарировал тот, - и что ты здесь делаешь?
   - Тебя ищу, - пожал мальчик плечами.
   - Зачем?
   - Надо так.
   - А где все? - решил, видимо, доктор сменить тему.
   - Кто, все? Здесь нет никого.
   - А почему их нет?
   - Я их всех затолкал, - отвечал мальчуган хладнокровно.
   - Куда ты затолкал их всех? - спросил доктор с небольшой усмешкой.
   - В телевизор, - прошептал мальчик так, будто телевизор мог его услышать и...
   - Слышишь, хлюпает? - произнёс мальчик после некоторой паузы.
   - Это ОН. ОН идёт сюда... А ты хочешь увидеть всех?
   - Залезть туда? - осведомился доктор. - Зачем же? Я тебя сам туда затолкаю. Не веришь?
   И вдруг мальчик прямо на глазах начал взрослеть... И через некоторое время доктор увидел восемнадцатилетнего Олега Джоновича. Ещё через некоторое время - сорокалетнего... и перестал стареть мальчик, достигнув семидесятилетнего возраста...
   - Ты знаешь, какого возраста человек может достичь? - спросил его старик.
   - Покуда жив будет. - Доктор всем своим видом показывал, что ничуть не растерялся.
   - Не знаешь, - резюмировал старик. - Человек стареет и умирает оттого, что он ест; оттого, что он живёт в напряжении, и оттого, что он спит. И срать ПРОВИДЕНИЕ хотел на то, какие этот человек в своей жизни совершил проступки. ОН сделал человека, чтоб тот пережил время. А человек дохнет как телевизор. Даже телевизор не может жить вечно!
   - А как поживает твой телевизор? - вырвалось вдруг у доктора.
   - Сверхъестественно! - ответил ему старик. - Если не веришь, то ровно через 78 секунд сам увидишь! Он дико голоден! ДИКО!
   Доктор уже заранее знал, что обречён. Но... несколько спасительных вопросиков у него ещё было в запасе.
   - А почему ты выбрал именно меня?
   - Потому что ты всё начал! - освирепел старик - задели его больное место. - Ты посоветовал мне голод. И я голодал! Я ужасно голодал! И он тоже голодал! Но, как ты знаешь, существует два вида голода: первый, это обманный голод - псевдо-голод (аппетит), после которого человек некоторое время не испытывает этот псевдо-аппетит. НЕКОТОРОЕ. Затем наступает настоящий голод... Во время этого голода человек способен на ВСЁ, только бы утолить ЕГО поскорее. Но если он до того сдержанный, то и этот голод проходит и наступает истощение, после - смерть. Но, видишь ли, я собрался жить вечно. И телевизор этот сам пришёл ко мне, после того как 30 лет назад я выбросил его с восьмого этажа... И мы сожрали друг друга. Вот такая история...
   Из-за угла вышло это хлюпающее существо. Оказывается, это был тот же самый старик... Только ноги и руки его были в крови (будто состояли из крови) отчего и хлюпали... Но не совсем старик это был... Чем-то этот двойник семидесятилетнего Олега Джоновича смахивал на телевизор фирмы SONY...
   Больше ни доктор, НИКТО ничего не видел...
  
   - 7 -
  
   Всё теперь шло по телевизору.
   Его смотрел девятилетний Олег. А мать ему частенько покрикивала, чем-то подражая мужу: - Разбей свой телевизор! Разве тебя не напугал этот фильм, ТЕЛЕЧЕЛОВЕК? Хочешь, чтоб и с тобой такое было? Разбей, пока он не разбил тебя!..
  
   ***
  
   Отец Олега тоже как-то купил себе телевизор (ещё до рождения своего первенца). И телевизор этот показывал одни американские фильмы. И он просто-таки помешался на них. И переименовал себя в Джона. А после, когда с ним случилось несчастье, он каждодневно - неустанно - твердил своему сыну: Чем чаще будешь смотреть этот дурацкий телевизор, тем труднее тебя будет от него оторвать. И тогда глаза твои к нему прирастут и сам ты превратишься в телевизор!.. Это пугало маленького Олега, но он искушал судьбу - телевизор притягивал его к себе... И он притягивал к себе телевизор...
  

1995 год, г. Владивосток.

  
   Послесловие.
   Написано под воздействием Стивена Кинга. Например, в рассказе "И пришёл бука", больному кажется, что врач-психиатр, к которому он обратился за помощью, и есть тот утопленник, который, вроде педофила Крюгера, убивал его маленьких детей. Я решил изобразить "больного" в виде "фантастического героя" (скверного владельца маски из известной кинокомедии с Джимом Керри), который записывается на приём к психиатру с тем, чтобы убить его. Но вот, только, за что конкретно он пытается ему отомстить?.. По ходу сюжета, можно предположить, что, когда пациенту было восемнадцать лет, произошло что-то ужасное. По-видимому, его родители договорились с родителями невесты о чём-то, не входящем ни в какие рамки здравомысленного. Это значит, что на них повлиял психиатр. Тот, который должен соорудить белый билет (освобождение от прохождения службы в армии) восемнадцатилетнему главному герою. Либо они уговорили его - поразвлекаться с невестой допризывника.
   Получается так, что невеста не выдерживает испытания и... умирает. Но больному кажется, что это дело рук доктора! Это он подействовал на её психику!.. Просто так, с кондачка, она не могла бы наложить на себя руки. И вот за это он приходит, чтобы отомстить этим "оборотням в белых халатах". Но приходит не просто так, как какой-нибудь дешёвый психопат (зашёл в кабинет и, на пример того Доцента из к/ф "Джентльмены удачи", чик бритвочкой по горлу: пойдите, посмотрите, он в колодце лежит), а, как "великий пришелец"; фантастическое существо, владыка чёрной магии.
   Тут вот ещё что. У больного (фантастического чародея) есть своеобразный "магический кристалл", т.е. колдовское зеркало, через которое маг может увидеть всё, что его так интересует. Так вот, явившись на приём, пациент рассказывает своему доктору многое из того, что он увидел путём созерцания данного "кристалла". Однако, он умалчивает о самом докторе... Как-то же он узнал, что невеста ходила на "блядки" к этой сволочи??... Вот, всё это он через "кристалл" увидел!
   Конечно, всё это я не мог выставить напоказ в своём повествовании. Потому что лично для меня это очень ужасно. Нет, я не "зашугался", но решил все эти подробности оставить за кадром. И описать их не в самом предисловии (или в аннотации к рассказу), а задолго после окончания сего опуса.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"