Уткин Андрей Андреевич: другие произведения.

Психолог зомби

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И, может быть, поэтому, не успел еще стихнуть в отдалении последний отзвук последнего удара, как многие из присутствующих вдруг увидели маску, которую до той поры никто не замечал. (эпиграф; Э.По "Маска красной смерти")


   варианты: "КАК ЗАВОЕВАТЬ СЕБЕ ДРУЗЕЙ или ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ"; "СПОСОБ ДЖЕКА"
  
   -- Я идиот! -- громко заявил себе Дейв после того как вбежал в свою комнату. -- Я самый настоящий идиот! Чёрт возьми, как я себя сегодня вёл?! Как самое натуральное дерьмо!
   Если Дейв находился в своей комнате, он мог орать хоть во весь голос и сколько угодно, никто даже и звука не услышит - комната звукоизолирована.
   -- Во всяком случае, не я виноват, -- продолжал он рассуждать вслух; тем временем пыл его слегка поубавился. -- Конечно!, как всегда!, виновата моя застенчивость! А может, застенчивость вовсе невиновата?.. -- он задумался и хорошо подумав продолжил:
   -- Вовсе невиновата. Она даже и не проявлялась, а я её виню! Просто я обыкновенный новичок, и уверен, что такое случается с каждым новеньким. Ладно, завтра всё поправлю, только надо заранее подготовиться.
   Учись он в первом классе, то без особого труда подготовился бы, но к сожалению учится он не в первом, а в последнем, и чтобы хорошо подготовиться, не мешало бы посоветоваться с психологом, но парня не устраивал такой выход и потому подготовиться решил он сам, вот и сидел в самых глубоких раздумьях, но в голову совершенно ничего не приходило.
   Новый город, новые люди, новая школа, идёшь и чувствуешь себя как не в своей тарелке, и обычаи тоже новые - особенно в классе, где Дейв оказался новичком. И вот благодаря такому обычаю для каждого новичка, как "проверка на вшивость", Дейву и пришлось - сначала вслух назвать себя идиотом, а затем впасть в такое раздумье над тем как поправить своё положение при "проверке на вшивость", которая заключалась в выходе из навалившихся на тебя разнообразных глупых ситуаций. Дейв побывал почти во всех идиотских положениях, но похоже что ни из одного не нашёл выхода, иначе не называл бы себя вслух самым настоящим идиотом и не раздумывал бы, как ему на следующий день выкрутиться. Конечно, в таком случае помощь опытного психолога вовсе не помешает. Но ни из того теста слеплен Дейв, чтобы обращаться к врачу, и потому сидел и тщетно думал.
   Интересно, - спросил он себя, когда в голове уже совершенно ничего не осталось, - а что бы мне посоветовал Джек? - и сам себе ответил. - Джек мне много чего посоветовал бы, если бы не попал в аварию два года назад и не сунул во время поцелуя двух малолитражек свою голову куда не надо.
   -- Чёрт возьми! -- воскликнул он. -- Я вспомнил Джека! А когда я последний раз навещал его? -- сложный вопрос.
   Вообще, Дейв часто размышлял вслух - это придавало ему общительность и он не скучал, когда оставался наедине с самим собой. А пока он решил прогуляться - навестить покойного Джека.
   Дейв даже и забыл, что похоронили Джека именно в этом городе.
   По расспросам, он забрёл в какое-то дикое место. Вокруг всякие свалки. Но Дейв шёл прямо, никуда не сворачивая, и набрёл на какое-то старое здание. Если его обходить, то можно попасть чёрт знает куда. Потому Дейв решил попробовать такой метод - "умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт". И вошёл в запущенное здание, чем-то напоминающее заброшенную церковь, которая в фильме ужасов обязательно становится обителью вампиров. Вход в здание был таким миниатюрным, что трудно себе представить, как Дейв умудрился пролезть через ту "дырку от собачьей будки".
   Как выглядела внутренность здания, и что там может находиться, Дейв долго не мог сообразить. Внутри было темно и Дейв шагал прямо-таки на ощупь, не опасаясь внезапной впадины или ещё чего-нибудь, что запросто сможет доставить целую кучу несчастных случаев. Похоже, что он надеялся на своего ангела-спасителя, а он ему за это помогал, как только мог.
   Интересно, что может быть в этом здании? Ведь Дейв первый, кто спустя несколько десятков лет осмелился войти в прошловековое пристанище ведьм и колдунов. Как хорошо, что Дейв не знает, куда попал; пока не знает.
   Наконец-то он забрёл в самый тупик, или ему так показалось, но путь преграждала каменная стена. Он попробовал двигаться вправо, рассчитывая, что всё-таки найдёт проход. Ему даже и в голову не приходило, что он попал в какой-нибудь замысловатый лабиринт, а может быть и приходило, но он не старался предаваться такому кошмарному выводу, а двигался и двигался, пока не дошёл до очередной стены. Затем направился влево, спокойно и не паникуя возвращаясь по пройденному отрезку пути, и весело размышляя о том, как наткнётся на правую стену и полностью убедится в достоверности предположения о тупике.
   Правой стены так и не было. Вместо неё оказался наружный угол, за которым Дейв догадался, что это обыкновенный коридор, ведь вдалеке брезжил тусклый уличный свет, и Дейв смело двинулся вперёд, уже и позабыв, как он чуть не перепугался, подумав что попал в тупик, который оказался небольшим зигзагом.
   -- Наконец-то! -- обрадовался Дейв, когда выходил из коридора. -- А я уже собрался было назад идти.
   Перед ним раскинулось бескрайнее кладбище. Казалось, здесь погребено более ста поколений, потому что некоторые из мраморных плит имели прямо-таки кошмарный вид. Как тут не судить о их запущенности?
   Дейв тихо шагал по пожелтевшей траве, пристально вглядываясь в каждое из выпирающих из земли надгробий. Надписей на памятниках он вообще не мог разобрать, но шёл и шёл дальше, надеясь на то, как "Джек Эдерман: 1962 - 1987" кинется ему в глаза.
   Тёплый осенний ветерок почерпнул кучу опавших листьев и тут же раскидал их во все стороны. А может быть он пошумел, во время спокойного и тихого листопада, грудой сухих листьев неслучайно?, для того чтоб Дейв не мог услышать, как из глубины кладбища доносятся быстрые шаркающие шаги? Может быть и так, но Дэйв ищет могилу Джека совсем даже не для того чтобы получить верный совет, да он даже и не рассчитывал на такое!
   А ветер так и не унимался, пытаясь создать хоть какой-то шум. Он шуршал листьями невысоких деревьев, которые находились вокруг Дейва. А вообще почти всё кладбище было усеяно этими деревьями, но остальные словно замерли, а ветер расшатывал и осыпал именно те лиственные верхушки, под которыми проходил, пристально вглядываясь в надгробья, этот темноволосый парень. А ветер, словно выбивал всю ярость, усиливался и шелестел листьями громче и громче. Ещё немного и он начнёт расшатывать деревья, а после и вырывать. Но... Он затих. Затих внезапно, словно какой-то воздушный пресс молниеносно сдавил его. Только одни листья, рассекая воздух и приземляясь к своим родственникам, создавали какой-то посторонний шум.
   И в этот момент, в эту единую долю секунды, Дейв смог почувствовать, что такое ужас, и насладиться им в полной мере. Нет, на его сознание нисколько не подействовало это, по своей сути довольно странное явление природы, просто он почувствовал всем телом какой-то холод от прикосновения холодной мёртвой ладони, - кто-то положил на его правое плечо свою руку именно так, как когда-то это делал его, ныне покойный, приятель Джек Эдерман.
   -- Это Джек? -- задал он себе такой вопрос. Но по старой привычке он вырвался из его уст.
   -- Да, -- отвечал до ужаса спокойный голос, -- это я, Джек.
   Боже праведный!, это был голос Джека. Во всяком случае, Дейв никогда не спутает такой от рождения спокойный тон с каким-нибудь подыгранным, да и сам голос не так-то легко подстроить.
   Всё равно, Дейв не верил, что это Джек. Он пока ещё не сошёл с ума чтобы поверить в призрака, или ещё чёрт знает во что.
   -- Завтра мой день, дружище, -- очевидно, этим он объяснил своё появление из мира мёртвых.
   -- День всех святых? -- догадался Дейв.
   -- Точно, -- усмехнулся спокойный голос. -- День всех святых.
   Это чья-то глупая шутка! - подумал Дейв. - Но разве живые люди так шутят? - и он побледнел от одной только мысли, - так шутят только живые покойники из фильмов ужаса. Но я ведь, чёрт возьми!, не в фильме нахожусь!
   Дейв давно уже повернулся бы и оценил по достоинству этого шутника. Но у него пока была кое-какая проблема - он так сильно испугался, что оцепенел, и потому, не то что повернуться, вообще, даже трястись от страха не мог. А тот, кто стоял за его спиной, говорил чистую правду насчёт Дня всех святых, который обязательно должен выходить на пятницу тринадцатое.
   Холодная рука так и лежала на плече Дейва, и парень начинал кое-что вспоминать: Тело Джека даже при жизни издавало какой-то холод, и постоянно казалось, что Джек прилично отмёрз. Потому на морозе его тело, особенно конечности, походили на рефрижератор или на что-нибудь подобное, но, как ни странно, температура оставалась нормальной, как у всех.
   -- Дейв, -- удручённо произносил тот свои фразы, вечно исполненные спокойствия, -- почему ты эти два года ни разу не навещал своего мёртвого друга?
   -- Так я ведь жил в другом городе, -- отвечал он так, словно мальчишка опоздавший на урок и ищущий нужную отговорку. -- А сюда переехал буквально на днях.
   -- А как ты нашёл кладбище?
   -- Ну так, -- отвечал он немного неуверенно с испугу, -- на расспросах.
   -- Ты проходил мимо старого здания? -- продолжал "неизвестный" (пока не вполне известный), но Дейву почему-то казалось, что это действительно Джек.
   -- Я через само здание шёл, -- отвечал он также неуверенно.
   -- Не ходи там больше, -- посоветовал голос Джека. -- Там кошмарное место!
   Иногда казалось, что его тон настолько исполнен спокойствия, что кажется совершенно пустым и не высказывающим никаких чувств. Но после такой фразы, как "там кошмарное место!", у Дейва возникло сомнение насчёт того, что за его спиной стоит призрак Джека. Ведь он резко почувствовал, как "пустой" тон внезапно стал предостерегающим, в нём появилась даже небольшая частица испуга. А Дейву показалось, что парень за его спиной, вовсе не желает ему ничего плохого, наверно этот парень очень добрый человек. И тогда чувство внезапного испуга быстро сменилось приятным чувством облегчения, и Дейв наконец-то позволил себе повернуться. И он повернулся...
   Перед ним стоял здоровенный, на вид 25-летний, парень. Два года назад о нём много чего можно было сказать, но перед Дейвон он предстал в совершенно ином виде. Если судить по его левой стороне лица, то без особого труда можно определить его национальность, он негр, но если взглянуть на правую сторону... Его стошнило и вырвало от такого кошмарного зрелища: вся правая сторона лица парня сияла багровым цветом. Это был Джек. Похоже, он решил немного преобразиться перед своим старым другом, или именно так он выглядел после того как попал в аварию.
   -- В чём дело, дружище? -- удивился он своим спокойным тоном.
   Дейв хотел ещё раз взглянуть на Джека, но почему-то не отважился. Он смотрел совсем в другую сторону и хотел чтобы эта кошмарная галлюцинация с лицом Джека поскорее закончилась.
   -- А, -- наконец-то догадался парень, -- кажется я понял! Тебя смутило моё лицо, вернее его правая сторона, так я тебе сейчас всё объясню. Я во всём виноват, высунулся из окна, чтобы обматерить того пьяного придурка за рулём, и на тебе!, "покарябался" о встречный грузовик.
   Наконец-то Дейв взглянул на Джека, и до ужаса удивился:
   -- Но ведь это произошло два года назад!
   -- Ну и что?
   -- А ты выглядишь так, будто пять минут назад попал в аварию.
   -- Дейв приятель, не забывай, я ведь как-никак призрак.
   Вот и настал тот момент, когда до Дейва наконец-то дошло, что он попал в мир фантастических видений. Скорее всего, ему так показалось, и он решил кое-что уточнить.
   -- Может, ты мне всё-таки объяснишь, что происходит?
   -- Не надо, дружище, строить иллюзии насчёт покойного Джека Эдермана. Дай своему приятелю отпраздновать День всех святых.
   -- Такое ощущение, -- резюмировал Дейв, -- будто я попал на тот свет.
   -- Да нет, на тот свет попал я, а не ты. "Тем светом" мы называем наш прошлый мир, то есть мир, в котором грузовик мне оторвал кусок лица.
   -- Значит, ты прибыл с того... света?
   -- Ты думаешь, я один такой молодец? -- и он оглянулся по сторонам. -- Здесь полно таких. Всё кладбище - все равны. Это у вас, тут, оценивают каждого по способностям. А у нас нет таких проблем, каждый умер по-своему и не будет же он унижать или уважать другого из-за качества смерти.
   -- Значит, любой может стать призраком и пойти прогуляться по миру живых? -- выразился он эффективно.
   -- А почему бы и нет? Но только в свой день, то есть в День всех святых. В такой день каждый старается корчить из себя живого покойника, а кто тогда умудрится отличить "поддельного" от настоящего?
   -- Но сегодня ведь четверг?
   -- Да, ты прав, сегодня не День всех святых. А "вышел" я потому, что почувствовал своего старого приятеля, почувствовал, что в душе у него творится что-то неладное. Ты ведь навестить меня не просто так решил?
   -- Да нет, именно потому, что вспомнил, что тебя похоронили в этом городе.
   -- И в душе у тебя ничего не происходит, всё чисто?
   -- Вообще-то, ты прав, Джек. Я вот подумал: интересно знать, что бы посоветовал мне Джек?, если был бы ещё жив. Вот я и вспомнил про тебя, и решил навестить, я ведь не знал о "ваших" способностях.
   -- А если бы знал?
   -- Ну ты говоришь! Кто один осмелится пойти на кладбище живых мертвецов?
   -- Да таких кладбищ полно, только наше внезапно оказалось заброшенным, сюда никто не ходит вот уже второй год. А каково усопшим, когда о них забывают? Вот из-за таких положений и появляются злые духи, у нас такие есть. Представь себе их положения: по характеру они не приведи господь, кое-кто собственноручно расправился с жизнью, а тут их ещё и не навещают. Где ж тут не быть злым? Думали, попадут в рай или в ад, всё равно, а попали на кладбище - в общество умерших, и всё по новой.
   -- Ну ладно, верю, -- согласился с ним Дейв. -- Но почему, только, это кладбище забросили? Странно.
   -- Я думаю, всё из-за того старого здания, через которое ты чудом прошёл. Оно намного сокращает дорогу. Так вот, там сидит какой-то ужас. Кто ни зайдёт туда, каждый там и пропадает бесследно. А обходить кладбище очень долго, дорога уже наверно заросла.
   -- А как же я тогда там прошёл?
   -- Не знаю, -- пожал он плечами, -- день наверно сегодня не тот. Ну ладно, что-то мы отвлеклись с тобой от твоих проблем.
   -- Да какие там проблемы, -- занервничал Дейв. -- Сейчас мне не до проблем, если то, что ты говоришь, правда.
   -- Да чёрт с тем зданием! Я тебе покажу дорогу в обход.
   -- Я наверное через кладбище пойду.
   -- Да через кладбище лучше не ходить.
   -- А что такое? -- испугался он.
   -- Да не желательно, скоро ведь День всех святых.
   -- Ты что, -- произносил он цепенея, -- намекаешь на...
   -- На злых духов, что ли?
   -- Ну.
   -- Не мёртвых бойся, дружище. В наше время живых бояться надо. Вот ты сам подумай, завтра День всех святых, и почему бы не прогуляться на кладбище?, не выпить за упокой, чтобы мы их не подвели и завтра побывали у них на вечеринке. А если ты пойдёшь через кладбище, то наверняка встретишь кого-нибудь из таких ребят, а среди них обязательно могут оказаться два-три ублюдка или педика. А я тебя провожу до дома, а то уже темнеть начинает.
   -- Ну ладно, проводи.
   -- Да ты же мне так и не рассказал о своих проблемах.
   -- Ну да!, а я-то что-то забыл. Видишь, какая история вышла. Новичок я в этом городе, и в школе, естественно. А тут меня, в классе, "на вшивость" решили проверить. Знаешь, как это?
   -- Да помню. Когда-то я тоже был новичком в какой-то школе. Так я им потом показал, как меня на вшивость проверять! Меня потом уважать стали. Не всякому ведь нравится, когда отвечают на вопросы не словами, а руками и ногами.
   -- Ну, тебе легче, ты ведь вон какой здоровый. А у нас в классе таких как я дай бог сколько.
   -- Ты думаешь, я был здоровее всех? -- солгал Джек (таких, как он, ещё поискать надо). -- Знаешь, какие у нас громадины были? -- и он вытянул над собой правую руку, изображая фантастический рост, -- вот такие! Даже ещё здоровее.
   -- Интересно, -- улыбнулся Джек, желая поймать этого фантазёра, как рыбу на крючок, -- и как же ты им отвечал на вопросы "руками и ногами"?
   -- Ну не сразу конечно. Сначала я действовал чисто психологически, мистифицировал по-разному, запугивал, а потом знаешь как здорово было колотить этих здоровенных типов, как груши. А потом показал себя человеком и тебя уважают!
   -- Ага, -- согласился с ним Дейв, -- всем низкорослым соплякам быть бы такими здоровыми, как ты!
   -- Здоровыми не обязательно. Главное - быть человеком, и относиться к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе.
   -- Только сверхъестественные силы способны помочь мне исправить такую кошмарную ошибку, которую я допустил при "проверке на вшивость".
   -- Я смотрю, ты на нас намекаешь, -- засмеялся Джек.
   -- Наша школа завтра наверняка устроит вечеринку в честь вашего Дня.
   -- И мне, как виновнику торжества, заявиться к вам со своей чудовищной физиономией?
   -- Только так я смогу поправить своё положение.
   -- Ну что ж, уговорил!
  
   Джек проводил своего живого друга аж до самого дома. Всё-таки, он не ошибся, из глубины кладбища и правда доносился какой-то дикий хохот и безумные выкрики.
   Завалился спать Дейв с отличным настроением. Он не строил иллюзий насчёт такой противоестественной встречи.
  
   -- Вставай, Дейв, -- это было первое, что он услышал перед тем, как проснулся полностью.
   Открыв глаза, он увидел перед собой отца. Его широкие карие глаза блестели какой-то поддержкой, они всегда были выпуклыми из-за его худобы и выражали какой-то непреодолимый ужас. Но в тот момент, когда Дейв впервые увидел настолько изменившийся взгляд, выражающий только содействие, то он наверно не узнал своего (каждое утро небритого) старика.
   -- Ты вчера только прибёг домой и сразу спать завалился, -- говорил ему отец, -- ты бы хоть рассказал своему предку: как новая школа, как новый коллектив.
   -- Порядок, -- солгал он, поскольку с утра постоянно чувствовал себя очень вяло и не готов был к непринуждённым беседам. А отец его был через чур хиповым и любил поболтать со своим чадом на разные подростковые темы, и если уж разговорится, то отвязаться от него практически невозможно.
   -- А как там у вас девочки? Клёвые? -- навязывался он на беседу, поскольку разбудил его пораньше, чтобы поговорить вдоволь, а если что, то и пару советов подкинуть.
   -- Да девочки - как девочки.
   -- Ну, ты не мудри, -- улыбнулся он, -- подцепил себе небось парочку.
   Дейв в ответ только рассмеялся.
   -- Новичкам небось отбою не дают?
   -- Слушай, отец, -- решил он быстренько перейти на другую тему, -- давай лучше о другом поговорим.
   -- Например?
   -- Ну, сегодня ведь праздник, как-никак.
   -- Какой праздник?
   -- Как это какой?! День всех святых! Ты что?!
   -- А-а-а, вон оно как! У вас, значит, сегодня вечеринка будет?
   -- А как же! Знаешь, кто будет виновником?
   -- Тьфу ты! -- он аж скривился. -- Опять скелет какой-нибудь с кладбища приволокёте?
   -- Да нет, -- лукаво улыбнулся он, -- сам придёт.
   -- Ну и кто?
   -- Джек Эдерман.
   -- Кто?!
   -- Я его вчера пригласил.
   -- Дейв!, какого чёрта ты смеешь говорить так о своём погибшем друге?
   -- А что я такого сказал?
   -- Да ничего, -- обиженно произнёс он, -- всё нормально!
   -- Ты что, думаешь, что я сочиняю? Да я... -- вдруг он прикусил язык, на всякий случай. Затем заговорил, немного сменив тон:
   -- Извини, если я тебя обидел. Чушь какая-то залетела в голову.
   -- Лучше бы сходил, навестил покойного друга. Он кстати в этом городе похоронен, ты наверно и забыл?
   -- Я вчера был там. Только...
   -- Только не рассказывай, -- перебил его отец, -- как он встретил там тебя и пообещал прийти к вам на вечеринку.
   -- Да нет, я о другом. Кладбище-то запущено, оказывается, два года как запущено.
   -- Там, говорят, обходить его надо лесом несколько километров? Ты-то как шёл?
   -- Через старинное здание.
   -- Через какое здание?
   -- Через страшное.
   -- Опять ты за своё!
   -- Да нет, я серьёзно. Кстати, ты не догадываешься, отчего кладбище запущено?
   -- Что, -- заговорил он с каким-то жутковатым сарказмом, -- и правда, из-за страшного здания?!
   -- Зря ты смеёшься!
   -- А что мне, плакать что ли? Ты-то, надеюсь, не обходил десять километров.
   -- Назад когда шёл, пришлось обходить.
   -- А туда?
   -- И туда обходил, -- соврал он.
   -- А откуда ты тогда знаешь про здание? Не Джек ли тебе об этом рассказал?
   -- Я сам сначала хотел пройти через него,.. но... -- он специально замялся для жутковатого эффекта.
   Тем временем отец взглянул на часы.
   -- Ой, заболтались мы что-то с тобой. Время-то уже подкатывает, -- и он подскочил с места и побежал собираться на работу. Дейв занялся тем же.
  
   С классом ему страшно повезло. Почти на каждом уроке стояла гробовая тишина. Но что происходило на переменах, описать невозможно.
   На одной из перемен, Дейв скромно стоял на лестничной площадке. Ему, собственно, было наплевать на то, как на него мельком глазеют окружающие. В голове его хранилась только одна мечта: - скорее бы прозвенел звонок, - но она почему-то казалась неосуществимой. Этот чёртов звонок словно спрятался от всех, звенеть даже и не собирался.
   И вдруг он увидел, как прямо на него надвигается один здоровенный парень. И неуверенность в себе так и заволокла весь его дух, когда он узнал этого парня, ведь именно он донимал его больше всех при "проверке на вшивость".
   -- Ну чего ты приятель тут стоишь в одиночестве? -- поинтересовался он как-то по-дружески, когда подошёл к Дейву вплотную, -- от коллектива отбиваешься. Пошли ко всем.
   Тут Дейва проникло сильное чувство облегчения, и в тоже время благодарности, словно камень из души случайно выпал. Должно быть, в этом классе, подумал он, кто плохое вспомнит, тому глаз долой.
   В том коридоре, куда вывел его парень, было пусто и тихо, как будто всем шумным ученикам школы запрещали ходить по этому коридору, под страхом смерти. А Дейв со своим одноклассником были спокойными ребятами, и потому смело шагали вдоль по коридору, который напоминал собой подвальное отделение или что-то ещё, в чём было довольно сыро.
   -- Слушай, а куда мы идём, а? -- наконец-то осмелился Дейв задать такой вопрос.
   -- Увидишь, -- ответил ему парень каким-то странным тоном.
   То ли Дейв был слишком отважным, то ли "с ума спятил", но он остановился и твёрдо заявил:
   -- Я не пойду дальше.
   -- Ты что, испугался? -- удивился он. -- Пошли, уже почти пришли.
   -- Нет, -- упорно твердил он. -- Не пойду, пока не узнаю, куда ты меня ведёшь.
   -- А я думал, ты с ребятами хочешь подружиться.
   -- Вчера "подружились" разок, хватит.
   -- Да ты что? Ты вчера так и не заметил ничего? -- засмеялся он.
   -- А что я должен был заметить?
   -- Ну ты, парень, даёшь! Да, с юмором у тебя плоховато.
   -- Может быть. Вполне возможно. Но дальше я тащиться за тобой не намерен.
   Вот тут-то дружелюбное лицо парня и переменилось. Многозначительная улыбка сменилась на жутковатый зловещий оскал.
   -- Тебе помочь, приятель? -- процедил он сквозь свои кривые поколотые зубы.
   Только теперь Дейв понял, с кем имеет дело.
   -- Ты псих! -- заметил он шёпотом.
   -- А ты козёл! Понял? -- прошипел он, нервно хихикнув. -- Козёл отпущения.
   После такой фразы, Дейв и сам не заметил, как рука его, сжатая в кулак, вылетела, целясь этому типу в голову. Но попала в стену.
   Дальше Дейв не помнил себя. В глазах его потемнело. И...
   ...очнулся он, лёжа на сыром полу. Кругом всё плыло, кружилось и прыгало с такой скоростью, что Дейв не в состоянии был разглядеть, где находится. Он только почувствовал, как за руку его кто-то схватил и поднял на ноги.
   Челюсть гудела от боли, но в глазах стало всё быстренько проясняться. Он уже смог разглядеть, как противоположная стена и потолок кружились всё медленнее и медленнее. Вместе с ними кружился и здоровенный парень. А когда круговорот стены, потолка и парня ещё больше сбавил скорость, то Дейв наконец-то смог разглядеть этого "кружащегося человека". Это был... Джек.
   -- Ну как ты? -- поинтересовался он после того, как остановился полностью в глазах своего друга, -- жив, здоров?
   -- Порядок, -- ответил Дейв.
   -- А что этому ублюдку от тебя надо было?
   -- А чёрт его знает. А где он?
   -- Ушёл.
   -- Да ты бы его хоть задержал, а то я так и не врезал ему.
   -- Дейв, -- заговорил он отцовским тоном, -- никогда не связывайся больше с таким дерьмом. В нём ведь ничего человеческого не осталось, разве ты не видишь? Если у него не хватило мужества подставить щёку для удара, после того как он тебя оскорбил, то это самая натуральная сволочь. Такой, чего доброго, позовёт ещё и приятелей и в спину ножом ударит. Так что не связывайся больше с подонками. Ведь в мире столько хороших людей!
   -- Да пошёл он!.. Буду я ещё об него руки марать!
   -- Вот и правильно! -- подтвердил Джек. -- А сейчас иди на урок и никого не бойся.
   -- Слушай, -- вспомнил что-то Дейв, -- так ты всё это видел? Да и вообще, как ты сюда попал? Неужели ты...
   Прервал его собственный взгляд. Дело в том, что когда он решил взглянуть на Джека, и взглянул, его не было.
   Дейв только пожал плечами.
   -- Извини, старина, -- пробормотал он, шагая в сторону классных кабинетов, -- но я забыл, что ты призрак.
   Дейв вошёл в класс и, извиняясь за опоздание, мельком осмотрел всех учеников. Слава богу, среди сидящих за партами не было того придурка. И он смело присел за свободную парту.
   -- Слушай, приятель, -- шептал ему кто-то с задней парты, -- а что ты делал в подвале?
   Дейв повернулся и увидел саркастическое лицо какого-то долговязого панка, уже разукрасившегося под покойника.
   -- Разговаривал, -- бросил он и уже собрался поворачиваться, но тот, похоже, не собирался так быстро отставать.
   -- С кем? -- он даже усмехнулся.
   -- С кем надо, -- и Дейв уже повернулся, но... опять вопрос:
   -- Говорят, ты там со стенкой разговаривал.
   -- Кто говорит?
   -- Один друг. Он говорит, сначала по черепу тебе съехал, а потом ты подскочил и со стенкой заговорил.
   Вот это да! Дейв замялся. Не говорить же, что тот, с кем он говорил, его мёртвый приятель и что он его с ним познакомит на вечеринке. А может быть, сказать?
   -- Он тебя, наверно, сильно ударил? -- язвительно продолжал тот. -- Сотрясение сделал?
   -- Ну вы, там! -- заорал им учитель. -- Перемены не хватило, что ли?
   -- Ладно, потом поговорим, -- буркнул панк и уткнулся носом в книгу, чтобы не было лишних вопросов со стороны учителя.
   -- Не бойся, дружище, -- прошептал ему голос Джека в самое ухо, -- в обиду не дам!
   Дейв резко повернулся, но рядом не было никого кроме учащихся. Интересно, что бы было, если бы рядом с Дейвом сидел здоровенный негр с изуродованным лицом.
   Слава богу, что этот урок был последним. И когда прозвенел звонок, то Дейв краем глаза заметил, что у панка какой-то зловещий взгляд с жутковатым оттенком.
   Этот тоже псих, - решил Дейв, когда заглянул в его мутные глаза, - или он так к празднику готовится.
   Долговязый опередил Дейва, и его лысая, с гребешком, башка у выхода уже настолько осточертела Дейву за такое короткое время, что он готов был на что угодно, лишь бы только в глаза не видеть ни одного такого, как эти две личности, уже достаточно донявшие этого бедолагу.
   Я прикончу их всех, - решил Дейв, но, чёрт возьми!, проклятая привычка! Эта мысль опять вырвалась из его уст, но вырвалась очень громко и напоминала собой рык какого-то кошмарного животного из фильма ужасов про оборотней. А "побудители" этой мысли вслух, находились неподалёку от школы. Это были двое неизвестных жутковатого вида ("телохранители"), и присоединившиеся к ним панк и его приятель, который первый испортил Дейву настроение в этот кошмарный денёк. Все четверо ядовито глазели на кипящего от ярости парня, который медленным но уверенным шагом брёл прямо на них.
   На него смотрели не только эти четверо, а почти все, кто находился на улице в пределах данного пришкольного района.
   Если бы Дейв не выглядел так безумно, то ему пришлось бы подойти к этим четверым и выполнить первое задание "козла отпущения". Но он уже вплотную подошёл к панку, а тот едва от страха в штаны не наделал.
   -- Чего тебе надо? -- спросил долговязый, немного неуверенно. Сама неожиданность заставила его так чувствовать себя, да и позабыть о надёжной подмоге.
   -- Ты, кажется, собирался поговорить со мной, -- напомнил ему Дейв его собственные слова. -- Я тебя слушаю.
   -- Ты иди стенку послушай, -- ответил ему второй (одноклассник) вместо долговязого, и все четверо загоготали в голос.
   -- На вечеринке ты "познакомишься" с этой "стенкой", -- произнёс Дейв как можно зловещей и пошёл прочь от этой неприятной компании.
   -- Идиот какой-то, -- громко высказался долговязый о этом странном типе, который наговорил им невесть что.
   Тут Дейв остановился и, медленно повернувшись, взглянул на долговязого.
   -- Что ты сказал? -- угрожающе произнёс он панку.
   -- А ты не расслышал? -- усмехнулся "длинный".
   -- Это ты мне сказал? -- в том же духе.
   -- Тебе, тебе.
   -- А почему ты так меня назвал? -- решил он немного изменить тон, поскольку этот панк пугаться вовсе и не собирался.
   -- Да потому что...
   -- Подожди, -- перебил его второй, "знакомый" с Дейвом. -- А что за "стенку" ты имеешь в виду? -- обращался он непосредственно к Дейву.
   -- Своего погибшего приятеля, -- ответил он настолько спокойно, что аж и сам удивился.
  
   Билл Джеферсон - преподаватель физкультуры - выходил из школы. Он услышал разговор четырёх человек с новичком. Он баскетболист и потому выглядел поздоровее тех четырёх вместе взятых.
   Поскольку Билл был поспокойней и миролюбивей всех в школе, то даже и не подумал бы подходить к ребятам. Но, когда он наконец-то понял, о чём идёт разговор, то в него словно бес какой-то вселился. Он сорвался с места, как сумасшедший, и полетел "присоединяться к разговору".
   В это время все четверо аж присвистнули, когда услышали, что ответил им этот полоумный.
   -- Да вы что ребята! -- удивился Дейв их реакции на ответ, -- сегодня ведь день всех святых!
   -- Точно! -- подтвердил подбежавший Билл.
   Все пятеро непроизвольно обратили внимание на физрука, ведь ни один из учащихся не видел его таким. А выглядел он так, словно перекурил чего-то.
   -- Да и чего вы привязались к пацану? -- говорил он несвоим голосом. Кстати, голос этот Дейву показался знакомым. Это был голос человека, который ведёт себя в тысячу раз спокойнее самого Билла Джефферсона.
   -- Пойдём, дружище, -- произнёс Билл и, положив свою руку на плечо Дейва, повёл его прочь от этих типов.
   Чёрт возьми! Да этот физрук даже и не знал Дейва, а сам только что назвал его "дружище". А рука, лежащая на плече парня, издавала какой-то жуткий холод. И Дейв, кажется, начинал понимать, что произошло с физруком.
   Билл завёл его в какой-то молодёжный бар, посадил за пустой двухместный столик, и попросил его подождать немного. Затем нырнул в толпу металлистов, панков и разноцветных хиппи, выписывающих кренделя в своих диких танцах. А вынырнул уже не один, с ним была какая-то робкая пай-девочка; где он её только откопал?
   -- Это Шер, -- представил её Билл и поставил на стол два коктейля.
   Дейв взглянул на коктейли и заговорил как по привычке:
   -- Спасибо Джек...
   -- Да ты что дружище! Мы ведь с тобой почти что братья, даже больше чем братья, только я мёртв, а ты... -- прервал его взгляд Шер. Это был именно тот взгляд, которым со стороны определяют человека и выясняют, что он немного того.
   -- Да это... -- заговорил Дейв, после того как заметил этот удивлённый взгляд, -- ...это ...это игра у нас такая, называется "я мёртв, ты жив", дурацкая конечно игра, но мы в неё ещё с детства играем.
   -- А почему ты назвал Билла Джеком? -- удивилась и сразу догадалась. -- Или это тоже входит в правила игры?
   -- Да нет, Джек - это его второе имя. А ты и не знала?
   -- Ну вот и разговорились, -- облегчённо произнёс физрук и направился к выходу какими-то неуверенными быстрыми шажками.
   -- Чего это он? -- удивилась Шер.
   -- Наверно, ему надо кое-куда сходить, -- догадался Дейв.
   -- А если честно, -- она аж наклонилась к нему, отчего Дейву стало немного неловко, -- с ним что-то происходит?
   -- А что с ним может происходить?
   -- Не знаю, -- пожала она плечами, -- я его что-то не узнаю.
   -- Давно не узнаёшь? -- таким вопросом Дейв хотел что-то уяснить, чисто для себя.
   -- Да вот!, только он подошёл ко мне, и сразу показался каким-то другим.
   Наконец-то Дейв решил сказать ей то, что только и вертелось в его мыслях и уже приготовилось сорваться с языка. И он сказал:
   -- Похоже, Джек и правда нашёл "тело", -- почти пробормотал Дейв. Но Шер очень чётко расслышала его.
   -- Это ты о чём?
   И Дейв ей решил объяснить:
   -- Понимаешь, подружка, -- говорил он очень медленно, обмозговывая тщательнейшим образом каждое слово, -- этот парень вовсе не Джек.
   -- Ну ясно, Джек ведь это его второе...
   -- Да никакого второго имени, -- перебил он её. -- Джек - это совсем другой парень. Кстати, ты в нашей школе учишься?
   -- Где Билли физкультуру преподаёт?
   -- Ну.
   -- Да, в той.
   -- Ты сегодня будешь на вечеринке?
   -- Ну а как же!
   -- Вот ты и увидишь этого Джека.
   -- А что, он какой-то особенный?
   -- Он мёртв, -- ответил он как-то хладнокровно (почти по-джековски).
   -- Хоть он и мёртв, но всё равно придёт? -- спросила Шер со слегка саркастической улыбкой, которую Дейв наверняка и не заметил.
   -- Ладно, -- произнёс он с театральной зловещностью, -- потом посмотрю на тебя, когда ты увидишь его.
   -- Он скелет? -- она аж рот разинула от мнимого ужаса.
   -- Ну почему? Не обязательно быть скелетом, чтоб не отличаться от настоящего покойника.
   -- Ну! -- протянула она, -- это мы умеем, с первого класса ещё научили. Не сомневаюсь, что кто-нибудь обязательно выкинет фортель со скелетом на дистанционном управлении.
   -- Ну ладно! -- он аж загадочно улыбнулся, -- вечером посмотрим. Вернее, в полночь; ведь он появится ровно в полночь.
  
   Вечеринку устроили прямо на школьной дискотеке.
   Тут и там сновали эдакие представители общества "Кладбищенского населения". Они были как всегда голодные и готовые сожрать любого, кто подвернётся им под руку. Потому между блатными учениками образовалась так называемая игра "в кошки - мышки".
   Дейв заявился чуть попозже. Он уже был навеселе и в обнимку со своей новой приятельницей знакомился с друзьями Шерон. Среди них он пользовался огромным успехом только из-за того, что обещался познакомить каждого со своим мёртвым другом.
   -- Слушай, а если он не придёт? -- процедил сквозь вставные клыки один бледный парнишка с огромными синяками, который успел вперёд всех задать Дейву целую кучу вопросов на загробные темы и получить на них самые жуткие ответы.
   -- Ты, парень, видимо думаешь, что я тут вам дурака валяю, -- отвечал Дейв. -- Нисколько. Придёт, и вы все наверняка от такой внезапности в штанишки наделаете!
   -- Эй, черномазый! -- заорал кто-то со стороны. -- А ну проваливай отсюда!
   Этот голос наверняка услышали многие, а Дейву он показался очень знакомым. Только так кричит тот долговязый панк. И наверно кричит самому... Джеку.
   -- Ублюдок! -- прохрипел Дейв. -- Это он Джеку?! -- и повернулся в сторону крика.
   Это и правда был долговязый. Но кому он орал, Дейв никак не мог разглядеть.
   -- Я тебе сказал! -- повторил панк, -- а ну проваливай, козёл!
   Наконец Дейв разглядел одного смуглого коротышку, он, озираясь и не находя, на кого можно было бы положиться, пятился от надвигающегося на него длинного придурка, разукрашенного до неузнаваемости.
   -- Давай-давай! -- подхватил его кто-то из толпы блатных. -- Гони к чёрту эту чёрную задницу!
   Тут Дейв оставил Шерон и поспешил вступиться за этого парнишку.
   -- Эй, арлекин! -- крикнул он долговязому. Тот сразу же повернулся.
   -- Оставь этого малыша в покое, -- предложил он ему, -- тебя ждёт большее.
   -- Как ты меня назвал? -- гаркнул панк почти благим матом, -- а ну повтори!
   -- Не кипятись, приятель, -- наверно, Дейву не очень хотелось устраивать тут драку, и потому говорил он очень мягко, надеясь только на то, что он скажет этому психу.
   -- Дерьмо ты неготовое, а не приятель, -- выругался панк и собрался уже продолжать своё гонение черномазого, но тут же остановился от того, что сказал ему Дейв:
   -- А между прочим, мой погибший друг тоже черномазый. Только поздоровее, чем этот малыш; намного здоровее. Что скажешь?
   -- Ничего не скажу, -- ответил панк, злорадно ухмыляясь. -- Никто ничего не скажет, если твоего черномазого друга ещё разок прикончат.
   -- Зря ты это сказал, -- заметил ему Дейв, передразнив его своей усмешкой. -- "Прикончат". Вообще, ты думаешь, я шучу? Сюда придёт настоящий мертвец! А тебе лучше смотаться, пока не поздно.
   -- Вы слышали, что сказал этот полоумный? -- обратился долговязый к огромной компании блатных.
   -- Не обращай внимания, -- посоветовали ему в ответ. -- Давай лучше выпьем чего-нибудь.
   -- А что, неплохая идея! -- обрадовался панк и нырнул в толпу.
   -- Пойдём, Дейв, -- прошептал кто-то за его спиной. Это была Шер.
   -- Не связывайся больше с ним, -- посоветовала она ему, шагая к своей компании.
   -- Да кто он такой?, чёрт возьми! -- не выдержал Дейв.
   -- Самый натуральный ублюдок, -- ответил ему один из компании. -- У них своя тактика беседы, тебе она никогда не подойдёт.
   -- Ты хочешь сказать, что среди них нет ни одного нормального человека? -- удивился Дейв.
   -- Ну почему, есть. Только они больше предпочитают быть ненормальными, чтобы не быть уединёнными.
   А Дейву вдруг захотелось взглянуть на часы: интересно, сколько ещё осталось до полуночи? Чудеса! Стрелки указывали на без пяти двенадцать.
   -- А времечко-то подкатывает! -- чуть не завизжал Дейв от злорадства.
   -- О-о! -- едва не простонал сквозь клыки тот парнишка, разукрашенный под вампира. -- Тебе надо встретить своего друга и предупредить! А то если он и правда здоровенный негр, то чёрт его знает, что тут тогда произойдёт. Знаешь, как тут травят черномазых?! Помнишь того парнишку, за которого ты заступился? Так ему повезло только тем, что он короткого роста, и не поддаётся унижениям.
   -- Да нет, -- твердил Дейв, -- ты не знаешь Джека. Да он в тысячу раз спокойнее нашего физрука, первым никогда не полезет... Да и к нему тоже никто не пристанет... когда увидит, что у него с лицом!
   -- А что у него с лицом?.. -- спросили все в один голос.
   -- У него полголовы... нет, -- произнёс Дейв каким-то жутковатым тоном.
   -- Да будет тебе сказки-то рассказывать! -- крикнул ему один из приятелей.
   -- Я серьёзно говорю! -- уверял Дейв как можно хладнокровнее.
   -- А уже, кстати, полночь, -- заметил ему ещё один.
   -- И правда! -- подхватили его остальные.
   Стрелки часов указывали на две минуты первого.
   -- А может быть он уже пришёл, -- догадался Дейв.
   -- А мы, только, его не видим, -- дополнил ему всё тот же парень каким-то саркастическим тоном, -- он ведь призрак!
   -- И правда, Дейв, -- заметила Шер, -- зря ты устроил эту канитель со своим "погибшим другом".
   -- Да идите вы все... -- бросил он в сердцах и направился к выходу.
   -- Дейв! -- кричали ему вслед, и что-то ещё, пытаясь его остановить и не обижаться. Но до Дейва эти слова не доносились. Уши ему заложила самая крайняя степень досады. И он шёл, куда глаза глядят, лишь бы уйти подальше от мнимых насмешек.
  
   -- Ну как вечеринка? -- поинтересовался отец, после того, как увидел сына.
   -- Порядок, -- бросил он в ответ, как и в каждый раз, когда ему неохота разговаривать.
   -- А чего это сегодня так рано возвратился? -- не отставал он. -- Раньше, помнится, тебя только к утру можно было дожидаться.
   -- А ты, отец, чего не спишь? -- спросил он на ходу.
   -- А у меня вроде как бессонница.
   -- Вроде как? -- он даже позволил себе улыбнуться через силу.
   -- Ну, что-то в этом роде.
   А вообще, он говорил неправду. Просто ему показалась странной такая вещь: Дейв возвратился с вечеринки в полночь. Насколько он помнит Дейва (его посещения вечеринок), то его сын никогда не возвращался во столько.
   -- Я думаю, у тебя тоже бессонница, -- намекал ему отец на беседу.
   Только Дейв был не в настроение разговаривать.
   -- Да нет, -- ответил он как можно искренней, -- я жутко хочу спать.
   -- Ну что ж, -- проговорил он несколько удручённо, -- раз у тебя в отношениях с новым коллективом всё в порядке,.. то ложись.
   Дейв только сделал вид, что не обратил на его слова никакого внимания. В данный момент мысли его заняты были совершенно другим.
   Отец его отправился спать, а Дейв вошёл в свою звукоизолированную комнату и принялся рассуждать вслух, проклиная себя за свою чёртову неудачность.
   -- На Джека можно было даже и не рассчитывать, -- стонал он, держась за виски. От такой досады, голове его ничего не оставалось, как гудеть от жуткой боли.
   -- Это понятно, -- продолжал он, -- обвёл меня вокруг пальца, как идиота какого! Но чёрт возьми, он же никогда бы так со мной не поступил. Наверное, он всё-таки приходил, но его никто не видел, как там - после "беседы" с первым придурком. Но появись он, хоть тогда, на глаза тому кретину... Я думаю, дальше было бы всё по-другому, и я не возвратился бы так рано с вечеринки.
   От таких мыслей вслух, голова его начинала болеть ещё сильнее.
   -- Нет! -- твердил он себе, -- здесь явно что-то не так! А может быть, что-то со мной происходит?! -- и его охватил ужас. -- Эта встреча с погибшим другом может походить только на галлюцинацию. Вот чёрт побери!
   И тут его и побрал чёрт, или так казалось. Но он подскочил с места, как ошалелый, и вылетел на улицу.
   Всё казалось таким отвратительным, что дальнейшая жизнь не представляла собой никакого смысла - с этим Дейв был в какой-то мере согласен. Даже ветер - сукин сын - и тот вдруг ни с того ни с сего разыгрался ни на шутку. Но Дейву было практически на всё наплевать, ведь он знал, куда шёл.
  
   Ночью старинное здание выглядело ещё страшнее, но только не для Дейва. Он решил сократить путь к кладбищу и вошёл в здание.
   Даже зловонные запахи до него не доносились. А пахло очень даже сильно, то ли сыростью, то ли ещё чем-то. В честь чего стены и потолок коридора так отсырели, неизвестно, но отсырели они прилично, в некоторых местах появились даже такие трещины, что палец можно засовывать.
   Может быть, Дейв решил проверить, правду ли ему сказал Джек насчёт убийственности этого здания. Ничего подобного, пока Дейв ещё не чувствовал никакой опасности.
   Мнимая опасность была впереди, и уже так быстро приближалась к нему, поскольку навстречу ему кто-то шёл и был не один. Дейв ясно расслышал шаркающие шаги нескольких типов и тут же остановился... Послышались ругательства в адрес "хреновой темноты", они эхом проносились по всему коридору. А Дейв-бедолага со всей силы прижался к стене и уже смирился с дальнейшим поворотом судьбы. Шаги, между тем приближались и приближались. Ругательства уже притихли, словно эти типы внимательно прислушивались, желая поймать на слух хоть один посторонний шорох. Потому Дейв даже затаил дыхание на время, пока всё не уладится, однако ему не казалось, что всё вот так просто возьмёт и уладится. Ему бы сейчас бежать со всех ног или зареветь каким-нибудь "душераздирающим стоном умершего", чтобы напугать до чёртиков этих проходимцев (кем бы они ни были) и тогда делай с каждым всё, что душе угодно. Но получится ли? Насколько себя помнит Дейв, то фортуна ему мало когда улыбалась. А набранный воздух уже начинал заставлять выпускать себя, но что тогда получится - Дейв даже боялся представить себе. А эти сукины дети, казалось, шагают всё медленней и медленней, будто решили немного поиздеваться над обезумевшим от страха парнем.
   Сейчас они ещё остановиться надумают, - размышлял Дейв, - и тогда... я заору так, что аж сам оглохну!
   -- Чего вы плетётесь, как в штаны наложили! -- заворчал какой-то недовольный голос, -- так и заснуть на ходу можно.
   Ну слава тебе Господи! - поблагодарил Дейв мысленно Христа Спасителя и как можно бесшумно стал выпускать набранный воздух. Но чёрт возьми!, его пробрал кашель, и он едва сдержался, но от этого воздух вышел только со звуком.
   -- Опа! Ты слышал? -- раздался немного неопределённый голос у самого выхода из здания.
   -- Что?
   -- Кто-то выдохнул.
   -- Что выдохнул? -- Голос был слегка пьяный и потому решил немного подурачиться в ответ.
   -- Нет, ну ты что-нибудь слышал? -- серьёзно спрашивал его товарищ.
   -- Слышал, конечно!
   -- Что ты слышал?
   -- Как ты меня спросил.
   -- Тьфу-ты! А больше ты ничего не слышал?
   -- А что именно?
   -- Выдох!
   -- Ну.
   -- Слышал?! И как ты думаешь, кто это? -- спросил он как-то испуганно.
   -- Это Сэм, -- продолжал он дурачиться, -- он заорал нам, чтоб шли быстрее.
   -- Да ну тебя! -- и он выругался во весь голос.
   Дальнейшее продолжение разговора еле-еле доносилось до Дейва, с улицы, и постепенно удалялось.
   А Дейв был так счастлив, что уже и позабыл о своих горестях, и дальше шёл в приподнятом настроении.
   Когда с разгону врезался в стену, то нисколько не удивился и повернул влево.
   После того, как он прошёл этот зигзаг, вдали коридора забрезжил выход тусклым светом луны, оттуда доносился ещё и сильный шум; словно всё кладбище взбунтовалось.
   Как только он вышел из здания, то его едва не затолкнул назад ледяной ветер. Но он шёл вперёд, превозмогая все эти неожиданные явления природы какой-то силой воли.
   -- А зачем я иду туда? -- вдруг удивился он.
   -- О, чёрт подери! -- он всё вспомнил!, весь кошмар, разыгравшийся с ним на вечеринке. Естественно!, настроение моментально упало, как из окна последнего этажа небоскрёба.
   -- Джек - это моя последняя надежда, -- решил он и двинулся вперёд. -- Остаётся только отыскать его на этом чёртовом кладбище. Не его, так его могилу.
   Луна светила каким-то необычным светом и придавала могилам, окружающим Дейва, какую-то жуткую окраску; колорит страшной истории о "пристанище оживающих покойников".
   -- Как бы мне не встретить соседей Джека вперёд, чем я встречу его, -- размышлял он, вглядываясь как и прежде в имена покойников, тускло освещённых луной, выгравированные на могильных плитах.
   А ветер выл, как оборотень, на луну. И попробуй, при таком завывании, расслышь что-нибудь из посторонних звуков.
   -- Да заткнись ты! -- крикнул Дейв ветру благим матом, -- а то я тебя сейчас прикончу на месте!
   -- Чего ругаешься? -- послышался за его спиной... голос Джека.
   -- Ну наконец-то! -- обрадовался Дейв и собрался повернуться, но тут же две ледяных ладони прикоснулись к его вискам, как клещи.
   -- Не надо поворачиваться, -- говорил ему спокойный голос, -- меня ты всё равно не разглядишь.
   Ледяные ладони передали ему какой-то загробный холод, от которого даже возобновлённую головную боль как рукой сняло.
   -- Всё нормально? -- осведомился голос Джека о его теперешнем состоянии.
   -- Порядок, -- ответил Дейв.
   -- А теперь можешь говорить, -- разрешил голос и убрал ладони, строго предупредив ни в коем случае не поворачиваться, что повернуться он ещё успеет.
   -- А что случилось? -- удивился Дейв, -- я тебя не узнаю!
   -- Скоро узнаешь, -- ответил Джек своим неопределённым тоном.
   -- Что узнаю? -- не понял он.
   -- Всё, что тебя интересует.
   -- А меня многое интересует, но только...
   -- Не беспокойся, ты узнаешь и не только это.
   -- Но ты мне можешь объяснить, что случилось?, почему ты не выполнил своего обещания.
   -- Шагай вперёд, -- так ответил ему Джек.
   -- Зачем?
   -- Если я буду объяснять это тебе здесь, ты меня всё равно не поймёшь.
   -- Ну хорошо, а куда только мы пойдём? Далеко?
   -- Пока иди прямо, между могил, а дальше я тебе буду говорить, куда сворачивать, -- отвечал голос настолько спокойно, что ему просто невозможно не доверять. И Дейв двинулся вперёд, как сказал ему голос, шагая мимо могил и крестов.
   -- Мы идём к тебе "в гости"? -- наконец-то дошло до него. Но на его вопрос никто не ответил, словно он шёл один и никакого призрака рядом не было.
   -- Джек! -- позвал он.
   Опять никто не ответил. И тогда Дейв уже остановился. Но в спину его толкнула та же ледяная рука.
   -- Это ты, Джек? -- вскрикнул он каким-то испуганным голосом.
   -- Не надо здесь так орать, -- посоветовал ему всё тот же спокойный голос, как-то тише прежнего. -- Не задавай мне вопросов, пока мы не придём.
   Вообще, всё это показалось каким-то загадочным. И, естественно, у него была куча вопросов. Но он всё-таки решил немного помолчать. А продолжал путь ради какого-то детского любопытства.
   А ветер уже не дул так сильно, вообще прекращался.
   -- А теперь влево, -- прошептал ему голос почти в самое ухо. И Дейв послушно свернул в сторону.
   Дорога, по которой Дейв некогда обходил это гигантское кладбище в сопровождении своего погибшего товарища, находилась справа. Потому та местность, куда он двигался теперь, была ему неведомой.
   Тем временем, ветер уже совсем притих, и по кладбищу пополз какой-то жуткий туман - словно могильная вонь приобрела свой цвет и выползала из каждой могилы. Но туман этот запаха не имел, а только вырастал всё выше и выше. Он постепенно становился густым, и вскоре Дейв не видел вокруг совершенно ничего, даже не видел, по чём шагает.
   -- Не задавай вопросов, -- шипел ему в ухо спокойный голос несколько угрожающе.
   Дейв уже потерял самую последнюю надежду, что это всё ещё тот призрачный голос, при жизни Джека принадлежащий несомненно ему. Насколько он помнит своего погибшего друга, то в голове Джека даже и близко не было подобных шуточек над своим лучшим другом.
   Любопытство давно уже сменил ужас. И Дейв всем сердцем чувствовал, что его ожидает нечто пострашнее самой лютой смерти.
   А туман, тем временем, уже начинал потихоньку рассеиваться, обнажая грунт под ногами.
   Дейв заметил, что находится на каком-то диком пустыре, напоминающем собой о временах каменного века, поскольку вокруг была какая-то свалка камней, в незанятых местах которой часто проглядывал свежий грунт, словно его рыхлили совсем недавно.
   Ещё он заметил, как его обогнал здоровенный негр по имени Джек Эдерман. Он остановился, и повернувшись к нему, улыбнулся своей единственной левой стороной лица. А Дейву эта неопределённая улыбка почему-то показалась несколько злорадной.
   -- Это здесь, -- сказал Джек какой-то загадкой. Или так показалось Дейву, но он ничего не понял.
   А Джек, вместо того чтоб пояснить свою фразу, взобрался на камни и грустно взглянул под ноги. Что он там видел, Дейв не имел способности разглядеть. Но похоже, что оно находилось где-то глубоко в камнях, если Джек так смотрел не на сами камни.
   Наконец Джек перевёл взгляд на своего живого друга.
   -- Ты должен это сделать, -- настойчиво произнёс Джек своим неопределённым голосом, обращаясь к Дейву.
   -- Что сделать?
   -- Помочь моему телу. А я помогу тебе, -- произнёс он опять без пояснения.
   -- Твоему телу? -- удивился Дейв. -- Ну ладно, только как?
   -- Для начала нужно разворочать эти камни.
   -- Ну что ж, раз нужно, значит нужно! -- произнёс Дейв и, взобравшись на вершину, где стоял Джек, принялся за работу.
   На вид, камни были не слишком тяжёлые, и потому Дейв кидал их во все стороны без особого труда, один за другим, даже не глядя на то, что откидывает с таким залихватским настроением.
   -- А теперь отдохни, -- остановил его Джек. И Дейв тут же остановился, словно ему, не произнесли спокойным голосом Джека, а заорали с каким-то ужасом в голосе. Но всё же он взглянул под ноги и... увидел скелет рослых размеров, с трещинкой на правой стороне черепа. Скелет находился в гробу с треснутой крышкой.
   -- Это я, -- прошептал Джек в каком-то подавленном тоне.
   -- О чёрт! -- только и выдавил Дейв, глядя на такое вычурное зрелище.
   -- Вот тебе и весь ответ, -- сказал Джек и тихо начал спускаться с невысокой горы камней.
   -- Слушай, -- заговорил Дейв так, будто его осенило, -- а это случайно не трое типов?
   -- Да, их было трое.
   -- Да я ведь их видел. Я ещё подумал, какого чёрта им понадобилось по кладбищу лазить в такую чудесную ночь...
   -- Ты их на кладбище видел? -- перебил его Джек.
   -- Да нет, в том здании.
   -- Опять ты туда полез. Ну я же тебя просил...
   -- Кстати! Здание-то... Там ведь вовсе не опасно. А ты мне говорил...
   -- Оно скоро рухнет от сырости, и рухнет обязательно кому-нибудь на голову. Не ходи больше там. Договорились?
   -- Ну договорились, -- согласился он без особого энтузиазма.
   -- А теперь мы отнесём этот гроб в одно место.
   -- Погоди. У меня к тебе куча вопросов. Ты не забыл?
   -- Хорошо, -- добродушно согласился Джек. -- Я тебя слушаю.
   -- Начнём с того, чего я не понял... -- и, хорошенько подумав, начал:
   -- Знаешь, мне всё это напоминает какую-то длинную-предлинную галлюцинацию. Именно с того момента, как ты мне посоветовал не строить иллюзий насчёт всей этой чертовщины.
   -- А ты строил?
   -- Да ничего я не строил. Просто я решил, что с ума спятил, и всё.
   -- Может быть и спятил, а может - ещё и не совсем.
   -- Не понял.
   -- Видишь ли, -- объяснял ему Джек, как мог, -- здесь кроется совсем другое. Да ты и сам наверно должен понимать: ты позвал, я пришёл, и делаю всё, что в моих силах.
   -- Но это ведь нереально.
   -- Вполне возможно. Можешь даже считать это какими-то там бредовыми видениями, или что-нибудь в этом роде... Конечно, дерьмово у нас всё вышло, но результат - есть результат; от него никуда не денешься.
   -- Ты хочешь сказать, что хоть ты башку снеси, всё равно ни хрена не вышло бы?
   -- Я тебе могу привести в пример хотя бы того первого подонка. Ты знаешь, что он хотел с тобой сделать?
   -- Да догадываюсь.
   -- Но всё-таки у тебя есть прекрасный выход.
   -- Неужели, и правда прекрасный?!
   -- Сейчас только сносим кое-куда этот гробик "родной".
   -- Ну давай.
   И они подхватили гроб с самым реальным телом погибшего Джека и понесли туда, куда было надо самому хозяину тела. А он шёл впереди.
   Оказывается, туман ещё не полностью рассеялся. В одном месте он ещё стоял в темноте и при бледном освещении полной луны, напоминал собой какое-то жуткое привидение. А Джек направлялся именно туда.
   -- А нельзя ли как-нибудь обойти этот туман? -- поинтересовался Дейв, ему почему-то опять становилось жутко.
   -- Нельзя, -- ответил Джек. -- Это только начало, дальше его будет ещё больше, и погуще.
   -- А как ты в тумане находишь дорогу?
   -- Для мёртвых не существует никаких преград, -- гордо ответил он, -- особенно для тех, кто пользуется нашей помощью, а таких почти не существует.
   Шагали они в какую-то другую сторону, не туда откуда шли, Дейв это заметил.
   Туман и правда становился ещё гуще. А Дейв даже гроба не видел. Его интересовало только одно: куда его заведёт Джек на этот раз.
   Шли они в полном молчании, словно впереди предстояло что-то неприятное. И вскоре Джек нарушил молчание:
   -- Осторожно, -- предупредил он, -- сейчас будет лестница вниз.
   И Дейв, спустя три-четыре шага, нащупал уступ.
   Когда они спускались по лестнице, туман был уже позади, потому что спускались они под землю.
   -- Куда мы идём? -- наконец-то осведомился Дейв.
   -- Увидишь. -- Ответ показался слегка пугающим.
   Такой ответ не всякому пришёлся бы по душе.
   -- Я думаю, тебе там понравится, -- добавил Джек.
   -- Интересно, -- удивился Дейв, -- а как подумаю я?
   -- Наверно, также. Если, конечно, хорошо подумаешь.
   -- А если у меня не хватит ума?
   -- Дейв, мы ещё не пришли, а ты уже начинаешь делать выводы.
   И вновь воцарилось молчание.
   Вскоре лестница кончилась и дальше они проносили гроб по длинному коридору. Запыленные лампочки под потолком тускло излучали какой-то призрачный зеленоватый свет. А вдали коридора был сплошной мрак, потому Дейву этот коридор почему-то показался бесконечным. Но, когда они вошли в эту кромешную тьму, Джек остановился и попросил Дейва поставить гроб на пол.
   -- Дальше будет дверь, -- медленно произносил он почти по слогам, -- за этой дверью ты сможешь начать новую жизнь... Счастливую жизнь.
   -- Жизнь, -- повторил Дейв как-то безразлично. Но, кажется, он уже понимал, к чему клонит его погибший друг.
   -- Жизнь? -- переспросил он с некоторым сомнением.
   -- Именно, жизнь.
   -- Вечная, -- добавил Дейв.
   -- Это и есть твой единственный выход.
   -- Ну уж нет, дружище!
   -- Подумай! -- настаивал Джек.
   -- Я всегда думаю, прежде чем что-то сказать, -- и с такими словами Дейв направился в сторону призрачного света.
   -- Как хочешь, -- пробормотал Джек. Но Дейв его не расслышал из-за страшного шума откуда-то с лестницы. Но Джеку было не до шума, он открыл дверь и затащил за неё гроб со своим телом.
   А вот Дейва интересовал только шум и ничего больше, ведь ему вдруг стало страшно из-за одной мысли, "я не выберусь из этого чёртового подземелья!". Он со всех ног рванулся вперёд и перелетев прыжками несколько ступеней... остановился... Сердце его почти застыло намертво, как и он сам. А впереди... Что было впереди, он не видел. Огромная каменная плита заслоняла весь вид, она была плотно прижата каменными блоками.
   Всё это натворил какой-то пьяный придурок на угнанном грузовике. Сам он валялся где-то неподалёку, со свёрнутой шеей. Как его занесло почти к чёрту на кулички, неизвестно. Наверное, густой туман послужил этому причиной.
   О том, что произошло "там наверху", Дейв понятия не имел, но ясно понял, что настал ему самый настоящий конец.
   -- Джек! -- позвал он своего мёртвого друга. Ответа не было. Пока не было.
   Он спустился с лестницы и прошёл по коридору до самой двери.
   -- Да ладно! -- подумал он вслух, с каким-то наплевательским безразличием глянув в сторону двери, -- чёрт с ней.
   И толкнул её ногой. Та в ответ как-то недовольно заскрипела и пропустила этого "новенького". Ну а Дейв и вошёл, как ни в чём ни бывало.
   Больше его никто не видел. Разумеется, кроме тех, к кому он вошёл.
  

эпилог

   После того, как Дейв скрылся за дверью и начал совершенно новую жизнь, наступило время рассвета.
   Пока солнце скрывалось за горизонтом, ночной туман значительно осел и превратился в утреннюю росу.
   Все уже отпраздновали День всех святых и разошлись, кто куда.
   На заброшенном кладбище было, как всегда, ни одной живой души, если, конечно, не считать того, кто уныло бродил среди одиноких могильных плит и крестов, в поисках своего сына. Это был Сэм Ричардсон. Как ему пришла в голову такая дикая идея, что его Дейв может находиться непременно на этом заброшенном кладбище, неизвестно. Но он наверно и сам понял, что поиски Дейва именно здесь навечно останутся тщетными. Но Дейва нигде больше не было, и его отец сам лично в этом убедился.
   "Уходи!, уходи подобру-поздорову! - угрожающе рычал ему внутренний голос, - нету здесь никакого Дейва!"
   И Сэм плюнул на всё и побрёл в сторону здания.
   Однако, кое-что его заставило остановиться и с ужасом взглянуть на одну свёрнутую с места могильную плиту.
   -- О боже! -- простонал он, вглядываясь в надпись на могильном памятнике, "Джек Эдерман: 1962 - 1987".
   Там, где когда-то находилась эта могильная плита, грунт был ещё свежим.
   Чёрт возьми! - подумал он, - неужели Дейв говорил правду?!
   Рядом с этой загадочной могилой гордо стоял ещё один памятник. Сэм его даже и не заметил, поскольку он появился перед его взором почти как призрак, как видение. И он с диким визгом ужаса помчался прочь от могил двух неразлучных друзей. Помчался к самому старинному зданию этого города, которое настолько отсырело, что вот-вот и рухнет.
   Как только он вбежал в само здание, случилось что-то непредотвратимое, и его больше никто не видел. Разумеется, кроме сына и его лучшего друга Джека.
  
   1989 г.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"