Уткин Андрей Андреевич: другие произведения.

Тайга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    трилогия


  

ТАЙГА-2 (1)

  
   Десятилетний Стас сильно спешил домой. Что-то очень важное ему нетерпелось сообщить своему старшему брату. Впрочем, в семье Стаса было 13 человек (мать с отцом, дед с бабкой, четверо сестёр и пятеро братьев; Стас был четырнадцатым), но понимал его один только старший брат, который, кстати, был старше Стаса на 3 года.
   Вообще, если не принимать во внимание этих двух братьев, то для остальных двенадцати членов семьи семья состояла из 15-ти человек. 15-тым была собака породы ротвейлер. Но тринадцатилетнему брату Стаса этот пятнадцатый член семьи последнее время перестал нравиться; он и сам не мог себе объяснить, что его в этой доброй и любвеобильной собаке настораживало. Но однажды к нему подошёл его десятилетний брат и сказал - что... Так они и подружились. До этого же в семье царило полное разногласие между её членами: мать с отцом не понимали друг друга; дед часто напивался и превращался в психопата, только одна физически крепкая бабушка могла его поколотить, когда он начинал ко всем придираться или лезть в драку с зятем; дети, те вообще издевались друг над другом, и каждому из них это доставляло необъяснимое удовольствие. Принимали участие в злом подшучивании друг над другом и двое этих братьев, но... 13 дней назад они подружились. В тот день у всей семьи было новоселье, - родители наконец-то заработали на новую десятикомнатную квартиру. Наверное им казалось, что если они выберутся из пятикомнатной и в доме будет в два раза больше комнат, то эти ежедневные драки, от которых спасает только работа, школа и детский сад, прекратятся. Но тринадцатилетний Стас во время сбора к переезду обратил внимание на поведение ротвейлера... Вообще, он не мог понять, что с ним происходит, почему он всё время беспокойно мечется по комнатам, как будто кто-то - неожиданно для него - завёл в доме пуму или тигра; но в то же самое время этот ротвейлер вовсе не выглядел беспокойным. Стасу больше казалось, что их пёс стал каким-то... злым. Но тут к нему подошёл десятилетний Стас и произнёс: "Тайга что-то чусвствует и от этого волнуется". "Что он может чувствовать?! - отреагировал привычным резким тоном старший брат на "идиота"- младшего. - Какое твоё собачье..." Но Стас-младший его перебил: он произнёс всего одну фразу, которая моментально стёрла стену отчуждения между этими двумя братьями. Плохо только, что фраза эта не могла стереть остальные стены отчуждения всей семьи.
   Ротвейлер был мужского пола (если можно так выразиться), но несмотря на этот факт его назвали Тайгой. И, когда семья с одной окраины города переехала в противоположную, в десятикомнатную квартиру, из окна которой глаза мозолила АЗС и располагающаяся неподалёку автобусная остановка (больше глаза ничего не мозолило - за "бензоколонкой" и остановкой пространства пожирал бескрайний лес, усеянный всевозможными тропинками, "пьяными дорогами", стаями диких собак и многим-многим-многим), Тайга их как будто понял, что его - вообще-то - не тайгой должны звать, а... Лесом, или - лучше - Джунглями (Законом Джунглей).
  
  
   Десятилетний Стас стоял перед дверью в свою 10-комнатную квартиру и долго давил на кнопку звонка. У него уже начинало пропадать желание сообщить старшему брату что-то очень важное - он уже пятую минуту звонил в дверь, но - похоже - открывать ему никто не намеревался. А по телевизору уже должен был начаться его любимый мультсериал...
   Стас уже собрался отправиться к знакомым и у них посмотреть телевизор, но в самый последний момент, когда лифт уже закрывал двери, собираясь отвезти этого подростка на первый этаж, замок щёлкнул и дверь открылась...
   Стас тут же пропустил руку между смыкающимися дверьми лифта и вышел, когда те автоматически распахнулись. Дверь открыл Стас-старший. Похоже, он куда-то собирался и открыл дверь не для того, чтоб впустить в дом младшего брата.
   -- Ты спал? -- с незаметным сарказмом в голосе поинтересовался у него выходящий из лифта братишка. -- Я полчаса звоню в дверь!
   -- В какую дверь? -- удивился тот. -- Не звонил никто.
   -- Ну я же слышал, как звонок за дверью звенел! -- распинался тот, но неожиданно утихомирился: -- А ты куда собрался?
   -- Тебе скажи и ты соберёшься.
   -- Мне с тобой переговорить надо, -- произнёс младший и по его внешнему виду об этом можно было бы догадаться. -- Ты сильно спешишь?
   -- Вообще-то, я не спешу никуда, просто мне время надо убить.
   -- Тогда заходи назад, -- обрадовался младший такой замечательной возможности.
   Тот пожал плечами. И дверь за обоими захлопнулась.
   Вообще, младшему хотелось бы включить телевизор и прирасти к нему глазами, но раз ситуация так сложилась, то Стас решил пропустить одну серию и не включать то, чего его 13-летний брат не переносит.
   -- А чё дома никого нет? -- удивился вдруг младший, перед тем как собрался излагать то, зачем задержал старшего брата; он как будто не заметил этого странного явления, когда звонил в дверь, или когда вошёл в дом и окунулся в абсолютную тишину. Вообще, насколько Стас-младший помнил родной дом, то в нём обязательно кто-то был; уж бабушка-то из кухни никогда не вылезала. Но Стас прошёлся по всем десяти комнатам (на кухню только не заходил) - пустынно, как на планете Марс.
   -- Не знаю, -- пожал старший плечами. -- Я проснулся - никого не было. Наверное, они ушли в лес.
   -- В лес? -- посмотрел на него братишка как-то странно. -- Ты серьёзно? Дед же лес не переваривает и Вася с Джоном (близнецам Василию и Евгению (Джону) недавно исполнилось восемнадцать и теперь родители им ни в чём не смели перечить, особенно когда один и другой неделями не бывали дома или напивались с дедушкой) вчера девчонок каких-то приволокли домой. В какой они лес...
   -- Я предположительно, -- пояснил ему брат. -- Так о чём ты там поговорить хотел?
   -- Про собаку, -- тут же ответил младший, вернувшись к существу дела. -- С бензоколонки.
   АЗС, которую из любого окна их новой десятикомнатной квартиры было видно лучше чем автобусную остановку или лес, охранял ротвейлер - просто бегал по территории станции и облаивал каждого прохожего, - так вот, это была абсолютная копия их Тайги, разница состояла лишь в том, что Тайга отличался от того ротвейлера своей мужской принадлежностью.
   -- Знаешь, как её зовут? -- проговорил младший старшему. -- Ни за что не догадаешься!
   -- Неужто Тайгой, -- произнёс тот первое, что пришло в голову.
   -- Как ты догадался?... -- Для них это было удивительно, особенно для Стаса, когда он, направляясь к остановке, проходил мимо бензоколонки и собственными ушами услышал как дежурный по АЗС начал предъявлять претензии собаке, когда та принялась облаивать троих перепуганных малышей, каждый раз называя собаку по кличке.
   -- Прикол! -- охарактеризовал старший эту новость.
   -- Да это ещё ерунда, -- приготовился тот сообщить ему наиболее важную деталь. -- Я у этой собаки видел... член. Прикидываешь?!
   -- Чё, серьёзно?! -- удивился брат, хотя не очень-то поверил то, что только что услышал. -- Я же сам лично видел, как по утрам к ней приходили кобельки и вставляли ей. Потом только как сиамские близнецы ходили... сиамские собаки... -- Но он тут же подскочил с места, словно его осенило, и подлетел к окну. Брат кинулся за ним...
   Они долго выглядывали собаку на бензоколонке, она всегда там должна была быть - на цепи, цепь передвигалась вдоль всей АЗС по металлической проволоке, позволяя собаке свободно перемещаться по всей территории станции; но в этот раз братья могли лицезреть одну только цепь и ничего больше, она одиноко свисала с проволоки и создавала такое впечатление, будто собака эта взбесилась, сорвалась с цепи и убежала в лес, пока Стас звонил в дверь, а его старший брат не слышал никакого звонка.
   -- Где эта твоя долбанная псина с членом? -- подал, наконец голос старший брат.
   -- Сам не знаю, -- пожал тот плечами. -- Я заходил в дом - была.
   Старшему же всё сильнее и сильнее начинало казаться, что всё это походит на розыгрыш, он только пока не понимал смысл с сутью этого розыгрыша, и будет ли по его завершении кому-нибудь смешно. Так что пока Стасу-старшему ничего другого не оставалось как отойти от окна и - наверное - отправиться на улицу, куда-нибудь в лес, там убивать время было удобнее всего, только бы далеко в лес не заходить, потому что в лесу том очень легко можно было заблудиться и вернуться домой - как Вася с Джоном - через несколько недель.
   Но перед тем, как открыть дверь и надолго уйти из дома, Стас подозвал своего вглядывающегося в окно братишку. Тот оторвался от автозаправочной станции ("мультсериала", вылетевшего из головы) и подошёл к старшему брату.
   -- Глянь, -- кивнул старший брат на дверцы ниши, к одной из которых скотчем был приклеен тетрадный лист бумаги, весь уделанный корявым почерком дедушки (Стасы знали, что когда дед был пьян, он писал только таким почерком. Вообще, дед их был писателем, и водил карандашом по бумаге в любом состоянии, так что любой из членов семьи - даже любой редактор - мог отличить куриный почерк пьяного дедушки от ровного и красивого почерка трезвого деда). -- Дед нам написал.
   Написан на листе был такой текст:
   "Стасы,
   не ходите в лес, там можно не только заблудиться навсегда или наткнуться на каких-нибудь наркоманов, но и... набрести на избушку лесника... А если вы думаете, что его давным-давно убили, вы ошибаетесь. Лесник жив, и хоть его никто не может поймать, он до сих пор подкарауливает свои жертвы в погребе избушки. И когда кто-нибудь проходит мимо - будь то несколько грибников или несколько вооружённых до зубов новых русских, - он вылезает из погреба. Не забывайте, что этот лесник психически ненормален и что он самый страшный маньяк-убийца за всю историю нашего города. Сидите дома и никуда не уходите, пока мы не вернёмся. А мы пошли разбираться с этим лесником, потому что он ночью заходил к нам в квартиру и утащил в лес ваших маленьких сестрёнок, Катеньку и Леночку".
   -- Слушай, -- проговорил Стас старшему брату, так и не став читать каракули своего пьяного-дурного дедушки (старший Стас тоже не стал читать; они знали, что если дед пьяный, то он обязательно пишет или городит какую-нибудь несусветную ахинею, и пишет долго и нудно, что потом от чтения его галиматьи мозг устаёт), -- а чё в нашем доме так дохлятиной воняет?
   Старший Стас принюхался... И правда - откуда-то несло псиной и дохлятиной.
   -- С кухни запах идёт, -- понял старший, двинувшись в сторону кухни.
   -- Сам ты запах! -- усмехнулся Стас выражению своего старшего брата. -- Вонь, а не запах!
   -- Ой хрен! -- донеслось с кухни, когда старший исчез за её углом. -- Фак твою мать!
   Младший уже был рядом с изумлённым братом.
   На полу под столом лежал мёртвый ротвейлер... впрочем, не было понятно, жив он или мёртв; хотя, если судить по тому, что так удивило тринадцатилетнего Стаса, можно было бы подумать, что ротвейлер всё-таки мёртв: глазницы были выдраны и из чёрных дыр кровь уже давным-давно не вытекала - всё засохло, как будто собака лежала в морозильнике, а не в раскалённой жарким летним днём кухне.
   -- Смотри! -- указал десятилетний Стас на собакину промежность. Собака разлеглась в такой позе, что задние лапы не мешали рассмотреть её "половую принадлежность". -- Сука.
   Но старший Стас молчал, он о чём-то задумался - что-то пытался понять.
   Если б эти двое братьев додумались бы перевернуть приклеенный к левой дверце лист бумаги, то они легко узнали бы на той обратной стороне (медали) почерк непьющей и всегда рассудительной бабушки. А написала она очень короткое послание к внукам-Стасам:
   "Не слушайте деда и выйдите ненадолго из дома, потому что этой ночью я вырвала Тайге глаза, чтоб она ни хрена не видела. Мы ВСЕ скоро вернёмся и тогда уже будем кушать. И Лена и Катя" (бабушка хотела ещё дописать "Так хочет ТАЙГА", но почему-то не стала, вероятно подумав, что ребята сами обо всём догадаются).
   Думал старший Стас очень быстро, и размышления его закончились тем, что он решил разбудить эту спящую Тайгу. И ткнул носком своего кроссовка её в бок. И когда он её ткнул, ему тут же припомнилось детство, когда он был маленьким хулиганёнком и играл как-то с друзьями в футбол жирным дохлым котом, так вот, ощущения пинания мёртвого тела надолго отложились в его мозгу, и теперь, когда он легонько ткнул в брюхо этого безглазого ротвейлера, ощущения те к нему моментально вернулись: собака действительно была нежива. Он ткнул её ещё, ещё и ещё раз, словно собрался этой крупной и увесистой собакой поиграть в футбол... Хотя, он сыграл бы ей в футбол, если б это не была та бензоколоночная сука, а был их Тайга (женского, среднего или мужского рода слово Тайга, не понимал даже отец Станиславов, когда именовал купленного на базаре щенка ротвейлера и чисто наобум в голову ему пришло это неожиданное слово), кобель, которого за последние 13 дней они вдвоём с младшим братом успели возненавидеть и всякий раз избегать, когда замечали, что у Тайги опять входит в раж приступ бешенства.
   С каждым разом удар тринадцатилетнего Стаса становился всё сильнее и сильнее. И через пару минут он уже пинал собаку изо всей силы. Пинал до тех пор, пока собака эта не зашевелилась и не начала подниматься. Бессознательный взгляд старшего Станислава тут же принял выражение испуганного неожиданностью ребёнка...
   -- Что это?! -- вскрикнул десятилетний Стас, как будто вместо собаки известной породы, на лапы поднимался какой-то невиданный монстр.
   Собака с чёрными дырами вместо глаз злобно зарычала. Младший тут же кинулся к двери, пока старший долго не мог прийти в себя с перепугу, даже когда ротвейлер схватил его за тот самый кроссовок, на котором остались волосья от шерсти, и начал его трясти как не успевшую вовремя убежать кошку, пытаясь разорвать. От такого действия Стас упал.
   Младший в это время никак не мог справиться с дверным замком - тот словно заел.
   Вырывать глаза собаке вовсе необязательно, потому что у неё превосходное обоняние. Так десятилетнему Стасу так и не удалось в десятикомнатной квартире скрыться от безглазой рычащей собаки.
   Через несколько минут сука ротвейлера выпрыгнула в открытое окно, как будто не смогла догадаться, что десятикомнатная квартира находилась на двадцать шестом этаже, а не на первом.

ТАЙГА-2 (1)

   Однажды, 8 марта, в одном из рейсовых пригородных автобусов чуть не началась драка. И всё из-за молодого человека, который с самого утра чувствовал себя отвратительно. Он уезжал из города - этот день он решил провести там, где его никто не увидит, и ему хотелось, чтоб это место оказалось лесом; тем более день располагал - не по мартовски тепло, солнце пригревает, так, что можно даже за­горать. При ветре загар получится не очень хороший, особенно, в на­чале марта; но в этот день, о котором идёт речь (08. 03. 98), ветра вообще не было.
   Молодого человека звали Станислав Кусков. В этот день ему ис­полнилось 26 лет, и он сказал своим родителям, - с которыми он жил в однокомнатной квартире гостиничного типа, - что плевать он хотел и в их тортик и на их "грёбаные" подарочки, что они вдвоём достали его уже своим занудством и что он лучше проведёт этот день с проститут­ками. Пронырливые родители всё всегда пронюхивали о личной жизни своего сыночка, и что девушки у него никогда не было и что Стаси­чик их "мальчиком" надолго остался, и что он девочек боится, и даже несколько раз его на мастурбации поймали, так что врать про прости­туток для Стаса особого труда не составляло, хоть он и знал, что родители понимают о его принципах (в принципе - не доверять проти­возачаточным средствам больше чем "ночным феям", на которых у него ни денег ни здоровья не хватит). Так что идти ему некуда было - он попался.
   Но... тут же вспомнил про свой незабвенный девиз "ищи выход - нет безвыходных ситуаций", его осенила гениальная идея... И в это 8 марта он решил побродить по лесу, полюбоваться природой; как ни странно, но к природе Стас Кусков был неравнодушен больше чем - например - женщины к восьмимартовским цветам.
   Поскольку Стас Кусков помнил, что по праздникам пригородные автобусы работают бесплатно, то денег с собой он - конечно же - не захватил, и простояв полчаса на остановке, дождался-таки опаздыва­ющего "Икаруса", успев заскочить быстрее, чем водитель с ехидными глазами и четырьмя красавицами под боком, захлопнул двери, как он всегда захлопывал перед носом таких вот прыщавых "неудачников" как этот заморыш (в глазах весёлого и огромного водителя автобуса, этот невысокий и щуплый Стас Кусков кроме как "заморышем" и говнюком никем больше не выглядел).
   Но Стас не придал этому вызывающему поведению водителя ни ма­лейшего внимания; мысли его были заняты совсем другими вещами, и он даже не обращал внимания на девушек, что облепили весёлого водителя и изредка косились на этого одинокого пассажира ("Интересно, куда это он едет?- хотелось бы им узнать.- Какой-то мрачный, угрюмый: "ма­ма, я обкакался". Да и на психа вроде не похож... Куда же он едет? Чем он в лесу заниматься будет?..."), постоянно гогоча когда води­тель им что-то произнесёт, относительно этой "угрюмой личности".
   В автобусе было пусто, если не обращать внимания на какого-то алкоголика, что спал на самом заднем сидении ещё наверно с позап­рошлого вечера.
   В то время, как всё началось, Стас глубже и глубже погружался в мир грёз, и когда двери автобуса открылись и на следующей оста­новке вошёл третий "пассажир", Стас воображал себя "объедком с пыш­ного стола" (как он сам для себя называл жизнь у какой-нибудь сос­тоятельной пожилой вдовы,- главное исполняй все её капризы и будешь плавать как "рокфор" в "раме"), и ждал, когда же ему наконец-таки по­везёт (прилетит волшебник в золотом звездолёте) и какая-нибудь старая некрасивая мадам, проезжая мимо него на каком-нибудь "черокки", на­жмёт на тормоз и, подъехав к нему поближе, попросит в чём-нибудь помочь, и тогда он залезет в её автомобиль, поддавшись намёкам, и... больше его нудные-противные мама с папой никогда не увидят...
   - Эй, паренёк, - прервал его размышления чей-то фамильярный го­лос, - ты что, уснул?
   Стас Кусков, вырвавшись из своего примитивного мира грёз, тут же сосредоточил всё своё внимание на фигурке небольшого человечка, что стоял перед ним, так, будто в его глазах этот Кусков очень сильно походил на таракана.
   - Билет покупай, - проговорил ему этот человечек, как только тот глянул на него.
   - Сегодня же бесплатно возят, - промямлил Стас в ответ, вместо того, чтоб спросить этого плюгавенького мужичка, кто он такой и не спятил ли он с ума; но повышать голос Стас умел только на родите­лей.
   - Сегодня только женщин бесплатно возят, - заметил ему на это мужичонок; на плече мужичонка висела сумка, набитая мятыми банкно­тами и три-четыре рулона билетов, так что не было сомнений в том что это кондуктор, только что-то перегаром несло от этого кондукто­ра и... алкаша на заднем сидении уже не было...
   Стас собрался было произнести что-нибудь острое и неожиданное на эту реплику, но... так и не нашёлся с ответом, и решил, что раз не нашёлся, то отвечать не надо.
   - Эй ты, - тыкал нетрезвый кондуктор в плечо отвернувшегося в сторону окна парня, - женщина. Ты ведь женщина?
   - У меня нету денег, - буркнул в ответ Стас.
   - В жобу веник, - передразнил его этот нетрезвый и плюгавый кондуктор. - И из автобуса на этом венике.
   - Что это ещё за разговоры! - попытался Стас придать своему го­лосу как можно больше силы. - Что за веник!
   - Извини, я пьян, - унялся кондуктор, присев рядом с Кусковым на соседнее креслице, как будто устал и решил отдохнуть. - Я вчера напился. А ты куда едешь? - спросил он в лёгком тоне общительного человека. - В лес, на природу? Погодка сегодня прекрасная?
   - Какая разница, - безразлично ответил Стас, словно понял что над ним незаметно издеваются.
   - Родители наверно надоели?...
   - Чьи родители? - решил Стас сумничать.
   - Парень, - проговорил ему кондуктор, - пошарься хорошо по кар­манам, оплати проезд и не выходи из автобуса, пока тот не вернётся назад в город. Такой у меня к тебе совет.
   - Почему не выходить из автобуса? - не понял его Стас.
   - Просто я сердцем кое-что чувствую, - ответил плюгавый, подни­маясь с места. - И выходить тебе не советую. Не послушаешь меня - пеняй на себя. Пошарь лучше в карманах. Я чувствую, что во внутрен­нем кармане твоих брюк...
   - Лёха, - прервал его водитель. Он стоял за спиной кондукто­ра... Эти двое - пассажир и кондуктор - так увлеклись, что и не за­метили как автобус остановился, из кабины вылез водитель и подошёл к ним. - Платить не хочет?! Сынок, - обратился он уже к Кускову, - ты платить не хочешь? Я тебя обязан возить на своём горбе? - он уже схватил Стаса за воротник рубашки и поднял с места, хоть и кондук­тор тщетно пытался утихомирить этого выпендривающегося перед своими девчонками водителя. Вообще, Стас драться никогда не любил - даже в школе он отделывался побоями и унижениями, но никогда не давал сдачи, - но в этот раз всё произошло чисто машинально: Стас автома­тически попытался выбить ухватившую его за воротник руку водителя, но вместо этого, задел здоровяка по лицу.
   - О! - театрально восхитился водитель смелости этого парнишки, - да ты, я смотрю, драчун хороший. Драться будем? - отпустил он его воротник и принял комическую стойку боксёра.
   - Вовик, завязывай, - продолжал кондуктор оберегать этого пар­ня, - чё ты к ребёнку прикопался!
   - Он мне по лицу заехал, - объяснял ему водитель Вовик в своём шутливом тоне. - Мы должны подраться. Бороться. Будем бороться? - ин­тересовался он у парня.
   - Давай на улицу тогда выйдем, - предложил Стас. Вообще, он бо­роться с этим увальнем не собирался, но всё-таки на улице было куда удобнее, чем в автобусе - поломать рёбра, наткнувшись на что-нибудь или разбить окно и потом отравиться в отделение милиции...
   - Да не бойся, парень, - сказал ему кондуктор, - он шутит.
   Но парень в это время выбрал удобную позицию и проскользнул мимо здоровяка, выскакивая на улицу.
   - Что, на улице будешь драться? - осведомился высунувшийся из открытых дверей водитель. - Или на улице убежать проще?
   Но Стас ничего не ответил, только побрёл в сторону уходящей в лес тропинки, не обращая внимания на перебранивающихся между собой плюгавого кондуктора и водителя-здоровяка.
   - Эй парень, - крикнул ему кондуктор, пока тот не успел исчез­нуть из глаз, - куда ты?, Володя же пошутил! Возвращайся назад, мы довезём тебя бесплатно. Что ты как девочка?
   "Сами вы девочки!" - хотел ответить Кусков, но не решился - во­дитель тогда погонится за ним и уж в этот раз шутить не будет. - Он продолжил путь, не оборачиваясь, постепенно растворяясь среди де­ревьев. Кондуктор Лёха обратил внимание на то, как этот паренёк прибавил шагу как будто спешил куда-то.
   - Нахрена ты пацана зашугал! - театрально замахнулся на водите­ля-здоровяка этот плюгавенький кондуктор.
   - Я ж тебе сказал, пусть член сосёт, - ответил водитель, заходя в кабину и закрывая двери. - Да, девчонки? - обратился он весёлым голосом к девушкам, а те с ним всегда и во всём были согласны - с ним для них не существовало никаких проблем ни с наркотиками ни с материальной стороны; лучшего сутенёра чем Вова у них не было.
   - Останови-ка на минуту, - попросил его кондуктор, едва только они удалились от Стаса Кускова на полкилометра. Володя остановил автобус и открыл переднюю дверь.
   - Да ссы в автобусе! - крикнул Лёше шутник Володя, когда тот двинулся в лес, справлять малую нужду (по его походке было видно, что большей нужды ему справлять не было необходимости). - Девчонки отвернутся.
   - Да пошёл ты!... - показал ему Лёша средний палец и тот заго­готал. Лёша же зашёл в лес подальше, чтоб из автобуса его не было видно и расстегнул ширинку.
   Отъехал автобус только через тринадцать минут, после того как водитель несколько раз выкрикнул имя кондуктора (каждый раз прибав­ляя к имени слово "козёл") и плюнув на него, продолжил маршрут.
   Испарившийся же в глубине леса кондуктор так и не выходил. Стас Кусков недолго шёл по выбранной тропинке, поскольку та очень быстро закончилась потухшим костром, вокруг которого валялось несколько водочных бутылок. Но вернулся назад - на дорогу - он не из-за того что вокруг не было тропинок и без них бродить по лесу было не удобно, просто откуда-то издалека доносился рёв каких-то пьяных подростков и притворный визг их не более трезвых подружек.
   Он решил перейти шоссе, поскольку с противоположной его сторо­ны (там тоже был лес) заметил тропинку. Так что раз на раз не при­ходится.
   Шоссе было совершенно пустым, когда Кусков переходил его. Но из-­за угла вылетела иномарка... Хотя ехала она не так быстро, как хоте­лось бы любителю - поглазеть на водителей-лунатиков, так что Стас мог бы даже и не бежать, а спокойно перейти дорогу, но... он замер на месте как заворожённый (такое иногда случается с людьми - внутреннее чувство им подсказывает, что не обязательно продолжать идти, можно и остановиться, водители ведь не скоты, остановятся), вытаращившись на приближающуюся иномарку... Водитель же останавливаться и не собира­лся, а когда до стоящего посреди дороги человека осталось не более полуметра, водитель этот свернул руль в сторону, и автомобиль даже краешком не задел Стаса. И только когда до ближайшего дерева осталась пара метров, иномарка подняла за собой шлейф пыли, затормо­зив... Но автобус с водителем Вовой и четырьмя его "лебедями", в это время затормозить не успел и на полном ходу врезался в вылетевший из-за поворота бензовоз.
   Кондуктор Лёша в это время усмехнулся; он выходил из леса, вспоминая как ему ужасно не везло в 26 лет (сейчас ему было 38 - день рождения девятого марта), но в то же самое время "сердце" этому кондуктору подсказывало, что он без проблем остановит первую попавшуюся машину, без проблем доберётся до диспетчерской и весь сегодняшний день проживёт без проблем...
   - Хитчхакер? - полюбопытствовал у Стаса высунувшийся из окна водитель, вместо того чтоб наорать. - На перекладных добираешься? - Точнее говоря, это был не водитель, а водительница (если можно так выразиться), женщина бальзаковского возраста.
   - Да, - покачал Стас головой, - как бы.
   - Но денег у тебя ни копейки, - угадала эта симпатичная женщи­на. - Хотя во внутреннем кармане твоих брюк и есть забытая тобой ме­лочь на карманные расходы, но бесплатно я тебя повезу чисто из принципа. Залазь.
   И Стас залез в автомобиль не потому что вспомнил о своей мечте быть "объедком с пышного стола", а потому что ему сказали "залазь".
   - Ох и не везёт этому парню, - усмехнулся Лёша, залезающий в первую попавшуюся машину, которая остановилась сразу как он подошёл к дороге и вытянул руку. - Большая его сёдня херня ждёт. А меня - завтра. 366 дней продлится. Чёртов високосный год!
   - Слушай мужичок, - заметил ему водитель, - я понимаю, что ты пьян, но всё равно прекрати болтать, или выйдешь из машины.
   - Ты слышал что-нибудь про тайгу? - спросила Стаса женщина, когда машина её набрала приличную скорость; до этого она молчала.
   - Слышал, - ответил тот. - Это была собака, она загрызла хорошую толпу людей. Для детей сказка, чтоб те не гуляли по лесу. "...не то на вас нападёт зубастая-клыкастая собака Тайга...", - разговорился он - затронули его любимую тему. - Ещё шли байки про то, что в лесу нашем стоит заброшенная избушка, в которой когда-то жил ЛЕСНИЧИЙ. Помнишь про Лесничего?
   - Ещё бы! - поддерживала та тему. - Знаменитый неуловимый шизоф­реник.
   - Лунатик, - поправил её Стас. - Его Лунатиком называли. Так вот, детей ещё пугают, что, если те забредут в этот лес, то обяза­тельно наткнутся на избушку лесника-лунатика, что дескать она как призрак, летает по лесу - неожиданно появляется в разных местах - и преследует заблудившихся детей.
   - А дети обязательно теряются в лесу, - вставила она слово, раззадорив его ещё сильнее:
   - Ещё бы! В нём невозможно не заблудиться! Это же лес - приз­рак. Когда дети в него заходят, то для них он становится обширнее вселенной!
   Стас так увлёкся своей любимой темой, что даже и не заметил как машина давным-давно свернула в лес и ехала уже по "пьяной дороге".
   - А что с Тайгой-то? - продолжала подстрекать его та.
   - Так она и есть этот Лесник! - рассказывал он. - Представляешь: дети заблудились в лесу и тут на их пути вырастает эта старинная избушка; она просто-таки гипнотизирует детей и те, естественно, за­ходят в неё. В избушке всё покрыто столетним слоем пыли и запутано миллиардом паутинок, в общем такое ощущение, будто в ней не единая душа не была ещё с позапрошлого века. Но откуда этим загипнотизи­рованным детишкам знать, что в избушке этой побывало бесчисленное количество детей, и что все их души находятся в пропахшем мертвеца­ми погребе этого домика? Все души выглядят в виде безумных клеток, составляющих тело лесника-мутанта... И тогда эта человекообразная собака бесшумно выплывает сквозь пол из погреба... и детям больше некуда деваться - дверей и окон в этой избушке не существует уже, если они в неё вошли и захотели выйти. Вот тебе и вся Тайга.
   - Неужели так оно и было? - произнесла женщина с небольшой ус­мешкой в голосе, повернувшись к рассказчику.
   И только тогда Стас осмотрелся по сторонам... и до него нако­нец-то дошло, что машина уже давным-давно остановилась, а вокруг ни души, только один лес. И солнце уже не светит - небо заволокло ту­чами. И, что более всего удивительно, это то, что машина стояла пос­реди одной из самых непроходимых частей леса, вокруг ни "пьяной до­роги" ни тропинки, одни колючие кусты и бесчисленное множество де­ревьев; деревья эти и окружали машину, так что не было понятно, ка­ким образом она заехала в этот центр дебрей. Складывалось такое впечатление, что машина стояла здесь с тех самых пор, как де­ревья эти начали расти.
   - Враньё всё это, - произнесла женщина. - Тайгой в нашем городе называется совсем другое: общество незнакомых людей. Ни один из них не знает о существовании этого общества; они не знают друг друга: практически те же самые - заблудившиеся в лесу - дети: они не пони­мают, что их души объединяет один единственный ЛЕСНИК-ТАЙГА, но всё равно, идут к Нему; их зовёт чистый инстинкт. Чёртов високосный год, да?
   - Что? - не понял он про "високосный год".
   - Вместо 365-ти дней, - объясняла она, - тебе мучиться 366 дней. Ты не выйдешь из ТАЙГИ, пока не выполнишь задание; в 366-й день ис­течёт твой срок. Но не беспокойся, год ты по лесу бродить и замани­вать не будешь, - говорила она в то время как Стас, незаметно от неё, пытался открыть дверцу и хотя бы выбраться из машины, но замок дверцы должно быть проржавел от долгого стояния и давным-давно пе­рестал действовать, - время здесь летит по разному, в зависимости от местностей, по которым ты будешь проходить. Так что чувствуй себя как в зловещем лабиринте, но не забывай заманивать детей в избуш­ки... Ты, что, хочешь выйти? - обратила она внимание на его поведе­ние. - Разбей, лучше, окно, дверь ты не откроешь - машина простояла здесь тысячу лет. Но поброди по ТАЙГЕ, в ней наверняка есть места, где стрелки часов начинают вращаться в обратную сторону. И ты вер­нёшься назад, в конец своего ХХ века.
   И Стас наконец-то разбил окно - долго он колотил по стеклу своим хиленьким локтем - и вылез на свободу...
   - Смотри, - напутствовала ему женщина, - 366-й день закончится и ты одеревенеешь, если не выполнишь задание.
   Он и не спрашивал уже её, о каком задании она говорит; ему просто хотелось убежать подальше от этой сумасшедшей, выбраться из леса и успеть поймать машину, пока не стемнело. Почему-то в эту ми­нуту у него проснулись чувства к своим родителям, и ему всё больнее и больнее становилось на душе, когда он начинал представлять себе, как те будут волноваться - переживать из-за своего сына, и всё из-за его спеси: приспичило видите ли ему нагрубить родителям и провести этот день в лесу (в ТАЙГЕ)!...
   Но по дороге он всё сильнее и сильнее восхищался тем, как лов­ко он убил в этот день время. И, казалось, чем сильнее он восхищал­ся, тем дольше шёл.
   Тем временем стемнело. Нетрезвой молодёжи в лесу появилось ещё больше, и Стасу захотелось пообщаться с ними.
   Он уже шёл на голоса... в то время, как вторая часть его лич­ности требовала вернуться домой и больше никогда не позволять сво­им родителям волноваться, только уговорить их собраться, и отвести их в лес, чтоб показать им это чудо-избушку.

ТАЙГА - 3

ПУЛИ В ПИСТОЛЕТЕ

1

   Непонятно, откуда у одного безобидного мужичка взялся газовый пистолет "тэ-тэ", или как там эти современные пистолеты называются, не знаю, и какого чёрта этому агнцу-мужичку вздумалось забыть этот пистолет у своего приятеля (кстати такого же безропотного приятеля) во время пьянки, да и не просто забыть, а забыть всю свою кожанку и возвращаться домой в одной рубашке. И, надо сказать, повезло этому мужичку, в карман которому случайно подложили этот пистолет, когда пытались скрыть некоторые улики от приближающихся милиционеров; мужичку повезло потому, что по дороге домой его забрали в медвытрезвитель - не успел он зайти в подъезд своего дома - в самый последний момент пристали к нему назойливые владивостоцкие "мусора". А взрослый сын приятеля этого безропотного мужичка обнаружил забытую куртку и известил родителей, что из куртки вывалилась настоящая "пушка"...
   И, перед тем, как рассказать о том, в какие приключения этой пушке удалось залезть своим длинным носом, напомню о небольшом нюансе... или метафоре, не знаю, как назвать, разберитесь сами:
   Пули в пистолете; они запросто могут быть невидимыми и изображать из пистолета "незаряженное ружьё, которое раз в год стреляет", и могут торчать они в пистолете, как Старик Хотябыч в кувшине, пока палец случайно не нажмёт на курок и они все не повылетают на свет божий. Но, поскольку пули-дуры, то попасть они могут и в пистолет.
   А теперь - не сначала:
  

2

   Когда открылась дверь, на пороге стоял... Нет - стояло - НЕЧТО, чудовище, забрызганное кровью и сжимающее в руках газовый пистолет. Дверь этому чудовищу открыли родители, увидевшие слёзы на глазах своего сынульки (так повелось, что именно их сынульке досталась роль "чудовища")...
   -- Лучше бы меня растерзала та собака!-- провыл он, вместо того чтоб молча войти в комнату, положить "пушку" на место и безразлично уставиться в окно, сквозь прозрачное стекло, вглубь погружённого в бесконечную ночь леса, Зелёного Угла (бесконечной ночь будет потому, что парень этот не был уверен в завтрашнем дне, дно которого в том, что солнце завтра как обычно взойдёт...), и плевать затылком в родителей, когда они будут надоедать ему различными вопросами.
   -- Сын, что стряслось?!-- недоумевали те в соответствующих тонах, в качестве реакции на это его "лучше бы меня растерзала та собака".-- Это ты сейчас стрелял?
   -- На кой чёрт ты пистолет этот...-- зарычал вдруг на сына отец, внезапно понявший в чём дело, но... прикладом пистолета тут же получил в висок...
   -- Ой, только не гундось!-- умолял покачивающегося на ногах отца сын.-- У меня и так уже за сегодняшнюю ночь голова как чёрт болит, ещё вы вдвоём надоедать будете!...
   -- Мы не будем надоедать,-- с трудом проговорила сдержанная мать (она была намного сдержаннее мужа),-- мы и спрашивать ничего не будем... Считай, что мы спим и ничего не видим...
   -- Конечно!-- хохотнул стирающий рукавом кровь с виска отец,-- на нас на всех это больше всего похоже!... Э, сын, а что это на тебе за брюки такие?, с кого ты их снял?
   -- Э!-- обратила на его висок внимание жена,-- а ну-ка давай йодом смажем! Надо продезинфекцировать!, а то заразу занесёшь какую-нибудь...
   -- Ты ослеп!-- ответил сын отцу на вопрос,-- на мне не брюки, на мне дырявое трико и больше ничего нет.
  

3

   Его звали Стас Кусков. Он возвращался домой в одном дырявом трико, с хорошей прорехой на заднице; благо, что темно на улицах было и не холодно, благодаря августовской духоте.- Ситуация мелочная и недостойная внимания: Стасу не везло в любви; всё у него шло шиворот-навыворот, не как у нормальных людей, присутствие которых он всегда старался игнорировать, чтоб никто не думал, что он кому-то завидует или пытается не выказывать свои эмоции - спрятаться под своеобразную маску посредственности, изобразив из себя этакого душелюба, погружённого в жерло духовности и равнодушного к телесным взаимоотношениям. И благодаря тому обстоятельству, что в туннеле любви для Стаса никакого просвета не ощущалось, этого девятнадцатилетнего паренька осенила неожиданная идея, и он, собрав "начальный капитал", необходимый для всякой современной жизни, отправился в... казино...
   Возвращаясь из казино, не обращая внимания на себя со стороны - не вживаясь в роли безразличных ко всему случайных прохожих или каких-нибудь влюблённых парочек, глазеющих на него и недоумевающих... Нет-нет, всё это не интересовало его в данный момент, когда он был погружён в воспоминания о сгоревшем в ночи вечере, когда его девушка излишне неожиданно и грубо "обломила"... Вообще, этих девушек он в последнее время отказывался понимать всё сильнее и сильнее, как раньше он не понимал никакого смысла в цветах (ему думалось, что девушки-женщины просто придуриваются, что всё это маска и искусственность), так и не понимал, почему некоторые девушки изнасилования боятся больше смерти, что тут такого страшного (?!) Но не об этом он думал, когда шёл по ночным улицам в трико, а о другом... Подспудно он, конечно, замечал то, что никто не видит его, когда он сам ни на кого не смотрит и, соответстсвенно, не испытывает никаких комплексов по поводу своего неожиданного "прикида". Он себя как будто ощущал "человеком в маске", одновременно пришедшим на одноимённую телепередачу и программу "моя семья" (кроме маски, на нём, судя по всему, была ещё и та "невидимая рубашка", в которой родила его мать; этакий голый король)...
   Он вспоминал, как вечером встретился с одной из своих новых знакомых, рассказал ей о себе... причём, всю правду рассказал, о том, что он вегитарианец, не забыв объяснить причины такого благородства по отношению к братьям нашим меньшим; сказал ей также, как относится к человеку, пребывающему на земле; изрядно пофилософствовал; признался, что иногда даже тараканов, комаров и мух не давит, потому что библия говорит, "не убий!". Одним словом, Стас обнажил перед ней всю свою душу, а в ответ получил отражение её души - правду в зеркале правды перед правдой. В общем, она отнеслась к нему как к сумасшедшему (не как к злобному шизофренику, а как к обыкновенному помешанному, задурившему себе голову всякой тоскливой галиматьёй и пытающемуся выпендриться перед девушкой, у которой, по его мнению, уши растут из задницы), и он всё понял, вернулся домой, взял все свои деньги, оделся поприличнее (ещё приличнее, чем для встреч с девушками) и двинулся в путь...
   Дверь Стас открыл беззвучно. Родители его спали. Да и он бы и сам лёг спать, но... Что-то не спалось ему сегодня, тем более за оконом орали песни какие-то девчонки-нимфетки, как тут уснёшь?... Ему захотелось выйти на улицу, прогуляться по дворам, может удастся познакомиться с кем-нибудь из местных тиннейджеров или удастся подраться с какими-нибудь хулиганами и покорить сердца всех нимфеток, что еженощно орут под окнами песни из репертуара "Сектора газа"? Сам-то он новичок в этом районе. Да и в жизни он, судя по всему, тоже новичок, раз всё в его мечтаниях выглядело таким наивным и инфантильным.
   Конечно, не в трико вышел Стас, а... почему-то захватил с собой по пути газовый балончик, как будто тот сам по себе упал с полки в его оттопыренный карман. Наверное, ему припомнился уже изрядно истёршийся в памяти случай с собаками на Калининской или вспомнил про собаку-убийцу Тайгу... Наверное, благодаря своей инфантильности, Стас надеялся, что ему удастся справиться с той же самой Тайгой только благодаря своему газовому баллончику; или, если из-за угла в каком-нибудь тёмном переулке, на него неожиданно налетит свора диких-голодных псов, то газовый баллончик станет для Стаса настоящим соломенным спасательным кругом.
  

4

   -- И что?-- любопытствовали родители.
   -- Ну, вышел я во двор,-- рассказывал им Стас,-- и коза какая-то собаку выгуливала... Если б я был безоружен, как всегда, то... кому я тогда нужен, кроме ментов, которые тебя останавливают для проверки документов и обыска, нет ли у тебя какого пёрышка за пазухой или "дуры"...
   -- Ага!-- усмехнулся бинтующий голову отец,-- это всегда так, когда у тебя в кармане оружие для нападения, то отвечаешь за него не ты, а кто-нибудь другой, у кого в кармане то же самое оружие, но для самозащиты...
   -- Обычно, не ловят тех, кто с оружием,-- перебивает его жена,-- а ловят в основном таких, как наш сынулька, у которых за душой нихрена нет; ловят, везут в милицию и заставляют признаваться во всех смертных грехах! Так в реальной жизни бывает!
   -- Не перебивайте!-- попросил их Стас.-- На чём я остановился... Так вот, когда я был без оружия, я был как пустая, перевёрнутая вверх ногами лодка, в общем, был обратной стороной монеты, и собака эта на меня даже и внимания не обращала бы, но... С газовым баллончиком я, скорее всего, выглядел совсем по иному, то есть - монета перевернулась - лодка встала как положено и в ней неожиданно обнаружились вёсла, то есть появилось кое у кого желание усесьться в эту лодку. И, так получилось, что собака оказалась вне ошейника, до смерти перепуганная хозяйка заорала-завизжала... Не за мою искусанную участь хозяйка эта боялась, а за свою овечью шкуру, если голова этой хозяйки не объединилась в единое целое, как со вселенной, с головой своей собаки, что, мол я вооружён... В общем, наверняка за собаку так испугалась эта хозяйка.
   -- И ты пшикнул ей в лицо?
   -- Собаке? У собаки нет лица... Ну да, пустил порцию газа. Да и не одну порцию. Одна порция не действовала ни на собаку, ни на её хозяйку, которая потом накинулась... налетела на меня как на врага народов, и мне только и удавалось уворачиваться да пускать газ этой бешенной бабе в глаза.
   -- Так а чё ты пушку-то вытащил?-- всё добивался от него отец.
   -- Я пошёл дальше,-- рассказывал Стас,-- и увидел издалека группу ребят, они сидели в беседке детского сада...
  

5

   ...Увидев ребят, Стас неожиданно вспомнил про газовый пистолет, который у его отца позавчера ненароком забыл пьяный приятель. И Стас вернулся домой, отыскал в темноте кожанку отцова приятеля и вытащил из внутреннего кармана "т\т". Стас решил, что подраться с кем-нибудь из этих ребят у него так просто - по-дружески - не получится, а вот попугать всю эту ватагу "пушкой" было бы неплохо, тем более что они наверняка первыми к нему пристанут. Да и вообще, сидеть дома для Стаса этой ночью было не то что скучно или даже глупо, а, скорее всего, противно.
   И он не ошибся в предположениях, когда проходил мимо беседки, чтоб сократить себе путь к выходу в более оживлённые места и не обходить длинный девятиэтажный дом; ребята действительно обратились к нему первыми:
   -- Э, браток,-- тут же позвал его кто-то из юнцов,-- у тебя сигаретки не будет?-- Как будто вся эта ватага действительно погибала без курева или они просто-напросто стреляли сигаретки у случайных прохожих.
   -- Бросил,-- коротко ответил Стас, делая вид, что очень сильно спешит и подходить ни к кому сегодня он не собирался.
   -- А ты откуда, вообще?-- поинтересовались они у него о месте проживания.
   -- Ниоткуда,-- не менял Стас тона.
   Он, конечно, мог бы вытащить свою гордость (пушку), но... почему-то пропало у него всякое желание на что-либо, когда он встретился с действительностью и подумал, что обязательно прийдётся нажимать на курок, если достанешь оружие ("не доставай оружие,- припомнился Стасу закон толковища,-- а раз уж достал, то бей"); в общем, что-то Стасу ослабило коленные части ног...
   Двое-трое парней повскакивали с мест и, три-четыре секунды спустя, Стаса окружила уже почти вся компания.
   -- Ты чё, не местный?-- не поняли те, приглядываясь к нему и не узнавая ничего.
   -- О!-- вспомнил один из них,-- а его помню!, он, по-моему, только что в трико одном домой заходил! Тебя чё, друган, грабанули на улице?
   -- Вы, ребятки, меня с кем-то спутали,-- сказал им всем Стас.
   И, наверное, так бы они все его и оставили в покое, если б из беседки не выползли двое нетрезвых девчонок и не присмотрелись к Стасу своими пьяными - ничерта не соображающими - глазами.
   -- Так это же наш вафлёр!-- проговорила одна из них своим заплетающимся языком.-- Он у нас в школе учится. У него и кликуха такая -- Фуф-лёр!
   -- В какой школе!-- хохотнул Стас,-- мне 19 лет! Ты чё!
   -- Х...й в очо!-- проговорила вторая, словно ни к кому и не обращаясь.
   -- Ты словечки-то выбирай!-- сделал ей Стас замечание.
   -- А чё ты на меня наехал?-- не поняла она.-- Я это не тебе...
   -- Чё-то этот паренёк крутой какой-то!-- заметил кто-то из ребят.-- Надо нам его бояться.
   Стас же в это время не ожидал, что ему станут выкручивать руки и начнёт разрываться ширинка на последних, оставшихся в живых его штанах, и как те будут стягиваться, увлекая за собой плавки, как Титаник - пассажиров... И, что удивительно, Стас ничего не мог поделать - так неожиданно всё происходило (кстати, об этом он позже родителям рассказывать не будет): Ему больше было стыдно, чем страшно от беспомощности вывернутых рук и ощущения, что в одно место ему пытаются затолкать бутылку, судя по возгласам ребят, комментирующих на всю улицу события, "сейчас он пиво с ракой будет пить!"
   Ему делали клизму - что-то холодное в него вливалось, пока двое-трое ребят разрывали его штаны пополам. Недолго продолжалась процедура - пива в бутылке, судя по всему, было на дне пару маленьких глотков.
   -- А теперь ты будешь у нас шоколадницей,-- вытаскивали из него бутылку, отпускали руки и подносили бутылку к лицу, пока Стас молниеносно совал руку в карман куртки и вызволял свой пистолет на свет божий.
   -- А ну дай сюда эту зажигалку!-- протягивал руку к пистолету один из ребят и не замечал, как дрожащий палец Стаса задевал курок и, с позавчерашнего дня не поставленный на предохранитель пистолет, издавал лопающийся звук...
  

6

   --...и я их всех до единого перебил,-- говорил Стас неправду,-- всез троих. Так получилось -- так сложились обстоятельства.
   -- И какой вывод ты сделал из всей этой истории,-- спросил его отец в нравоучительном тоне,-- если тебя, конечно, не найдут?
   -- Конечно, не найдут! Ветер не найдёшь,-- уверяла своим скороговорочным голосом всех - и себя в том числе - мать,-- как чёрную кошку в чёрной комнате, которой нет. А если и найдут, то обязательно не того...
   -- Не перебивай, мать!-- гаркнул на неё муж.
   -- Вывод сделал,-- отвечал Стас,-- что лучше самому принять смерть, чем защищать свою жалкую шкуру, убивая других только потому что ты попал в эту паутину, если взял с собой оружие и всё вокруг тебя соблазняет его применить... В общем, оружие с собой никогда не носить - ходить не оставляя за собой следов и теней и... не отражаться в зеркале. Таков вывод.
   -- Ну, в общем, неплохой вывод,-- через "нехочу" отреагировала мать, хоть и собралась возразить.-- Но только "смерть", это лишнее!
   -- А иного пути нет!-- заметил ей сын своим излюбленным безапелляционным тоном.-- Раз колесо закрутилось, значит остановить его очень трудно, пока оно переломает несколько палок. Такова жизнь! Такова наша сегодняшняя действительность.
   -- А ты её видел, эту жизнь?-- произнёс ему отец, впервые в жизни взяв в руки пистолет.-- Мне сдаётся, что ты пытаешься нас элементарно разыграть. Пуль-то в пистолете нет!
   -- Как, нет,-- в недоумении уставился на отца сын.
   -- А на одежде у тебя краска или томатный сок.
   -- Так это потому, что я их все перестрелял,-- быстро нашёлся Стас,-- потому и нет пуль.-- Он не хотел говорить родителям, что ключа от дома нет, а не пуль, а не то он вошёл бы бесшумно и родителей не тревожил, если б не забыл пошариться в карманах своих разорванных на две части брюк, которые лежали на крыше беседки, на которую их зашвырнули хулиганистые юнцы; а на крышу эту взобраться ой как непросто!
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) З.Иван "Славия: Офицер"(Постапокалипсис) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с Земли. Обретение"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"