Утолин Константин Владимирович, Васильев Владимир, Арилин Роман: другие произведения.

Тени Грядущего

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    началось все со следующего секретного документа: Предварительный комплекс мероприятий для реализации: Первое - усилить финансирование наших агентов влияния внутри Православной Церкви России с целью дальнейшего раскола и смещения ее деятельности в сторону экуменизма. При одновременном усилении положения ПЦР в общественно-политической системе России... Второе - создавать и поддерживать в России различные экстремистские течения внутри всех глобальных религий... Третье - всячески содействовать развитию в России нетрадиционных культов и сект. ... Активно использовать для этого внесенные в христианские тексты искажения, подменившие истинные понятия на ложные... Четвертое - мониторинг появления в СМИ и книгах любых материалов, содержащих малейшие зачатки истинных знаний. Особое внимание следует обратить на издание книг и иных материалов, касающихся искусства "творить образы", что и составляет основу почти любой реальной магии. И дискредитацию подобных направлений поисков и их авторов... Пятое - необходимо всеми средствами усиливать в России мощность доводимого до каждого жителя информационного потока. ... И всяческое стимулирование распространения в России разнообразных направлений в искусстве, прямо или косвенно призывающих к увеличению чувственных удовольствий и отрицанию духовной и телесной самодисциплины. "А ведь если план будет принят, следует ждать командировки в учебные лагеря, - подумал Нэш. - Такого кабинетного червя, как я, никто не допустит к работе в поле без переподготовки". Нэш прекрасно сознавал, что его боевые и оперативные возможности, прямо скажем, посредственные - по меркам Ордена, разумеется. А Россия - страна непредсказуемая и весьма сильно криминализированная. Так что... Так о чем же эта книга? К какому жанру ее можно отнести? Боевая фантастика (фантастический боевик)? Отчасти да. Альтернативная история? Тоже частично верно. А может размышления о возможных скрытых приемах управления человечеством? Это по смыслу ближе всего! Так о чем же, все-таки, эта книга? Она - о людях, обычных, которые даже могут быть среди наших знакомых, и не совсем обычных, но которых, тем не менее, мы можем встретить на улице и пройти мимо, даже не подозревая, что от их действий зависит ни много, ни мало будущее всего человечества!


Владимир Васильев

Константин Утолин

Роман Арилин

(в печатном виде в АСТ авторы: Владимир Васильев, Дмитрий Одинов (псевдоним К. Утолина и Р. Арилина))

  

Тени Грядущего

  
   Глава первая
  
   Плотная серая мгла настырно лезла в глаза, заставляя щуриться. Но этого делать было как раз нельзя: вот-вот должен был вспыхнуть огонек разрешающего сигнала.
   Нэш в который раз ощупал оба пистолета в кобурах и запасные обоймы на поясном ремне. Почему-то он страшно боялся выронить что-нибудь из снаряжения. Припасов было совсем немного: оружие, запасные обоймы, часы-непромокайка и микроаптечка. Почему курсанты экипировались часами, было непонятно: время и направление полагалось держать на голой интуиции. А точнее, с помощью биологических часов и естественного чувства направления. Тем не менее, хронометр в снаряжение входил, а компас - нет.
   Впереди дважды мигнуло синим, и теперь счет пошел на секунды. Нэш, пригибаясь, перепрыгнул не то недокопанняй окоп, не то обычную рытвину на просеке и рванулся вперед.
   Полигон мог "порадовать" любой пакостью: от натянутой проволоки-колючки на пути к рубежу стрельбы до упрятанных в траву колышков, об которые ничего не стоит размозжить ноги - никакие ботинки не помогут. Приходилось сканировать все: и то, куда ступаешь, и пространство чуть впереди, и место, где мигал сигнальный огонек, и лес справа и слева. Даже злосчастный бугорок перед воронкой-рытвиной, за которым Нэш дожидался сигнала, и тот приходилось удерживать в поле зрения, потому что кто угодно мог появиться откуда угодно, и хорошо еще, если это будут люди.
   Особых сюрпризов на пути до рубежа стрельбы Нэш так и не дождался. Зато само место оказалось весьма малопривлекательным - яма с жидкой вонючей грязью, у дальнего края этой ямы островком торчал наполовину погруженный в жижу мешок, видимо, с песком.
   Нэш, не теряя времени, извлек и проверил оружие. Держа его так, чтобы не утопить, плюхнулся в грязь. Ствол, конечно, надежный и стрелять несмотря на любые загрязнения, но, как говорят в России, не буди лихо, пока тихо. Положив руки на мешок, Нэш стал ждать следующего контрольного сигнала. Вторая световая вспышка, отмечающая крайнее время, за которое Нэш обязан был добраться до огневого рубежа, возникла только спустя почти полную минуту. Теперь надо было точно отстреляться, уложившись при этом в норматив.
   Первый муляж навалился на него с совсем уж неожиданной стороны - сзади. Его Нэш едва не прозевал, но все же успел перевернуться на спину и двумя выстрелами сшиб "нападающего" в грязь. Вот и компенсация за отсутствие сюрпризов на подходе.
   Следующие мишени возникали уже совсем безо всякой системы: слева, справа, спереди, далеко и совсем близко, чуть ли не из-под мешка-острова, неподвижные, движущиеся, летящие и падающие. Иногда они двигались прямо к Нэшу, иногда шли по касательной, иногда неподвижно замирали. Нэш, хищно ощерившись, стрелял, стрелял, стрелял, выщелкивал пустые обоймы, вгонял на их места новые и снова стрелял, стрелял, стрелял. Вряд ли это длилось больше трех минут, но ему показалось вечностью.
   Внезапно все прекратилось. Впрочем, Нэш не поверил: слишком уж просто было бы. И правильно сделал, что не поверил: справа, из темноты, полезли смутные тени. Правда, неповоротливые какие-то: хватило по выстрелу на каждую. Еще три патрона долой.
   Возникший спустя буквально пять секунд протяжный свист был сигналом уходить со стрельбища дальше по маршруту. Нэш совершенно точно знал, что у него остались еще один патрон в левом пистолете и пять - в правом плюс единственная полная обойма на поясе. "Уложился", - удовлетворенно подумал он, вылезая из жижы на сушу. В то же мгновение, словно по заказу, хлынул ливень, смывая с комбинезона и ботинок противную вонючую грязь. Зато стало хуже видно и почти ничего не слышно.
   В лесу хлестало не так сильно. Но, если неосторожно вломиться в переплетение ветвей, с листвы иногда срывались целые водопады. Перемещаться бесшумно никак не получалось - под ногами предательски хлюпало и утробно чавкало. Правда, дождь одинаково успешно глушил как шум, производимый Нэшем, так и звуки шагов возможных противников.
   "Пожалуй, я слишком спешу, - подумал Нэш озабоченно. - Все время прибегаю на этап раньше времени, а потом жду".
   Он стал двигаться медленнее, и звук его шагов сразу стал куда тише. Да и всматриваться, держать невидимый горизонт так было не в пример легче.
   Путь Нэша был извилист и прихотлив. Он огибал топкие места и муравейники, держался от особо густых зарослей подальше - там легко могла таиться засада. Инструктор говорил, что среди фигурантов не только люди - эльфы и оборотни тоже порою любили поразвлечься, отточить боевые навыки. А на ком их оттачивать, как не на ушастом курсанте, для которого поле - не дом родной, а средоточие всех страхов и напастей земных?
   Леску, натянутую на уровне пупка, Нэш отследил вовремя, а вот вторую ловушку чуть не прозевал. Под леску легко поднырнул, а от вылетевшего сбоку бревна еле уклонился, изрядно приложившись при этом о молодую сосенку. Сплюнув с досады, он продолжил путь, строго наказав второму, сигнальному "я" быть еще бдительнее.
   До искомой полянки он добрался почти без приключений, если не считать упомянутых ловушек. Правда, пришлось еще пострелять по внезапно атаковавшим муляжам, после чего патронов в обоих пистолетах осталось всего девять. Нэш подумал: а не стоит ли зарядить ими один, а пустой выбросить, чтоб не мешал? Заодно и рука освободится. Однако не стал: из двух пистолетов стреляешь быстрее, а при специальном навыке еще и в двух направлениях сразу. И кто знает, какие мерзости таит в себе остаток маршрута.
   Ветер противно завывал в кронах, будто это и не ветер вовсе, а безутешный и бездомный леший жаловался на горькую свою судьбу.
   Ливень, к счастью, благополучно ушел на запад, туда, откуда Нэш стартовал часа полтора назад, вскоре после заката.
   На полянке, согласно инструкции, следовало задержаться и выждать до очередного контрольного сигнала. Однако долго выжидать Нэшу не пришлось. Его вдруг мгновенно обезоружили, лишив сразу обоих пистолетов, причем он даже не сообразил как. Но, видимо это входило в программу, поскольку на Нэша пошли врукопашную, а не сразу же пристрелили.
   И как же трудно ему пришлось! Нападавших было двое, один хрупкий и быстрый, точно эльф, второй помедленнее, но зато тяжелее раза в два и сильнее во все четыре. Нэш сразу понял, что спешно вырубать его никто не собирается. Наоборот, удары наносились так, чтобы причинить максимальную боль, но без переломов, вывихов, растяжений и тем более фатального исхода. Он мог только отбиваться, а контратаковать просто не успевал.
   Спустя полминуты Нэш уже не сомневался: хрупкий - действительно эльф. Люди с их медлительной нервной системой такой молниеносной реакцией не обладают). Иное дело эльфы с их удивительной информационной организацией, при которой сигналы от органов чувств передаются не медленными химическими реакциями, а путем передачи электрических импульсов. Грубо говоря, у эльфов вместо нервов - аналог электрических и даже оптоволоконных кабелей. А еще эльфы они могут сами определять, какую информацию выводить из зоны сознательного восприятия, переводя в подсознание, а что оставить осознаваемым. Причем сознание эльфа имеет, по сравнению с сознанием человеком, оптимальную структуру и использует не линейную и бинарную, а более сложную нелинейную и троичную логику мышления, что позволяет обрабатывать информацию на несколько порядков быстрее, соответственно скорость движений ограничивается только скоростью сокращения мышечных волокон да сопротивлением воздуха. А мышцы у эльфов также очень быстрые за счет гораздо более высокой скорости обмена веществ и иной организации мышечных волокон.
   Рукопашка прекратилась так же внезапно, как и началась. Противники вдруг перестали колошматить Нэша и, будто бесплотные лесные духи, в считанные мгновения растворились в темноте. Следом к Нэшу столь же незаметно вернулись его пистолеты. Правда, поставленные на предохранитель - так что сразу выстрелить вслед эльфу с напарником не удалось. Впрочем, может и хорошо, что он этого не сделал.
   После драки кулаками не машут - так, кажется, говорят русские, идиом которых Нэш за последние недели нахватался немало.
   И снова он бежал через лес, равномерно дыша и не зная усталости. Древнее знание Ордена резко расширяло возможности даже вполне обычного человека.
   Километра через два (на принятые в России километры вместо привычных миль тоже пришлось перейти здесь, в учебном лагере) Нэш различил впереди красные отсветы. По мере того, как он продвигался к цели, краснота становилась все ярче, пока не стало понятно: впереди что-то горит. И горит весьма не слабо. Но маршрут вел именно туда.
   Лес закончился, открылась равнина, которую перегораживала стена сплошного огня. Что там горело, не разобрать. Да это было и не важно. Что бы там ни было, а надо пройти дальше.
   Комбинезон еще не успел толком просохнуть после дождя, да и материал был такой, что от недолгого контакта с чем-нибудь особо горячим вполне защищал. То же можно было сказать и о ботинках. Только голова оставалась ничем не прикрытой. Теоретически имелся шанс прорваться сквозь пламя и "буром", напролом, но это если стена огня не больше метра-двух. А она, судя по всему, явно шире.
   Нэш протяжно вдохнул и расслабился, освобождая "внутреннее я". Освобождая то, что "достает" знания без помощи обычных пяти человеческих чувств.
   Через несколько секунд он уже знал, что глубина огненной стены не менее двадцати метров и что неподалеку протекает небольшой ручей.
   Не раздумывая, Нэш бросился вправо.
   Ручей был мелкий и ленивый, течение едва заметно. В свете пламени зеленел толстый слой ряски на поверхности. А сама вода в ручье в этом месте уже успела стать почти горячей.
   "Не, так не пойдет, - подумал Нэш, пряча пистолет под комбинезон, и возвращаясь метров на двадцать выше по течению. - Мы пойдем другим путем".
   Для начала он вывалялся в воде, намочил голову, особенно тщательно - волосы. Потом перевернулся на живот и пополз по руслу, стараясь гнать перед собой волну побольше.
   Стена пламени приближалась. Между поверхностью ручья и нижним краем огня (как, интересно - оказывается, магистры Ордена заставляют гореть пустоту, наполненную только обычным воздухом) оставался зазор сантиметров в двадцать-двадцать пять. Когда жар стал невыносим для лица, Нэш натянул ворот комбинезона аж на макушку, глубоко вдохнул, плюхнулся физиономией в ил и, вжимаясь брюхом в вязкое дно, так быстро, как только мог, пополз вперед.
   Через десять секунд стало казаться, что на спине его вполне можно жарить яичницу. Еще через пять - что на самом деле он ползет в створ доменной печи, причем ручей - это выливающийся из печи расплавленный металл, а никакая не вода. Через вечность, легко уместившуюся секунды примерно в три, его чувства свидетельствовали безо всяких сомнений, что он умер, сгорел и испарился одновременно. И лишь после этого тело вдруг ухнуло в спасительную прохладу - дно отступило почти на метр вниз.
   Однако он еще не одолел все двадцать (или сколько их там?) метров огненной преграды. И попробовать вынырнуть и вдохнуть - верное самоубийство. Но, к счастью, в этой протоке течение было куда сильнее, чем в ручье. И, к еще большему счастью, оно было попутным. Правда, те, кто умеет заставить гореть воздух, с той же легкостью могут и вектор течения изменить на противоположный уже через пять метров.
   Но выбора все равно не оставалось. Нэш изо всех сил оттолкнулся от склизкого дна и заскользил вперед. Течение помогало. Однако то ли его ощущение глубины водной преграды было не совсем правильным, то ли огонь тоже перемещался вдоль течения: хотя он явно проплыл уже больше двадцати метров, над поверхностью воды все так же бушевало пламя. И лишь когда Нэш стал думать, что лучше уж быстро сгореть, чем медленно задохнуться, свечение вверху начало меркнуть. На самом пределе он проплыл еще вперед, сколько смог, перевернулся вверх лицом, вынырнул и пополз по руслу дальше, прочь от огня, туда, где вода становилась восхитительно прохладной, а дыхание уже не обдирало горло, будто наждачная бумага.
   Приходил в себя Нэш долгих три минуты. Разумеется, уже на приличном расстоянии от огненной стены. Потом обессилено полез за пазуху - там было еще слегка влажно, хотя и довольно горячо. Достал пистолет. Пошатываясь, встал. И, так же пошатываясь, побежал дальше.
   Но с каждым шагом он бежал все ровнее.
   До финиша пришлось еще преодолеть напичканный ловушками лабиринт, пробиться через ров с крысами, проползти по слабо натянутому тросу над чаном с какой-то ядовитой дымящейся дрянью - отвалившийся от одежды или с ботинка кусочек присохшей грязи с шипением растворился в этой жиже буквально на глазах. Потом Нэш взобрался на почти отвесную скалу, выбирая маршрут наугад, и спустился с нее, поскольку другого пути вниз, как оказалось, не было. А спускаться куда труднее - любой скалолаз подтвердит. Довелось также отбиться от трех злющих собак, проползти по узкой трубе в комнату без окон и дверей, только с люком в полу, вернуться наружу, чтобы, прихватив с собой палку, вновь ползти в комнату и долго сбивать этой палкой с крюка в потолке подвешенный шлем, без которого не пройти было очередных ворот. Ворота открывались только при нажатии двух кнопок одновременно, а располагались кнопки так, что дотянуться до них можно было только раскинув руки широко в стороны. А шлем был нужен, потому что какой-то безжалостный кретин додумался в момент нажатия на кнопки обрушивать сверху на голову ведро с песком - хорошо еще, Нэш, прежде чем нажимать на кнопки в первый раз, догадался поглядеть вверх и, заметив край ведра, стоящего в какой-то не видимой снизу нише, не поверил, будто оно оказалось там случайно. Скорее уж случайно, по чьей то небрежности, он смог увидеть этот самый край. И тогда он вернулся к проклятой трубе, которую заметил на подходе к воротам, но тогда не полез туда, поскольку вела труба в сторону от маршрута. Теперь же прополз по трубе в проклятую комнату, увидал проклятый шлем, чертыхнулся (только в душе!) и пополз за проклятой палкой.
   Ведро оказалось не бутафорским. По башке долбануло так, что без шлема отрубился бы и чемпион по разбиванию кирпичей о собственную голову. Но зато ворота открылись, и оглушенный Нэш нашел в себе силы шагнуть раз, другой и увидеть... Увидеть сразу многое.
   Черту на земле и знак финиша. Сидящего у стены человека в таком же, как и Нэш, комбинезоне, только у этого человека не было шлема на голове. Голова его свисала набок, а сам человек был залит кровью, и не требовался медик, чтобы понять: шея у бедняги сломана. Увидеть инструктора, глядящего на хронометр, и кого-то в тени, у длинного автомобиля.
   Нэш одолел последние метры до финиша, еще не веря, что дошел.
   - Номер? - без тени эмоций осведомился инструктор.
   - Четырнадцать, - Нэш, хоть и был оглушен, старался отвечать четко и бодро.
   - Четырнадцать? слегка удивился инструктор. - Ну и ну! Двенадцатый и тринадцатый еще на маршруте, а четырнадцатый уже тут. Твое время - три часа двадцать шесть минут сорок одна секунда. Отличное время, курсант!
   Надо же - инструктор расщедрился на похвалу! Пришло время удивляться Нэшу. Однако долго праздновать его успех инструктор не собирался:
   - Патроны остались?
   - Да.
   Нэш хотел сказать, что патронов осталось девять, но не успел.
   - Дострелить в воздух! - скомандовал инструктор.
   Послушно подняв руку, Нэш послал в зенит одну за другой восемь пуль. В девятый раз пистолет лишь сухо щелкнул. Осечка. Видимо, все-таки подмок в ручье.
   - Плюс восемь с половиной призовых очков, - сообщил инструктор кому-то в стороне. И снова Нэшу: - Пункт отдыха там. Свободен.
   Нэш, как сомнамбула, побрел в указанном направлении.
   Те, кто стоял в тени у автомобиля (а их было двое), проводили финишировавшего четырнадцатого внимательными взглядами.
   - Ну? - негромко спросил один. - Что скажешь?
   Второй едва заметно пожал плечами:
   - А что тут говорить? Ты же сам видел, как он шел.
   - Видел, - подтвердил второй и глубоко вздохнул. - Пожалуй, ты прав, Овальд. Он и впрямь готов к маршруту посложнее. Скажи, чтобы переводили во вторую группу.
  
   Глава вторая
  
   А началось все это для Нэша два месяца назад. Хотя скажи ему тогда кто-нибудь, что прочитанный своему куратору из числа высших магистров Ордена "Единая Раса" аналитический доклад приведет его в один из специальных учебных лагерей, он бы не поверил. И зря. Впрочем, начало всей этой истории не предвещало ничего подобного.
   Вершина сопки Дагелаар в это время года всегда напоминала Нэшу кремовую шапку на стаканчике с мороженым.
   Весь снег на Дагелааре не таял даже летом, и тропинки охотников за вулканическими сувенирами были прекрасно видны на нем без бинокля.
   Нэш любил постоять вот так вот у окна, созерцая проступающий на фоне пронзительно-синего неба чеканный силуэт сопки. Жаль, что ясная погода бывает над Фарербергеном довольно редко: как-никак кругом Атлантика, совсем неподалеку Гольфстрим огибает Гренландию. Фарерберген смело можно было считать северным филиалом туманного Альбиона и гористого Скотланда. Просто в Скотланд из Лондона при желании можно было добраться и пешком, а на Фарерберген - только по воде. Северный остров, практически подбрюшье Арктики в Норвежском море. Не настолько стылый, как северный собрат Шпицберген, но и не тепличная Европа.
   Нэшу тут нравилось. Все нравилось - от степенности аборигенов до пряного вкуса легендарной фарербергенской селедки. Нравилось, что власти Гронкьявика запрещают держать собак в черте города, что население острова не отравлено футбольной болезнью, а вылет национальной команды из чемпионата Европы уже на отборочном этапе никто не считает трагедией. Нравилась льющаяся со склонов Дагелаара прохлада - в сравнении с севильской душегубкой местный климат представлялся просто идеальным.
   Определенно верхушка Ордена "Единая Раса" поступила правильно, поместив центральное бюро в этой сонной стране - европейской и неевропейской одновременно. Основные столицы Старого Света всего в часе лету, и вместе с тем очаровательный налет провинциальности во всем, от работы до бытовых мелочей.
   От размышлений Нэша отвлек тихий перезвон сигнала: пришла электронная почта с красной меткой повышенной важности. Нэш невольно подобрался: директива была с самого верха организации. Вот оно, то самое новое задание, на которое недавно прозрачно намекал шеф на традиционном уик-эндовом барбекю.
   Сообщение следовало изучить подробно. Поэтому Нэш уселся в кресло, заблокировал все входные линии, кроме экстренной, и только после этого попробовал открыть вложенный документ. Дешифратор пискнул и потребовал идентифицироваться. С подобным уровнем секретности Нэш еще не сталкивался - вся рабочая почта Ордена всегда шла только по защищенным линиям.
   Со срочной почтой Нэш мешкать не стал - недешифрованный файл автоматически уничтожался через 90 секунд, включил дактилоскоп и сканер сетчатки. Рутина, в общем-то. Оборотная сторона общедоступности высоких технологий.
   Сообщение начиналось с информации о том, что все текущие дела с Нэша снимаются - ими займутся другие. Он же должен сконцентрироваться на новом задании. Весьма и весьма нетривиальном и очень масштабном. Просмотрев основные положения документа, Нэш еще раз прочел его от начала до конца, уже акцентируя внимание на деталях и отдельных положениях, требующих уточнения. Изо всего документа маркером выделил то, что определяло основу всей миссии:
   "Необходимо разработать план мероприятий по разложению и разрушению в России устоев реальных религий и принципов Истинной Веры. Следует подменить осознание Единого Бога различного рода концепциями многобожия, изолированными от этого принципа. Следует содействовать созданию новых группировок и сект, которые в своих ритуалах и действиях опирались бы на состояния исступления и экстаза, в том числе за счет удовлетворения чувственных наслаждений своих членов.
   Первое - усилить финансирование наших агентов влияния внутри Православной Церкви России (ПЦР) с целью дальнейшего раскола и смещения ее деятельности в сторону экуменизма при одновременном усилении положения ПЦР в общественно-политической системе России. Поддержка начавшегося в ПЦР с начала ХХ века стремления к реформации в чисто протестантском духе.
   Второе - создавать и поддерживать в России различные экстремистские течения внутри всех глобальных религий. Цель: как минимум столкнуть их приверженцев с носителями знаний истинной традиции и одновременно увеличить число религиозных фанатиков, а как максимум - полностью взять эти течения под свой контроль. При этом через них следует распространять разного рода якобы исторически и/или религиозно доказанные обоснования превосходства одних наций и народов над другими.
   Третье - всячески содействовать развитию в России нетрадиционных культов и сект т. наз. течения нью эйдж, для чего следует всячески привлекать внимание людей к ранее уже внедренным нашими предшественниками в канонические тексты различных истинных религий искажениям, подменившим истинные понятия на ложные (пример: в современном христианстве все люди - "рабы Божии", хотя в исконных текстах раннего христианства об этом не было ни слова), а также создавать и развивать иные мотивы отрицания традиционных религий.
   Необходимо расширить создание под нашим контролем различных обществ, ассоциаций и других сектантских по сути организаций как раз в тех религиозных и философских направлениях, в которых появятся хотя бы намеки на возможность возникновения того или иного аспекта истинного знания. Это позволит нам все топить в информационном шуме и дезавуировать любые проблески истинных знаний.
   Необходимо организовать мониторинг появления в СМИ и книгах любых материалов, содержащих малейшие зачатки истинных знаний и идей. На появление подобных материалов следует немедленно реагировать размещением в СМИ и книгах же материалов со сходным содержанием, на самом деле постепенно замещающим настоящие знания яркими, эффектными суррогатами.
   Особое внимание следует обратить на издание противоречивых книг и прочих материалов, касающихся искусства "творить образы", т. е. реальных методов материализации мыслей, что и составляет основу почти любой подлинной магии. Появляющиеся реальные наработки и их авторов, а также само подобное направление поисков следует любым способом дискредитировать, чтобы не допустить даже малейшей возможности восстановления и широкого распространения реально действующих методик и техник искусства "творить образы"!
   Также в рамках данного направления мы должны всячески препятствовать созданию как в России, так и в других странах любых обществ по изучению радиционной славянской народной культуры. Необходимо создать систему, способную тщательно отслеживать любые попытки подобной деятельности и под тем или иным предлогом любыми способами и средствами мешать их развитию.
   Четвертое - необходимо всеми средствами усиливать в России мощность информационного потока, доводимого до каждого жителя. При этом следует постоянно генерировать различные якобы значимые сюжеты, привлекающие внимание как можно более широких слоев населения России. Решаемая задача - утопить в этом информационном "море" любую действительно значимую для осмысления и принятия решений информацию. При этом количество полезной информации в непрерывно нарастающем информационном потоке должно постоянно снижаться. Необходимо породить у людей иллюзию наличия у них знаний, это гораздо эффективнее, чем даже полное незнание.
   Пятое - необходимо всячески стимулировать и поддерживать развитие и распространение в России разнообразных направлений в искусстве, прямо или косвенно призывающих к увеличению чувственных удовольствий и отрицанию духовной и телесной самодисциплины. Кроме того, следует всячески продолжать насаждать среди населения России принципы так называемого гуманизма и "общечеловеческих ценностей".
   В этой же области лежит и усиление распространения среди молодежи сильнодействующих синтетических наркотиков".
   Еще раз перечитав выделенные места, Нэш прикрыл глаза. Потом встал и с минуту, казалось бы, бесцельно слонялся по кабинету, чтобы дать подсознанию эффективно усвоить и структурировать полученную информацию.
   Что требуется, в целом было понятно, но глобальность поставленных перед ним задач несколько настораживала - на подобном задании можно или легко сделать стремительную карьеру, или же сломать себе шею. И впервые он сильно усомнился, что знание шести языков, включая русский, является таким уж весомым преимуществом перед другими аналитиками Ордена. Кроме того, такие вещи не делаются на оасстоянии, из кабинета в Фарербергене - нет сомнения, что придется ехать в Россию, страну необычную и до сих пор малопонятную.
   Нэш снова встал, и ноги по привычке привели его к окну. Дагелаар величаво подпирал бездонное небо. Казалось, снулый вулкан излучает почти физически ощутимое сочувствие; и только тот факт, что горные вершины не умеют общаться с людьми на их языке, мешает Дагелаару пророкотать что-нибудь ободряющее.
   "А ведь если план будет принят, следует ждать командировки в учебные лагеря, - подумал Нэш. - Такого кабинетного червя, как я, никто не допустит к полевой операции без переподготовки". И хотя он прекрасно сознавал, что курс подготовки полевого агента будет совсем не лишним, нельзя сказать, чтобы ему этого так уж хотелось. Но ехать, скорее всего, придется, поскольку боевые и оперативные возможности у него, прямо скажем, посредственные - по меркам Ордена, разумеется. А Россия - страна непредсказуемая и весьма сильно криминализированная. Причем на уровне не только организованной преступности, но и просто мелких уличных бандитов. Так что... на Бога надейся, но и сам не плошай...
   И предчувствия его не обманули - спустя три дня пришло предписание отправиться в учебный центр, а через три недели он проходил полигонный экзамен по предметам первой части подготовки. И думал о том, что же на самом деле может ждать его в России.
  
   Глава третья
  
   Самолет вздрогнул, коснувшись колесами посадочной полосы, неуверенно побалансировал на грани полета и качения, а потом грузно опустился на носовое шасси и на некоторое время распрощался с небом. Завыли турбины в режиме реверса; торможение заставило пассажиров податься вперед, на ремни.
   "Все, - подумал Нэш. - Я в России. И остается лишь надеяться, что я к этому готов".
   Внешне Нэш был спокоен и невозмутим: вышел из лайнера, получил багаж, миновал таможню и паспортный контроль. И ни у кого не возникло претензий к скромному иностранцу.
   Не хватало еще, чтобы возникли, - обычно документы для агентов Ордена покупаются у структур, выдающих подлинные, так что по большому счету они и являются подлинными. Потому что покупается, по сути дела, не сам документ, а основание для его выдачи.
   Нэш знал, что курс обмена в Пулково грабительский и поэтому не стал менять евро на рубли, а просто подошел к первому же таксисту, из тех, кто работает "от бордюра", буквально охотясь за пассажирами, показал ему бумажку достоинством в полтинник (какое сочное, однако, слово!) и молча сел в желтую "Волгу" с шашечками на дверях. Таксист, источая радушие, немедленно стартовал и тут же на ломаном английском принялся расспрашивать Нэша, откуда тот прибыл. Нэш, посмеиваясь в душе, с полминуты слушал косноязычного аборигена, который успел уже перейти на не менее ломаный немецкий, а потом совершенно чисто сказал по-русски:
   - Не трудись, шеф. Говори на родном.
   - Так ты русский, что ли? - удивился таксист.
   - Нет. Не русский. Я с Фарербергена.
   - А где по-русски так наблотыкался? - по-свойски поинтересовался таксист.
   - Сначала в университете, а потом попал на фирму, у которой есть здесь интересы, - пожал плечами Нэш.
   - Тогда понятно.
   Таксист попался чрезвычайно словоохотливый, и вскоре Нэш уже знал, что Санкт-Петербург празднует трехсотлетие, которое в народе цинично называют зоолетием, что дороги подлатали только в центре, а по окраинам как были колдобины да рытвины, так и остались, что деньжищ, чьобы пустить пыль в глаза, потрачено море, а жителям от этого толку мало, что город полон ментов из провинции, которые оказались куда понятливее и честнее родимых питерских, что парусник "Крузенштерн" в Неву не пустили - завернули из Кронштадта, а у таксиста на нем сын курсантом.
   На "Крузенштерне" Нэш излияния таксиста прервал, поскольку подъехали к гостинице "Русь", где ждал загодя забронированный номер. Вручив водиле обещанный полтинник, Нэш подхватил вещи и пошел селиться.
   Заполнив необходимые формуляры и получив ключ от номера 912, Нэш вновь подхватил небольшую кожаную сумку с ноутбуком и рюкзачок, приподнял за один край чемодан на колесиках и направился к лифтам. Услугами носильщика он решил не пользоваться, благо вещей было не много.
   Оказавшись на своем этаже, он, не дойдя одной двери до выделенного ему номера, токнул дверь в девятьсот десятый, заранее зная, что она открыта. Уверенно и спокойно, словно к себе домой, вошел.
   Оказавшись внутри, Нэш захлопнул дверь и поставил свой чемодан рядом с почти точно таким же, а сумку и рюкзачок положил на застеленную кровать, после чего включил телевизор.
   Секунд через десять из туалета вышел человек, почти не отличимый внешне от Нэша, только одетый в джинсовый костюм и кроссовки. На этом человеке были также темные очки и бейсболка с надписью "Россия", а на плече он держал рюкзачок, в общем и целом похожий на рюкзачок Нэша.
   Нэш вопросительно приподнял брови.
   - Простите, - сказал джинсовый. - Что вы делаете в моем номере?
   - В вашем? - искренне удивился Нэш. - Это вроде бы мой номер. Вот, извольте, визитка.
   Джинсовый опустил рюкзачок на койку и взял гостиничную визитку-пропуск. Несколько секунд ушло на изучение.
   - Но позвольте! Ваш номер - девятьсот двенадцать. А это девятьсот десять!
   - В самом деле? - смутился Нэш, взяв возвращенную ему визитку и внимательно в нее уставившись.
   - Да, да! Вот, можете убедиться, - джинсовый подошел к входной двери и распахнул ее.
   Нэш взглянул на табличку на двери, сразу же поднялся и пошел на выход, подхватив по дороге рюкзачок и ноутбук и смущенно бормоча на ходу:
   - Простите, ради бога! Я такой рассеянный... Извините меня!
   - Ничего страшного, - закивал головой джинсовый. - Со всяким бывает! Я тоже виноват - дверь забыл запереть. А ваш номер следующий по коридору.
   Уже на самом выходе Нэш подхватил чемодан.
   Пройдя пару шагов по коридору, он отпер свой номер и сразу же запустил секундомер на часах. Отсчет пошел. Десять минут - уйма времени для того, кто не торопится.
   Из чемодана - совсем не из того, который только что приехал вместе с ним из аэропорта, - Нэш достал джинсовый костюм, кроссовки, бейсболку с надписью "Россия" и переоделся. Без суеты, но быстро. Свою одежду он аккуратно упаковал в чемодан, после чего запер его на замок и закатил в щель между тумбочкой и стеной. Потом занялся рюкзачком - почти таким же, какой совсем недавно висел у него на плече.
   Из рюкзачка Нэш добыл паспорт и водительское удостоверение на имя Воскобойникова Андрея Геннадиевича, кредитную карточку, кожаную визитницу, мобильный телефон с зарядным устройством, записную книжку "Casio", связку ключей и некоторое количество наличных рублей.
   На все про все ушло восемь минут.
   Едва секундомер пискнул, отмечая назначенный срок, Нэш взял сумку с ноутбуком в левую руку и осторожно выглянул в коридор. Пусто. Тотчас отворилась дверь соседнего номера, и оттуда выглянул сосед, одетый точно так же, как десять минут назад был одет Нэш.
   Все было спокойно - никто не подсматривал в щелочки приоткрытых дверей из ближних или дальних номеров, никто не торчал перед лифтами, а по коридору не шастала обслуга.
   Нэш едва заметно кивнул, и двое незаметно поменялись номерами.
   Все. Нет больше иностранца с Фарербергена. Точнее, есть, но он пребывает в соседнем, девятьсот двенадцатом номере. Побродит пару дней по Питеру, поглазеет на празднество, пощелкает фотокамерой, а потом укатит преспокойно на пароме в Финляндию. А Нэш, то бишь Андрей Воскобойников, на самом деле приехал утром из Москвы. На автомобиле, который в данный момент припаркован на стоянке у гостиницы. Андрей страшно любит джинсовые костюмы и кроссовки "Найк" - у него их аж две пары. По первому из двух своих мест работы (хочешь достойно жить - крутись) он - сотрудник одного из московских издательств, в Питере находится по работе и в ближайшее время намеревается посетить несколько богемно-тусовочных литературных мероприятий. А второе место его работы - небольшая программистская фирма, занимающаяся оффшорным программированием, большинство ее сотрудников работают по долгосрочным контрактам за пределами России. А в Москве сидит лишь секретарша да наемный директор, и они большинства сотрудников из числа старожилов, от которых в адрес фирмы регулярно приходят полагающиеся перечисления, никогда и в глаза не видели.
   Убедившись, что его настоящий рюкзачок опустошен тем, кто стал теперь иностранцем, Нэш деловито рассовал документы, карточки, записную книжку и прочую мелочь по карманам куртки, нацепил очки и пошел прогуляться.
   Пешком. В праздничные дни в Питере лучше гулять без машины. Машина понадобится позже.
   На улицах и впрямь было черезсчур много милиции. Праздничная мишура плохо скрывала затрапезный вид старых зданий: триста лет болото упрямо жрало архитектуру города, а это безболезненно не проходит. Санкт-Петербург вообще напоминал смертельно больного, которого перед визитом богатого родственника старательно, но не слишком искусно загримировали. Даже толстый слой штукатурки на лице не скроет черных кругов под глазами. По наспех подлатанным мостовым бок о бок катили холеные "мерседесы" и старенькие "ВАЗы", причем для некоторых "мерседесов", особенно снабженных мигалкой и спецномерами, не существовало ни светофоров, ни правил уличного движения.
   Нэш долго, до самой темноты, ходил пешком, вживаясь в эти улицы, привыкая к отслаивающейся со стен копоти, к нищим у церквей, к бледным болезненным лицам питерцев, к низкому небу, которое почти не знало солнца, к безобразным облезлым трамваям, похожим на бутафорские механизмы из фильмов о постатомной дикости.
   Ощущения были противоречивые.
   Дважды у него проверили документы. Во второй раз при виде московской прописки лицо милиционера стало вежливо-брезгливым, но Нэша взаимоотношения Москвы и Питера трогали мало.
   В гостиницу он вернулся уставший. В животе урчало - организм боролся с блюдом под названием "шаурма". Первый бой давался организму с трудом, и Нэш, чтобы не растрачивать на подобные пустяки резервные возможности организма (а после спецподготовки он при необходимости мог в прямом смысле переварить гвозди и не умереть даже от смертельных доз некоторых ядов), решил помочь организму банальной таблеткой маалокса.
   Проснувшись на следующее утро, Нэш ощущал себя уже почти аборигеном. И поймал себя на том, что даже спросоня думать начал по-русски. Что было глубоко правильно: агент не должен играть роль. Легенда должна стать частью его настоящей жизни. А играют пусть ничем не рискующие актеры.
   С соседом из девятьсот двенадцатой Нэш вежливо раскланялся на завтраке. Вся обслуга успела смениться, и ни у кого не возникло ни единого сомнения, что приехавший вчера из аэропорта иностранец не имеет ничего общего, кроме соседства по этажу, с приехавшим днем раньше московским литагентом. А тот сразу после завтрака деловито направился к выходу из гостиницы, сел в машину и поехал на первое из запланированных к посещению мероприятий. В полном соответствии с планами командировавшего его в "северную столицу" издательства.
   На входе арендованного оргкомитетом "Русского вернисажа" здания, конечно же, дежурила охрана. Рядом за длинным столом сидело несколько миловидных девчушек; все как одна приветливо улыбались, даже те, кто раскладывал бейджи и читал какие-то документы.
   Нэш свернул направо к столу.
   - Здравствуйте девушки! - весело поздоровался он.
   - Добрый день! Чем можем вам помочь? - одна из девчушек оторвалась от просмотра необъятного списка. - Будете регистрироваться?
   - Хотелось бы, - усмехнулся Нэш и подал паспорт.
   На лице девушки сменилась целая гамма выражений - от простого вежливого внимания к любому гостю до вздернутых бровей и легкого волнения перед очень важной персоной.
   - О! Вы представитель "Новой космогонии"?
   - Так точно! - по-военному отрапортовал Нэш.
   "Новая космогония" являлась генеральным спонсором всего мероприятия, называющегося "Русский вернисаж". Естественно, что представителя генерального спонсора намеревались соответственно встретить.
   Нэшу моментально был вручен пакет документов в пластиковой папочке: программа, список участников с краткими резюме по каждому, фирменные бланки, авторучка с символикой, значок, бейдж. Бейдж (да не простой, а с оранжевой каймой) девушка с шутками-прибаутками лично пристегнула к куртке Нэша - тот не протестовал, только весело скалился.
   - Прошу вас, проходите!
   Охранники заранее застыли по стойке "смирно", разве что на караул не взяли - нечем было.
   - Напоминаю, что почетным гостям в баре все бесплатно! - продолжала щебетать девица. - Если возникнут вопросы или что-нибудь понадобится, обращайтесь к любому члену оргкомитета - у них оранжевые бейджи!
   - Спасибо! - поблагодарил Нэш всех девчушек сразу и, не удержавшись, бросил охранникам: - Вольно!
   После чего вошел в холл.
   Здесь было сравнительно малолюдно. Точнее, количество гостей и хозяев "Русского вернисажа" и площадь холла разительно несоответствовали друг другу: Нэш подумал, что похожие ощущения возникают в кинотеатре, когда на тысячеместный зал приходится всего лишь десяток-другой зрителей.
   Слева располагался бар; большая часть присутствующих устроилась там, за столиками. Справа тянулись стеллажи с книгами, плакатами и прочей полиграфией. Вдоль них бродило несколько человек, изредка заговаривая с предупредительными молодыми людьми в форменных футболках.
   Нэш направился в бар.
   Среди сидящих за столиками он отметил питерских, московских и провинциальных писателей, литературных агентов, представителей крупных издательств. Не зря Нэш просмотрел десятки досье с фотографиями: теперь он мог подойти практически к любому из гостей "Русского вернисажа", обратиться по имени-отчеству и со знанием дела поболтать о творчестве собеседника или его работе.
   Его же, напротив, не знал никто. Равно как и издательство "Новая космогония". Если уж совсем точно, ситуация была еще смешнее и интереснее: книги "Новой космогонии" знали все, кто имел какое-либо отношение к литературе. Но о самом издательстве не было известно ничего: ни где расположено, ни кто им владеет, ни кто определяет издательскую политику, ни кто там в конце концов работает. Издательство выходило на интересующих его авторов по электронной почте, тем же путем получало файлы с текстами и даже гонорары перечисляло посредством все той же сети. Причем гонорары были весьма и весьма заманчивы. Нэш знал, что кое-кто из известных писателей пытался выйти на "Новую космогонию", но принцип издательства до сих пор соблюдался неукоснительно: публиковать только то, что интересно самому издательству. Поэтому спонсорство престижного литературного фестиваля и ожидающийся приезд в Питер одного из сотрудников произвели в литературных кругах эффект разорвавшейся бомбы.
   Нэш подошел к барной стойке. Щеголеватый парень-бармен мгновенно перетек из угла в угол и словно бы материализовался перед Нэшем. Взгляд его мазнул по бейджу с оранжевой каймой и, как следствие, на лице сразу же возникла подобострастная улыбка.
   - Что будете пить? - справился он вкрадчиво.
   Нэш заказал для начала виски со льдом и чашечку кофе.
   Бармен выбил чек, денег действительно не спросил и сноровисто соорудил все, что требовалось.
   Кофе оказался вкусный: зря пугали российским "напитком из бака". Удобно устроившись за свободным столиком, Нэш принялся потягивать то виски, то кофе и потихоньку осматриваться.
   Было видно, как слушок о представителе "Новой космогонии" ползет по залу. Вот к группе писателей и организаторов, стуча каблучками, подошла одна из девчушек с регистрации и что-то шепнула на ухо главному затейнику мероприятия - лысоватому мужчине по фамилии Саютин. Тот когда-то много писал, публиковался; высоко котировался в литературных кругах, как и все выходцы из семинара Бориса Стругацкого, но покупатеь его жаловал умеренно. Последние годы Саютин больше занимался издательской и просветительской деятельностью: готовил книги, что называется, "под ключ" для крупных московских издательств и организовывал мероприятия вроде нынешнего "Русского вернисажа".
   Писатели мигом оставили бокалы и дружно поглядели на Нэша. Саютин что-то сказал девушке; та кивнула и убежала на пост, а сам председатель оргкомитета, не забыв прихватить бокал (светское все-таки мероприятие!), поспешил к столику, где расположился Нэш.
   Когда Саютин приблизился к его столику, Нэш без излишней суеты поднялся ему навстречу.
   - Здравствуйте, здравствуйте! Рады видеть!
   Саютин близоруко щурился под очками, пытаясь разглядеть имя и фамилию на бейдже гостя. У Нэша было перед ним неоспоримое преимущество: досье главного организатора "Русского вернисажа" он изучил особенно тщательно.
   - Здравствуйте, Виктор!
   Обращение по имени-отчеству отчего-то в книжном бомонде было непопулярно. Только по имени, причем полному - Виктор, Александр, Евгений. И обязательно на "вы". Эдакая новодемократическая вежливость.
   - Здравствуйте, Андрей! - наконец навел фокус Саютин. - Рад приветствовать вас на нашем вернисаже!
   - В свою очередь рад присутствовать!
   - Открытие примерно через час, гости только собираются. Как изволите видеть, происходит неформальное общение в неформальной, так сказать, обстановке.
   - Да-да, я понимаю. Это не первое подобное мероприятие, на котором я присутствую лично. Но в качестве представителя "Новой космогонии" - впервые.
   На лице Саютина ничего не отразилось, однако Нэш не сомневался, что тот быстро прокрутил в памяти несколько последних книжных сборищ. Но лица Нэша по вполне понятным причинам припомнить не смог. Отчего почувствовал себя неловко, а этого Нэш и добивался.
   - Сразу после открытия вас поселят, номер уже забронирован.
   - Видите ли, - Нэш вежливо улыбнулся, - я приехал несколько раньше и уже поселился. И сам еще не вполне представляю, когда уеду.
   - Где поселились?
   - В "Руси", конечно же. Ведь всех гостей размещают там, не так ли?
   - Да, именно там. Ну что же, в таком случае я лично прослежу, чтобы вам не пришлось скучать в нашем прекрасном городе как минимум на период проведения вернисажа.
   - О, не стоит беспокоиться! - Нэш сделал руками движение, будто отталкивался от невидимой стены. - Боюсь, что скучать мне будет просто некогда. У меня намечено немало много дел. В Питере у нашего издательства много интересов. Кроме того, партнеры по другому бизнесу также попросили меня провести несколько встреч.
   - Признаюсь, ваше издательство в очередной раз ставит меня в тупик! - Саютин вежливо рассмеялся. - Ну, что же! В любом случае оргкомитет "Русского вернисажа" постарается сделать все, чтобы ваше пребывание на нем было приятным и полезным! Будем рады помочь в любую минуту - и я, и любой другой член оргкомитета! А сейчас, простите, вынужден откланяться. Дела!
   - Конечно, конечно! Спасибо вам, Виктор.
   Саютин кивнул и убежал. Причем не к столу с писателями, а ко входу: кажется, приехал кто-то важный.
   Пока Нэш с Саютиным беседовали, в баре стало оживленнее. Писатели за столиком, откуда явился Саютин, снова взялись за бокалы, но на Нэша периодически поглядывали. И сидящие за другими столиками поглядывали, порознь и вместе. Наконец самый смелый не выдержал: Нэш узнал в нем питерца Наринского. Писатели его поколения, как правило, успели обзавестись лысиной и очками. Наринский обзавелся еще и бородой. Собственно, любого представителя четвертой, первой постперестроечной волны российской фантастики можно было достаточно успешно классифицировать по этим трем признакам. Саютин: лыс, очкаст, безбород. Наринский: лыс, очкаст, бородат. Хмелев: лыс, без очков, бородат обильно. И так далее.
   - Добрый день! - подкатился Наринский, светски кивая. - Рад приветствовать вас в Санкт-Петербурге!
   - Добрый день, - Нэш пожал протянутую руку, но сделал это как бы нехотя, поскольку прекрасно представлял, зачем пожаловал светоч питерской турбословесности. Впечатлений относительно Санкт-Петербурга Нэш решил не высказывать.
   Пару минут Наринский растекался в общих фразах и упражнялся в вежливом словоблудии. Нэш поддакивал, кивал и улыбался. Наконец последовала атака:
   - Андрей, ваше издательство, безусловно, держит на прицеле многих ведущих авторов. Издаться в "Новой космогонии" - большая честь, а я как раз закончил новый роман и уже успел отказать двум крупным издательствам, хотя они очень просили. Не скрою, мой отказ был продиктован уверенностью во встрече с представителем "Новой космогонии" на "Русском вернисаже".
   - Видите ли, Федор Михайлович, - Нэш нарочно отошел от принятой формы обращения только по имени, - вы выбрали "Новую космогонию" совершенно напрасно. Потому что "Новую космогонию" не выбирают. "Новая космогония" выбирает сама. К великому моему сожалению, в сфере интересов "Новой космогонии" ваши бесспорно талантливые труды пока отсутствуют. Мне действительно жаль. Увы.
   Вид у Нэша, наверное, был весьма непреклонный, потому что Наринский молча удалился. Даже спорить не стал, а уж спорить любой питерец считал своим долгом в любой ситуации. Гордо задрал жиденькую бороденку и - топ-топ, топ-топ.
   Начало выдалось удачным. Имидж "Новой космогонии" требовал с самого начала кого-нибудь отшить, поэтому Наринский подвернулся очень кстати. Но теперь не помешало бы приветить кого-нибудь мелкого и незаметного, а заодно и приступить к выполнению программы, возложенной на Нэша Орденом.
   Спустя пару минут очень ко времени прибыло большое пополнение гостей - видать, не меньше автобуса. Нэш выхватывал из толпы интересующие его лица. В этот заезд приехали в основном братья-славяне с самостийной Украины: киевляне, братья-соавторы Лутченко, харьковский десант в составе двух дуэтов и четырех солистов, одесситы, винничане, крымская братия. В баре скоро не осталолось свободных столиков.
   Ага, а вон и подходящая кандидатура для разговора. Александр Кутепов. Один из середняков последней генерации российских фантастов "поколения NEXT" - тот же Наринский коллег такого масштаба просто не замечает. Родом из маленького городка на юге Украины, никогда в жизни не получал никаких призов или премий, тиражи невелики, однако успел накатать уже два десятка романов. Да и с московскими издательствами работает давно, и, говорят, ему даже гонорары авансом выплачивают, вперед. Значит, надежен. А это зачастую куда ценнее, чем пара-тройка бронзовых лауреатских чушек на полочке. К нему Нэш и подсел.
   - Разрешите?
   Кутепов, не заметивший приближения Нэша, оторвал взгляд от столешницы.
   - А? Да, пожалуйста.
   Он даже не взглянул на бейдж Нэша. Похоже, Кутепов вообще решил, что к нему за столик подсел абстрактный участник "Русского вернисажа" просто на свободное место.
   - Как пишется, Александр?
   - Нормально, - выдохнул Кутепов.
   На Нэша он так и не взглянул. Ну, если гора не идет к Магомету...
   - Позвольте представиться: Андрей Воскобойников, представитель "Новой космогонии".
   Только сейчас Кутепов вышел из неглубокого транса, в котором пребывал.
   - Очень приятно!
   И снова - взглядом в стол.
   "Черт возьми! - Нэш это даже слегка раззадорило. - Да тут любой из гостей принялся бы хвостом вилять, подсядь к нему за столик представитель "Новой космогонии"! А этот - "очень приятно". И все".
   Впрочем, это и к лучшему. Присутствующие лишний раз убедятся, что не авторы выбирают "Новую космогонию", а совсем даже наоборот. И что, уж если автор "Новой космогонии" нужен, она его по-любому заполучит.
   - У меня есть к вам деловое предложение. Не хотите обсудить прямо сейчас? В общих чертах?
   Кутепов наконец-то взглянул Нэшу в глаза; взгляд у него был мутноватый и неуверенный. И стала понятной причина "транса": банальное похмелье. Вероятно, после дорожных возлияний с соседями по купе.
   Писательские пьянки в поездах по пути на различные конгрессы, вернисажи и фестивали давно стали чуть ли не традицией, воспетой в фольклоре.
   - А чем я могу заинтересовать "Новую космогонию"? - спросил Кутепов, как показалось Нэшу, весьма уныло. - Обращайтесь лучше к звездам, благо их тут навалом.
   Нэш рассмеялся - ему действительно стало смешно.
   - Александр! Я долго присматривался к вашим высказываниям в интернете и сделал определенные выводы. Вы ведь вполне в курсе взглядов нашего издательства на выбор тех, с кем мы готовы сотрудничать. Так вот, с вами мы сотрудничать готовы.
   Кутепов хватил полстакана разом и, вопреки всему, начал стремительно трезветь. Во всяком случае, взгляд у него заметно прояснился.
   - Дело в том, что я связан контрактом.
   - С издательством "Пирамида" все вопросы будут улажены, можете не переживать. Точнее, они уже улажены, вам просто не успели сообщить. "Пирамида" не будет иметь претензий к Александру Кутепову, если тот напишет один роман для "Новой космогонии". Ну а о наших гонорарах вы, разумеется, наслышаны.
   С этого момента взгляд Кутепова окончательно прояснился и стал кристально чистым.
   - Но ведь "Новая космогония" обыкновенно имеет определенные требования к пишущимся для нее романам. Точнее, требования к содержанию романов.
   - Ну какие же это требования? - всплеснул руками Нэш. - Так, скорее пожелания. Или, скажем, рекомендации. Вот, к примеру, взять вас, Александр. Вам ведь всегда были интересны взаимоотношения толпы и тех, кто от толпы отличается. Ваши лучшие романы именно об этом. Разве вам не хотелось бы вновь обратиться к этой теме? Так сказать, на новом витке жизненного опыта?
   Взгляд Кутепова стал удивленным:
   - Откуда... откуда вы знаете?
   - Ну, это несложно было предсказать. Ваши романы чередуются, через один. Легко просматривается цепочка: "Дорога за горизонт" - "Инженер бесконечности" - "Жажда и голод" - "Темная стража".
   - "Стража" просто...
   - Я знаю, знаю, - перебил Нэш. - Нетрудно догадаться, чем предшествующий роман Демьяненко задел вас. И нетрудно догадаться, почему он потом предложил поработать в соавторстве. В общем, сейчас подошла очередь нового романа на эту поистине неисчерпаемую тему. Я предлагаю написать его для нас.
   - Я смотрю, вы неплохо осведомлены, - заметил Кутепов. - И о моем творчестве, и об отношениях в писательской среде.
   - Профессия обязывает! - многозначительно произнес Нэш.
   Некоторое время Кутепов размышлял, стимулируя мыслительный процесс мелкими глотками. Кажется, он тоже пил виски.
   - Хорошо, - наконец сказал он. - Помимо собственно темы я свободен? В остальном? Или будут еще... пожелания? К форме или...
   - Скорее не пожелания, а просьба. Причем не к содержанию романа и не к роману вообще. Хотелось бы, чтобы вы прочли некоторые документы, ознакомились с дискуссиями на некоторых интернет-форумах... У меня в ноутбуке есть файл с подборкой всех этих материалов в электронном виде. Нам бы хотелось, чтобы вы прочли все это. И когда в процессе работы над романом возникнут неожиданные вопросы, ответы ищите в первую очередь там. Заметьте, я не говорю: только там. Я говорю: в первую очередь там.
   - Понятно. Что еще?
   - Все.
   Кутепов поглядел на Нэша с недоверием.
   - Честное слово, все! - Нэш клятвенно прижал руки к груди. - Поймите, Александр, мы не рассчитываем, что вы напишете роман на заказ. Это как раз проще простого, от желающих отбою нет. Да, не скрою, нас интересует и тема, и то, как она будет раскрыта. Мы долго приглядывались к пишущей братии и долго выбирали того, кто раскроет тему именно так, как хотелось бы нам. Не по нашей указке, а по собственному замыслу, по велению писательской души. Наше дело - только предоставить информацию, дать пищу для размышлений. Ваше дело - интерпретировать ее, выплеснуть собственные мысли, именно так, как хотелось бы вам, вам и никому другому. Ваш будущий роман может вообще не иметь никакого касательства к упомянутой папке с распечатками, ради бога. Достаточно того, что вы прочтете подобранные материалы.
   Покачав головой, Кутепов снова уставился в стол.
   - Чтобы подлить масла в огонь ваших размышлений, - улыбнувшись, Нэш извлек из кармана "Паркер", - я оглашу гонорар.
   Эмиссар Ордена потянулся к салфетке и начертал цифру; салфетка перекочевала через стол к Кутепову. Тот, приглядевшись, судорожно сглотнул и поглядел на Нэша чуть ли не испуганно.
   - Это..?
   - Это в евро, - невозмутимо уточнил Нэш.
   - И последнее, - Нэш добил избранную жертву расчетливым и искусным ударом. - Даже если роман нам в итоге не подойдет, гонорар ваш. Никаких претензий к Александру Кутепову "Новая космогония" иметь не будет. А роман можете публиковать, где вам заблагорассудится, - в той же "Пирамиде", к примеру.
   Ошарашенный Кутепов переваривал услышанное.
   Нэш знал, что Кутепов неглуп и недоверчив. Что он умеет просчитывать ситуацию наперед и умеет торговаться, поскольку литагентов никогда не имел и пробивался к публикациям сам.
   - А вы не боитесь, что я за пару-тройку месяцев сляпаю абстрактный текст, с виду отвечающий вашим требованиям, надо сказать, чрезвычайно мягким, положу в карман гонорар и помашу ручкой?
   - Не боимся.
   - Почему?
   - Потому что "Новая космогония" верит вам, Александр. Вот лично я - верю.
   - Но почему?
   Нэш улыбнулся - значительно и чуть-чуть загадочно.
   - Потому, что я читал ваши книги.
   Прием был коварный, но безотказный. Кутепов тотчас потупился. Было видно, как льстит ему услышанное. И Нэш не сомневался, что после подобных слов избранник "Новой космогонии" не посмеет схалтурить и станет пахать на совесть, в меру таланта и усидчивости.
   - Хорошо, - встрепенулся Кутепов. - Я согласен. Но вы понимаете, что прежде я должен согласовать все с "Пирамидой". Валентин Анатольевич уже приехал, я его видел.
   - Конечно-конечно, какой вопрос!
   - Не то чтобы я вам не доверял...
   - Александр! - сказал Нэш торжественно. - Я сегодня же перешлю файл с выдержками на ваш мейл. А сейчас простите, мне нужно переговорить еще кое с кем.
   Встав, Нэш не удержался и церемонно склонил голову - игра в манеры понемногу захватила и его.
   Объект за номером два Нэш наметил давно. Вот он, Леонид Черных. Сибиряк из Иркутска, крепкий профи, помимо фантастики замечен также в написании криминальных боевиков. То, что доктор прописал, - как говорят русские, способен в литературе практически на все. При нужде, Нэш ничуть не сомневался, Черных легко напишет коммерчески успешный роман в слезоточивой бабской манере или сухой псевдодокументальный труд на спекулятивную историческую тему.
   Черных цинично пил дешевую водку в компании с двумя другими сибиряками из Новосибирска. Нэш направился непосредственно к ним.
   По дороге он автоматически обратил внимание на мелкую возню у входных дверей холла. Мимолетного взгляда хватило, дабы понять: охрана выпроваживает незваного гостя. Действительно, что делать на "Русском вернисаже" непритязательно одетому смуглому молодому человеку, вдобавок явно иностранцу из третьего мира - не то индийцу, не то арабу? Совершенно нечего. Нэш потерял интерес к происходящему у входа сразу же, как только отвернулся.
   Едва он приблизился к столику, Черных поднял на него неожиданно ясный взгляд.
   - Вербовать будете? - спросил сибиряк без обиняков.
   - Буду, - сознался Нэш.
   С Черных нечего было вилять и манерничать.
   - Таким грех не продаться, - ухмыльнулся Черных и потянулся к бутылке. - Водочки?
   - С вашего позволения, нет.
   - Ну, как знаете, - Черных набулькал в стаканы себе и коллегам. - И сколько, по-вашему, стоит мой будущий роман?
   - Этот вопрос я бы предпочел обсудить с глазу на глаз, - сказал Нэш твердо.
   - Кто б сомневался, - фыркнул Черных и обратился к собутыльникам: - Ну, накатим, и, уж не обессудьте, буду продаваться.
   Новосибирцы молча выпили и молча удалились. Они тоже были профессионалами и знали, что уважающие себя издатели и агенты всегда ведут переговоры без свидетелей.
   - Итак, сколько? - спросил Черных, наливая себе еще.
   Нэш вторично проделал операцию с салфеткой; правда, цифра теперь заметно выросла - Черных котировался в издательских кругах выше Кутепова. Старше, именитее и так далее.
   - Годится, - иркутскую знаменитость цифрами смутить было трудно. - Что еще?
   - Сюжет целиком на ваше усмотрение, - произнес Нэш небрежно. - К завязке есть несколько пожеланий. Один из героев вашей будущей книги должен на досуге увлекаться фантастикой. И от его лица вы напишете мнение о вышедших и ставших за последние два-три года популярными книгах, посвященных разного рода магам, бессмертным и иным, скажем так, паранормальным персонажам. Примерный список книг, которые надо будет упомянуть, я передам вам сегодня же на адрес вашей электронной почты. Естественно, покупку всех этих книг, а также ваше проживание и питание в Питере в это время оплачивает наше издательство. А позже мы еще раз встретимся и поговорим.
   - Хе-хе! - Черных несколько оживился. - Перемыть косточки собратьям по цеху? Это завсегда! Под псевдонимами или в открытую?
   - В открытую. Но мы ждем от вас не перемывания косточек, а анализа произведений определенной направленности. В художественной форме.
   - Можно и так. Сроки?
   - Четыре месяца.
   - Круто, - вздохнул Черных. - Но реально. Я согласен.
   - Прекрасно, - Нэш кивнул. - Я уполномочен сразу передать вам подписанный с нашей стороны контракт, так что сможете ознакомиться и, если возникнут рабочие вопросы, сразу после подписания с вашей стороны можете связаться уже не со мной, а с указанным внизу на последней странице конкретным исполнителем. Он уже и будет курировать вас в дальнейшем. Да, вас где поселили, в "Руси"?
   - По-моему, да. Я не интересовался, нас автобусом везде развозят.
   - Номер я продлю и оплачу полупансион. Сегодня же. Ну а ужинать вы, я полагаю, предпочтете в городе. Кстати, на это предусмотрен аванс. Сразу после подписания контракта сможете получить на вашу банковскую карту. Насколько нам известно, она у вас есть.
   - Было бы неплохо. Провести некоторое время в Питере, да еще на полном пансионе - кто ж откажется? Ваше здоровье, коллега!
   Заглотнув водку, Черных откозырял на американский манер. Нэш хотел заметить, что к непокрытой голове руку вообще-то не прикладывают, но смолчал: показывать свою "русскость" уж слишком нарочито тоже было бы ошибкой. Не стоит быть святее Папы - хоть и не местная идиома, однако ж верная.
   В этот день к Нэшу подкатывались самые разные писатели, от мэтров до лопоухих кадетов, выпустивших полторы книги за свой счет. Однако ни с кем из них деловых разговоров Нэш больше не заводил. Официальные мероприятия "Русского вернисажа" особого интереса у него не вызывали, но присутствие в качестве представителя "Новой космогонии" подразумевалось легендой, так что пришлось высиживать торжественную часть и дискуссию на какую-то маловразумительную тему отнгосительно будущего. С обеда Нэш благоразумно сбежал, вернувшись на "Вернисаж" лишь к вручению призов. Странно, но недалеко от парадного входа в Юсупов дворец, где проходило вручение, Нэш снова заметил похожих то ли на арабов, то ли на индийцев парней, на этот раз двоих. Впрочем, в Юсупов дворец они пробраться уже не пытались, а лишь продефилировали вдоль по набережной и вскоре свернули направо.
   Пока раздавали призы и награды, Нэш прокручивал перед мысленным взором сегодняшний день. Восстанавливал ощущения.
   Свойственных наличию слежки "сигнальных флажков" в подсознании в течение дня ни разу не возникло. Если его и пасли, то очень профессионально и ненавязчиво. "Однако на смуглые физиономии нужно будет теперь реагировать с опаской, - подумал Нэш озабоченно. - Пуганый зверь вернее выживет".
   После вручения состоялся скорый фуршет. Саютин отловил Нэша в сторонке и сообщил, что самые дорогие гости, в число которых, разумеется, входит и представитель "Новой космогонии", отбывают не в гостиницу, а на дачу к одному из организаторов, где намечены шашлыки, посиделки у камина, сауна и прочие прелести русского досуга.
   Против этого Нэш совершенно не возражал.
  
   Глава четвертая
  
   Нэш знал, что отдыхать русские умеют. С шиком, размахом и большим количеством водки. Однако реальность превзошла самые смелые его ожидания. Половина гостей приехала уже изрядно навеселе, а кое-кого из машин пришлось в буквальном смысле слова выгружать. Недоумевать вслух насчет целесообразности такого "отдыха" Нэш не рискнул, но радушный хозяин, видя его сомневающийся взгляд, подмигнул и пояснил:
   - Ничего! Десять минут на воздухе, пять в сауне, потом в бассейн - и будут как огурчики!
   - Ага, - весело поддакнула одна из девушек-оргкомитетчиц, - как огурчики! Зеленые и пупырчатые!
   Гости дружно заржали - шутка явно была дежурной. Нэш тоже хмыкнул для приличия и помог дотащить до веранды кого-то из особо отличившихся во время фуршета мэтров.
   Во дворе перед коттеджем, скромно именуемым по русскому обычаю дачей, имелся исполинский мангал, сложенный из тесаного камня. Наиболее трезвые гости из числа мужчин (правильно, шашлык - не женское дело!) уже нанизывали мясо на шампуры. Кавказского вида усатый детина помешивал в мангале алые угли. Нэш невольно вспомнил учебный полигон - без особой, разумеется, радости, но на его лице не отразилось никаких эмоций. Хозяин с шутками-прибаутками командовал девушками, накрывающими большой прямоугольный стол на веранде. Чей-то высокий голос требовал музыку.
   - Ну, что, по первой пора бы уже? - оживленно вопросил у хозяина его сосед по столу, которого Нэшу представили как Димона. Почему нужно называться именно Димоном, а не просто Димой или на худой конец Дмитрием, Нэш без труда догадался - не зря ведь готовился к поездке в Россию. Бандиты во всех странах одинаковы, хотя в России, без спору, есть свой неповторимый колорит.
   Невзирая на связь с криминальным миром, Димон изъяснялся достаточно культурно, а местами даже изысканно. И приятель его, молчаливый субъект по имени (или прозвищу) Гера, когда открывал рот, тоже не прибегал к еще недавно популярной во всех слоях общества разбавленной неологизмами фене.
   - За стол, за стол! - призвал хозяин, и гости стали шумно рассаживаться. Димон сноровисто наполнял пластиковые стаканчики, так быстро полюбившиеся россиянам.
   Кавказского вида детина именовался, вопреки ожиданиям, Порфирием и говорил безо всякого акцента.
   - Порфирий! - окликнул его хозяин. - Заряжай первую дозу! Успеешь за двадцать минут?
   - Успею, - заверил Порфирий. - Мне тоже налейте, а то забудете ведь!
   - Секунд.
   Весь этот день Нэш был вынужден с кем-либо чокаться и выпивать. И хотя пить он старался скупо - скорее пригубливал, не более, а в тренировочном лагере его организм подвергли некоторым изменениям, но все равно к вечеру в голове уже изрядно шумело. Аборигены же лакали спиртное как лошади, не стесняясь мешать водку с шампанским, а вино с коньяком. Феноменальный народ! Может быть, у них у всех имеется какое-нибудь далекое родство с оборотнями? Те тоже могли выпить немерянное количество - и потом еще пробежать без одышки полста километров или непрерывно драться в течение получаса.
   Шашлык поспел очень вовремя - пока он готовился, и не заметили, как проскочили с десяток тостов. Один из отдыхавших в гостиной на диванчике восстал к жизни и присоединился к веселью. Объявили, что поспела сауна, и желающие стали шумно и азартно устанавливать очередность, причем разделять мужчин и женщин никто явно не собирался.
   В какой-то момент Нэш вдруг поймал себя на мысли, что ему здесь очень нравится, и что сидящая рядом девушка по имени Рита очень мила, и что очень удачно они попали в один заход в сауну, и что за это немедленно нужно выпить, причем на брудершафт, что и было тут же проделано и скреплено страстным поцелуем. Мир сделался расплывчат и восхитителен, каким он бывает непростительно редко, и нужно было успеть прожить каждую секунду с толком и пользой, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно...
   Подсознание привычно оперировало идиомами.
   Далее следовали провалы в памяти. То есть Нэш кое-что все-таки помнил - сауну, в которой невозможно было находиться дольше минуты, падение в бассейн, податливые и по-юному жадные губы Риты, комнату на втором этаже. Шампанское из горла. Снова шашлыки и снова сауна. Снова шампанское.
   Пробуждение было безрадостным и тяжким. В голове гулко стучали молоты, во рту ощущалась бесспорная экологическая катастрофа, хмель еще не выветрился и наполовину, но сознание со скрипом и скрежетом включилось. На плече Нэша покоилась голова Риты - девушка еще спала. Пить хотелось так сильно, что Нэш засомневался: удалось бы выжить, проспи он еще полчаса, или прямо во сне наступила бы смерть от обезвоживания?
   Нужно было приходить в себя. Осторожно высвободив руку, Нэш сел на кровати. В голове застучало с удвоенной силой, а комната предательски покачнулась.
   "Так! - скомандовал себе Нэш. - Собраться! Где моя одежда? Где рюкзачок?"
   В рюкзачке был заботливо припасен препарат, очень подходящий к такому случаю.
   Нэш огляделся. Одежда нашлась рядом на стуле. Рюкзачок был под стулом в компании с недопитой бутылкой шампанского. На соседней кровати обнаружились Порфирий и критик Шумский, спящие валетом и в одежде.
   Первым делом - облачиться. Не то чтобы Нэш стыдился наготы. Просто одетым чувствуешь себя намного увереннее - такова уж человеческая природа.
   Готово. Теперь обуться. Тоже готово. Теперь...
   - Андрей! - послышалось сзади.
   Нэш обернулся - проснулась Рита.
   - Дай попить, пожалуйста.
   - Тут только шампанское.
   - Давай шампанское.
   Нэш подал бутылку; Рита села и жадно припала к горлышку. Было чем полюбоваться. Взгляд почему-то сильнее всего приковывала грудь Риты с вызывающе торчащими розовыми сосками.
   - Ты будешь?
   Нэш хотел было ужаснуться, но рука сама протянулась и благодарно приняв бутылку, поднесла ко рту.
   "Не более трех глотков! - велел себе Нэш. - И аккуратненько, а то сейчас пены полный рот будет..."
   Странно, но ему полегчало. Почти мгновенно. По телу растеклось приятное тепло, а молотобойцы в голове малость угомонились. Однако пить хотелось все так же.
   - Ты встаешь уже? - спросила Рита.
   - Ага.
   - А я еще поваляюсь... Принесешь мне водички, ладно?
   - Конечно, принесу! - Нэш со стуком поставил бутылку на пол и подхватил рюкзачок. - Я мигом!
   Рита снова юркнула под одеяло и улыбнулась Нэшу. Что значит семнадцатилетний организм - даже вчерашняя попойка не сделала ее менее привлекательной!
   Нэш вышел на крыльцо. Некоторые гости отдыхали тут же, за столом. Не то чтобы физиономиями в салатах, но... Впрочем, за столом - не в мангале. Так что все относительно удачно закончилось.
   Жадно отхлебнув минералки прямо из стоящей на столе бутылки, Нэш расцвел окончательно. Прихватив воду, он вернулся к Рите - смешно и трогательно было видеть, как пьет эта кудрявая нимфа: блаженно зажмурившись и запрокинув голову.
   Нэш тем временем решил на всякий случай проверить, не сморило ли кого-нибудь в сауне. Он спустился с крыльца, уголком глаза заметив какое-то движение за оградой дачи.
   Мелькнула чья-то фигура и тут же скрылась за поворотом, но Нэш автоматически отметил некую неявную деталь - теперь следовало вычленить ее и явить в образе.
   Техника выуживания из подсознания замеченных лишь мельком деталей тоже ведь поддается тренировке и развитию.
   Буквально через минуту Нэш понял, в чем дело. Тот, сразу скрывшийся, был слишком смуглым для северной России. Да и для южной тоже.
   В сауне, к счастью, никто не отключился, зато с утра пораньше парились хозяин, Димон и Гера - именно при взгляде на загорелого Геру Нэш и сообразил, чем именно поразил его неизвестный.
   - О! Андрей, присоединяйся!
   Нэш уже знал, что сауну нельзя долго держать открытой - выстужается. Поэтому он торопливо захлопнул двери и жестами показал снаружи через маленькое окошечко: нет, мол, не сейчас. Любители прожариться с утра пораньше беззвучно зашевелили губами за стеклом - должно быть, уверяли, что напрасно Нэш отказался.
   Но тому было не до сауны.
   "Смуглый... - подумал Нэш, глядя в пустоту перед собой. - Иностранец?"
   В российской глубинке встречаются и негры, но это скорее курьезное исключение, чем правило.
   Нэш старательно изобретал убедительный повод, по которому здесь, за городом, в дачном поселке мог находиться смуглый иностранец. Повод упорно не изобретался.
   Медленно шагая в сторону веранды, Нэш с каждой секундой приближался также и к мысли, что незнакомец явился про его душу.
   По-хорошему сейчас следовало незаметно забиться в какое-нибудь безопасное место и хорошенько все обдумать. Тщательно просчитать варианты, прикинуть, кого и чем он мог заинтересовать. За кого его принимают. Где произошла утечка и что предпринять, дабы эту утечку пресечь. Но чутье подсказывало: на подобное времени уже не остается.
   Нэш как в воду глядел: выйдя на веранду, он снова заметил чужака. На этот раз смуглый и не думал прятаться или убегать. Теперь он стоял по ту сторону забора, - если бы не высокая веранда, Нэш бы его ни за что не углядел.
   Незнакомец был очень смуглый, с толстыми губами, со щеточкой усов под слегка приплюснутым носом, с цепким и внимательным взглядом. Нэш видел только торс и голову - остальное скрывал забор.
   Нэш замер. Замер и наблюдатель. Он уже понял, что его заметили, и теперь чего-то выжидал. Но чего?
   "Ах, так?" - подумал Нэш с неожиданным ожесточением.
   Освеженные на переподготовке навыки рвались на свободу. Что ж... Удобный случай показать, кто правит этим миром. Он, адепт Ордена, практически бог среди людей - и шарахается от какой-то немытой азиатской рожи? Да макрамэ из этого индуса сплести нужно, кости переломать и душу вынуть, чтоб сам зарекся и детям заказал прикасаться к непонятному! Размолотить в кровь, в прах, в пыль!
   Нэш сжал кулаки и медленно шагнул к перилам веранды.
   Словно почувствовав его гнев, смуглый повернул голову, поглядел куда-то вправо, а секундой позже и направился туда. Неторопливо и вальяжно, будто у себя дома.
   "Ну, я тебе!" - Нэш уже закусил удила. В самом деле, кто здесь сможет сдержать его, слугу Ордена?
   Едва смуглый скрылся из виду, Нэш молнией рванулся в противоположную от забора сторону, словно кузнечик перемахнул через перила веранды и побежал к ближайшему углу. Он рассчитывал обежать вокруг дачи, подкрасться к забору и навалиться на соглядатая сверху - высоты забора как раз должно было хватить, чтобы смять недруга, прижать его к земле и раздавить без жалости и душевных терзаний. Разумеется, задав перед решающим ударом пару вопросов.
   Не тут-то было. За углом Нэш чуть ли не нос к носу столкнулся со вторым арабоиндийцем.
   Этот был очень похож на собрата, оставшегося на улице. Такой же смуглый и с усиками, невысокий, одет в ничем не примечательную серую куртку и серые же штаны, на ногах - обычные полуспортивные туфли, на голове - кепка-бейсболка. Казалось, замри он на миг - исчезнет, растворится на фоне чего угодно - стен, растительности, толпы, настолько незнакомец был невыразителен и тускл. Такими и бывают профессиональные разведчики.
   Правда, в России смуглокожие люди все равно привлекают внимание - поневоле.
   "Ну, держись!" - подумал Нэш, собираясь напасть.
   Он не успел.
   В собственных силах Нэш ничуть не сомневался: подготовка не прошла даром. Обычных людей он мог не опасаться, слишком уж неравны они были с ним в силе и скорости.
   Тем не менее, на этого противника Нэш напасть первым не успел. Его опередили. Грудь вдруг наполнилась болью, а почва ушла из-под ног, перед глазами мелькнуло перечеркнутое полуголыми ветвями деревьев небо, а секундой позже он грянулся спиной о землю. Забило дыхание. А в голове на несколько мгновений стало темно и пусто.
   Но ему удалось восстановиться достаточно быстро, хотя и не в полной мере. Отделив боль от тела и нормализовав дыхание, Нэш вскочил. Не встал - именно вскочил. И бросился в атаку. Один пропущенный удар еще ничего не решает, а быть сильнее слуги Ордена этот урод попросту не может.
   Однако слугу Ордена мигом обломали, причем очень крепко. Удары Нэша приходились в пустоту, а ответные были быстры, неожиданны и вдобавок наносились так, как их никто не наносит. Против всех правил, норм и здравого смысла. Поставив верхний блок, нападающий, словно срикошетировав от руки Нэша, сразу же нанес удар локтем блокирующей руки - так, что Нэш едва успел отшатнуться. Потом Нэшу пришлось сразу же заслониться от боковой "распалины", а его встречная защита была сметена настолько энергично, что пришлось уходить перекатом, на пределе возможностей избегая ударов ног противника, которые, понятное дело, ждать себя долго не заставили.
   За несколько секунд Нэш осознал, что никакого преимущества у него перед этим смуглокожим гадом нет. Возня, со стороны казавшаяся молниеносным обменом ударами, неожиданными падениями и столь же неожиданными возвратами в вертикаль, продолжалась от силы секунд десять, за которые Нэш успел взмокнуть и растеряться.
   В процессе драки они с напавшим умудрились поменяться местами: теперь тот стоял ближе к углу дома, за которым скрывался вход на веранду и фасад. И, похоже на то, он стремился оттеснить Нэша на зады, к забору. Это ему удалось, хотя и не совсем уж легко: Нэш сопротивлялся изо всех сил.
   И тут через забор перемахнул второй смуглокожий. Перемахнул - и вступил в бой. К ужасу Нэша, бойцом он оказался под стать товарищу. Собственно, теперь счет пошел на мгновения: вопрос о победителе в этой схватке больше не стоял. Нэш даже попрощаться с жизнью толком не успевал, но вдруг один из нападавших споткнулся и мешком осел на землю, а второй замер, не завершив убийственный выпад. Нэш шестым чувством, инстинктом почуял, что за его спиной кто-то появился.
   Он обернулся - у дальнего угла дачи, того, что ближе к забору, стояли полуодетые Димон и Гера. В руках у Геры чернел пистолет с глушителем.
   Уцелевший арабоиндиец увидел их одновременно с Нэшем. О драке он больше не помышлял: порывистым движением нагнулся, схватил подстреленного товарища и тенью метнулся к забору. Он был быстр, дьявольски быстр, даже с ношей, равной собственному весу. Гера еще только пытался направить на него ствол пистолета, когда тот уже перевалил тело собрата на ту сторону забора и перепрыгнул сам. У него была какая-то удивительная, нечеловеческая динамика, совершенно лишенная гармонии и красоты восточных единоборств или силовой гимнастики. Однако в эффективности ее сомневаться не приходилось - Нэш еле стоял на ногах. Болели грудь, спина, левое плечо и обе кисти. Дыхание с хрипом вырывалось из легких. Проклятый то ли индиец, то ли араб вдрызг укатал его, по людским меркам - бойца экстра-класса. Укатал так, что дальше некуда, - и все за неполные полминуты!
   Гера молча глядел на Нэша: одна рука по-прежнему с пистолетом, вторая придерживает полотенце, обернутое вокруг поясницы. Димон, одетый только в джинсы и шлепанцы, сделал шаг к забору, уцепился за верхний край, подтянулся и выглянул. Лицо у него моментально сделалось нехорошее.
   - К машине! - тихо прошипел он, прыгая на землю и переходя на бег.
   Гера поспешил за ним.
   Нэш приказал себе вторично забыть о боли. Он подпрыгнул (высоко, обычные люди так не могут), оттолкнулся ногой от выступа, ограничивающего фундамент дачи, вознесся еще выше и взглянул на улицу. И понял, отчего так всполошились Димон с Герой.
   По улице неторопливо приближались сразу четверо смуглокожих; был ли среди них недавний противник - тот, что уцелел, Нэш не рассмотрел. Мертвого (или раненого) видно не было, хотя он мог по-прежнему лежать у самого забора - так, что со двора и не увидишь.
   Нэш, чувствуя странную опустошенность в теле и мыслях, кинулся к крыльцу, миновал веранду и ворвался в дом. Он успел взлететь по лестнице на второй этаж, проскользнуть мимо изумленной одевающейся Риты, схватить рюкзачок, опрокинув попутно недопитую бутылку с шампанским, и буквально ссыпаться на первый этаж. Димон и Гера с одеждой в руках как раз подбегали к джипу. Побросали все внутрь, запрыгнули сами. Димон затравленно оглянулся в сторону крыльца и увидел несущегося к ним во весь опор Нэша.
   Все происходило словно в замедленном кино: басом ревет, подрагивая, джип; он способен в любую секунду рвануться с места. Голая и босая нога Геры готова утопить педаль газа, но медленно-медленно к Гере поворачивается лицо Димона, и его губы шевелятся, обозначая отчаянное: "Подожди!" Гера тоже поворачивает голову и видит бегущего к джипу Нэша, а Димон отклоняется назад и, не глядя, рвет на себя ручку задней двери. Нэш рыбкой ныряет в открывшуюся щель, и машина, взревев еще громче, прыгает с места и таранит ворота, к счастью, не запертые на массивный засов, а только прикрытые - кто-то, видимо, вчера забыл запереть. Створки с грохотом распахиваются, и джип выруливает на улицу; на крутом повороте сама собой захлопывается дверца, едва не прищемив Нэшу ногу и полу куртки. Последнее, что успевает сделать Нэш, - это взглянуть в заднее стекло: четыре фигуры стоят посреди улицы. Они неподвижны, просто стоят и смотрят на удаляющийся джип, словно уверены в том, что далеко ему не уехать.
   Отпустило Нэша минуты через три, когда джип свернул на главную улицу дачного поселка. Стон вырвался из груди сам собой (не сломаны ли ребра?). Нэш повалился на заднее сиденье, словно на диван, и опустошенно закрыл глаза.
   Спустя несколько минут джип вырулил на трассу Сестрорецк - Санкт-Петербург. Однако зря Нэш решил, что приключения закончились.
   - Кто-то тебя сильно не любит, - сказал Димон хмуро.
   Нэш промолчал. Откровенничать в его положении было невыгодно.
   Димон постоянно глядел в боковое зеркало. Нэш тоже оглянулся. За задним стеклом убегала прочь дорога, маячили цепочкой попутные автомобили и исчезали, мелькая, встречные.
   - Ты бы объяснился, Андрей, - Димон оторвал взгляд от зеркала и полуобернулся - насколько позволяло кресло. - Гера как-никак человека из-за тебя положил.
   - Спасибо, ребята, - Нэш решил потянуть время. - Выручили. Но, сами понимаете, разговорчивость в некоторых кругах никто и никогда не приветствовал.
   - А если на нас выйдут органы? Подумал об этом? Нужно хотя бы знать, чего петь, причем синхронно, а не вразнобой. Давай, Андрюха, карты на стол. Это и в твоих интересах тоже. Чем ты на самом-то деле реально занимаешься под прикрытием литературной нивы? И кто тебя сегодня так активно срисовывал?
   Нэш изобразил на лице работу мысли. Кое-что рассказать, разумеется, придется. Но и взятую роль нужно отыграть максимально корректно.
   - Ну, в общем, кроме литературной работы, я еще компьютерами занимаюсь.
   - Торговля, разработка? Софт, железо? - проявил неожиданное знание вопроса Гера.
   - Разработка софта, - признался Нэш. - А книгоиздание - это второй бизнес. Знакомые создавали издательство, пригласили меня в малую долю и в качестве переговорщика.
   - А эти черномордые? Конкуренты, шпионы? А?
   - Шут их знает. Я их впервые вижу. Видел, в смысле.
   - Впервые... М-да... Тем хуже, поскольку ребята серьезные. Слышь, Димон, на мой взгляд, эти черножопые рукопашку в маятнике работали. Или нет?
   - Ну, там лишь элементы маятника были. А в целом, похоже, эти крендели занимались каллари-ппаятом, да еще и вишапати вдобавок. А один владел гатткой. Вот это точно.
   - Хорошо хоть, что они каким-нибудь "ядовитым глазом" не владели или еще чем типа Мокусо Киай Саймин Микке дзюцу.
   - Японское тайное искусство развития духовной силы взгляда? Ну, это ты хватил.
   Нэш напрягся. Гера с Димоном знают о боевом маятнике? Хотя у русских, насколько он знал, сохранились мастера, владеющие маятниковыми стилями рукопашного боя. Кстати, а ведь верно: напавшие на него сражались, используя некоторые базовые элементы маятника.
   - Слушайте, ребята, а вы не из ФСБ случаем? Что-то вы очень хорошо разбираетесь в весьма специфических системах боя.
   - Да нет, не из ФСБ, - ответил Дмитрий. - Просто я служил контрактником в группе специального назначения глубинной разведки Северо-Кавказского военного округа. И там у нас командиром был подполковник, выходец из древней казачьей семьи, прошедший Афган, Анголу и Эфиопию. И он мало того, что знал в совершенстве все двенадцать опорных ключей - движений реального маятника и научил их исполнению некоторых бойцов, - он владел также и передаваемыми из поколения в поколение искусствами боевого и лечебного СПАСов - древней системы выживания и саморазвития казаков. За три года совместных боевых действий в Чечне сумел научить меня и еще пару способных ребят и кое-каким их элементам тоже. Ну а про индийские системы - это мы, уже когда с Герой познакомились, вместе нахватались. Один знакомый помог - познакомил с вторым секретарем культурного отдела консульства, который сам каллари-ппаятом хорошо владел, а про остальные системы знал много и имел хорошую видеотеку. Впрочем, это все дела давно минувших дней и лирическое отступление. А вот у тебя-то проблемы прямо здесь и сейчас имеются. И, похоже, большие... Чего думаешь с этим делать?
   - Не знаю, - Нэш пожал плечами. - Работу с писателями здесь придется временно прекратить или вообще свернуть. И надо связаться с фирмой, где я софтом занимаюсь, - может, там что прояснят. Но если вся эта беда из-за той проги, которой я сейчас занимаюсь с парой других ребят, то тогда дело худо - мне и здесь нельзя оставаться, и куда вообще можно податься, непонятно.
   Димон с Герой показушно переглянулись. Нэш нутром почуял, что сейчас произойдет: ему предложат поработать. На организацию, которую представляют неожиданные спасители. О том, что эта организация имеет криминальное происхождение, Нэш уже не сомневался.
   Но предложение не прозвучало. Потому что за миг до него со звоном разлетелось заднее стекло, а следующим выстрелом джипу прострелили правую заднюю покрышку.
   Гера вцепился в руль - машину слегка повело вправо, однако умение водителя сделало свое дело: джип остался на полосе, а не вылетел на встречную и не свалился в кювет. Скорость падала: Гера притормаживал, но не резко, а плавно, чтобы ненароком не перевернуться.
   Нэш глянул назад сквозь паутину трещин на заднем стекле - их быстро нагоняли четыре мотоцикла, один из них - с коляской.
   Сквозь зубы матерясь, Гера окончательно погасил скорость и съехал с трассы на обочину. Удивительно, на этом участке дорога была совершенно пустынна, ни встречных, ни попутных, только приближающиеся мотоциклисты.
   - Безумный Макс, блин, - выругался Димон, вынимая из бардачка такой же пистолет, из какого Гера недавно застрелил арабоиндийца. - У тебя ствол есть? - это уже Нэшу.
   - Откуда?
   - Плохо.
   Гера распахнул дверь и выпрыгнул - в одной руке кроссовки, в другой - тоже пистолет. Действительно, из машины нужно было убираться, могли ведь и в топливный бак выстрелить. Нэш вывалился наружу и, пригнувшись, побежал к деревьям. Димон и Гера были где-то рядом, Нэш это чувствовал, но оглядываться не хватало времени.
   Преследователи подкатили через несколько секунд. Они были вооружены короткоствольными автоматами "Хеклер унд Кох" и не раздумывая пустили их в ход. Прямо на бегу. Гера с Димоном также на бегу отстреливались.
   Странно, но, когда опустели обоймы (и у арабоиндийцев, и у Димона с Герой), никто не стал перезаряжаться. Возможно, запасных обойм просто не было. Возможно. Смуглолицые преследователи рывком сократили дистанцию ("Двужильные они, что ли?" - успел подумать Нэш) и кинулись врукопашную, после чего примерно полминуты Нэшу было страшно некогда.
   Кажется, он положил, как минимум, одного смуглого из пятерых. Кроме этого, Нэш запомнил только две вещи: маятник в исполнении Димона и единственный выстрел. Как выяснилось позже, стрелял Гера, сознательно приберегший последний патрон, и именно этот выстрел склонил чашу весов в схватке на сторону удачливой троицы.
   Смуглые полегли все до единого. Гера был ранен в руку - слава богу, навылет через мышцы предплечья, Димон остался сравнительно цел, а Нэш подозревал у себя сильный вывих плеча. Он обессиленно сел на траву.
   - Вставай, - Димон потянул его за руку, к счастью, за здоровую. - Убираться надо, а то скоро менты явятся. Уж больно много шума было.
   Нэш поднялся. Ныло плечо, и саднила щека - похоже, в пылу схватки он еще и поцарапался вдобавок. Голова гудела, да и вообще Нэш ощутимо плыл.
   Они ушли через чахленький лес почти к самому заливу. Димон позвонил по мобильному и отрывисто велел какому-то Греку прыгать в машину и ехать на выручку. Вдали заунывно завыли, приближаясь, милицейские сирены.
   "Н-да, - подумал Нэш с некоторым усилием. - Ничего себе съездил на дачку, твою мать..."
  
   Глава пятая
  
   Мерно постукивали колеса, навевая легкую дремоту и создавая ощущение спокойствия. Нэш вовсе не был особо взвинчен. Однако приходилось блюсти легенду: простой программист и по совместительству сотрудник издательства, неожиданно попавший в серьезную передрягу, не мог сохранять буддийское спокойствие. Поэтому все время перед посадкой и уже находясь в купе спального вагона, Нэш демонстрировал присущую ситуации естественную нервозность.
   Миловидная и разговорчивая проводница принесла им горячий чай в неизменных подстаканниках.
   - Не скучно вам ехать? - спросила она с хитрой улыбкой. - Чисто мужской компанией?
   - Не очень, - также с улыбкой ответил Дмитрий, - но если станет, мы можем рассчитывать на ваше участие и понимание?
   - Посмотрим на ваше поведение, - игриво ответила проводница, выходя из купе.
   - Хороша девочка, верно? - подмигнул Дмитрий.
   - Ничего, но бывают и лучше, - уклончиво ответил Нэш, припоминая шумную вечеринку на даче и Риту.
   - Ладно, первым делом - самолеты, ну а девушки потом. О нашем будущем: отсидимся немного, пару-тройку дней, пока шум не утихнет, - строил планы Дмитрий, - а потом к нам в центральный офис двинем, если все нормально будет. Такой расклад тебя устраивает?
   Нэш уже обдумывал, не покинуть ли своего спасителя, поскольку его постоянное присутствие нарушало весь план работ. Как увидишься с получившими заказы писателями, если ты под постоянным присмотром? А с другой стороны, глупо не воспользоваться уникальной возможностью вот так вот запросто проникнуть в одну из мафиозных группировок. Судя по всему, крупную и незаурядную, если ее члены знают индийские боевые искусства и под ее крышей создают фирмы, занимающиеся программированием. Ну а возможность пообщаться с писателями он сумеет найти и чуть позже. В том, что случай для этого обязательно представится, Нэш не сомневался.
   - Да, вполне устраивает, - закивал он головой, - но у меня есть несколько вопросов. До сих пор все в голове не укладывается...
   Затевая этот разговор, Нэш, то есть уже Андрей, не хотел еще раз обсуждать причины нападения неких "мутных" по происхождению иностранцев на простого программиста - незачем проверять легенду на прочность. А вот прощупать, кто или что стоит за действиями Дмитрия, было бы совсем не лишним.
   - Почему вы на даче за меня вступились, я еще могу понять, - не спеша начал разговор Нэш, - но зачем вокруг меня сейчас возню устраивать? Я, конечно, подозреваю корыстный интерес к моей персоне, но не понимаю, чем он оправдан.
   - Ладно, давай начистоту, я ходить вокруг да около не любитель, - рубанул рукой воздух Дмитрий, - во-первых, негоже каким-то там индийцам или, еще того паче, арабам, русских людей на русской же земле уделывать. Тем более когда все сразу на одного. Потому и вмешались. К тому же Геру ранили, он теперь в больнице с рукой пролежит недели две точно. Поэтому спрос, как и зачем мы в этот разбор полезли, с меня одного. Понимаешь, Андрюха?
   - Пока не очень, - помотал головой Нэш, прилежно исполняя роль чайника.
   - Предположим, босс меня к себе вызывает, а я ему что предъявлю? - хитро прищурившись, спросил Дмитрий.
   - Что?
   - Что-что ... Тебя я ему предъявлю и все расскажу, - усмехнулся Дмитрий. - А ты у меня в качестве живого свидетеля и участника событий.
   - Да говорю же, не знаю я, что это за уроды и почему они мной заинтересовались, - ответил Нэш. - Может, вообще ошиблись.
   - Правильно, может, и ошиблись, а может, ты очень кому-то нужен, да только и сам этого не знаешь, - ответил Дмитрий. - Ты, главное, правду шефу говори. Шибко он не любит, когда юлят или врут. И еще, пока мы до нашего офиса не доберемся, ты от меня далеко не отходи. Мало ли чего, вдруг на тебя снова кто наедет. Хотя, судя по тому, как отмахивался, ты тоже парень не промах и постоять за себя умеешь. Кстати, а ты-то где так натаскался?
   - Да в школе и потом в институте занимался у корейца одного. Он чхарек владел и еще какой-то системой с непереводимым названием. Только что в этом толку при таком раскладе? - ответил Нэш, изображая на лице смесь тоски и печали.
   - Да ты не куксись, - утешил его Дмитрий. - Считай это служебной командировкой. Тем более, что все расходы за наш счет. Жены-детей не завел пока? Нет? Ну, тогда вообще не стоит волноваться.
   - На работе беспокоиться начнут. Я же все-таки не посыльный какой, а один из ведущих специалистов. И поэтому не могу просто так исчезнуть, - на ходу придумывал Нэш. - Да и знакомые тоже волноваться будут. Еще с машиной надо что-то делать - не будет же она у меня так и стоять в Питере?
   - Это все мелочи жизни, - отмахнулся Дмитрий. - На первое время можешь позвонить и сказать, что заболел, грипп, мол, а еще лучше бронхит. С хрипами в легких. С подозрением на пневмонию. Ну а машина не пропадет, организуем эвакуацию на стояночку. Охраняемую, понятное дело.
   -Я смотрю, у вас все схвачено, - удивился Нэш.
   - Ну а как иначе! Если мы не схватим, другие перехватят.
   "Интересно, неужели криминал в России фактически дублирует легитимную власть? Или они параллельно сосуществуют? " - подумал Нэш с неудовольствием.
   Разговор закончился, и новые знакомые улеглись спать. Что, возможно, огорчило симпатичную проводницу. Впрочем, утешить ее наверняка нашлось бы немало желающих даже в этом вагоне, не говоря уж про другие.
   Москва встретила гостей вполне приличной погодой - небом без намеков на облачность и ярким солнцем. До серого пятиэтажного дома в районе речного вокзала добрались на такси, причем расплачивался за все Дмитрий. Вход в подъезд был расположен во внутреннем дворе, на скамейках сидели старушки, в песочнице возились дети, и даже шума машин здесь почти не было слышно.
   "Хорошо, если бы окна выходили во двор", - подумал Нэш, поднимаясь по лестнице, поскольку лифты и хрущобы - вещи несовместимые.
   Окна оказались на две стороны, маленькая комната и кухня смотрели на улицу, выйдя же на балкон в большой комнате, Нэш окунулся в тишину внутреннего дворика.
   - Ты не думай, денег мы не жмем, могли бы и номер в гостинице снять, - пояснил Дмитрий, - просто вдвоем в квартире безопаснее. Если что, - прикрою. Да и найти нас здесь гораздо сложнее, чем в гостинице. А сейчас давай собираться - в программе вояж по вечерней Москве. Экскурсия, типа, с просмотром местных достопримечательностей. Форма одежды - свободная.
   - Это обязательно? - спросил Нэш недовольно. - Я что-то устал, даже в поезде толком не выспался. Если хочешь, иди один.
   - Совершенно обязательно, - мрачно подтвердил Дмитрий, - заодно проверим, если за нами хвост.
   "Ладно, своими делами займусь позже... К тому же и впрямь нелишне слегка развеяться", - подумал Нэш и потянулся к куртке.
   Вечерняя Москва его поразила - такого обилия игровых клубов и казино он в развивающихся странах до сих пор нигде не встречал. К тому же один или несколько игровых автоматов стояли почти в каждом магазине. И все они не простаивали.
   Дмитрий затащил его в один из игровых клубов, судя по обстановке и виду посетителей, довольно дорогой. К тому же там его хорошо знали.
   - Ну что, крутанем шарик? Или в покер? - подмигнул он Нэшу, который, впрочем, уже и внутренне привык называть себя Андреем.
   - В рулетку можно, - ответил Нэш. - Мне в нее иногда везет.
   Наблюдая за крупье и его манерой кидать шарик, Нэш быстро набросал и просчитал в голове модель движения шарика по конкретно этой рулетке. Это закладывалось практически на уровне рефлексов и входило в Ордене в основы специальной подготовки.
   - Слушай, Дмитрий, дай мне денег. Сколько у тебя есть? Я верну минут через пять, ну десять от силы.
   - А не прогоришь со своей удачей, Андрюха? - с сомнением ответил тот. - Хотя ладно, бери. Поглядим на твое везение.
   Нэш решил немного расслабиться и заодно заработать. Как объясняли ему в кулуарах учебного лагеря проходившие там же очередную переподготовку настоящие полевые агенты, во время операций всегда нелишне иметь свободные средства, не учитываемые финансистами Ордена. Да и навыки управления чужим поведением нужно было иногда освежать, тем более с конкретной пользой.
   Он поставил все деньги на пять красное и слегка подкорректировал бросок крупье, чтобы тот кинул шарик в определенную точку. Крупье ничего даже особо и не почувствовал - у него лишь на секунду потемнело в глазах, и он, испугавшись, что шарик упадет на пол, бросил его чуть раньше и слабее, чем обычно. Заметить этого не смог бы даже контролер. И только клиент, поставивший на пять красное, посмотрел в его сторону чересчур пристально. "Педик, что ли?" - подумал крупье мимохдом.
   После того, как этот странный тип выиграл еще несколько раз, к столу подошел менеджер зала и, сменив крупье и шарик, остался рядом со столом, чтобы понаблюдать за необычно везучим клиентом. Вначале ситуация нормализовалась, но потом этот же клиент снова начал выигрывать чаще, чем проигрывать. И менеджер позвонил хозяину, кратко обрисовав ситуацию, поскольку в одну из его главных обязанностей входило как раз контролировать разного рода неординарные ситуации и следить за тем, чтобы казино оставалось при доходе. Всегда.
   Выиграв порядочную сумму, Нэш остановился. Да и Дмитрий глазами подавал ему недвусмысленные знаки. Теперь в его распоряжении появились вполне легальные деньги, что избавляло от ненужных объяснений в случае крупных расходов. Причем не только Дмитрий, но и работники казино были живыми свидетелями выигрыша.
   Кассирша меняла жетоны на деньги довольно долго. По несколько раз пересчитывала купюры, и возникало ощущение, что она просто преднамеренно тянет время. Это наводило на разные нехорошие мысли.
   - Ну, блин, ты и впрямь везунчик! Аж прерывать твою серию побед не хотелось! Менеджер зала, гаденыш, на тебя слишком уж подозрительно смотреть стал, - Дмитрий хлопнул Нэша по плечу, когда они под завистливые взгляды менее удачливых игроков шли к выходу. - Не зря, чую, я тебя к шефу веду.
   - Везет в игре - значит, может не повезти в чем-то другом, - буркнул Нэш в ответ.
   Он уже предчувствовал, что просто так им уйти отсюда не дадут. И точно.
   - Э, мужики, может подвезти вас? Недорого возьму!
   Парень, предложивший это, был мало похож на таксиста - скорее уж на сутенера средней руки.
   - Мы лучше прогуляемся, воздухом подышим, - отмахнулся Дмитрий. - Для здоровья полезней.
   - Ну, как знаете...
   За ближайшим углом путь им преградили несколько крепышей в спортивных костюмах. При первом же взгляде на них сразу стало ясно, что здоровье от подобной встречи однозначно ухудшится. А то и вовсе испортится. Настолько, что всю оставшуюся жизнь придется работать только на аптеку.
   - Мужики, вообще после такого делиться принято, - с ходу предложил один из них, то ли главарь, то ли толмач. - Или вам жалко?
   Милиционер, несший поблизости нелегкую, опасную и трудную службу, быстро оценил ситуацию и сразу же удалился на безопасное расстояние.
   - Мы-то не против, да только нет у нас ничего. Так, мелочь на пиво, - дружелюбно сообщил Дмитрий. - И на метро.
   - Не свисти, - ответил бандит. - Твой дружбан только что кругляк огреб на рулетке.
   - Может, вы и сумму знаете? - преувеличено вежливо спросил Дмитрий.
   - Знаем, поэтому и просим по-доброму. Пока. А со жлобами у нас разговор другой. У них мы забираем все.
   И сразу, практически без перехода, понеслось-завертелось!
   Нэш без труда отбил выпад одного из бандитов и сразу же, продолжив движение блока, ударил того в переносицу, а Дмитрий сделал круговую подсечку вертушкой сразу двум молодцам, которые собрались было ударить его ногами. Буквально через пяток секунд все крепыши лежали на асфальте, как тюлени на льдине. На лицах у них застыло выражение обиды и недоумения.
   Милиционер, наблюдавший издалека за происходящим, засвистел и столь же быстро, как раньше удалился, теперь направился к месту происшествия. Происходило явное нарушение общественного порядка!
   - Милицию ждать будем? - спросил Нэш у Дмитрия. - Вон к нам один бежит, аж пыхтит от усердия.
   - Нет уж, как-нибудь обойдемся без его помощи, - буркнул Дмитрий. - Ни к чему нам сейчас светиться. А еще, я уверен, в отделении тебя точно освободят от избыточных денежных средств. Нажитых, сам понимаешь, неправедным путем. Давай-ка лучше ноги в руки.
   - Э, мужики, - обратился к ним один из молодцев, который пришел в себя первым. - Скажите хоть, кто вы такие-то? Че бригадиру толковать? Деретесь уж больно ловко.
   - Кто-кто... Дневной дозор, блин, - бросил на ходу Дмитрий. - Не уверен - не наезжай.
   До квартиры добрались без приключений, прихватив по пути несколько бутылок пива и готовую пиццу.
   - Что-то к тебе часто пристают на улице, не находишь? - заметил Дмитрий, набулькивая пиво в мутноватый стакан. - У меня за год столько приключений не случается. А у тебя - прям как у Индианы Джонса.
   - Все, обещаю быть тише воды и ниже травы, - мрачно ответил Нэш. - Но вообще-то в данном случае у меня просто выбора не было.
   - Ну почему же? Остегнули бы им часть выигрыша, - пожал плечами Дмитрий. - В конце концов, это их работа. И у них, может, семья, дети малые есть просят.
   - Ты серьезно? - удивленно спросил Нэш.
   - Вполне. Я поэтому и не вмешивался до последнего.
   "Странный у этих русских взгляд на жизнь! Эдакая гремучая смесь всепрощения со вседозволеностью. Как они разбираются во всех этих тонкостях? Я, наверное, все-таки выделяюсь. Не похож я пока на нормального русского. Хотя, может, среди них и такие, как я, встречаются. Но надо за собой последить, многовато проколов", - размышлял Нэш.
   Они еще некоторое время, пока не кончилось пиво, посидели и решили ложиться спать. Все-таки день выдался слишком уж перенасыщенный событиями, и даже подготовленный Нэш ощутил усталость и желание поскорее отключиться. Как же тогда себя чувствует Дмитрий? Он-то не проходил спецподготовки Ордена. Хотя владение методами СПАСа тоже нельзя было скидывать со счетов. Ведь эта древняя славянская система содержала не только приемы боя, а и разные способы восстановления организма и самолечения.
   Нэш с некоторым беспокойством подумал, что если бы ему пришлось сразиться с Дмитрием, то неизвестно еще, кто вышел бы победителем. Он вспомнил: когда Дмитрий бился врукопашную с индусами, скорость движений у него была явно форсированной, а значит, он также умел входить в трансовое ресурсное состояние. Владение СПАСом это, в принципе, объясняло. Но вдруг этому имелось другое объяснение? Может, у него есть гены эльфов?
   Нэш предпочел бы лучше сразиться с оборотнем, чем с эльфом. Человекозвери хоть и намного сильнее физически, зато скорость реакции у них сопоставима с реакцией хорошо тренированного человека. А вот эльфы... Он вспомнил свои поединки с эльфами в тренировочном лагере и внутренне содрогнулся. Все эти молниеносные выпады по непредсказуемым траекториям, заканчивающиеся вроде бы не сильными, зато наносимыми абсолютно точно в болевые точки ударами. Одна-единственная оплошность в защите - и ты уже побежден.
   Когда Нэш засыпал, ему снился поединок сразу с несколькими эльфами, в котором он, непостижимым образом разогнав психику и обменные процессы, выиграл...
   Утром Нэш проснулся от несколько фальшивого пения Дмитрия.
   - Андрюха, подъем! Нас ждут великие дела!
   - Чего там? - чуть раздраженно спросил Нэш. По утрам на него накатывала необъяснимая тоска.
   - Надо привести себя в порядок, так как есть мнение, что вечером нас может вызвать шеф, - объяснил Дмитрий. - После вчерашних приключений одежда у тебя немного того, не комильфо. После завтрака поедем куда-нибудь, где можно прибарахлиться. Костюмчик, галстучек, рубашенция. Андестенд?
   Эта идея Нэшу понравилась, поскольку сумку с вещами он оставил на даче под Питером. Хорошо хоть рюкзачок успел прихватить с разными полезными прибамбасами, замаскированными под обычные предметы обихода. И поэтому обновить гардероб, а заодно прикупить и еще некоторые предметы, также внешне невинные и при этом очень полезные в плане труда и обороны, было совсем не лишним.
   Завтракали в ресторане неподалеку - не по высшему классу, но вполне приемлемо. Дмитрий увлекся ветчиной, сыром и кофе, Нэш же предпочел салат из свежих овощей и яйца.
   "Наверное, у него все-таки есть гены оборотней, а не эльфов, - вернулся Нэш ко вчерашним догадкам о происхождении своего компаньона. - Вон как на ветчину-то накинулся. А эльфы мясо практически не едят".
   К удивлению Нэша, многие из посетителей предпочитали мясные блюда, колбасу, ветчину и тому подобное.
   - Я, пожалуй, больше не буду, - сказал Нэш. - Пойду прогуляюсь немного, чтобы еда улеглась.
   - Угу, - с полным ртом ответил Дмитрий, - только не очень долго гуляй и далеко не уходи.
   - Ладно, - кивнул Нэш, - до киоска и назад, газетку куплю свежую.
   Оказавшись на улице, он вышел со двора, в ближайшем киоске купил "Литературную газету" и карточку для таксофона. Таксофон Нэш заметил еще вчера на углу дома, где они с Дмитрием ночевали, причем из окна квартиры его не было видно. Теперь неплохо бы просканировать окрестности на предмет слежки.
   Нэш неторопливо шел по улице, обошел дом почти по кругу, но подготовленная лучшими инструкторами внутренняя сторожевая система молчала. Это обнадеживало, и Нэш рискнул сделать один короткий звонок. Номер, который он набрал, был обычный московский, семизначный.
   - Алло, мне, пожалуйста, Макария Леопольдовича, - попросил Нэш. - Нет таких? И никогда здесь не жили? Извините, ошибся.
   Сергей Иванович, одинокий пенсионер, не очень удивился странному звонку. После того как ответил неизвестному, он повесил трубку, подошел к шкафу для белья, достал из-под стопки пододеяльников и наволочек маленькую, размером со спичечную, коробочку и легонько на нее надавил. Выждав около минуты, он выкинул коробочку в мусорное ведро, вышел на лестничную площадку и старательно высыпал все из ведра в мысоропровод. Внизу, среди хлама, отходов и прочей гадости, коробочка просуществовала секунд тридцать, после чего тихонько зашипела, оплавилась и превратилась в комочек спекшейся пластмассы с непонятным содержимым внутри.
   Когда старик возвращался в квартиру, ему встретился сосед по лестничной клетке - бизнесмен средней руки Володя.
   - Привет, Иваныч! - с улыбкой воскликнул Володя. - Все ходишь, небо коптишь? Может, квартирку мне наконец продашь-таки?
   Сергей Иванович ничего не ответил. Закрыв дверь, он долго еще смотрел в глазок. А отходя от двери, проворчал:
   - Родина не продается! А то ишь развелось вас, хапуг хреновых.
   Старик был уверен, что за небольшое в принцип, но существенное по сравнению с его пенсией вознаграждение помогает внедренным в криминальные группировки секретным агентам то ли МВД, то ли ФСБ. При этом он мог лишь догадываться, что коробочка была мощным коротковолновым передатчиком, сигнал которого где-то приняли и передали по назначению другие люди, не ему чета.
   Нэш же теперь стал гораздо более спокоен. Воспользовавшись одним из резервных каналов связи, он послал в центр простой сигнал, означающий, что с ним все в порядке, но есть некоторые сложности, в том числе то, что он находится под наблюдением. Лучшим вариантом сообщить в центр все сразу было бы зайти под определенным логином на известный сайт и оставить на форуме внешне совершенно невинное сообщение. Но сделать это незаметно от Дмитрия пока не представлялось возможным. Впрочем, если ему предложат работать с компьютерами, появится возможность передавать в Орден почти всю необходимую информацию прямо на глазах у всех.
   Вернувшись в квартиру, Нэш застал Дмитрия за просмотром новостей.
   - Во, про нас показывают, - воскликнул он, прибавляя звук. - Смотри!
   Репортерша стояла на фоне знакомых дач и с непременным для неофита волнением в голосе вещала:
   - ...немногочисленные свидетели утверждают, что в перестрелке принимала участие группа лиц арабской национальности. Правоохранительные органы пока не дают никаких комментариев. Радикальная фракция левого крыла государственной думы планирует на ближайшем же пленарном заседании поставить вопрос о необходимости ужесточения мер вплоть до организации принудительной депортации и полного выдворения... Впрочем, в подобного рода преступлениях стоит разбираться более тщательно, поскольку вполне возможно, что иностранные граждане были не нападавшей, а пострадавшей стороной - уж больно активными стали в последнее время различные националистические группировки самого радикального толка.
   - Ну, дальше пойдет обычная ерунда, - махнул рукой Дмитрий, выключая телевизор.
   "Ух ты! - подумал Нэш с подъемом. - Оказывается, я, сам того не подозревая, подлил масла в огонь этнических разногласий в России! Надо будет преподнести руководству Ордена как спланированную акцию и тем самым поднять себе рейтинг. Просто замечательно!"
   - И что теперь делать? - с нескрываемым волнением спросил Нэш, мгновенно входя в образ "простого программиста Андрея".
   - А ничего. Как запланировали, так и будем действовать. Газету, смотрю, купил?
   - Да, больше и нечего было, - ответил Нэш, разворачивая "Литературку". - В остальных сплошная чернуха или умиление по поводу успехов экономики.
   - Тебе что, экономика наша не нравиться? - с шутливой строгостью спросил Дмитрий.
   - Ну, не знаю, - уклончиво ответил Нэш. - Все ведь на нефти держится. Высохнет труба, и все. Будем у запада на дотации сидеть. Если дадут.
   - Да, кстати, об экономике, - вспомнил Дмитрий. - Пора за шмотками двигать.
   Магазин под названием "Сток-центр", несмотря на самый разгар рабочего дня, был забит людьми. То ли в пятницу москвичи уходили с работы пораньше, то ли большинство покупателей составляли гости столицы, но было многолюдно, как в выходной. Походив среди стеллажей и вешалок, Нэш выбрал себе джинсы, которые любил согласно легенде, цветную рубашку с коротким рукавом и ветровку с большим количеством карманов. Похожую одежду носили очень много москвичей возраста Нэша и того уровня достатка, который согласно все той же легенде имел и он. Видимо, это был какой-то общепринятый стандарт, навязанный модой или рекламой.
   Нэш невольно вспомнил, что одним из его коньков в учебном центре были методики внедрения идей. В качестве самостоятельных работ он проводил акции по внедрению новой марки одежды или бытовой техники. Он представил себе, что мог бы при желании за небольшой период времени навязать группе людей стремление ходить, например, в островерхих шляпах. Или желание иметь пару красных брюк. Неважно, что и зачем, главное - правильно изменить у человека его скрытую мотивацию. Несколько роликов по ТВ, грамотный пиар с привлечением звезд и политиков, форматирование индивидуальной ролевой ниши и ее позиционирование - и вот уже создан бренд, который станет приносить доходы.
   - А как же костюмчик, галстук? - усомнился в выборе Нэша Дмитрий.
   - Я же не менеджер какой вшивый, - усмехнулся Нэш. - Я программер. А что носят программеры?
   - И то правда, - Дмитрий пригляделся к витрине. - Тогда я тоже в джинсу. Только без дырок...
   Старые вещи они оставили в примерочной. Не забыв, понятно, предварительно опорожнить карманы. И двинулись к выходу из "Сток-центра".
   - Ты, Андрей, не зевай, - на ходу наставлял Нэша Дмитрий. - Посматривай, может за нами следит кто.
   Нэш кивнул, сделав положенное по легенде значительное лицо, но особо напрягаться не стал. Слежку он бы давно почувствовал бы. Но демонстрировать специальные навыки было не в тему, как говорили его новые друзья.
   До хрущобы на речном вокзале добрались без приключений - по сравнению со вчерашним день сегодняшний выглядел куда более мирным. Дмитрий залег на диван разгадывать кроссворд, а Нэш решил дочитать "Литературку".
   Особо его заинтересовала статья о зарождающейся новой волне неоязычников. Автор высказывал опасения, что многочисленные секты этого течения могут встать под знамена неофашистов и скинов. На полуподпольных конференциях, где автору удалось побывать с некоторым риском для здоровья, декларировались идеи националистического толка. Ну а дальше шли рассуждения о том, как это опасно для сегодняшней России и куда может завести.
   Нэш сразу же оценил, что эти течения вполне можно было использовать в целях, поставленных ему Орденом. Он немедленно запланировал попасть на такой съезд. Например, в качестве представителя издательства, желающего написать правду об экстремистских течениях. Вполне подходящий повод.
   - Древний герой, победивший великана не силою, а хитростью? - неожиданно вопросил с дивана Дмитрий. - Всего пять букв, третья - "в". Не знаешь?
   - Может, Давид? - предположил Нэш. - По-моему, он сражался с Голиафом.
   - Точно.
   В этот момент у Дмитрия зазвонил сотовый. Молча выслушав невидимого собеседника, Димон отложил кроссворд.
   - Это шеф, - сообщил он бодро. - Предлагает прямо сейчас подъехать в наш центральный офис. Ты готов?
   - Всегда готов, - со вздохом ответил Нэш, складывая газету.
   Выйти на улицу и поймать такси было делом пяти минут. Собственно такси с шашечками встречалось не так уж и много. Но зато на поднятую руку охотно реагировали частники, чаще всего почему-то кавказцы на раздолбанных "Жигулятах". Правда, при виде московских пробок впадал в ужас даже повидавший всякого Нэш.
   - Шеф у нас голова, недавно такую фирму соорудил! - искренне восхищался по пути Дмитрий. - Не купи-продай, а оказание интеллектуальных услуг. Подробности сам тебе расскажет, если сочтет нужным. Все, приехали.
   Здание офиса снаружи было неприметным - неброская табличка с надписью мелкими буквами, стальная дверь и видеокамеры наверху. Стандартное вместилище для десятка-другого работников интеллектуального труда. Но внутри, вопреки ожиданиям Нэша, открылся просторный холл с единственной большой дверью в стене напротив, а вовсе не разделенное перегородками офисное пространство. Дверь оказалась входом в лифт, который унес их, если верить ощущениям, глубоко под землю.
   Вежливый человек неопределенного возраста встретил их на выходе, внимательно всмотрелся в лица и пригласил проследовать за собой по длинному коридору. Двери с обеих сторон отличались только табличками с коротким шифром - вперемежку буквы и цифры. Хотя шли по коридору довольно долго, навстречу никто не попался. Либо рабочий день здесь тоже рано заканчивался, либо уровень секретности был весьма высоким.
   - Референт шефа. Очень строгий, - шепнул Дмитрий, указывая Нэшу на провожатого.
   Перед деревянной дверью с совсем уж сложным сочетанием букв и цифр референт их остановил и попросил Дмитрия присесть в кресло, а Нэша провел в кабинет и сразу же молча удалился.
   Из кресла футуристического вида поднялся навстречу Нэшу человек плотного телосложения с седыми волосами.
   - Меня зовут Борис Васильевич. А вас - Андрей, не так ли?
   - Очень приятно, - пробормотал Нэш.
   "Ого, а креслице-то из новейшего комплекта VR Combi II", - подумал он с уважением.
   Рука у Бориса Васильевича оказалось сухой и теплой, а пожатие - сильным.
   - Присаживайтесь, - предложил он Нэшу, указав рукой на одно из двух глубоких кожаных кресел рядом с гостевым столиком у стены.
   - Спасибо.
   Настроенный на максимальный уровень эмпатии Нэш сразу ощутил, что перед ним не просто криминальный авторитет, а незаурядный образованный человек, обладающий большим жизненным опытом. К тому же Нэш ощутил и еще кое-что: хозяин кабинета тоже владел методиками психосканирования. Поэтому лже-Андрею, дабы скрыть способности, пришлось сразу же резко снизить уровень разгонки своей психики.
   - Предисловия для экономии времени опустим, - начал Борис Васильевич. - Я в курсе ваших приключений. Дмитрий по телефону обрисовал мне общую картину произошедшего. Но в его изложении много странного и непонятного. И самое непонятное: зачем неким лицам экзотической наружности организовывать нападение на вполне заурядного, как вы себя позиционируете, разработчика программного обеспечения? Не стыкуется это как-то, не находите?
   Нэш мгновенно прокрутил в голове несколько вариантов ответа, но решил не рисковать и выбрал прежнюю легенду.
   - Не знаю, что и ответить, - изобразил он задумчивость и недоумение. - Ни в каких криминальных делах я не замешан. Секретов больших фирм типа нефтяных тоже не знаю. Так что у меня лично только одна версия: это нападение каким-то образом связано с моей профессиональной деятельностью.
   - А над чем вы работаете? - участливо закивал головой Борис Васильевич. - Можете в общих чертах. Явки и пароли сообщать не требую. Пока, во всяком случае.
   - Я занимаюсь изучением виртуальных сред, которые могут в свернутом, символическом и при этом интуитивно понятном виде представлять процессы, происходящие в реальности. Так, чтобы определяющие их течение параметры стали доступны для визуального анализа. Ну, по типу лозоходства, когда многочисленные неосознаваемые, но фиксируемые восприятием человека параметры внешней среды складываются в его подсознании в своего рода ментальный пазл, свидетельствующий о том, что в местности с таким набором характеристик может быть вода. Это вызывает определенные реакции в организме, включая микросокращения определенных мышц. А прутик в руках всего лишь позволяет зафиксировать эти назаметные и неощущаемые движения, сделав их видимыми. Вот и наша программа делает нечто похожее, позволяя оператору осмыслить сигналы, возникшие в его подсознании при решении задач в гораздо большем, нежели поиск подземных источников, количестве предметных областей. Вот, собственно, и все, если в общих чертах. Фирма у нас хотя и частная, но явно под крышей какой-то спецслужбы, даже и не знаю какой. Потому как оффшорное программирование - хорошая крыша для внедрения агентуры в развитые страны. Да и заказы иногда появлялись на создание весьма специфического софта. Однако я в число лиц, посвященных в высокие тайны, не вхожу. Так что и предположить не могу, почему эти то ли индийцы, то ли арабы на меня напали. Пока мне только одно ясно: к моему участию в издательском бизнесе это точно никакого отношения иметь не может. И ко мне лично тоже. Остается лишь мое занятие софтом. Хотя, еще раз повторю, ума не приложу, что именно могло так кого-то заинтересовать.
   - Замечательно, - Борис Васильевич, кажется, был настроен доброжелательно. - Странное совпадение, но наша компания работает над этой же проблемой, только с более практической, если можно так выразиться, стороны: как использовать возможности виртуальных сред для работы на финансовых рынках. Судя по интересу к вашей персоне, вы владеете или можете владеть информацией, ценность которой и сами не вполне представляете. А мы, поверьте, можем предложить достаточно выгодные условия сотрудничества. Сразу оговорюсь: хотя нам и нужны знающие люди, некоторое время у нас займет ваша проверка. Уж больно хорошо для простого программиста вы умеете драться. Ну, как, будем договариваться?
   Нэш думал недолго - возможность поработать в закрытой негосударственной системе, да еще такой перспективной для целей Ордена, представлялась не каждый день. Ну а как это совместить с выполнением задания Ордена, он придумает. Тем более, пока не удастся разобраться, кто его преследует и чего от него хотят, продолжать выполнение программы в полном объеме все равно получится. И по-любому пришлось бы выдержать паузу. Так почему бы не заполнить ее потенциально перспективной работой? Которая, опять же, пойдет на пользу Ордену?
   Выдержав паузу - все-таки не следовало выпадать из легенды - Нэш потихоньку начал "приходить в себя".
   - Честно говоря, это неожиданно, - покачал он головой. - Я не вполне представляю, куда попал, на какую структуру должен буду работать... И сразу соглашаться? К тому же с прежнего места я тоже вот так запросто исчезнуть не могу. Да и с издательством придется уладить дела...
   - Я не требую от вас ответа в течение десяти секунд, - Борис Васильевич сделал решительный жест, словно в корне отметая такую возможность. - Насчет вашего места работы - хоть оно и под крылом спецслужбы, как вы считаете - а это может оказаться еще и не так - думаю, что мы сможем все уладить. У еас тоже есть кое-какие связит в верхах. Поэтому давайте поступим так. Мы на вас поглядим, и вы на нас поглядите. Как вам мысль поужинать сегодня вместе? Вы, я, ну и Дмитрия возьмем для компании. Мой референт свяжется с вами и сообщит подробности, где и когда.
   - Согласен.
   - Ну и отлично, - улыбнулся Борис Васильевич. - За ужином все и обсудим. Кстати, запишите номер мобильного телефона моего референта. Если будут какие-то проблемы, не стесняйтесь, звоните в любое время. Я его предупрежу. А сейчас, увы, вынужден прервать нашу беседу. Всего хорошего и до встречи за ужином.
   Когда Нэш вышел из кабинета, Дмитрий, все это время терпеливо прождавший в приемной, буквально выскочил из кресла и бросился к нему.
   - Ну как, чего спрашивал? - с ходу начал допытываться он. - Быстро вы беседу закончили!
   - Да ничего такого и не обсуждали, - пожал плечами Нэш. - Предложил мне работать на вас, а когда я попросил время подумать, пригласил на ужин сегодня вечером. Кстати, и тебя тоже пригласил.
   - Зря сразу не согласился, - покачал головой Дмитрий, - шеф всегда дело предлагает. Ладно, поехали домой.
   По дороге Нэш задумчиво созерцал витрины магазинов. При желании можно отыскать похзитив даже в московских пробках.
   - Блин, вроде и третье кольцо достроили уже, а с этими постоянными ремонтами и чайниками за рулем все равно скоро все в метро ездить будем, - ворчал частник, которого они поймали. - Накупили машин все кому не лень. Вот раньше все чинно и благородно было, а сейчас юнец какой-нибудь денег у папы стрельнул - и пожалуйте, на "мерине" рассекает. Или того хлеще - спорткар какой, который по нашим-то дорогам за год убьется. Или на джипе монструозном, с движком от тепловоза. И все остальные ему по барабану!
   При этом сам водила, едва только видел, что кто-то пытается вклиниться впереди него, сразу же начинал отчаянно сигналить.
   - А если бы у вас денег много стало, вы какую машину купили бы? - поинтересовался Нэш у водителя.
   - Ну, ясно дело, "фольксваген", "гольф", - не раздумывая ответил тот, - синего цвета. А семеру свою продал бы.
   - Нет, я говорю, если бы совсем много денег стало, - уточнил Нэш. - Как у Абрамовича, когда все уже есть - квартира, домина за городом, коттедж на Адриатике, яхта и все прочее. А?
   - Хм, - задумался водитель, не забывая при этом сигналить, - тогда купил бы такую, чтоб и верх откидывался, и с места за пять секунд до ста километров рвала бы.
   - Так вы же сами только что говорили, что такая машина по московским дорогам дай бог, если год проходит, а потом - в утиль! - тут же подколол водилу Нэш.
   - Потому и ругал, что у них есть, а у меня нету, - рассудительно ответил тот.
   - По-о-онятно, - чуть насмешливо протянул Нэш.
   Тяга к бесполезным предметам роскоши в новых экономических условиях укоренилась в народе прочно. Ярким примером тому являлся водитель, который страдал из-за того, что не мог обладать дорогой, хотя и совершенно ему не нужной, в принципе, машиной. То ли у него самооценка при этом резко понижалась, то ли он без внешних атрибутов "крутого перца" не пользовался успехом у женского пола, Нэш точно определить не мог. И продолжать беседу не стал. Водитель насупился, и до финиша ни слова больше не произнес. Сам Нэш не страдал подобной болезнью, поскольку, во-первых, умел контролировать собственное поведение и мог сознательно подавлять большинство инстинктивных позывов, чем сильно отличался от обычных людей, а во-вторых, очень хорошо знал, что реальные власть и влияние дают ощущение избранности, не требующее для своего подтверждения никаких особых внешних проявлений. И поэтому его лично не интересовали сверхнормативные блага, к которым стремилось подавляющее большинство людей. Он был равнодушен к дорогим машинам и иным предметам роскоши, а сексуальную тягу удовлетворял без особых проблем, не задаваясь при этом вопросом, насколько та или иная женщина привлекательна для других мужчин. Во время обучения в Ордене зависть и сравнение себя с другими по внешним признакам искореняли в самом начале, справедливо полагая, что такие слабости делают человека более уязвимым. А Ордену не нужны слабые адепты.
   - Спасибо, шеф, - расплачиваясь с шофером, сказал Дмитрий, тем самым прервав размышления Нэша, только сейчас заметившего, что они уже приехали.
   "Что-то частенько я слишком сильно погружаюсь в себя, - озабоченно подумал Нэш, вылезая из машины. - Надо это прекращать. Тут ведь не с писателями безобидными дело иметь придется, а с теми еще волчарами, судя по тому, как их шеф психикой владеет. Время расслабухи закончилось. Надо собраться, а то можно и головы лишиться по рассеянности".
   - Чего делать будем, в хате посидим или погуляем, пока на ужин не выдернут? - спросил Дмитрий. - Переодеваться нам не надо, так что домой можно и не заходить. Перенесет еще встречу, а мы в четырех стенах так и пропаримся.
   - Разве он такой необязательный? - не удержался от шпильки Нэш.
   - Нет, наоборот, если сказал, то железно выполнит, - Дмитрий сразу набычился. - Но ему может назначить встречу, например, кто-то из Белого дома или "из-за стены". А от этих пацанов не открутишься. Да и просто прогуляться захотелось. Я немного нервничал, когда ты у шефа сидел, если честно. Все боялся, что если ты ему не приглянешься, то он из меня душу потом вынет, зачем я за тебя встревал. А теперь вижу, что не зря. Если на ужин пригласил, значит, все в норме.
   - Ладно, пройдемся, - легко согласился Нэш. - Мне книжные новинки неплохо бы отследить вообще-то. Все-таки это дает неплохой дополнительный доход. Надо быть постоянно в теме. Так что я лично в книжный зашел бы.
   - Любишь ты читать, я гляжу, - бросил Дмитрий. - Ну да мне все равно, в книжный, так в книжный. Есть тут неподалеку один неплохой, минут десять ходьбы. Я там пазлы и оригами своей знакомой покупаю - она их собирает с такой страстью, что за уши не оттащишь.
   Вопреки ожиданиям Нэша, в книжном магазине людей было немного. Да и те, что были, группировались преимущественно вокруг стеллажей с фантастикой и детективами. Нэш бегло пробежал глазами по обложкам, поражаясь их схожести. Отличий и в самом деле было немного. Одна серия клонировала мускулистых и энергичных суперменов с экзотическим оружием в руках на фоне звездного крейсера или красоток в бронелифчиках и с неестественно умным выражением лица. Другая серия воспроизводила на обложке супермена, но уже с холодным оружием и непременно с драконом или замком на заднем плане. Листая книги, Нэш мельком просматривал главы, выхватывая ключевые слова вроде "заклинание", "пространственный портал" и тому подобное. Одновременно он на уровне эмпатии отслеживал, что предпочитают остальные покупатели этого магазина. Большинство выбирало раскрученных писателей, успевших набрать приличные тиражи, и лишь один человек взял автора, неизвестного даже Нэшу, в последнее время силбьно поднаторевшему в современной российской литературе.
   - Может, посоветуешь, что взять из фантастки? - спросил Дмитрий, которому надоело бесцельно бродить среди стеллажей. - А то я в детстве увлекался - "Туманность Андромеды", "Голова профессора Доуэля" ... А сейчас вот думаю: что купить-то? Ты же вроде как специалист в этой области.
   - Скажешь тоже, специалист, - хмыкнул Нэш. - Приработок от издательства за работу с авторами, некоторые из которых те еще перцы. Так что я больше переговорщик и торговец, чем знаток литературы.
   Однако сильно прибедняться и разыгрывать из себя полного лоха тоже не стоило. Поэтому Нэш всерьез задумался: а что действительно можно Дмитрию посоветовать? Мечи да магию лучше не брать - написано, может быть, и добротно, но слишком много условностей и мало фантазии. Следить за отниманием магического артефакта или за борьбой с мировым злодеем на протяжении целой книги не казалось Нэшу слишком увлекательным. Да и что можно написать действительно нового после титанов уровня Урсулы ле Гуин, Роджера Желязны и Толкиена? Космическая опера поинтересней в плане сюжетов и фабул и представляет больший простор для писателя, но на уровне идей тоже банально. Герой-одиночка свергает тиранию императора-деспота, забитые гуманоиды на планете приветствуют приход справедливого строя. Киберпанк после Гибсона как-то незаметно стух и выродился. По большому счету, выбор был не так уж и велик. Нэш решил остановить внимание на новичках. Конечно, есть шанс, что это может оказаться изложение маловразумительных идей несостоявшегося философа, но, с другой стороны, там можно выстретить оригинальный и не избитый взгляд на привычные вещи.
   Нэш наугад взял пару книг неизвестных ему авторов и протянул их Дмитрию, недоверчиво буркнувшему что-то типа "фигня небось какая-нибудь".
   Походив еще некоторое время по магазину, они вышли обратно на улицу. Для себя Нэш, увы, так ничего и не купил.
   - Во, SMS-ка от референта пришла, - доставая сотовый, сказал Дмитрий. - Ну, блин, я как в воду глядел, прям как шаман. Облом сегодня вышел. Все перенеслось на завтра. Клуб "Авангард", в двадцать часов. Ага, вот и адрес есть. И даже номер столика. Ладно, считай, сегодня у нас выходной. А посему... Тут такое дело, Андрюха, мне бы отлучиться сегодня надо вечерком. Сам понимаешь, когда мужика долго нету, бабы могут начать думать, а там и делать что-то не то. Короче, надо бы мне свои амурные дела немного уладить. Без обид, если я тебя кину на сегодняшний вечер?
   - Думаю, от скуки не умру, - усмехнулся Нэш, - за один-то вечер.
   - Ты, главное, не геройствуй. В ресторане посиди или на хату закажи жратву с доставкой. Кстати, все за счет нашей конторы, так что можешь не жаться. Только не встревай ни во что, лады?! А то у тебя просто тяга какая-то к приключениям на собственную задницу.
   - Слушай, Дмитрий, а может, я тоже кое-кого навещу, а? Не одному же тебе...
   - Навестить - это конечно хорошо, - почесал макушку Дмитрий. - Хрен с тобой! Только, я тебя умоляю, ни во что не ввязывайся. Номер моего мобильника знаешь, если что. Пошел я. Буду утром. Да, будь другом, захвати книги с собой, а то таскаться с ними сейчас не очень охота.
   - А мне, значит, охота? - проворчал Нэш, но книги все-таки взял, после чего они с Дмитрием разошлись. Куда на самом деле направился его новый знакомый, Нэш не знал. Сам же он после тщательной проверки на наличие слежки зашел в одно из небольших интернет-кафе и пробыл там около двух с половиной часов. Из кафе Нэш вышел на улицу с классическим чувством глубокого удовлетворения - он не только передал в Орден подробный отчет обо всем произошедшем, но и получил новые инструкции, способы связи и людей для контакта. А значит, снова был в полной готовности исполнять возложенную на него Орденом миссию.
  
   Глава шестая
  
   Немного потолкавшись по ближайшим магазинчикам, Димон направился к станции метро, мысленно готовясь к схватке с толпой.
   Пленники разнообразных офисов и контор постепенно выходили на свободу, заполняя улицы мегаполиса. Вечер пятницы - самое время подумать о том, как получше гульнуть, чтобы выбить из головы все проблемы с дебитом-кредитом и душегубом-начальником.
   Прокладывая путь в толпе, Димон не обращал внимания на толчки - с утра и похлеще бывает, когда тебя затягивает водоворот зомби, неуклонно бредущих на работу.
   На миг задумавшись, он с размаху налетел на большую черную сумку с нелепым желтым петухом на боку.
   - Смотри, куда прешь! - пробурчал Димон на хозяина сумки. - Глаза разуй!
   - Сам разуй, - зло рявкнул хозяин сумки, невысокий краснолицый крепыш. - Думаешь, отрастил будку, так все можно?
   - Ладно, проехали, - примирительно махнул рукой Дмитрий, - считаем, оба виноваты.
   - Так бы и сразу, - победоносно ответил крепыш и двинулся дальше.
   На том и разошлись, выпустив пары, но при этом сохранив достоинство. Не переходить же по любому поводу врукопашную?
   Вырулив из потока людей, крепыш направился к дому, в котором остановились Дмитрий и Андрей. Но подходить к нему не стал, а зашел в кафе, откуда отлично просматривался вход во двор. Цены в кафе были те еще: за обычную булочку и кофе предлагалось выложить целых три сотни.
   Официант был сама любезность и просто светился радушием. Понятное дело, если уж драть деньги, так с улыбкой, чтобы у клиента не осталось чувства, будто он потратил деньги впустую.
   Поставив сумку с петухом рядом с собой, мужчина заказал себе только кофе - хоть деньги и казенные, однако жалко тратить их впустую. Кофе предстояло растянуть часа на два, пока не появится смена. И хотя объект сейчас пребывал вне дома и его вели на длинном поводке сразу три полные бригады наружки, на всякий случай решили выставить пост и рядом с домом - мало ли кто интересный вдруг появится. А поскольку весь транспорт был задействован, пришлось организовать временный пост наблюдения таким вот дедовским способом. Вытащив фотографию, филер еще раз внимательно ее рассмотрел. Обычный мужик, среднего телосложения, в джинсах и кроссовках "Найк", имя - Андрей. На вид - не Бог весть какая птица. Но, если его упустить, отрывание рук-ног гарантировано.
   "Ничего, и не таким орлам крылья обламывали, никуда не денется", - подумал крепыш.
   Уже второй раз за день Дмитрий стоял перед этой дверью в малоприметный офис. Только на этот раз он проследвал в том же здании совсем иным маршрутом. По пути его тщательно проверяли, сканировали сетчатку, снимали тепловой портрет тела, просвечивали ультразвуком и делали еще массу вещей, которые должны были почти со стопроцентной вероятностью подтвердить, что это точно Дмитрий, член тайного братства "Вера, Свобода и Воля", и никто другой. После всех этих процедур открылась массивная бронированная дверь, и он увидел знакомый холл объекта N 3, как именовался спрятанный в обычном с виду офисном здании оперативно-ситуационный центр службы контрразведки братства. Последние пять лет, каждый день Димона начинался именно так, за исключением выходов на задания. Проверка перед дверью, сорок три секунды на проход по коридору до лифта и двадцать восемь секунд скоростного спуска. Ковровое покрытие около двери немного стерто, одна лампа дневного света мигает, кнопка на панели в лифте иногда западает. Специально, что ли, портят?
   Лифт довез на нужный этаж, двери открылись, и он лицом к лицу столкнулся с заслонившей проход высокой женщиной. Сколько раз Димон ее видел, но не переставал удивляться несоответствию между внешностью и внутренним содержанием. Любой боец мог бы позавидовать этой атлетической фигуре и длинным мускулистым рукам. Не говоря уж о ногах. Что нисколько не мешало хозяйке быть утонченной натурой и, кроме того, одним из самых сильных специалистов-экстрасенсов в стране, а возможно, и в мире.
   - Вау! Сама доктор Милованова решила отложить важные дела и встретить меня лично? - делая удивленные глаза, воскликнул Димон.
   - Понесло, понесло по кочкам, - поморщилась та. - Помолчи минутку и расслабься, я тебя проверю на всякий случай.
   - Проверяйте, проверяйте, - милостиво позволил Димон, скалясь, - только не сглазьте ненароком.
   Мария Викторовна ничего не ответила, закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Димон почувствовал тепло в области затылка и слабый зуд в надбровии и висках. Процедура не очень приятная, но совершенно необходимая - коллеги по работе метко назвали ее умственной клизмой.
   - Все, ничего не нашла, - вздохнула она, возвращаясь в нормальное состояние. - Ни жучков, ни духов, ни зомби-программ не замечено, герр Дмитрий. Теперь извольте к шефу на ковер. Он нас уже ждет-не дождется, от нетерпения фундамент копытом роет.
   В кабинете за столом сидел Борис Васильевич, глава отдела контрразведки "Веры, Свободы и Воли" и по совместительству шеф частной компании по оказанию информационных и научно-исследовательских услуг.
   - Явился, не запылился, - по-домашнему приветствовал он Димона. - Ну, как твой подопечный?
   - На данный момент его плотно, но ненавязчиво опекают ребята из нашей наружки, - ответил Дмитрий. - Народ опытный, тертый, в случае чего разберутся.
   - Хорошо, - покивал головой Борис Васильевич, - главное, чтобы он наблюдение не срисовал. Мария Викторовна, а вы что скажете по поводу нашего клиента? Получится к нему ключик подобрать?
   - Ничего подозрительного или сверхъестественного, - пожала плечами Милованова. - По ауре и спектру мозговых излучений можно сказать, что он человек, оборотнем и тем более эльфом даже и не пахнет. Попробовала прощупать пси-способности, но ничего не вышло - блок у него нехилый стоит, да и заметит он, если поднажать посильнее. Если бы не это, я его запросто в транс погрузила бы и под контроль взяла. Кстати, с магазином Димон классно придумал, людей много, и фон пси-поля повышенный, так что я смогла подойти к нему почти вплотную.
   - Обижаете, Мария Викторовна! Я спец экстра-класса, - немедленно расцвел Димон, но шеф его моментально осадил:
   - Хвост распускать потом будешь, спец. Не отвлекайтесь, Мария Викторовна!
   - Если говорить о психологическом портрете, - продолжила Милованова, - то у меня сложилось об объекте следующее впечатление: пассивно-агрессивный тип, сдержан в эмоциях, легко входит в контакт с незнакомыми людьми, умеет расположить их к себе.
   - Действительно, негусто, - заметил Борис Васильевич, - но хоть шерсти клок.
   На некоторое время в кабинете воцарилось молчание. Дмитрий и Милованова прекрасно знали, что шеф сейчас собирает головоломку, используя фрагменты уже известной информации.
   Борис Васильевич тем временем закрыл глаза и даже вроде бы тихонько загудел, словно у него где-то внутри включился вентилятор - для охлаждения процессора. Не считая этой странности, он слыл вполне приличным начальником. Немного бюрократ, периодически делает профилактический втык, куда же без этого? Но и похвалить может, если действительно заслужишь.
   - Итак, что мы имеем на сегодняшний день? - спросил Борис Васильевич, открыв глаза.
   - Вражеского эмиссара на нашей территории, - жизнерадостно объявил Дмитрий и тут же пожалел об этом.
   - Попрошу не перебивать старших, - одернул шеф, на этот раз вполне серьезно и жестко, - я пока не спрашиваю, а рассуждаю вслух. Мы начали с анализа возросшей в последнее время активности Ордена "Единая Раса". И по ряду косвенных признаков сделали предположение, что они готовят некую масштабную операцию на территории России. Цель и средства ее неизвестны. Мы не смогли бы засечь появление эмиссара, если бы не наши индийские коллеги из Ордена "Аватар Шивы". Как известно, они также всячески противодействуют "Единой Расе", но не считают нужным посвящать в свои планы нас. Сколько раз мы предлагали им хотя бы простой обмен информацией! Так нет же, упертые, как бараны, - мол, у нас разные средства и не всегда совпадающие цели и далее в том же духе... Ну и Кришна с ними...
   А примерно месяц назад выяснилось, что на территории нашей страны пребывает группа лиц индийской национальности. Разведгруппа, а проще говоря, шайка. Пробив их по разным каналам, мы без особого удивления опознали в двух из них силовиков из "Шивы". Как раз тех, кто первыми вошли с Андреем в контакт, - продвинутых спецов по каллари-ппаят и гатка. Лет семь назад легенды об их похождениях ходили по Индии. Правда, в узких, зато хорошо информированных кругах.
   - Видали и более продвинутых, - снисходительно заметил Димон, - хиловаты они оказались против СПАСа-то!
   - А ты и плавники уже распустил, бойцовая рыбка?
   - Заметьте, заслуженно, - с некоторой обидой в голосе ответил Димон, - считай, с голыми руками против них вышли.
   - Ну и дурак, - заметила Мария Викторовна, - что ж на рожон-то переть? Приключений захотелось?
   - Не стоит сейчас затевать перепалку, - вмешался шеф. - Продолжаю. Так вот, за ними было организованно скрытое наблюдение, так сказать, до выяснения целей и мотивов пребывания в нашей стране. В ходе оперативных мероприятий было установлено, что они явно пасут одного человека, уже известного нам Андрея. Это я исходные данные выложил, чтобы рассуждать легче было. После этого мы сделали свой первый ход, отбив эмиссара в момент попытки его захвата.
   - А теперь что дальше-то с ним делать? - поинтересовался Димон. - И за кем второй ход?
   - Что с ним делать, - вздохнул Борис Васильевич, - не тебе решать и даже не мне. Наше дело - добыть информацию, проанализировать ее и сделать так, чтобы все ходы противника мы знали наперед. Иначе грош нам цена, и гнать нас надо в шею.
   - "Шиву" мы со счетов сбрасываем? - спросила Мария Викторовна. - Или как?
   - Скорее - или как, - шеф побарабанил пальцами по столу, - хотя особых проблем с ними быть не должно. Прежде всего, они поступили не совсем красиво, затеяв на нашей территории собственную операцию и не поставив нас в известность. Уж не знаю, что ими двигало, - желание бросить на нас тень или более благие мотивы. Но мы пока их трогать не будем, а при надобности сможем даже и использовать. Пока же надо их обложить поплотнее. Эх, людей не хватает - половину нашей наружки руководство в Калининград, Архангельск и Мурманск перебросило на усиление тамошних филиалов, что-то там наши скандинавские заклятые враги-товарищи резко активизировались. Ну да ладно, будем выкручиваться теми силами, какие остались. Но чтобы наши индийские коллеги были под колпаком.
   - Прям как в ихних фильмах, - усмехнулся Димон, - сначала подрались, а потом все вместе будем танцевать и петь от счастья.
   - Понадобится танцевать - как миленький будешь, - мягко, но очень убедительно заметил шеф.
   - А я что? Я ничего! - отозвался Димон с воодушевлением. - Мы завсегда готовы!
   - Ладно, - махнул рукой шеф, - подведем итог. У меня следующее предложение: не совершать пока никаких резких действий, а только наблюдать за этим Андреем, отслеживая все его контакты, пока не наберется достаточно информации, чтобы делать какие-то более конкретные выводы.
   - Вы по-прежнему хотите устроить его к нам на работу, шеф? - спросила Милованова. - Не рискованно? Ляпнет кто-нибудь неосторожное слово - и все, мы засветимся.
   - Небольшой риск есть, - согласился Борис Васильевич, - но мы сведем его к минимуму. Мы же не дадим ему полной свободы перемещений. Доступ у него будет ограниченный, к тому же Дмитрий будет его по-прежнему опекать. Кстати, Мария Викторовна, мы вас сведем с ним поближе, может, неожиданно подвернется шанс использовать ваши уникальные пси-способности. А завтра вечером мы окончательно расставим все точки над "i" в теплой и дружеской обстановке. Может, дополнительную информацию из него выудить получится. А пока давайте обсудим хотя бы гипотетиски, какие цели он может преследовать. Не только же водку пить, в конце-то концов, он к нам приехал.
   На этот счет каждый из присутствующих имел свою уникальную версию, и Борис Васильевич не знал, какая из них более близка к правде.
   Дмитрий склонялся к тому, что Андрей - резидент, а цель его приезда - вербовка агентов для будущих операций. Это вытекало из элементарного соображения: эмиссар прибыл один и сразу начал устанавливать контакты. В дальнейшем нужно просто перевербовать всех его агентов, но самого эмиссара ни в коем случае не трогать, после чего начать с "Единой Расой" игру по всем шпионским правилам.
   Мария Викторовна на это резонно возразила, что резиденту незачем участвовать в каких-то там пиар-акциях и уж точно он не захочет лишний раз светиться после нападения неизвестных лиц, что фактически равносильно провалу. Резидент бы тихо и незаметно убрался восвояси, а этому хоть бы хны. Значит, основная его цель - некое поручение или задание, которое необходимо выполнить любой ценой. Соответственно, при попытке выполнения этого задания его и следует ликвидировать. От греха подальше.
   Шеф же не мог однозначно выбрать, какая из версий ему ближе. В данном случае все-таки было важнее выяснить стоящую перед эмиссаром задачу. Но в то же время ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы "Единая Раса" этот план выполнила.
   Из архивных материалов Борис Васильевич знал, что именно так и начались многие тысячелетия назад уже ставшие почти мифическими так называемые четыре Великие магические Битвы. Эльфы и оборотни всегда начинали осуществление глобальных планов с незначительных на первый взгляд шагов, которые в конечном итоге приводили к непоправимым для людей последствиям.
  
   В то время как Димон находился в здании оперативного офиса контрразведки братства "Вера, Свобода и Воля" и обсуждал, что же делать с вражеским эмиссаром, тот неспешно прогуливался по Москве, поскольку сидеть весь вечер в квартире не очень хотелось.
   По пути он прокручивал в голове планы на ближайшее будущее. Нэш фактически только начал прорабатывать направление, связанное с писателями. Основное же поручение, разработка конкретного плана мероприятий по дополнительному искажению принципов православной веры, оставалось не выполненным. С одного захода, как с писателями, это сделать не получится. Но с чего-то надо было начинать, и Нэш уже знал, с чего именно.
   Первым делом нужно было найти выход в сеть, и он направился на поиски интернет-кафе. Конечно, можно было бы вернуться в то, куда он недавно заходил, но подобный шаг трудно было бы назвать правильным. Впрочем, везение пока Нэшу не изменяло, минут через пятнадцать быстрой ходьбы он уже сидел за монитором и щелкал мышкой по найденным поисковой системой ссылкам.
   Его интересовали проводимые сегодня вечером или ночью встречи приверженцев каких-либо экзотических религий - и чем чуднее, тем лучше.
   Предварительную информацию он уже имел, но его все равно удивило обилие сайтов и конференций, посвященных разнообразным сатанистам и язычникам. Ближайшей ночью планировалось проведение десятка кровавых оргий, как они громко именовались. Нэш выбрал одну из достаточно многочисленных сект, которая устраивала ночью в одном из рок-клубов ни много ни мало годовщину рождения Левиафана. Секта даже издавала собственный журнал, маленьким тиражом, на бумаге плохого качества, но все-таки стабильно, на протяжении нескольких последних лет. И не без финансовой помощи "Единой Расы".
   "Забавно будет посмотреть, что представляют собой эти ребята вживую, и узнать, можно ли на них рассчитывать в дальнейшем", - подумал Нэш, записывая адрес.
   В первый раз Нэш перемещался по Москве без провожатого на столь большие расстояния. Он решил отказаться от такси и воспользоваться общественным транспортом. Почувствовать настроение обычных людей можно, только оказавшись среди них. И метро было как раз тем местом, где сделать это было проще простого. Уже при входе влившись в толпу, Нэш почувствовал исходящую от окружающих эманацию либо агрессии и недоброжелательности, либо апатии. В грохочущем вагоне люди предпочитали не смотреть в глаза друг другу, ну а если кто-то встречался с чужим взглядом, моментально отводил глаза. Наиболее распространенным способом маскировки взгляда считалось чтение. Преобладали детективы в мягкой обложке и всевозможные журналы.
   - Помогите, люди добрые, - хорошо поставленным голосом начал какой-то несчастный, - все документы сгорели вместе с домом, родных никого нету.
   Все старательно прятали взгляд от нищего, он же, в свою очередь, старался каждому зазглянуть в лицо, так сказать, войти в личный контакт. Подав погорельцу, скорее всего мнимому, десятку - скорее как плату за находчивость, чем из жалости, Нэш отметил, что его примеру последовали всего несколько человек. Видимо, у большинства выработался иммунитет к психологическим приемам.
   Выходил из метро Нэш вместе с потоком людей, и поток, словно гейзер, исторг его из-под земли, потом прибил к палатке с аляповатой надписью "Чебуреки".
   - Падхады, пакупай, - рекламировал товар колоритный продавец, похожий на йети в грязновато-белом переднике, - свежий, только чито из печки.
   "Врешь ты, и вовсе он не свежий", - подумал Нэш, припомнив, как маялся животом после похожего изыска террористической уличной кулинарии, и прошел мимо.
   До рок-клуба Нэш дошагал минут за десять. По мере приближения одинокие люди весьма колоритного вида постепенно сбивались в ручейки, ручейки объединялись в одну устойчивую реку, которая омывала вход в заведение. На монументальных дверях висело сдержанно-лаконичное объявление "Private Party". Два охранника, габаритами напоминавшие небольшие сухогрузы, бдительно сортировали подходивших. Осуществляли, как выразился бы свеженький ново-яппи из провинции, фейс-контроль, каковой оказался не вполне традиционным. Тех, кто не отвечал неким только охране понятным стандартам, непреклонно заворачивали. Немногих счастливцев, которые имели приемлемый для охраны внешний вид, пропускали внутрь.
   Нэш пристроился в медленно дрейфующую очередь, не забывая приглядываться к людям вокруг себя. Впереди шумела компания типичных панков, замызганная одежда вполне гармонично дополняла бомжатскую внешность. Один из парней поднял с земли бычок и с удовольствием затянулся, причем под одобрительные возгласы приятелей. Еще чудесатее выглядели те, кто косил под готику. Особенно колоритно выглядели девушки - в непременном длинном кожаном пальто, с подведенными черным глазами, увешанные перевернутыми крестами, пентаграммами и прочей бижутерией. По сравнению с ними Нэш выглядел сущим плюшевым мишкой в своих джинсах, ветровке и кроссовках. Но он все-таки был уверен, что проникнет внутрь.
   - Не торопись, - пробасил один из охранников и поднял руку; ни дать, ни взять - шлагбаум, только не полосатый. - Закрытая вечеринка. Ходу нет, извини.
   - Я представляю издательство "Новая космогония", - ответил Нэш, вежливо улыбаясь. - Меня пригласили для ознакомления, так сказать, на примере сегодняшнего мероприятия, с будущим материалом книги.
   - Ну и какое у нас мероприятие? - невозмутимо поинтересовался охранник.
   - Годовщина рождения Левиафана, - с достоинством посвященного ответил Нэш, стараясь глядеть ему в глаза.
   - Тогда тебе к служебному входу надо, - с той же невозмутимостью пробасил охранник. - Извини, что не на "вы"...
   - Да закрыт служебный, - сымпровизировал Нэш, - может, напутали чего.
   - Пусть проходит, - вдруг ожил второй охранник и повелительно мотнул головой. - Входите, не задерживайте! А ты Василию позвони, пусть у шефа спросит, звали такого или нет.
   Охранник и сам толком не понял, отчего он вдруг решил пропустить странноватого типа, - как будто кто-то шепнул ему, что так нужно. И охранник послушался.
   Интерьер внутри вполне оправдывал тему вечеринки. Неровные бетонные стены, покрытые гразно-серой шубой из цемента, с потолка свисает почти неотличимая от настоящей паутина, в нишах расставлены черепа, испещренные кровавыми символами и удачно подсвеченные зеленоватыми фонарями. Такую красоту смело можно печатать на пригласительном билете в ад.
   Нэш оказался в раздевалке, где его встретил, судя по виду, упомянутый шеф, в сопровождении очередного охранника.
   - Ну, что тут у нас, а? - бодро заговорил шеф. - Это вы компромат собираете, а?
   - Отнюдь не компромат, - возразил Нэш, прикладывая для вящей убедительности ладонь к сердцу. - Прошу прощения за вторжение. Я представляю издательство "Новая космогония", и мы хотели бы начать серию книг о различных современных течениях религиозного толка. Вот я и захотел лично ознакомиться, так сказать, вживую.
   Шеф, выслушав Нэша, некоторое время помолчал, словно подыскивал наиболее уместный ответ из числа заранее заготовленных на подобный случай.
   - В принципе я не против, но только вам надо поговорить с... с другими людьми, они появятся позже. Я просто управляющий клубом, мое дело - чтобы все было тип-топ. Главное - ничему сегодня не удивляйтесь, и не принимайте происходящее слишком уж всерьез. Это скорее нечто вроде ролевой игры. Ну, нельзя же и впрямь верить во всю эту чертовщину и магию, а? Будут какие-то проблемы - обращайтесь ко мне или к охране.
   - Премного благодарю! - Нэш светски кивнул, подавив желание по-гусарски щелкнуть каблуками, и теперь не торопясь направился к бару. Бар занимал стратегически выгодное местоположение: находясь у стойки, можно было без труда наблюдать за небольшой высокой сценой и одновременно держать в поле зрения вход. Посетители клубились и циркулировали в ожидании начала представления; значительная часть из них оккупировала именно стойку, из-за чего там давно уже было весьма тесно. Не без труда отыскав место у самого края, поблизости от перегороженного откидной крышкой хода на кухню, Нэш заказал кружку разливной "Балтики". Имея некоторый опыт проживания в России, он справедливо полагал, что "Хольстен" в баре - та же "Балтика", только ценою вдвое дороже.
   - Эй, чувак, пивом не угостишь? - кто-то тронул Нэша за руку. - А то я на мели.
   Обернувшись, он увидел готическую девицу с мутным взором поверх плаща, которая апатично ждала ответа. Плащ, невзирая на лето, был наглухо застегнут до самого подбородка.
   - Да легко, - автоматически подстраиваясь под ее речь, ответил Нэш и щелкнул пальцами бармену.
   Девица накинулась на пиво так, словно только что пересекла Сахару верхом на верблюде. Судя по выражению ее лица и густому перегару, она мучилась рекордным похмельем.
   - Йо, хорошо пошло, - с облегчением произнесла она, когда наконец нашла силы оторваться от бокала. Мутный взгляд с некоторым трудом сфокусировался на Нэше. - Теперь и жить можно. Слышь, а чо у тебя вид такой попсовый?
   - Шифруюсь, - туманно ответил Нэш. - Зато у тебя прикид в самую масть, я гляжу.
   Девица уронила взгляд на полы плаща и медленно-медленно, будто героиня вампирского сериала, вновь подняла голову. Волосы ее отливали зеленоватым, а губы и уши так обильно были напичканы пирсингом, что пройти через металлоискатель в аэропорту ей явно не светило.
   - Ясное дело, думать надо, куда пришел, - выдохнула она приглушенным полушепотом.
   - А что сегодня в программе? - невозмутимо поинтересовался Нэш.
   - Ну ты даешь! Пришел - и не знаешь куда! Сегодня улетный сейшн! Группы рубить будут, но это позже, а вначале магистр проповедь задвинет. Если хочешь знать, у меня в группе "Адские пожарники" знакомый чувак есть, басист. Уж они сегодня слабают, клянусь, если не забухали только.
   Выложив эти потрясающие факты, она скромно рыгнула и убрела в полумрак зала - по всей видимости, в поисках очередной кружечки халявного пива.
   Минут через двадцать, когда народ начал помалу роптать, свет в зале погас, а на сцене в столпе желтоватого света появился высокий человек вполне заурядно-демонического вида. Все волосы у него на голове были нещадно сбриты, а на макушке отчетливо алел какой-то сложный символ. Облачение состояло из облегающего кожаного костюма радикально красного цвета, в руках имелись трезубец и перевернутое распятье. Выждав несколько секунд, дабы насладиться произведенным эффектом, он начал проповедь.
   - Братья и сестры! Сегодня мы собрались, чтобы вознести молитвы нашему хозяину. Пусть даст он нам силу и власть, о которых обычные людишки могут только мечтать! Придет его время, и тогда все вы станете царями на земле, исполняя волю его! Не верьте лживой истории, написанной церковниками! Наш хозяин всегда хотел счастья людям. Но его учение извратили и назвали злом! А теперь только мы можем принести добро! И мы сделаем это, несмотря на происки наших врагов, которые лживыми речами хотят, чтобы мы отвернулись от Великого! А сейчас - глядите, на что способна сила хозяина!
   Голос у магистра был прекрасно поставленный и властный, аудитория внимала ему без единого звука, лишь иногда кто-нибудь позволял себе икнуть, но не по умыслу, а от изрядного количества выпитого пива.
   В это время подручные в обычной камуфлированной форме вывели на сцену крупную, абсолютно черную собаку. Магистр взял поднесенный двуручный меч и принялся бормотать шепотом, словно читал молитву. Сначала Нэш не различал ни слова, поскольку акустика в зале была так себе. Но когда он все-таки начал кое-что различать, от изумления у него перехватило дыхание. Магистр произносил какое-то из магических заклинаний, причем с использованием эльфийских слов и целых оборотов из языка оборотней!
   В конце заклинания голос магистра уже гремел на весь зал, и, когда накал достиг критической точки, он экономным и точным движением отрубил собаке голову. Все в зале синхронно ахнули. В наступившей тишине магистр поднял голову высоко над собой.
   Глаза у собаки открылись, но это был взгляд уже не животного, а разумного существа.
   А потом собачья голова заговорила - глухо и поначалу неразборчиво, но постепенно речь становилась все более четкой и понятной.
   - Не верьте никому, кроме меня. Я дам вам магическую силу, и вы не только сможете повелевать живыми, но обретете власть и над мертвыми.
   Потом голова перешла на неизвестный язык, и Нэш содрогнулся, когда понял, на какой. Да, судя по всему, Орден собирался использовать эту секту по полной программе, раз ее лидеру сообщили заклинание из линии некромантии. Причем заклинание из разряда высших.
   Минуты через две голова умолкла. Магистр передал ее подручным.
   - Вы увидели лишь малую толику того, на что способна магия. И каждый из вас может научиться этому! Знайте, прежде человек не был тем жалким существом, в которое его превратили. Он был могуч телом и духом, он повелевал миром. Все было насыщено магией, и человек жил в мире с другими расами. Но потом нашлись люди, которые решили отвернуться от хозяина, и они обманом отвратили многих от Владыки мира земного. Но скоро, очень скоро мы снова вернем себе власть!
   Весь зал в едином порыве подхватил это клич. Все истошно кричали и бесновались, подстегнутые эмоциями и захватывающим зрелищем.
   Подождав, когда все стихнет, магистр поднял руку и обратился ко всем:
   - А теперь продолжим наш праздник. Веселитесь!
   После этого на полную мощность врубили тяжелую музыку, а на сцену выбежала группа девушек в кожаном нижнем белье с плетками и хлыстами. Не без интереса понаблюдав за энергичным садо-мазо-секси-шоу, Нэш подумал, что нелишне побеседовать с этим магистром. Надо сказать, показанный магический фокус произвел на Нэша сильное впечатление, поскольку даже ему не приходилось видеть столь явную демонстрацию реальной магии по настолько ничтожному поводу.
   Публика же пришла в полный восторг. Особо рьяные на радостях пытались влезть на сцену, но девушки сноровисто сбивали их хлыстами, подогревая толпу все больше и больше. Некоторые срывали с себя одежду и начинали откровенно мастурбировать, а уж занятые сексом парочки и пересчитать было бы затруднительно. Охрана на происходящее никак не реагировала - видимо, для них ничего нового сегодня не происходило.
   Нэш понимал, что все это искусно поставленный спектакль. Толпу завели, и теперь она безудержно выплескивала из себя энергию. Сам он в работе использовал магические приемы нечасто и потому объяснить фокус с собакой мог лишь теоретически. Использовалась очень древняя магия, о которой Нэш знал лишь понаслышке из случайных оговорок мастеров, обучавших магии в спецшколе, и то, зачем подобное знание передали этой рядовой, в общем-то, секте, было не вполне понятно. Или... Или этот факир местного разлива был очень сильным прирожденным магом, сумевшим почувствовать и как следует развить менее действенные заклинания. Тогда с ним тем более следует установить контакт.
   - Скажите, как мне магистра увидеть? - спросил Нэш у бармена, выбравшись из толпы.
   - Не знаю, - пожал тот плечами. - Вы подойдите к управляющему, его комната справа около входа.
   Справа так справа...
   Постучавшись и открыв дверь, Нэш узрел управляющего и магистра, только уже преобразившегося. В его облике не осталось ничего демонического, одет он был, как обычный бизнесмен средней руки, только бритая голова со следами краски с костюмом не очень вязалась.
   - Ага, на ловца и зверь бежит, а? Это тот самый представитель! - воскликнул управляющий, обращаясь к магистру. - О нем, Виталий, я тебе и толковал.
   - Меня зовут Андрей, - сдержанно представился Нэш, - и я бы хотел поговорить с вами.
   - Виталий, - протянул руку магистр. - Можно и поговорить, только не очень долго. Мне скоро уезжать.
   - Я пойду, а? - управляющий поднялся с места. - Посмотрю, как бы в зале не сломали чего. А то с этих станется.
   Он целеустремленно шмыгнул за дверь, не забыв, впрочем, плотно притворить ее за собой.
   Нэш и магистр провели его взглядами, магистр - почему-то задумчивым.
   - Наше издательство, "Новая космогония", - начал Нэш, - хотело бы запустить серию книг на тему неорелигиозных течений. Я хотел лично взглянуть, что на самом деле представляют собой некоторые из них. Поэтому и пришел сегодня на ваше шоу. Честно скажу, меня несколько испугало происходящее. Сатанинский ритуал, сексуальная оргия... или я в чем-то не прав?
   Виталий поморщился, словно от зубной боли, и отпил минералки прямо из бутылки.
   - Отчасти вы правы, - сказал он, недолго поразмыслив, - но давайте отвлечемся от внешних атрибутов и поглядим вглубь. Подавляющему большинству людей из находящихся в зале глубоко насрать на все, что я там провозглашаю со сцены. Я мог бы с тем же успехом распинаться и о христианских ценностях, потом излечить паралитика, выпустить хор ангелочков, и все зашлись бы истерическом припадке. Нечто подобное легко можно наблюдать у многих проповедников в США. Главное для девяноста восьми процентов пришедших сюда - это зрелище и возможность выпустить накопившуюся энергию. Все остальное - так, оболочка.
   - То есть сами вы не верите в то, что говорите? - уточнил Нэш.
   - Вот я-то как раз верю и четко представляю, о чем говорю, - усмехнулся Виталий. - Лично мне кажется, христианство исчерпало себя как религиозное учение. Углубляться в то, почему я так думаю, сейчас, с вашего позволения, не стану. Необходимо что-то новое, динамичное, способное привлечь людей. И с этой точки зрения вполне подходят неоязычество и даже сатанизм.
   - Вот это все мы бы и хотели донести до читателя, - в меру восторженно сказал Нэш, - чтобы он мог разобраться и четко понять, где просто оболочка, а где присутствует внутренняя идея.
   - Достойная задумка, - согласился Виталий, - а то, как только услышат слово "сатанизм", шарахаются, сами же ничего толком и не знают.
   - Кстати, как вы провернули фокус с головой собаки? - ненавязчиво поинтересовался Нэш. - И что за заклинание читали? Если я не ошибаюсь, это какой-то из мертвых языков.
   - Хм... Так вы разбираетесь в этом? - удивился Виталий. - Признаться, не ожидал! А что касается головы, то скажем так: наполовину это действительно трюк, а наполовину - настоящая магия. Остатки ее дошли до нас еще с тех времен, когда на Земле жили вместе несколько рас. Правда, то же христианство приложило массу усилий, чтобы извести магию под корень. Но все-таки некоторые знания уцелели. Знаете, мне действительно пора идти. Если у вас есть желание продолжить разговор на эту тему, можно встретиться позже. Я познакомлю вас с более знающими людьми. Запишите мой телефон.
   - Встретиться - всегда с удовольствием! И спасибо за интересную беседу, - поблагодарил Нэш, наскоро вколачивая цифры в память мобильника.
   Оставаться в клубе не имело смысла, все интересное Нэш узнал и определенные выводы успел сделать. Заглянув напоследок в зал, он увидел картину, достойную самого смелого бреда Босха. На сцене разворачивался безумный спектакль. Несколько человек с возвышения мочились в толпу, которая была нисколько не возмущена, а наоборот, выражала безмерное одобрение. Каждый старался попасть под струю, словно это была святая вода или, на худой конец, просто водка.
   Не успев отойти от рок-клуба и двадцати метров, Нэш угодил в кольцо пьяных панков, которые слишком уж шумно подбадривали и заводили себя, предвкушая небольшое развлечение.
   "Елки-палки, как здесь люди-то живут, если постоянно есть риск нарваться на вмазанную какой-нибудь дрянью голытьбу?"
   Нэш привычно (уже привычно) вздохнул и внутренне собрался.
   - Эй, чувак, ты чего прогнал-то? - спросил один из них, наверное, лидер. - Кто козел? Я козел?
   - Я ничего не говорил, - ответил Нэш ровно, не выказывая никакого страха. - Шел себе мимо, никого не трогал...
   - Во, отпирается еще, - радостно заявил кто-то из толпы. - Вконец оборзел!
   Нэшу стало интересно, как они начнут его бить, - ведь отступить уже не получится, понты не позволят. А может, не драться с ними? В конце концов, беспрерывное дрыгоножество и рукомашество Нэшу стало надоедать. Нужно и мозги иногда использовать. Адепт он одного из древнейших орденов планеты или не адепт?
   - Ребята, а вы знаете, кто перед вами? - спокойно спросил Нэш.
   - Кто, кто, - засмеялся вожак, - конь без пальто!
   Подождав, когда они вдоволь наржуться, Нэш тихим голосом, чтобы все напряглись, вслушиваясь, спокойно произнес:
   - Агент я.
   И, наводя простенький морок, добавил:
   - Агент Смит. И вас надо переформатировать.
   В темноте, почти не разбавленной рахитичным светом одинокого фонаря, опьяненные алкоголем или травой, а скорее всего и тем, и другим одновременно, панки просто не имели шансов не поверить этим словам. И теперь перед ними стоял агент Смит из "Матрицы", в строгом черном костюме и с внушительным пистолетом в правой руке, и его пристальный взгляд буравил каждого, пробуждая первобытный ужас.
   Через минуту только далекий топот "гриндаров" напоминал о том, что здесь планировалось хулиганское нападение. Лишь вожак стоял на месте, и по его джинсам предательски расползалось темное пятно.
   - Вот из-за таких ссыкунов, как ты, людишки нам и просрали, - покачав головой, заметил Нэш. Повернулся и ушел в темноту.
   Что ни говори, а искусство - великая сила!
  
   По пути домой Нэш размышлял об увиденном в клубе. Складывалась весьма и весьма интересная картина. Во-первых, в этой стране существовали силы, способные привлечь на свою сторону молодежь. Цели их до конца не понятны, вероятнее всего, это просто стремление к власти, но методы вполне эффективны. И если этот процесс немного модифицировать, избавив от маргинальности того же сатанизма, и усилить за счет использования возможностей современных СМИ, то можно привлечь значительное количество людей, включая, опять же, молодежь. И тем самым заметно ослабить влияние традиционных религий.
   Второе, что удивило Нэша, - это наличие древнего знания у псевдомагистра. Откуда у него подлинные тексты и правильная транслитерация эльфийских заклинаний? Даже сами эльфы в силу произошедшего в ходе четвертой из Великих Магических Войн изменения генетической структуры практически утратили способность применять магию такого уровня. Или... или они притворялись? Да уж, тут было над чем поразмыслить. Руководители "Единой Расы" весьма удивились бы, если бы смогли лицезреть произошедшее собственными глазами.
   Нэш отметил также, как именно Виталий связывал прошлое людей с древними расами. Да, ему подсунули искуссную дезу, ведь на самом-то деле они были связаны тысячелетней враждой, а не братством. Именно с целью извести набирающих силу людей оборотни и эльфы объединились в союз, развязав серию войн. Увы, все они закончились поражением и значительным ослаблением нелюдей. Люди же как вид значительно усилили свои позиции. По сути, все происходило почти так, как описал в ранних книгах известный и популярный фантаст Валерий Панин. Кстати, может, и его стоит привлечь к сотрудничеству? Надо подать идею в Центр. Хм, даже странно, что его не оказалось в списке. Или с ним уже работают, или его используют противники Ордена - явно или втемную.
   Отметив, что с этим вопросом надо будет разобраться, Нэш продолжил прерванные размышления. Итак, остатки нечеловеческих рас, потерпев сокрушительное поражение во всех затеянных ими магических войнах, вынуждены были в целях самосохранения пойти на союз с частью давних врагов. Результатом этого и явилось возникновение Ордена, членом которого Нэш имел честь состоять. И на данный момент уцелевшие остатки популяций нелюдей объединяла только "Единая Раса". Расы нелюдей не могли смириться с унижающим их достоинство положением и ради этого пошли на то, чтобы передавать тайные знания и способности небольшой группе людей, также хотевших низвести остальное человечество до уровня неявных рабов, которые даже не будут подозревать своем рабстве, и даже будут рабству радоваться. Цель сотрудничества осколков великих древних рас с человеческими лидерами Ордена заключалась в том, чтобы вернуть древним расам право вновь войти в число правителей мира. И, как совсем недавно видел Нэш, для этого существовали как инструменты, так и способные их применять исполнители. Он уже предвкушал, как пошлет руководству отчет о весьма неплохих перспективах воплощения и этой части задуманного плана, в том числе и при его участии.
  
   Глава седьмая
  
   Димон вернулся в квартиру около полудня. Мини-совещание затянулось далеко за полночь: шеф любил все разложить по полочкам, разжевать и проследить, чтобы подчиненные проглотили это без остатка. И в этот раз он втолковывал, как надо себя вести с эмиссаром, а чего ни в коем случае нельзя. Самое главное, что усвоил Дмитрий после с беседы с шефом, - не нужно пытаться самодеятельно воздействовать на объект магическими или психическими методами. И боже упаси применять какие-либо препараты для развязывания языка! Забыть и не вспоминать - только водка и задушевные беседы и никак иначе. Эмиссара предстояло изучить от и до, в малейших деталях и подробностях. Какие книги он читает, что предпочитает смотреть, как завязывает шнурки, пьет чай или же кофе и далее по списку. Например, чеки от покупок он собирает или выбрасывает сразу? Не заметил? А куда смотрел? Ты зачем к нему приставлен? Пиво с ним пить и по магазинам шляться?
   На такие вопросы Дмитрий ничего не отвечал, только пожимал плечами, виноват, мол, полностью осознаю, исправлюсь.
   Но в целом, подытожил шеф, ситуация пока развивается нормально. Похвалой это нельзя было назвать, но и полным разгоном тоже. Что ж, начальство всегда и везде одинаково: поругает для острастки, но потом и похвалит, правда, строго дозированно - ровно настолько, чтобы подчиненный не впал в депрессию. Действует и на зеленых новичков, и на многоопытных зубров, хотя себя Дмитрий не относил ни к тем, ни к другим.
   Отпирая дверь в конспиративную квартиру, Димон снова вошел в роль доверенного сотрудника шефа серьезной фирмы, занимающегося особыми поручениями. На лице появилась улыбка человека, не слишком отягощенного умственной, а тем более аналитической деятельностью. К тому же он всю ночь провел к компании дамы сердца, улаживая амурные дела. Пара черных волос на плече, милостиво дарованные доктором Миловановой для вящей правдоподобности, исключали иные версии.
   - Есть кто дома? - зычно вопросил Димон. - Или все ушли на фронт?
   Судя по шуму воды, гость находился в санузле. Позднее пробуждение? Ну что ж, этого и следовало ожидать. Оказавшись без опеки, эмиссар наверняка дома не сидел. Оставалось только надеяться на службу наблюдения.
   - Доброе утро, - поздоровался Нэш, выходя из ванной. - Как амурные дела? Прогнала или дала?
   Димон не ожидал подобной прямоты и на миг растерялся.
   - Впрочем, раз ты явился утром, а не вечером, и незаметно, чтобы ты особо страдал...
   Нэш по-свойски подмигнул. Даже будь Димон и в самом деле у женщины, сердиться на него не стоило.
   - Будем считать, что разрулил. Частично, - улыбнулся Димон. - Это же вечный бой, борьба полов, окончательно все уладить невозможно. Можно только временно положить противника на лопатки. Что я и сделал... и нечего ржать!
   - Молчу! Молчу! - Нэш сделал суровое лицо.
   - Ну а ты как время провел, с пользой?
   - Конечно, но при этом и отдохнуть не забыл.
   - Это правильно! - Димон назидательно поднял указательный палец. - Ведь главное что? Не перенапрягаться. А то было у меня несколько знакомых, работали с утра до вечера, без выходных и проходных. И что в итоге? Жена ушла, здоровье подорвано. Всех денег не заработаешь. А геморрою равнобедренно, на каком унитазе ты зафиксирован - на золотом или на обычном.
   - Если так рассуждать, то человеку вообще ничего не нужно, - хмыкнул Нэш, энергично растираясь полотенцем. - Кусок хлеба, хибара дощатая, только б дождь не мочил. Хватит, чтобы прожить.
   - Ну, если разобраться, - подтвердил Димон, - для счастья и впрямь надо не так уж и много. Однако человеку всегда нужно еще что-нибудь эдакое, то, чего у других нет. Вынь да положь ему икру черную, икру красную. Заморскую баклажанную можешь себе оставить, не прет. И дело не в питательной ценности, главное - понты, понимаешь, понты! И в своих глазах приподняться, ну и перед окружающими пофорсить. Вот была бы баклажанная дефицитом - тогда бы и ее желали.
   - Очень похоже на то, про что водила говорил, - усмехнулся Нэш, - когда в машине ехали.
   - Природу человека не изменишь, будь он водилой или миллиардером, - философски заметил Димон, - на том стояли и стоять будем. Слушай, а чего-то мы с утра в диспут ударились? Пора бы и перекусить. Если еще не завтракал... а по тебе не скажешь, чтобы завтракал... Короче, пошли куда-нибудь сходим, а то от разговоров об икре жрать захотелось - спасу нет.
   - Йес, сэр! Только штаны надену.
   После стремительного рейда по окрестностям пришлось остановиться на "Макдоналдсе". Ближайшие кафе были закрыты либо без объяснений, либо по случаю санитарного дня. Нэш не стал уточнять: остальные дни сплошь антисанитарные, что ли?
   Дмитрий заказал пару биг-маков, большую порцию картошки и стаканище колы. По количеству калорий завтрак легко тянул на три обеда. Нэш не очень любил фастфуд, тем более "Макдоналдс", поэтому ограничился кофе.
   - Уж лучше фугу съесть, чем это, - показывая на заказ приятеля, сказал Нэш, - риска явно меньше.
   - Фугу? - на секунду задумался Димон. - А, понял юмор. Но, знаешь, жить вообще вредно. К тому же вдруг меня завтра машина переедет? Да и тебя может, все под небом ходим.
   Нэш не стал уточнять, что смерть от случайной машины не числилась в его планах. Адепт "Единой Расы" не мог погибнуть столь тривиальной смертью, многолетняя подготовка не позволяла. Да, его могли подтолкнуть под колеса, но хотел бы он посмотреть на тех, кто смог бы это сделать. Хотя... Давешние арабоиндийцы взялись же откуда-то, едри их... Впрочем, пока Нэш не выполнил задание, погибать ему запрещено. А значит надо в любой ситуации, даже самой безнадежной, выкручиваться, изворачиваться и выплывать. Чего бы это ни стоило.
   - Я так понимаю, до ужина с шефом нам делать нечего? - спросил Нэш.
   - В принципе, да, - управляясь со вторым биг-маком, ответил Димон, - главное - не опоздать.
   - Я хотел сегодня на выставку сходить, в Третьяковку, - сказал Нэш, - в новую, которая на Крымской валу. Если хочешь, вместе пошли.
   - Выставка, говоришь? - удивился Димон. - А зачем оно тебе?
   - Для культурного развития, - усмехнулся Нэш. - Не в телевизор же без конца пялиться?
   - Можно, конечно, - вяло согласился Димон. - А что выставляют?
   - Русское мировосприятие. Все работы на тему русского народа и быта, как раньше жили и о чем думали, если коротко.
   - Хрен с тобой, пойдем, только ты объясняй иногда, что к чему. И не торопи - я люблю не спеша завтракать. Лучше закажи еще что-нибудь.
   Нэш решил не следовать этому совету - Димону, может, и все равно, но забивать себе холестерином сосуды он не хотел. Поэтому, не спеша потягивая кофе, который против ожидания, был вовсе не дурен, он рассматривал зал.
   Дурацкий клоун в кричащем прикиде - помесь пожарника с санитаром - тщетно пытался развеселить группу насупленных детей. Фокусы и незатейливые игры не вызывали у тех и тени улыбки. Перемазавшись в соусе, они мрачно жевали наггетсы и настороженно следили за перемещениями массовика-затейника. Только взятка в виде игрушек немного расшевелила их. Родители, сидевшие недалеко от своих чад, о чем-то оживленно беседовали, довольные, что хотя бы на часок избавились от бесконечного дерганья и нытья. А через пару-тройку лет они неожиданно заметят, что их детишки весят больше, чем надо, и примутся озабоченно размышлять: отчего бы это вдруг?
   Нэш краем уха слышал, что бурное развитие разнообразных "фудов" в России было частично профинансировано "Единой Расой". Проект "Троянский конь" или что-то похожее. Полного доступа ко всем темам он не имел, но для этого проекта разрабатывал план рекламного внедрения и по фрагментам информации догадался, что речь идет о добавках в пищу генных присадок. У него хватило ума не уточнять, каких именно и с какой конкретно целью. Слишком любопытные работники иногда бесследно исчезали в назидание своим коллегам.
   Конечно, те, кто с аппетитом сейчас уплетал бургеры и картофель фри, ни о чем подобном не догадывались.
   - Дядя, на!
   Маленькая девочка с забавными косичками-веревочками протянула Нэшу остаток пирожка, судя по ее измазанному личику, с вишневой начинкой.
   - Извините, - очень вовремя подоспела мама. - Вика, дядя не хочет пирожок!
   - Ничего страшного, - дежурно улыбнулся Нэш. - Добрая у вас дочка растет! И не жадная.
   Мама с некоторым подозрением оглядела дядю и отвела дочку назад за стол.
  
   Суббота, погожий летний день, нормальные люди бегут за город, прочь от бетонных коробок и чада бесконечных пробок, на дачу, поближе к грядке и лесу в надежде надышаться кислородом и приобщиться к чахлой подмосковной природе. Однако, судя по количеству людей перед кассой, так думали и поступали далеко не все.
   Пришлось отстоять изрядную очередь, и Димон начал было ворчать: может, ну ее, эту выставку? Париться в душных залах и вдыхать пыль позапрошлых столетий? Лучше пивка на свежем воздухе попить, и то толку больше. Или кино, вот сейчас фильм хороший идет...
   - Если совсем в тягость, я могу один сходить, - раздраженно прервал нытье Димона Нэш. - Я тебя силком не тяну.
   - Да это я так, - махнул рукой Димон, - мутит меня от всех этих художников-мудожников... Сидит небось этакий здоровенный детина и вместо того, чтобы работать, краски переводит и материал портит. А я потом на его мазню смотреть должен, восторгаться, причем за свои же деньги!
   - Вот куда ты клонишь, - усмехнулся Нэш. - Была бы твоя воля, ты бы всех лес валить послал? Или каналы рыть? Тезис не новый, помнится, его с успехом претворял в жизнь еще товарищ Сталин.
   - И правильно, кстати, претворял, - заявил Димон, когда они вошли в первый зал, - просто слегка палку перегнул. Вот, ты только взгляни на эту картину!
   Почти всю стену занимало полотно некоего Малявина-Турчковского, на котором во всех физиологических подробностях была изображена обычная попойка. Герои картины, мужики в красных косоворотках и картузах, но почему-то без штанов, пили "Столичную" и закусывали кильками. Стены бани, где все это происходило, были разрисованы серпами и молотами. В открытую дверь заглядывал жандарм с шашкой наголо в одной руке и с гармонью в другой. Выражение лица у него было задумчивое и подозрительное, то ли он хотел порубить всех в капусту, то ли наоборот, изобразить для честной компании танец с саблей. Причем подробно были прорисованы только лица героев, обнаженные части тела ниже пояса и мелкие подробности - надпись на банке, этикетка бутылки водки, кнопки гармони. Остальное было небрежно обозначено грубыми линиями.
   - Заседание земского культкружка, - возмущенно прочитал название Димон. - Это даже не абстракционизм, это же пофигизм конкретный!
   Нэш Димону не возражал и только кивал, прислушиваясь к спору двух посетителей, стоящих неподалеку.
   Один, маленький, словно высушенный старичок в старомодном костюме с бабочкой визгливым голосом изливал возмущение на своего спутника, похожего статью и видом на Илью Муромца, каким его изображали на картинах художники-традиционалисты.
   - Я категорически не согласен с содержанием выставленных работ, Виталий Матвеевич! Где вы тут видите мировосприятие, я вас спрашиваю? Оргия в бане - это мировосприятие!?
   - Баня есть, мужик есть, водка есть, - оправдывался Виталий Матвеевич, показывая на картину. - Чем вы так не довольны, Яков Павлович?
   - Да вы, батенька, издеваетесь? - возмутился еще сильнее Яков Павлович. - Все многообразие духовного мира человека сведено к низменным плотским радостям! Это возмутительно - так оболгать целый пласт истории! У несведущего человека наверняка сложится впечатление, будто мужик только и делал, что пил да морально разлагался.
   - Это всего лишь освобожденный от шор взгляд художника! Да, несколько под другим углом, надо сказать, не вполне однозначным, но художники...
   - Подобные взгляды ложны! - тотчас взвился Яков Павлович. - И вообще, кто составлял подборку картин?
   Нэш мог точно рассказать Якову Павловичу и его спутнику, кто именно подбирал картины для выставки. Более того, он мог бы назвать точную сумму, в которую Ордену влетела ее организация, и то, что тематика и даже стиль выбранных работ были строжайше подобраны. Еще будучи в далеком зарубежье, через проверенных людей, потратив энное количество денежных знаков, Нэш заказал эту выставку. Большинство денег пошло на оплату посредников, специалистов, критиков и прочей околохудожественной шушеры. Теперь Нэш мог собственными глазами увидеть, с толком потрачены деньги или нет. Судя по реакции того же Димона, которого он специально взял в качестве лакмусовой бумажки, получился явный перебор. Сам Нэш не стал бы выставлять такие работы - ведь даже далекому от культуры человеку они показались вульгарными и пошлыми. Что уж говорить о более искушенных людях!
   Дальнейший поход по выставке откровенно скомкался. Димон чаще многозначительно поглядывал на часы, чем на картины, Вскоре Нэш решил сворачивать неудавшийся культпоход. В голове назойливо циркулировала мысль о неудаче (слово "провал" он допустить не мог). Еще одно подтверждение того, что не всегда все дела нужно сваливать на посторонних людей и что деньги не определяют результат полностью. Казалось, чего проще - организовать выставку, чтобы у посетителей возникло подсознательное чувство, будто быт простого русского человека в основном заполняли водка и прочие сомнительные удовольствия. Но кто-то перегнул палку, и эффект получился прямо противоположный. С исполнителя, конечно, спросят, но акция не удалась. Теперь это ляжет маленьким темным пятнышком на личное дело Нэша, а этого Нэш очень не любил.
   - Мне только одна картина понравилась, - выходя из зала, сказал Димон, - это где два мужика сидят на берегу речки и смотрят на проплывающую на фоне заката баржу. Какое-то настроение у них мечтательное, как у святых на иконах.
   - Как у святых? - с сомнением спросил Нэш. - Я и не заметил.
   - Ну да, у них даже что-то вроде нимба было, хотя ручаться не могу.
   - Ладно, хоть что-нибудь тебе понравилось. Есть повод считать, что время потрачено не совсем зря.
  
   К вечерней встрече с шефом готовились основательно, Димон вытащил из шкафа два костюма, и они около часа примеряли галстуки. Один не подходил под цвет рубашки, у другого была просто не переносимая шефом расцветка, третий оказался слишком броским... На десятом Нэш просто перестал прислушиваться, по какой такой причине этот галстук недостоин висеть на его шее сегодня вечером. Когда наконец галстук пришелся в тему, позвонил референт шефа и еще раз напомнил о времени ужина.
   После быстрой и непродолжительной езды с крейсерской скоростью они оказались перед клубом "Авангард". Ярко-красная неоновая вывеска сияла как восходящее солнце, оповещая всех, что это именно клуб "Авангард", и не просто, а даже нон-стоп. На массивной железной двери висело скромное объявление об особенностях сегодняшней программы.
   Когда они подошли к двери, открылось крохотное окошко и показалось лицо, щедро отретушированное пудрой или тональным кремом. Довершали картину ярко-красные губы.
   - Привет гейшам, - весело поздоровался Димон. - Сегодня закос под Японию?
   - Какая, в жопу, Япония? - басом ответило лицо. - Я манекен женский изображаю.
   - Понятно, - сочувственно покивал Димон. - Ну и как? Получается?
   Дверь открылась, и обладатель лица впустил их в клуб.
   - Если честно, не очень, - сказал похожий на медведя швейцар, - выражение лица меня подводит, недостаточно неподвижное. Но я тренируюсь... Заходите, а то мух напустите еще.
   - Это охранник Володя, - пояснил Димон, когда они вышли из тамбура, отделяющего входную дверь от основного помещения, - парень неплохой, работящий. Только с головой что-то, мерещится ему, будто приказы чьи-то исполняет. То догола разденется, то птицей прикинется. А начальство сквозь пальцы смотрит, говорит, он колорит придает. Хотя иногда жутко - с такой-то рожей.
   - Да, такого манекена встретишь в темном переулке, - усмехнулся Нэш, - оторопь возьмет. Кстати, это не шеф ли тебе машет из-за столика?
   - Точно, он, - Димон машинально схватился за галстук. - Ты, Андрюха, галстук-то поправь, не видишь, что ли, узел сбился.
   - Маньяк, - проворчал Нэш осуждающе. - Галстуковый.
   Борис Васильевич вальяжно восседал за большим столиком около окна, слева от небольшой сцены. Он светски улыбался из-за батареи разнокалиберных бутылок; от этикеток рябило в глазах.
   - А я уже начал без вас, - произнес - именно произнес со значением Борис Васильевич. - Нехорошо, молодые люди! Задерживаетесь!
   - Извините, шеф, - принялся оправдываться Димон, присаживаясь. - Пробки.
   - Пробки... - поморщился Борис Васильевич. - Единственные достойные упоминания пробки - вот они, в ряд выстроились. Давай наливай. Для начала - за знакомство.
   Выпили по первой, основательно закусили и немедля пошли на второй заход. После фастфуда стол приятно удивлял: соленые грибочки, замечательно идущие под водку, рыбная нарезка, тающая во рту, пропасть салатов с самими экзотическими заправками, влажно поблескивающая икра... Только после того, как разнообразию на столе был нанесен заметный урон, завязалась беседа.
   - Чтоб я каждый день так жил, - откидываясь на спинку стула, сыто произнес Димон. - Больше уже не лезет.
   - Жиром заплывешь, если каждый день, - погрозил ему пальцем шеф. - Примерно через часок горячее принесут, а мы как раз успеем пока поговорить о делах. Андрей, ничего, если я буду на "ты"? Уж прости мне старику, все равно собьюсь.
   - Конечно, можно, - чуть поспешнее, чем следовало, кивнул Нэш.
   - Ну так вот, - продолжил шеф, - мы тебя проверили по своим каналам, ты вроде бы чистый. Теперь можно и поконкретнее о нашей работе рассказать, и на вопросы, а они у тебя обязательно возникнут, ответить.
   - Главный вопрос напрашивается: что представляет собой ваша фирма и насколько она законна? - не стал вилять Нэш.
   - Иными словами, мафия мы или нет? - улыбнулся шеф. - Только ты мудренее спросил. Я тебе так отвечу: назови хоть одну крупную компанию в России, которая так или иначе не была бы причастна к операциям, связанным с нарушением закона, и ты можешь смело кинуть в меня камнем. Да что там компании, многие политики в свое время были чуть ли не ворами в законе. Вот и скажи, мафия это все или нет?
   - Наверное, нет, - подумав, ответил Нэш, - скорее серый бизнес.
   - Правильно, к настоящему криминалу, торговле наркотой или людьми, а тем более их органами мы и близко не подойдем. Но законы в России такие, что приходится постоянно балансировать на самом краю. Денег дать какому-нибудь чиновнику, чтоб с проверками никто не совался, политика какого-нибудь финансово простимулировать - это уже общепринятая практика. Вот если этого не сделаешь, тогда тебя точно в пух и прах разнесут. И всех собак непременно навесят - надо же их на кого-нибудь вешать?
   - Это я понял, - кивнул Нэш. - Будем считать, что у вас обычная фирма. А чем именно вы занимаетесь? Все-таки применение виртуальным средам можно найти самое разное.
   - Ну, тут все прозаичнее, чем ты можешь вообразить, - усмехнулся шеф. - Вы там у себя небось какие-нибудь страшные вещи разрабатываете, чтоб мир с ходу содрогнулся. А мы применяем виртуальные среды для моделирования и проверки процессов в социуме. Чаще всего разрабатываем кампании для политиков, корректируем общественное мнение в ту или иную сторону. Для примера, захотел некий мистер икс баллотироваться на шестой срок, а ему более пяти ну никак нельзя, закон не пущает. И тогда мы формируем такое общественное мнение, что через полгода весь народ в едином порыве готов всю конституцию перекроить, но выдвинуть мистера Икс на новый срок. И никакого черного пиара, только разрешенные приемы, телевидение, инициация определенных общественных течений и много чего еще. Ну а тебе ли не знать, что виртуальные среды как раз и хороши для оптимизации многофакторных динамических процессов. Социум - ого-го какая система, там все влияния даже на серьезной компьютерной модели не разложишь, даже мощности многопроцессорных кластерных систем не хватит. А вот если в процесс моделирования вовлечь людей и создать то, что называется гибридным интеллектом, - еще и не такие задачи решать можно. Так что можно назвать нас Фабрикой Мысли - есть, как ты наверняка знаешь, такой термин у буржуев, хотя мне он кажется слишком уж грубым.
   - У меня еще вопросик небольшой, - не успокаивался Нэш. - А зачем вы вообще этим делом занялись? Не проще ли было бы нефть качать? Или машинами торговать, как все нормальные люди? Ведь вложения в создание подобных систем нужны вполне сопоставимые с покупкой пары-тройки нефтяных вышек или с открытием колоссальной фирмы по оптовым закупкам китайского и вьетнамского ширпотреба для перепродажи здесь.
   - Умный ты, - шеф не переставал снисходительно усмехаться. - В нефтяную и газовую сферы сейчас не пробиться, да и раньше слишком там кроваво все было. Купля-продажа - тоже дама капризная. Поэтому мы создали новую сферу деятельности и пока в ней монополисты. Есть, конечно, всякие разные Белкевичи и прочие, но... Но у них все больше эмпирика, а у нас строгие матмодели с использованием теории антихаоса и тому подобных штучек, преломленных в доступные человеческому восприятию визуальные образы. Ну а кроме политики, мы еще подобные технологии используем для анализа финансовых рынков. И тоже неплохо получается, между прочим. По крайней мере, свои 350-500 процентов годовых имеем устойчиво.
   - Да, заманчивые перспективы, - протянул Нэш, - и поставлено все на широкую ногу, как я погляжу.
   - А ты думал! - ввернул Димон. - Да и зарплата поболе будет, чем у тебя в конторе.
   - Это само собой, - подтвердил шеф, - если человек работает хорошо, достойная жизнь ему гарантирована. Конечно, чтобы на Маркизских островах отдыхать каждый уикенд не хватит, но на хлеб с маслом и икрой без вопросов заработаешь.
   - Ну что сказать? Я согласен, конечно, - сказал Нэш, изобразив на лице решимость. - От такого предложения только полный кретин откажется. Но придется уладить некоторые проблемы со старой работой.
   - Ну, я же говорил уже, что у нас есть определенные связи. Мы уже навели справки, - шеф царственно махнул рукой, - и сумеем все уладить. Считай, ты уже зачислен в нашу фирму - само собой, на испытательный срок. Мы же не знаем, как ты в деле себя проявишь.
   - Мне не привыкать, - пожал плечами Нэш. - Думаю, вы не будете разочарованы. Только есть просьба: нельзя ли на время испытательного срока меня с прежней работы не увольнять, а устроить на вашу фирму временным переводом или еще как? Мало ли, вдруг я вам не подойду? Тогда на старое место вернусь.
   "Надо показать, будто я слегка опасаюсь, подойду им или нет. Кстати, далеко не праздный вопрос, сумею ли действительно себя проявить", - подумал Нэш отстраненно.
   - Сделаем, не переживай. Ну, а с этой минуты о работе больше ни слова! - шеф поднял обе руки и на миг зафиксировал их перед собой. - Куда приходить и где твое место рабочее, завтра мой референт тебе сообщит. Ключевое слово - завтра! А сейчас отдыхать станем! Пить, на девушек танцующих глядеть и вообще!..
   - Предлагаю начать с "пить", - весело оскалился Димон. - Например, за согласие!
   На сцену вышла атлетически и при этом удивительно пропорционально сложенная женщина, одетая на манер то ли восточного волшебника, то ли какого-нибудь султана-эмира. Блестящий плащ, украшенный звездами, частично скрывал ее фигуру, только длинные мускулистые руки оставались открытыми; на лице была серебристая повязка, из-под которой виднелись только глаза. Все это венчал роскошный тюрбан с павлиньим пером.
   - Что за чудо в перьях? - удивился Нэш.
   - Азиза, природный магнетизм, спиритизм и гипноз, - ответил шеф. - У нее премьера в этом заведении. Сам я, правда, не видел, но, говорят, забавные фокусы показывает.
   Азиза тем временем пригласила нескольких смельчаков из зала на сцену, чтобы было на ком продемонстрировать мощь своего дара. Началось все вполне мирно и обыденно, слегка окосевшие смельчаки загадывали в уме цифры, которые она с блеском отгадывала. Затем показала пару карточных фокусов, без ошибок угадывая любую карту из колоды. Зал реагировал вялыми аплодисментами, все это было уже старо и неинтересно.
   - А теперь я хочу пригласить человека, - спровадив всех со сцены, обратилась в зал Азиза, - который считает, что его нельзя загипнотизировать. Есть желающие?
   Зал ответил настороженной тишиной, только за одним столиком звякнула неловко поставленная рюмка.
   - Неужели господа испугались? - удивленно спросила Азиза. - Вот уж не ожидала!
   Грузный мужчина с давно сформировавшимся брюшком решительно вышел на сцену.
   - Чего нам бояться? - с вызовом сказал он в зал. И не такие пробовали.
   Без бинокля было видно, что принял он достаточно и сам черт ему не брат, а если кто против него попрет, то здесь же и поляжет, бедолага.
   - Ты, подруга, это... давай начинай свой гипноз, - повелительно махнул он рукой. - Меня, ха, что пулемет, что водка с ног не валит, а гипноз - так вообще...
   Было видно, что его слова задели Азизу, глаза над маской недвусмысленно нахмурились. Впрочем, если она на сцене давно, все это легко могло оказаться игрой, а таких пузатых смельчаков она видела-перевидела.
   - Итак, я хочу внушить вам, что вы обезьяна, - обратилась Азиза к добровольцу. - Внушение будет действовать несколько минут. После этого вы полностью забудете все, что с вами произошло за это время, и вернетесь в свое обычное состояние. Я спрашиваю вас перед всем залом: вы согласны?
   По лицу смельчака пробежала тень, что-то внутри подсказывало ему: ну на фиг эти эксперименты. Но отступить теперь означало потерять лицо. Какой же пьяный согласится потерять лицо, особенно если водка пока не взяла, а пулеметов поблизости не наблюдается? Вполне естественно, победило пьяное тщеславие.
   - Давай колдуй, - пробурчал он, - все равно ведь ничего не выйдет. Чтобы я мартышкой прикинулся? Ну-ну!
   - Хорошо, вы согласились. За возможные последствия вы несете ответственность сами. - предупредила Азиза. - На счет три вы на две минуты станете макакой. Один, два... три!
   И фокусница быстро провела возле головы мужика руками, будто хотела стряхнуть воду с пальцев тому в лицо. Доброволец вздрогнул, и вроде бы больше ничего не произошло. Он как стоял на месте с глупой ухмылкой, так и остался стоять. Только взгляд стал бессмысленным и расфокусированным, хотя это можно было рассмотреть только с двух ближних столиков.
   - Эй, Витек, - окликнул из зала приятель экпериментатора, - кончай дурку валять, водка нагревается!
   Реакция Витька была неожиданной - он по-обезьяньи присел на корточки и с места прыгнул в зал. Женщины дружно взвизгнули.
   - Во дает, твою мать! - охнул приятель Витька. - Совсем охренел!
   Оказавшись в зале, среди столов, Витек заметался и заверещал, ловко увернулся от замахнувшегося подносом официанта и резво упрыгал в сторону кухни. После полуминуты оглушительного звона бьющейся посуды и нерешительного мата Витек вернулся в зал, только уже без пиджака и в порванной рубашке. Сидящие за столиками шарахались от мечущегося по залу полуголого Витька, хотя было видно, что он сам их боится до жути. В конце концов он забился в угол и оглушительно пукнул, после чего, как ни в чем не бывало, встал и с недоумением оглядел зал.
   - Н-н-не понял... - растерянно произнес Витек. - Кто мне рубашку порвал, бля? И пиджак спер? У меня ж там лопатник, е-е-е!
   Время, отпущенное на пребывание приматом, истекло, и Витек снова стал человеком.
   Потом была заминка, пока официант нес из кухни утерянный пиджак, был утробный матерок пузатого и тихое воркование метрдотеля (четко произнесено было только слово "компенсируем"), и лишь после всего этого офигевшие товарищи помогли так и не пришедшему еще в себя до конца мужику сесть назад за столик.
   - У кого-нибудь еще остались сомнения? - с иронией, то ли настоящей, то ли театральной, спросила Азиза. - Кто еще хочет проверить свою устойчивость к гипнозу? Обещаю, что никаких конфузов больше не будет.
   Как ни странно, вызвался шеф. Азиза погрузила его в гипноз и задавала вполне невинные вопросы о детских годах. Некоторые ответы были забавными, другие - не очень. Шеф выглядел, как тряпичный болванчик, и отвечал на все вопросы вялым, лишенным жизни голосом.
   - В детстве воровали? - строго вопрошала Азиза.
   - Да, у соседа рвал яблоки и однажды залез к нему в погреб, - монотонно бубнил Борис Васильевич. - А в школе украл двух хомячков из живого уголка...
   - Стоп, - остановила его Азиза. - Зачем вам понадобились хомячки?
   - Хотел развести, а потомство продавать в школе, - сознался шеф.
   - Достаточно, - махнула рукой Азиза, выводя шефа из гипноза. Несколько секунд он растерянно озирался вокруг, собирая немногочисленные аплодисменты.
   - Ну что, Андрей, слабо на сцену выйти? - предложил ему шеф, вернувшись на место. - Или у тебя есть тайны, как у графа Монте Кристо?
   - Вроде нет, - осторожно ответил Нэш. - Разве что мелочи, как и у всех.
   - Ну, тогда вперед, - хлопнул его по плечу Димон, - с песней на мины.
   Нэш понял, что попал в ловушку. Не пойти означило навлечь на себя подозрения, пусть даже глупые и несерьезные, но которые потом вполне могут перерасти в более крупные и опасные для здоровья.
   Хотя если он выйдет и эта самая Азиза не сможет загипнотизировать его, то все подозрения рассеются. Он-де готов, просто не виноват же, что не гипнабельный, уродился вот такой. Хотя... Хотя, конечно, его устойчивость к гипнозу тоже может вызвать подозрения, но это по-любому меньшее зло. В конце концов, можно будет списать на долгое пребывание в виртуальных реальностях и приобретенное умение различать реальность и глюки. В общем, риск в результате отказа был выше, чем риск от согласия.
   Выходя на сцену, Нэш слегка нервничал. Нет, он даже в мыслях не допускал, что доморощенная гипнотизерша могла взять под контроль адепта Ордена, но чем черт не шутит? Эта страна уже несколько раз преподносила нежданные сюрпризы, так что повод волноваться, хотя и небольшой, все-таки имелся.
   Поставив многоуровневую мысленную защиту, он сконцентрировался на ней, не допуская ни малейшей бреши. Азиза медленно ходила вокруг, бутафорские звезды и блестки на ее накидке поблескивали и завораживали; потом Нэшу показалось, будто почти невесомая рука поглаживает ему затылок, а затем слабым уколом в области межбровья отсигналил искусственно созданный в его мозге особый нейронный центр. Если мощность воздействия увеличится, центр может начать постепенно отключать определенные части мозга, в которых хранится критическая информация. А если уровень проникновения приблизится к предельному, заложенная в мозг программа включит железы и древние отделы нервной системы, начнут вырабатываться определенные гормоны и нейромедиаторы. Нейронные кластеры, в которых хранятся тайны Ордена, попросту разрушатся. Неприятный рефлекс, закладываемый в адептов Ордена еще на начальной ступени подготовки второго уровня Посвящения. Запросто можно потерять сознание, а заодно и резко ухудшить некоторые психические функции типа внимания, зато мозг при этом заблокируется, и его ничем уже не пробьешь. Орден умел хранить свои тайны!
   Энергетическое давление нарастало - тревожный центр отозвался волной боли, прокатившейся по позвоночнику и вонзившей когти, зубы, шипы, крючья - что там еще имеется у боли? - в каждую клеточку организма. Нэш стиснул зубы, почувствовав во рту привкус крови. Выступивший пот заливал глаза и градом катился по щекам; предательски задрожали ватные ноги. Уже оседая на пол, сквозь туман, окутавший мозг, Нэш почуствовал, что давление ослабло и боль начала медленно отступать. "Ну и славно... еще чуть-чуть - и половину мозгов сожгло бы...", - успел подумать Нэш, прежде чем окончательно потерять сознание и провалиться в блаженное небытие, куда боли со всем ее инквизиторским арсеналом ход, к счастью, заказан.
   В себя он пришел уже дома, в знакомой квартире, лежа на диване, укрытый до подбородка пледом. Переезд из клуба в квартиру из памяти начисто выпал. Нэш припомнил русскую пословицу, очень подходящую к ситуации: "Укатали сивку крутые горки". Вот тебе и Россия, страна медведей, балалаек и морозов. Ну, развесистой клюквы еще.
   До этого момента Нэш с пренебрежением относился к людям вообще, но сейчас в нем впервые зашевелилось если не уважение, то нечто очень похожее.
   Эту страну нельзя не уважать - сколько ни пичкает ее Запад реформами, а самородки здесь все равно не переводятся.
  
   Глава восьмая
  
   Рабочее место Нэшу выделили вполне приличное: большой стол с пропастью ящичков и полочек, где пряталась разнообразная канцелярская мелочь вроде степлеров, дыроколов, пластиковых файлов и фломастеров. Оценил Нэш и удобное вращающееся кресло. Комп тоже был на уровне - трехпроцессорный монстр с гибридной структурой, большим OLED-монитором; принтер и сканер под рукой, доступ в местную сеть и, самое главное, И-нет с приличной скоростью - хоть фильмы скачивай. Чувствовалось, что на людях здесь не экономят. Хотя при необходимости Нэш мог обойтись огрызком карандаша и собственными ментальными способностями, гораздо приятнее было чувствовать себя на таком вот удобном месте, с кондиционированным воздухом, кофейным аппаратом и компом.
   Перегородки, разделявшие помещение, создавали чувство личного пространства, так что четыре человека не мешали друг другу. Каждый сидел в персональной ячейке, только по стуку клавиш можно было понять, кто на месте. Комната, в которой его временно разместили, чем-то напомнила жилое помещение в спецшколе "Единой Расы". Скорее всего, дело было в цвете стен, похожем на снег ранней весной, когда тот начинает темнеть и проседать от солнца. У Нэша невольно всплыли не очень приятные воспоминания детских времен. Школа вызывала в нем одновременно и ненависть, и чувство привязанности - все-таки это был первый в жизни настоящий дом. А воспитатели и сокурсники стали настоящей семьей, поскольку другой он и не знал. Как-то раз воспитатель, вырабатывая у Нэша правильную осанку, заставил стоять вполотную к стене целый день, не отрывая голову и спину, да еще и со стаканом воды на голове. К концу дня Нэш все-таки покачнулся, и стакан упал на пол. После этого пришлось целую неделю вне очереди драить сортир под смех и подначки соседей по комнате. Уже потом, через много лет после окончания школы, Нэш совершенно случайно узнал, что был тест на переносимость неудач, и в тот день он этот тест успешно прошел. А два соседа по комнате не прошли, хотя были намного способнее Нэша. Реакция на свои собственные ошибки у них оказалась не такой, как требовалась по критериям Ордена.
   Вынырнув из воспоминаний, Нэш стал осваиваться на новом месте.
   Режим на фирме вполне соответствовал заявленному уровню. Даже чтобы выйти из комнаты, не говоря уж о том, чтобы войти в нее, требовалось вложить выданный ему референтом электронный пропуск в специальный считыватель. Пропуск, разумеется, являлся ключом далеко не ко всем дверям. Нэш мог войти в свой кабинет и выйти из него, остальные же двери реагировали на его пропуск красным огоньком запрета. Получалось, свобода передвижения ограничивалась всего одним этажом. На все другие допуска не было. "Случайная" попытка выйти на другом этаже вполне предсказуемо завершилась пиликанием сигнала тревоги, на который моментально явилась внушительная охрана в лице трех хмурых мордоворотов с электрошокерами наизготовку. Они тщательно проверили Нэша и порекомендовали больше не ошибаться. Видимо, в пропуск была встроена радиометка, действующая по принципу "свой - чужой", сигнал с которой постоянно передавался на принимающие устройства, расположенные где-то в здании. Простенько, но надежно. Только украв чужой пропуск с высоким уровнем доступа, можно было прогуляться по зданию, но идти на такой риск Нэш пока не хотел. Хотя и держал такой вариант в голове. На будущее.
   Новые коллеги по работе оказались людьми вполне свойскими. Никто из них не стал лезть с расспросами, кто он и откуда взялся. Привело человека начальство - значит, так и нужно. Но и отгораживаться стеной молчания они не стали, вежливо объяснили и показали, что и где расположено, какие необычные фишки понавешаны на комп, где расположен туалет и куда именно нужно стукнуть заедающую кофеварку, чтобы та все-таки соизволила штатно сработать. Благодаря отточенной в Ордене коммуникабельности Нэш легко нашел с ними общий язык, тем более что все четверо были примерно одинакового возраста.
   Но вот чем занимались новые коллеги, Нэш до конца не узнал - на этот счет ребята сразу становились весьма неразговорчивыми. Понял только, что разрабатывали какой-то софт для когнитивных виртуальных реальностей. Больше ничего вытянуть не удалось - служебная дисциплина на этой фирме была поставлена отменно, почти как в Ордене.
   Мало что дала и попытка слегка покопаться у ребят в мозгах. Никаких страшных секретов не обнаружилось, обычный бытовой фон. Можно было копнуть поглубже, но незаметно это сделать не удалось бы, а рисковать втемную на этом этапе внедрения было нецелесообразно.
   Новые обязанности Нэш представлял пока весьма смутно. Одно дело - прикрываться легендой, а другое дело - под ней работать. В теории Нэш более-менее представлял, что это за зверь такой, синхронизированные виртуальные реальности, и с чем их едят. Но вот на практике... Графики, диаграммы, куча справочной информации, вводные для построения моделей, статистические распределения с массой взаимных корреляций и ковариаций, многопараметрические отображения, различные способы графических преобразований - все это снежным комом вывалилось ему на комп для ознакомления. И сквозь эти дебри Нэш медленно, но верно продирался. Хорошо хоть по времени его пока не ограничили, полагая, что используемые фирмой технологии весьма специфичны и сложны и поэтому быстро изучить их маловероятно.
   Вот когда Нэш вспомнил добрым словом кураторов по подготовке к этой миссии, заставивших пройти спецкурсы по математике и информационным технологиям. Только теперь он понял, что зря ворчал на преподов по спецдисциплинам и на кураторов, считая спецекурсы если и не совсем пустой, то непонятно зачем нужной тратой времени и сил. Осваивая предоставленные материалы, Нэш начал постепенно понимать, чем именно занималась люди на этой фирме. И ему становилось немного страшно... Слишком уж далеко они продвинулась в деле разработки целого комплекса средств и систем генерации особой виртуальной среды. Сочетание удачно модифицированного, но при этом вполне обычного в целом софта с хитроумными техническими присадками, включая весьма продвинутые системы нейрофизиологического воздействия, позволило разработать экспериментальную модель по генерации синхронизированных виртуальных реальностей когнитивного характера. Сами еще, судя по всему, не догадываясь в полной мере о том, что сделали, они получили в распоряжение мощнейщее оружие - возможность предсказать результат многих и многих событий. Только использовали его в поразительно узких целях - для набивания кошельков. Имей такую систему в своем распоряжении Орден, не нужно было бы заниматься отработкой целых комплексов возможных вариантов с риском для оперативников и значительными затратами ресурсов. Проверяй в сгенерированной реальности, к чему приведут твои действия, и, если надо, корректируй. Так просто! Оставалось надеяться, что ему повезет и он сможет использовать созданный этими странными русскими прототип в интересах Ордена - заложить в систему условия текущего задания и просчитать его результат. Нэш с некоторым злорадством подумал, что в аналитико-ситуационном центре до потолка подпрыгнут, если он выложит отработанную модель развития событий по проекту, столь важному для стратегических целей Ордена.
  
   Галстук мертвой змеей висел на стуле. На рубашке расползлись пятна пота, выпитая вода не приносила облегчения, тут же выступая на лысине и на лице. Московская жара, одним словом. Тем более что кондиционеры в клубе почему-то не работали, а возни предстояло еще прилично. Налоговый инспектор пробежал глазами по части зала, видимой через тонированную перегородку кабинета управляющего. Бетонные стены, муляжи какой-то мерзкой слизи, в нишах жуткого вида скелеты, с потолка кружевами свисает так похожая на настоящую искусственная паутина. И ни одного окна на улицу.
   - Как вы в такой жаре работаете? - недовольно проворчал инспектор. - Сауна, а не кабинет! Я представляю, что сейчас в зале творится!
   - Так ведь там никого нет, а? Работа только вечером начинается, когда жара уже спадает, - ответил управляющий, покачиваясь на стуле напротив. - Днем только убираем или ремонт мелкий делаем. А еще мы днем кондишены отключаем. Для экономии. Правда, у меня-то работает всегда, просто сегодня сломался. Я вызвал ремонтников, но что-то долго едут.
   - Ясно, - буркнул инспектор и, кивнув на обстановку, сменил тему. - Интересное у вас место, публика, наверное, очень специфическая. И чем вы тут занимаетесь?
   - Как обычно, культурный досуг. Лекции читаем, иногда вечеринки тематические проводим.
   - Непонятно, как вы тут окупаетесь, - покачал головой инспектор, - по всем отчетам прогореть бы вам. Прибыли почти нет. Живете только за счет добровольных взносов членов.
   - А разве это запрещено, а? - с некоторым сарказмом в голосе спросил управляющий. - Кстати, мне вообще непонятен ваш интерес к нашей фирме. Месяца три назад у нас уже была налоговая инспекция, а проведение в одном налоговом периоде повторных проверок без особых на то оснований запрещено. У нас что, обнаружены какие-то проблемы, а?
   - Ну, проблемами я бы это пока называть не стал, но кое-что проверить придется, - уклончиво ответил инспектор. - Поэтому я бы хотел ознакомиться с вашей отчетностью за прошедшие полгода.
   Управляющий со скучающим видом вынул из шкафа две большие разлохмаченные папки, положил их перед инспектором и стал наблюдать, как тот, не спеша, близоруко щурясь, ищет нужные бумаги. Уйти он не мог, мало ли что еще понадобится из документов, оставалось сидеть и ждать окончания проверки.
   - Я бы не смог, - потерпев минут двадцать, завел беседу управляющий, - день и ночь в бумажках этих копаться. Скучное занятие, а? От тоски взвоешь.
   - Я привык, знаете ли, - невозмутимо ответил инспектор, откладывая очередной ворох бумаг. - Хотя, конечно, в детстве моряком хотел стать, по морям плавать - я родом из Питера. И в мыслях не было, что станут звать меня Владимир Михайлович и буду я заниматься налоговыми проверками.
   Управляющий уже пожалел, что увел разговор немного не в ту сторону. Обидится еще человек и до позднего вечера промаринует. Мероприятия отменять придется... Даже от тени такой возможности у него заныло в висках. Надо было срочно менять ситуацию.
   - Кстати о жаре, - хлопнул себя по голове управляющий, - на кухне в холодильнике есть пиво "Балтика". Может, по бутылочке, а?
   - Я на работе, - со сталью в голосе ответил Владимир Михайлович и уткнулся в бумаги. - Покажите-ка лучше ордера на перевод средств из банка.
   "Точно, обиделся, - подумал про себя управляющий. - Черт меня дернул про скучную работу заикнуться!"
   - Хотя, конечно, после окончания... - сделав паузу, добавил налоговик потеплевшим голосом, - можно и пропустить чуток.
   - Я про то и говорю, - воодушевился управляющий, - жара же неимоверная.
   - В принципе, мы почти закончили, - задумчиво посмотрел на потолок инспектор, - только я хотел еще счета-фактуры просмотреть...
   - У меня и раки вареные есть, на кухне остались, - обрадовано произнес управляющий. - Так что после окончания проверки не откажите уж...
   Инспектор молча поднял глаза от бумаг, глянул на собеседника и снова уткнулся в документы. Восприняв это как знак согласия, управляющий позвонил и даже не через пять минут, а через три с половиной из кухни принесли свежесваренных раков, ящик пива и запотевшие бокалы, которые хозяин кабинета тут же наполнил.
   А спустя еще пять минут инспектор откинулся на стуле и устало сказал: "Время, однако. Рабочий день закончился. Вот теперь можно и горло промочить". Первый бокал выпили молча и быстро, словно боялись, что пиво нагреется. Затем основательно прошлись по ракам, уничтожив их популяцию на блюде более чем наполовину. И только после третьего бокала завязался нормальный человеческий разговор. Управляющему даже показалось, что инспектор не такой уж сухарь и формалист, а вполне душевный дядька и неплохой рассказчик.
   Опорожняя шестую по счету бутылку пива, инспектор уже заметно подобревшим голосом жаловался на судьбу.
   - Зарплата с гулькин нос... ну, сами понимаете, - с горечью повествовал он. - А тут еще гоняют, как мальчика. Вот сегодня, вы думаете, зачем меня в ваш клуб погнали?
   - Неужели нарушения какие-то обнаружились? - настороженно предположил управляющий.
   - Ну, зацепиться всегда есть за что, особенно в таком бизнесе, как ваш, - махнул рукой Владимир Михайлович. - Но, по-моему, это все так, для отвода глаз. А вообще-то сейчас городская налоговая ведет какую-то операцию по наводке ФСБ. Думаю, что и меня к вам по их указанию направили. Только никому ни-ни!
   - Да ну, какое еще ФСБ? - искренне удивился управляющий. - Где они и где мы, а?
   - Они всегда ближе, чем вам хотелось бы! - усмехнулся инспектор. - Я краем уха слышал, что банк, через который вы деньги переводите, кто-то под себя подмять хочет. Вот и собирают компромат, любые нарушения ищут, зацепки. А ФСБ это дело под контролем держит. Большой бизнес и большая политика, мать их. Это мне начальник по секрету сказал. Вот такие дела.
   - Да, бардак еще тот, - с сочувствием заметил управляющий, подливая собеседнику пиво.
   - Я ничего лично против вас не имею, но проверки эти меня уже замучили. Хозяин заведения где-то в Канаде пузо греет, и ему все проблемы по барабану. Следит только, чтобы его недвижимость не заложили, а на все остальное плевать. А мы тут крутись, как хочешь, чтобы дивиденды ему обеспечить!
   - Не то слово! Мы тоже отдуваемся по полной. Сверху то план по сбору недоимок спустят, то, как сейчас, ФСБ или менты науськивают нас на кого-то, будто ищеек. Нет бы зарплату прибавить... А мне уже за пятьдесят, - с горечью в голосе сказал инспектор, развивая наболевшую тему. - Тут пенсия не за горами, дочка одна с ребенком... с мужем, понимаешь, развелась недавно. А накоплений ноль и не предвидится.
   Молча выпили еще по бокалу. Инспектор прокручивал невеселые мысли о своей жизни, управляющий подумывал, как бы потихоньку избавиться от неожиданных проблем с нагрянувшим налоговиком. Черт его знает, что он там мог накопать, подстраховаться не мешало бы. Тем более что жалобы инспектора вполне можно было истолковать как просьбу о взятке.
   - Ну, мне пора, - поднимаясь со стула, сказал управляющий, - через пару часов клуб открывается, и надо все проверить.
   - Да, действительно пора, - завязывая галстук, кивнул инспектор. - Хорошие раки были. Черт, перебрал я слегка. Как теперь домой добираться?
   - Что-нибудь придумаем. Кстати, ничего подозрительного у нас не нашли?
   - Есть некоторые недочеты. Ну, так они в отчете прошлой проверки указаны. Правда, бухгалтерия ваша не все еще устранила, что дает формальное основание наложить штраф, - задумчиво сказал инспектор и, неожиданно остро, совсем не по-хмельному взглянув на управляющего, добавил: - Ну да вам это скорее всего ничем серьезным не грозит. А вот то, что банк несколько раз делал платежи вроде бы и по инструкции, но слишком уж выгодно для вас - уплата налогов переходила в следующий квартал, - это я отмечу. Долг службы.
   - Ну и хорошо, - с облегчением вздохнул управляющий, - а домой на такси доберетесь.
   - Да ты чего? - удивленно спросил инспектор. - Мне почти на другой конец города. Заломят на всю зарплату.
   - Обижаете. Такси я уже заказал, сейчас подъедет, - ответил управляющий. - Так что не беспокойтесь, поедете за счет заведения.
   - Спасибо, - с достоинством, восприняв это как должное, ответил инспектор. - Ну а вы обращайтесь, если что, за консультацией. Вот моя визитка, там есть мобильный телефон.
   И оба одновременно подумали, что лучше бы этому никогда не случиться. Инспектор - потому что не представлялось возможным выдоить с этого второразрядного заведения что-либо существенное, а управляющий - потому, что сейчас его гораздо больше, чем недочеты в бухгалтерии, заботили совсем другие вопросы.
  
   На столе беспорядочной кучей валялись бумаги, фотографии Андрея в разных ракурсах, распечатки со стройными колонками цифр. Отсвечивали экраны нескольких включенных мониторов. Одни из них транслировал картинку в реальном масштабе времени, остальные показывали ранее сделанные записи в режиме стоп-кадра. Техники у Бориса Васильевича для не очень большого кабинета было многовато, но его самого это вовсе не смущало. Он был человеком сродни Юлию Цезарю, который, если только летописи не врут, мог делать несколько дел одновременно. Присутствовавший в кабинете Дмитрий не знал, насколько правдивы рассказы о Цезаре, но шеф такой способностью явно обладал.
   Изображение на мониторе шло полосами и через каждые пять секунд пропадало, чтобы снова появиться. Дмитрий попробовал испытанный народный метод и слегка стукнул по монитору.
   - Хватит инвентарь калечить. Лучше скажи, кто камеру наблюдения ставил? - грозно спросил Борис Васильевич. - Тот же спец, что и кофейные аппараты?
   - Не знаю кто, - совершенно невинным голосом отвечал Димон. - Да и при чем тут это? Просто контакт какой-нибудь отошел. За ночь поправим.
   - Поправим... Халтурщики, - буркнул шеф. - Давай рассказывай, чего там наш Андрей поделывает.
   - Да ничего особого, - пожал плечами Димон, - изучает материалы. Один раз только рыпнулся, попробовал прогуляться в отдел анализа. Но ребята штатно сработали. Я думаю, он просто на зуб систему охраны пробовал. А так нареканий нет, работящ и усерден, как муравей.
   - Все бы так работали. А что говорят про нового сослуживца наши "старики"?
   - Говорят, что парень свойский, - пожала плечами Мария Викторовна, - пошутить любит, но в меру, не трепло. Пробовал пару раз прощупать им мозги, но неглубоко. Как и следовало ожидать, наткнулся на ничем не примечательную картину. Работа, дом, что купить теще на день рождения. Ничего важного или подозрительного не накопал. Само собой, они не знают, кто он и откуда. Думают, что либо проверяющий из Центра, либо чей-то протеже.
   - Не нужно ничего суперсложного ему поручать, - мотнул головой шеф, - а то еще занервничает - тема-то то непростая, а он, как ни крути, дилетант. На одной легенде далеко не уедешь. Пусть подольше поизучает.
   - Да ему пока вообще ничего не поручали, - Димон пренебрежительно фыркнул. - Не надорвется, ручаюсь!
   - Кстати, вы-то его больше зондировать не пытались? - усмехнулся Борис Васильевич.
   - Не пыталась, - отрезала Мария Викторовна, - а тот случай в клубе - чистая случайность. Кто мог подумать, что у него защитный рефлекс поставлен до коматозного уровня? И нечего меня пинать лишний раз.
   - Даже и в мыслях не было, - заверил шеф. - Для меня его обморок тоже стал сюрпризом. Я уж было решил, что вы его ненароком укокошили. Ну, думаю, привет, вся операция насмарку. А потом гляжу - оклемался голубчик.
   - Да уж, оклемался, - покачал головой Димон. - Целый день отлеживался. Я уже устал загибать про то, как он всех напугал. И советовал сходить сердце проверить. Но не думаю, что он меня слушал. Похоже, для него самого это стало сюрпризом. Видать, его начальство перестраховалось так, что он и сам ни о чем не догадывался.
   - Ну, хорошо, - прервал разговор шеф, - у меня тут идейка одна созрела. Я думаю, надо бы нашему новому работнику квалификацию поднять. Тут на днях конференция по виртуалистике проходить будет. Неплохо бы, чтобы он там засветился.
   - Это еще зачем? - искренне удивился Димон. - И так секреты ему разве что на блюдечке не выкладываем.
   - Если начальство говорит: надо, - значит, надо, - отрезал шеф, однако без лишней строгости. - Пусть всерьез заинтересуется темой, поглубже крючок с наживкой заглотнет.
   - Смотрите, шеф, - предостерегла Мария Викторовна, - как бы он с крючка не сорвался в самый неподходящий момент.
   - Точно, слишком уж мы возимся с ним, - поддакнул Димон. - А у меня альтернативное предложение: взять в оборот кого-нибудь из персон, с которыми он контактировал. И вообще раскрутить его контакты на всю катушку. В клубе том, где фокусы с некромантами. Или выставку. Ну не просто же так он туда потащился!
   - Ага... Да если мы его контакты скопом накроем, только полный идиот не догадается, кто за всем этим стоит. И вот тогда уж точно сделает он нам ручкой и укатит восвояси. Кроме того, все, с кем он контачил, могут понятия не иметь, кто он на самом деле и на кого работает. Уж что-что, а легенды создавать его хозяева умеют - мы и его-то, считай, случайно зацепили. А цель его так и не раскроем. И вся наша затея пшиком обернется, - Борис Васильевич покачал головой. - В общем, без резких движений. Лучше подольше за ним понаблюдать, уж поверьте мне, старику. К слову, какие из его действий, на ваш взгляд, являются выполнением реальной задачи, а какие - разбрасыванием камней и пусканием пыли в глаза?
   - Так я и говорю, - гнул свое Димон, - надо все это гнездо раскурочить, взять самых подозрительных и вытрясти из них все сведения, ну а потом...
   - Дай бы тебе волю, так мы бы только и делали, что хватали и трясли, - перебил его шеф. - Пойми ты наконец, методы работы у наших врагов изменились. Это раньше они в открытую воевали. А сейчас, я думаю, никаких магических войн уже не будет. Враг понял, что в прямом противостоянии он, если и не проиграет нам, вряд ли сможет контролировать все последствия битвы. Там ведь тоже хорошо помнят, как помним и мы, чем закончилась последняя магическая война. Как их тогда разгромили, так до сих пор в себя не придут. Поэтому сейчас они только на внутренней противоречивости человеческой натуры играть могут. Тем более что весьма преуспели в активации у людей животных инстинктов... Ведь большинство живет с сохранившимися в генах и психике инстинктами прапрапредков. И с системой образов мира, сформированной ставленниками эльфов еще в Месопотамской империи. Потом эту систему наложили на христианство, чем совершенно исказили подлинную суть учения. Зато все попытки прямых воздействий, предпринятые в последние три века, нашим оппонентам не удались. Разве что можно считать их успехами, да и то весьма относительными, революцию в Российской империи, тайные соглашения до Второй мировой войны с "Мицхе Мицраим" и "Аненэрбе", убийство Кеннеди, собиравшегося вернуть Штатам подлинный дух отцов-основателей, да придание неверных форм перестройке в СССР. А если вспомнить попытки поторговаться со Сталиным... Ничего из этого не вышло, хоть они и сумели внедрить к нему в окружение своих эмиссаров. Кстати, тогда мы сработали плохо, и за эти наши ошибки расплатилась вся Россия. А теперь они играют тоньше. Гораздо тоньше. В каких областях - понятно. А вот какими методами и в каких конкретно формах - вопрос. Мы хоть и сделали правильные выводы после сталинских времен, но перестройку-то опять возглавить не смогли - прозевали момент начала, когда еще можно было малой кровью перехватить управление. И пришлось опять бить по хвостам и тратить массу лишних сил и времени на то, чтобы протолкнуть своих людей на самый верх. Именно поэтому сейчас надо не кулаками махать, а головой думать - анализировать, моделировать. Может, появление новой мутации вируса гриппа или новые религиозные течения - это тоже их работа? А то мы только про исламский экстремизм все знаем, про остальное же лишь догадываемся пока. Кстати, я не теряю надежды, что моя приманка сработает и парень не удержится - попробует применить нашу систему для оптимизации своего задания. Вот почему я и хочу его отправить на конференцию по виртуалистике, - чтобы посильнее увлекся нашими наработками. А я ему помогу - подведу в кулуарах интересных собеседников.
   - А не боитесь, что он расчеты сделает и слиняет? - поинтересовался Дмитрий.
   - Во-первых, вряд ли он поступит именно так, а во-вторых, зачем тогда нужно наше оперативное крыло, если позволят ему слинять? - возразил Борис Васильевич.
   - Интересно, он нас искренне ненавидит или просто работу свою выполняет? - задумчиво спросила Мария Викторовна. - Зачем людям связываться с чужими? Логику тех же эльфов можно понять - борьба видов, биологическое выживание, наконец, просто желание реванша... Но "Единая Раса" почти сплошь состоит из людей!
   - А этим пообещали власть над миром, - сказал Димон таким тоном, что не поймешь, то ли он пошутил, то ли всерьез так думает. - Самим нелюдям слабо нас одолеть, так они часть людей решили околпачить, чтобы против своих же пошли. Ну, а те и рады стараться за коврижку. Ясно, как дважды два.
   - Черт их знает, - шеф провел ладонью по лицу, словно пытался снять напряжение и усталость. - Может, так и есть. Но вообще-то мотивы могут быть самые разные - начиная от банальных обещаний здоровья и долголетия и заканчивая тем, что к нашим противникам приходят все, кто резонансен метасистемным целям и задачам сформированного Орденом темного эгрегора. Считается, что высший орган управления "Единой Расы" составляют "те, кто слышит Зов". А тогда "Единая Раса" могла быть изначально создана наподобие надорганизменной системы типа муравейника или пчелиного роя, обладающей единым сверхличным разумом. Тогда собственные ценности и цели индивидуальных объектов подменяются ценностями и целями сверхразума, причем на бессознательном уровне. Мотивы же подобного коллективного разума могут быть вообще непостижимы на нашем личном уровне восприятия. Представьте себе на минутку раковую опухоль, в которой каждая клетка обладает самосознанием, - как бы тогда вела себя колония разумных клеток, понимая, что если она перестроит весь здоровый организм, то умрет вместе с ним? Короче, несмотря на все предпринятые нами за последние пять веков усилия, истинные мотивы членов "Единой Расы" остаются неизвестными. Хотя надеюсь, что новые системы когнитивных виртуальных реальностей с гибридным интеллектом, к тому же собранные в метакластер, помогут нам расшифровать подлинные цели и мотивы Ордена. Так что, Дмитрий, рейд по тылам противника откладывается. А посему вперед - выполнять мои распоряжения.
   - А своей головой при этом думать можно? - с иронией спросила Мария Викторовна. - Или нужно слепое исполнение?
   - Не только можно, а даже нужно! - устало сказал Борис Васильевич. - Иначе гнать вас надо взашей. Ну, а в завершение разговора скажу, что относительно контактов нашего подопечного у меня уже есть кое-что интересное от аналитиков.
   - Туз в рукаве? - пошутила Мария Викторовна.
   - Не туз, но эту карту есть чем крыть, - пожал плечами шеф. - И есть что доложить высшему руководству.
   - Это какому такому высшему? - с подозрением спросил Димон.
   - А самому главному, - ответил Борис Васильевич. - Я теперь раз в неделю делаю краткий доклад Второму. Он решил взять нашу операцию под личный контроль. Чуете, чем дело запахло, когда с такого уровня решили держать руку на пульсе?
   - Да скорее на горле, чем на пульсе, - угрюмо ответил Димон. - Причем у нас на горле, а не у кого-нибудь. Я так понимаю, при малейшей оплошности нас в бараний рог скрутят?
   - А ты не плошай, - посоветовала ему Мария Викторовна.
   - Легко говорить, - вздохнул Димон, - А я с этим монстром почти каждый день вижусь. Можно сказать, рискуя собой.
   - Благодарное человечество тебя никогда не забудет, - пообещал шеф. - Ладно, что-то мы в сторону ушли. Дмитрий, веди завтра нашего мистера Икс на конференцию. И не выпускай из поля зрения. Возьми троих ребят из наружки прямо в зал - о приглашениях я позабочусь. Пусть фиксируют все его контакты. Да, на вот, посмотри фотографии тех, кого буду к нему подводить я. Этих можно не отслеживать. Остальных - сразу на карандаш и в разработку. Особенно если он будет стремиться осуществить контакт приватно. На завтра также придаю тебе в оперативное подчинение - цени, оболтус! - две полные оперативно-розыскные бригады с техникой. На случай, если наш фигурант решит с конференции слинять и поедет куда-нибудь в город. Также надо в течение двух дней отслеживать тех, с кем Андрей будет общаться на конференции, исключая наших подставных. А вдруг кто-то из ученых окажется замороженным почтовым ящиком? Хотя вряд ли, конечно, но рисковать не будем.
   - Нельзя ли поподробнее о картах, которые есть чем крыть? - поинтересовался Димон. - А то вы, шеф, все секреты разводите да намекаете. Нам ведь, операм, нужно четкое знание диспозиции.
   - Да никакой это не секрет, - отмахнулся шеф, - просто не хотел заранее говорить. Раскопали тут аналитики кое-что, но это еще проверить нужно.
   - Ясно, ничего пока не скажете, - сказала Мария Викторовна. - Вот тебе и атмосфера полного доверия.
   - Ну, ладно, ладно... Дожали, скажу, - сдался шеф. - Я через налоговиков - под легендой об интересах ФСБ - устроил выборочную проверку тех мест, которые посетил наш объект. Благо наши люди есть в структуре и у тех, и у других. Короче, поработали они и в клубе в том мрачном, и на выставке.
   - Шеф, не томите, - скривился Димон, - выкладывайте все начистоту.
   - Не так давно обе организации открыли счета, на которые были переведены довольно крупные суммы. И хотя банки, откуда поступили переводы, и плательщики разные, но... когда наши коллеги за рубежом копнули поглубже, оказалось, что средства, которые потом поступали со счетов этих организаций, были сначала заведены туда через разные оффшоры-однодневки из одного и того же источника - некоего международного благотворительного фонда. Вот такой скромный результат.
   - А фонд уже проверяли? - спросила Мария Викторовна.
   - Работают люди, - закивал шеф. - Но тут осторожно надо, чтобы интерес свой явно не показывать. А то вильнет наша рыбка хвостом и сгинет "в синем море людей, событий".
   - А проверки эти налоговые не могли насторожить "Расу", если за этим стоит она? - резонно поинтересовался Димон. - Наверняка ведь у них есть смотрящие.
   - Тут все железно обосновано, - успокоил Борис Васильевич. - Проверяли надежные люди, к тому же не подставные, а настоящие налоговики. Более того, действительное предписание. И даже слух распространен через Центробанк и ФСБ, что, мол, пора копать и бурить под некоторые из банков, чтобы их то ли выдоить, то ли вообще закрыть. Короче, пока ничего конкретного, но что-то все же есть. А один из инспекторов до того дошел во время проверки в клубе, что управляющий даже денег ему впарил. Ну, еще бы - такой лысенький и толстый дяденька, замученный жизнью и работой. Намекнул о том, как тяжело, мол, выполнять долг налогового инспектора. Так что разошлись они с управляющим довольные жизнью и друг другом. Даже удивительно, насколько нагло "Единая Раса" финансирует нужные структуры в нашей стране - обычно они прикрывают свои действия гораздо глубже. А тут - то ли спешили, то ли цель настолько значима, что они готовы даже засветить каналы финансирования, то ли все это на самом деле - операция прикрытия основных действий. Вот только какая роль во всем этом отводится нашему подопечному, непонятно - не то контролера, не то руководителя, не разберешь пока. Так что поле деятельности для нас осталось широкое. И потому Андрея этого мы должны, просто обязаны разработать по максимуму.
   - А мы не можем просто накрыть сеть "Расы" в нашей стране одним махом? - спросила Мария Викторовна. - Одновременно через фонд этот выйдем на их финансовые источники. Ну, а дальше уже дело техники, втемную задействуем Интерпол и прочие уважаемые официальные международные конторы, благо опыт уже есть.
   - Повторяю для непонятливых: ну, накроем мы каких-то лиц, а дальше что? Это окажутся простые исполнители, организаторы останутся в тени. А на эльфов и оборотней мы вообще так не выйдем. Нам же нужно прихлопнуть всех раз и навсегда.
   - А на нелюдей-то почему не выйдем? Они что, совсем деньгами не пользуются? - полюбопытствовал Дмитрий.
   - А нам их всех уничтожить надо? - не дожидаясь ответа на вопрос Дмитрия, выпалила Мария Викторовна. - Или можно оставить чуть-чуть? Для опытов?
   - Приплыли, - устало сказал шеф. - И это я слышу от своих лучших сотрудников! Отвечаю сначала на последний вопрос. Тут ответ прост: или они нас, или мы их. Никаких вариантов по совместному проживанию на одной планете - это все оставьте для фантастических романов. Только в них все расы весело живут в мире и дружбе. А у нас, как говорится, пожалел волк кобылу...
   - Да это я так, - опустила глаза Мария Викторовна.
   - А тебе, Дмитрий, не стыдно задавать совсем уж глупые вопросы? - укоризненно произнес Борис Васильевич. - Эльфы и оборотни деньгами, конечно же, пользуются. Но... Но получают они их путем относительно честного труда под видом людей. Это только у наших фантастов нелюди рангом повыше разъезжают по Москве непременно в "Ламборджини Дьябло", а те, что пожиже, - на мотоциклах, причем сплошь в одноцветных банданах. А реально известен случай, когда верховный вожак одного из кланов оборотней работал банальным грузчиком в порту. Поскольку на мнение людей ему было просто начихать, а мнение соплеменников никак не зависит репутации в мире людей. Конечно, есть у осколков древних рас и свои тайные фонды, и накопленные с древних времен большие сокровища, но... Сомневаюсь я, что фонды напрямую засветятся в операциях "Единой Расы". Скорее купят через подставных лиц какие-нибудь акции или облигации, а потом через других подставных лиц отдадут их с дисконтом под залог фонду типа раскопанного нашими аналитиками. После чего денежки переведут еще несколько раз, а все подставные фирмы сначала продадут каким-нибудь оффшорам, а потом закроют. В общем, Дима, еще один такой вопрос - и я тебя отправлю на спецкурс по основам международных финансовых операций. Так что давайте-ка лучше расходиться, - предложил шеф, - пока я совсем не осерчал. Шагом марш на заданные исходные позиции!
  
   Глава девятая
  
   "Конференция - здесь". Корявая надпись со стрелкой, сделанная черным маркером, издалека была едва заметна. Димон и Нэш обошли вокруг монументального здания почти полный круг, пока не наткнулись на спасительное объявление. Стрелка привела к не менее монументальной двери.
   Когда-то давно, еще в советские времена, в здании отделения философии РАН происходили значимые и важные события. Каждый камень отделки подчеркивал это. Замысловатые узоры в греческом стиле, колонны, потолочные фрески - все дышало великим прошлым. Высокие научные и ненаучные чины произносили здесь речи о будущем, которое непременно будет светлым, о повышенных обязательствах на текущую пятилетку и триумфе социалистической науки. А портреты ученых мужей эпохи развивающегося социализма помнили не только торжественные церемонии и награждения, но и громкие показательные процессы, где предавали анафеме неугодные научные концепции. Гром оваций и аплодисментов, равно как и тихий шелест интриг, пропитали эти стены насквозь, проникли в каждую трещинку, въелись в натертый паркет и облезлую позолоту.
   Но время шло, и эти стены услыхали новые звуки. Не стало оваций и рукоплесканий, смолкли исполненные торжества речи, сменившись мерным стрекотом факсов и щелчками компьютерных клавиатур. Сначала целое крыло здания сдали в аренду одному из центров научно-технического творчества молодежи, из которого впоследствии развилась весьма известная фирма, но после дефолта эта фирма переехала в новое фешенебельное здание, а в пустое крыло вернулись ранее уплотненные и за это время значительно уменьшившиеся в числе ученые. Часть крыла руководство отеделения, на балансе которого продолжало числиться здание, тут же сдало паре компьютерных фирм - одной под склад, второй под офис. Тем более что вторая фирма, занимавшаяся оффшорным программированием, была создана одним из ранее сидевших в этом здании ученых, ныне преуспевающим бизнесменом среднего пошиба.
   Ну, а оставшуюся часть крыла, состоявшую из двух залов для выступлений главного и малого, привели в относительный порядок, изменили больничный белый цвет на жизнерадостный салатовый и стали сдавать всем желающим под конференции, слеты партий и тому подобные мероприятия .
   Вопреки ожиданиям Нэша, за не слишком презентабельной внешне дверью обнаружился вполне приличный холл, отделанный искусственным мрамором.
   - Ваши приглашения, пожалуйста, - потребовала строгая старушка в черном костюме, сидевшая за столом недалеко от входа. От старушки за версту несло бывшей не то ВОХРовцей, не то вообще гебешницей. Чувствовалось, что слово "пожалуйста" дается ей с некоторым трудом.
   - Вот, на два человека, - Димон дисциплинированно протянул разноцветный буклетик. - Мы не очень опоздали?
   - Не очень, - сказала старушка, со всей возможной бдительностью рассматривая приглашение. - Проходите. В холле не мусорить! - напоследок крикнула она. "Странно, что не добавила: "Стреляю без предупреждения!" - подумал Нэш.
   Холл находился в состоянии текущего ремонта. Часть стен пряталась под пленкой, а рядом со столом, где красовалась тусклая табличка "Регистрация", громоздилась измазанная белилами стремянка. За столом никого не было. Димон и Нэш прошли в зал и заняли свободные места подальше от сцены.
   Докладчик, благообразный медлительный толстяк в сером костюме, раздраженный глянул в их сторону и возобновил речь. Людей в зале было не слишком много, некоторые не столько слушали доклад, сколько переговаривались друг с другом. Толстяк на сцене потел и злился.
   - Таким образом, виртуальная реальность - не просто технический термин, - повысив голос, продолжал докладчик. - Сейчас уже можно с полной уверенностью сказать, что это фактически философское течение. На наших глазах происходит становление нового направления, пока еще не оцененного по достоинству. Во второй половине двадцатого века идея виртуальности возникла одновременно в нескольких сферах науки и техники. В квантовой физике стали говорить о так называемых виртуальных частицах, характеризующихся особым статусом существования (в отличие от других элементарных частиц). В эргономике была создана модель виртуального полета самолета, фиксирующая тип взаимодействия летчика и самолета в отдельных режимах полета. В психологии были открыты виртуальные состояния человека. И, наконец, был предложен термин "виртуальная реальность" для обозначения особых компьютерных интерфейсов, обеспечивающих пользователю интерактивный эффект присутствия за счет стереоскопического изображения, звукового сопровождения и начальных тактильных ощущений. При этом в массовом сознании термин виртуальная реальность стал ассоциироваться именно с компьютерами.
   В философии идея виртуальности в явном виде использовалась еще в древности - в схоластике, где решались такие проблемы, как возможность сосуществования реальностей разного уровня, образования сложных вещей из простых, энергетическое обеспечение акта действия, соотношение потенциального и актуального. Эти проблемы решались посредством введения реальности второго, более всеобъемлющего уровня, в идеале - божественной, абсолютной реальности. Именно оттуда черпается сила, благодаря которой возможны различные действия в осознаваемом нами мире. В научной картине мира, возникшей в новое время, признавалась лишь одна реальность - природная, но идея силы сохранялась. При этом различались физические и психические силы. Однако подобная картина мира содержит внутренние противоречия. Если в случае простых событий, например притяжения двух предметов, еще можно апеллировать ко всеобщему закону космоса, то есть закону всемирного тяготения, то для более сложных событий, например взаимодействия двух людей, требуется признание неких промежуточных уровней реальности, которые объясняли бы, почему в одном случае эти отношения соответствуют одному типу законов, а в другом - другому. Возрождение идеи виртуальности в джвадцатом веке явилось реакцией на затруднения современной западноевропейской науки.
   - Елисеев Иван Сергеевич, профессор, - Димон шепотом прочел имя докладчика в программке. - Тема выступления - философский аспект виртуалистики. По-моему, философии - через край. Пока доберутся до прикладухи, мы с тобой тут со скуки помрем.
   - Я тоже не этого ожидал, - кивнул Нэш, - пока что философия одна. Вернее, та самая схоластика впридачу с демагогией. И никакой тебе конкретики и прагматики.
   - Можно пока прошвырнуться по зданию, - предложил Димон. - Наверняка здесь имеется буфет.
   Профессор продолжал вещать со сцены. Димон и Нэш потихоньку пробрались к выходу, спинами ощущая буравящий взгляд докладчика.
   Найти буфет оказалось не так-то просто. Покружив вокруг зала и потыкавшись в пару наглухо заколоченных дверей, они вернулись ни с чем. В углу недалеко от дверей, не обращая внимания на грозную красную табличку "Не курить!", самозабвенно затягивался сигаретой щуплый тип в куцей курточке. Пепел он стряхивал в неопрятную баночку на полу. Димон мысленно прозвал его аспирантом - уже больно курильщик подходил под типаж советских времен.
   - Извините, не подскажете, где здесь буфет? - вежливо спросил Димон у аспиранта. - А то мы все кругом обошли - и без толку.
   Абориген глубоко затянулся и обдал их облаком дыма, от запаха которого у Нэша немедленно запершило в горле.
   - Да какой тут буфет? - уныло ответил вопросом на вопрос аспирант. - Видимость одна. Бутерброды, кипятильник и чай в пакетиках. И сигарет нормальных нет. Мои кончились, пришлось купить эту гадость.
   Похоронив окурок в баночке, он призывно дернул рукой и стремительно рванул вверх по лестнице. По пути пришлось преодолеть пару строительно-ремонтных завалов, однако вскоре все трое очутились перед высокой дверью с очередной табличкой - "Буфет". Аспирант решительно взялся за бронзовую ручку и потянул дверь на себя. Димон и Нэш шагнули в небольшую прокуренную комнату, забитую под завязку. Народ толпился главным образом у стола, где хозяйничала еще одна старушка, по виду сестра родная вахтерши при входе. Она разливала чай и раздавала бутерброды, завернутые в полиэтиленовую пленку. Счастливцы, которым достались и чай, и бутерброд, проталкивались к древним столам, расставленным по периметру помещения.
   - Я же говорил, это не буфет, это тихий ужас, - сообщил аспирант, - но зато все бесплатно. И потом, здесь заметно интереснее, чем в зале. Докладчики больше о высоких материях толкуют, а прикладных тем почти не затрагивают, а тут что ни столик - дельный разговор. Хотя сегодня пару интересных докладов обещали, завтра еще парочку. А в целом доклады - заумь непрактичная.
   - Ишь ты! - Димон сделал значительное лицо.
   - Ну что, будем пробиваться к бабушке-благодетельнице или ну его? - с сомнением спросил Нэш у Димона.
   - Подождем немного. Может, рассосутся.
   - Не-е, - со знанием дела покачал головой аспирант, - одни уйдут, другие из зала подтянутся. Так и будут бегать, пока конференция не закончиться.
   - Тогда стоим, - решил Димон, - в зал всегда успеем.
   - Мужики, есть предложение, - аспирант картинно хлопнул в ладоши, - берите чай и бутеры на четверых, а я найду место и кое-что к чаю. Сядем, примем, расскажу вам, кто есть ху на этом пастбище мысли, если интересуетесь.
   - Шустрый ты, - хмыкнул Димон.
   - На том стоит сове... в смысле, российская наука, - аспирант приосанился.
   "А почему бы и нет?" - подумал Нэш.
   - Давай, столби место, - улыбнулся он и слегка толкнул Димона локтем.
   Они пристроились в очередь. Димон выглядел не слишком довольным.
   - На кой черт нам сдался этот тип? - буркнул он. - Прощелыга какой-то. Пропустим все на свете.
   - Не пропустим, - уверенно ответил Нэш, стараясь не слишком толкать соседку - увядшую матрону в парике. - Хочешь, поспорим: тут мы узнаем по существу проблемы больше, чем в зале.
   - Я гляжу, Андрей, ты дока по части конференций, - от спора Димон ненавязчиво увильнул. - Небось раньше часто участвовал.
   - Приходилось иногда, - уклончиво ответил Нэш. - По работе посылали пару раз.
   Именно в таких местах - на фуршетах, в курилке, в гостиничных кулуарах, а вовсе не на докладах - Нэш обычно добывал львиную долю действительно ценной информацию. Именно в кулуарах завязывались полезные личные знакомства. В конце концов, статью можно прочесть и в журнале.
   Чай и бутерброды они все-таки добыли - не сказать, чтобы без боя, но, во всяком случае, без существенных потерь.
   Аспирант поджидал их в компании длинного, как жердь, мужчины в измятом сером костюме.
   - Вот и чаек! - обрадовался аспирант, отодвигая стулья. - Присоединяйтесь, мы тут с Алексеем Викторовичем очень интересный разговор ведем.
   Упомянутый Алексей Викторович, рассеянно кивнув Димону и Нэшу, пробормотал: "Добрый день" и продолжил прерванный монолог. Голос у него был под стать внешности, такой же сухой и скрипучий, словно забыли смазать. При этом жестикулировал он так, что позавидовал бы и самый темпераментный итальянец.
   - Я эту тему уже лет десять разрабатываю. А они хотели все мои наработки новому завкафедрой передать. Представляешь, какая наглость?! Чтобы внести новую струю, как они, изволили выразиться.
   - Н-да... - аспирант покачал головой, одновременно подливая в чай рижский бальзам из фирменной глиняной бутылочки.
   - Почуяли, что тема стоящая, вот и захотели лапу наложить. Шустрые ребята. Но ничего у них не выйдет! Я поэтому и на конференции решил выступить, - чтобы публично закрепить авторство. Да и для диссера выступление только в плюс ...
   - Алексей Викторович у нас работает над созданием и применением когнитивных виртуальных реальностей, - пояснил аспирант помалкивавшим Дмитрию и Нэшу. - Между прочим, едва ли не единственный специалист в этой области!
   - Так уж и единственный, - бросил Димон довольно снисходительно. - Сами эту тематику разрабатываем.
   - А доклад делать будете? - немедленно оживился Алексей Викторович. - Или только послушать пришли?
   - Послушать, познакомиться. Может, что новое, интересное узнаем.
   - Ага, - Алексею Викторовичу, вне сомнения, очень хотелось немедленно расспросить Димона, чем конкретно тот занимается, но сделать это напрямую он не решался.
   - А где вы работаете, если не секрет? - все-таки не утерпел он.
   - Название нашей фирмы вам вряд ли что-либо скажет, - обтекаемо ответил Димон, - Мы уже лет пять пытаемся применить когнитивные виртуальные реальности для создания гибридных человеко-машинных аналитических систем применительно к финансам.
   - Вы хотите сказать, что разработали действующую программную среду? - уточнил Алексей Викторович недоверчиво. - Или пока только теоретическую модель?
   - Никаких моделей, - покачал головой Димон. - Мы создали действующий прототип.
   - У нас на кафедре этой тематикой занимаются три человека, - проскрипел Алексей Викторович, - в течение нескольких лет. Но до практических результатов далековато. Впрочем, мои наработки как раз позволяют совершить прорыв, но я ни разу не сталкивался ни с чем хотя бы отдаленно похожим. А вы говорите - работающий прототип. Откровенно говоря, не верится.
   - Да я и сам не вполне в теме, если честно, - вежливо сказал Димон. - Знаю только, что матмодель создали наш парень из Новосибирска и два наемных индийца. А графическую среду ваяли совместно с какой-то японской фирмой.
   - Видимо у вас было достойное финансирование, - с завистью произнес Алексей Викторович.
   - У нас соучредитель крутой, да он еще пару венчурных инвесторов подтянул - одного из Штатов, второго из Сингапура, - безжалостный Димон явно рассчитывал добить собеседника этой фразой.
   Алексей Викторович глубоко вздохнул, многозначительно поглядел на часы и быстро допил чай.
   - Простите, сейчас мне выступать, пойду готовиться. Вот мои визитки, был рад знакомству, - сказал он, вставая из-за стола.
   Алексей Викторович светски поклонился, бросил аспиранту: "До встречи, Михаил!" и направился к выходу.
   Нэш невольно проводил его взглядом.
   - Обиделся мужик, - заметил аспирант. - Между прочим, умный дядька, хотя и занудливый слегка. Доклад у него интересный, советую послушать. Ага, вон еще один корифей пожаловал. Хотите пообщаться?
   - Хотим? - Димон вопросительно взглянул на Нэша.
   - Давай попозже, - скривился тот. - Может, все-таки пойдем послушаем?
   Нэш не стал выказывать интереса к скрипучему Алексею Викторовичу, хотя, если бы не спутник, не преминул бы расспросить его поподробнее. А раз не получилось расспросить, доклад послушать просто необходимо.
   - Хочешь - иди, - пожал плечами Димон. - А я тут с Михаилом еще потреплюсь.
   Нэш допил чай, сделал аспиранту ручкой и вернулся в зал. То ли публика специально пропустила вводные доклады, то ли всем надоело бродить - так или иначе народу в зале прибавилось.
   Доклад читал давешний Алексей Викторович, и, странное дело, даже голос у него стал не такой скрипучий.
   - Переходя от теории к практике, я предложил следующий принцип создания синхронизированных когнитивных реальностей. Прежде всего: необходимо устройство, представляющее собой надежно закрепленный перед глазами пользователя полупрозрачный экран. На него в режиме реального времени проецируются изображения действий, осуществляемых пользователем или управляемыми им устройствами в виртуальной среде, а также реакция окружающей среды на эти действия. Изображения генерируются специальным программно-аппаратным модулем и поступают на вышеуказанный полупрозрачный экран. При этом выбор того или иного изображения, длительность проецирования и последовательность смены точек, с которых передаются изображения, может осуществляться не только пользователем, но и другим человеком либо специальной программой.
   Особым образом организованная виртуальная среда создается непосредственно в психофизической сфере пользователя. Проще всего использовать это при обучении моторным навыкам - рукопашному бою или вождению автомобиля, когда обучаемый в виртуальной среде человек получит возможность наблюдать собственные действия со внешних точек зрения и сопоставлять их с телесными ощущениями. Через некоторое время сложится навык в прямом смысле слова видеть себя со стороны! Но это лишь самое простое применение подобных систем. Использование виртуальной реальности может оказаться перспективным для решения ряда гораздо более важных задач.
   Алексей Викторович долго жонглировал специфической терминологией, иллюстрируя собственные догадки и мысли. Постороннему человеку это вообще казалось сплошной тарабарщиной. Нэш и тот вникал в суть с заметным напряжением. Однако постепенно кусочки мозаики складывались в нечто целое; немало поспособствовали этому и последние дни на новом рабочем месте. Все эти технологии существовали в давние времена безо всякого софта и железа. Подобного рода виртуальную среду можно создать непосредственно в психике человека - в виде некой галлюцинации, в которой внешний мир отображается принципиально иначе, чем в обыденности. Человека можно ввести в состояние измененной психики, когда мозг видит несоизмеримо больше взаимосвязей между объектами, явлениями и событиями, нежели в состоянии покоя. Если перед человеком заранее поставить конкретную задачу, в измененном состоянии сознания он станет совершать странные на первый взгляд действия или говорить нечто безумное. В результате может пойти дождь или материализуется мешок с золотом. И, грубо говоря, дизассемблировав исходный код, который положен в основу программы нашей реальности Творцом, можно четко сформулировать, какие именно действия надо выполнить для призывания дождя или материализации мешка золота. В древности ритуалы и заклинания создавались именно так. Сейчас же эльфы и оборотни почти совсем утратили эти знания, а что помнили, рассказывали союзникам по "Единой Расе" с превеликой неохотой. "Это же путь к гибридным человеко-машинным комплексам генерации магии! - неожиданно спокойно подумал Нэш. - К созданию техномагов!" Он понял, что план влияния на человечество с помощью внешне незаметных и на первый взгляд не связанных друг с другом событий в области культуры с применением подобных систем может быть серьезно улучшен. Воздействия можно будет и просчитывать глубже, и реализовывать полнее, вплоть до прямого влияния на каузальном уровне.
   От размышлений Нэша вернувшийся Димон.
   - О чем мечтаем?
   - О счастье человеческом, - шепнул Нэш.
   - Говорят, сейчас будет доклад о том, что виртуальные реальности могут создаваться не только с помощью технических средств, а и с помощью специальных психофизических практик.
   Сегодня был явно его, Нэша, день!
   - Хоть это и не совсем по нашей тематике, - сказал Димон, усаживаясь рядом, - но послушать стоит. Для общего развития.
   - Михаил все в буфете заседает? - поинтересовался Нэш.
   - Аспирант, что ли? - усмехнулся Димон. - Шустрый персонаж. У него тут всякий - сват и брат. Он потом за стол пару докторов наук затащил, между прочим, женского пола и вполне приличной внешности.
   - Шустрый, - подтвердил Нэш. - Кто он такой, не спрашивал?
   - Спросишь его! Рта не дает раскрыть. Да еще и женский пол, сам понимаешь...
   - Ясно. И о чем нынче принято говорить с привлекательными докторами наук?
   - Начал он, понятное дело, с работы, где-то там они пересекались в прошлом, - Димон не удержался и зевнул, - а потом банально скатился на анекдоты.
   Нэш слушал, периодически кивая. Его мало занамали доктора наук женского пола, зато весьма заинтересовал Михаил. Человек с неожиданными связями вполне мог оказаться полезным в будущем, если, конечно, найти к нему подход. В целом он не производил впечатление обеспеченного - линялая курточка чуть ли не застойных времен, дешевые сигареты, бреется, судя по не слишком опрятной щетине, старыми одноразовыми лезвиями. На нем не хватало только объявления "Требуется финансирование".
   - После доклада поднимемся, еще чаю треснем, - шепнул Нэш Димону. - Давай слушать. Начали уже...
   - Да ладно, - Димон снова зевнул. - Знаю я этих ораторов, речь, как у Леонида Ильича: пару слов скажет, потом минуту думает.
   Выступавший даже внешне походил на покойного генсека. Кустистые брови почти скрывали глаза, иногда он отрывался от бумаг и в недоумении оглядывал, словно до конца не понимал, как здесь очутился и что делает.
   - Кризис, охватывающий все человечество, постепенно превращается в глобальный. Выходя за привычные границы естественных наук, он вторгается в духовную область Бытия Личности. Трагедия современного технократического подхода заключается в том, что понятие о человеческом сознании сводится к понятию о разуме. Более того, сейчас и разум редуцировался до рассудка, а рассудок - до интеллекта, в последнее же время все больше сводимого к совокупности неких фреймов в виде баз данных, программ действий и процедур принятия решений.
   Традиционные подходы к деятельности человека не отражают, по сути дела, многомерности личности. А ведь образ созерцаемого нами мира - это не механическое отображение внешней реальности, а ее реконструкция в наших ощущениях.
   Всякая сколько-нибудь старая игра, по сути, есть магический ритуал. Правда, теперь лишь дети и лица с определенными психическими способностями обладают той силой Веры, которая помогала нашим пращурам посредством обряда свершать вхождение в магию. Мистика игры, как и магия, принадлежит к миру управления вероятностью. В данном сообщении предлагается один из возможных подходов к тому, какие способы описания и воздействия на реальность могли иметь древние, и к тому, как можно их реконструировать и применить в настоящее время, опираясь, в том числе, и на достижения современной науки.
   Человек, которому удается соединить рациональный и внерациональный (мистический, мифологический) взгляды на мир, как бы становится частью действующей системы, большей, чем его индивидуальное "я". Достигший такого состояния человек способен даже "перевоплощаться" в неодушевленные предметы, видеть их как бы изнутри, вступать в "диалог с вещами", истолковывать их поведение с точки зрения человеческих мотивов.
   Воссоздавая эти методы на уровне современного знания, мы можем с уверенностью сказать, что с их помощью появляется возможность создания в модельной виртуальной среде специальным образом сконструированных образов абстрактных понятий и форм (научные гипотезы, апробирование имиджа, моделирование сценариев) с последующим разыгрыванием с использованием этих образов различных практических ситуаций, влияя на них посредством ритуала и получая таким образом возможность управлять событиями или даже заранее программировать их.
   Следует отметить, что древние не имели компьютерной техники, по крайней мере, в известном нам виде, и поэтому способы организации доступной для чувственно-ментальной сферы человека виртуальной среды основывались на методах генерации соответствующих ощущений непосредственно в психике. Ведь создание виртуальной среды возможно не только чисто компьютерными средствами, но и посредством определенных сложноорганизованных психотехнических процедур (ритуалов). При этом для полноценной реализации ритуалов необходимо наличие группы людей, обладающих в совокупности некоторыми свойствами, набор которых минимально необходим для создания виртуальной психофизической среды, являющейся своего рода психической метасистемой, где возникают новые качества, отсутствующие в индивидуальных психиках участников ритуала. Это и позволяет создавать модели реальности, ориентированные на оперирование некими символами, несущими сжатую энергию всех отображаемых ими процессов в реальности. Если этого удается достичь, то возникшая виртуальность, в свою очередь, проецируется уже в индивидуальное сознание и бессознательное участников группы, придавая им новые свойства, которые ранее либо отсутствовали вообще, либо находились в латентных состояниях. И по мере развития у членов группы навыков генерации психофизической виртуальной среды и работы в ней эти качества начинают проявляться и развиваться все больше. В ходе совершенствования подобной практики ее участники развивают также и свои собственные индивидуальные возможности. И все это в совокупности позволяет не зависеть от присущих нашей привычной физической реальности пространственно-временных ограничений и создавать в виртуальном (магическом) мире как реальное, так и нереальное течение времени, изменять законы.
   Поскольку при реализации данного подхода генерация виртуальной реальности происходит непосредственно в психике участников подобных ритуалов, то неизбежно встает вопрос об установлении взаимосоответствия действий и событий, происходящих в коллективной психофизической виртуальности, с действиями и событиями в реальности физической. Необходимо найти средства перевода (отображения, перекодировки) возникающих в виртуальности событий и взаимосвязей в ситуации и структуры нашей обычной реальности. И древние цивилизации создали такие средства! Это были Ритуальные ("магические") Игры! В работах исследователя древних культур Антона Платова показано, что всякая сколько-нибудь старая игра (будь то Таро, древние варианты шахмат, значительно отличающиеся порой от нынешнего, или го и даже специальные двигательные физические игры) предоставляла возможность создания своего рода интерфейса между психофизической виртуальной реальностью и реальностью событий и процессов, происходящих в физическом мире. На первом этапе происходит отображение неосознаваемых психических процессов, происходящих в психофизическом виртуальном пространстве игроков, в образы, структуры и ситуации игры. А на втором этапе уже эти конструкции игрового пространства могут быть осознаны и соотнесены с теми или иными процессами нашей событийной реальности. Причем сделать это могут и сами игроки (как в процессе игры, так и после нее), и сторонние наблюдатели. Если они знают правила перевода с магического языка на обычный. При психотехнических методах генерации виртуальной (магической) реальности структура и правила игры, используемой при ритуале, как раз и задают операторы отображения определенных объектов, явлений и свойств виртуальной и физической реальностей. Что позволяет решать обратную задачу, переводя решения, возникшие для определенной виртуальной ситуации, в действия, необходимые для решения той реальной проблемы, образом (фантомом) которой и была эта виртуальная ситуация.
   Помещенный в подобную виртуальность оператор при тренировках старается ощутить, трансформации каких деталей фантома ситуации могут служить сигналами-предвестниками того или иного дальнейшего ее развития, чтобы затем научиться оптимально реагировать уже не на возникшую ситуацию, а на эти "предвестники бури". То есть фактически строить на основе своих ощущений, возникших в виртуальной реальности, прогноз будущего развития ситуации - и реагировать с опережением, причем оптимальным для той либо иной спрогнозированной ситуации.
   Такая среда станет принципиально новым интерфейсом между человеком и нейросетью! Таким образом, будет эффективно происходить обучение нейросети именно человеческому, то есть комплексному логико-образному типу мышления. Что и является сверхзадачей создания нейросетей как средств получения искусственного интеллекта.
   Особый же интерес представляет возможность использовать подобные системы для выработки принципиально новых групповых стратегий поведения "игроков" в сложных иерархических системах. Представим себе созданную с учетом сформулированных выше требований виртуальную среду типа "Искусственная жизнь финансов" и организуем "погружение" в нее группы финансистов, которые смогут не опосредованно, а буквально увидеть и ощутить процессы трансформации финансовой среды, вызванные их действиями. Реализуя сжатие временного масштаба модели, этот процесс можно сделать очень динамичным. При этом структура организации виртуальной среды позволит каждому "игроку" оценить эффекты синхронизации и синергетизма в своих собственных действиях и почувствовать, как его поведение влияет на развитие рыночной ситуации в целом. Что может привести к пересмотру участниками своих стратегий действий с чисто конкурентных на скорее синергетические. Они научатся оптимизировать соотношение собственных интересов с целями сверхсистемы, и их поведение будет похоже уже не на конкуренцию, а на коллективное творчество.
   Не исключено, что дальнейшие работы в этой области позволят выявить или породить для всей нашей цивилизации новые парадигмы, в большей степени соответствующие коллективным интересам и принципам самоорганизации, которые придадут большую устойчивость и надежность всему миру в целом и большую уверенность каждому его жителю в отдельности.
   И создания таких систем можно ожидать в ближайшие пять-восемь лет, поскольку необходимые для этого технологии уже имеются, причем не только за рубежом, но и в России. У меня все. Спасибо за внимание. Если у кого есть вопросы, я готов на них ответить.
   - Что там у нас дальше? - спросил Димон, листая программу конференции. - Вот, докладчик Степанов И. А., "Диагностика синдрома жизненного истощения методом виртуальной реальности". Ну что, Андрей, будем слушать господина И. А.?
   - Не знаю. Я, пожалуй, в буфет схожу, - ответил Нэш, - может, попозже подойду.
   - Ну, иди, - кивнул головой Димон, - только смотри, не потеряйся.
   Людей в буфете стало немного меньше - как оказалось, закончился чай. Сидящие за столами мрачно допивали остатки. Только за столом, где находился Михаил, царило оживление и раздавался женский смех.
   Подойдя ближе, Нэш обнаружил причину этого: вместо чая у всех был налит вермут или мартини.
   - Как тут остатки моего чая? - спросил он, садясь на прежнее место. - Я и от холодного не отказался бы.
   - Извини, старик, но мы в него остатки своего вылили, - ответил Михаил. - Если ты не против, взамен чая могу предложить "Букет Молдавии", заботливо купленный мною во время перерыва для наших очаровательных дам.
   Сидящие за столом доктора наук действительно оказались на высоте, особенно одна из них, рыжеволосая бестия с голубыми глазами и ямочками на щеках.
   - Давай за науку, - наливая в стаканчики вина, предложил тост Михаил, - так как все присутствующие так или иначе с ней связаны.
   - Миша, ты бы представил нас, - с упреком сказала рыжая, - а то сразу тост...
   - Лида и Марина, - коротко отрекомендовал их Михаил, - а это у нас... хм, черт, вылетело из головы...
   - Андрей, - помог ему Нэш. - Я, можно сказать, совсем свежий Мишин знакомый.
   - И каким же ветром вас сюда занесло, свежий знакомый? - с улыбкой спросила рыжеволосая Марина.
   - Пытаюсь восполнить пробелы в своих научных знаниях, - усмехнулся Нэш. - От фирмы послали ума набираться.
   - Ну и как результаты? - игриво улыбнулась она. - Есть прогресс?
   - Если честно, не очень, - признался Нэш. - Кое-что интересное для себя узнал. Ну, например, что возможно создание виртуальных систем не техническими, а психофизическими методами. Хотя в деталях понял не все.
   - Вам повезло, - заметила вторая девушка, Лида, - Марина у нас как раз занимается работой по моделированию психоигровых комплексов.
   - Комплексы - это несколько преувеличено, но в целом верно. Скорее я придумываю игры с использованием когнитивно-виртуальных реальностей, - пояснила Марина.
   - Ну вот, опять о работе, - вздохнул Михаил, - в кои-то веки выберешься из института - и тут одно и то же. Давайте лучше выпьем за научный прогресс. Вот черт, топливо кончилось. У меня предложение: "забить" на сегодня на конференцию и продолжить в другом месте. Тут в паре минут ходьбы есть чудный сквер.
   - Не знаю, я хотела один доклад послушать, - с сомнением в голосе сказал Лида, - выступать будет мой научный руководитель. Если только позже подойду...
   - Так, с вами все ясно. Научный руководитель - это святое. А что скажет Марина?
   - Не возражаю, - ответила она, - но только если ненадолго.
   - Отлично! - воскликнул Михаил. - По Андрею я вижу, что он тоже не против. Итак, сообразим на троих, как говориться в русско-советском фольклоре.
   Подумав мгновение, Нэш кивнул. О докладах он потом и у Димона спросит. Правда, беспокоило, как бы Димон его не хватился, но всегда можно залегендировать свое отсутствие желанием познакомиться с красивой девушкой.
   В магазине, оказавшемся на пути, выбрали мартини. Заплатить пришлось Нэшу, так как прямо у кассы Михаил сбивчиво стал говорить о коварном нраве фортуны и происках врагов. Пара минут до сквера растянулась примерно на двадцать минут блуждания по лабиринтам близлежащих улиц. Зато это с лихвой компенсировало очарование сквера, куда их привел Михаил. Там было прохладно и тихо, густая листва укрывала от палящего солнца, а стоящие вокруг дома защищали от шума машин. Нэш и не подозревал, что почти в центре Москвы могут быть такие заповедные места.
   Расположившись на скамейке в тенистом уголке, выпили за погоду. Немногочисленные прохожие на странную компанию внимания не обращали. Только одна старушка в черном плаще, застегнутая, что называется, с головы до пят, недовольно покачала головой, но ничего не сказала.
   - Давно уже я так не сидела, - призналась Марина, - прямо как студенты.
   - Студенты просто пьют, - сказал Нэш, - а мы при этом обсуждаем важные научные проблемы. Вы же обещали меня просветить.
   - Держу слово, - кивнула Марина, тряхнув рыжими волосами. - Начну с простого. Компьютерные игры можно поделить на две категории - абстрактные игры на взаимодействия и аркадные игры на взаимоотношения между людьми. Как кажется, промежуточное положение занимают игры стратегические, вроде бы про людей, но больше похожих на шахматные фигурки. На самом деле люди в таких играх - лишь знаки взаимодействия сил. Но эти силы тоже борются за выживание и ради уничтожения противника. Даже игры почти чисто математические склонны подавать завершенную игру как победу, выигрыш. При этом практически во всех играх используются исключительно конкурентные стратегии, когда выигрыш одних участников возможен лишь за счет проигрыша других.
   И это плохо, поскольку с самого детства нам навязывается представление о том, что иных стратегий поведения и взаимодействия просто не существует. Ведь сама суть нашего мышления - это способность творить миры, вводя границы и создавая в сознании искусственный объем, внутри которого непреложно действуют законы, выбранные игроком из законов Вселенной по каким-то устраивающим его самого признакам. Вот и получается, что законы внутри такого личного мира настоящие, а вот сам он - виртуальный! Поэтому-то влияние появившихся сейчас компьютерных виртуальных миров может быть столь велико. Все более расширяясь, они идут в наши дома и диктуют нашим детям и нам самим новые нравственные императивы. Их воздействие колоссально и все возрастает. Значит, если задумываться о будущем Земли, то на игры нельзя смотреть пренебрежительно, их надо не только учитывать, но и всерьез разрабатывать как сильнейшее педагогическое и психотерапевтическое орудие, какого еще не бывало.
   - А какая связь между играми и виртуальной реальностью? - спросил Нэш. - Я что-то не улавливаю.
   - Так ведь в этом и изюминка, - улыбнулась Марина, заиграв ямочками на щеках. - Когда вы создаете когнитивную виртуальную реальность, то уже знаете ее параметры применительно к правилам игры. Причем создаваемые таким образом игры будут принципиально отличаться от существующих ныне. Во-первых, в этих играх игроки получат возможность двигаться практически без ограничений, что, кстати говоря, позволит осуществлять во время игры и физическую тренировку. Во-вторых, игроки будут иметь возможность оперировать в фантастической среде, изменяя и ее, и состояния своего сознания непосредственно в ходе игры, что даст им ощущения чуть ли не демиургов.
   Мы собираемся создать такие виртуальные среды, в которых реальные сложные системы будут заменяться их виртуальными фантомами, позволяющими погруженным в подобную когнитивную виртуальную реальность людям осознать скрытые закономерности, недоступные сознанию при наблюдении этих систем в их обычном виде. И если будут найдены успешные игроки, то после перекодировки их действий в виртуальности в эквивалентные им процедуры действий в реальных системах можно будет получать эффективные стратегии действий, например, на рынке ценных бумаг. Но есть возможность пойти еще дальше и создать такие виртуальные среды, в которых можно будет стимулировать развитие интуиции, увеличения степени концентрации внимания и иных параметров, в результате чего сознания игроков станут постепенно изменяться, приобретая новые свойства и качества.
  
   Глава десятая
  
   За нейтральным трепом пролетел почти час, бутылка мартини опустела и сиротливо стояла около скамейки. Выпив на брудершафт, перешли на "ты". Мир вокруг стал чуточку ярче, а недовольные взгляды прохожих уже не волновали.
   Михаил, судя по тому, как он все ближе и ближе подбирался к Марине, тоже имел планы относительно нее, которые девушка явно не одобряла. Михаил уже раза три делал попытки приобнять ее за талию и каждый раз добивался только того, что она отодвигалась подальше от него, оказываясь все ближе к Нэшу. Конечно, все эти игры Нэша мало волновали, но он все же ощущал некоторое удовольствие.
   - Вроде как и не пили совсем, - с сомнением в голосе произнес Михаил, указывая на опустевшую бутылку. - Не организовать ли нам еще одну, а?
   - Я пас, - покачала головой Марина, - мне хватит, да и домой пора.
   - Ну, что ж поделаешь, - огорчился Михаил. - Вернусь на конференцию, может, - еще кого из знакомых встречу.
   - А я провожу Марину, если она не возражает, конечно, - сказал Нэш. И добавил, обращаясь к Михаилу: - Ты мне телефон свой оставь. Думаю, еще повстречаемся.
   Бросив полный сожаления взгляд на Марину и вздохнув, Михаил написал номер на листке из записной книжке и отдал Нэшу.
   При этом развитая в Ордене ментальная дисциплина не дала Нэшу обмануть самого себя, и он вынужден был признаться, что Марина заинтересовала его не только как красивая и умная самка и потенциальный источник ценной информации, хотя все это тоже было, но и как человек, с которым просто приятно общаться.
   Идя рядом с ней, Нэш все еще никак не мог понять, что же он в ней нашел. Волевое лицо, вместе с тем не лишенное мягкости, за фигурой своей явно следит, умница и хороший собеседник. Да, неплоха, но, в принципе, ему все это должно быть, как говорят в России, по барабану. Ан нет! И это его напрягало. Хотя натренированная на обнаружение практически любого психофизического или магического воздействия сторожевая система организма молчала, он никак не мог отделаться от ощущения, что его очаровывают - в прямом, а не в переносном смысле слова.
   - Я что-то до конца не поняла, - прервала его размышления девушка, - ты-то чем занимаешься? Каким боком к науке?
   - Да так, работаю в одной фирме, кропаем там обучающие системы. А теперь вот руководство решило, что будущее за виртуальными обучающими средами, и командировало нас на эту конфу, - коротко пояснил Нэш.
   Особо развивать эту тему ему не хотелось, минимум информации о себе он сообщил, а излагать подробности легенды было рано.
   - Ладно, не хочешь подробно рассказывать - и не надо, - вздохнула Марина. - Тогда давай о чем-нибудь другом расскажи. А то идем, молчим, будто воды в рот набрали.
   - О другом? А о чем тебе интересно было бы узнать?
   - Ну, про места разные, где ты был или хотел бы побывать.
   - Египет и Турция не подходят?
   - Если честно, то не очень, - поморщилась девушка.
   - Понятно. Тогда расскажу тебе об одной небольшой далекой стране, где мне довелось побывать. В ней редко светит солнце, зато случаются внезапные снежные бури, налетающие с гор, настолько старых, что по ним можно читать геологическую историю нашей планеты. На просторных снежных равнинах водятся диковинные звери, покрытые чешуей и говорящие на древнем языке. Весной все поля, словно скатертью, покрываются изумрудным ковром цветов и трав. В этой стране есть большие озера, наполненные водой такой прозрачности, что видно шевелящих плавниками рыб у дна, и есть реки, несущие с горных ледников воду настолько холодную, что даже знойным летним днем на их берегах лежит иней.
   Живут в этой стране сказочные существа, лишь внешне похожие на людей. Но большинство из них умеет превращаться в зверей, становиться невидимым, читать мысли и исцелять болезни. Им не нужны машины и телевизоры, они не гонятся за богатством, потому что достигли великой мудрости и давно поняли сущность вещей. Но попасть в эту страну обычному человеку очень сложно. Только кристально чистые и честные, не зараженные потребительством, могут рассчитывать на это. Вот в такой стране мне и довелось однажды побывать.
   - Наверное, там очень красиво, - мечтательно сказала Марина. - Так хочется туда попасть, и хотя бы одним глазком взглянуть на этот мир! Но, боюсь, из-за моих слабых моральных качеств меня не пропустят. А как же все остальные люди? Те несчастные, которые не подходят для этой страны? Куда им деться?
   - Пусть живут в своем мире и продолжают пожирать все вокруг себя, словно раковая опухоль на теле планеты. Конечно, такой страны нет, - с грустью ответил Нэш, - но именно так должна выглядеть земля, в которой мне хотелось бы жить.
   - Брр, довольно жуткая фраза, - поежилась Марина, - нелицеприятно ты отзываешься обо всех людях.
   - Да потому, что ничего хорошего не вижу, - пожал плечами Нэш. - Подавляющее большинство просто хочет сытно и много есть, побольше спать и поменьше работать, заграбастав при этом больше вещей и удовольствий, чем у соседа. Вот и вся жизненная философия Ноmо Consumer, предел мечтаний человека-потребителя.
   - Но не все же так размышляют, - возразила Марина, - например...
   - ...писатели, художники, творцы... - продолжил за нее Нэш. - Это единицы, которые ничего не решают. Да и они идут на поводу у толпы, подстраиваясь под ее нужды и потакая ее вкусам. Искусство и то сейчас стало какое-то мелкое, деградировавшее...
   И в этот момент его накрыло. На несколько мгновений Нэша словно выдернули из тела: в глазах потемнело, руки, ноги, шея сделались ватными и чужими, мысли стали тягучими, словно крутилась шарманка с заунывной мелодией. Сквозь мутную пелену перед глазами он увидел небольшую комнату с желтыми обоями на стенах. В открытое окно с колыхающейся занавеской виднелся какой-то высокий острый шпиль. Сердце бухало, как после марафона, кровь давила на уши, во рту ощущался сильный травяной привкус. С трудом преодолевая сопротивление упругого воздуха, Нэш попытался оглянуться, но успел заметить лишь два стоящих у стены силуэта.
   В себя он пришел лежащим на траве, а взволнованная Марина что-то говорила с тревогой в голосе - как оказалось, ему.
   - ... чувствуешь? - донеслось до Нэша сквозь шум в голове. - Ты слышишь меня?
   - Кх-х... да, - он насилу ворочал языком. - Что со мной случилось?
   - Сама не пойму, - Марина помогла ему встать. - Сначала тебя будто током дернуло, а потом словно подменили. Взгляд стал, как у зомби, ты даже что-то сказал странное, понятия не имею, на каком языке. Потом тебя словно судорогой свело, и ты упал.
   - Ерунда какая-то, ничего не понимаю, - помотал головой Нэш. - Наркотой вроде не балуюсь, а выпили-то всего ничего. Что за ерунда? Наверно перетрудился. Последнюю неделю спал часа по три-четыре - идея одна пробила по работе, вот и увлекся. А тут расслабился, да еще и выпил - и вот тебе здрасьте! Так, наверное, и приходит старость, - говоря все это, Нэш сканировал собственную психику в попытке понять причину произошедшего. И самое ужасное было в том, что он ее не находил! Лучше уж обнаружить следы ментальной атаки или фармакологического воздействия, чем не понимать и не иметь возможности выяснить, что же произошло.
   - У тебя раньше таких приступов не было? - спросила Марина. - Может, в детстве?
   - Первый раз в жизни такое, - недоуменно пожал он плечами. - Недавно, правда, потерял сознание, но по другой причине.
   - Я думаю, тебе надо врачу показаться. Может, скорую вызвать?
   - Не надо, уже все нормально, только голова немного кружится. Пошли посидим где-нибудь. Я чаю хорошего зеленого выпью - и все пройдет. А потом просто надо будет отдохнуть. Возьму отгул у начальства - и в лес дня на два.
   Голова гудела, как колокол, во рту был мерзкий и непонятный привкус, чем-то напоминавший укроп. Но это не мешало Нэшу взять свой организм под контроль. Он уже избавился от откровенных проявлений слабости и не спеша повел свою спутницу к видневшемуся невдалеке открытому кафе.
   По дороге Нэш растерянно перебирал в уме возможные варианты произошедшего. Ни в какой внезапный приступ он не верил, перед самой отправкой проходил обследование у целой своры докторов, и будь у него малейшее отклонения в организме, эти живодеры без лишних разговоров отстранили бы его от операции. Тут было что-то другое. После расставания с Михаилом они не спеша шли по парку и вели непринужденную беседу. Никакие подозрительные субъекты рядом не отирались, да и, возникни непосредственная опасность, откликнулось бы наработанное в ходе подготовки чутье. Марина, все движения которой он автоматически отслеживал, тоже ничего не делала. Свист иглы с транквилизатором он бы тоже услышал. Так что же случилось? Для того, чтобы это понять, надо было заново, только уже гораздо более детально и глубоко, проанализировать все ощущения и впечатления, которые тренированное подсознание наверняка успело записать в специально созданную в ходе тренировок и аппаратно-фармакологической обработки мозга своего рода буферную память, где хранились воспоминания о событиях, происходивших вокруг и внутри него в тот момент, когда его сознание было в силу тех или иных причин отключено.
   Дойдя до кафе, он заказал себе чай, чтобы, в первую очередь, избавится от непонятного привкуса во рту. Почему он возник? И что это было? Вкусовая память у него хорошая, и поэтому Нэш был уверен, что раньше такого вкуса не знал.
   - Если хочешь, можно зайти ко мне, тут недалеко. Отлежишься, а если станет хуже, я вызову скорую, - неуверенно предложила Марина.
   - Спасибо, но я лучше домой поеду, - вымученно улыбнулся Нэш. - Пока вроде все нормально. Приеду и спать завалюсь. А тебе я потом позвоню, если ты не против. Кстати, телефон-то я у тебя так и не взял.
   - Может, тебя все-таки проводить? А то страшно тебя в таком состоянии отпускать, мало ли чего.
   - Все самое страшное уже случилось. Правда, я уже почти в норме. А потом мы обязательно встретимся.
   - У нас в школе девочка одна училась. Как потом выяснилось, у нее эпилепсия была. Так вот, у нее прямо на уроке припадок случился. Жуткое зрелище! Ты мне чем-то ее напомнил.
   - Спасибо за сравнение, - усмехнулся Нэш. - Ладно, пойду домой, а то получается, что я тебя нагрузил своими проблемами.
   - Брось, все нормально.
   - Обещаю, что, как только окончательно приду в себя, мы еще раз встретимся - и на этот раз все будет нормально.
   - Согласна. А сейчас возьми такси. В метро же духота страшная, да и народу тьма.
   Записав номер ее телефона и по-дружески чмокнув Марину в щеку, Нэш направился через дворы прочь от парка. В уютных двориках текла неторопливая жизнь. Карапузы в песочницах мирно копошились под бдительным присмотром бабушек и мам. На истертом до блеска деревянном столе кучка пенсионеров выстукивала костяшками домино незамысловатую партию. Вокруг толпились советчики и громко комментировали ходы и самих игроков. Некоторые попивали пиво, причем каких-то давно позабытых сортов: "Москворецкое", "Жигулевское", "Останкинское"...
   Пройдя дворы, Нэш вышел на оживленную магистраль. Ловить машину долго не пришлось - сразу же остановился слегка помятый "рафик", ну прямо как на заказ - бывшая скорая помощь. Водитель услужливо распахнул дверцу рядом с собой, и приглашающе стукнул по сиденью.
   - Садись, домчу, куда надо, за четыре минуты, - с ходу начал он рекламироть сам себя, - а если очень надо, то за три.
   - А если мне до Питера надо? - усаживаясь рядом с ним, спросил в шутку Нэш.
   - Да хоть до Кейптауна, - весело проговорил водитель, - главное, чтобы пассажир был платежеспособен. Сильнее хлопай дверь, заедает.
   - Так здесь на двери вообще ручки нет, - заметил Нэш, попробовав закрыть дверь изнутри. - Как захлопывать-то?
   - Ну, ты как маленький, - удивился водитель. - Ручку стеклоподъемника видишь? Вот и возьмись на нее да хлопни посильнее, дверца и закроется.
   - Механика, однако, - усмехнулся Нэш. - А как выходить-то? Через окно, что ли?
   - Мельчает народ, - вздохнул водила, - совсем думать разучились. Открываешь стекло, высовываешь руку и дергаешь за ручку снаружи.
   - Ладно, умник, поехали. Машину бы лучше починил, а то нотации пассажирам читаешь, - огрызнулся Нэш. - Кстати, а вы со всеми пассажирами так же любезны?
   - Не-а, только с теми, кого считаю нормальными. А других и не беру вовсе, - беззлобно ответил водитель и тронулся, вливаясь в транспортный поток.
   Дорога была относительно свободна. Приопустив стекло, чтобы его слегка обдувало встречным потоком воздуха, Нэш прикинул, что минут через тридцать-сорок он будет уже лежать на кровати и ждать прихода Димона, если тот соизволит сегодня вернуться. Ему лучше ничего о случившемся не рассказывать, чтобы не вызывать лишних подозрений. Внезапно в памяти всплыла этикетка пивной бутылки, которую он видел у играющих в домино пенсионеров, и высокий острый шпиль из припадка. Нэш понял, что они каким-то образом связаны друг с другом, но вот что их объединяет, было пока не ясно. Он начал перебирать возможные комбинации этих элементов, пытаясь найти ниточку понимания. Почему именно это пиво, а не "Жигулевское", например? И тут на него снизошло откровение: в том видении он смотрел на шпиль Останкинской башни! Но как и почему его сознание вдруг оказалось в незнакомом месте, откуда эта башня была видна?
   - Интересно, отсюда можно увидеть телевышку? - спросил он у водителя.
   - Останкинскую? - уточнил тот. - Только если с крыши, да и то не со всякой. А что?
   - Да так, - сказал Нэш, - вспомнил кое-что из детства.
   - Понятно, - водитель оставался невозмутимым.
   При подъезде к развилке, перед светофором они попали в небольшую пробку. К ним тут же подошел высокий тип, замотанный, несмотря на лето, в грязную хламиду до пят, и начал елозить грязной тряпкой по стеклу.
   - Эй, мойдодыр, вали-ка ты отсюда, - прикрикнул на него водитель, махая рукой, - денег не получишь, зря стараешься.
   Но тип продолжал медленно размазывать пыль по стеклу, словно важнее этого в его жизни сейчас ничего не было.
   - Е-мое, да после него придется на мойку заезжать! Хватит, урод, я сказал! Вот тебе десять рублей, только вали отсюда! Слушай, открой окно и передай ему десятку, чтоб ему ее потом потерять! - с этими словами водитель протянул Нэшу денежную купюру.
   В этот самый момент у Неша вдруг возникло какое-то неясное чувство тревоги. Следя краем глаза за водителем, он, опустив до конца стекло, протянул червонец стоящему чуть впереди бомжу - и едва не получил взамен струю газа в лицо. Сработали рефлексы, и, мгновенно перейдя в боевое состояние, Нэш, задержав дыхание и закрыв глаза, быстрым движением дотянулся до ручки снаружи и сильно ударил по двери ногой, одновременно разворачиваясь в сторону водителя, уже начавшего серию ударов. Направленные в шею и челюсть Нэш успел отбить, но третий, в ребра, пропустил. Он понял, что оказался в ловушке: вести бой в замкнутом пространстве кабины с двумя противниками, один из которых стоял снаружи и использовал спецсредства, было весьма затруднительно. Попробовал еще раз достать ударом ноги псевдобомжа, но тот умело прикрывался дверцей и вновь попытался прыснуть в Нэша газовой струей.
   Оставалось только одно: вырубить водилу и вылезти через его дверь, но тот без остановки сыпал ударами, причем поставленными именно для боя в тесном пространстве. Нэш через пару секунд все же отключил его и уже собрался было нырнуть прямо через обмякшее тело в дверь, когда почувствовал укол в спину под левой лопаткой, и тело, почти мгновенно одеревенев, перестало подчиняться. Перед глазами все поплыло, но он успел еще заметить склонившиеся над ним смуглое лицо. "Индийцы, блин... Добрались-таки до меня..." - и Нэш окончательно отключился.
  
   В овальной комнате, где проходило совещание, было тесновато. Обычно в ней проводили летучки или инструктаж перед небольшими по масштабу заданиями. Назвали ее так по аналогии с кабинетом президента США из-за формы стола, занимавшего центр комнаты. А рядовые сотрудники Братства между собой называли эту комнату еще и коммисарской - из-за огромной, во всю стену картины. Изображала она красного комиссара в буденовке и унтах, окруженного многочисленными малорослыми представителями народов Крайнего Севера. Комиссар был подозрительно похож на известного олигарха, прославившегося на ниве губернаторства и футбола. Называлось картина "Начальник Чукотки". Когда проводились обычные рабочие обсуждения, на картину никто не обращал особого внимания. Но сегодня даже Димон заметил, что на губах у олигарха с картины играет лукавая усмешка, словно тот злорадствует. И причиной этого ощущения было присутствие на заседании второго зама главы Братства.
   Семен Семеныч сразу сказал, что пришел только как наблюдатель и никакого участия в совещании принимать не будет. Но все сидящие невольно бросали взгляды на него, и даже шеф время от времени делал паузу перед очередной длинной фразой, словно мысленно проверял, как она будет звучать.
   - Собственно, на этом собрании я хочу получить ответ на два вопроса. Первый - определить, где сейчас находиться наш подопечный и что с ним происходит. И второй - как вообще могло так случиться, что то ли он исчез в результате инсценировки похищения, то ли его и впрямь увели прямо у нас из-под носа? Случайность это или расхлябанность некоторых сотрудников?
   Борис Васильевич на последней фразе пристально посмотрел на Дмитрия, и тот сразу почувствовал себя маленьким и беззащитным. А шеф тем временем продолжал:
   - Мы не ищем крайнего, но разобраться, как куратор операции (при этом он тоже посмотрел на Дмитрия) и приданные ему группы наружки позволили исчезнуть объекту разработки, надо. Каждый изложит свои соображения по поводу случившегося - пока что в своем, так сказать, кругу.
   Любой в этой комнате, кроме, пожалуй, Второго, готовился к этому совещанию и к тому, что придется прилюдно объясняться. Но все равно прозвучавшие слова были как приглашение к последнему слову на суде, когда приговор уже известен, однако виновнику дается шанс сказать нечто для облегчения души. Димон, готовясь к докладу, думал именно так, примеривая при этом на роль молчаливого палача третьего в иерархии Братства человека. И рассчитывая лишь на смягчение, а не на отмену приговора.
   Тщательно спланированный протокол нарушил Михалыч, отвечавший за наружку. Мужик он был знающий и грамотный, но немного суетливый, что было довольно необычно для человека, которому по роду деятельности просто необходимо быть сдержанным и терпеливым. Вот и сейчас, вместо того чтобы подождать, полез грудью на амбразуру.
   - Я не понял, - заговорил он склочным тоном, усиленно напирая на свой украинский акцент, - зачем нас тут мариновать будут. Я уже все подробно изложил в рапорте. Если треба, и рапорты моих хлопцев могу предоставить. Они...
   - Погоди, ну чего ты сразу в бутылку лезешь, - поморщился Борис Васильевич. - У нас обсуждение, а не военно-полевой суд. Никто тебя к стенке не ставит, остынь немного. Я вообще сначала Дмитрия хотел послушать, он же у нас куратор этой работы.
   - В принципе, ничего нового добавить не могу, - спокойно начал Димон. - В последний раз я видел его, когда он вышел из зала и, как сказал, пошел в буфет к Михаилу. Думаю, Марина подробнее расскажет, что потом было. Ничего необычного в его поведении я не заметил. Михаила этого уже проверили - действительно аспирант, ничего на него нет. Решили пока за ним присматривать. Вот и все.
   - В буфете за нашим гостем наблюдение было? - спросил шеф у Михалыча.
   - Конечно, было. Два гарных хлопца, - ответил тот. - И снаружи его тоже пасли.
   - После того, как он сел в машину, они же его вели? - уточнил Борис Васильевич.
   - Нет, неподалеку дежурила запасная тройка на машине. Они и вели его на дороге до того момента, пока их не отсекли. Вернее, это мы уже потом, когда "рафик" пустой нашли, стоящий во дворе, поняли, что группу именно отсекли. А тогда думали, что просто авария случилась. Наши еле увернулись, но, пока объезжали, опоздали трошки. Все кругом обшарили, но объект и водитель как сквозь землю провалились, бисовы дети. А машина эта в угоне числится - мы пробили по базе данных. Мое мнение такое: действовали явно профи. Сейчас мы прорабатываем машины, попавшие в аварию, и всех, кто в них находился. Получили записи с камер ГИБДД и материалы группы разбора. Устанавливаем фигурантов.
   - Долго, темп теряем, - в голосе шефа прозвучала досада. - Мы что, детсадовцы, что ли? Ладно, это я так, эмоции выражаю. Вот смотрите, что у нас получается. Скорее всего, это наши индийские товарищи из "Аватары", больше некому. Но тут куча вопросов возникает: они ведь точно знали, где он и что делает, значит, следили за ним какое-то время. У них уже был готов план захвата, причем с вариантом ухода от преследования. Явных проколов наша наружка не сделала, тут на нее пенять нечего. Хотя если за объектом следили, то нашей службе безопасности надо выяснить, как эти засранцы шиваистнутые вычислили местонахождения нашего конспиративного объекта. Или как они смогли так быстро спланировать и провести операцию, если засекли его чисто случайно только на конференции. Но как наши ребята слежку не заметили? Это непонятно. Да и гостя нашего, мне кажется, тоже на испуг просто так не возьмешь. Их там, в "Единой Расе", не хуже нашего натаскивают. Он тоже, получается, впросак попал. Индийцы явно использовали какой-то хитрый финт. Которого мы не предусмотрели!
   - Может, договориться с ними миром? - предложил Димон. - Так, мол, и так, верните нам нашего парня.
   Сидящий в углу Семен Семеныч, про которого все уже и забыли, скромно кашлянул и поднялся с места.
   - Позволю себе заметить, - тихим и бесцветным голосом заговорил он, - что это очень и очень маловероятно. Во-первых, они попросту его не отдадут. Во-вторых, после нападения на их группу под Питером, не думаю, чтобы они воспылали к нам братскими чувствами, поскольку наверняка уверены, что это наших рук дело. Так что предложение это... ну, сами понимаете.
   - Да это я так сказал, - засмущался Димон, - на крайний случай.
   - Реальные предложения следующие, - сверля его взглядом, начал шеф. - Взять под наблюдение все известные нам на территории страны места, где могут находиться точки дислокации тайных обществ с индискими корнями. Через таможню и пограничников строго отслеживать всех улетающих, отъезжающих и отплывающих, поскольку они могут попытаться вывезти нашего гостя. Ну, а потом - дело техники... На это, конечно, потребуется время. И есть еще надежда, что ему придут на помощь свои. У них же должен быть какой-то план для подобных случаев. Впрочем, нам при таком раскладе хрен редьки не слаще - вся оперативная комбинация накроется. Кроме того, я бы все-таки проработал и версию, что мы его чем-то спугнули, он связался со своими и они его вывели из игры. В принципе, это маловероятно, но проверить надо.
   - Хорошо, действуйте, - кивнул головой Второй, направляясь к выходу. - Если будут какие-либо вопросы, обращайтесь ко мне. При необходимости дадим дополнительные силы и средства. Удачи.
   После того, как он вышел, все с облегчением вздохнули. А Марина, до этого момента молчавшая, встряхнула копной рыжих волос и начала:
   - Не хотела при Втором говорить, но, когда мы с Андреем шли по саду, мне его временное помутнение очень подозрительным показалось. Хоть он и старался делать вид, что все в порядке и это от переутомления, вид у него был весьма неважнецкий.
   - Поблизости никого подозрительного не было? - спросил Димон. - Может, гипноз какой...
   - Нет, это был точно не гипноз, - категорично мотнула головой Марина. - Я же говорю, его в течение несколько секунд словно совсем другим человеком подменили. Да и не было рядом никого. А про гипноз на расстоянии я что-то не слышала. Конечно, можно было лептон-торсионным генератором с чердака достать, но это ж надо было заранее точно знать, где мы идти будем. А это уже ненаучная фантастика.
   - А что за фразу он сказал? - спросил шеф. - Ты в рапорте как-то очень уж коротко и невнятно об этом сообщила.
   - Поэтому коротко и написала, что тоже не поняла, - с досадой ответила Марина, - не смогу даже сказать, что за язык. У него в тот момент даже голос изменился, как чужой, стал.
   - Конечно, никаких фактов пока не вырисовывается, - вздохнул Борис Васильевич, - но мне кажется, что в этом его припадке ключ и скрыт. Ты ничего на энергетическом уровне не почувствовала?
   - Ничего, - ответила Марина, - я же больше по части эмпатии, человека к себе расположить, настроение его прощупать, вы же знаете. На тонкие энергии у меня нюха нет, это надо Марию Викторовну попытать. Может, у нее какие мысли возникли.
   - А правда, давай позовем ее, - согласился шеф. - Наверняка она со своей точки зрения что-то важное может заметить. Сейчас позвоню.
   Мария Викторовна вошла в комнату, принеся с собой целый букет экзотических запахов.
   - Какие-то проблемы? - спросила она у шефа.
   - Нам нужна консультация. Рапорт Марины ты читала, и вопросов у тебя вроде бы не возникло. Но что ты думаешь по поводу приступа, случившегося у объекта?
   - Я как-то внимание не стала на этом заострять, - пожала плечами Мария Викторовна. - А что, думаете, имело место направленное энергетическое воздействие?
   - Это мы у тебя хотели бы спросить, - поморщился Борис Васильевич. - Так что изложи уж, пожалуйста, свои версии, почему он мог в обморок хлопнуться и к чему это могло привести потом.
   - Версия, что это элементарный гипноз, судя по Марининому рапорту, отпадает, - начала перечислять Мария Викторовна. - Хотя если бы имел место гипноз, например, отсроченный, то все было бы как раз похоже. Ведь, как мы выяснили, у него что-то вроде предохранителя есть. Как только предел погружения переходишь, у него срабатывает эта защита и он просто вырубается, как тогда в клубе.
   - Никого рядом с ним не было, - устало произнесла Марина, - мы же вместе шли. И на конференции из чужих только аспирант этот был, а так - все свои.
   - А рядом и не обязательно быть, - не сдавалась Мария Викторовна, - можно и на расстоянии, если сильный специалист.
   - Да не было там никакого гипноза! - не выдержав, закричала Марина. - Я ж все-таки эмпат пятого уровня посвящения. Его словно выключили резко, а потом включили, как телевизор! Какой тут гипноз!
   - Спокойно, - поднял руку Димон, - не хватало нам еще тут подраться.
   - Хм, ну тогда, - как бы не замечая горячности Марины, продолжала рассуждать Мария Викторовна, - надо подумать. Если это было энергетическое воздействие, то таким образом без аппаратурной поддержки его провести мог только специалист экстракласса. С запредельной мощностью воздействия. И лично мне известно только об одиннадцати таких на всей земле - двое у нас, один у арабов, двое у "Расы", один в Африке, еще по два в Индии и в Китае и один абориген австралийский. Но они все друг друга в пределах тридцати-сорока километров чувствуют, а один из наших сейчас в Москве. Так что никто из чужих энергетов такого уровня незамеченным бы здесь появиться не смог. Слушайте, а не мог тот же аспирант или там буфетчица на конференции ему что-нибудь в воду там или на бутерброд подсыпать? Или микроиглой его уколоть, или выстрелить? Нейролептик отсроченного действия, который избирательно воздействует на определенные участки мозга, дал бы очень похожий эффект.
   Помолчав, Мария Викторовна заговорила вновь:
   - А есть и еще одна мысль, но она настолько фантастична, что вы сразу не смейтесь. Есть такие методики, которые позволяют людям обмениваться сознанием. Проводились эксперименты, и успешные, когда два человека как бы менялись телами. Почти как в "Дневном Дозоре", только не так надолго. Поскольку происходит замена только сознания и возникает дисбаланс с подсознанием, последнее довольно-таки быстро выталкивает чужеродную ментальную матрицу. Сложная эта процедура, но факт есть факт. Если отбросить гипноз и возможность нейрохимического воздействия, то очень подходит. Кто-то очень сильный на время поместил свое сознание в тело Андрея. И успел понять, где находится тело подселенного до того, как его ментальную проекцию выкинуло обратно.
   - Но вы же сами сказали, что психоэнергетических монстров такого уровня в Москве быть не могло. Кроме того, насколько близко должен находиться человек, желающий обменяться сознанием? - спросил Михалыч уже практически без акцента.
   - А обмен сознанием не требует мощного энерговоздействия. Тут процесс сродни резонансу, и скорее важна точность знания структуры сознания того, с кем собираешься производить обмен, - ответила Мария Викторовна. - И если ее знать, то быть рядом совсем не обязательно. Можно прицельно "вытряхнуть душу" с расстояния сотни метров, а может, и нескольких километров. Все зависит от силы специалиста и возможности использования спецтехники. А нейроиндукторы сейчас стали гораздо компактнее. Кроме того, есть фармпрепараты, кратковременно усиливающие эту способность. Но если это так, то операцию тщательно готовили, и у них была нейропсихическая карта личности нашего гостя.
   - Ну, хорошо, если расстояние не так важно, - заговорил шеф, - то, предположим, шиваисты приехали в Москву и, не зная толком, где их цель, но откуда-то заполучив карту личности и располагая индуктором с сильной способностью к переселению душ, смогли поменяться с нашим гостем сознанием. За эти несколько секунд они увидели, где он находится, например, сориентировавшись по какому-нибудь приметному зданию. Это объясняет, как они смогли так точно выйти на него без слежки. Потом они оперативно едут к этому месту, уже имея заранее подготовленный план действий, оперативно привязывая его к диспозиции. И тут им, конечно, элементарно повезло, наверное, что он сел именно к ним в машину. В принципе, это все объясняет, конечно, но сколько случайностей могло им помешать... Получается, что он был для них настолько важен, что они готовы были задействовать план даже с очень высоким коэффициентом возникновения сбоев. Это неспроста!
   - Но тогда куда нам с ними тягаться по части оперативных комбинаций? - покачал головой Димон. - С такими-то возможностями они явно нас обойдут на поворотах.
   - По поводу возможностей тут еще поспорить можно, - заметила Мария Викторовна. - Я даже не исключаю, что их специалист после такого обмена мог и на тот свет отправиться, слишком уж силен фрустрационный шок от распада личности именно у того, кто исполняет активную роль, расщепляя свое сознание и бессознательное и отрывая одно от другого. Но раз они пошли на такой риск, видать, наш гость им сильно нужен, и к тому же живой. Иначе зачем было так все усложнять?
   - Ну, вот и версия произошедшего есть, - шеф потер руки, - хоть перед начальством не стыдно.
   - А как им удалось его иммунитет к пси-воздействию пробить? - спросила Марина.
   - Вся штука в том, что это не совсем пси-воздействие, - пояснила Мария Викторовна, - а скорее нечто вроде хакерского перехвата управления над рядом функций ядра операционной системы и подмены их на свои, причем на короткое время. И никакой защиты от этого просто нет, если это специалист высшего класса. Но зато и риск велик.
   - А у меня еще к Марине вопросик как к эмпату, - сказал шеф. - Какое у тебя о нем внутреннее личное впечатление? Ну, как о человеке?
   - Личное впечатление? - на минуту задумалась она. - Он слишком ровный или серый, что ли. На уровне эмпатии почти лишенный эмоций или, вернее, постоянно их контролирующий и дозирующий. Великолепно умеет держать настроение под контролем. Он никогда не позволяет себе в обыденных ситуациях сильных и ярких эмоций. Никакой злобы, ненависти, ничего отрицательного, но и ничего положительного тоже. Пожалуй, у него из эмоций лишь легкое пренебрежение проскальзывало, когда он с Михаилом разговаривал. В общем, если честно, я бы с таким человеком общаться не стала. Себе на уме. Но интерес к себе я почувствовала, и не просто как к женщине, а как к интересному собеседнику, как к человеку.
   - Ладно, продолжаем пока работать в прежнем режиме, - подвел Борис Васильевич итог обсуждения. - Ну, а если он совсем исчез... Тогда вся наша работа коту под хвост. И наверху этого не простят. Поскольку "Единая Раса" явно что-то затевает в нашей вотчине, да еще индийцы эти, аватары, мать их через коромысло, что-то явно замыслили, а мы ни про то, ни про другое ничего толком не знаем! Все, идите, работайте!
  
   Глава одиннадцатая
  
   Постепенно туман в голове начал рассеиваться, и Нэш стал различать доносящиеся до него голоса. Говорили на русском, хотя он скорее ожидал английский или хинди. На всякий случай глаза решил пока не открывать и прислушался, чтобы постараться понять, что к чему, и решить, как действовать дальше.
   - Я предлагаю пока отсидеться где-нибудь в глубинке, - говорил кто-то низким голосом, похоже, человек в возрасте, - тем более, что все равно граница сейчас будет закрыта. Подождем, пока шум стихнет и клиента можно будет без труда переправить в более надежное место.
   - Не согласен, - ответил другой голос, скорее всего принадлежащий молодому еще человеку. - Сидеть на месте в нашей ситуации - это не самый лучший выход. Не надо недооценивать наших оппонентов из Братства. Ведь мы как-никак находимся на их территории, и они уже наверняка нас ищут, причем используя все свои средства. Да и "Единая Раса" тоже не примет просто так исчезновение своего человека - пройдет немного времени, и они кинутся его искать.
   - Ну и что же ты предлагаешь? - спросил первый собеседник.
   - Только при решительных и быстрых действиях у нас есть шанс ускользнуть и от врагов, и от наших русских "друзей", - ответил второй. - Надо уходить немедленно.
   Голос второго собеседника хоть и был молодым, но в нем чувствовались твердость и привычка повелевать. Осторожно приоткрыв глаза, Нэш поначалу зажмурился от яркого света. Сразу закружилась голова, а к горлу подступила тошнота. Видимо, действие дряни, которой его напичкали в машине, до конца еще не прошло. Руки были крепко связаны за спиной, а сам он сидел, привязанный к массивному, судя по ощущениям, стулу. Причем связан был профессионально - так, что освоенные им приемы освобождения от пут не срабатывали. Более того, на сгибе левого локтя Нэш ощущал небольшой предмет, закрепленный там, из которого в вену входила игла. М-да... Влип он основательно.
   - Ага, вот наш клиент и очнулся. Быстро же он в себя пришел. Посмотри на работу сердца - последствий действия психотропа почти не видно, как будто он просто спал.
   Когда цветные круги перед глазами исчезли, Нэш смог наконец оглядеть место, где он находился. От большой допотопной люстры шел яркий свет, освещая небольшую комнату со старыми потускневшими обоями. Единственное окно было наглухо завешено плотной темной тканью, так что понять, какое время суток, нельзя. Разнообразили обстановку стоящий на обшарпанном столе вполне современный комп с несколькими подсоединенными к нему устройствами непонятного назначения и расположившийся на произведенной еще во времена развитого социализма тумбочке приличный ЖК-телевизор. Больше в комнате вообще ничего не было, только в углу кучей валялись какие-то мешки, да еще дополняла картину пара старомодных стульев.
   Собеседники молча наблюдали, как Нэш приходит в себя, иногда бросая взгляды на экран монитора компьютера, где, по-видимому, была установлена программа дистанционного контроля состояния пленника, а некоторые из непонятных устройств выполняли функции датчиков этой системы. Один из похитителей был действительно молод, почти юноша, со смуглой кожей и небольшими усиками, похожий на киношного злодея. Другой же, обладатель низкого голоса, был в возрасте, с сединой на висках и очень походил на Шона Коннери.
   Из-за закрытой двери доносились какой-то шум и звон посуды. Там явно был, как минимум, еще один человек, так что надежда на освобождение становилась все менее реальной. С двумя, со стариком и юнцом, он бы еще, может быть, и справился, но вот за дверью, судя по его внутренним ощущениям, могли находиться более серьезные силы...
   - Видишь, пики пошли? - показал на монитор юнец. - Это он вошел в режим сканирования. Учитесь, как надо быстро оценивать обстановку и принимать решения.
   И добавил, обращаясь уже к Нэшу:
   - Хватит притворяться. Тем более вы уже поняли, что мы сканируем параметры вашего организма и знаем, что вы делаете и даже собираетесь сделать.
   - Ладно. Тогда объясните мне, что происходит? И зачем вы меня похитили? - Нэш решил немного поиграть в простачка, чтобы не облегчать им задачу. Да и время потянуть тоже стоило.
   - Все очень просто, - сказал юнец. - Чтобы сэкономить наше и ваше время, поясню самую суть. Вы - адепт "Единой Расы", мы - из ордена "Аватара Шивы". На данный момент вы захвачены нашим орденом с целью прояснения некоторых моментов, касающихся вашего задания на территории России. Мы специально начали говорить по-русски, а то, начни мы на хинди, вы попросили бы переводчика, ну и далее по плану спектакля- сказал шеф. - Так что играть в шпионов не будем. Ясно?
   Пока он говорил, Нэш быстро оценивал своих собеседников. Этот юный злодей с усиками действительно сказал правду, а не брал на испуг, так что юлить и отнекиваться особого смысла не было.
   - Мне кажется, что сейчас вы думаете, как себя вести, - юнец пристально взглянул на Нэша. - Можете себя не утруждать. Пока нам ничего от вас не нужно. Тем более что добровольно вы ведь ничего не скажете. А пытать вас или применять какие-либо специальные средства тоже бесполезно, особенно в экспресс-режиме в полевых условиях. Так что можете расслабиться и получать удовольствие от нежданного отдыха. Основная беседа будет проходить в другом месте и с другими людьми.
   - А вопросы задавать можно? Для общего прояснения ситуации?
   - С радостью ответим, но только если и вы нам тоже что-нибудь расскажете. Как любят говорить в России, рыночные отношения: ты - мне, я - тебе.
   - Понятно, - кивнул Нэш. - Вопрос первый: кормить когда будут?
   - Скоро, - ответил старик. - И без шуток во время еды. Никаких там попыток использовать столовые приборы как оружие. Тем более что это бесполезно - они пластиковые. А мы оба владеем ади-хай пидутам, варма-калаи и мукки-бази. Ну, а чтобы вы не пробовали всякие магические штучки, добавлю, что мы оба посвященные школы ситтаров на уровне восьмого круга. Надеюсь, вам известны все эти названия.
   Нэш молча кивнул. Да уж, если они не врут, то даже он ничего не сделает - забьют. Ну, а ситтары восьмого круга - это вообще редкие даже в этой тайной школе люди, владеющие обеими ветвями древней практики мармавидьи - тамильской, основателем которой принято считать легендарного сиддха Агастьяра, и керальской, основанной на наследии не менее легендарного Сушруты. К тому же они владели и марма-ади - самой тайной изо всех боевых систем Индии, лишь частично известной в тех школах, которые освоили эти двое, да еще в вишапати и каллари-ппаятте. Но полностью марма-ади знали только ситтары. И двое из них с высшим уровнем посвящения были сейчас перед ним! Интересно, что же такого ценного хотят из него выудить, что послали людей, которым ведомы сразу несколько древнейших и малоизвестных за пределами Индии боевых и магических систем? Нэшу все больше начинало казаться, что он явно не знает чего-то весьма интересного о самом себе.
   Юнец вышел, а старик сел на кривой стул так, чтобы держать в поле зрения одновременно Нэша и экран монитора. Когда Нэш напрягался или даже незаметно шевелил рукой, его надзиратель, заходя сзади, пристально огладывал связывающие Нэша веревки.
   Скорее всего, кроме дистанционных методов, они навесили датчики еще и на его одежду. И теперь любое не то что напряжение мышц, а даже представление о таковом будет прочитано его надсмотрщиками в компьютере. Да и стоит ли рыпаться? Судя по их словам, да и по прошлой стычке в машине, а также по столкновению с их коллегами, кто-то из которых вполне может быть в другой комнате или на кухне, эти ребята были и впрямь сильны по части рукопашки. А кроме того, если он попытается рыпнуться, его просто накачают какой-нибудь химией так, что никакой выработанный в спецшколе иммунитет не спасет. Лучше уж быть в сознании, и ждать подходящего момента. По своему опыту он знал, что это самая правильная тактика - ждать, пока противник допустит оплошность, и тогда ею воспользоваться. К тому же, как правильно заметили похитители, "Единая Раса" сегодня же начнет, если уже не начала, его поиск. Да и Дмитрий тоже забеспокоится. И хотя его "фирма" явно уступала по возможностям "Расе" или индийцам -явно несопоставим масштаб деятельности, - зато они в своей стране и явно имеют связи в спецслужбах. Поэтому главным, что беспокоило Нэша сейчас, был сам факт его захвата. Каким-то образом они смогли выйти на него и умело спеленать без особого шума. Если бы в "Расе" узнали, что его взяли, как сопливого новичка, то не поверили бы. Он даже не очень-то и хотел, чтобы там об этом стало известно. Ведь неудачники никому не нужны. Или вообще свернут миссию, или дадут закончить, но потом так далеко зашлют... на Аляску следить за эскимосами либо вообще в Антарктиду. Поэтому для освобождения желательно было обойтись своими силами или привлечь местные ресурсы.
   - Кушать подано, - входя в комнату с подносом, произнес юнец. - Сегодня у нас в меню рис с жареными овощами, вареная рыба и чай с ватрушками. Свежими, между прочим.
   - А чтобы ты себя ничем не повредил, сделаем так, - подходя к Нэшу, сказал седой. - Одну руку я тебе развяжу. Левую, поскольку мы знаем, что ты правша. Но ты ведь уже наверняка почувствовал, что у тебя на ней что-то закреплено. Так вот, если только дернешься, я с удовольствием нажму кнопку на этом пульте - и ты получишь порцию сильнейшего транквилизатора прямо в кровь. А вместе с транквилизатором - еще и специальное вещество, вызывающее сильную боль. Так сказать, в наказание за строптивость. Да и отходняк от этого препарата будет весьма болезненным. Так что рыпаться не советую.
   - Понятно, - недобро улыбаясь, заметил Нэш. - Опасаетесь, значит.
   - Ну конечно, вдруг ты себя поранишь. Во время еды, - с издевкой бросил юнец.
   - Не дождетесь, - хмыкнул Нэш и ворчливо поинтересовался: - Надеюсь, рыба без костей?
   - Могут попадаться, но редко.
   Рис с овощами был достаточно вкусным, только специй явно не пожалели. Зато рыба оказалась в самый раз, сочная, и никаких костей. Есть одной рукой было немного непривычно, но через несколько минут Нэш уже вполне уверенно орудовал вилкой. За едой молча наблюдали седой и юнец. "Шон Коннери" настороженно держал руку на пульте, явно готовый в случае малейшей угрозы нажать кнопку. Юнец же, наоборот, был расслаблен и явно думал о чем-то своем.
   Запивая ватрушку чаем, Нэш прикидывал, как бы ему избавиться от коробочки на руке. Достать ее он не мог, даже свернув себе сустав, а если попытаться стукнуть ее о поднос, то нет никакой гарантии, что она выйдет из строя. Да и сделай он это, одной рукой много не навоюет. А еще иньектор от удара может сработать...
   - Это был ужин или обед? - спросил Нэш, пытаясь вовлечь своих похитителей в какой бы то ни было разговор.
   Седой вопросительно взглянул на юнца и, когда тот кивнул, ответил:
   - Ужин. Через два часа - водные процедуры и подготовка ко сну.
   - Как в тюрьме, - констатировал Нэш. - А прогулки предусмотрены?
   - И прогулки, и трудотерапия, - ответил седой, - и размышления о вечности и о душе...
   - А она разве есть? - деланно удивился Нэш, чтобы как-то поддержать разговор - может, хоть какую-нибудь информацию из них вытянет.
   - У тебя и тебе подобных - точно нет, - ответил юнец.
   - Чем же я отличаюсь от вас? Я делаю свою работу и выполняю приказ. Вы тоже не святые, раз используете те же методы. У нас только цели разные. Так что если у меня нет души, то и у вас - тоже.
   - Не равняй нас. Ты служишь этим ублюдкам, нелюдям. И цель ваша - всех людей низвести до состояния быдла. Мы же хотим этому помешать, заодно стерев с лица земли всех ваших хозяев.
   - А все люди и так быдло, без нашего вмешательства, - потягивая чай, покачал головой Нэш. - Большинство их только тем и озабоченно, как бы набить брюхо да трахнуться с кем-нибудь по-быстрому без обязательств и последствий.
   - А вы значит, в "Единой Расе", хотите их облагородить? - с иронией спросил седой.
   - Нет, просто мы это быдло поставим на свое место, - отвечал ему Нэш. - А более развитые существа должны оказатся наверху уже на узаконенных основаниях.
   - А развитые - это оборотни и эльфы, что ли? Ну и, понятное дело, примкнувшие к ним люди вроде вас, - уточнил юнец.
   - Да, именно так, - постарался отвечать спокойно и уверенно Нэш, - и вам еще не поздно перейти на нашу сторону. Вы же откидываете костыли, когда в них нет более нужды. Так и здесь! Человечество давно бы сделало рывок вперед, если бы не большинство, которому нет дела до прогресса. Вот если взять его под контроль и управлять им для его же блага, тогда мы бы уже к звездам летали бы, а то же самое большинство было бы довольно, накормлено и напоено. Никто ведь и не собирается изводить людей под корень.
   - Я рад, что вы высказали это, - заметил юнец. - Теперь я точно уверен, что вас нужно остановить любой ценой. Это вы сейчас поете такие песни, находясь у нас в плену. Но я могу сказать, что произойдет, если сбудется то, что вы, ублюдки, задумали. Принизив сперва всех людей, вы через некоторое время решите, что их слишком много. Действительно, зачем столько обслуги? И их станет меньше. А никакого прогресса не будет. Просто кучка нелюдей и приближенные к ним люди будут паразитировать на большинстве людей, используя их как домашних животных и задумываясь о них столько же, сколько хозяин задумывается о корове. Только вот у животных нет разума в смысле абстрактно-логического мышления. И вы рано или поздно захотите, чтобы и большинство людей перестали быть носителями разума.
   - Большинство его и сейчас практически лишено, - возразил Нэш. - Так что они недостойны, чтобы с ними обращались, как с разумными существами.
   - Нам с вами никогда не понять друг друга, - поднял руку юнец. - Так что оставим этот спор. У нас с вами принципиальное различие в мировоззрении. Ужин закончен. Или добавки хотите?
   - Если можно, я бы попил еще чаю. Без сахара.
   Юнец взял поднос и вышел из комнаты. Седой все так же напряженно следил на Нэшем.
   - По возрасту он еще слишком юн, чтобы так рассуждать, - кивнул на дверь Нэш, обращаясь к нему. - Да и для восьмого уровня посвящения ситтаров он тоже еще слишком молод. Или вундеркинд какой? А может, очередное воплощение Агастьяра? Или чей-нибудь тульпа?
   - Не твоего ума дело, - ответил седой. - И вообще, меньше знаешь - дольше проживешь. Тебе знакома такая пословица? Хотя, думаю, после того как из тебя вытрясут все сведения.... В общем, не так много тебе осталось еще топтать землю своими погаными ногами.
   - У русских есть еще одна пословица: не дели шкуру неубитого медведя.
   - Ты скорее не медведь, а крыса, шныряющая между людьми, и прикуси свой язык, а то я могу ведь и не выдержать и якобы случайно нажму кнопку на пульте.
   Нэш сделал вид, что немного испугался, но сам он остался доволен. Этот "Шон Коннери" оказался не таким уж и выдержанным, как можно было ожидать. Скорее всего, он лишь второстепенное лицо, в отличие от юнца, который явно верховодит в этой паре. Если только те, кто был за дверью, не главнее этих двоих. Нэш при всей своей чувствительности пока так и не понял, сколько их всего. Но ведь кто-то же шумел и стучал посудой, хотя присутствия их биополей Нэш нащупать не смог. Может, специально для него магнитофон врубили?
   - Мехти, иди к остальным, есть новости, - заходя в комнату, сказал юнец, - они тебе все расскажут.
   - У этого наглеца язык, как у змеи, - передавая пульт, заметил пожилой, - быстрый, ядовитый и лживый.
   - Думаю, я с этим справлюсь, - ответил юнец. - На каждую змею есть свой мангуст.
   После того, как Мехти вышел, юнец беззаботно сел на стул.
   - Ну, и долго вы меня связанным держать будете? - недовольно спросил Нэш. - Ты же тут главный, как я вижу.
   - Хотите, чтобы я развязал вас? Нет проблем.
   Юнец начал развязывать узлы на веревке. Затем, смотав веревку и положив ее на пол рядом с собой, снял инъектор, после чего невозмутимо сел на свое место, причем почти спиной к Нэшу.
   От такой самоуверенности противника тот поначалу даже опешил. Так подставляться, даже если ты супермастер? Зачем это надо? Или это какая-то особо хитроумная проверка? Или провокация, чтобы иметь повод его убить? Разминая затекшие руки, Нэш не знал, что ему делать. Он попробовал слегка прощупать этого юнца, но, как и ожидал, наткнулся на плотный ментальный барьер.
   - Фи, для адепта "Единой Расы" попытка весьма неуклюжая, - ухмыльнулся тот. - Я разочарован. Даже и не пробуйте на мне свои, как я вижу, не столь уж и искусные пси-способности.
   - А у вас нет опасения, что я просто сверну вам шею? Чисто физически? - готовясь перейти в боевое состояние, спросил Нэш. Кровообращение в руках уже пришло в норму, и он был готов к любому развитию ситуации. Ну, или почти к любому.
   - А если я вам сверну? - спросил юнец, сверкнув глазами, и сделав замысловатое движение рукой, явно творя какое-то заклинание. - Давненько я не мерялся силой с настоящим учеником нелюдей. Что ж, посмотрим, чему тебя научили.
   И в тот же миг на Нэша навалилась тяжесть, а голову словно сжало обручем. Легкие с трудом могли дышать. И это не было внушенным ощущением - юный адепт Шивы реально увеличил его вес! Нэш знал о существовании такого искусства, обратного левитации, но никогда не слышал о том, что его могли применять по отношению к другому человеку. Он не сталкивался с этим даже у инструкторов-эльфов в спецшколе "Единой Расы", хоть те и считались непревзойденными мастерами боевой магии.
   Противодействовать этому можно было только одним способом - каким-то образом отвлечь юнца, чтобы он утратил концентрацию. Даже переведя в форсированный режим функционирования весь организм, Нэш еле переносил чудовищную нагрузку. Сердце, словно насос, гнало потяжелевшую кровь, а веки давали на глаза, будто каменные.
   И когда сознание уже почти отказало, сработала заложенная глубоко в подсознание программа экстренной самозащиты, о существовании которой до этого момента не знал и сам Нэш. Вернее, не знала осознаваемая часть его "я". А вот находящаяся в созданной во время обучения резервной области подсознания специально обученная часть этого самого "я", оказывается, прекрасно знала. И в ситуации, оцененной ею как реально опасная, взяла на себя управление вошедшим в состояние ментальной пустоты организмом. Первым делом запустившаяся защитная программа одновременно включила режимы левитации и ускоренного восприятия. И в ту же секунду воздух со свистом вырвался из заработавших на полную силу легких. На этом выдохе влекомое программой тело уже летело в атаку.
   Юный маг потратил драгоценные доли секунды, чтобы понять, как это его противник вдруг рывком оказался рядом с ним. А тело Нэша уже начало серию стремительных атак сразу по трем уровням. Но... Но противников вдруг стало несколько! И проведенная стремительная подсечка попала не по ногам, а в воздух - перед Нэшем уже был лишь один из созданных этим юнцом фантомов, который тут же начал исчезать. Вычислить, кто настоящий, а кто нет, не составляло особого труда по энергетической оболочке, которая даже у самых качественных фантомов все-таки отличалась от ауры живого человека. Но для этого требовалось время, а в таком бою счет шел на сотые секунды. Оставалось действовать так, словно дерешься сразу против нескольких противников, не разбираясь, кто из них настоящий, а кто иллюзорный. После нескольких секунд стремительного боя рука Нэша наконец встретила реальный контакт, и лишь внедренная в его подсознание суперэффективная боевая программа помогла увести тело от встречного удара в голову. Противники сошлись в реальной рукопашной схватке, и теперь все решало то, чьи система боя и уровень индивидуального мастерства владения ею были лучше. При этом противник Нэша имел преимущество и мог позволить себе быть более осторожным, поскольку время было на его стороне, и только быстротечность схватки объясняла, почему соратники юного адепта Шивы еще не пришли к тому на помощь.
   Нэш еле успевал отбивать изощренные и чудовищно быстрые удары. Юнец был легче, и скорость у него была выше. Даже находясь в боевом состоянии сознания, когда время словно растягивалось, Нэш не успевал отслеживать все удары противника, предоставив принимать решения той боевой машине, которая, как оказалось, была скрыта в нем самом и о существовании которой он до сих пор и не подозревал. Индиец вел бой, применяя непривычную технику - он даже и не стремился свалить Нэша одним ударом. Казалось, он поставил себе задачу множество раз коснуться тела Нэша в самых разных местах, вынуждая того непрерывно защищаться. Сработавшая в Нэше программа защиты оценила это практически мгновенно и попыталась поначалу просто проигнорировать прикосновения противника, принимая их на тело, перешедшее в состояние "панциря черепахи", слабым подобием которого являлась широко растиражированная трюкачами из Шаолиня техника "железной рубашки". Но всего после нескольихо пропущенных прикосновений пришло осознание, что юнец каждый раз бьет с выплеском внутренней силы и попадает если и не точно по уязвимым точкам, то достаточно близко к ним, чтобы переданная в тело противника энергия осуществила пусть и не мгновенное, но от этого не менее опасное разрушительное воздействие. При владении такой техникой боя юному адепту ади-хай пидутам, варма-калаи и мукки-бази можно было позволить себе и не наносить физически сильных ударов. Достаточно было делать их быстро и точно. Поэтому Нэшу пришлось реагировать на каждое движение противника. В результате после пяти-шести проведенных защит заложенная в подсознание Нэша боевая программа ощутила, а спустя секунду это поняло и устраненное от управления телом сознание, что адепт Шивы вел бой, применяя непривычную технику, - он словно плел из движений рук и ног паутину, которая за счет того, что каждое из прикосновений, даже слабых, содержало угрозу, заставляла следить за каждым атакующим движением, тем самым перегружая внимание и постепенно вводя его в некий транс. Получалось, что движения адепта ордена "Аватара Шивы" были суперподстройкой к сознанию его противника в схватке! И Нэшу с этим надо было срочно что-то делать. Иначе это локальное воплощение бога-разрушителя спустя некоторое, уже не очень продолжительное время могло просто перехватить управление телом Нэша и привести его в положение, нужное для проведения заранее подготовленной смертельной атаки.
   В этот момент в комнату ворвались седой и еще один, аура которого просто светилась от готового к применению тапаса. "Все, конец!" - подумала аналитическая часть "я" Нэша в то время, когда внедренная в него боевая программа всеми доступными ему способами старалась разорвать двигательную паутину противника.
   - Не вмешивайтесь! - рявкнул юный адепт Шивы, и его уже готовые наброситься на Нэша соратники остановились.
   Однако для Нэша это ровным счетом ничего не изменило, поскольку противник вдруг усложнил и без того изощренные атаки. Впрочем, внедренная в Нэша боевая программа, как оказалось, все-таки знала противоядие и против такой системы боя - оно заключалось в использовании принципа предельной непреклонности и готовности умереть. Вот уж действительно, предел явления содержит в себе его противоположность. В данном случае только готовность совершить действия, в принципе способные привести к его смерти, могла спасти Нэша от гибели. И поэтому уже в следующем движении его тело совершило уклонение от одного из ударов противника и вдруг рванулось навстречу другому, этим, в принципе самоубийственным, способом создав ситуацию для проведения собственной атаки. Приняв на прижатые к корпусу и голове локти и предплечья сразу два одновременных удара противника руками и уведя вскользь удар коленом в бедро, Нэш сделал стремительную подножку под опорную ногу противника с одновременным толчком в корпус, вкладывая в эти движения всю свою силу. И уже чувствуя, как юнец заваливается на спину, Нэш приготовился нанести добивающий удар. Но тот немыслимым образом, словно бы оттолкнувшись от пустоты, вернулся в стойку - и вот уже его кулак воткнулся во вздернувшееся, чтобы успеть защитить голову, плечо Нэша. Рука сразу же почти полностью онемела. Теперь исход боя был предрешен. Нэш понимал, что с одной рукой против такого противника он долго не выдержит. Удары, которые на него посыпались в следующие секунды, как ни странно, не были смертельными. Его лупили, словно нашкодившего щенка. Он испытывал такие же чувства, как и в тренировочном лагере, когда уже на последнем этапе подготовки вел бой с эльфом: полная беззащитность и бессилие, когда знаешь, что некто гораздо более сильный, чем ты, может сделать с тобой все, что хочет, и ты целиком в его власти...
   Воспользоваться каким-либо магическим приемом тоже не было возможности - до такой степени атаки противника отнимали все силы.
   - Ну что? - останавливаясь и прекращая наносить удары, спросил юнец. - Продолжать дальше или хватит?
   - Все, хватит... - выдохнул Нэш. - Твоя взяла...
   - Честно говоря, я хотел проверить, насколько верны мои ощущения. И рад тому, что они подтвердились, - сказал адепт Шивы, встряхивая руками. - Я специально устроил этот бой, чтобы показать тебе, насколько мы сильнее. Но до некоторого момента сомневался, - а вдруг ты все же сумел скрыть свои истинные силы.
   - Ну, если честно, - Нэш потер ушибленное плечо, - я все же только лишь прошедший ускоренную спецподготовку перед заданием аналитик, а не полноценно подготовленный боевик. Так что зря вы так радуетесь своей победе. Столкнись вы с кем-то из наших настоящих мастеров боя, еще неизвестно, чем бы это для вас закончилось.
   - Не спорю. А эльфы или оборотни вообще бойцы великолепные. Но последнее масштабное столкновение, при котором мастера боя и магии нашего Ордена сталкивались с адептами вашей организации, случилось лет четыреста назад. Судя по архивным записям, славная была битва. Победителей правда, не оказалось. Зато за последние двадцать лет те же эльфы и оборотни при столкновениях с нашими спецгруппами почему-то ни разу не рискнули вступить в открытый бой, предпочитая бегство. А поскольку в трусости они не замечены, то советую подумать, на чьей стороне сейчас преимущество в мастерстве. Мы ведь тоже не стоим на месте, в том числе и в развитии искусства боя.
   - Склоняете к тому, чтобы я перешел на вашу сторону? - Нэш нашел силы ухмыльнуться. - А как же ваши угрозы вытащить у меня все из головы и без моей помощи?
   - Тебе же лучше, если ты сам все расскажешь, - сказал юнец, буравя взглядом Нэша. - Или я тебя раздавлю, как муравья!
   - Попробуй разда...
   Договорить Нэш не успел. Тяжесть снова навалилась, да с такой силой, что даже в глазах потемнело. Сил сопротивляться после только что закончившегося изнурительного боя не осталось. Их хватило лишь на то, чтобы, стиснув зубы, проталкивать воздух в стремительно отекающие легкие. Ноги подогнулись, и Нэш упал сначала на колени, а потом лицом вниз на пол. Сколько времени он сможет продержаться? Неужели они пойдут на то, чтобы уничтожить его? Или это просто запугивание и блеф?
   В любом случае, надо было держаться, пока хватит сил. Как говорят у русских - двум смертям не бывать, а одной не миновать. И если это блеф, то рано или поздно они вынуждены будут остановиться. Им ведь не труп нужен, а информация.
   - Какова конечная цель твоей работы? - спросил молодой, да ранний адепт Шивы. - Что планирует "Единая Раса" в России? - и добавил, обращаясь к двум своим подручным: - Поддержите меня, ломайте его волю, пока я творю "давящую длань".
   Нэш сразу же ощутил, как эти двое обрушили на него новые заклинания, которые, словно буравы, пытались проникнуть в его мозг. И если бы сознание Нэша не было надежно (хотя он стал уже в этом сомневаться) укрыто в той самой выделенной области подсознания, то совместные действия этой троицы уже сломили бы его волю. Впрочем, вряд ли они успели бы много узнать - сработали бы также внедренные в психику многоуровневые программы, которые остановили бы сердце, парализовали легкие, вызвали гиперактивацию одних и подавление активности других желез внутренней секреции и вызвали сужение всех сосудов мозга. Одновременно с этим в голове распались бы специально созданные для хранения разного рода критически важных сведений нейронные кластеры. Короче, Нэш бы гарантированно умер, причем так, что никакие реанимационные мероприятия и сканирование мозга не позволили бы его спасти и получить столь нужную врагам информацию. Орден "Единой Расы" тоже умел хранить свои секреты! Но умирать в планы Нэша пока не входило, и поэтому он держался.
   - Не знаю... - с трудом выдохнул Нэш, - всего лишь мелкая... сошка...
   - Выкладывай все свои задачи, - приказал юнец, усилив слова мысленным приказом.
   - Предварительная разработка... информационной войны... для условий России...
   - Цель? Какая твоя основная цель?!
   Казалось, даже кости у него начали трещать - этот гаденыш продолжал наращивать воздействие. Перед глазами поплыли цветные круги, во рту Нэш почувствовал привкус крови.
   - Не знаю! - скрипнув зубами, промычал он. - Думаю, обкатка... технологий... массового воздействия через влияние на культурные шаблоны... Больше я... не знаю!
   - Хорошо, поверим. Пока.
   И давившая на Нэша тяжесть сразу исчезла. Но он все равно оставался лежать на полу - глаза все еще застилала красная пелена, в голове гудело, во рту был привкус крови, а все мышцы и кости ныли.
   - Всякие подробности, вроде явок и паролей, нас пока не интересуют, - вытирая пот со лба ("Значит, и тебе было не так уж легко", - удовлетворенно подумал увидевший это только что вернувшимся зрением Нэш), произнес юный "терминатор". - Хотя такая информация оказалась бы полезной нашим коллегам из России.
   - Мастер! - дверь распахнулась, и на пороге возник еще один боевик индийского Ордена. - Мы засекли неподалеку нескольких чужих. Сильных, очень сильных. Они пробили нашу маскировку и уже знают, где мы примерно находимся. Судя по аурам, среди них двое точно владеют чем-то вроде одиннадцатого уровня лун гом, и поэтому они могут появиться здесь, как только окончательно определят наше местоположение. Надо немедленно уходить!
   - Хорошо, уходите, - ответил юнец. - Судя по моим ощущениям, даже мы все вместе не справимся с ними. Будь я в своем теле... Да и то... Там, похоже, пара черных друидов уровня воплощения теозиса и несколько оборотней. Решено, уходим! Рассейтесь по одному! Я задержусь ненадолго.
   При этом взгляд его упал на Нэша, и тот сразу почувствовал, что уносить его с собой явно не станут, но и оставлять в живых тоже не будут. Впрочем, он бы на их месте поступил точно также.
   Но оставался небольшой шанс потянуть время, может, удастся что-то придумать. Пока вся компания поклонников Шивы о чем-то напоследок совещалась, судя по полному молчанию, мысленно, Нэш, не вставая с пола, незаметно подобрал лежащий поблизости от того места, куда он упал, иньектор с транквилизатором . Если попробовать уколоть противника, одновременно сплющив рукой спрятанную в коробочке капсулу... Тогда, наверное, можно будет еще побороться. Хотя бы то время, пока подоспеет помощь. Если только это окажется помощь, а не еще какие-нибудь охотники за его головой, конкурирующие с этими. Что же такое ценное запрятали в нем высшие иерархи Ордена, что его так преследуют? С этим, если удастся выжить, явно придется разобраться. Потому что в данном случае как раз незнание умножает печаль!
   Сжав в кулаке коробочку, он нашел выступ с торчащим из него кончиком иглы и приготовился к удару. Только вот этот фрукт просто так руку или шею ведь не подставит.
   - Планы изменились, - повернулся к Нэшу юнец. - Ну, да ты все слышал и уже сам все понял. Какую предпочитаешь смерть? Немного времени еще есть.
   - Ну, что же... Тогда лучше от ножа или пули, - обреченно произнес Нэш. - Если честно, то я не очень люблю магические приемы убийства.
   - Согласен с тобой, - в голосе юнца послышалось что-то вроде одобрения. - Умереть как воин - достойный конец.
   Он достал длинный кинжал с неказистой и затертой ручкой, лезвие которого при этом было хорошо заточено. На нем виднелись какие-то потемневшие узоры. Нэш вдруг почувствовал, что кинжал словно живой! Подобное он раньше ощущал только в вещах, сделанных эльфами. Неужели кинжал эльфийский? Откуда?
   - Я хотел бы сам, - глядя в глаза противника, сказал Нэш.
   - Сам? - удивился этот адепт бога смерти. - Как самураи, что ли? Ну, хорошо, бери. Но если вздумаешь напасть на меня с этим кинжалом, то... В общем, умрешь от моих рук, причем, обещаю, очень болезненно. На, держи.
   Когда индиец протянул кинжал, Нэш резко схватил его за запястье, одновременно со всей силой ударив по ней своей правой с зажатым в ней иньектором. Адепт Ордена "Аватара Шивы" отдернул руку, не выпустив кинжала, на что Нэш, честно говоря, надеялся, и стремительно отпрянул назад.
   Вещество в иньекторе оказалось очень сильным. Но этот локальный Шива местного разлива тоже был даже крепче, чем показался Нэшу после схватки. Хотя он начал стремительно бледнеть, все равно попытался сразу же провести ответную атаку. Нэш ускользнул и, пользуясь тем, что противник стал двигаться явно медленнее, попробовал отнять у того нож. Но адепт Шивы сдаваться не собирался. Наверное, он мог замедлять процессы распространения в своем организме ядов и других вредных веществ и сейчас смог затормозить действие транквилизатора. А кинжал в его руке описывал замысловатые спирали, не позволяя приблизиться. Нэш стал непрерывно перемещаться вокруг противника, делая выпады и стараясь ударить по руке с кинжалом, чтобы снизить ее подвижность и подготовить возможность для перехвата и забора клинка. Вот только проблема была еще и в том, что само оружие, судя по всему, было магическим и настроенным на своего нынешнего владельца, а потому порой уже не юнец вел руку с оружием, а само оружие старалось убить противника своего владельца! Судя по тому, насколько кинжал был древним и, надо полагать, не раз окропленным кровью жертв, уже он теперь вел тело своего все более и более слабеющего владельца. И делал это весьма совершенно. По крайней мере, Нэшу пока ни разу не представилось возможности для реально эффективной атаки. В это время он ощутил, как волна холода накрыла комнату со стороны двери. Это был эффект от срабатывания заклинания дальнего пути или, как его стало называть нынешнее поколение магов, тоннельного перехода. Короче, в соседней комнате только что возник кто-то очень мощный, у кого хватало энергии и умения телепортировать свое тело. И сразу же там началась возня, и послышались приглушенные крики. А потом ударили в окно. Выбив стекло и сорвав закрывающую его ткань, в комнату влетело что-то большое и мохнатое. Нэш сразу приготовился отбить новую атаку, но, как оказалось, напрасно. Не успело стекло осыпаться на пол, как большой черный волк кинулся на индийца, несмотря на мелькнувший перед ним кинжал. Лезвие вошло в тело оборотня, но тот, словно не заметив раны, сразу вцепился в горло противника и мощным рывком вырвал тому кадык, а затем перехватом перекусил позвоночник.
   После того как неподвижное тело полетело на пол, Нэш немного расслабился, хоть и не перестал изумляться: откуда здесь, в России, взялся оборотень, да еще, судя по известным Нэшу приметам, из самых матерых?
   - Грр... стр-р-рухнул? - трансформируясь в человеческий облик, полупрорычал, полупроговорил оборотень. - Расслабься, свои. Жалко, этого упустили.
   Он указал уже почти человеческой рукой на безжизненное тело в углу комнаты.
   - Ты думаешь, я его убил? - с улыбкой спросил оборотень, заметив отразившееся на лице Нэша непонимание. - Как бы не так! Это всего лишь оболочка, кукла, в которой помещалось сознание очень сильного мага. И судя по тому, какой здесь был выброс энергии, рискну предположить, что ты удостоился чести общаться с Левой Рукой Воплощения Шивы, вторым членом в иерархии их Ордена. Можешь гордиться. Теперь о тебе...
   - Как вы меня нашли-то? - перебил его Нэш. - Или вы с самого начала знали, что меня именно индийцы захватили?
   - Не горячись, - сказал оборотень, - сейчас придет магистр Эон и все тебе объяснит. Подожди пока в комнате, а я пойду оденусь. Да и рана что-то болит сильнее обычного. Надо посмотреть, чем это он меня приголубил.
   Оборотень подобрал валявшийся рядом с трупом кинжал и вышел в ту комнату, в которой телепортировался тот самый магистр Эон - судя по имени, эльф.
   Нэш же начал ходить из угла в угол, пиная осколки стекла и куски сломанной рамы. Судя по случившемуся, иерархи Ордена втемную использовали его в какой-то своей игре. А он-то думал, что выполняет ответственное задание! Да после такого лучше бы его индийцы с собой забрали...
   В комнату вошел невысокий худощавый человек, в каждом движении которого читалась проявляемая даже на физическом уровне властность. Мельком взглянув на черты лица и форму ушей, Нэш сразу понял, что магистр Эон действительно эльф. Причем из самых высокородных. Элита внутри элиты.
   - Рад тебя видеть в относительном здравии, - улыбаясь одними губами, сказал вошедший. - Меня зовут магистр Эон. Можно просто магистр. Мы незнакомы, но это не важно. Я чувствую, что тебя сейчас переполняют ярость и гнев, но попробуй все-таки выслушать меня спокойно.
   - Черт подери! - не смог сдержаться Нэш. - Меня похитили, пытали, могли убить! И ради чего? Что это за игры высших? Я готов терпеть мучения и даже умереть, но за дело, с целью и смыслом, а не как лабораторный кролик!
   И Нэша понесло! Пока он ругался, виня проклятых эльфов и все остальное начальство вместе и по отдельности, магистр спокойно и снисходительно кивал на все эти выпады. На вид ему было лет сорок с хвостиком, но Нэш по ощущениям, исходящим от ауры магистра, знал, что реально тому около трех тысяч лет, а таких эльфов было всего несколько в "Единой Расе". И только что-то действительно сверхважное могло заставить его сидеть здесь на сломанном стуле и терпеливо выслушивать потоки ругани, исходящей от одного из низших членов иерархии.
   - Я рад, что мы в тебе не ошиблись, мой мальчик, - терпеливо дождавшись, когда Нэш иссякнет, произнес эльф. - Честно говоря, многие считали, что ты слишком эмоционален и уже поэтому все провалишь. И я рад, что они ошиблись. Теперь можно рассказывать?
   - Да уж, хотелось бы узнать подробности, - мрачно буркнул все еще не успокоившийся до конца Нэш.
   - Конечно, только давай не здесь, - сказал магистр, вставая. - Очень мы здесь наследили, и надо уходить, пока не прибыли наши российские, хм, оппоненты. А они, боюсь, прибудут уже с минуты на минуту - слишком уж сильные возмущения создает использование высших заклинаний. А мы их тут задействовали целых три. Так что дорасскажу все уже в машине.
   Выйдя из комнаты, Нэш увидел, что его держали в большой четырехкомнатной квартире. И везде царил разгром, словно тут орудовал отряд мародеров. Все вещи разбросаны, двери сорваны с петель, кое-где на стенах и полу пятна крови. На лестничной клетке их ждал уже знакомый Нэшу оборотень, влетевший в окно и убивший носителя сознания высшего адепта Шивы.
   - Машина готова, магистр, - почтительно обращаясь к эльфу, сказал он. - Все найденные артефакты собраны, следы магического воздействия максимально зачищены, все обставлено под бандитскую разборку двух групп наркодилеров.
   - Отлично, Гурсул, - кивнул ему магистр. - Спускаемся. Ты поедешь со мной и нашим молодым коллегой. Остальные, как и обговаривали, должны покинуть город в течение часа согласно плану отхода по варианту "Турист".
   Около обшарпанного подъезда их ожидал желтый "уазик" с надписью "Техпомощь" на борту. Когда они садились в машину - оборотень на место водителя, а они с эльфом в салон, - Нэш краем глаза заметил тени, мелькнувшие в сгущавшейся темноте. Это, прикрываясь заклинаниями невидимости, уходили остатки смешанного отряда эльфов и оборотней, растворяясь в вечернем городе.
  
   Едва машина тронулась, магистр Эон продолжил разговор:
   - Первым делом должен тебя обрадовать: хотя, судя по форме и спектру тонких тел, тебе изрядно досталось, но поражений, которые были бы летальны, нет. Похоже, убивать тебя сразу не собирались, а когда собрались, подоспели мы. Так что жить будешь. Теперь о том, что тебя ждет в этой жизни в ближайшем будущем. Мы отвезем тебя в какое-нибудь людное место и там высадим, - обратился к Нэшу магистр. - После чего ты будешь вновь действовать самостоятельно. Так что подумай, что станешь делать потом.
   - Думал, вы меня с собой заберете, - в недоумении произнес Нэш. - Я же засветился на все сто.
   - И да, и нет, - сказал магистр. - Впрочем, начну по порядку...
  
   Глава двенадцатая
  
   - Думаю, не будет большим секретом, если я скажу, что ваш... пардон, наш совместный орден был создан для определенных целей. Кстати, для каких, по-твоему?
   - Ну, если без обид, - замялся Нэш, - то цель простая. Эльфы и оборотни просто-напросто проигрывали людям, и чтобы хоть как-то противостоять им, решили создать нечто вроде временного союза со своими бывшими врагами. И тут вам подвернулись мы... Тем более что цели у нас, в принципе, совпадали. Примерно так, я думаю.
   - Очень близко, но не настолько цинично... - поморщился магистр. - Ну да ладно, дело не в этом. В общем, с частью людей мы договорились, и это в свое время очень помогло нам выжить, сохранив остатки наших рас. Если бы не этот союз, не сидеть бы нам тут. В лучшем случае загнали бы нас на какой-нибудь остров и водили бы туда туристов на нас любоваться.
   - Мрачноватую вы картину рисуете, - усмехнулся Нэш. - И не очень правдоподобную. Интересно, как бы вас удерживали - с вашими способностями к перемещениям в пространстве, воздействию на сознание и прочими умениями?
   - Знал бы ты то, что пришлось повидать мне, - ответил эльф, - так бы не говорил. В средние века люди столько нашего брата извели, что даже сейчас вспоминать страшно. Оборотней на кол сажали, предварительно лишив способности обращаться, - не удивляйся, есть способы это сделать, - эльфов сжигали на кострах, также предварительно ослабив наши способности, - увы, и это возможно, хотя и крайне сложно. Ну, а про прочие малые древние народы я вообще промолчу. А мы ведь только хотели жить - и ничего более. Если честно, то и в данный момент мы также на грани вымирания - слишком мала наша популяция. Это люди плодятся как кролики, а у эльфов, знаешь ли, все не так просто.
   - Знаю, только что-то не пойму, к чему вы клоните.
   - А к тому, что с темных времен и до сих пор мы только оборонялись от людей, не предпринимая никаких масштабных действий. Правда, это касается именно нас, представителей древних рас. Человеческие иерархи нашего Ордена постоянно пытаются изменить ситуацию в мире, но не всегда делают это правильно.
   - Неправильно с вашей точки зрения? - уточнил Нэш.
   - Да, с нашей. Хоть формально вы правите и в "Единой Расе", и в "Чистой Линии", этом сборище старых бюрократов, где мы вообще никак не представлены, свое мнение у нас все же имеется. Или ты с этим не согласен?
   - Это вопрос не ко мне. Я же не отношусь к верхушке "Чистой Линии". Так, рядовая сошка...
   - Я просто поясняю, что если мы не принимаем прямого участия в руководстве "Расы", то это совсем не значит, что мы стали обычными исполнителями.
   Нэш прекрасно понимал этого хитрого эльфа. После того, как "Единая Раса" приняла в свое лоно чужих - оборотней и эльфов, им оставили роль исполнителей, не допуская к руководству орденом. Было понятно, что стерпеть это и равнодушно принять такую роль остатки древнейших рас на Земле не смогут. Они же видели еще пещерных людей, и вот теперь эти самые дикари фактически отдают им приказания. Но и допускать чужих к руководству орденом тоже было слишком опасно. Поэтому в "Чистой Линии" и не было нелюдей, к ним обращались только как к консультантам. Да те и сами держались несколько обособленно, почти как отдельный клан внутри ордена, не подпуская людей на слишком близкое расстояние.
   - И к этому проекту, в который оказался вовлечен ты, нас тоже привлекли всего лишь в качестве ударной силы, - продолжил эльф. - Вот только у нас небольшой конфликт с твоим начальством вышел.
   - А причина, конечно, я, - кивнул Нэш.
   - Косвенно. Ты план своей миссии помнишь? - с улыбкой спросил магистр. - Задача ведь глобальная. Шутка ли - развернуть, пусть и на начальном уровне, план мероприятий по изменению образов мира населения такой страны! Когда тебе это поручили, ты, конечно, был окрылен и горд и поэтому не задал себе тривиального, в общем-то, вопроса: почему тебе, аналитику кабинетному, доверена такая масштабная полевая операция?
   - Все очень просто, - уверенно начал Нэш. - Во-первых, я в совершенстве владею русским языком. Во-вторых, не засвечен в предыдущих оперативных разработках и проектах. А в-третьих, именно я и предложил этот план руководству, разработав его в свободное от основной работы время. По-моему, причин достаточно.
   - Во-первых, в ордене предостаточно гораздо более опытных сотрудников, знающих русский язык. Во-вторых, фактор засветки не так уж и важен при ваших, не говоря уж про наши, возможностях коррекции внешности и даже сознания, о документах же, подтверждающих все уровни легенды, я даже и не говорю. А в-третьих, почему после того, как Ордена "Аватар Шивы" тебя фактически полностью вычислил и даже захватил, никто и не подумал закрыть проект или хотя бы сменить тебя в роли главного действующего лица? Уж не думаешь ли, будто в благодарность за то, что именно ты предложил начальный вариант этого проекта?
   - Ну... наверное, поздно сворачивать, - уже менее уверенно ответил Нэш. - Я глубоко внедрился, а масштабы проекта слишком большие, чтобы менять коней на переправе.
   - Так, по логике тебе двойка. Чем проект масштабнее и важнее, тем он секретнее. А тут чуть ли не пол-Индии за тобой гоняется! Прямо индийское кино - сплошные драки и погони, только танцев не хватает. Не сходится что-то. Думай, думай... Ты же у нас аналитик.
   И Нэш стал думать. Было что-то в словах эльфа, а еще больше в тоне, каким он их говорил, что побуждало к раздумьям. Когда вся эта суета началась, он особо не гадал, почему руководство выбрало именно его. По отчету, отосланному после всех событий, тоже никаких вопросов или указаний не возникло. Значит, начальство по каким-то лишь ему одному известным причинам решило продолжить операцию, не выводя Нэша из проекта. Но что же это могут быть за причины такие, чтобы его, хоть и рядового, - тут эльф прав, не стоит себя переоценивать, - но все-таки члена Ордена, так подставлять? Или...
   - Ага, вот теперь вижу, что дошло, - сказал эльф, - а то смотреть на тебя жалко было - казалось, того и гляди, обгадишься от натуги. А ларчик-то просто открывался. В полном соответствии с принципом Оккама. И мысль тебе в голову пришла правильная: эти самые индийцы "крота" в "Единой Расе" имеют. Потому и вышли на тебя так быстро, что имеют твое подробное описание вплоть до полного психопрофиля.
   Вот и решили мы провести свою игру и послать тебя с заданием, чтобы потом отследить, кто же тебя сольет в унитаз. А использовали в качестве приманки или живца тебя потому, что тот, кого мы подозревали, именно тебя и курировал. Только поэтому тебя и выбрали, и никакое там знание русского языка и даже разработка, признаю, в целом хорошего плана тут совершенно ни при чем.
   - Ну что же, поделом мне, - закусил губу Нэш. - А я-то, простак, и впрямь вообразил, что мне дали шанс показать себя и продвинуться. Все ясно, обвели вокруг пальца.
   - Да уж, и впрямь гордыня тебя ослепила. Недаром говорят, что она - страшный грех. Впрочем, когда мы эту комбинацию начинали, расчет строился еще и на том, что именно пробудившаяся гордыня не позволит тебе заметить несоответствия в замысле и качествах твоей кандидатуры для его реализации. Но это уже в прошлом. А сейчас ты рисуешь слишком уж мрачную картину. Ох, люди, вечно вам мало того, что имеете. Еще недавно ты думал о том, сумеешь ли выжить, а сейчас жив, здоров, только помят слегка - и вот уже переживаешь, что ты, оказывается, не так значим и крут, как себе мнил. Лучше бы спасибо сказал, что мы вовремя подоспели. Они ведь, полагаю, хотели увезти тебя к себе, чтобы там уже без спешки все из тебя вытянуть. Но когда мы им на хвост наступили, запросто ведь могли тебя на тот свет отправить. Однако тут мы появились, и теперь все хорошо. А гордыню можно и нужно смирить. Тем более что ты себя проявил достойно, и это, будь уверен, отметят. Так что выше нос.
   - Спасибо, конечно, вот только если бы я сам на это воплощение смерти не напал, вы бы и не успели! - возмутился Нэш.
   - Риск, конечно, был, - хитро улыбнулся эльф, - но вообще-то мы все рассчитали. Однако ты и впрямь оказался парень не промах, хоть и человек. Ты представляешь хоть, с кем сражался?
   - Оборотень что-то сказал про Левую Руку Шивы, но я про такого и не слышал раньше.
   - Один из самых сильных магов у них в ордене. Конечно, он здесь был не в своем теле, взял напрокат наиболее подходящее, но все равно - не многие могут похвастать, что смогли ему противостоять. Хотя если бы он был в своем теле, хрен бы мы его взяли, разве только всем скопом.
   - Даже вы?! - искренне изумился Нэш.
   - Даже я, - вздохнул магистр. - Он один из немногих человеческих магов, знающих и способных применить те заклятия, которые способны парализовать, хоть и на время, естественные магические способности эльфов. Правда, и я бы смог оставить его без магии. Так что драться пришлось бы только физически. А вот тут я не уверен, что, будь он в своем теле, я или кто-то из эльфов либо оборотней смог бы с ним совладать в одиночку. Поскольку такие люди имеют уже не совсем человеческое тело...
   Внезапно машина остановилась возле небольшой закусочной, и магистр озабоченно спросил оборотня:
   - Почему остановились, Гурсул?
   - Я есть захотел, - сказал оборотень, открывая дверь. - Уж очень расход энергии был велик при двукратном быстром обращении. А тут еще этот эльфийский клинок - откуда у этого аватары Шивы такой раритет оказался, ума не приложу. Короче, мне надо срочно поесть. И выпить.
   Он вышел из машины и направился в сторону забегаловки.
   - Ничего не поделаешь - хуже голодного оборотня только невыспавшийся эльф. Ну, а раз все равно стоим, пойдем и мы перекусим. Заодно и договорим, - вздохнул магистр.
   В небольшом зале придорожного кафе стояли несколько столов, заставленных грязной посудой. Допотопный вентилятор с шумом гонял воздух, хотя жара давно спала. Около самого входа красовалась большая лужа кетчупа с отдельными вкраплениями в виде пельменей. Посетителей не было, но никто не торопился убирать весь этот бардак. По тусторону стойки со скучающим видом сидели двое: щуплый человечек в большущих очках и верзила с закатанными рукавами, из-под которых проглядывали татуировки.
   Когда трое вошли в зал, верзила медленно, словно делал великое одолжение, стал убирать с одного стола посуду. Очевидно, он тут был официантом, а щуплый - поваром.
   - Заказывайте быстрее, - бросил верзила на ходу, унося посуду на кухню, - мы скоро закрываемся. Меню на столе.
   Нэш, прежде чем сесть, брезгливо вытер салфеткой стул и отодвинул от себя солонку с одинокой мухой внутри. Муха была еще жива и еле-еле шевелила лапками, не в силах перевернуться со спины.
   К его удивлению, эльф и оборотень начали с интересом изучать меню, словно бы не замечая всех этих мелочей.
   - Зачем мы в этом гадюшнике остановились? - спросил их Нэш. - Можно было и поприличнее место выбрать.
   - Все относительно, мой юный друг, - сказал эльф. - По сравнению с таверной в средние века - это первый класс. Гурсулу нужно обязательно поесть, он много сил затратил, да и рана тоже сказывается. Да и другая причина есть - место малозаметное.
   - Я думал, на оборотнях все заживает... - запнулся Нэш, не решаясь договорить: "как на собаке". Вдруг обидиться?
   - ...как на собаке? - с улыбкой подхватил Гурсул. - Так-то оно так, но возможно только в животной форме. А тут еще эльфийский кинжал этот... И сейчас для восстановления мне нужно много энергии и белка.
   - Что будем заказывать? - подошел к столу официант.
   - Я буду омлет и ... - начал было магистр.
   - Омлет уже кончился, - невозмутимо перебил его официант, - есть только отбивные, ватрушки, котлеты и заливное.
   - А выпить что есть? - спросил его оборотень.
   Официант посмотрел на них одобрительно и ответил уже несколько более любезно:
   - Водочка и пиво разливное, холодное.
   - Мне две порции отбивных, прожаривать особо не стоит, и двести грамм, - выбрал оборотень, - два чая и две ватрушки.
   Эльф с Нэшем заказали то же самое, но на двоих, и официант удалился на кухню, что-то бубня себе под нос.
   - Пока гарсон трудится, - сказал магистр, - продолжим нашу беседу. Итак, мы разобрались, почему для этой операции выбрали именно вас. С этим все ясно?
   - Вроде бы все, - пожал плечами Нэш, - вот только не совсем понятно, зачем надо было такой огород городить именно с этим проектом.
   - Вот это уже наших рук дело, я имею в виду эльфов и оборотней. Первоначально тебя собирались отозвать, как только выполнишь свою часть работы. И доводили бы план до конца уже другие исполнители. Но мы подумали: если оставить претворять его в жизнь тебя, то шансов, что он будет выполнен, больше. Часть информации ты шиваистким выродкам слил, причем она почти правдоподобна, конечной же цели они так и не знают.
   - Конечной цели плана, как выяснилось, не знаю и я, - угрюмо заметил Нэш.
   - Ну вот, индийцы теперь временно затаятся, а если и выйдут на тебя снова, что очень сомнительно, то ты для них уже почти как свой и интересен разве что как объект вербовки. Ведь они думают, будто все, что ты знаешь, ты им и так уже рассказал. Словом, ничего неожиданного от тебя они не ждут, да и, повторю, я лично полагаю, что рисковать так сильно второй раз они уже не будут.
   - То есть работу над проектом продолжу я? - недоверчиво спросил Нэш. - А вам-то какая от этого выгода? И еще - как я теперь буду взаимодействовать с русскими? Ведь для них я тоже пропал неведомо куда и как. Что с этим-то делать? Легенду надо менять, а то и облик мне другой делать. Но тогда все те писатели, с которыми я как представитель издательства договаривался, меня не узнают.
   - Отвечаю по порядку. Некоторые иерархи "Расы" и впрямь хотели вывести тебя из игры, но большинство решило, что лучше тебя оставить. А конкретно мы, эльфы, скажем так, провели кое-какие расчеты и доказали, что выполнять задание дальше лучше всего именно тебе. Что же касается организации твоего "возвращения к людям", то есть на этот счет кое-какие мысли. Но об этом поговорим не здесь и не в этом составе.
   - Все-то вы чего-нибудь не договариваете, причем в самых интересных местах. Ну да ладно. Вы мне вот что объясните: в чем все-таки ваш интерес оставить меня в деле? Ведь есть у вас, явно есть какой-то особый интерес, если вы решились возразить верхушке "Расы".
   - А это уже наше дело, молодой человек, - вмешался в разговор молчавший до этого оборотень. - Может, для нас этот проект очень важен на будущее. И вообще у каждого свой интерес. Небось, ты тоже не за одну идею здесь задницу рвешь.
   - Работа такая, вот и рву, - ответил ему Нэш.
   Конечно, Нэш и сам иногда думал, зачем он встревает куда-то, как с этим заданием, например. Не то чтобы он не верил тому, что узнал еще со времен спецшколы. Верил и понимал, что работает не зря. Но удовлетворения это понимание не приносило, оставалась в душе какая-то заноза, которая иногда давала о себе знать, как вот сейчас, когда узнал, что его попросту использовали.
   - Ладно, Гурсул, не дави на него, - сказал оборотню эльф, - ему сейчас и без тебя паршиво. Видишь, в какую заваруху попал.
   - Подумаешь, - махнул рукой оборотень. - Мы в свое время и не в такие переделки попадали. Я помню, как меня в какой-то португальской деревушке однажды чуть не взяли. Загнали нас с другом в старый сарай, а вокруг сарая Круг Власти начертили. Был среди них маг опытный, из инквизиции. Короче, загнали и подожгли сарай! Вот это была заваруха!
   - Как выбрался-то? - спросил Нэш. - Спас кто?
   - А, неважно, я это к тому, что времена веселые были, не то, что сейчас. Черт, что он там, заснул?
   Словно услышав оборотня, из кухни вышел официант, неся на подносе заказ.
   Гурсул сразу же накинулся на еду, чуть ли не руками хватая отбивные и останавливаясь лишь для того, чтобы запить их водкой.
   - Ну а дальше-то мне что все-таки делать? - спросил у эльфа Нэш, поглядывая на то, как насыщается оборотень. - Как себя вести?
   - Как обычно, - невозмутимо ответил магистр. - Можете продолжать свои контакты с этой организацией, которая виртуальными реальностями занимается. Легенду в подробностях мы вам еще передадим, а в общих чертах - достали-таки вас именно индийцы. А потом их повязали эфэсбэшники - оказалось, эти сыны Индостана уже засветились на своем интересе к российским разработкам в области программирования и прикладной математики, и их решили взять. Ну, заодно и вас освободили. О соответствующих подтверждениях в ФСБ мы уже позаботились. Вплоть до того, что поначалу, на первом, так сказать, уровне интереса будет представлена версия о произошедшей по тому адресу разборке наркодилеров и только при более глубоком интересе всплывет совместная спецоперация управления "Р" и шестого главка ФСБ, прикрытая легендой. Ну да ладно, об этом тоже потом и не здесь. А вы, кстати говоря, не забудьте послать уже новому своему куратору - старый-то, сами понимаете, спекся - подробный отчет обо всех последних событиях.
   - Угу, и не забудь там описать, как я за твою жизнь дрался с одним из самых сильных боевых магов в мире, - сглотнув кусок отбивной, вставил оборотень.
   - А вы куда сейчас? - спросил Нэш. - Или мне знать нельзя?
   - Большая часть наших вернется назад, - пожал плечами магистр, - ну, а мы еще здесь покрутимся для организации твоего прикрытия. Да и так, на всякий случай.
   - Уф, хорошо пошло, - откидываясь на спинку стула, сказал оборотень, - хоть эти отбивные и жесткие, как подметки, но под водочку терпимо.
   - Ну и как, рана все еще болит? - спросил эльф.
   - Уже нет, только чешется немного, - махнул рукой Гурсул, - зато мага этого порвал буквально как тузик грелку! Тот даже пикнуть не успел!
   - Это потому, что я его перед тем транквилизатором уколол, - заметил Нэш. - А так он силен просто чудовищно - как маг может даже локально изменять силу гравитации, а в рукопашной использует какую-то необычную манеру ведения боя, основанную одновременно на поражении уязвимых точек и захвате внимания. Буквально транс наводит своими движениями. Да и ножичек у него был знатный. Короче, если бы не действие транквилизатора, то еще большой вопрос, кто бы там кого порвал.
   - Ха! Кинжал у него действительно был не простой, иначе у меня от раны уже и следа бы не осталось. А остальное все фигня! Да если я прыгнул, меня уже ничто не остановит! - разошелся Гурсул. Видимо, ранение все-таки сказалось и выпитая водка, которую, будучи в своем обычном состоянии, оборотни могли лакать литрами, сейчас ударила ему в голову.
   - Оборотня может остановить только другой оборотень! - заявил он слишком громко. Правда, тут же спохватился и, понизив голос, добавил. - Если бы ты видел наши ритуальные схватки! Мы трансформируемся в волков, медведей или тигров и часами кружим друг вокруг друга, выискивая слабые места. А потом - р-р-раз, и два тела летят навстречу друг другу, уже в воздухе сталкиваясь и сплетаясь в один клубок!
   Одежда на Гурсуле стала угрожающе вздуваться, руки немного удлинились и начали покрываться волосяным покровом. Он начал трансформироваться! Даже речь у него изменилась, гласные растягивались, а буква "р" стала раскатисто множиться, переходя почти в рычание.
   - Все, мужики, кончай бузить, - официант вышел на шум, недвусмысленно держа в руках бейсбольную биту, видимо, хранящуюся специально для подобных случаев. - Выпили, пора и по домам расходится.
   - Молчи, человек, р-р-р, - не на шутку разошелся Гурсул. - Никто из вас, жалких людишек, не смеет указывать мне, что делать!
   - Ну, если уж его алкоголь все-таки зацепил, пиши пропало, - наклонился к Нэшу эльф. - Пока не подебоширит, не успокоится.
   - Зачем же вы тогда вообще ему водку пить разрешили? Знали ведь, как она на него действует! - опасливо отодвинулся от бьющего себя в грудь оборотня Нэш. - А вдруг он сейчас обернется, что тогда делать то будем?
   - Насчет того, что полностью обратится, не беспокойся - он хоть и буйный сейчас, но этот процесс контролирует. Это у них на уровне инстинкта, причем безусловного, - ответил эльф. И, хмурясь, добавил: - А насчет того, почему я ему пить разрешил... Когда мы пошли на штурм, один из оборотней погиб. Это был дальний родственник Гурсула. Один из индийцев из автомата с глушителем стрелял, и каждая третья пуля в магазине была серебряная. Как потом узнали... Так что ему сейчас разрядка нужна. Кстати, ты, смотри, сам тоже не нарывайся. Он во гневе парень горячий.
   "Конечно, с пьяным оборотнем я сегодня еще не дрался. Только этого мне и не хватало для полного комплекта", - подумал Нэш.
   - Жалкие и никчемные людишки! - продолжал бушевать Гурсул. - Вы слабые и трусливые существа, кровь сотен из вас я пробовал, разрывая вас на куски! Но вас слишком много, и только в этом все ваше преимущество.
   - Э, мужики, - опасливо пятясь, обратился к ним официант, - забирайте своего клоуна пьяного и валите отсюда. А не то сейчас милицию вызову.
   Гурсул начал опрокидывать стоящие рядом столы, и швырять во все стороны стулья, не обращая на официанта ровным счетом никакого внимания. Одежда на оборотне уже лопнула на спине, руки вздулись мышцами, а лицо начинало все больше искажаться яростью.
   - Е-мое... - обалдело прошептал верзила и, уже не думая утихомиривать буйного клиента, тихонько шмыгнул на кухню.
   А на смену ему из кухни вышел маленький и щуплый повар в очках с толстенными стеклами, делавших его похожим на глубоководную рыбу.
   - Хватит шуметь, - твердо сказал он оборотню, - или выпрем вас отсюда силой.
   - Ну-ка попробуйте, - недобро оскалился Гурсул. - Если получиться.
   - И пробовать не буду, - ответил повар и крикнул официанту: - Миша! Выводи Годзиллу!
   - Вот, Иваныч, привел! - радостно объявил официант, ведя на зажатом в правой руке поводке - в левой он продолжал сжимать биту - чудовищных размеров кавказскую овчарку. - Голодная, в самый раз.
   Однако собака, до того злобно рычавшая и рвавшаяся с поводка, нюхнув воздух и взглянув на Гурсула, вдруг поджала хвост и, развернувшись, спряталась за спину официанта.
   - Ты чего, Годзилла? - с удивлением спросил тот у испуганной собаки. - Иваныч, ты глянь, она боится!
   - Не получается? - глумливо поинтересовался оборотень. - А вы без собаки попробуйте.
   - И попробуем, - буркнул официант. - Только не мы, а менты. Я уже вызвал, скоро приедут. Так что вы, мужики, сами напросились и пеняйте теперь только на себя, если сейчас же не уберетесь.
   Но Гурсул убираться явно не собирался, а наоборот, медленно и страшно пошел на официанта. Тот попятился, но, когда уперся спиной в стену, вскрикнул и со всего размаху ударил оборотня по голове битой. К удивлению официанта, тот лишь потряс головой, словно его стукнули воздушным шариком, а не тяжелой и прочной палкой.
   - Обкурился, наверное, сволочь, - пробормотал официант и начал наносить удары с такой силой, что каждым можно было завалить бычка.
   Оборотень некоторые из них отбивал рукой, другие же вообще пропускал, словно это были укусы комара. Но тут повар, стоящий до этого неподвижно, схватил поднос и со всего размаху заехал его острым краем оборотню куда-то в область шеи. И этот отчаянный выпад произвел просто поразительное действие - Гурсул, явно забавлявшийся возней с официантом и даже не обращавший внимания на тщедушного повара, вдруг дернулся, словно его стукнуло током, и как подкошенный рухнул на пол.
   Повар недоуменно посмотрел на поднос, на лежащее у его ног тело, и на эльфа:
   - Забирайте вашего психа и валите отсюда. Но только сначала заплатите за разбитую посуду и столы.
   Нэш ожидал, что эльф сейчас просто убьет этого нахала, но магистр молча достал деньги и, не считая, протянул повару. После этого Нэш помог эльфу поднять оборотня, вдвоем они вынесли того на улицу и не без труда впихнули на заднее сиденье машины. Сами сели вперед, и некоторое время, пока магистр Эон выруливал через переулки, чтобы не столкнуться с ментами, - а вдруг официант их и впрямь вызвал, - молчали. Первым нарушил тишину эльф.
   - Об этом инциденте лучше в отчете не упоминать, - медленно проговорил он. - У оборотней на шее есть точка, где близко к коже проходит нерв, удар по которому блокирует дыхательный центр мозга. Так что если точно знать это место и успеть нанести удар, то любого оборотня в человеческом обличье можно вырубить. Повезло этому повару, что так попал. Ну, а в зверином - нерв уходит гораздо глубже, и до него уже сквозь мышцы не достать. М-да... Расстроится наш Гурсул, когда узнает, как его вырубили, ну да сам виноват - нечего было буянить.
   - Это точно, - Нэш в душе был доволен, что оборотня проучили. Все-таки заносчивость по отношению к человеческой расе раздражала даже его, для которого эльфы и оборотни были союзниками, а теперь еще и спасителями. Вот только... Спасти-то они его спасли, да ведь сделано это было не столько ради него самого, сколько ради некой их собственной цели, одним из важным элементов которой он являлся. А когда перестанет быть таковым, то совсем даже не обязательно, что и тогда, случись что, они также придут ему на помощь. Вот же дерьмо...
   Эльф довез Нэша почти до центра и, прежде чем распрощаться, завел уазик в один из небольших, очевидно, заранее присмотренных пустынных дворов. Поставив машину так, чтобы не пропустить появление нежелательных наблюдателей, провел ряд процедур, внедряя в сознание и подсознание Нэша образы легенды для прикрытия того периода времени, которое Нэш провел у индийцев. В очередной раз столкнувшись с эльфийской магией, Нэш поразился ее мощи - теперь даже для него самого внедренные эльфом образы и то, что было на самом деле, практически сравнялись по яркости воспоминаний. Впрочем, кое-что, например сцены захвата, боя с адептом Шивы и некоторые другие, были созданы из натуральных воспоминаний Нэша путем смещения их во времени или устранения одних и добавления других элементов антуража происходившего. Проделав все это, а заодно несколько подлечив Нэша, убрав целый ряд синяков, расположенных в зонах особо опасных марм, магистр Эон вновь вывел машину на улицу и спустя еще пятнадцать минут, пожелав удачи, высадил Нэша у ближайшей станции метро.
   В голове у того царил полный сумбур, вся накопленная за последние дни усталость навалилась на плечи, и хотелось только одного: помыться, выпить горячего чаю с медом и лечь спать. В голове вертелась мысль о необходимости составить отчет, но, стоило только подумать о том, что для этого надо сделать, становилось плохо. А тут еще проблема с возвращением в контору Димона. Что он скажет тому о своем отсутствии? Легенда легендой, факты фактами, но важно ведь и то, насколько правдоподобно он сумеет все рассказать. Причем Нэш не исключал и того, что его могут потащить на полиграф. Тем более что у русских есть весьма эффективные наработки в этой области. Ну да делать нечего, надо возвращаться.
   Дмитрий сидел в квартире и ждал звонка. Его посадили дожидаться возвращения похищенного, хотя шансов, что тот так вот запросто вернется, было мало. Но приказ есть приказ, и теперь Димон лежал на диване и переключал каналы телевизора, не зная, на чем остановиться. Наконец он выбрал какой-то фэнтезийный фильм: злой оборотень насмерть бился с человеком и эльфом, сталь против клыка, хитрость против доблести. Оборотень был очень большой и страшный, он страшно рычал и даже ранил эльфа, которого самоотверженно защищал человек. Внезапно в дверь позвонили, и Димон вскочил как ужаленный. Уже подходя к двери и поворачивая замок, он подозревал, кого увидит. Но представшая перед ним картина просто поразила: опираясь на косяк двери, перед ним стоял Андрей, однако в весьма странном виде. Он был смертельно пьян, а в руках у него была початая бутылка водки.
   - Приэт...ик... - еле ворочая языком, сказал Андрей, - перепил... немного... Тут такое дело... Короче, можешь меня... п-поздравить... со вторым днем рождения... Вот... - и он рухнул на руки Димона, но бутылку при этом не выпустил.
   - Понятно, - затаскивая уже бесчувственное тело в квартиру, сказал Димон. - Следуем по маршруту ванная - кровать, всем пристегнуться.
   Усадив Андрея на стоящий в прихожей стул и прислонив к стене, он взял в руки трубку телефона и, набрав номер, произнес: "Явился наш путник. Несет какую-то чушь про свой второй день рождения. Вы бы пробили по базам, какие и где были сегодня происшествия. Может, хоть поймем, как то, что с ним случилось, отражено в оперативных сводках. А его я спросить не могу, поскольку он пьян в стельку и сейчас вообще отключился. Все, до связи".
   - Ну ладно, страдалец, давай раздеваться, - проворчал Димон и начал стаскивать с Андрея ботинки.
  
   Глава тринадцатая
  
   - Я ему записку оставил, - сказал Димон своему шефу, - мол, поехал на работу, скоро вернусь, рассол огуречный в холодильнике, стопка водки там же.
   В кабинете собрались все участвующие в разработке проекта и под руководством Бориса Васильевича обмозговывали, откуда и, главное, зачем вдруг появился исчезнувший было Андрей. Самое странное, что все попытки найти его не увенчались успехом и развернутые масштабные оперативные действия ничего не дали. Подняли всех, кого смогли, - пограничников, милицию, врачей, задействовали связи в криминальных кругах - и все напрасно. Целые сутки проработали вхолостую, а тут вдруг нате-здрасьте, исчезнувший сам появился. Живой, правда, с синяками и пьяный в стельку, да еще несет что-то странное про второй день рождения. Шеф нарисовал на бумаге кучу схем, но ничего реально объясняющего, где пропадал исчезнувший объект разработки и почему он сам вернулся, в этих схемах не было, а ведь вскоре придется идти на доклад к начальству. Ему ведь схемы не покажешь, ему версия нужна, хотя бы в первом приближении.
   - Ты у него ничего не спрашивал? - поинтересовался у Димона шеф.
   - А как спрашивать-то? - удивился тот. - Он же лыка не вязал, я его в душ еле завел - к стенке прислонить пришлось, а потом спать уложил. И все.
   - А он вправду пьяный был? - с сомнением в голосе спросил Михалыч, ответственный за наружку. - Может, прикинулся? Правда, не знаю, на кой ляд ему это надо, но...
   - Анализ крови у него не брал, - пожал плечами Димон, - но и без того было видно, что клиент находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Утром в комнате так перегаром несло, что хоть святых выноси. Да и помятый он весь какой-то - ссадины, царапины, несколько синяков весьма приличных...
   - Ничего подозрительного у него с собой не было? - не поднимая головы от листа бумаги с очередной схемой, спросил шеф. - Ну, я не знаю - что-то необычное в одежде, какие-то вещи в карманах...
   - Ага, в руках автомат, за спиной парашют, в сумке рация, на ногах лыжи, - съязвил Димон. - И в карманах по мелочи - золото, валюта, наркотики и взрыватель от ядерной бомбы.
   - Отставить шутки! - рявкнул Борис Васильевич. - Я серьезно спрашиваю, не заметил ли ты чего-либо необычного.
   - Ну, если серьезно, - проговорил Димон, - то кое-что, может, и удастся узнать. Я у него соскреб грязь с одежды - были там какие-то пятна подозрительные, на кровь вроде не похоже. С обуви образцы тоже взял. И даже капли мочи умудрился собрать, когда я его, прошу прошения за натурализм, в туалет водил - он сам бы не дошел, а мочиться уже начал. Все образцы сдал с утра в лабораторию. Заодно, кстати, проверим, что он пил и сколько.
   - Негусто, но хоть какая-то зацепка, что ж ты сразу не сказал-то, - уже более миролюбиво произнес шеф. - Получается, нужно ждать, пока анализы сделают. Ты вот что, Дмитрий, особо к нему с расспросами не приставай. Пока! Но взбучку устрой. Ну и Марину подключить можно. Может, ей что удастся из него вытянуть... Попробовать стоит.
   - Хорошо, - кивнула Марина, - позвоню ему через день-другой, поинтересуюсь, как у него здоровье после того припадка.
   - Отличная идея, - похвалил ее шеф, - сходите куда-нибудь, кино, мороженое ну и так далее... А то он все с одним только Дмитрием болтается. - И снова спросил у Димона: - Так ты все-таки у него ничего необычного не заметил?
   - Да говорю же, нет. Хотя... Есть небольшая странность - синяки у него так расположены, словно он дрался. У меня глаз на это наметан. Но просто драться-то он мог где угодно и с кем угодно, да вот только, кроме обычных синяков, на ударных поверхностях у него были почти незаметные небольшие гематомы в районах точек марма-ади. Я бы скорее всего вообще их не заметил, да только, увидев состояние клиента, невольно включился в режим лечения, и вот тут почувствовал, что в этих местах есть нарушения. Причем уже скорректированные - то ли он сам залечивал, то ли ему помогли. Ну и стал присматриваться. И вот ведь что интересно - большинство этих почти сошедших гематом было в областях пересечения йоги-марм - точек тонкого тела - со стхула-мармами - точками физического тела. А все остальные подобные гематомы были в областях так называемых точек садьяхпранахара, паду мармы или кула мармы. Если воздействовать на них в определенное время суток и лунного цикла, это может привести к наступлению смерти того, с кем это проделали, самое большее через семь дней. Так что дрался наш клиент не на жизнь, а на смерть. И противник у него был мастер, каких поискать. Похоже, объект разработки опять столкнулся с индийцами, причем столкнулся серьезно - техникой марма-ади владеют лишь немногие мастера каллари-ппаятта, ади-хай пидутам, варма-калаи, вишапати и мукки-бази. Систем, замечу, и без того малоизвестных за пределами Индии. Ну а знания марма-ади и вообще передают лишь избранным ученикам. Если допустить, что Андрей тоже непонаслышке знает про индийские боевые системы, тогда это может быть одним из объяснений его бормотания про второй день рождения. Если бы ему не удалось защититься, то, боюсь, даже наши целители могли бы не успеть его спасти.
   - И он еще говорит, что ничего необычного не заметил! - взвился шеф. - А вдруг он не ото всего смог защититься? Да Андрея этого срочно надо под любым предлогом тащить в наш медцентр и обследовать по полной программе. А то, не дай Бог, помрет еще. Хорош ты, нечего сказать - такие вещи из тебя выуживать приходится. Это же конкретная версия получается...
   - Виноват... Просто тут все так сразу навалилось, что у меня и впрямь только сейчас, после ваших вопросов, вдруг это в голове склеилось. Я же все-таки не мастер этой самой марма-ади. Знаю лишь в пределах необходимого, чтобы отбиться от этой напасти в технике маятника и СПАСа, если, не дай Бог, придется столкнуться с тем, кто ею владеет. Так что, если хотите подробнее именно с этим разобраться, надо наших учителей из центра подготовки привлечь - вот они и расскажут, а если надо, то и показать смогут. Кстати, если его все-таки достали, то они заодно и методы лечения смогут посоветовать.
   - Ладно, с этим разберемся. А что теперь по поводу его работы у нас? - спросил Михалыч. - Если сразу обратно примем без проверки, он ведь заподозрит... Потому как ненатурально это будет, не по понятиям. Мы ведь для него - крутые бандиты под крышей у какой-то из спецслужб. Так что если мы его никак не станем проверять, это будет выглядеть очень странно. Короче, надо придумывать, как мы его обратно на фирму вводить будем.
   - Пусть пока возьмет отпуск небольшой, на несколько дней, - задумчиво ответил шеф, - для восстановления здоровья, раз он помятый такой. Да и медикам его покажем. А мы тем временем придумаем, что да как. Только уж ты, Михалыч, смотри не упусти его еще раз. А то у всех твоих хлопцев башки поотрывают. Причем не я, а те, кто повыше сидит и подальше глядит.
   - Теперь все, сопровождение обеспечим по максимуму, - прижал руку к сердцу начальник наружки, - но, само собой, незаметно. Может, передатчик ему в одежду внедрить?
   - Вот это лишнее, - возразил Димон. - Если он его найдет, а этого полностью исключить нельзя, тогда подозрение сразу на меня ляжет.
   - Так все-таки, - заговорила Мария Викторовна, до этого момента молчавшая, - где он мог пропадать? Если и впрямь его умыкнули индийцы, то неужели ему удалось от них так вот самому вырваться?
   - Не думаю, - покачал головой шеф. - Если уж те без сучка без задоринки сумели произвести его захват, то просто так упустить... Слишком маловероятно. Я думаю, ему кто-то помог. Скорее всего свои, из "Расы".
   - То есть у нас под носом еще и их боевая группа шурует? - спросил Михалыч. - Что-то тесновато у нас в городе стало... Они же его и пасти могут для страховки.
   - Если у них было столкновение, - медленно произнес шеф, - то можно по сводкам за прошедшие дни поискать. Явления необычные или еще что-то...не знаю толком. Дмитрий, пока твой клиент будет отдыхать, проработай-ка этот пунктик. И Марию Викторовну привлеки, может, она что почует.
   - Чуют собаки, - пошутила та, - а я ощущаю.
   - Ну что же, - уже довольным тоном произнес шеф, - не все так безнадежно, как казалось. И всем работа нашлась. А я на доклад к боссам.
   На самом деле Борис Васильевич, после того как все вышли из кабинета, не был так радостно настроен. Вселив заряд бодрости в сотрудников, сам он обхватил голову руками и задумался.
   Вся эта операция почти с самого начала развивалась не так, как ему представлялось при ее разработке. Основная цель - выяснить, чего же надо этому то ли резиденту, то ли особо уполномоченному посланнику "Расы" в России, - пока даже не вырисовывалась. Ситуация выходила из-под контроля, толку от наблюдения - ноль. Еженедельные отчеты перед начальством выглядели слабовато, объект контактировал с тем-то и там-то, контакты прорабатываются. Новой информации нет. А тут еще все эти погони и непонятные возвращения... Не было схемы или системы во всем, что делал фигурант разработки. И иногда Борис Васильевич даже подумывал, не взять ли этого лже-Андрея, пока не поздно, да и не допросить по всем правилам науки - с использованием нейросканеров, ЯМР-томографа, психосемантического резонатора и разных хитрых фармакологических препаратов. Конечно, игры в этом случае уже не получится, ну да к чертям все эти игры, зато так будет надежнее. Но, подумав, он отбросил эту возможность. Ведь может оказаться, что этот парень и сам не все знает, а может, и вообще используется втемную в операции прикрытия - для отвлечения внимания их Братства, возможно, и еще каких-то структур (вон те же шиваисты чего творят прямо у них под носом) от какой-то основной акции. А тогда весь этот допрос тоже ничего не даст. Такое простительно неопытному новичку, впервые выполняющему задание, но не опытному и бывалому спецу, руководителю службы. И фактически это будет их, нет, прежде всего лично его как руководителя операции признание в слабости и в неумении выполнять свою работу. И какой он тогда, свинье под хвост, начальник контрразведки Братства! Неужели потерял хватку и пора ему переходит в консультанты или, проще говоря, на пенсию?
  
   Голова у Нэша продолжала болеть со вчерашнего дня. В ней словно завелся какой-то шахтер, который методично долбил затылок при малейшем движении. Даже несмотря на повышенный иммунитет к химическим веществам, лошадиная доза водки, выпитая накануне, просто разбила организм. Наверное, действие алкоголя легло на остаточное возбуждение от всего случившегося - и вот результат, в прямом смысле слова, налицо. Встав с кровати и пошатываясь, он пошел на кухню. Пробежав глазами записку на столе, оставленную Димоном, открыл холодильник, достал банку с мутным рассолом и рюмку водки. Переборов рвотный рефлекс, залпом опрокинул в себя содержимое рюмки, сделал пару глотков прямо из банки. Руки дрожали. Когда рассол с водкой перемешались внутри, Нэш прислушался к своему желудку - тот поурчал, но брыкаться не стал, хотя принятая смесь продуктов и была непривычной.
   Опустошив в пару приемов полбанки, Нэш пошел в ванную.
   Стоя под теплым (только идиот после алкогольного отравления станет дополнительно сужать сосуды под холодным) душем, он постепенно приходил в себя. "Все-таки полезная вещь душ после хорошей пьянки", - мимоходом подумал Нэш. Движущаяся вода энергетику приводит в баланс, да и расширяются от тепла сосуды, сузившиеся после распада алкоголя в крови.
   Боль в голове понемногу утихала, и можно было подумать о ближайшем будущем. Димону он собирался изложить наскоро придуманную версию, пусть сырую и шитую белыми нитками, но вполне правдоподобную. Не будет же Димон прямо сейчас, сразу, пытать у него, где, с кем и почему так долго пил. Ну, встретил после конференции знакомого на улице, старого приятеля еще с институтских времен. Тот уже и жениться успел, и ребенка заиметь, и развестись. А сейчас фирма, в которой тот работает, купила какую-то фирму на Украине, и приятеля направили работать туда. Так что и здесь он теперь вроде как в командировке. Ну, вот и решили, раз так судьба распорядилась, встретиться, посидеть сначала в ресторане где-нибудь, снять девочек, а потом завалить к тому домой, раз уж квартира пустая. Звонил, а как же, но было занято. Ну а когда вышли из кабака и пошли ловить тачку, то у самого кабака уж больно водилы цены ломили, так что решили отойти. И тут налетели какие-то типы в камуфле и масках, товарища сразу вырубили, а его стали крутить. Шарахнули электрошокером, дали по башке. Очнулся в чужой квартире. Пытали что-то насчет каких-то каналов поставки, наверное, наркоты. Видимо, спутали с кем-то. И как он их ни убеждал в этом, те не верили, а били. И уж когда собрались электротоком пытать, тут бах - двери с петель, в окна народ, пальба пошла, он на пол рухнул, чтобы не пристрелили. Упал как раз у окна. И пока все были заняты, а до него никому дела не было, он в окно увидел ствол дерева и ветки, по которым понял, что находится на втором, максимум третьем этаже. Ну и сиганул. Оказалось, этаж был вторым. Правда, под окном тоже какие-то типы на улице были, кричали ему что-то и даже стреляли, ну да он так перетрухал, что ломанулся за угол, а там арка оказалась, в которую как раз грузовик въезжал. Ну, он успел проскочить, а преследователей отсекло. Он из подворотни ломанулся через дорогу и во дворы. Поплутал еще, пока к метро не вышел. Хорошо хоть, стольник в кармане брюк за подкладкой завалялся и его те перцы не нашли - купил билет и поехал сюда. А по дороге начало колбасить, ну, он на выходе и купил водки. И не смог удержаться, сразу выпил. Так развезло - еле дошел. Это, наверное, нервное. И вот он тут.
   Про то, что по легенде боестолкновение происходило между ФСБ и индийцами, Нэш решил пока ничего не говорить - незачем Димону и его руководству жизнь облегчать, если копать начнут. Да и время это займет определенное. А когда потом его новые работодатели все-таки нароют (а эти нароют точно!) то, что подбросил в легенду его прикрытия магистр Эон, и пристанут к нему с расспросами, почему, мол, соврал, то он скажет, что, во-первых, боялся, что из-за этой непонятки его погонят с работы, которая уже успела ему понравится, а во-вторых, те, кто его освободил, после того, как его помурыжили и, узнав, кто он, где живет и порасспросив, почему давно не появлялся дома, отпустили, взяв подписку о невыезде, заодно посоветовали поменьше болтать. Вот он и соврал. В чем признается и теперь расскажет все как на духу. Все, что заложил ему в голову хитрый эльф. Кстати, о своих новых работодателях и о квартире, в которой сейчас живет, он ничего не сказал. Соврал, что тусовался у девчонки какой-то, которая его подцепила в "Кристалле"- да, именно она его, а не наоборот - и привезла к себе. А потом и увезла, когда ей кто-то позвонил - то ли родители, то ли муж - хрен его знает, он не интересовался. Заезжали в подземный гараж и выезжали из него, оба раза темно было, так что где она живет, он не знает. К тому же оба раза был навеселе.
   Да, сказочка в целом еще та получается, но, с другой стороны, чем проще, тем надежнее. Он это по своему опыту знал. Да и поди проверь, правда все это или нет. К тому же, если эльф сказал, что обеспечит легенду прикрытия, значит, обеспечит... Так что задача лишь в том, чтобы играть поестественнее. Правда, было в этой красивой байке одно слабое место - синяки на теле, которые наверняка видел Димон, когда запихивал его в душ. И поскольку тот знал кое-что про боевые системы Индии, то вполне мог заметить и те синяки, которые располагались в характерных точках садьяхпранахара. Хотя эльф и постарался прежде всего убрать именно эти гематомы, да только кое-какие следы все ж таки остались. И если Димон их заметил и сделал выводы, то есть шанс, что новые работодатели потащат Нэша на полиграф. Ну да, на сей счет в "Расе" тоже имелись кое-какие наработки, которые при прощании и применил к нему эльф. Правда, тогда его все равно расколют быстрее, ну да в принципе это ведь без разницы, когда они выйдут на уже готовую легенду. Так что из-за этого тоже переживать особо не стоило.
   Привычным усилием он сосредоточил внимание на своем организме и запустил программу восстановления. Хотя следовало признать, что и рассол с небольшой порцией водки оказали живительное действие. Не то чтобы он пришел в себя полностью, но мутило уже не так, да и голова перестала болеть. Если сильно не напрягаться. Поэтому, чтобы не забивать голову не нужными и вредными во всех смыслах для самочувствия мыслями, Нэш заварил себе зеленый чай, сел перед телевизором, и, периодически прихлебывая из большой кружки, стал смотреть очередную серию идиотского реалити-шоу про похождения молодых балбесов (и балбесок). А запущенная в организме программа уже начала стимулировать одни органы и успокаивать другие, способствуя ускорению очищения организма. Так что оставалось только ждать.
   Шоу оказалось настолько бессмысленным, что Нэш едва смог просмотреть его десять минут. Переключив программу, он остановил было свое внимание на каком-то телефильме. Но и тот спустя некоторое время не оправдал надежд - оказалось, что почти все действие этого фильма заключалось в диалогах героев. И уже через пять минут просмотра Нэш приблизительно представлял себе все тонкости взаимоотношений главных лиц. А еще через три минуты он примерно догадался о развитии сюжета, включая финал. Пощелкав пультом и наткнувшись на пару еще каких-то нудных сериалов, Нэш выключил телевизор. Да, днем в России по телевидению смотреть было просто нечего. Разве что слушать концерты по каналу "Культура". Но этого сейчас ему не хотелось.
   Дождаться Димона надо обязательно, и поэтому уходить нельзя, а занять себя совершенно нечем. Тем более что книг в квартире не оказалось, если не считать телефонного справочника и старого издания русско-английского словаря. Лезть же в стоящий на столе комп Нэш не стал - и без того у Димона и его начальства хватало поводов для недовольства поведением нового сотрудника. Походив по комнатам, он от нечего делать стал рассматривать интерьер. Нэш припомнил, что в спецшколе им давали задание по обстановке описать портрет живущего в ней человека. Можно было освежить навыки, пока хозяин не пришел, тем более что раньше он здесь толком-то и не осмотрелся - почти все время пришлось проводить вне квартиры.
   Начал он с санузла как с самой важной части. Но тут же и закончил - все было стандартно и безлико. Ни тебе ковриков, ни постеров с девушками, полотенца одноцветные, как в больнице.
   На кухне проглядывали кое-какие следы. Под потолком висела деревянная птица счастья, покачивая резными крыльями. Подоконник оккупировало целое семейство кактусов, растений неприхотливых и вроде бы способных нормализовать энергетический фон.
   Безликая квартирка получалась у Димона. Никакая. Во всяком нормальном жилище должна проявляться индивидуальность живущего в ней человека - обои там причудливой раскраски, фигурка резная, купленная в экзотическом месте, или другие штрихи, способные порой многое рассказать о хозяине жилища. Нэш припомнил, что даже в спецшколе, где все было, как под копирку, и то каждый из воспитанников старался хоть чем-нибудь да выделиться в убранстве своего жилища. Зачастую это заканчивалось наказанием со стороны воспитателей и, например, сриванием рисунка со стены. Но все равно через некоторое время появлялось что-нибудь другое. К концу курса воспитатели смотрели сквозь пальцы на эти шалости, только если уж совсем кто отличится, красотку голую повесит или, наоборот, символ какой магический, тогда вмешивались. Закончить размышления Нэшу не дал звук открывающейся двери.
   - Отдыхаем, значит, - сказал вошедший Димон. - Как голова? Болит? Лекарства мои из холодильника принял?
   - Принял, помогли. Башка почти уже не болит, - ответил Нэш, - так, мутит еще немного.
   - Что же ты, Андрюха, - качая головой, наставительно произнес Димон, - исчез почти на два дня, ни слуху, ни духу, я уже волноваться начал. А потом - здрастье вам, приплыл на автопилоте, как зомби. Нехорошо... Мы с ног сбились, хотели уже в милицию заявление писать.
   - Да ладно тебе, - махнул рукой Нэш, - как будто с тобой такого не бывало. Встретил друга, еще с институтских времен, он сейчас в разводе и работает на Украине, поэтому в Москве, считай, в командировке. Ради такого случая пошли к нему домой - жена с ребенком сейчас тоже в Хохляндии на каникулах, так что может себе позволить. Ну и загудели.
   Дальше Нэш кратко, но экспрессивно изложил Дмитрию заранее придуманную первичную легенду. Хорошо, успел смыться. А то если те, под окнами, были тоже бандюками из конкурирующей группировки наркоторговцев, то пришили бы, а если менты, то замели бы его хрен знает по какому делу - и пришлось бы доказывать, что он тут просто так мимо проходил. И вот он тут.
   - Прям боевик какой-то, - удивился Димон. - А кто схватил-то, не те ли, что тебя взять под Питером хотели? Индийцы?
   - Да хрен их разберет, лиц-то я не видел, - пожал плечами Нэш. - А говорили по-русски. Только при чем здесь какие-то каналы поставки? Не клеится.
   - Ладно, проехали. А вообще я тебе вот что скажу: любитель ты попадать в переделки, Андрюха, - вздохнул Димон. - И вот что меня удивляет: как же они взяли-то тебя? Я ж видел, как ты драться умеешь, так что знаю, что ты тоже тот еще хват.
   - Да очень просто. Пока один спереди, да еще двое с боков, тоже, скажу тебе, не мальчики для битья, загрузили по полной, сзади подкрался четвертый, да и ткнул электрошокером в шею, потом мешок на голову, а по мешку еще дали чем-то тяжелым - и я окончательно отключился, - ответил Нэш. - Кроме того, я к тому времени уже под таким градусом был, что как меня еще и бить-то пришлось, удивительно. Мне так казалось, дунуть достаточно было - и я сам упаду.
   - Да... Не знаю, что и делать, - задумался Димон. - Хотел тебе втык дать - шеф поручил, - да теперь передумал. Хотя история твоя, честно скажу, мутная. И, уж не обессудь, нам придется ее проверить. Сам понимаешь. А ты пока отдыхай, считай, больничный у тебя, причем полностью оплаченный - цени наше отношение. Только вот что: из дому пока ни ногой. Если тебе кто позвонит на мобильник, не сочти за труд известить меня. Если дела амурные - можешь, в принципе, пригласить сюда, я не против, но только, повторяю, чтобы я знал, кто она и как ты с ней познакомился. А то мне совсем не хочется, чтоб и мне мешок на голову и по башке. Короче, отдыхай пока физически и морально. А мы проверим, кто же это тебя и с кем перепутал.
   - Да я и сам хотел пару дней отдохнуть, если честно, - смущенно улыбнулся Нэш. - Хотел еще спросить, можно ли.
   - Ну и отлично, - поддержал его Димон, - все равно в таком виде на работе появляться нельзя, в ссадинах весь, под глазом синяк какой-то неприличный... Ну ладно, утро вечера мудренее, а я пойду - и так специально на минутку заскочил. Бумаги кое-какие забыл... Вот черт, запропастились куда-то... Ага, вон они где... Так что придется тебе свободное время без меня проводить. На работе завал полный. А шефу я расскажу о твоем геройском поведении. Хотя, по моему мнению, невезучий ты какой-то. Или темнишь чего-то, и есть у каких-то хлопцев к тебе сильно козырный интерес. Пока.
   "Вот и отлично, мешать не будет", - подумал Нэш, а вслух сказал:
   - Пока. Не волнуйся, я все понял, из хаты ни ногой, а если что, сразу звоню тебе. Только есть одна проблемка - у меня после случившегося что-то типа слабой клаустрофобии развилось. Если совсем припрет, можно будет хоть на полчаса выйти до ближайшего кафе - не пожрать, а стресс снять? Что скажешь?
   Димон на мгновение задумался:
   - Насчет прогулок - лучше не надо, но если уж совсем прижмет эта твоя клаустрофобия, то черт с тобой. Только не больше чем на полчаса и поблизости. И перед этим позвони мне - я попробую ребят прислать, чтобы за тобой присмотрели на всякий случай. Ну, а если не получится, то постарайся быть в людных местах. И если уж припрет выйти, то сделай это днем. А если есть девушка знакомая, то лучше пригласи ее погулять. Дойдет до секса - вези сюда. Здесь хоть соседи знакомые. Так что можешь, если, не дай Бог, что случится, звать на помощь. И вообще можно обращаться, если вдруг что. Я их уже предупредил, что у меня приятель поселился на время. Ну все, я полетел. Пока, пока...
   - Пока, - кивнул Нэш. - Не переживай, я все понял, буду тише воды, ниже травы.
   - Да уж постарайся, - с сомнением произнес Дмитрий и вышел.
   Оказавшись в одиночестве, Нэш стал решать, как ему получше воспользоваться предоставленной относительной свободой. Все-таки отчет в центр нужно было послать, размышлял он. Хотя это и чистой воды формализм, поскольку когда эльф ковырялся у него в мозгах, внедряя легенду, то наверняка считал все воспоминания и уже напрямую передал их и новому куратору, и всем другим, кому полагалось об этом знать. Впрочем, выходить на связь все равно придется, потому что после всего случившегося ему наверняка уже передали какие-нибудь инструкции. Так что хочешь - не хочешь, а придется прогуляться до ближайшего присмотренного интернет-кафе. Но на этом все его действия на сегодня закончатся! Один день, и правда, следует отдохнуть. Сбросить напряжение, в конце концов. Например, с той же Мариной. Почему бы и нет? Двойная польза: и контакт наладить, и для личного, так сказать, удовольствия можно сблизиться. Одно другому не мешает. Так, теперь надо позвонить Дмитрию и предупредить. Сразу он ребят не пришлет, а я скажу, что после его ухода на меня накатило. Не позвонить нельзя, - а вдруг его новый шеф выставил за ним филера, причем так, что и Димон об этом не знает.
   Как он и ожидал, Дмитрий, услышав его просьбу выскочить из дома хотя бы на полчаса, виртуозно выматерил и Андрея, и его родственников, и клаустрофобию, и психические отклонения вообще и заявил, что прислать ему сопровождающих сегодня нет ну вообще никакой возможности, а посему пусть идет, раз уж так приспичило, но если что, то пенять будет только на себя - он его больше отмазывать не сможет, да и не станет.
   Выйдя на улицу, Нэш прогулочным шагом направился в сторону метро. Погода была в самый раз, солнце светило, но жарко не было, легкий ветерок разгонял выхлопные газы, не давая им застаиваться. В голову пришла неуместная мысль, что в такую погоду на пикник хорошо бы поехать. Или на шашлык, если по-местному.
   Навстречу как раз шла компания молодежи, судя по багажу, направляющаяся именно на шашлыки. Шампура, мешок угля и звенящие бутылки не оставляли на этот счет никаких сомнений. Одна из девушек в компании помахала рукой Нэшу и улыбнулась - видимо, у нее было хорошее настроение, а Нэш ей чем-то приглянулся.
   "Знала бы она, кто я такой и зачем здесь", - автоматически улыбнувшись и также махнув рукой ей в ответ, подумал он с неожиданной тоской.
   Еще в спецшколе им всем вбивали в голову, что обычные люди - это просто материал, из которого можно и нужно лепить будущее по лекалам Ордена. Завязывать по настоящему близкие отношения с людьми, не входящими в Орден, категорически запрещалось. И даже браки, которые у всех обычных людей, согласно поверью, заключались на небесах, для членов "Единой Расы" заключались в Ордене. За отступничество сурово наказывали, убивая не самого нарушившего правило члена Ордена, а объект его влечения. Так было с несколькими воспитанниками, которые тайно встречались с девушками. Самих же провинившихся после этого ограничили в возможности получения высших посвящений и перевели на работу в архив. Конечно, Нэш усвоил этот урок и во время работы в центре не позволял себе даже думать о том, что эти люди не просто марионетки и каждый из них - личность. Но сейчас, когда его бросили на оперативную работу, такие мысли периодически возникали. Вот и сейчас: ему улыбнулась эта милая девушка, а он уже переживает о том, какой конец может ее ожидать... Он же не эльф и не оборотень с их врожденным чувством превосходства. Он родился человеком, просто ему повезло (а так ли уж повезло-то?) получить доступ к древним знаниям и возможностям Ордена и стать лучше подготовленным. Но стал ли он от этого выше других людей? Может, именно из-за возникновения подобных мыслей и чувств оперативников после очередного проекта так часто отправляют на реабилитацию? Чтобы лишнюю дурь из головы вытрясти?
   Как это делается в ордене, Нэш представлял прекрасно. Из любого человека в медико-биологическом центре (название-то какое приличное придумали) могли за несколько дней сделать робота, запрограммированного на выполнение определенной задачи. Вот только на творческую работу такой болванчик становился уже не способен. Поэтому лучше уж у сотрудника будут возникать нежелательные вопросы, чем он пойдет слепо выполнять миссию, требующую филигранной психологической игры и изощренных просчетов поведения и уровня рефлексии противников и союзников.
   Глазея по сторонам, Нэш одновременно проверял, нет ли за ним хвоста. Повторного прокола, как с шиваистами, он больше допускать не собирался - хватит и одного такого позорного провала в его карьере. В следующий раз может ведь и не повезти, и "группа поддержки" прибудет с опозданием.
   Прямой слежки Нэш не замечал, но какое-то чувство тревожности все же было. Вполне мог и Димон страховать на всякий случай. Но к слежке Нэшу было не привыкать, наоборот, сразу голова начинает работать, ошибок меньше делаешь. Он поймал себя на мысли, что здесь, вроде бы на вражеской территории, он чувствует себя намного раскованнее, чем в ситуационно-аналитическом центре или тренировочном лагере "Расы". Здесь он сам себе хозяин, в определенных границах, конечно. А в родных пенатах ему приходилось все время следить за собой, выполнять поручения, подстраиваться под других.
   Интернет-кафе "Матрица", несмотря на свое название, было малоприметным. Располагалось оно между двумя магазинами, продуктовым и винным. Вроде бы удобное место - выпил, закусил и заодно в сети посерфинговал. Но если в магазины постоянно кто-то входил-выходил, то это интернет-кафе потоки людей обтекали, словно валун на речке. Администратор, молодая девица с ярко-фиолетовыми волосами, окинула пристальным взглядом вошедшего Нэша и вернулась к экрану компа.
   Народу было совсем мало, два подростка яростно терзали джойстики, изредка отвлекаясь, чтобы на каком-то диком сленге поделиться впечатлениями. Нэш мельком взглянул на экран, заметив вспышки от выстрелов и брызги крови. "Продукты нашего воспитания и объекты дальнейшей работы по моему плану", - подумал он и прошел в зал.
   Сев в глубине зала, подальше от интернет-воинов, чтобы не думать о том, могут они увидеть, что он делает, или нет, Нэш зашел на один из популярных почтовых сайтов и просмотрел пришедшую на его имя почту. В ящике скопилась целая куча писем, большинство из которых было обычным спамом. Нэш его особо и не вычищал, потому что рекламные рассылки были отличной маскировкой, чтобы спрятать одно-два действительно нужных письма, внешне тоже выглядевших, как спам. Вот только, чтобы открыть прикрепленные к ним заархивированные файлы, требовалось знать пароль как архива, так и самих сжатых в нем вложений. Введя оба пароля, которые требовались для открытия файла, Нэш начал читать текст. Письмо было от нового куратора и содержало довольно много неожиданной информации. Еще раз кинув взгляд по сторонам, нет ли чего подозрительного, Нэш погрузился в чтение, одновременно запоминая содержание, поскольку второй раз письмо уже не откроется - архив самоуничтожится спустя полчаса после открытия.
   "Произошли некоторые изменения в ходе выполнения миссии. Часть работы уже выполнена - "крот" Ордена "Аватар Шивы" выявлен. Также благодаря вам вся деятельность этого Ордена на территории России была фактически дискредитирована. Они засвечены и перед местными спецслужбами, и, как мы рассчитываем, перед российскими тайными обществами. Это несомненный успех! Руководство высоко оценило Вашу самоотверженность, и после возвращения Вас ждет досрочное посвящение пятого уровня.
   Теперь об основной цели. Все ранее обозначенные установки не отменяются, но порядок приоритетов изменился. Усилия в первую очередь надо направить на установление контактов с лицами, список которых с их координатами приведен ниже. Все они в той или иной степени уже используются Орденом или на них имеются рычаги влияния. Можете также задействовать свои новые контакты, если уверены в их приемлемом уровне надежности. Активизация исполнения плана должна вестись по прежним направлениям: религия, СМИ, политика. Отчеты о проделанной работе шлите стандартным способом. Экстренными каналами связи пользуйтесь по мере оперативной необходимости".
   Запомнив имена и краткую информацию о каждом из указанных в письме людей, Нэш отправил короткий отчет, в конце которого, немного подумав, сделал приписку: "Более полную информацию, включая мои сенсорно-чувственные данные за время выполнения миссии, можно получить у магистра Эона, эльфа". Перечитав еще раз свое послание, он решил, что приписку сделал правильно - кто его знает, этого хитрого нелюдя, может, он вовсе никому ничего и не передал полностью из того, что считал в голове у него, Нэша, при внедрении туда легенды. Так что лучше подстраховаться. Отправив послание, Нэш закрыл почту и некоторое время сидел перед экраном, осмысливая прочитанное. А он еще удивлялся, что ему мало контактов дали перед отправкой на задание! Иерархи Ордена использовали его втемную для своих игр. Поэтому-то имена нужных людей ему лишь сейчас и сообщили. А раньше дали ровно столько данных, чтобы тем же шиваистам интересно было, но если те вдруг это из его, Нэша, головы все-таки вытащили, то особого вреда для Ордена не было бы. Ну да ладно, есть в случившемся и положительные моменты - пусть и вслепую, но пользу Ордену он принес. Прижать индийцев хотя бы на время - заслуга немалая. Теперь ему придется ударно поработать по основной теме. Как говорят в России, засучив рукава. Да, а он-то недавно размечтался, что здесь наконец стал самому себе хозяином. Была и еще одна проблема - в связи с полученным заданием ему придется меньше времени проводить на своем новом месте работы, что вряд ли понравится шефу. Разве что замутить что-нибудь связанное с Интернетом как новой формой электронных масс-медиа?
   Сидя перед монитором и размышляя, Нэш не забывал оценивать обстановку вокруг. Подростки все так же продолжали терзать оборудование, а вот девушка-администратор явно направлялась к нему. Она нерешительно встала недалеко от компа, за которым сидел Нэш, пригладила свои кричаще яркие волосы и старательно смотрела куда-то в сторону.
   - Уважаемая Елена, - прочел ее имя на бейджике Нэш, - я что-то не так сделал?
   Елена вспыхнула, чуть не затмив румянцем цвет своих волос, и решительно шагнула в сторону Нэша, держа в вытянутой руке небольшой постер.
   - Если вам не сложно, дайте автограф, - выпалила она, - а то я сижу и думаю: вы или не вы?
   На постере улыбался какой-то актер, сквозь лицо которого проступало название фильма - "Сумеречный Дозор". Лицо актера и впрямь было очень похоже на лицо Нэша, не точная копия, но во многом черты совпадали.
   - Подписать-то я подпишу, - ответил Нэш, - но только, боюсь, вы меня с кем-то спутали.
   - Как, вы разве не ....- разочарованно произнесла девушка. - Я думала, и правда вы - это он... Похожи очень, я сразу заметила, как вошли. Извините.
   - Новый фильм? - изучая постер, спросил Нэш.
   - Да, скоро премьера будет, - с энтузиазмом подхватила дувушка, - я и первые две части смотрела. Просто супер!
   Среди перечисленных имен актеров, спонсоров и постановщиков, указанных внизу мелким шрифтом, наметанный глаз Нэша сразу выхватил пару фамилий, только что прочитанных в полученном из центра сообщении. Совпадение, сказали бы про подобное обычные люди. Но Нэш был человеком не совсем обычным и поэтому сразу же оценил посланный ему миром знак. Вот и определилось, с кого надо будет начать реализацию полученных инструкций.
   - Как полагаете, сходить стоит? - задумчиво спросил Нэш. - Хоть время-то проведу с удовольствием?
   - Конечно, стоит!
   - Я вот тоже так думаю, раз это говорит такая девушка, - ответил Нэш. - Кстати, а если я смогу достать билеты на премьеру, составите мне компанию?
   Девушка опять вспыхнула, но быстро справилась с собой и с вызовом ответила:
   - Вы сначала достаньте, тогда я подумаю!
   - Ловлю на слове. Вы по каким дням здесь дежурите? А то как же мне вас искать?
   - В этом месяце по нечетным числам с десяти до двадцати двух часов.
   - Я запомнил. А сейчас пойду - дела, дела... Но, как говорил герой популярного у моих родителей боевика: "Я еще вернусь!" Так что не прощаюсь...
   - Дай-то бог теляти да медведя заломати, - блеснула на прощание знанием русских пословиц администраторша и заспешила обратно к своей стойке, куда подошли появившиеся в зале три парня и две девушки подросткового возраста.
   - Еще как заломаю, - еле слышно произнес Нэш и направился к выходу. - Еще как...
   Оставалось только решить вопрос, как сбежать из-под домашнего ареста. Ну да Нэш надеялся, что до момента премьеры вся эта напряжная ситуация разрешится - работодатели пробьют его легенду второго уровня, пожурят за вранье, он покается - и все останутся довольны друг другом. Во всяком случае, в размерах, достаточных для того, чтобы он вновь получил свободу действий.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Приглашения на входе в кинотеатр проверяли два хмурых и небритых типа в черных очках, которые светили фонариками в лицо и, выдерживая паузу, предлагали войти в сумрак. На первом этаже действительно царил настоящий сумрак, окна были завешены серой тканью, и немного света пробивалось лишь со второго этажа.
   В фойе кинотеатра их встречали улыбающиеся девушки в стиле вамп, которые раздавали всем желающим небольшие брелоки в виде куклы-трансформера. Если нажать на голову, у куклы выдвигались паучьи лапки.
   На полу валялись живописные комья мусора, среди приглашенных на показ ходили переодетые актеры и светили в лица фонариками. Иногда, перекрывая шум, тонко звучал комариный писк. Все было сделано весьма правдоподобно.
   Потягивая пиво на втором этаже, Нэш ожидал Елену. Пошла "попудрить носик", как она выразилась. Взять ее с собой на показ он решил по нескольким причинам. Самое главное - она служила прекрасной маскировкой. Если фирма Димона решит за ним присмотреть, - отдыхает человек, пошел вот с девушкой на премьеру фильма. Пусть проверяют ее потом и убедятся, что случайная знакомая. Подвернувшаяся под руку девушка, в меру симпатичная, не слишком отягощенная интеллектом, - как раз то, что ему было надо. А познакомиться с ней мог на основе увлечения компьютерами. Так что не подкопаются.
   - А вот и я, - радостно объявила Елена, присаживаясь рядом. - Не слишком долго?
   - Нет, не слишком, - улыбнулся Нэш, - до начала показа еще полчаса.
   Они созвонились тем же вечером, после их скорого знакомства в интернет-кафе, и Нэш сразу пригласил ее на премьеру "Сумеречного Дозора". Елена сразу согласилась. Нэш не сомневался, что она запала на него, хотя сам особых планов по поводу девушки не строил. В меру симпатичная, но слишком уж молода. Хотя... В России возраст, с которого секс не считается совращением, законодатели установили равным четырнадцати годам, - как шептали злые языки, потому что среди самих депутатов было немало любителей молодой "клубнички". Так что семнадцатилетняя Елена была вполне даже "готова к употреблению".
   - Все-таки, Андрей, - спросила она, - где ты приглашение на премьеру "Сумеречного Дозора" достал? Купил втридорога? Мы с подругой нигде их раздобыть не смогли.
   - По секрету только тебе скажу, - наклоняясь к ней, ответил Нэш, - это фальшивка, а сам я диверсант и шпион. Но только никому ни слова. Ну, а если серьезно, то у меня знакомый есть, кстати, один из продюсеров "Дозора", - он и достал мне два приглашения. Мы с ним позже увидимся - он здесь должен тусоваться в VIP-зоне и обещал провести на фуршет. Так что надо его перехватить и договориться, где встретимся после конца фильма. Поэтому я и стою здесь, высматриваю входящих.
   - Круто! Он "Сумеречный Дозор" продюсировал? - удивилась Лена. - Вот здорово! Наверное, и актеров всех знает.
   - Ну, он все-таки не самый главный продюссер, - сказал Нэш. - Тут спецэффектов натыкано на такую сумму, что желающего все это оплатить в одиночку не смогли найти, и пришлось создать продюсерский синдикат. И мой знакомый среди них - не самый первый по "весу", но и не последний.
   - Слушай, пошли сфоткаемся с вампирами, - потащила его за рукав Лена, - я потом подругам покажу. Они от зависти лопнут.
   Среди толпы пришедших на просмотр зрителей медленно прохаживались актеры, игравшие вампиров, в костюмах, которые использовались при съемках. Время от времени они предлагали окружающим попробовать свежую кровь, в роли которой выступал вишневый сок. Желающих попробовать сок почти не было.
   - Нет, я не пойду, - покачал головой Нэш, - нельзя мне.
   - Это почему еще? - удивилась Лена.
   - Ну, как же, я ведь шпион-диверсант, - пояснил Нэш, - мне светиться лишний раз никак нельзя. Сходи одна, я здесь посижу, пиво попью.
   "А ведь придется, наверное, целоваться с ней во время просмотра", - мелькнула мысль. Если он не хочет выпасть из роли бабника-сердцееда, в программе еще целая куча таких вот неизбежных пустячков. Не то чтобы это вызывало в нем протест, все-таки Лена не уродина, скорее легкую досаду. Нет, трахнуть ее в интимной обстановке он вовсе не против, но вот все эти прилюдные нежности ему всегда претили. Ну да роль обязывала.
   Нэш оглядывал со второго этажа входящих людей, выискивая среди приглашенных Влада - так звали продюсера, с которым ему предстояло встретиться. Предварительно созвонившись, после всяких паролей и отзывов, они договорились увидеться перед показом. Похоже, тот не спешил, в фойе уже было порядочно народу, все-таки большинство приходило пораньше, чтобы успеть засветиться.
   Наконец показался и Влад, молодой, но уже полноватый парень с короткой стрижкой и в аляповатой рубашке. Он быстро прошел через вход и как вкопанный стал посреди фойе, вертя головой во все стороны. Да уж, основы конспирации ему явно незнакомы. Хотя, может, это и к лучшему, что он чайник, никаких подозрений их контакт не вызовет.
   - Добрый день, Влад, - сказал ему Нэш, подходя вплотную, - я Андрей.
   Влад озадаченно окинул взглядом Нэша, словно не понял, в чем дело, и только потом ответил:
   - Извините, вы просто на актера одного немного похожи. Хоть мы и договаривались, растерялся на секунду.
   - Да, мне уже об этом говорили, - кивнул Нэш, - и я даже успел воспользоваться этим сходством.
   - Ну и как результат?
   - Результат? Сейчас подойдет, сами увидите. Кстати, давай на "ты". Мы же почти ровесники.
   - Да, пожалуй, - окидывая взглядом фигуру Нэша, кивнул Влад.
   Конечно, по сравнению с жилистым Нэшем Влад выглядел толстяком, хотя, в принципе, для своего возраста он был нормальным, среднеупитанным, как сказал бы Карлсон, мужчиной в полном расцвете лет. Наметанным взглядом Нэш отметил набитые костяшки на кулаках - видимо, Влад занимался каким-нибудь единоборством. Да и движения у него были "правильные" и рациональные, как у многих, кто знаком с боевыми искусствами всерьез.
   Влад, в свою очередь, оценивал собеседника. Все-таки с эмиссаром одного из тайных фондов Бельдельбергского клуба не каждый день сталкиваешься.
   Он ожидал увидеть супермена, а перед ним стоял обычный с виду человек, ничем не примечательный, кроме сходства с известным актером. Правда, в глазах периодически мелькало нечто эдакое... Но в остальном похож на обычного бизнесмена средней руки. Да еще девку какую-то с собой приволок, непонятно зачем, кстати. Как при ней говорить-то?.. Влад не знал толком, зачем его задействовали на этот раз. Никаких инструкция или указаний не дали. Оказывать всяческое содействие, выполнять все приказы - вот и все пояснения. "Ну да ладно, - подумал он, - что скажет, то и буду делать. Мое дело маленькое". Вспыхнула и погасла шальная мысль: а не послать ли всех этих эмиссаров и этот самый фонд куда подальше? Но, прикинув, что сильно рискует потерять с таким трудом наработанный канал льготных кредитов и прямых инвестиций, Влад решил не рисковать.
   Хотя внешне он сейчас и выглядел как хозяин жизни, все еще нет-нет, да и просыпалась память о том, как он жил учился на факультете психологии и жил в институтском общежитии, подрабатывая по ночам и отсыпаясь днем на лекциях. И когда после окончания вуза жилищный вопрос встал ребром, очень кстати подвернулись люди, которые предложили ему престижную работу, деньги на жилье и последующую поддержку, попросив взамен лишь о маленьком одолжении - время от времени выполнять определенные поручения деликатного характера. Причем люди эти были не из ЦРУ или, не дай Бог, иранской или китайской разведки, а всего лишь из европейского филиала такой известной в узких кругах организации, как Бельдельбергский клуб. Как выяснил Влад позже у сведущих людей, клуб этот считали, и не без оснований, частью теневой мировой сети управления, стоящей над государствами и правительствами. А для лучшего прикрытия общаться Влад должен был даже не с самой штаб-квартирой европейского филиала, а с одним из созданных для финансирования разного рода так называемых гуманитарных проектов фондом. Так что опасаться наездов со стороны российских спецслужб вроде бы не приходилось. Тем более что и поручения-то пока были несложные и даже безобидные. Ну, в самом деле, что плохого в том, чтобы поместить в сценарий снимающегося фильма определенный материал или склонить режиссера снять тот либо иной эпизод. Причем не даром, в бюджет фильма вносились хорошие деньги, так что все думали, что его предложения - это какой-то хитрый трюк косвенной рекламы. Но что придется делать сейчас? Раньше-то ведь никаких эмиссаров не было, и все задания приходили по электронной почте. Да и приглашения он передал с курьером, который встретился с эмиссаром фонда недалеко от МИДа. В конверт вместе с приглашениями он вложил записку, в которой сообщил время и место встречи перед премьерой. Эмиссар перезвонил ему спустя час на мобильный, назвал пароль и, представившись Андреем, попросил провести его и, возможно, еще одного человека на фуршет, который всегда проводили после подобных премьер. Влад вынужден был согласиться. Тем более что он мог это сделать без проблем.
   - Это Лена, а это Влад, - познакомил их Нэш, когда девушка подошла поближе. - Ну что, пропустим для храбрости по глотку пива перед просмотром?
   - Лучше не надо, - улыбнулся Влад, - фильм два с лишним часа идет, а бегать из зала...
   - Да, веский аргумент, - согласился Нэш.
   - Могу рассказать о фильме, - предложил Влад, - если интересно, конечно...
   - Ой, конечно же, интересно! - воскликнула Лена. - Только сюжет не пересказывайте, расскажите в общем.
   - Постараюсь, - кивнул Влад. - Начну с того, о чем знаю доподлинно, так как сам, хм, приложил к этому свой, ха-ха, карман: на самом деле в бошльшинстве эпизодов - компьютерная графика. Актеры снимались на фоне, а все остальное потом накладывалось. Про спецэффекты я вообще молчу... О, погодите минутку, вот идет второй после ОРТ спонсор. Значительная фигура, между прочим. Надо обязательно поздороваться - очень полезный человек. Александр Михайлович! Не проходите мимо!
   - Здравствуйте, здравствуйте, мой дорогой Влад, - распахнул объятия импозантный мужчина лет пятидесяти. - Вы, как всегда, в центре компании?
   - Да, вот со знакомыми встретился. Вы, смотрю, тоже на премьеру пожаловали? А ведь говорили, что у вас в это время дела в Австралии.
   - Мне удалось перенести визит. Захотелось увидеть лично, на что пошли мои денежки. И статистику доходов узнать не из прессы, а от своих агентов среди прокатчиков. Средства-то вложены не малые.
   - Что-то не припомню случая, чтобы вы прогорели, - улыбнулся Влад. - Вы же все в деньги превращаете, к чему прикасаетесь, прямо как легендарный Мидас.
   - К сожалению, пока не все, - печально ответил Александр Михайлович. - Извините, пойду дальше, хотел еще повидать нескольких человек.
   Он степенно удалился, улыбаясь направо и налево, иногда останавливаясь, чтобы перекинуться с кем-нибудь парой фраз. Ни дать, ни взять светский лев.
   - Богат, как Крез, - прокомментировал Влад, - мог бы скупить пол-Москвы и всю Африку впридачу. Но, в принципе, человек неплохой. В кино деньги вкладывает от скуки, наверное. Хочет казаться эдаким Саввой Морозовым, даже копирует его в манерах. Бурнус какой-то надел, часы эти на цепочке...
   - У каждого свои причуды, - поддержал его Нэш.
   - Смотрите, внизу в фойе на мечах дерутся! - потянула его за собой его Лена.
   Чтобы развеселить публику, два одетых в доспехи человека неуклюже изображали поединок на тяжелых мечах. Били они небыстро и осторожно, заранее подставляя мечи под удар соперника. Видимо, это был символический поединок добра и зла. Но публика все равно с интересом наблюдала за происходящим.
   - Да, так вот о фильме, - вспомнил Влад, - в общем, нормальное кино получилось. Правда, денег на него пошло немеряно. И на рекламу немало потрачено. Мало того, что на каждом столбе афиши висят и главный спонсор рекламу крутил в прайм-тайм по себестоимости, так еще решили СМС рассылать с предложением прийти на фильм. По секрету скажу, что через нужных людей даже организовали попытку запрета показа фильма, причем на высшем уровне - в Думе будут обсуждать якобы допущенные в фильме нарушения этических норм при отображении борьбы сил зла и добра.
   - Вы сами и организовали? - удивилась Лена. - Зачем?
   - Ну как же!. Хороший скандал лучше всякой рекламы, - пожал плечами Влад. - А тут такой скандал - загляденье. Только никому ни слова, скоро сами все это по ТВ увидите. Ну ладно, пока мы с вами тут говорили, пора уже и на фильм идти. После окончания подходите вон к тем дверям, - показал он рукой, - я вас обоих на фуршет проведу. Сможете пообщаться с продюсерами, режиссером и актерами.
   После того, как Влад стремительно удалился в сторону лестницы в VIP-ложи, Нэш со всоей спутницей прошли в зал и расположились там в одном из задних рядов.
   Остальные приглашенные также занимали свои места, хотя и не слишком спешили - положение большинства обязывало быть степенными. Не могли же сливки общества бежать наперегонки. Тем более что на опоздавших как раз было сосредоточенно все внимание. Женщины демонстрировали свои наряды и драгоценности, а мужчины показывали своих женщин.
   Наконец свет в зале начал гаснуть, разговоры смолкли.
   До этого Нэш редко ходил в кино, только по долгу службы, как сейчас. После двух с лишним часов просмотра он еще раз утвердился во мнении, что больше в кино не пойдет. Скучно не было, вот только содержание фильма в памяти почти не удержалось - запомнились лишь отдельные яркие моменты и трюковые сцены.
   Лена, наоборот, была вся в эмоциях. Целоваться во время фильма не понадобилось.
   Когда они подошли к дверям в банкетный зал, то были встречены корректной, но непреклонной охраной. Нэш вежливо попросил их пригласить Влада, с которым они договорились о встрече. Чтобы не терять времени, он немного надавил на сознание охранников. И один из них тут же по рации связался со своим напарником в банкетном зале и попросил найти Владислава Башметова. Но искать не понадобилось - тот уже сам выглянул в дверь и поманил Нэша и Лену, выдав в качестве пропуска на фуршет спецбейджи. В зале уже вовсю ели и пили, в промежутках обсуждая достоинства и недостатки фильма. Увидев вблизи столько знаменитостей, Лена тоже решила высказать свое мнение о фильме, которое свелось к повторению фраз из него и пересказу эпизодов. Влад вежливо молчал и улыбался, искоса поглядывая на девушку. И когда она отошла "попудрить носик", Влад задумчиво посмотрел ей вслед.
   - Пусть это и шовинизм, но женщина может быть только в двух состояниях, - вздохнул Влад, - или красивая, или умная. В данном случае - первое. Хотя ее реакция на фильм меня порадовала - она просто классический образец того, на что мы все и рассчитывали. У нас после этого фуршета далее намечается уже совсем закрытое мероприятие - только для узкого круга совсем своих. Участвуют лица, внесшие основной вклад в создание сего шедевра. Посторонней шушеры будет мало.
   Сказав последнюю фразу, Влад скосил глаза, чтобы увидеть реакцию невозмутимого эмиссара "властителей мира" на словечко "шушера".
   - Пьянка-гулянка? - усмехнулся Нэш. - Ну а я, пусть и в качестве этой самой шушеры, буду уместен на празднике жизни для избранных?
   - Ты - да, а вот девушку придется отправить... Если честно, там и без нее мамзелей хватит, да еще каких, - ответил Влад и сразу же, встретив насмешливый взгляд Андрея, хорошо понявшего его уловку, дал задний ход: - Собственно, их-то я и имел в виду, говоря о всякой шушере.
   - Ну и славно. Там и обсудим наши дела. А заодно, может быть, я и в какой-нибудь умной дискуссии смогу поучаствовать. Ну, а Лену я отправлю, сославшись на то, что у нас с тобой есть дела и надо поговорить. Она уж и так достаточно счастлива, что сюда попала. Вот и хватит - баловать женщин вредно.
   - Ну, а дела-то как обсуждать станем? - недоуменно спросил Влад. - Там же все на виду будут, и уединиться надолго практически негде. Выйдет ли серьезный разговор?
   - Ты как думаешь, меня что интересует? Я же с тобой пересекся не кино посмотреть. И обсуждать мы станем то, что и так будет у всех на слуху, - этот фильм. Более того, я даже тонко направлю разговор в нужную сторону. И, можешь мне поверить, дураком не покажусь. Для меня как раз важны разговоры об этом фильме - и твои, и других людей. Мне поручено кое-что проверить, обсудить. Или ты забыл, что часть идей в этом фильме появилась по нашей просьбе? Твое дело - оргподдержка. Кстати, можешь не переживать о том, как меня представить, - у меня визитки официального представителя одного малоизвестного в широких, но весьма уважаемого в узких финансовых кругах международного венчурного фонда. И визитки подлинные.
   Это было единственным тонким местом во всей легенде, если бы здешние работодатели Нэша проследили его проникновение до этого уровня глубины. Но делать было нечего, приходилось рисковать. Впрочем, раздавать эти визитки направо-налево он не собирался, так что уровень риска был приемлемым.
   - А я подумал, серьезное что, - пожал плечами Влад.
   Ох уж эти нувориши, подумал Нэш, не понимают они, что миром правят идеи, а вовсе не деньги и что нет ничего серьезнее и практичнее внедренных ментальных клише.
   А Влад тем временем радовался, что и впрямь ничего страшного нет. И ему не придется уговаривать самого Михалкова или совершать еще что-то ужасную вещь, как он уже успел себе вообразить. Провести на закрытую вечеринку пару человек и проболтать часок-другой - разве это проблема? Да он этим два раза в неделю занимается - и с куда более опасными типами.
   Нэш довольно быстро договорился с Леной, объяснив, что сейчас девушке придется уехать, поскольку ему с Владом кое-что надо обсудить, а завтра он ей позвонит.
   Поймав для нее машину и заплатив водиле, Нэш вернулся к ожидавшему его Владу. И уже на роскошном "хаммере" ("Понтовщик все же этот Влад", - подумал Нэш) они приехали в расположенный недалеко от кинотеатра небольшой частный клуб, прошли через ненавязчивый досмотр секьюрити и оказались в зале. Тихая музыка, мягкий полумрак, на столиках рядом с шампанским лежали мелки, скатанные из фольги шарики и прочие вещицы изо всех, теперь уже трех "Дозоров".
   Нэш и Влад не спеша пили шампанское, разглядывая собравшуюся публику. Через пару столиков сидели Бекнанбетов и Фернст и что-то тихо обсуждали - то ли строили планы на будущее, то ли думали, как уговорить Сергея Демьяненко не продавать права на следующие фильмы сразу американцам. Сам же автор всех "Дозоров" тоже сидел тут рядом со скромно одетым длинноволосым парнем.
   - А это кто такой? - кивнул в его сторону Нэш.
   - Соавтор Демьяненко по одной из книг про "Дозоры" - Владимир Фамильев, - сморщился Влад, - так что этому кренделю тоже пришлось заплатить роялти.
   Было видно, что платить Влад не любит. Другое дело - получать.
   - Кстати, надо пройтись, поздороваться. Ты со мной или как? - спросил Влад. И на его лице столь явственно читалось, какой ответ он хотел бы услышать, что Нэш не отказал себе в удовольствии потянуть паузу, после чего с иезуитской усмешкой ответил:
   - Пойдем вместе. А то вдруг потом не будет удобного момента меня представить.
   Идя за Владом, Нэш оглядывал зал. Здесь была верхушка айсберга, все те, кто руководил и принимал решения, - креативная группа и основные инвесторы.
   - Как впечатления? - спросил Влад, подойдя к столику Бекнанбетова и Фернста. - Я имею в виду реакция зала.
   - Ничего особенного, - ответил Фернст. - Как и ожидалось согласно фокус-группам.
   - Не хотел отвлекать, - чуть замешкавшись, начал Влад, - но я тут с моим хорошим знакомым, его зовут Андрей...
   - Что, автограф хотите взять сразу у нас обоих? - устало поинтересовался Фернст, взглянув на Нэша.
   - Нет, хотел бы обсудить концепцию фильма и некоторые технические моменты. Я представляю один зарубежный фонд, управляющие которого подумывают над вложениями в российское кино. Так что интерес мой почти деловой...
   - А вы сами фильм видели? - бросив на Нэша уже оценивающий взгляд, спосил Бекнанбетов. - Какие у вас самого впечатления?
   - У меня? - изобразил задумчивость Нэш. - Спецэффекты просто супер, особенно тот момент, когда инквизиторы останавливают бой между Светлыми и Темными... Или когда Темные мертвых оживляют... В общем, на одном дыхании смотрится. А в остальном...
   - Что - в остальном? - заинтересовался Фернст. - Есть что-нибудь, что не понравилось?
   - Продакт плейсмент слишком много... Пиво, марки машин, одежда - со всем этим перебор явный, - спокойно взглянув в глаза Фернста, ответил Нэш. Тот сделал приглашающий жест, и Нэш вместе с Владом сели за столик. Нэш был рад, что ему удалось увести разговор в сторону от интереса к фонду, который он представлял, поскольку вручать визитки он собирался только в крайнем случае. А то вдруг в окружении его новых работодателей найдутся люди достаточно близкие или авторитетные для того, чтобы попросить Фернста показать визитку некоего Андрея, с которым его познакомили на вечеринке после премьеры. И Нэшу вовсе не хотелось объяснять происхождение этих визиток. Поэтому лучше продолжить обсуждение художественных достоинств картины, чем начинать обсуждать возможности инвестирования в новые фильмы. Хотя потом, согласно полученному им заданию, придется делать и это. Но лучше не сейчас.
   - Это надо Владу спасибо сказать, - усмехнулся Бекнанбетов в ответ на слова Нэша про рекламу, - он был ярым сторонником рваного монтажа в стиле рекламных клипов. И сам рекламы понапихал, и другим присоветовал. Так что тут я согласен, через край переливается. Ну да, как говорится, кто платит деньги, тот...
   - Что значит - я? возмутился Влад. - И, в конце концов, что в этом плохого? Фильм удачный получился. Может быть, более динамичный, чем обычно, зато не скучный. А что рекламы много... Знаешь, без этих денег фиг бы вы столько спецэффектов сняли!
   - Ладно, ладно, не спорьте, - остановил Фернст уже готового возразить Бекнанбетова. - Тоже мне горячие эстонские парни нашлись. Тем более, Тимур, в одном Влад прав - как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Ведь сама-то концепция использования при съемке и монтаже сформированного у людей рекламой клипового восприятия оказалась более чем успешной!
   На самом деле заслуги Влада в продвижении этой концепции были и велики, если считать его нажим, и малы, если смотреть с точки зрения собственно того, что он продвигал. С одной стороны, именно он склонил Бекнанбетова к тому, чтобы все сцены этого фильма были сняты в стиле "сшивки" клипов, хотя сам режиссер хотел поначалу снять "Сумеречный Дозор" в совершенно другой манере. Да и определенные сцены Влад в фильм пропихивал. Но, по сути, Влад всего лишь выполнял очередное поручение "Расы". Конечной цели всех этих предложений он не знал, но как психолог по образованию мог сделать вывод, что поданная определенным образом информация может оказывать весьма специфическое действие. Полным зомбированием здесь не пахло - так называемые сублиминальные методы подачи информации не использовались. Но подсознательное внедрение кое-каких идей, встроенных в контекст интересного действа и поэтому проваливающихся в подсознание зрителей, минуя фильтры критического восприятия, было вполне возможно. Тем более что большой экран в этом плане гораздо эффективнее обычного ТВ - ведь мало кто, заплатив весьма приличные деньги за билеты, может встать и уйти из зала. Вот и получалось, что зрители сидят и два часа смотрят на экран под усиленную акустику. Но, как человек сугубо практичный, все эти мысли Влад держал при себе, стараясь при этом поменьше ходить в кино и даже телевизор смотреть пореже - в основном только новостные программы. А развлечения, если у тебя есть деньги, можно вполне найти и в реальной жизни.
   - Мы вот сидим и думаем, - сказал Бекнанбетов, - вроде фильм всем нравиться, но спроси сейчас у подавляющего большинства зрителей, какая основная идея или посыл фильма, - и, думаю, если один из десяти ответит, то уже хорошо. Девять же скажут, что эффекты - супер, а фильм - о борьбе добра и зла. И все! Вот и получается, что как режиссер я свою задачу не выполнил. Не сумел перенести на экран идеи, заложенные в сценарии. Или не обозначил их четко и они просто потерялись в действии. Кстати, и Серега Демьяненко так считает. Нет, он, конечно, вслух нам этого не сказал - роялти-то получил неплохие, и это частично примиряет его с действительностью и заставляет мнение о содержании держать при себе, но... Но, по имеющимся у меня, так сказать, агентурным данным, он готов продать все права на последующие фильмы американцам или японцам во многом не только потому, что они ему предлагают большие гонорары, а еще и потому, что они обещают сделать фильмы более точно отражающими те идеи, которые ему дороги как автору.
   - Пораженческие взгляды какие-то, - усмехнулся Влад, - мы же праздновать должны, а не кукситься. Сборы-то наверняка опять все рекорды побьют.
   - Вот мы и празднуем, - задумчиво произнес Фернст. - Только вот, знаешь, Влад, как продюсер я тебя понимаю, но вот как творческий человек понимаю и Тимура, и Сергея. Денег заработать - это, спору нет, хорошо. Но если бы при этом еще и удалось снять фильм, сравнимый по идейному заделу с первой "Матрицей", - вот это было бы действительно круто. А так смотри что получается: спецэффекты у нас не хуже, это все говорят, и зрители, и критики, и спецы, а вот смысла-то настоящего и впрямь почти нет!
   - Не будем вас отвлекать, - сказал Нэш, заметив, что к столику направляется еще пара серьезных джентльменов, явно жаждущих приватного общения с генеральным продюсером и режиссером. - Надеюсь, мы еще сможем продолжить общение позже.
   Уже направляясь обратно к своему столику, Нэш сказал Владу:
   - Что-то они больно мрачные, хотя радоваться должны.
   - Творческие натуры, - махнул рукой Влад, - хотя, с другой стороны, их тоже понять можно. Ну да ладно, это их проблемы.
   Постепенно клуб наполнился людьми, среди которых поначалу выделялись молодые девушки модельной внешности. Впрочем, именно им Нэш даже немного завидовал - все равно, что отмечать, главное - засветится, а то и заполучить богатого любовника или даже мужа. Наблюдая эту ярмарку тщеславия, Нэш сказал Владу:
   - У меня вот какой вопрос: допустим, у меня есть сценарий или книга, и я хочу, чтобы по ним сняли один или несколько фильмов. Причем основную идею и некоторые аспекты воплощения сценария в видеоряд я не хотел бы отдавать целиком и полностью на откуп режиссеру. Или я хочу деньги в фильм вложить и при этом держать руку на пульсе того, что и как делается. Ну, блажь у меня такая. Можно ли это как-то провернуть?
   - В принципе, можно, - на мгновение задумавшись, ответил Влад, - если режиссер и продюсер будут не слишком раскрученные, тогда особых проблем не будет. Грубо говоря, тебе придется стать сопродюсером.
   - Хорошо, - кивнул Нэш, - а найти такого сопродюсера и поставить ему такую задачу возможно?
   - Не считая меня, есть и еще такие человечки, - сказал Влад и быстро добавил: - А что, я по каким-то причинам не подхожу?
   - Ну а если режиссер начнет слишком лезть? - уточнил Нэш, проигнорировав последний вопрос. - Как тогда быть?
   - Режиссер не может за всем уследить. И его можно навести на то, как надо смонтировать те или иные сцены, если правильно объяснить, зачем и почему это надо, и пообещать дополнительный доход.
   - Сколько сейчас российских фильмов за год снимается и примерно сколько из них выходит на большой экран?
   - Ну, снимается, наверное, около десяти, максимум пятнадцати. В действительно большой прокат выходит пять-шесть, - прикинул Влад.
   - И все их можно охватить и кое-что в них подправить?
   - Ну, в общем, да, только дороговато будет. Да и зачем это надо?
   - Какая тебе лично разница зачем? Главное, что можно. А еще то, что организовать этот процесс и распределять финансирование скорее всего поручат тебе. Так что ты особо и не задумывайся зачем, а лучше начни думать - как.
   - А я и не задумываюсь, - пожал плечами Влад. - А насчет "как" поговорим, когда конкретное предложение будет - с примерными суммами и описанием того, что в фильмы надо внедрить.
   Нэш усмехнулся. В свое время в России шли большие дискуссии по поводу принятия закона о контроле за финансированием общественных организаций, запрещавшего, в частности, финансировать эти организации из зарубежных фондов. Но вот никто и никогда даже не попытался хоть как-то ограничить источники финансирования теле- и кинофильмов и развлекательных передач, хотя влияние СМИ на население было куда более значительным, чем любой партии или движения.
   Пока Нэш размышлял об особенностях менталитета российских властей, а Влад предавался тайным мечтам о том, на сколько сможет увеличить свое состояние, если произойдет то, о чем говорил его новый знакомый, к их столу подошли две "охотницы за кошельками". Ноги у обеих росли откуда-то из области шеи, бюсты едва были прикрыты легкомысленными блузками, а улыбки - словно скопированы из одного и того же журнала. Вдобавок ко всему обе были блондинками и отличались лишь цветом губной помады - у одной более темного, а у другой более светлого тона.
   - Извините, что помешали, - обратилась к Нэшу та, что со светлой помадой, растягивая губы в улыбке, растягивая губы в улыбке, можно у вас автограф взять?
   - Боюсь, девушки, я не тот, за кого вы меня принимаете, - ответил им Нэш. - И вы уже далеко не первые, кто ошибся.
   - Я же говорила тебе, что не он, - тихо сказала вторая. - Наверное, слабое освещение... - И уже громче добавила: - Вы действительно очень похожи... Еще раз извините.
   - Нет, девушки, так не пойдет, - улыбнулся им Влад. - Мы хоть и не актеры, но тоже не последние люди. Я вложил в этот фильм деньги, а мой коллега изучает возможность вложить в отечественное кино зарубежные активы.
   Девушки мгновенно переварили полученную информацию, просчитали ситуацию и выбрали подходящую к случаю тактику поведения. При этом упомянутые мысленные процессы ни на секунду не отразились на их лучезарных улыбках. Это напоминало ракеты, бортовые компьютеры которых обработали новые вводные и внесли поправки в курс.
   - Ну, тогда, если вы, конечно, не возражаете, можно у вас поинтересоваться: как это - продюсировать кино? А то все только и говорят о том, чем занимаются актеры и режиссеры, а про продюсеров почти ничего не известно, - сказала первая блондинка. - А ведь без них кино вообще бы не было. И не только кино. Знаете, это даже хорошо получилось, что мы так ошиблись. Все внимание обычноактерам, а мне было всегда интересно: как продюсеры выбирают, куда стоит вкладывать деньги, а куда нет? Одно дело завод или там акции, а тут все зависит от успеха у зрителя. Неужели и его можно просчитать? Или здесь все решает только интуиция?
   При этом она совершила сложный маневр корпусом, вследствие которого блузка на мгновенье распахнулась, приоткрыв грудь до опасного предела. Еще чуть-чуть, и будет полная обнаженка.
   - Ну, на такие умные вопросы за две минуты не ответить, - вступил в разговор Нэш. - Если вам это действительно интересно, оставьте нам свои телефоны, и мы как-нибудь обязательно пересечемся. Мой коллега вернется из загранпоездки - и как только, так сразу и пересечемся. Скажем, у него на даче.
   Девушки и тут проявили завидную сметливость - поняв, что сейчас люди, похоже, заняты, они не стали докучать, а быстренько извлекли карточки с номерами мобильных телефонов. После чего, пожелав Владу удачно съездить, удалились.
   Тот проводил девиц взглядом и с сожалением покачал головой.
   - Хороши барби. Чего ты их отшил-то? Могли бы неплохо ночь провести...
   Тут оннаткнулся на ироничный и жесткий взгляд Нэша и пробормотал:
   - Ну ладно, хозяин - барин. Какова наша программа, раз девки побоку?
   - Первым делом - работа, - наставительно произнес Нэш. - Пошли, ты меня еще с кем-нибудь сведешь, кто сейчас над каким-либо новым фильмом работает. Причем таким, который гарантированно выйдет на большие экраны.
   - Так, сейчас подумаю... Кто тут у нас есть? - начал выбирать Влад. - Фернста с Бекнанбетовым лучше пока не трогать... Славик фигню какую-то снимает... Есть! За тем столиком, что у стены, Вовчик сидит - он режиссер нового фильма по Азумину. К нему можно подвалить. Но он не из нашей тусовки, сразу скажу. Поэтому я его не очень знаю.
   - Ничего, представить сможешь, а дальше я сам контакт разовью, - успокоил его Нэш.
   Вовчик оказался молодым худощавым малым с ежиком непослушных волос. Он маленькими глотками пил шампанское, совсем не обращая внимания на окружающаю суету.
   - Привет трудягам, - вывел его из задумчивости Влад. - Не возражаешь, если отвлеку ненадолго? Это Андрей, и у нас есть к тебе разговор.
   - Ну, раз так, валяй, - сказал тот, с любопытством разглядывая Андрея. Видимо, любое новое лицо на этой, в принципе, достаточно узкой и закрытой тусовке вызывало интерес.
   - Ты сейчас над Азуминым работаешь? С финансированием напряг - из первоначальной сметы вывалился, а дополнительное финансирование взять негде. Так? - сразу выложил Влад.
   - Угу, - буркнул Вовчик, - есть такое дело. А что, у тебя после того, что в этот "Сумеречный Дозор" вгрохал, еще свободные деньги остались?
   - У меня - нет. Но что скажешь, если тебе предложат финансирование, однако при условии, что кое-что придется изменить и подкорректировать в сюжете?
   - Какую-нибудь актрису хотите в фильм запихнуть? - пренебрежительно улыбнулся Вовчик. - Да пихайте, только не на главную роль! Тоже мне, большое дело.
   - Нет, не актрису, - включился в разговор Нэш. - И не скрытую рекламу. Все немного сложнее. Вот у вас есть готовый сценарий, прописаны диалоги, сцены, раскадровка готовая имеется и все такое. И нужно чуть-чуть исправить кое-какие сцены, изменить в некоторых местах диалоги и на стадии монтажа некоторые сцены смонтировать по-другому.
   - Ну, если не слишком отступать от сценария и правки эти, в принципе, будут в теме общего сюжета, да при этом дадите дополнительные финансы на пару-тройку спецэффектов, то и это возможно. Но, как говорил незабвенный монтер Мечников, утром деньги - вечером стулья. Главное - финансирование.
   - Естественно. Однако для оценки размеров возможных вложений надо обсудить все эти моменты в деталях, - сказал Нэш. - Когда надумаете, свяжитесь с Владом, а он найдет меня.
   - А зачем вам это надо? - поинтересовался Вовчик. - Продакт плейсмент? Как в "Дозорах"?
   - Что-то типа того, - уклончиво ответил Нэш, - только хитрее. Ничего противозаконного.
   - Прям поветрие какое-то в последнее время пошло, - заметил Вовчик, - в каждый фильм скрытую рекламу запихивают. Один раз случай был: вышел на меня зампред правительства одного автономного округа с просьбой создать на ТВ светлый и притягательный образ их замечательного региона!
   - Ну а ты что? - спросил Влад.
   - Что я? Мое дело маленькое. Он такую сумму пообещал, что я все сделал быстрее собственного визга. А потом два месяца по центральным каналам крутили ролики про заснеженное сердце России. Самое удивительное, что они все деньги, которые потратили на этот пиар, отбили потом и даже прибыль получили - за счет притока дополнительных инвестиций. Вот какая штука. Страшная все же вещь кино и телевидение. Вот поэтому я дома только книжки читаю.
   - Ладно, пойдем мы, - сказал Влад, - не будем тебе мешать. Телефон мой есть?
   - Есть. Сейчас посмотрю, где что можно подкорректировать, переснять и модифицировать, и тогда позвоню. Через недельку, думаю.
   А прием тем временем набрал максимум оборотов, и каждый стремился пообщаться с максимумом людей, стараясь решить какие-то свои вопросы в неформальной обстановке. Отойдя от столика одиноко пьющего (может, от зависти?) режиссера очередного фильма по Азумину, Нэш сказал Владу:
   - Слушай, ты прикинь примерно, сколько в деньгах выйдет подкорректировать один фильм и сколько людей нужно для этого задействовать. Этакий бизнес-план в первой итерации. На первой стадии.
   - Что за первая стадия?
   - Фильмы, которые идут в прокате на большом экране. Про телефильмы пока говорить не будем.
   - Прикину, - кивнул Влад.
   Не нравился ему этот разговор. Он нутром чуял, что на этот раз его впутывают в какую-то большую игру, где счет будет идти по-крупному. Хотя, с другой стороны, отрабатывать уже полученные деньги все равно придется, иного выхода нет. А тут на кон поставят, как понял Влад, суммы на порядок, а то и на два большие. Игра стоила свеч!
   - Ладно, расслабся, - заметив, как он нахмурился, Нэш потрепал его по плечу. - О делах больше ни слова. Как говорит молодежь, оторвемся по полной, раз уж благодаря тебе попали на этот праздник жизни. Давай кутить.
   - Кому кутеж, а кому работа, - вздохнул Влад. - У меня, если честно, все эти фуршеты и презентации уже знаешь в каком месте сидят... А не ходить нельзя - сразу выпадешь из тусовки. Я бы сейчас с удовольствием дома посидел, книжку почитал. Тут рожи все знакомые до тошноты, и девчонок ты уже отослал... Так бы, может, уже развели их перепихнуться по-быстрому где-нибудь прямо здесь, благо укромных мест при желании найти можно массу...
   Нэш ничего ему не ответил. Он презирал таких, как Влад, готовых ради денег и положения пойти на все. Большинство из тех, кто здесь находился, тоже относились к такому типу людей. И значит, вполне заслуживали той участи, которую готовил для них его Орден.
   Но услугами этих людей он пользовался охотно и даже находил в этом какую-то особую прелесть. Они собственными руками копали себе могилу.
   Нэш допил бокал шампанского и, подмигнув Владу, неожиданно для того сказал:
   - Прямо здесь, говоришь? А что, это реально?
   Опешивший от такой резкой перемены настроения собеседника Влад лишь оторопело кивнул.
   - Ну, тогда я, пожалуй, тряхну стариной и попробую вспомнить, как занимался когда-то экстрасенсорикой. Глядишь, и смогу нащупать этих двух цыпочек, если они еще не слиняли. Но разводить их на энто самое дело будешь уже ты.
  
   Глава пятнадцатая
  
   Выключив терминал своей рабочей станции, подключенной к серверам системы генерации когнитивной ВР, Нэш откинулся на спинку стула и потянулся так, что захрустели суставы. Уже почти две недели он, как одержимый, работал в офисе, пытаясь воплотить в программу то, что узнал о комплексе виртуальной реальности, к работе с которым его наконец-то допустили. Буквально проглотив весь переданный ему для изучения материал, он, к удивлению своих новых коллег по работе, он быстро и точно схватил основные моменты теории. И теперь приступил к практике, пытаясь создать некую модель. Каждый день Нэш засиживался по позднего вечера, и времени ни на что другое в таком плотном графике у него почти не оставалось.
   Те несколько дней, что ему выделили на отдых, пролетели, как один миг. И успел он за это время очень много: связался с писателями, Кутеповым и Черных, чтобы проконтролировать, как проходит их работа. Еще до начала заварухи с индийцами он успел отправить на электронную почту и тому, и другому обещанные материалы для изучения. А всю работу по оформлению с ними договоров проделали без него.
   Также он встретился еще с десятком лиц из полученного им для разработки списка и обозначил им направления деятельности. Люди эти работали в самых разных сферах: он беседовал с религиозными проповедниками, рекламщиками, журналистами, психологами, политиками, бизнесменами, учеными и даже агентурой "Расы", внедренной в среду бомжей! В большинстве своем завербованные ничего не слышали о "Единой Расе" и были уверены, что выполняют поручения какой-то из спецслужб. И так как услуги эти хорошо оплачивались, никто из них особо не интересовался, зачем и для чего выполняются эти самые поручения.
   Большинство этих агентов влияния, как назвал их для себя Нэш, были обычными людишками, которые старались пролезть наверх. Некоторые типы вызывали у него легкое отвращение, хотя как профессионал он этого, конечно же, никак не демонстрировал. Это были беспринципные и очень гибкие субъекты, смысл жизни которых сводился к накоплению денег и демонстрации высокого общественного статуса. Такие даже Нэшу пытались показать, насколько они крутые и как высоко поднялись по социальной лестнице. Делали они это скорее в силу привычки, чем осмысленно. Особенно отличались тут политики и люди из шоу-бизнеса.
   Некоторые из тех, с кем Нэш успел пообщаться, все же не утратили каких-то принципов. Кое-кто даже пытался отказаться от денег, лишь бы не выполнять подозрительную работу. Но Нэш легко склонил их к уступчивости - помог компромат, тщательно собираемый на каждого такого агента. Особо пришлось повозиться с одним профессором пенсионного возраста, который даже вызвал легкое уважение. Он наотрез отказался что-либо делать, даже пригрозив обратиться в соответствующие органы. Но и он сломался, когда Нэш достаточно прозрачно намекнул на проблемы, которые могут возникнуть у его внучки, учащейся на стипендию одного из контролируемых Орденом фондов в одном из престижных зарубежных университетов.
   В общем, этот небольшой отпуск вымотал его так, что Нэш хотел после него отдохнуть уже по-настоящему. Но время сейчас было дорого, и он основательно засел за работу на фирме.
   - Андрей, справочник поправочных коэффициентов у тебя? - спросил у Нэша Сергей, работавший в этом же офисе.
   Изо всех своих временных коллег по работе Нэш больше всего общался именно с ним. Они как-то легко нашли общий язык - и потому, что были ровесниками, и по причине некоторой, к удивлению Нэша, общности взглядов. Сергей увлекался эзотерическими учениями, создав лично для себя этакий причудливый сплав Кастанеды и неоязычества. При этом он иногда открыто говорил, что нынешнее общество обречено на деградацию и спасти его может только раса совершено новых людей. К тому же Сергей не просто, как попугай, повторял вычитанные истины, но и сам довольно нетривиально рассуждал на эти темы. Нэш даже подумывал о том, не попробовать ли привлечь его на свою сторону, но пока колебался. Из-за денег тот работать явно не будет, для шантажа не было оснований, да и следовало опасаться, что Сергей может доложить о попытке вербовки начальству. Поэтому Нэш решил пока получше присмотреться к этому парню, поискать его слабые места.
   - Ага, забирай, - ответил Нэш, - я на сегодня уже все, отстрелялся. Бобик сдох!
   - Слушай, может, по кофейку? - предложил Сергей. - А то у меня тоже цифры в глазах сливаются.
   - Это можно, - согласился Нэш.
   В коридоре, где располагалась их комната, в небольшом закутке стоял кофейный агрегат. Места там было мало, только четыре человека могли сесть буквально локтем к локтю, но очень уютно. Это был некий оазис, предназначенный сотрудникам для отдыха от мерцанья мониторов и прочей оргтехники.
   Кофейная машина было старой и довольно заезженной, ее металлические бока были покрыты многочисленными царапинами и потертостями. Несмотря на это, кофе она готовила восхитительный, с каким-то особенным вкусом и ароматом. Сергей рассказывал, что машину несколько раз пытались менять на современную модель и каждая такая попытка заканчивалась неудачей. Помещенный в кладовку агрегат вновь возвращали на старое место, а новую модель сплавляли куда-нибудь в другой отдел или начальству.
   - У меня тут фляжка с коньячком есть... - сказал Сергей. - Может, добавим по капле для вкуса?
   - Ну, если по капле, то можно, - Нэш взял флягу и понюхал горлышко. - Да и на запах вроде ничего.
   - А ты думал! Одно слово - нектар, - с гордостью сказал Сергей, подливая коньяк в чашки. - У меня знакомый хороший в Армении, работает на коньячном заводе. Ну и присылает иногда или завозит, когда ко мне приезжает.
   - Не боишься, что поймают с коньяком? - спросил Нэш.
   - Я же не хлещу его целый день, да начальство и так знает, кто что делает. Если захотят кого за задницу взять, то и без коньяка это сделают. Главное - не сачковать на работе, вот за это в два счета вылететь можно. Фирма серьезная, но у нас все-таки не концлагерь, так что обысков с конфискацией не проводят.
   Разговор, как и ожидал Нэш, потихоньку начинал переходить на работу.
   - А Борис Васильевич, шеф, нормальный человек? - спросил для затравки Нэш.
   - Мировой мужик, - уважительно сказал Сергей, - по мелочам в работу не лезет, с работы отпроситься у него - не вопрос, когда действительно нужно. Но если сачковать будешь или симулировать деятельность, такой разгон устроит, что держись. Это на первый раз, а на второй - выгонят. И все. Однако на моей памяти только раз такой случай был. Взяли однажды какого-то юного гения, спеца по электронике. Парень и правда был асс в своем деле, но характер имел дюже вздорный - чуть что, сразу скандал затевать и права качать. Выгнали, хотя шеф переживал очень. Я тебя не пугаю, просто для информации говорю.
   Нэш покивал с умным видом и продолжил разговор, потихоньку переводя его в интересное ему русло. Сейчас его больше пугало не увольнение, а то, что ему ничего серьезного из разработок фирмы все еще не показывали. Изучая материалы и информацию, он ожидал, что его допустят к системе "Явь" - так называли установку для формирования когнитивных синхронизированных виртуальных реальностей. Но пока ему все еще лишь подкидывали новые и новые материалы и периодически устраивали мини-тесты для проверки усваивания. Он их без особого труда проходил, чем заслужил уважение и даже вызвал некоторую зависть у своих новых коллег. Однако настоящей работы, судя по всему, ему в ближайшем будущем поручать так и не собирались, а на все просьбы дать ему сделать что-нибудь реально полезное уклончиво отвечали, что, мол, рановато еще, надо поднатаскаться...
   Но времени на это у Нэша было совсем мало. Не вечно же ему сидеть в офисе и изучать теоретическую базу. Каждый день понемногу беседуя с Сергеем, Нэш более-менее понял, чем тот занимается. Он и другие сотрудники этого отдела составляли нечто вроде программы-сценария для того или иного события, чтобы потом, внеся множество поправок, прогнать уже отлаженную болванку, так называли эти программы-сценарии, через "Явь". Работа была кропотливая и, по словам того же Сергея, немного нудная.
   Нэш даже выяснил кое-что о его текущей работе, правда, без указания имен и фактов - в данный момент Сергей составлял болванку для одного заказчика, который хотел предложить свою кандидатуру на пост депутата московской городской думы. Как понял Нэш, моделирование удачного исхода события такого уровня для системы "Явь" уже не занимало много времени, так как влияющих факторов было, в сущности, не очень много. И основная работа Сергея сводилась к поиску готовых шаблонов, составленных на фирме за все предыдущие годы работы, и их компоновке, меняя кое-что под клиента. Подготовленную им "болванку" должны были прогнать через "Явь" уже буквально на днях, чтобы выдать заказчику полную программу действий. И как понял Нэш, ему хотели поручить в будущем примерно такую же работу.
   - Давай по второй чашке, - продолжил Нэш разговор, - только без спиртного. Я хотел уточнить. Вот прогнали болванку клиента, получили результат, отдали ему, а в итоге он все равно провалится. Что тогда? Вы ему деньги возвращаете?
   Сергей сморщился, видно, не очень хотел о работе рассказывать, но ответил.
   - Такого просто не может быть, - покачал он головой, - и не было никогда. После того, как болванку прогонят через "Явь", будут созданы буквально поминутный распорядок дня и все возможные реакции на то или иное событие в жизни клиента за определенный период времени. Что одеть, где и как выступить, с кем за руку поздороваться, а кого в жопу привселюдно послать... Например, выплывет откуда-нибудь компромат. Без просчета клиент начнет метаться, оправдываться или еще какую-нибудь ерунду делать. А имея на руках результаты, он, для примера, через подставных лиц сам на себя закажет слепить такую чернуху и потом слить ее через СМИ, что даже далекому от политики человеку станет ясно: все это ложь и поклеп, а кандидат честный человек, которого хотят очернить. Главное - учесть все влияющие факторы, а для этого нужно много материала о клиенте перелопатить. Медкарты изучить, вплоть до самой первой - из детской поликлиники, снять психологический портрет и много еще чего. Ты же изучил все материалы, основы-то знаешь.
   Про методы подготовки всех этих программ-болванок Нэш прочел уже достаточно и даже начал понемногу пробовать сам их составлять, пытаясь состряпать кое-что свое, для собственных нужд.
   - А ты не занимаешься прогонкой через эту чудо-систему? - смакуя кофе, спросил Нэш.
   - Нет, этим другие занимаются, - покачал головой Сергей. - Конечно, если что не так, сбой или ошибка в болванке, я к ним подхожу, и мы разбираемся, кто напортачил, - то ли моя болванка с багом, то ли при ее компоновке с другими что-то не так сделали, чего-то не учли. Хотя базовые навыки по генерации когнитивных виртуальных реальностей в нашей системе я, конечно, имею, но только в рамках обязательного для всех программистов учебного спецкурса. Однако в "Яви" столько всего понаворочено, что при ее использовании каждый должен быть спецом в своей узкой области. А ты, я смотрю, интересуешься этой системой. Хочешь попробовать стать ее оператором альфа-уровня?
   - Ты понимаешь, какое дело, - решил напрямую выложить Нэш, - я тут одну свою программу-сценарий, которую делаю, хотел через нее прогнать.
   - А что у тебя за болванка?
   - Если коротко, то модель достижения направленной кумулятивной синхроничности социальных событий в длительном временном периоде.
   - Ого, - усмехнулся Сергей, - эвон куда ты замахнулся. Над таким проектом обычно целый отдел несколько лет работает, при том, то нужно итераций пять пройти, чтобы приемлемое совпадение получить. Боюсь, не по зубам тебе эта задачка.
   - Посмотрим. Есть у меня пара задумок, как можно все это сделать гораздо быстрее.
   - Ну-ну... Это тебе у шефа спрашивать нужно, только он время доступа в "Явь" выделить может. Ладно, пошли в стойла, а то заболтались мы с тобой что-то. Как говорится, солнце еще высоко, и мне еще пахать и пахать.
   - А я на сегодня свою учебную норму отработал, - ответил Нэш. - Так что сейчас домой - и спать.
   Выйдя из здания и прогуливаясь по вечерней Москве, Нэш долгое время размышлял о том, как ему добраться до этой "Яви". Конечно, проникнуть в помещение, где она находится, особого труда не составляло. Ну, а дальше что? Сможет ли он самостоятельно запустить ее и получить нормальный результат? Без специалиста делать там нечего. Оставалось только напрямую попросить, чтобы ему выделили на ней машинное время. А добраться до этой машины очень и очень стоило. Конечно, Нэш отдавал себе отчет, что даже если ему и предоставят эту чудо-систему, то каждый его шаг при ее использовании будет под контролем. Но на этот счет у него имелась в голове одна идейка.
  
   Выскочив из парилки, Димон с разбегу нырнул в прохладную воду бассейна, подняв при этом кучу брызг. Михалыч и Борис Васильевич, медленно плывущие рядом, словно два кита, недовольно заворчали и начали выбираться из бассейна.
   Кроме них троих, больше никого в сауне не было и по графику в ближайший час и быть не могло. Сауна принадлежала их фирме и обслуживала только ее работников. Но помещение проверялось так же тщательно, как и прочие помещения компании, так что обсуждать дела можно было спокойно.
   - Ну что, наплавался? - добродушно спросил Димона Михалыч, когда и тот, замотанный в простыню, вошел в комнату отдыха рядом с бассейном.
   - Ага! - довольно ответил Димон, усаживаясь в кресло. - Хорошо пошло!
   - Давай кваску попробуй, - предложил Михалыч, наливая пенистый напиток, - у меня жинка такой квас делает, не чета покупному-то.
   - Да, знатный квас, - подтвердил Борис Васильевич, - она у тебя травы какие-то добавляет?
   - Есть такое дело, - кивнул Михалыч, - для аромата и пользы.
   - Шеф, я вот о работе хотел спросить, - начал Димон, - у меня тут не совсем концы к концами сходятся. Надо бы обсудить.
   - Эх, даже здесь покоя нет, - с сожалением вздохнул шеф.
   Пока наружка вела Андрея, Дмитрий вместе с приданными ему в усиление двумя аналитиками пытался отработать все передаваемые "топтунами" контакты этого весьма деятельного парня. И буквально запарился. Для Дмитрия эти несколько дней "отпуска" объекта разработки превратились в один сплошной забег. Нужно было осторожно выявлять лиц и оперативно проводить анализ, случайно они контактировали с "засланцем" или являются завербованными агентами. По большому счету, Димон только брал всех на заметку и передавал приданным аналитикам для проработки. Слишком уже разнообразными были эти контакты: продюсеры, какие-то "левые" девушки, проповедники, писатели, журналисты, ученые и даже бомжи! Изо всего этого калейдоскопа Дмитрий пытался вычленить наиболее значимых, но пока не ясна была сама цель всех этих встреч, и он просто шел по следу, как гончая - верхним чутьем. Естественно, аналитики, которым выделили дополнительные компьютерные мощности, тоже пахали, как папы Карло, но все равно это была лишь поверхностная проверка. И аналитики пока не говорили ничего определенного, ссылаясь на то, что, мол, пока слишком мало информации для того, чтобы сказать что-то более четкое о системе отбора и тем более использования контактов.
   Идя в сауну в компании с Михалычем, Димон прокручивал все эти мысли в голове и сейчас, не утерпев, решил попытать шефа на предмет прояснения общей диспозиции - так сказать, вида сверху на ситуацию в целом.
   - Не надо было его приглашать, Михалыч. От этих молодых один геморрой, - вздохнув, сказал шеф. - Ну, давай, спрашивай, чего ты там хочешь узнать.
   - Понять хочется, чего мы так с этим парнем возимся. Наружка вся в мыле, я и аналитики с пеной у рта роем, копаем, - а ради чего? И зачем так, если можно было бы его взять, отдать нашим медикам-потрошителям и у них он сам бы все выложил?! А так, несмотря на всю пахоту, если честно, аналитики никаких конкретных выводов пока сделать не могут, - вздохнул Димон. - Да, конечно, у меня целых целая флешка данных о контактах этого кренделя накопилась, но, по сути, это просто скопище информации. Контакты объекта, обрывки разговоров, которые удалось подслушать, ну и прочая лабуда - аналитикам, чтобы все сопоставить, еще недели полторы это все переваривать придется.
   - Не вытанцовывается, значит, пока ничего, говоришь? - хитро прищурился шеф. - Тогда давай медленно и печально раскладывать все по порядку. Только чур, Дмитрий, ни с кем больше тем, что я тебе скажу, не делиться. Мне нужно, чтобы аналитики сделали независимое заключение, а не подогнали все, пусть и бессознательно, под мои предположения. Начнем с тебя - доложи кратко те выводы, которые уже есть.
   Вздохнув, Димон приготовился к долгой и обстоятельной беседе. Было известно, что шеф убежден: каждый может дойти до всего своим умом, надо лишь подтолкнуть его в правильном направлении. Это он чаще всего и делал, ведя с теми сотрудниками, которых считал перспективными, изматывающие, порой часовые беседы.
   - С исчезновением объекта и его последующим появлением все более-менее ясно, - начал Димон. - Он действительно побывал в заварухе, связанной с использованием магической энергии. Недалеко от Останкино был зафиксирован очень мощный выброс, который засекли наши оперативные наблюдатели. И мы туда даже группу выслали, чтобы понять, кто ж это там так засветиться-то не побоялся. Когда наши приехали, там уже вовсю орудовали ребята из прокуратуры и ФСБ. Так что наши покрутились осторожненько вокруг с аппаратурой и уехали.
   - Знаю, не продолжай, - прервал его шеф, - группа быстрого реагирования по остаточному фону определила, что там порезвились эльфы и оборотни. Но выследить их, конечно, уже не смогли.
   - Да, скорее всего, это нашего подопечного его соратники из рук индийцев вырвали. Анализ мочи, тайно взятый мною, когда он заявился пьяным в дым после похищения, выявил у него в крови остатки сильнодействующего транквилизатора. Между прочим, от такой дозы нормальный человек неделю бы слюни пускал. К врачу его затащить не удалось - он сказал, что, мол, заживает все на нам, как на собаке. А потом началось самое интересное. Все эти свободные дни он, пользуясь моим отсутствием, проявил просто бешеную активность. Если честно, мы просто отслеживали его контакты и лишь поверхностно копали некоторые наиболее занятные. Ребята Михалыча на сей раз поработали просто выше всяких похвал - даже кое-что из разговоров удалось записать. Но толку от этого мало. Все-таки большая часть содержания переговоров осталась неизвестной. Причем, похоже, наш объект разработки использовал какие-то спецсредства подавления аппаратуры наблюдения. Или, что еще интереснее, он обладает способностями такого подавления путем экстрасенсорного воздействия. Ведь аппаратуры-то я у него не нашел, и наружка не выявила ни одной передачи ему чего-либо более-менее похожего на определенные устройства.
   - Есть ли что по тем, с кем наш герой контактировал? - спросил шеф.
   - Материала-то куча, да толку пока мало. У него, как у Ноя, каждой твари по паре - от политиков и до бомжей. Легче сказать, кого нет. Большинство - явно случайные люди. Возможно, он намеренно так много общался, чтобы запутать возможное наблюдение и усложнить работу аналитиков. Никакой системы или связи я пока не нашел. Аналитики тоже.
   - Понятно... - Борис Васильевич начал расхаживать по комнате, теребя край простыни.
   - Еще он интернетом много пользовался, - заметил Димон, - долго просиживал в интернет-кафе, причем все время в разных. Мы прошерстили, как могли, на какие IP-адреса он заходил. Я вам файл сбросил, там все изложено. Но ничего интересного пока и там не нарыли - объект внешне бессистемно заходил на форумы самых разных сайтов и оставлял там совершенно невинные на первый взгляд сообщения. Пару раз открыл новые темы - и все.
   - Угу... - промычал шеф. - Ладно, это все рутина. А тебе не кажется, что наш герой что-то слишком резво взял с места в карьер?
   - Есть немного. Ну да вы же сами ему этот отпуск дали, - пожал плечами Димон. - Хотя, конечно, если бы ему надо было, он и так бы это все сделал.
   - Мне так кажется, что он в ближайшее время готовит что-то, сказал шеф. - Вот печенкой чувствую, неспроста это все - суета его и мельтешение.
   - Может, и готовит, только что нам-то делать? Может, все-таки взять его и спросить с пристрастием?
   - Какой ты скорый - все бы брать да хватать. Ладно, это эмоции, - шеф сел в кресло и, отхлебнув чайку, продолжил: - Ну, а чем он на работе-то занимается? Небось материалы наши его так достали, что начал потихоньку манкировать?
   - А вот и нет, вкалывает как проклятый. По мнению его коллег по комнате, он уже разобрался в теории и даже пробует составлять какие-то модели.
   - Что пробует?
   - Мы к нему в комп не залезали, - ответил Димон, - чтобы не спугнуть. Да он и не скрывает особо - сам открыто сказал одному сотруднику. Попытался сделать какую-то модель ситуативного анализа и теперь просто жаждет прогнать ее на нашей системе, на "Яви". И даже просил меня ему в этом посодействовать. Я пока ни да, ни нет не ответил.
   - Жаждет, говоришь? - призадумался шеф. - А давай его пустим.
   - Как пустим? - недоуменно спросил Димон. - Чтобы он доступ получил? А на фига? Да и мало ли что он там понаписал - может, логическую бомбу особо хитромудрую внедрить хочет.
   - Ну да, - улыбнулся шеф, - именно чтобы воспользовался. Но только под нашим присмотром. Сдается мне, мы хоть понять сможем, чего он хочет. Ну а внедрить бяку какую-нибудь ему наш цвет российского хакерства не даст. Даром, что ли, мы их сначала искали, контакты устанавливали, а потом уговаривали на нашу службу компьютерной безопасности работать? Одна Оленька наша, "смерть виндам", чего стоит - умница и красавица. А?
   - Не боитесь, что вы ему этим помощь окажете? - Дмитрий сделал вид, что не заметил подколки шефа относительно Ольги - молодой девчушки-самоучки, жутко талантливой в области программирования и информационных технологий, к которой Димон давно клеился, правда, пока без особого успеха. - Он, может, какую-нибудь гадость хочет проверить. Задумал, например, скрытую операцию по внедрению своих агентов во властные структуры. И с нашей же помощью сможет разработать наиболее перспективные событийные последовательности осуществления этой операции. А потом доклад пошлет победный. Так и так, все подготовил, проверил достоверность, положительный исход операции - девяносто пять процентов. Это же смех будет - контрразведка сама врагам поможет.
   - Во-первых, никто не помешает нам внести в его модель маленькие такие поправки, так что при воплощении его задумки результат уже будет не такой однозначный. Причем он этого и не заметит, поскольку все тонкости принципов работы системы мы ему не показывали. Стоит рискнуть. Да и нужно ведь дать ему проверить, чему он научился. Не зря же тут перед монитором штаны просиживает. Давай, Дима, так и сделаем: как только он в очередной раз пристанет к тебе с такой просьбой, ты поддайся на его уговоры и попроси написать на мое имя служебку с просьбой разрешить ему, скажем, четыре часа работы с "Явью". И обещай, что эту его просьбу поддержишь, но только при условии, что будешь эту его работу жестко контролировать! Мол, только если ты все будешь видеть, чем он там заниматься будет, шеф, то есть я, даст такое разрешение. Вот и посмотрим, как он выкручиваться станет. А чтобы естественно было, зайди прямо завтра к нему в комнату как бы невзначай.
   - Шеф, а что делать с его контактами? - спросил Михалыч. - Кого-нибудь брать в жесткую разработку будем? Или пока просто поводим их на коротком поводке?
   - Полагаюсь на твой опыт, - ответил шеф. - Поговори с аналитиками - какие-то предварительные выводы у них все-таки есть, - на основании этих выводов и ощущений твоих парней сам реши, за кем и с какой степенью тщательности нужно приглядеть, а кого можно и прищемить легонько через наших ребят в ФСБ или в УБЭПе. Тут я тебе не советчик.
   - Шеф, вы мне все же еще раз подтвердите на всякий случай - мне Андрею организовать доступ к "Яви"? - уточнил Димон. - Вы точно решили, не передумаете? И там, еще выше, это разрешат?
   - Не учи отца детей делать! Уже все согласовано. Так что это на тебе. И давайте наконец просто отдохнем, - хлопнул по столу шеф, - а то мы скоро уже в сортирах начнем о работе думать. Все, айда в парилку по новой.
  
   Глава шестнадцатая
  
   Улицы Дмитрова были сегодня непривычно безлюдны. Скамейки перед подъездами сиротливо пустовали, даже большинство магазинов было закрыто по техническим причинам. Только бродячие собаки осторожно заглядывали в подворотни, немного ошарашенные отсутствием дворников и играющей ребятни. Иногда они замирали на месте, и тогда до их ушей долетал непонятный шум, доносящийся откуда-то из центра города.
   На центральной площади просто яблоку негде было упасть. Казалось, почти все население шестидесятипятитысячного Дмитрова столпилось сегодня, чтобы посмотреть и послушать всего лишь одного человека, жителя этого же города.
   Герой дня стоял на наспех сбитом помосте и внимательно оглядывал толпу. Он не спеша прохаживался, собираясь с духом для выступления, и пытался разглядеть лица стоящих людей. Большинство собралось здесь из-за обычного любопытства - вечер пятницы, развлечений особых нет, почему бы не сходить? Но были и те, кто пришел специально ради того, чтобы услышать его, Валерия Митукова, или даже еще и прикоснуться к нему. Они были в меньшинстве, но узнать их можно было по горящим глазам.
   В герои Валерий Митуков попал совершенно неожиданно. Соседи всегда считали его обычным парнем, тихим, безобидным, даже недалеким. Мать у него умерла вскоре после его рождения, отец если и был, то имя его осталось неизвестным, и Валерия воспитывала его полуглухая бабка, припитая тяготами жизни. Некоторые считали ее слегка ненормальной, но ошибочно чтобы услышать просто она слишком многого натерпелась в жизни и теперь жила как бы по инерции, в своем мире. Несмотря на это, за Валеркой она следила, был он всегда вымыт, сыт и одет. Кое-что подкидывали ей сердобольные соседи, но основным источником дохода была пенсия.
   Школу Валерка часто прогуливал, предпочитая проводить время на воздухе. Шатался по улицам, собирая кое-какой пригодный хлам, как-то: старые чайники, детали от машин и прочие отходы технической цивилизации. Все это он тащил к себе в дом, простенькую и кривоватую деревянную избушку на окраине города, складывал в пыльном и темном чулане и временами пытался собрать из этих вещей какие-то ему одному известные конструкции, явно бесполезные в практическом смысле и чудные с виду.
   Старушка иногда кое-что из этого хлама сдавала в лом, а остальное выкидывала раз в два месяца, когда чулан заполнялся до такой степени, что дверь больше не закрывалась.
   И так прошло целых двадцать лет. Валерка вырос, за ним прочно закрепилось прозвище Юродивый, но называли его так без злобы или дурного умысла, а просто констатируя факт. К тому же был он тихим и безобидным, мог при надобности помочь соседям, если тем нужно было что-то перенести или тяжесть какую передвинуть. Но однажды привычное течение жизни у Валерия нарушилось, да так стремительно, что впоследствии никто не мог понять, как же это произошло.
   Было погожее летнее утро, старушка ушла по каким-то делам, оставив ему на столе нехитрый завтрак - бутерброды с плавленым сыром и овсяную кашу. Валерий начал есть, размышляя, чем бы себя занять, когда на глаза ему попалась газета из числа того рекламного мусора, что подсовывают в почтовые ящики всем подряд. Он начал ее читать, и занятие это ему весьма понравилось, хотя до сегодняшнего дня Валерий и близко к печатной продукции не подходил. Он не очень-то любил читать, интересовался разве что надписями на зданиях да на магазинах. И его самого удивило то, что сейчас он понимал, о чем пишут, понимал смысл, вложенный в эти маленькие значки. Если раньше Валерий уставал, прочтя пару слов, то теперь он за один присест проглатывал предложения, и в голове они складывались в понятные мысли и образы.
   Он даже не пошел, как обычно, на улицу и весь день жадно читал все, что было в доме: Библию и какие-то брошюры религиозного характера, поскольку больше ничего у старушки и не было. На следующий день и записался в библиотеку, чем весьма удивил библиотекаршу, которая не могла поверить своим глазам. Валерка-дурачок, оказывается, читает! Еще больше поразилась она тому выбору, который сделал этот новый читатель, но особого внимания на это не обратила. Тем не менее, новость о странном поведении Валерки постепенно стала новостью если и не общегородского, то уж точно районного масштаба.
   Засев дома на неделю, Валерий начал поглощать все книги, которые ему удалось взять не только в библиотеке, но и у ошарашенных соседей, отрываясь разве что на сон или на бытовые надобности. Старушка только качала головой и крестилась, подумывая о том, не привести ли в дом на всякий случай батюшку, но слова поперек Валерке не сказала.
   После недели заточения Валерий вышел в свет и сделал это очень эффектно. Он направился к зданию администрации города и, непостижимым образом получив все пропуска, дошел до приемной мэра, где сообщил секретарше, что хочет дождаться встречи с градоначальником. Удивленная секретарша, дородная тетка старой закалки, у которой никаких посетителей записано не было, сразу же позвонила в бюро пропусков, чтобы узнать, кто заказал пропуск этому странному парню. И получила ответ, что это сделал сам мэр! Удивившись еще больше тому, что хозяин не поставил ее в известность, она сообщила меэру по селектору, что у него посетитель. Естественно, тот очень удивился и сказал, что никому ничего не назначал. Тогда секретарша довольно невежливо попросила странного посетителя освободить приемную. Валерий молча выполнил ее просьбу начал прохаживаться недалеко от выхода из здания, дожидаясь, когда же появится мэр. Заработавшись допоздна, мэр вышел в сопровождении секретарши и одного охранника и напоролся на Валерия. Как впоследствии рассказывала секретарша, которая до того дня Валерку и знать не знала, "охранник, завидев направившегося прямо к ним молодого парня, дернулся было ему наперерез, но тот лишь отмахнулся эдак рукой - и охранник наш, здоровенный детина, бывший омоновец, словно бы споткнулся и брякнулся на асфальт. А потом у этого парня из глаз словно лучи ударили и попали в мэра, после чего тот аж остолбенел". Что дальше происходило между мэром и Валерием, было неизвестно, так как секретарша упала в обморок. Полежав минут десять, она очнулась и увидела лишь быстро удаляющуяся машину мэра. И неизвестного ей странного парня рядом тоже не наблюдалось. Отряхнувшись и поправив прическу, она пошла домой, чтобы тут же обзвонить всех своих подруг и рассказать им эту правдивую историю. Те, естественно, не очень-то ей поверили и начали ломать головы над тем, зачем мэру понадобилось распространять такой странный слух.
   Через несколько дней во всех очередях только и обсуждалась эта новость, и каждый раз появлялись все новые и новые подробности и уточнения. Так, было добавлено, что странный пришелец имел нимб над головой, а по бокам от него видели два светящихся силуэта с крыльями - то ли двух ангелов, то ли, наоборот, двух демонов, которые оберегали его ото всех неприятностей. Обнаруживались даже люди, которые якобы в тот самый момент находились рядом с местом происшествия, и рассказывали они такую несусветную чушь, что им почти все безоговорочно верили.
   Каждый день в городе был ознаменован все новыми и новыми поразительными событиями, в свете которых юродивый Валерка выглядел уже если и не святым, то явно героем, обладавшим к тому же сверхъестественными способностями.
   Днем позже он нанес неожиданный визит в местную больницу, где смог за несколько минут вылечить сразу всех больных неврологического отделения. Врачи, уже наслышанные о предыдущих деяниях Валерия, не стали ему препятствовать, а с удивлением и даже с некоторым страхом наблюдали за выздоровлением своих пациентов.
   В милиции предпочитали пока не вмешиваться, здраво рассудив, что если пострадавших и потерпевших нет, то нет и повода для какого-либо расследования. Этой позиции в немалой степени поспособствовало и то, что в РУВД по всему городу пришли и добровольно сдались, написав явку с повинной и "чистосердечку", несколько матерых домушников и карманников, которым в летний сезон удавалось особо удачно обчищать квартиры и портмоне граждан. Этим они так подняли все показатели по раскрываемости, что обеспечили премию всему личному составу. При этом причину своего покаяния воры объяснили совсем непонятно: якобы совесть их замучила. Муки совести они описывали в очень ярких красках: им снились сны, в которых недвусмысленно и доходчиво было показано, что ждет преступников, если они не станут на рельсы честной жизни. Разместившись в камерах предварительного заключения, все тут же заснули с радостным выражением на лице и проспали беспробудным сном почти сутки. Пристальное внимание к возникшему феномену, естественно, проявили в городском управлении ФСБ, но никаких активных действий в отношении Валерия пока не предпринимали. Возможно, ожидая указаний из Москвы.
   Сотрудники городской администрации тоже не знали, как реагировать на происходящее, поскольку их удивляли действия самого мэра, который после памятной встречи с новоявленным чудотворцем неожиданно сменил двух замов и начал бескомпромиссные кампании по собиранию местных налогов в городской бюджет, снижению затрат в сфере дорожного строительства и обслуживания ЖКХ, а также направил главам ГУВД и городской прокуратуры письмо с просьбой провести расследование законности целого ряда сделок по выделению участков под застройку. На этом фоне рядовым чиновникам оставалось лишь делать вид, что ничего особенного не происходит. А бизнесмены из числа тех, которые раньше чуть ли не ногой открывали дверь в кабинет градоначальника, теперь вынуждены были по всем вопросам обращаться только к новым заместителям. Те же, судя по недовольным лицам выходящих из их кабинетов "олигахеров местного разлива", имели гораздо меньшую взяткоемкость, чем их предшественники. А тут еще и прокуратура и управление по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями, пользуясь теперь уже полной поддержкой мэра, возбудили сразу несколько дел по нарушению законности при получении землеотводов и при проведении строительных работ. Так что в спокойном до недавнего времени Дмитрове забурлили большие страсти, причем вызванные конкретными финансовыми интересами. Это породило новую лавину слухов о том, что какие-то темные личности, явно не местные, пробовали поговорить по понятиям и даже похитить юродивого Валерку, но у них ничего не вышло. Правда, подробности этих встреч описывались каждый раз иначе. То "дмитровский чудотворец" одними лишь словами заставил всех наезжавших на него раскаяться, то он уклонялся от пуль нанятых снайперов и одновременно положил в рукопашной сразу то ли шесть, то ли восемь человек, делая все это едва ли не круче, чем Нео в первой "Матрице". Чувствовалось, что нарастающее вокруг личности юродивого напряжение обязательно должно вскоре как-то разрядиться.
   Местный архимандрит произнес проповедь, в которой изрек, что все происходит по Промыслу Господню и на убогого снизошла благодать Божья, но при этом устанавливать с новоявленным Божьим избранником более тесные контакты не спешил. Валерий посещал иногда церковь, но та явно не торопилась взять его под свое крыло. Слишком уж непонятны были его поступки и, лавное, неясно, каким образом слабоумный получил свои необычные способности. Возможно, что "властители душ", как и их более приземленные собратья из городского ФСБ, тоже ждали указаний из центра.
   Так что, когда из недр городской администрации просочилась новость, что Валерий подал прошение разрешить ему вечером ближайшей пятницы выступить на главной городской площади перед всеми, кто захочет его послушать, почти все население решило там побывать. Резонно полагали, что на этом мероприятии должны были разъясниться многие непонятные и таинственные стороны всего произошедшего. Мэр Дмитрова, естественно, немедленно дал разрешение, поручив ГУВД обеспечить порядок и оградить как население, так и оратора от возможных провокаций и хулиганских действий. При этом начальники ГУВД и городского управления ФСБ, кшнечно, тут же сообщили по инстанции о планируемом выступлении новоявленного "хрен его знает кого", как в сердцах выразился начальник городской "конторы" в одной из бесед с бывшим своим сокурсником по Академии ФСБ, ныне занимающим высокий пост в Центральном аппарате. И получили подозрительно оперативные ответы с требованием обеспечить всемерное содействие выезжающим в Дмитров специальным группам. Похоже, что в Москве при всей занятости более насущными и важными проблемами нашли время и для того, чтобы, наконец, детально разобраться с "дмитровскими чудесами", что руководство городских спецслужб очень даже радовало.
   И вот теперь, смотря на людей, заполонивших площадь, Валерий смутно представлял себе, что он им скажет. Вернее, мыслей в голове было много, но они мешали друг другу, и сконцентрироваться на какой-то одной было непросто. Для него самого все эти события промелькнули так стремительно, что слились в какой-то калейдоскоп, и он с трудом вспоминал, что и как делал. Отдельные фрагменты мог прокрутить перед глазами очень четко, а некоторые дни у него буквально выпали из памяти. Смутно помнил Валерий и тот факт, откуда у него появилась идея о том, что надо помочь всем горожанам в этой их нелегкой жизни.
   Как у него возникла идея выступить сразу перед всем городом, он уже не знал. То ли ее подкинул кто-то из людей, которые начали толпиться под его дверью (кто хотел исцелиться от недугов, а кто - получить ответ на мучившие его вопросы о смысле жизни или будущем), то ли он сам этого захотел... Придя в администрацию с письменной просьбой разрешить ему выступить перед горожанами, Валерий встретил полное понимание. Правда, мэр общаться с ним снова не захотел, но один из его новых заместителей заверил Валеру, что все будет сделано. Правда, парень не видел, что, когда он вышел из здания администрации, заместитель мэра с облегчением вытер со лба обильный пот. Он-то, бывший школьный друг мэра, знал, почему тот так разительно переменился. Приглашая его и еще одного своего давнего, уже с институтских времен, приятеля работать своими замами, мэр красочно описал, как после того, что показал ему, забравшись прямо в мозги, этот юродивый, он больше не сможет воровать, но вот замы его очень даже смогут. А посему их надо заменить верными людьми. И уж лучше он будет помимо официального жалования приплачивать им из своих накоплений, нежели ему придется еще раз встретиться с этим парнем. Все это было в высшей степени непонятно, странно и страшно. Но предложенная мэром дополнительная компенсация была настолько больше тех зарплат, которую получали оба его друга на прежних местах работы, что после недолгих колебаний те согласились.
   И вот Валерий стоял на специально собранной посреди площади трибуне, оцепленной по периметру парнями из ОМОНа, и смотрел на площадь, стремительно наполняющуюся народом. Перед ним стояли такие же, как он люди, и его долг был помочь им, облегчить их страдания и дать им веру. И Валерий начал говорить, удивляясь тому, что туманные мысли и образы по мере их озвучивания обретают стройную форму и четкую логическую последовательность. Но за последние две недели он уже к этому привык.
   - Сограждане! - обратился Валерий к стоящим на площади, и гул толпы, словно по волшебству, затих. - Многие меня знают с детства, и видели, каким я был - недалеким чудиком, полудурком. Но что-то со мною случилось, и теперь я обладаю силой, которую направляю в помощь вам. Я уже стараюсь в меру данных мне сил облегчить страдания больных, вразумить заблудших, наставить на путь истинный утративших смысл жизни. И наказать тех, кто злонамеренно пытается жить за чужой счет. Пора становиться хозяевами своей судьбы, пора зажить достойной и нормальной жизнью! Хватит стоять на коленях перед всякими пришлыми.
   Толпа ответила напряженным молчанием, стараясь переварить услышанное. Все ожидали совсем не этих слов, которые, с одной стороны, были похожи на речи заезжих проповедников или батюшки перед паствой, а с другой - разительно отличались от них простотой и отсутствием какой-бы то ни было возвышенности либо напыщенности. И поэтому большинство пришедших уже начали было подумывать о том, как провести оставшиеся им годы с большей пользой, как вдруг к помосту из толпы вышла какая-то старушка, с трудом толкая перед собой инвалидную коляску. Уже немолодой мужчина с землистого цвета лицом смотрел на Валерия потухшими и безжизненными глазами.
   - Вот, сынок у меня, - начала говорить бабулька, - уж поди годиков двадцать как не ходит после аварии. Ноги начисто отнялись. Вылечи, на тебя только надежда и осталась.
   Спускаясь с помоста и подходя к инвалиду, Валерий еще не знал, что сделает. Одно дело - простых хворых излечивать и совсем другое - человека, двадцать лет не встававшего на ноги.
   Возникла мысль, что он не сможет так запросто его поднять, но народ в безмолвии ждал, и нужно было что-то делать. И тут Валерий на короткое мгновенье словно потерял ориентацию, перед глазами поплыли круги, и он немного пошатнулся.
   - Братья и сестры, - попытался прокричать Валерий охрипшим голосом, - только с вашей помощью смогу я поднять на ноги человека, только ваша любовь и забота смогут помочь ему. Пожелайте всей душой этому человеку выздороветь. Как говорил Иисус: там, где двое молятся, там Отец мой незримо стоит меж них. Так помогите же мне, люди, чтобы не моей силой и волей, но по воле Господа нашего выздоровел этот увечный. Да снизойдет на него Благодать Божья! Повторяйте же теперь за мной: силы в тело, хворь из ног! Силы в тело, хворь из ног!! Силы в тело, хворь из ног!!!
   Кто-то рядом подхватил эти слова, и, словно круги на воде, они начали идти дальше и дальше в толпу. И вот уже вся площадь скандировала простенький призыв, и над ней возник нарастающий монотонный гул.
   Валерий не мог подобрать слов, чтобы назвать нечто, возникшее в этот момент между людьми. При этом он ощущал, что лишь инициировал этот процесс, но управляет им не он. И хотя всем на площади могло показаться, что ощутимо сгустившееся над людьми облако энергии направляется Валерием, сам он прекрасно знал, что это не так. Он осознавал, что может указать этой силе на тот или иной объект, но не может предсказать, как она будет действовать. Вот и сейчас он лишь почувствовал, что неведомая Сила достигла некоего критического уровня напряжения и в следующий миг мощным потоком хлынула в прикованного к коляске мужчину. То, что почувствовали в этот момент все стоявшие на площади, каждый из них потом описывал по-разному: одним привиделось, как над калекой вдруг возникла фигура в белой одежде и простерла над ним руки, из которых излились потоки света, другим - как в увечного ударила бесшумная молния, а третьи не увидели ничего, зато почувствовали, как их самих словно "дернуло изнутри". Сразу после этого все стоявшие на площади ощутили, как их охватывает необычное состояние, в котором одновременно присутствовали ощущения огромной силы и глубокого покоя.
   - Чудо! - заплакала бабулька, когда ее покалеченный сын нерешительно поднялся из коляски.
   Покачиваясь и держась за окружающих, он сделал маленький шажок, потом еще и еще. На лице у него застыло странное чувство, словно он не мог поверить в происходящее с ним. В толпе же послышались самые разные крики:
   - Исцелил!
   - Да фигня, подставной инвалид - и все дела!
   - Не, я этого мужика знаю, он действительно ходить не мог!
   - Да ты сам-то не засланный ли казачок будешь?
   - Люди, что ж вы такие неверующие-то?!
   - Вот не верим в Бога, поэтому он нам и не помогает!
   - Да шарлатан очередной, бабки потом будет зашибать на лечении!
   И вот тогда-то и началось самое главное: вдруг то тут, то там стали раздаваться радостные либо изумленные возгласы - это стали исцеляться те пришедшие на площадь в надежде на чудо больные и увечные, которые стояли поодаль и о нисхождении на которых благодати новоявленный чудотворец и не просил! Более того, вообще все бывшие на площади вдруг почувствовали себя лучше - у всех разом отпустили застарелые болячки и прошли боли в сердце, желудке, суставах, позвонке, а также насморк и даже вечное похмелье. Через несколько минут уже вся площадь в едином порыве скандировала слова "чудотворец" и даже "мессия". При этом каждый словно стремился выплеснуть свои до того сдерживаемые эмоции. Собравшиеся на площади люди впали в эйфорию. При этом каждый из них частью рассудка понимал, что захвачен в плен коллективного исступления сродни тому, которое испытывают болельщики на стадионах, но остановиться не мог. Толпа как бы сама себя накачивала, входя в резонанс с некими вдруг ставшими ощутимыми потоками энергий, окружающими каждого человека. Валерий же, который запустил весь этот процесс, всего этого уже не увидел, потому что после того, как бабулька крикнула "Чудо!", его словно выключили. Полностью обессиленный, он пошатнулся и упал с помоста на руки стоящих вокруг людей.
   Когда же он очнулся, вокруг царило безумие - к нему пытались протиснуться какие-то люди со слезами на глазах, чтобы дотронуться до него, некоторые бились в истерике, чуть ли не срывая с себя одежду. Он же и сам не мог толком понять, как помог несчастному. Но, в отличие от всех предыдущих случаев, сейчас где-то глубоко внутри крепко засело чувство уверенности в том, что теперь он может направлять эту Силу и творить с ее помощью если и не все, то очень многое. Словно кто-то сидел в его голове и нашептывал ему: "Ты можешь помочь всем этим людям", толкая на новые подвиги.
   - Если вы сами захотите и поддержите меня, я всех сделаю счастливыми! - закричал Валерий, опьяненный своими новыми ощущениями власти над Силой. - Всех, и никто не сможет мне помешать! А тех, кто попытается, мы все вместе сметем со своего пути! Мы можем все, и нет силы, способной нас остановить!
   Толпа откликнулась взрывом эмоций и криками, некоторые даже начали преклонять колени и бить поклоны. Валерий снова почувствовал, как над площадью собирается энергия, но теперь он мог четко ее видеть и направлять по своему желанию. Он мог лечить этих людей, а мог и покарать любого из тех, кто отступал от заповедей, дарованных Богом.
   Только стоящий неподалеку от помоста священник не принимал участия во всеобщей эйфории. Когда увечный встал из своей коляски, батюшка трижды перекрестился и, тихо шепча молитву, начал выбираться из толпы.
   Валерий же в этот миг очень ясно осознал, что именно в этой вот толпе и скрыта вся та сила, которой он наконец-то мог теперь хотя бы частично управлять, а вернее, фокусировать эту вырвавшуюся на свободу психоэмоциональную энергию в выбранную им точку, поскольку являлся всего лишь своеобразной линзой.
   "Хотя нет, не просто линзой, - размышлял Валерий. - Именно я могу высечь в их душах ту искру, которая зажигает этот огонь. Я нужен им, а они нужны мне".
   Вопрос о том, почему он стал обладать такой способностью, у него не возникал. Как только он пытался задуматься над этим, что-то у него в мозгу мягко гасило эти мысли и отводило внимание от подобных размышлений. Он словно превратился в какой-то механизм, выполнявший определенную задачу.
   А дальнейшие события тем временем начали развиваться по совсем неожиданному даже для самого Валерия сценарию. Когда люди на площади все еще пребывали под впечатлением исцелений, он вдруг неожиданно для себя самого призвал разгромить ни много ни мало "неправильно молящихся, которые наносят оскорбление вере нашей православной", имея в виду действовавшую в городе небольшую секту евангелистов. Располагались они на окраине города, в добротном кирпичном доме, скрытые от излишнего влияния высоким забором. Особых проблем никому не доставляли, только изредка по ночам долетали из-за забора просто-таки нечеловеческие крики, будоражившие мирных обывателей. Однако проверка на основании заявлений жителей соседних домов ничего не дала: сотрудники районного УВД ничего предосудительного не обнаружили и ушли, предложив сектантам больше не нарушать общественный покой слишком громкими звуками после двадцати трех часов. Что те и сделали. А больше евангелисты вроде бы и не творили ничего такого. Но именно на них направил гнев Валерий, хотя чем они ему помешали, он и сам толком понять не мог. Однако возникшее было сомнение тут же пропало, и новоявленный чудотворец с еще большим негодованием в голосе призвал народ идти громить "это гнездо темных сил".
   И толпа двинулась в сторону дома евангелистов. По дороге никто ничего не крушил, не бил стекол в домах и витрин, а побледневшие от ужаса хозяева небольших магазинчиков напрасно боялись, что их ограбят подчистую - никто в их сторону даже и не посмотрел. Так в молниича вся эта масса народа и подошла к дому, где натолкнулась на заслон из омоновцев, спешно переброшенных туда в кои то веки успевшими вовремя сориентироваться милицейскими начальниками. Так они и замерли друг против друга - толпа ведомых своим новым кумиром жителей и три шеренги бойцов со щитами и дубинками-электрошокерами. И от обеих этих молчаливых живых стен исходила ощутимая угроза. Только шуршание множества ног нарушало тишину, да где-то далеко скулили собаки, почуявшие беду.
   Валерий чувствовал, как напряжение толпы нарастает. Он не завидовал тем, кто находился в доме. Над ними сейчас сконцентрировалось поле такой ненависти, какой обычный человек вынести не мог. И минут через десять из дома, словно горох, посыпались люди. Одетые явно в спешке, они за спинами милиционеров кинулись прочь от этого места, лишь бы оказаться подальше от молчаливых людей с застывшим взглядом.
   Казалось, появление сектантов должно было спустить натянутую до предела тетиву нервного напряжения толпы и привести к ее столкновению с милицией. Но в тот самый момент, когда толпа уже колыхнулась вперед, над ней раздался громкий голос Валерия:
   - Пусть уходят! Мы не хотим насилия. Но мы имеем право жить так, как нравится нам. И верить в то, во что верили наши предки. Никакие евангелисты не должны пытаться учить нас иной вере. Теперь только мы решаем, как нам жить в нашем городе. А они пусть уходят и не возвращаются, иначе мы уже не станем терпеть их ложных проповедей!
   После этих его слов на людей сразу навалилась какая-то усталость, словно они работали без выходных целый месяц. Некоторые даже садились на землю, почувствовав слабость в ногах. Многие не могли понять, что с ними происходит и где они находятся. Но смутная мысль, что все нормально и хорошо, не давала им впасть в панику. И люди начали расходиться по своим домам, усталые, но счастливые и довольные. У них теперь был человек, который заботился о них, желал им только добра и способен был указать, что хорошо, а что плохо.
   И только несколько десятков человек в этой толпе не бросали на Валерия исполненные преданности взгляды. Хоть они шли наравне со всеми, но все же не утратили способности к незамутненному восприятию.
   Что-то во всем произошедшем казалось им глубоко неправильным, но что конкретно, они бы сказать не смогли. И уж никак не связали бы все произошедшее с рекламными плакатами, появившимися в городе чуть больше месяца тому назад. На первый взгляд, это были самые обыкновеные рекламные носители, необычными были только их формат и исполнение. Фоном для рядовых товаров служили очень сложные, как будто объемные многоцветные структуры. И все городские газеты примерно в то же самое время начали печатать аналогичные изображения. Сначала они резали глаза, но потом народ привык, а кто-то даже находил такое оформление не лишенным эстетики. Ну, а появившиеся на местном телеканале рекламные ролики садового инструмента, выполненные в несколько необычном стиле, и вообще не привлекли ничьего особого внимания. Равно как и группы иностранных туристов, примерно месяца за два до первого прихода юродивого в бибилиотеку вдруг зачастившие в Россию с поездками, в маршруты которых был включен и Дмитров.
   И лишь в резюмирующей части доклада специальной группы наблюдателей Братства, прибывшей в город за неделю до состоявшегося выступления по приказу Главы Совета, были следующие строки:
   "В результате всех проведенных мероприятий удалось установить следующее:
      -- Объект наблюдения Юродивый подвергся модификациям полевых структур, способным привести к изменениям в геноме. А согласно электромагнитному и спин-торсионному спектрам его мозговых излучений можно утверждать, что у него были созданы новые комплексы нейронных связей, похожие на те, которые возникают у людей вследствии применения некоторых специальных психофизических методов, истоки которых лежат в магических техниках эльфов.
      -- Жители города были подвергнуты массированному воздействию с помощью как визуальных, так и аппаратурных средств, призванных повысить одновременно:
   - степень скрытой внушаемости;
   - способность индуцированного неким направленным внешним воздействием перехода мозга в состояния с преобладанием тета-ритма или же так называемых быстрых волн с частотами в диапазоне 20-26 Герц;
   - уровень энергоотдачи организма, включая нервную и эндокринную системы;
   - степень воздействия нервных процессов на физиологические.
      -- Во время проведения массовой акции с участием объекта наблюдения как на уровне сенсорики, так и с помощью аппаратных способов были отмечены оказанные на толпу и на сам объект кратковременные инициирующие воздействия, вызвавшие у подвергавшихся воздействию людей кратковременную ударную активацию процессов репарации и регенерации тканей и даже нервных клеток. В силу кратковременности этих воздействий осуществить их пеленгацию и захват осуществлявших их субъектов или технических устройств не удалось.
   В связи с вышеизложенным предлагается...."
  
   Глава семнадцатая
  
   Михаил с нежностью провел рукой по пульту управления, смахивая невидимые пылинки. Было ясно, что в технике он видит больше, чем просто кусок железа. Нэш молча наблюдал, как тот щелкает переключателями, запуская установку.
   - Нужно подождать, пока загрузится и разогреется, - повернулся к Нэшу Михаил, - это минут пять-десять, не больше.
   Михаил был оператором "Яви", системы по генерации синхронизированных когнитивных виртуальных реальностей.
   Выглядел он этаким добродушным простоватым увальнем с постоянной радостной улыбкой на лице и животиком, выпирающим из футболки с веселеньким рисунком. Нэш почему-то легко представлял его где-нибудь на природе или даче в окружении бутылок с пивом и сочного шашлыка, но его облик никак не вязался с требующей сосредоточенности и сложных навыков сложнейшей аппаратурой.
   - Здесь расположены только кресло и пульт управления, - пояснял Михаил, - а вся основная начинка, вычислительный блок и прочая электронная требуха занимают две комнаты недалеко отсюда.
   Нэш рассматривал странное кресло с колпаком наверху, похожим на те, которые используются в женских парикмахерских для сушки волос (судя по всему, он тоже опускался на голову), и небольшой пульт управления с клавиатурой. Ему даже сейчас не верилось, что он добился своего и находится, собственно, в самом главном месте фирмы. Именно в этой комнате моделировались и утверждались все проекты, над которыми она работала. После нескольких дней просьб и уговоров Нэшу все-таки разрешили воспользоваться установкой, правда, на ограниченное время и под присмотром. Но ему и этого должно было хватить.
   - Похоже на электрический стул, - заметил Нэш, кивнул головой на жгут проводов, уходящий от колпака куда-то в стену.
   - Есть немного, - почему-то покраснел Михаил, - мы его еще стульчаком называем. Над дизайном-то не особо думали, когда разрабатывали. Садишься в кресло, колпак опускается, закрывая лицо, - и все. Просто и без наворотов.
   - Понятно, - кивнул Нэш, - ну и как на этой штуковине работать?
   - Элементарно, Ватсон, - оживился Михаил и быстро защелкал тумблерами на пульте, - я ввожу загруженную программу с модельной ситуацией, активирую блоки эвристики и подстройки под индивидуальные характеристики биофизических полей синтез-оператора - и все готово. Ничего сложного, каждый может, только надо вовремя заметить возникновение хаотических режимов и сделать коррекцию.
   - А ведро здесь зачем стоит? - спросил Нэш. - Вроде нигде не течет.
   - Не обращай внимания, - ответил Михаил. - Лучше начинай сосредотачиваться на тех аспектах своей модели, которые визуализировать хочешь. Кстати, что ты там эдакого набуровил, что руководство почти изнасиловал прошениями "проявить" свою модель?
   - То есть я прямо сейчас могу начать работать? - немного удивился Нэш, игнорировав последний вопрос.
   - В принципе, да, - ответил Михаил. - Только я буду присматривать за системой и прогу твою лично введу. Сам понимаешь, аппаратура дорогая, настройки сбить легко, если чего запорешь, новая юстировка несколько дней займет. Так что рисковать не будем... Но ты так и не ответил, что за модель замайстрючил-то?
   - Э... Симуляция группы социума, - ответил Нэш. - Точнее, реакции этой группы на ряд воздействий.
   Скрывать от Михаила цель было бы глупо - когда Нэш окажется в системе и запустится модель, тот все равно без труда разберется, что к чему. Если начать темнить, может заподозрить что-то и настучать начальству. Словно в подтверждение этих мыслей Нэша Михаил спросил:
   - Что-то ты темнишь. Колись, чего конкретно в модель заложил?
   - Да не темню я, - ответил Нэш. - просто подумал: на хрена тебя грузить лишними подробностями? Ну, раз тебе интересно, то нет проблем - решил посмотреть, какие нестандартные средства влияния на население могут быть наиболее эффективны для организации избирательной кампании в условиях современных российских реалий, Ничего особо сложного, так что я не понимаю, чего начальство так переживает. Ну да ладно. Можно садиться?
   - Да, подгони под себя высоту кресла и угол наклона - там внизу есть ручки. И подголовник не забудь отрегулировать. А я пока начну ввод команд. Так, что тут у нас...
   Пальцы Михаила быстро и уверенно запорхали над клавиатурой. Он что-то бубнил себе под нос, от усердия даже высунув кончик языка.
   - Ты сам болванку ваял? - спросил Михаил. - Или помогал кто?
   - Сам, но ее проверяли, - ответил Нэш, подгоняя кресло.
   - Какой временной горизонт прогноза? - уточнил Михаил.
   - Не знаю, - нерешительно пожал плечами Нэш, - по максимуму желательно.
   - Пять лет, потому как у тебя заявка с ограничением. Но и это немало - большинство ограничивается двумя-тремя годами. Так, вроде все. Готов?
   - В общем, да. Но немного боязно - а вдруг у меня "крышу сорвет"? Так что скажи, пожалуйста, в двух словах, на что это будет похоже.
   - Не хочу портить тебе удовольствие от первого раза, но обещаю: ничего опасного с тобой не случится. Ну, если только не вырвет с непривычки.
   - Ведро именно на этот случай? - догадался Нэш.
   Михаил только развел руками и улыбнулся - мол, без комментариев.
   - Внутри колпака, перед глазами, небольшой наноэмиссионный дисплей. Последняя разработка Motorola Labs и IBM. Эта технология позволила сконструировать дисплей, более дешевый, чем плазменные и ЖК-дисплеи и при этом превосходящий их по своим характеристикам. На него будут проецироваться изображения. Минут через пять, когда система адаптируется под твои мозги, пойдет стимуляция определенных зон мозга модулированным электромагнитным излучением. Обычно это самый неприятный момент, и некоторые не выдерживают - голова начинает кружиться, круги перед глазами появляются и все такое... Но если все нормально, то дальше как по маслу пойдет и потом начнется собственно генерация когнитивной реальности. А дальше уж все от тебя будет зависеть. Система переведет поставленную тобой задачу в некую форму, простую и удобную персонально для твоей начинки под черепушкой. Скорее всего, это будет похоже на мультик, где ты будешь в роли всемогущего художника. В принципе, "Явь" стимулирует работу твоих мозгов на полную катушку, только в неявном виде. В нашем случае твои мозги сами выполняют одну из главных ролей. При этом ты входишь в некое состояние, похоже на осознанное сновидение. Ладно, что-то я разошелся, теорию ты и без меня усвоил. Готов?
   - Угу, - опуская на глаза колпак, пробурчал уже устроившийся в кресле Нэш. - Чувствую, будет весело, не знаю вот только, кому и насколько.
   - Как говорится, ни пуха ни пера, - сказал Михаил. - Не дрейфь! Если что, отключим тебя. Да тут и так аварийная блокировка предусмотрена - если, не дай Бог, параметры твоего организма выйдут за пределы неких приемлемых значений, то система вырубится. Так что не трать время. Поехали!
   Перед глазами Нэша побежали внешне бессмысленные цветные картинки. Постепенно вроде бы разрозненные узоры начали складываться в нечто логически связанное, а в голове возникло ощущение щекотки, которое усилилось до такой степени, что захотелось снять колпак и почесать сразу лоб, затылок и даже забраться внутрь черепа.
   В этот момент изображения перед глазами начали обретать объем. Накатили головокружение и тошнота, и Нэшу захотелось закрыть глаза. Хорошо хоть, что эти ощущения длились буквально минуту субъективного времени, после чего у него в голове словно что-то вспыхнуло, а уши будто заложило ватой. И вдруг Нэш понял, что все вокруг изменилось. Он уже не сидел в кресле, а находился в каком-то замкнутом объеме, и вокруг него шло непрерывное движение. Больше всего это походило на перемещение микроорганизмов в капле воды - вокруг фантома самого Нэша хаотично двигались тела разной формы и цвета, сталкиваясь, вступая в какие-то взаимодействия и поглощая друг друга. Нэш мог перемещать точку обзора и возникать в любом месте этого пространства. Более того, он мог также без особого труда менять и целый ряд свойств этого мирка. Все это было очень непривычно, и Нэш немного растерялся, на секунду позабыв все то, что слышал несколько мгновений назад. Поэтому поначалу он решил просто посмотреть на движение этих "инфузорий", как он назвал про себя быстро меняющие форму информационные сгустки, отображающие в виртуальном пространстве модели состояния соответствующих им реальных объектов и субъектов.
   Сначала он не видел никакой закономерности в, казалось бы, полностью хаотичном движении "инфузорий", но спустя некоторое время в его мозгу словно что-то щелкнуло, и он сразу обнаружил, что это не так. "Инфузории", имеющие похожие формы, пытались расположиться как можно ближе друг к другу. Маленькие и шустрые, с острыми углами, сновали вокруг медленных и больших объектов, пробуя сбивать их с пути. Теперь Нэш понял, что во всем этом есть некая четкая система и он способен на нее влиять.
   Хоть он и прошел теоретический курс, на практике сгенерированная реальность выглядела несколько экзотично. Нэш понимал, что такая форма представления была подобрана не случайным образом. Система решила преобразить исходный сценарий модели именно таким образом исходя из индивидуальных возможностей его мозга. Если бы его заранее предупредили, что он столкнется с таким выражением его задачи, то он, возможно, воспользовавшись приемами ментальной дисциплины, полученными при обучении в школе Ордена, смог бы задать более понятную систему образов. Дано: модель, которую он построил. Требуется: проверить эту модель, как она будет соотноситься с реальностью и можно ли с ее помощью достичь поставленных на заданном уровне будущего целей. Главная проблема: эта модель почему-то преобразилась в форму целой системы "инфузорий".
   Предположим, эти "инфузории" характеризуют людей, а их движения - это реакция друг на друга и на внешние воздействия. Если принять такие исходные данные, то можно попытаться интерпретировать происходящее и получить ответ на то, какова максимальная вероятность воплощения заложенного в модель замысла и наилучшие пути достижения этой вероятности.
   "Я хочу заставить их делать то, что мне нужно, - размышлял Нэш, - допустим, чтобы они все замерли на месте и не двигались. Как мне это сделать?"
   Как понял Нэш из последующих экспериментов, у него оказалось весьма много возможностей воздействовать на "инфузории". Пробуя различные методы воздействия, он пытался остановить их все одновременно. Поразвлекавшись некоторое время своими возможностями демиурга, Нэш спохватился, что отпущенное ему машинное время идет, а в оптимизации созданной им модели, как говорится, еще и конь не валялся. Впрочем, его развлечения были не совсем бесполезны. Каким-то чутьем он знал: ему необходимо взять эти "инфузории" под контроль. Но и этого мало - надо было найти когнитивную функцию всего этого множества информационных объектов, нащупав с помощью своего подсознания, напрямую подключенного сейчас к мощнейшей компьютерной системе, такую абстрактную картину, графические фрагменты которой начнут подсказывать следствия заложенных в исходную модель причин, догадаться о которых без когнитивной визуализации было бы просто невозможно. И обеспечить пути перехода от наблюдаемых образов-картин к формулировке некой гипотезы о тех механизмах и процессах, которые скрыты за динамикой наблюдаемых образов. Нэш знал, что, стоит его подсознанию обнаружить в движении "инфузорий" скрытые закономерности и найти их удачное графическое представление, программа "Яви" решит обратную задачу и рассчитает параметры тех действий, которые надо совершить уже в реальном мире с теми объектами, образами которых в виртуальной реальности являются эти самые "инфузории". И Нэш решил использовать кое-что из техник активации подсознания, которые освоил в Ордене. Теперь его разогнанное на манер компьютерного чипа подсознание стало выявлять и передавать на уровень уже доступных сознанию ощущений скрытые закономерности взаимосвязей между "инфузориями" и прочими возникающими в этом виртуальном мире объектами, словно складывая своеобразный объемный паззл. Стремительными движениями рук он постарался закрепить в виртуальном пространстве обнаруженные устойчивые элементы. Постепенно вокруг возникла красивая объемная структура, в которой уже можно было различить определенные закономерности - симметрии, периодичности, регулярности. Это можно было использовать для увеличения прогностического потенциала загруженной в систему "Яви" модели воздействий на один из локальных российских социумов.
   И тогда Нэш начал изменять возникшую структуру так, чтобы в ней проявились те закономерности, которые отображали бы в этой виртуальной проекции желаемое конечное состояние моделируемой социально-экономической системы. При этом он не стремился решить задачу логически, а доверился своему активированному бессознательному, предоставив ему самому находить способы достижения поставленной цели. Нэш хорошо знал, что когда человек чего-то очень хочет, то ему свойственно зацикливаться на самом вероятном (с точки зрения сознания) способе получить желаемое. Может быть еще куча вариантов, о которых сознание даже не подозревает и которые поэтому кажутся ему совершенно нереальными. А вот подсознание может привлечь самый нестандартный способ, о котором сознание даже и не думает. Притом часто решение приходит из-за границ обыденных представлений о том, как это может быть. И обнаружить его можно только за счет расширения восприятия, которое до появления подобных "Яви" человеко-машинных систем достигалось лишь при длительных практиках различных мистических психофизических систем. Комплексы же когнитивной виртуальной реальности позволяли получить подобный эффект гораздо проще и быстрее. Не говоря уж о том, что получаемые из бессознательного метафорические образы разрешения ситуаций зачастую трудно интерпретировать, и это не позволяет понять, какие же действия надо предпринять для достижения желаемой цели. В системах же типа той, в которой сейчас находился в качестве оператора Нэш, функцию интерпретации во многом брала на себя программа.
   Когда образ пространственной структуры окончательно стабилизировался, Нэш, несколько опешив от возникшей перед его взором картины, подумал: "Интересно, это то, что мне нужно? Это все?" И едва возникла эта мысль, как у него снова закружилась голова, окружающее его пространство исчезло, и перед глазами возник знакомый экран.
   - Ну, как впечатления, герой? - долетел до него голос Михаила.
   Выбравшись из кресла, Нэш в течение нескольких секунд был дезориентирован. Переход от псевдореальности с ее стремительной динамикой и необычными законами к обычной реальности был оглушительно резким.
   - Ну, ты даешь! Пять часов сорок минут отпахал, - подвел итог Михаил. - Спорю, тебе сейчас очень хочется жрать.
   - А мне показалось, не больше часа прошло, - удивился Нэш, прислушиваясь к своим ощущениям.
   - Это там не больше часа, - усмехнулся Михаил, - а здесь гораздо больше. Ну, хорошо, ты результатом доволен?
   - Не знаю, что и сказать, - задумался Нэш. - Я ожидал увидеть нечто совсем другое. А тут поначалу что-то типа инфузорий возникло, и только потом мне удалось сложить некий обладающий регулярностями узор.
   - Ха... Это и есть сюрприз! Ты же хотел сам побывать на месте оператора, - улыбнулся Михаил. - А машина преобразует разработанную тобой модель в некую форму, наиболее удобную именно для анализа и восприятия. Форму эту она берет прямиком из твоих мозгов, в итоге получается некая визуализация твоего сценария. А эти самые инфузории являются аналогом социума из твоей модели, что-то вроде групп людей. Тебе нужно было понаблюдать за ними и найти механизмы влияния.
   - В общем, я так и сделал, как ты говоришь, манипулировал ими по своему усмотрению. Просто не ожидал, что это свяжется с моей моделью таким образом.
   - Ну извини, форма представления выбирается системой в соответствии с параметрами твоего же восприятия. Сейчас она расшифровывает все совершенные тобой в виртуальности действия и переводит их в вид, понятный нашему обыденному сознанию. Короче, через день-два заходи - будет готова твоя модель. "Явь" тем и хороша, что может провести анализ любой модели, какой угодно сложности, на какую хочешь тему. Почувствовал разницу?
   - Пожалуй, да, - согласился Нэш. - такой способ моделирования гораздо удобнее.
   - Ясень пень. Ну, хорошо, если больше нет вопросов... - Михаил намекал, что пора бы гостю и честь знать.
   - Спасибо за наглядную демонстрацию, - поблагодарил его Нэш.
   - Результаты через пару дней перешлю тебе на твой комп по локалке.
   Нэш направился к себе. Голова немного кружилась, словно он гонял свои мозги несколько суток без передышки. А ведь так на самом деле и было. Эта машина стимулировала работающего в ней человека использовать потенциал мозга в гораздо большей степени, чем он делал это в своем обычном состоянии. С такой системой можно любую проблему расколоть, а они тут только прогнозы делают, подумал Нэш. Хотя, надо еще посмотреть, как она покажет себя в деле и насколько эта модель будет совпадать с реальностью.
   А проверять было что. Отслеживая развитие событий в подмосковном Дмитрове, Нэш был не слишком доволен. Все-таки те меры, которые он спланировал и привел в действие через других лиц, не дали пока ожидаемого эффекта. Он специально выбрал для опробования своего плана не самый крупный, но в то же время достаточно репрезентативный районный центр, в котором эффект от реализации программы был четко контролируем и при этом достаточно показателен. Это был своеобразный пробный запуск, чтобы оценить, какой синергетический эффект дадут все разработанные меры, будучи применены в совокупности. Разворачивать эксперимент в полномасштабную акцию он не собирался. По крайней мере, до момента получения прямого приказа из Ордена.
   Часть событий происходила по первоначальному замыслу. Заранее через рекламу, газеты и другие визуальные средства жителям была скрыто внедрена программа снижения уровня критичности при одновременной разгонке их психики и подстегивания уровня обменных и энергетических процессов. А уже на все это был положен эмоциональный настрой несколько повышенного дискомфорта и неудовлетворенности жизнью. Этот этап "Единой Расой" был обкатан уже многократно, и Нэш не беспокоился, что здесь это даст сбой. А вот работа с новоявленным мессией была гораздо сложнее и тоньше. Для этого пришлось задействовать целую группу специалистов высокого класса, способных лепить из человека что угодно. Нэш даже и не пытался влезать сюда, только контролировал работу через регулярно посылаемые отчеты.
   Командированная в Дмитров группа нашла убогого, которого жители города знали с самого детства, и основательно покопалась у него в мозгах, простимулировав некоторые из спящих нейронов мозга, повысив его потенциал до невиданных высот, но сделав это очень избирательно, резко нарушив симметрию и синхронизм всех процессов в организме этого парня. Причем все действия искусственно созданного мессии были довольно жестко ограничены программой поведения, которая не давала поумневшему дурачку сделать что-либо лишнее. Неважно, что в таком режиме он сможет жить не более нескольких месяцев, поскольку дольше мозг не выдержит столь форсированного и при этом разбалансированного режима работы. Но дольше и не надо, потом в нем уже не будет никакой надобности.
   Но вот далее начались нестыковки, которые Нэш никак не мог объяснить. Тут пришлось использовать подвернувшуюся систему генерации реальностей. Он не любил неожиданностей или недочетов в работе. Все должно быть идеально.
  
   Дородная тетка сопела и чувствительно пихала Димона локтем в печенку. В электричке было невыносимо душно, и аромат ее духов просто валил с ног. Димон начал осторожно поворачиваться, пробираясь поближе к открытому вблизи от тамбура окну, и тут же получил несколько нелицеприятных эпитетов в свой адрес от остальных стиснувших его пассажиров.
   "Вот черт дернул ехать в этот Дмитров общественным транспортом, - с раздражением подумал Димон и покосился на Милованову. - Черт бы побрал всю эту конспирацию, когда в транспорте такая давка! Причем большинство пенсионеров. Сидели бы дома, так нет, прутся на свои фазенды..."
   Мария Викторовна невозмутимо стояла невдалеке от него, словно находилась где-то на испанском побережье, а не была сжата толпой.
   Через полтора часа поток дачников буквально вынес их на вокзале, откуда до центральной площади города было не так уж и далеко. По крайней мере, по московским меркам.
   - И почему на машине сюда ехать нельзя было? - спросил Димон, когда они смогли наконец свободно вздохнуть. - Как представлю, что назад так же ехать.... Брр...
   - Ничего, полезно иногда знать, как обычные люди живут, - усмехнулась Милованова. - Да и внимания меньше привлекать будем. На всякий случай.
   - Еще неизвестно, есть здесь что-нибудь или это ложная тревога, - не сдавался Димон. - Я не исключаю, что мы понапрасну сюда приперлись. Можно было других послать...
   - Ага, менее значимых и занятых, чем ты и я? - досказала мысль Димона Милованова. - Во-первых, это полностью и целиком в компетенции контрразведки Братства, и если запахло горелым, то мы просто обязаны проверить. Во-вторых, с чего ты взял, что мы с тобой - единственная группа наблюдателей в этом городе? И, наконец, в-третьих, я с недавних пор стала замечать в тебе, Дмитрий, этакую барственность. Ты у нас что, бог-олимпиец? Тебе заниматься мелочными проблемами неинтересно, а если уж приходится, то подавай огненную колесницу и чтобы все ниц падали. Внимание, сейчас перед вами предстанет Дмитрий! Всем прижаться к обочине!
   - Да ничего я такого не думаю, - сник Димон. - Уж и поворчать нельзя по-стариковски.
   - Нельзя. Ты у нас молодой и должен, не щадя живота, брать вражеские крепости - скорее уж мне брюзжать положено, по возрасту более подхожу, да и по рангу. Но я же этого не делаю.
   Димон лишь вздохнул и горестно покачал головой, подумав про себя, что шеф специально послал его вместе с Марией Викторовной - так сказать, для укрепления тела, духа и разума. Милованова славилась не только своими развитыми пси-способностями, но и довольно въедливым характером. Хотя, глядя на нее, этого не скажешь. Да уж, внешность обманчива.
   - С чего начнем? - спросил Димон.
   Из них двоих старше и опытнее было Милованова, и он решил не лезть с предложениями, полагая, что она лучше знает, куда направиться.
   - Согласно сообщениям местного наблюдателя, накрывавшие то одну, то другую часть города выбросы энергии наблюдались по пятницам, около пяти-шесть часов, - ответила Мария Викторовна. - Городок маленький, так что лучше потолкаться на центральной площади. Я здесь какой-то остаточный фон ощущаю, на грани, но улавливаю.
   - А не могло это все-таки быть какой-нибудь ошибкой? - поинтересовался Димон.
   - Да нет, какая ошибка, - поморщилась Милованова, - эти всплески выделялись, как шторм в море. Ты же знаешь, пси-фон вокруг Москвы мы отслеживаем особо тщательно, а тут такие выбросы энергии! Правда, очень кратковременные, зато весьма сложно модулированные. Наши специалисты несколько раз проверяли, по их расчетам, здесь должны шуровать несколько магов высшего уровня, причем, судя даже по тем параметрам, которые удалось засечь, владеющие эльфийскими методами. И располагающие отличной аппаратурой.
   - Но если так, то сложно представить, куда они могли все подеваться, - покачал головой Димон. - Ведь даже в "спящем" режиме вы бы их почувствовали. Да и откуда здесь взяться магам высшего уровня? Мы же их отслеживаем, они ведь все наперечет.
   - Ну, скажем так, стараемся отслеживать. А что до моей чувствительности, то если их хотя бы трое и каждый моего уровня, то есть методы, когда совместно они могут так замаскироваться, что для того, чтобы их нащупать, нужен уже уровень на порядок выше. Ладно, чего голову ломать, думаю, мы скоро все сами увидим. Своими глазами.
   На площадь начал постепенно стекаться народ. Кто-то приходил с детьми, некоторые шли целыми семьями. Но все слонялись по площади без видимой цели, словно гуляли, хотя это могло быть и на самом деле так. Погода хорошая, не слишком жарко, сквозь легкие облака иногда выглядывает солнышко. Ничего странного Димон пока не наблюдал.
   - Я немного покручусь, слухи пособираю, - сказал он ушедшей в себя Миловановой.
   Та рассеянно кивнула, явно пытаясь на чем-то сосредоточиться.
   Купив в ближайшем магазине две бутылки пива, Димон начал искать себе подходящего "языка". Осмотрев толпу, выбрал непоседливого старичка еще не совсем маразматического возраста. Тот все никак не мог усесться на скамейке, вставал, что-то стряхивал с брюк и при этом сокрушенно качал головой.
   - Отец, открывалки не найдется? - спросил у него Димон. - Или хотя бы зажигалочки? Бутылку открыть.
   - Нету, - бросив на него беглый взгляд, ответил старичок. - А ты об скамейку попробуй, об краешек, дело-то нехитрое.
   - Да я как раз так и открывал. Какая-то некондиционная бутылка попалась. Горлышко бы не расколоть... - с сомнением заметил Димон. - Продукт потерять жалко.....
   - А ну, давай сюда, - решительно сказал старичок. Димон не успел ничего сделать, как тот быстро взял бутылку пива и сноровисто открыл ее о скамейку.
   - Эка... Спасибо, отец, - довольный Димон уселся на скамейку. - Может, угоститесь пивком? Холодное.
   -- Ну, коли не жалко, не откажусь, - ответил старичок, открывая таким же манером и вторую бутылку.
   Он стал не спеша пить пиво. Димон не торопился продолжать разговор, ожидая момента, когда старичок сам его начнет. Пожилые люди намного разговорчивее, чем молодежь.
   - Эх, хорошо на белом свете жить, - с удовольствием крякнул старичок, - вроде бы уже и на тот свет пора, а все хочется на солнышко поглядеть. Хоть и сто болячек, а все равно помирать не охота.
   - Это точно, - кивнул Димон, несколько ошарашенный таким поворотом в разговоре.
   - Да вам, молодежи, этого не понять, - добродушно усмехнулся старичок. - Вот когда начнешь сам земле-матушке кланяться, так же думать станешь. Ты, чай, не местный-то?
   - Не местный, - кивнул Димон. - Проездом на несколько часов, сегодня и уеду. А что здесь посмотреть можно интересного? Город вроде как древний.
   - Да, город у нас красивый, старинный, Москве ровесник, - заметил старичок.
   - А что, отец, гулянье сегодня какое или праздник? - спросил Димон, показывая на людей, заполнявших плошадь.
   - Вроде того, - почесал затылок его собеседник, - сам скоро увидишь, так сразу не объяснишь. У нас тут вроде митинга по пятницам, не партии какие-то агитируют, а человек один хороший.
   - Что за человек?
   - Вроде Кашпировского или Чумака, только взаправдашний. Многие его вообще мессией зовут. Это, конечно, слишком, но добра он много делает. Веру дает, за народ заступается. Тут вот у нас случай был, он мэра так прижал, что тот сам порядок в городе стал наводить. Поговорил с ним всего-то один раз - и того словно подменили! Или еще факт, своими глазами видел...
   "Мессия? - удивился Димон, слушая деда, который рассказывал почти невероятную историю о каком-то местном Валерке-дурачке, творившем добрые дела направо и налево наподобие Бэтмена. - Да что же у них тут происходит?"
   В этот момент Димон увидел в толпе Марию Викторовну, которая явно высматривала его. "Наверное, она и впрямь слишком задумалась, если не заметила, куда я отошел, - подумал он. - А включать свой "биолокатор" в активный режим не хочет, чтобы раньше времени не засветиться".
   - Ладно, отец, спасибо за компанию, - дождавшись паузы и поднимаясь со скамейки, сказал Димон. - Пойду я, пожалуй.
   - Надоел я тебе, небось, болтовней-то своей, - крякнул старичок. - Это от старости. А ведь я тебе так и не сказал, на что у нас посмотреть можно!
   - Ничего, отец, - улыбнулся Димон, - мне и правда пора идти. А насчет посмотреть - просто поеду, куда потянет, и что-нибудь да увижу.
   - Ну ладно, ступай с Богом, - сказал старичок, пристально глядя вслед Димону. А тот тем временем подошел к Марии Викторовне, ожидая услышать, зачем она его искала.
   - Ну, как? - спросила у него Милованова. - Что узнал?
   - Вообще-то я думал, что это вы что-то определенное почувствовали, - ответил Димон, - у вас такой вид был, словно нечто важное сказать хотели.
   - Здесь очень странные вещи творятся, - быстро начала говорить Мария Викторовна, - чем больше людей скапливается на площади, тем сильнее напряженность пси-фона. Но поле размазано! Это не какой-то один человек, как мы думали, вся эта толпа - источник возмущения! Так что мы чуть-чуть впросак попали. Хотя есть тут нечто странное... Ну, ладно, а ты что нарыл?
   - Могу сказать с уверенностью, - усмехнулся Димон, - мы действительно все скоро увидим своими глазами. Сейчас будет выступать какой-то местный мессия, ранее бывший дурачком и вдруг ни с того, ни с сего приобретший сверхвозможности.
   Пока Димон пересказывал разговор с бойким старичком, народ на площади все прибывал и прибывал, группируясь вокруг небольшого помоста, возвышающегося посреди площади.
   - Старичок, когда о мессии этом рассказывать начал, даже изменился весь. Выражение лица и глаза стали какие-то ненормальные. Хотя и не под гипнозом, это я бы увидел. Ну, а так он вполне адекватный, соображает, о чем говорит. Только возбужден слегка, словно нечто важное ожидает. В общем, что-то здесь не чисто. О, смотрите, а вот и главное действующее лицо появилось!
   В центре толпы на помосте появился человек. Как только он встал и поднял руку, все замолкли, словно по команде. Димон оглянулся на стоящих вокруг людей, и у него по спине поползли мурашки. Эти были застывшие лица и остекленевшие глаза, некоторые начали даже слегка раскачиваться на месте в только им слышимом ритме. В этот момент Дмитрий ощутил, как Милованова несколько ослабила свои защитные барьеры и, видимо, для того, чтобы точнее ощутить спектр возникшего на площади локального эгрегора, позволила себе тоже впасть в это непонятное состояние, устремив взгляд в одну точку, на помост, с которого начал произносить свою речь стоящий на ней человек.
   - Мы сила, нас не нужно сдерживать, - разносилась над многотысячной толпой его речь, - нам не нужны устаревшие догмы извращенного иудеями христианства, уж и подавно - других религий, не менее, чем христианство, искаженных сделанными в угоду властям многочисленными переписываниями первоисточников. Я даю вам новую религию, это учение о счастье, свободе и справедливости! Возьмитесь за руки и почувствуйте ту силу, которая скрыта в вас! Не во мне, а именно во всех вас!
   Прыщавый юнец, стоявший рядом, всунул свою ладонь в руку Димону, другую руку с неожиданной силой сжала Мария Викторовна. Через мгновенье Димон ощутил где-то внутри себя гул, словно в кузнечном горне. Смысл слов, долетающих сквозь это гул, он почти перестал понимать, улавливая лишь эмоции и настрой. Он различал только отдельные слова: "долой старые догмы... счастье для вас... вместе мы сила...". И гул этот все больше поглощал и подчинял его себе, отзываясь в каждой клетке. Это было и больно и одновременно сладко. Такой ясности и легкости мышления у него до этого не было! И вдруг это все закончилось, под ложечкой возникло ощущение тошноты. Что с ним было дальше, Димон не мог точно вспомнить. Очнулся он на травке, над ним стояла встревоженная Мария Викторовна и брызгала на него прохладной водой из бутылки.
   - Полежи пока, - увидев, что он очнулся, сказала Мария Викторовна, - у тебя небольшой шок и нервное истощение. Не смертельно, конечно, но немножко полежать нужно. Ты не говори ничего, лучше слушай, что я скажу.
   И Милованова начала говорить такие вещи, что Димон просто не мог поверить - именно потому, что это было слишком похоже на правду.
   - Ты, наверное, испугался, что я тоже попала под это воздействие, - Милованова опустилась на траву рядом с ним, - и частично оказался прав. Чтобы понять, чем этот их "чародей" людей пичкает, мне нужно было снять защиту и полностью отдаться пси-воздействию. Конечно, аварийную кнопку, если так выразиться, я себе оставила. И одновременно часть меня как бы со стороны оценивала все, что происходило во мне под этим влиянием. Во-первых, у меня сразу активизировались лобные доли мозга, это я поняла по тому, что началось нечто вроде слуховых и звуковых галлюцинаций, причем они вполне нормально накладывались на окружающие меня предметы. Забавно, на небе я видела ангелов и два космических корабля. Галлюцинации эти для меня неотличимы от окружающего меня мира, какая-то часть меня верила, что все это так и есть. У меня до сих пор какие-то остаточные эффекты, вспышки цветовые иногда перед глазами. Представляю, что должен испытывать обычный человек!
   - То есть похоже на то, что при этом воздействии мозг человека сам начинает генерить виртуальную реальность, которая накладывается на окружающий мир? - переспросил Димон, приходя в себя. - Прямо "Матрица" какая-то...
   - Во-вторых, все жители прошли какую-то предварительную обработку, скорее всего обычными методами, предположительно через СМИ или наружную рекламу, - продолжала Мария Викторовна, - поэтому воздействие у них вызывало стремление действовать с определенными целями, не знаю пока, какими.
   - И что, определить, какую лабуду им заложили, нельзя? - тупо спросил еще не до конца пришедший в себя и оттого несколько заторможенный Димон. - Не я пойму что-то...
   - Не знаю пока, это надо какого-то аборигена раскалывать, что ему в мозги заложено, - покачала головой Милованова, - может, некое видение счастливого мира при условии выполнения определенных установок. Да что угодно могло быть внедрено, вернее, то, что выгодно тем, что всю эту кашу заварил.
   - И если так каждую неделю долбать людей этими сеансами... - начал Димон.
   - ....то через полгода все жители будут ходить счастливые, понимать мир и поступать так, как нужно организаторам этого действа, - закончила Мария Виктровна. - Причем уже и без сеансов - мозги будут поддерживать такой режим работы по привычке. Грубо говоря, рефлекс выработается - как у собак Павлова.
   - И что, уже ничего нельзя исправить? - кивнул на расходящихся жителей Димон.
   - Пока еще можно, - задумалась Мария Викторовна, - да и для некой профилактики есть средства, чтобы своего рода психический иммунитет или защиту против такого воздействия создать. Да и не думаю я, что здесь нечто всамделишное готовится. Скорее это просто обкатка, тестовая проверка методик в полевых условиях.
   - Я, когда стоял в толпе и еще не поплыл, интересный факт заметил: у нескольких человек был явно осмысленный вид, - поднимаясь с земли, вспомнил Димон. - Словно на них вся эта бодяга не действовала.
   - А что, логично, - также вставая, сказала Милованова. - Не могут поголовно все быть подвержены воздействию, какой-то процент имеет врожденную устойчивость. Может, им уготована роль этаких зрячих в царстве слепых?
   - То есть мясо - и суперлюди. Мясо будет выполнять низшую работу, а высшая раса будет делать ту работу, где все-таки нужны мозги, ну и рулить низшими.
   - А почему нет? Ведь это же идеальная модель мироустройства, - вздохнула Мария Викторовна. - Только представь на минуту: обрабатываешь, для примера, страну, первый этап скрытый, внедрение через то же телевидение людям какой-то модели поведения. Это займет год или два в зависимости от мощности информационного потока. Второй этап, уже открытый - введение людей в состояние, когда они сами себя программируют на генерацию некой виртуальной реальности, которая накладывается на настоящую. Используется несколько сотен или тысяч подготовленных людей, которые могут управлять пси-энергией впридачу к кое-каким магическим и техническим фокусам. И все! Большинство превращается в быдло, а меньшинство остается разумным, и вербуется "Единой Расой". А те, кто не хочет вербоваться, уничтожаются. И безо всяких тебе войн или бунтов можно тихо и незаметно прибрать к рукам всю планету!
   - Да, если это так, то "Раса" не хило размахнулась. Тогда становится понятно, зачем нашему Андрею все эти хождения по кино, выставкам, и прочим тусовкам. Первый этап они уже, можно сказать, полномасштабно проводят у нас под носом, а второй частично опробовали в Дмитрове. Что потом?
   - Ежу понятно, этап два в широком масштабе, если, конечно, они у нас в стране это сделают. А что могут именно у нас, так это косвенно доказывает та модель, которую их эмиссар на нашей системе просчитывал.
   - Не исключено, что первый этап у них уже в завершающую стадию вошел, раз Андрей даже с риском разоблачения все-таки рискнул воспользоваться нашей "Явью" для моделирования именно такого сценария. Правда, что-то в эту модель эльфы и оборотни не лезут. Им-то зачем в этом участвовать?
   - Пока непонятно. Может, пора таки нашего казачка засланного потрясти?
   - Ну и что из него вытрясешь? Его контакты мы и так уже знаем, да к тому же ему могли поставить узкие задачи. Все цели и направления действий он может и не знать. Зачем "Расе" рисковать?
   - Ладно, хватит голову ломать, поехали назад, - устало сказала Милованова. - А сюда надо кучу наших спецов нагнать, чтобы прошерстить тут всех как можно тщательнее. Изложим все начальству и будем сообща голову ломать.
   - Угу, только поехали на машине, - предложил Димон, - вторую поездку в электричке я не переживу.
   - Так и быть, - улыбнулась Милованова. - Да, кстати, а с кем это ты беседовал тогда на площади?
   - Перед тем, как подойти? - уточнил Димон. - Я же говорил уже - с дедком местным. А что?
   - Да я помню, просто когда тебя искала в толпе, рядом с тобой как будто серая вуаль была, ну это термин у нас такой, - нахмурилась Мария Викторовна, - и я попыталась осторожно прощупать того, с кем ты тогда говорил. Так тот дедок твой не сканировался. Он словно частично поглощал, а частично рассеивал мою энергию. Это и называется серой вуалью, а в народе известно как шапка-невидимка и тому подобное. Хотя Бог его знает, может, это просто эффект какой-то побочный был на здешнем фоне. А ну, опиши его внешность.
   - Обычный старичок, суетливый немного, - напрягся Димон, - добродушный, болтливый... Разве что... моторика у него была какая-то очень уж плавная для старого человека. Правда, я такое видел у пары китайских дедушек-ушуистов, но здесь-то...
   - Нет, ты мне не личную характеристику давай, - поморщилась Милованова, - а внешние приметы - цвет глаз, рост...
   - Э-э... Не могу точно вспомнить... - растерянно пробормотал Димон. - Чертовщина какая-то!
   Он даже вспотел от напряжения, удивляясь тому, что не может сейчас приспомнить даже того, как старичок был одет. В памяти осталось лишь какое-то смутное пятно вместо лица и улыбка, причем все раздельно. Обычный человек имел право не вспомнить лицо собеседника, но чтобы этого не мог сделать тренированный и подготовленный сотрудник Братства?
   - Не напрягайся, - сказала Милованова. - Это был тот еще старичок, хм, лесовичок... Вернее, может, и старичок, а может, и нет, и какой у него был настоящий вид, нам теперь уже не узнать.
   - Так это был кто-то из "Расы"? - со скрытым облегчением спросил Димон. Все-таки какая-то причина нашлась, почему он старичка этого не запомнил.
   - Не думаю, хотя исключать этого нельзя. Кстати, а почему ты вообще именно к нему подошел?
   - Ну, из расчета, что старые люди более общительны.
   - А почему именно к этому старичку, а не к другому? Еще не понял? - напирала Мария Викторовна. - Это он тебя выбрал, а не ты его! Приманил тебя и, просто говоря, отвел глаза. Но ты не огорчайся - если он смог именно тебя вычислить в толпе и сделать это с подготовленным к таким фокусам человеком, да еще так тонко и незаметно, то это маг очень высокого класса. И есть у меня повод сомневаться, что он из "Расы". Думаю даже, что он мог хотеть через тебя что-то подсказать Братству.
   - Ну не знаю. Хотя... Он напоследок всего одну фразу произнес, - вспомнил Димон, - что-то типа: "Я ж тебе так и не сказал, на что у нас посмотреть можно".
   - Скорее всего это не "Раса", а некая третья сила. Ладно, едем в Москву.
  
   Глава восемнадцатая
  
   - Вот видите, вам всем с этого Андрея пример нужно брать, - укорял собравшихся сотрудников Борис Васильевич, - за короткое время создал приличную модель и даже обкатал ее. Не мог бы ты пояснить для масс, какая конечная цель этой всей работы? Так сказать, конкретное применение.
   - Я задавался целью создать некую ограниченную модель поведения общества, которое подверглось коренным внешним воздействиям, - пояснял Нэш, водя указкой по графикам, - параллельно проверял эффективность различных методов воздействия.
   - Ага, пока понятно, - с умным видом кивал шеф, - это значит, можно реформы обкатывать и смотреть, какой они результат дадут. Верно?
   - Можно и реформы, - согласился Нэш, - хотя основное внимание я обратил на то, как сделать так, чтобы новое общество было максимально стабильным и минимально подверженным влиянию внешних факторов. А виды воздействий я рассматривал прежде всего информационные, пытаясь понять, какие отложенные последствия могут иметь несущие ту или иную подоплеку фильмы, книги, телепередачи, а также различные культурно-образовательные программы, включая, например, введение в школах уроков сексологии начиная аж с седьмого класса. Ну, экономические воздействия тоже рассматривал, но в качестве вторичных по отношению к информационным.
   - Ну и каким же должно быть общество, чтобы стать сверхустойчивым? - спросил Димон.
   - Как оказалось, с одной доминирующей мировоззренческой линией, - чуть помедлив, словно подбирая слова, ответил Нэш, - а чтобы она не изменилась и в дальнейшем, члены этого нового общества должны обладать несколько измененным сознанием.
   - Это как? Массовый гипноз, что ли? - с сомнением спросил Димон. - Это же будут зомби какие-то. А они нежизнеспособны ни творчески, ни даже витально, как известно изо всех исследований, что американских, что наших, что немецких и даже китайских со всеми ихними цигунами и файлунгунами. И такая страна, где все жители зомби, развалится самое большое через пару лет, поскольку не сможет создать ничего нового и полностью подчинится тем, кто сохранит творческое начало.
   - Ну, дело все в том, что некую малую часть людей, условно говоря, изначально устойчивых к информационным воздействиям, нужно оставить в нормальном, не измененном состоянии. Вот они-то и будут поддерживать систему в сохранности, направляя усилия остальных, - пояснил Нэш опять после некоторой паузы. - И много таких людей не нужно, поскольку и сейчас действительно что-то творят тоже только процентов пять-десять, а остальные и ныне работают просто как вспомогательный персонал. Эта верхушка - что-то типа менеджеров, а остальные - рабочие. Им же не обязательно иметь высшее образование, чтобы ящик перенести или полы помыть, да и на станке с ЧПУ работать тоже.
   - Боюсь, предложить нашим заказчикам столь радикальные предвыборные программы мы не сможем, - сказал шеф. - Оно, конечно, так сейчас и есть - именно такое разделение, но зачем же его открыто провозглашать? Да и не согласится никто такое общество строить. Радикальные идеи, прямо скажем. А у нас сейчас с политическим экстремизмом борются. Нет, это точно не прокатит.
   "Это точно, открыто не стоит", - мысленно усмехнулся Нэш.
   - И как же тогда все это можно претворить в жизнь? - спросил Димон. - Да кандидата с такой программой в пух и прах разобьют. И по какому принципу делить на агнцев и козлищ?
   - Ну, это-то как раз не проблема, - заметил присутствующий на совещании неизвестный Андрею человек, которого Борис Васильевич представил по имени-отчеству, сказав, что это представитель заказчика, и который до этого момента не произнес ни слова. - Есть же неявные методики воздействия и скрытого тестирования, которые сейчас вовсю используются в рекламе и даже в художественном кинематографе.
   - Ну ладно, тут, конечно, с точки зрения морали и реализации в нынешних условиях не совсем.... - почесал голову шеф, - но все равно разработка пригодится. Неплохо поработал, можно тебя даже в пример поставить. Не зря мы тебя к себе заграбастали, Андрей. Премию и очередной, прости за невольный каламбур, внеочередной отпуск ты заработал честно.
  
   Вечером, придя в квартиру, Димон застал Нэша за собиранием вещей.
   - В отпуск? - ехидно поинтересовался Димон.
   - Да, и заметь, вполне заслуженный, - спрессовывая крышкой чемодана сложенные в него вещи, ответил Нэш. - Сгоняю в Питер, пока дожди не зарядили. Если хочешь, давай со мной... А как удирали оттуда?
   - Нет, у меня здесь дел по горло, - с тоской поглядел за окно Димон, - по работе много чего надо еще сделать. Да и шеф нагрузил, дармоедами всех обозвал, сказал, зря нам деньги платит.
   - Черт, по-дурацки вышло с этой моделью, - ответил Нэш. - Поверь, я совсем не хотел...
   - Ладно, прорвемся, - перебил его Димон, - через недельку шеф смягчится, он вообще-то отходчивый. Так что не парься и, как говорит современная молодежь, забей. Слушай, я спросить хотел, а ты и правда думаешь, что если одно всемирное государство будет, то людям в нем жить легче станет?
   - Скажем так, большинство проблем исчезнет, - подумав, сказал Нэш, - ну и мир станет намного стабильнее.
   - То есть более управляемым? - уточнил Димон.
   - И это тоже, но не это главное. Общество станет само по себе стабильнее, поскольку исчезнет большинство из существующих ныне религиозных, этических и нравственных противоречий. А они во многом, в частности, обусловлены воспитанием, причем еще с самого детского возраста. Я мог бы привести немало примеров обыденных бытовых ситуаций типа того, как один ребенок взял у другого игрушку в песочнице, и как на это прореагируют родители в зависимости от присущего им культурного ядра, и каковы, соответственно, будут заложенные в ребенка поведенческие шаблоны. Но зачем тебя грузить... Поверь на слово или погоняй еще раз мою модель - сам убедишься. Возьми хотя бы старушку Европу - в Гермнии, Франции или Англии в рамках единого общества одной страны турки, арабы и прочие выходцы с Ближнего Востока продолжают воспитывать своих детей как мусульман.
   - А деление на низших и высших? Это фашизмом попахивает...
   - Нет, тебе же не кажется несправедливым тот факт, что самолет ведет опытный пилот, а не бортпроводник. Так и обществом должны управлять те, кто лучше для этого приспособлен. Или предназначен. Хотя в одном ты прав, конечно, - не всем это понравится. Но ведь ротация будет, поскольку у тех, кто окажется сейчас наверху, дети могут оказаться подвержены информационным воздействиям, а у тех, кто внизу, - нет. И поэтому никакой касты вечных правителей не образуется.
   "Ага, не образуется из числа даже самых умных обычных людей. Но вот из числа Посвященных, а тем более древних рас, владеющих методами защиты, еще как образуется", - думал в это время Нэш.
   - А ты лично где хотел бы оказаться? Вверху или внизу?
   - Вверху, наверное. Хотя в таком обществе и внизу будет совсем не плохо.
   - Вот я тоже, да и остальные не хотели бы внизу сидеть. Ну ладно, что-то я расфилософствовался. Когда ждать обратно?
   - Через пять дней, если никаких идей больше не возникнет, - сказал Нэш и, подмигнув, добавил, - или горячей подружки. Ну ладно, давай посидим перед дорожкой.
   - Посидим, - кивнул Димон.
   У него было чувство, что из поездки Нэш не вернется. По логике выходило, что почти все свои дела тот сделал и задерживаться ему не с руки, а значит пора тихо и по возможности не вызывая подозрений убраться восвояси. Ну да, пути отхода и легенды прикрытия в "Единой Расе" умели готовить не хуже, чем в братстве.
   На том и расстались. Нэш мягко, но решительно отказался от проводов - чего там, мол, до вокзала и так доеду, вещей с собой мало, все в один чемодан влезло.
  
   Приехав в Питер, и разместившись в гостинице, Нэш отправил по электронной почте сообщения писателям и кое-кому из кинотусовки. Благо предварительные задания, розданные им во время его отдыха после разборки с индийцами, уже должны быть сделаны, есть повод появиться с проверкой результатов. И заодно "зарядить" их на прощание и обозначить, как с ними на связь выйдет уже его приемник. Нанести, так сказать, последний штрих на картину своей деятельности в России, поскольку он уже твердо решил, что отсюда отправиться прямиком на одну из явочных квартир в Финляндии. Где, как ему уже стало известно, его встретит новый куратор.
   Писатели, надо отдать им должное, довольно оперативно прислали ему то, что уже успели наваять, и Нэш, быстро пробежав полученные тексты, увидел, что переданные им инструкции и материалы для размышлений не пропали зря, а проросли в головах авторов. Результатом этого явилось тонкое выделение в их новых произведениях нужных Ордену главных мыслей и незаметная расстановка акцентов, сделанные так, чтобы подсознание читателей за них обязательно зацепилось. При этом в столь разных произведениях очень различными художественными способами и приемами было подспудно показано, как хорошо людям жить в одном на всю планету государстве, в котором к тому же общество скреплено единой верой и мировоззрением.
   Итак, писателей он наставил на путь истинный, а киношников можно будет окучить и в прогулочном режиме, по ходу и впрямь заслуженного им отдыха, совмещая приятное с полезным и встречаясь с ними в клубах и на тусовках. Практически все, что ему поручили, он выполнил, и эти последние несколько дней в России можно действительно расслабиться. По крайне мере, куратор считал так же.
   Не очень сильно волновался Нэш и по поводу Димона и той фирмы, где он так удачно пристроился. Хоть и серьезная контора, но с Орденом ей не тягаться. Да и вряд ли они что-то заподозрили и станут за ним следить. Хотя... Тут Нэш тяжело вздохнул - проверяться на всякий случай придется. Береженого, как говорится, Бог бережет. А не береженого... М-да, конвой по нынешним временам - еще не самое худшее.
   Впрочем, переживал Нэш недолго, поскольку уже в ближайшие полчаса у него в одном из питерских кафе была назначена встреча с одним известным кинодеятелем. Тот удачно для Нэша отдыхал в Питере и заодно занимался кое-какими своими делами. Добравшись до места, Нэш имел долгую беседу, в ходе которой обсуждал, ни много ни мало, сценарий будущего фильма. Вернее, готовая болванка у деятеля уже была в наличии. И оставалось лишь приблизить ее к нужному идеалу, а именно: фильм должен быть крупнобюджетным, с участием раскрученных актеров и солидной технической базой для создания всевозможных спецэффектов. Нэш пробежал предварительный список актеров и необходимой техники и сурово взглянул на кинодеятеля. Тот выдержал взгляд, но в последний момент дал-таки слабину, сказав, что представители инвестора, конечно же, получат возможность следить за всеми расходами. После чего, выдержав паузу, Нэш ответил, что при таком подходе финансирование будет, добавив, что необходимо заложить в фильм возможность продолжения и грамотно, а не аляповато, как в первых двух, да и в третьем из "Дозоров" тоже, разместить встроенную в видеоряд рекламу.
   После этого завершающего штриха Нэш на ближайшие дни до следующей встречи с еще одним киношником был окончательно и бесповоротно свободен.
   Целых два дня он просто ходил по городу, один день потратив на Петергоф с его фонтанами и парками. И даже искупался в Финском заливе, благо погода позволяла. Он был рад, что вырвался из Москвы, - все-таки Питер больше подходил для отдыха, чем столица России с ее суматохой и лезущей буквально изо всех щелей сумасшедшей жаждой денег.
   Теперь он мог себе это позволить. Заслуженно. Он даже представлял себе, какой напишет отчет по возвращении. Хотя куратор наверняка уже и так послал в Совет Ордена первичную информацию. Да и по приезде в "Единой Расе" придется пройти процедуру проверки - не перевербовали ли его случайно? Разумная мера, хотя и мало приятная. А потом полноценный отпуск. Для приведения в нормальное состояние духа и тела. Нэш уже придумал, куда поедет. Не на Красное море, этот всемирный курорт, и не в Турцию, где туристов как тараканов. Ни в коем случае! А прямиком в Исландию, страну, где холод и жар земли сплелись в причудливый узор. Хорошо лежать в термальном источнике и смотреть на заснеженные вершины...
   Но когда он подходил к номеру, все мысли об отдыхе улетучились: рядом с его комнатой мучилась с агрегатом уборщица. До этого он ни разу не видел этой женщины на своем этаже да и вообще в гостинице. Конечно, она могла быть из новой смены или только что принята на работу, и это просто совпадение, что у нее никак не заводится большой и громоздкий пылесос поблизости именно от его двери. Нэш специально повозился с замком, боковым зрением наблюдая за уборщицей. Слишком молода и слишком не похожа на обычную уборщицу. Фигура явно тренированная, движения скупые, экономные. Все-таки слишком рано он расслабился и, как говорят русские, начал делить шкуру еще не убитого медведя.
   В номере Нэш использовал один из аварийных маячков, которые посылали сверхкороткие по времени импульсы. Мера крайняя и означающая, что сам он не может справиться, нужна поддержка. Нэш почувствовал, что настала именно такая ситуация. Геройствовать под конец операции он не собирался.
   Долго сидеть в номере было рискованно. Он собрал все действительно необходимое в небольшой рюкзак, переоделся в спортивную одежду и вышел.
   Сидя в небольшом кафе и управляясь со свиной отбивной, он почувствовал, что его ведут. Мягко и осторожно - был бы он обычным человеком, ничего и не заметил бы. Но как адепт "Единой Расы" он ощутил внимание к себе, правда, пока без привязки к личности. Может быть, молодая пара, сидящая за столиком около входа, следит именно за ним. Или полноватый мужчина за соседним столиком, поглощающий ребрышки с пивом, тоже пришел по его душу.
   Уже начало смеркаться, когда он вышел из кафе. Хотя явного хвоста за ним не было, Нэш был уверен, что его продолжают надежно опекать.
   "Вот тебе и отдохнул, - подумал он, - придется убираться поскорее, пока не спеленали".
   Скорее всего, это уже работа Братства, размышлял Нэш. Штваисты действовали не так - они сразу брали в оборот, безо всяких слежек. А каких-то других сил, способных его вычислить, вроде как и быть не могло. Конечно, местные спецслужбы могли его повести, если, например, по каким-то причинам следили за тем же киношником, с которым он встречался. Но уж больно высок был уровень той наружки, которая его пасла - ему так и не удалось точно определить ни одного из наблюдавших за ним, и это беспокоило.
   На такой случай Нэш имел резервный план отступления. Хотя было обидно, что он напоследок каким-то образом засветился, но делать было нечего. Размышляя об этом, Нэш отправился в центр Питера, где людей побольше, а значит больше шансов оторваться от слежки и менее вероятно, что его станут там брать. Зайдя в первое попавшееся интернет-кафе, проверил свою почту и с облегчением прочел присланное куратором письмо. Теперь он был уверен, что его сигнал приняли, а значит, резервный план эвакуации заработал.
   Выйдя из кафе и немного пройдясь до набережной, Нэш сел на одну из тех моторных лодок, которые предлагают прокатиться по Неве. Пришлось переплатить, но зато лодка была что надо, как раз подходящая для его целей. Мощные движки, не очень большая, но вполне устойчивая. Через полчаса Нэш вычислил, что за ним, сменяя друг друга, плывут две лодки. Значит, готовы его брать, если обозначили свой интерес так явно. И при определенном навыке сделать это на воде сподручно - улизнуть-то особо некуда.
   Возиться с хозяином лодки времени уже не было, и Нэш грубо отключил его ударом в затылок. Дав полный газ, он вырулил в Финский залив. Катера преследователей оказались более скоростными - они постепенно, но уверенно нагоняли. Весь вопрос теперь был лишь во времени - успеет ли он добраться до безопасного места или преследователи настигнут его раньше. До небольшого яхт-клуба, расположенного на побережье в черте Питера, расстояние было не очень большое, и Нэш рассчитывал успеть.
   Над головой что-то прошелестело, и он автоматически пригнулся. Вряд ли пуля, скорее игла с транквилизатором. В руках одного из преследователей он различил небольшое ружье, но на ходу попасть из раскачивающейся лодки в подвижную маневренную мишень, да еще в надвигающейся темноте было непростой задачей. Хотя, может, его просто пугали или предупреждали.
   На плавучий причал он вскочил всего лишь на несколько минут раньше своих преследователей. Не медля, Нэш ринулся в лабиринт яхт и катеров, выискивая нужный, что было не так и просто.
   Преследователи же, выскочив на причал, не спешили бросаться за ним очертя голову. Один из них, судя по его ауре, был магом, а значит наиболее опасным. В руках у всех пятерых появились короткоствольные автоматы, у двоих на лицах были приборы ночного виденья - наверное, на случай, если придется шарить в ангарах, эллингах или на яхтах.
   Нэш осторожно, чтобы не выдать себя, отступал, осматривая стоящие суда. и наконец, заметил нужное - скоростной катер, готовый в любой момент перенести его в любое ближайшее государство, благо таких на Балтике немало. До берега соседней Финляднии это чудо техники домчит его менее чем за два часа.
   Только вот расположен он был особняком - выгодно для выхода из гавани по воде, но очень невыгодно с точки зрения того, что подходы к нему по пирсам просматривались и пространство перед ним самим было пустынным. Даже в сумерках попасть в него будет не сложнее, чем в тире. Это было явной недоработкой службы эвакуации, и Нэш подумал, что если ему повезет выбраться из этой передряги живым, то он попросит куратора найти тех, кто готовил этот путь отхода, и лично набьет их руководителю морду. Даже если это будет эльф или оборотень!
   Двух охранников, высунувшихся было из своей будки на шум причаливших катеров, преследователи Нэша аккуратно уложили иглами, чтобы те не путались под ногами. Нэш слышал короткие вскрики, а потом звуки падения тел на доски.
   Яхт-клуб находился в довольно безлюдном месте, лес подступал почти вплотную, вдали виднелись огни Питера. Формально они были в черте города, но на каких-то его промышленных окраинах, можно даже сказать, на задворках. Нэш затаился среди ящиков и наблюдал, как его преследователи с завидной осторожностью и сноровкой, прикрывая друг друга, проверяют все подозрительные места, в которых он мог бы схорониться. Значит, знают, с кем имеют дело.
   Со стороны леса засверкали огни и раздалось какое-то гудение, очень похожее на двигатель вертолета. Видимо, подкрепление кружило вверху, подыскивая подходящую площадку для посадки. Только подкрепление это шло скорее всего не к нему, а к его преследователям.
   "Вот и подмога, теперь зажмут со всех сторон", - с тоской подумал Нэш.
   Нэш мог обходиться и без прибора ночного видения и поэтому решил все-таки прорываться к причалу, где стоял катер, хотя по дороге его могли перехватить ближайшие трое преследователей. Но трое - это все же лучше, чем группа человек в двадцать, которая, судя по ощущаемому Нэшем энергетическому фону и пока еще еле слышимому шуму, шла из леса.
   Он резко ускорил восприятие, переходя в боевое состояние, и окружающий мир изменился. Звуки куда-то исчезли, осталось только глухо бухающее в груди сердце и упругая стена воздуха впереди, которая не желала поддаваться, словно была резиновой. Двое из троих преследователей явно были обычным "мясом" - отлично тренированные мышцы, неплохая для обычных людей реакция, весьма среднее чувство опасности и никаких навыков в управлении сознанием и энергетикой. Нэш без особого труда зашел к ним в бок, наблюдая за тем, как они стреляют в то место, где он должен был находиться полсекунды назад. Чтобы не тратить на них время, он на бегу метнул в них сразу с двух рук предусмотрительно прихваченные с того катера, на котором он приехал, увесистые гайки. Попал он точно, куда хотел, - в головы, и оба стрелка мешками свалились на причал. Не прекращая движения, Нэш подхватил выпавшее из их рук оружие и на бегу открыл огонь по третьему нападавшему. Но тот оказался не в пример проворнее и подготовленнее предыдущих. Он сразу отпрыгнул за сваленные в кучу канаты и оттуда начал стрелять по Нэшу, причем довольно метко - пара иголок пролетела в опасной близости. Вступать с ним в бой у Нэша времени не было, и стрелявший это понимал, делая все, чтобы потянуть время, пока пришедшая подмога не оставит жертве ни одного шанса вырваться.
   Не успел Нэш даже подумать, что за звук, похожий на протяжный хлопок, раздался справа, как его уже готовое метнуться под прикрытие старой лодки тело словно чем-то накрыло, одновременно раздался звук шлепка, как если бы рядом упало что-то вязкое. И хотя начавшееся движение все-таки завершилось, ногу успело-таки задеть какой-то вязкой и липкой дрянью, которая почти мгновенно вспенилась и тут же намертво затвердела, соединив в одно целое голень его левой ноги и доски причала. Это вступили в бой двое из пятерки его первых загонщиков, включая и мага, который, судя по ощущениям Нэша, только что долбанул его чем-то типа заклинания заморозки, резко снизив скорость реакции. А второй выстрелил по нему из подствольного гранатомета зарядом со специальным быстро твердеющим составом, который использовал полицейский спецназ для обездвиживания террористов.
   Дернувшись, Нэш понял, что уйти с этого места он сможет, только отпилив себе ногу!
   Со стороны леса раздались топот и шум - это основная группа преследователей уже ступила на причал. Нэш скинул под причал сразу пошедший на дно рюкзак и стал лихорадочно выкидывать из карманов все вещи, которые могли его выдать: документы, кое-какие технические прибамбасы. По лодке забарабанили пули, как он понял по глухому звуку, травматические - не убьют, но ребра поломать могут легко. Ну что же, убивать его явно не собирались. Вот только Нэш не знал, радоваться этому или нет.
   Выстрелив еще пару раз в сторону преследователей, он услышал пустое клацанье ударника и отбросил бесполезное оружие в сторону. Оставалось только сдаться и ждать момента, чтобы улизнуть. Для этого у схвативших его нужно создать впечатление, что они ошиблись. Если, конечно, это возможно.
   - Эй, не стреляйте, - закричал Нэш, - это какая-то ошибка! Я совсем не тот...
   Договорить Нэш не успел - какая-то возникшая снизу чудовищная сила проломила доску, к которой была приклеена его нога, схватила Нэша и по длинной дуге швырнула его в желанный катер, словно баскетбольный мяч в корзину.
   Уже в полете он увидел, как из воды с рычанием выскочило большое волосатое тело и бросилось в самую гущу нападавших. Пролетев по баллистической траектории, Нэш попал на корму катера, почувствовал резкую боль в ноге и голове и вырубился. Что происходило дальше, он уже не увидел.
   А на причале, к которому был пришвартован катер, в это время словно из воздуха материализовалась худощавая фигура, вокруг которой возникла стремительно расширяющаяся светящаеся сфера. Достигнув почти пятьдесяти метров в диаметре, она образовала нечто вроде купола. Те из преследователей, кто имел неосторожность коснуться этой сферы, отлетели назад, словно от удара током. Остальные сразу же открыли по сфере ураганный огонь. Некоторые из нападавших, кто успел увидеть полет Нэша в катер, сместились вбок, чтобы открыть себе директриссу стрельбы, и открыли огонь и по нему. Но опоздали. Оборотень уже заскочил в катер и запустил движок, сразу же выруливая на простор. В шкуре у него торчало несколько иголок, а на теле явственно отпечатались следы травматических пуль. Когда катер отплыл от берега дальше расстояния прицельного выстрела, держащая защитную сферу худощавая фигура исчезла с причала, чтобы появиться уже на катере.
   Когда вставший на глиссаду катер набрал скорость, оборотень задал на автопилоте (на этом катере было и такое устройство) курс и, оставив штурвал, спустился в кают-компанию.
   - Я отнес этот кусок мяса в каюту, магистр Эон, - сказал он, окончательно принимая человеческую форму. - Похоже, я его слишком сильно дернул и метнул - у него трещина в лодыжке, и головой он, похоже, сильно стукнулся. Сотрясение как минимум. Пока без сознания.
   - Не любишь ты людей, Гурсул, - покачал головой эльф, - даже из Ордена Единой Расы. А мы же все-таки союзники.
   - Временные и вынужденные, осмелюсь напомнить, - сверкнул глазами Гурсул, надевая свитер и брюки. - И надеюсь, что вскоре наш союз перестанет существовать, а мы займем на этой планете место, подобающее нам по праву старшинства, силы и знаний. Место первых, которое принадлежало нам долгие века! И...
   - И которое мы сами отдали в руки людей, - закончил Эон.
   - Кто мог подумать, что те средства, которые нам пришлось использовать в войне против людей, окажутся слишком сильными, и что мы сами тоже от них пострадаем, - пожал плечами Гурсул. - А теперь мы вырождаемся и теряем свои способности. Еще несколько сотен лет - и от нас не останется даже воспоминаний.
   - Не будем ворошить старое, - внешне спокойно ответил Эон, согнув при этом в пальцах чайную ложку, которой перед тем помешивал чай в стоящем перед ним стакане. - Надо смотреть вперед.
   Эон тяжелее оборотня переживал произошедшие в давние времена перемены. Эльфы, когда-то могущие управлять магическими силами, теперь были сохранили лишь жалкую тень былого величия. Иначе он один смог бы справиться со всей этой сворой нападавших, которые хотели захватить Нэша. А так сил хватило лишь на то, чтобы удерживать защитный периметр, да и то неизвестно, сколько бы он еще продержался против оказавшегося в рядах атакующих весьма сильного и искусного человеческого мага. Да, знания и опыт и у него, и у других представителей древних рас остались, но без кардинального перелома в истории все они обречены на медленное угасание и гибель. Именно поэтому и пришлось пойти на унизительный союз с людьми. "Единая Раса" поставила древних на второстепенные роли, и Эон прекрасно понимал, что, будь это в их силах, союзники-люди с удовольствием избавились бы ото все еще опасных помощников-нелюдей. Но людям пока еще были нужны древние знания и навыки эльфов и оборотней.
   - Мы уже обсуждали это раньше, - сказал магистр Эон. - Если мы не воспользуемся шансом самим встать у руля нового порядка сейчас, то его у нас больше не будет.
   - И вы уверены, что такой момент наступил уже сейчас? - спросил Гурсул. - Не поспешим ли мы? Нас не так уж много...
   - Как только наши союзнички начнут проводить свой план по созданию единого государства в жизнь, именно в этот момент, когда он еще не будет доведен до конца, но продвинется уже достаточно далеко, мы и сделаем свой ход, - улыбнулся Эон, - который будет для них полной неожиданностью.
   - Справедливость будет восстановлена, - прошептал Гурсул.
   - Приведи в чувство нашего друга и окажи ему помощь, - сказал эльф. - Мы же не хотим его угробить на столь важном для нас этапе. Скоро покажется берег, где нас уже встречают.
  
   Нога ниже колена распухла, и каждый шаг отдавался острой болью. В голове был туман, слегка подташнивало, перед глазами плыли мушки и мелькали цветные пятна.
   "Чертов оборотень, - ругался про себя Нэш, - мог бы спасать осторожнее. Надо же было так меня метнуть! Наверняка сотрясение заработал".
   На финском берегу, где они высадились в назначенном месте, их встретили утренний промозглый туман, который пластами наползал из леса, и два угрюмого вида парня, один из которых тут же запрыгнул в катер, а второй молча предложил им следовать за ним.
   - Чего так долго тянули? - недовольно спросил Нэш у Гурсула, на чье плечо он опирался при ходьбе. - Еще немного, и мне был бы каюк.
   - Но ведь успели же, - буркнул оборотень, - так что лучше помолчи. Мы уже почти пришли. Впереди дорога, где тебя уже ждут. Отсюда ты поедешь вглубь Финляндии. Мы же вернемся на катер и поплывем назад, чтобы время потянуть, если пограничники или преследователи вздумают идти по пятам. Все, бывай. Может, еще встретимся.
   - Благодарю за спасение, - махнул Нэш двум исчезающим в тумане теням.
   Недалеко от того места, куда его вывел оборотень, уже стояли на обочине два заляпанных грязью внедорожника. Вышедшие из них трое мужчин помогли Нэшу доковылять до одной из машин, где его положили на заднее сиденье, и севший за руль молчаливый провожатый завел двигатель.
   - Если кто остановит, твое дело молчать, - предупредил он на хорошем английском.
   Наверное, на катере, пока он валялся в отключке, ему что-то вкололи, потому что через полчаса Нэш провалился в сон. И очнулся, когда его выгружали перед каким-то домиком. За окном уже смеркалось. Неужели он проспал весь день?
   Нога уже не так болела, да и голова прояснилась. В доме его встретил пожилой человек в рубашке навыпуск, за которой угадывалось брюшко. Вот и куратор операции собственной персоной, подумал Нэш.
   - Хорош, хорош, нечего сказать, - куратор подошел к Нэшу и принялся осматривать его со всех сторон. - Хоть сейчас в шпионское кино - изворотливый агент вырывается из коварных рук вражеской разведки.
   Нэш почувствовал легкое покалывание в области затылка, мягкое и осторожное зондирование. Ага, началось... Проверяют, нет ли какого подвоха. Этому Нэш не удивился, сам бы поступил так же.
   - Ну ладно, теперь все позади, - указав рукой на кресло у камина, хозяин дома пригласил Нэша сесть, и покалывание сразу же исчезло. - Как ты уже понял, я твой новый куратор. Так меня и зови - Куратор. Как самочувствие?
   - Терпимо, - садясь в кресло, сказал Нэш, - бывало и хуже.
   - Тогда не будем терять время, - и приветливая улыбка исчезла с лица мужчины так быстро, словно ее и не было. - Перед тем, как переправить тебя дальше, у нас есть немного времени для беседы, так сказать, по свежим впечатлениям. А после я оставлю тебя одного в этом доме. Считай это чем-то вроде карантина или больничного. Пока будешь здесь отъедаться и отсыпаться, можешь заодно начать писать подробный отчет.
   - Сколько человек в охране этой заимки? - уточнил Нэш. В его состоянии, с неподвижной ногой, боец из него был никудышный.
   - Достаточно, - улыбнулся куратор, - об этом не беспокойся. Здесь, как говорится, наша сфера влияния, бояться нечего. В общем, даже и без отчета ясно: операция удалась.И я буду просить Совет наградить вас.
   - Только вот напоследок немного наследил, - поморщился Нэш. - Скорее всего, это было Братство. По крайней мере, у них был маг. А я даже предположить не могу, где прокололся.
   - Об этом не думай, не твоя забота.
   - Что там с дмитровским мессией?
   - Что и планировали: через неделю тихо отойдет в мир иной. Задачу свою он выполнил - доказал, что один такой экземпляр может держать под контролем тысячи человек. Так что для тотального контроля целого государства нужно не так уж много таких вот "расходных материалов". Главное, все это действует.
   - Я тут просчитал на модели, как еще повысить эффект контроля.
   - Замечательно, еще один бонус в твою копилку, - пошутил куратор и, сразу же посерьезнев, спросил: - Ты вот что скажи - поведение эльфа и оборотня не показалось тебе в чем-нибудь странным?
   - Ну, грубовато немного, и любовью к людям от них не веет, но больше ничего такого не заметил, - пожал плечами Нэш. - А что, от них надо ждать чего-то особенного?
   - Ничего, обычные вопросы. Все, не буду больше тебе досаждать, отдыхай.
   Ощущение от этого нового куратора у Нэша осталось нехорошее - улыбка только на губах, глаза же жесткие и холодные. Как у змеи. Или у эльфа. Да и на уровне энергетики Куратор был глухо закрыт, и от него веяло холодом. Бр-р-р...
   "Черт, что-то я совсем раскис, - подумал Нэш, - он же мне не брат родной, да и сам бы я, окажись на его месте и в его роли, повел бы себя точно также". Но самоуспокоение не сработало. И у Нэша все равно осталось подозрение, что его собеседник на протяжении всей беседы как бы решал всего лишь одну задачу: убрать Нэша сейчас, или попозже.
  
   А этот самый Куратор спустя пять часов уже сидел за столом на одной из баз "Единой Расы", расположенной в Шотландии. Кроме него, там присутствовали еще двое, оба из числа достаточно влиятельных в "Расе" лиц. Такой сбор назывался "Пирамидой".
   - Сколько времени нам понадобится на создание очередной конфигурации новых государств на территории Евразии? - спросил Куратора один из двоих, маленький и полноватый.
   - Не менее трех лет, если принимать во внимание какие-то неизбежные заминки, и еще минимум четыре года для распространения на всю планету, - ответил тот. - Ну, а на постепенное снижение численности людей второго сорта до применимого минимума, даже с форсированным применением ДНК-направленных вирусов, уйдет не менее пары поколений.
   - Что с нашими союзниками? - задал вопрос третий из собравшихся, самый старый. - Мне кажется, они что-то подозревают.
   - Да, я тоже так думаю. Возможно, нам следует поторопиться с их устранением, не дожидаясь начала операции.
   - Так и поступим, слишком они зарываются в последнее время, - кивнул старик, - и пора вновь напомнить им, кто истинный хозяин этой планеты.
   - Какова реакция людей при проведении пробной фазы в этом городке... Димитрове, кажется? - нахмурил лоб маленький.
   - Смею поправить, Дмитрове, - ответил Куратор. - Как и ожидалось, все жители разделились на две части: безусловно попавшие под влияние применяемых методов и те, у кого есть своего рода иммунитет к магическому и информационному воздействию. Последних оказалось около двух или трех процентов.
   -- А что делать с Нэшем? - спросил куратор. - Ликвидировать, чтобы избежать возможной утечки информации?
   - Нет, он еще пригодится, - задумчиво произнес старик. - Да и не знает он ничего об основной цели своей миссии, так что пусть пока отдыхает. Он славно потрудился, несмотря на то, что работал практически втемную. Пешку всегда можно выгодно подставить, чтобы выиграть всю партию. Так что нам его еще и поощрить придется, остальным в пример. А ликвидировать его, если что, мы всегда успеем, причем с большей пользой для Ордена, чем сейчас.
  
   Глава девятнадцатая
  
   Димон чувствовал себя довольно неуютно - столь высокую концентрацию начальства на единицу площади он переваривал плохо. В специально предназначенном для сверхсекретных встреч большом зале без окон с прозрачным столом из стекла и такими же прозрачными стульями, где не было каких бы то ни было средств связи, компьютеров и даже обычных электрических розеток, сидели почти все ключевые фигуры братства: начальники отделов и направлений, верхушка руководства, старейшие и опытнейшие маги, ну и, конечно, те, кто непосредственно участвовал в операции "Капкан на эмиссара".
   Столь большого и серьезного совещания в Братстве не было уже довольно долго. Повод был более чем серьезный - впервые за много лет "Единая Раса", не особо скрываясь, провернула довольно масштабную акцию. И рядовая поначалу операция по разработке очередного эмиссара противника привела к неожиданным и неприятным открытиями. Вел заседание Борис Васильевич, хотя дело это уже выпало из компетенции одного только отдела контрразведки братства.
   - Все так или иначе причастные к возникновению дмитровского феномена лица взяты на заметку, за ключевыми установлено наблюдение, - заканчивал свое выступление Михалыч. - В самом Дмитрове также установлен контроль за группой лиц по ряду параметров, скажем так, весьма подозрительных.
   Как отвечающий за наблюдение, он делал краткую характеристику по итогам проведенной работы и немного нервничал, поскольку слишком уж много глаз смотрело на него. Он понимал, что живое выступление лучше доходит до людей, чем сухой доклад в канцелярском стиле. Но лучше бы шеф выбрал кого другого...
   - На данный момент все массовые проявления дмитровского феномена пошли на спад. Вероятнее всего, это связано с побегом резидента, а также со стремительным снижением активности "мессии". Но обнаружить осуществляющих вспомогательные воздействия субъектов, увы, так и не удалось.
   - Понятно, спасибо, - Борис Васильевич взмахом руки отправил разволновавшегося Михалыча на место. - Теперь давайте послушаем уважаемую Марию Викторовну, в том числе узнаем о ее личных впечатлениях, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что это все ерунда, не стоящая внимания.
   Милованова, глядя ему в глаза, кивнула, мол, если что, поддержи. Хотя уверенности ей было не занимать, ведь по опыту работы она могла соперничать даже с высшим начальством. К тому же Марию Викторовну уже несколько раз пытались продвинуть выше по служебной лестнице, но каждый раз она отказывалась без объяснения причин.
   - Жители города были подвергнуты массированному воздействию, призванному повысить степень скрытой внушаемости. Также у всех жителей Дмитрова повысился уровень энергоотдачи организма, включая нервную и эндокринную системы, и явно возросла степень воздействия нервных процессов на физиологические, что и позволило этому псевдомессии проворачивать его фокусы. Когда на площади началось это шоу, я подумала, что имеет место обычный массовый гипноз. Но как только псевдомессия начал произносить свою речь, стало ясно, что дело несколько сложнее. Этот бывший дурачок являлся своего рода концентратором коллективной пси-энергии и мог ее направлять. Специально ослабив свою защиту, я почувствовала, что он использовал концентрированный поток сил для того, чтобы вложить в людей определенную программу поведения. И даже после снятия регулярно оказываемого воздействия в мотивации их поведения так и будут превалировать какие-то постулаты, внушенные им в этот период. Но и это еще не все.
   Выборочное обследование ДНК, проведенное под различными предлогами у разных категорий жителей, показало, что все население имеет в крови генетически модифицированный вирус герпеса. Он активируется лишь у тех, кто поддается определенным психофизическим воздействиям, у тех же, кто имеет повышенную устойчивость, - находится в спящем состоянии. Сам вирус содержит несколько чужеродных по своей структуре цепочек. Как мы подозреваем, это часть информации ДНК-кода древних рас, причем строго определенных фрагментов. Исходный же вирус выполняет лишь роль транспортера. И в этом случае через пару поколений пораженные люди будут уже не совсем людьми и приобретут некоторые качества эльфов и оборотней. Как это будет выглядеть на практике, пока не ясно. Зато вот цели предположить вполне возможно. Произведенные из людей по такому рецепту и при этом полностью подконтрольные тем, кто будет ими управлять, эти существа по совокупности свойств будут просто идеальными исполнителями - своего рода биороботами, при этом обладающими сознанием и даже определенной творческой инициативой!
   Фактически весь городишко прошел через некий эксперимент, и заправляет всем этим явно не бывший дурачок. Кстати, у него судьба тоже незавидная. Я слегка прощупала его и была озадачена. Для человека, обладающего такими способностями, он должен иметь приличную защиту, но я его расколола, как пустой орех. Он сам жертва - некто очень и очень опытный "разогнал" его мозги, сделав из него живой инструмент, ограниченный определенной программой поведения. От такого форсажа психики у него уже сейчас начались приступы эпилепсии и провалы в памяти, и сейчас он почти не показывается на людях. Скорее всего он умрет в течение месяца, поскольку подвергся таким модификациям полевых структур и нейронных связей, которые возникали у людей, пытавшихся практиковать неадаптированные магические техники эльфов. Это давало им Силу, но неизбежно приводило к негативным изменениям в геноме.
   - Хорошо. Теперь, надеюсь, всем ясно, чем грозит эта демонстративная акция "Единой Расы" на территории нашей страны? - подвел итог глава Совета. - Я бы сказал, что нам прежде всего надо разобраться в том, почему они сделали это столь вызывающе. Не могли же они думать, что мы не обратим внимания на столь странный феномен. А значит, надо понять, зачем они на это пошли. Что представляет собой эта акция - дерзкий вызов, угрозу или предупреждение?
   - Разрешите, - встал с места первый зам Бориса Васильевича. - Я бы добавил, что это вообще первая акция "Расы", целью которой является взятие под контроль большой группы людей с целью проведения манипуляций и сепарации их по некоему признаку. Это я так, в качестве уточнения. А спросить я хотел о другом. Как поживает наш подопечный эмиссар сейчас? Дмитрий, это кажется в вашей компетенции?
   - Уже нет, - улыбнулся Димон. - После того, как мы сознательно засветили свою слежку за ним, он благоразумно и оперативно смылся восвояси. Не без потасовки, в которой ему на помощь пришла группа прикрытия в лице оборотня и эльфа. Так, немного погонь, немного стрельбы и спецэффектов и совсем чуть-чуть магии, чтобы у него подозрений не возникло, что преследовало его именно наше Братство. Якобы мы только очнулись и начали действовать. Но он тоже оказался спецом, да и поддержка у него классная, в результате чего на территории Финляндии его след был потерян. Вот и все.
   - А что вы можете сказать по существу тех проектов, которые он реализовывал во время своего пребывания в России?
   - У него был определенный план, в рамках которого и проводились все действия, для чего была привлечена ранее латентная агентура. Это говорит о серьезности поставленных перед ним задач.
   На основе всех его контактов, а также модели, которую он прогонял на нашем оборудовании, мы можем с уверенностью сказать, что основным его интересом было выяснение обстоятельств, при которых облегчалась модификация поведения больших групп людей с помощью различного рода психотехнических методов воздействия.
   А его конечной целью, насколько можно судить по предварительным выводам аналитиков, являлась отработка методик создания некоего единого государства со столь же единым обществом, во главе которого будет стоять, само собой, их Орден. Кратко резюмируя все, что уже было сказано выступавшими до меня, и исходя из результатов исследований наших специалистов в Дмитрове, можно заключить, что Орден предполагает провести сепарацию людей по некоему латентному признаку устойчивости к определенным типам воздействий и создать потом у большей части жителей планеты специальное измененное состояние психики, при котором формируемые в мозгу них в ходе оказываемых воздействий представления вписывались бы в рамки общего привычного для них образа мира.
   А столь откровенная полевая апробация метода говорит о том, что в "Единой Расе" уверены в его эффективности и скорее всего готовы использовать его в гораздо больших масштабах уже в самое ближайшее время.
   - Я бы еще раз заострила внимание всех присутствующих - добавила Милованова, - на том, что при их пробном эксперименте имело место разделение населения на две группы: тех, у кого произошло изменение сознания, и тех, которые подвержены различным воздействиям в гораздо меньшей степени или вообще к ним иммунны. Таких меньшинство. Предположу, что последним уготована роль пастухов, которые будут способны воспринимать реальность без искажений, вносимых в восприятие большинства некими постоянными воздействиями.
   - И каким же образом в "Единой Расе" хотят сделать так, чтобы подобное общество было стабильным? - пожал плечами глава Совета. - Все-таки пяти процентов устойчивых слишком мало, чтобы управлять всеми остальными.
   - А если тех, которых слишком много, проредить? - предположил Димон.
   - Как проредить? Уничтожить, что ли? - спросил один из неизвестных Дмитрию участников совещания.
   - Необязательно. В модели был один подозрительный функционал-оператор, связанный с генетическим ограничением рождаемости и психологическим ее регулированием. Он задавал постепенное снижение популяции, одновременно беря под контроль само желание "плодиться и размножаться". Ну, например, достаточно массово ввести в школах с седьмого класса предмет сексология с определенной формой подачи материала - и рождаемость уже в этом поколении упадет. А там еще много чего интересного было на сей счет. Так что не зря мы ему дали возможность воспользоваться нашей системой - теперь мы хотя бы в общих чертах знаем основные параметры их планов. А кто предупрежден, тот вооружен.
   - Если только это не деза, чтобы отвлечь наше внимание от реальных направлений их действий, - угрюмо произнес еще один из присутствующих.
   - А что до того, как можно контролировать значительную часть людей, причем так, что они сами будут при этом еще и довольны, так это уже неоднократно описывалось, причем не только в психологической литературе, а еще гораздо раньше в фантастике, - задумчиво произнесла Милованова. - Взять хотя бы "Обитаемый остров" Стругацких с башнями и передвижными излучателями или рассказ Ильи Варшавского "Побег". В последнем, насколько я помню, вообще говорится, что всякие воздействия наиболее эффективны, если используются именно для психической настройки, создающей у объектов воздействия ощущение тех или иных переживаний, созвучных внутренним ценностям, причем желательно еще и завоеванных дорогой ценой. И впрямь трудно предугадать, какие колоссальные резервы организма могут пробуждаться высшими эмоциями. Управление в этом случае будет основано на том, что большинство станет воспринимать мир через призму внушенных ему фильтров. В сознании как бы сформируется виртуальная, а точнее гибридная, реальность: в настоящую реальность будут встроены элементы реальности иллюзорной, причем таким образом, что они станут восприниматься в качестве подлинных. Да уж, еще раз убеждаюсь, что фантастика и впрямь обладает прогностическими возможностями. Во всяком случае, ее лучшие образцы. Кстати, тут упомянули о том, что "Единая Раса" впервые провела воздействие, призванное не только модифицировать поведение, но и произвести сепарацию людей по некоему признаку. Так ведь и это описано у тех же Стругацких в романе "Волны гасят ветер". А может, деятели "Единой Расы" и черпали свои идеи прямо из нашей же, человеческой фантастики?
   Вопрос повис в воздухе. Присутствовавшие не знали, что ответить, да и стоит ли отвечать - возможно, вопрос был чисто риторическим.
   - Как бы то ни было, - первым нарушил возникшую тишину Борис Васильевич, - теперь у нас достаточно фактов, чтобы сделать довольно неприятный вывод. Аналитики с большой вероятностью делают прогноз, что после анализа результатов этой пробной акции и некоторых коррекций "Единая Раса" через определенный временной промежуток проведет подобную же операцию на территории уже целого региона или даже какой-либо страны. Если они сделают это в России, то последствия будут просто ужасающие. Раскол общества, гражданская война и еще немало всего. Лишним будет говорить, что допускать этого никак нельзя. Тут главный вопрос: что мы сможем им в этой ситуации противопоставить? Допустим, что мы возьмем всех известных нам источников информации и агентов влияния. На какое-то время мы их обессилим, но это будет лишь уход в глухую защиту, оттягивание решение проблемы. Все-таки первая фаза их операции уже идет полным ходом, и мы ее прозевали. Да и речь идет только о нашей стране, ведь если такая акция будет проведена в каком-либо другом государстве, где наши позиции не так сильны, обычные наши методы будут неэффективны. Допустим, они берут в оборот какую-нибудь из исламских стран. После того как психика жителей страны будет изменена, нам придется иметь дело с миллионами фанатиков, охваченных какой-то, замечу, не известной нам идеей. Например, построения всемирного халифата. Вот такая перспектива. Главные же участники будут находиться в тени выдвинутых ими же лидеров, манипулируя ими, как марионетками. А те и знать ничего не будут, считая себя очередными мессиями и пророками.
   - Шесть раз на дню совершать намаз и не пользоваться туалетной бумагой... брр, - передернул плечами Димон. - Да я лично возьмусь за автомат и даже нажму на кнопку активации ранцевого ядерного фугаса, если меня попытаются заставить принять ислам.
   - Не стоит понимать так буквально, это я для примера сказал, - Борис Васильевич незаметно показал подчиненному кулак, - ведь не все мусульмане являются фанатиками. Например, среди нас тоже есть мусульмане, и они наши братья. Но и такое воплощение идеи все же исключать нельзя - уж слишком сильное влияние именно в исламской среде приобрел радикальный фундаментализм. Да и согласитесь, что сама по себе идея общепланетного государства, в котором проживал бы один народ (не обязательно, но лучше бы и одной расы, хотя главное все-таки не раса, а способ мировосприятия, образ мира) и была бы одна культура (как раз и определяющая мировосприятие), - это идея весьма привлекательная! Ведь в этом случае просто нет Иных, Чуждых! И все это в совокупности очень сильно упрощает и облегчает жизнь, увеличивая к тому же уровень предсказуемости, а значит спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Что равносильно резкому повышению уровня прежде всего психического, а также и физического комфорта, причем значительно, поскольку в этом случае исчезает большинство существующих сейчас в мире проблемных областей. Поэтому в таком монокультурном общепланетном государстве резко возрастет качество жизни его граждан - и сразу по всем параметрам! Тем более что, как ни крути, а цель подавляющего большинства людей независимо от расы, культуры и вероисповедания - это стремление минимизировать усилия, необходимые для получения как можно большего количества удовольствия.
   Так что модель однополярного, как сейчас принято говорить, мира является очень притягательной для обычных людей, а если "Единая Раса" еще и усилит ее своими методами... Кстати, хочу обратить внимание на следующее: сама по себе идея постепенного слияния рас и культур и впрямь весьма хороша, только при иных, чем заложенные Орденом наших противников, граничных условиях - управление должно стать в большей степени общинным, и потому реально демократичным, а конвергенция культур должна происходить путем их взаимообогащения, а не путем укладывания всех в прокрустово ложе одной.
   - Да уж, это явно не то, что нужно "Единой Расе". А значит, нам остается только один выход, - снова взял слово первый зам. - Врага нужно опередить.
   - Каким образом? - спросил Димон.
   - Очень просто. Давайте представим себя на месте "Расы". Кое-какие прогнозы аналитиков у нас есть, их планы примерно известны, как и те методы, которые они собираются использовать.
   - Повторюсь: если все это не дезинформация, - вновь подал голос мрачный тип, который уже ранее делал подобное замечание.
   - Проверяем, проверяем, - чуть сварливо в один голос ответили сразу Борис Васильевич и руководитель аналитического управления.
   - Если не возражаете, я продолжу, - по-прежнему невозмутимо сказал заместитель начальника контрразведки Братства. - Превентивные меры против первой фазы реализации этого плана Ордена уже приняты, что позволит несколько сбить их настройку. Мы начали разворачивать встречную информационную компанию через кино, телевидение, книги и интернет, чтобы повысить иммунитет населения к "мягкому" воздействию.
   От этого и нужно танцевать. Пока предлагаю составить вчерне план контрмер, взяв за исходные данные уже ставшие нам известными параметры и поставив задачу службе информации добыть новые данные.
   Поскольку никто больше взять слова не захотел, глава Совета закрыл совещание, и участники через специальный переходный тамбур стали выходить из зала. Димон понимал, что для контрразведки работы пока не так много. Причем свою часть операции он уже выполнил и, как хотелось надеяться, качественно. И все же Димон невольно не то чтобы восхитился глобальностью замысла "Расы", но зауважал его - это точно. Ребята мыслили широко и с размахом. Он бы и сам не прочь поиграть в такой игре. Только на своих условиях.
  
   Эпилог
  
   Индия, где-то в горах штата Керала
   Горная резиденция Великого Ордена "Аватара Шивы" располагалась в месте, формально принадлежавшем одной из крупнейших индийских корпораций, добраться до которого можно было только на вертолете или пешком по единственной горной тропе. Естественно, место это предназначалось для проведения особо секретных переговоров и отдыха высшего руководства той фирмы, которая купила участок земли в горах и построила там этот комплекс зданий. Поэтому высадившийся туда с трех прилетевших в разное время и с разных направлений вертолетов "десант" пожилых, но подтянутых мужчин, часть которых была в костюмах от лучших европейских портных, другая же часть - в традиционных одеяниях сикхов, не вызвал бы удивления даже у заинтересованного наблюдателя, окажись такой где-нибудь поблизости. Но его не было, тем более что все, даже потенциально возможные при использовании альпинистской техники подходы к резиденции еще за три дня до того были плотно перекрыты, а воздушное пространство контролировалось парой компактных армейских РЛС последнего поколения.
   Ареопаг в полном составе собирался крайне редко, по особым случаям. И сейчас был как раз такой случай. Первым, с разрешения Высшего Ситара, именуемого Головой Воплощения Шивы, начал говорить тот, чье место в иерархии обозначалось как Левая Рука этого Воплощения:
   - Всем присутствующим известно, что моя миссия в Москве закончилась не совсем удачно, за что я готов понести личную ответственность. Но в качестве определенного смягчающего обстоятельства выступает то, что наша разведка предоставила не совсем верные данные о качественном и количественном уровне возможной силовой поддержки того субъекта, которого мы хотели захватить. Также следует учесть, что на момент проведения операции явно возросла и активность Братства "Вера, Свобода и Воля", и мы вынуждены были с этим считаться, ведь работали-то мы на их территории, причем без уведомления. Кстати, замечу, что, возможно, нам стоило бы пересмотреть нашу позицию и более тесно объединиться с русскими. Действуя поодиночке, "Единой Расе" проиграли пока и мы, и они. И если у русских еще могут быть какие-то неизвестные нам козыри в рукаве, поскольку они сумели поработать с эмиссаром "Расы" весьма плотно, то нам действиям "Расы" эффективно противопоставить пока нечего. В связи с чем я предлагаю...
  
   Хабаровский край, таежный скит
   Добраться до этой скрытой в глухой тайге заимки (если так можно назвать довольно большой деревянный дом с огромным подполом, к тому же оснащенный специальной кодированной спутниковой связью) можно было либо по воздуху, либо пешком от находившейся в ста километрах ближайшей реки, либо владея искусством туннельного перехода или, как его называли на Руси в древности, дальноступа. В любом случае для этого надо было знать точное местоположение и суметь пройти через все расположенные на подступах системы охраны - как современные, так и старинные, но от того не менее эффективные и труднее обнаруживаемые электронными сканерами. А еще у этого глухого скита была и вовсе необычная защита - магическая, которая, как говорится, отводила глаза и блудила тех путников, которые могли случайно забрести в эти глухие места. Хотя последний раз такое случилось более пятидесяти лет тому назад и, к счастью для заблудившихся после аварии их вертолета в тайге геологов, тогда их словно вывели к реке, как будто кто-то незаметно направлял их от одного знака к другому: заброшенное место для костра, зарубки на дереве, показывающие, куда идти дальше, следы зверей, выводящие к ручью, впадавшему в реку. Но для путника, имеющего недобрые намерения, приход в эти места закончился бы гораздо печальнее - сгинул бы, и следов его не нашли.
   Постоянно жил в скиту всего один человек неопределенного возраста, которому можно было с равным успехом дать по внешнему виду как сто лет, так и тридцать-сорок, особенно увидев его движения во время ежеутренних занятий какой-то странной системой то ли боя, то ли танца. И покидал этот отшельник свое убежище крайне редко. Да и гостей привечал тоже не часто. Но сейчас их набралась полная изба.
   Большой Сход Незримого Всерусского Монастыря открыл неприметный с виду старичок, в котором Димон, окажись он там, с удивлением узнал бы умельца открывать пивные бутылки, с которым разговаривал в Дмитрове. Начал тот с места в карьер:
   - Пришла пора нам вновь вмешаться в дела мирские, потому как уж больно мерзкие дела творят чужаки на нашей земле. Веру очерняют, церковь, пусть и не самым лучшим образом, а все ж таки действующую, подрывают изнутри и дискредитируют среди верующих, насаждают культы бесовские и обряды возрождают черные. Своими глазами видел и всем естеством своим ощущал я, что сотворили с людями в Дмитрове. Нельзя этого терпеть! Тем более что за этеми делами опять нелюди стоят - почуял я следы их волшбы.
   - Что ты предлагаешь конкретно? - негромко спросил хозяин скита.
   - Надо бы нам несколько воинов наших уровня поединщиков-застрельщиков подвести грамотно к Братству "Вера, Свобода и Воля", которое одно сейчас и дает отпор этим супостатам. Тем паче, что у нас с этим Братством есть общие корни и тропы наши разошлись лишь потому, что мы больше на духовно-молитвенном удержании Покрова Богородицы над Русью сосредоточились, а они - на деяниях хоть и тайных, но больше мирских. Отчего, в отличие от нас, замечены были, особливо при Иване Дурном и позже при Петре Окаянном, а потому гонениям подверглись, и часть знаний истинных утратили. Настала пора им знания эти вернуть, а то, боюсь, не выдюжат они против нелюдей, раз те вновь силу набрали, да еще и с погаными из числа людей договорились. А нам надо Покров усилить, для чего пора, наконец, и власть нашу скрытую применить, чтобы церковь реформировать и народу Подлинную Веру вернуть.
   - Дозволь и мне молвить, Владыко, - поднялся с места еще один из гостей.
   - Говори, Воевода.
   - Я со Зрящим нашим в целом согласен, но кое-что хотел бы разобрать подробнее...
  
   Исландия, подземная лаборатория эльфийского Клана Огня
   Звуки из экспериментальной зоны не проникала через толстое бронированное стекло, если только на пульте специально не включали громкую связь. Сейчас она была отключена, и магистр Эон и еще трое высших эльфов - главы четырех самых древних и сохранивших наибольшую численность Первородных кланов - словно смотрели немое кино.
   По ту сторону стекла в двух боксах, получившихся из единого помещения в результате опускания с потолка стальной плиты, находились эльф и человек. Эльф лежал на кровати и, как ни в чем ни бывало, читал книгу, а в соседнем боксе человек метался по точно такой же кровати, выкрикивая что-то бессвязное. Можно было понять, что он бредит и испытывает сильнейшую боль.
   - Сколько времени прошло с момента заражения? - спросил у Эона один из эльфов.
   - Двое суток.
   - Каковы параметры организма нашего добровольца? - поинтересовался другой.
   - В целом в пределах нормы, - ответил Эон. Были небольшие отклонения, но они уже начали уменьшаться. А главное, нет никаких нарушений ни в геноме, ни в энергетических оболочках, ни в мозговых структурах. В отличие от человека.
   - Сколько тот еще сможет прожить без антидота? - спросил четвертый из наблюдателей.
   - Максимум двое суток. Но уже часов через десять-двенадцать он сойдет с ума от нарастающих кошмаров и наведенных болей в окончательно разладившейся нервной системе.
   - Люди могут найти средства лечения или замедления темпа развития этой болезни?
   - На существующем у них сейчас уровне технологий - в принципе, да. Но у них не хватит на это времени. А через трое суток воздействия, у некоторых же особо устойчивых человеческих особей - максимум через пять суток, наше детище преобразует человеческий организм уже необратимо. И средства вернуть его в исходное состояние просто нет. Даже у нас самих.
   - Вы уверены, что ваши расчеты верны?
   - Прогнозы дают вероятность желательного нам исхода, равную 97 процентам. Потому как мы не только использовали при создании нашего вирусно-бактериального кластерного гибрида человеческие нанотехнологии, но и дополнили их известными уже только нам магическими способами воздействия на живые организмы. К тому же, помимо биологической атаки, мы одновременно проведем целый комплекс устрашающих мероприятий, включая такие, которые будут иметь внешнюю форму природных явлений. Недаром же мы копили силы и заряжали все сохранившиеся артефакты. А дополним мы возникшую панику разного рода информационными атаками через СМИ. Так что мы фрустрируем психику людей и отвлечем внимание их спецслужб, да и противостоящих нам древних тайных организаций, полагаю, тоже.
   - Люди весьма интенсивно постигают и магию, называя это энергоинформационными технологиями. Кое-что сохранилось и у них - в тех самых древних орденах и братствах. А кое-что они открыли или вот-вот откроют вновь. Ведь мы, например, не можем с полной уверенностью сказать, до чего дошли японцы, весьма удачно прикрывшие свои исследования в этой области "зонтиком" официальной государственной программы "Фронтир внутри". А если при угрозе тотального поражения тайные организации объединят свои усилия с правительственными - что тогда? Ведь пятой Великой магической войны мы уже не переживем. И пусть даже после этого все люди тоже вымрут - нам-то от этого будет не легче!
   - И все-таки наши провидцы и аналитики дают лишь три исхода из ста в пользу людей. И нам стоит рискнуть! Чтобы эти людишки, включая и снобов из "Чистой Линии", как в прошлом, приползали к нам на коленях за очередной суточной дозой антидота и готовы были ради нее на все. Или умирали в страшных мучениях в назидание остальным.
   - Что ж, магистр Эон, думаю, что выскажу общее мнение: вам удалось нас убедить, - произнес самый старший по виду и по ощущению скрытой властности эльф. - Но остались некоторые детали, которые следует обсудить, как говорят люди, на берегу. В частности, как мы разделим планету на зоны влияния наших кланов. Согласитесь, это не тот вопрос, решение которого следует откладывать.
   - Извольте, я готов. Прошу следовать за мной.
  
   А Земля в этот день встречала свой новый рассвет, и большинство людей во всех странах, несмотря на то, что почти у всех у них были какие-нибудь проблемы, радовались наступлению нового дня. Они даже и не подозревали о том, какая новая незримая битва за всех них начала разворачиваться на планете в этот день. Ни о чем они не догадывались и просто работали, любили друг друга, а кое-где воевали и примирялись, лишний раз подтверждая правильность для обычных людей старинного изречения, что, умножая знания, умножаешь скорбь. И лишь для избранных и посвященных это не было правдой, потому что для них был верным другой принцип: умножая Знания, умножаешь Силу! И эти Силы готовились вновь сойтись в противостоянии на поле битвы, которым для них, как в названии известной книги Рона Хаббарда, была вся Земля!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   214
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"