Valsharess: другие произведения.

Путь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по компьютерной игре "Dragon Age". Мор побежден, Архидемон повержен, но война не окончилась. Миру снова нужен герой. Как выстоять против новой угрозы? Как сохранить любовь среди сражений, крови и тьмы?

Название: "Путь"
Автор: Вальшаресс (Valsharess Белова Я.С.)
Категория: Dragon Age
Рейтинг: R
Персонажи и пейринги: Зевран/Милен Табрис, Винн, Огрен, Алистер, Анора, Морриган и др.
Жанр: Drama, Romance, Action
Аннотация: Архидемон повержен, Мор закончился. Что же произошло дальше?
Статус: в работе

Глава 1 "Цена победы"

Корабль покачивался на волнах у пирса. По трапу туда-сюда сновали матросы и грузчики. Пахло солью, потом, пивом и рыбой. Море было неспокойным. Волны с шумом накатывались на берег, разбивались брызгами о камни и с шипением отходили назад. Чайки с громкими криками носились над водой. Эти звуки навевали грусть.

Точно так же кружились и кричали чайки над озером Каленхад, когда... Нет!

Эльф помотал головой, прогоняя воспоминания, и провел ладонью по смуглому лицу. Как же трудно забыть!

- Эй! Остроухий!

Зевран обернулся на голос и увидел шедшего к нему предводителя Кровавых весел. Бывший Антиванский Ворон недавно присоединился к отряду наемников, собиравшихся плыть в Вольную Марку. В родную Антиву путь для эльфа был заказан. А Вольная Марка открыта для всех. К тому же Ворона больше в Ферелдене ничто не держало. И никто.

- Скоро отходим, - пробасил наемник, усевшись на траву рядом с эльфом, и потряс фляжкой, которую держал в руке. - Глотнешь?

Во фляжке слышно булькало.

- Не откажусь, - кивнул Зевран.

Проклятое гномье пойло обожгло язык и горло, скатившись внутрь, как расплавленное олово. Зевран коротко выдохнул и несколько раз моргнул: глаза заслезились. Зато в голове образовалась приятная пустота.

- Полегчало? - участливо спросил наемник.

- Кхе! Славная штука!

- Из Орзамара!

Зевран рассеянно кивнул. В Орзамаре он не был. Отправившись туда, Милен не взяла его с собой, ушла вместе с Винн, Стэном и Алистером. Эльф скрипнул зубами.

Милен. Прекрасная эльфийка с роскошными волосами цвета меда и изумрудными глазами. Надо было быть поэтом, чтобы говорить о ней. Поэтом Зевран не был. Он был убийцей, нанятым тейрном Логейном, чтобы раз и навсегда покончить с надоевшими ему Серыми Стражами. Отправившись на это задание, он полагал, что все пройдет гладко. Как же жестоко он ошибся!

Зевран помнил, как стоял на коленях со связанными за спиной руками. Помнил холодную сталь ее клинка у своего горла и пронзительный взгляд зеленых глаз. И как же он был удивлен, когда юная воительница оставила ему жизнь, плюнув на мнение своих спутников, советовавших ей его прикончить.

Он поклялся следовать за ней, служить ей. Они многое прошли бок о бок. Не раз спасали друг другу жизнь, и стали по-настоящему близки. Эльф не заметил, когда среди сражений, крови и тьмы он успел влюбиться в Милен.

Когда они вернулись из Орзамара, она была сама не своя. Зеврану в ту ночь не спалось, он сидел у костра и видел, как Алистер входил в палатку Милен. Он выбрался оттуда только под утро. Вместе с Милен, которая счастливо улыбалась.

А потом она сказала эльфу, что любит Алистера.

И тогда Зевран решил уйти.

- Эй! Да поймите же! - послышался крик со стороны пирса.

Эльф посмотрел туда и увидел бедно одетого мужика с маленькой девочкой, видимо, дочкой. Мужик держал под уздцы худую серую кобылу и, размахивая кулаком, кричал на капитана. Девочка испуганно жалась к нему.

- Нам нужно уехать отсюда!

- Я не беру пассажиров, которым нечем платить, - сказал капитан.

- Можете забрать лошадь вместо платы.

- А что я с ней буду делать? Ее даже резать не станешь, потому что мясо у нее будет жестким, как подошва сапога!

"Беженцы, - подумал Ворон. - Опять беженцы".

Все места на корабле были раскуплены желавшими убраться с этого берега людьми.

Уйдя из отряда Милен, оставив их сражаться с порождениями тьмы и Архидемоном, Зевран чувствовал себя предателем. Но он решительно гнал от себя эти мысли. Он убийца, в конце концов. Он следовал за Милен, как того требовал долг. А теперь долг уплачен. Зевран, не переставая, внушал это себе, но легче не становилось.

- Вовремя мы оттуда подались, - сказал предводитель наемников. - В городе, видно, была жестокая бойня. Вон, какое зарево мы видели ночью! Не иначе, горел Денерим!

Эльф не ответил. Он представил, ее там, в этой сече, с изогнутыми эльфийскими мечами в обеих руках, перемазанную кровью. Он видел ее в бою. Знал, на что она способна. Наверняка ей по силам сразиться с Архидемоном. Ведь с ней Винн, Стэн, Морриган, Лилианна, Огрен и Алистер... Она победит.

А если нет?

Послышался топот копыт. Зевран повернул голову в ту сторону и увидел приближающегося всадника. Все отвлеклись от своей работы и тоже посмотрели на него. Всадник, мальчишка лет четырнадцати, осадил коня около людей и закричал:

- Победа! Великая победа! Серые Стражи сразили Архидемона этой ночью! Мор закончился!

Кто-то обрадовано закричал, кто-то засмеялся, кто-то бросился обнимать соседа. Зевран смотрел на мальчишку, пытавшегося усмирить заплясавшего коня.

- Но победа далась нам немалой кровью, - уже тише сказал гонец, и возгласы радости стали стихать. - Серые Стражи сразили Архидемона, но воительница, нанесшая ему последний удар, Милен Табрис, погибла. Почтим же память Героини Ферелдена, отдавшей свою жизнь ради нашего спасения!

Он говорил что-то еще, но Зевран уже не слышал его. Он ясно представил ее в охваченном огнем городе, на каменных плитах площади, израненную, с залитым кровью лицом и остекленевшими глазами.

Предводитель Кровавых весел бросил на эльфа короткий взгляд и поразился. Такого выражения лица у Ворона он не видел никогда. Смуглое лицо убийцы заметно побледнело, а в глазах не было ничего кроме пустоты и боли.

- Эй, - тихо окликнул он эльфа.

Зевран вдруг резко обернулся к нему, рывком поднялся и быстро пошел к пирсу. Подойдя, он подозвал мужика с дочкой.

- Ты все еще желаешь плыть на этом корабле?

Человек растерянно кивнул.

- Займешь мое место и возьми еще денег за дочку, - Зевран всыпал в ладонь мужика горсть серебра. - А мне отдай свою клячу.

- Эльф! - окликнул его главарь наемников. - Разве ты не плывешь в Вольную Марку?

- Уже нет, - ответил Ворон, поднимаясь в седло, - У меня нашлись дела в Ферелдене.

Глава 2 "Весть"

Над землей бушевала гроза. Молнии расчерчивали небо яркими сполохами. Грохотал гром. Лил дождь. Холодный, сильный. Казалось, сам Создатель послал его, чтобы омыть земной лик, очистить его от скверны, принесенной порождениями тьмы.

По размытой дождем дороге мчался всадник в насквозь промокшем дорожном плаще. Из-под копыт тощей серой кобылы летели комья земли и глины. Лошадь надсадно хрипела, с худых боков слетали хлопья желтоватой пены. Но всадник и не думал останавливаться. Вскоре кобыла споткнулась, пронзительно заржала и повалилась на землю. Всадник едва успел соскочить с нее. Капюшон плаща упал с его головы, открыв смуглое лицо с двумя полосами татуировки на левой щеке, светлые волосы, заплетенные по вискам в тонкие косички, и остроконечные уши.

Лошадь хрипло со свистом дышала, бока ее тяжело ходили. Она заржала. Пронзительно, жалобно. Эльф достал из-за пояса длинный кинжал и, присев около кобылы, быстрым движением перерезал ей горло. Лошадь дернула задними ногами и затихла.

Убрав кинжал за пояс, Зевран кинул взгляд на восток. Там за пеленой дождя - Денерим. Эльф плотнее запахнул промокший плащ, набросил на голову капюшон и двинулся дальше.

*****

Гроза отступила, ушла за море. Дождь стих. Винн сидела у открытого окна в своей комнате во дворце Денерима и читала. Похоже, маг-наставник был прав, и эта работа Дагны - девушки гнома, которую привела в Круг Милен, - найдется достойное место среди трудов в библиотеке магов. Потрясающе, как совершенно лишенная каких-либо магических способностей девушка, смогла постичь самую суть магических сил!

"Вернувшись в Круг, нужно обязательно сказать об этом Ирвингу, - подумала Винн, перелистывая страницу".

Налетевший ветер хлопнул ставнями окна, взметнув бархатные шторы. Свеча, неровным светом озарявшая комнату, погасла, а когда Винн зажгла ее вновь, то поняла, что в комнате она не одна.

Он стоял около окна. Волшебница видела только темный силуэт человека в плаще.

- Кто вы? - тихо спросила Винн. - И что вам нужно?

Он отбросил на спину капюшон. В свете свечи блеснули золотом глаза. Он сделал шаг в ее сторону, и Винн поняла, кто перед ней. Менее всего она ожидала увидеть здесь Ворона.

- Ты?

- Да, - ответил Зевран, подходя ближе.

- Зачем ты вернулся сюда? Ты снова с Воронами?

- Нет, - эльф качнул головой. - Я хочу знать, - после недолгого молчания проговорил он. И совсем тихо добавил. - Расскажи, как... как она...умерла?

Винн хорошо помнила тот разговор с Милен, когда девушка пришла к ней в слезах и долго плакала, уткнувшись в ее колени.

*****

- Ты знаешь, Винн? Знаешь, почему только Серый Страж может убить Архидемона?! Потому дух древнего бога должен войти в кого-то пораженного скверной после гибели дракона! И Серый Страж умрет.

Винн молчала, гладя девушку по волосам. Что тут скажешь? Какими словами поможешь? Мелькнула мысль, что сейчас, наверное, Милен жалеет, что не позволила Логейну занять место среди Стражей.

Милен всхлипнула и заговорила вновь.

- Морриган предложила мне выход. Какой-то ритуал, похожий на магию крови.

- Что за ритуал? - спокойно спросила Винн.

- Ребенок. Морриган нужен ребенок. Она должна быть беременна. Тогда темный бог перенесется в ее чрево, а Страж, нанеся последний удар, останется жив.

- Ты согласилась.

- Нет! - подняв на волшебницу глаза, возразила Милен. - Я отказалась! Ты знаешь, Винн, я потеряла смысл в этой жизни. Я не вижу его. Зачем? Ради кого? Моя миссия почти выполнена. И когда я убью Архидемона, завершится моя жизнь. Я решила, Винн.

*****

- Она отправилась в бой с Архидемоном одна? - не поверил своим ушам Зевран.

- Милен не позволила никому последовать за собой, кроме меня и своего боевого пса. Она знала, на что шла. А она шла умирать.

Зевран непонимающе посмотрел на волшебницу, Винн грустно улыбнулась уголками губ. И тогда он догадался, понял, что толкнуло Милен в пасть Архидемона.

- Алистер...

- Алистер был коронован на престол Ферелдена, - кивнула Винн. - Он женился на Аноре - дочери Логейна.

- Винн, - тихо попросил эльф. - Скажи мне, где похоронена Милен?

Винн долго смотрела в его золотые глаза, а потом поднялась и медленно отошла к окну.

- Я обещала, - сказала она. - Обещала. Но ты, может быть, еще сможешь...

- Что?

- Зевран, - Винн обернулась к Ворону. - Милен жива.

Глава 3 "Роза"

Утро было холодным и пасмурным. В воздухе витала сырость. По Северной дороге с востока на запад медленно, шагом, ехала всадница. Копыта гнедого коня скользили по мокрым камням, которыми был вымощен тракт. Всадница была одета в кожаную куртку со шнуровкой на груди и рукавах, кожаные штаны, перчатки и высокие сапоги. Грудь ее крест-накрест перечеркивали ремни портупеи, крепившие за спиной парные ножны, а над плечами всадницы возвышались обвитые кожаными ремнями рукояти изогнутых эльфийских мечей.

Девушка заправила за остроконечное ухо упавшую на лицо прядь волос. Сейчас ее густые пышные локоны, промокшие от дождя, потеряли свой природный медовый оттенок и свисали беспорядочными прядями. Она потянула шнурок на груди, сунула руку за пазуху и достала засушенный цветок. Когда-то это была бордовая роза с бархатистыми лепестками. Теперь цвет было не разобрать, лепестки съежились и потускнели.

Эльфийка задумчиво повертела цветок в руке.

*****

- Ты знаешь, что это? - улыбаясь, спросил Алистер, протягивая ей яркий бордовый цветок на зеленой ножке.

Милен не смола не улыбнуться в ответ.

- Конечно, знаю. Это роза. А зачем она тебе?

- Я сорвал ее в Лотеринге. Знаешь, я увидел ее и подумал: это удивительно, что такая красота могла вырасти в таком месте. Мне стало жаль ее. Пришли бы порождения тьмы или еще кто-нибудь и растоптали бы ее грязными сапогами.

- И ты забрал ее с собой, - Милен улыбнулась еще шире, шагнув ближе к нему.

- Да. Я хочу подарить ее тебе, - сказал Алистер. - Когда я смотрю на тебя, у меня возникают такие же мысли. Знаешь, Милен, ты редкостное чудо! Тем более прекрасное среди этой тьмы.

Милен взяла розу, прижала ее к груди.

- Спасибо, Алистер.

*****

Девушка судорожно вздохнула. Очень хотелось оглянуться назад, на восток, на Денерим, но она переборола это желание. "Никогда не оглядывайся назад, - сказала она себе, - иначе не сможешь двигаться дальше".

Год. Всего год. А столько успело случиться.

Ее несостоявшаяся свадьба, смерть жениха и сын эрла Денерима, мертвый у ее ног. Его кровь на мече, рукоять которого она сжимает в ладони.

Дорога в Остагар, первый бой с порождениями тьмы среди болот Коркари.

Посвящение, страх и боль.

Алистер за руку тащит ее через мост к башне Ишала. А вокруг кровь, огонь, крики боли и смерть.

Предательство Логейна.

Бесконечные скитания, сражения, сон вполглаза под открытым небом.

Ночь, проведенная с Алистером. Сердце, набатом отдающееся в висках. Страстные поцелуи. Нежные прикосновения. Его ласковый шепот: "Я люблю тебя".

Счастье и любовь.

Все кончилось в один миг. Разбилось, как стеклянный графин на множество осколков.

*****

- Милен, мы должны поговорить, - его глаза, обычно веселые и живые, смотрят серьезно.

- Конечно. О чем? - она пытается улыбнуться.

Он не улыбается в ответ.

- О нас. Ты знаешь, я стану королем. Они захотят наследника, сына от женщины благородного семейства.

- Мы... - слова застревают в горле.- Мы решим это...

- Я решил, Милен. Нам нужно прекратить это. Я должен жениться на женщине благородных кровей. В государственных интересах.

Она молчала, не зная, что ответить, что сказать. Да и какой смысл уже что-то говорить?

- А я? - только и смогла вымолвить она.

- Прости, Милен.

Он развернулся и вышел. Дверь за ним захлопнулась.

И вместе с этим кончилась жизнь.

*****

Она шла в последний бой с отчаянной яростью, с какой не сражались даже в гномьем Легионе Мертвых. Этот бой действительно последний. Прошлое осталось в прошлом, а будущего у нее не было.

Она никому не позволила идти за ней, кроме Винн и верного Клыка. Лилиана хотела возразить, но посмотрела в ее глаза и отступилась.

Милен дралась с порождениями тьмы, выкладываясь полностью, пуская в ход все, на что была способна. Взятая в кольцо, она крутилась, как волчок. Изогнутые эльфийские клинки пели песню смерти в ее руках. Она убивала, убивала, убивала. Всем, чем могла дотянуться до врага.

Когда она прыгнула на голову дракона и вонзила меч между роговых пластин, покрывавших его тело, Милен охватила необъяснимая эйфория. Все закончится сейчас! Она исполнила свой долг! Дальше жить незачем.

Черная кровь Архидемона хлынула фонтаном ей в лицо. Дракон забился в предсмертной судороге. Эльфийка не удержалась на его скользкой шкуре, скатилась на камни, ударилась головой.

Когда она очнулась, то была удивлена тем, что осталась жива.

*****

Туша дракона лежала на крыше мертвой грудой. Эльфийка выдернула из головы Архидемона свой меч и обернулась к Винн.

- Что ты будешь делать теперь? - осторожно спросила волшебница.

- Не знаю, - Милен посмотрела на запад, где вдалеке виднелись вершины Морозных гор.

- Ты можешь...

- Нет, Винн. Когда я шла в эту битву, меня уже похоронили. И оплакали. Все, кому я была дорога. Не нужно им ничего говорить. Никому.

Винн вздохнула.

- Пообещай мне, Винн, что не расскажешь... ему. Никому! Пообещай!

- Обещаю. Куда ты пойдешь?

- На Глубинные Тропы.

*****

Эльфийка повертела в пальцах цветок и, бросив его на дорогу, ударила каблуками в бока лошади. Гнедая пошла бодрой рысью, девушка выпрямилась в седле, встряхнула мокрыми волосами.

Ни к чему оглядываться назад. Впереди все приближались Морозные горы.

Вскоре всадница на гнедой лошади скрылась за поворотом тракта.

На дороге осталась только втоптанная копытами в грязь засушенная бордовая роза.

Глава 4 "Таверна Денерима"

В таверне было шумно. Люди радовались тому, что смерть обошла их стороной, что Тьма, выползшая было в мир, вновь убралась под землю, где ей было самое место. Сама таверна, к счастью, пострадала не слишком сильно: несколько сорванных ставен, разломанное огром крыльцо, да дыра в крыше, которую уже успели залатать работники. Многим домам в Денериме досталось гораздо сильнее. Обрадованный победой народ валил в таверну валом, и трактирщик счастливо улыбался во весь щербатый рот, предвидя неплохую выручку, которая позволит ему вскоре отстроиться заново.

За длинным дубовым столом сидели солдаты и воины ополчения, пили пиво и эль, а то и что покрепче, и громко смеялись над похабными шутками. Главным персонажем многих из них был недавно сраженный Архидемон с его уродливой свитой.

Коренастый гном с заплетенной в косы рыжей бородой, завершив рассказ, опрокинул в рот кружку, крякнул, провел ладонью по усам, вытирая пену. Сидевшие за столом люди громко хохотали над его словами. Гном был облачен в полный доспех, рядом у стола была прислонена верная обоюдоострая двуручная секира. Он открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но тут грохнула входная дверь, и гном, взглянув туда, округлил глаза.

А потом его едва не сбросил со скамьи налетевший пес.

Солдаты удивленно смотрели, как здоровый лоснящийся коричневый мабари, положив передние лапы на плечи гному, розовым языком облизывал ему лицо. Гном, ругаясь, пытался оттолкнуть собаку, а пес радостно повизгивал и вилял обрубком хвоста.

- Уйди, глупая скотина! - застонал гном, отпихивая от своего лица собачью морду.

Мабари обижено заскулил.

- Откуда ты только взялся! И что тебе от меня надо? - продолжал ворчать рыжебородый воин.

- Клык! - вдруг крикнули от двери, и все повернулись посмотреть на новое действующее лицо.

Стоявший в дверях мужчина не отличался высоким ростом и был одет в кожаные штаны, куртку и высокие сапоги. Одежда была украшена затейливым шитьем. Распахнутые полы плаща позволяли рассмотреть висевшие на широком ремне добротные ножны: слева с длинным мечом, справа - с кинжалом. Мужчина отбросил на спину капюшон, и стало видно его лицо. Тонкие черты, особая линия скул, разрез золотистых глаз и остроконечные уши выдавали в нем эльфа. Правда кожа его была непривычно смуглой для денеримских эльфов, да и черты лица были характерны, скорее, для долийцев, как и татуировка на лице: две темные полосы тянулись от левого виска до подбородка. Однако долийцем мужчина не был наверняка. Для жителя же эльфинажа он держался среди людей чересчур уверенно. Даже вызывающе.

Люди следили за ним напряженными взглядами.

Эльф быстро пересек зал, подойдя к столу, отодвинул ногой табурет и сел рядом с рыжебородым гномом.

- Ты? - в голосе гнома послышалось удивление.

- Я, - спокойно ответил эльф.

Мабари перестал облизывать гнома, подошел к эльфу и улегся около его ног. Гном изумленно вытаращил глаза. Эльф наклонился, потрепал собаку по загривку.

- Я думал, ты уже за морем, Зевран, - осторожно сказал гном, глядя на эльфа. - Никак не ожидал увидеть тебя здесь.

- Я тоже не рассчитывал здесь остаться, Огрен, - тихо ответил Ворон. - Но у меня неожиданно возникло дело на этом берегу.

- Нужно кого-то убить?

- Нет, - качнул головой Зевран. - Хотя без драки не обойдется.

Гном поморщился.

- А я тут причем?

На него уставились две пары глаз: мабари поднял голову и теперь внимательно смотрел на Огрена. Гном не мог понять, когда же эти двое успели так сладить друг с другом.

- Я рассчитываю на твою помощь, - ответил эльф.

- В чем? Куда ты собрался идти?

- На Глубинные Тропы.

Огрен поперхнулся элем.

- Куда?! - он закашлялся, потом продолжил. - Ты шутишь?

Антиванец смотрел на него, не отводя взгляда.

- Нет, ты не шутишь, - понял гном. - Ты говоришь серьезно.

Эльф кивнул.

- Хорошо, - Огрен поднес ко рту кружку, понял, что она пуста, и махнул тракирщику. - Ты остался в Ферелдене. Ты собрался за каким-то генлоком идти на Глубинные Тропы. Это все хорошо. Причем здесь я?

Зевран собирался ответить, но к столу подошла девушка с двумя глиняными кружками в руках, она поставила их на стол, улыбнулась, не сводя с эльфа голубых глаз, пару раз невинно хлопнула ресницами. Антиванец не взглянул на нее. Девушка фыркнула, вильнула бедрами и пошла к стойке. Когда она проходила мимо гнома, тот шлепнул ее по заду и усмехнулся. Потом он перевел взгляд на Ворона и понял, что все это время Зевран смотрел на него. Гном кивнул на кружки. Эльф сделал осторожный глоток.

- Мне нужен проводник, - сказал Зевран. - Я не был ни в Орзамаре, ни на Глубинных Тропах.

- Нет, - Огрен помотал головой. - Я не собираюсь возвращаться в Орзамар. Я еду на озеро Каленхад. К Фельзи. Ты можешь идти туда один.

- Нет, мой пропахший пивом друг! - усмехнулся эльф. - Я хочу не просто спуститься на Глубинные Тропы. Я намерен оттуда вернуться.

Гном смотрел на него с недоверием.

- Послушай, - Зевран встретил его взгляд. - Ты собираешься идти к Фельзи. С чем ты к ней пойдешь? У тебя же нет ничего, кроме помятых доспехов и секиры! А в старых тейгах, наверняка, можно найти сокровища на целое состояние!

- А тебе сокровища не нужны?

- Только одно, - грустно ответил Зевран. - Только одно.

Огрен какое-то время смотрел в его золотые глаза, потом кивнул.

Глава 5 "Быть Стражем"

Подковы гнедой лошади прозвенели по каменному мосту и зацокали по плитам площади. Как и в прошлый раз по ее краям были разбиты палатки и шатры, в которые гномы-наземники зазывали покупателей, стремясь продать произведенный в Орзамаре товар. Сколько бы гномы не кичились своей изоляцией, свободой и самостоятельностью, сколько бы не отгораживались от прочего мира, без этой торговли существование Орзамара было невозможно. Поэтому, как бы не пренебрежительно отзывались о наземниках живущие в самом городе гномы, все равно раз за разом прибегали к их помощи.

Милен остановила коня посреди площади и поднесла ладонь ко лбу козырьком. Закрывая глаза от слепящего солнца, она смотрела на вырубленные в камне ступени лестниц, ведущих к воротам Орзамара. Гнедая заржала и заскребла копытом.

Наверное, для гномов все эльфы на одно лицо. Ее не узнавали. И это радовало Милен. Ей не хотелось ни благодарностей, ни разговоров. Она приехала сюда, чтобы совершить задуманное. "Все мы платим свою цену. Кто-то раньше, кто-то позже, - вспомнила она слова Дункана". Да, пришло время расплатиться и ей.

Девушка спрыгнула с лошади и, ведя ее в поводу, подошла к одной из палаток.

- День добрый, - поздоровалась она.

Коренастый бородач ответил ей дружелюбной улыбкой.

- Вижу, вы интересуетесь оружием? - он широким жестом обвел прилавок, на котором действительно было на что посмотреть: мечи, кинжалы и топоры превосходной гномьей работы притягивали глаз, заставляли залюбоваться игрой света и бликами на острых клинках, поражали изысканными украшениями рукоятей и наверший.

Девушка улыбнулась и покачала головой.

- Туда, куда я направляюсь, спускаются один раз, - ответила она. - Будет жаль, любезный гном, если такой великолепный клинок останется навечно в каком-нибудь заброшенном тейге, кишащем пауками и порождениями тьмы.

Гном несколько мгновений пристально смотрел ей в глаза.

- Серый Страж, - уважительно произнес он, понимая, о чем она говорит.

Милен кивнула.

- Я хотела бы оставить у тебя лошадь, - продолжала девушка. - Там, куда я пойду, она мне не понадобится, а ты, быть может, продашь ее кому-нибудь, кто решит отправиться в путешествие. Или распорядишься ею по своему усмотрению.

Эльфийка передала опешившему гному поводья гнедой, потрепала лошадь по шее и развернулась, чтобы уйти.

- Постой, Страж! - окликнул ее пришедший в себя гном.

Девушка обернулась.

- Возьми это, - он протягивал ей великолепный кинжал из превосходной гномьей стали. Клинок был узким и очень легким, а рукоять удобно легла в ладонь.

Девушка рассматривала его с интересом.

- Его секрет в том, что внутри клинка полость, заполненная ртутью, - объяснял гном, - В полете ртуть внутри перетекает, и поэтому такой кинжал при броске всегда летит острием вперед. Возьми его, Страж. Не жаль, что он сгинет на Глубинных Тропах вместе с тобой. Главное, что до этого он послужит тебе в твоем деле.

- Благодарю, - Милен склонила голову в вежливом поклоне, потом наклонилась, засунула кинжал за голенище сапога, и пошла прочь, к каменным лестницам.

Гном проводил ее взглядом, потом посмотрел на всхрапнувшую гнедую лошадь и тяжело вздохнул.

Девушка уже почти поднялась к воротам Орзамара, когда услышала за спиной быстрые шаги. Она обернулась, подобравшись для броска. За этот год, она научилась везде и всегда ожидать нападения и постоянно быть настороже. Она расслабилась, увидев, что это всего лишь ребенок. Юный гном, пыхтя, догнал ее, остановился рядом.

- Ты Серый Страж, да? - с надеждой спросил он. - Я услышал, как ты говорила с дядей Колумом.

Милен кивнула.

- Да, это так.

- И ты идешь на Глубинные Тропы?

- Да.

- Возьми меня с собой!

Милен взглянула на него с интересом. Коренастый, как и все гномы, он имел светлые соломенного цвета жесткие кудрявые волосы и большие голубые глаза с необычно длинными и пушистыми ресницами. И никакого намека на бороду или усы, что свидетельствовало о его юности. Совсем мальчишка.

- Нет, - покачала головой Милен.

Она повернулась уйти, но юный гном ухватил ее за рукав куртки.

- Я хотел пойти туда один, но стража не пропустила меня. Они только посмеялись. Я слышал, будто на Глубинные Тропы есть иной путь. Я хотел узнать и вышел на поверхность, чтобы найти того, кто мне поведает об этом. А встретил тебя. Во имя камня! Это не случайно.

Милен опустилась на колено, чтобы их глаза были на одном уровне.

- Зачем тебе это? - спросила она.

- Я Оин из семьи Адпар, из касты кузнецов. Я хочу найти своих отца и мать, - серьезно ответил мальчишка. - Несколько месяцев назад отец ушел в наш старый тейг и до сих пор не вернулся. Мама отправилась узнать, что случилось. Она у меня воительница, как Совершенная Бранка! Но вот уже пять дней прошло, а их все нет и нет. Ты не думай, с тобой или без тебя, я все равно пойду, - в глазах юного гнома светился вызов. - Но с тобой было бы проще.

Милен какое-то время смотрела в эти голубые мальчишеские глаза, потом чуть слышно вздохнула.

*****

- Скажи мне, Милен, - спросила ее Винн, когда они остались вдвоем у догорающего костра.- Что значит, для тебя быть Серым Стражем?

- Это значит, что на меня возложена какая-то важная миссия?

- Верно, - кивнула волшебница. - Быть Серым Стражем - значит всегда и везде служить другим, заботиться об их благе, ценить чужую жизнь превыше своей собственной.

- Я запомню это, Винн.

*****

Девушка провела ладонью по упругим кудрям мальчишки и улыбнулась.

- Ты не пойдешь на Глубинные Тропы, - сказала она и, предупреждая его возражения, добавила: - Но я обещаю, что найду твоих родителей.

- Правда?

- Да. Я обещаю, - ответила Милен. - Я Серый Страж. Это мой долг.

Не так она представляла себе свое путешествие на Глубинные Тропы. Милен поднялась и пошла к воротам Орзамара.

Глава 6 "Шаг во тьму"

Зевран рванул поводья так резко, что чалый мерин поднялся на дыбы, пронзительно заржав, а Огрен, сидевший за спиной эльфа, едва не скатился на землю. Бежавший рядом с лошадью мабари остановился и зарычал. Гном хотел спросить, что же случилось, но Ворон уже соскочил с коня. Огрен посмотрел вперед и увидел у дороги гнедую лошадь с белой проточиной на морде и белым передним копытом. Около коня, скрытый его боком, стоял человек. Видимо, он что-то искал в седельной сумке, а заметив подъехавших всадников, уставился на них поверх конской спины. На его лице удивление сменилось неподдельным страхом, когда Зевран положил ладони на рукояти меча и кинжала.

Огрен не понял, что так разозлило антиванца.

А Зевран смотрел только на гнедую кобылу. Лошадь Милен. Как она оказалась у этого человека?

Эльф не заметил, как обнажил оружие. Коротко свистнув в ножнах, клинки оказались в его руках. А ноги уже несли его вперед.

Человек вскрикнул, бросился бежать. Поздно. Ворон настиг его сумасшедшим прыжком, припечатал к земле.

Мужчина с ужасом смотрел в золотые глаза эльфа, ощущая, как царапает кожу холодная сталь его кинжала.

- Кто ты? - чуть слышно выдавил человек.

- Ты! Откуда у тебя эта лошадь?! Отвечай.

Кинжал впился в кожу сильнее, потекла кровь.

- Она моя.

- Лжешь!

Человек с трудом сглотнул.

- Я купил ее! Купил три дня назад у ворот Орзамара!

- Купил? - в глазах эльфа что-то изменилось. - У кого?

- У гнома. Он сказал, что раньше она принадлежала Серому Стражу. Больше я ничего не знаю!

Зевран медленно отошел от человека, пряча в ножны оружие. Мужчина опрометью бросился к лошади, оказавшись в седле, он крикнул, пнул гнедую в бока. Лошадь, звеня подковами, помчалась прочь.

*****

Гномы расступились перед ней. Они уважали Серых Стражей за отвагу и воинские умения, за то, что Стражи, как и они сами осмеливаются биться с порождениями тьмы там, в пещерах и коридорах Глубинных Троп, в старых заброшенных тейгах, за то, что Стражи умирали в бою, а не в постели.

Девушка прошла мимо стоявших на страже около ворот гномов, поправила ремни портупеи, крепившие за спиной парные ножны. Створки ворот захлопнулись за ее спиной.

Вперед тянулся длинный коридор, уходящий вглубь горы на многие мили. Впереди начинались Глубинные Тропы.

*****

Оин сказал ей, что его отец и мать, вероятнее всего, направились на север. Милен шла очень осторожно. Ей так и не удалось в полной мере овладеть искусством убийцы, которому пытался обучить ее Зевран, но во многом она преуспела. Во всяком случае, ее шаги были совершено бесшумны. Как и все эльфы, Милен очень хорошо видела в темноте, поэтому она не стала зажигать факел, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания.

Когда она собиралась спуститься на Глубинные Тропы, чтобы умереть в бою, она думала, что просто бездумно бросится в битву с толпой порождений тьмы и станет убивать, пока не будет убита сама. Теперь все изменилось. Она должна найти пропавших гномов. Или их останки. А значит, нужно быть очень осторожной.

Коридор впереди оказался завален камнями и землей. Милен осмотрела завал и решила поискать обход. Вскоре она обнаружила тоннель, похожий на нору какого-то зверя. Милен принюхалась. Пахло навозом и шерстью. "Бронто", - подумала девушка.

Огромный зверь, ростом выше хорошего быка, опустив голову, ринулся на нее с ревом. Девушка проворно отскочила с его дороги, выхватывая мечи. Бронто развернулся, чтобы атаковать ее снова. Милен побежала ему навстречу, бросилась под его брюхо. Острые эльфийские клинки ударили зверя по ногам, перерезая сухожилия. Животное рухнуло на землю, заскребло здоровыми конечностями, пытаясь встать. Милен подскочила к нему. Изогнутый меч полоснул по его горлу. Хлынула кровь. Милен прислушалась. Вокруг было тихо. Девушка вытерла клинки о шкуру бронто, вложила их в ножны.

Сделав пару шагов, она почувствовала, как закружилась голова. Перед глазами все поплыло, а каменный пол вдруг словно прыгнул вперед.

Девушка пришла в себя от ощущения чего-то холодного на лице. Она лежала на камнях рядом с телом бронто. Милен поднялась на ноги и дрожащей рукой стерла со лба пот.

"Что это со мной?" - встревожено подумала эльфийка.

Она сняла с пояса фляжку с водой, сделала пару глотков. Ощущение было странным. Тошнота подкатила к горлу, желудок скрутило судорогой. Милен согнулась, и ее вырвало.

"Да, что же это?" - девушка отошла подальше от мертвого зверя, тяжело опустилась на землю, пытаясь отдышаться и придти в себя.

Что происходит? Ее отравили? Кто? Как? Ведь она ничего не ела и не пила в Орзамаре, кроме пищи, которую привезла с собой! И зачем кому-то убивать Серого Стража, который сам идет на верную смерть? Глупость.

Милен встряхнула волосами и поднялась. Нужно собраться. Она должна двигаться дальше. Стараясь не обращать внимания на горьковатый привкус во рту, девушка пошла по туннелю.

*****

Странно, но после гибели Архидемона, порождения тьмы не уползли обратно под землю. Нападения на людей продолжались. Твари собирались в отряды и, возглавляемые вожаками и эмиссарами, делали набеги на деревни, сеяли смерть. Ферелден нуждался в помощи, в Серых Стражах.

Алистер прочел очередной рапорт и, бросив свиток на стол, устало провел ладонью по лицу. Народ ждал от короля решительных действий, нужно было что-то предпринимать, но Алистер не знал что. Анора, со всей ее мудростью и умением управлять страной, не могла помочь ему сейчас. Порождения тьмы не были обычным противником, их нельзя одолеть военными маневрами. Сейчас Алистер, как никогда жалел, что рядом нет Милен. Быть может, если бы он не сказал ей тогда таких жестоких слов, все сложилось бы иначе? Может быть, стоило согласиться на предложение Риордана и провести над Логейном обряд Посвящения? Тогда последний удар Архидемону мог бы нанести он. И Милен была бы жива.

Алистер вспоминал ее, маленькую эльфийку с пушистыми волосами цвета меда, зелеными смеющимися глазами. Вспоминал ее мягкие розовые губы. Гладкую кожу. Ночи, которые они проводили вдвоем в тесной походной палатке.

Алистер любил ее.

Стук в дверь отвлек короля от мрачных мыслей. В кабинет просунулась голова дворецкого.

- Ваше Величество, у Вас просит аудиенции одна молодая особа. Она не назвала себя, но сказала, что это очень важно для Ферелдена.

- Как она выглядит?

- Она скрывает лицо, но я могу сказать, что, судя по голосу, это молодая женщина.

- Проведи ее в малый зал, - ответил Алистер. - Я приму ее.

Дворецкий поклонился и вышел.

*****

Малый зал освещался несколькими свечами. Вошедший Алистер в их неровном дрожащем свете увидел закутанную в дорожный плащ фигуру. Капюшон скрывал лицо незнакомки. Женщина поклонилась, увидев короля, но капюшона не сняла.

- Доброго вечера, Ваше Величество, - сказала она тихо.

Алистеру показался знакомым ее голос.

- Кто вы?

- Не важно, кто я. Важна весть, которую я принесла и помощь, которую могу предложить, - незнакомка говорила медленно и приглушенно.

Почему же голос кажется таким знакомым? Впрочем, не это важно. О чем она говорит?

- Помощь? Какого же рода помощь вы можете мне предложить. В чем?

- Тебе Стражи Серые нужны, я знаю. И ведомо мне, где того найти, кто сможет их возглавить. Ты отдаешь в распоряжение Ордена Амарантайн, и это хорошо. Но мало, кто из Стражей нынешних способен совладать с угрозой, которая готова в этот мир ворваться.

- Кто ты? - Алистер шагнул ближе к женщине. - Твой голос кажется мне знакомым.

Маг отбросила на спину капюшон плаща и посмотрела на короля насмешливо и дерзко.

- Ты?!

- Ты ожидал увидеть не меня, - женщина улыбнулась. - И мне не доверяешь ты, я знаю. Но ты подумай сам о том, что я сказала.

- Мне уже известно, что ты ничего не делаешь просто так. Если я соглашусь принять твою помощь, что ты попросишь взамен?

- О, взамен я плату не спрошу большую. Ты дашь мне то, что сам уже имеешь, но о чем не знаешь. Не великая потеря. Так сделаешь, чтоб я владела этим.

Король долго смотрел на женщину, размышляя. Свечи уже почти прогорели, когда он кивнул.

- Хорошо.

- Дай клятву мне, что сдержишь свое слово.

- Клянусь.

Глава 7 "Глубинные тропы"

В пещере горел костер. Отблески огня плясали на каменных стенах, вспыхивали на клинках мечей и топоров, на пряжках и пластинах брони. Уродливые твари гоготали, говорили между собой на своем рычащем наречии. Над костром что-то готовилось, распространяя вокруг запах жареного мяса, сейчас казавшийся Милен отвратительным.

Она, спрятавшись за камнями, уже какое-то время наблюдала за отрядом порождений тьмы, насчитав среди них четверых генлоков, двух гарлоков, эмиссара и предводителя в рогатом шлеме. В стороне от основного отряда копался в куче мусора огромный огр, он ворчал и чем-то громко чавкал.

Милен думала, как же напасть на них. В который раз она пожалела, что не взяла с собой лук. Сейчас он был просто необходим. Троих, а то и четверых, она успела бы снять до того, как остальные поняли бы, что происходит. Но лука не было. Приходилось рассчитывать только на мечи.

Милен еще раз окинула отряд взглядом, подняла с земли камень и, бросив его в ближайшего гарлока, метнулась назад в темноту туннеля.

Послышалось злобное рычание и топот ног. Милен вжалась в стену, пытаясь слиться с ней, надеясь, что в темноте враги не заметят ее сразу.

Как она и ожидала, гарлок вошел в туннель не один. Пропустив тварей мимо, Милен шагнула вперед. Клинок вынутого из-за голенища сапога кинжала полоснул гарлока по горлу. Тварь булькнула рассеченной трахеей и рухнула к ногам эльфийки. Второй гарлок развернулся, одновременно замахиваясь мечом, но Милен была быстрее. Поднырнув под летящий клинок, она оказалась вплотную к гарлоку. Кинжал метнулся вперед и вверх, с хрустом войдя под подбородок твари.

Милен прислушалась. Пока было тихо. Вероятно, скоро остальные твари решат узнать, куда подевались два воина из их отряда. Так и есть. Она услышала шаги и гортанные резкие выкрики. Одно хорошо - туннель не достаточно широк, и тварям придется постараться, чтобы взять ее в кольцо.

Выглянув из-за камня, Милен увидела их, и тут же мимо уха, овеяв щеку холодком, просвистела стрела. Плохо! Если против четверых воинов в рукопашной она могла бы выстоять и отбиться, то лучники не оставят ей шанса. Одна надежда, что они попадут по своим.

В получившейся толчее твари не стали стрелять, схватившись за мечи. Милен взмахнула изогнутыми клинками и стала выписывать сложные кренделя. Ее руки будто бы жили независимо одна от другой. Мечи противников скользили по ее клинкам, но до тела добраться не могли.

Выпад! Отскок. Разворот. Удар! Звон металла. Выпад мечом направо. Разворот - и лезвие второго клинка рассекает горло врага.

Около ног Милен уже лежало два трупа поверженных врагов, когда краем глаза она заметила зеленоватую вспышку. Сгусток мерцающего света устремился к ней. Эльфийка, отражая атаку предводителя порождений, не успела увернуться.

Ее с огромной силой ударило в грудь, отбросило на несколько шагов назад, так, что она врезалась в каменную стену. Перед глазами замелькали зеленые и синие круги. Заметив блеснувший около лица вражеский клинок, Милен вскинула меч, закрываясь. И вскрикнула от боли.

Тварь склонилась над ней. Милен зажмурилась, ожидая удара и чувствуя вновь накатывающую слабость и дурноту. Но предводитель почему-то медлил. Забрало шлема оказалось напротив лица эльфийки, от отвратительного запаха закружилась голова. Тварь с шумом втянула в себя воздух и протянула руку, чтобы коснуться лица Милен.

"Матка, - вдруг вспомнила эльфийка. - Поэтому он меня не убивает. Они делают из женщин маток. Лучше умереть".

Собравшись с силами, она сделала выпад ставшим неимоверно тяжелым мечом. Вожак легко отбил ее выпад, а потом его латная перчатка ударила ее в висок.

Мир окутала чернота.

Глава 8 "Матка"

Шаги гулким эхом отдавались от стен и потолка. Зевран поморщился. Сам он был мастером прятаться и красться и двигался абсолютно бесшумно, но сопровождающий его гном не отличался подобными качествами. Впрочем, без знающего эти туннели Огрена шансы найти Милен стремились к нулю, поэтому жаловаться было не на что.

Было темно. Эльфийское зрение позволяло не натыкаться на камни и стены, но все равно Ворон чувствовал себя неуютно. Замкнутых помещений и пространств он никогда не боялся, но знание того, что над головой огромная масса камня, готовая рухнуть и похоронить под собой, не добавляла радостных мыслей.

Огрен, которому Зевран так и не сказал об истинной цели своего путешествия на Глубинные тропы, был крайне удивлен, словами мальчишки-гнома, встреченного ими в Орзамаре. Юный Оин из семьи Адпар рассказал о Сером Страже, красивой женщине с зелеными глазами, которая обещала помочь отыскать его родителей. Огрен подозрительно покосился на эльфа, начиная понимать, что того потянуло в подземелья.

- Я бы советовал задержаться в Орзамаре и, может быть, поискать воинов, которые согласились бы нам помочь, - сказал гном, шагая рядом с Вороном.

- Время, - тихо ответил Зевран. - Это займет слишком много времени.

- Ты думаешь, что это она? Что она жива?

- Я уверен, что эта женщина - Милен. Больше всего я опасался, что, отправившись за смертью на Глубинные Тропы, она не станет сражаться с порождениями тьмы, а просто позволит себя убить, - эльф поежился от этой мысли. - Но теперь после рассказа мальчишки я надеюсь, что этого не случилось. Милен обещала ему помочь. Значит, она будет бороться.

Огрен не ответил, пристально посмотрев перед собой, где из-за поворота показался мабари, забежавший вперед.

Клык и под землей чувствовал себя замечательно. Он без конца вертелся под ногами, преданно заглядывал в глаза, вилял хвостом, и вообще радовался обществу старых друзей. Его совершенно не волновало то, что они находились в глубине горы, со всех сторон окруженные толпами гнусных тварей.

Однако сейчас пес был чем-то сильно встревожен. Он подбежал к Зеврану, уселся на землю перед ним и заскулил, глядя в глаза.

- В чем дело, малыш? - эльф наклонился, коснувшись ладонью загривка собаки. - Ты что-то нашел?

Клык схватил зубами рукав кожаной куртки, потянув Ворона за собой.

- Хорошо, хорошо! Пусти.

Пес гавкнул и потрусил вперед, постоянно оборачиваясь, чтобы убедиться, что его друзья следуют за ним.

Дорога впереди оказалась завалена камнями. Пес заскулил и нырнул в черную дыру, похожую на нору зверя.

- Мы идем в обход завала, - сказал Огрен. - Я помню это место. Осторожнее, здесь водятся...

Они остановились около туши огромного уродливого животного.

- Бронто, - договорил гном, рассматривая мертвого зверя.

Зеран сразу понял, что бронто убила Милен. Опустившись на колено около туши, он осмотрел характерные порезы от изогнутых эльфийских мечей и рассеченные сухожилия. Он сомневался, что так ловко разделаться со зверем мог кто-то еще.

Пес, скуля, крутился рядом, опустив нос к земле. Потом он гавкнул и бросился бежать по туннелю.

Коридор уходил вниз и забирал все дальше на север. Они шли очень осторожно, опасаясь наткнуться на большой отряд порождений тьмы.

Прошло некоторое время, прежде чем они нашли место побоища. Камни вокруг были залиты кровью, черной кровью тварей. Два мертвых гарлока. Один из них убит ударом кинжала под подбородок. Зевран сам научил Милен этому приему, такого в Ферелдене не знали.

Дальше снова кровь и трупы. Зевран внимательно осматривал их, потом заметил, что мабари смотрит на что-то на земле и скулит.

Подойдя ближе, он увидел кулон на тонкой цепочке. Маленькая подвеска с капелькой крови внутри. Милен называла ее Клятвой Стража и носила всегда, никогда не снимая. Эльф наклонился, поднял амулет, провел пальцем по гладкой поверхности.

- Эй, - тихо окликнул его, ушедший вперед гном.

Зевран посмотрел на него.

- Глянь-ка на это, - Огрен махнул рукой, указывая на что-то за валунами.

За камнями открывалась обширная пещера, в которой, очевидно разбили лагерь твари. Сейчас он был пуст. Мабари проскользнул между затаившимися спутниками и выбежал в пещеру. Эльф и гном вышли следом за ним.

В центре чернело кострище, рядом валялись кости и остатки мяса.

- Ну, по крайней мере, мы нашли родителей мальчишки, - тихо произнес гном, и Зевран, глянув в его сторону, увидел, что он рассматривает кучу металла, когда-то бывшего гномьими доспехами. - На этой броне знак семьи Адпар, - объяснил Огрен подошедшему эльфу. - Думаю, несчастных просто съели... Да примет их Камень.

- Милен была здесь, - сказал эльф. - Я видел там кровь, и уверен, что эта кровь - ее. Получается, твари забрали ее с собой.

- Если так, значит, она жива. И если я прав, то они пока будут обращаться с ней хорошо. Она им нужна.

- Для чего?

Милен не рассказывала Зеврану о том, что случилось на Глубинных Тропах, о том, что ей там довелось увидеть. Не говорила о женщинах, которых заставляли есть плоть порождений тьмы и людей. О том, как безобразно раздувались их тела. О том, как несчастные теряли рассудок, обреченные только есть и рожать, рожать тварей.

И сейчас, услышав этот рассказ от Огрена, эльф почувствовал, как застывает в венах кровь, как сковывают сердце ледяные когти ужаса.

Коридоры, по которым они шли дальше, были жуткими. На каменных стенах тут и там встречались отвратительные пульсирующие наросты, напоминающие человеческую плоть на ощупь. Зевран мог поклясться, что в этой мерзости можно рассмотреть кровеносные сосуды. Он видел похожие вещи в Круге магов, когда башня была захвачена Ульдредом и его магами крови.

- Матка близко, - шепнул Огрен.

За очередным поворотом они натолкнулись на отряд порождений тьмы. Гном взревел и, сняв со спины двуручную секиру, бросился на врага. Следом прыгнул Клык.

Десять шагов, отделявших его от тварей, Зевран почти пролетел и, развернувшись, приземлился на колено. Пользуясь инерцией, он ударил мечом низко, рассекая противнику связки под коленом. Потом эльф взвился на ноги, и следующий удар пришелся гарлоку кинжалом в горло.

Зевран увернулся от летящего меча, пригнулся, сделал быстрый выпад. Меч глубоко вошел в тело врага. Движением кисти эльф повернул клинок в ране, разрывая внутренности, выдернул его, отскочил назад.

Звон стали не умолкал, клинки сталкивались, летели искры. Рядом с яростным ревом сражался Огрен. Рычал пес, клыки которого рвали плоть тварей.

Вскоре все было кончено, Ворон особым движением стряхнул с клинка капли черной крови, осматривая место побоища. Пыхтя, подошел Огрен, забросил на спину секиру. Они двинулись дальше по туннелю, который выходил в пещеру. Отвратительная вонь подсказала им, что они нашли то, что искали.

*****

Матка была огромна и уродлива. Массивные складки на ее теле источали тошнотворный запах, склизкие щупальца извивались, маленькие глазки на оплывшем лице отражали вечный голод и злобу.

Зевран окинул взглядом пещеру и похолодел, увидев ее.

Милен была привязана у стены, стонала и пыталась свернуться в клубок. На ней была только рваная рубашка, а обнаженная кожа была покрыта синяками и ссадинами. Ее волосы свалялись от засохшей крови.

Огромный рот Матки с острыми зубами распахнулся. Тварь завизжала, призывая на помощь.

Оставив гнома и пса расправляться с набежавшими генлоками, эльф, уворачиваясь от щупалец бросился вперед.

Его меч трижды полоснул Матку по животу. Чудовище хлестнуло щупальцем, и Ворону пришлось крутнуться вокруг своей оси, чтобы смягчить удар. Обернувшись, он прыгнул, всадил кинжал твари под челюсть, рванул, разрезая кость и толстый язык чудовища. Изо рта бестии хлынула кровь. Но Матка не сдавалась, вновь ударив щупальцем. Удар был так силен, что у эльфа перехватило дыхание. Щупальце обвило его талию и с размаху стукнуло о каменную стену. Ворону показалось, что его хребет рассыпался на отдельные позвонки, но он продолжил кромсать клинками державшее его щупальце. Тварь оглушительно завизжала, щупальце разжалось, эльф скатился на покрытый слизью пол. Не раздумывая, он вновь вскочил, увернулся от очередного удара, оттолкнулся от пола обеими ногами, взвившись в прыжке. Его меч вонзился матке в грудь, а кинжал тянулся выше, к уродливому лицу, и с хрустом воткнулся в глаз чудовища, добираясь до мозга.

Тварь закричала, потом ее крик стих, щупальца опали.

С трудом выдернув кинжал из глазницы бестии, Зевран оглянулся. Бой был уже закончен. Огрен убирал верную секиру, а пес подбежал к своей привязанной у стены хозяйке и жалобно скулил.

Девушка приподняла одно веко, но, похоже, она не сознавала, что происходит, не понимала, друзья перед ней или враги.

Лезвие кинжала легко разрезало ее путы, и Милен заскользила вдоль стены. Зевран не позволил ей упасть, подхватил, бережно завернул ее в свой плащ и поднял на руки, краем сознания отметив, что она почти ничего не весит. Он склонился к ее лицу, стараясь уловить дыхание, но, оказавшись так близко, прежде чем он осознал, что делает, его губы прижались к ее губам в чутком поцелуе. Девушка чуть пошевелилась, но не открыла глаз.

- Все хорошо, - прошептал Зевран. - Я вытащу тебя отсюда.

- Надо выбираться, - сказал Огрен, который напряженно вслушивался в тишину пещеры. - Я пойду последним.

Зевран кивнул и движением головы указал мабари на вход в туннель. Пес завилял хвостом и побежал впереди.

Глава 9 "Башня Круга"

Сознание возвращалось медленно. Милен ощущала кожей шелк простыней и поняла, что лежит на постели. Она открыла глаза. Из полупрозрачной дымки, которая, казалось, заволокла все вокруг, стали постепенно проступать окружающие предметы. Эльфийка поняла, что находится в комнате с высоким потолком и узкими окнами, похожими на бойницы. Гобелены на стенах изображали диковинных животных. Она лежала на кровати, укрытая мягким пуховым одеялом.

"Где я?" - подумала девушка, поворачивая голову.

Рядом с ее постелью в кресле сидела пожилая женщина с собранными в пучок седыми волосами и читала книгу в потрепанном кожаном переплете.

- Винн? - хрипло проговорила эльфийка, пытаясь приподняться.

- Лежи, - волшебница отложила книгу и подошла ближе, присела на край кровати. - Как ты себя чувствуешь?

- Я себя... чувствую... Как я оказалась здесь? Да, и где, собственно, я оказалась?

- Ты в Башне Круга, дитя мое, - улыбнулась Винн. - Ты совсем ничего не помнишь?

- Я помню...

*****

Боль, невыносимая боль внутри. Мерзкие уродливые морды с длинными кривыми зубами около лица. Подкатывающая к горлу тошнота. Пещера с пульсирующими наростами на стенах. Отвратительная тварь с оплывшим от долгой неподвижности телом и дюжиной склизких щупалец. Матка!

*****

Милен вздрогнула.

- Все хорошо, дитя, - Винн погладила ее по плечу. - Ты в безопасности.

- Как я попала сюда?

- Тебя нашли друзья.

*****

Крики, звон металла. Сквозь багровую пелену перед глазами она видит битву. Блеск и росчерки быстрых клинков. Кровь. Взор снова заволакивает темнота.

Оглушительный вой. И блаженная тишина.

Боль в затекших запястьях. Слабость и тошнота. Чьи-то сильные руки подхватывают ее. Ощущение покоя и безопасности. Ее несут на руках. Багровая чернота сменяется сном. Глубоким сном без сновидений.

*****

- Друзья, - прошептала эльфийка.

- Один из них все это время сидел у твоей постели, ожидая, что ты проснешься, пока я не прогнала его, потому что он уже стал похож на привидение после трех ночей без сна.

Милен рассеяно кивнула, очевидно, думая о другом.

- Твари забрали меня, - прошептала эльфийка. - Винн, там, оказавшись в их лапах, я вдруг поняла, почему они не убивают меня. Они чувствуют во мне силу. Они стремятся к ней, они жаждут ее. Я ведь поэтому не умерла, когда сразила Архидемона?!

- Я не поняла этого сразу, Милен, - вздохнула Винн. - Но вчера, когда тебя принесли сюда, я осмотрела тебя. Тщательно. Да, ты права, Милен.

- Я не хочу жить.

- Послушай, дитя, - вновь заговорила Винн. - Возможно, все не так, как тебе представляется. Возможно...

- Винн, ты пообещала мне, что никому не расскажешь.

- Милен, - волшебница поднялась и отошла к окну, обернулась, посмотрела на девушку. - Ты вольна распоряжаться собой. Я же хочу уберечь тебя от ошибки.

- Я приняла решение.

- Хорошо, - ответила Винн, направляясь к двери. - Если завтра утром ты его не изменишь, я не стану больше тебе перечить. Распорядишься своей жизнью, как пожелаешь.

*****

Зевран появился, словно из ниоткуда, как умели только Вороны, заставив Винн вздрогнуть.

- Как она?

- Проснулась, - ответила волшебница. - Постой, - придержала она эльфа, угадав его намерение немедленно отправиться к Милен. - Я должна поговорить с тобой. Это важно.

Ворон пристально посмотрел в глаза волшебнице, словно пытаясь прочесть мысли, потом кивнул. Винн указала на двери библиотеки. Было время обеда, и библиотека пустовала. Проведя эльфа мимо стеллажей с толстыми фолиантами, Винн махнула рукой на стол с двумя стульями. Они сели друг напротив друга. Винн поставила локти на стол, сцепила пальцы, собираясь с мыслями. Зевран смотрел на нее, не отрываясь.

- Я должна сказать, что очень благодарна тебе за жизнь Милен, - тихо сказала Винн. - Я боялась, что она действительно погибнет там, но помешать ей я не могла.

- Когда мы нашли ее, на ней живого места не было от ссадин и синяков, - эльф передернул плечами. - Когда я вез ее оттуда, ей было очень плохо. Очень. Мы решили, что она больна. Как те несчастные, кто наглотался крови этих тварей. Поэтому я привез ее в Круг.

- Тело Милен давно заражено скверной. Она Страж. Даже если бы она выпила крови порождений тьмы, на нее это не оказало бы такого воздействия. Но она не пила этой крови.

- Тогда что же стало причиной болезни?

- Все сложнее, - Винн глубоко вздохнула. - Милен не больна, Зевран. Она беременна.

Глава 10 "Отказаться от чуда"

Милен уже закончила одеваться, когда дверь спальни приоткрылась, и в комнату заглянула девушка-гном. Милен узнала ее, вспомнила, что помогла ей найти свой дом в Круге Магов и покинуть Орзамар.

- Вы уже поднялись? - спросила она удивленно. - Я думала...

- Я хорошо себя чувствую, - ответила эльфийка, вопросительно глядя на девушку.

- Я Дагна, если вы помните, - ответила девушка, поняв смысл ее взгляда. - Винн попросила меня присмотреть за вами и, если что-то будет нужно...

- Я рада видеть тебя, Дагна, но мне ничего не нужно, спасибо.

- На самом деле я пришла узнать, готовы ли вы принять посетителя. Он представился вашим другом, и желает вас увидеть.

- Я не хочу никого видеть, Дагна. Никого.

Девушка кивнула и скрылась за дверью. Милен прошлась по комнате, присела на край постели.

Жизнь выкинула очередной кульбит. Человек, которого она любила, женился на другой, а она носит ребенка. Его ребенка! В иное время этот факт обрадовал бы эльфийку, но то, что произошло на Глубинных тропах, испугало ее. Она помнила, с каким благоговением порождения тьмы прикасались к ее животу. Что это значит? Она носит под сердцем дитя Тьмы?

Милен коснулась живота и тут же отдернула руку. Закрыв глаза, она уронила лицо в ладони.

*****

Приоткрыв дверь комнаты, Зевран неслышно скользнул внутрь и замер, увидев ее. Девушка сидела на постели, спрятав в ладонях лицо. Со встрепанными волосами, одетая в простое светлое льняное платье, сейчас Героиня Ферелдена выглядела маленькой и хрупкой.

- Мне сказали, что ты не хочешь меня видеть? - сказал Зевран.

Милен вздрогнула, обернулась. Эльф внутренне содрогнулся, увидев ее глаза - такая там плескалась тоска.

- Зевран, - произнесла Милен совсем тихо. - Мне рассказали, что это ты вытащил меня из подземелий, из лап тварей. Спасибо. Я не знаю, чтобы произошло со мной там, что бы они со мной сделали...

- Вероятно, то же, что и со многими другими, - пожал плечами эльф. - Ты можешь мне объяснить, какого гарлока ты собиралась искать на Глубинных Тропах? И это храбрый Серый Страж, Героиня Ферелдена, Милен Табрис, выступившая против армии порождений тьмы и сразившая Архидемона! - Зевран усмехнулся, глаза его при этом оставались холодными. - Не думал, что для тебя характерно бежать от проблем. Выходит, я ошибся?

Эльфийка слушала его язвительные слова, не понимая, с какой же целью он пришел к ней. Просто ли Зевран над ней насмехался, давая понять, что та дружба, которая когда-то возникла между ними, превратилась за это время в холодное презрение, или он преследовал какую-то иную цель?

Эльфийка порывисто встала, отошла к узкому окну, повернувшись к гостю спиной.

- Дагна сказала мне, что ты приходил сюда, желая меня увидеть, - сказала она, не оборачиваясь. - Я отнесла это на счет дружбы. Видимо, я тоже ошиблась. Ты спас меня из лап порождений тьмы, чтобы позже насмехаться надо мной и иронизировать. Прости, Зевран, я не стану состязаться с тобой в острословии.

Она замолчала, услышав за спиной смех. Милен резко обернулась, испепелив эльфа взглядом.

- Ты смеешься надо мной?

- Да! А ты актриса! - воскликнул он, улыбаясь. Улыбка его утратила язвительную холодность. - Винн рассказала мне, что с тобой произошло, - продолжил он. - Она говорила, что ты потеряла саму себя. Зайдя сюда, увидев тебя, я испугался, что она права, потому что женщина, которая сидела передо мной, не была Милен, которую я знаю. Это была другая женщина с пустым застывшим взглядом. Женщина, не желающая жить.

Эльфийка судорожно вздохнула.

- Прости мне мои насмешки, Милен, - сказал Зевран, шагнув ближе к ней. - Я хотел вызвать твое противодействие. И опасался, что ты не будешь на это способна. Однако, взглянув сейчас в твои пылающие глаза, я понял, что был неправ.

Милен почувствовала, как отступает холод, сковывающий ее изнутри, она вздрогнула, покачнулась, тут же оказавшись, в руках Зеврана. Девушка всхлипнула, прижимаясь к его груди. Эльф держал ее осторожно, проводя ладонью по запутавшимся медовым волосам.

Потом она подняла на него блестящие от слез глаза и прошептала:

- Мне страшно.

*****

Винн подняла глаза от книги, которую читала. Вернее, пыталась читать, потому что все ее мысли были заняты сумасбродной эльфийкой, решившей расстаться с жизнью, во что бы то ни стало. За время странствий она успела сильно привязаться к Милен, заполнившей в ее душе пустоту, образовавшуюся после того, как храмовники отняли ее собственного ребенка. Эльфийка стала для пожилой волшебницы почти что дочерью.

Дверь в библиотеку приоткрылась, и в проеме показался Зевран. Винн кивнула ему, приглашая входить. Ворон загадочно улыбнулся и посторонился, пропуская кого-то вперед. Винн вскочила со стула, увидев Милен.

- Как ты, дитя мое? - озабоченно спросила она, подойдя к девушке.

- Мне уже лучше, - улыбнулась эльфийка. - Спасибо. Во всяком случае, я не желаю больше валяться в постели. Синякам все равно где рассасываться.

Винн вопросительно посмотрела на Зеврана. Антиванец пожал плечами.

- Я сказал Милен, что она должна поговорить с тобой, - сказал он, посмотрев волшебнице в глаза. - Расскажи ей то, что говорила мне.

*****

В комнате тихо. Через открытое окно льется свет. Пылинки танцуют в солнечных лучах.

Милен сидела в глубоком кресле, забравшись в него с ногами и обхватив себя ладонями за плечи. Зевран устроился в дальнем углу, медленно перелистывая страницы какой-то книги, искоса наблюдая за эльфийкой. Винн сидела за столом, заваленном свитками, поставив на него локти и сцепив пальцы. Говорила она тихо, не отрывая взгляда от глаз Милен.

- Ты рассказала мне о ритуале, который предложила тебе Морриган, - сказала она. - Я перечитала много старых книг, пылившихся столетиями в нашей библиотеке. Среди них мне попалась весьма интересная вещь - копия, сделанная с Гримуара, который ты, насколько мне известно, отдала Морриган. Видно, именно из Гримуара она и почерпнула знания об этом ритуале. Риордан рассказал вам с Алистером о силе и проклятии Серых Стражей. Архидемон - один из древних богов. Бог, пораженный скверной. После гибели дракона, суть божества ищет новое пристанище, преображая его по своему подобию. Но войдя в тело Серого Стража, человека сумевшего однажды укротить скверну в своей крови, божество погибнет, погубив и душу человека.

- Да, - кивнула Милен. - Риордан говорил об этом.

- Морриган была права. Если бы ты согласилась на ритуал, и тебе удалось бы убедить Алистера... Суть божества переселилась бы в ребенка, заместив его душу. Но ты не согласилась на это.

- Я... Я не видела смысла.

- Знаю, - тихо сказала Винн. - Однако я должна сказать, что никому не известно доподлинно, что произошло бы дальше. Морриган утверждала, что дух Архидемона, вселившись в невинного ребенка, очистится от скверны. Но этого никто не знает. Быть может, мы получили бы в результате этого ритуала зло во много раз страшнее Мора. Только представь, не мерзкое порождение тьмы, лишенное разума, способное только уничтожать, а человека с черной душой, разумного и просчитывающего свои ходы.

Милен передернула плечами.

- Но этого не случилось, - ответила она. - Я отказала Морриган. Отказала. Тогда почему я осталась жива? Потому что я беременна?

- Да, Милен. Скверна изменяет тело Серого Стража. Иногда необратимо. Особенно это касается женщины. С мужчинами проще. Женщина же Серый Страж может оказаться бесплодной. А ребенка, оба родителя которого Серые Стражи, нужно считать чудом. Устойчивость к скверне он должен был перенять вместе с твоей кровью и семенем отца. Эта сила должна была очистить суть темного божества, вошедшего в него.

- А если нет? Если это не чудо? Если это проклятие? Что, если сейчас я ношу под сердцем дитя тьмы?

Милен замолчала, потом вскочила, заметалась по комнате.

- Я помню, как твари обращались со мной. Они чувствовали его во мне! Я... Я не хочу!

Она почти кричала.

Зевран встал, отбросив на пол книгу, быстро пересек комнату, оказавшись рядом с девушкой, взял ее за плечи. Винн хотела что-то еще сказать, но натолкнулась на взгляд Ворона и, кивнув, тихо поднялась и вышла из комнаты.

- Послушай, Милен, - заговорил он. - Это только ребенок.

- Нет!

Эльф встряхнул ее, заставив посмотреть в глаза.

- Подумай, Милен. Если сейчас ты откажешься от него, ты... ты никогда не сможешь иметь детей. Никогда! Понимаешь Милен? Винн сказала мне. Милен, то, что ты беременна сейчас - уже чудо! Ты понимаешь? - Зевран взял ее лицо в ладони, заглядывая в блестящие от слез зеленые глаза. - Неужели ты действительно этого хочешь?

Милен вдруг вспомнила отца, который так хотел внуков, так мечтал о вечерах в кругу семьи. Представила себя с малышом на руках на крыльце своего дома. Раньше у нее не было времени думать об этом, потом не было сил. Только сейчас она начала осознавать, что это именно то, чего она хотела. Откуда-то из глубины ее существа поднялось чувство теплоты и радости, понимания того, что в ее чреве теперь растет новая жизнь.

Зевран напряженно всматривался в глаза эльфийки. Что-то изменилось в ее взгляде. Он перестал быть взглядом пойманного в ловушку зверя.

- Милен?

- Ты прав, Зевран, - ответила эльфийка. - Кто я такая, чтобы отказываться от чуда? Но я боюсь... Вдруг...

- Ты не останешься без защиты, - сказал Ворон.

- И кто же станет защищать меня?

- Я.

Глава 11 "Страх"

Милен стояла на узком каменном мосту, под которым бесновалась огненная река. Впереди на нее надвигалась толпа порождений тьмы. Они шли медленно, бряцая оружием и рыча. Она знала это место. Мертвые рвы. Ворота старой гномьей крепости сейчас были распахнуты, и из них выходили все новые и новые твари. Девушка обнажила клинки, но ощущение рукоятей в ладонях почему-то не придало ей уверенности.

Милен было страшно.

Столкнувшись с первым врагом, она отбросила ненужные мысли, постаравшись сосредоточиться на битве. Кварта, блок, кварта, пируэт, терция, назад, поворот, выпад... Выпад, отскок, кварта, еще, еще, удар...

Острый клинок меча эльфийки едва не достал горло высокой твари в шлеме. Гарлок увернулся, и лезвие лишь перерезало подбородочный ремень. Шлем слетел с головы твари, открыв страшное лицо с широким усаженным острыми зубами ртом. Этот рот растянулся в жуткой усмешке, а потом Милен услышала рычащий голос гарлока, который произнес:

- Здравствуй, мама.

Милен закричала.

Она кричала, уже понимая, что это сон, но будучи не в силах выпутаться из кошмара.

- Милен! Милен, проснись!

Девушка почувствовала, как кто-то трясет ее за плечи. Она открыла глаза, увидев перед собой встревоженное лицо Зеврана. Одна ладонь эльфа лежала на ее плече, второй он пытался нащупать пульс на ее запястье.

- Милен?

Девушка была бледна и дрожала. Одеяло сползло к ее ногам и лежало там бесформенным комом. Эльфийка была одета в тонкую кружевную сорочку, почти не скрывавшую от Ворона прелесть ее тела. Но сейчас это было не важно. Эльф не отводил взгляда от ее зеленых глаз, из которых постепенно исчезало выражение ужаса.

- Все хорошо, - прошептала девушка, посмотрев на него.

Сердце все еще бешено колотилось в груди, но страх, охвативший ее во сне, уже отступил. Она была в безопасности.

Зевран не очень поверил ее словам. Он видел, ее бледную кожу и лихорадочно блестевшие глаза.

- Я услышал крик, - эльф не стал пояснять, что его сон стал еще более чутким в последнее время, что он каждую ночь просыпался от малейшего шороха за стеной, потому что в соседней комнате спала она. - Ты не хочешь рассказать, что тебе приснилось?

- Нет, - вздрогнув, ответила Милен.

Зевран кивнул, понимая, что допытываться не стоит.

Ворон знал, что кошмары преследуют всех Серых Стражей. Милен рассказывала ему об этом. Но то, что сейчас происходило с эльфийкой, не было похоже на ее обычные кошмары, и это пугало Зеврана.

- Ночь еще не прошла, - сказал он. - Засыпай.

- Нет, - встряхнула волосами Милен. - Я... я голодная, - она застенчиво улыбнулась.

Зевран кивнул, отойдя к двери, ожидая, когда она набросит шелковый халат на тонкую кружевную ночную сорочку. Сам он привык спать, не раздеваясь. И не убирая руки с рукояти кинжала.

В коридорах башни было темно и тихо. Маги и ученики спали. Слышались шаги часовых - храмовники, верные своему долгу, были бдительны днем и ночью. Зевран зажег свечу, взятую со столика в комнате Милен.

В трапезную ночью идти не было смысла, и эльф направился в кухни, ведя за собой девушку.

Кухня была пуста, только в камине потрескивал огонь. Милен села за стол, глядя на пляшущие языки пламени.

- Сыр, хлеб, яблоки, вино, - перечислял Зевран продукты, найденные в шкафу и выставляя пищу на стол. - Впрочем, последнее тебе все равно нельзя, - он улыбнулся.

Милен улыбнулась в ответ, и эльф почувствовал облегчение. Совсем отошла.

Вино он все же взял, налив его в глиняную кружку.

- Это мне, - сказал он. - А для тебя яблочный сок.

Ворон, молча, наблюдал, как она ест, запивая пищу соком из кружки. Закончив свой поздний ужин, Милен подняла на него смущенный взгляд.

- У меня увеличился аппетит, когда я стала Стражем, - сказала она. - А теперь я постоянно хочу есть.

- Не удивительно, - пожал плечами Зевран. - Вас теперь двое.

Милен вздрогнула.

- Что? - Зевран внимательно посмотрел на нее.

- Я все же должна рассказать тебе, - тихо сказала она.

- О чем?

- О моих снах.

Зевран отодвинул кружку и пересел ближе к эльфийке. Девушка опустила глаза и вздохнула.

- Я вижу их... порождения тьмы. Их толпы. Не важно, где я: в лесу, среди болот или на Глубинных Тропах - их всегда много, а я одна. И я знаю, что погибну в бою. А потом кто-то из них...

Она вздрогнула, и замолчала.

- Что?

- Он называет меня матерью. А иногда я вижу себя ею... Маткой! Что это значит?!

Эльф придвинулся к ней еще ближе и обнял за плечи. Он не знал, что это значит, и значит ли это что-нибудь. В какой-то момент он сам ощутил тот же страх, который сковывал Милен. Но он быстро взял себя в руки.

- Это означает только то, что ты должна выбросить из головы дурные мысли. Это просто страх и неизвестность. Вот и все, - он взял ее за подбородок, заставив посмотреть себе в глаза. - С тобой все будет хорошо. И с ребенком тоже.

Милен положила голову ему на плечо и, закрыв глаза, тихо вздохнула, постепенно успокаиваясь. Зевран погладил ее по волосам.

- Наверное, ты прав, - шепнула она.

- Я прав, - усмехнулся эльф, постаравшись скрыть за этой усмешкой собственную тревогу. - Конечно, я прав. А теперь пойдем. Тебе нужно поспать.

В комнате Милен села на постели, обхватив себя руками за плечи.

Она не хотела признаваться, что боится закрыть глаза. Боится остаться одна, окруженная темнотой. Но эльф понял это сам.

- Ложись. Я посижу здесь, пока ты не заснешь.

Он взял девушку за плечи, заставив лечь, и сел на пол, прислонившись к постели спиной.

Милен закрыла глаза. Постепенно дыхание ее стало размеренным и спокойным. Зевран понял, что она уснула. Наверное, стоило встать и уйти, но он остался. Слушая медленное дыхание эльфийки, он не заметил, как задремал, откинувшись на край ее кровати.

Глава 12 "Сын эльфов"

Теплая ночь дышала в распахнутое окно. Комната была освещена дрожащим светом десятка свечей. Милен лежала на постели, глядя на пляшущие теплые язычки пламени, стараясь дышать глубоко и ровно. Рядом суетилась Винн, подготавливая чистые полотенца и горячую воду.

Боль казалась Милен невыносимой, но она молчала, стиснув зубы. Эльфийка лежала, не двигаясь, только тяжко дышала. Схватки длились уже много часов, а ребенок все не появлялся.

Испытание продолжалось слишком долго, а боль все усиливалась. Из мокрой от пота постели стали доноситься непрерывные крики. Проходили часы, и голос роженицы постепенно слабел. Она желала только одного: умереть... И как можно скорее, чтобы все это кончилось...

Ее крики отдавались эхом в сердце мужчины, ожидавшего за дверями. Вся спокойная невозмутимость Ворона разлетелась вдребезги при первых стонах молодой женщины.

Винн придерживала разведенные колени эльфийки, гладила ее живот, изредка сжимая его ладонями.

- Тужься! Давай!

Ей казалось, что эльфийка тужилась все слабее, что ей не хватит сил.

Женщина почти всегда рожает легко и не мучается, если рядом мать и любимый супруг. Мать Милен умерла давно, а отец ребенка был далеко, пытаясь зачать дитя другой женщине. Винн знала, что за дверями комнаты, меряет шагами коридор мужчина, который любит Милен, который готов многое сделать для нее. Может быть...

Эльфийка снова закричала, выгнувшись на кровати, упираясь затылком.

- Еще немного, девочка!

- Дыхание Создателя, - прошептал стоявший в коридоре эльф, прижимаясь лбом к каменной стене.

Неизвестно, услышал ли его Создатель, но в тот момент, когда он с беспокойством произносил эту столь нехарактерную для него молитву, Винн увидела, наконец, появившуюся головку. Мокрый младенец выскользнул Винн на руки. Волшебница, немного выждав, перетянула пуповину нитью, перерезала.

- Мальчик! Во имя Андрасте! У тебя сын...

Мальчишка закричал, когда Винн слегка шлепнула его по ягодицам.

Милен всхлипнула, протягивая руки к ребенку.

- И мальчик великолепный, - продолжила волшебница. - Он будет настоящим мужчиной.

- Дай! Дай!

Тем временем Винн совершала первый туалет новорожденного, очистила круглое личико.

- Ты сделала правильный выбор, Милен, - сказала Винн, передавая ей ребенка. - Было бы очень жаль потерять такого славного карапуза.

Милен держала у груди сына, который уже перестал плакать, отыскав сосок.

- Позови... его, - выдохнула эльфийка, глядя в глаза Винн.

Волшебница кивнула и вышла в коридор, закрыв за собой дверь, и вздохнула, прижавшись спиной к стене и прикрыв глаза.

- Как она?

Винн открыла глаза и посмотрела на подошедшего Зеврана.

- Все хорошо, - сказала она. - Мальчик. Милен хотела тебя видеть.

Зевран кивнул и толкнул дверь в комнату.

Милен лежала на постели, укрытая покрывалом, прижимая к себе ребенка. Она была бледна, но в глазах светилось счастье. Малыш чмокал губами у ее груди. Зевран почувствовал, как поднимается внутри теплая волна радости. Он опустился на колено около кровати, взял пальцы эльфийки в свою ладонь.

- Он хорошенький, - улыбнулся Ворон, рассматривая безмятежное личико младенца. - Когда он откроет глаза, я уверен, что они будут твои.

Милен улыбнулась в ответ.

Зевран присмотрелся к малышу, заметив деталь, которая его удивила. Уши. Уши эльфов остроконечные и напоминают формой лист. У младенца же...

- Он человек? Как это возможно?

- Ребенок человека и эльфа - всегда человек. Винн сказала мне. Теперь я понимаю, почему смешанные союзы не одобряются эльфийской общиной. Если мы будем смешивать свою кровь с человеческой, мы исчезнем.

- Это не важно, то, что он выгляди как человек, - сказал Зевран, глядя в зеленые глаза Милен. - Он твой сын. Только это одно имеет значение. Ты уже решила, как назовешь его?

- Да. Его зовут Алвлен - "Потомок эльфов".

*********

Окно было распахнуто в весну, и сквозь него лился в комнату теплый солнечный свет. Милен сидела в кресле, держа в руках пяльцы и иглу с шелковой нитью. На ткани, послушные движениям ее иглы распускались прекрасные цветы, зеленела трава. Захваченная водоворотом войны, эльфийка почти забыла, каково это быть женщиной, заниматься не полировкой доспехов и оружия, а вышивкой. Почти забыла, что значит жить.

У ног Милен, положив большую голову на скрещенные лапы, дремал мабари. Рядом спал в колыбели завернутый в покрывала младенец. Эльфийка улыбалась, глядя на него. Сейчас она не представляла себе жизни без него. Как она могла желать избавиться от ребенка? Она была очень благодарна Зеврану, сумевшему убедить ее, уберечь ее от страшной ошибки, от поступка, который она, наверное, не смогла бы себе простить.

*****

Зевран, стоя на пороге комнаты, уже некоторое время наблюдал за счастливой матерью. Он был рад, наконец, видеть на ее лице улыбку. Он не решался привлечь ее внимание, и просто стоял в дверях и слушал ее голос. Эльфийка пела.

Эту песню Зевран впервые услышал в лагере во время их долгих странствий. Ее тогда пела Лилианна. Но голос рыжего менестреля нельзя было сравнить с голосом Милен, звучавшим, как перезвон колокольчиков.

Haharen na melana sahlin,
Emma ir abelas
Souver'inan isala hamin.
Uhenan him dor'felas
In uthenera na revas!

V
ir sulahn'nehn,
Vir dirthera,
Vir samahl la numin,
Vir lath sa'vunin!

Наконец, эльфийка заметила его и улыбнулась.

- Привет.

- Доброе утро, - кивнул Зевран, улыбаясь в ответ и проходя в комнату. - Как у нас дела?

- Хорошо. На аппетит не жалуемся и спим очень спокойно.

- Вижу, - усмехнулся эльф, заглянув в колыбель.

Шум с улицы привлек их внимание.

- Что такое?

- Не знаю, - Зевран подошел к окну, выглянув наружу.

Над озером с криками носились чайки. На пристани толпились люди. Но не они приковали к себе взгляд эльфа. По водной глади озера Каленхад двигались лодки. Человек в первой из них держал стяг с королевским гербом Ферелдена.

- Что там? - спросила Милен, отложив пяльцы и подходя к окну.

- Гости, - ответил Зевран, и эльфийка удивилась неожиданной холодности, прозвучавшей в его голосе.

Увидев королевское знамя, женщина отшатнулась от окна, вскинув руку к груди.

- Алистер...

Глава 13 "Визит Его Величества"

Визит короля был неожиданным, но очень важным событием, тем более, что король приехал не один, а с супругой, королевой Анорой. Его Величество интересовало положение дел в Круге и способность магов оказать возможную помощь в борьбе с уцелевшими порождениями тьмы.

- Круг еще не полностью восстановился после восстания Ульдреда, Ваше Величество, - говорил Старший чародей, проводя короля по коридорам башни. - Но мы уже многое успели сделать.

- Война ослабила всех, - ответил Алистер. - Но я вижу здесь молодых учеников, - король кивнул на открытые двери аудитории, в которой проходили занятия.

- Да, - сказал Ирвинг. - Кругу нужна свежая кровь. Впрочем, я думаю, что Ваше Величество желали обсудить со мной не только это.

- Ты прав, Ирвинг, - вздохнул Алистер. - Мне советовали приехать сюда, чтобы найти помощь в борьбе. Серых Стражей в Ферелдене не много, а после Мора их число еще сократилось. Я отдал Стражам Амарантайн, но у меня нет человека, который смог бы возглавить их.

- Почему же вы ищете этого человека здесь?

- Потому что мне сказали, что здесь я его найду.

*****

- Ты мне не доверяешь, знаю я, - женщина заправила за ухо выбившуюся прядь черных волос, ее желтые, похожие на волчьи, глаза сверкнули в тусклом свете свечей. - Но выслушай, что я хочу тебе поведать. Ты ищешь воина, и ты его найдешь. Прошедший через муку и обманувший смерть, тот воин поведет людей и нелюдей на битву. И славой имя овеяно его.

- Ты можешь говорить яснее? - Алистер нахмурился.

- Я знаю место, где встретишь ты его. Круг магов, недавно лишь тобой освобожденный.

- Не мной, - качнул головой король. - Милен, - даже воспоминание причиняло ему боль.

Женщина усмехнулась.

- Как хочешь, - она пожала плечами. - Но должен ты отправиться туда.

- Откуда мне знать, что ты не лжешь?

- Резона нет мне говорить неправду, ведь ты поклялся желание мое исполнить. Скажи мне, Алистер, лгала ли я тебе?

Мужчина задумался, но вынужден был признать, что она права.

- Я не лгала, хоть не всегда всю правду говорила. И знаешь ты, что Милен доверяла мне.

- Милен умерла.

- И все ж в ее я смерти не повинна. Отправляйся в Круг, и ты увидишь, что я свое сдержала обещание. Останется тебе сдержать свое.

Алистер кивнул. Женщина направилась к двери. На пороге она обернулась.

- Но помни, жизнь нам любит преподносить сюрпризы. Быть может, в Круге ты отыщешь то, чего никак найти не ожидаешь.

*****

- Говорят, что Его Величество ищет здесь того, кто возглавит борьбу против порождений тьмы, - говорила Дагна, помогая эльфийке со шнуровкой платья. - Интересно, почему здесь? Всем известно, что для этого нужны Серые Стражи, - девушка подала Милен плетеный пояс с серебряными застежками. - Хотя Его Величество ведь не только король, но и член ордена. Может быть, он объявит право призыва?

- Сейчас нет Мора, - ответила Милен резче, чем хотела. - В праве призыва нет нужды. Короли всегда нуждались в помощи магов. Тут нет ничего необычного.

- Необычно то, что он хочет найти здесь воина, - послышался голос от двери.

Эльфийка и девушка-гном обернулись, увидев Зеврана.

- Я пойду, - сказала Дагна, выскользнув из комнаты.

Эльфы, казалось, не заметили ее ухода.

Зевран окинул взглядом Милен от острых носков туфель вверх по струящейся изумрудной шелковой ткани юбки, расшитому серебром лифу платья, облегающему грудь эльфийки, как вторая кожа, остановившись на ее зеленых глазах. Милен смутилась под его взором.

- Ты собираешься встретиться с ним?

Не потребовалось уточнять, кого он имеет в виду.

- Я...- Милен отступила на шаг назад. - Да.

- Зачем?

Простой вопрос привел эльфийку в замешательство. Зачем? Ведь это Алистер! Мужчина, которого она любила, с которым проводила ночи, с которым была счастлива. Но в сердце тут же словно вонзилась холодная игла.

Суровый взгляд, холодные слова. Роза, втоптанная копытами в грязь.

Алистер бросил ее! Он женился на Аноре! Он не любил ее!

Милен отшатнулась назад, но быстро взяла себя в руки. Когда она снова посмотрела на Зеврана, ее глаза сверкнули.

- Я хочу встретиться с королем, потому что я Серый Страж, и королю может понадобиться моя помощь в это тяжелое время.

- Ты уверена?

- Да. Я уверена.

*****

- Не думаю, что это очень хорошая идея, - тихо сказала Винн. - Но это твое дело.

- Я не стану прятаться теперь, когда я вновь начала жить, - эльфийка вздернула подбородок. - Я Серый Страж. Ферелдену важно, чтобы я сражалась. А все остальное в прошлом.

Винн слегка сжала ее руку и отошла.

- Хотела бы я, чтобы ты сама верила в это, - прошептала волшебница.

Их Величества вошли в залу вместе, рука об руку. Милен лишь скользнула по королеве взглядом и замерла, посмотрев на Алистера. Он почти не изменился за это время. Карие глаза, светлые волосы, торчащие в беспорядке, вероятно от того, что он часто запускает в них пальцы. Только во взгляде появилась усталость. Эльфийка встретилась с ним глазами. На лице короля отразилась целая гамма чувств: удивление, недоверие, радость. Милен вдруг опомнилась, осознав, что стоит и смотрит королю в лицо.

Она опустила глаза и склонилась в реверансе.

Глава 14 "Битва с прошлым"

Анора не слишком доверяла магам, и в эту поездку в Круг отправилась главным образом ради своей репутации. То, что произошло с ее семьей, оставило неизгладимый след. Она потеряла мужа, как считали многие в народе, по вине ее отца, которого открыто стали называть предателем короны. Она не была причастна к делам тейрна Логейна, но это уже не имело большого значения. Ее имя, вслед за именем отца, оказалось под угрозой. Единственный способ сохранить свое положение и трон она нашла в браке с Алистером, когда стало окончательно ясно, что Серые Стражи в лице их предводительницы намерены сделать его королем.

Анора пыталась быть милой, старалась убедить Милен в необдуманности и поспешности этого решения, говорила, что Алистеру не по плечу решение проблем государства, но эльфийка не захотела ее слушать. "Я тебе не доверяю" - бросила она в лицо Аноре. Что еще могла ожидать она от выросшей в трущобах эльфинажа дикарки?

На Собрании Земель Анора была на стороне отца до самого конца. Анора чувствовала людей, понимала их желания. Именно это помогало ей быть хорошей королевой. В зале, на Собрании, сердца людей бились не в такт. Анора видела, что горячие слова Милен о предательстве Логейна, призыв к сражению против общего врага обратили большинство против ее отца.

Божий Суд. Ее отец был отличным воином, он был силен и решителен. Но, когда против него вышла эта Милен, Анора поняла, что Логейн проиграет. Эльфийка была быстрой, как молния, и подвижной, как ртуть. И она использовала приемы, которых не знали в Ферелдене. Нечестные, подлые приемы, которым ее, вероятно, обучил нанятый отцом антиванец, переметнувшийся на сторону своей неудавшейся жертвы.

*****

Звон стали, ускоренное дыхание, полные ярости взгляды. Выпад. Отскок. Взметнувшиеся медовые волосы. Прыжок. Снова звон оружия. Крик! Стон. Кровь на изогнутом эльфийском мече...

Отец на коленях, стоит, опустив голову. Его слова:

- Я сдаюсь.

Эльфийка, занесшая над ним окровавленный клинок.

- Я недооценил тебя, Страж. Я думал, ты, как и Кайлан, вздумала поиграть в войну. Но я ошибся. В тебе есть сила. Ты воин. Я сдаюсь.

- Все кончено, Логейн, - голос эльфийки холоден, как сталь меча, который она сжимает в руке. - Пришло время отвечать за преступления!

Анора слышит ропот, пронесшийся по толпе собравшихся в зале людей. Кое-кто возражает против действий Стража. Но таких мало. Слишком мало. Большинство не скрывают радости, как Алистер, подошедший к Милен, и, вставший рядом с ней.

Крик Риордана:

- Есть иной выход! Тейрн прекрасный полководец и превосходный боец. Пусть пройдет Посвящение.

- Нет! Слишком великая честь для него.

- Он должен быть казнен! - рычит Алистер, выхватив меч.

- Нет! Не надо! - Анора не узнает собственный голос.

Эльфийка, усмехается, глядя на нее, вбрасывает оружие в ножны и кладет руку Алистеру на плечо.

- Оставь, - тихо говорит она, но Анора слышит. - Он этого не стоит.

Алистер смотрит ей в глаза и опускает меч.

*****

Ее отец уже много месяцев провел в тюрьме, а ей даже не позволили видеть его.

Анора, погруженная в свои невеселые мысли, шла за Алистером к дверям зала.

- Дорогая, - король остановился, чтобы дождаться ее.

Вежливая улыбка. Она словно приросла к ее лицу. Анора подошла, положила затянутую в белую перчатку тонкую ладонь на локоть короля.

- Я здесь, сир.

Двери зала распахнулись перед ними, и они вошли.

Зал, предназначенный для торжественных церемоний, был украшен резными колоннами и цветными витражами. Мозаика на полу складывалась в причудливые узоры, а стены украшали гобелены с изображениями сказочных зверей.

В зале собрались старшие маги. Здесь были Ирвинг, Винн, Ирэна и другие, чьих имен Анора не знала. В стороне, скрестив руки на груди, стоял эльф с двумя полосами татуировки на щеке. Но внимание королевы привлекли не они. Она сбилась с шага, увидев ее. Милен.

Эльфийка, облаченная в изумрудное платье, словно благородная леди, стояла посреди зала. Не было сомнений, что это она. Те же зеленые глаза, медового цвета волосы, рассыпавшиеся по плечам, в явном вызове этикету. И дерзкий взгляд.

Алистер замер, увидев ее. Анора заметила его взгляд, устремленный на девушку.

Эльфийка, наконец, вспомнила об этикете и присела в реверансе.

Король, некоторое время оторопело смотрел на ее склоненную голову, потом быстрыми шагами приблизился к ней, оставив Анору в одиночестве.

- Милен? Не может быть...

- У Ваших ног, сир, - тихо сказала эльфийка.

- Создатель! - Алистер не мог скрыть радости в своем голосе. - Ты жива!

Он схватил ее за плечи, заставив подняться, коснулся ладонью ее щеки, не отрывая взгляда от ее глаз. А она смотрела на него.

Анора видела, как потемнели глаза эльфа с татуировкой.

- Как же я счастлив, видеть тебя!

- Я тоже, сир, - улыбнулась эльфийка.

Алистер, наконец, опомнился, осознал, где находится и разжал руки, отступив на несколько шагов.

- Я весьма рад, миледи, видеть вас в добром здравии, - уже спокойно произнес он, как и подобало королю. - Но как это возможно? Вас считали погибшей в бою с Архидемоном. В Денериме выстроена гробница...

- Она пуста, сир, - ответила эльфийка. - Не всем легендам о Серых Стражах стоит верить. Я уцелела в том бою, но была серьезно ранена. Долгое время я находилась здесь, в Круге, на лечении. Но теперь я здорова и готова служить Короне.

Анора подошла ближе.

- Я не думаю, чтобы новая угроза была так серьезна, что с ней нельзя справиться без помощи Милен. Серые Стражи Амарантайна вполне могут выступить против нее сами, - сказала королева, в упор глядя на эльфийку.

Милен снова склонилась в реверансе.

- Для меня честь говорить с Вашим Величеством.

- Сир, королева, - подал голос Ирвинг. - Осмелюсь ли я спросить о цели Вашего визита?

Алистер оторвал взгляд от Милен.

- Конечно, - ответил он. - Мы прибыли сюда, дабы убедиться в преданности Круга Короне и найти воина, который сможет возглавить Серых Стражей в Амарантайне. Думаю, что этот воин сейчас перед нами. Вы ведь не разучились владеть мечом, миледи? - Он снова посмотрел на Милен.

- Нет, сир.

- Тогда я могу рассчитывать на вас?

- Да, сир.

- Что ж, - Алистер обвел собравшихся в зале взглядом. - Думаю, что теперь мы удалимся в гостевые покои. Ее Величество утомил этот день, - он обернулся к Аноре и едва заметно улыбнулся.

Анора кивнула.

Королевская чета удалилась. Двери закрылись за ними.

*****

Милен осталась стоять посреди зала, опустив руки. Силы оставили ее. Девушка устало прикрыла глаза. Чья-то ладонь легла на ее плечо.

- Милен?

- Все хорошо, Зевран, - тихо сказала эльфийка. - Просто встречаться лицом к лицу с прошлым действительно нелегко.

- Пойдем, - эльф взял ее похолодевшие пальцы в свою ладонь. - Это был долгий день. Тебе нужно отдохнуть.

Она кивнула, позволив ему потянуть себя за собой.

Коридоры башни были пустынны, в держателях на стенах потрескивали факелы. Около окна Милен замедлила шаги.

- В чем дело? - встревожено спросил Зевран.

- Ни в чем, - мотнула головой эльфийка. - Я просто... Мне нужно побыть одной. Я хочу подумать. Хочу заново осмыслить все, что случилось со мной.

Эльф выпустил ее руку, не отводя взгляда от ее глаз.

- Как хочешь, - сказал он. - Но не задерживайся здесь до утра, - Зевран улыбнулся и поцеловал ее в щеку. - Доброй ночи.

- Доброй ночи.

*****

На темном бархате ночного неба рассыпались алмазами мириады звезд, и сияла огромная луна. Вода озера переливалась в ее свете. Милен часами могла смотреть на мерцающую в лунном сиянии воду. Теплый ветер врывался в окно, ласково гладил ее кожу, шевелил волосы. Милен закрыла глаза, подставив ему лицо.

Она вздрогнула, когда на ее плечи легли чьи-то руки. Стремительно обернувшись, девушка увидела перед собой Алистера. Король стоял перед ней без своих дорогих доспехов, одетый только в белую рубаху с развязанными на груди тесемками и кожаные штаны. Карие глаза блестели в свете луны.

Милен не могла без дрожи смотреть ему в глаза, потому была рада последовать правилу этикета, склонившись в реверансе.

- Ваше Величество.

- Перестань, Милен, - Алистер заставил ее подняться. - Мы же не на светском рауте. Забудь, что я король.

- Я не посмею, сир.

- Милен, - Алистер взял ее за подбородок, заставив посмотреть себе в глаза. - Ты не представляешь, каково это было, знать, что ты погибла там. Каково было стоять у саркофага. Если бы не Винн... А сегодня я подумал, что вижу призрак. Ты жива! Создатель! Как я рад этому! - он привлек ее к себе, заключив в объятия, зарываясь лицом в ее волосы.

Милен тоже многое могла бы сказать ему о том, как она жила после победы над Мором, о море пролитых слез, о боли в груди, о своем спуске на Глубинные Тропы, чтобы лишить себя жизни, потому что смысла в ней она не видела. Она молчала, не в силах проронить ни слова.

За то время, что она провела в Круге после того как Зевран привез ее сюда, она успела прийти в себя, начать жить. Но теперь, увидев перед собой свое прошлое, эльфийка почувствовала, как прахом осыпаются выстроенные вокруг сердца стены, а она сама летит в черную пустоту.

Милен опомнилась, почувствовав, как губы Алистера коснулись ее губ, слившись с ними в поцелуе, как его рука скользит по спине, по шнуровке на корсаже платья. Сердце пропустило один удар. Эльфийка распахнула глаза, уперевшись ладонями в грудь короля, попыталась оттолкнуть его от себя.

- Нет!

Алистер отодвинулся, все еще не выпуская ее из объятий.

Эльфийка часто дышала, сердце трепетало в груди, как крылышки колибри.

- Я должна идти, - прошептала Милен, отстраняясь. - Уже слишком поздно.

- Милен, я...

- Не важно. Теперь уже ничего не важно, - печально сказала Милен.

- Мы могли бы...

Милен посмотрела ему в лицо. Алистер увидел, как печальное выражение ее глаз сменяется холодной злостью.

- Что? Ты думаешь, что я хочу этого? Что раз я эльфийка, то могу согласиться на роль наложницы? Шлюхи?!

Алистер не думал, что можно кричать шепотом, но у Милен это получилось.

- Я...

- Ты бросил мне в лицо мое происхождение, - голос эльфийки был не теплее ее взгляда. - А теперь думаешь, что я, все забыв, брошусь тебе на шею, просто потому, что ты так рад вспомнить прошлое?

- Нет, я так не думаю, - Алистер разжал руки, позволив Милен отойти на несколько шагов. - Я рад, что ты жива.

- Это не твоя заслуга.

Послышавшиеся шаги не позволили Алистеру ответить. Милен увидела Дагну, которая со свечой в руке быстро шла по коридору.

- Госпожа Табрис, - окликнула она эльфийку. - Я ищу вас. О, простите, я не узнала Ваше Величество, - девушка заметила Алистера и поклонилась. - Я хочу сказать, что госпоже Табрис нужно вернуться к себе, - она повернулась к Милен и пояснила: - Алвлен проснулся.

- Уже иду, - ответила Милен. - С Вашего позволения, Ваше Величество.

Алистер кивнул, и эльфийка быстро побежала по коридору к своим покоям.

Король схватил Дагну за плечо.

- Алвлен? Кто это?

- Это сын госпожи Табрис, - ответила девушка.

- Сын?

- Да, он родился два месяца назад, - девушка отстранилась. - С Вашего позволения, - поклонилась она, и ушла, оставив Алистера одного.

- Сын? - прошептал Алистер. - Ребенок Милен? - король считал в уме месяцы, и на его лице отразилось недоверие, тут же сменившееся страхом.

У Алистера перехватило дыхание, когда он осознал правду. Этот Алвлен, сын Милен - его ребенок!

Ты дашь мне то, что сам уже имеешь, но о чем не знаешь. Не великая потеря. Так сделаешь, чтоб я владела этим.

Болотная ведьма! Она знала, что Милен жива! И он сам пообещал ей отдать ребенка Милен.

*****

Эльфийка уложила сына в колыбель, подоткнула одеяльце и, поцеловав его, отошла к окну, обхватив себя руками за плечи. Из-под закрытых век по щеке побежала горячая слеза.

Скрипнула входная дверь. Послышались тихие шаги. Сильные руки обхватили ее. Эльфийка развернулась, уткнулась лицом в плечо Ворона, чувствуя, как его ладони гладят ее по спине.

- Ты дрожишь, - шепнул Зевран, крепче прижимая ее к себе. - Что случилось?

- Я сразилась с прошлым, - тихо ответила Милен.

- И?

- Я победила...

Она почувствовала, как его губы касаются ее лица, вытирая слезы. Эльфийка прерывисто вздохнула.

- Не уходи сегодня, - прошептала она. - Останься со мной.

- Я никуда не уйду, - ответил Ворон, подхватив ее на руки.

Глава 15 "Ночь"

Комната, озаряемая теплым светом свечей. Легкий ветерок, проникающий сквозь открытое окно.

Зеленые глаза Милен блеснули, когда она посмотрела на Зеврана. Эльф осторожно поставил ее на пол около кровати.

- Я никуда не уйду, - снова сказал он.

Эльфийка медленно кивнула, на мгновение прикрыла глаза. Когда она распахнула их, они сияли, словно звезды. Девушка сделала шаг вперед, прижалась к эльфу, посмотрела ему в лицо.

Видеть так близко ее зеленые глаза, ее приоткрытые губы... Зевран не стал противиться искушению, коснувшись ее губ своими, ощутив их мягкость и нежность.

Милен задрожала, вздохнула и обвила руками его шею. Зевран углубил поцелуй, позволив их языкам медленно переплетаться.

Губы сливались в поцелуях, языки бесстыдно изучали мягкую теплую глубину рта, тела крепко прижимались друг к другу...

Зевран нащупал шнуровку корсажа ее шелкового платья и дрожащими пальцами развязал узелок. Глухой стон вырвался у него, когда рука добралась до ее тела, прикрытого теперь лишь тонкой тканью сорочки. Он отстегнул ее рукава и бросил на пол к корсажу. Туда же последовали и юбки. Теперь Милен стояла перед Зевраном в одной сорочке из белого батиста, украшенной вышивкой шелковой нитью. Сквозь тонкую ткань вырисовывалась маленькая грудь с розовыми упругими сосками. Медовые волосы волнами рассыпались по плечам.

Эльф наклонился и поцеловал сквозь ткань сосок и не отрывался от него, пока он не затвердел и не застыл в предвкушении.

Милен прерывисто вздохнула и прикрыла глаза.

- Ты такая горячая,- улыбнулся Зевран,- У тебя внутри горит огонь.

- Я так долго ждала, чтобы сбросить с себя оковы, - прошептала эльфийка. - Чтобы жить, познать саму себя, узнать, что такое счастье ...

Он закрыл ей рот страстным поцелуем, затем принялся ласкать губами нежную кожу шеи. Его ласки возбуждали и дразнили ее, доводя до исступления.

Милен, проникнув руками под рубашку эльфа, ласкала его гладкую кожу, покрывавшую твердые мускулы, и сжигавшая ее страсть причиняла ей боль.

Он схватил ее руки и провел ими по своему животу и ниже, и она вздохнула, узнав, как сильно он жаждет ее.

- Я ждал тебя, Милен, - прошептал он ей на ухо. Его дыхание щекотало ее кожу. - Только тебя.

Эльфийка коснулась пальцами пряжки его ремня.

- Возьми меня, - шепнула она. - Возьми меня.

Зевран распутал тесемки сорочки на ее плечах. Легкая ткань соскользнула на пол, открыв взору эльфа прекрасное стройное тело.

- Ты прекрасна, - восхищенно выдохнул он, снова целуя ее.

Затем он легко подхватил эльфийку, уложил ее на постель, рывками избавился от собственной одежды и прижался к ее обнаженному телу своим.

Она, чувствуя горячую силу его желания, провела рукой по его ягодицам, затем сжала в ладони возбужденную плоть. Зевран ласкал нежную кожу ее бедер, медленно раздвигая их, и волны опьяняющего наслаждения пробежали по ее телу, и она вскрикнула, раскрываясь ему навстречу.

Затем их тела, наконец, слились. Он увлек ее в водоворот страсти, и она вскрикнула от восторга. Безумное счастье охватило ее.

Затем, утомленная ласками, она уснула, прижавшись к Зеврану, положив голову ему на грудь.

Эльф рассеянно гладил ее волосы, наслаждаясь тем, как они струятся между его пальцами, подобно шелку.

Сердце его ликовало от счастья. Милен была здесь, с ним. Он держал ее в своих объятиях. Даже если бы вдруг начал рушиться мир, Зевран не заметил бы этого. Потому что весь его мир был воплощен в ней.

Глава 16 "Морриган"

- Алистер?

Анора толкнула ладонью дверь кабинета, которая легко распахнулась, и вошла внутрь. Короля в кабинете не было. Помещение освещалось свечами в подсвечнике, стоящем на широком столе, где в беспорядке лежали свитки и перья. Анора подошла к столу, рассеянно провела рукой по его поверхности. Женщина уже собиралась уходить, когда взгляд ее упал на один из документов, на столе мужа, на имя женщины, указанное в нем.

Королева схватила бумагу. В эдикте говорилось о передаче эрлинга Амарантайн в ленное владение госпоже Табрис и жаловании ей титула эрлессы.

Анора отшвырнула документ, так будто он обжег ей руки. Эрлессы?! Этого просто не могло быть!

- Анора?

Королева стремительно обернулась, встретившись взглядом с Алистером.

- Объясни мне, - задыхаясь, проговорила она. - Что это значит?

Женщина схватила свиток и дрожащими руками протянула его королю.

- Что это значит?!

- Это значит, что я передаю Амарантайн Серым Стражам, - спокойно ответил Алистер.

- Нет! - выкрикнула Анора. - Не Стражам, а ей! Ей ты отдаешь его!

- Да, - сказал король. - Я отдаю госпоже Табрис Амарантайн за ее обязанность нести военную службу. Это называется леном. Не вижу проблемы.

- Но зачем делать ее эрлессой?

- Потому что только дворянка может быть владелицей земли в Ферелдене. Ее звание Командора в Амарантайне приравняет ее положение к этому титулу. Так почему бы не узаконить его?

- Ты не посмеешь, - прошипела Анора. - Ты не посмеешь так меня унизить! Алистер, мы заключили сделку. Ты стал королем, я сохранила свое положение, ты оставил жизнь моему отцу. Ты можешь ненавидеть меня. Но я не позволю унижать меня, так или иначе.

- О чем ты говоришь?

- Табрис эльфийка! Она родилась и выросла в эльфинаже!

- Я не считаю, что у народа Ферелдена сохранилось прежнее отношение к благородному сословию после того, что сделал эрл Хоу с семьей Кусланд. А положение эльфов давно волнует меня. Надо что-то менять. Почему бы не начать это делать?

- Алистер, - Анора прошлась по кабинету, шурша подолом шелкового платья. - В Ферелдене, по-моему, не осталось человека, который не знал бы о твоей связи с Милен до нашей свадьбы. А теперь ты жалуешь ей титул эрлессы и отдаешь в ленное владение Амарантайн! На что это похоже? Может быть, ты на приеме при всем дворе назовешь ее королевской фавориткой?!

- Это здесь не причем, - возразил король. - Я делаю это для блага Ордена и Ферелдена. И не отменю своего решения.

Анора гневно взглянула на короля и, шурша юбками, выбежала из кабинета.

Алистер устало опустился в кресло, потер рукой глаза.

Ведьма сказала ему правду. Он действительно нашел в Круге магов воина, которому по силам возглавить Серых Стражей и покончить с порождениями тьмы. Алистер был невероятно счастлив, узнав, что Милен жива. Он был рад видеть ее, говорить с ней... Снова ощутить вкус ее губ... Нет! Это уже не важно! Главное, что она цела, что она не погибла тогда, в бою с Архидемоном.

Мысль передать ей Амарантайн пришла внезапно, но едва она оформилась в его сознании, Алистер счел это решение единственно верным. И он не собирался отказываться от него.

Его беспокоило иное. Он думал о ребенке Милен. Дагна сказала, что младенец родился два месяца назад. Одиннадцать месяцев прошло с тех пор, как он и Милен...

Значит этот ребенок его? В этом не было никакого сомнения. И выполняя данное ведьме обещание, он должен будет отдать его ей? Он не мог этого сделать. Нужно было что-то придумать.

В дверь постучали, затем она приоткрылась, и в проем просунулась голова лакея.

- Ваше Величество?

- Слушаю, тебя, Ользен.

- Во дворец прибыла женщина. Она требует аудиенции, - заметив тяжелый взгляд короля, Ользен быстро забормотал: - Я сказал ей, что время уже позднее, но она уверяет, что у нее к Вам важный разговор. Она сказала, что речь идет об интересах Ферелдена.

- Все хорошо, Ользен, - поднялся с кресла король. - Я приму ее в малом зале.

Лакей поклонился и поспешил удалиться.

Идя по коридору дворца к малому залу, Алистер уже знал, кого увидит там. Морриган сидела на краю стола. Она ничуть не изменилась со своего прошлого визита. Те же небрежно заколотые черные волосы, с выбившимися прядями, насмешливый взгляд желтых глаз, тот же длинный темный дорожный плащ и высокие сапоги. Женщина искривила губы в усмешке, посмотрев Алистеру в глаза, затем она медленно встала и небрежно поклонилась.

- Добрый вечер, Ваше Величество.

- Он был добрым, пока не появилась ты, - ответил Алистер и махнул рукой, показывая ей, что она может садиться.

Впрочем, король сомневался, что ведьма дожидается его приглашения. Сам Алистер подошел к окну, распахнул створки, вдохнул прохладный ночной воздух и только после этого обернулся к ведьме.

- Зачем ты здесь?

- О, я узнать пришла, хорош ли воин, в Круге магов найденный тобою? И если так, готов ли ты платить? - Морриган опустилась в одно из кресел и, закинув ногу на ногу, в упор посмотрела на короля. - Ведь я свое сдержала обещание.

- Скажи мне, - вымолвил Алистер, запнулся, сглотнул и начал снова: - Скажи, когда ты говорила мне о "том, что я имею, но о чем не знаю", речь шла о... ребенке?

Ведьма медленно кивнула, не отводя от него взгляда.

- Зачем он тебе?

- Это для тебя не важно, - пожала плечами Морриган. - Ты обещал его отдать мне. Не задавай вопросов лишних.

- Лишних?! - воскликнул король, быстро приблизился к ведьме и навис над ней. - Лишних? Речь идет о ребенке Милен! О моем сыне!

- А я считала, что о слове короля. Или сдержать его ты не намерен?

- Нет. Пока ты не объяснишь мне, зачем.

- Затем, что речь идет о благе королевства.

- Не вижу смысла.

- Не видишь, - согласилась Морриган. - И никогда его не видел, потому что слеп. И глуп. И, нацепив на голову корону, ты, в сущности, ничуть не изменился. - Знай, обещанье это не исполнив, на беды обречешь ты эту землю, свою страну и подданных своих. Отдай ребенка мне.

- Это же просто младенец. Какие беды? Ты с ума сошла!

- Младенец? Да. Пока еще младенец.

- Ты можешь говорить яснее?

- Он одержимый. В нем черный дух пристанище нашел.

- Я не верю тебе. Ты лжешь.

Морриган поднялась, пожала плечами.

- Ты клятву дал мне, Алистер, ты помнишь? С такими клятвами нельзя шутить. И если же теперь ее ты не исполнишь, она к тебе вернется, и круг, замкнувшись, принесет беду.

- Ты угрожаешь мне?

- Не я. Твои слова. Я буду ждать семь дней. А на восьмой явлюсь сюда, и ты отдашь ребенка.

Ведьма набросила на голову капюшон плаща и вышла из зала, оставив короля одного.

Алистер опустился в кресло и обхватил голову руками.

Глава 17 "Дар"

- Привет, - Милен склонилась над колыбелью, улыбаясь. - Как спалось моему солнышку?

Малыш радостно улыбнулся ей в ответ и задергал ручками. Эльфийка взяла его на руки, села на кровать, развязывая на груди шнуровку платья.

- Сейчас мое солнышко будет кушать. Да?

Алвлен взял губами сосок и довольно зачмокал. Милен улыбалась, прижимая его к своей груди, и тихо напевала на эльфийском.

Дверь отворилась, и в комнату вошел Зевран.

- Как дела? - спросил он, подходя ближе, наклоняясь к губам Милен.

- Все хорошо, - ответила эльфийка, ответив на его поцелуй.

Эльф отстранился, сделал несколько шагов по комнате.

- Что-то случилось? - спросила Милен. - Ты чем-то встревожен?

Зевран посмотрел ей в глаза, сел рядом на кровать, сунул руку за пазуху и вытащил письмо. Милен увидела королевскую печать на бумаге.

- Это пришло сегодня утром на твое имя, Милен.

- Ты читал его?

- Нет.

- Кажется, малыш сыт, - сказала Милен. - Возьми его.

Она отдала Зеврану ребенка, забрав у эльфа письмо, и встала с кровати. Она сломала печать и развернула письмо.

- Его Величество король Ферелдена Алистер Тейрин имеет честь пригласить Командора Серых Стражей Милен Табрис на прием, который состоится первого числа месяца Эллаира при дворе Его Величества в Денериме.

- Командора? - переспросил Зевран, уложив ребенка в колыбель и подойдя к Милен, заглядывая в письмо через ее плечо.

- Да.

- Но ты же не...

- Этим письмом все сказано, - пожала плечами Милен. - Я назначена Командором. Алистер хочет поставить меня во главе Серых Стражей. Но это еще не все, Зевран, - Милен вздохнула и опустилась в кресло, бросив письмо на пол.

Эльф поднял бумагу, побежал взглядом по строчкам.

- Амарантайн?!

- Да.

- Ты не должна ехать в Денерим, - сказал Зевран, смяв письмо и бросив его на пол.

- Это приглашение короля. Оно равняется приказу.

- Ты достаточно воевала за Ферелден! И почему здесь указано только звание? Это можно счесть за оскорбление!

Милен кивнула. Действительно, в письме было указано только звание Командора, в то время, как этикетом было предписано именовать ее "миледи" или госпожой.

- Я поеду в Денерим, Зевран.

- Милен...

Договорить эльф не успел, потому что в Алвлен вдруг вскрикнул, а деревянные фигурки лошадок и птиц, подвешенные над колыбелью начали бешено вращаться.

Милен вздрогнула.

- Что это? - она бросилась к ребенку и взяла его на руки.

Фигурки продолжали крутиться, потом они оторвались от колыбели и поднялись в воздух, кружась под потолком. Алвлен засмеялся, радостно размахивая ручонками.

- Сынок, это делаешь ты? - Милен подняла голову к потолку.

- Он маг? - недоумевая, спросил Зевран. - Но как? У тебя магических способностей нет. И у Алистера тоже!

- Я не знаю, Зевран.

*****

Винн взяла ребенка на руки, внимательно всматриваясь в милое личико.

- Я не чувствую в нем ни капли магической силы, - сказала она.

Милен вздохнула, облегченно.

- Но что тогда это было? - спросил Зевран.

- Я не знаю, - покачала головой волшебница.

- Это может быть связано с Архидемоном? - тихо спросила Милен. - Это может быть частью ритуала, о котором говорила Морриган?

Винн отдала эльфийке ребенка и заходила по комнате, скрестив на груди руки.

- Я не знаю, Милен, - ответила она. - Обычно я чувствую в детях магический дар, я могу определить тех, кому суждено стать магами. Но в Алвлене я не вижу силы, - Винн вздохнула. - К сожалению, это не означает, что ее нет. Это другая сила, недоступная мне. Быть может, более сильный маг сможет помочь?

- Может быть, - прошептала эльфийка. - Но единственный маг, которому это было бы под силу мертва.

- О чем ты? - спросил Зевран.

- Я говорю о Флемет, - Милен взглянула эльфу в глаза. - Она могла бы узнать, что происходит с моим ребенком. Но я убила ее.

- Это не единственный выход, - покачала головой Винн. - В лесу Вендинг в Амарантайне кочует клан долийцев. Среди них есть довольно сильные маги. И их сила отличается от той, которой владею я.

- Я попрошу помощи у них, - сказала Милен. - Я ведь отправлюсь в Амарантайн. Но сначала в Денерим к королю.

- Милен...

- Я поеду, Зевран. Я должна.

- Я оправлюсь с тобой.

- Не нужно.

Зевран подошел ближе, взял женщину за плечи и сказал уверенно и спокойно, но так, что возражать было бесполезно.

- Милен, раз в жизни, не спорь со мной. Анора ненавидит тебя. То, что Алистер отдает тебе эрлинг, не может улучшить ее отношение к тебе. Кроме того это вызовет недоумение, а может быть и гнев многих знатных вельмож, - эльф внимательно посмотрел ей в глаза. - Милен, я поеду с тобой и прослежу, чтобы никто не посмел причинить тебе вред.

Эльфийка вздохнула.

- Кроме того, разве титул, который тебе обещает Его Величество, не предполагает свиту? - Зевран улыбнулся. - Могу поспорить, что не каждый эрл в Ферелдене может позволить себе Антиванского Ворона в качестве телохранителя.

Милен рассмеялась. Тревога, поселившаяся у нее в сердце, отступила. Она была не одна.

*****

Под копытами вороного коня чавкала грязь. В этом районе города жили бедняки, и испокон веку было принято выплескивать на улицы помои и выливать обмылки. Грязная вода стекала в желоба вдоль улицы и источала зловоние. Около одного из покосившихся домов с низкой обшарпанной дверью всадница в длинном плаще с капюшоном придержала коня и спрыгнула с седла. От сапог взметнулись грязные брызги. Женщина ногой два раза ударила в дверь. Через несколько минут, за которые женщина привязала коня к крюку коновязи, дверь отворилась. На пороге стоял эльф с забранными в хвост темными волосами и глазами цвета бирюзы. Кожаный доспех, в который он был облачен, побывал во многих сражениях, но был все еще крепким и добротным. За пояс был заткнут длинный нож.

- Чем могу служить? - спросил эльф.

- Дай мне войти, эльф, и мы поговорим, - потребовала женщина.

Он отстранился, пропуская ее в дом. Женщина вошла, осмотрелась, обратив внимание на грязь и груду немытой посуды на столе. Но важно было не это. Важно было оружие, развешанное на стенах и другое, которое, как она знала, было хорошо спрятано. Она не стала снимать капюшон, скрывавший ее лицо.

- Ты представитель Альсена здесь? - спросила она, развернувшись к эльфу. - Я не ошиблась?

- Да, миледи, - ответил эльф. - Вы не ошиблись. Антиванские Вороны приветствуют вас.

Он понятия не имел, кто перед ним, но на всякий случай обращался к женщине, как к знатной даме. Впрочем, простые горожане редко обращаются за помощью к таким, как он.

Женщина кивнула. Еще раз окинув взглядом комнату, она опустилась на деревянный жесткий стул и закинула ногу на ногу.

- В последнее время ваша организация утратила былую славу непобедимости, - усмехнулась женщина, все так же не снимая капюшона. - Ваши воины стали совершать промахи. И жертвы их почему-то остаются в живых.

- Неправда!

- Не отрицай, - махнула ладонью женщина. - Я знаю это. С вами контракт заключил тейрн Логейн. Но ваш убийца не справился с задачей, переметнувшись на сторону своей жертвы. А посланный уничтожить его воин, был найден в закоулках трущоб мертвым.

- Не стану отрицать, миледи, вы правы, - кивнул эльф. - Но думаю, вы пришли сюда не для того, чтобы напомнить Воронам об их промахах.

- Да, - согласилась женщина. - Я пришла не для этого. У меня есть дело, в котором мне понадобится ваша помощь. Вся возможная, - из-под шерстяного плаща показалась рука, на безымянном пальце которой блеснуло широкое белого золота кольцо. Женщина бросила эльфу мешочек, звякнувший, когда тот поймал его. - Это предоплата, - сказала женщина. - Оставшаяся сумма больше в три раза.

- Кого нужно убить, госпожа?

- Серого Стража, - ответила женщина. - Командора Серых Стражей Милен Табрис.

Эльф кивнул и поклонился, принимая заказ.

Женщина поднялась со стула.

- Надеюсь, что в ваших рядах не является обычным явлением перебегать на сторону того, кого вам поручено убить.

- Этого не случится, миледи, - заверил ее эльф, открывая ей дверь.

- Я надеюсь на это.

Выйдя на улицу, женщина отвязала коня и легко поднялась в седло. Развернув вороного, она ударила его в бока. Конь заржал и пошел резвой рысью.

Эльф взвесил в руке мешочек и скрылся в доме.

*****

- Знаешь, Зевран, - в голосе Милен слышалось раздражение. - Это мне напоминает старую сказку, которую в детстве нам с Шианни читал отец.

- Чем же? - эльф отвернулся от окна и посмотрел на женщину.

- Приказ девице явиться во дворец не пешком, но и не на лошади, не голой, но и не одетой, не с подарком, но и не с пустыми руками.

Зевран рассмеялся.

- Может быть тебе поступить, как той девушке? Завернуться в рыбачью сеть и въехать во дворец Денерима верхом на кривой козе? Ручаюсь, что все враги королевства, да и уцелевшие порождения тьмы, просто умрут от смеха!

Милен улыбнулась ему. Ее плохое настроение стремительно исчезало.

- Да, - усмехнулась она. - А я стану законодательницей новой моды.

- Что же мешает тебе явиться ко двору как прочие дамы, в платье? - спросил Зевран.

- Формулировка в этом проклятом письме! - воскликнула Милен. - Там указано только звание. Будто бы я и не женщина вовсе. Я знаю, что это письмо было написано не Алистером, а Анорой, специально, чтобы унизить меня!

- Так почему бы тебе не утереть ей нос? Почему бы не найти какой-нибудь усредненный вариант?

- Усредненный? - задумавшись, переспросила эльфийка. - Пожалуй...

Милен скрылась за ширмой. Послышался шорох выбрасываемой из шкафа одежды и звон металлических частей брони. Зевран снова отошел к окну, выглянув на улицу.

- Зев, - окликнула его эльфийка через некоторое время.

Эльф обернулся и восхищенно присвистнул.

Милен облачилась в сюрко цвета красного вина с вышитым на груди гербом Серых Стражей. Рукава хауберка, скрытого под красным бархатом, сверкали стальными кольцами. Бедра эльфийки были опоясаны широким ремнем с ножнами для меча. Словом, до пояса Милен была одета, как воин. А вот ниже... Эльфийка улыбнулась, разгладив ладонью складки ниспадающей до пола алой бархатной юбки. Завершали наряд длинный бордовый плащ с эмблемой Стражей, небрежно наброшенный на одно плечо и крылатый шлем Командора, который Милен держала в руке.

- Ты прекрасна! - Зевран быстрыми шагами приблизился к ней и крепко обнял. - Фрейлины двора померкнут рядом с тобой.

Милен чуть отстранилась и улыбнулась, глядя ему в глаза.

Глава 18 "Прием"

Лошади, звеня подковами по камням площади, остановились у ступеней дворца. С одной из них - серой в крупных яблоках кобылы - ловко соскочил эльф, облаченный в кожаный доспех с нашитыми внахлест стальными пластинами, кожаные штаны и высокие сапоги. У его бедра слева в ножнах покачивался меч, справа висел кинжал. Левую щеку эльфа украшали две полосы татуировки, светлые волосы были заплетены по вискам в тонкие косички. Он придержал за поводья второго коня и протянул руку своей спутнице.

Второй конь был вертким вороным жеребцом, то и дело косящимся по сторонам и порывавшимся встать на дыбы. На его спине в дамском седле сидела молодая эльфийка с роскошными волосами цвета меда, ниспадающими на плечи, струящимися по спине. Она вложила свою затянутую в кожаную перчатку руку в протянутую ладонь эльфа, принимая его помощь. Соскользнув с седла, эльфийка поправила юбку и висящий на боку меч, улыбнувшись, она положила ладонь на локоть эльфа, и они направились к лестнице, оставив своих лошадей на попечение слуг.

На них обращали внимание. Не каждый день во дворце Денерима можно было увидеть эльфов, которые бы не являлись слугами. А уж увидеть здесь эльфов столь явно нарушавших правила придворного этикета и вовсе было невозможно. Невиданное дело, эльфийка была одета в красное, а ее волосы не были убраны в прическу! И ее наряд... Броня воина и бархатная юбка!

Милен шла по коридору дворца, гордо подняв голову и положив ладонь на локоть Зеврана. Женщины провожали ее завистливыми взглядами. Мало кто из них мог похвалиться красотой, взятой не из баночек с маслами и красками, а дарованной природой. Взгляды же, бросаемые на Милен мужчинами, пробуждали в эльфе ревность.

Лакеи распахнули перед ними резные двери, пройдя в которые, эльфы оказались на лестнице, ведущей в зал. В зале уже было много людей: мужчин, одетых в блестящие парадные доспехи или в дорогие, украшенные золотом и серебром камзолы, и женщин, разодетых в платья всех возможных фасонов и расцветок. По залу сновали эльфы, разносившие вино и закуски. Милен была здесь единственной эльфийкой, которая не была одета как служанка. Зевран почувствовал ее волнение и сжал ее похолодевшие пальцы. Милен глубоко вздохнула, успокаиваясь, и с благодарностью посмотрела на него. Держась за локоть Зеврана, она спустилась по мраморным ступеням.

Кто-то узнавал ее, подходил, отвешивая дежурный вежливый поклон, она отвечала такой же дежурной улыбкой. Зевран отошел на минуту и вернулся с высокими хрустальными бокалами, наполненными белым вином. Милен благодарно кивнула, пригубив напиток. Эльфийка собиралась отойти к фонтану в углу зала, когда услышала знакомый голос, окликнувший ее по имени. Обернувшись, Милен увидела Тегана Геррина, спешившего к ней с радостной улыбкой на лице.

- Банн Теган! - воскликнула Милен, искренне обрадовавшаяся встрече с другом. - Вы не представляете, как я рада вас видеть!

- Это чувство взаимно, миледи, - Теган поцеловал ее руку и приветливо кивнул эльфу. - Зевран.

- Банн Теган, - вежливо поклонился эльф.

- Миледи, вы обворожительны, - улыбнулся Теган. - Впрочем, как и всегда.

- Должна признать, что в этом обществе я все еще чувствую себя белой вороной, - на лице эльфийки появилась грустная улыбка. - На меня сморят как на диковинку.

- Не обращайте внимание, миледи, - глаза Геррина весело сверкнули. - Они просто завидуют вам: вашей красоте и вашей славе.

- Вы мне льстите.

- А вы заставили меня поволноваться, госпожа Табрис, - улыбнулся Теган. - Но я рад, что слух о вашей кончине оказался слухом.

Милен хотела ответить, но в этот момент раздался звучный голос церемониймейстера.

- Их Величества король и королева Ферелдена!

Собравшиеся отступили к стенам, образовав длинный коридор, а все взгляды их устремились к мраморной лестнице в дальнем конце зала.

Король и королева спустились в зал рука об руку, приветливо кивая на приветствия, поклоны и реверансы. Вслед за придворными, Милен присела и склонила голову, радуясь, что не придется встречаться взглядом с Алистером. Она заметила, что король сбился с шага, поравнявшись с ней. Но вот ноги в золоченых латных ботинках двинулись дальше, и эльфийка перевела дыхание.

Королевская чета прошествовала через зал к высоким креслам на возвышении. Анора опустилась на свое место, а король взмахом руки подозвал лакея. Выслушав приказ короля, слуга быстрым шагом направился в зал. Милен вздрогнула, поняв, что он идет к ней.

- Госпожа Милен Табрис? - спросил лакей.

- Это я.

- Я прошу вас идти за мной.

Милен обернулась, взглянув на стоящих позади мужчин. Банн Теган ободряюще улыбнулся ей, а Зевран на мгновение сжал ее пальцы в своей ладони. Милен встряхнула медовыми волосами и гордо вскинув подбородок пошла за лакеем.

Остановившись возле ступеней трона, Милен присела в реверансе, опустив глаза. Алая юбка кольцом улеглась у ее ног, будто эльфийка опустилась на колено в лужу собственной крови.

- Я прошу вас, встаньте, леди Милен, - сказал Алистер, подходя к ней.

Эльфийка поднялась, вздрогнув, когда король взял ее за руку, заставив повернуться лицом к залу.

- Граждане Ферелдена и мои верные подданные, - обратился к собравшимся Алистер. - Все вы знаете, какой страшной была война с порождениями тьмы. Всем вам известно, что в боях мы понесли огромные потери. Но теперь у Ферелдена снова есть герой! Я представляю вам госпожу Милен Табрис нового Командора ордена Серых Стражей в Ферелдене и эрлессу Амарантайна.

Послышался шум. На лицах многих собравшихся людей отразилось недоумение, однако открыто возражать не осмелился никто.

Алистер протянул эльфийке свиток, скрепленный королевской печатью.

- Этот документ подтверждает ваше право на имение Амарантайн, миледи, ваш титул эрлессы. Клянетесь ли вы в верности своему сюзерену и готовы ли защищать и оберегать свою землю и служить на благо королевства в мирное и военное время?

Милен сжала в руках свиток, пытаясь унять дрожь в пальцах. Она снова склонилась в реверансе.

- Я клянусь, сир, в верности вам и королевству.

*****

Зевран не мог понять, что же его беспокоит, он пытался игнорировать чувство опасности, убеждая себя, что в зале королевского дворца Денерима с ним и с Милен ничего не может случиться, но он не прожил бы столько лет среди Воронов, если бы не научился доверять своему чутью. Чутье его не подводило. Ни разу. Вот и сейчас эльф, проводив глазами Милен, ушедшую за лакеем, принялся обшаривать взглядом зал. Внимательные глаза убийцы искали что-то подозрительное, взгляд скользил по разодетым фигурам пытаясь обнаружить спрятанное оружие. Краем глаза он увидел движение на лестнице, ведущей на балкон. Взглянув туда, Зевран успокоился. Всего лишь эльф-слуга с подносом, уставленным бокалами. Еще раз обежав зал взглядом, Ворон вновь посмотрел на этого слугу. Что-то с ним было не так. И Зевран ни как не мог понять, что именно. А потом он понял. И сердце, пропустив удар, забилось сильнее.

Дальше все происходило очень быстро.

Милен поднялась, сжимая в руках свиток, отступив от трона на пару шагов.

Эльф-слуга, поставил на перила поднос и из-под полы ливреи достал маленький, но от этого не менее смертоносный арбалет. Вскинул оружие, прицелился.

А Зевран уже летел вперед к трону. Он покрыл оставшееся до Милен расстояние одним сумасшедшим прыжком, отталкивая с линии выстрела, закрывая ее собой.

И в этот момент ему в плечо ударил арбалетный болт.

*****

Милен вскрикнула, когда чьи-то сильные руки вдруг вцепились в ее плечи, разворачивая и пригибая к полу. Потом послышался короткий свист и звук удара. Эльфийка обернулась, высвобождаясь из стиснувших ее объятий и обмерла, увидев Зеврана, в плече которого чуть ниже правой ключицы торчал наконечник арбалетного болта. Кровь свободно текла из раны, заливая кожаную броню.

Кто-то закричал. Какая-то дама упала в обморок, повиснув на руках своего кавалера. Милен посмотрела расширившимися от страха глазами в золотые глаза эльфа.

- Балкон, - шепнул ей Зевран. - Стрелок не должен уйти.

Эльфийка вскинула глаза и заметила эльфа-слугу в распахнутой ливрее, который, перепрыгивая через три ступени, бежал по лестнице вниз.

Милен одним движением избавилась от стеснявшей ее бархатной юбки, оставшись в облегающих шелковых бриджах и высоких кожаных сапогах, и вытащив из ножен на поясе меч, бросилась в погоню.

Она настигла его около дверей зала, которые распахнулись, впуская внутрь стражу. Эльф, поняв, что не сможет уйти, развернулся к Милен лицом и достал кинжал из ножен на поясе. Эльфийка приготовилась защищаться, но убийца, взмахнув клинком, перерезал себе горло.

*****

- Как ты? - тихо спросила Милен, присев рядом с эльфом на кушетку и беря ладонь Зеврана в свою.

- Все в порядке, - ответил эльф, провожая глазами лекаря, выходящего из комнаты. - Это всего лишь арбалетный болт. Со мной случались вещи гораздо хуже.

- Скажи, зачем ты... Ведь на мне кольчуга!

- Кольчуга - не кираса, - мотнул головой Зевран. - От болта она не защитила бы тебя.

Зевран поднялся с кушетки, подвигал плечом, на которое лекарь наложил повязку.

- Нам лучше вернуться в Круг, - сказала Милен, глядя, как на белой ткани бинтов проступает красное пятно.

- Нет, - возразил эльф, натягивая рубаху. - Я должен осмотреть труп того стрелка.

- Зачем? - не поняла Милен, а потом глаза ее расширились. - Ты знаешь, кто это может быть?

- Догадываюсь. И если я прав, значит у тебя могущественный враг.

Милен хотела еще что-то спросить, но ее отвлек заглянувший в комнату слуга.

- Госпожа Табрис? - позвал он. - Миледи, вас желает видеть Его Величество король.

Эльфийка растерянно оглянулась на Зеврана.

- Иди, - кивнул он. - Быть может, Алистер прольет немного света на то, что происходит. А я пока посмотрю на нашего загадочного стрелка.

*****

Слуга открыл ей дверь королевского кабинета и с поклоном удалился. Милен глубоко вздохнула, будто собиралась броситься в реку с обрыва, и вошла.

Алистер сидел за столом, перебирая бумаги. Заметив вошедшую эльфийку, он поднялся и быстро подошел к ней, схватил ее руку.

- Мне очень жаль, Милен, - сказал он. - Я сожалею, что это случилось, тем более, здесь. Подумать только, покушение на твою жизнь во дворце Денерима!

- Я привыкла ходить под смертью, Ваше Величество, - ответила эльфийка. - Я Командор Серых Стражей, как вы помните.

- Конечно, - кивнул Алистер, понимая, что того разговора, которого он хотел, не получится.

Милен закрылась, спряталась за титулами и этикетом.

- Хорошо, Милен, - сказал Алистер. - Присядь. Я хочу поговорить с тобой.

Король отодвинул ей стул, помогая сесть, и отошел к окну, заложив руки за спину, очевидно собираясь с мыслями.

- О чем пойдет речь? - тихо спросила эльфийка, когда пауза затянулась.

- О твоем ребенке, - Алистер обернулся, встретившись взглядом с расширившимися от испуга глазами Милен.

- Что?

- Я знаю, что у тебя есть сын. И мне известно, что этот ребенок мой.

- С чего ты взял? - спросила эльфийка, удивленно округлив глаза.

Но Алистер не попался. Он понял, что прав.

- Значит, я не ошибся, - король улыбнулся. - Милен, ему грозит опасность.

Милен вскочила со стула.

- Что?! - воскликнула она. - От чего?

- О, видно, наш король опасностью меня теперь считает?

Эльфийка повернулась на голос и обмерла, увидев Морриган. Она сразу узнала ее. Тот же откровенный наряд, то же ожерелье из бусин, перьев и амулетов. Те же небрежно заколотые волосы. Ведьма опиралась на украшенный перьями посох и усмехалась. От ее усмешки у Милен по коже побежали мурашки.

- Ты? - эльфийка отошла на несколько шагов. - Что тебе нужно? Я думала, ты исчезла, после того, как я отказалась от твоего ритуала.

- Я никогда тебя не покидала. Неслышной тенью шла я за тобою. Следила за победами твоими. И рада я, что не ошиблась, что ты жива осталась в этой бойне.

- Чего ты хочешь, Морриган?

- Хочу я, чтобы наш августейший Алистер сдержал мне данное недавно обещание. А обещал он мне отдать младенца, что ныне темной силой одержим. И вышло так, что это твой ребенок.

- Ты обещал ведьме моего сына? - зеленые глаза Милен вспыхнули яростью. - Как ты посмел?!

- Я не знал! - попытался оправдаться Алистер, но эльфийка не слышала его, она не сводила глаз с ведьмы.

Если бы можно было убивать взглядом, Морриган умерла бы жестокой смертью.

- Милен, ты многого еще не понимаешь, - приблизилась к ней Морриган. - Твой сын одержимый. Он тьму в себе несет и гибель многим людям.

- Я не позволю тронуть моего ребенка!

- Милен...

- Ты не прикоснешься к нему!

Эльфийка выбежала из королевского кабинета, хлопнув дверью.

*****

- Как он посмел? - эльфийка в ярости сжала кулаки. - Он пообещал моего сына этой ведьме! Быть может и стрелок на балконе дело рук Морриган?

- Не думаю, Милен, - покачал головой Зевран. - Хотя и не буду сходу отметать такую возможность.

Они были дома, в Башне Круга. Милен не могла ни минуты находиться во дворце Денерима. Алистер не посмел задержать ее.

Сейчас эльфы, обнявшись, лежали в постели, слушая плеск воды о камни пристани на озере Каленхад, доносящийся из открытого окна. В колыбели рядом сладким сном спал Алвлен, которого ни один из них не собирался отдавать Морриган.

- Мне жаль, Зевран, - прошептала Милен.

- Почему?

- Мне жаль, что я так поспешно, слишком поспешно, дала присягу служить короне. Если бы не это, я уже завтра оседлала бы коня и уехала бы отсюда с Алвленом и с тобой.

Эльф крепче обнял ее, прижимая к себе.

- Меня беспокоит этот стрелок, Милен, - прошептал он ей в волосы.

- Почему?

- Он из Воронов.

- Ты уверен?

- Да. Уверен.

- И это значит...

- Покушение может повториться, Милен. И в следующий раз оно может быть успешным. То, что Ворон не убил тебя во дворце можно считать невероятным везением.

- И что же нам делать?

- Я знаю, что делать. Доверься мне.

Глава 19 "Амарантайн"

Копыта вороного коня гулко стучали по выложенной камнем дороге. Милен придержала лошадь, рассматривая возвышающуюся впереди крепость. Видно, она знавала лучшие времена. Не известно, после смерти своего прежнего владельца или еще при его жизни, но эрлинг Амаранайн был доведен до состояния крайнего запустения.

Рядом всхрапнул конь догнавшей ее Мхаири. Мхаири была молодой воительницей, служившей в армии Денерима, мечтавшей войти в ряды Серых Стражей и сопровождавшей Милен в Амаранайн.

- Башня Бдения, - Мхаири указала рукой на крепость.

- Башня Бдения? - переспросила Милен, оборачиваясь к девушке.

- Да, Командор, - кивнула воительница. - Это крепость, ранее принадлежавшая эрлу Хоу, а теперь перешедшая в ваше владение. Башня - одно из старейших поселений в Ферелдене. Она старше Денерима и Гварена. Ее стены защищали и варвары и тевинтерцы и орлесианцы.

Милен не нравилось то, что она видела. Пусто. Ни скота, ни крестьян, ни солдат - никого.

- Я не понимаю, Командор, - обеспокоенно сказала Мхаири. - Нас должны были встретить Стражи из Орлея, которые сейчас обосновались в Башне Бдения.

- Быть может, мы прибыли раньше, чем нас ждали? - спросила Милен, усмехнувшись углом рта. Она сама не верила в это.

Мхаири передернула плечами и снова посмотрела на крепость.

Крик о помощи они услышали одновременно. Милен вонзила шпоры в бока вороного, высылая коня в галоп. Копыта загрохотали по камням. Рядом пригнувшись к гриве рыжей кобылы мчалась Мхаири.

Навстречу всадницам бежал светловолосый мужчина, вооруженный мечом. Он спотыкался на бегу и кричал. А за ним...

Человек упал. Догнавший его генлок занес кривой клинок, но ударить не успел. Милен наклонилась в седле. Острый изогнутый клинок эльфийского меча чиркнул генлока по горлу, рассекая мышцы, связки и артерии. Генлок булькнул, оседая на землю, а эльфийка рванула поводья, разворачивая коня.

Мужчина уже поднялся и теперь отбивался от наседавших на него врагов. Милен спрыгнула с лошади и, обнажив второй клинок, хищно усмехнулась.

- Ну, идите же сюда, мерзкие твари!

Два генлока бросились к ней, проявив удивительную для порождений тьмы согласованность действий. Милен почувствовала, что кровь побежала по венам быстрее, она поняла, как соскучилась по пьянящему чувству, которое возникает в гуще боя. Сталь зазвенела, ударившись о сталь. Милен ощутила горячее дыхание генлока, пригнулась, уходя от его кривого зазубренного клинка, ударила направо, удерживая второго противника мечом в левой руке.

Позади послышался топот. Мхаири расправилась с насевшими на нее порождениями тьмы и теперь бросилась на выручку Командору. Рыжая кобыла грудью опрокинула одного из генлоков. Второму перерезала горло Милен. Приблизившись к пытающемуся подняться порождению тьмы, эльфийка вонзила ему в грудь меч.

Стряхнув с изогнутых клинков черную кровь, Милен вложила мечи в ножны за спиной и повернулась к светловолосому мужчине.

- Спасибо вам, госпожа, за помощь, - поклонился он. - Я уже было попрощался с жизнью.

- Ваша лошадь, Командор, - сказала Мхаири, передавая Милен поводья вороного.

- Командор? - переспросил мужчина. - Вы Командор Серых Стражей?

- Это так, - кивнула Милен, внимательно всматриваясь в его лицо.

- Хвала Создателю! - воскликнул человек. - Теперь у нас есть надежда.

- Где гарнизон Стражей? - спросила Мхаири. - Они должны были быть здесь.

- Их нет, - ответил мужчина. - Стражи или ушли или убиты. Здесь такое творится!

*****

Отправляясь в Амарантайн, Милен ожидала увидеть все что угодно, но не то, что увидела на самом деле. Форт был захвачен. Порождения тьмы были повсюду. И организованы они были гораздо лучше тех, с которыми ей приходилось сталкиваться раньше.

Алистер был прав, когда говорил, что что-то изменилось.

*****

"Зевран,

я обещала написать сразу же, как только прибуду в Амарантайн.

Сказать, что я не ожидала увидеть то, что увидела, значит не сказать ничего. Когда мы - я и Мхаири - приехали сюда, здесь почти никого не осталось из людей. Зато было много порождений тьмы. Очень много.

Происходит что-то странное, Зевран. Я видела одно из порождений, не похожее на остальных. Я говорила с ним! Это правда. Я не сошла с ума. Я обязана разобраться в том, что здесь творится.

Я Командор Серых Стражей и теперь я должна найти тех, кто вступит в ряды ордена. Хорошая новость в том, что в Башне Бдения я встретила Огрена. О Создатель, как же я рада увидеть в этом чужом краю хоть одно знакомое лицо!

Кроме того, я утерла нос церковникам, приняв в ряды Серых Стражей мага-отступника Андерса. Надо было видеть лицо жрицы в тот момент, когда я делала ему это предложение!

Я надеюсь, что ты скоро получишь мое письмо. Надеюсь, что с тобой все в порядке. Я знаю, что ты собираешься делать, и боюсь за тебя. Береги себя, Зевран.

Твоя Милен."

*****

"Привет тебе из Антивы!

Ты знаешь, Милен, что я предпочел бы быть там, где сейчас ты, моя милая. Антива, не смотря на всю ее красоту, скучна без тебя. Мне не хватает тебя, озаряющей все вокруг своим присутствием.

Вороны, похоже, поняли, что я вышел на их след, и теперь охотятся на меня. Но меня они не достанут. Чем больше я разбираюсь в этом, тем яснее понимаю, что за этим стоит не Морриган. Но кто? Обещаю, я выясню это.

Думаю, что скоро я доберусь до магистра гильдии и потребую ответа. Правда потом мне придется убить его. Ты меня не осуждаешь?

Порождения тьмы все больше напоминают гостей, злоупотребивших гостеприимством хозяев. Тебе так не кажется?

Мне очень жаль, Милен, что сейчас тебе приходится сражаться без меня.

Я разберусь с Воронами, но когда я вернусь к тебе, даже самые острые клинки не смогут нас разлучить! До тех пор ты всегда остаешься в моих снах. Особенно в самых неприличных.

Всегда твой, Зевран."

*****

"Моя дорогая Милен!

Я была очень рада узнать, что с тобой все в порядке, что ты жива. Слава Андрасте! Не меньше я была рада узнать о тебе и нашем привлекательном убийце. Нет-нет! Он ничего не говорил мне. Я сама догадалась. А знаешь, подруга, он изменился, стал гораздо серьезнее.

Ты не представляешь, как я была удивлена, когда Зевран появился на моем пороге с младенцем на руках! Не беспокойся, я буду счастлива присмотреть за твоим сыном. Алвлен замечательный малыш! У него твои глаза. И он человек! Удивительно!

Зевран говорил что-то о его даре, но я не замечала за мальчиком никаких странностей. Ни шума, ни вспышек, ни летающих по комнате игрушек.

Я знаю, что теперь ты Командор и знатная дама. Эрлесса! Надо же! Я рада за тебя. Но будь осторожна, Милен. Жизнь при дворе похожа на змеиное гнездо.

Надеюсь, что мы скоро встретимся. Береги себя, подруга.

Лелиана.

P.S. Твой сын передает тебе привет."

*****

"Дорогой Зевран!

Жизнь в крепости постепенно налаживается. Нам удалось очистить торговые пути от отрядов порождений тьмы, гномы восстанавливают разрушенные стены, крестьяне вернулись на свои поля, в деревнях снова кипит жизнь.

Должна признать, что до сих пор ловлю на себе косые взгляды. Не знаю что тому виной: мое эльфийское происхождение или моя нынешняя свита.

Компания бойцов, вставшая под мои знамена еще пестрее, чем наш распавшийся отряд.

Сын эрла Хоу Натаниэль, которого я категорически отказалась вешать. Сенешаль Верел посмотрел на меня, как на умалишенную, но я не жалею о своем поступке. Натаниэль сообразительный и умный парень и к тому же хороший стрелок.

Маг-отступник Андерс. Ну, я уже рассказывала, как вырвала его из лап храмовников. Он весьма неплох в своем деле. Ты знаешь, что я не слишком доверяю магии, но думаю, что ему верить можно.

Огрен - наш давний приятель. Я очень рада, что он по-прежнему рядом.

Эльфийская волшебница Велана оказалась отличной целительницей, что очень важно при нашем образе жизни и количестве врагов. Если бы только она помягче относилась к людям...

Сигрун - женщина из племени гномов, воин Легиона Смерти. Мы встретили ее у входа в Кэл-Хирол. В этом проклятом гномьем городе она дважды спасла мне жизнь.

Все как всегда: походы, сражения, долгие ночи под открытым небом, запах крови и смерть за плечами.

Мне не хватает тебя, Зевран. Очень. Я хотела бы, чтобы ты был рядом. Я скучаю.

Твоя Милен."

*****

"Милая Милен!

Я смог выяснить, кто стоит за покушением на твою жизнь. Прости, но пока я не стану тебе это говорить.

Антиванские Вороны - опасная свора. Даже уничтожив Альсена, главу гильдии, я не уверен, что смогу остановить их. Нужно убрать заказчика. Это единственный выход.

Я тоже скучаю по тебе и Алвлену. Я всем сердцем стремлюсь вернуться. А пока я прошу тебя, будь осторожна.

Твои спутники. Ты доверяешь им? Ты уверена в них?

Я знаю, ты скажешь сейчас, что всегда осторожна, но я прошу тебя быть осторожной вдвойне. Ради меня, ради сына. Прошу тебя, Милен, особенно сейчас, когда меня нет рядом, чтобы прикрывать твою спину. Я не могу потерять тебя.

Зевран."

*****

"Зевран,

ты был прав, говоря, что покушения не прекратятся.

Андерс предупредил меня о заговоре лордов. Сначала я не поверила ему, но он не стал бы мне лгать. Я заплатила большую сумму золотом, какому-то Черному Волку (может быть, ты знаешь, кто он такой?), чтобы он добыл мне информацию.

Мы напали внезапно, когда они нас не ждали. Был скоротечный бой, из которого мы выбрались живыми и целыми.

В заговоре участвовали лорды, ранее присягнувшие Хоу. И они наняли убийц из Воронов.

Еще одного снял стрелой Натаниэль во дворе крепости.

Не волнуйся, я осторожна. Предельно. Я даже сплю в кольчуге.

Мне просто не хватает тебя. Приезжай, Зевран!

Милен."

Глава 20 "Месть"

Денерим. В Ферелдене нет другого места, которое могло бы сравниться с ним по размеру, населению или богатству. Это столица. Это резиденция Тейринов. Это крупнейший порт. Когда в Ферелдене говорят "отправиться в город", то, безусловно, имеют в виду Денерим.

Зевран ненавидел этот город. Ненавидел его узкие улицы и грязные закоулки, где даже среди бела дня можно было запросто получить нож в спину. Ненавидел переполненные таверны, в которых на представителей его расы по-прежнему смотрели, как на дикарей и презрительно кривили губы. И это после того, как долийские лучники положили свои жизни, защищая эти стены и этих людей.

Зевран поморщился, попав сапогом в очередную грязную лужу, и осмотрелся. Улочка изгибалась, подобно змее, по сторонам близко друг к другу ютились ветхие дома бедняков. Эльф остановился около одной из дверей, два раза ударил кулаком. Дверь распахнулась почти сразу. Зевран окинул взглядом замершего на пороге эльфа с забранными в хвост темными волосами и снял с головы капюшон.

- Анарай?! - на лице эльфа отразилось изумление тут же сменившееся страхом.

Он отпрыгнул назад в дом, выхватывая из ножен на поясе меч.

- Ты всегда был трусом, Кирьен, - спокойно сказал Зевран, входя внутрь. - И как ты только не побоялся ввязаться в это дело?

- Какое дело?

- Думаю, ты знаешь. Иначе, не трясся бы так откровенно, - заметил Зевран. - Один вопрос. Кто нанял Воронов убить Серого Стража?

- Так я и сказал, - Кирьен взял себя в руки, вновь обретя уверенность.

Он усмехнулся, а в следующее мгновение вздрогнул, ощутив у своего горла холодную сталь.

Мгновение назад Зевран спокойно стоял около двери, и вот он уже рядом, прижимает к коже лезвие ножа.

- Кирьен, - тихо сказал Зевран. - Тальесен был намного лучшим бойцом, чем ты. Ты ведь знаешь, что с ним стало?

- Это была женщина.

- Молодая, светловолосая?

- Не знаю. Она не снимала капюшона, но на пальце блестело широкое кольцо с гербом.

- Прекрасно, - сказал Зевран, отпустив эльфа и отойдя на пару шагов.

- Альсен найдет тебя, Анарай, - угрожающе прошипел Кирьен. - Ты не сможешь прятаться вечно.

- А кто прячется? - усмехнулся Зевран. - Альсен мертв. Я нашел его раньше.

Зевран повернулся к эльфу спиной, собираясь уходить. Почувствовав позади движение, он развернулся, взмахнув ножом. Длинное лезвие по рукоятку вонзилось Кирьену под подбородок.

- Глупец, - пробормотал Зевран, глядя как оседает на пол эльф, как мутнеют его глаза, как выскальзывает на пол из ладони кинжал, которым он намеревался прикончить его, ударив в спину. - Когда я был моложе, тоже был идиотом. Но таким - никогда.

*****

Было холодно. Ветер гудел в бойницах башни, пробирая до костей. Зевран подышал на озябшие пальцы и вновь выглянул наружу, вниз. Темно. Тихо.

"Мне не хватает тебя, Зевран. Я хотела бы, чтобы ты был со мной. Я скучаю", - вспомнил он письмо Милен, и сердце захлестнула теплая волна.

Скоро все это закончится, и они будут вместе. Он, Милен и маленький карапуз Алвлен. Они снова станут семьей. Зевран усмехнулся своим мыслям. Он никогда раньше не задумывался о семье. Ее просто не могло быть у Ворона. А теперь она у него была.

На улице послышался шум, эльф различил стук подков, и встряхнул кистями, разминая руки. Он взял прислоненный к стене лук, встал на колено, уперев один рог в землю, и с усилием натянул тетиву. Это был хороший лук антиванской работы, он купил его недавно и немного жалел, что придется бросить его здесь. Наложив на тетиву стрелу, Зевран выглянул из бойницы и стал ждать.

Вскоре на площади показались всадники. Зевран легко узнал Алистера, сидящего верхом на крупном гнедом коне в окружении свиты. Рядом с королем на белой лошади ехала Анора.

Зевран натянул тетиву, прикидывая расстояние и ветер.

- Браска! - прошипел он, когда один из стражников встал на линию выстрела.

Но вот белая лошадь Аноры заплясала под всадницей, попятилась назад.

Зевран оттянул тетиву до самого уха и плавно отпустил ее. Стрела сорвалась в полет.

Эльф видел, как покачнулась в седле королева, когда из ее шеи выросло трепещущее древко. Видел начавшуюся суматоху, когда Алистер подхватил мертвую жену и отдал приказ найти убийцу. Что было потом, он уже не видел.

Когда же стражники ворвались в башню, с которой, по их мнению, стреляли, они увидели только брошенный на полу антиванский лук.

- Вороны, - тихо сказал один из них, поднимая оружие.

Глава 21 "Выбор"

- Ты не можешь этого сделать, Командор! В городе еще остались люди! А ты предлагаешь спалить его?!

Милен взглянула в пылающие негодованием глаза констебля Айдана.

- Город мертв, Страж, - прошипела тварь. - Ты не спасешь его. А Мать вскоре нападет на Башню. Архитектор не хочет тебе вреда. Он не желает Матери победы. Поверь мне.

Эльфийка обхватила голову руками.

Что делать? Сжечь Амарантайн и вернуться в Башню, или пытаться отстоять город? Но, что если порождение тьмы не лжет, и Мать бросит все силы на крепость? Нужно было решаться.

Натаниэль видел, как побледнело лицо эльфийки. Он шагнул к ней, положил руку ей на плечо, почувствовав, как она вздрогнула.

- Если мы не вернемся в Башню, она не устоит, - шепнул он.

Милен посмотрела ему в глаза и медленно кивнула.

- Слушайте! - заговорила она громко и твердо. - Мы должны немедленно вернуться в Башню Бдения. Удержать Амарантайн мы не сможем. У нас не хватит сил. Его придется сжечь.

- Милен ты...

- Андерс, - перебила его эльфийка. - Город слишком велик. Чтобы удержать эти стены нужно войско раза в два больше, чем у нас есть. И то, что у нас есть, сейчас в Башне Бдения.

- Но эти люди...

- Командор, ты не можешь! - воскликнул Айдан.

Милен шагнула к нему. Она была на полголовы ниже человека, но со стороны казалось, что это она смотрит на него сверху вниз.

- А теперь слушай меня, констебль, - холодно сказала она. - Я как эрлесса этой земли приказываю тебе вывести всех, кто еще жив и может двигаться к Башне Бдения. Люди укроются там. Сожгите город. Это приказ.

*****

Солнце садилось, окрашивая каменные стены в багряный цвет. Крепость походила на разворошенный муравейник. Отрывистые приказы сержантов, мычание скота, ругань мужчин, блеяние овец, крики женщин, ржание лошадей, детский плач - все слилось в невероятную какофонию.

Милен прошлась по двору крепости, поднялась на стену, постояла у катапульты, спустилась вниз и направилась в Башню. В тронном зале ее уже ждали.

- Командор! - к эльфийке ринулись сразу несколько человек.

Милен подняла руку, призывая к тишине.

- По порядку, - сказала она. - Первое, что я хочу знать - это каково состояние стен, я поднималась на некоторые из них, но должна услышать мнение профессионала. Волдрик?

- Стены готовы выдержать натиск порождений тьмы, Командор, - коренастый гном погладил свою роскошную бороду. - Они вполне ничего. Для человеческой крепости, разумеется.

- Именно это я и надеялась услышать, - кивнула Милен. - Далее... войска. Что с доспехами и оружием для солдат? И как на счет рекрутов?

- Капитан Гарвел, миледи, - выступил вперед облаченный в серебристый доспех мужчина.

- Докладывай.

- Из укрывшихся в крепости людей, всем, кто представляет, где у меча острие, а где рукоять, выдано оружие и броня. Те, кто промышляли охотой или просто неплохо бьют из луков, выставлены на стены и башни. Солдаты вооружены гораздо лучше, чем раньше.

- Еще бы! - разгладил длинный усы кузнец Вейд. - Да они вооружены лучшим оружием, которое только возможно было сделать из того, что у меня было! А их серебристая броня? - Вейд ткнул пальцем в блестящий нагрудник Гарвела. - Это же сильверстит!

- Тихо! - оборвала его Милен. - Я поняла. Спасибо. Дворкин, - эльфийка повернулась к приплясывающему на месте гному. - Что на счет небольшого подарка для тварей?

- Сделано, Командор! - гном, на которого обратили внимание, счастливо заулыбался. - У меня есть для них совсем небольшой, но весьма и весьма замечательный сюрприз! Я отдал это тем, кто стоит у катапульт.

- Отлично! - похвалила его Милен, хлопнув по плечу. - Так... что еще?

- Миледи, - подошла к ней госпожа Вулси. - На счет провианта.

- Да, точно, - эльфийка повернулась к женщине. - Я слушаю.

- Я лично осмотрела продовольственные склады. При таком количестве народа, зерна нам хватит на пять дней. Если осада затянется дольше, то придется расходовать то, что должно пойти на семена. Но тогда нам нечего будет сеять.

- Не думаю, что осада протянется дольше пяти дней, - тихо сказала Милен.

Все вокруг притихли. Сколько дней они смогут отбиваться от орды? Если тварей окажется так много, что их хватит на пять дней, то к закату пятых суток на стенах крепости некому будет стоять. Это поняли все.

- Да, миледи, - тихо продолжила госпожа Вулси. - Кроме того на складах есть соленая рыба, соленое мясо, овощи...

- Лучше бы сказала про вино, - пробормотал прислушивавшийся к разговору Огрен. - Или про эль, на худой конец.

- Вино тоже есть, - женщина чуть заметно улыбнулась.

- Здорово! - гном хлопнул себя по животу и разгладил рыжие усы.

- Пайки выдавайте на ваше усмотрение, госпожа Вулси, - распорядилась Милен. - Я не стану в это вмешиваться.

- Как скажете, миледи.

- Миледи, - сенешаль Верел подошел ближе, сложил руки за спиной.

- Да?

- Не пора ли отправить гонца в Денерим? - тихо спросил он. - Вы уверены, что мы справимся сами?

Эльфийка подняла на него зеленые глаза. Нет, она не была уверена. Черт возьми! Она понятия не имела, хватит ли у них сил и мужества справиться с этой напастью.

- Делай, как знаешь, Верел, - кивнула Милен и, развернувшись на каблуках, направилась к выходу из зала.

*****

Милен проснулась от громкого стука в дверь. Соскользнув с лежанки, на которой она спала, не снимая брони, эльфийка схватила меч и открыла дверь.

За дверью стоял Андерс из-за пазухи которого выглядывала рыжая кошачья морда.

- Началось? - спросила Милен.

Андерс кивнул.

- Они идут.

Эльфийка вернулась в комнату, схватила и набросила на плечи портупею, поправила на груди ремни, крепившие за спиной парные ножны, и последовала за Андерсом.

Поднимаясь на стену, эльфийка кивала на приветствия солдат, вглядывавшихся в предрассветную мглу. На их лицах решимость и мужество. Каждый знает, зачем он здесь. Каждый помнит, что от него зависит будущее людей.

Подойдя ближе к стоявшему у парапета Натаниэлю, Милен оперлась руками о камни и посмотрела вперед.

Толпа порождений тьмы двигалась к Башне Бдения, как безбрежная черная река. Они были еще довольно далеко.

- Что это? - Милен тронула плечо Натаниэля, указывая на светлое пятно, быстро приближавшееся к воротам.

У отличного стрелка Хоу были глаза, как у кошки. Он всмотрелся в пятнышко, прыгающее по дороге, и прошептал удивленно:

- Это всадник!

Светлое пятно приблизилось, и уже все смогли различить серую лошадь и всадника, низко пригнувшегося к гриве. Не было понятно, кто он, но одно ясно точно - это не порождение тьмы.

- Открыть ворота! - приказала Милен.

Ее приказ тут же прокатился по рядам воинов. Солдаты у ворот сняли массивные засовы и распахнули створки, чтобы снова закрыть их и запереть, когда всадник будет внутри.

Серая лошадь влетела в ворота и поскакала по площади. Увидев людей, конь замедлил бег, а потом и вовсе остановился. Всадник лежал на спине коня, завалившись вперед и свесившись на правый бок. Кожаная броня с металлическими пластинами на его боку и плече была пробита стрелами, на правом бедре рана, нанесенная, видимо, длинным клинком. Он был без сознания. Солдаты осторожно сняли его с коня.

- Лекаря сюда! - крикнула подбежавшая Милен.

Опустившись рядом на колени, она отвела с лица раненого спутанные светлые волосы и вздрогнула. Красивое лицо с точеными чертами, остроконечные уши, бледная кожа и две тонкие полосы татуировки на левой щеке.

- Зевран?!

Глава 22 "Бой за Башню Бдения"

Крепость была наполнена звуками боя. Свист стрел, громкие резкие команды, глухие удары тарана в ворота, взрывы лириумных снарядов. Это напоминало... Остагар.

Дверь покоев отворилась, и из комнаты вышла Веланна.

- Он пришел в себя, - сказала она Милен. - Жизнь вне опасности, но навряд ли он встанет в ближайшее время.

Милен кивнула и вошла в комнату.

- Зевран? - позвала она, подходя ближе к лежанке и присаживаясь на край.

- Милен, - выдохнул эльф. - Как же я рад видеть тебя.

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше, чем можно было бы подумать, - усмехнулся эльф.

- Как ты оказался здесь? Я думала, ты в Антиве...

- Я был в Денериме, когда узнал о том, что случилось с Амарантайном. Я понял, на что тебе пришлось пойти.

- Я приказала сжечь город, - сказала Милен грустно. - Сейчас в Башне десятки выживших, которых я оставила без крова.

- Но они живы, - Зевран коснулся ее ладони, лежавшей поверх одеяла. - Дома можно отстроить заново. Главное, ты сохранила им жизни.

Эльфийка собиралась ответить, когда распахнулась дверь.

- Командор! Они прорвали внешнюю оборону!

Милен поднялась, бросила быстрый взгляд на Зеврана.

- Я должна идти. Я должна быть там.

- Будь осторожна, Милен.

*****

Милен увернулась от когтистых лап крикуна, пригнулась, чиркнув лезвием меча по его ногам. Тварь дико завопила, заваливаясь навзничь. Второй меч эльфийки рассек горло падающего врага. Милен стряхнула с клинков кровь и обернулась.

Солдаты добивали невесть как оказавшихся внутри порождений тьмы. Внутренний двор был завален трупами. Среди них были и люди.

- Миледи! - капитан Гарвел подбежал к ней. - Миледи, ворота не выстоят!

Эльфийка кивнула и обернулась, высматривая среди воинов своих товарищей.

- Андерс! Натаниэль! Велана! К воротам! - крикнула она. - Огрен и Сигрун, отвечаете за тех, кто остается здесь!

Ворота раскачивались под ударами тарана.

Натаниэль осмотрелся, выбирая позицию для стрельбы. Тронув руку Милен, он указал эльфийке на одну из лестниц, ведущих на стену.

- Буду там, - шепнул он.

Милен кивнула.

- Там кто-то очень большой, - сказал Андерс, встав рядом с ней, глядя на ворота. - Думаю, его надо встретить чем-нибудь вроде "Дробящей темницы".

Засов на воротах треснул, створки распахнулись, и в проеме показался огр. Он был гораздо выше тех, кого Милен приходилось встречать до этого дня. И он был облачен в броню. Тварь заревела, ударив в бронированную грудь кулаками.

- "Дробящая темница" тут не поможет, - протянул Андерс.

Милен взмахнула клинками, выходя вперед, оценивая противника, выискивая его слабые места. Огр снова заревел и, опустив голову, выставив вперед огромные рога, ринулся на нее. Если бы Милен была менее ловкой, он наверняка раздавил бы ее. Но эльфийка пригнулась, почти стелясь по земле, проскользнула между толстыми ногами чудовища. Ее изогнутые клинки оставили под его коленями длинные порезы. Огр развернулся, чтобы напасть снова. Он уже не обращал внимания ни на кого. Ему нужна была только Милен.

*****

Зевран, прихрамывая, поднялся на стену. Его торс был туго перебинтован, правая рука покоилась на перевязи. Но масштаб сражения, разразившегося у ворот, заставил его забыть о своих ранениях. Эльф высматривал в гуще сражавшихся Милен.

И он увидел ее. Эльфийка, обнажив пару длинных изогнутых эльфийских мечей, дралась с огромным огром.

Зевран почувствовал мороз пробежавший по коже. Да, огр не был ловким или быстрым, но при его силе и весе, это не было большой проблемой. Эльф видел, что воины внизу заняты прорвавшимися сквозь ворота врагами, видел лучников на стенах, некоторые из них были весьма искусными в стрельбе, но многие в нерешительности опустили оружие, опасаясь попасть по своим. Оказавшись за плечом у черноволосой лучницы, он оценил ее позицию.

- Подними лук, - сказал он.

Девушка вздрогнула, обернулась, но увидев раненого эльфа, которого совсем недавно сняли с лошади во дворе крепости, она послушно выполнила его команду.

- Слушай меня, и ты его достанешь, - продолжил Зевран, кивнув на огра, с которым дралась Милен. - К сожалению, сам я стрелять не могу.

Эльф был одного роста с лучницей и, стоя прямо за ее правым плечом, видел картину боя практически ее глазами.

- Дуга на два пальца, - сказал он, - Поправка на ветер и мой глазомер - на полтора влево.

Девушка подняла лук в указанную позицию, но замерла в нерешительности. Зевран затаил дыхание у нее за спиной.

Внизу огр развернулся, отыскивая взглядом, ловко ускользнувшую от него эльфийку. Милен припала на колено, подняв мечи, скрестив их над головой. Тварь заревела, предчувствуя скорую победу. Наверняка, у Милен был план. Пытаться отразить скрещенными клинками выпад такой силы было полнейшим безумием. Но как бы то ни было, этот план осуществить не удалось.

Едва огр, зарычав поднял голову, Зевран скомандовал лучнице: "Сейчас!". Щелкнула спущенная тетива. Стрела сорвалась в свой стремительный полет. Трепещущее древко с пестрым оперением выросло в глазнице закованного в броню гиганта. Огр выронил свое оружие, едва не задев Милен, успевшую кувырнуться в сторону, и рухнул на землю, загремев пластинами доспехов.

Милен вскочила на ноги, отплевываясь от поднятой огром пыли, подняла глаза на стену, пытаясь понять, откуда прилетела эта стрела, и увидела Зеврана. Эльф стоял за плечом черноволосой лучницы, опускавшей лук. Он встретился с эльфийкой взглядом и кивнул ей.

Рядом кто-то взвизгнул, Милен крутнулась на пятках, увидела рухнувшего к ее ногам крикуна с торчащей в шее стрелой. Она опомнилась, что бой еще не закончен, и, взмахнув мечами, ринулась в самую гущу.

*****

Милен упала на колени рядом с рухнувшим в пыль Верелом. Воин зажимал ладонями ужасную рану. Кровавая жижа струилась между его пальцами. Эльфийка устроила его голову у себя на коленях так, чтобы ему легче было дышать.

- Лекаря сюда! - закричала она.

Кто-то из солдат со всех ног помчался выполнять ее приказ. Она не видела. Она смотрела, как уходит жизнь из тела верного сенешаля вместе с толчками вытекающей кровью.

- Мы смогли, Командор, - прохрипел Верел. - Мы... мы обили эту атаку.

- Тише, - шепнула Милен. - Тебе нельзя говорить.

- Я был счастлив сражаться вместе с вами.

- Все будет хорошо, Верел, - Милен сморгнула подступившие слезы. - Тебя вылечат. И мы еще зададим жару этим тварям.

- Все... все кончено, Командор, - голос воина слабел с каждым словом. - Я уже не... жилец. Вы и сами... сами видите это. Но я спокоен, зная, что орден в надежных руках. Дункан не ошибся, когда взял вас в Стражи.

- Да где же этот лекарь?!

Верел хрипло вздохнул и замер, уставившись в небо остекленевшими глазами. Милен почувствовала, что по ее лицу текут слезы. Она не вытирала их. Враги отхлынули от стен крепости и теперь бежали прочь, преследуемые солдатами. Эльфийка поднялась с земли, подобрала свое оружие и медленно побрела прочь.

*****

Пламя костров было ослепительно ярким. Милен стояла, глядя, как огонь поглощает тела павших воинов. Она чувствовала на своем плече теплую ладонь Зеврана. Эльф молча стоял рядом. И эльфийка была благодарна ему за молчание. Она не хотела слушать ни слов утешения, ни благодарности, ни восторгов по поводу их победы. Победа далась им немалой кровью. А сколько ее еще прольется?

Эльфийка посмотрела на своих друзей полукругом вставших около погребального костра Верела.

Огрен прихлебывал из фляжки, вытирая слезящиеся от дыма глаза.

Андерс нервно гладил пальцами шерсть любимого котенка.

Веланна что-то шептала, подняв к небу глаза.

Натаниэль стоял с окаменевшим лицом, глядя прямо перед собой.

Сигрун стояла молча, но когда Огрен протянул ей свою фляжку, она взяла ее и, сделав хороший глоток, вернула гному.

- Vir sulahn'nehn, vir dirthera, vir samahl la numin, vir lath sa'vunin, - прошептала Милен слова эльфийской песни.

В ней говорилось о новом дне, который обязательно наступит, о рассвете, следующем за мраком. Да, это так. Но чтобы увидеть рассвет, нужно было пережить ночь.

- Мы должны выступать сейчас, чтобы догнать сбежавших тварей, - она говорила негромко, но ее услышали все.

Взгляды Стражей обратились к эльфийке.

- Эта Мать, кем бы она ни была, может предпринять следующую атаку, - продолжила Милен, видя, что ее внимательно слушают. - И следующую атаку нам не отбить. Нужно найти логово этой твари и прикончить ее. Ее армия, лишившись головы, не будет столь опасна.

- И как ты собираешься это сделать? - спросил Зевран.

- Война план покажет, - пожала плечами Милен. - У кого-то есть мысли, где нам искать ее убежище?

- Да, - ответил Натаниэль, подходя ближе. - Я говорил с воинами, преследовавшими бегущих тварей, - он развернул карту. - Судя по всему, логово Матери должно быть где-то здесь.

Милен внимательно осмотрела указанную местность и возможные подходы к ней.

- Я считаю, мы сможем это сделать, - сказала она после недолгого размышления. - Но большой отряд будет слишком заметен на этих безлюдных тропах.

- Милен, - Зевран попытался вмешаться, но она не дала ему возможности.

- Думаю, что четверых будет вполне достаточно, - Милен окинула взглядом своих товарищей. - Со мной пойдут Андерс, твоя магия будет весьма кстати, Веланна - без целителя в таком важном деле никуда, и Огрен. Под ответственность остальных я оставляю крепость. Не подведите меня.

*****

Зевран поймал ее за рукав у ворот. Но не успел он произнести и слова, как она, развернувшись к нему лицом, набросилась на него.

- Я знаю все, что ты хочешь мне сказать! - голос Милен звенел, как натянутая струна. - Это безумие? Мне это известно! Но безумием было и спуститься на Глубинные Тропы в поисках Наковальни Пустоты. Мы нашли ее. И мы сможем одолеть Мать! Мы должны это сделать! Я должна!

- Милен, - Зевран взял ее за плечи. - Ты сделала здесь все, что было нужно. Все, что было возможно.

- Не уверена, Зевран, - тихо ответила эльфийка.

Он молча смотрел в ее глаза, ожидая продолжения.

- Я обрекла на уничтожение город, обещая людям защиту в Башне Бдения. Но мы не смогли удержать оборону. Ты видел погибших. Среди них были не только солдаты. Все эти смерти...

- Не твоя вина! - оборвал ее Зевран. - И это не повод совать голову в пасть дракону.

- Ты прав, - грустно улыбнулась эльфийка. - Повод другой. Присяга. Я Серый Страж, Зевран. И этого ничто не изменит. Это мой долг. Они, - Милен указала рукой на площадь, где все еще толпились люди. - Они ждут этого от меня. Я должна.

Глава 23 "Путь на восток"

Лелиана вздрогнула и открыла глаза. Она не поняла, что разбудило ее. Прислушавшись, она различила, как где-то в доме хлопнули ставни окна. Ветер? Лелиана выскользнула из постели и вытащила из-под подушки всегда лежавший там кинжал. Она привыкла быть настороже. Еще в юности, будучи бардом, она не расставалась с оружием. Теперь же, после того, как она сражалась с порождениями тьмы бок обок с Серым Стражем, мир стал казаться ей еще опаснее, чем прежде. Девушка вышла из комнаты, сжимая в ладони витую рукоять. В доме кто-то был. Неслышно приблизившись к комнате, в которой спал ребенок, Лелиана осторожно приоткрыла дверь.

Малыш мирно спал в своей колыбели, а вот рядом с ним... Лелиана различила в темноте фигуру в плаще с капюшоном, склонившуюся над колыбелью. Девушка в три быстрых шага пересекла расстояние, отделяющее ее от незнакомца, и приставила острие кинжала к его горлу.

- Кто ты? - громко спросила она. - И какого гарлока ты здесь забыл?

Незнакомец резко развернулся, перехватывая ее руку, выворачивая запястье, чтобы выхватить кинжал, но Лелиана с силой ударила его коленом в пах. Послышался низкий стон, захват на руке девушки разжался. Она извернулась, ударила противника еще раз, шагнула вперед, подсекла его ноги, опрокидывая навзничь, уселась на поверженного врага верхом, прижимая его к полу, лезвие кинжала снова уперлось в его горло.

- Кто ты?!

Незнакомец не ответил, он попытался сбросить с себя девушку. Поняв, что разговора все равно не добьется, Лелиана сделала быстрое движение рукой. Клинок кинжала скользнул по шее противника, оставив длинную кровавую полосу. Прижатый к полу человек задергался, захрипел. Лелиана поднялась с пола, прошла к столику у окна, зажгла свечи. С подсвечником в руке она вернулась к распростертому на полу телу, отбросила с его головы капюшон.

Это был молодой мужчина. Весьма привлекательный, с вьющимися темными волосами, тонкими усами и аккуратной бородкой. Лелиана распутала завязки плаща, стянув его. Под плащом оказался потрепанный, но довольно добротный доспех из черной кожи. Отстегнув наплечники и расстегнув пряжки на боках, девушка продолжила осмотр. Кожа незнакомца была светлой, а под правой подмышкой Лелиана обнаружила знакомый символ.

- Вороны?

Девушка вскочила, едва не уронив подсвечник, и расширившимися от испуга глазами уставилась на труп у своих ног.

Зевран привез ребенка Милен сюда, в Орлей, опасаясь, что в Ферелдене его найдут Вороны. Какие же длинные руки у тех, кто стремится добраться до Алвлена, если его отыскали даже здесь? Впрочем, это не волновало ее так сильно, как другой вопрос - что теперь делать? Если Вороны нашли ее, они придут снова. Это только вопрос времени. Зевран говорил, что убьет заказчика. Что, если ему не удалось? Или теперь кто-то еще охотится за ребенком Милен? Нужно было бежать отсюда, спрятаться. Но где? Вернуться в Ферелден? Денерим? Нет. Слишком опасно. Если Зевран прав и за всем этим стоит королева... Тогда Амарантайн? Возможно. Наверное, это самое лучшее решение. В Амарантайне Милен, там армия, там верные ей люди. Там ребенок будет в большей безопасности, чем здесь. Лелиана не была уверена, что сможет одна противостоять следующей атаке Воронов.

Девушка, решившись, больше не колебалась. Она поставила на стол подсвечник и бросилась собирать вещи и оружие.

Предстоял трудный путь на восток.

Глава 24 "Высший дракон"

Тварь была огромной. Черная блестящая чешуя покрывала массивное змеиное тело, сильные лапы с кривыми когтями взрывали землю, шелестел по камням длинный мясистый хвост. Драконица расправила большие перепончатые крылья, оскалила страшную пасть, усеянную острыми, как ножи зубами, и зарычала.

Высший дракон. Милен и раньше доводилось встречаться с подобным существом. Когда на болотах в Дебрях Коркари они сражались с Флемет, обернувшейся драконом, это был весьма жестокий бой. Потом был Архидемон.

Стражи скрывались за валунами и смотрели на просторную площадку перед пещерой, на которой и сидел дракон.

- И что мы будем делать? - тихо спросил Андерс, подбираясь ближе к эльфийке.

Милен еще раз внимательно осмотрела открывавшуюся местность. Милен знала слабые места в драконьей броне - затылок и глаза, но до них еще нужно было добраться.

- Андерс, Веланна, - шепотом позвала она. Оба мага пристально посмотрели на нее, ловя каждое слово. - Вы должны будете сдерживать ее как угодно, "Дробящая темница", "Паралич" или что еще найдется в ваших запасах полезных заклинаний.

- Отлично, - Веланна улыбнулась уголками губ. - Кроме того на мне еще и здоровье отряда. Я помню.

Милен кивнула.

- А мы будем драться с ней? - спросил Огрен, нетерпеливо постукивающий ладонью по колену. - Хватит болтать. Вперед!

- Ты, - Милен обернулась к нему. - Ты будешь выполнять, наверное, самое опасное задание, Огрен. Ты должен отвлечь ее так, чтобы она была занята только тобой. Взбеси ее, заставь тебя преследовать. Маги будут прикрывать тебя.

- А ты, Командор? - спросила Веланна.

- Я, пока драконица будет занята гномом и вашими заклинаниями, постараюсь подобраться к ней поближе. Достаточно близко, чтобы вонзить мечи в шею.

- По-твоему, это хороший план?

- Нет, Андерс, это не хороший план. Но это единственный план, который у меня есть.

Стражи снова посмотрели на дракона.

- Вперед, - сказала Милен, поднимаясь с камней.

Огрен придержал ее за рукав.

- Осторожнее, девочка, - серьезно сказал он. - Зевран обещал снять с меня шкуру, если я не верну тебя живой. И я не сомневаюсь в его словах.

- Мы справимся, - уверенно сказала Милен. - Мы выходили живыми и не из таких переделок.

*****

Осторожно поставить ногу. Подтянуться на руках.

Милен забралась на нависающую над площадкой скалу и, свесившись через ее край, осмотрела место схватки с драконом.

Драконица застыла на месте, скованная заклинанием. Только налившиеся кровью глаза бешено вращались. Огрен отбежал подальше, готовясь к новому выпаду опасного врага. Из длинной раны на его плече текла кровь. Вот гнома окутало голубоватое мерцание, и кровотечение остановилось. Это Веланна прочла заклинание исцеления. Огрен поднял голову, ища взглядом Милен. Он заметил ее на краю скалы и улыбнулся.

Драконица обрела способность двигаться, щелкнула длинным хвостом и бросилась на гнома. У Огрена было преимущество в росте, которое он незамедлительно использовал, проскочив у твари между лапами. Сбитое с толку чудовище развернулось, оказавшись под выступом скалы, на котором скрывалась Милен. Огрен упал на землю, откатываясь за ближайшие валуны. Из-за камней вылетел светящийся сгусток, ударившись о драконью броню, он рассыпался по черной чешуе, замедляя движения твари, а потом, заставив ее замереть на месте. В это мгновение на шею драконицы с уступа скалы спрыгнула Милен. Изогнутые эльфийские мечи вонзились между роговыми чешуями драконьей брони. Чудовище завизжало, из его рта хлынула кровь. Тряхнув головой, драконица сбросила Милен. Эльфийка покатилась по земле, стараясь уйти как можно дальше от смертоносных когтей умирающей твари. Драконица захлопала крыльями, пытаясь взлететь, но она уже потеряла слишком много крови. Оторвавшись от земли, она грохнулась на камни, задергалась, захрипела, заливая все вокруг кровью, и замерла.

Милен осторожно приблизилась к поверженному чудовищу, опасаясь, что тварь все еще может быть жива. Но напрасно. Остекленевшие глаза дракона перестали видеть ее.

******

- Ты уверена в том, что мы поступили верно? - тихо спросила Веланна, глядя на труп существа, называемого Архитектором.

- А как ты думаешь? - также тихо отозвалась Милен.

Они устали от бесконечных стычек с врагами, которых встречали на пути сюда. Все были ранены и измотаны. А последний бой с Архитектором, оказавшимся весьма сильным магом, едва не уничтожил их. Нужен был отдых. Поэтому они расположились здесь, в этой разрушенной башне, чтобы передохнуть и набраться сил для дальнейшего пути и боя с Матерью.

- Он говорил разумные вещи, - прошептала волшебница. - Возможно, Мор можно было бы прекратить навсегда.

Милен вздохнула. Она не была уверена до конца в правильности своего решения. Архитектор предложил ей мир. Предложил помощь в битве с Матерью, если она взамен позволит ему продолжить свое дело. Он стремился наделить порождений тьмы разумом, дать им волю и сознание. Создать новую расу. Возможно, она была не права, отказав ему. Возможно, если бы она согласилась, порождения тьмы, как и обещал Архитектор, ушли бы на Глубинные Тропы навсегда. Возможно, у них получилось бы создать новую цивилизацию. А если нет? Милен представила себе полчища порождений тьмы, атакующие человеческие и эльфийские деревни на поверхности, представила поверженные гномьи города. Если дикие и необузданные, движимые одними инстинктами твари могли принести столько бед и разрушений, то сколько зла они причинят, если станут действовать обдуманно? Если станут тщательно планировать атаки? Она не могла этого допустить.

- Я не знаю, Веланна, - ответила Милен. - Могу сказать одно - как сражаться с Мором мы знаем. Для этого есть Серые Стражи. И ты сейчас одна из них. Но как сражаться с тварями, которые могли бы появиться на свет благодаря ему, - эльфийка кивнула на труп Архитектора. - Как сражаться с ними, мы не имеем понятия. Лучше старый хорошо известный враг, чем появление нового, с которым не понятно как бороться.

- Но он говорил о мире.

- Об этом говорят все правители, разве нет? - поддержал Милен Огрен. - Ручаюсь, что Эрл Хоу тоже твердил о мире, да и тейрн Логейн вовсе не хотел войны. Но их руки были в крови по локоть.

- Мне жаль твою сестру, Веланна, - искренне сказала Милен. - Но, думаю, мы действительно не могли поступить иначе.

Эльфийская волшебница кивнула и опустила глаза.

Глава 25 "Долийцы"

Лошади испуганно заржали. Послышался крик кучера, карета дернулась вперед и остановилась. Лелиана отдернула занавеску и выглянула в окно, желая рассмотреть, что же случилось. Был уже поздний вечер, небо заволокло тучами, и оно казалось неестественно темным и низким.

- В чем дело? - крикнула она.

- И зачем только я решился на это, госпожа? - пробормотал в ответ кучер. - Теперь мы не выберемся отсюда живыми.

Взглянув на дорогу, девушка поняла, о чем он говорил. На тракте были порождения тьмы. Твари не спешили нападать. Они просто стояли и смотрели на Лелиану. "Сейчас они поймут, что я одна, - с тоской подумала девушка. - И тогда..." Что она могла сделать? Сражаться одной против отряда порождений тьмы? Безумие. Лелиана догадывалась, что, а вернее кто, им нужен. Лелиана посмотрела на спящего в большой плетеной корзине, завернутого в одеяла ребенка. Но отдавать сына Милен этим тварям она не собиралась.

- Ты, кажется, говорил, что превосходно правишь конями? Так гони, что есть духу!

- Госпожа...

- Пошел!

Щелкнули вожжи, кони сорвались в галоп. Кучер кричал, подгоняя скакунов. Копыта грохотали по выложенному камнем тракту.

Твари на дороге не сразу поняли, что происходит. Они не ожидали от кареты такого маневра. Когда взбесившаяся четверка коней влетела в их ряды, они бросились врассыпную. Потом уже в карету полетели стрелы. Одна вонзилась в стенку прямо над головой Лелианы, заставив ее броситься на пол.

Кони все ускоряли и ускоряли бег, казалось, еще немного и они полетят по воздуху, как птицы.

Гарлок зацепился за дверцу кареты, пытаясь забраться внутрь. Лелиана выхватила кинжал и, закрыв собой ребенка, полоснула лезвием по рукам твари. Когтистые пальцы разжались, гарлок свалился под колеса. Карета подпрыгнула, наехав на него, стала заваливаться набок, но кучер Лелианы действительно был мастером своего дела. Он сумел выровнять карету на дороге.

- Госпожа! - закричал он. - Нам не оторваться от них!

- Гони!

Лелиана сама понимала, что дело плохо. Она взяла лук, с которым не расставалась со времени войны с Архидемоном. Этот лук, изготовленный мастером-долийцем ей подарила Милен. Девушка высунулась в окно, спустила тетиву, отозвавшуюся мелодичным гудением. Смертоносная стрела вонзилась в горло одному из порождений тьмы, заставив его завалиться навзничь, захлебнувшись собственной черной кровью. За ней последовала еще одна. Еще. И еще. Лелиана выпускала стрелу за стрелой, и каждая из них находила свою жертву. Но порождений тьмы было слишком много.

Карету тряхнуло, накренило в сторону. Лелиана услышала, как заскребли по крыше когтистые лапы. Видимо, одна из тварей оказалась наверху. Послышался крик кучера, а потом девушка увидела, как его окровавленное тело было сброшено вниз. Лошади продолжали нестись вперед, карета подскакивала на камнях тракта. Лелиана понимала, что сейчас задние скакуны запутаются в брошенных вожжах, и карета перевернется, но выбраться на облучок на полном ходу, когда там ее готова встретить одна из тварей...

Послышался переливчатый свист, и позади промчавшейся кареты начало падать высокое дерево, перегораживая тракт. Следом за ним рухнуло еще одно. А со стороны леса в преследующих карету порождений тьмы полетели стрелы.

"Долийцы", - поняла Лелиана.

Кто-то ловкий и быстрый взлетел на облучок кареты, остановил несущихся вразнос лошадей.

Лелиана выглянула в окно, увидев, что твари, преследовавшие их, бегут. Дверца кареты распахнулась. Девушка приготовилась защищаться, но замерла, увидев лицо эльфа. Смуглая кожа, татуировка, темные прямые волосы, длинная челка.

- Ты в порядке, шемлен? - спросил эльф улыбаясь. - Не пострадала?

- Нет, - выдохнула Лелиана, поняв, что опасность миновала.

Эльф протянул ей руку, помогая выбраться из кареты. Девушка была немного удивлена его манерами. Такое поведение по отношению к человеку было довольно странно для долийца. Оказавшись на твердой земле, Лелиана почувствовала, как дрожат колени от пережитого страха. С ней часто бывало подобное. Она не боялась врагов, вступая с ними в бой, она смело преодолевала опасности. Страх приходил позже, когда все уже оказывалось позади.

- Мое имя Арквенон, - представился эльф. - Я предводитель этого отряда, - он кивнул на вооруженных долийцев, добивающих оставшихся порождений тьмы.

- Я Лелиана, - чуть улыбнулась девушка. - Я очень благодарна вам за свое спасение...

- Не стоит, - ответил Арквенон.

- Вы сражаетесь с порождениями тьмы? - Лелиана вскинула бровь.

- Удивлена? - усмехнулся эльф. - Мы бились с ними во время атаки на Денерим. И нам понравилось.

- Правда? - Лелиана окинула эльфийский отряд новым взглядом. - Я тоже была там.

Арквенон пристально всмотрелся в ее лицо.

- Прости, - сказал он. - Ты ведь одна из спутников Стражей? Просто...

- Для тебя все люди на одно лицо, - улыбнулась Лелиана. - Я понимаю. И не обижаюсь.

Эльф улыбнулся ей в ответ.

- Славно, - он движением головы отбросил упавшую на глаза челку. - Интересно, почему они прицепились к тебе? Ты везешь что-то ценное?

- Нет, - пожала плечами Лелиана. - Просто еду в Амарантайн с ребенком.

- Амарантайн? - переспросил Арквенон. - Наш клан направляется туда же. Быть может, тебе безопаснее будет идти с нами?

- Спасибо, - искренне ответила Лелиана. - Я буду весьма признательна вам за эту помощь.

*****

Долийские эльфы всегда жили небольшими группами из кровных родственников и путешествовали в аравелях, которые влекут галла - большие олени с ветвистыми рогами и белоснежной шерстью. Аравели в пути - прекрасное зрелище: изящные изгибы корпуса, широкие навесы, трепещущие на ветру яркие шелка с рисунками родовых знамен. Эти полотнища напоминают поднятые паруса, наверное, именно поэтому люди часто называют аравели сухопутными кораблями.

Лелиана сидела на мягких шкурах в аравеле, принадлежащем Арквенону, и качала на руках ребенка. Долийцы отнеслись к ней настороженно, но Арквенон, судя по всему, обладал в клане большой властью, и с ним не решились спорить. Впрочем, возможно, то, что люди и эльфы вместе сражались в последней войне, вместе проливали кровь и умирали, прикрывая спины друг друга, изменило их отношение друг к другу.

Начинало смеркаться, и эльфы выбрали место для ночлега. Аравели были выставлены кругом, играя роль стен. Лелиана не видела такого раньше. Она вспомнила, поход в лес Брессилиан. Клан, обитавший там, не выстраивал никаких защитных преград. Наверное, этому эльфы научились у людей.

Лелиана покормила ребенка теплым молоком, которое дала ей молодая эльфийка, и теперь сидела на траве, тихо напевая ему.

- Я чувствую в этом младенце силу.

Девушка вздрогнула, услышав голос рядом с собой. Она не заметила, как к ней приблизилась долийка. Эльфийка была высокой, худой, одетой в наряд из ткани, украшенной бахромой, и шкур. Ее лицо украшал сложный валласлин, а глаза выдавали преклонный возраст.

- Не пугайся, дитя, - улыбнулась долийка. - Я Навена - хранительница этого клана. Я рада принимать тебя у нашего очага.

- Благодарю вас, - ответила Лелиана. - Без вашей помощи нас уже не было бы в живых.

Навена склонила голову.

- Я знаю, ты бежишь в Амарантайн и тебя преследуют порождения тьмы, - продолжила рассуждать долийка. - Как я уже сказала, я чувствую в ребенке силу. И не ощущаю родства между вами. Этот младенец не твой.

Лелиана смотрела на эльфийку широко распахнув глаза. Как она могла это знать? Навена не сводила с нее пристального взгляда.

- Да, это так, - признала Лелиана.

Через некоторое время девушка поймала себя на том, что рассказывает хранительнице долийского клана о рождении Алвлена, о том, как Зевран оставил ребенка у нее, о Воронах, о своем бегстве из Орлея, о дороге в Амарантайн.

Навена сидела рядом, медленно кивала, слушая ее рассказ. Когда Лелиана замолчала, эльфийка протянула руку, коснувшись ладонью ее щеки.

- Здесь ты в безопасности, дитя, - сказала она.

- Ведь вы владеете силой? - спросила Лелиана. - Сильнейшие маги Круга Ферелдена не смогли почувствовать и следа какой-либо силы в ауре Алвлена. А вы...

- Эта сила недоступна обычным людям. Но само рождение этого ребенка необычно. Я знаю истории о том, что у Серых Стражей рождались дети. Редко, но все же. Но в этих историях Стражем был только один из родителей. А здесь оба, и мать и отец. Кроме того мать - эльфийка. И еще дух Архидемона... Этот ребенок - чудо.

- Дух Архидемона означает, что он...

- Нет, дитя, - качнула головой Навена. - Это не значит, что он несет в себе тьму, это значит, что он несет в себе силу. Когда он научится пользоваться ею, он будет величайшим магом, как среди людей, так и среди эльфов.

- Почему же порождения тьмы преследую нас?

- Они чувствуют его силу. В этой силе есть след, оставленный духом Архидемона. Я тоже ощущаю его. Он притягивает их.

- Надеюсь, что мы больше не встретим их до Амарантайна.

- Все буде хорошо, дитя, - шепнула Навена, погладив девушку по рыжим волосам. - Отдыхай и не волнуйся ни о чем.

Лелиана кивнула и, прижав к груди ребенка, скрылась под пологом аравеля. Она не видела улыбки, возникшей на лице хранительницы Навены, не слышала ее шепота.

- Наконец-то мы отыскали его.

Глава 26 "Рассвет"

Кровь заливала глаза, мешая видеть. Милен провела ладонью по лбу, вытирая ее, но она набежала вновь. Эльфийка перешагнула отрубленное щупальце Матери. Земля вокруг была скользкой от пропитавшей ее крови и слизи. Милен подобрала валяющийся на земле меч. Изогнутый клинок был по эфес залит черной кровью. Эльфийка вытерла его об одежду одного из трупов порождений тьмы и вложила в ножны за спиной, окидывая взглядом место недавнего побоища.

Андерс лежал на спине, раскинув руки. Его лицо было в крови, кровью пропиталась мантия на левом боку. Рядом с ним на коленях стояла Веланна, нараспев читающая заклинание. Прекрасное лицо эльфийки уродовала ссадина, на плече - длинный порез от вражеского клинка.

Милен опустилась на колено, нащупывая пульс на шее Андерса. Под пальцами ощущались сильные толчки.

- Он будет жить, - прошептала Веленна. - Все будет хорошо, - целительница подняла на Милен взгляд. - Командор, - она протянула руку, собираясь коснуться ее раны, но Милен отстранилась.

- Оставь, - девушка поднялась на ноги, сглотнув подкативший к горлу кислый комок. - Позаботься о себе и об Огрене.

- Я сам о себе позабочусь, - отозвался Огрен.

Милен посмотрела в его сторону.

Гном тяжело опирался на секиру, пытаясь отдышаться. Заметив взгляд эльфийки, он усмехнулся, слегка трясущимися руками достал из-за пазухи фляжку и сделал пару глотков.

Андерс застонал и открыл глаза.

- Что случилось? - спросил он, когда Веланна протянула ему руку, помогая подняться.

- Мы победили, - ответила Милен.

- Командор, - Огрен, прихрамывая, подошел к ней, протягивая фляжку. - Не желаете отпраздновать нашу победу?

Милен улыбнулась, взяла предложенную фляжку, сделала глоток. Спиртное обожгло горло, скатилось в желудок, как жидкий огонь. Милен встряхнула волосами, но потом сделала еще один глоток, ощущая, как по телу разливается приятное тепло. Она передала фляжку Андерсу, который отхлебнув немного, протянул ее Веланне.

Они победили. Армия Матери была разбита и обезглавлена. Сама мать была мертва, ее труп бесформенной грудой лежал на полу пещеры. Уцелевшие порождения тьмы бежали на Глубинные Тропы. Милен знала, что придет время, когда их скверна поразит нового Древнего бога, спящего где-то в подземельях, превратив его в Архидемона, начиная новый Мор. И когда это случится, миру вновь будет грозить опасность. Но это будет еще не скоро. А пока они могли радоваться тому, что смогли победить. Тому, что остались живы...

Они выбрались из пещеры, поддерживая друг друга, и с наслаждением вдохнули свежий утренний воздух.

Над землей занимался рассвет.

******

На площади крепости собралась толпа. Вернувшихся бойцов и Командора встречали как героев. Им под ноги бросали цветы. Слышались крики, приветствия, смех.

Взгляд Милен был устремлен вперед. Он прорезал толпу, заставляя людей расступаться перед ней, так, как будто она расталкивала их плечами. Ей что-то кричали. Она улыбалась и кивала в ответ, но взгляд ее был устремлен вперед, туда, где на ступенях замка, стоял, ожидая ее, светловолосый эльф с татуировкой на левой щеке.

Наконец, она оказалась рядом с ним. Зевран заключил ее в объятия, она прижималась к нему, он стискивал ее так, что она тихонько охала, закрывая глаза. Он целовал ее лицо, ее губы, забывая, что на них сморят люди, что взгляды собравшейся толпы устремлены на Командора Серых Стражей, утонувшую в объятиях Антиванского Ворона.

Зевран, оторвавшись от губ эльфийки, взял в ладони ее лицо.

- Милен, - выдохнул он. - Я боялся за тебя. Один Создатель знает, как же я за тебя боялся.

Милен нежно провела пальчиками по его татуированной щеке.

- Я знаю, - шепнула она. - Теперь все закончилось. Теперь ничто не сможет нас разлучить.

Дальше было собрание лордов в главном зале замка, торжественные речи во славу погибших и поздравления победителей. Потом был торжественный обед, с середины которого Командор Серых Стражей и сопровождавший ее Антиванский Ворон исчезли, удалившись в покои Милен.

Шторы были задернуты, стражникам у дверей отдан приказ не беспокоить госпожу ни по какому поводу, разве что объявится сам Архидемон или небо упадет на землю.

Поцелуи, объятия, одежды сброшены на пол. И вот уже светлейшая эрлесса Амарантайна леди Милен в одних чулках оказалась на кровати среди шелковых подушек, прижатая к постели разгоряченным телом Зеврана.

Полу-взгляд. Полу-вздох. Вскрик! Сплетение тел. Страсть - пожаром в крови. Сердце - пульсом в висках. Милен кожей чувствовала горячий шепот эльфа. Его поцелуи на жарких губах.

Забыт был Мор, забыты порождения тьмы. Ни что сейчас не имело значения. Только он и она. Только их любовь друг к другу.

*****

За окнами непроглядная тьма. В распахнутые ставни ворвался ветер. Милен вздрогнула и распахнула глаза. Она привыкла просыпаться от малейшего шороха. В бесконечных походах и сражениях от этого зависела жизнь. Но сейчас все было хорошо. Она была в своих покоях, рядом спал Зевран, одна его рука обнимала ее за талию, словно защищая. Милен коснулась его лица, осторожно погладив бровь. Дыхание эльфа было спокойным и размеренным. Милен улыбнулась, провела пальчиками по его щеке, отводя упавшие на лицо волосы, затем скользнула по шее, груди, касаясь шрамов. Увлекшись, она не заметила, как глаза эльфа открылись.

- Трудно спать, когда ты так делаешь, - выдохнул Зевран.

Милен вздрогнула и встретилась с ним взглядом.

- А ты попробуй, - эльфийка придвинулась ближе, поцеловала уголок его губ, проложила губами дорожку к мочке уха, замерла на мгновение, потом чуть прикусила ее.

Она почувствовала, как эльф вздрогнул, а потом внезапно оказалась на спине, прижатая к постели его сильными руками. Он поймал ее взгляд, а затем впился в ее губы поцелуем. Он целовал ее неистово, проникая в рот языком, одна его рука опиралась о постель рядом с плечом Милен, а вторая ласкала ее грудь, заставляя эльфийку выгибаться Ворону навстречу. Милен застонала, обняла руками его мускулистые плечи. Зевран оторвался от ее губ, переключившись на шею, спускаясь все ниже, пока его губы не прижались к ее соску.

- Зевран, - промурлыкала эльфийка.

Послышался неуверенный стук в дверь, на который ни один из них не обратил внимания. Стук повторился, на этот раз гораздо настойчивее, заставив эльфов оторваться друг от друга, и замереть, тяжело дыша.

- Кого еще принесла нечистая сила? - раздраженно проговорила Милен.

Голос стражника за дверью ответил на ее вопрос, возвестив:

- Его Величество король Алистер у ворот!

- Алистер умеет выбирать время для визитов, - Зевран усмехнулся углом рта. - Что ж, Ваша Светлость, придется встретить гостя, - он легко коснулся поцелуем губ эльфийки и поднялся с постели, принявшись разыскивать на полу предметы своей одежды.

- Незваный гость хуже гарлока, - пробормотала эльфийка.

Милен встала и скрылась за ширмой, из-за которой послышался звон металлических частей доспехов и шуршание ткани одежды. Из-за ширмы эльфийка вышла облаченная в броню Серого Стража, покрытую темно-красным сюрко с вышитым на нем грифоном, в руках она держала крылатый шлем Командора. Она посмотрела на одетого в кожаный доспех Зеврана и кивнула ему.

- Пойдем, не пристало заставлять Его Величество ждать.

*****

Она встретила Алистера в главном зале замка, склонившись в грациозном поклоне.

- Я приветствую вас, Ваше Величество, на пожалованной мне земле, - торжественно произнесла Милен. - Осмелюсь ли я предложить вам угощение, сир?

- Для ужина поздновато, Милен, - Алистер чуть улыбнулся, пытаясь понять ее настроение, и покосившись на Зеврана, следовавшего за эльфийкой, как безмолвная тень.

- Мы в любое время готовы принимать нашего короля, сир, - Милен улыбалась, но глаза ее оставались холодными.

Она была собрана, сдержана, как и подобает воину Его Величества. Алистер же смотрел на нее и видел в ней не Командора Серых Стражей, а женщину, замечая детали, которые не хотел, не должен был замечать. Румянец на ее щеках, чуть припухшие губы, блестящие глаза, волосы, рассыпавшиеся по плечам в очаровательном беспорядке. И красноватый отпечаток страстного поцелуя на шее, который она или забыла или не сочла нужным скрывать. Алистер ощутил, как внутри заныло при виде этого следа бурного выражения чувств, и коротко посмотрел на Ворона, стоявшего за спиной Милен, встретившись с ледяным взглядом его золотых глаз.

- Я хотел бы обсудить с вами, леди Милен, детали состоявшегося сражения и ситуацию, сложившуюся в Ферелдене в настоящее время, - Алистер перешел на официальный тон.

- Я прошу вас пройти в мой кабинет, сир, - поклонилась Милен. - Там нам будет гораздо удобнее обсуждать деловые вопросы. - Она обернулась к эльфу и улыбнулась ему. - Meleth nin, прошу, прикажи позаботиться о свите Его Величества.

- Конечно, mail, - отозвался Зевран. - С вашего позволения, сир, - эльф коротко поклонился и зашагал прочь.

"Meleth nin", - подумал Алистер, следуя за Милен по коридорам замка. Он уже достаточно общался с эльфами, чтобы понимать такие простые фразы. Meleth nin. Любовь моя. Да, он видел под маской Командора Серых Стражей прекрасную, чувственную женщину. Но эта женщина теперь принадлежала другому.

Когда дверь кабинета закрылась за ними, Милен предложила королю место за столом, но он качнул головой, принявшись расхаживать от стены к стене. Эльфийка ждала, скрестив на груди руки.

- Так значит, с порождениями тьмы покончено? - спросил Алистер, остановившись и встретившись с ней взглядом.

- Да, сир, - с готовностью отрапортовала Милен. - Моему отряду удалось уничтожить Мать - разумную матку, создававшую собственную армию для набегов. Таким образом, армия порождений тьмы была обезглавлена, их атаку удалось отбить. Те, что ушли от наших мечей здесь, под стенами Башни Бдения, и там, у логова Матери, сбежали на Глубинные Тропы. Я не давала приказа преследовать их, - эльфийка перевела дыхание и посмотрела на короля в ожидании.

- Некто Архитектор, - Алистер посмотрел ей в глаза. - Что удалось узнать о нем?

- Он мертв, сир, - ответила Милен. - Он создавал армию порождений тьмы, наделяя их разумом и волей. Архитектор предлагал мне сделку, предлагая помощь в борьбе с Матерью и прекращение Моров взамен на мое согласие позволить ему и дальше заниматься его делом.

- И?

- Я отказала ему. Тогда я считала это единственным приемлемым решением. И сейчас своего мнения менять не собираюсь.

Алистер кивнул и продолжил расхаживать из стороны в сторону. Внезапно он остановился возле эльфийки и впился взглядом в ее лицо.

- Я желаю знать, Командор, причину принятия вами решения об уничтожении Амарантайна. Сожжению был подвергнут целый город. Надеюсь, что ваши доводы в ваше оправдание достаточно веские.

- Нам было не удержать Амарантайн, - тихо сказала Милен. - Я могла без толку положить армию под его стенами, а в это время порождения тьмы заняли бы Башню Бдения. Я не хотела выбирать между спасением города и обороной Башни. Но Башню мы могли отстоять. А город нет.

Алистер медленно кивнул, соглашаясь с ее словами. Его взгляд потеплел превращая его из короля Ферелдена в того Алистера, с которым они сражались бок обок.

- Именно это я и сказал на последнем собрании, - вздохнул он. - Но знать решила иначе. Их не было под стенами Амарантайна, когда тебе пришлось его уничтожить, чтобы он не достался врагу. Их не было в Башне Бдения, когда ты отбила атаку тварей. Но они считают себя вправе судить о твоем решении, - Алистер взглянул в зеленые глаза эльфийки. - Они считают это актом мести эльфийки, выросшей в эльфинаже Денерима, свободному народу людей.

- Что?! - Милен не поверила своим ушам. - Это...

- Да, Милен, - Алистер взял в ладонь ее вмиг похолодевшие пальцы. - Они не вспомнили твоих заслуг. Они вспомнили только твое происхождение. В настоящее время устроить над тобой самосуд им мешает только твое звание Командора и титул эрлессы.

Милен попятилась, наткнулась на стул, рухнула на него, сжимая голову руками.

- Это еще не все, - тихо сказал Алистер. - В Денериме было совершено покушение на жизнь королевы. Анора мертва.

Милен подняла на короля глаза.

- Ты меня в этом хочешь обвинить?

- Нет, Милен. Стражники нашли оружие - антиванский лук. Выстрел был весьма искусным. Подозрение пало на Антиванских Воронов.

- Убийцу нашли?

- Мои солдаты прочесали весь Денерим, побывали во всех злачных местах, во всех дырах. На центральной площади было вздернуто шесть человек и два эльфа. Но я уверен, что убийцы среди них не было.

- Почему? - спросила Милен, уже зная, что он ей ответит.

- Потому что я знаю, кто он, - Алистер прямо посмотрел эльфийке в глаза. - Мы оба знаем.

Дверь кабинета распахнулась, и внутрь шагнул Зевран. На его губах застыла кривоватая усмешка.

- И что же ты будешь делать с этим знанием, Алистер? - спросил эльф.

- Ты что подслушивал под дверью?

- Вороны летают, - холодно улыбнулся Зевран. - И у них отличный слух. Я решил, что имею право присутствовать при разговоре, непосредственно касающемся меня.

- Зевран, - Милен поднялась со стула, но убийца покачал головой.

- Оставь, Милен. Я сам привык решать свои проблемы. Я повторяю вопрос, Алистер: что ты собираешься делать?

- Я хочу знать, почему?

- То, что твоя жена была порядочной мерзавкой, тебя не устроит в качестве ответа?

- Ты забываешься, эльф! - король шагнул к нему, бешено сверкнув глазами.

Зевран отступил на пару шагов.

- Анора хотела убить Милен, - процедил он. - Стрелок на приеме - ее рук дело. Она заплатила Воронам, чтобы те добрались до так ненавидимой ею эльфийки и ее ребенка. Ты не сверкай глазами, Алистер, это так. Эльф, которому она передала золото, хорошо запомнил ее и гербовое кольцо на ее пальце.

Слова эльфа обрушились на Алистера, как ушат холодной воды.

- Почему об этом не сказали мне? Почему ты решил устроить самосуд?

- Антиванские Вороны приветствуют вас, - поклонился Зевран. - Я сам решаю свои проблемы. И я сам могу позаботиться о безопасности своей женщины и своего ребенка.

Милен вздрогнула и бросила на него взгляд, в котором было поровну удивления и благодарности.

Рев боевой трубы заставил дернуться всех троих. Милен подошла к окну, чтобы выглянуть наружу, но тут в дверь кабинета настойчиво постучали.

- Леди Милен, - послышался голос стражника.

- Войди и докладывай.

Дверь распахнулась, стражник поклонился и, вытянувшись, отрапортовал:

- У ворот эльфы. Это долийский клан, они требуют пропустить их в крепость.

- Откройте ворота, - приказала Милен. - Я выйду и узнаю, кто они и с какой целью здесь. Зевран, найди Веланну, может понадобиться ее помощь.

Эльф кивнул и быстро пошел по коридору.

- Что происходит, Милен? - спросил Алистер.

- Это я и хочу выяснить.

*****

На площади стояли несколько аравелей. Воины крепости окружили их. Галлы испуганно косились на вооруженных людей. Милен, вышла вперед, взмахом руки отсылая солдат, которые отошли от аравелей и заняли свои посты. Попятам за эльфийкой следовали Зевран и Веланна.

- Ты Командор Серых Стражей?

К Милен широким шагом направлялся облаченный в кожаный доспех долиец с прямыми черными волосами и сложным рисунком татуировки на лице.

- Да, это так, - ответила Милен. - А кто вы такие и какова цель вашего появления здесь?

- Я Арквенон, предводитель этого клана. И со мной прибыли те, кто может быть дорог тебе.

Из-за спины эльфа выступила Лелиана, держащая на руках завернутого в покрывала ребенка.

- Создатель! - выдохнула Милен. - Лелиана! Алвлен!

Глава 27 "Узреть будущее"

Эльфам позволили остаться вблизи Башни Бдения так долго, как они пожелают. Король Алистер пообещал передать лес Вендинг, ныне пустующий, во владение клана.

При виде сына радость Милен была безмерна, а после рассказа Лелианы о нападении порождений тьмы, о Воронах, из-за которых они с Алвленом покинули Орлей, таким же стало и ее беспокойство за ребенка. Хотелось убежать, спрятаться так, чтобы их никогда никто не нашел. Милен пугал дар, открывшийся у Алвлена. Дар, означавший, что мальчика нужно передать в Круг, в противном случае его может постигнуть участь Коннора. Когда Милен спросила о природе силы своего ребенка у Веланны, та ничего не смогла ей ответить. Одно было понятно: из-за этой силы порождения тьмы не отступятся. Выход нашелся внезапно, когда к Милен пришла пожилая долийка.

Милен вскинула голову, когда дверь кабинета открылась. В башне все спали. Зевран оставил эльфийку наедине с ее мыслями, удалившись в покои. На самом деле, Милен была уверена, что в замке спят даже стражники у дверей ее кабинета. Наверное, именно поэтому о приходе долийки ей не сообщили.

Одежда женщины и сложный узор на лице сказали Милен, что она обладает в клане властью. Милен встала, отложив документ, который до того читала совершенно бездумно.

- Доброй ночи, - вежливо сказала она, жестом предлагая гостье сесть. - Я могу вам помочь чем-нибудь?

Долийка покачала головой, пристально рассматривая Милен. Под ее взглядом девушка почувствовала себя неуютно. Наконец, женщина села, положив руки на колени.

- На самом деле, это я хочу помочь тебе, дитя, - сказала она.

- Кто вы?

- Я Навена, хранительница клана, который ты так гостеприимно приняла в своих владениях, Героиня Ферелдена.

- Мы с вами одной крови, - пожала плечами Милен. - Когда-то долийцы помогли мне, они сражались вместе со мной против армии Архидемона. Я всегда рада принимать в своем доме друзей.

Навена медленно кивнула.

- Я знаю, что у тебя есть сын, Милен. И мне известно, что твой сын обладает силой.

- Откуда?

- Веланна, у которой ты просила совета, спросила его у меня.

Милен вздрогнула.

- Не пугайся, Героиня Ферелдена, - улыбнулась Навена. - Твоя подруга не собиралась предавать твое доверие. Она почувствовала мою силу и обратилась к моей мудрости, чтобы помочь тебе.

- Чем же ты можешь помочь мне, хранительница?

- Тебе известна судьба магов в Ферелдене. Круг или смерть. И человеческим умам не понять силы, которой обладает твой сын, Милен. Его сочтут одержимым. Его могут убить.

Милен не раз задумывалась об этом. С тех самых пор, как об одержимости заговорила Морриган в Денериме.

- Я знаю мага, который мог бы взяться за обучение твоего сына, и спрятал бы его на время от Круга, - продолжила Навена.

Милен внимательно посмотрела на нее.

- Отступник?

- Так ли это важно, Милен? Бок обок с тобой сражались маги, преследуемые церковью. Ты доверяла им?

Милен медленно кивнула. Андерс был отличным бойцом и хорошим другом, да и Морриган, не смотря на все ее недостатки, не предала Милен.

- Где же искать этого мага? - спросила эльфийка.

- Я проведу тебя к нему, - улыбнулась Навена.

*****

Копыта лошадей мерно стучали по утоптанной земле, скрипели колеса повозки. Сидящий на облучке Зевран покосился на женщин, устроившихся на шкурах. Навена полулежала, прикрыв глаза и, кажется, спала. Милен, качала на руках ребенка и что-то тихо напевала, погруженная в свои мысли. Эльф много был готов отдать, чтобы понять, что сейчас творилось в душе у Милен, но не решался нарушить молчание.

Дорога оборвалась среди камней. Дальше было не проехать, только вилась среди гор узкая тропа.

Навена открыла глаза.

- Идемте, - сказала она, выбираясь из повозки. - Уже осталось недолго.

Зевран распряг лошадей, оставив их пастись возле повозки, и они двинулись пешком.

Тропа вывела путников к пещере, в которой, по-видимому, и скрывался загадочный маг.

В пещере было темно и сыро, где-то под потолком пищали летучие мыши.

- Сюда, - Навена указала рукой туда, где брезжил тусклый неясный свет.

- Что это? - спросила Милен.

- Не бойтесь, здесь никто не причинит вам вреда, - ответила долийка, направившись вглубь пещеры.

На просторной площадке среди камней возвышалась высокая каменная арка, внутри которой тускло светился клочковатый туман. Около арки, опираясь на украшенный перьями посох, стояла женщина. Милен вздрогнула, поняв, кто она. Женщина обернулась, посмотрев на эльфов своими желтыми волчьими глазами.

- Тебя я заждалась, Героиня Ферелдена.

*****

- Я считал, что высшей властью у долийцев обладают хранители, - сказал Алистер.

Он остался в Амарантайне на некоторое время и теперь обсуждал с эльфами условия союза. Он был весьма удивлен, когда вместо хранительницы переговоры с ним стал проводить Арквенон.

- Мы многое переняли у людей, хоть мало кто из нас желает в этом признаться, - ответил Арквенон. - Хранители сберегают знания, следят за соблюдением обычаев предков. Хранители - наша мудрость. А я кто-то вроде боевого вождя. Кому как не вождю договариваться с вождем?

Алистер кивнул, принимая такой ответ. Мужчины шли мимо эльфийских аравелей. Алистер уже не в первый раз видел долийский лагерь и был удивлен тому, что лагерь этого клана был похож на военный лагерь людей. Похоже Арквенон был прав, и эльфы действительно многое переняли от человека.

Внимание Алистера привлекло что-то блеснувшее на земле около одного из аравелей. Он присел, подняв с земли амулет, принявшись заинтересованно рассматривать его. Вещица была странно знакомой. Алистер никак не мог вспомнить, где уже видел ее. А потом на него вдруг словно выплеснули ушат холодной воды.

Дебри и болота диких земель Коркари. Отряды порождений тьмы и засада в Башне Ишала. Хижина среди топей. Седовласая женщина со странным, словно безумным взглядом.

- Вы никому ничего не должны. И уж тем более не должны верить.

Амулет на ее шее...

Этого не могло быть. Она погибла там, на болотах! Она пала от меча Милен! Алистер обернулся к Арквенону.

- Этот амулет, Арквенон, - задыхаясь, проговорил король. - Кому он принадлежит?

Эльф посмотрел на человека удивленно, но ответил:

- Он, как и этот аравель, принадлежит нашей хранительнице Навене.

- Как давно она среди вас? Она ведь не родилась в вашем клане?

Эльф мотнул головой.

- Нет. Она пришла из чужих земель, но была принята нами, - Арквенон не понимал причины волнения короля людей. - Навена обладает огромной силой и использовала ее для защиты клана. Прошло совсем немного времени, прежде чем ей стали доверять все.

- Да, с ее силой трудно поспорить, - пробормотал Алистер. - Где она сейчас? Я хотел бы поговорить с ней.

Арквенон обернулся, жестом подозвал находившуюся неподалеку эльфийку.

- Скажи, Шайри, где сейчас хранительница Навена? Его Величество желает видеть ее.

Девушка поклонилась королю.

- Навена долгое время беседовала с Веланной, а теперь отбыла из лагеря. Куда, мне не известно.

Алистер напряженно кивнул. Он видел Веланну среди эльфов. Она часто бывала здесь в последнее время, наслаждаясь обществом своих сородичей. Кивнув Арквенону, Алистер направился к костру, около которого сидели эльфы.

Когда долийцы увидели короля, разговоры около костра смолкли. Эльфы встали, чтобы поприветствовать его, но Алистер жестом остановил их. Он встретился глазами с Веланной, кивнув в сторону леса. Эльфийка поднялась со своего места и последовала за ним. Арквенон остался среди своих соплеменников.

- Куда отправилась Навена, - спросил Алистер, когда они отошли от костра на достаточное расстояние.

- Она вызвалась сопровождать Милен к горам.

- Зачем? - Алистер похолодел, осознав, что за змея сейчас находится рядом с зеленоглазой эльфийкой.

- Это дело Милен, - покачала головой Веланна. - Я не могу говорить об этом.

- Ты не понимаешь, эльф, - повысил голос Алистер. - Навена не та за кого себя выдает. Она не хочет ни в чем помогать Милен, я уверен. Она желает ей только смерти.

- Почему вы говорите это? - Возмутилась Веланна. - Навена мудрая хранительница, обладающая силой.

- Я знаю, какой силой она обладает! - король схватил эльфийку за плечи. - Такая сила тебе и не снилась. И она не хранительница. Она даже не эльф!

- Что? Это безумие! Кто же она, по-вашему?

- Ты слышала о Флемет? - спросил Алистер.

- Флемет? Та самая Флемет? Жена банна Конобара, убившая собственного мужа, похищавшая детей, убивавшая мужчин на болотах Коркари? Она должна быть очень старой и очень могущественной.

- Я знаю, - кивнул Алистер. - Скажи, куда она сопровождает Милен? Быть может, еще не слишком поздно нагнать их.

- Я поеду с вами. Это я привела Навену к Милен.

*****

Копыта коней гремели по вытоптанной земле. Алистер не взял с собой свиту, отговорившись от доводов своего сенешаля делами Серых Стражей. В конце концов, он все еще являлся одним из них.

Дорога закончилась. Впереди вилась между скал узкая тропа. Алистер осадил взмыленного коня около брошенной на дороге повозки. Рядом паслись две лошади. Веланна спрыгнула со своего скакуна, посмотрела на уходящую вверх тропу и поспешила за королем, который быстрым шагом направился по ней в горы.

Тропа вывела их к пещере. Алистер обнажил меч и осторожно шагнул в темноту. Эльфийка следовала за ним. Впереди брезжил тусклый свет. Алистер сжал зубы и, стараясь ступать как можно тише, двинулся туда.

*****

- Морриган? - Милен отступила на шаг назад, расширившимися глазами уставившись на колдунью.

Зевран наоборот шагнул вперед, загородив собой эльфийку, держащую на руках ребенка, и обнажил клинок.

- Ты не сверкай глазами, Антиванский Ворон, - пропела Морриган. - Я говорить желаю не с тобою, а с Милен.

- Навена, это и есть тот маг, о котором ты говорила? - прошипел Зевран, не сводя с ведьмы взгляда и не опуская меча.

- Навена? - усмехнулась Морриган. - Как просто обмануть вас оказалось!

Милен обернулась к Навене, желая понять, что все это значит, и вскрикнула, не увидев перед собой долийки. Вместо эльфийской хранительницы в пещере стояла...

- Ты?! - эльфийка прижала к своей груди ребенка. - Этого не может быть! Ведь я ...

- Меня убила, - улыбнулась Флемет. - Я обманула вас. Вы поверили в мою смерть и оступились. Вернуться в хижину позже и проверить из вас никто не догадался.

- Чего ты хочешь?

- Ты не поверишь мне, - сказала Флемет, обойдя настороженных эльфов и встав рядом с Морриган. - Мы с дочерью хотим спасти твоего сына.

- И это правда, Милен, - кивнула Морриган. - Грозит опасность твоему ребенку, и только я с матерью моей могу его от той опасности спасти.

- Я не верю тебе, - замотала головой Милен.

- У меня тоже нет причин тебе доверять, - тихо и твердо сказал Зевран.

- С тобой оставшись, он неминуемо погибнет, - продолжила Морриган. - Не сможете его вы оградить. Отдай ребенка мне.

- Не смей! - послышался вдруг окрик.

Взгляды обратились к приближающемуся к каменной арке Алистеру, по пятам за которым следовала Веланна.

- Не смей! - повторил король. - Ты не заберешь его.

- Ты клятву дал мне, Алистер! - повысила голос Морриган.

- Плевать! Ты не заберешь у Милен ребенка. Он ведь не одержимый, как ты говорила? Ты лгала!

- Послушай, Милен, - колдунья, игнорируя вооруженных мужчин, обратилась к эльфийке. - Подумай и потом скажи мне, что ты не веришь в это. Те твари, что за тобою по Глубинным Тропам шли, те твари, что нашли ребенка твоего в Орлее...

- Откуда ты знаешь? - задохнулась Милен.

- Я многое знаю, - улыбнулась Морриган. - Скажи мне, Милен, твари те, зачем они преследовали вас? Что они искали и кого?

Милен сглотнула.

- Ты знаешь это, - кивнула ведьма. - Они ищут его. Он нужен им. Он обладает силой, которая их тянет за собой. И ты не сможешь эту силу спрятать.

- Силой? - переспросил Алистер. - На... Твой сын маг?

Эльфийка не взглянула на него, она продолжала смотреть на Морриган.

- Подумай, Милен, что ждет твоего ребенка, - тихо сказала стоявшая до того молча Флемет. - За ним всю жизнь будут охотиться порождения тьмы. Когда об этом узнают люди, они захотят убить его. Те Вороны, что приходили к Лелиане, не были последними. За ними придут другие. В конце концов, кому-нибудь удастся достичь этой цели.

- Милен, - Зевран положил ладонь на плечо эльфийки. - Мы уедем, мы покинем Амарантайн, и уедем так далеко, что нас никто не сможет найти.

- Послушайте, - Алистер подошел ближе к эльфам. - Я смогу спрятать Алвлена. Я смогу обеспечить ему безопасность.

Зевран зло глянул на короля, но промолчал. Сейчас пререкаться не имело смысла. К тому же, если Алистер и в самом деле сможет помочь...

- Вы защищать его собрались от беды, которой ни один из вас не понимает! - воскликнула Морриган. - Как справиться намерены вы с нею?! Мама, пусть они увидят!

Флемет протянула ладонь в сторону Милен.

- Ты подойди, дитя, возьми меня за руку. Ты увидишь то, что видела я.

Милен передала сына Веланне и медленно подошла к ведьме, осторожно взяла ее за руку.

Боль обрушилась на нее внезапно. Голова готова была разорваться. Вместе с болью пришло видение.

Кровь, заливающая траву. Крик боли. Распростертое на земле истерзанное тело темноволосого мальчика. Кровь, кости, сухожилия. Кровь. Крик.

Милен вскрикнула, отшатнулась от Флемет, оседая на землю. Зевран тут же оказался рядом с ней, подхватил, поставил на ноги, прижал к себе.

- Что ты видела?

Милен замотала головой.

- Нет. Нет!

Зевран поднял на ведьму полные злобы глаза.

- Она видела будущее, эльф, - ответила Флемет. - Она видела страшное будущее, которого еще можно избежать.

- Как? - выдохнула Милен.

- Отдай ребенка мне, - сказала Морриган. - Ты видишь это? - она указала рукой на клубящийся туман. - То в мир иной врата. Там в безопасности твой сын будет. Ему предначертана великая судьба. И мы с матерью моей ему в его свершениях поможем.

Милен вздрогнула, отстранилась от Зеврана.

- Милен? - окликнул ее эльф. - Милен, не слушай их. Мы сможем защитить Алвлена. Я смогу...

Эльфийка помотала головой. Перед ее взором еще стоял образ растерзанного тела темноволосого мальчика. Мальчика, которому было не больше пяти лет.

- Не сможешь, - прошептала Милен. - Никто из нас не сможет. Ни ты, ни я, ни Алистер.

Милен подошла к Веланне, встретившись с ней взглядом, взяла у нее сына, прижала его груди, прикрыв глаза.

- Милен...

Эльфийка не слышала. Поцеловав малыша в лоб, она передала его Морриган.

- Ты еще услышишь о его деяниях, - сказала ведьма, принимая из рук Милен ребенка.

Милен не ответила ей, она молча смотрела, как Флемет и Морриган, держащая на руках младенца, скрываются за туманной пеленой портала. Туман развеялся, оставив только каменную арку посреди темной сырой пещеры. Милен упала около нее на колени и, закрыв ладонями лицо, заплакала навзрыд.

Эпилог

Стук в дверь отвлек Алистера от чтения документов, которых в последнее время накопилось нескончаемое множество. В кабинет заглянул слуга.

- Ваше Величество, к вам с визитом Ее Светлость эрлесса Амарантайна леди Милен.

- Я приму ее в... здесь, - сказал Алистер.

Слуга удалился. Алистер поднялся с кресла, прошелся по кабинету, подошел к окну, оперся руками о подоконник. Прошло уже три месяца с тех пор, как Милен отдала их... нет, своего ребенка Морриган. С тех пор он немало слышал об эльфийке. Она хорошо управляла вверенной крепостью, увеличивала число Серых Стражей. Она организовала поход в горы на поиски тайных ходов на Глубинные Тропы. В этой вылазке было истреблено немало порождений тьмы, а среди людей Милен не было даже тяжело раненых. Говорили, что эрлесса всю себя посвятила Ордену и войне. И вот теперь она здесь. Алистер в волнении оглянулся на дверь, которая тут же отворилась, пропуская в кабинет облаченную в броню эльфийку.

- Приветствую вас, Ваше Величество, - поклонилась Милен. - Благодарю, что уделили мне время.

- Милен, - Алистер кашлянул, подошел ближе к ней, протянул руку, но, смутившись, передумал и провел ладонью по своим волосам. - Милен, забудь на время эти формальности. Мы ведь были друзьями.

Милен кивнула.

- Были.

- Как дела в твоих владениях? - спросил король, стараясь не обратить внимания на ее ответ в прошедшем времени.

Эльфийка пожала плечами.

- Все хорошо. В этом году будет хороший урожай, поэтому мы сможем не только заплатить все налоги, но и выручить достаточно денег, чтобы возвести несколько предложенных мне гномами дополнительных укреплений.

- Если налоги, - начал было Алистер, но Милен перебила его.

- Не нужно. Амарантайн справится. Я хотела говорить о другом.

- О чем же?

Милен, как незадолго до того Алистер, подошла к окну, вдохнув прохладный вечерний воздух.

- Я... я хочу, чтобы завтра ты утвердил кандидатуру наместника в Амарантайне и нового Командора Серых Стражей в Ферелдене.

- Что? - Алистер не поверил своим ушам.

Милен обернулась и посмотрела в его глаза.

- Натаниэль Хоу прекрасно справится с управлением, можешь быть уверен. Он будет рад вернуться в свой родовой замок пусть и таким образом. Он отличный боец. Можешь быть уверен, он сделает все...

- Милен! - воскликнул Алистер. - О чем ты толкуешь?

- Я хочу уехать, Алистер, - тихо сказала эльфийка, отводя глаза.

- Куда?

- Я не знаю, - она пожала плечами. - На запад, вслед за солнцем. А может быть на север в Андерфелс. Я давно хотела увидеть Вейсхаупт.

- Ты... ты... - он не смог договорить.

- Я не знаю, Алистер, - Милен подняла на него глаза. - Быть может, мы еще встретимся. Может быть, я вернусь.

Алистер сглотнул. Он понимал, что все уже решено. Даже если он не согласится с ее условиями, она уедет все равно.

- Хорошо, - ответил он. - Только ты, пожалуйста, все-таки возвращайся.

*****

Стреноженные кони паслись на лугу около маленького безымянного озера. На расстеленной попоне плечо к плечу сидели два эльфа - мужчина и женщина - и смотрели на золотистую дорожку, которую рисовало на воде заходящее солнце. Закатные лучи запутались в медовых волосах эльфийки, заставляя их гореть и отливать золотом. Эльф повернулся к ней, притянул ее ближе к себе, коснулся ее губ поцелуем. Эльфийка провела пальчиками по его щеке, по двум темным полосам татуировки.

- Знаешь, - прошептала она. - Маги Круга ошиблись, Зевран.

- О чем ты? - спросил эльф, заглядывая ей в глаза.

- Помнишь, Винн сказала мне и тебе, что если я потеряю Алвлена, то...

Зевран кивнул. Да он помнил это. Ребенок у Серого Стража - чудо. И это чудо свершилось. Но больше у Милен не могло быть детей. Так сказали маги. К чему этот разговор теперь?

- Она ошиблась, - снова шепнула Милен.

Зевран почувствовал, как сердце пропустило один удар, прежде чем застучало с бешеной силой.

- Милен?

- Я хочу тебе сказать... Зевран, я... Я беременна, - выдохнула эльфийка.

Зевран на мгновение замер, потом рывком поднялся на ноги, увлекая Милен за собой, подхватил ее на руки, не отводя взгляда от ее смеющихся зеленых глаз, впился в ее губы поцелуем. Милен закинула руки ему на шею, прижимаясь теснее, чувствуя, как стучит в его груди сердце. Когда воздуха стало не хватать, они оторвались друг от друга. Все еще прижимая эльфийку к себе, Зевран выдохнул в ее волосы:

- Я люблю тебя, Милен.

- Я тоже тебя люблю.

На небосводе зажглась первая звезда.

Конец


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Власова "Во тьме твоих желаний"(Любовное фэнтези) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) Г.Нипос "Надежда"(Антиутопия) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Квин "У тебя есть я"(Научная фантастика) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) А.Эванс "Мать наследника"(Любовное фэнтези) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Сердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНедостойная. Анна ШнайдерВ цепи его желаний. Алиса СубботняяЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф ИрПортальщик. Земля-матушка. Аскин-УрмановИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная Марина✨Мое бесполое создание . Ева Финова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"