Вениславский Федор Федорович: другие произведения.

Юриспруденция для роботов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.61*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Робота-судью невозможно подкупить, для него не играет роли человеческий фактор, жалость, сопереживание. Он знает лишь закон и действует в соответствии с ним. Система исключает возможность ошибки. Он не приспособлен ни для чего кроме юриспруденции. Но зато там ему нет равных. Профессия юриста близится к исчезновению. Последние люди-адвокаты бесповоротно проигрывают конкуренцию со стороны машин. Наиболее успешный из юристов, мистер Донован, у которого еще есть свои клиенты, понимает, что его жизни угрожает опасность. Он вступает в игру, чтобы узнать истину.

 []
  Юриспруденция для роботов
  
  - Заседание окончено, - естественный человеческий голос раздался из динамиков на шее робота-судьи, - объявляю недельный перерыв.
  Все присутствующие в зале встали. Робот-судья поднялся со своего места. В руках он держал стопку документов. Передвигался он практически естественно, но если быть внимательным, можно услышать тихое жужжание механизмов. Пройдя мимо всех присутствующих, он вышел из зала. За ним последовали двое полицейских.
  Мой клиент, Борис Джокович, бизнесмен с сербскими корнями, седовласый мужчина невысокого роста в дорогом костюме, перевел свой взгляд на меня. На его висках выступили капли пота, которые он вытер платком. Он нервничал. В моих глазах он искал поддержку.
  - Они не найдут доказательства за это время. Бумаги были подписаны, они знали, или, по крайней мере, должны были знать, на что соглашаются, - сказал я, выйдя из-за стола, пропуская клиента вперед.
  - Из ваших уст звучит убедительно, мистер Донован, но у меня плохое предчувствие, будто эта дьявольская машина сможет найти лазейку.
  - Можете не волноваться, роботы не способны мыслить нестандартно. Из них получается отличная база данных, но этого мало, чтобы быть хорошим юристом.
  - Поэтому я и пользуюсь вашими услугами, мистер Донован, а не робота-адвоката.
  Мы вышли из здания суда на улицу. Стоял солнечный осенний день, дул легкий ветерок, в одном пиджаке становилось немного прохладно.
  - До встречи, мистер Джокович, я позвоню вам на днях, как только разработаю план нашей стратегии на следующее заседание.
  - Я на вас полагаюсь, - поджав губы, проговорил он и сразу пошел к своему лимузину, припаркованному у дороги. Водитель открыл перед ним пассажирскую дверь. Мой клиент еще раз взглянул на меня перед тем, как машина тронулась, и кивнул.
  Я начал спускаться по ступенькам и увидел, что внизу меня ждет мой оппонент в судебном деле - представитель противоположной стороны.
  - Позвольте, я пожму вашу руку, мистер Донован, - голос робота-адвоката был наполнен интонациями и паузами. Складывалось впечатление, что разговариваешь с настоящим живым человеком, - вы сегодня были на высоте, но это не значит, что я отдам вам победу. Мой подзащитный прав по всем статьям закона.
  - Сегодня ты этого не доказал, - я не испытывал ни капли уважения к куску железа вперемешку с пластиком. Пускай он и обладал чем-то отдаленно напоминающим разум.
  - Но и наш процесс сегодня не закончился, мистер Донован. За эту неделю мы найдем доказательства, свидетеля и преподнесем это в правильном свете. Судьи Верховного Суда в прошлом году довольно четко дали толкование интересующей нас статьи, как следует ее понимать. И в следующий раз я докажу наличие в деле всех установленных ими в комментарии к закону критерии.
   Я засмеялся.
  - Зачем тебе их толкование, если ты все равно не понимаешь, что же они имеют в виду. Тебе же просто вбили в твою память эту информацию, запрограммировали, чтобы ты ее повторял, и наименовали юристом.
  - Мы с Вами более похожи, чем Вы желаете принять. Вы тоже запрограммировали себе понимание законов в мозг. Разница только - в мой больше информации вмещается. А Ваши эмоции, несдержанность не помешают вам в зале суда, я надеюсь.
  - Сомневаюсь в твоей способности надеяться, - я два раза хлопнул его по плечу и пошел к своему автомобилю.
  - До свидания, мистер Донован, - донеслось мне вслед.
  - До свидания, мистер робот, - ответил я, не обворачиваясь.
  
  Я был одним из лучших людей-адвокатов. Профессия юриста была семейным ремеслом, начиная от моего деда. Сейчас мне сорок пять лет, и я уже давно сделал себе успешную карьеру. Мне нравились судебные процессы, в которых моими оппонентами были люди. Со многими я поддерживал приятельские отношение вне зала суда, а на заседаниях мы схлестывались, ярые фанатики своего дела. Это была битва умов, битва мэтров, в которой стороны соревновались на равных.
  Но в последние четыре года количество юристов сократилось в десятки раз. Мы не выдерживали конкуренции со стороны машин. Настоящий ужас для юриста и выгода для любого обычного гражданина. Услуги роботов-адвокатов стоили сущие гроши, и лет через десять, я думаю, станут и вовсе бесплатными. Машины лоббировало государство, но корни проблемы были намного глубже. Власть корпорации "Justice-Tech". Миллиарды долларов с государственных заказов на роботов для системы правосудия.
  Если люди-судьи остались лишь в Верховном и Конституционном судах, то во всех остальных, как государственных, так и федеральных - правосудие вершили роботы.
  Это был долгий путь, в конечном успехе которого сомневались все. Мы считали, что невозможно создать искусственный разум, который бы вел себя с людьми в суде наподобие человеческого. Первые рабочие модели не выдерживали никакой критики. Я был в числе тех, кто тестировали роботов, создавая и моделируя такие юридические ситуации, с разрешением которых робот не справлялся, и система давала сбой. Программисты работали годами, пытаясь совершенствовать искусственный интеллект, но каждый раз нам, лучшим из лучших, удавалось делать перегрузки механическим мозгам, и роботы справедливо признавались негодными для целей, ради которых создавались. Мы чувствовали себя в безопасности, были уверены, что так будет продолжаться вечно, пока корпорация не признает невозможность реализации своей идеи, ведь чтобы доверить роботам вершить судьбы, нужно было создать их идеальными. Мы так считали, пока однажды новая модель робота-судьи раз за разом сдерживала интеллектуальный натиск, находя выход и решая все юридические конструкции, которые мы задавали ему, а затем, поставив нас в тупик своим вопросом. Мы не знали на него ответа. Машина же смоделировала его моментально. Тогда мы осознали, что время людей в судебной системе близится к концу. Эта была первая модель робота судьи, которая прошла тестирование. Затем на протяжении пяти лет она проходила множество тестов, потерпела множество модификаций, прежде чем корпорация "Justice-Tech" не создала робота, который сел в кресло судьи. Идеальное знание законов. Совершенная и осмысленная речь, основанная на идеальном уровне интеллекта, сделанного по подобию человеческого.
  Одновременно был создан робот-адвокат. Он предан своему клиенту, и запрограммирован любыми доступными законными путями попытаться вывести своего подзащитного из-под молота правосудия.
  Система правосудия становилась совершенной. Если человек действительно был виновен, он нес ответственность. Если доказательств вины было недостаточно - робот-адвокат вытаскивал человека со скамьи обвиняемых.
  Робота-судью было невозможно подкупить, для него не играли роли человеческий фактор, жалость, сопереживание. Он знал лишь закон и действовал в соответствии с ним. Система исключала возможность ошибки.
  Мы - люди, брали за свои услуги дорого по сравнению с машинами. Я не брался за дело, когда знал, что проиграю его. Ранее я мог правильно подать свою речь для судьи, обставить оппонента и повлиять на суд присяжных со стороны чувств. Сейчас этого не было. С компьютерным разумом следовало вести себя иначе. Значение имело только умение выжать максимум из законов, найти в них лазейки, когда, казалось бы, их не было и преподнести всё в таком свете, чтобы робот принял это.
  Сейчас моими услугами пользовались лишь мои постоянные клиенты и консерваторы - те, кто не мог принять технический прогресс в таком виде настолько быстро. Еще были те, кто не доверял машинам. За последние годы я очень устал. Чтобы соревноваться с роботами на равных, нужно было действовать на грани своих сил.
  
  Двери моей конторы открылись. Я не ожидал кого-либо, да и время было не то. Уже час как должна была висеть табличка "Закрыто", но я часто не вешал ее, так как люди не имели обычай заходить ко мне столь поздно. На пороге стоял высокий мужчина лет тридцати пяти. На голове у него была шляпа. Струйки воды стекали на пол со светло-коричневого плаща. За работой я и не заметил, что на улице идет дождь. Незнакомец вытер ноги о коврик, лежащий перед дверью и сделал несколько шагов вперед. Немного сутулился, у него был уставший вид.
  - Мистер Донован? - спросил он.
  Я кивнул и привстал, показывая рукой гостю проходить.
  - Добрый вечер, обычно я уже не работаю в такой час. Но заходите, присаживайтесь.
  - Я знаю, простите, я не мог раньше к вам попасть. Шел, боялся, что вы уже ушли.
  Мы обменялись рукопожатиями. У него была сильная рука.
  - Меня зовут Крис Терри, - он снял с себя плащ и повесил его на вешалку, стоящую возле стены. Я присел в кресло и жестом предложил сделать ему то же самое.
  - Я себе хотел заварить кофе, вы будете?
  - Нет, спасибо.
  На тумбочке стояла кофеварка. После нажатия кнопки открылась крышечка, из специальной ниши выехала стеклянная чашка. Раздался звук перемалывания кофейных зерен, и комнату заполнил ароматный запах. Автомат начал заполнять чашку темной жидкостью, и когда напиток был приготовлен, раздался щелчок, и машина выключилась.
  - У меня к вам важное дело, мистер Донован, - без лишних прелюдий начал он. Обычно так говорили многие, но тон его отличался от других, - но я боюсь, что нас может услышать кто-либо еще.
  - Мы здесь одни, мистер Терри, можете не беспокоиться.
  - А я в этом совсем не уверен. Вас могут прослушивать.
  - Нет никаких оснований так думать, вы можете спокойно говорить, всё это останется лишь между нами.
  - Мистер Донован, им не выгодно, что вы составляете конкуренцию роботам. Но не роботов стоит бояться, а людей, которые стоят за ними.
  Я нахмурился. Я не видел причин, ради которых стоило бы сейчас беспокоиться. И у меня созрел вопрос - в себе ли этот мужчина?
  - Я вижу, что вы не понимаете, о чем я, - словно читая мои мысли, сказал он, - прочтите это, и подумайте, - он достал из кармана запечатанный конверт и протянул его мне, - там указан мой номер.
  Он поднялся со стула, взял свой плащ, одел его.
  - Мистер Терри, я не уверен, что смогу помочь вам, если это что-то незаконное.
  - Прошу вас, позвоните мне, когда решите, что мое дело заслуживает вашего внимания, - он протянул мне руку, и я пожал ее. Перед самой дверью он обернулся и сказал, - не подумайте, что у меня проблемы с головой.
  Дверь закрылась. Я выпил свой кофе и поставил чашку на стол. Взяв конверт в руки, я распечатал его. Внутри был исписанный печатным почерком лист бумаги.
  "Крис Терри - выдуманное имя, но я не мог сказать вам свое настоящее, так как это может поставить нас под удар, если вас действительно подслушивают.
  Я сотрудник "Justice-Tech", и я отдал пятнадцать лет своей жизни этой корпорации. Я принимал участие в разработке роботов для правосудия, начиная с первых моделей, до сегодняшнего времени. Я программист и инженер.
  Год назад в корпорации был создан новый отдел, все разработки и планы которого строго засекречены. Чем они занимаются не известно, это коммерческая тайна. Но то, что это связанно с роботами, я вам гарантирую.
  Мой товарищ, Стив Макмаран, более способный и одаренный специалист, нежели я, три месяца назад получил назначение в этот отдел. Он никогда не говорил, над чем ведется работа, так как подписал бумаги о неразглашении. Но две недели назад, поздно ночью он постучал в дверь моего дома. Целую неделю до этого он вел себя очень странно, будто боялся чего-то, опасался и везде видел угрозу. Когда он вошел ко мне, то был очень взволнован и встревожен. Даже более, не похож сам на себя. Он сказал, что увидел то, что не должен был видеть, и обязан рассказать это, так как у него мало времени.
  "Justice-Tech" создал робота идентичного с человеком. Человека-робота. Био-робота. Внешне его никак не отличить от нас, почти, как и внутренне. Он сделан из синтетической плоти, а в ней течет синтетическая эктоплазма, то бишь кровь. Он ест, пьет, спит и справляет нужду. За основу его разума взят интеллект робота-юриста, но более совершенный, более новый. Если робот позиционирует себя как робот, то он - как человек.
  Стив сказал, что корпорация желает внедрить их в общество для занятия высших постов. Они будут политиками, государственными служащими и управленцами. Законодателями. Таким образом "Justice-Tech" будет программировать свои творения на написание любых законов, которые выгодны корпорации, а исполнение этих законов будет совершенно легально сделано их же творениями.
  Я не знаю, каким образом будет это делаться - законным путем постепенно, или же заменой живых людей на их точные копии роботов. Но я знаю одно - тестирование работоспособности данной системы они планируют начать с вас. Добиться замещения последних людей в судах. Чтобы система правосудия целиком работала на них.
  Первых био-роботов они желают ввести в Ассоциацию людей-адвокатов. Но поскольку законодательно количество мест в ней ограничено, им необходимо вывести из игры старых игроков. Я могу предположить, со слов Стива, что на многих членов Ассоциации в ближайшие месяца готовятся сфабрикованные уголовные дела, идеальные подставы.
  Потому за вами возможна слежка. Возможно, вас прослушивают.
  Что следует отметить, Стива я больше не видел. Он просто исчез, а его личное дело в базе данных корпорации теперь засекречено. Я надеялся, что он объявится. Прошла пара недель. Я беспокоюсь за его судьбу и склонен предполагать самые худшие варианты.
  Мой номер телефона указан на втором листке. Это специально купленный номер, которого нет ни у кого. Позвоните мне и мы встретимся. Но, ради безопасности, возьмите новый номер, с которого не звоните никому кроме меня.
  P.S. Проверьте, нет ли в вашем кабинете жучков. Иногда они оказываются в самых неожиданных местах".
  Я отложил письмо в сторону. Смахивало на бред. Когда только роботы планировались для введения в систему, происходили массовые протесты людей, которые были уверены, что это часть большого заговора. Но со временем, даже самые ярые противники начали убеждаться, что система призвана минимизировать число жертв судебных ошибок, искоренить явление коррупции среди судей и адвокатов, максимально защитить все слои населения и обеспечить их юридической помощью. Мне не нравились роботы, они забирали мой хлеб, мою работу. Но это была новая ступень эволюции правосудия, пользу от которой нужно было понять и признать как гражданину, и сложно принять, как адвокату.
  Вышеописанное было похоже на государственный переворот во всех сферах жизни общества. Но я не видел причин, чтобы верить этому. Я вздохнул. Уже неделю я спал всего по несколько часов в сутки, так как дело моего клиента Бориса Джоковича требовало максимальной отдачи.
  На секунду в голове мелькнула мысль "А если правда?", но я тут же отогнал ее в сторону, поморщившись. Я был юристом долгие годы, за которые слышал сотни самых разных историй. Кто как ни я знал, к каким умозаключениям способен прийти человеческий разум в попытках создания правдоподобной лжи. Я не понимал лишь одного, почему именно этот мужчина, почему именно такая история. Возможно, он и вправду не способен к адекватному восприятию окружающего. Это могла быть и провокация, чтобы очернить меня, одного из наиболее авторитетных адвокатов Ассоциации. Вот только можно было придумать множество других историй, более правдоподобных.
  Эта встреча немного вывела меня из равновесия, и в совокупности с накопившейся усталостью дала понять, что работу я сегодня уже продолжить не смогу. Положив документы по делу мистера Джоковича в свой портфель, я вышел, закрыл свою контору, сел в автомобиль и поехал домой.
  
  Мой будильник зазвонил, когда солнце только начало вставать над городом. Я был один дома, и я не был женат. Я человек, который полностью предан своей профессии, и уже год как я ни с кем не встречался. За жизнь у меня было несколько подружек, но они не разделяли моих взглядов. Им нужен был примерный семьянин, который возвращался бы домой в шесть часов каждый вечер к семейному ужину, по утрам отвозил бы детей школу, а потом забирал бы их. Но у меня не было на это времени. Я был уверен, что однажды встречу женщину, с которой мы подойдем друг другу. Правда, этой уверенности было много лет.
   Каждое утро я совершал пробежки вокруг нескольких кварталов, после чего на спортивной площадке одной из местных школ делал зарядку. Это дарило мне заряд бодрости на весь день. Затем я пил кофе, завтракал тостами, собирался и выезжал в центр.
  Современный мир в прогрессивных государствах практически поборол коррупцию, но в мелочах она все равно оставалась. За несколько сот долларов можно было достать интересующие тебя документы у структур, которые делиться ими не должны. Мой давний друг Трейс Уикман, тоже адвокат, мог достать любую нужную бумагу в пределах разумного. Я отправился к нему в контору, по дороге заехав купить свежую прессу.
  - Донован, привет! Только собирался тебе звонить!
  Сейчас мы редко виделись с Трейсом, так как оба были в делах, но это никак не влияло на наши с ним дружеские отношения. Честно говоря, за последний год я не мог вспомнить, когда бы мы пошли просто выпить пива, и поговорить о вещах, не связанных с работой. Мы не могли найти свободное время для стриптиз-бара, или для футбола. Но мы были фанатами своей работы, которой и отдавали весь свой час.
  - Вот документы по мистеру Джоковичу, - он протянул мне папку с несколькими листами бумаги внутри.
  Я открыл и быстро их пролистал. Превосходно.
  - Спасибо, я в очередной раз твой должник, - я положил на стол несколько купюр.
  - Ты мой друг, а не должник, - рассмеялся он, - э не, - Трейс взял половину, - только за расходы на информаторов, свыше я брать не буду.
  Мы сели выпить по чашечке кофе и обсудить дела, которые вели. Перед тем, как я собрался уходить, в голове промелькнула мысль, которой я все утро не придавал большого значения, но, тем не менее, я желал убедиться, чтобы прогнать ее раз и навсегда.
  - Трейс, где можно достать сканнер прослушки?
  - Я думал, у бизнесмена ранга мистера Джоковича должна быть собственная служба безопасности, которая заботиться о таким вещах, разве нет?
  - Это не для него, а для меня.
  - В чем дело?
  - Ничего серьезного, просто я хочу убедиться, что я сам в своем кабинете, - я усмехнулся. Трейс подумал с десяток секунд и ответил:
  - Есть один торговец электроникой на пересечении восьмой и пятой улиц, я ему помогал как-то, наберу его, он тебе даст его в аренду. Или ты насовсем купить хочешь?
  - На один раз, свой кабинет просканирую.
  
  После этого я съездил еще в несколько мест по мелким делам, заехал в магазин электроники, и направился в свою контору.
  Прежде чем приняться к сканированию, я выпил чашку кофе, разложил новые документы в папки дел, которые вел. Стрелка часов показывала на одиннадцать, но я еще не собирался открываться, защелкнул замок изнутри, чтобы мне никто не помешал.
  Прибор представлял собой тонкий квадратный гаджет, весь корпус которого был экраном. Четыре кнопки располагались с обратной стороны, а вверху было пластиковое утолщение - именно оно и должно было воспринимать радиочастотные сигналы, которые излучал жучок. Включив аппарат, я настроил его согласно инструкциям, разъясненным мне. Загрузка длилась около полуминуты, после чего на дисплее высветился двухмерный план моей комнаты, на котором пунктирными линиями отображались все громоздкие предметы: стол, шкафы, стулья, тумбочки. "Сканирование" гласила надпись по центру. Я медленным шагом двинулся обходить контору вдоль стенки, медленно поворачивая прибор из стороны в сторону.
  Сенсор молчал. Я почувствовал себя немного глупо, повелся на советы странного мужчины, который даже имя свое настоящее не сказал, не предоставил никаких доказательств своих слов. Удостоверение сотрудника "Justice-Tech", к примеру, придало бы хоть какую-то каплю рациональности его персоне. Но я был юристом. Я привык доверять фактам. И факт отсутствия каких-либо средств прослушки я должен был подтвердить для собственного спокойствия. Когда данная мысль в моей голове дошла до конца, аппарат пикнул. От неожиданности я остановился. Я действительно не думал, что найду что-либо, но на дисплее зажглась и замигала красная точка. Находилась она чуть далее моего стола, на боковой его стороне. Я подошел поближе, и сигнал раздался вновь. Исходил он от тумбочки. Точное месторасположение он показать не мог. Я открыл дверцу, достал изнутри все книги, что стояли там, и переложил на противоположную часть стола. Вновь взял в руки прибор, но он показал, что цель все еще находилась на прежнем месте. Я осмотрел ее, отодвинул на другое место, но сигнал переместился вместе с ней. Наверху стояла кофейная машина, приподняв ее, я ничего не обнаружил. Я внимательно изучил ее корпус, после чего взял ее, и переставил на стол. Аппарат пикнул вновь, и точка медленно переползла вслед за машиной, указывая на стол. Интересно, мог он среагировать на электронику вроде машины для варки кофе? Я включил ее, нажал на несколько кнопок. Изнутри выехали три чашки, которые я достал, осмотрев ниши для них. Затем мое внимание переместилось на блок для перемолки, я отсоединил его. Но сигнал настойчиво продолжал показывать на прежнее место. Я зажал пальцами специальные рычажки, и задняя панель отъехала в сторону. Я заглянул внутрь. Ничего. Разбирать мне ее очень и очень не хотелось, но другого выбора не было. У меня в кабинете был набор инструментов. Воспользовавшись отверткой, я снял верхнюю крышку. Внутри ничего не вызвало подозрений. Но теперь сканнер засигналил на саму крышку, которую я держал в руках. Я заметил то, что не бросалось в глаза с первого взгляда - крышка оказалась двухслойная. Поддев отверткой нижнюю часть я разломал ее напополам. То, что я увидел, не вселяло оптимизма. Маленькое круглое, похожее на миниатюрную пуговицу, устройство было приклеено между двумя слоями. Рассмотрев его, я понял, что это микрофон - его поверхность была пористой, а когда я поднес его к аппарату, он засигналил с новой силой. Мне приходилось видеть множество жучков за свою жизнь, связано это было с издержками профессии. Данный вариант был одним из наиболее современных и дорогих. Я положил его на стол и рукоятью отвертки разнес вдребезги. Сигнал на дисплее исчез. Далее я тщательно просканировал каждый сантиметр своей конторы, но, похоже, что это был единственный.
  Как давно он здесь и кто его установил? Кофейную машину я обновил менее года назад, и если он был в ней все это время, то весьма печально. Клиенты говорили со мной откровенно в моем кабинете. Многие слова могли быть крайне жестко использованы против них. Остаток дня я посвятил просмотру в ускоренном режиме видео с камер наблюдения - сохранялись записи с последних двадцати дней, после чего каждый последующий день записывался поверх наиболее давнего по счету. Но поиски мои не увенчались успехом.
  
  Я сидел на краю скамейки в сквере, когда ко мне подсел мужчина. Шляпа была низко опущена, так что разглядеть лицо было трудно.
  - Мистер Донован, вы не замечали чего-то странного? Будто одни и те же лица мелькают рядом целый день?
  - Нет, я уверен, за мной никто не следит. Я такие вещи умею различать.
  - Надеюсь, что за мной тоже.
  - Я нашел жучок. Вы в этом каким-либо образом замешаны?
  - Я знал, - он поджал губы, - я был уверен, что вы найдете его. Но я здесь не при чем. Замешан только в том, что вы нашли его, в конце концов.
  - Как мне вас называть?
  - Крис Терри, если вас не смущает, что это мое ненастоящее имя.
  - Терри, почему вы так слепо поверили истории, которую рассказал ваш товарищ? Правдоподобности в ней мало.
  - Почему не правдоподобна? Мы делаем выводы согласно информации, которую нам позволяют знать наверху, решая, что этого для нас достаточно. А что насчет информации, которую скрывают, которую никто никогда не узнает? Уверен, большинство из этого также звучало бы неправдоподобно.
  - И все же вы не ответили.
  - Иногда мы работаем, сами не зная над чем. Каждый из работников делает маленькую часть большого дела. Порою дают поручения создать определенный алгоритм, который, хоть и направлен для функционирования робота, но никак не связан с его работой в суде. Нечасто, но такие задания бывали, и никто никогда не объяснял зачем. Просто пришло указание сверху вот и все. С другими ребятами мы осторожно обсуждали это, сопоставляли слова друг друга. Но это все слухи, которые всегда ходят во всех больших коллективах, работа которого в определенной мере засекречена. Но вот создали специальный отдел, и более никаких неизвестных разработок никому не давали вести. Стив не из тех людей, что будет врать. Хотя вы в этом не можете быть убеждены так же как я.
  - Могу ли я взглянуть на документ, подтверждающий вашу работу в "Justice-Tech"?
  Мой собеседник замялся, было видно, что ему чрезвычайно не охотно выполнить мою просьбу, но все же он потянулся во внутренний карман и достал пластиковую карточку. В верхнем правом углу была его фотография, защищенная голографическими печатями. Далее был написан цифровой код, которыми обозначались все сотрудники корпорации. Его звали Эдгар Льюс.
  - Пожалуйста, не произносите моего имени вслух. Если здесь неподалеку работают датчики слежения, то они в ждущем режиме, а при звуке моего имени сразу же активируются. Называйте меня Крис Терри.
  - Если камеры поймают ваше лицо, все равно они отследят вас.
  - Я выбрал именно это место потому что, как раз здесь нет камер.
  - Хорошо, перейдем к делу, что вы от меня хотите? - я скрестил руки на груди.
  - Вы внимательно прочли? Вам угрожает опасность, вас хотят подменить!
  - Я предпочитаю факты, а не домыслы. Жучок я нашел, потому мы встретились. Но одно его будет маловато, чтобы я поверил всему, что вы изложили.
  Крис немного задумался, и после этого заговорил вновь:
  - Хоть вы и не верите, но я исхожу из того, что в частности вам и всему нашему обществу в целом грозят нежелательные последствия. Я хочу от вас несколько вещей, которые помогут как вам, так и мне. Да и многим другим. Нужно предать все, о чем я вам написал широкой огласке. Когда люди запротестуют, им не будет легко воплотить свои планы в жизнь. Люди должны знать, что роботы служат не людям, а тем, кто этих роботов программирует. Должны знать, что замышляется переворот всего, что роботы вскоре могут ходить под видом мужчин и женщин, а действовать согласно командам, исходящим от жаждущих власти магнатов. Но поскольку в информацию в таком виде поверят лишь единицы, то нужны доказательства. Я не знаю где Стив и желаю, чтобы вы помогли мне найти его. Если он жив, тогда он предоставит доказательства. Если он мертв, чего я крайне не желаю, его убийство приведет нас к дверям корпорации. В любом случае начинать нужно со Стива, он наш ключ.
  - Пока что я ни капельки не собираюсь помогать вам в компромитировании крупнейшей корпорации мира, согласно вашим абстрактным подозрениям. Но пропажа человека - вещь вполне реальная. Я желаю узнать, кто поставил жучок ко мне в кабинет, и в каких целях.
  - Я вам говорил кто. Найдем Стива, и сами во всем убедитесь. Но не обращайтесь в правоохранительные органы, об этом сразу станет известно им, они ускорят процесс, и у вас будут неприятности.
  - Мне нужна вся информация о вашем друге. Максимально подробно, до мельчайших деталей.
  - Вот, держите, - он снова потянулся в карман. Из него извлек конверт, - только не произносите его полное имя.
  - Хорошо. На сегодня это все. Но если вы решили сыграть со мной некую аферу... - недвузначно я не стал продолжать. Моему собеседнику было все понятно и без слов, он протестующее покачал головой и поднял две руки, ладонями ко мне.
  - Если нужно будет какое-то участие с моей стороны, либо же вам станет известно что-либо, пожалуйста, сразу позвоните мне.
  Мы пожали друг другу руки, и я направился домой пешком. Машину свою я перед встречей оставил в гараже. Я не желал привлекать внимание своим автомобилем. На улице уже было темно.
  
  Утром, прибыв к себе в офис, я вновь перечитал записку с данными о Стиве Макмарене. Я думал о ней всю ночь - с чего начать, как лучше поступить. Сев за компьютер, я набрал на несколько строк письмо, но прежде чем его отправлять, позвонил своему другу Трейсу.
  - Привет, Трейс, - ответил я на приветствие в трубку, - Да, Трейс, еще вчера, и даже более... Мои опасения не были беспочвенны. Я нашел жучок... Нет, не знаю... Конечно, нужно! Хочу, чтобы ты помог мне... Спасибо. Я знаю, что с этим как-то связано одно дело о мужчине, который пропал... Я сейчас отправлю тебе по закрытому каналу связи письмо с одной просьбой. Если у тебя получится, пожалуйста, найди информацию, это касается моей безопасности... Да... Да, спасибо... Пока.
  Выключив телефон, я отправил ему электронное письмо по каналу, который связывал только наши с ним два ноутбука, которые мы всегда носили с собой. То, что он отслеживается - исключено.
  Далее я решил сделать поиск в Интернете по имени Стива. Новостей было всего несколько. Первая страница - другой Стив, видимо однофамилец, так как проживал в другом городе, был садоводом и делился рецептом как же нужно ухаживать за цветами, чтобы они цвели дважды в год. Да и внешность у него была совершенно не такая, как на фотографии, которую Терри вложил в конверт. Вторая страница была так же об этом садоводе, только перекопирована другим сайтом. Третья не открывалась, так как устарела.
  Четвертая ссылка отправила меня на сайт одного из телевизионных каналов. Архивная запись программы "В гостях. Дискуссия" пятилетней давности. Я включил просмотр.
  После начальной заставки диктор коротко рассказал, чему будет посвящен сегодняшний выпуск. На то время роботы в судах были введены недавно, и вопрос целесообразности такой кардинальной реформы еще остро стоял в обществе. В гостях студии были политики, журналисты, общественные деятели и представители "Justice-Tech". Главный пресс-секретарь корпорации, один из членов совета директоров и заместитель главы отдела программирования робо-интеллекта Стив Макмарен. Интересно, Терри не упомянул, что Стив занимал высокий пост уже тогда.
  Выпуск длился полтора часа. По очереди говорили противники реформы, пытаясь убедить публику своими аргументами, член совета директоров и пресс-секретарь качественно разбивали все доводы, перетягивая нить спора на свою сторону. Ничего нового, всё это я уже слышал сотни раз. Тогда такие споры велись во всех кругах, и Ассоциации адвокатов не была исключением. Время показало, что представители "Justice-Tech" были правы. От судебной реформы люди получили несказанную пользу при отсутствии недостатков. Стив не вмешивался в дебаты. Оно и верно - он, судя по всему, был отличным специалистом, а не оратором, за него говорили другие. Но ближе к концу программы прозвучало: "Раз дело зашло об их интеллекте, про него нам может рассказать один из людей, которые непосредственно занимались его созданием и последующим совершенствованием. Стив Макмарен, ведущий специалист в области программирования".
  Стив взял в руки микрофон. Он казался невозмутимым, но по его движениям было видно, что он переживает. Выступление перед миллионами телезрителей, и сотнями в зале студии не было таким уж простым делом.
  "Вы говорите о человечности, что судья должен уметь вникать в ситуацию человека, приходящего в суд, - он сделал паузу на несколько секунд, - но это же так субъективно! Когда в суд придет хорошо одетый мужчина, интеллигентный, внушающий доверие и когда в суд придет бездомный или настолько бедный человек, что у него нету возможности опрятно выглядеть, если один обладает природным обаянием, а второй заикается, когда говорит, то как себя ведут некоторые судьи? На уровне подсознания они доверяют более успешно выглядящему, потому что подсознание подсказывает, что он надежный человек. Когда в суд приходит человек, чьи жизненные обстоятельства схожи в чем-то на обстоятельства, с которыми сталкивался судья или же близкие ему люди, и когда в суд приходит человек, жизненная история которого вызывает у судьи неприятие, кому он больше поверит? Кому он сможет смягчить приговор? Тому, у кого было трудное детство, а в зале суда сидит жена и плачет на протяжении всего процесса, или тому, кто живет один и не пытается давить на жалость? Судья может войти в положение человека, которое близко ему, которое он может понять. И в то же время не войти в положение другого. Хотя другой судья, мог бы думать иначе.
  Но в момент преступления они одинаковы, в миг совершения правонарушения нет красивых и уродливых, бедных и богатых, есть только люди, которые преступили закон. И для разума робота не важно, какой ты, важно, что ты сделал. Для них мы не индивидуальные личности, мы все люди, одинаковые по своим правам и статусу в независимости от субъективных факторов.
  Роботам не присущи чувства, да. Благодаря этому они могут судить. Судить нас, поскольку в этой категории они выше, чем мы. У них есть закон, и он для них истина. Поэтому роботы применимы в суде, и не применимы в какой-либо другой сфере. Они не смогут быть нашими друзьями, нашими врагами, нашей властью или нашими культурными деятелями. Они не могут чувствовать, и этому мы их не научим. Они не могут поддерживать отношения с людьми кроме деловых, по юридическим вопросам, и этого не нужно. Они не приспособлены ни для чего кроме юриспруденции. Но зато там им нет равных. И мы можем им в этом довериться, поскольку в отличие от людей - роботы не подведут".
  Зал взорвался аплодисментами, а я подумал, что сделал преждевременные выводы насчет слабого ораторского искусства Стива.
  Более я в сети ничего о нем не отыскал.
  
  Вечером раздался звонок - это был Трейс.
  - Донован, проверь почту, я тебе прислал кое-что. Когда все станет ясным и разберешься - встретимся, расскажешь мне. Удачи.
  Я открыл ноутбук, зашел на закрытый канал связи и увидел входящее сообщение.
  "Твой Стив оказался довольно неуловимой личностью, но не настолько, чтобы я его не нашел.
  Полицейские сводки ничего толкового не дали. Был один тип с такой фамилией, но совсем не тот, что нам нужен. К медикам никто за последние недели подобный так же не обращался. Трупа Макмарена ни в одном морге идентифицировано не было. Но я пошел дальше, и пробил через закрытую базу данных судебных решений. Ты удивишься, но тут я откопал кое-что интересное. Почти две недели назад было закрытое судебное слушание по делу, касающегося корпорации "Justice-Tech". Она была обвинителем. Подробностей дела нет, есть только решение - Стив Макмарен, бывший сотрудник корпорации признан психически больным и помещен в государственную лечебницу строгого режима ?3. Фотография в деле очень напоминала того мужчину, изображение которого ты мне прислал.
  P.S. Если ранее информацию о закрытых заседаниях можно было узнавать от знакомых судей, которые имели доступ к системе, то теперь через роботов путь закрыт, им взятку не дашь. Остались только судебные распорядители, которые берут втридорога. Говорят, что их тоже скоро на роботов заменят, тогда вообще уже такую информацию не достанешь. Так что с тебя кругленькая сумма, дружище!"
  Значит, Стив был жив. Более того, изолирован и помещен в психиатрическую лечебницу. Судя по всему самой же корпорацией. Одно из двух - либо он действительно говорил правду, которую списали за бред сумасшедшего и поместили подальше от людей, либо он был действительно больным. Один дурак сказал, другой дурак поверил. Третий дурак сделал. Теперь нужно было доводить дело до конца: убедиться в своих опасениях, или развенчать их.
  Я взял в руки телефон. Набрал номер Терри. Шли гудки, трубку он не брал. Хорошо, сообщу ему о находке друга позже. Сейчас я не желал терять время, чтобы ждать, пока Терри выйдет на связь. Сложив свои вещи в портфель, я закрыл офис и сел в свой автомобиль. Рабочий день давно закончился, на улице было мало машин.
  
  В таких делах не стоило идти к начальству. Руководители всегда были более ответственными, чем сотрудники низшего звена и понимали всю полноту последствий от своих действий. Они долго шли к своему шефскому креслу, и боялись его терять. Поэтому они часто не соглашались идти навстречу, либо же заламывали такую цену, что дело того не стоило.
  Вопросы нужно было решать с теми, кто мог решить их напрямую. Все равно начальник после взятки поручит исполнить действия своим подчиненным, так почему бы не направиться сразу к ним?
  Предварительно я посмотрел через базу данных Ассоциации людей-адвокатов информационную сводку обо всех работниках.
  - Я хочу поговорить с дежурным врачом, - так я пояснил свой поздний визит пожилой женщине в приемной.
  - Хорошо, доктор Хилл дежурит сегодня. Скажите, пожалуйста, свое имя, я вас запишу.
  - Нет-нет, это лишнее. Он знает меня, я не по медицинским делам.
  Коридор приемной пустовал, никаких людей кроме крепкого на вид медбрата, сидевшего на стуле не было. Я прошел к кабинету, над которым висела табличка "Дежурный врач" и зашел.
  За столом сидел мужчина лет пятидесяти. Высокий рост, широкоплечий. В белом халате с короткими рукавами. Крепкие руки. Я думаю, такой мог с одинаковым успехом как лечить, так и утихомиривать больных.
  - Моги ли я вам чем-то помочь? - спросил он низким басом.
  - Да, разумеется, - кивнул я и закрыл за собой дверь. Пройдя к врачу, я сел на стул перед ним, - как раз вы мне и нужны, мистер Хилл.
  - Я вас слушаю, - он вытянул руки и скрестил пальцы.
  - Мне очень нужна информация, которой располагает один человек, и оттого, что он скажет, будет зависеть моя безопасность, понимаете? Я ищу Стива Макмарена.
  Доктор Хилл поджал губы и вздохнул:
  - Извините, не знаю такого.
  Я не услышал ничего такого, чего не ожидал бы. Молча, я взял его руку и вложил туда купюру в сто долларов. Взглянув в свою ладонь, он сделал выражение лица, будто только что вспомнил нечто очень важное:
  - Слушайте, верно, да-да. Здесь есть такой. Стив Макмарен. Поместили в одиночную палату полторы недели назад. Острая форма шизофрении, расстройство мышления, бред и мания преследования. К нему нельзя посетителей.
  - Мне действительно нужно, мне грозит опасность, а этот человек может мне помочь. Мне нужно только поговорить с ним, - сказав это, я достал еще купюры и протянул доктору. Тот принял, осмотрел и спросил:
  - Неужели вы думаете, что я буду рисковать своей работой ради тысячи баксов?
  - Больше двух я не дам, - невозмутимо проговорил я.
  Он немного замялся, видимо терзаемый собственной жадностью, желая больших денег, но в итоге успокоил свои порывы и ответил:
  - Ну, больше двух и не нужно.
  Он спрятал две тысячи сто долларов в карман, улыбнувшись мне:
  - Надеюсь, Господь Бог простит нам это!
  Я ничего не ответил, лишь пожал плечами. Если не простит, я переживу. Я не верю в Бога.
  Врач закрыл свой кабинет. Подошел к дежурной и обратился к ней:
  - Я скоро буду, отлучусь ненадолго.
  Вход на территорию лечебницы закрывался несколькими замками, которые для нас отпер санитар, дежурящий возле дверей. Длинные прямые коридоры уходили в стороны, освещаемые тусклым желтым светом ламп. Все окна закрывали толстые решетки. Прямых углов, лишних предметов - ничего такого не было, обо что больные могли бы себя травмировать. Несколько минут мы шли, прежде чем доктор Хилл не остановился.
  - У вас будет десять минут. Запомните, что камеры внутри палаты все фиксируют, и в случае чего, если это будет связано с каким-нибудь преступлением, или с больным что-то случится, вся вина будет лежать на вас. Меня то здесь и не было.
  - Если судить о последствиях, то меня тоже, - ответил я.
  Хилл приложил пластиковую карту к специальному дисплею у входа в палату. Что-то пискнуло, раздался щелчок, и дверь открылась.
  - Макмарен, просыпайся, ты нужен одному человеку, - крикнул доктор и отступил в сторону, после чего обратился уже ко мне, - я дверь закрою, если он на вас накинется, зовите меня. Но вообще он спокойный, поэтому лекарствами мы его не каждый день качаем. Сегодня язык у него не должен заплетаться.
  Я вошел внутрь. Сзади хлопнул замок. Комната была пустой, стены покрыты мягким материалом. Прикрепленная к полу кровать имела округлые формы. Это было единственное из мебели. Зажегся свет и сонный Стив привстал со своего спального места, не понимающе смотря на меня. Он был в смирительной рубашке.
  - Кто вы?
  - Стив, меня зовут Донован, я из Ассоциации людей-адвокатов.
   После моих слов он окончательно проснулся. Его лицо выражало недоверие и подозрение. Он осмотрел меня с ног до головы, но ничего не ответил.
  - Я хочу задать тебе несколько вопросов. Я виделся с твоим другом, Эдгаром, хотя он называет себя Крисом Терри, и он...
  - Этот чертов ублюдок! - воскликнул Стив и подскочил с кровати. Я опасливо сделал пару шагов назад.
  - Тише, пожалуйста, не шуми, иначе нам не позволят продолжить беседу.
  - Эдгар Льюис? - вскричал Стив, - он хочет меня убить, проклятый робот! Крис Терри - это название модели! Если бы я не понял это тогда, и встретился бы с ним хоть еще раз, он меня убил бы! - его голос звучал чуть тише.
  Я был в замешательстве. Мой вопрос прозвучал неуверенно:
  - Что ты хочешь сказать под словом робот?
  - Это он послал вас сюда? Он знает, что я здесь? Что он говорил? - постепенно Стив перестал говорить на повышенных тонах. Было видно, что он крайне возбужден.
  - Он пришел ко мне в мою юридическую контору и сказал, что я в опасности. Рассказал, что вы узнали о неких разработках в "Justice-Tech", которые направлены на создание робота, выглядящего как человек. Сказал, что ими хотят заменить известных личностей в государстве, но начать желают с последних людей-юристов. Он сказал, что в моем кабинете есть жучок, и я действительно его обнаружил. По его словам, после того как вы докопались до истины, вы исчезли, он попросил помочь найти вас, а после - обнародовать для людей всю эту информацию. Но он не знает, что я нашел вас, я не успел еще ему сообщить.
  - У него произошел перегруз системы и сейчас он опасен. Не говорите ему, где я, и вам я не советую, с ним видится.
  - Я не пойму, объясните мне.
  Он присел на край кровати и задумался. Собравшись с мыслями, он посмотрел на меня и принялся объяснять:
  - Он сказал вам правду, да. Но не всю. Видите ли, он сам не знает, что он робот. Годами мы работали над системой, которая бы смогла быть идеальной для взаимодействия с живыми людьми в судах. И мы создали ее. Но не бывает идеала. Наша цель была создать компьютерный интеллект сегодня лучше, чем он был вчера, и так каждый день. Но когда уже казалось, что созданный разум для робота - это потолок, который и отличает его от человека, мы все равно продолжили, и эти разработки были секретны. Мы работали и не знали, над чем работаем. Но потом создали новый секретный отдел, где мы продолжили свои разработки. Мы пытались научить роботов чувствам, пытались моделировать их поведение в ситуациях, которые и близко не были похожи на судебные. Словно делали все, чтобы приспособить роботов к обычной жизни. И когда после очередного повышения я получил ступень доступа одну из высших, вся картина сложилась для меня целиком. "Justice-Tech" создавала робота, который был призван заменить человека. И чтобы это никто не узнал. Его поведение до точности должно было копировать человеческое, впрочем, как и внешний вид. Идея была такова: чтобы я был робот, но жил как человек, и все думали, что я человек. И чтобы я сам так же думал, что я человек. Но мои мысли, спонтанно приходящие мне в голову и определяющие мои жизненные цели, приходили ко мне из главного центра в "Justice-Tech". Но суть в том, что созданная органическая машина способна к самообучению. Она может получать какие-то мысли из "Justice-Tech", но в обратном направлении не пойдет ничего - мы не будем знать, о чем этот робот думает.
  - Если действительно такой создан, то, как его отличить от живых людей?
  - Стороннему человеку практически никак. Даже чувство усталости у них есть, потому что специальная программа выбрасывает определенные элементы, которые слегка затрудняют их работу, а выходят одни элементы только после сна, а другие после приема пищи. Потому у них есть Программа, она анализирует нагрузку как интеллектуальную, так и физическую, которая была у робота и на основе этого "прививает" ему усталость. На самом деле это совсем не обязательно и они могут работать круглосуточно, но это сделано для наибольшего соответствия с живыми людьми.
  - То, что Терри - робот? было в базе данных, к которой вы получили доступ? - спросил я. Внезапно за спиной щелкнула дверь, и заглянул доктор Хилл. Без слов он показал на руку, где должны располагаться часы.
  - Дайте мне немного времени, я заплачу еще, - попросил я его. Он нервно посмотрел по сторонам в коридоре, а потом на камеру, расположенную внутри и недоуменно спросил:
  - Вы ничего не платили! Я не понимаю о чем! - вид у него был возмущенный. Но все же он вышел и перед тем, как вновь закрыть дверь, произнес одними губами, - потом.
  - Нет, нет, - продолжил Стив, - информация эта засекречена абсолютно, и я предполагаю, что доступ к ней имеют лишь члены совета директоров. Потому я не знаю, когда был запущен первый робот и один ли, не знаю настоящих имен. Но я думаю, что первый пошел в люди около года назад. Я не слышал, чтобы он называл себя Крис Терри, но такое название имела программа искусственного интеллекта, к которой я получил доступ. И когда я все понял, я был ошеломлен, я возмутился, я был подавлен. Мы не имеем права создавать такое. Мы не Господь Бог, чтобы творить жизнь из ничего. Только он может создавать человека, но не мы.
  Я пришел к Эдгару, потому что за последний год он стал моим близким другом, которому я мог доверять. Я не знал, что они приспособили робота-юриста к жизни инженера, но думаю, что это не сложно. Просто заменили знание законов на знание техники и электроники, изменили у него алгоритм, вот и все. Сейчас то я анализирую, что если робот был запущен год назад, то и с Эдгаром я познакомился приблизительно тогда же. Это подстроила корпорация, когда перевела его под мое прямое руководство. Они хотели, чтобы он взаимодействовал и развивался близко к одному из своих создателей, но чтобы никто из нас не знал правды. Робот не знает, что он робот. Он убежден, что он человек. Ранее у нас с ним не было неординарных ситуаций. Я, бывало, жаловался ему на свою жену, которая меня бросила, он согласно смоделированным ему реакциям вроде бы жалел и поддерживал меня... Но когда я рассказал все, что я обнаружил, он повел себя крайне странно. Около минуты он стоял на месте, словно отключившись, а потом накинулся на меня. Попытался схватить. Я еле смог сбежать. После чего он пришел к руководству "Justice-Tech" и сдал меня. Я был схвачен, помещен сюда. Все потому, что мы, создатели, не предусмотрели для него такую ситуацию, а механизм самообучения еще не выработал нужную реакцию для нее. Потому у него произошел перегруз и он стал опасен.
  - Объясните поподробней, - попросил я. Услышанное не укладывалось в моей голове, мир словно переворачивался с ног на голову и мои худшие опасения подтверждались.
  - Понимаете ли, они живут в равновесии. В своем мире. В мире, который состоит из юриспруденции для юристов, в мире технологий и символов для инженеров. Когда-то вы были одним из тестеров роботов, сейчас я вспомнил. Вы ставили им юридические ситуации, из которых они не находили выхода. Когда нашли - мы поняли, что создали идеального робота-юриста.
  Но жизненная среда людей намного сложнее понятных и логичных законодательных актов. Если робот столкнется со стечением определенных жизненных факторов и обстоятельств, на которые у него не запрограммирована реакция согласно человеческим психоданным, его система не выдержит нагрузки, как было во времена, когда вы их тестировали, и он может довести себя до самоуничтожения.
  - В каком смысле самоуничтожения?
  - В прямом. На создание идеального интеллекта для машины, которая бы смогла абсолютно уживаться с людьми могут уйти года. Но на создание им настоящих чувств - возможно, этого не случится никогда. Люди рождаются с разным набором предрасположенностей к тем или иным чувствам. Именно благодаря чувствам люди не предсказуемы. И когда мы пытаемся поиграть в Бога и привить чувства роботам, мы потерпим неудачу. И наша неудача делает роботов непредсказуемыми - они не знают, какую модель поведения выбрать, когда человек поступил бы, доверяя своим эмоциям. Они могут быть даже опасными в некоторых ситуациях, правда, я не могу с уверенностью сказать в каких. Наверное, в тех, из которых не могут найти выхода. Тогда их действия не поддаются никаким прогнозам. Эдгар не смог найти выход из ситуации, которую я выложил перед ним. Включилась программа самозащиты, он воспринял информацию как угрозу своей системе, следовательно, и меня воспринял как угрозу, потому напал на меня.
  - Как я смогу убедиться, что он робот?
  Вновь открылась дверь, вновь появился доктор Хилл. Он был недоволен.
  - Ну все, это уже перебор, довольно, выходите, уважаемый, - говоря это, он изобразил знак плюс, после чего показал пять пальцев. Еще пять тысяч.
  Я торопливо закивал головой, после чего доктор закрыл дверь с выражением лица, мол "Как знаете".
  - Определить только можно будет в сфере, касающейся его чувств. Мы запрограммировали в интеллект набор стандартных ситуаций, которые он якобы пережил. Попытайтесь расспросить его об этом, а, получив ответы, узнайте - почему именно так.
  - Какие вопросы? - с нетерпением спросил я.
  - Первое - о религии. Мы не стали делать их верующими. Второе - о любви. У него отсутствует близкий человек, которого он любил бы. Женщины нет, и объясняет он это будто бы неудачным прошлым опытом, после которого разочаровался в отношениях. Третье - родственные связи. С родственниками он не общается, либо их уже нет в живых. Четвертое - досуг. Он не знает ничего, кроме своей работы, он не желает развлекаться, ему это неинтересно. Пятое - счастье. Он не знает, что это такое, но говорит, что его работа делает его счастливым. И шестое - это событие. В нашем случае - год назад Эдгара перевели на другое рабочее место, работой ограничив его общение с бывшими друзьями, на которое он теперь не находит время - все это для того, чтобы они ничего не заподозрили, чтобы не заметили никаких изменений в нем. Можете задать еще другие вопросы насчет чувств, это те, которые мне сразу пришли в голову. Но будьте крайне осторожным выпытывая детали и объяснения. Не найдя их, у него произойдет перегруз, который сделает его опасным для вас.
  - Хорошо. Если ваши слова подтвердятся, что мне делать?
  - Учитывая, что вам грозит опасность, предпринимать что-то нужно. Возможно, добившись справедливости вы и меня вытащите отсюда, доказав, что я не сумасшедший. Я точно уверен, что в ближайшее время вас попытаются заменить на робота. Возможно, это будет кто-то из ваших коллег, вначале. Но в итоге это коснется каждого человека в Ассоциации. Ваша память будет просканирована, и воспоминания внедрятся в мозг роботу, который займет ваше место.
  Единственное, что может спасти всех - это обнародование информации для широких масс. Но нужны доказательства. Я только хотел сделать это, и Эдгар донес на меня, меня схватили. В моем доме, на заднем дворе есть тайник - под деревом, на глубине пол метра есть пластиковая коробка, в которой я храню устройство для взлома их систем защиты от проникновения. На случай, если бы меня лишили доступа, я все равно смог бы попасть в корпорацию и скачать данные. Специальная пластиковая карта запрограммирована на выкачку всех данных с компьютера, к которому вы ее подсоединяете, но вначале нужно сломать систему компьютера, чтобы данные стали доступны. Для этого в коробке вы найдете маленькую флешку - подсоедините ее, и она все сделает за вас. Потом приложите карточку - информация у вас. Такой набор у меня забрали, когда я уже намеревался выходить. Если бы не Эдгар... Но у вас может получиться. Но не говорите о своих планах ему. Выведите его из строя вопросами, а когда он нападет, у вас будут веские причины нейтрализовать его - самозащита, верно?
  - Ну все парни, слишком долго, - доктор Хилл открыл дверь, и вид его показывал, что на этот раз он не уйдет, - выходите. Серьезно. Вы перебрали все временные рамки.
  Я встал и посмотрел на Стива.
  - Вы все запомнили?
  - Да, спасибо вам. Я постараюсь сделать все, чтобы вытащить вас отсюда.
  Он ничего не ответил, только благодарно кивнул мне. Я вышел. Доктор закрыл дверь. Я достал из портфеля деньги и отсчитал пять тысяч долларов, протянув их доктору. Я знал куда иду, и взял с собой много денег. Хилл жадно посмотрел на пачку купюр, которые я спрятал обратно, и на его лице прочиталась мысль: "Не продешевил ли я?".
  Выйдя на улицу, я достал свой телефон. Два пропущенных вызова. Звонил Крис Терри. Или Эдгар Льисс. Смотря, о ком мы говорили - о человеке, или о роботе. Я не взял слова Стива за истину в последней инстанции. Мне нужны были доказательства. Но я был склонен ему верить, события складывались таким образом, что дело было явно нечистым. Я перенабрал Терри.
  - Мистер Донован?
  - Здравствуйте, Терри.
  - Вы звонили, извините, я не мог говорить. Вы узнали что-то новое насчет человека, о котором я вас спрашивал?
  - Нет, я просто хотел с вами встретится, поговорить о деталях, более подробно расспросить.
  - Без проблем, если это поможет делу.
  - Вы можете сейчас подъехать к тому месту, где мы виделись прошлый раз?
  - Эээ... Это проблематично, сейчас же ночь. И если кто-то кому нужно увидит, нами заинтересуются, это будет очень странно выглядеть.
  - Хорошо. Завтра.
  - Простите, но я не смогу раньше вечера.
  - Договорились, тогда вечером.
  Я положил трубку.
  
  В письме, которое прислал мне Трейс насчет Стива, было прикреплено судебное решение. В нем указывался адрес проживания Макмарена, по которому я и направился. Машину оставил на несколько кварталов перед домом, выключив фары, и заехал в арку. Дошел я пешком, стараясь не вызывать никаких подозрений.
  Дом Стива был самым обычным и ничем не выделялся на фоне остальных. Я поднялся по входной лестнице, ведущей на крыльцо. На моих руках были перчатки. Дернув дверную ручку, я убедился, что заперто. Так я и думал, но проверить не было лишним. Двор находился за домом, соединявшись с соседским двором за которым так же был дом, выходя на противоположную улицу, параллельную этой. Я пошел другим путем. Между соседским жилищем и домом Стива был небольшой переулок, с двух сторон которого возвышались заборы. Я зашел в него и, дойдя до места, где должен был начаться двор, подпрыгнул, ухватившись за верх ограды. Подтянув свое тело, я перелез. Маленькая травка была под ногами, везде можно было видеть ухоженные цветы. У дальнего конца территории росло одинокое дерево, половина которого по непонятным причинам засохла. Я подошел к нему. С собой с машины я захватил маленькую саперную лопатку, которую когда-то положил в багажник "на всякий случай". Вот он и наступил.
  Я принялся копать. Стив не сказал, с какой именно стороны дерева закопал коробку. Я выкапывал ямы, на глаз оценивая их в пол метра, и не находя ничего, продолжал копать вокруг корней. Небо серело, скоро должно было показаться солнце и к тому времени мне нужно было убраться отсюда. Я копал далее, но находка не объявляла себя. И когда до рассвета оставалось совсем немного, а я прокопал сплошную яму округлой формы, обходящей дерево, и принялся копать в старых местах вглубь, лопатка наткнулась на что-то твердое. Я нашел коробку. Времени, чтобы закапывать яму не было. Она могла быть видна со двора напротив. Но уже было поздно что-то предпринимать. Я перелез через забор и аккуратно вышел из переулка. Тут я наткнулся на мужчину, который совершал утреннюю пробежку. Он удивленно посмотрел на лопату и коробку в моих руках, затем на меня. Я быстрым шагом пошел прочь.
  - Эй! - донеслось мне вслед. Я не обворачивался.
  - Эй, вы! Я звоню в полицию, или объясните мне, что это значит!
  Я ускорил шаг, после чего бросился бежать. Обернувшись, я увидел, что мужчина стоит с телефоном, набирая в нем номер. Я добежал до своей машины, открыл ее, кинул лопатку в багажник, а коробку положил в салон на заднее сидение. Сел внутрь. Завел ее. Нажал на газ и, развернувшись, поехал в сторону своей конторы.
  Тот мужчина не видел мою машину, но ее мог заметить кто-то другой. А мог и не обратить внимания.
  На полпути я затормозил и стал у обочины. Взял в руки коробку. Она была запечатана скотчем, справившись с которым, я снял крышку. Внутри лежали три вещи, о которых говорил Стив - в специальных нишах, защищенные поролоном. Аппарат с торчащими двумя проводками, похожий на шокер, судя по всему, был моим пропуском внутрь, деактивируя систему защиты и открывая мне двери. Пластиковая карта, без единых обозначений с магнитной полосой сверху и миниатюрная флешка для взлома компьютеров. Мне нужно было избавиться от коробки и лопаты.
  Я поехал далее. Путь к своей конторе я выбрал не самый короткий, поехав в объезд, по дороге, которая проходила через мост над рекой. Я знал, что она глубока. Остановившись, дождавшись пока в обозримости не будет других автомобилей, я кинул лопатку с моста, и та, булькнув, стремительно пошла под воду. Коробку я спалю. Но нужно будет сделать это сегодня.
  Я вновь сел в машину и не слишком быстро, не нарушая установленный скоростной режим, поехал к конторе. Наступило утро.
  До нее оставалось несколько минут езды, когда после проезда очередного перекрестка, в зеркало заднего вида я заметил черный седан, который стремительно приближался ко мне. Он выехал на встречную полосу, поравнявшись со мной начал подрезать. Я принял ближе к обочине и ударил рукой по рулю, активируя громкий сигнал. У седана открылось окно, я увидел двух мужчин в черных костюмах, которые принялись показывать мне рукой, чтобы я остановился. Неужели полиция так быстро нашла меня?
  Я затормозил, машина стала. Вещи Стива я спрятал в бардачок. Седан остановился передо мной наискосок, таким образом, чтобы задней частью заслонить мне путь вперед. Водитель и пассажир вышли из машины. Я открыл дверь. Ступив на землю, я развел руки:
  - В чем проблема, ребята?
  Один из них развернул удостоверение.
  - Служба безопасности "Justice-Tech". Исполнительный директор Стиннер приглашает вас, мистер Донован, на частную беседу.
  - Хорошо, я приму приглашение, но несколько позже, у меня сейчас есть неотложные дела, которые я должен выполнять незамедлительно. И сразу к господину директору.
  Они вздохнули практически одновременно.
  - Понимаете, мистер Донован, формулировка приглашение - это чтобы красивее звучало. На самом деле должны воспользоваться им в любом случае и прямо сейчас. Если желаете, мы можем помочь вам сесть в нашу машину, - договорив это, он жестом отвел край пиджака в сторону, предоставив моему взору висящий на поясе пистолет.
  Я понял, что у меня не было выхода. Я подошел к ним.
  - Вашу машину мы не станем оставлять, не волнуйтесь, - проговорил тот, что с пистолетом, - мой коллега сядет ее руль и поедет за нами. Как только вы поговорите с исполнительным директором Стиннером, сможете уехать по своим неотложным делам, ваша машина будет припаркована у главного офиса корпорации.
  Я сел на заднее сидение, которое передо мной вежливо открыли. Мы тронулись с места. Я обернулся - второй тип за рулем моей машины ехал вслед за нами.
  
  У входа в корпорацию было людно - начинался рабочий день. Череда сотрудников вела от входа к ступеням на улицу. Мы прошли в обход всех и по пропуску сотрудников службы безопасности вошли внутрь. Ранее я часто бывал здесь, когда проходили разработки первых роботов, после чего заходить в "Justice-Tech" мне не было надобности. Пройдя холл, по служебному лифту мы поднялись на последний этаж, где располагалось руководство. Мы вошли в приемную исполнительного директора. Секретарша заглянула в кабинет, сообщив о моем прибытии.
  - Проходите, пожалуйста, - вежливо сообщила мне она.
  Я зашел, а двое, что привели меня, остались за дверью.
  - Мистер, Донован, если бы не сложившиеся обстоятельства, я бы сказал, что рад видеть вас, - исполнительный директор Стиннер указал рукой на кресло возле его огромного рабочего стола. Мы обменялись рукопожатиями.
  - Вы используете довольно необычный способ приглашения, - из моих уст прозвучало замечание, когда я занял место в кресле.
  - Мои люди были грубы с вами? Я говорил им этого не делать.
  - Я немного в замешательстве от происходящего, меня, можно сказать, вытащили из моего автомобиля и привезли сюда.
  Директор Стиннер раздраженно поморщился и отмахнул рукой:
  - Давайте не будем с вами играть в актеров, словно ничего не произошло. Мистер Донован, вы всегда были желаемым гостем в нашей корпорации, вы вложили немало сил и времени, как и все мы, в эволюцию роботехники. Вы оказывали нам помощь. Современные роботы-юристы это и ваша заслуга в том числе, наравне со всеми нами. Так почему же вы просто не пришли ко мне?
  - Когда именно вы ждали моего визита, директор Стиннер?
  - Со вчерашней ночи. Видите ли, доктор Хилл, просмотрев запись вашего разговора со Стивом Макмареном, и услышав все, о чем вы говорили про роботов людей, роботов убийц, исполнил свой гражданский долг, и сообщил в корпорацию о ваших преступных планах проникнуть и взломать базу данных "Justice-Tech".
  - И что теперь с доктором? - спросил я.
  - Каким доктором? - он улыбнулся.
  Ему было чуть больше чем пятьдесят лет. Он отлично выглядел, держал свое тело в форме и любил минимализм, что ясно выражалось в обстановке его кабинета.
  - Понимаете, мистер Донован, это глубочайшее неуважение к нашей корпорации. Вы же могли просто прийти ко мне и нормально обо всем поговорить. Мы знаем друг друга давно, уверен, мы смогли бы вместе все обсудить.
  - Может, я и собирался так сделать.
  - Именно поэтому вы поехали за противозаконным оборудованием, верно? В любом случае, теперь у вас представилась такая возможность.
  - Директор Стиннер, Стив Макмарен узнал кое-что, что не предназначалось для него. То, что вы создаете роботов, идентичных с людьми, желая расширить свое влияние. И после этого вы засадили его в психиатрическую лечебницу.
  - Стив Макмарен сошел с ума. Это связано со спецификой работы с искусственным интеллектом. Когда программируешь его в чистом виде, то получаешь определенную дозу излучения. Как это происходит, я вам рассказывать не буду, это технические нюансы и все равно вы их не поймете, но результат - возможные побочные эффекты в виде нарушения психики. Не волнуйтесь, это законно. Все работники осведомлены и знают, на что идут.
  - Он не похож на душевнобольного. Весь "Justice-Tech" пропитан слухами насчет био-роботов. Я начал поиски Стива не с пустого места.
  - Да, вы их начали после того, как к вам пришел Эдгар. А в свое время к Эдгару пришел Стив, в надежде, что тот воспримет его "гениальное открытие" и прозрение в области роботов. Люди всегда думают, что другие должны им чем-то, обязаны во всем. Но никто никому ничем не обязан, каждый заботиться только о своей шкуре, а на других им плевать. Вот так и Стив - думал, что Эдгар обязан его поддержать. Но тот всегда был чрезвычайно трусливым и волнительным. Он подумал: "Стив потерпит поражение, его посадят за совершение преступления, а меня вместе с ним - как соучастника". Потому он в ту же ночь позвонил нам. Рассказал обо всем. Стив планировал скачать информацию, которая под грифом секретных разработок и вылить ее в прессу, Интернет, телевидение, подкрепив и отредактировав ее согласно своим предрассудками. Мы не могли допустить утечку такой важной информации, а также клевету, которая бы точно не добавила нам сторонников. Стива проверили медики - и признали, что он болен и становится социально опасным. Когда Эдгар отказался поддержать его, Стив напал, а потом убежал. Прошло время, и Эдгара начала мучить совесть - нехорошо он с другом поступил, потому он нашел вас, чтобы вы помогли найти Стива. Он хотел убедиться, что его бывший друг жив. В полицию он не обращался, так как они не пошли бы на противозаконные действия. А вы пошли. Но вам нужна была мотивация. Эдгар пересказал вам эту безумную историю про био-роботов, потому что лишь настолько откровенный бред мог заставить вас действовать. Он же технарь от Бога, сам подложил вам жучок, а с камер наблюдения стер запись и заменил ее, да так, чтобы ничего не было заметно.
  - Никто кроме меня не знал, о камерах наблюдения, - возразил я, - ни с кем об этом я ни говорил, ни со Стивом, ни доктору Хиллу, ни вам. Даже Эдгару.
  - Не трудно догадаться, - после секундной запинки продолжил директор, - у всех вас в конторах стоят камеры наблюдения. И вряд ли вы доверились бы Эдгару после того, как видели, что он устанавливает вам прослушку. Вас просто использовали, мистер Донован. К сожалению.
  - Я должен поверить вам на слово?
  - Мистер, Донован, вы поверили на слово первому встречному. Доверились ему, как наивный ребенок. Кто если не вы, один из лучших специалистов в своем деле, должен верить только фактам и доказательствам. И не пытаться собирать их противозаконным способом.
  - У меня было доказательство. Жучок в моем кабинете.
  - Вы шутите? Вы определили, что за прослушка? Откуда она, кто ее установил? Вы обратились в полицию, к профессионалам в этом деле, за помощью?
  - У меня была информация, что полиция собирается меня подставить.
  - Полиция, вы, корпорация, я - мы все трудимся не против государства, не против людей, а для них. Делаем их жизнь лучше, более защищенной и более комфортной. Если вы собирались найти здесь врагов, скажу я вам: не то место выбрали.
  - Тогда чем занимается новый секретный отдел?
  - Я не могу вам сказать. Это корпоративная тайна. Мы создаем новые модели, которые будут наравне с роботами-юристами работать в других сферах. Под видом роботов, конечно. Огласи эту информацию, и вновь консервативная часть общества будет стоять у нас под стенами с плакатами, как это было при разработке судей.
  - Крисс Терри - это робот?
  - Крисс Терри - это название программы, положенной в основу мозга новых роботов. Назвал ее Эдгар, так как именно он написал ее алгоритм. Назвал в честь какого-то любимого актера старых сериалов. Именно Эдгар был назначен на должность руководителя после ухода Стива в новый отдел. Крисс Терри - это всего лишь программа. А Эдгар.... Ну, назвал себя так, дурачок, решив поиграть в шпионов, что поделаешь.
  Он замолчал, и я начал думать, какой вопрос задать еще, как возразить.
  - Мистер Донован, вас обманули, - с ноткой сожаления в голосе проговорил директор, - а вы рискнули всем, что имели ради этого: работой, свободой, жизнью... И тем, чем рисковать не вправе - репутацией нашей корпорации. Из глубочайшего уважения к вам, я не стану сейчас в данный момент вызывать полицию. Вы можете идти. Но ваши действия - незаконное проникновение в базу данных судебных решений, проникновение на закрытую территорию лечебницы, грабеж чужого дома, хранение запрещенных в обороте пиратских приборов для обхода электронных систем защиты - все ваши действия были направлены против "Justice-Tech". Потому мы обратимся в суд. Можете не волноваться и быть уверенным, судебное дело и приговор будут абсолютно справедливы. Вы же знаете роботов-судей.
  Я поднялся с кресла и голос мой был безразличным:
  - До свидания, исполнительный директор Стиннер.
  Моя машина ждала меня внизу. Двери были открыты, а ключ находился в замке зажигания. Мне повезло, что никто не угнал ее за это время.
  
  Когда я приехал в свою контору, то обнаружил несколько пропущенных вызовов на телефоне, который я забыл внутри. С собой в спешке я взял лишь тот, по которому звонил Терри.
  На автоответчике была запись от моего клиента, мистера Джоковича.
  "Мистер Донован, я взволнован, что вы не звонили мне. Скоро судебное заседание, я всей душой надеюсь, что у вас были на то веские причины. Но, не смотря ни на что, вы же будете? Сегодня будет ключевая схватка, из которой мы должны выйти победителями".
  Я взглянул на наручные часы. Судебное заседание по делу Джоковича уже началось. Я спохватился и бросился на улицу, но на столе зазвонил телефон. Я бегом оказался возле него. Звонил Джокович.
  - Слушаю.
  - Мистер Донован, что это значит?
  - Мистер Джокович, прошу прощения, у меня были проблемы.
  - Важнее чем мое дело?
  - Я вам все объясню.
  - Ассоциации будешь объяснять, понял? - он закричал в трубку, - робот-адвокат оппонентов предоставил доказательства, они нашли свидетеля, а твоих разгромных документов не было в этом чертов суде, слышишь?
  Я открыл рот, чтобы возразить, но он дал мне и слова вставить.
  - Я проиграл! Проиграл это дело! Я разорен на двадцать миллионов долларов! Кто мне их компенсирует, ты?! Я сделаю все, чтобы Ассоциация выгнала тебя к чертовой матери!
  Он бросил трубку. Я кинул телефон на стол. Не могу сказать, что мне было жалко мистера Джоковича, которого несправедливо лишили его денег, ведь изначально он был прав, просто доказательства его правоты были у меня в портфеле. Но я не испытывал жалости к нему. Я никогда не сопереживал своим клиентам. Я мыслил трезво и хладнокровно. Для меня это были лишь люди с определенными юридическими ситуациями, и если позволить трезвому уму место свое уступить чувствам к этим людям, тогда труднее будет найти выход, труднее будет выиграть у робота. Я не жалел Джоковича, я жалел, что проиграл дело.
  В сейфе я хранил свой револьвер. Это был подарок от Ассоциации за большие заслуги в юриспруденции. Оружие было именное. Иногда я любил доставать его из коробки и просто смотреть на него.
  Я сел в свое кресло. Я хотел кофе. Кофеварка до сих пор была в разобранном состоянии. Я собрал ее, и понадеялся, что она заработает, не смотря на разломанную верхнюю крышку. Так и случилось. Автомат заварил мне крепкий, черный кофе. Я откинулся на спинку кресло и пил его. Не могу сказать, что я о чем-то думал. Я просто отстранился от всего.
  
  Вечером, приблизительно в такое же время, как и в первый раз ко мне в контору зашел Эдгар Льюис. Он торопливо снял свой плащ, повесил его на вешалку и присел на стул передо мной.
  Стив говорил умные вещи. Директор Стиннер, возможно, так же говорил умные вещи. Но без доказательств, что у первого, что у второго это были лишь слова.
  - Обрадуйте меня, скажите, что-то про Стива.
  - К сожалению, пока не могу.
  Эдгар вздохнул и немного поник.
  - Если бы я вам сказал, что собираюсь проникнуть в одно место, и попросил вашей помощи? В этом месте есть камера наблюдения. И с ней я не могу ничего сделать. У вас хватит мастерства заменить и отредактировать запись на камере таким образом, чтобы никто не заметил ничего подозрительного?
  - Мне трудно сказать, - он замялся, - возможно, а может, и нет. Я не совсем спец в этом. Сразу я не могу ответить, я должен знать, что за камера, ее характеристики, как выглядит помещение, сколь длинна запись и прочее.
  - В том месте стоит камера, вот как у меня, - я поднял руку, указав на маленький электронный "глаз" в углу конторы, - ее вы смогли бы обезвредить?
  Глаза Эдгара сузились, он ответил:
  - Вряд ли, я не думаю. Если бы что-то попроще.
  - Хорошо, попытаюсь найти другой способ, - сказал я, после чего предложил для гостя кофе. Он отказался.
  - Это вы и хотели спросить?
  - Не только. Терри, я просто устал. Хочу поговорить, узнать вас поближе. Может это даст какие-то ответы.
  По лицу Эдгара было видно, что он не понимал какие именно.
  - Терри, скажите, у вас есть девушка?
  - Нет, никого, я сам по себе.
  - Чего так?
  - Ну, так уж вышло, - он улыбнулся и развел руками, - не получилось не с кем.
  - А родители? Вы с ними поддерживаете отношения?
  - Нет. Знаете, мне не приятна эта тема. И я не пойму, к чему такие вопросы.
  - Я привык всесторонне изучать своих клиентов. Такой метод моей работы, если я берусь за дело. После бесед становится немного больше доверия друг к другу.
  - Хорошо. А у вас, мистер Донован, как обстоит ситуация с родителями?
  Я не ожидал встречного вопроса.
  - Я давно с ними не общаюсь. После одной крупной ссоры мы хорошенько взъелись друг на друга, и я до сих пор не могу простить им этого. Я знаю лишь, что они недавно уехали из страны, перебрались на другой материк.
  - Вас это не гложет?
  - Абсолютно. Ни капельки, - и это было чистой правдой, - а должно?
  - Не знаю, - он усмехнулся, - такие вещи они слишком индивидуальны.
  Я почувствовал злость. Слишком многое произошло за последние дни. У меня не оставалось терпения. Я не желал ходить вокруг да около. Я встал со своего места, обошел стол. Остановился посредине комнаты, Эдгар развернулся на стуле, смотря на меня.
  - Что произошло между вами и Стивом в тот вечер?
  - Я изложил вам это на бумаге, но могу пересказать снова. Не дословно, разумеется.
  - Нет, меня интересует, что у вас возникло после разговора.
  - Да ничего, Стив ушел и пообещал, что предоставит мне на следующий день записи материалов, доказательств, чтобы у меня была копия на всякий случай.
  - И вы согласились?
  - Ну конечно! Меня возмутило, то, что он рассказал. Я считаю, что это недопустимо и люди должны знать правду.
  - После разговора между вами был конфликт?
  - Какой конфликт, вы о чем?
  - Физический. Он попытался причинить вам вред?
  - Да что вы, нет, конечно! Это вообще немыслимо! Чтобы Стив и я... Нет.
  - А вы ему? Вы напали на него?
  - Вы что, с ума сошли? - возмутился он, и сразу же добавил, - при всем уважении к вам, но это полный бред, как вы могли такое допустить? Почему вы задаете мне эти вопросы по два раза? Разве вы не чувствуете, что я говорю правду?
  Я разозлился.
  - Я говорил со Стивом.
  Эдгар встрепенулся.
  - Как?! Вы нашли его?
  - Он в психиатрической лечебнице, по обвинению корпорации "Justice-Tech" он признан душевно больным.
  - Слава Богу, что он жив! Они представили его слова в таком свете!
  - И он сказал, что вы робот, мистер Эдгар, и что именно вы его сдали.
  Он опешил. Непонимающий взгляд вперился в меня. Наконец он выдавил из себя:
  - Вдумайтесь, что говорите! Вы сами то в это верите? Наверное, его напичкали лекарствами, влияющими на восприятие мозгом реальности и он действительно начал сходить там с ума!
  - Он не был похож на живой овощ. Он утверждает, что вы робот, мистер Эдгар, и я намерен убедиться в правильности или ложности этого утверждения. Мне нужны образцы вашей крови и мягких тканей для экспертизы, натуральны они или синтетические. Если вы не предоставите их мне, я возьму самостоятельно.
  Он очень странно смотрел на меня. Молчал. И тут я понял, что в этот момент в его мозгу возникает перегрузка от ситуации, которая происходит и с которой, он не мог справиться. Он начал идти на меня, выпрямив руку и направив указательный палец мне прямо в грудь. Затем он сжал свои кулаки, расстояние между нами стремительно уменьшалось. Он хотел напасть на меня, это было очевидно, наступила пора действовать.
  - Что вы себе... - взревел он, но я не позволил ему окончить.
  Я выхватил из-за спины револьвер, но он резко ударил кулаком мне в локоть. Прогремел выстрел, пуля выбила кусок стены. Он толкнул меня руками в грудь, я потерял равновесие и начал падать. Угол тумбочки встретил мою голову неприлично сильным ударом. Прежде чем потерять сознание, я услышал, как Эдгар что-то крикнул мне, но слов я не разобрал. Эдгар бросился к выходу.
  
  Придя в сознание, я с трудом поднялся. Голова отдавала болезненными ощущениями и звенела. Я пощупал свой затылок - на нем запеклась кровь.
  Я подошел к своему рабочему месту, оттолкнул ногою стул и сел на пол, облокотившись спиною об стол. Эдгар сбежал. Сирен полиции слышно не было. Я глубоко вдохнул воздух полной грудью, громко выдохнув.
  Мне грозит судебное разбирательство насчет "Justice-Tech". Эдгар если с ним ничего не случится, скорее всего, сообщит в полицию. Еще полицейские могут искать меня после проникновения на территорию дома Макмарена.
  Я полез во внутренний карман своего пиджака. Оттуда достал пластиковую карту. Я посмотрел на свою лицензию адвоката. Действительна еще три года. Ровно год назад, в этот день она была мне выдана, после сдачи очередной юридической аттестации. Теперь моя карьера была разрушена.
  Я наклонился вправо и поднял с пола револьвер. На нем были выгравированы мои инициалы. Приставив его к своему виску, я спустил курок. Прогремел выстрел. Мой мир потух.
  
  Прошло определенное количество времени, и зазвонил телефон. После пяти гудков включился автоответчик.
  "Донован, это Трейс. Ты вдохновил меня своим поступком обыскать мой кабинет, и, представляешь! Я тоже нашел у себя жучок! Немыслимо! Я определил, куда он отправлял сигналы! Он от нашей Ассоциации! Позвони мне, как только услышишь это, без тебя я действовать не буду. Нужно все обсудить!".
  Прошло несколько минут, и телефон зазвонил вновь.
  "Мистер Донован, это исполнительный директор Стиннер. Мы не заинтересованы в том, чтобы вы отправлялись в тюрьму. Я думаю, нам удастся договориться. Приходе к нам незамедлительно, мы все обсудим в дружеской беседе".
  Запись прекратилась. В комнате воцарилась тишина.
Оценка: 8.61*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"