Дюков Виктор: другие произведения.

Иллюзорный лес

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    После случайного повреждения печати, Кьюби навсегда исчез из мира шиноби, и история набирая обороты понеслась в совершенно непредсказуемом направлении. Теги - AU, OOC, НМП, НЖП. Любителям МС - попаданцев со знанием канона строго противопоказано. В глубокой заморозке

Иллюзорный лес.

Пролог.

10 октября в Конохе был печальным днем, 6 лет назад деревня подверглась нападению ужасного и могучего Девятихвостого Демон Лиса. Конохагакуре серьезно пострадала, в редких семьях обошлось без потерь, да и среди погибших оказался сам четвертый Хокаге с женой, бывший сильнейшим на тот момент шиноби Конохи. Людям свойственно бояться и ненавидеть то, чего они не понимают, и маленький Наруто, объявленный новым джинчурики Кьюби, стал объектом всеобщей ненависти. При попустительстве Сандайме Хокаге и совета Конохи простые жители и часть шиноби считали, что мальчик и есть Кьюби в человеческом обличье. Стремясь отомстить демону за смерть родных и близких, они старались причинить Наруто различный вред - оскорбляли его, наносили побои, Инудзуки даже пару раз травили Узумаки своими собаками, всего и не перечислишь...

Проклятье это было или дар для Наруто, но запечатанный Биджу исцелял своего носителя от большинства ранений и травм, нужна была всего лишь сохранность печати. Снаружи ее можно было повредить достаточно сильной атакой, что и произошло в этот день.

Наруто пытался убежать от разъяренной толпы. Он понимал, что если его поймают, его ждут сильные побои. От гражданских ему еще удавалось убежать из-за знания окрестных закоулков, да и чакра Кьюби вместе с геномом Узумаки уже давали ему выносливость большую, чем у обыкновенного взрослого человека. Но в этот раз к "Охоте на Лиса" присоединилось несколько шиноби - у мальчика просто не было шансов.

- Бей его!

- Не уйдешь!

- Сегодня мы наконец-то закончил то, что начал Йондайме! - доносились выкрики из толпы, преследующей Наруто. Погоня, скорее даже облава продолжалась уже полчаса, но из-за шустрого Узумаки раздражение и злоба загонщиков, многие из которых находились в алкогольном опьянении, нарастали. В этот раз заводилы толпы решили, что слова не должны расходиться с делом.

Наконец, толпе удалось загнать Наруто в тупик, он попытался было вырваться сквозь небольшой просвет в плотных рядах охотников на демонов, но один из шиноби, решивших в этот день проучить джинчурики рефлекторно ударил его кунаем прямо в печать. От боли у Узумаки на мгновение проявилась чакра Кьюби - покраснели глаза, стали четче знаки на щеках. Это послужило сигналом для начала избиения. Погромщики искренне считали что действуя таким образом они ослабляют демона, но они ошибались ведь среди них не было мастера фуиндзюцу, который обязательно заметил, что побои нанесенные носителю никоим образом не сказывались на запечатанном Биджу.

За время избиения, помимо всего прочего, Наруто сломали несколько ребер, их осколки пробили легкие. Даже с такими повреждениями благодаря целительному фактору Кьюби Наруто мог дождаться, пока дежурные АНБУ не соизволят отнести его в больницу - чего торопиться, Девятихвостый все равно не даст ему умереть. Никто и не предполагал что один из шиноби, бывших в толпе недавно потерял родственника. Затуманенный алкоголем разум обвинил в потере близкого человека несчастного Наруто. Когда толпа уже начала рассасываться, он выхватил танто, усилил его чакрой молнии и несколько раз ударил Узумаки в живот. Такие повреждения уже были серьезны для печати, да и клинок был далеко не простой. Фамильная реликвия, он был выкован еще до падения Узушиогакуре и среди его свойств были разрушения фуин-техник и барьеров. Этого оказалось достаточно для прекращения целительного фактора и юный Наруто впервые серьезно почувствовал приближение смерти. Дежурная четверка АНБУ моментально разогнала "храбрых охотников на демонов", двое шиноби схватили незадачливого убийцу и потащили его в отдел допроса к Морино Ибики еще один отправился на доклад к Хокаге, оставив присматривать за Наруто Ину, в миру известного как Хатаке Какаши. Не найдя видимых повреждений и решив , что чакра демона исцелит их, Хатаке отнес Узумаки домой, вернувшись позже к любимому занятию - за пару дней за инцидента вышла очередная книга серии "Приди, приди рай". Сандайме разрешил вмешиваться АНБУ, охраняющим джинчурики, только при серьезных угрозах жизни Наруто, да и в больницу его принимали только прямого приказа Хокаге, так как никто из ирьенинов не хотел лечить лиса в человеческом обличье.

Тем временем состояние Наруто ухудшалось все сильнее, генома Узумаки не хватало на исцеление ран, чакра Кьюби, благодаря задумке Йондайме должна была лишь усилить этот эффект. АНБУ, пришедший утром проверить состояние Наруто и обнаруживший его при смерти немедленно отправился с ним в госпиталь Конохи. Ирьенины долго не хотели принимать Наруто, и лишь прибытие Хокаге заставило их взяться за работу. Может быть, если они сразу оказали мальчику помощь, у Конохи еще был бы джинчурики, но к тому моменту, когда его все-таки доставили в операционную, из почти разрушенной печати начала поступать чакра Кьюби поток которой становился все сильнее.

У Наруто из-за внутренней кровопотери началась клиническая смерть, и Кьюби стал вырываться на свободу.

Глава 1.Мелкий шрифт.

Тем временем в печати Кьюби готовился выбраться наружу. Почти столетнее сидение в трех джинчурики снизило градус терпения до нуля. Девятихвостый уже предвкушал, какую бойню он устроит в этот раз, даже отсутствие половины чакры не поколебало его самоуверенность.

- У смертных нет ни капли уважения по отношению к Биджу - во внутреннем мире Мито и Кушины я был прикован цепями каменной стене посреди лавового озера, почему же у нового джинчурики он походит на старую канализацию! Интересно, что будет дальше, навозная куча? - Кьюби прислушался к ощущениям. - Похоже, новый сосуд оказался при смерти, и проклятая печать начала разрушаться, - заметил он, наблюдая как прутья клетки стали вылетать из пазов и на печати, скрепляющей ворота, начали появляться трещины, из которых стало вырываться ослепительно белое пламя.

- Пора начинать выбираться на свободу, пока ирьенины с мастерами фуиндзюцу не спохватились, сначала нужно немного размяться. - Лис стал во весь рост и ударил передним лапами по воротам, прутьям погнулись, но устояли, а печати появилась широкая трещина, почти пересекающая ее пополам. Биджу скептически хмыкнул и, разогнавшись, ударил решетку головой, печать разорвало на мелкие клочки и ворота, сорванные с петель отлетели к дальней стене зала, в котором стояла клетка.

- Вот он, запах свободы, представляю, как переполошились все людишки снаружи. - Усмехнулся Девятихвостый, - Пора выбираться пока не примчался очередной Каге, желающий стать всенародным героем. Посмертно.

Стоило только Кьюби сделать первый шаг за пределы клетки, как он услышал два голоса, которые за последние несколько лет успел возненавидеть больше всего. Найдя их источник, он неприятно удивился, увидев двух мертвых людей, мужчина в отличие от женщины, к тому же, должен был находиться в желудке у Шинигами.

Молодой мужчина был довольно высок, у него были длинные светлые волосы, пряди на висках доставали до шеи, а также большие голубые глаза. Он был одет в обычный светло-синий костюм шиноби, на рукавах которого находились бежевые резинки. На нем также были жилет чунина, протектор Конохагакуре на синей ткани и обычные сандалии шиноби. Изо всей одежды особенно выделялось белое хаори с вышитыми у подола красными языками пламени, на спине было кандзи "Четвертый Хокаге"

Его спутница была красивой стройной женщиной с фиолетово-голубыми глазами. У нее были длинные красные волосы, которые достигали пояса, с прядями, обрамляющими ее лицо. На ней была одета бежевая блузка без рукавов, на которую сверху было надето светло-зеленое платье-сарафан до колен обычные сандалии шиноби. На левой руке выделялся тонкий браслет синего цвета.

Было заметно, что это были клоны или ментальные проекции, по ним постоянно пробегала рябь, иногда просвечивали прутья решетки и стены зала, да и вид они имели ослабленный и болезненный.

- Намикадзе Минато и Узумаки Кушина, смотрю, смерть вас изрядно потрепала! Неужели вам удалось смягчить Шинигами нытьем об одиноком и несчастном сынке джинчурики, и он, смилостившись отпустил ваши душонки в этот бренный мир? - начал издеваться над ними Кьюби.

- Неужели вы думаете остановить МЕНЯ? Как я вижу, с прошлой нашей встречи вы изрядно ослабели! Если бы у вас были силы, то вы бы без колебания кинулись на меня в атаку. Подозреваю, что при отсутствии джинчурики и сломанной печати вы являетесь не более чем статистами. - Гордо заметил Девятихвостый, чувствуя себя хозяином положения.

- Мы остановим тебя, демон, - сказал Минато.

- Мы защитим нашего сына, - поддержала его Кушина.

- Да неужели? - изумился Лис. - Кстати, где он сам? Давно хотел посмотреть на свой новый сосуд, который оказался настолько омерзительно слаб, что почти каждый месяц попадает в больницу.

- О чем ты говоришь, даттабане! - Воскликнула Кушина, - Наш сын настоящий герой, он вырос в любви и заботе...

- Если ты мне не веришь Кушина, тогда спроси своего муженька, ощущает ли он воздействие медчакры на тело джинчурики. - Прервал ее Биджу. - Уверен, что как опытный сенсор он может указать объем затраченной медчакры и даже техники, которыми ирьенины пытаются сейчас спасти вашего сына. Постоянные побои, которые он постоянно получает, мало вяжутся со статусом героя и всенародного любимца.

- Минато, - обернулась к мужу Кушина, - ты же обещал, что о Наруто позаботятся, он не останется один. Джирайя и Тсунаде должны были стать его опекунами.

- Хороша забота - мальчишка до пяти лет жил в приюте, а затем Хокаге проявив невиданную щедрость и заботу, подарил ему твою старую квартиру в трущобах. Еще при твоей жизни она, вместе с домом, в котором находилась, требовала ремонта, а сейчас, я удивляюсь, как этот сарай не разваливается от малейшего дуновения ветра. Старый извращенный любитель лягушачьих лапок Джирайя появляется в Конохе каждые полгода на несколько недель. Наруто натыкался на него пару раз возле горячих источников. Почему-то он не признал своего крестника. А Тсунаде покинула Коноху, по слухам она топит свое горе в спиртном и азартных играх. - Начал издеваться Лис над Минато и Кушиной - Нужно было запечатать меня полностью в желудке Шинигами, пока была возможности, но Минато, как настоящий Хокаге решил не лишать Коноху своего сильнейшего оружия.

- Минато, как ты мог, - потрясенно прошептала Кушина, - Я же предупреждала тебя что без поддержки семьи и близких жизнь Наруто превратиться в ад.

- Это было необходимо, Кушина, без Биджу Коноха стала бы легкой целью для атаки в следующей войне.

- Это ты сейчас говоришь как Хокаге или как муж и отец? Что для тебя важнее - твоя драгоценная Коноха или счастье сына? Вижу, ты сделал свой выбор. Кушина, хочешь, я расскажу тебе, как между вами возникли чувства? Помнишь, как тебя похитили шиноби Кумогакуре и храбрый находчивый Минато спас тебя?

- К чему ты клонишь? - недоверчиво спросила Кушина.

- Я могу точно сказать, что вокруг той памятной поляну находились Хатаке Сакумо, Джирайя, Орочимару и несколько команд АНБУ Конохи. Разве тебе не показалось подозрительным, что отойдя от Конохи не так уж далеко, твои похитители решили сделать передышку, как раз до "прибытия" храброго спасителя. Ведь джинчурики, который испытывает благодарность и любовь, намного лояльнее к родной деревне, в отличие собратьев по несчастью, которых держит долг перед родной гакурезато, который как известно является понятием довольно эфемерным. Что-то я с вами заговорился пора начать выбираться наружу.

- Что бы тогда не произошло, оно осталось в прошлом! - Крикнула Кушина, готовясь к бою.

- А сейчас мы должны позаботиться о настоящем и о будущем, - добавил Минато, присоединяясь к жене.

Чакра-цепи, с помощью которых Кушина раньше усмиряла Кьюби в этот раз рвались как простые веревки, да и печати Минато грозные раньше, сейчас были для Биджу незначительной раздражающей помехой. После непродолжительного боя Минато и Кушина истощили свои незначительные силы и стали походить на прозрачных призраков.

- И чего вы хотели этим добиться? - Спросил их Кьюби, обвив каждого хвостом. - Неужели вы не расслышали, когда я вам ясно дал понять, что вы мне не ровня! Убивать вас я пока не стану, хочу, чтобы вы стали свидетелями моего триумфа! Усмехнулся Лис, подходя к выходу из зала. - Что за... какая-то паутина, да как ее много - похоже у мальчишки не все в порядке с головой, все-таки внутренний мир отражает психическое состояние джинчурики. - Внимательно присмотревшись, Девятихвостый изумился, - да это же ментальные закладки, такого количества хватит на целую армию. Хотя, если учесть что мой сосуд должен эту армию при необходимости заменить, я ожидал чего-то подобного.

- Минато, ты же обещал, что такого не произойдет, - плача прошептала Кушина, но Хокаге лишь молчал, опустив голову.

- Так чего же вы ожидали, - рассмеялся лис, - даже если это вскроется, я уверен, что текущий Хокаге Сарутоби Хирузен всегда может заявить, что это были ошибки и просчеты предыдущей администрации молодого и неопытного Йондайме Намикадзе Минато. Интересно, какие директивы напихали в мальчишку. Кьюби начал перебирать струны паутины.

- Я стану Хокаге, даттабае!

- Сакура-тян такая красивая!

- Всегда верь Сандайме, он добрый старик и твой друг...

- Да этих ментальных закладок почти сотня! - Удивился биджу.

- Кто такая Сакура? - Дрожащим голосом спросила Кушина. - Она хотя-бы хорошая девочка?

- Она потомственная шлюха из клана Харуно, во времена клановых войн они прославились как гейши и шпионки, пока не встретились с твоими предками, Кушина. Тогда, незадолго до основания Конохи они как то поссорились с Узумаки и те запечатали их геном. Как видимо не окончательно. У Харуно было две личности - дополнительная по садизму и жестокости не уступает членам клана Кагуя и отдельным представителям Учих.

- А ты не боишься, что за время нашего разговора к телу Наруто сбежались все мастера фуиндзюцу во главе с Хокаге? - спросил демона Минато.

- А куда мне торопиться, и, главное, зачем? Во внутреннем мире джинчурики у освобожденного биджу возможностей не намного меньше, к примеру, я спокойно могу контролировать течение времени. В реальном мире прошло всего несколько мгновений, - обрадовал Кьюби Минато.

Полюбовавшись как закусивший губу Минато и льющая слезы Кушина смотрят на ментальные закладки, Лис пошел на выход, закладки не выдержав мощи биджу начали разрушаться, по стенам зазмеились трещины. Поднатужившись, Кьюби пробил в стене дыру и вышел на пустынную равнину. Находясь на равнине, которая представляла собой истинный внутренний мир Наруто, биджу с большим удовлетворением стал наблюдать, как начала рушиться каменная темница из ментальных закладок кланов Учиха и Яманака, ранее ограничивающая разум юного джинчурики.

- Ну вот и все, пора выбираться наружу, - сказал довольный Кьюби предвкушая свободу. - Сомневаюсь, что шиноби Конохи смогут помешать мне, в прошлый раз тебе, Минато, повезло что я не успел отойти от гендзюцу поганого Учихи.

- В Конохагакуре есть целый клан Учих, демон!

- Ага, и у каждого из них есть Мангеке Шаринган, - усмехнулся Девятихвостый. - А еще у вас есть толпа Сенджу с Мокутоном и десяток опытных мастеров фуиндзюцу Узумаки из семьи Узукаге.

Кьюби уже был мыслями на свободе, мечтая о способах мести жителям Конохи за почти век плена, пока вдруг не ощутил могильный холод. Стремительно приближалась сила, намного более могущественная, чем Кьюби потерявший половину чакры. Увидев нового гостя, настроение у Кьюби стремительно упало. Это было огромное чудовище в белой мантии. Его длинные седые волосы развивались, словно на ветру. Верхнюю половину лица прикрывала рогатая маска, в зубах был зажат вакидзаси.

- Шинигами! - злобно прорычал Кьюби.

- Кьюби-но -Йоко, также известный под именем Курама. - Спокойно ответил ему Шинигами, достав кинжал изо рта. - Думаю, ты знаешь, зачем я здесь.

- Неужели ты решил вернуть мне мою Инь-чакру? Нет? Тогда может, подаришь мне десятый хвост? - Начал мрачно шутить Биджу, потихоньку прикидывая пути для бегства.

- Я прибыл сюда, чтобы окончательно удалить тебя из этого мира.

- ЧТО??? - Изумление Лиса было безгранично - выпучив глаза и отвесив челюсть до земли, он в ступоре уставился на Шинигами как крестьянин узревший пришествие Ками на землю или шиноби, ставший свидетелем возрождения Рикудо Сеннина. Бедный Кьюби даже выронил чету Намикадзе-Узумаки из своих хвостов.

- Что? - Минато удивился не меньше. - Девятихвостый принадлежит Конохе! Этого не было в договоре!

- В каком таком договоре, дорогой, - медовым голосом протянула Кушина. Люди, знающие ее обычно старались убраться подальше, ведь это был первый признак надвигающейся бури.

- А ты что, не в курсе, человечек? - Удивился Шинигами, - Если джинчурики в которого запечатали Биджу с помощью "Шики Фуин" умрет до шестнадцати я буду обязан забрать его и потом запечатать полностью запечатать его в своем желудке.

- Где этот договор? - Отмер Девятихвостый, - я хочу лично увидеть его!

- Так вот же он, - Шинигами кинул ему свиток, который развернувшись, увеличился в размерах в десяток раз. - Ищи в самом низу среди мелкого текста.

- Тебе хорошо говорить,- здесь треть свитка покрыта какими-то нечитаемыми иероглифами - раздраженно процедил Лис.

- А чего же ты хочешь? Если ты не заметил, обычно я оказываю услуги мертвецам, которым уже плевать на каллиграфию, - искренне возмутился Шинигами, - И вообще, радуйся, что Ками постановил запечатать тебя в полном объёме. Это значит, что к тебе вернется не только Инь-чакра, но и украденное членами Кингин Бутай и монахами храма Огня.

- С чего именно такая щедрость? - Спросил Лис.

- Присутствие Биджу в этом мире было нашей давней ошибкой. Давным-давно Ками повелся на обман этого недобога Рикудо - раздраженно ответил ему Шинигами - Хранители и защитники мира стали инструментами войны в руках смертных, извратив тем самым первоначальный замысел.

Хи-но-Тера, Храм огня в Хи-но-Куни.

- Чирику-сама, с Сорой что-то происходит, похоже он потерял контроль над чакрой Кьюби! - прокричал один из молодых монахов нынешнему настоятелю храма Огня, бывшему раньше одним из двенадцати стражей Дайме Огня.

- Срочно приготовить подавляющие печати, начать эвакуацию гражданских! - Прокричал Чирику на бегу к келье Соры, псевдоджинчурики Кьюби, но было уже поздно, чакра Девятихвостого, вырвавшись из Соры, устремилась в сторону Конохи. - Что с ним? - спросил Чирику подошедшего ирьенина.

- Он будет жить, но правая рука серьезно повреждена, Чирику-сама, - поклонился тот настоятелю.

- У нас будут серьезные проблемы, - сморщился бывший страж. - Хорошо, немедленно отправьте гонцов к Дайме и Хокаге, чтобы сообщить о произошедшем. Надеюсь, их гнев обойдет нас стороной.

Южная граница Рай-но-Куни, могила Кинкаку и Гинкаку.

Из под земли стала вырываться пузырящаяся чакра кроваво-красного цвета. Тела братьев стали разрушаться, пока окончательно не превратились в пепел. Спустя некоторое время, чакра Кьюби собравшись в компактный шар, устремилась к Конохе. Спустя некоторое время поднятые по тревоге отряды АНБУ Кумогакуре нашли последнее пристанище величайших предателей страны Молний, в их могиле также были найдены похищенные сокровища Рикудо.

Центральный госпиталь Конохи.

Шиноби группы запечатывания во главе с Сандайме и Джирайей, срочно вернувшимся в Коноху с помощью обратного призыва были неприятно удивлены, когда два сгустка чакры Кьюби, прилетевших непонятно откуда впитались в разрушенную печать на теле Наруто.

- Что с сосудом? - спросил Сарутоби Хирузен одного из ирьенинов.

- Нам удалось преодолеть последствия клинической смерти, Хокаге-сама. Но мальчишка находится в коме.

- Джирайя, что с печатью?

- Нам не удается подобраться к ней, сенсей, - повернулся к Сандайме жабий сеннин, находящийся сейчас в режиме мудреца. - Печать защищена странным барьером, от которого исходит энергия Шинигами.

- Надеюсь, что с моим джинчурики будет все в порядке, иначе всем вам не поздоровится. - Злобно прошипел впавший в крайнюю степень бешенства Сарутоби Хирузен.

-Твоим? Может все-таки нашим? Твоя стратегия по поводу джинчурики "радует" меня, Хирузен. Сначала ты открыл всем его статус, запрещаешь его обучать и теперь хочешь получить демона в собственное распоряжение. - Презрительно сказал старик того же возраста, что и Хокаге, его правая рука и половина лица были покрыты бинтами, на подбородке имелся крестовидный шрам, при ходьбе он опирался на трость, сделанную из обработанного корня.

- Данзо! У меня все под контролем!

- Очень на это надеюсь, молись Ками, чтобы с джинчурики было все нормально, а то второго чистокровного ребенка Узумаки или младенца-полукровки у нас нет.

Внутренний мир Наруто.

- Ну вот, Курама, вся твоя Чакра на месте, пора отправляться, - сказал Шинигами Девятихвостому.

- Подождите, Шинигами-сама, а что будет с нашим сыном? - Спросила Кушина бога смерти.

- О, тут такая странная ситуация, - засмеялся он. - Дело в том, что Огама-сеннин произнес пророчество о новом спасителе этого мира, которым должен стать, по их мнению, джинчурики Кьюби, естественно из клана Узумаки, обученный на жабьего мудреца. Ками-сама не допустит второго пришествия Рикудо. У вас есть выбор - или мальчишка остается Узумаки и скорее всего в секретных лабораториях АНБУ с его помощью будут принудительно возрождать клан, или лишается своего наследия и может быть, будет жить спокойной жизнью. Каков будет твой выбор?

- Я выбираю свободу для моего сына, может без генома Узумаки Хокаге и старейшины оставят его в покое...

- Кушина, что ты делаешь? Воскликнул Минато.

- Решаю судьбу нашего сына, А ты вообще молчи, ведь твой выбор сделан еще шесть лет назад.

- Все готово смертная, пора уходить.

- Эй, погодите-ка, ведь осталось еще наследие его отца, - встрял в разговор Кьюби.

- Какой геном, я же сирота! - неподдельно изумился Минато.

- Я всегда знал, что ты наивный идиот, - начал издеваться над Хокаге Девятихвостый, - но чтоб настолько! Еще скажи, что Хирайшин тоже ты изобрел.

- Но...

- Хватит споров, мы уходим, - прервал их Шинигами.

Центральный госпиталь Конохи.

- Радуйтесь смертные, благодаря своему безграничному милосердию, Ками-сама, поручил мне избавить вас от демона! - провозгласил Шинигами.

Сандайме, Данзо, Джирайя и АНБУ шокировано наблюдали, как появившийся Шинигами запечатал в себе Кьюби. После его ухода началась суматоха, АНБУ вместе с ирьенинами стали обследовать тело Наруто.

- Печать исчезла!

- Пропали знаки на щеках!

- Чакра Кьюби больше не ощущается! -

- И что ты теперь, будешь делать, Хирузен, - мрачно спросил Данзо. - Скрыть ситуацию не получится, вся Коноха была свидетелем, да и наверняка есть еще шпионы из других деревень.

- Будем надеяться, что хотя бы сохранился геном Узумаки, пора малышу Наруто вступить в наследство.

- А мы поможем ему правильно им распорядиться, - довольно улыбнулся Данзо.

- Каково физическое состояние Узумаки? - Обратился Хокаге к одному из ирьенинов.

- Пока сложно сказать, да из комы его вывести не получается.

- Джирайя!

- Да сенсей, - мигом подобрался посерьезневший жабий саннин.

- Найди Тсунаде.

- Срок исполнения?

- Вчера.

Примечания к главе.

1 Фанфик начал писаться еще до появления Древобога и реинкарнаций сыновей Рикудо, так что к черту их! Как все было просто, когда личность Тоби была скрыта, и главной опасностью считался план "Глаз Луны". Сейчас стараниями Кишимото собрался такой винегрет, что для его разрешения обычным роялем в кустах не обойдешься - тут уже нужен большой симфонический оркестр с солирующим органом из какого-нибудь католического собора.

Глава 2. Равноценный обмен.

Даже спустя месяц после окончательного запечатывания Кьюби в желудке Шинигами в кабинете Хокаге все еще царила напряженная атмосфера Сандайме Хокаге Сарутоби Хирузен, Шимура Данзо и присоединившиеся к ним старейшины Митокодо Хомура и Утатане Кохару пытались решить, как им поступать в сложившейся ситуации. Медицинские тесты, проведенные на Узумаки Наруто, показывали неутешительные результаты.

- Как такое в принципе возможно? - нервно спросил Хокаге своих собеседников, набивая трясущимися руками табак в трубку. - Вы говорите мне, что у Мальчишки пропал геном Узумаки! Получается, что к потере биджу добавилась исчезнувшая ценная генетическая линия. Выходит, все свитки Узумаки, наш честный трофей, полученный после того как бойцы АНБУ и Корня под руководством Джирайи и Орочимару добили выживших Узумаки оказался бесполезен? Как такое в принципе возможно? - Впадал бешенство Сандайме, набивая трясущимися руками в трубку табак.

- Хирузен, ты сам тогда отдавал приказ об уничтожения победителя битвы при Узушиогакуре. Победа малой ценой, чужой кровью и на чужой земле - так ты тогда говорил? Вместо того чтобы спасти наших союзников, ты решил заполучить джинчурики только для Конохи, ведь по договору, Узумаки предоставляли нам их в аренду, в честь заключенного ранее "Вечного союза". Я предупреждал тебя, что нам нужно было спасти хотя бы детей, чтобы в случае потери контроля джинчурики имелась возможность перезапечатать биджу в нового носителя. Но нет, тебе нужна была одинокая и доверчивая Кушина, которая была бы полностью подконтрольна доброму и заботливому Хокаге. Где бы ты стал брать ей преемника, в случае непредвидимых обстоятельств. Неужели ты не помнишь, что Мито-сама после запечатывания Кьюби новых детей так и не завела. Хотя сама она еще находилась в детородном возрасте, а Шодайме считался лучшим ирьенином из ныне известных. Просто чудо, что Кьюби просидел в полукровке целых 6 лет без эксцессов, - жестко ответил Хирузену глава "Корня".

- Что самое возмутительное,- счета Узумаки доставшиеся Кушине от Мито в отсутствие наследника согласно закону уйдут к Дайме. - Раздраженно заметила Кохару. - Я уже распланировала, на что их потратить.

- Тебе будет достаточно тех средств, которые собирала Тсунаде на модернизацию госпиталя и подготовку ирьенинов. И части активов Сенджу, над которыми удалось получить контроль после трагических и безвременных смертей членов некогда великого клана. - Презрительно процедил ей Хомура. - Меня больше интересует другой вопрос - в кого нам запечатать Кьюби в случае его возращения? И получили уже другие деревни известия по поводу потери нашего оружия?

- Да, по-моему, даже заключенные в тюрьме Хозукиджо узнали об этом. А другие гакурезато начали активно тревожить наши границы. Даже выкормыши Кусагакуре перебили пару наших патрулей и разгромили несколько торговых караванов, чего не случалось со времен Первой Войны Шиноби. Ладно, Мрачные Жнецы, эти отродья биджу шляются, где хотят, но когда границу переходят даже простые асигару... Большой и страшной дубинки в виде Девятихвостого у нас теперь нет. - Цинично ответил Данзо, с презрением глядя на старейшин. - Да и Семихвостого у Водопада перехватить не получится, Ива и Кумо уже сообщили, что это будет поводом к началу новой войны шиноби.

Неизвестно, сколько времени, продолжались бы выяснения отношений, но спорщиков прервала маленькая оранжевая жаба в синей жилетке, запрыгнувшая в кабинет Хокаге через окно.

- Хокаге-сама, я Гамакичи, Джирайя-саннин послал меня сообщить, что он нашел Сенджу Тсунаде в городе Танзаку-Гай. Он также просил передать, что встреча произошла тяжело и неприветливо, так что не нужно посылать отряды АНБУ. Дабы не усугубить ситуацию.

- Хирузен, как ты думаешь, Тсунаде согласится помочь решить нашу проблему? - нахмурившись спросила Кохару.

- Я уже ни в чем не уверен, а после того, как мы помогли оставшимся Сенджу отправиться к предкам, Тсунаде больше ничего не держит в Конохе. - Раздраженно ответил старейшине третий Хокаге.

- Неужели она не захочет даже помочь своему крестнику...

В тоже время, Танзаку-Гай.

- Кха! - Согнувшись пополам, сплюнул кровь Джирайя. - Тсунаде-химе, не нужно злиться - это тебе не идет. Морщины появятся, в конце концов. Только не по лицу! Ай!

- Ну ка, извращенец повтори еще раз, что ты сказал про моего погибшего крестника? - Гневно прошипела Тсунаде, впечатывая извращенного отшельника в стену. - Как ты смеешь заявиться сюда и заявлять, что он жив!

- Тсунаде-химе, но Наруто действительно жив, правда находится в коме, - заискивающе сказал Джирайя.

- Быть того не может, я лично проводила осмотр тела, он мертв! - начала впадать в бешенство внучка первого Хокаге.

- Тсунаде подожди, ты все не так поняла - тогда ты видела не самого Наруто, а репликацию его тела на основе Чи Буншин Техники кровавого клона) подготовленного сенсеем. Пойми, мы не могли позволить, чтобы ты воспитывала его. Любой ребенок, принятый тобой на воспитание, уже вызвал бы пересуды. А если учесть, что мальчик как две капли походил на Минато, который, как известно, сошелся с твоей племянницей, Кушиной... - начал торопливо объяснять жабий саннин.

- В таком случае, Наруто мог бы вырасти в любящей семье! - продолжала бушевать Тсунаде.

- Потише! - оглянувшись, Джирайя сложив печати вызвал малый изолирующий барьер - Если бы в Ивагакуре и Кумогакуре узнали, что у Минато и Кушины есть дети, то они стали бы первоочередными целями на похищение или убийство. После буйства Кьюби мы потеряли погибшими каждого пятого шиноби. Еще сотни четыре остались калеками, преимущественно это сенсоры Абураме, отравившиеся ядовитой чакрой биджу и Учихи, за которыми Девятихвостый под конец стал гоняться целенаправленно. К тому же, - продолжил он, - Так называемая "победа" в третьей мировой войне шиноби стала возможна из-за нежелания Скрытого Камня продолжать эту порядком затянувшуюся войну. Ведь главная цель - уничтожение клана Сенджу была достигнута. Да и старые монстры из страшных сказок и рассказов стариков повылезали из своих нор. Все давно знают, что у Хагоромо хватает сильных воинов, чего стоят только "визиты дружбы" в квартал клана Инудзука и осада Узушио, но никто и не мог даже предположить, что они смогут хоть частично восстановить свой былой потенциал. Просто чудо, что их Вождь тогда решил, что создание сухопутного коридора до Хозукиджо является более приоритетной целью. После заключения мира, в Коноху, за исключением тебя, вернулось всего десяток калек, которые скоропостижно "скончались при невыясненных обстоятельствах". Я пытался расследовать их смерти, но сенсей и Фугаку-теме запретили, иди занимайся разведкой, сказали они мне, - мрачно добавил жабий отшельник.

- И что, Коноха даже не потрудилась бы защитить детей своих героев? Мы же победили в войне, Ива и Кумо были ослаблены, - искренне возмутилась Тсунаде.

- Это была та еще победа, - грустно усмехнулся Джирайя. - Как оказалось, широко разрекламированная победа Минато, когда он, якобы победил целый батальон шиноби Ивагакуре, была пшиком. С помощью моего наивного ученика Тсучикаге избавился от преступников и смутьянов. Да и большинство из них было слабо обученное мясо, чунинов в том отряде было не более трех десятков. Джонинов не было вообще. Как оказалось, в том отряде был помимо прочего весь молодняк клана Камизуру - старый пройдоха Ооноки таким образом избавлялся от конкурентов. А дальнейшее ты знаешь - после победы кланы недовольные правлением сенсея выбрали на его место юного героя, в "одиночку уничтожившего армию Ивагакуре".

- Выходит, Наруто стал очередной пешкой в политической игре старой обезьяны? - Спросила Тсунаде Джирайю. - Что же такого произошло, что ты искал меня по всей стране Огня?

- А ты разве не слышала последние новости из Конохи? - неподдельно изумился жабий саннин.

- После потери родных и близких я не интересуюсь новостями из этой проклятой Ками деревни, - жестко сказала последняя Сенджу.

- На Наруто было совершено покушение, Кьюби вырвался на свободу, а сам мальчик лежит в коме, - быстро пробормотал Джирайя, морально готовясь к новым побоям.

- Джирайя-кун, - нежно пропела Тсунаде, - наверно из-за чрезмерного употребления саке у меня возникли проблемы со слухом и мне послышалось, что...

- Все ты правильно поняла, - раздраженно ответил ей Джирайя, решивший, что угроза побоев его миновала.

- И чего от меня хотят четыре старых развалины? Неужели им нужно, чтобы я попыталась пересадить геном Узумаки для нового джинчурики? Даже моему деду это было не под силу!

- Новый джинчурики, похоже, уже будет не нужен, - мрачно ответил Джирайя. - Во-первых, я лично был свидетелем, как Шинигами окончательно запечатал Кьюби. Я все вокруг проверил в режиме отшельника, и нигде не нашел и капли чакры Биджу. Кроме того, как говорят мои шпионы, исчезла также часть чакры Девятихвостого, которая хранилась в храме Огня. А во-вторых, Наруто после извлечения выжил...

- Ну еще бы, он же Узумаки, - усмехнулась Тсунаде.

- ... но впал в кому и как показала уже наверное сотня различных тестов, полностью утратил геном Узумаки. - Подавленным тоном сказал Джирайя.

- А вот это уже серьезно, Сарутоби с Данзо и старейшинами, наверное, впали в бешенство из-за ускользающего богатства Скрытого Водоворота, - после легкого смешка ответила ему Тсунаде.

- С помощью крови Наруто не получается открыть даже простые свитки, предназначенные для простых членов клана, чего уж говорить о большем, - заметил Джирайя. - Не стоит также забывать, что по давнему договору, в отсутствие прямых наследников клановые счета получает Дайме. После потери генома Наруто таковым считаться не может.

- И Хокаге хочет, чтобы я восстановила мальчику геном? Я уже говорила, что с кеккай-генкаем Узумаки такое невозможно!

- По крайней мере, ты можешь попробовать под шумок оформить опеку над Наруто. Кумо он уже не интересен, а из Ивы уже пришли анонимные поздравления по случаю потери наследия Четвертого. Так что если сенсей будет упираться по поводу защиты мальчика от шиноби враждебных деревень, ты всегда можешь отправить письмо Ооноки, чтобы спросить его, будет ли он преследовать твоего крестника за грехи его родителей.

Немного поразмыслив, официальная последняя Сенджу все же решилась отправиться в Коноху.

- Шизуне! - спросила она свою ученицу, тихо просидевшую весь это сложный разговор в стороне. Я собираюсь отправиться в Коноху, окунуться в политическое дерьмо. Предупреждаю сразу, будет тяжело, если хочешь, я могу представить тебя ко двору Дайме, по крайней мере там Хокаге и старейшины не посмеют тебя тронуть. Ты сможешь спокойно переждать поднявшуюся бурю.

- Тсунаде-сама, как вы могли подумать, что я брошу вас! - Возмутилась Шизуне - Вы обучили меня всему, что я знаю! После смерти дяди вы единственная, кто заботился обо мне! Разве это дело, когда ученик бросает учителя перед лицом тяжелых испытаний?

- Спасибо Шизуне, я ценю это, - устало улыбнулась Тсунаде.

Спустя день, ворота Конохи.

Два вечных стража ворот, Камизуки Изумо и Хагане Котетсу предавались безделью, пытаясь скоротать смену. Вдруг перед ними появилась гигантская жаба, на которой находился Джирайя в сопровождении двух молодых женщин.

- Наруто все еще в больнице? - Спросил грозно Джирайя у привратников.

- Д-да, - нервно ответил Изумо.

- К чему это ты клонишь? - Настороженно спросила Саннина невысокая большегрудая блондинка.

- Видишь ли, раньше из-за его состояния, Наруто не жаловали в больнице, и часто они выгоняли мальчика на улицу с не долеченными ранами.

- Вот оно как, - мстительно протянула собеседница саннина. - Придется потом пообщаться с этими, с позволения сказать, врачами.

После их ухода Хагане Котетсу спросил напарника.

- А кто эта женщина, что так грозно общалась с самим Джирайя-самой?

- Молчи кретин, - ответил ему Изумо. - Это была Сенджу Тсунаде, одна из трех Легендарных Саннинов. Я слышал, что она вроде бы является крестной Наруто.

- Так почему же она покинула Коноху? - Удивился Котетсу.

- Ей вроде бы сообщили о смерти Наруто, думаю, скоро в Конохе начнутся жаркие деньки.

- И что планируешь делать?

- Попрошусь в дальнее патрулирование на пару месяцев, пока все не утрясется - ответил ему Изумо.

- Э-э, и я тогда думаю с тобой отправиться, а то вечно ты без меня попадаешь в какие-то переделки.

- И то верно...

Центральный госпиталь Конохи, Палата Наруто.

- И как он? - мрачно спросил жабий саннин у Тсунаде, проводящую процедуры над телом мальчика.

- Из комы у меня получится вывести его примерно через неделю, - ответила ему медик.

- Сенсея и старейшин будет интересовать совсем не это...

- Даже на смертном одре они не будут переставать думать о прибыли, Джирайя выйди, не мешай мне работать. Кучиесе но дзюцу.

- Добрый день госпожа Тсунаде, меня зовут Катсу, - сказал призванный слизень высотой примерно до пояса. - Чем я могу вам помочь?

- Катсу, мне нужно, чтобы ты помогла Шизуне с анализом крови.

Шизуне, подошедшая к Наруто замерла - его лицо, лишенное полосок и обрамленное поседевшими после извлечения Кьюби волосами вызывало в ей смутное чувство узнавания. И вдруг ее озарило.

- Тсунаде-сама, не могли бы вы поднять барьер?

- Хорошо, - сказала великий медик, АНБУ, ведущие снаружи прослушку раздосадовано ругнулись, обнаружив барьер. - Что ты хотела мне показать?

- Присмотритесь внимательно к мальчику - вам не кажется, что он похож на вашего двоюродного деда в молодости?

- А ведь действительно... Чем Ками не шутит! - Сказала Тсунаде, распечатывая из свитка образец крови Тобирамы Сенджу. Катсу, сравни-ка образцы.

- Провожу анализ... Подождите! Есть совпадение! Сходство чуть больше 98%

Тсунаде стала вспоминать формулу коэффициентов определения родства.

- 98% и выше это третье поколение потомков - малыш Наруто приходится правнуком Нидайме. Родные Кушины мне известны, Минато был сиротой... Подождите ка! Вспомнила! Хирайшин! Мой двоюродный дед незадолго перед своей смертью стал разрабатывать технику аналогичную той, которую использовал Йондайме. Один черновик так и не нашли. Так как Тобирама обычно запирал свои свитки фуиндзюцу, то открыть их мог только человек, обладающий кровью Сенджу. Наверное, Минато нашел черновик в библиотеке - дальнейшее уже история.

- Но Тсунаде-сама, как же родство, у Тобирамы-самы особенно силен был Суйтон, а у Минато-сана, был Футон. - Удивилась Шизуне.

- Вполне возможно, что матерью Минато была куноичи из страны песка. Насколько я помню, во время Первой Мировой Войны Шиноби в плен попадалась даже пара представительниц клана Сабаку. - Задумчиво ответила ей Тсунаде. - Важно то, что у клана Сенджу появилась надежда на возрождение.

- Спи спокойно, Нару-тян, - улыбнулась Тсунаде, подходя к кровати Наруто, - когда ты проснешься, то уже никогда не будешь один.

Пояснения к главе.

1 Кусагакуре таким образом проверила реакцию Конохи на потерю джинчурики, как оказалось, несмотря на появившиеся признаки агонии, пациент пока еще очень даже жив.

Глава 3. Старые счеты.

Неделю спустя после прибытия Тсунаде в Коноху. Центральный госпиталь Конохагакуре.

Проведя над Наруто очередные медицинские процедуры, Тсунаде решила передохнуть. В коридоре госпиталя ее взгляд наткнулся на невысокого усатого черноволосого человека в коричневом кимоно и темной накидке. К нему испуганно жалась маленькая девочка в фиолетовом кимоно. Ее каштановые волосы достигали пояса, лицо обрамляли две пряди достигающие плеч. Левая прядь, заплетенная в косичку, была чуть длиннее правой. В больших глазах девочки, имеющих золотистый оттенок, плескались любопытство.

- Курама Мурамаса, ты ли это, старый друг? - спросила Тсунаде, подходя к необычному посетителю, напомнившего ей старого знакомого.

- Я польщен, что вы, Тсунаде-сама еще помните наш клан, но Мурамасой звали моего умершего отца. Меня же зовут Курама Муракумо, а это моя дочь Якумо, - указал он на малышку, осторожно выглядывающую из-за спины отца. - Меня часто путают с отцом, говорят, я его точная копия...

- Муракумо, как же ты вырос, я помню тебя еще безусым генином, - тепло улыбнулась Тсунаде.

- От лица клана Курама я приветствую вас в Конохе, мы всегда будем помнить, что именно благородные Сенджу спасли нас от уничтожения Учихами больше ста лет назад, если вам понадобится какая-нибудь поддержка, смело обращайтесь к нам. Хоть мы и потеряли во время третьей мировой войны шиноби значительное количество воинов, но наше влияние осталось на прежнем достаточно высоком уровне. Прошу извинить меня, что я не мог засвидетельствовать вам свое почтение раньше, но у моей дочери возникли проблемы со здоровьем. Сейчас мы идем на прием к доктору Ишиде.

- Ишида... Харука? Я не доверила бы этому коновалу работать даже на скотобойне - этот косорукий болван оставил калеками немало шиноби, которых еще можно было вылечить. Давайте я сама посмотрю, что можно сделать, правда, сейчас я занята - мне нужно подготовиться к совещанию у Хокаге. Через пару дней сообщу, когда смогу выделить время на осмотр вашей дочери Муракумо-доно.

- А как же... - замялся Муракумо, - столь некомпетентный врач оказался на посту начальника больницы.

- Влиятельные родственники, - скривилась Тсунаде, - Кохару похлопотала насчет своего непутевого племянничка.

Башня Хокаге Несколькими часами позже.

Помимо Сандайме Хокаге Сарутоби Хирузена, главы Корня Шимуры Данзо, на время кризиса вернувшегося также к исполнениям обязанностей командира АНБУ и почетных старейшин Митокадо Хомуры и Утатане Кохару присутствовали также главы кланов, представляющие собой Совет Шиноби. Также на совещание были приглашены представители различных торговых домов, являющиеся Гражданским Советом Конохи, , и заслуженные члены Совета Джонинов, которых возглавлял молодой, но уже получивший известность глава отдела допроса Морино Ибики.

- Сегодня мы собрались здесь, что бы обсудить судьбу мальчика, ранее известного под именем Узумаки Наруто, - начал Сандайме. - Как вы все прекрасно помните, именно в нем шесть лет мой героически погибший предшественник запечатал Кьюби. В будущем Наруто должен был стать защитником Конохагакуре, благодаря демону и своему наследию он был бы сильнейшим активом для деревни. Из-за цепи трагических обстоятельств во время покушения Биджу попытался было вырваться наружу, но благодаря экспериментальной печати, разработанной Йондайме, сработал некий предохранитель и Девятихвостый оказался полностью запечатан в желудке Шинигами.

- Хокаге-Сама, а эти сведения точно верны? - Осторожно спросил Нара Шикаку, - вдруг Кьюби неизвестным образом удалось вырваться на свободу?

- Это невозможно, - раздражено ответил Хокаге. - Я и Джирайя лично видели шесть лет назад, как Шинигами без видимых усилий вырвал у Лиса половину его чакры. Если Шинигами удалось справиться с Девятихвостым когда он был свободен и находился в полной силе, то с запечатанный и ослабленным Биджу у него не и подавно возникло никаких проблем.

- Но при призыве такой могущественной сущности, как Шинигами нужна сильная жертва, - удивился Учиха Фугаку. - В прошлый раз Намикадзе Минато пожертвовал собой, чтобы запечатать демона. Какую плату забрал Шинигами в этот раз?

- Шинигами... лишил юного Наруто кеккай-генкая Узумаки, - сокрушенно наклонил голову Сарутоби. - Полностью исчез геном знаменитых мастеров фуиндзюцу. Приведу пример, того, что мы потеряли - возможности и навыки Джирайи по сравнению даже с полукровкой Узумаки серьезно ограничены по силе и разнообразию. Кроме того, не стоит забывать, что красноволосые идеально подходили в качестве джинчурики для различных демонов благодаря особенностям своей чакры. Да и об их силе давно ходили легенды, шиноби считавшийся в Узушиогакуре обычным джонином в любой из великих деревень без проблем получил бы пограничный ранг S. Одного кретина оказавшегося в неположенное время в неположенном месте с запрещенным оружием, которое разрешено иметь только кланам и АНБУ оказалось достаточно, чтобы многолетние планы по созданию бессмысленного, верного деревне оружия пошли прахом.

- Владельца клинка, сделанного кузнецами Узумаки, зовут Ода Такеши,37 лет, не женат, в связях с шиноби враждебных деревень замечен не был. - Начал монотонно рассказывать Ибики о задержанном. - Как было установлено, во время нападения Девятихвостого он потерял всю семью, за исключением младшей сестры, которая выжила после удара одного из хвостов демона. За полторы недели за инцидента она скончалась от непредвиденных осложнений вызванных последствиями отравления чакрой Кьюби, Решив отомстить за смерть сестры Девятихвостому лису, за воплощение которого он ошибочно принял Узумаки Наруто, в ночь празднования фестиваля изгнания Лиса, Ода присоединился к толпе, которая уже традиционно собиралась нанести побои мальчику. После проведенных допросов с различными степенями воздействия удалось выяснить, что решение ударить прямо в центр печати было спонтанным.

- Демон теперь не будет угрожать нам.

- Теперь мы свободны от постоянной угрозы возвращения Девятихвостого, - послышались довольные выкрики от представителей Гражданского Совета.

- Заткнитесь идиоты, - разозлился Сандайме, - разве вы не понимаете, что без собственного биджу на поводке мы остались беззащитны перед нападением других деревень. Потеря Кьюби низвела нас на уровень второстепенных деревень вроде Травы или Водопада. Множество шиноби ничего не решают на поле боя, когда обученный джинчурики способен парой атак отправить к предкам добрую половину армии. То, что еще не началась новая война шиноби, является нежеланием Ивы и Кумо устраивать новый передел мира на данный момент.

- Ваше заявление по поводу второстепенных деревень некорректно, Хокаге-сама, - Донесся до Сарутоби возмущенный голос Инудзуки Тсуме. - Скрытый Водопад до сих пор не оправился от той бойни, что ему устроили маньяки из клана Хагоромо в конце последней Мировой Войны. Напомню вам, что нынешняя джинчурики Семихвостого это, скорей всего дочь, той несчастной, что почти год была игрушкой у Жнецов, и, судя по цвету волос полукровка-Хагоромо. Травников мерить по себе и подавно не стоит - у них даже в самые худшие времена хватало людей, способных прийти куда угодно, взять все, что они пожелают и убить любого противника, будь он даже Каге или джинчурики.

- У нас тоже есть, что противопоставить вражеским джинчурики, - гордо заявил Учиха Фугаку. - Мой клан...

- Окажется почти полностью бесполезен, - прервал его Хокаге. - По имеющимся у нас сведениям, джинчурики достигший полного взаимопонимания со своим биджу становится неуязвим для любых гендзюцу. Легендарного Мангеке Шарингана, чтобы опровергнуть эту теорию на практике, к сожалению у вас в клане данный момент нет.

- А как быть с наследством Узумаки - свитки с техниками, денежные счета? - Осторожно поинтересовался Хьюга Хиаши.

Хокаге злобно скривившись, стал набивать трубку табаком. Старейшины сидели с кислыми физиономиям, смотря на Хьюгу, как на кровного врага, ведь тот вынес на общее обсуждение очень неудобный вопрос, который они хотели бы оставить в тайне.

- Согласно давнему договору, предшествующему основанию Конохи, - начал объяснять Сандайме. - После вымирания одного из кланов Конохи, все сбережения и свитки с техниками должны отправиться на хранение к Дайме Огня. Еще во время клановых войн Узумаки выстроили рядом с его дворцом особое хранилище, способное, по слухам выдержать одновременно несколько бомб биджу. Правда это или нет - не знаю, но Учихе Мадаре в свое время внутрь пробраться так и не удалось... Но вы не расстраивайтесь, если каким-то чудом нам удастся возродить клан Узумаки и мы не облажаемся, как в случае со специальным проектом 00342 то дайме вернет и свитки и счета, предварительно взяв четвертую часть денег за хранение.

Пока титаны местной политики проводили время во взаимных спорах и обвинениях, Курама Муракумо ожидал появления Тсунаде. По воспоминанием отца, принцесса клана Сенджу обладала импульсивным неуживчивым характером, и одним только появлением могла разрушить уже сложившиеся политические расклады. Вдруг разгоревшийся спор прервал боец АНБУ, который быстро подбежал к Хокаге и прошептал ему на ухо безрадостную судя по лицу Хирузена весть.

- Прекратили споры! - взревел он в гневе. - ТИХО!!! Господа... и дамы, добавил Сандайме, покосившись на Утатане Кохару и Инудзуку Тсуме. - Я... хочу сообщить вам пренеприятное известие - Дайме решил посетить Коноху на месяц раньше обычного срока.

- Почему мне ничего не известно? - возмутился Данзо. - Мои люди круглосуточно следят за ним и его ближайшими придворными.

- Как видно, твои люди работают уже не так хорошо как раньше, Данзо. - не упустил случая наступить на больную мозоль своему давнему сопернику Сарутоби. - Мститель с запрещенным оружием, пропадающие отряды, что будет дальше?

- Мои люди профессионально подготовлены и способны справиться с любой задачей, - огрызнулся глава Корня.

- И когда же Дайме-сама, да правит он тысячу лет решит посетить Коноху? - осторожно спросил Нара Шикаку.

- О, Дайме уже здесь, - раздраженно ответил ему Хокаге, - что самое возмутительное, за ним следили почти пять десятков агентов, и хоть бы один сообразил послать весть...

- Может, потому что некому было ее послать, - послышался сильный голос человека, с рождения привыкшего повелевать судьбами тысяч. Это был пожилой человек среднего роста, одетый в богатое кимоно зеленого цвета поверх которого было накинуто черное хаори, его сопровождала невысокая светловолосая женщина, одетая в церемониальное кимоно белого цвета.

- Дайме-сама, какая честь! - Выйдя из-за стола, расплылся в фальшивой улыбке Хокаге. - Что же вы не предупредили нас о вашем приезде, народ Конохи устроил бы вам праздничную встречу! Кстати не представите нам свою очаровательную спутницу?

- Видно старость оказалась к вам неблагосклонна, Сарутоби-сан, неужели ваши глаза настолько вас подводят, что вы не узнаете собственную ученицу?

В зале повисла гнетущая тишина, все с нескрываемым любопытством уставились на Тсунаде, которая сегодня выглядела под стать своему положению главы клана Сенджу. Привычный наряд, состоящий из серого кимоно без рукавов с накинутым сверху зеленым халатом, обтягивающих черных кожаных штанов и темных сандалий на высоких каблуках был заменен белым шелковым кимоно с гербом Сенджу на спине, на ногах были дорогие сандалии гэта с белыми таби. Волосы же Тсунаде, обычно собранные в два хвоста, на этот раз были уложены в сложную прическу.

- Тсунаде, это ты? - Шокировано спросил не верящий свои глазам Сандайме.

- А вы ожидали кого-то другого, сенсей? - язвительно ответила Тсунаде.

- Сенджу-сан любезно согласилась сопровождать меня по Конохе, - спокойно ответил Дайме Огня Сарутоби Хирузену, ведь последний мой визит проходил еще до буйства Лиса. После разрушений, что он нанес, облик деревни мог непоправимо измениться. Как я понял, сейчас вы обсуждали ужасную, невосполнимую потерю - исчез без надежды на восстановление древний и могучий клан. И согласно договору, заключенному моим дедом с Сенджу Хаширамой я обязан принять на хранение все денежные средства клана Узумаки, а также все их свитки с техниками, коих насчитывается более полутора тысяч штук.

- Что? - удивилась Тсунаде. - Но моей бабушке принадлежало меньше четверти от этого количества!

- А разве вы не в курсе, Сенджу-сан, - удивился дайме. - После падения Узушиогакуре Хокаге смог так сказать, позаботиться о наследии погибших союзников. Ведь у него еще оставалась химе клана, Узумаки Кушина, с помощью которой он, наверное, планировал возродить былое величие. Ведь так? Я прав? - Обратился он к Хирузену и старейшинам, взирающим на него как мыши на голодного удава. В их головах лихорадочно крутилась одна мысль "КАК? Откуда он узнал?" - И клану Узумаки принадлежит, судя по имеющимся у меня документам, примерно пятая часть всех активов Конохи. - Этим фактом Дайме окончательно добил четырех старых интриганов, ведь в состав имущества Узумаки входили не только счета в банке, но и различные мастерские, торговые компании, магазины, что на довольно крупный город, лишь по традиции продолжавшийся называться деревней выходило не так уж и мало. Если к счетам старейшины с Хокаге подобраться так и не смогли, то движимое имущество спокойно поделили между собой, не забыв бросить несколько подачек представителям Гражданского Совета Конохи.

- Я бы, наверное, смог прибыть и раньше, через несколько дней после инцидента, - начал добавлять Дайме очередные гвозди в крышку гроба политических амбиций Сарутоби Хирузена и старейшин. - Но, как оказалось, в моем доме завелось немало паразитов, - добавил он зловещим тоном, от которого Данзо пробрала еле заметная нервная дрожь. - Асума, Китане! - позвал Дайме пару членов Шугонин Джуниши, - занесите сюда мои подарки. - Два члена Двенадцати Защитников Дайме Огня с некоторым трудом затащили внутрь два объемистых мешка.

- Организация Корень была запрещена сразу по моему приказу за аморальные методы ведения войне вскоре после Третьей Мировой Войны Шиноби, да шиноби далеко не ангелы и на войне случается всякое, но ты, Шимура Данзо слишком перешел все допустимые границы. Неужели ты решил уподобиться клану Хагоромо времен его расцвета? Когда Травники стали упускать из рук инициативу и решили, что для удержания власти дозволены любые методы и средства - начал издалека дайме Огня. - Как же вы мне объясните четыре с половиной десятка людей, которые вели слежку за мной? - подал он знак рукой своим охранникам, и те вывалили на пол из мешков отрубленные головы. Одетые в одинаковые безликие маски с кандзи Корень на лбу, они казались неотвратимым напоминанием о бренности бытия. Шимуре Данзо увидевшему доказательство смерти своих подчиненных, с большим трудом удалось сохранить самообладание. - Похоже кто-то забыл, где его место, - мстительно заметил Дайме. - Если вы, постоянно жалуясь на недостаток финансирования, успеваете подготовить несколько десятков нигде неучтенных шиноби уровня джонинов, то может мне стоит сократить ежегодное финансирование Конохи и перенести часть заказов в другую гакурезато, ту же Суну, например? В последнее время они сильно рассорились с Дайме страны Ветра и сидят на голодном пайке, почти не получая миссий... - продолжал рассуждать перед притихшим Советом Конохи дайме Огня. - Да и не стоит забывать, что на содержание и воспитание осиротевшего наследника Узумаки вам ежегодно выделялась приличная сумма, и где спрашивается результат? Почему же мальчик до пяти лет жил в приюте, а потом оказался выброшен на улицу? Зачем его крестной матери солгали о его смерти - продолжал задавать Дайме неудобные вопросы.

- Мальчишка содержал демона, Дайме-сама! - Громко крикнул из ряда, где находились гражданские советники человек с розовыми волосами, Харуно Кизаши.

- То есть, отрицая наследие мальчика, и относясь к нему как к изгою, вы поставили себя на один уровень со мной. - С холодом спросил Дайме. - Тем самым нарушив кучу законов, вы узурпировали мою власть. - В зале собрания стал сгущаться арктический холод. - Я хочу напомнить тебе, крестьянин, самое первое и основополагающее правило Хи-но-Куни - Власть Дайме Огня имеет право узурпировать только сам Дайме Огня. Казнить этого идиота! - Подал знак своим охранникам Дайме.

- Что вы делаете! У вас нет права!- Испуганно закричал Харуно глядя на подходящего к нему Сарутоби Асуму.

- Как это у меня нет прав? - искренне изумился Дайме Страны Огня. - А на чьей земле тогда стоит Коноха? И даже Хокаге, похоже что из-за подступившей старости забывший истинное положение дел в Стране Огня, является таким же моим подданным, как какой-нибудь безвестный нищий. Убей его, Асума! - Младший сын нынешнего Хокаге, года три назад демонстративно покинувший родной клан и принесший клятву верности Дайме, одним ударом отрубил голову зазнавшемуся Гражданскому Советнику из клана Харуно. Это произвело сильное впечатление на всех представителей Совета Конохи, особенно на давно привыкших к своей безнаказанности торговцев из гражданского совета.

- Все вы наверное забыли, что я не дайме какой-нибудь мелкой страны, для захвата которой достаточно незначительного отряда шиноби. - Гневно начал бушевать Дайме страны Огня. Мировая Война Шиноби, как красиво и поэтично звучит. Ведь если бы их начинали дайме или монахи, то они наверняка бы назывались Мировыми Войнами Монахов или Самураев. Почему то в последнее время стали забывать, что во время Первой и Второй Мировых Войн именно мои самураи, по численности и подготовке, уступающие лишь Хагоромо и армии Страны Железа и многочисленные и воинственные сохеи из Хи-но-Тера уберегли вас от поражения. В следующий раз сражайтесь сами, без Биджу, без союзников. Тсунаде-сан, - обернулся Дайме Огня к своей спутнице, - благодарю вас, за то, что помогли поставить мне зарвавшихся слуг на свое место. Что вы хотели у меня попросить?

- Дайме-сама, я хотела бы полностью оформить над своим крестником и принять его в клан.

- Но как вы сами говорили, он полностью лишился генома, - удивился Дайме Огня.

- Только той его части, которая относилась к клану Узумаки, как вы прекрасно помните, наши кланы имели общее происхождение, да и один из дедов Кушины был из клана Сенджу. - вежливо ответила Тсунаде.

- О-о - Уважительно посмотрел на нее Дайме. - Это уважительная причина. - Полагаю, возражений нет? - обернулся он к запуганному совету. Те без колебаний согласились с предъявленными требованиями. Курама Муракумо в восхищении глядел на принцессу Сенджу, в несколько мгновений восстановившую утраченное влияние своего клана.

- Запомните все, - чеканя слова обратился к совету Дайме Огня, с которого давно слетела маска пожилого уставшего аристократа. Сейчас перед людьми, находящимися в зале Совета стоял истинный повелитель Хи-но-Куни. - Клан Сенджу находится под моей защитой, любое покушение на них будет рассматриваться как покушение на меня. Пока живы они будет стоять и Коноха, иначе ничто не будет сдерживать меня стереть вашу деревню с лица земли. Уверен, что Ива или Кири с большой радостью в этом мне помогут.

Пару часов спустя, госпиталь Конохи.

- Можешь поздравить меня, Шизуне - теперь я официально тетя Сенджу Наруто, - довольно улыбнулась Тсунаде своей ученице. - Как сам мальчик?

- Он уже очнулся, но очень напуган и никого не подпускает, - огорченно ответила Шизуне.

- Я собираюсь поговорить с ним, проследи, чтобы нам не помешали.

- Будет исполнено, Тсунаде-сама, - поклонилась наставнице Шизуне.

- Добрый день, Наруто - Поздоровалась теперь уже глава клана Сенджу, заходя в палату. - С тобой все хорошо?

- Кто вы? - Настороженно спросил мальчик, глядя на нее из под одеяла.

- Я твоя крестная, меня зовут Сенджу Тсунаде, - тепло улыбнулась она мальчику. - Я сожалею, что не смогла встретиться с тобой раньше, так как мне сообщили, что ты погиб при рождении. Но не бойся - теперь я тебя никогда не брошу.

- Вы обещаете? - С надеждой уставился на нее Наруто.

- Обещаю, - улыбнувшись по матерински обняла его Тсунаде. - Теперь у тебя появилась семья.

Пояснения к главе.

1 Несмотря на малое количество оставшихся активных шиноби, клан Курама известен как умелые дипломаты. Различные украшения и картины вышедшие из под рук ремесленников клана находятся во владении у многих дайме и аристократов. К тому же, не стоит забывать о давней вражде кланов Курама и Учиха, тянущейся из глубины веков. Пожалуй, что только у клана Курама получается создать такие гендзюцу, которые не всегда способен обнаружить даже полностью зрелый Шаринган с тремя томоэ. Скорей всего это связано с тем, что в Эпоху Клановых Войн Курама активно занимались контрабандой, а Учихи часто возглавляли таможенные службы у различных дайме. Спрятать под гендзюцу неликвидный товар, да так, чтобы его не обнаружили излишне глазастые старые соперники - это ли не искусство?

2. Единственным выжившим участником специального проекта ? 00342 является Ямато Тензо. Приобрел ущербную версию мокутона, способную подавить джинчурики только на первом этапе. Против высвобожденного Биджу даже уровня Ичиби практически бесполезен в бою. Вдобавок ко всему, из-за крайне топорных экспериментов по пересадке генома оказался бесплоден, по крайней мере ирьенины, находящиеся в распоряжении у Сандайме и Данзо никак исправить ситуацию так и не смогли, а показывать его Тсунаде, которая моментально обнаружит, что использовался генный материал ее деда и странным образом погибшего младшего брата будет только полный безумец.

3. Пересадка генома. Улучшенный геном понятие растяжимое - иногда он ярко выражен внешне, как у обладателей додзюцу, или наоборот, его обладатели внешне выглядят как ничем не примечательные шиноби или вовсе как обычные гражданские ( Курама и Кедоин). За время прошедшее со времен Рикудо образовалось множество кланов получившие уникальные особенности, позже названные кеккай-генкаем. За прошедшие века за время многочисленных клановых, а затем и Мировых войн было утеряно немало линий улучшенного генома. Попытки восстановить утерянное предпринимались не раз, даже Шодай Хокаге, Сенджу Хаширама не раз пытался отметиться на этом поприще, но безуспешно. Какой то прогресс в теме пересадки генома наметился во время Третьей мировой Войны Шиноби в Конохагакуре. Орочимару и Хируко, самые известные ученики Шинно, бывшего дайме Страны Неба, по приказу Сандайме, Данзо и старейшин попытались воссоздать знаменитый геном Великого Клана Сенджу - Мокутон. Кое что у них безусловно получилось - выживший мальчик, больше известный нам под именем Ямато Тензо смог использовать Стихию Дерева, но по сравнению с возможностями Первого Хокаге его способности были серьезно ограничены - он не мог чувствовать Стихию Леса, используя для своего Мокутона только заранее известные шаблоны и вдобавок ко всему стал бесплоден. Таким образом проект, жертвой которого стал Тензо, показал, что на имеющемся уровне медицинских знаний пересадка генома если и приносит хоть какой то результат, то он всегда будет намного хуже ожидаемого. Терять несколько десятков очень перспективных будущих шиноби с хорошей наследственностью ради призрачного успеха тогдашние правители Конохи не захотели. Официально пока считается, что идеальная пересадка генома невозможна. В дальнейшем, после закрытия проекта, его главный разработчик, Хируко, покинул Коноху, кто знает, какие эксперименты задумал он на этот раз? Про пересадку додзюцу и других органов даже не нужно упоминать ( Какаши, Ао из Кири) как правило они работают, но намного хуже, чем на представителях кланов доноров. Естественно, что шиноби с имплантатами не способны передать пересаженный геном своим потомкам.

4. Идеальная пересадка генома подразумевает, что пациент сможет в полной мере воспользоваться его возможностями и передать его своим детям. Понятно, что кадавры Орочимару, Хируко, Кабуто и Данзо под эти требования подойти не могут.

5. Клан Узумаки полностью не исчез - вымершей считается правящая, она же официальная ветвь, насчет побочных же, хорошенько копните в любой Великой Стране, и найдете желаемое.

6 Защита клановых секретов, как вижу ее я. Свитки клана Узумаки обычно содержат в себе двухуровневую защиту. Сначала следует фуин-замок, раскрывающий свиток из транспортного положения в виде рулона, в качестве ключа используется свежая кровь представителя клана Узумаки. Генетический образец взятый из тела умерших Узумаки, той же Кушины, например, оказывается совершенно бесполезен. Раскрытый свиток Узумаки просто так причитать никак не получится, искателей знаний скорей всего будет ждать или пустой лист с очередной фуин печатью, представляющей собой произвольный шифровальный ключ. Количество попыток и время на активацию крайне ограничено, и хорошо, если по истечении срока свиток всего лишь запакуется обратно в транспортное положение, ведь на наиболее ценных свитках могут быть ловушки, способные легко отправить нерадивого взломщика в больницу или в морг. Такая ситуация вполне логична - благодаря помощи Кушины Минато легко превзошел своего сенсея в фуиндзюцу. Джирайе же всего приходилось достигать самому, это видно по канону, когда он не раз плакался о таланте своего погибшего ученика.

Глава 4. Праздник жизни.

Прошло уже три месяца, как Тсунаде удалось получить опеку над Наруто. Хокаге, Данзо и старейшины при всем своем желании не могли противиться воле дайме - ведь он обладал реальной властью. В отличие от правителей малых стран, его армия была многочисленна и прекрасно подготовлена, самураи были обучены по стандартам Страны Железа, где правил бесстрашный дайме-генерал Мифуне, которого подчиненные часто называли Сегуном. Все это позволяло диктовать Дайме Огня свою волю даже во время расцвета Конохи, когда еще был силен и могуч великий клан Сенджу, да и с джинчурики Девятихвостого было все в порядке. Несмотря на это, Сандайме не отчаивался и планировал в дальнейшем вернуть ситуацию под свой контроль.

- Неблагодарная стерва! - бушевал он, выгнав из своего кабинета всех кроме Данзо. - Как она посмела забыть свое место! Все, что ей нужно было сделать - вывести маленького поганца из комы, и после этого снова убраться из Конохи, до тех пор, пока ее услуги не потребуются в очередной раз! Ты хоть видел, во что она теперь одета? Стоило только появиться наследнику, она сразу вспомнила и о традициях, и о чести клана.

- Не горячись Хирузен, - попробовал остудить его пыл глава Корня. - Чтобы бы ты потом делал с мальчишкой? Для наших первоначальных планов по созданию идеального оружия - верного, послушного он был бы уже бесполезен. Лучше бы ты с самого начала отдал его мне, - желчно процедил Шимура. - Горько наблюдать, как буквально из рук уходит отличный инструмент. Но не будем сейчас о нем, что ты скажешь о желании Кумогакуре наконец-то заключить мирный договор?

- Мы сейчас не в том положении, чтобы выбирать, - раздраженно ответил собеседнику Сарутоби. - Тебе напомнить, что официально мир так и не заключен, нам пока приходится довольствоваться временным перемирием. Если ты не забыл, у Кумо есть два обученных джинчурики, причем один из них имеет полный контроль над своим биджу. Неужели ты надеешься, что деревянный болван Тензо или высокомерные Учихи, до сих пор живущие в тени былого величия смогут хоть как его остановить? Список требований облачников прямо таки поражает своей наглостью, чего только стоит передача им ребенка Хьюги из главной ветви, причем мы должны обеспечить посланнику доступ в их клановый квартал, подготовить свободный проход после похищения сквозь патрули АНБУ и полиции Учих. АНБУ можно временно перекинуть на другие участки, но Учихи нам не подчиняются.

- С Учихами будет проблема, после инцидента и визита дайме они серьезно усилили службу, и вряд ли пойдут на компромисс, к тому же их серьезно нервирует, что у мальчишки оказалась кровь Сенджу. Подумать только - давние, считавшиеся уничтоженными враги получили шанс на возрождение. - Задумчиво ответил Хирузену Данзо. - Они сейчас на такое не пойдут, нам нужно что-нибудь особенное, что сможет их заинтересовать...

Хирузен не слушая его начал нервно расхаживать по кабинету, пытаясь разработать план операции. После пары минут обдумывания он решил предоставить в качестве жертвенного агнца другую цель.

- Кажется, я придумал, как решить наши проблемы - как думаешь, согласятся ли облачники заменить Хьюгу на Сенджу? Лишим Тсунаде долгожданного наследника

- То есть ты хочешь?.. - Впал в легкий ступор Данзо. - А как же дайме и его угрозы?

- Если получится, свалим все на Учих и их полицию, а то в последнее время они стали излишне своевольны, давно пора их окоротить. Благодаря Тсунаде, мы и так потеряли немало влияния и денег. Раз она захотела поиграть в политику, то пришла пора ей расплатиться за свои ошибки.

- А если посланник Кумо не сможет выполнить задуманное, даже у сильнейших шиноби случаются неудачи, вспомни нашего сенсея - никто не мог тогда предположить, что на него нападут мятежные члены Кингин Бутай. - Скептически спросил Данзо.

- Нужно заранее подстраховаться, набери по нашим тюрьмам с десяток заключенных, имеющих корни в Стране Молний, обработай их хорошенько - ментальные закладки, наркотики, контролирующие печати... - Задумавшись, ответил ему Хокаге.

- А что в итоге делать с юным Сенджу?

- Идеальным вариантом для нас будет, когда преследуемый посланник сам убьет его. Мальчишка должен умереть любой ценой - он является слишком сильным фактором, более для нас неподконтрольным.

Неделю спустя Кумогакуре, офис Райкаге.

- Так значит бывший джинчурики оказался не только Узумаки, но и Сенджу? - удивленно спросил Йотсуки Эй, Йондайме Райкаге. Это был высокий темнокожий мужчина с большой мышечной массой. У него были светлые волосы, зачесанные назад и небольшие усы с бородкой. Из одежды в глаза бросался белый плащ Райкаге, под которым не было рубашки. На руках виднелись массивные утяжелители. Он также носил золотой пояс с кабаньей головой, выгравированной на бляхе.

- По слухам, мальчик лишился наследия Узумаки, став таким образом чистокровным Сенджу. - Вежливо ответил Эю его собеседник. Это был высокий стройный человек с черной бородой, на нем был надет бронежилет, отдаленно напоминающий жилеты Конохи. Протектор закрывал его правый глаз, верх головы был покрыт бинтами. Он откликался на позывной Ки, и считался в Кумо одним из лучших специалистам по тайным операциям. - Почему же вы переменили ваше решение? Чем он так ценен для вас?

- Он... - замялся Райкаге. - Мог бы быть моим сыном. Еще до падения Узушиогакуре, когда я и Кушина были детьми, наши родители договорились о браке. Если бы он удался, то вполне возможно, со временем Узумаки переключились с Сенджу на нас. В последнее время между этими кланами стали портиться отношения. Кушина никогда не должна была стать джинчурики Кьюби, но этот ублюдок, старая обезьяна Сарутоби лично настоял о ее кандидатуре. Я с братом и отрядом верных шиноби пытались выкрасть ее, думал ей наставили ментальных закладок, но у нас ничего не получилось - коноховцы провели нас как молокососов. Благодаря произошедшему спектаклю, Минато стал в ее глазах героем, память обо мне поблекла... Остальное уже история.

- О-о - удивленно протянул Ки, - именно поэтому вы так и не женились?

- У тебя есть работа, - резко оборвал своего собеседника устыдившийся мимолетной слабости Райкаге. - По имеющимся данным, 20 мая у наследницы клана Курама день рождения. Мальчик будет в числе приглашенных, это будет идеальный момент для похищения. На территорию клана Сенджу незаметно не пробраться даже тебе... Хотя, для начала я рекомендую присмотреться к нему повнимательнее, может нам удастся обойтись без крайних мер, ведь его опекун Сенджу Тсунаде противопоставила себя при поддержке Дайме Огня Сарутоби Хирузену и трем его старым подельникам. Можно присмотреться к ней насчет возможного союза. Проводить или нет акцию - решай по обстановке. Вполне возможно, что имеет место очередная провокация, по итогам которой нас объявят во всех грехах.

- Но Совет будет недоволен, если не удастся заполучить носителя нового генома, - осторожно возразил Ки.

- Ки, кто по твоему обладает реальной властью в Кумо? Я или Совет? - спросил Райкаге.

- Конечно же вы, Райкаге-сама.

- В отличие от той же Конохи, в Кумо Совет выполняет незначительные функции. Это у любителей деревьев торговцы получили так много власти из-за того, что в свое время Сенджу Тобирама предпочитал уделять больше времени научным изысканиям и военному искусству. Вторая мировая война шиноби лишь усугубила эту ситуацию, когда его преемник командовал войсками на войне. У нас же в Кумо, члены Совета не являются незаменимыми людьми - как только кто-нибудь из них решает взлететь выше облаков, я всегда успею оборвать у него крылья.

- Я постараюсь выполнить приказ, Райкаге-сама, - уважительно поклонился Ки.

- Подожди, - остановил Эй своего подчиненного, - я напишу письмо Тсунаде, на случай запасного варианта.

Коноха, квартал клана Сенджу, 20 мая.

Наруто уже полгода он жил со своей новой семьей, не опасаясь голода и побоев. В его жизни неожиданно появились тетушка Тсунаде и Шизуне, ставшая ему старшей сестрой. Видевший ранее только ненависть и презрение, Наруто оказавшись поначалу в непривычной для себя атмосфере тепла и заботы, больше месяца привыкал к смене обстановки. После падения ментальных закладок оказалось, что у паренька имеется отличный интеллект, конечно не на уровне Нара, но благодаря ему маленький Наруто без труда усваивал новые знания. В этот день Тсунаде собиралась взять его с собой на день рождения Курамы Якумо, незадолго до этого исцелившаяся от своей болезни, которая оказалась в новинку даже для Тсунаде.

- Тетушка, мне обязательно идти на праздник? Моему присутствию могут не обрадоваться - Вежливо спросил у своей опекунши Наруто. - Может мне лучше вообще остаться дома?

- Не беспокойся на этот счет, Наруто, - тепло сказала ему Тсунаде. - Разве ты не помнишь, что Курама отгоняли толпу, когда ты прятался на территории клана, да и часто кормили тебя? Правда, больше помочь не могли - наблюдатели из АНБУ пристально следили, чтобы у тебя не образовалось дружеских отношений с людьми из кланов.

- Если что-то и было такое, то я не помню, - со смущенно улыбкой признался мальчик. - Благодаря снятым ментальным закладкам я прибрел ясность ума, но воспоминания о прошлом, когда во мне был запечатан Кьюби, превратились в череду смазанных образов.

- Вот, держи подарок, - Тсунаде протянула небольшую украшенную коробку Наруто, уже облаченному в праздничное зеленое кимоно с гербом клана Сенджу на спине. - Именинница примерно твоего возраста, так что лучше будет, если подарок ей преподнесешь ты. Как я выгляжу? - Спросила она у мальчика насчет своего внешнего вида.

- У меня нет слов, - честно признался Наруто. Тсунаде, одетая в длинное закрытое белое кимоно с широким фиолетовым поясом. Ее волосы были уложены в два аккуратных пучка. Пожалуй, только цвет волос и глаз и отсутствие печатей, прикрепленных к прическе, не давало спутать Тсунаде с ее покойной бабушкой, Сенджу - Узумаки Мито, которая, в свое время попортила немало крови Сарутоби Хирузену и старейшинам. Неудивительно, что увидев ее в этом наряде, Сандайме пришел в неописуемое бешенство, немалых трудов ему стоило удержать гнев внутри. Ведь благодаря Мито, которая смогла прожить еще пару лет после перезапечатывания, ему не удалось получить Кушину под свой плотный контроль.

Главный особняк клана Курама, пару часов спустя.

Ки, исполняющий уже вторую неделю обязанности посла Кумогакуре, с нетерпением дожидался, когда объявится его цель, Сенджу Наруто. Попав на праздник благодаря своему дипломатическому статусу, он уже преподнес Якумо богато украшенный набор для рисования и теперь присматривался к окружению. Прислушавшись к окружающим разговорам Ки неподдельно удивился - похоже, и хозяева и гости были крайне недовольны Сандайме Хокаге.

"Похоже клан Курама находится в серьезной оппозиции к Хокаге." Подумал посланник Кумогакуре. "Нужно обязательно это учесть, интересно, как поведут себя Сенджу, как я заметил, представителей лояльных к Хокаге кланов здесь нет"

Тем временем появились Сенджу Тсунаде и Наруто. В зале особняка повисла тишина. Увидеть главу клана Сенджу в таком амплуа никто не ожидал, ведь появившись на официальном приеме в наряде, как у Узумаки Мито, она провозглашала таким образом приверженность к идеалам своей покойной бабушки. Ки не веря своим глазам, решил уточнить у присутствующего здесь представителя Дайме Огня.

- Джуничи-доно, поправьте меня, если я ошибаюсь, такое ощущение, что я вижу призрака из прошлого...

- Вы ни в чем не ошибаетесь, Ки-доно, Тсунаде-сан серьезно рассорилась с Хокаге из-за того что он утаил от нее Наруто. Дошло даже того, что она прилюдно оскорбила Сандайме, заявив, что не считает себя больше его ученицей.

- Вот оно что, - удивленно протянул Ки, соображая, что ему делать дальше, план начинал рушиться на глазах. Да и стоили ли риски похищения носителя генома перед возможностью поддержки внутренней оппозиции в Конохагакуре, что в случае возможной войны ослабило бы единство и военную мощь деревни Скрытого Листа. Решившись пойти на контакт с Тсунаде, Ки вздохнув, достал из печати послание Райкаге.

Тем временем Тсунаде подвела красного от смущения Наруто к Якумо, заинтересованно наблюдающим за ним, ведь Наруто был единственным ребенком ее возраста на приеме. Тсунаде, мягко улыбнувшись шепнула ему "Не бойся". Наруто робко подошел к Якумо, для него это был непривычный опыт ведь обычно родители прогоняли его от своих детей, да и видел он ее впервые, ведь когда мальчику раньше удавалось прятаться на территории клана от разъяренной толпы, наследница клана серьезно болела. Глядя в ее большие золотистые глаза, Наруто собравшись, протянул ей подарок.

- Поздравляю тебя с днем рождения, Якумо-тян, - с волнением начал поздравлять именинницу Наруто. - Прими же от чистого сердца этот скромный подарок, пусть он всегда будет приносить тебе радость. - В коробочке оказалась заколка для волос, украшенная двумя жемчужинами. Это украшение имело свою историю - до основания Конохи, когда еще сохранялись понятия о чести, в бою встретились Сенджу Тока и представитель клана Хозуки, позже ставший известным как Нидайме Мизукаге, пораженный ее искусством в гендзюцу решил сохранить ей жизнь. "Такой талант не должен прерываться в столь юном возрасте", сказал он тогда. В память о том бое будущий Мизукаге подарил Токе эту заколку, в которую были инкрустированы жемчужины от призывного моллюска клана Хозуки, Охамагури. Среди его свойств было стимулирующее воздействие на ум, что позволяло мастеру иллюзий сохранять холодный рассудок в любой, даже самой трудной ситуации. Неспроста мастерства Токи, потом боялись оба брата Сенджу.

- Все-таки удачной была идея познакомить их, - тихо обратилась Тсунаде к Муракумо, наблюдавшего вместе с ней за детьми.

- Вы абсолютно правы, Тсунаде-сама, - вежливо ответил ей отец Якумо. - Ведь они оба были изгоями среди сверстников - Наруто сами знаете из-за чего, а Якумо из-за болезни, которую вы успешно излечили, была опасна даже для взрослых. Может быть, эти два юных одиночества найдут друг в друге опору, дружбу и кто знает, возможно, и любовь?

- Нужно быть настороже - Хокаге очень не любит, когда появляются неподконтрольные ему сильные шиноби, по некоторым слухам, травля Хатаке Сакумо, после которой тот покончил жизнь самоубийством началась именно с его подачи. Иначе Йондайме мог стать совсем другой человек и намного раньше. - Саркастически прошлась Тсунаде по любви своего бывшего сенсея к различным интригам. Вдруг они ощутили пристальный взгляд, направленный на них. Обратив внимание на смотревшего, Тсунаде и Муракумо с удивлением узнали Ки, посланника Кумогакуре, с которым представители обоих кланов часто встречались на полях сражений.

- Тсунаде-сама, Муракумо-доно, как я рад вас видеть! - С довольным видом направился к ним Ки.

- Похоже то ранение, полученное от Дана, малость вправило тебе мозги? - язвительно ответила ему Тсунаде.

- Тсунаде-сама, вы его знаете? - Вежливо осведомился у своей почетной гостьи глава клана Курама насчет посланника Деревни Скрытого Облака.

- А как же, члены Кингин Бутай сходят с ума по-разному - кто-то исподтишка убивает Хокаге, а кто-то распевает похабные песни во время боя! К примеру, этот извращенец развратил в свое время младшего брата Райкаге - тот вообще издает непонятную какофонию, которую по недоразумению называет музыкой!

- Эй, у меня по крайней мере есть голос! - Притворно возмутился Ки. - А то недоразумение что поет Кирааби, называется рэпом. Только не будем упоминать прошлое, как говорится - кто старое помянет - тому глаз вон.

- И ты тому живое доказательство, - усмехнулась Тсунаде, имея ввиду травму посланника. Муракумо пригласил Тсунаде и Ки в свой личный кабинет.

- Теперь можете поговорить по делу, - сообщил он после активации барьера.

- Могучий Райкаге-сама, да будет пуст его кабинет от проклятых документов, поручил мне передать тебе послание.

- Мне проверить письмо, Тсунаде-сама? - насторожился Муракумо.

- Попрошу воздержаться от оскорблений, - обиделся Ки. - Использование ядов и ловушек это профиль Сунагакуре и некоторых кланов из страны Травы, мы этим никогда не занимались. Честный бой - вот наш выбор!

- Толпа людей в странной одежде, распевающих странные песни, - попыталась представить себе эту картину Тсунаде, вспомнив униформу элитного отряда страны Молний

- Увы, но таковы традиции, - согласился с ней посланник Кумогакуре. - Письмо абсолютно безопасно. Могу также перевести его вам на нормальный язык, ведь его писал лично Райкаге.

- Сама разберусь, Муракумо посмотри, тебя оно тоже касается.

- Вот как? - Удивился глава клана Курама, изучая письмо. - Райкаге хочет, чтобы пост Хокаге занял более адекватный человек. И он готов оказать вам поддержку вплоть до союзного договора, в случае занятия вами поста.

- Хирузен ведет себя в последнее время как зверь, загнанный в угол, - задумчиво сказала Тсунаде. - После гибели Намикадзе Минато его выбирали временно, подразумевалось, что через пару лет после нападения Кьюби он сдаст пост преемнику, но Орочимару уже покинул Коноху, а другого человека, который продолжит выбранный курс на ослабление старых кланов и не забудет о Сарутоби, пока еще нет.

- А разве Сарутоби не являются кланом? - Удивился Муракумо, услышав такие откровения. - Ведь у них есть и порядочная численность и немалое могущество.

- Статус полноценного клана и призывной контракт они получили от моего деда, Хаширамы-самы незадолго перед основанием Конохи, когда ему нужны были союзники, чтобы весомее выглядеть в глазах Учих. - Ответила ему Тсунаде.

- Как вы относитесь к предложению Райкаге? - посерьезнев, спросил у Тсунаде и Муракумо посланник.

- Более чем, положительно, - благосклонно ответила ему Тсунаде.

- Раз у нас наступил вечер откровений, то хочу сообщить вам, что Хокаге в ходе торга об условиях мирного договора предложил нам похитить носителя кеккай-генкая. Первоначально речь шла о представителе клана Хьюга из главной ветви, но потом Сандайме неожиданно предложил кандидатуру юного Наруто. - После этих слов в кабинете Муракумо повисла зловещая тишина.

- А ты бы мог похитить мальчика? - Ядовито прошипела Тсунаде, гневно смотря на Ки.

- Отрицать не стану - если бы был такой приказ, я бы обязательно постарался его выполнить. Но своей ненависти и презрении к Сарутоби Хирузену, Райкаге-сама решил не принимать это предложение, ведь потеря Наруто серьезно ослабила бы вас, политических оппонентов Хокаге. - Спокойно ответил главе клана Сенджу посланник Кумогакуре. - Зная привычку к перестраховке и Хирузена и его старых подельников, наверняка у него заготовлена группа "патриотов Кумо", которая должна была обеспечить мне поддержку, и в случае моего отказа они попробуют провести акцию самостоятельно. Не факт, что мальчик выживет, учитывая текущий уровень отношений между вами, Тсунаде-сама и Сандайме Хокаге.

- Когда должна была произойти похищение? - Спросил обеспокоенный Муракумо у Ки.

- Сегодня вечером, - мрачно ответил посол Кураме. - Я рекомендовал бы немедленно проверить детей. - Собеседники быстро вышли в главный зал особняка.

- Где Наруто и Якумо? - встревоженно крикнула Тсунаде.

- Примерно с полчаса назад они отправились в сад, за ними присматривает пара наших чунинов, Тсунаде-сама, - поклонился Тсунаде подошедший Курама Ункай. - А что собственно происходит?

- Возможна попытка похищения детей, - сказал брату нервный Муракумо. - Проверьте посты!

- Третий пост не отвечает, Муракумо-сама, - сообщил после короткого сеанса связи один из шиноби клана Курама. Вдруг со стороны сада повеяло жаром, в небо взвился большой огненный шар - стандартный сигнал шиноби страны Огня о нападении.

- Они уже здесь! Быстрее в сад! - мгновенно скомандовала Тсунаде.

Сад клана Курама, за несколько минут до этого.

Зардевшаяся румянцем Якумо показывала Наруто свои любимые цветы. Из-за своего недуга, излишней слабости тела, Якумо были недоступны многие развлечения сверстников, садоводство, более присущее представителям клана Яманака, было для нее единственной отдушиной, позволявшей выбираться за пределы родительского особняка. Да и сам мальчик испытывал смущение - ведь для них обоих это было первое нормальное общение со сверстниками. Охранники-шиноби деликатно стояли чуть поодаль, не мешая общению двух молодых наследников. Вдруг неожиданно к беседке с детьми выскочили девять неизвестных вооруженных шиноби, одетых в доспехи и протекторы Кумогакуре которые сразу вступили в бой охранниками.

- Объект обнаружен, приступаем ко второй фазе операции, - монотонно сказал командир нападавших.

- А что делать с девчонкой? - спросил один из его подчиненных.

- Нам она не нужна, в расход ее. - Тем временем, нападавшим удалось расправиться с одним из Курама, оставшийся охранник, видя такую ситуацию, решил пожертвовать собой и призвать подкрепление. Разорвав дистанцию, он отправил в небо технику Великий Огненный Шар.

- Тихо сработать не удалось - нас заметили, живо ищите мальчишку! - раздраженно прикрикнул командир похитителей на своих подчиненных.

- Они исчезли, босс!

- Далеко детишки уйти не могли! - похитители начали обшаривать сад. Но им и невдомек было, что Якумо, талант клана Курама, рождающийся в несколько поколений смогла на инстинктах призвать многослойное гендзюцу, скрывшее ее и Наруто от глаз похитителей. Все было бы отлично, пока один из шиноби не почувствовал нарушенный ток чакры.

- Здесь Гендзюцу! Кай! - попытался он развеять его. - Оно достаточно сильное! КАЙ! - Гендзюцу Якумо развеялось, а сама она в истощении упала на землю.

- Ах ты, маленькая тварь! Задержать нас пыталась! Сейчас ты за это заплатишь! - рассердился командир похитителей, кинув в нее кунай. Наруто, находящийся рядом с девочкой успел среагировать и закрыть ее собой, но кунай попал ему в плечо.

- Маленький паршивец ранен! - Встревоженно сказал один из похитителей своему командиру.

- Ну, так убей его, заказчику сойдет и отрубленная голова. - Раздраженно кинул тот задавшему вопрос.

- Вы босс, - согласился шиноби с командиром и быстро направился к Наруто, доставая клинок. Но ему было не суждено довершить задуманное - сильный разряд молнии, прилетевший из-за деревьев, превратил его в обугленную головешку.

- Что за?.. - попытался было удивиться командир наемников, но подобравшаяся к нему Тсунаде превратила его одним своим знаменитым ударом в кусок фарша. Остальные нападавшие попали под гендзюцу Курам. Особенно не повезло двум братьям. Оказавшимся среди бандитов, попав под гендзюцу, наложенное Муракумо, каждый из них увидел на месте брата ужасного демона, и испугавшись нанес ему смертельное ранение. После удара гендзюцу развеялось, и шокированные умирающие братья поняли, что убили друг друга. После уничтожения неудачливых похитителей, Тсунаде и Муракумо бросились к лежащими на земле детям...

Месяц спустя, офис Райкаге.

- Все именно так и было? - не поверил Эй рассказу Ки.

- Ну, может я совсем немного приукрасил Райкаге-сама, но взгляните в эти глаза - разве они могут врать? - Преданно уставился Ки на правителя Кумогакуре.

- У тебя же всего один глаз, - подозрительно уставился Эй на подчиненного. - Как отреагировали на эту историю местные силовики?

- АНБУ, как и ожидалось, оказались непредвиденно заняты в других местах. А Учихи не спешили на помощь Сенджу и Курама. Как-никак давние враги и конкуренты. Удачно также сложилось, что пара шиноби из этого отряда находилась в нашей книге Бинго. Вкупе с печатями молчания на их языках вроде тех, что любит ставить старый ублюдок Данзо своим игрушечным солдатикам я вообще оказался вне подозрений. Видеть лицо Сарутоби на следующий день было нескрываемым удовольствием - такое ощущение, что вместо ожидаемого деликатеса он получил полный ушат помоев, - продолжал делиться впечатлениями о командировке Ки.

- Я удивляюсь, как с таким отношением, в Конохе еще не вырезали какой-нибудь клан, - усмехнулся Райкаге.

В это же время, где-то в Конохе.

- Апчхи! - Чихнул молодой черноволосый человек в форме АНБУ.

- Итачи, когда ты успел простудиться? Лето на дворе?

- Я здоров, Шисуи, не стоит беспокоиться...

Примечания к главе.

1. В моем произведение Кумогакуре не участвовало в уничтожении клана Узумаки, ее мест заняло Кусагакуре, недовольное тем что Узушио подвинуло ее с места неофициальной шестой Великой деревни.

2. Кинкаку (Кингин) Бутай Кумогакуре. Специальное подразделение страны Молний. Имеют очень тяжелую систему подготовки, если кандидат не загнется раньше, то через 5 лет у него есть все шансы получить ранг S. Часто используют наркотики для усиления боевых возможностей, знаменитая эпопея братьев Кингин в брюхе у Кьюби наверняка как то связана с этим, но представители облачников вместо ответа на этот вопрос постоянно переводят разговоры на другие темы.

3. Якумо использовала Нимпо Иллюзорный плащ- модифицированную версию Мейсай Гакуре но дзюцу. Благодаря способности клана Курама к многослойным гендзюцу, в свое время трофейную технику серьезно доработали под нужды мастеров иллюзий чтобы она скрывала не только использующего ее шиноби и небольшую область вокруг него. Опытные Курама могут вдобавок к этому добавлять различные дополнительные эффекты.

Глава 5. Наследие.

Спустя полтора месяца после попытки похищения Наруто. Отдел допроса АНБУ Конохагакуре.

Молодая девушка на подгибающихся ногах вышла из здания отдела допроса, едва скрывая слезы. Долгих полтора месяца она, не видя солнца, подвергалась беспрестанным допросам со стороны представителей клана Яманака и уже ставшего пугалом для всех заключенных Ибики Морино. Правда несмотря на все усилия, в действиях девушки не нашли действий, которые могли сойти за предательство, и после подписания необходимых документов освободили и вернули личные вещи. По стечению обстоятельств именно ее отряд должен был патрулировать тот участок границы Конохагакуре, через который пришли нападавшие, но из-за срочного приказа за подписью Хокаге их перенаправили за пределы деревни. Даже последнему крестьянину стало бы понятно, кого Хокаге со старейшинами назначит козлами отпущения. Девушке невероятно повезло, что на тот момент она была всего лишь стажером АНБУ и ее не успели посвятить во многие тонкости и по просьбе кланов Сенджу и Курама ей сохранили жизнь. Пусть и загнанный в угол Хокаге помиловал ее, стремясь задобрить своих политических оппонентов, но за трех ее более опытных коллег никто не вступился. Будучи уже полноправными АНБУ они понесли наказание в полной мере - Совет Кланов Конохи приговорил их к смертной казни.

На распущенных длинных черных волосах девушки под бликами летнего солнца был заметен сильный темно-фиолетовый оттенок, В больших темно-карих глазах, казалось бы, навечно поселились шок и обреченность. Темный брючный костюм без рукавов, который обычно носили АНБУ под бронежилетом, был немного затаскан из-за полуторамесячного сидения в камере. Под руководством опытного ирьенина с правого плеча девушки была удалена татуировка, ранее означавшая принадлежность к элитному отряду. Ее звали Юзуки Югао, и благодаря интригам Хокаге она только что лишилась своей мечты - стать в будущем командиром АНБУ. Да и при уничтоженной репутации Югао не грозила в будущем ни должность сенсея, ни доходные миссии высокого ранга. Ей было всего четырнадцать лет, но жизнь ее была уже полностью разрушена. Пока Юзуки невесело думала о своем дальнейшем будущем, к ней незаметно подошел человек, предложение которого кардинально изменило ее судьбу.

- Юзуки Югао, если я не ошибаюсь? - послышался ей незнакомый мужской голос, что было характерно, в нем не слышалось легкого презрения Яманак или почти неуловимого сочувствия бывших сослуживцев. Обернувшись, Югао увидела незнакомого человека лет тридцати. У него были светло-русые волосы, сильное волевое лицо выражало поддержку и участие, одет он был в простое кимоно светло-фиолетового оттенка. С первого впечатления казалось, что этот человек обычный гражданский, но присмотревшись, Югао заметила и плавную грацию, свойственную шиноби, за пазухой кимоно с трудом угадывался отлично замаскированный короткий клинок, на правой щеке имелся великолепно залеченный шрам. Хотя шрам был уже плохо различим, но Югао, как опытной фехтовальщице удалось понять что удар, нанесший его, был весьма профессионален.

- Кто вы? Зачем вам нужна неудачница? - Дрогнув спросила у незнакомца Югао.

- Не нужно принижать себя Юзуки-сан, разве может быть неудачником шиноби, у которого был потенциал через десять лет добиться должности капитана АНБУ? - Вежливо улыбнулся мужчина.

- Но разве новым капитаном станет не Учиха Итачи? - Удивилась предоставленной ситуации Юзуки.

- Итачи наследник клана Учиха, и его отец задумывается для него об иной, более высокой должности. Служба в АНБУ будет лишь сдерживать его талант.

- То есть вы имеете в виду... - Была шокирована Югао.

- Именно, только заметьте - я об этом прямо не упоминал, да и вам посоветую молчать. - Мягко улыбнулся бывшей АНБУ ее собеседник. - Позвольте мне вам представиться - Курама Ункай, но такая красивая девушка может звать меня по имени.

- Хорошо, Ункай-сама, что же вы хотели от меня? - Немного поколебавшись, приняла игру Югао.

- Я хочу предложить вам работу, Юзуки-сан, ведь вы уже задумывались о своем будущем? Вам не доверят задания ранга С, да и то, скорей всего это будут дешевые операции по соблазнению, призванные окончательно сломить неугодную куноичи. Разве ваш талант не достоин большего? Согласившись на предложение людей, которых я представляю, вы получите хорошо оплаченную работу, мы восстановим вашу репутацию, вам даже разрешать иметь учеников помимо ваших собственных детей, если они у вас будут.

Юзуки Югао не сразу согласилась на такое выгодное предложение. Что она, безвестная куноичи, внучка достаточно сильного буси, сослужившего в свое время предыдущему Дайме Огня, могла заинтересовать весьма могущественный и богатый клан Курама, влияние которого в последнее время стало стремительно расти. К тому же о склонности к интригам Курама ходили и вовсе фантастические слухи, что убеждало окружающих о затесавшихся в давние времена среди основателей клана хитрых демонах Китцуне. Но, по крайней мере, в отличие от тех же Учих или Сарутоби, Курама не бросали на произвол судьбы союзников и просто доверившихся им людей. Именно это и подтолкнуло в итоге Югао к принятию решения.

- Я... готова рассмотреть ваше предложение, Ункай-сама, но пожалуй оставлю за собой право отказаться от него, если сочту что оно затрагивает мою честь. - Подавив остатки гордости, поклонилась Ункаю Югао.

- Я рад, что вы согласились, Югао-сан, - констатировал ее согласие Курама Ункай, - Могу также добавить, что мы не единственные, кто заинтересован в ваших услугах. - Ункай быстро сложил несколько нестандартных ручных печатей. - Нимпо Иллюзорный плащ! - Силуэты Курамы и Югао на несколько мгновений покрылись прозрачной рябью, пока не исчезли вовсе. Об их присутствии теперь напоминали теперь еле заметные завихрения воздуха. - Прошу за мной, полюбуемся на наших конкурентов. - Югао зашла за Ункаем в ближайший переулок. Там находилось трое неизвестных АНБУ. Одним из них был молодой рыжеволосый и зеленоглазый представитель клана Яманака. Югао, каким то шестым чувством сразу определила его, наверно благодаря тому, что успела навидаться представителей этого клана за время своего недолгого заключения. Вместе с ним в переулке находились два, казалось бы, обычных АНБУ, но их маски не изображали ликов животных. На них были только прорези для глаз и рта, на лбу виднелось еле заметное кандзи "Корень". Почему то три агента корневого АНБУ совершенно не реагировали на внешние раздражители, остекленевшим взглядом уставившись перед собой.

- Вам уже успели рассказать о запрещенной организации "Корень", Югао-сан? - Издалека начал Курама Ункай. - Но как видите, они продолжают успешно действовать, пользуясь поддержкой некоторых старейшин деревни. Хотя теперь они не могут проводить официальный набор, Корень все равно не испытывает недостатка в новобранцах - сироты, излишне тщеславные клановые шиноби, - указал Ункай на Яманаку, - или изгои, такие как вы Югао-сан, которым больше некуда идти. О таких мелочах как наркотики, ментальные закладки, печати молчания и прочие методы воздействия при которых при даме я стыдливо умолчу, думаю даже не нужно упоминать - в АНБУ вам должны были сообщить о них на первых уроках. Мы изрядно здесь задержались, Югао-сан, нам пора идти. - Отойдя на некоторое расстояние Ункай выпустил незадачливых оперативников "Корня" из своего гендзюцу.

- А! Что произошло! - Очнулся молодой Яманака. - Вы заметили, объект уже выходила из здания? - обратился он к подчиненным.

- Никак нет, семпай, - ответил ему один из оперативников Корня.

- Хорошо, как появится, не дайте ей позвать на помощь, пока я не подготовлю свою технику. - Раздраженно ответил подчиненному Яманака.

- Как скажете, Фу-сан...

После того, как Курама Ункай и Юзуки Югао подошли к воротам кланового квартала, девушка решила задать своему спутнику давно мучавший ее вопрос.

- Ункай-сама, а как вам удалось поймать в гендзюцу представителя клана Яманака?

- Что мог мне противопоставить этот щенок, который не намного старше вас, Югао-сан, - снисходительно ответил ей Курама, всем своим видом показывающий свое пренебрежительное отношение к оперативнику "Корня". - Во время Третьей Мировой Войны Шиноби я на равных сражался с одним из мечников Киригакуре, и как видите, я стою перед вами целый и относительно невредимый, а моего оппонента срочно эвакуировал с поля боя его напарник.

Киригакуре, штаб-квартира Семерых Великих Мечников.

В большом зале с круглым столом и четырнадцатью стульями - для Мечников и их официальных учеников сидели всего лишь двое шиноби. В одном из них без труда угадывался представитель клана Хозуки со своими бледно-голубыми волосами и неуемной энергией. Ему стоило немалых трудов усидеть на одном месте. Другой же шиноби был высок, худ, по первому впечатлению казалось, что он нескладен и неуклюж. Его шея была полностью замотана бинтами, из под которых виднелись ожоги, лицо было закрыто глухой маской. Растрепанные светлые волосы спускались до плеч. Вдруг шиноби в маске неожиданно схватился за лицо.

- Почему-то мне вдруг захотелось невероятно жестоким способом убить какого-нибудь пользователя гендзюцу, - послышался его бесплотный голос. Хозуки Мангетсу нервно покосившись на напарника на всякий случай поудобней перехватил свой Великий Меч Хирамекамей.

- Если тебе так хочется помахать клинками Кишимару, напомню тебе, что в отличие от соклановцев, мои основные навыки лежат в области кендзюцу. Да и сколько можно вспоминать ту ситуацию - уже восемь лет прошло. Радуйся, что вообще жив остался и Фугуки удалось вытащить тебя с поля боя. - Возмутился Мангетсу, незаметно приготовившись к бою, ведь обладатели Нуибари, знаменитого Меча-Иглы всегда славились проблемами с рассудком.

- Ладно оставим пока прошлое, где все? - прервал разболтавшегося Хозуки начавшийся раздражаться Куриараре Кишимару.

- Скоро подойдут вместе с главами кланов - с Мизукаге нужно что-то делать. Такое ощущение, что Ягура сходит с ума, - тихо ответил напарнику Мангетсу. Два Мечника продолжили ожидать своих товарищей, думая смогут ли они спасти родную деревню от надвигающейся бури.

Конохагакуре, территория клана Курама, личный кабинет Курамы Муракумо.

Юзуки Югао впервые оказавшись в кабинете главы клана была крайне удивлена, увидев кроме хозяина, Курамы Муракумо еще и неожиданную гостью, которой была небезызвестная Сенджу Тсунаде, да и проводник Югао, Курама Ункай не спешил покидать кабинет.

- Я вижу, что вы приняли наше предложение, Югао-сан - тепло поприветствовал новоприбывшую гостью хозяин кабинета.

- У меня не было другого выбора, Курама-сама, - поклонилась главе клана Югао. - Судьба безвольной марионетки, которую выкинут за ненужность после израсходования ресурса, меня не прельщает. В отличие от оперативников "Корня" Ункай-сама хотя бы позволил сделать мне выбор.

- Дорогая Югао, - лукаво улыбнулся ей Ункай. - Выбора у тебя и так не было, разве что я выступил в качестве спасителя после твоего неудачного похищения, и ты стала бы обязанной клану Курама и мне в частности еще больше.

- Тогда... что вы от меня хотите? - совершенно растерянно спросила Юзуки Югао у трех вершителей ее судьбы.

- Может мы хотим помочь перспективной молодой куноичи? - отстранено заметила Тсунаде, наблюдая за кем то в окно.

- Или мы можем таким образом убрать маленький кирпичик из пока еще колоссальной башни влияния Хокаге? - подхватил у своей гостьи словесную игру Муракумо.

- Хватит с ней играть - за прошедшее время девочка изрядно натерпелась, - неожиданно вступился за испугавшуюся Югао Курама Ункай. - Скажите прямо, чего вы от нее хотите. - Воодушевленная неожиданной поддержкой молодая мечница перевела взгляд на своего проводника. Тот заметив ее интерес еле заметно одобрительно кивнул, показывая ей свое расположение.

- Хорошо, хорошо, - успокоил брата Муракумо, - хотя я впервые вижу, что ты с таким жаром вступаешься за какую-то женщину. Неужели юная Югао-тян смогла зацепить твое суровое сердце? - пока шокированный Ункай собирался с ответом, Муракумо быстро перевел тему разговора. - Югао-сан, вы, наверное, уже слышали, что глава клана Хьюга подобрал компаньонку для своей старшей дочери по случаю гибели жены?

- Да, я что-то такое слышала, - признала Югао, внутренне завидуя счастливице, пробравшейся на теплое местечко.

- Компаньонку для юной принцессы Хьюга зовут Юхи Куренай, она на пару лет старше вас, с ее помощью Хиаши-доно надеется что его наследница станет истинной куноичи, так как по его мнению наставница из родного клана не добьется нужного результата, все в итоге скатится к придворному лизоблюдству и Хината-химе станет лишь красивой куклой, совершенно не имеющей навыков шиноби. Как вы, наверное, успели понять, я хочу, чтобы вы стали наставницей для моей дочери, Якумо.

- Но ваш клан славится в первую очередь гендзюцу, та же Куренай подошла бы намного лучше, - вымолвила пораженная столь щедрым предложением Югао.

- И чему бы она смогла научить мою дочь? - Язвительно спросил свою молодую гостью Муракумо. - Даже чунин нашего клана будет намного искуснее и опытней ее в искусстве гендзюцу, даже когда Юхи получит ранг джонина. Шиноби всегда должен развиваться разносторонней, вон мой брат не даст соврать. - Указал глава клана Курама на своего брата, который был младше его пару лет. Ункай, присевший на стул у стены любовался любимым танто. Взгляд Югао зацепился за необычный цвет короткого клинка - почему-то он был белым, да и блики на свету показывали, что лезвие сделано отнюдь не из металла. Юзуки попыталась сложить в уме недостающие паззлы головоломки об этом неординарном человеке, и вдруг ее осенило - военная кампания против Киригакуре, материал клинка, так похожий на кость.

- Неужели... - Начала шокированная Югао. - этот клинок.

- Да, - тихо ответил ей Муракумо, - он сделан из кости члена клана Кагуя, убившего невесту Ункая. Как говорят когда тело того Кагуя нашли наступающие шиноби Киригакуре, то даже Мечники Тумана, бывшие в их числе не раз опорожнили желудок. - Ункай, услышавший, что тема разговора перешла на него, слегка покраснев, убрал свой клинок от глаз посторонних.

- Помимо этого, - жестко вмешавшись в разговор Тсунаде, - мне нужно, что бы вы начали обучать моего племянника искусству кендзюцу. Все уже знают, что после произошедших событий он является чистокровным Сенджу. Хотя из-за ряда причин мне пока приходится скрывать от населения Конохи его точную родословную, но занятия кендзюцу моментально натолкнут заинтересованных людей на правильную нить размышлений.

- Тсунаде-сама, возникнут вопросы, если наставница наследницы клана Курама будет ежедневно посещать квартал Сенджу, - осторожно возразила Юзуки нынешней главе Сенджу.

- Не стоит беспокоиться, Югао-сан - Наруто ежедневно навещает малышку Якумо. После усиленной охраны никто вас не побеспокоит. - Обернувшись к окну, Тсунаде подозвала к себе Югао. Было видно как под присмотром двух троек отлично экипированных шиноби клана Курама в саду играли счастливые Наруто и Якумо. - Скоро для них закончатся беззаботные дни, - устало вздохнула Тсунаде. - Наруто уже выразил желание учиться на ирьенина, когда Якумо упала в обморок от истощения, он сильно испугался за своего первого настоящего друга. Будущий ирьенин не так пугает Хокаге и его окружение, как могучий и безжалостный мастер кендзюцу, достойный наследник своего великого предка.

- Муракумо-сан, - обернулась уже согласившаяся на предложение Югао к хозяину кабинета. - Когда я находилась в отделе допроса, мои удивленные бывшие сослуживцы крайне удивлялись как пятеро чунинов - трое на границе кланового квартала и двое на прямой охране детей смогли задержать на столь продолжительное время одиннадцать шиноби уровня джонинов, и их командира, бывшего кандидата в Кингин Бутай Кумогакуре.

- Видишь ли, Югао-сан, - скривился Муракумо, которому Югао затронула неудобным вопросом больную тему. - После Третьей Мировой Войны Шиноби, когда был почти уничтожен великий клан Сенджу, на их союзников начались гонения - кто-то заявил о своем нейтралитете, как клан Абураме, кто-то перебежал к новому хозяину, как Кедоин. - С плохо скрываемым презрением добавил о бывших союзниках лидер Курама. - Мы же, несмотря на все угрозы, остались верны древнему договору. Из-за этого шиноби клана стали получать заведомо невыполнимые задания, часто попадать в ловушки, не получать подкрепления, поэтому мой брат предложил занизить для Сандайме уровень наших шиноби. Таким образом, официально являясь генинами и чунинами, на самом деле они обладают уровнем джонина. К тому же, по законам Конохагакуре, если генин в течение пяти лет не получает повышения, а чунин соответственно десяти, то они могут совершенно спокойно уйти в отставку и потом присоединяются к нашему торговому дому в качестве охранников.

- А дальше они получают весь необходимый опыт - бандиты и нукенины не смотря на все наши усилия, никак не желают заканчиваться, - встрял в разговор Ункай, до этого тихо сидевший в стороне. - Хокаге со старейшинами все никак не могут понять, как с такой не очень сильной охраной наши караваны несут наименьшие потери. И наш клан получает регулярно растущий доход.

- Прибыль пока еще мелковата - не их масштаба, - усмехнувшись, ответил брату Муракумо. - Не по статусу нашим небожителям спускаться на грешную землю, чтобы подобрать пару жалких крох. Ну что, Югао-сан, пойдем знакомиться с вашими будущими подопечными?

- Конечно, как пожелаете Муракумо-сан. - Поклонилась своему работодателю. Югао. Небольшая процессия, состоящая из братьев Курама, Сенджу Тсунаде и присоединившейся к ним Югао Юзуки направилась в сад.

Дети, игравшие в саду, очень обрадовались, увидев родных. После своевременной помощи, оказанной вовремя Тсунаде и старейшинами клана Курама, произошедший инцидент остался в памяти не более как страшный сон. Наруто даже благодарил случившееся нападение, благодаря которому у него появился первый настоящий друг, не зовущий его постоянно демоническим отродьем. Якумо же была довольна, что юный Сенджу не относился к ней как к хрупкой драгоценности, хотя ей очень льстило, что он все время порывался ее защищать.

- Тетушка Тсунаде наконец-то вернулась обрадовался Наруто своей опекунше.

- Папа! Дядя Ункай! - побежала Якумо к отцу. Югао, наблюдающая за этой счастливой картиной хотела тоже зайти на поляну, но бдительные охранники клана Курама моментально обездвижили ее. Один из охранников незаметно приставил лезвие нагинаты к ее горлу, второй подобравшись сзади, приставил кунаи к печени и шее. Оставшийся член охранной тройки наложил на Югао гендзюцу, полностью ее парализовавшее.

- Только попробуй двинуться в сторону детей, и я тебя выпотрошу, - услышала Юзуки тихий голос, несущий обещание задуманного. Что ее особенно испугало - невысокий и невзрачный Курама казался ей намного более опасным противником, чем могучие Акимичи или профессионалы АНБУ.

- Санада, освободи ее, она с нами! - послышался рассерженный голос Ункая. Курама Санада, начальник охраны освободил испуганную Югао только после подтверждающего кивка Муракумо, главы клана.

- Прошу простить меня, Югао-сан, вы должны сами понимать - времена нынче неспокойны, - с вежливой улыбкой склонил голову перед молодой мечницей Санада. Несмотря на кажущееся смирение, от него продолжало веять угрозой, и Югао легко представила, как этот пожилой воин клана Курама, по своему уровню не уступающий лучшим оперативникам АНБУ спокойно перережет ей горло, а затем с этой же легкой улыбкой устоит на ее трупе чайную церемонию.

- Какие то проблемы, Югао-сан? - спросил Санада у замешкавшейся Югао.

- Н-нет, - с содроганием ответила ему испуганная девушка, желающая поскорее оказаться подальше от этого страшного человека. - Вам случайно не знаком Морино Ибики?

- О-о, - протянул седой шиноби клана Курама. - Мой лучший ученик, неужели он все еще не забыл старика? - Добавил Санада, смахнув фальшивую слезу. Но ему уже было не суждено услышать ответ - Югао подошла к Муракумо и Тсунаде, стоящими рядом с детьми.

- Наруто-кун, Якумо-тян познакомьтесь с Югао-сан, на первых порах она будет вашим учителем.

- Тетушка, а разве ты не будешь учить меня искусству исцеления? - недоуменно спросил у своей опекунши Наруто.

- Всему свое время, Нару-тян, - улыбнувшись, взъерошила мальчику волосы Тсунаде. - Сначала вам нужно научиться основам, Югао-сан в этом вам поможет.

- Югао-сан поможет нам стать сильнее? - неуверенно добавила Якумо, осторожно выглядывающая из-за плеча Наруто.

- А как же рассмеялся ей отец, - Слушайся сенсея и станешь такой же сильной как Тока-сама.

- Правда! - обнадеженно уставилась малышка Якумо на отца.

- Правда, правда, - обрадовал Муракумо дочь. - Мы пока отлучимся ненадолго, а вы пообщайтесь со своим новым сенсеем. - Ункай сделал еле заметный знак охранникам, и они растворились в окружающей растительности.

- Ну, давайте знакомиться, Наруто-кун и Якумо-тян, - опустилась перед детьми Югао на одно колено. - Меня зовут Юзуки Югао, и в ближайшие несколько лет я буду учить вас основам искусства шиноби.

В это же время, кабинет Хокаге.

- Хомура, за каким биджу ты нас здесь собрал? - раздраженно спросил Шимура Данзо главного архивариуса Конохи, который принеся старый запыленный свиток выглядел как довольный кот, объевшийся сметаны.

- У меня есть для вас воистину потрясающая весть! - Гордо начал Митокадо Хомура, размахивая свитком перед лицом своих соратников. - На днях я разбирал старые документы и случайно обнаружил старый черновик сенсея!

- И? - прервал болтовню старейшины сидевший с кислой физиономией Хокаге.

- Здесь говорится о Хирайшине, оказывается эту технику среди многих других создал наш сенсей, правда в отличие от того же Каге Буншина ей мог воспользоваться только кровный потомок.

- То есть ты намекаешь? - заинтересованно спросила бывшего напарника по команде Кохару.

- Похоже, что Намикадзе Минато является потомком Сенджу Тобирамы, - констатировал этот факт Данзо, сосредоточенно сравнивающий портреты Второго и Четвертого Хокаге.

- А как же стихии, у Минато был Футон, в отличие от Суйтона Тобирамы? - удивленно спросила Кохару.

- Кохару, Кохару, - сокрушенно покачал головой Хокаге, - как то ты быстро, в погоне за роскошью, скатилась на уровень обывателей. Сенсей одинаково хорошо владел всеми стихиями, просто контроль воды у него был настолько исключителен, что не уступал Узумаки или Хозуки. В той же стране Воды он не был бы чем то выдающимся. Выходит Мальчишка не только Сенджу по крови, но и наследник двух Хокаге. Нужно аккуратно разыграть эту карту. Ошибиться мы не имеем права!

- CRA. Clan Restoration Act. Закон о восстановлении клана, созданный между прочего Тобирамой, - хитро улыбнулся из под очков Хомура.

- А то как же, - вспомнил о законе Данзо. - Помнится, Совет Конохи заставил в свое время Тобираму ввести его как раз в надежде, что Нидайме обладает Мокутоном своего брата. - И что мы теперь будем делать, Хирузен? - напряженно уставился глава "Корня" на Хокаге.

- Всему свое время, - Сандайме судорожно пытался просчитать все возможные политические расклады. - В этот раз не будем слишком торопиться - и пары лет на подготовку не жалко. И когда мы закончим, я надеюсь, что Сенджу будут в наших руках.

Глава 6. То что было скрыто.

Спустя полтора года после попытки похищения Наруто.

Невысокий светловолосый голубоглазый мальчик, одетый в уменьшенную версию костюма АНБУ устало упал на землю. Пока он пытался перевести дух, к нему подошла девочка, одетая схожим образом. Ей не хватило выносливости выдержать тест устроенный сенсеем детям и она уже с полчаса ожидала когда, наконец, выдохнется ее напарник.

- Уфф! Якумо-тян, тебе не кажется, что Югао-сенсей относится к нам, как рабовладелец? - Спросил мальчик у подошедшей к нему девочки, чьи каштановые волосы до пояса были собраны в хвост.

- Сенсею лучше знать, как проводить наши тренировки, Наруто-кун, - помогая подняться с земли, заботливо ответила напарнику Якумо.

- Тебе не помешало бы лучше слушать Якумо-тян, может тогда, твои результаты улучшатся Наруто-кун, - послышался веселый женский голос со стороны. Дети обернулись в сторону говорившей, ей оказалась молодая женщина на вид не старше двадцати лет. Ее распущенные темные волосы под солнечными бликами отливали фиолетовым оттенком, в темно-карих глазах девушки застыла легкая усмешка. Она была одета в брючный костюм без рукавов стилизованный под форму специального отряда с небольшим гербом клана Курама, вышитым на груди. На правом бицепсе, где раньше была татуировка АНБУ, теперь находился протектор Конохи, закрепленный на широкой полосе ткани. За спиной у сенсея детей был закреплен нодати, а в руках она держала три боккена.

- Югао-сенсей, как я вижу, вы приготовили для нас занятия по кендзюцу? - Мрачно осведомился Наруто, с содроганием глядя на приготовленный инвентарь. Хотя Наруто и не любил особо фехтование, но результат уже был налицо - ему уже удавалось без особого труда побеждать студентов Академии из клана Курама и на равных сражаться против некоторых генинов, по крайней мере, до тех пор, пока они не начинали ускорять свое тело чакрой. Югао-сенсей вовремя поставила на место возгордившегося мальчика, к великому своему стыду он узнал, что для клана Курама кендзюцу не является профильной дисциплиной, мастера гендзюцу обычно изучали его, чтобы разнообразить арсенал своих навыков.

- Я не понимаю, чему ты так расстраиваешься Наруто? - Удивилась Югао плохому настроению своего ученика. - Ладно бы тебе не давалось искусство кендзюцу, но, не кривя душой я признаю, что в твоем возрасте мой прогресс был намного скромнее. Несмотря на то, что моими первоначальными тренировками занимался мой дед, бывший достаточно сильным самураем.

- Я расстроен не из-за занятий, Югао-сенсей - просто завтра нам с Якумо первый день идти в Академию и я не знаю чего мне там ожидать. Пусть с момента исчезновения лиса прошло уже два года. Но я опасаюсь, что проявления ненависти никуда не делись. - Наступила неловкая пауза, Якумо подошла к другу, испытывающему подавленные чувства и приобняла его за плечо. - К тому же учителей в Академию пока еще назначают Хокаге и старейшины...

- Так ты боишься, что твоим учителем в Академии окажется шиноби до сих пор ненавидящий Кьюби и видящий в тебе лишь земное воплощение Девятихвостого? - Спросила у подавленного Наруто Югао опустившись перед ним на колено. - Не бойся! Ведь ради этого Тсунаде-сама и Муракумо - сама и наняли меня - в случае если школьный учитель начнет халатно исполнять свои обязанности в отношении тебя, Наруто или в отношении Якумо я всегда смогу восполнить ваши пробелы, по моим расчетам вы уже не сильно уступите выпускникам Академии.

- Тогда зачем нам вообще посещать ее, если можно получить хорошее образование внутри клана? - удивилась полученной информации Якумо.

- В этом году будет сформирован элитный класс, куда попадут дети глав кланов и некоторых гражданских советников, родившиеся в первый год после окончания Третьей Мировой Войны Шиноби. По решению Тсунаде-сама и твоих родителей, Якумо вы должны будете попробовать завязать знакомства с детьми влиятельных людей Конохи, может в будущем, они станут вашими союзниками.

- Вот оно как... - задумчиво протянул Наруто. - Даже не думал об этом.

- Наруто! - Вдруг резко перевела тему разговора Югао. - Смотрю, ты уже передохнул, пора возобновить занятия! - Юзуки хитро улыбнувшись, подала ему два боккена. Шокированный Наруто посмотрел на обе своих занятых руки и, переведя взгляд на Якумо, решился спросить.

- Сенсей, а разве Якумо не будет с нами заниматься? Раньше вы давали нам только по одному боккену.

- Я хочу огорчить тебя Наруто, - с преувеличенной скорбью отвела своему ученику Югао. - Но Якумо окончила базовый курс тренировок кендзюцу. Теперь ей предстоит постигать искусство рисования под руководством Ункая-самы.

- Но Якумо и так отлично рисует! - попытался возмутиться такой несправедливостью Наруто.

- Спасибо! - Пискнула смутившаяся Якумо. - Но это необычные рисунки, из-за особенностей нашего клана к многослойным гендзюцу использовать их без подручных инструментов могут только по настоящему опытные шиноби, такие как мои родители, дядя Ункай или дедушка Санада. остальным шиноби Курама приходится использовать специальные рисунки - они помогают серьезно сэкономить время и затраты чакры. По мере достижения прогресса можно будет использовать клановые гендзюцу, не полагаясь на картины. Просто чудо, что во время попытки похищения мне удалось успешно применить подсмотренное у родителей гендзюцу без подручных инструментов.

- Якумо-тян все сама тебе прекрасно объяснила Наруто. - Обратилась к ученику Югао. - Сейчас мы начнем углубленное изучение кендзюцу, а именно работу двумя руками. - Наруто глухо застонал, ужаснувшись ждущей его перспективе. - Но по сложившейся традиции, - попыталась обнадежить ученика Югао, - если тебе удастся попасть по мне, то урок будет считаться оконченным. - Якумо видя несчастный вид своего друга, неожиданно решилась ему помочь.

- Югао-сенсей, дядя Ункай просил меня передать вам приглашение на ужин, - Как бы неожиданно вспомнила о поручении родственника Якумо. Приглашение действительно было, и Якумо хотела передать его до начала занятий, но Югао настолько активно начала тренировку детей, что у них буквально не оставалось свободного времени. Слегка покрасневшая Югао собиралась с ответом, но складывающуюся тишину неожиданно прервал звук удара боккеном по человеческой плоти.

- Ай! - Дернувшись, взвизгнула Югао, потирая ягодицу. - Наруто! Что ты сделал?

- Сенсей, но вы же сами сказали, что я должен попасть по вам один раз - разве этого мне не удалось? - Состроил умильную мордашку Наруто. Почему то на полигоне клана Курама, где проходила тренировка начала падать температура. - Так я пойду? - Из фигуры Югао, сжавшей побелевшими пальцами боккен начали выдвигаться еле сдерживаемые порывы жажды крови. Почуявший неладное Наруто попытался перевести тему разговора. - Я должен сдать сестренке Шизуне теорию по основам медицины. - Мальчик начал тихими шагами отступать подальше от демона в человеческом обличье.

- НАРУТО! Куда это ты собрался маленький паршивец! Мы еще не закончили! А ну стой! - Начала гоняться по полигону за своим хитрым учеником возмущенная Югао.

- Югао-сан, а как же профессионализм! - пытался остудить пыл разгневанной женщины Наруто. - Вы сами говорили нам пользоваться подвернувшимися возможностями! - С трудом уворачиваясь от своего сенсея Наруто увидел у стоявшей вдалеке Якумо свое спасение. "Вот он, шанс" подумал он и помчался туда всячески петляя, стараясь не попасть под боккен рассерженной Юзуки. Югао уже почти настигла Наруто у выхода с полигона, когда неожиданно влетела в чьи то объятья.

- Мне конечно льстит, когда мне в руки бросаются красивые молодые женщины, но Югао-сан, не могли бы вы быть поосмотрительнее, - Услышала Югао, зарывшаяся лицом в грудь поймавшего ее мужчины голос Курамы Ункая.

- Ункай-сама! - Заикаясь, начала объясняться она. - Вы не подумайте что...

- Да все в порядке, - успокоил ее брат главы клана Курама. - Завтра дети сделают первый шаг в новую жизнь, пускай немного отдохнут. - Ункай покосился на Наруто, показывавшего ему из-за спины Югао большой палец. - Якумо уже говорила вам о моем предложении? - Ункай тихо сделал знак рукой, отпуская Якумо и Наруто с полигона.

- Но что подумают люди - брат главы клана встречается с простой куноичи, - попыталась из последних сил отказаться Югао.

- Если бы меня волновали пересуды, то я не стал бы сопротивляться Мечнику Тумана на закончившейся десять лет назад войне, - спокойно ответил испуганной Югао Ункай. - сколько времени прошло, а все никак забыть не могут, особенно сами туманники. Признаюсь честно, Югао-сан, вы мне чрезвычайно интересны и я не отказался бы узнать вас получше. Простой ужин позволит нам расставит все точки над "И". Если вы не захотите продолжать отношения - ну что ж. не буду вас удерживать. - С этими словами Ункай отпустил Югао и исчез в Шуншине.

Шокированная Югао осознала что похоже вытащила свой счастливый билет ей заинтересовался чрезвычайно могущественный шиноби, по меркам Конохи конечно. Ведь именно по инициативе Ункая, как выяснила она позже, была утверждена ее кандидатура в качестве сенсея для детей. Именно Ункай становился на ее сторону, когда Тсунаде и Муракумо критиковали ее методы обучения Наруто и Якумо. Когда Юзуки попыталась спросить у Курамы Ункая, в чем причина такого к ней его благоволения, он, криво усмехнувшись, сослался на давний долг жизни. Югао была в недоумении - ее отец, сотрудник АНБУ погиб шесть лет назад, мать скончалась вскоре после ее рождения, как они могли пересекаться с Ункаем заведующим теневой кухней клана Курама?

Башня Хокаге. Вечер этого дня.

В зале собраний царила оживленная атмосфера - Хокаге и старейшины зачем-то собрали внеочередное совещание. По их сообщениям обещалась открыться новая информация, которая перекроит политическую карту Конохи. Собравшимся главам кланов и гражданским советникам предстал буквально лучившийся довольством и добродушием Хокаге, да и старейшины не сильно от него отставали. Было крайне непривычно видеть их в таком состоянии после ряда тяжелых неудач, особенно после событий двух-полуторалетней давности, когда дайме Огня всерьез собирался послать четверке неугомонных стариков по белому шелковому шнурку.

- Господа и дамы, - начал совещание Хокаге, довольным лицом походивший на кота увидавшего большую открытую банку со свежей сметаной. - Позвольте мне сообщить вам, что нам поступила информация, согласно которой нашелся наследник исчезнувшего великого шиноби! - Добавил Сарутоби глядя на глав кланов, среди которых находились Сенджу Тсунаде и Курама Муракумо.

- Почему то у меня плохое предчувствие, - прошептала мрачная Тсунаде. - Неужели он узнал?.. - Резко замолчавшая Тсунаде увидела в руках у Хомуры свиток с печатью клана Сенджу.

- Похоже на то. Иного варианта я не вижу. - Ответил ей хмурый Муракумо, пытаясь понять, какую политическую игру затеял Сандайме Хокаге Сарутоби Хирузен в этот раз.

"Что! Еще один Сенджу!" Гневно думал Учиха Фугаку, с трудом сохраняя самообладание.

- Как все вы знаете, почти два года назад чудесным образом был возрожден, казалось бы, ушедший в небытие клан Сенджу. Нашелся наследник, обладающий чистой кровью древнего клана. - Тсунаде ощутила, как на ней перекрестились взгляды находившихся в зале людей. Они крайне различались по своему спектру - заинтересованные от коллег шиноби, гневный от Учихи Фугаку, алчные от гражданских советников, которые уже не раз пытались заключить брачный контракт между Наруто и какой-нибудь из их дочерей.

- Недавно в руки старейшины Хомуры попал документ принадлежавший руке Нидайме Хокаге, Сенджу Тобирамы. - Насладившись кратким мигом тишины, радостно продолжил вбивать гвозди в гроб тайны Тсунаде Сарутоби. - Как оказалась всем известная техника Хирайшин , авторство которой приписывали Йондайме Хокаге Намикадзе Минато, была создана великим Тобирамой. И мог ее использовать только прямой потомок, даже не все представители родного клана Нидайме могли ее использовать. Как мы все помним, у Минато был сын, бывший джинчурики Кьюби, который был принят в клан Сенджу - вы все знаете его под именем Узумаки Наруто! - В помещении воцарилась гробовая тишина. Все были шокированы прозвучавшим откровением. Учиха Фугаку был в гневе, молодой Сенджу мог не только научиться технике его отца позволявшей вырезать целые отряды шиноби, в нем, оказывается, еще текла кровь ужасного Сенджу Тобирамы, человека убившего второго по силе Учиху изо всех существовавших - Изуну бывшего братом самого Мадары. Хьюга Хиаши был крайне недоволен сложившейся ситуацией, почувствовав угрозу для благополучия своего клана. Главы альянса Нара - Акимичи - Яманака настороженно переводили взгляд с Хокаге на Тсунаде и обратно, пытаясь решить, что им дальше делать в сложившейся ситуации. По лицу Абураме Шиби как всегда невозможно было что-то понять, Инудзуке Тсуме, наоборот с трудом удалось усидеть на месте. Тсунаде и Муракумо походили на каменные изваяния, ожидая когда Хокаге соизволит прервать сложившуюся паузу.

- Тсунаде-сан, как вы можете объяснить сложившуюся ситуацию? - с преувеличенным огорчением спросил Сарутоби у бывшей ученицы. - Разве можно было скрывать от нас такую важную информацию? Ведь в светы новых данных Хирайшин оказывается не простым уникальным умением одного шиноби, а устоявшейся генетической чертой, кеккай-генкаем так сказать. Исходя из этого, я предлагаю начать голосование по включению юного Сенджу Наруто в программу CRA как последнего носителя ценного генома.

- Дождались... - Гневно прошипела Тсунаде, мучительно вспоминая, что она может противопоставить инициативе Хокаге. Курама Муракумо сидевший рядом с ней согласился с Сенджу.

- Похоже, Хокаге понял, что ему не удастся избавиться от мальчика, и он решил взять его под свой контроль. - Мрачно заметил Муракумо, обращая внимание Тсунаде на подобравшихся гражданских советников. - Такое ощущение, что им все было известно заранее - я уже ощущаю их алчность.

- Гражданский совет единогласно поддерживает вашу инициативу, Хокаге-сама! - Прокричала с их места Харуно Мебуки, занявшая место казненного мужа. Главы кланов шиноби неодобрительно поморщились от ее неприятного резкого голоса, для Инудзуки Тсуме голос Харуно вообще был подобен скрипу гвоздя по стеклу.

- Граждане Конохи уже высказали свою позицию, старейшины тоже проголосовали единогласно - ведь после Третей Мировой Войны Шиноби чуть было не канул в Лету клан основателей деревни и чудесным образом мы получили шанс восстановить боеспособность Конохи...

- В трех войнах мы сражались на передовой, и смотрите, к чему это привело! - жестко ответила на поток сладкоречия Тсунаде. - Если вы думаете, что приняв несколько жен, Наруто быстро восстановит численность клана Сенджу, то вы жестко заблуждаетесь. Мой клан больше не будет исполнять роль элитного пушечного мяса, которым закрывают дыры на фронте образовавшиеся из-за вражеских шиноби ранга S. Мы успешно провели одну войну не имея Хирайшина, во время второй эта техника оказала не такое уж сильное влияние - Минато не разу не встречался с по настоящему сильными противниками вроде Тсучикаге Ооноки или представителей клана Йотсуки. Исходя из этого, я не вижу необходимым включать моего племянника в программу CRA.

- Боюсь это не тебе решать Тсунаде. Во время нападения Кьюби мы потеряли множество шиноби, доходы деревни постоянно падают - известие о возрождении великого клана привлечет в Конохагакуре много новых клиентов. Что скажут главы кланов о моей инициативе? - Большинство глав кланов поддержало предложение Хокаге, даже надменный Хьюга Хиаши не остался в стороне. Против высказались только сама Тсунаде, Курама Муракумо и ко всеобщему удивлению Учиха Фугаку.

- Заранее посовещавшись, - продолжил добивать Тсунаде почуявший победу Хокаге. - Мы решили, что юный Наруто должен иметь не менее десяти жен и к своему двенадцатилетию он уже должен зачать своего первенца. Так удачно сложилось что в семьях гражданских советников имеются девочки равного с юным Сенджу возраста и они станут для него в будущем прекрасными супругами. - Гражданские советники услышав что идет речь о них гнусно стали ухмыляться, уже мечтая как получат доступ к богатствам клана Сенджу ранее им недоступным.

- То есть ты решили подложить Наруто в постель гражданских, которые ничего не понимают о нуждах кланов, в том числе шлюху Харуно? - Начала возмущаться оскорбленная Тсунаде.

- Попрошу без оскорблений Тсунаде-сан, - самодовольно взвилась Харуно Мебуки. - Может вы не в курсе, но до вашего приезда Наруто был знаком с Сакурой-тян. Я до сих пор огорчаюсь, что они больше не общаются - из них получилась бы такая замечательная пара! - Мебуки даже пустила фальшивую слезу, стремясь уверить Тсунаде в своей искренности.

- Так называемая "дружба" была возможна только ментальным закладкам. - Презрительно оборвала размечтавшуюся Харуно взбешенная Тсунаде. - Я поражаюсь, как у тебя хватило наглости предложить такое! Во времена предшествующие основанию Конохи безумные недогейши Харуно успели пролить немало крови клана Сенджу. Как я могу быть уверена, что ваша дочь, получив ребенка от Наруто, не обратится к традициям предков? Но раз мы заговорили о традициях - мужчины клана Сенджу могут жениться только на куноичи или онна-бугейшах. Разве ваши дочери соответствуют необходимым требованиям, уважаемые гражданские советники? Причем уровень генина, который вы можете купить для своих детишек в академии, не годится - нужен или ранг чунина, полученный на Экзамене или полевой патент токубетсу джонина. - В ряду гражданских советников повисла напряженная тишина - ни одна из их дочерей не могла достигнуть предъявленных требований, небольшой шанс был только у Харуно, которые до давнего инцидента с кланом Узумаки были достаточно сильным кланом, славящимся своими гейшами. Пусть гейши Харуно и уступали в подготовке обычным куноичи, но с заданиями справлялись отменно - особенно им помогало второе сознание, являвшееся особенностью клана. С его помощью Харуно могли моментально менять модель поведения - нежная хрупкая девушка за мгновение превращалась в хладнокровную безжалостную убийцу, остановить которую не всегда могли остановить и шиноби элитных кланов. Но всему приходит конец за пару лет до основания Конохи тогдашнему лидеру клана Узумаки не понравилось что Харуно попытались убить одного из его младших сыновей, в итоге соблазнительницам устроили резню а немногим выжившим запечатали геном.

- Не переводи тему Тсунаде! - Рассердился Хокаге, осознавший что заботливо спланированная провокация не дала нужного эффекта. - Факты таковы - мальчишка последний Сенджу, который может иметь наследников, помимо этого у него есть уникальная особенность, которую он может передать своим потомкам. Закон о восстановлении клана был создан еще твоим великим дядей Нидайме Хокаге Тобирамой Сенджу, он и сам должен был попасть под него, да вот незадача - совершенно не вовремя погиб. Просто чудом оказалось, что в свое время он потешил плоть с пленной куноичи клана Сабаку.

- Пусть у меня связаны руки, - ухмыльнувшись ответила Тсунаде насторожившемуся Сандайме. - Но мой племянник не будет иметь никаких отношений с их детьми. - Указала Тсунаде на гражданских советников. - Да я скорее попрошу Дайме-сама чтобы он принял присягу клана Сенджу. Наверняка среди его вассалов найдется немало буси, которые захотят породниться с Наруто. - Сарутоби даже подавился табачным дымом, представив как Великий клан Сенджу пусть и состоящий сейчас из двух человек покинет Конохагакуре и стать личным вассалом Дайме Огня.

- Хорошо, чего ты хочешь? - Сдался выложенным Тсунаде козырям Хирузен, вспомнив более чем теплые отношения дайме Огня и нынешней главы клана Сенджу.

- Раз уж вскрылись заботливо скрытые секреты моего клана, - на лице Тсунаде заиграла легкая змеиная улыбка до содрогания напомнившая Хокаге своего мятежного сокомандника, гениального нукенина Орочимару. Тот до обнаружения своих экспериментов схожим образом успешно требовал финансирование для своих проектов. - Десять жен в двенадцать лет это, мягко говоря, чрезмерно. Шестнадцать лет или больше по достижении Наруто уровня джонина является более оптимальным сроком, на который я могу пойти. Количество будущих жен для моего племянника мы обговорим позже, но вряд ли их будет не больше пяти.

- И это все? - Попытался остановить свою разошедшуюся бывшую ученицу нервный Хокаге. Он даже попытался обратиться за поддержкой к старейшинам и Данзо, но они лишь легко покачали головами. Ведь эту затею они начали из-расчета получения контроля над кланом Сенджу, пока растерянная Тсунаде будет пытаться вернуть статус-кво. Но четыре старика забыли, что Тсунаде уже не являлась потерявшей все сломанной женщиной топящей в спиртном и азартных играх горечь воспоминаний об уничтоженном клане, погибшем женихе и брате, смерть которого вызывала так много неприятных вопросов. При помощи Муракумо она стала настоящим лидером клана, во многом по характеру напоминая свою покойную бабушку Узумаки-Сенджу Мито, которая до своей смерти не давала спокойной жизни Хокаге и старейшинам.

- Нет сенсей, - ледяным тоном заметила Тсунаде. - Ты сам поднял вопрос о родстве Наруто и Тобирамы-самы. В таком случае семейные реликвии должны храниться не в башне Хокаге, а в сокровищнице клана Сенджу.

- Нет! Ты не можешь! - Возмутился столь наглым требованиям бывшей ученицы Сандайме. - Эта память принадлежит всей Конохе!

- Может нам к Дайме обратиться? Уверена он нас рассудит. - Начала добивать потерпевшего очередное политическое поражение Сандайме. Хирузен вспомнил кошмарный визит Дайме Огня двухлетней давности, когда только из-за отсутствия веских доказательств он остался в живых.

- Ладно, Тсунаде ты получишь его документы... - Наконец сдался Сарутоби, уже пожалевший о возобновившейся конфронтации с бывшей ученицей.

- Ничего не забыл, сенсей? Едко поинтересовалась Тсунаде у Хирузена, выглядевшего сейчас как разбитый жизнью сгорбленный старик. - А как же доспехи и оружие Тобирамы-самы? В том числе и знаменитый Райджин-но-Кен?

В это же время, квартира на окраине Конохи.

Высокий молодой парень лет двадцати с темно-зелеными волосами проводил тайную встречу с непримечательным внешне шиноби страны Дождя.

- Ну как, Аой, ты все-таки решился? - спросил дождевик своего собеседника из Конохи.

- Да, эта деревня ограничивает меня! Я давно уже заслужил ранг джонина! - Запальчиво ответил своему вербовщику Рокуши Аой. - Я уже нашел на кого свалить вину за похищение реликвий Нидайме. Это Морино Идате, младший брат начальника отдела допроса. Он провалился на очередных испытаниях и легко ухватится за специальный экзамен. Моя награда останется прежней? - жадно спросил будущий предатель.

- Да, в случае успешного исхода ты получишь в Аме титул джонина и меч Тобирамы, если конечно сможешь его удержать, - Скептически заметил Аою его собеседник.

Мечте Аоя о мече Нидайме уже не суждено было сбыться - сдавшийся Хокаге опасаясь очередного визита дайме все же отдал Тсунаде вещи Сенджу Тобирамы.

Примечания к главе.

1 Сильнейшим кланом Конохагакуре на данный момент как не странно являются не Учиха а Хьюга. Во время нападения Девятихвостого получивший кратковременную свободу демон устроил целенаправленную охоту за потомками Мадары, изрядно ослабив клан Учих. Неудивительно, что Хиаши опасается возрождения Сенджу, которые в будущем способны подвинуть его клан с вершины местного политического Олимпа

2 Вплоть до своего выпуска из Академии Наруто больше не удавалось достать в спарринге Юзуки Югао, пришлось бедолаге тренироваться по полной программе.

Глава 7. Неприятные откровения.

Поместье клана Сенджу, утро следующего дня.

Наруто не мог заснуть всю ночь - вернувшаяся Тсунаде огорошила его крайне неприятным известием. Как оказалось утихшие было на полтора года Хокаге и старейшины не собирались без боя отдавать свои позиции в политическом раскладе Конохи. После скандала последовавшего за неудачным покушением Наруто, Хокаге на период правления Хирузена Сарутоби лишился права отдавать приказы полиции Конохи, с большим трудом оставив в своем распоряжении АНБУ. Но как оказалось этого ему было мало и Сандайме вместе со старейшинами решили попробовать вернуть контроль над казалось бы почти ускользнувшими от них богатствами клана Сенджу. Митокадо Хомуре удалось найти документ свидетельствовавший что в Наруто течет кровь клана Сенджу не только со стороны матери. Вышла наружу тщательно оберегаемая Тсунаде тайна, что погибший отец Наруто, Йондайме Хокаге Намикадзе Минато оказался внуком великого Сенджу Тобирамы и Хирайшин самая известная техника Четвертого оказалась наследием Нидайме Хокаге использовать которую могли только его потомки. Естественно что Наруто оставшийся единственным Сенджу, способным дать наследников и использовать Хирайшина отдаленном будущем стал предметом торгов между Сарутоби и Тсунаде. Пусть опекунше Наруто и удалось снизить предъявленные требования, но программу CRA никто отменять не захотел и юного Сенджу в будущем ожидала весьма насыщенная личная жизнь.

- Десять невест! Какой кошмар! - В отчаянии воскликнул Наруто сидя на своем футоне обхватив руками пытавшуюся расколоться от неожиданной головной боли голову. - Кому в голову вообще могла прийти такая идея? - В отчаянии воскликнул юный Сенджу, пытаясь понять как ему поступать в дальнейшем развитии этой ситуации. - С одной бы справиться... - сокрушенно вспоминая свою подругу Кураму Якумо прошептал убитый нежданным известием Наруто. - О Ками! Якумо-тян меня убьет! Надеюсь она не еще знает он том, что меня включили в программу CRA? Хоть право выбора предоставили, а то представить даже не могу, кого мне приготовили в будущие жены... - Мальчик содрогнулся, представив что ему придется встречаться с той же Харуно Сакурой, которая после снятия всех ментальных закладок осталась в его воспоминаниях источником резкого неприятного голоса и беспрестанных оскорблений. - Надеюсь что эту информацию не разгласили на всю Коноху, боюсь только представить эти орды фанаток которые будут преследовать меня, пытаясь породниться с кланом Сенджу. Ну ладно, не будем о грустном, пора собираться в Академию. - Наруто поднялся с футона и подошел к висящему на стене зеркалу, в нем отразился крепкий невысокий мальчик ростом около ста двадцати пяти сантиметров. Постоянные полуторалетние тренировки под присмотром Юзуки Югао и занятия по тайдзюцу и кендзюцу под ее же руководством позволили Наруто наработать неплохие мышцы, которые бы сделали честь и двенадцатилетнему выпускнику Академии. Тсунаде искренне заботилась о физическом состоянии единственного наследника и не жалела ни времени ни средств на различную терапию чтобы восполнить шестилетний пробел, когда в Наруто еще был запечатан Кьюби и ему приходилось питаться различными объедками. После того как Наруто лишился генома Узумаки, его лицо потеряло округлые черты присущие его матери, теперь он почти полностью походил на маленькую копию своего отца, Йондайме Хокаге Намикадзе Минато, если не брать в расчет появившиеся седые пряди во взъерошенных волосах, оставшиеся после болевого шока, когда была повреждена злополучная печать. Глаза Наруто, раньше сиявшие голубым оттенком чистого неба, теперь по своему цвету походили на талую воду, став почти бесцветными. Нынешнее лицо Наруто теперь с непривычки пугало даже опытных шиноби. Глядя на свое отражение в зеркале, мальчик криво усмехнулся, представив какой ажиотаж поднимется при его виде среди его одноклассников.

Тяжело вздохнув, Наруто стал собираться к своему первому дню в Академии. Его одежда представляла собой уменьшенную копию костюма АНБУ, поверх которого было надето просторное зеленое кимоно с гербом клана Сенджу на спине, на ногах и руках были надеты утяжелители, помогал выбирать которые сам Майто Гай, известный поклонник тяжелых тренировок. Помимо этого запястья и лодыжки мальчика были обмотаны эластичными бинтами, чтобы предотвратить растяжение, к правому бедру была примотана кобура с сенбонами, которые Наруто полюбил намного больше другого метательного оружия за время обучения с Шизуне. В качестве обуви юный Сенджу еще с начала тренировок с Юзуки Югао использовал ботинки с открытым носом, как у членов специального отряда. Наруто скептически посмотрел на танто, раздумывая, брать ли его с собой в академию, но немного погодя наследник клана Сенджу решил все же не пугать окончательно своих будущих одноклассников. Спустившись вниз Наруто тепло поздоровался с уже находящимися на кухне Тсунаде и Шизуне.

- Тетушка Тсунаде! Сестренка Шизуне! - Радостно поздоровался со своими опекуншей и приемной старшей сестрой Наруто. - Почему вы так рано проснулись? У вас же сегодня выходной.

- Мы решили проводить тебя в Академию в твой первый учебный день, - ответила удивленному племяннику Тсунаде. - Уже сегодня ты сможешь увидеть результат всех тех тренировок с Югао-сан, жалобы о возрастающей тяжести которых я не перестаю от тебя слышать.

- Но тетушка! Кто так тренируется в таком юном возрасте, даже клановые дети обычно начинают подготовку после поступления в академию, - осторожно заметил Наруто.

- Итачи и Шисуи, молодые гении клана Учиха, - привела пример Тсунаде - Итачи, наследник нынешнего главы клана стал генином в шесть лет, Шисуи, поздний ребенок предыдущего главы красноглазых, Учихи Кагами, одел протектор по достижении девятилетнего возраста. Ситуация с тобой же, Наруто, намного сложнее - ты являешься единственным наследником древнего клана, у которого немало врагов, и поэтому мне нужно, чтобы ты стал сильнее как можно раньше. К тому же ты успел прочувствовать "нежную" заботу о тебе Хокаге и старейшин?

- Прочувствовал. Оценил. И ужаснулся, - поежился Наруто, вспоминая программу CRA, под действие которой поставили его "радеющие о благополучии клана Сенджу" различные доброжелатели.

- По крайней мере, Наруто-кун, решающее слово в выборе невест будет за тобой, - попыталась утешить подавленного Наруто Шизуне. - В первоначальном варианте твое мнение вообще не учитывалось, подразумевалось что гражданские советники подложат тебе своих родственниц, по достижении тобой двенадцати лет, и затем, после рождения детей с тобой должен был приключиться какой-нибудь несчастный случай.

- Будь осторожен в Академии, Наруто пусть большинство детей гражданских советников никогда не смогут стать даже генинами, но тебе придется проучиться с ними долгих четыре года, поэтому постарайся никого из них не покалечить, иначе в будущем тебя могут настигнуть последствия твоих необдуманных поступков. - Тсунаде обратила внимание своего племянника на один из главных раздражающих факторов, который будет преследовать наследника Сенджу в Академии. - Да и к тому же, в твоем классе будет младший брат упомянутого ранее Итачи, Учиха Саске. Как нам известно, он завидует таланту своего брата, считая себя будущим великим шиноби. Так что будь готов, что Саске с самого первого дня может начать с тобой конфронтацию, чтобы по крайней мере, подняться в своих глазах. Вполне возможно он может попытаться нарушить твою дружбу с Якумо-тян.

- Что! - Треснула под руками Наруто столешница, в которую он судорожно вцепился пальцами.- Да я его!

- Наруто-кун, сейчас же успокойся! - Одернула разозлившегося мальчика Шизуне, - Молодому Учихе с Якумо-тян ничего не светит сразу по двум причинам, но о них ты узнаешь только вечером, если же он действительно окажется настолько глуп и самонадеян, как о нем говорят, то ты сможешь позже убедиться, как за глупые поступки Саске придется краснеть его отцу.

- Якумо-тян еще не знает о решении Совета? - вспомнил о своей подруге Наруто.

- Как бы не хотелось тебя обнадежить, Наруто-кун, но Якумо-тян в числе первых за пределами башни Хокаге узнала о том, что тебя поставили в программу CRA, ее с большим трудом удалось утихомирить, разбушевавшаяся Якумо даже сожгла новый парадный портрет Хокаге. Не беспокойся на этот счет, как я уже говорила, обо все ты успеешь поговорить с ней сегодня вечером.

- Надеюсь, она уже остыла, - вдохнул Наруто, вспомнив насколько страшна бывает Курама Якумо в гневе. - Дядя Ункай говорил, что по меркам их клана Якумо очень одаренная и такой талант рождается раз в пару поколений, но когда она злится, у меня даже сердце начинает работать с перебоями. - Наруто припомнил момент вскоре после неудачного похищения, когда излеченная Якумо только приступала к тренировкам. Якумо тогда не удавалось поспевать за прогрессом Наруто, и она серьезно разозлилась. Тренировочный полигон тогда покрыл тяжелый давящий фиолетовый туман, солнца не было видно, хотя стояла безоблачная ясная погода. Тени Якумо, став как будто живые, обвивали свою хозяйку, глаза которой излучали потусторонний белый цвет. Неизвестно, что было бы дальше, если Наруто не загнал свои страхи вглубь и не привел ее в чувство. Как потом признавалась Юзуки Югао, так страшно ей не было даже на практике в АНБУ, когда в стране Травы ее команда пыталась оторваться от карателей Кусагакуре, почуявших находившегося среди шиноби Конохи представителя клана Инудзука, который до основания скрытых деревень происходил из этих мест.

- Наруто, не забывай также, что сейчас у тебя начнется настоящее обучение на ирьенина, - сообщила об увеличении учебной нагрузки мальчику Шизуне. - Все равно во время первого года обучения в Академии не будет ничего полезного, за исключением, пожалуй, спаррингов с представителями других кланов. - Правда твоего уровня контроля чакры явно недостаточно для использования медчакры, поэтому нужно будет сначала над ним поработать. Занятия со мной и Югао будут чередоваться через день, после занятий в Академии.

- И как можно улучшить контроль чакры? - удивленно посмотрел на посерьезневшую Шизуне Наруто.

- Сначала тебе придется научиться забираться на дерево. Без помощи рук. - Прервала Шизуне попытавшегося возразить Наруто. - Во времена клановых войн этому обучались дети четырех - шести лет, но после потерь, понесенных в мировых войнах, стремясь получить дешевое пушечное мясо, лидеры деревень снизили стандарты подготовки. Клан Курама, к примеру, до сих пор следует давним традициям, благодаря чему продолжает удерживать позиции среди сильнейших кланов Конохи. Сейчас обучение ходьбы по дереву вообще убрали из учебной программы Академии, оставив только упражнения по балансированию листа, а этому навыку обучаются только генины, если конечно их наставник удосужится озаботиться этим.

В это же время, где то в Конохе.

Хатаке Какаши как всегда читал книгу серии "Приди, приди рай", но неожиданно у него засвербело в носу. Желание чихнуть было настолько сильным, что Какаши даже ослабил внимание. Зуд все не проходил, и Хатаке все же оглушительно чихнул, выронив из рук книгу.

- Какаши, давний мой товарищ! Тебе давно следовало уделять больше внимания к тренировкам, во имя Силы Юности! - Послышался энергичный голос человека одетого в странный зеленый комбинезон с массивными оранжевыми утяжелителями на ногах, бывшего также обладателем прически под горшок и массивных кустистых бровей. На комбинезон был накинут расстегнутый жилет чунина, что обычно поражало незнакомых с этим чудаком людей.

- Отстань, Гай, что ты ко мне привязался? - Попытался отвязаться от неожиданного собеседника Какаши, - Хотя нет, постой, я слышу, как кому то у памятника Хокаге требуется помощь Силы Юности!

- Да, благодаря Силе Юности я всегда помогаю людям! - ослепил белозубой улыбкой Майто Гай растерянного Хатаке Какаши. - Я выполню это задание! Если мне не удастся сделать это то я пробегу за час двести кругов вокруг Конохи, неся валун весом в пятьсот килограмм, а если мне не удастся этого, то я...

- Гай, - оборвал разбушевавшегося любителя рекордов Хатаке Какаши. - Люди, помощь... - попытался он спровадить Майто Гая.

- Да! Точно! Майто Гай спешит на помощь! Динамическая запись!

- Наконец-то ушел, так где же моя драгоценная книга? - Нагнулся Какаши, ища упавший томик творчества Джирайи-саннина. - Где же он? - В напряжении спросил Хатаке, не найдя искомого. Вдруг его взгляд зацепился за следы Майто Гая, отпечатки правой ноги имели какие-то прямоугольные очертания. Какаши озарила ужасная догадка. - Не может быть! Гай! Как он посмел осквернить мою прелесть! Кучиесе-но-дзюцу!

- Зачем вызвал, Какаши? - Спросил у оскорбленного ценителя эротической литературы появившийся в клубах серого дыма коричневый мопс, одетый в синюю жилетку и протектор Конохи.

- Паккун, мне нужна твоя помощь, - указал Какаши на следы Майто Гая.

- Это то, о чем я думаю? - спросил Паккун у Какаши, и дождавшись утвердительного кивка, со стоном закрыл свою морду лапой. - Ну что ж, пошли искать твою потерю. - Паккун привел Какаши к рынку Конохи, где обнаружилось, что с правого следа Майто Гая пропал отпечаток книги. - Похоже твой соперник избавился от этого словесного мусора, - заметил Паккун у растерянного Какаши. - Продолжать искать? - Спустя некоторое время нинкен привел печального Хатаке к решетке канализации. - Она там, - гордо указал передней лапой усевшийся на землю призывной пес, - и если тебе приспичило читать именно ту книгу, то в забегах среди нечистот я тебе не помощник.

Какаши растерянно взирал на мрачную решетку канализационного коллектора, в котором исчезла его любимая книга, но спустя некоторое время достал с пояса свиток, из которого распечатал новую копию. Паккун шокировано уставился на своего контрактора.

- У тебя все время была копия? - Изумленно спросил он у Какаши. - Задница биджу! Зачем тогда мы искали эту книгу?! - гневно указал нинкен на решетку, - Какой стыд, видел бы сейчас тебя отец... - разочарованно прошептал Паккун, устало закрыв свои глаза правой лапой.

Парой часов позже, Академия Конохагакуре-но Сато.

Наруто подошел к Академии в сопровождении Тсунаде и Шизуне, у него складывалось ощущение, что всем гражданам Конохи уже известно о его статусе, и они все вдруг решили лично увидеть наследника легендарных героев. На улицах Конохи и до этого далеко не пустынных, в этот день творилось подлинное столпотворение - куда бы не направлял юный Сенджу свой взгляд, везде ему виделись толпы обывателей, которые рассматривали его как нечто диковинное. От сотен взглядов, направленных на него, у Наруто начался легкий дискомфорт, у него складывалось ощущение, что внимание многих людей, направленное на него как будто бы приобрело материальную форму, обволакивая мальчика тяжелым давящим плащом. Наруто тихо поделился наблюдениями со своими спутницами, Тсунаде и Шизуне встревоженно переглянулись, похоже, что мальчик оказался кладезем талантов - из-за стресса у молодого Сенджу стал проявляться дар сенсора.

"Похоже Наруто намного больше похож на своих отца и прадеда", - тронула лицо Тсунаде грустная мимолетная улыбка. Спустя пару минут они вышли на небольшую площадь перед Академией, которая уже была забита народом. Наруто сразу же стал высматривать в толпе представителей клана Курама, они нашлись рядом со стеной. На церемонию вступления в Академию Шиноби Якумо сопровождали не только ее родители, Курама Муракумо со своей супругой Уроко, но и Курама Ункай, спутницей которого являлась сияющая Юзуки Югао, выглядевшая в этот момент в необычном для нее дорогом кимоно не хуже любой другой знатной дамы. Особенно необычно было видеть среди людей сопровождавших Якумо, непонятно как там оказавшегося Кураму Санаду. Пожилой Курама обычно преподавал детям основы по истории и тактике, как позже узнал Наруто, пару десятилетий назад Санада являлся наставником Муракумо и Ункая, и очень желал передать свои знания своей новой ученице. Правда Муракумо согласился на обучение Якумо у старого Санады только по достижении ей двенадцати лет.

- Доброе утро Муракумо-сама, Уроко-сама, - поприветствовал членов главенствующей семьи клана Курама. Дождавшись ответных приветствий, Наруто перевел взгляд на другую пару - Дядюшка Ункая, Югао-сенсей - похоже, что ваш вечер прошел удачно?

- Наруто! Хватит смущать окружающих! - Залилась румянцем Югао, Ункай, ответивший Наруто утвердительным кивком еще крепче обнял свою подругу за талию.

- Санада-сан, просто удивительно, что вы выбрались за пределы кланового квартала. Помнится, вы говорили, что не любите находиться на одних мероприятиях с нынешней верхушкой деревни. - Припомнил Наруто один из уроков с пожилым Курамой.

- Иногда бывает полезно, проветрить старые кости, показать недругам, что ты еще жив, - легким жестом указал Санада на трибуну, где слушая очередные пафосные речи Сандайме о его понимании патриотизма и долга, на заднем плане вместе со старейшинами и начальниками служб коротал время скучающий Морино Ибики. Его взгляд равнодушно скользил по толпе, пока неожиданно не зацепился за человека, которого он никак не ожидал здесь увидеть. - Благотворительность - плохая вещь. Подбираешь буквально на улице талантливого паренька, относишься к нему, как члену семьи, даже учишь некоторым секретам, и где в итоге благодарность? Одно радует, будучи неплохим специалистом, мой бывший ученик является никаким учителем, что доказывает его младший брат - полный неудачник, худший ученик за историю Академии.

- А где же Якумо-тян? - Спросил у Курам удивленный Наруто, обнаруживший отсутствие среди них своей подруги. - Неужели она слушает у трибуны приветствие Хокаге, наверняка преисполненное "различной мудрости и невиданного глубинного смысла"?

- Что? Нет - Удивился заданному вопросу Муракумо, - Пускай Сарутоби разжижает мозг детям бесклановых шиноби и гражданских, как будто у нас нет других дел. Тсунаде-сама уже довела до тебя реакцию Якумо?

- Д-да, - вздрогнул Наруто. Мальчик даже порадовался, что благодаря усиленным тренировкам со старшими членами клана Курама, Якумо получила контроль над своей силой, благодаря чему вспышки гнева почти прекратились и стали более управляемыми.

- Скажу только, что данная ситуация не нравится нам всем, но у нас уже есть решение проблемы, о котором ты узнаешь позже. Якумо, да сними ты уже гендзюцу. - позвал Муракумо замаскировавшуюся дочь.

- Кай! - Отменила вышедшая из-за спин родителей Якумо Нимпо Иллюзорный Плащ, Наруто не стал удивляться, что Якумо уже в таком юном возрасте может спокойно использовать одно из базовых гендзюцу клана Курама, ведь именно им Якумо спасла себя и своего друга во время попытки похищения. Гораздо больше наследника Сенджу заинтересовал внешний вид его подруги. Якумо была одета в такой же костюм, как у Наруто, пошитый по примеру формы АНБУ, сверху на ней было надето темно фиолетовое кимоно до колен с крылом Курама на спине. К широкому черному поясу были прикреплены кобура с кунаями и кожаный чехол с альбомом, где на тонких дощечках из чакропроводимого дерева были нарисованы основы для специальных гендзюцу клана Курама. На ногах у Якумо были одеты обычные черные сандалии шиноби. Бинты как у Наруто, на запястьях и лодыжках Якумо отсутствовали, ведь она не собиралась специализироваться на контактном бое. Длинные каштановые волосы Якумо были распущены за исключением одной пряди слева от лица, заплетенная в небольшую косичку, которая была закреплена небольшой заколкой, украшенной двумя жемчужинами - подарком от Наруто на день рождения.

- Ты просто прекрасно выглядишь сегодня, Якумо-тян, - осторожно поприветствовал свою подругу Наруто, не знающий, что от нее ожидать. Пусть на тренировочных спаррингах под присмотром Югао большинство побед было у него, но Якумо постоянно преподносила ему неприятные сюрпризы, о которых мальчик потом с содроганием вспоминал неделями и даже месяцами.

- И я тоже рада видеть тебя, Наруто-кун, - послышался преувеличенно радостный голос Якумо. - Известную тебе тему лучше пока не поднимай, да и пора нам уже. - Дети попрощались с родственниками, и Якумо утащила Наруто к входу в Академию, где Сарутоби Хирузен заканчивал промывать мозги молодому поколению.

- Молодая любовь, - тихо засмеялся Санада. - Малышка Якумо уже знает, чего хочет в этой жизни! А что за маленькое недоразумение находится рядом с Фугаку? Такое ощущение, что при поступлению в Академию подавляющему большинству Учих имплантируют метровую палку в задницу.

- Это его младший сын, - сказал обернувшийся в указанном направлении Курама Ункай, - До таланта старшего брата или мастерства своего юного дяди он не дотягивает, но пытается возместить все гигантским количеством пафоса и самомнения.

- Учихи все еще считают, что они сильнейший клан Конохи, - добавила Тсунаде. - хотя дни их величия далеко позади, и они находятся даже не на втором месте, уступив лидерство Хьюга и Акимичи.

Спустя полчаса, класс Наруто.

Наруто и Якумо настороженно озираясь, вошли в свой класс, их можно было понять - уже на протяжении почти двух десятков лет, Академия шиноби Конохи являлась вотчиной клана Сарутоби, на пост преподавателей попадали только "нужные" люди, в лояльности которых в первую очередь к клану Сандайме нельзя было усомниться. Помня о конфронтации между Хокаге и Тсунаде с Муракумо, дети ожидали, что преподаватели будут относиться к ним предвзято. Темноволосый молодой чунин со шрамом на переносице равнодушно скользнул по ним взглядом, его же светловолосый напарник, наоборот, напряженно уставился на Наруто и Якумо.

- Так, дети не теряем времени, рассаживаемся по местам! - Скомандовал шрамолицый чунин, - Хоть у вас и есть уважительная причина в виде излишне длинной в этом году речи Хокаге, но наши занятия уже должны были начаться! - Наруто и Якумо, переглянувшись, решили сесть на задней парте у окна. Светловолосый чунин попытался было их разлучить, но в начавшейся суматохе у него этого не вышло, да и Наруто, уже неплохо изучивший анатомию человека, как бы случайно споткнулся, и в падении ударил в болевую точку на ноге чунина. От неожиданной боли и начавшейся судороги он отстал от детей политических оппонентов Хокаге.

- Мизуки, что ты там забыл? Иди уже сюда! - Позвал замешкавшегося напарника темноволосый чунин. - Дети, давайте познакомимся, меня зовут Умино Ирука, а моего напарника Тодзи Мизуки.

- Можете звать нас по именам, - нейтральным тоном добавил подошедший к учительскому месту Мизуки, - Только не забывайте, что мы ваши сенсеи.

- Да, на протяжении четырех лет мы будем обучать вас искусству шиноби, - добавил Ирука, в ответ на его реплику, со с мест где сидели дети из кланов в его сторону послышались смешки. - Я не понимаю, что здесь смешного! - Рассердился Ирука, - Не у всех была возможность заниматься перед началом Академии!

- Да и чему они могут нас научить? Примитивным физическим упражнениям? Контролю чакры? - послышался самодовольный голос, Наруто перевел взгляд на говорившего, им к его удивлению оказался младший сын Учихи Фугаку, имени которого он еще не знал. Хоть и по лицам учителей было понятно, что они недовольны оскорблением, Ирука и Мизуки все же не стали наказывать излишне высокомерного ученика, им не хотелось портить отношения с главой третьего на данный момент по силе клана Конохи.

- Давайте познакомимся, - предложил Ирука, - вы будете выходить на этот подиум, где позже будут проводиться спарринги. Мы будем вызывать вас по списку, представьтесь, назовите свои умения и мечту. Итак, начнем! Абураме Шино! На помост зашел высокий мальчик, одетый в глухое пальто, несмотря на теплую погоду, его глаза закрывали круглые темные очки.

- Абураме Шино меня зовут, - послышался его монотонный голос, - жуками управляю я. Моя мечта найти для наших ульев новые, невиданные виды насекомых.

- Какие же все-таки Абураме консерваторы, - прошептал Наруто на ухо Якумо. - даже в конце времен они будут продолжать изъясняться слогом времен Рикудо-Сеннина.

- Акимичи Чоджи! - К учителям подошел полный мальчик, жующий чипсы из пакета, на его щеках были нарисованы две спирали.

- Меня зовут Чоджи Акимичи, - продолжил набивать рот едой даже во время разговора сын главы клана Акимичи. - Для выполнения техник нашего клана нам нужно много есть. И еще, я не толстый. Я пухленький! - Наруто не стал уделять особое внимание детям гражданских, решив сосредоточиться на выходцах из кланов. Спустя некоторое время вызвали Инудзуку Кибу, Молодой собаковод был одет в серую куртку с капюшоном отороченную мехом, Наруто удивился. Что у сына лидера Инудзук еще нет собственного нинкена.

- Мое имя Инудзука Киба, и я люблю собак и все, что с ними связано, еще я хочу стать самым крутым альфой, и тогда все девчонки будут моими! - послышался мечтательный лающий голос молодого Инудзуки.

- Нахал и хам, - с презрением бросила Якумо, - похоже какому то альфа-самцу уже без надобности некоторые части тела - дольше проживет. - Неизвестно, какую еще характеристику выдала бы разозленная Якумо, но пришла ее очередь выходить к доске. - Меня зовут Курама Якумо, сила моего клана в гендзюцу, ненавижу извращенцев и высокомерных людей, - покосилась она на Инудзуку и Учиху. - Моя мечта... пусть пока останется тайной. - Когда Якумо возвращалась на место, перед ней выскочил Киба, строя из себя альфа-самца - сработал инстинкт, ответ от разозленной Якумо не заставил себя ждать.

- Знай свое место, Инудзука, - зажглись ее глаза потусторонним белым огнем, так знакомым Наруто. Киба истошно заскулив упал на землю обхватив голову руками и попытался отползти как можно дальше от Якумо,. - В следующий раз ты так легко не отделаешься - Закончив экзекуцию вспомнившего о недавних традициях Инудзуки, Якумо гордо вздернув подбородок, гордо прошествовала к своему месту, демонстративно не замечая жадный взгляд уставившегося на нее Учихи Саске.

- Что ты с ним сделала? - Спросил про Кибу у своей подруги обеспокоенный Наруто.

- Всего лишь показала ему главный страх всех Инудзук, не достигших уровня чунина, - мстительно улыбнулась Якумо. - Одно из самых простых гендзюцу нашего клана, созданных после присоединения этих полуживотных к Конохе. Он видел как оказался совсем один среди зарослей травы, в окружении шиноби клана Хагоромо. Ликвидаторы Кусагакуре являются главным пугалом собаководов после их предательства. Да и не доверяю я им - предавший однажды предаст снова, - продолжить разговор им не дали. После ленивого Нары, сообщившего что он умеет управлять тенями и любит смотреть на облака, к сенсеям вызвали Наруто.

- На данный момент, меня зовут Сенджу Наруто, мой клан успел прославиться во многих аспектах искусства шиноби, но особенно я хочу выделить ирьедзюцу, сам которому успешно обучаюсь. - Твердо произнес Наруто, неожиданно ощутив ненавидящий и ревнивый взгляд от Учихи. За представлением детей незаметно прошло время, будущие шиноби узнали, что наследница Хьюга желает стать достойной дочерью своего отца, что у Харуно визгливый неприятный голос, что Яманака Ино любит ухаживать за цветами... Возмущенного Саске сенсеи отодвинули в самый конец. Наконец, настала и его очередь. Гордо выпяти грудь, младший сын главы клана Учиха вышел на арену, на нем была одета синяя футболка с веером Учиха на спине, белые шорты и обычные сандалии шиноби. Его прическа напомнила Наруто заднее оперение какой-то птицы.

- Меня зовут Учиха Саске, - набрав воздуха в грудь, гордо начал мальчик. - Мой клан обладает величайшим додзюцу среди известных - Шаринганом, - Наруто и Якумо услышали, как в ответ на эти слова с места Хинаты донеслось презрительное шипение. - Нам нет равных в управлении огнем, о вообще, клан Учиха является величайшим кланом Страны Огня, именно благодаря нам была основана Коноха! - начал распыляться Саске, готовясь к длинному монологу, как вдруг его оборвал холодный голос с дальней парты.

- Может все-таки в первую очередь благодаря тому, что союз Сенджу и Узумаки вышиб клан Хагоромо в страну Травы? Почему то даже сам Учиха Мадара ничего не мог с ними поделать. Угомонись уже, младший брат Итачи, сенсей говорил только о паре предложений. - Мгновенно замолчавший Саске в гневе уставился на говорившего, им оказался Сенджу Наруто. - Учихи великий клан? Сенджу, Хагоромо, Узумаки и Хьюга и Кагуя с тобой не согласятся. Сейчас вы вообще с трудом удерживаете третье место по силе место среди кланов Конохи - Прошелся Наруто по нынешнему плачевному состоянию Учих, заработав благодарный взгляд от Хинаты.

- Ты! - Гневно начал подбирать разгневанный Саске оскорбления для своего оппонента, - Пережиток прошлого! У меня хотя бы есть клан!

- И чего они добились? Среди них были Хокаге? - Без труда парировал оскорбления Учихи внешне спокойный Наруто, внутренне благодаря Тсунаде и Муракумо за занятия по ораторскому искусству.

- Раз уж мы все познакомились, можете идти по домам, - неуклюже попытался погасить назревающий конфликт Умино Ирука. - Сегодня у вас был короткий день, если хотите померяться силами, дождитесь начала спаррингов. - Обрадованные дети начали собираться домой, Наруто подошел к учителям, чтобы уточнить расписание занятий ведь у него еще были занятия по кендзюцу с Югао Юзуки, тренировки по контролю чакры и изучение основ медицины с Шизуне, наследнику Сенджу требовалось сбалансировать свой график.

- Якумо-тян, подождешь меня? - Обратился Наруто к своей подруге. Когда Наруто и Якумо вышли из класса, им неожиданно преградил путь Учиха Саске.

-Якумо-сан, я считаю, что вам лучше общаться с представителем благородного клана, - напыщенно начал свою речь Саске.

- Я лучше знаю, кого мне включать в свой круг общения, - решительно оборвала его Якумо.

- Я все же настаиваю, - Схватил было Саске ее за плечо, но подошедший Наруто взял его руку в захват и впечатал головой в стену.

- На что ты вообще, надеешься, Учиха, - спросила у поверженного Саске Якумо. - Неужели ты забыл, как твой клан чуть было не вырезал мой около ста лет назад? Или как вы безуспешно похищали женщин Курама для улучшения способностей к гендзюцу. Кстати, получившиеся полукровки оказались намного слабее исходных кланов. - После этих слов, кинув презрительные взгляды на Учиху, Наруто и Якумо вышли наружу. Саске в бешенстве глядел им вслед, мечтая о мести. Спустя пару минут он все же поднялся на ноги вышел на улицу.

- Саске, что с тобой, кто поставил тебе этот синяк на лице? - Услышал он тревожный голос своего отца.

- Это был Сенджу, - процедил он сквозь зубы, - Ему не понравилось, что я общаюсь с его подружкой Курамой.

- Зачем ты вообще к ней полез? - Удивленно спросил Фугаку у своего младшего сына. - Разве ты не читал Книгу Крови, которую мы тебе давали перед Академией.

- Нет, - еле слышным тоном ответил отцу Саске.

- Между нами и Курама имеется давняя кровная вражда, которая насчитывает не одно столетие, - начал объяснять своему сыну сложившуюся ситуацию глава Учих по дороге в клановый квартал. - Неудивительно, что в итоге Курама заключили с кланом Сенджу равноправный союз, наподобие такого же с кланом Узумаки. Помимо этого, еще до основания Конохи, наши предки смогли похитить несколько женщин Курама, стремясь усилить наш геном. Но как оказалось, это была плохая затея - ни получившиеся полукровки, ни их дети не имели Шарингана. Вспомни первый закон нашего клана, - попросил Фугаку у своего младшего сына, уже пройдя ворота кланового квартала.

- Полноценным Учихой считается только тот, кто обладает Шаринганом. - Тихо ответил Саске, удивившийся словам своего обычно молчаливого отца.

- Как я уже сказал, полукровки Шаринганом не обладают, и принять в клан мы их не могли. Тебе известна фамилия Юхи? Это они и есть. Я так понял, что ты, стремясь выделиться, хотел сделать Кураму Якумо своей подругой? - неожиданно остановившись, скептическим взором уставился Учиха Фугаку на своего младшего сына. - Забудь! И прочитай книгу, которую тебе давали. Подумать только, не думал что доживу до такого, надеюсь, с наследницей Хьюг ты пока еще не начинал общение? - Посерьезневшим голосом спросил Фугаку.

- Н-нет - дрожащим голосом ответил отцу Саске.

- Держись от нее вообще подальше, у потомков Учих и Хьюг нет не только додзюцу, они вообще рождаются слепыми, - просто чудо, что ты к ней не полез - уверен, Хьюги бы раздули из этого грандиозный скандал, - донесся до Саске мрачный тон Фугаку, наверняка, вспоминавшего прошлое, судя по его лицу. - Надеюсь Сенджу и Курама не станут поднимать скандал, шантаж с их стороны да, вполне возможно... Саске, иди к матери, скажешь, что синяк у тебя от небольшого спарринга со мной, о ситуации в Академии даже не упоминай, пусть о ней знает как можно меньше людей, - велел сыну Фугаку.

- Хорошо, отец, - поклонился вслед уходящему Фугаку Саске, искренне радующийся, что легко отделался.

Несколькими минутами позже, штаб полиции Конохи.

- Яширо, какие новости из страны Воды? - Спросил зашедший в штаб Фугаку у своего помощника.

- Среди кланов Киригакуре начинается непонятное шевеление, - мрачно ответил главе клана пожилой Учиха. - Говорят, что в окружении Ягуры, Йондайме Мизукаге, видели Учиху с полностью развитым Шаринганом. Именно с его подачи начались их притеснения.

- Вот оно что, - протянул Фугаку, разглядывая свиток с донесением, - Кто же ты, незнакомец? Неизвестный нукенин или кто-то из своих? Яширо! - Обернулся Фугаку к своему помощнику. - Прикажи усилить охрану кланового квартала, похоже, что для нашего клана вновь наступают трудные времена...

Примечания к главе.

1. Численность Великого и Благородного клана Хьюга составляет около полутора тысяч человек, из них шиноби являются около тысячи. Помимо этого у Хьюг есть около двух тысяч вассалов из мелких кланов, семей потомственных шиноби или просто перспективных одиночек. Хьюги занимаются дипломатией, торговлей, медициной, ювелирным делом, помимо этого они неплохи в фуине и являются отличными сенсорами, которых постоянно нанимают для проверки безопасности.

2. Численность клана Акимичи составляет около тысячи двухсот человек, клан способен выставить на поле боя восемьсот шиноби, вместе с союзными Нара и Яманака выходит вдвое большее количество бойцов. Вассалов наберется около семисот человек различного уровня. Сферы деятельности - торговля, производство лекарств, пайков и продуктов, оружейное дело, ресторанный бизнес, и как не странно, переговоры. Согласитесь, когда за спиной у вашего партнера на переговорах стоят несколько бугаев, которые для полноты эффекта увеличивают руки, это быстро заставляет идти на уступки. Нечего удивляться, что у здоровяков проявилась такая склонность к криминалу - это наследие Акимичи Торифу, одного из учеников Сенджу Тобирамы.

3. Численность клана Учиха после всех пертурбаций составляла всего пятьсот с небольшим человек. Шиноби в клане было всего лишь около двухсот человек, оставалась еще примерно сотня калек, отравленных чакрой Кьюби. Несмотря на это уровень подготовки Учих оставался весьма высок, к тому им полностью подчинялась полиция Конохи, которая со всеми подразделениями могла дать дополнительно еще семьсот шиноби уровня чунинов и выше. В случае возможного внутреннего конфликта, полицейские без колебаний бы вступятся за своих благодетелей - Учихи за свой счет проводят для них тренировки, учат техникам. Вдобавок ко всему, к Учихам перебежал малый клан Кедоин, который способен выставить восемь десятков хорошо обученных разведчиков. Главная сфера деятельности клана традиционно связана с безопасностью, все так или иначе крутится вокруг ее.

4. Мизуки я дал фамилию Тодзи. По крайней мере на Fanfiction.net я видел у него эту фамилию не в одном десятке фиков.

5. Клан Инудзука и Кусагакуре. Часть первая. До Первой Мировой Войны Шиноби Инудзуки жили на территории Страны Травы. Сейчас уже невозможно понять, из-за чего случилось предательство, но факты таковы - во время битвы с армией Страны Земли Инудзуки находились в засаде. Хотя травники и одержали тяжелую победу, но взбунтовавшиеся Инудзуки убили Сегуна травников из клана Хагоромо и переметнулись к Конохе. Кстати, именно так в Коноху попал знаменитый меч Кусанаги-но-Тсуруги, которым позже завладел Орочимару. Новый клан в Конохе мягко говоря невзлюбили - благодаря своему внутреннему зверю, большинство изнасилований в Конохе приходилось на долю мужчин Инудзук, не один десяток собаководов потом пришлось кастрировать Учихам, возглавлявшим полицию Конохи. Стоит ли говорить, что с тех пор любых представителей клана Инудзука в Кусагакуре ждут с "распростертыми объятьями".

6. Если вас покоробила сцена стычки Наруто и Саске в конце главы, то вспомните, что в первых главах фика упоминалось о том, что Тсунаде не была единственной выжившей Сенджу после Третьей мировой Войны Шиноби. Было еще пара десятков калек и ветеранов, которые скоропостижно скончались при невыясненных обстоятельствах, да и во время попытки убийства Наруто двухлетней давности Полиция Конохи тоже изрядно облажалась. За что Наруто любить Учих? Тем более Саске сам напросился, чтобы его макнули лицом в грязь, никаких негативных последствий это не даст, Фугаку на данный момент невыгодно возмущаться по поводу произошедшего, ведь над Учихами уже начинают сгущаться тучи, а Сенджу и Курама в будущем могут на время забыть давние разногласия.

7 Учиха Микото и Учиха Шисуи у меня являются двоюродными братом и сестрой. До Фугаку главой Учих был Кагами, один из сокомандников Данзо. Хотя по закону наследовать ему должен был Шисуи, на момент смерти своего отца ему было всего несколько месяцев. Так как главой Учих должен быть мужчина рангом не ниже джонина, лучше всего по требованиям подошел Фугаку, муж двоюродной сестры малолетнего наследника.

Глава 8. Опережающий удар.

Киригакуре. Начало октября. Штаб-квартира Семерых Великих Мечников Тумана.

За прошедшие два года с первого совещания по поводу прогрессирующего безумия Йондайме Мизукаге Ягуры обстановка в Киригакуре стала накаляться со стремительной быстротой. Молодой Мизукаге, по совместительству являющийся джинчурики Санби, бывший ранее образцовым примером для подражания для всех шиноби страны Воды, в последнее время стал походить на одержимого различными маниями тирана. Резко, буквально из ничего возникли разногласия с кланами, составлявших примерно три пятых всей военной мощи селения Скрытого Тумана. Появившиеся провокаторы стали подогревать среди бесклановых шиноби недовольство и ненависть к обладателями кеккай-генкая. В последнюю пару месяцев позиции кланов Киригакуре начали вообще стремительно катиться в пропасть - по приказу уже почти невменяемого Мизукаге, клановых шиноби стали казнить совсем уж по незначительным причинам. И в этот трудный час главы кланов Кровавого Тумана и Семь Мечников, не принявшие волну безудержного насилия окончательно решали судьбу своей страны.

- За последний месяц Ягура окончательно рехнулся! - Послышался грубый хриплый голос Кагуя Мамору, нынешний глава сильнейшего клана Киригакуре-но-Сато. Это был высокий мускулистый темноволосый человек в просторной темной одежде. Вместо традиционной сложной клановой прически, сейчас его распущенные волосы свободно спускались до лопаток. Оружия, которого обычно всегда хватало на шиноби самой кровожадной нации из Пяти Великих Стран на главе клана Кагуя не имелось, да и зачем оно человеку, все тело которого представляет из себя грозное оружие. Люди, знакомые со знаменитым кланом только понаслышке, и искренне считающие их кровожадными дикарями были бы неприятно удивлены, увидев пусть и с трудом сохраняющего самообладание, но не пытающегося никого убить Мамору, явно нарушающего их стереотипы. - Чего только стоит показательная казнь на прошлой неделе пожилого инструктора Академии из моего клана. Подумать только - одному маленькому паршивцу, сыну какого-то лизоблюда из верных псов Ягуры вздумалось научиться Шикотсумьяку! Маленький поганец даже слушать не хотел, что управление костями - это наследие Кагуя! Успешно пересадить кеккай-генкай пока еще не удавалось даже знаменитой троице мясников с материка! Бедняга Сабуро! Пройти через две Великие Войны, сразиться не в одном десятке ожесточённых битв со множеством умелых и безжалостных врагов, и какой печальный и безрадостный конец! Что меня особенно приводит в гнев, так это то, что его забили как какой-то скот. Этот выскочка Ягура нагло вытирает ноги о законы, которые совсем недавно он так рьяно клялся защищать! Ведь если нет прямого предательства Страны Воды или Киригакуре, любой Кагуя с оружием в руках может сражаться для защиты своей чести!

- Мамору-доно, прошу вас, не горячитесь - наши кланы тоже немало пострадали, - попыталась остудить разбушевавшегося Кагую Юки Акеми, владычица знаменитых повелителей мороза. Ее длинные черные волосы были уложены в сложную прическу, в качестве заколок для которой использовалось множество сенбонов, излюбленного оружия ее клана. На ней было одето длинное синее кимоно, украшенное узором из белых снежинок, которое не скрывало, а наоборот подчеркивало безупречную фигуру. Лицо повелительницы клана Юки источало холодную красоту, большие выразительные черные глаза буквально затягивали в себя слабых духом представителей сильной половины человечества опасную красота, что давало понять знающим людям, что его обладательница далеко не беспомощная знатная дама. - К примеру, этот мерзкий полукровка, - имея в виду происхождение Ягуры, снисходительно покосилась Акеми на присутствовавшего на этой тайной встрече пожилого главу клана Хозуки, - пытается лишить наш клан контроля над центральным госпиталем Киригакуре, уже пятая часть персонала заменена его людьми. Несмотря на все усилия Ягуры нам пока еще удается удерживать прежние позиции в Ойнин Бутай. Печально наблюдать, как буквально в никуда начинает исчезать упорный и многолетний труд многих поколений наших предков, - с искренним сожалением упомянула Акеми о медицинских подразделениях Деревни Скрытого Тумана, к основанию и совершенствованию которых в свое время приложили немало сил кланы Юки и Хозуки.

- А вот меня особенно интересует, чья добрая душа сумела сообщить малышу Ягуре некоторые постыдные факты из историй наших кланов, что мы давно хотели бы забыть, - послышался язвительный женский голос, принадлежащий Теруми Рей. Уже немолодая повелительница второго по силе и численности клана Киригакуре и по достижении сорокалетнего рубежа нисколько не потеряла былой красоты. Ее темно-каштановые волосы, в которых на свету то и дело мелькал красноватый оттенок, были уложены в толстую косу, спускающуюся до поясницы. В сине-зеленых глазах при упоминании каждый раз при упоминании имени нынешнего Мизукаге каждый раз с новой силой разгорался огонек раздражения, грозящий со временем разрастись в неуправляемую огненную бурю. Теруми Рей была одета в форму АНБУ Киригакуре, состоящую из темно-синего костюма и закрытой кирасы, помимо этого в комплект ее снаряжения входили наручи и поножи, а к поясу была прицеплена катана. - Этому ублюдку откуда удалось узнать, откуда и когда наш клан пришел в Страну Воды. Теперь при каждом нашем разговоре он не упускает случая тайно или явно назвать меня и мой клан потомками беглых слуг! Стоило ли нашим предками в свое время ради этого скидывать оковы рабства?

После этих слов в зале повисла гнетущая тишина, было видно что в подавленном настроении находились и бесстрашные кровожадные Семь Мечников Тумана, да и главы кланов в своей депрессии от них не отставали. Кланы шиноби, издавна считавшиеся гордостью страны Воды, начали медленно и неуклонно скатываться к пропасти забвения. Ягуре и его сторонникам достаточно было совершить всего лишь один небольшой толчок, чтобы волна народного негодования свергла своих бывших героев с пьедестала почета. Затянувшееся молчание прервал старик Сотетцу, племянник Нидайме Мизукаге, уже почти полвека правивший железной рукой шумным и неспокойным кланом Хозуки. Несмотря на подступившую старость, в нем еще чувствовались былые сила и величие. Его седые волосы, утратившие голубоватый оттенок, были уложены в аккуратную прическу в виде акульего плавника, на изрезанном морщинами и давними шрамами лице с трудом угадывались небольшая бородка и усы. Одет был старик Хозуки, еще помнящий былое величие Киригакуре, в простую одежду голубого цвета с накинутым сверху темно-синим хаори.

- От Дайме нашего, к нам пришло письмо. И в нем написано, что господин наш серьезно недоволен... - Начал издалека собираться с мыслями глава клана Хозуки. - Он довольно прохладно одобрил наши планы, и вдобавок серьезно пригрозил, что если вал насилия перехлестнется за стены Киригакуре, то он оставляет за собой право нанять шиноби со стороны, из той же Суны например. Вы помните, как во всех прошедших прошлых войнах, пустынники легко, играючи и непринужденно топили любые наши корабли?

- Помню, помню - особенно в пиратстве отличились владельцы Шакутона, - уважительно согласилась с ушедшим в воспоминания Сотетцу нахмурившаяся Теруми Рей. - Хоть мы почти всех их перебили, но эта девчонка, Пакура, все-таки смогла от нас сбежать.

- К чему я поднял эту тему? - Не спеша продолжил свое рассуждение Сотетцу, - Дайме ясно дал понять - поражение потерпим мы, или восстание наше грозится затянуться, мирить раздоры в нашем общем доме будут так и не забывшие ненависть старые враги. В последний раз план действий нужно нам обдумать четко. Что, где, когда и как должно произойти, как именно расставить наши силы, чтобы среди своих потери сократить. По последним данным, в сторонниках Ягуры от силы тысячи четыре шиноби наберется, не нужно только забывать, что треть из них - АНБУ, которые даже за время быстрых и незначительных боев попортят немало нашей крови. Вполне возможно, что их число в итоге будет намного больше, ведь лозунги Ягуры понятны и близки простым безклановым шиноби. - Сказав все это, старик Сотетцу сел на свой стул и устало замолчал.

- Да все уже не раз обговорено, - резко вмешался в разговор утихший было Кагуя Мамору. - Через два дня будет проходить ежегодная церемония присяги новоиспеченных джонинов, ожидаются также показательные выступления и тренировочные поединки. Ягуре в любом случае придется покинуть свою башню, чтобы лично присутствовать на церемонии, которая будет проходить на полигоне за стенами Киригакуре. Если все пойдет не так, и он сумеет начать выпускать свои хвосты, то, по крайней мере, мы сумеем снизить разрушения.

- Не забывайте, что малыш Ягура на текущий момент является вторым джинчурики после младшего брата Райкаге, сумевшего получить полный контроль над своим Биджу, Санби. Третий этап, он же полное высвобождение, позволяет джинчурики выпустить на волю своего Биджу в полной мере, - нарочито нейтральным тоном упомянула о главной опасности, исходящей от обезумевшего Каге неподвижно сидевшая, напоминающая ледяную статуэтку Юки Акеми. - Если даже второй этап Ягуры не доставит нам особенных проблем, то высвобожденный Исобу способен лишить всяких шансов наши надежды на восстание. Также лишний раз напомню вам, что мой племянник, Утаката, пока еще не в силах совладать с Рокуби. В бою с Ягурой от него не будет никакого толка, вполне возможно, что при наихудшем развитии событий нам придется сражаться против обоих Биджу.

- А какое количество хвостов на данный момент ваш мальчик может удержать? - заинтересованно спросила о молодом носителе Рокуби, обдумывающая дальнейшую стратегию Теруми Рей.

- Пока что два минут на десять, и один на полчаса, - немного подумав, Акеми не стала делать тайны из способностей племянника. - В гнев и ярость от воздействия чакры Биджу не впадает, по крайней мере, на тренировках этого за ним не замечалось. Рей, мастера фуина и барьерных техник из твоего клана сумеют удержать Ягуру?

- Вполне возможно, что это нам удастся, вот только предупреждаю сразу, если же Ягура все-таки пойдет в разнос, то с нашими барьерами придется попрощаться, - цинично ответила Теруми Рей, вспоминая способности и навыки Йондайме Мизукаге. На ее слова с места казалось задремавшего Хозуки Сотетцу, донесся тяжелый вздох. Обративший на себя внимание глава Хозуки, еще раз тяжело вздохнув, промолвил.

- Если ситуация совсем плоха уж будет, то придется подвиг Йондайме Хокаге повторить. В первые недели после нападения Кьюби, в Конохе царил отвратительный бардак. Шиноби моего клана тогда совсем неплохо тамошние руины прошерстили. Трофеи вышли очень неплохие, пусть многим нам не суждено воспользоваться было, но все кое что сумело пойти впрок. Самым ценным нашим приобретением оказалась копия свитка с "Фуиндзюцу Шики Фуджин", с помощью которого можно запечатать Биджу в желудке у Шинигами. Помните, как облажалась Коноха пару лет назад?

- Да все уж знают, пытаясь сделать послушное оружие из молодого джинчурики, любители деревьев слегка перестарались, - послышался насмешливый гулкий бас сильнейшего из мечников Тумана, Суйказан Фугуки. Это был очень высокий полный человек с длинными рыжими волосами до пояса, при взгляде на которого бросалось его сходство с рыбой - такой была цена использования Самехады, сильнейшего Меча Киригакуре. - Хватит разводить пустые разговоры, во время представления, на полигоне из помимо меня появятся Ринго Амеюри, - указал Фугуки на единственную женщину среди третьего поколения Мечников Тумана. Невысокая рыжеволосая Амеюри владела парными мечами Киба, дарующими своему владельцу невероятный контроль над Райтоном. - Помимо этого я возьму Кишимару и Мангетсу, они хорошо работают в команде. Так как наш Мизукаге давно в одиночку не покидает свою башню, их навыки нам изрядно пригодятся. Момочи Забуза же, возглавит атаку на главный оплот сторонников Ягуры, штаб АНБУ, ему помогут в этом Мунаши Джинпачи и Акебино Джинин.

Два дня спустя, специальный полигон ? 1. Выпускные экзамены джонинов Киригакуре.

Выпускные экзамены новых джонинов Киригакуре обещали стать по настоящему особенными, главы кланов сообщили Мизукаге, что в этом году вступить в ряды элитных воинов селения Скрытого Тумана могут несколько десятков по настоящему перспективных молодых шиноби. Как не хотел бы отказаться Йондайме Мизукаге Ягура, полукровка из клана Хозуки, являющийся по совместительству джинчурики Санби, но против давних законов он пока еще пойти не мог - слишком незначительной пока еще была его стремительно растущая поддержка. Несмотря на то, что возраст Йондайме Мизукаге перевалил за второй десяток, он все еще внешне выглядел как невысокий хрупкий болезненный подросток с глазами имеющими розовый оттенок и светло-серыми волосами. На нем был серый костюм без рукавов, поверх которого была надета тонкая сетчатая броня с протектором Киригакуре, закрепленным на поясе. В выборе верхней одежды Ягура был весьма оригинален, вместо плаща и шляпы Каге он предпочитал носить зеленое пончо до колен, считая официальные одежды уделом стариков. Помимо этого на спине он нес массивный посох с крюком на одном конце, украшенный цветком. По своим возможностям Посох Йондайме Мизукаге не сильно уступал Семи Великим Мечам Тумана. Последовательно держа свой курс на ослабление старых кланов, Ягура прибыл на полигон, где должны были проводиться испытания в сопровождении внушительного количества охраны.

- Мизукаге-сама, какая честь, что все-таки соизволили исполнить ваш долг! - Ледяным тоном заявила Юки Акеми. - Про празднование Дня Основания Киригакуре вам тоже придется напоминать?

- Не забывайся Акеми, и помни кто тут главный, и ответь мне на вопрос, почему я вижу здесь далеко не всех глав кланов и только четверых Мечников изо всей Семерки, когда нам ожидать прибытия остальных? - Невозмутимо парировал упреки главы клана Юки внешне остающийся спокойным Ягура.

- Их присутствие, в отличие от вас, Мизукаге-сама, является совсем не обязательным, - непринужденно вклинилась в разговор подошедшая Теруми Рей. - Забуза, Джинпачи и Джинин получили частное задание от кланов, о котором вам пока не стоит знать. К тому же, обязательно присутствовать должны главы только тех кланов, чьи шиноби по итогам показательных испытаний долгожданное повышение получить должны. - Ягура подозрительно оглядел поле, где ровными рядами стояло семь десятков будущих джонинов. - Прошу вас, скорее пройдемте на трибуну.

В это же время, окрестности штаба АНБУ Киригакуре.

- Запомните все, лоялисты АНБУ в отличие от наших сторонников будет носить только маски обычного белого цвета, у наших же сторонников верхняя часть масок будет полностью выкрашена в синий цвет и дополнительно будет по красной повязке на плече. - Продолжал наставлять Забуза подчиненных своего отряда. - Можете не стесняться в средствах, атакуя штаб - наши сторонники уже скопировали и вынесли оттуда все документы. Атака по сигналу! Когда пойдет зачистка территорий и вы встретите вражеских женщин и детей, то их судьбу я оставляю на ваше усмотрение - по крайней мере мы даем им шанс. Думаю, мне не нужно вам напоминать, что не позднее чем через шесть месяцев Ягура планировал с нами точно также поступить, только его планы были уж куда суровей, он никого из нас не хотел щадить. Согласно его планам, все кланы и семьи, использующие кеккай-генкай за пару недель слухов становились подлинными потомками исчадий ада, которых не зазорно полностью под нож пустить!

- Золотые слова, Забуза-кун, многие из них сомневались, но тебе удалось зажечь в них решимость, - услышал обладатель Кубикирибочо томный женский голос из-за своей спины. Оглянувшись на такой знакомый голос, Забуза увидел Теруми Мей. Она была одета в обычный комплект АНБУ Киригакуре, впрочем нисколько не скрывавший ее соблазнительных форм. Длинные темно-каштановые волосы, достигающие пояса, были собраны в конский хвост. К ее поясу было прицеплены несколько свитков, поперек спины виднелись закрепленные ножны для танто.

- Мей, а ты что тут делаешь? - Несказанно удивился Забуза, увидев давнюю подругу, ты же должна находиться у охраны одного из наших госпиталей!

- Я попросила меня перевести к тебе поближе, а то будет неприятно, если ты погибнешь, так и встретив мою мать.

- Но я и так ее вижу чуть ли не каждую неделю!

- Не в этом смысле, - лицо Мей тронула теплая улыбка, - Если мы останемся в живых, то нам уже не нужно будет скрывать наши отношения. На счастье и удачу. - Мей обняв Забузу впилась ему в губы горячим поцелуем. Из шиноби, окружавших их со всех сторон раздался свист и одобрительные крики.

- Даже Мечникам Тумана ничто человеческое ни чуждо!

- Потом поворкуете, голубки, у нас война на подходе! - послышались насмешливые выкрики от подчиненных Забузы.

- Ну вот, Мей, одним поцелуем ты разрушила всю репутацию, что я создавал двенадцать лет, - смущенно сказал Забуза своей подруге, поудобнее перехватывая меч. - Пора начать атаку! - И словно в унисон его словам, в казармах лоялистов раздалось несколько мощнейших взрывов, ярко замерцали и погасли защитные барьеры - сторонники путчистов начали свою работу, и штурмовой отряд пошел в атаку, пока сторонники Ягуры отчаянно пытались восстановить контроль над ситуацией. Как оказалось, уже примерно треть АНБУ Киригакуре оказалась в сторонниках Ягуры, предполагаемый прогноз оказался завышен примерно раза в два. Но не смотря на отчаянное сопротивление, восставшим быстро удалось преодолеть сопротивление сторонников пока еще законной власти. Полтора часа спустя, весь перемазанный в своей и чужой крови, Забуза шатаясь вышел из мрачных подземелий.

- Что с потерями среди наших войск? - устало он спросил у одного из подошедших ирьенинов.

- Погибла примерно седьмая часть от общего числа, если в двух других отрядах ситуация похожа, то на встречу с предками отправились примерно две тысячи наших человек против вражеских пяти. Еще тысячи четыре получили различные ранения.

- А что с Ягурой?

- Как вы уже видите, мы еще живы, похоже что с Мизукаге все проходит штатно, не заметно ни малейших следов присутствия Санби. - Вдруг говоривших прервала взволнованная Теруми Мей, подбежал к возлюбленному, она крепко обняла его.

- Забуза-кун, ты жив! Почему-то все мне говорили, что ты уже оставил этот мир! - Во взволнованной Мей в этот момент было трудно узнать наследницу второго по силе и влиянию клана Селения Скрытого Тумана. - Что с тобой случилось? После обвала, отрезавшего твою группу от основных сил, мы так и не смогли к тебе пробиться!

- Как оказалось, Кисаме из рода Хошигаки, предателем нашим оказался. Вслух постоянно разглагольствуя о братстве и товариществе, продать он нас решил - в итоге идеалы и принципы Йондайме Мизукаге стали более всего ему близки. Поняв, что Ягура терпит поражение, Кисаме решил окончательно предать Киригакуре, и Кубикирибочо в качестве сувенира захватить. - Забуза устало ответил слушавшим его шиноби. - Он был весьма силен, но все же мастерство и опыт оказались лучше у меня, в конце нашего сражения мне удалось его лишить руки, но в конце почти выигранного мной боя кто-то неизвестный без труда помог ему бежать. - Вдруг откровения Забузы прервал могильный холод, исходящий с полигона, где находились главы кланов и попавший в плен Йондайме.

В это же время, специальный полигон ?1.

Некогда мирная картина тренировочной площадки была напрочь испорчена только что закончившимся здесь ожесточенным сражением. Хоть кланам и удалось достигнуть над Ягурой и его охраной значительного перевеса в количестве и качестве шиноби, гибнущие телохранители дали Мизукаге выиграть время чтобы начать использовать чакру Санби. Эффект от вступления Ягуры в битву был просто колоссален, даже опытные шиноби от его техник гибли моментально, особенно после применения Суйтон Мизукагами но Дзюцу, Техники Водяного Зеркала, которая создавала двойников противников Ягуры. В горячке боя многие принимали зеркальных клонов за обычный Мизу Буншин, которому достаточно было для уничтожения получить один сильный удар, ситуацию также осложняло то, что эти клоны внешне не являлись копиями Ягуры, принимая облик шиноби из лагеря восставших. Когда уже Ягура понял, что его свиту перебили, и его техники стали переставать давать нужный эффект, то в качестве последнего шанса он решил использовать Санби но Коромо, чтобы в полной мере воспользоваться силами треххвостого, и парой примененных Биджудама полностью уничтожить всю армию восставших, кто знает, возможно ему это бы и удалось, но клан Теруми, давно нашел как лишить Йондайме Мизукаге использовать всю чакру Биджу. Ведь лет пятьсот назад Теруми носили имя Узумаки, пусть знание фуина с тех пор для них было не на первых и даже не на вторых ролях, но кое что они все-таки умели. Обмотанный различными артефактными цепями с прикрепленными подавляющими печатями, лежащий на земле израненный Ягура представлял из себя жалкое зрелище, вдобавок ко всему над ним стоял Суйказан Фугуки с Самехадой, потихоньку вытягивающей чакру опального Йондайме Мизукаге. Тем времен победители победившей стороны решали, как именно им поступить с Ягурой - заточить в темнице или все-таки казнить.

- Я выступаю за казнь этого мерзавца, - горячо заявил Кагуя Мамору, из-за проступивших по всему его телу острых как лезвие бритвы костей сейчас больше походивший на ужасного демона из страшных сказок, чем на человека. - Или вы уже забыли, что за прошедшие два с половиной года он поспособствовал казни за незначительные или вообще сфальсифицированные обвинения почти семь сотен куноичи и шиноби. К примеру, не успел шиноби выполнить вовремя задание, из-за того, что противник сильнее оказался - раньше за это можно было получить штраф и попасть в тюрьму на несколько недель, но этот ублюдок сразу пускал провинившихся бедолаг на эшафот.

- Сейчас казнить его нельзя, - Возразила рассерженная Теруми Рей, в данный момент вместе с соклановцами напряженно наблюдающая за состоянием печатей. - Санби очень неспокоен, как только мы его казним, демон моментально выйдет на свободу. Не уверена, что нам вообще его удастся удержать. - Вдруг в ответ на ее слова лежащий Ягура дернулся и захрипел, отчаянно силясь что-нибудь сказать, но безуспешно, на его рту была еще одна печать, генерирующая звуковой барьер. - Кто хочет с ним пообщаться напоследок? Можете снять эту печать, сейчас она нам уже не нужна. - После снятия барьера, Ягура сплюнув накопившуюся во рту кровь, с ненавистью обратился к возвышавшимся над ним победившим его клановым шиноби.

- Предатели, чудовища, потомки демонов, ваши преступления не останутся безнаказанными, народ Киригакуре в едином порыве восстанет против вас! - Вдруг разгорающуюся обличительную речь бывшего Йондайме Мизукаге прервал сильный пинок по ребрам, наверняка сломавший несколько из них, возмущенные Теруми бросились проверять печати, к их облегчению на месте удержались все.

- Что? - Ответил разгневанной Теруми Рей, уже походивший на обычного человека Кагуя Мамору строя из себя оскорбленную невинность. - У меня камень вылетел из под ноги, и я немного поскользнулся. Совсем чуть-чуть, ну самую малость!

- Кагуя, все бы им ломать и портить - Тихо прошипела себе под нос Рей, понимая, что спорить с почувствовавшим свою силу вождем Кагуя бесполезно.

- Ягура-сан, - вежливо спросила у поверженного Мизукаге непонятно безупречно выглядевшая даже после произошедшего яростного сражения Юки Акеми. - Если мы являемся чудовищами и монстрами, то кем тогда по вашей логике должны являться вы? Ведь эти навыки, что обычно называются кеккай-генкаем, не появились за мгновение - на их создание ушли усилия многих поколений. Именно кланы, что вы так стремились уничтожить являются главной силой Киригакуре, а не толпа обычных по способностям шиноби.

- Ну что, все с ним попрощались, - прервал Акеми недовольный старческий голос раздраженного Хозуки Сотетцу. Чем дольше вы с ним возитесь, тем больше шансов, что барьеры Теруми Ягуру не удержат, все-таки раньше они являлись всего лишь Младшей Ветвью, и самые лучшие знания фуина им были просто недоступны. Все согласны, что неподконтрольный джинчурики, способный на полное высвобождение Санби нам уже не нужен? Тогда я приступаю к задуманному ранее, - сказав эти слова, Сотетцу кряхтя развернул массивный свиток. - Ну что, приступим? - Насмешливо обратился старый Хозуки к Ягуре, с ужасом взирающим на свиток, сложив серию ручных печатей, он произнес название техники, которой так отчаянно страшился бывший Мизукаге - Фуиндзюцу Шики Фуджин. - Поднялся могильный холод, и под слегка потемневшим небом, за спиной у старого Хозуки шокированные шиноби Киригакуре увидели фигуру Шинигами.

- Мать моя женщина, роди меня обратно! - Вырвалось у крайне удивленного Кагуи Мамору. - Честно говоря, я ожидал, что старик скопытится намного раньше!

- Твое пожелание не осуществимо, Кагуя, по крайней мере не здесь и не сейчас и не в этом мире, - Донесся до Кагуя походивший на проникавший всюду тихий шепот, голос Шинигами. - По какому поводу вызвали меня?

- Шинигами-сама, вам под силу запечатать джинчурики вместе с Биджу? - Обратился к Богу Смерти призвавший его и стремительно теряющий свою чакру Хозуки Сотетцу.

- Его? Вполне, ведь судя по обилию погибших, от этого джинчурики вы хотите отвязаться безвозвратно? - Спросил Шинигами, указывая на отчаянно пытающегося вырваться из рук удерживающих его Теруми вконец сошедшего с ума Ягуру. - Никакого труда мне это не доставит - жертва смирно ожидает своей участи, не сопротивляется и не пытается бежать. - Шинигами ухмыльнувшись под маской, довольно потер руки. - "Ками определенно будет мной доволен, и этого Биджу мы вышвырнем в Макай, с Древо-Богом и Джуби давным-давно мы все-таки изрядно облажались, повторения нам этого безумия не нужно - создания уже второй луны весь этот мир просто не способен пережить".

Вечер этого дня. Кабинет Мизукаге. Выборы Годайме.

Несмотря на наличие множества сильных шиноби, выбор на место Йондайме Мизукаге был довольно невелик. Согласно одному давнему закону, ни один из Семи Великих Мечников не мог получить законодательную и исполнительную власть, малые кланы даже объединившись не получали желаемой поддержки для своего кандидата, поэтому выбивать предстояло из десятка кандидатур четырех Великих кланов.

- Как Мизукаге я получу возможность объявить кому-нибудь войну? Устроить геноцид? - Раздраженно листал Кагуя Мамору новый перечень прав и обязанностей Мизукаге. - Нет? Тогда зачем мне весь этот геморрой? Долбаные пацифисты - послов не убивай, войну не объявляй, какая-то сплошная скука! Клан Кагуя снимает свои кандидатуры. - С этими словами Кагуя раздраженно отбросили брошюры.

- Что скажут представители Хозуки? - спросил Суйказан Фугуки (На время безвластия обладатели Самехады традиционно становились хранителями регалий Мизукаге).

- Мы тоже откажемся от столь высокой чести, - ответил за старейшин один из Мечников, Хозуки Мангетсу. - Сегодня мы понесли немалые потери, и вдобавок умер наш глава. У нас и так немало внутренних проблем.

- Понятно, что скажут Юки?

- Наш клан отнюдь не стремится в первые ряды, да и свои дела нам лучше обделывать в тени, - пошутила Юки Акеми, - Если вы не забыли, госпиталь Киригакуре во время восстания тоже немало пострадал. Да и наш клан никогда не стремился к публичной власти.

- Тогда у нас не остается выбора, Рей-сама, - поклонился Фугуки главе клана Теруми, - Среди малых кланов нет достаточно сильных шиноби, способных принять титул Мизукаге, а безклановым мы еще не скоро сможем доверять.

- Вы так уверены, ведь под моим правлением вам будет очень нелегко, за этот день мы понесли немалые потери, одних погибших наберется тысяч шесть не меньше. Утерян безвозвратно джинчурики. - Напряженно начала прощупывать почву на согласие остальных Великих кланов Теруми Рей.

- Да ладно тебе, Рей, подумаешь - исчез с концами джинчурики. Любители деревьев уж третий год живут без зверя, и разве с ними что-нибудь случилось? - покровительственно ответил ей Мамору.

- Так вы согласны на мою кандидатуру? И возражений у вас нет? - Спросила Рей у Мечников и глав кланов.

- Теруми-сан, раз вы приняли титул Мизукаге, то все-таки осмелюсь я спросить кто станет новым предводителем вашего былого клана? - Послышался голос Момочи Забузы, предусмотрительно занявшего место прямо с дверью.

- А вот и неуловимый Забуза-кун, с которым я уже давно хочу поговорить. К тому же, с дочерью моей тебя застали в неоднозначной ситуации - Вдруг новую Мизукаге прервал радостный смех Акебино Джинина.

- Кажется я знаю, как ты Забуза тренировал технику Бесшумного Убийства. Еще лет пять назад мы замечали, что вечером ты направлялся в клановый квартал Теруми.

- Да, точно, уходил под вечер и появлялся только утром, - ударился в воспоминания Мунаши Джинпачи. - И судя по тому, что тебя так и не поймали... - Вдруг кабинет Мизукаге накрыло невероятно сильное давление КИ, жажды убийства, которое пробрало даже опытнейших шиноби, не раз храбро смотревших в глаза смерти.

- Джинин, Джинпачи, - донесся до испуганных Мечников медоточивый голос прикрывшей глаза Теруми Рей, новой Мизукаге, - Сейчас же заткнитесь, или я убью вас!

- И дня не прошло, а она уже реально нас пугает. - Тихо прошептал Мангетсу, ужаснувшись грядущей перспективе.

"Ками, похоже, что это у них семейная черта!" - С обречением думал Момочи Забуза, предчувствуя долгие объяснения с матерью своей подруги.

Очень секретная база, расположенная... так я вам и скажу, это же секрет!

- Обито! Друг мой одноглазый! Угадай, что я тебе скажу? - С ходу начал издеваться над носящим маску одноглазым Учихой, принесший бессознательного раненого Хошигаки Кисаме очень странно выглядящий шиноби. Его тело делила пополам вертикальная линия. Правая половина тела была черной, а левая белой, как бы это не было странно, но казалось, что этот человек вдобавок ко всему одновременно говорит двумя разными голосами. У этого странного человека были желтые глаза и зеленоватые волосы, а его тело охватывали два больших листа, издалека похожих на венерину мухоловку.

- Что случилось, Зетцу? Почему Кисаме присоединился к нам на полгода раньше? И где Самехада в конце концов? - Донесся до растениеподобного шиноби голос одноглазого Учихи.

- Представь себе, кланы Киригакуре сместили твою марионетку, и каким то образом запечатали его и Санби в желудке Шинигами. Таким образом, мы оказались лишены уже второго Биджу, что ты на это желаешь мне сказать? Не забывай, что для плана нам нужны все девять! И потерянный Санби однозначно твой косяк! - Зетцу сложил левой рукой несколько ручных печатей. У Обито от резкой невероятно сильной боли отказало тело и он упал на землю, Зетцу ухмыляясь, подошел к упавшему Учихе. - Не забывай, что твоя вторая жизнь и это тело всего лишь дар. И если ты не найдешь решение проблемы, то я с легкостью найду тебе замену! Ведь Учих пока еще немало наберется, и наверняка замена окажется талантливей тебя. Пойду ка я, размещу пока наше пополнение! - С этими словами, поудобней перехватив тело находящегося в бессознательном состоянии Кисаме, Зетцу погрузился в землю, словно в воду. Учиха так и остался бессильно лежать на полу.

- Чтобы справиться с ним, одного Шарингана мне явно недостаточно, нужно посетить Коноху, когда приду в себя.

Неделю спустя в Конохагакуре. Кабинет Учихи Фугаку.

- Яширо, ты опытный шиноби, еще заставший братьев Сенджу, скажи мне, как же мне спасти наш клан от уже неотвратимой расправы? - отчаянно спросил Учиха Фугаку у своего помощника. - Киригакуре официально заявило, что свергнутый Йондайме Мизукаге находился под контролем шиноби с Шаринганом. Мы им послали списки всех Учих - шиноби и калек, стариков, женщин и детей, но нам они все равно не верят. Да и в родной деревне все на нас смотрят с подозрением.

- Может все-таки настало время применить печать? - Осторожно спросил Яширо у своего господина. - Так мы сможем хоть немного успокоить всех наших теоретических врагов. Ведь тот же Хатаке Какаши вполне способен силой нашей крови. С момента последней войны нам не удалось найти тела как минимум шести Учих, которые обладали зрелым Шаринганом.

- Ты думаешь, что это нам поможет? - Фугаку достал из сейфа старый свиток с гербами кланов Узумаки и Учиха, развернув его, он увидел заготовку для фуинпечати очень похожую на Джуиндзюцу клана Хьюга. - Если мы покажем, что наш геном находится под контролем и защитой, может нам удастся, свой клан спасти.

- Или может нам заключить союз с такими же изгоями как мы? - Указал Яширо на окно, подошедший Фугаку увидел в нем счастливого Шисуи, обнимавшего девушку из клана Инудзука. - Давно проверено, что дети шиноби наших кланов все без исключения получат Шаринган, да и Итачи всего лишь на два года старше дочери Инудзуки Тсуме.

Примечания к главе.

1. Трио мясников с материка - бывший глава страны Неба Шинно и два его ученика из Конохагакуре Орочимару и Хируко.

2. История с предательством Суйказана Фугуки с самого начала кажется мне надуманной. Подумать только, Кисаме, с самого начала знавший, что Ягура является марионеткой, обвинил в уничтожении разведгруппы своего наставника, хотя их подставили по приказу самого Ягуры. У меня разведотряд остался в живых.

3. Ни один из Семи великих Мечников не может являться Мизукаге, но ограничений на брак еще не ввели, ведь именно у девушки Забузы, Теруми Мей в будущем есть хорошие шансы стать в будущем новой Мизукаге. Обеспокоенный Забуза таким образом интересовался, на счет дальнейшего урезания прав Мизукаге.

4. Да, я знаю, что у Мей волосы примерно до колен, но в знакомом нам всем виде ее показали только в Ураганных Хрониках, до которых еще 8 лет. Успеют еще вырасти.

5. Клан Теруми, второй по численности и силе в Киригакуре, 500 лет назад являлся несколькими разрозненными младшими семьями в великом клане Узумаки. Непонятно из-за чего - генетического сбоя или направленного селекционного отбора, Будущие Теруми оказались намного хуже приспособлены к фуину, став ниндзюцу специалистами. За пару поколений накопилось немало различий, и чтобы подчинить непокорные младшие семьи была создана печально известная Джуиндзюцу, так же известная как Печать птица в клетке, модернизированным вариантом которой и сейчас пользуется клан Хьюга и собирается воспользоваться перед своим восстанием клан Учиха. Теруми удалось освободиться от рабских оков и бежать в Страну Воды, главного на тот момент врага Водоворота. Хотя основной специальностью Теруми является ниндзюцу, в печатях они тоже хороши.

6. В жизни иногда происходят хреновые вещи - раздраженный Зетцу отключил у Обито клетки Сенджу, так что сейчас он представляет из себя почти беспомощного инвалида, главное достоинство которого состоит в Мангеке Шарингане. Имбовые запасы чакры заблокированы, гены Сенджу, нивелировавшие негативное воздействие Мангеке отключены. Бедный Обито имеет все шансы свалиться от чакроистощения или даже вовсе ослепнуть, если не прекратит бездумно использовать Мангеке. Про Кисаме и говорить бессмысленно, без Самехады и с отрубленной рукой не стоит ожидать от него эпических подвигов

Глава 9. Грехи отцов.

Инудзука Тсуме давно считала, что ее, ветерана Третьей Мировой Войны Шиноби и одну из лучших куноичи Селения Скрытого Листа уже трудно чем то удивить. Когда она только собиралась вступить в должность главы клана Инудзука, в клане образовалась серьезная внутренняя оппозиция, которая считала, что женщина на столь ответственном посту не справится с поставленной задачей. За свое правление Тсуме удалось частично восстановить былой авторитет клана, почти полностью разрушенный ее предшественниками-мужчинами, часто идущими на поводу у своих страстей и думающих не той головой, что находится на плечах. Инудзуки вернули былое уважение, благодаря большому количеству детей клан быстро восстанавливал потери, понесенные после Мировой Войны и буйства Кьюби, но Тсуме и многие ветераны клана помнили, что даже в это мирное время над Инудзуками завис неумолимый палаческий топор, находящийся в руках у Великого Клана Хагоромо из Кусагакуре.

С древних времен, когда Рикудо-Сеннин даровал людям возможность использовать чакру, в мире шиноби ни на год не прекращалась война. Не раз и не два предпринимались попытки объединить все земли под одной властью, что бы наконец настала эпоха мира. Самой впечатляющей и результативной попыткой установления мирового господства стали Великая Война, развязанная кланов Хагоромо. Примерно сто лет назад, еще до рождения Хаширамы и Мадары впервые за долгое время была создана полностью профессиональная армия, являющаяся прообразом отрядов самураев, ставших впоследствии личной гвардией дайме многих стран. Хагоромо были новаторами в военном искусстве, большинство техник шиноби и стратегий боя так или иначе базировались на их наследии, даже джинчурики были созданы с оглядкой на использование в качестве оружия демона Сатори из Гокураку-но-Ко, таинственного ящика, существующего по уверениям Кусагакуре с самого начала времен. Сейчас уже точно не известно, почему не удались завоевательные походы, но документально достоверным являлся тот факт, что именно Инудзуки оставались последним вассальным кланом Хагоромо. Может Тсуме и хотела бы закончить давнюю вражду, но ни она, ни ее советники не знали, что послужило причиной ненависти, все документы и свидетельства произошедшего затерялись за несколько десятилетий скитаний из-за постоянной угрозы полного уничтожения клана бывшими хозяевами. Попытки переговоров постоянно проваливались, ведь для Хагоромо и остальных воинов Страны Травы Инудзуки являлись давними и непримиримыми врагами, которых ожидала бы долгая и мучительная смерть. Еще только став во главе клана Тсуме попросила клан Сенджу выступить посредником на переговорах, но неожиданно для всех началась Третья Мировая Война Шиноби в ходе которой потомки основателей Конохи оказались почти уничтожены.

После присоединения к Конохе, стремясь обезопасить себя от бывших Хозяев, Инудзуки заказали у тогда еще не уничтоженного клана Узумаки мощнейшую защиту для своего кланового квартала. Поставленные барьеры Узумаки считались несокрушимы и непреодолимы, но спустя некоторое время как гром среди ясного неба пришло сообщение о падении Узушиогакуре. Именно Хагоромо сумели взломать сильнейшую защиту, пусть и при помощи очередной угнетаемой младшей ветви, неудивительно, что впоследствии они решили применить полученные навыки на новой, более доступной цели. Уже дважды Мрачные Жнецы, иногда также называемые Сборщиками Урожая элитные отряды Кусагакуре, набранные преимущественно из представителей клана Хагоромо успешно прорывались в квартал клана Инудзука, в обоих случаях счет погибших и пострадавших шел на сотни. Тсуме, потерявшая во время второго вторжения Хагоромо почти всю семью за исключением своей младшей сестры Касуми, неспроста опасалась повторения трагедии - между первым и вторым карательным рейдом прошло около одиннадцати лет, этот временной интервал закончился вскоре после трагического инцидента с Наруто, в ходе которого Коноха потеряла биджу. И сейчас Тсуме изрядно удивилась, когда от клана Учиха неожиданно пришло предложение выступить посредником на переговорах с властителями страны Травы. Вот уже шесть десятков лет, прошедших с основания Селения Скрытого Листа, мужчины клана Инудзука оставались главной головной болью полиции Конохи, полностью подконтрольной клану Учиха и нынешнему главе клана, Учихе Фугаку в молодости не раз приходилось лично утихомиривать излишне буйных собаководов. Фугаку никогда не был замечен в излишнем человеколюбии и альтруизме, уже подходя к штаб-квартире Полиции Конохи, Тсуме напряженно думала, о том какую цену за оказанную помощь впоследствии затребуют Учихи, и не окажется ли расплата слишком высока?

В районе Штаб-квартиры Полиции Конохи царила крайне напряженная атмосфера, больше похожая на предвоенные сборы. Полицейские-ерики, в большинстве своем имеющие уровень чунина, не особенно скрываясь проходили дополнительные тренировки и боевое слаживание под чутким надзором Учих, Инудзука Тсуме с удивлением отметила, что подавляющая часть учений была посвящена отражению атаки кланового квартала и противодиверсионным мероприятиям. У входа в штаб-квартиру у Тсуме произошла небольшая заминка - охрана на входе не хотела пропускать ее нинкена Куромару, ситуацию разрешил вышедший на шум седовласый Учиха лет пятидесяти на вид.

- От лица клана Учиха я приветствую вас, Тсуме-сама, прошу нас извинить, но мы не ожидали, что вы так быстро сможете ответить на послание Фугаку-сама, - пожилой Учиха, отвесив сдержанный, исполненный достоинства поклон пригласил Тсуме заходить внутрь. - Меня зовут Яширо, я являюсь помощником господина Фугаку, своего нинкена тоже можете взять с собой, только я надеюсь, что он не отойдет от вас ни на шаг, а то в последнее время у нас сложилась излишне нервная обстановка, Куромару может нечаянно пострадать, зайдя в неположенное место. Господин Фугаку искренне извиняется, что ему пришлось принять вас именно здесь, но после тревожных известий из Кири он не покидал штаб-квартиру уже больше недели.

- А что у вас здесь происходит? - С удивлением спросила Тсуме у своего провожатого. Было заметно, что Яширо предпочел бы замять этот вопрос, но похоже что Фугаку приказал ему отнестись к Тсуме со всем возможным уважением, да из бокового прохода неожиданно вышли несколько полицейских несших много свитков каких то документов. Помощник главы клана Учих недовольно проводил подчиненных взглядом.

- Опять что то нашли в архиве, вроде бы все уже перепроверено не раз, - Яширо активировав Шаринган присмотрелся к меткам на документах, - Третья Мировая Война Шиноби, давно же известно, что за этот период у нас нукенинов нет... - Вспомнив вопрос Тсуме, Яширо нехотя с кислой миной лице все же соизволил ответить. - Вы наверное уже заметили различные приготовления и тренировки полицейских, Тсуме-сама? Могу пока сказать, что мы опасаемся, что Киригакуре решит повторить с нашим кланом уже дважды вам известный тактический прием клана Хагоромо. Это наша официальная позиция, и мы будем придерживаться ее не смотря ни на что! Хватит ли у них на это сил? Вполне, ведь Облако и Туман вышли из прошлой мировой войны с наименьшими потерями, и даже потеря обученного джинчурики и нескольких тысяч элитных бойцов в недавнем успешном восстании не слишком то сильно ослабили Киригакуре.

- То есть, все эти слухи, что за безумием Йондайме Мизукаге стоит кто то из клана Учиха являются правдой? - Задала Тсуме очередной каверзный вопрос. Яширо услышав его, даже запнулся на мгновение, и с нескрываемым уважением посмотрел на свою спутницу.

- Теперь я понимаю, почему несмотря на все усилия поборников традиций, вы до сих пор остаетесь у власти в клане Инудзука, помимо прекрасной внешности и безупречных навыков шиноби у вас имеется еще и невероятно острый ум. Однозначно могу утверждать, что вы своего не уступите! - Улыбнувшись ей, Яширо постучал в дверь кабинета Фугаку. - Удачи! В скором времени она всем нам понадобится! - Тсуме задумчиво смотрела вслед своему уходящему спутнику. "А у него красивая улыбка" отстраненно подумала она, "Приди в себя, Тсуме, ты не за этим сюда пришла!" слегка покраснела предводительница Инудзук. Тсуме осторожно посмотрела по сторонам, к ее счастью в приёмной Учихи Фугаку сейчас было пусто, и никто не заметил ее минутную слабость. Сложившуюся тишину прервал усталый голос Учихи Фугаку, донесшийся из-за двери.

- Входите, я сейчас свободен. - Тсуме собравшись с духом открыла дверь, увиденная картина ее неприятно поразила, она и представить не могла что смертельно уставший хозяин кабинета, сейчас больше похожий на изможденного зомби, поднятого неудачным использованием Эдо Тенсей, на самом деле является одним из сильнейших шиноби Селения Скрытого Листа, уступая только Каге, Саннинам и некоторым АНБУ. На краю стола виднелась початая упаковка новейших стимуляторов, созданных в лабораториях Акимичи при участии Нара и Яманака, по слухам, они позволяли обученным шиноби оставаться на ногах без сна по полторы недели. Учиха Фугаку изрядно удивился, увидев на месте посетителя Инудзуку Тсуме, "Похоже, что собачники действительно до жути боятся Хагоромо, раз их глава практически не раздумывая согласилась на эту встречу, хотя я не уверен, удастся ли нам найти подход к этим отродьям демонов." удовлетворенно подумал главный ерики Конохи, вставая из-за стола. - Тсуме-доно! Как я рад, что вы нашли время на нашу беседу в своем, без сомнения напряженном графике!

- Да, мой график невероятно плотен, только позавчера прошли очередные похороны, то что осталось от бедняги уместилось в небольшую коробку, - недовольно прошептала Тсуме, отведя взгляд в сторону. - Фугаку-доно, в своем письме вы сообщили, что можете разрешить давние противоречия моего клана с Кусагакуре, вы действительно на это способны? Это не пустые обещания?

- Более чем, как вам давно известно почти все погибшие Инудзуки являются жертвами Сборщиков Урожая, для большей части клана Хагоромо давняя вражда является лишь эфемерным напоминанием о былом величии потрясателей земель. К тому же, в последнее время они явно хотят повоевать против другого противника, и серьезный фактор нестабильности в лице вашего клана будет сковывать значительные силы армии Страны Травы. Вот ознакомьтесь с донесениями различных агентов, обратите особенное внимание вот на эту папку, она собрана самим Джирайей-Саннином. - Предоставив своей гостье ознакомиться с доказательствами, Фугаку устало облокотился на спинку кресла, равнодушно наблюдая, как по мере просмотра документов Тсуме все сильнее падала духом.

- Как такое возможно? Получается, что охоту на членов моего клана ведет всего лишь примерно сотня фанатиков? - Шокированная Тсуме долго не могла поверить увиденному, все же ей удалось стать первой за долгое время Инудзукой, которой стал доступен весь политический расклад по отношениям с давними врагами из клана Хагоромо. Что характерно, Сандайме Хокаге, наверняка обладающий схожей информацией, не стал протягивать руку помощи потомкам незадачливых перебежчиков, видно посчитав, что полученная прибыль явно не окупит понесенных затрат.

- Это не простые люди, внимательно вчитайтесь в их фамилии, - отстранённо произнес Фугаку, наблюдая как по мере прочтения списка с именами, его гостья стала приходить в подлинный ужас. - Похоже, что многие, если не все имена вам хорошо знакомы, не так ли? Ведь они потомки ронинов из гвардии последнего Великого Сегуна Хагоромо, все поголовно обладатели ранга А, есть даже около десятка А+, почти достигших ранга S, уничтожение Инудзук в любом месте и в любое время, является для них, так сказать, богоугодным покаянием. Я надеюсь, что для нынешнего Великого Господина Хагоромо, являющийся правнуком погибшего Сегуна, политика окажется важнее мести, согласно сведениями из внушающих доверия источников он с удовольствием постоянно участвует в различных переговорах. Тсуме-доно, вы согласны, чтобы мой клан выступил посредником на переговорах? - Инудзука Тсуме замялась, пытаясь наилучший выход из сложившегося положения, после получас мучительных обдумываний она все же решилась принять предложение Фугаку.

- Я согласна на ваше посредничество, но Фугаку-доно, ответьте мне на вопрос, чего вы хотите от моего клана за оказанную услугу?

- Чего хочу лично я? Скорее эта сделка будет взаимовыгодна для обоих наших кланов - Инудзуки станут верными союзниками Учих, члены вашего клана смогут работать в Полиции Конохи, что намного безопасней статуса полевого шиноби, способного в любом месте нарваться на Мрачного Жнеца. Ведь даже в своем клановом квартале вы не находитесь в безопасности, я ведь прав? Во время прошлых двух карательных рейдов Хагоромо начинали отступление только после того, как вам на помощь начинали подходить Сенджу, ваши ближайшие соседи. Десять или пятнадцать минут - это много или мало? Когда враг твердо знает, что именно в этом конкретном месте прямо перед ним нет его товарищей и он может использовать любые, самые разрушительные дзюцу? Или когда союзники мучительно и как можно быстрее собирают спасательный отряд, ибо знают, что отправляться на выручку сразу и поодиночке это самоубийство. Вряд ли Тсунаде-Саннин и студент Академии спасут вас в этот раз, к тому же во время разгрома Узушиогакуре Хагоромо отхватили немало трофеев, поднимут барьер и не спеша займутся любимым делом. - Тсуме вздрогнула, вспомнив кошмар, который ей пришлось пережить дважды, каратели Кусагакуре с большим старанием подходили к подготовке рейдов, Инудзуки с шоком узнали что для всех их техник давно заготовлено по несколько методов противодействия. Нинкены травились различными, зачастую комбинированными ядами, Против основной техники собачников, Джуджин Тайдзюцу во всех ее вариантах активно применялись различные цепи и барьеры. Тсуме вспомнила, как на одного Хагоромо навалилось вместе с ней примерно десяток Инудзук, и как бесполезны были все их усилия, именно ей удалось нанести карателю наиболее тяжелое ранение - удачным ударом она смогла распороть щеку своему противнику. Разозленный Хагоромо, не испытывающий особого дискомфорта от ран моментально свернул голову одному молодому Инудзуке, одним ударом сломал хребет второму, выхватив из-за спины занбато за пару ударов убив почти всех своих противников, не глядя нанес удар рукой в сторону Тсуме... и пошел прочь услышав сигнал к отступлению, сжимая в левом кулаке сердце ее дяди, в последний момент закрывшего племянницу собой.

- Надеюсь, Ками будет милостив, и моим детям уже не придется пережить этот кошмар, - тихо прошептала морально подавленная Тсуме вновь встретившаяся со своими внутренними демонами.

- Также мне хотелось бы в случае успешного договора с Хагоромо заключить брачный союз между моим старшим сыном Итачи и вашей дочерью Ханой. - Одной этой фразы хватило, чтобы моментально вывести Тсуме из ступора, шокированная глава Инудзук в крайнем изумлении уставилась на своего собеседника.

- Простите меня, Фугаку-доно, но я случайно не ослышалась? Что заставило вас изменить свое мнение, ведь вы неуклонно продолжали былую политику дяди вашей жены? - Тсуме с крайним удивлением обратилась к хозяину кабинета. - Не ваш ли предшественник, Учиха Кагами, не раз говорил, что от моего клана причиняемого вреда намного больше чем приносимой пользы? Да и сейчас в Конохе к нам отношение не самое лучшее, чего только стоит недавний инцидент между моим сыном и наследницей клана Курама - к моему глубочайшему сожалению мой сын оказался почти полной копией своего непутевого отца. Да и братья Курама, Муракумо и Ункай, ранее бывшие наиболее значимыми нашими нанимателями резко снизили количество контрактов на охрану своих торговых караванов, оставшиеся в последнее время без работы члены моего клана наверняка прибавили лишних хлопот Полиции Конохи! - Фугаку с сочувствием посмотрел на свою собеседницу, ведь в клане Учиха несмотря на опасность возможного уничтожения ситуация была намного лучше. Мало того, что Инудзуки с ужасом напряженно ожидали очередного раунда бойни, традиционно проводимой кланом Хагоромо, так теперь еще из-за глупости одного ребенка они на неопределенный срок лишились основного источника дохода. И помощи им ждать было неоткуда, за исключением, наверное, практически полного рабства у клана Сарутоби, да и не факт, что Сандайме будет защищать свое приобретение, ведь на равных сражаться с полностью возродившими свою боевую мощь Хагоромо в настоящее время способны только кланы Кагуя и Йотсуки.

- У моего предложения есть целый ряд причин, Тсуме-доно, - спокойным тоном ответил Фугаку своей не на шутку разволновавшейся собеседнице. - Как вы наверное уже успели заметить, что весь наш клан и полностью преданная нам и вычищенная от нелояльных шиноби полиция тренируются защищать наш клановый квартал и штаб-квартиру Полиции Конохи. Официально мы опасаемся мести Киригакуре, за попытку развязывания гражданской войны похоже каким то неучтённым нукенином нашего клана, неофициально же... вспомните, что происходило тридцать и десять лет назад, ну же, мне сообщали, что вы умная женщина и способны находить скрытый смысл в любой информации. - Тсуме напряженно принялась вспоминать, что же произошло в указанное время, и ей очень не понравились выводы, к которым она пришла в итоге.

- Тридцать лет назад был предан и отдан на растерзание Камню и Туману с примкнувшими к ним Хагоромо клан Узумаки, с которым был заключен вечный союз. - Потрясенно прошептала Тсуме, перед которой начала приоткрываться завеса теневой политики Конохи.

- Правильно, вот только союз к тому времени хоть уже и не был так крепок, но еще не был официально расторгнут, из за несколько месяцев до этого Коноха получила новую джинчурики для Кьюби. Ведь согласно давнему договору Узумаки передавали джинчурики из своей правящей семьи не в вечное пользование, а так сказать, в аренду. Итог известен - маленькая Кушина, которой некуда было возвращаться, по сути оказалась в собственности у Конохи, а многие многочисленные финансовые активы красноволосых попали под контроль Хокаге и старейшин. - Фугаку слегка снисходительно расставил необходимые акценты для своей гостьи. - Да и не стоит забывать, что в последние годы перед своим уничтожением, Узушио немало потеснило Коноху на мировой политической арене, постоянно перехватывая наиболее выгодные и прибыльные контракты. Доходило даже до того, что к Сандайме обращались всего лишь как к возможному посреднику на переговорах с Узумаки. Как мы давно успели убедиться, Сарутоби Хирузен очень любит и деньги и власть, крайне недолюбливая любых конкурентов, способных потеснить его с вершин власти. Если есть возможность уничтожить оппонентов, он ей обязательно воспользуется, что в итоге и случилось, когда просьба о помощи Водоворота была проигнорирована, и они были оставлены на произвол судьбы, вдобавок ко всему, Сандайме решил позаботиться о наследии союзников. Когда павшее Узушио уже покинули последние отряды Хагоромо со своей платой, очередной мятежной младшей ветвью Узумаки, на понесшие изрядные потери армии Камня и Тумана напали доблестные шакалы из Корня АНБУ - вспомните недавний скандал, когда вскрылось, что у Хокаге и Старейшин нашлось больше десяти тысяч свитков Узумаки.

- А десять лет назад во время Третьей Мировой Войны Шиноби, был почти полностью уничтожен Великий Клан Сенджу! - Вспомнила Тсуме о главной трагедии десятилетней давности. Почему то наследников Первого и Второго Хокаге посылали на самые опасные участки фронта без какой либо поддержки и когда война окончилась, неожиданно оказалось, что от некогда многочисленного клана осталась пара десятков калек и стариков, которые тоже скоропостижно отправились на встречу со своей погибшей родней.

- И здесь вы тоже правы, Тсуме-доно. Не стоит забывать, что незадолго до Второй Мировой Войны Шиноби Сенджу в открытую заявили о своих амбициях по поводу места Хокаге, но как то так сложилось, что один ставленник Сенджу, Като Дан бывший женихом Тсунаде неожиданно погиб на войне. Под руководством любимого ученика нашего Хокаге при очень странных обстоятельствах скончался Сенджу Наваки, который в будущем тоже мог бы стать серьезным претендентом на пост занимаемый Сарутоби Хирузеном. Думаю, бессмысленно упоминать о том, как наш Хокаге избавлялся от конкурентов, таких как кланы Узумаки, Сенджу, Хатаке - раньше они были сильны и многочисленны, отдельные их представители могли побороться за место Каге и где они теперь? Нет их, осталась лишь жалкая тень былого величия, если объективно оценить ситуацию, то небольшой шанс на возрождение есть только у Сенджу, да и то только благодаря поддержке Дайме Огня и клана Курама. В конце Третьей Мировой Шиноби крайне недовольные политикой Сандайме и неоправданно высокими потерями большинство кланов Конохи все же смогли объединиться и отправить его в отставку, но он вернулся. Похоже, что временное возвращение на прежний пост стало постоянным.

- И как трагедии прошлых лет могут быть связаны с нынешней ситуацией, Фугаку-доно? - Спросила хозяина кабинета озадаченная Инудзука Тсуме, искренне пытаясь разобраться в происходящем.

- Так и так все понятно, согласно планам нашего дорогого Сандайме Хокаге настала очередь клана Учиха отправиться в забвение. Сразу много факторов сложилось - это марионетка Йондайме Мизукаге, находившийся под контролем неизвестного представителя моего клана или все же очень сильного нукенина, получившего в свое распоряжение Шаринган, и растущие сила и мастерство моего старшего сына Итачи. Да и про Полицию Конохи не стоит забывать, пусть Хьюга и Акимичи способны выставить больше бойцов, но войны моего клана и подчиненные нам ерики намного более подготовлены и профессиональны, мы способны на равных сражаться даже против АНБУ. Естественно, что такое положение дел Хокаге очень не нравится и для восстановления пошатнувшейся репутации он легко обнаружит и раскроет "заговор предателей Учих"! - Перешел на повышенный тон Фугаку, уже не особенно скрываясь от гостьи. - Кири потребовало списки всех шиноби моего клана и обладателей Шарингана за последние сто лет, особенно их интересовали погибшие или пропавшие Учиха, похоже что они не отказываются от идеи получить в свои руки несколько неучтенных додзюцу, мы без колебания предоставили им эти данные, скажу больше мы уподобились Хьюга и стали использовать похожую печать, чтобы защитить наши глаза от попадания в чужие руки! - Разъярённый Фугаку сорвал со своей головы протектор с символом Конохи, расположенный на неожиданно широкой налобной повязке. Под протектором скрывалась необычная печать, внешне отдаленно напоминающая раскинувшего свои сети паука.

Инудзука Тсуме молча смотрела на хозяина кабинета, пытаясь понять что именно он от нее хочет, ведь даже до мужчины из ее клана, руководствующемуся главным образом инстинктами, а не разумом рано или поздно дошло, что некогда надменный и гордый Учиха приоткрыл свои козыри не от лучшей жизни. Углубившись в воспоминания, глава Инудзук вспомнила, что по слухам, ходившим среди немногих заставших основание Конохи стариков, первую версию этой печати создала сама Узумаки Мито в конце правления Первого Хокаге Сенджу Хаширамы, ведь именно тогда Учиха Мадара, тело которого так и не нашли, стал нукенином. Но началась Первая Мировая Война Шиноби, Учихи в первых рядах доказывали свою лояльность и преданность Селению Скрытого Листа. За чередой подвигов разговоры о принудительном клеймении всех членов клана Учиха в конце концов утихли, а шаблон для печати затерялся в самых дальних закромах наследников Мадары, чтобы объявиться вновь в нынешние неспокойные времена, пусть и слегка измененном виде.

- Фугаку-доно, насколько я понимаю, брачный договор между нашими детьми и защита от клана Хагоромо, являются платой за полноценный союзный договор между нашими кланами? - Задумчиво спросила Тсуме у своего настороженного собеседника.

- Именно так. - Ответил ей немного успокоившийся Фугаку. - Тсуме-доно, вам пора делать выбор на чьей стороне вы будете находиться в предстоящем конфликте. Союз с кланом Учиха повысит статус вашего клана, у шиноби Инудзука всегда будет доступ к стабильной хорошо оплачиваемой работы в Полиции Конохи. В лучшем случае для вас полностью исчезнет угроза геноцида со стороны клана Хагоромо, а при самом худшем развитии переговоров с ними мы сможем выторговать у них не меньше двадцати, а может даже и тридцати лет перемирия, разве что на территорию Страны Травы в поисках острых ощущений не заходите. Это отличное предложение, ведь скажите мне, Тсуме-доно, разве наш Хокаге, Сарутоби Хирузен способен предложить вам больше? Можете даже не отрицать, я точно знаю, что Сандайме в течение этой осени неоднократно пытался склонить вас на свою сторону. Что вы может получить от этого? Да ничего! По сообщениям моих агентов, полученную добычу собираются делить по количеству выживших шиноби, стоит ли упоминать, что как прирожденных разведчиков вас пошлют на убой в первой волне нападавших среди прочего пушечного мяса, вы уже должны были оценить наши приготовления, шансы на выживание при атаке квартала Учих у вас минимальны. Про Хагоромо и говорить нечего - Сандайме на них практически не имеет никакого влияния. Если клан Учиха среди повелителей Травы пока еще пользуется значительным уважением за счет былых сражений и побед, то к Сарутоби они относятся лишь немногим лучше, чем к вам. - Пока Фугаку взяв небольшой перерыв, потянулся к кувшину с водой, чтобы освежить пересохшее горло, Тсуме напряженно прикидывала все варианты как союза с Учихами, так и присоединению к будущему крестовому организовываемому Хокаге. Фугаку привел остаточно весомые доводы, то, что со слов Сарутоби Хирузена выглядело как легкая прогулка за трофеями, в итоге могло обернуться полным уничтожением клана Инудзука, но уже со стороны шиноби Конохи, тяжело вздохнув, глава Инудзук все же решилась огласить свой выбор.

- Присоединившись к Хокаге, клан Инудзука может получить только сомнительную честь, и значительные потери, а если же мы поддержим вас, и победа останется за нами, то нас ждут и трофеи и честь, и что самое главное, право на жизнь. Риск велик, но он того стоит, - хмуро подвела итоги Тсуме. - В моем клане вместе со всеми детьми и стариками осталось немногим более четырех сотен человек, этот год еще не успел подойти к концу, а мне уже пришлось проститься с тремя десятками давних и преданных друзей, это лишь те, кого нам все-таки удалось похоронить на родной земле. Кстати, а как вам удалось узнать о столь многих тайнах и секретах нашего Хокаге? - Немного помявшись для приличия спросила Тсуме у усевшегося в свое кресло Учихи Фугаку. - Ведь во время той беседы, кроме меня, присутствовал сам Хокаге и четверка охранников АНБУ, а Сандайме берет в свою охрану только тех оперативников, кому доверяет полностью и безоговорочно. - В ответ на ее слова от хозяина кабинета потянуло плохо скрываемой гордостью.

- Раз уж мы стали союзниками, Тсуме-доно, а в скором времени, возможно станем и родней, то позвольте поведать вам одну занимательную историю от том, как я чуть не совершил самую ужасную ошибку в моей жизни и которая в итоге обернулась самой значительной на данный момент победой в моей жизни. Как вы помните, по итогам Третьей Мировой Войны Шиноби из всех Великих Деревень самые наименьшие потери понесла Кумогакуре. До буйства Кьюби, несмотря на их численное превосходство все же сохранялся некоторый паритет, но примерно через год Скрытое Облако решило расширить свою сферу влияния в Стране Горячих Источников, располагающейся на пересечении нескольких крупных торговых путей. Практически все бесклановое мясо было уже выбито во время Третьей Мировой Войны и нападения Кьюби, и что бы хоть как то заткнуть дыры на линии фронта, нам пришлось ставить в строй даже маленьких детей. Мой старший сын, Итачи, которому тогда едва исполнилось шесть лет, тоже оказался в числе юных новобранцев. - Фугаку тяжело вздохнув, встал и подошел к окну, картина раскинувшаяся за ним напомнила ему былые дни. Дети и подростки с красно-белыми веерами Учих на спинах своих одежд нервно пытались научиться как можно большему количеству приемов и техник под руководством простых ерики из Полиции Конохи, пока их отцы и старшие братья сами проводили мастер-класс для своих подчиненных из числа простых шиноби. Глава Учих, немного посмотрев на подготовку к долгожданной встрече "дорогих гостей", спустя некоторое время обернулся к своей гостье, заложив руки за спину. - Пусть во время этой войны, в высоких кругах носящей название Торговой, ожесточенность и кровопролитие в боях не достигали уровня Великих Войн, но иногда случались вещи, видеть которые нельзя было не только детям, но и взрослым людям. До похода на войну он был обычным мальчишкой мечтающим о подвигах и героических свершениях, а вернулся пацифист с надломленной душой. Я вместе со свой женой старался ему помочь как только мог, но тени прошлого до сих пор его не отпустили. Мой сын стал лучшим воином клана, признаюсь честно, несмотря на юный возраст он уже год сильней меня! Естественно, что для такого талантливого воина в Полиции Конохи мало перспектив, а в АНБУ же у него были все возможности для признания и роста. Но как показа практика последних лет, все перспективные АНБУ подвергаются самому пристальному влиянию Хокаге, Итачи тоже оказался среди них. За время со своей службы в рядах АНБУ мой сын серьезно ослабил связи с кланом и отдалился от своей семьи, все близилось к тому, что интересы Конохи перевесили бы у него чувство верности к родне, но одна случайность изменила все.

- И что же это было? - Завороженно спросила Тсуме, получившая возможность прикоснуться к одной из сокровенных тайн Учиха.

- Вы же помните ту мерзкую и подлую попытку покушения на наследников Сенджу и Курама? Сандайме так привык, что его личная охрана, самые верные АНБУ никогда его не предадут, иной раз он относится к ним как к безликим и безмолвным деталям интерьера, мой сын уже тогда находился среди них. Прошло полгода с памятного инцидента с Кьюби, старый Хирузен показал, что тоже способен совершать ошибки, и мне удалось убедить Итачи, чтобы он повнимательнее присмотрелся к нашему Хокаге. Неосторожно оброненное слово, упоминания некоторых планов, и вот мой сын став равнодушным ко всем предложениям Хокаге вновь вернулся в ряды своей семьи. И в скором времени, когда Сандайме все-таки решить доверить моему сыну долгожданное задание ранга S, то его будет ждать заранее приготовленный сюрприз. - Довольным тоном произнес зажмурившийся Фугаку, в своих мечтах представляющий, каким станет лицо у Сарутоби Хирузена, когда столь долго и заботливо пестуемая марионетка решит податься на вольные хлеба. Почувствовав за тайной дверью в свой кабинет чакру своего сына, Фугаку решил завершить переговоры.

- Тсуме-доно, письмо о встрече с Хагоромо по вашему вопросу дойдет до Кусагакуре дня за два, не знаю точно, примут ли они сразу наше предложение, но соблюсти правила приличия и послать ответ Травники все-таки должны. Встреча произойдет на нейтральной территории, в столице Хи-но-Куни недели через три.

- Я смотрю, вы уже все заранее продумали, Фугаку-доно. - Криво усмехнулась Тсуме, оценив прозорливость лидера Учих, - Похоже, что ваше предложение все-таки не было спонтанным.

- Ответственность за жизни и судьбы тысячи с лишним человек заставляют меня тщательно планировать даже самые незначительные шаги. - Твердо ответил своей гостье хозяин кабинета. - Всего доброго Тсуме-доно, я еще свяжусь с вами, - С этими словами Фугаку закончил разговор, выйдя в пустынный коридор, Тсуме неожиданно услышала голос своего нинкена Куромару.

- Почему ты решилась поддержать Учиху, напарница? - донесся до Тсуме приглушенный лай Куромару. - Ведь ясно же, что пока расклад сил выходит отнюдь не в их пользу, Фугаку уже выгреб все доступные ему ресурсы, в отличие от Хокаге, безостановочно вербующего наемников со стороны. Мы сильно рискуем, даже если не придем им на помощь в будущем сражении.

- Куромару, ты же сам прекрасно слышал, что Учиха-доно предложил нам решение нашей давней проблемы, вспомни, наконец, кто лишил тебя глаза! - Куромару с удивлением уставился на Тсуме, проявившую неожиданную эмоциональность, на проходящих мимо одиноких полицейских спорщики внимания не обращали, ведь разговор велся на языке разумных собак-нинкенов клана Инудзука, которым свободно владели только представители одноименного клана. - Да и... с мной впервые глава чужого клана общался как с равной - открыто и без скрытой брезгливости.

- Вот значит как ты решила поступить, я очень надеюсь, что ты все же сделала верный выбор, Тсуме. Как бы нашему клану не пришлось в будущем вновь расплачиваться за новые ошибки руководства.

Спустя пару минут после ухода своей новой союзницы из клана Инудзука, Фугаку решил позвать Итачи, уже давно ожидавшего его в потайной каморке, и наверняка слышавшего планы отца о своей дальнейшей судьбе. Глава клана Учиха очень удивился самостоятельному визиту своего старшего сына - несмотря на серьезное потепление отношений, произошедшее два года назад, Итачи предпочитал не появляться лишний раз на территории штаб-квартиры Полиции Конохи. Должно было случиться что-то действительно серьезное, вроде попавшей в руки юного гения клана Учиха даты нападения на клан или другого столь же неприятного известия.

- Заходи Итачи, я знаю, что ты находишься здесь, обычно тебя никак не дозовешься, а тут ты сам решил нанести визит, неужели что-нибудь случилось? - Секция фальшивой стены отъехала в сторону, и из темноты служебного помещения на свет вышел Учиха Итачи, наследник и гордость Фугаку, признанный гений, несмотря на свой юный возраст. Главный ерики Конохи с легким неудовлетворением заметил, что Итачи даже не сменил свою форму капитана АНБУ на традиционную темную одежду Учих. На первый взгляд казалось, что Итачи как всегда собран и спокоен, ни одна мышца лица не выдала ни малейшей тени его волнения, но в глазах сына, больше подходящих старику, Фугаку увидел душевный надлом, глубокое сомнение и обреченность. - У тебя есть какая то новая информация о нашем дорогом Хокаге? - Итачи поначалу пустым взглядом уставился на отца, но все же спустя пару минут пришел в себя. Глубоко вздохнув, он подошел к столу, распечатывая из фуин-печати, расположенной на теле несколько старых папок с документами.

- Отец, ты помнишь, как пару лет назад, когда я впервые начал сомневаться в Сандайме Хокаге Сарутоби Хирузене ты попросил меня добыть на него немного компромата? - Донесся до Фугаку усталый голос сына.

- Да, мой сын, с помощью шиноби вассального нам клана Кедоин мы смогли подменить несколько людей из ведомства старейшины Митокадо Хомуры, в твоих обязанностях помимо прочего было обеспечение их безопасности. Неужели они все-таки закончили работу?

- В архивы Конохи трудно лишь попасть, но если окажешься внутри и не будешь вызвать сомнений, то можно найти великое множество самых отвратительных и непригляднейших вещей. - Итачи бегло просмотрел имеющиеся у него в руках папки с документами. - Смотри отец, здесь написана печальная история про клан Хатаке, его предательство и фактическое уничтожение. Ты помнишь, как во время Второй Мировой Войны Шиноби страны Неба, одного из осколков разбитой некогда империи клана Хагоромо решил вести свою игру? Основные потери от их воздушного вторжения понес наш клан, а также Сенджу и Хатаке. Из некогда многочисленного клана уцелела лишь одна неполная семья, а затем Сакумо был оболган и покончил жизнь самоубийством и из Хатаке в живых остался один лишь несовершеннолетний сирота. Готов поспорить, не будь у Какаши Шарингана от павшего Обито и контракта с псами, то его давно бы ожидала крайне незавидная судьба. Цели для удара были указаны по прямому приказу нашего "любимого Хокаге"! И это далеко не все! - Итачи продолжил выкладывать перед своим отцом папки с документами. - Клан Узумаки, Като Дан, Сенджу Наваки - все кто только мог хоть как то помешать амбициям Сарутоби Хирузена и Старейшин без малейших колебаний предавался и приносился в жертву. - Итачи в расстроенных чувствах бросил документы на стол отца и сел на ближайший стул, спрятав лицо в ладонях. - Отец, пожалуйста, ответь мне, как такое вообще могло случиться? Почему опаснейший враг Конохи находится не снаружи, а внутри? Ведь когда я только вступал в ряды АНБУ, я искренне верил во все наши символы и идеалы - "Воля Огня" озаряла мой путь, ради процветания и благополучия Конохи, я был готов почти на все и даже больше. Я даже был готов по приказу Сарутоби... - Итачи вдруг осекся и настороженно замолчал, уставившись на отца, осознавая, что только что произнес нечто, совершенно лишнее...

Глава 10. Забудем о прошлом.

После слов Итачи, в кабинете Фугаку повисла тяжелая гнетущая тишина, сам лидер клана Учиха, до этого со все возрастающим интересом просматривающий принесенные секретные документы, прервал свое занятие, и с крайним изумлением уставился на своего старшего сына.

- Что-то я в последнее время совсем заработался, поправь меня, Итачи - с твоих только что произнесенных слов, если я все же не ослышался, следует полагать, что ты готов был предать свой родной клан? - Произнес Фугаку, вставая из-за своего стола, и подходя к сыну. Итачи, следя затравленным взглядом за отцом медленно отступал от него , пока не уперся спиной в стену. Фугаку не стал подходить вплотную к сыну, и остановившись примерно в полутора от сына, осуждением и болью уставился ему в глаза. - Кто бы мог подумать, я ожидал возможного предательства от некоторых подчиненных нам ерики, но никак не ожидал, что такие слова в конечном итоге придется услышать от тебя. Неужели ты был готов поверить лживым речам старой обезьяны и всадить нож в спину друзьям детства, и под конец собственными руками перебить свою семью? Почему же ты все еще молчишь, Итачи? Неужели у тебя так и не нашлось ответов на мои вопросы?



Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"