twosmall: другие произведения.

Куноичи: Кейп-наемник (женский род)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.22*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод https://www.fanfiction.net/s/12449110/1/Kunoichi-a-female-parahuman-mercenary за авторством https://www.fanfiction.net/u/3895625/twosmall
    =====
    Орочимару был шиноби, который хотел стать бессмертным и изучить все дзюцу. Тейлор знала, что он всего лишь парачеловек, подталкиваемый к конфликту своим "пассажиром". В любом случае, если он смог воскресить ее, то почему бы ему не воскресить ее друзей? Она не собиралась упускать эту возможность.

  Я лежала на спине. Надо мной было чистое синее небо без единого облачка. Солнце светило достаточно сильно, чтобы я чувствовало его горячие поцелуи на коже. Но все таки оно не касалось каждой частички тела - местами моя кожа была влажной и холодной, как будто бы кто-то взял тюбик крема от солнца и нарисовал им фигуры по всему моему телу. Подо мной обнаженную кожу колола трава. Одежды на мне не было.
  
  Я была дезориентирована. Ничто из моих ощущений не совпадало с моей памятью. Я помнила смерть. Я была немного не в себе, но я была уверена, что люди не лежат на траве, любуясь небом, после пули в голову. Но неправильность была не только в воспоминаниях, она была во всем. Я чувствовала себя маленькой и слабой.
  
  -- Ку Ку Ку, - звук был помесью хихиканья и неудачного подражания певчей птице. Я не смогла рассмотреть источник, так что я попыталась опустить барьер, отделяющий меня от насекомых, которых я могла контролировать. Это не сработало. Моей силы просто не было. Меня разрывала паника. Паника, которую чувствуешь поняв, что слеп и парализован. Я провела годы с своими силами. Для меня они стали дополнительными чувствами и конечностями, и я остро ощутила их отсутствие.
  
  Я попыталась повернуть свою голову в направлении звука. Даже без моих сил я все еще хотела понять, что происходит. Ничего не вышло. Мое тело мне не подчинилось. Вместо этого в поле зрения показались ручки. Маленькие младенческие ручки. Я была младенцем. Я попыталась оттолкнуть ужас от увиденного, вытолкнуть излишек эмоций в своих насекомых, как я обычно поступала. Но не смогла. У меня не было моей силы.
  
  В любом случае, надо сохранять спокойствие. Истерика мне не поможет. Спору нет, я была и в худших ситуациях. Я тонула, перерезанная пополам. По сравнению с этим стать младенцем - ерунда.
  
  Размахивание руками от того что я пыталась двигаться не помогало. Так что я перестала пытаться двигаться. У меня была та же проблема, что и у Регента, когда он пользовался силой, чтобы захватывать тела. Мне нужно было заново научиться тому, как работает моя нервная система до того как я смогу двигаться.
  
  Это было плохо. Я была беспомощна. Я не могла использовать свою силу. Я не могла управлять своим телом. И даже если бы смогла, я была младенцем. Кто бы не смеялся, я была в полной его власти.
  
  -- Хочешь посмотреть на меня, хмм, - голос был нежен, но я не могла понять ни слова. Звучало как японский. Интересно, выжил ли Лун? Может быть он нанял Технаря, чтобы отомстить мне?
  
  Человек, вошедший в мое поле зрения, выглядел Делом 53. У него была человеческая фигура, длинные волосы делали его женственным, но в нем было множество очевидных неправильностей: кожа была бледная, по настоящему белая. В его глазах была желтая радужка и вертикальные зрачки. Пара пурпурных треугольников закрывала крылья его носа, но они выглядели как натуральный цвет кожи, а не татуировка. Мне попадались Дела 53 куда страннее. Я видела куда более странных людей с обычными силами. В любом случае, я ничего не имела против его внешнего вида, тем более, что он все еще выглядел человеком.
  
  Он мне улыбнулся. Я не была уверена, хорошо это или плохо.
  
  Я попыталась вернуть контроль над ситуацией:
  -- Ваа... - я оборвала себя и прекратила пытаться заговорить. Я хотела спросить кто он такой и что ему нужно, но не могла управлять своими языком и ртом.
  
  -- Ты меня понимаешь? - человек внимательно смотрел на меня. Он наклонил голову. Я посмотрела ему в глаза. - если можешь, дай знак - подвигайся, произведи звук.
  
  Во время боя, закончившегося моей смертью я пожертвовала многим. Какое то время я не могла говорить. Теперь все было не так. Я все ясно осознавала. Если бы со мной заговорили на языке, который я знаю, я бы все поняла. Проблема была в языке.
  
  -- Печально. Я был уверен, что печать сработала. Разве что ... Ах, да! Ты не понимаешь мой язык, так ведь? За тысячу лет многое меняется.
  
  Пока он говорил, во мне росло раздражение. Я только что сражалась, чтобы спасти свой мир. Пожертвовала всем. И теперь я была здесь. Беззащитная. Не способная двинуться. Не способная говорить. Не способная понять. Собирается ли он меня убить? Помочь мне? Я не знала.
  
  -- Хорошо. Сменим подход, - ладони человека мелькнули, практически телепортировались, перед ним.
  
  Мир вокруг сдвинулся. Я больше не лежала на спине, любуясь небом. Вместо этого я видела поляну поросшую травой посреди леса с настолько широкими деревьями, что даже будь я взрослой, все равно не смогла бы охватить их руками. Страннее деревьев была сама поляна - кто-то покрыл ее непонятными фигурами, нарисованными черной краской на траве.
  
  Человек был тоже на поляне в ее центре, где располагался большая фигура, напоминающая руну. В его руках была кисть и деревянная плошка с краской. Он разрисовывал младенца черными линиями прямо по коже.
  
  Это я. Он показывал как он вернул меня. Этот младенец - я.
  
  Сцена изменилась, и я очутилась во тьме. Передо мной был младенец. Он быстро рос, добавляя год каждые пять секунд. Ребенок был женского пола, как и я. Когда он достиг отрочества, сцена вновь сменилась.
  
  Человек вернулся и девушка-подросток была с ним. Человек махнул головой, подзывая, и девушка пошла за ним.
  
  Реальность вновь дернулась, и я вернулась на поляну к бледному человеку, смотрящему на меня.
  
  Можно было бы легко отмести это как галлюцинацию, но до того как я очутилась в теле младенца, я видела многое. В отрочестве я была известной суперзлодейкой. Потом - известным супергероем. Я привыкла к необычным силам. Пребывание в рукотворной иллюзии не было для меня чем-то новым.
  
  Так, что я вроде бы поняла, что мужчина пытался донести положение дел. Он объяснил, что он воскресил меня, что я вырасту, и, что он надеялся, что я пойду за ним. Единственное, чего я не понимала, так это зачем мне так поступать. Не было ни угрозы боли, ни обещания награды. Никакого повода.
  
  Я попыталась понять, что за игру он играет. В чем причина его поступка.
  
  Ладонь человека легла на щеку. Классическая поза мыслителя. Нам повезло, иногда такие позы не пересекали культурные барьеры. А может быть и нет. Я уже знала, что у него есть силы. С учетом того, что он продемонстрировал, я не могла исключить, что он был Умником.
  
  -- У меня много вопросов о твоем прошлом, Хепри. Много вопросов, - он снова заговорил на языке, который я не понимала. - Но как мне показать это?
  
  Я снова потянулась к насекомым. У меня в прошлом уже отключали силу, но эффект не был постоянным. Я надеялась, что здесь тот же случай. В таком случае, скоро из беззащитного младенца я превращусь в младенца управляющего каждым насекомым в радиусе нескольких сотен метров. К сожалению, что бы не отключило мою силу, оно не ослабло. Даже не было похоже, что она отключена - тогда я могла подсознательно пользоваться силой.
  
  Ладони человека снова мелькнули перед ним, и мой мир дернулся.
  
  Я снова была в комнате с человеком, и перед нами был паззл на большом деревянном столе. Паззл, где нужно собирать вместе кусочки разной формы, чтобы получилась картинка. Некоторые были уже сложены вместе, образуя гобелен с эволюцией человека. На других - женщина выплевывала огненный шар, мужчина замахивался мечом. Посреди была пустота.
  
  Человек показал на меня в иллюзии. Не на точку с которой я смотрела, а на девушку, которая, как я поняла, меня представляла. Она подошла к столу и начала собирать паззл. Было понятно, что она знала где их расположить, но кусочки, что она складывала были пустыми. На них не было рисунка.
  
  После того как она собрала большую часть паззла, человек передал ей кисти и краски. Девушка потянулась, взяла их, и мир снова дернулся.
  
  Я вернулась на поляну, и человек все еще смотрел на меня.
  
  Снова я почувствовала, что вроде бы поняла его. Он не хотел моего подчинения, он искал ответы на вопросы, и думал, что я могу помочь ему. Это объясняло зачем он воскресил меня, но не почему я должна ему помочь. Он не производил впечатления человека, которому я могла бы доверять.
  
  Его руки снова мелькнули-телепортировались.
  
  На этот раз сценой было небо. Солнце поднялось и село. Снова поднялось. Снова село. Быстрее и быстрее оно поднималось и садилось, пока дни практически не замелькало. Росли и падали деревья. Сформировалась река и высохла. Огонь выжег лес, оставив пустырь. А затем пустырь быстро зарос. Проходило время, сотни лет, сжатые до мгновений.
  
  Послание было очевидным.
  
  Человек меня воскресил. Он из будущего, далекого будущего, и ему нужны ответы о прошлом.
  
  Я вернулась из иллюзии на поляну, пуская пузыри. Я была счастлива. Я испытывала облегчение. Мы победили. Мы спасли мир, и жизнь продолжилась. Люди все еще существовали, по крайней мере на одной Земле.
  
  В голову пришла мысль. Он воскресил меня. Если он смог сделать это, то тогда, может быть он мог бы воскресить других?
  
  Человек улыбнулся мне:
  -- Ку ку ку! Взволнована от того, что сможешь со мной поработать? Подумать только, Джирайя и Цунаде сказали, что я не умею обращаться с детьми. Ну, конечно они правы - я не собираюсь тебя растить. Пусть об этом позаботятся мои враги, а у меня заодно в Листе будет еще одна пара глаз и ушей.
  
  Руки человека снова мелькнули и ...
  ====
  Примечание: Японцы произнесли бы Тейлор похоже на Тера
  
   Я вновь проснулась, бледный человек, воскресивший меня исчез. Я была в люльке. Подо мной была мягкая ткань, на мне был надет тряпичный подгузник.
  
   Я была не одна.
  
   Ладонь, сияющая бледно-зеленым светом, касалась моей груди. Я подняла глаза от ладони к белой руке и еще дальше - к голубой ткани рукава платья. Затем я, наконец, дошла до ее лица. Девушка-блондинка с гравированной металлической пластиной вшитой в голубую полоску ткани, закрывающей лоб.
  
   Было очевидно, что она кейп. Сияющая рука ее выдавала. Она улыбнулась мне, и все мое тело расслабилось. Не от улыбки - это было физическое воздействие. Она что-то делала со мной своей силой.
  
   Я была против. Я могла вытерпеть воскресившего меня мужика, он просто использовал свою силу для того, чтобы общаться со мной. Я бы даже согласилась, если бы он использовал ее снова, чтобы объяснить что делает эта девушка. Но в этом случае она меняла мое самочувствие без моего позволения. Властелин как он есть. Пусть, со своей точки зрения, я недавно подчинила себе практически весь мир, я не доверяла кому-то другому подчинить меня. Лицемерно? Разумеется. Но я все равно задергалась и попыталась заплакать. Я понадеялась, что сообщение будет понято. 'Стоп. Не используй силу. Я не согласна.'
  
   Глаза девушки расширились. А затем она сделала что-то, что усилило интенсивность зеленого света. Я сильнее задергалась и по настоящему заплакала. Рука женщины опустилась на мою грудь. Затем она сдвинула ее так быстро, что я даже не смогла рассмотреть движение, и ладонь оказалась на моей голове.
  
   Я замерла и перестала плакать, испугавшись неожиданного движения. Она нахмурилась, а потом посмотрела на что-то вне моего поля зрения. Ее рука перестала светиться. Через несколько секунд я услышала шаги, приближающиеся с направления ее взгляда.
  
   -- Плач слышал я? - спросил незнакомый мужской голос. Я также не могла понять его. Я была в Японии? Выжила ли она вообще после буйства Зиона? Была ли я вообще на Земле-Бет?
  
   -- Не беспокойтесь Абураме-сан, - произнесла женщина, - с ней все хорошо. Думаю, что она напугалась меня, хотя я использовала медицинскою джитсу, чтобы успокоить ее. Это необычно, но я думаю, что может быть... может быть последний раз, когда она проснулась с шиноби рядом ...
  
   -- Ублюдок этот, - другой голос звучал раздраженно.
  
   -- Это всего лишь предположение.
  
   Меня расстраивало, что я не могла их понять. Я надеялась, что мозг ребенка гораздо способнее к языкам, чем мозг взрослого. Было бы прекрасно, если кейп мог использовать свою силу для передачи способности к общению. Меня огорчала перспектива многих месяцев без возможности понять кого-либо. Или не быть способной покормить себя, искупаться и даже сходить в туалет.
  
   -- Нет. Правы вы, думаю я. Сказал он, что не причинил детям вреда. Но змей такой? Обещания своего не сдержал он, думаю я, - мужчина вздохнул, - Счастливым себя, считать должен я. Почему? Сказал он нам, что убьет их, не выполним если требования его мы, но быстрее Четвертый был, чем ожидал он.
  
   -- Вы правы, могло быть и хуже. Я собираюсь проверить остальных детей и убедиться, что все в порядке. Я закончила, так что вы можете сами посмотреть ее. Держитесь, Шиби.
  
   Только что я видела только одну девушку, а в следующую секунду появился мужчина. Его каштановые волосы были уложены в торчащие шипами пряди, на глаза были одеты темные очки. Как и девушка он носил голубую налобную повязку с прикрепленной металлической пластиной, на которой были выгравированы треугольники. Я не узнала символ, но тот факт, что оба они носили одинаковый знак, означал принадлежность к одной и той же организации.
  
   Я решила, что он был также и Движок. Он появился мгновенно. Телепортация? Это меня немного смутило. Я увидела слишком много Движков за ограниченный промежуток времени и это пугало меня. Сначала бледный человек, потом женщина с сияющей рукой, а теперь этот мужчина. Может с ними работал кто-то, кто мог давать другим силы вроде Отилы или Учителя?
  
   Мне не было известно достаточно для того, чтобы сделать выводы.
  
   Блондинка положила руку на плечо мужчины:
   -- С ней все хорошо. Я буду поблизости, если понадоблюсь.
  
   Она отошла, и мужчина посмотрел на меня:
   -- Как ты, Тера?
  
   Я уставилась на него в непонимании, и губы мужчины распрямились, сжавшись в ниточку из легкой улыбки. Ему было грустно. Он был разочарован. Я не реагировала так, как он хотел, чтобы я реагировала. Кем он был? Чего он ожидал от меня?
  
   -- Что сделал он с тобой, жучок? - его голос был полон боли, - Не помнишь папочку ты?
  
   Я моргнула ему. Что вообще делают младенцы? Чего он ждал? Очевидно он не хотел, чтобы я плакала, так? Рассказал ли ему бледный, что я не знаю его языка? Честное слово, он был нужен здесь, если мы хотели сдвинуться с общением с мертвой точки.
  
   Мужчина наклонился и поднял меня. Я вскрикнула и этим заставила его нахмуриться, но это не имело значения. Он держал меня. Я была младенцем и он обращался со мной соответственно.
  
   Когда он прижал меня к себе, я заметила пропущенную ранее деталь. На его шее были отверстия и жучки вползали и выползали из них, как будто он был человекоульем. Это навевало воспоминания. Ампутация, объясняющая, что сделает из меня гнездо для насекомых. Мой парень в агонии, его кожа все еще прикрепленная к нему, но растянутая так, чтобы покрыть целую стену. Ампутация, взрезающая мой череп.
  
   Не было смысла притворяться, что ситуация под контролем. Человек, держащий меня перестал быть человеком, став чем-то в сотни раз более страшным. Он был экспериментом Ампутации. Эта больная тренировалась, она не забыла обо мне. Она все еще собиралась сделать из меня улей. Меня уже резали пополам. Я тонула в луже со сломанной спиной. Я была заперта в горящем здании. Но все это меркло перед осознанием, что Ампутация захватила меня, и мне не сбежать.
  
   Прошлый раз, когда я ей попалась, я постаралась убить себя. В этот раз у меня было куда меньше надежды сбежать, но все равно я задергалась и заплакала, пытаясь вырваться из сжимающих меня рук. Пытаясь упасть на пол головой.
  
   -- Тихо, тихо, - эксперимент Ампутации покачивал меня, пытаясь успокоить, пока я плакала, - все хорошо. Я тут. Я тут.
  
   Я задергалась сильнее, но не смогла выскользнуть из его хватки. Тогда я поняла, что неправильно подошла к задаче. Я замерла, притворяясь, что ему удалось меня успокоить.
  
   Он немного отстранил меня, ослабив захват и улыбаясь. Я вывернулась и вскрикнула. Выскользнула из его рук. Мне удалось упасть не более чем на дюйм, когда он сдвинулся и поймал меня.
   -- Черт, скользкая девочка ты Тера? - теперь он надежнее держал меня, готовый к следующей попытке суицида. Какие еще у меня были варианты? Ему придется меня рано или поздно покормить. Я могу попытаться подавиться. Для младенцев было опасно пытаться съесть что-то слишком большое для них.
  
   Ужас немного стих. Наличие цели успокаивало. И даже если я и запаниковала, было совершенно разумно для меня желать своей смерти. Технарская специализация Ампутации могла дать судьбу хуже смерти. Душечка могла быть до сих пор жива, хотя наверняка желала бы умереть. Немногие кейпы могли дать бессмертие и вечные муки, и Ампутация была одной из них.
  
   Так что да. Я хотела покончить с собой до того, как она наложит меня руки. И этого могло быть недостаточно. Смерть могла и не спасти от нее. Ампутация уже оживляла людей из мертвых. Стоп. Нет. Смерти определенно будет недостаточно - я ведь уже была мертва.
  
   Черт. Это она меня оживила, а не бледный мужик.
  
   Это не было сознательным решением, но я заплакала. Это было естественно, правильно, и я думаю что по большей части я это делала в силу инстинкта, а не намерения. Эксперимент Ампутации с шипастой прической скорчил рожицу. Его нос дважды втянул воздух.
  
   -- Не обделалась ты, не хотела ты, чтобы я тебя брал? Голодна ли ты?
  
   Я продолжила плакать, пока он сюсюкал со мной. Его поведение и забота? Для меня это больше не имело значения. Ампутация вела себя как радостная и невинная маленькая девочка, и только когда на тон накладывался смысл ее слов, становилось понятно, что она - монстр. Сейчас могло быть тоже самое. Пусть он и излучал заботу, я не могла понять ни слова. Он вполне мог шептать о том, как Ампутация превратит меня в мешок регенерирующей плоти и скормит огненным муравьям.
  
   Мужчина вынес меня из комнаты в зал. Полы были деревянным, стены покрыты белым материалом, навроде холста.
  
   В зале были другие люди, и теперь я знала на что обращать внимание - между ними двигались маленькие черные точки. Очевидно, что он не был единственным экспериментом, Ампутация захватила всю семью.
  
   И когда меня передали на руки женщине для кормления грудью, я поняла, что это не та возможность задохнуться на которую я рассчитывала.
  
   ***
  
   После кормления, срыгивания и сюсюканья, я наконец стала понимать, что моя теория об Ампутации не имеет смысла. Пусть она объясняла практически все, но она не объясняла иллюзию, которую показал бледный человек. Обзовите меня оптимистом, но я решила, что участь хуже смерти не ждет меня за углом. Так что я прекратила попытки убить себя и сосредоточилась на том, чтобы понять, что происходит.
  
   Мужчина, поднявший меня, держал меня в одной руке, разговаривая с кормившей меня грудью женщиной. Он покачивал меня, двигая рукой вверх-вниз, и это движение навевало сон.
  
  Я зевнула.
  
  -- Боюсь за Теру я, - произнес он, - Сказал мед-нин, что ничего не случилось, но иначе себя ведет она. Думаю, не узнала она тебя.
  
   Тера. Я уже не раз слышала это слово. Люди использовали его, глядя на меня. Я начала подозревать, что это может быть моим именем.
  
   Они разговаривали обо мне.
  
   -- Я тоже заметила. Ты видел, как она боялась есть? Что же нам делать? У нас нет инструкции на случай, если Орочимару похитит нашу дочь, - на произнесшей это женщине тоже была головная повязка. Столько кейпов в одном доме.
  
   Они говорили о кормлении грудью? Или нет? Они произносили что-то такое, когда пытались заставить меня есть? Или ... я снова зевнула.
  
   -- К Яманака отнесем ее, для прогулки по разуму. Зачем? Знать надо, что случилось и как реагировать нам.
  
   Покачивание... утомляло меня... Я несколько раз моргнула. Веки налились тяжестью.
  
   Я что-то пропустила?
  
   -- Ахх, - проворковала женщина. Она смотрела на меня, - Устала маленькая Тера?
  
  ****
  
   Я проснулась в люльке. Сверху к потолку на тонкой проволоке была подвешена узкая деревянная доска. С ее концов свисали две игрушки - плюшевый жучок и метательная звездочка. Я понадеялась, что она из пластика. Я уставилась на нее, поставленная в тупик, поскольку доска и игрушки сами по себе медленно крутились. Технарская игрушка? Обо мне настолько заботились, что сделали Технарскую игрушку? Дурацкая идея, но я не видела подсоединенного источника питания. Может быть это ветер?
  
   Я повернулась в люльке и огляделась. Никаких окон, но зато на стене напротив игрушки обнаружились рунические письмена.
  
  Я решила, что это Технарская вещь. Супер-бледный парень явился пока я спала и обеспечил меня развлечением. Эта мысль меня порадовала, но у меня родилось подозрение, что этого недостаточно. Если это все, то я сойду с ума от скуки.
  
  Лиза бы поняла. Я хотела бы, чтобы она была тут со мной. Она была достаточно умной, чтобы Тео ничего не понял. Тео был другом, но все же я прострелила голову его маленькой сестренке. Так что я бы не порадовалась его присутствию рядом с моей колыбелью. А вот Алек был бы к месту. Он бы подсказал как управлять моим телом. Да что там, я бы согласилась на кого угодно, кого я знала. Я чувствовала себя одинокой.
  
   Мне была нужна цель. Что-то, чтобы отвлечься от своих чувств. Мне не хотелось думать о прошлом, и о том, что я сделала. Я решила попытаться овладеть своим телом.
  
   Я заерзала, пытаясь понять что куда идет. Когда я пыталась двинуть головой, напрягалсь левая нога. Когда я пыталась согнуть левую ногу - поднималась правая рука. Сжатие большого пальца заставило дернуться ногу. Это было бредово, но я не жаловалась. Мне повезло, что я была жива.
  
   Самое странное, что я поняла что у меня сердце и дыхание под автоматическим контролем, потому что когда я заметила, что перестала дышать, а сердце биться, то запаниковала и снова как-то включила его обратно. Тем не менее я все еще помнила ощущение движущейся под кожей крови при остановленном сердце. Разве может двигаться кровь без сердца? Разве я не должна была умереть?
  
   Нет. Случилось что-то другое. Мой разум меня обманывал. Сердце вовсе не останавливалось - это было нечто иное. Из центра груди выходил поток, расходящийся по всему телу. Я принимала его за кровь, но это было не то.
  
   Было сложно описать, то, что я сделала. Это было инстинктивно. Я просто перекрыла кран, остановив поток. Ха. Открыла. Закрыла. И каждый раз когда я это делала не-кровь внутри меня перемещалась. Она ускорялась и замедлялась в зависимости от того работало ли мое не-сердце. У меня другая сила? Не контроль насекомых, а нечто иное?
  
   Я снова потянулась. На этот раз не к не-сердцу, а к своей не-крови. С ней было тяжелее работать, но я тоже могла ей манипулировать. Быстрее. Медленнее. Я могла толкать ее и даже заставить покинуть тело.
  
   Я тяжело выдохнула и поняла, что вспотела. Я как будто закончила тренировку, двигать не-кровью было тяжело. Не-кровь напомнила мне о том, как я первый раз попробовала отжиматься и подо мной подломились руки.
  
   Я раскинулась на мягком одеяле. Может быть если я отдохну немного, мне станет легче. Мои глаза закрылись. Я не закрывала их, они сами. Я не смогла продолжить бодрствовать.
  
  Я снова проснулась. Было темнее, чем раньше и я была голодна. Очень голодна. Мой подгузник был мокрый. Блин. Мне было немного стыдно. Против своей воли я начала плакать громким воющим плачем.
  
   Я остановила себя. У моего тела были инстинкты. Рефлексы, вроде плача, когда мне что-то было нужно. Но у меня все еще был сознательный контроль. Я могла поступить по другому. Но это был противоестественный выбор такой же, как попытка задержать дыхание.
  
   Женщина, которая кормила меня грудью, вошла в комнату. Одна из ее рук светилась голубым светом, который отгонял тьму, но не слишком помогал осветить комнату. На ней была какая одежда из легкой ткани. Я предположила, что тут так выглядит пижама. Головной повязки на ней не было. Она подошла к люльке и зевнула, глядя на меня.
   -- Забыла мамочку, но не забыла как будить меня посреди ночи, а?
  
   Она потерла глаза ладонью на которой не был зажжен голубой свет и улыбнулась мне:
   -- Ничего, я не забуду тебя сладкая. Никогда-никогда.
   Ее ноздри втянули воздух и ее выражение лица изменилось. Нос сморщился:
   -- Ох, так это не люблю. Подрастай поскорее, ладно?!
  
   Мне не описать как я была унижена. Я была младенцем во всех отношениях и не могла с этим ничего поделать. Она подняла меня из люльки. Пора менять пеленки.
  =====
   Я была боссом боссов Брокон-Бея, я похитила одного директора СКП, и убила еще двух. Я вырезала глаза и отрубала пальцы. Меня настолько боялись, что не смели идти против меня даже когда загоняли меня в угол. Через три месяца я смогла произнести первое слово.
  
   -- Кикачу, - пробормотала я.
  
   Мой папа, Шиби, улыбнулся мне:
   -- Кикайчу.
  
   -- Кикачю.
   Говорить было сложно, но я справлюсь. Я должна.
  
   -- Нет, надо говорить кикайчу. Скажешь кикайчу для папочки? - Шиби пощекотал меня.
  
   Я сжалась и захихикала, но овладела собой как только он прекратил. Я была твердо настроена справиться.
   --Кячичу.
  
   -- Кикайчу, - повторил мой папа.
  
   -- Кикайчю, Кикаичю, чуу, - я вдохнула, - Чуу. Кикаичу.
  
  Глаза моего отца расширились за темными стеклами очков.
  -- Почти получилось. Кикайчу.
  
  Я улыбнулась:
  -- Кикайчу! Кикайчууу. Чууу. Кикайчу!
  
  Мое первое слово было названием жука-Козыря.
  ***
  Шло время. Я училась. Шесть месяцев многое изменили. Я гораздо лучше понимала куда попала. Мои родители были наемниками-паралюдьми, работавшими на правительство. После того как я покончила с суперзлодейством я занималась примерно тем же. Немного по другому, конечно. Я называла себя кейпом, но работа моих родителей не сводилась к казакам-разбойникам между героями и злодеями. Очень многое изменилось. Идея, что паралюди могут быть Бродягами стала общепринятой. Так что родители занимались как кейперскими, так и обычными делами.
  
  К сожалению, в Конохе отпуск по уходу за ребенком был только шесть месяцев. Меня стали оставлять с дедушками и бабушками Абураме, и они даже сами за мной не присматривали. Для этого у них были жуки так, что они лично появлялись только если что-то случалось. Меня это огорчало.
  
  -- Тера, пусть и хочешь ты, чтобы читал я тебе я, не могу я. Почему? Потому, что я - шиноби, и деревне должен служить я.
  
  Я надула губы.
  
  Это было фальшиво и так по детски, но иногда мой папа поддавался на детские уловки. Я хотела, чтобы он поддался, пусть и и не особенно надеялась на это. Каждый сеанс общения значительно продвигал вперед мое умственное развитие. Гораздо сильнее, чем можно себе представить. Как будто каждый разговор и новое занятие равнялось месяцу занятий. Это было похоже на то, как воспринимается время. Когда я росла в своей первой жизни, время тянулось так долго, пока я была маленькая. Потом, с взрослением, оно казалось ускорилось. Вроде как отсутствие опыта делало мой опыт более ценным.
  
  Мой папа вздохнул.
  
  -- Тера, надувание губ не должный способ реагировать на необходимость уйти мою. Почему? Потому, что кодекс шиноби параграф двадцать пять гласит, что шиноби не показывает слез своих.
  
  Шиноби. Я бы перевела это слово как кейп-наемник, или парачеловек-наемник, но в языке наличествовал род. Так, что 'шиноби' означал парачеловека-наемника мужского рода, а если бы я использовала слово 'куноичи', то это бы означало кейпа-наемника женского рода.
  
  Это был не первый случай, когда он упоминал правила шиноби по отношению ко мне. Когда я подросла достаточно, чтобы понимать происходящее, я заключила, что из меня вырастят подобного наемника. С учетом моего прошлого, я не имела возражений. Я преуспела в роли кейпа, и страдала, пока была обычной девочкой. Провести жизнь в шкуре гражданского мне не хотелось, даже если бы отец и не планировал сделать из меня куноичи.
  
  Но с другой стороны это меня тревожило. Я попыталась сформулировать это словами:
  -- Зачем младенца куноичи учить быть? - спросила я.
  
  Он нахмурился:
  -- Я учу тебя куноичи быть. Почему? Потому, что правило шиноби номер тринадцать говорит, что шиноби должен готовиться заранее.
  
  Я показала на себя:
  -- Младенец.
  
  Его глаза расширились и казалось стали ярче. Он понял о чем я. Он улыбнулся:
  -- Нет! - Он указал на меня, и даже ткнул пальцем в грудь, - Не младенец. Тера - куноичи.
  Ох ты. Пиздец. Такой пиздецовый пиздец. Я закрылась, мое лицо превратилось в ничего не выражающую маску, прячущую насколько меня разозлили его слова.
  
  -- Вот, - сказал Шиби, - Тера - куноичи. Не ребенок. Тера - хорошая куноичи, прячет чувства.
  
  Вот. Пиздец. Блять.
  
  Я отвернулась от папы и поковыляла к свиткам о чакре - кейперской силе, доступной практически всем на этой версии Земли. Это не были учебники, это были сказки для детей об этой силе. В данный момент я предпочла их, чем иметь дело с Шиби Абураме, человеком, который считал, что в порядке вещей делать из своей дочери ребенка-солдата.
  
  Я обернулась, когда я дошла до свитков и поняла, что он исчез. Здесь все, по крайней мере все с налобной повязкой, были слишком быстры, чтобы я могла за ними уследить и слишком тихи. Я слышала как они приближаются только когда они хотели быть услышанными. Наверное, он ушел как только я отвернулась, чтобы работать на деревню.
  
  Я склонилась над свитком, покрытым кандзи и уставилась на него. Я не умела читать. Пока не умела. Но я помнила, как папа читал мне. Мои глаза бегали по свитку, пока я воспоминание о том, как он читал мне, проигрывалось в голове.
  
   'Жил да был маленький мальчик, который любил свою семью. Но злые ниндзя из Страны Камня пришли и забрали ее. Мальчик очень горевал, но он знал, что для того, чтобы их вернуть, он должен стать настоящим шиноби. Он не плакал, он упражнял тело и ум, и его чакра росла...'
  
   Как кандзи соответствует словам? Я разгадывала загадку, просматривая и пересматривая текст о юном шиноби Листа. История о мальчике, который лишившись семьи нашел новую семью во всех в деревне и поэтому стал сильнее.
  
   Это была моя самая любимая история потому, что ситуация была похожа на мою. Голимая пропаганда, но мой мир также исчез, как семья мальчика. Я могла встать на его место.
  
  -----------------------
   Девятихвостый Лис напал на Коноху, когда мне было семь месяцев.
  
   Я не понимала, что происходит. Все, что я знала, когда проснулась, это то, что я в ужасе и сейчас умру. Даже так, это было преуменьшением для этого чувства. У него не было описания. У меня даже были галлюцинации: когти, вспарывающие стену и вонзающиеся в меня. Зубы длиной с меня, рвущие меня на куски. Ужас был таким сильным, что я поняла, что это воздействие Властелина, меняющего эмоции. Осознание помогло мне справиться.
   Но все равно я была настолько потрясена, что даже не поднялась посмотреть в чем дело. Вместо этого я замерла в своей люльке. Снаружи раздались крики. 'Кьюби! Биджу! Девятихвостый!' Я услышала громкие взрывы и почувствовала как затряслась земля.
  
   Примерно через двадцать секунд после пробуждения в комнату ворвался мой папа. Он тяжело дышал, его руки тряслись.
   -- Все хорошо, - заикаясь произнес он, - Все будет хорошо. Я. Я тут.
  
   Черт. Дела были плохи. Шиби паниковал.
  
   -- Папа, что происходит? - спросила я.
  
   Он не ответил. Вместо этого он поднял меня и крепко прижал к груди. Затем, в моих глазах потемнело. Мы двигались, и двигались быстро. Слишком быстро для безопасной переноски ребенка. Мне показалось, что потеряю сознание. Потом мы замедлились.
  
   Я была немного дезориентирована, практически теряла сознание. Я ничего не видела потому, что папа крепко прижимал меня. Видимо он делал это, чтобы внезапные рывки не сломали мне шею. Мы снова двинулись. В этот раз я на самом деле потеряла сознание.
  
   Не уверена сколько времени прошло, но когда я пришла в себя, я была в пещере в окружении женщин и других детей, большинство из которых паниковали из-за воздействия Властелина. Они плакали, кричали, некоторые даже пытались убить себя, а другие им не давали.
  
   Черноволосая взрослая женщина с карими глазами склонилась надо мной, ее ладонь горела бледным зеленым огнем, пока она водила ей над моим телом. Я почувствовала ужас, сжимающий меня.
  
   -- Все хорошо,- ворковала женщина. Это звучало неуверенно, - Все хорошо, сюда он не доберется.
  
   -- Я в порядке. Что происходит?
  
   Женщина отреагировала не так, как я ожидала. Мое спокойствие сильно напугало ее. Она отскочила, встав в боевую стойку, как будто бы собиралась драться в каратистском состязании.
  
   Я поразилась такой реакции, глядя на нее со своего места на полу пещеры. Потом я поняла, что она справляется не лучше остальных. Сколько ей? Тринадцать? Четырнадцать? Деревня плохо влияла мне на мозги. Я увидела налобную повязку и приняла ее за взрослую, что было не так. Всего лишь местная культура, обычай рано дающий взрослые права.
   Все, что я продемонстрировала - раннее для ребенка развитие. Ничего особенного по местным стандартам, поскольку наличие суперсил у каждого второго способствовало появлению детей-гениев. Хотя, я все равно была исключением. Глупо было бы не быть с учетом второй жизни. Сочетания членораздельной речи и спокойствия хватило, чтобы привести генина напротив меня в панику.
  
  Я немного приподнялась. Мне нужно ее успокоить. Лучше притвориться дурочкой. Дать ей то, чего она ожидает, ввести все в нормальное русло.
  -- Ты помогать другим? - спросила я, имитируя младенческую речь.
  Девушка посмотрела на свои руки, как будто видела их в первый раз. Потом она резко кивнула и отошла от меня к женщине, ногу которой пробила длинная щепка.
  
  Пещера на мгновение затряслась, печати, дававшие свет заморгали. Я услышала стон, ребенок примерно моего возраста заплакал.
  
  Эффект Властелина поражал людей. Играл с их чувствами. Не было непосредственной угрозы, но мораль уже была раздавлена. И я все еще не знала, что черт побери происходит.
  
  Я встала и вышла из пещеры. Мы были на склоне местной горы Рашмор с лицами Хокаге. Я бы предположила, что пещера была конохским изданием убежища от Губителей. Мой папа о них еще не рассказывал, но было бы здорово если бы он это сделал.
  
  Было легко понять почему мы здесь. Этого Губителя я еще не видела, но он был огромным. Не меньше двадцатиэтажного здания. Он отдаленно напоминал лису с острыми ушами и длинным рылом, на на этом сходство заканчивалось. У лисы всего лишь один хвост. У этого их было девять. Они обманчиво лениво двигались, но лес за ними был под корень выкорчеван воздушными волнами. Деревья вырывались из земли и взлетали в воздух от взмахов хвостов.
  
  Если бы оно махнуло хвостом по направлению ко мне, мне нужно было бы бежать обратно в убежище. Точнее ковылять. Мне было легче перемещаться, но я все еще испытывала трудности. В любом случае, я была уверена, что успею укрыться. Губитель было далеко, больше мили. Он даже не был в черте города.
  
  Губитель повернулся к горе и открыл пасть. Казалось, он глядел прямо на меня. В ней начал формироваться пурпурный шар и весь мой опыт с суперсилами подсказал, что для меня начались неприятности.
  
  Черт. Я повернулась и побежала внутрь, но мне не хватало скорости. Еще раз черт. Я оглянулась, луч энергии уже ... Я прекратила бег. Только что за своей спиной я видела вспышку, буквально в дюжине футов. Она заполнила все. В моих глазах плясали зайчики. Только что она была прямо за мной, и вдруг пропала. Что с ней случилось?
  
  
  Свет появился вдали и врезался в гигантскую лису. Произошел взрыв, огромный шар света и огня. Люди толкали меня, вбегая в убежище. Я уворачивалась от них, двигаясь наружу, пытаясь рассмотреть бой.
  
  Раздался громовой звук. Через несколько секунд за ним пришел порыв горячего воздуха, сбивший меня с ног.
  
   Гриб взрыва опал. В воздухе были тонны пыли и обломков, но лиса была настолько огромна, что ее можно было легко рассмотреть сквозь летающий мусор. Лиса все еще стояла, но больше не была повернута к деревне. К счастью она и не смотрела в обратном направлении, так что деревне не угрожало уничтожение от ее хвостов.
  
   Рядом с ним появилось еще одно огромное существо. Гигантская лягушка с катаной. Вариант силы Властелина? Проекция? У меня не было времени присмотреться потому, что лиса и лягушка ринулись друг на друга. Их формы замерцали. Еще одна желтая вспышка. А потом, лягушка и лиса исчезли.
  
   Я смотрела на деревню внизу. Она была охвачена пожарами. Половина домов превратилась в щепки. Сколько я была снаружи? Не больше чем пару минут?
  
   Идущая в убежище женщина заметила как я смотрю и подняла меня. Я позволила ей внести меня в предполагаемую безопасность пещеры. Но в безопасности я себя не чувствовала. Если бы свет ударил гору, то скала защитила бы не лучше бумаги.
  
  Через два дня я узнала, что моя мама, Шикаро Абураме погибла при подготовке барьерных печатей.
  
  **********
   Мне было четыре года, и я изо всех сил старалась не думать о пережитом ужасе. Мои внутренности болели и чесались от движущихся под кожей жуков. Абураме не рождались со своими колониями жуков-Козырей так, что теперь когда я обзавелась своей собственной, я была достаточно уверена, что триггера у меня не будет. Если бы это было возможно, то он бы уже произошел.
  
   Мне даже думать об этом не хотелось.
  
   Вместо этого я сосредоточилась на насекомых. Жуки были маленькими крылатыми созданиями, очень быстрыми и сильными по сравнению с насекомыми на Земле-Бет. Их скорость заслуживала рейтинг Движка, силу удара их роя я бы сравнила с ударами ниндзя. С ними было лучше не шутить. Если бы Панацея сделала мне их вместо релейных жуков, я бы была счастлива.
  
   Но не их скорость и сила делали мой клан знаменитым. Самым главным их свойством была способность питаться топливом, которое снабжало энергией силы и относить его в гнездо, сохраняя для будущего использования. Сейчас мои жуки занимались именно этим. Вылетали из меня. Садились на цветки и прочее, и влетали в меня, сбрасывая чакру.
  
   Удивительно, но каждый раз когда они отдавали чакру, я вспоминала все, что они делали с тех пор как питались моей чакрой, как будто бы они были насекомыми в моем старом рое и я была сосредоточена на них.
  
   -- Пап, почему ты не говорил, что я смогу чувствовать через своих насекомых?
  
   Шиби и я сидели в позе лотоса напротив друг друга в одно из додзе клана Абураме. С нами были и некоторые из старших детей Абураме. Студенты академии пользовались клановым додзе для практики ката.
  
   -- Правда это, но не говорил об этом я, - сказал Шиби. - Почему? Потому, что только через годы сможешь видеть ты через свою колонию. Мысли и чувства их чужды тебе, лишь время изменит это. На приказах сосредоточься ты. Когда они берут духовную чакру твою, связь с тобой они образуют. Найди ее.
  
   Я задумалась о том, что сказал Шиби. Очевидно, что наблюдение с помощью насекомых было обычным делом, но его невозможно было натренировать. Вместо этого способность развивалась со временем, но у меня она уже была абсурдно хороша. Всю мою прошлую жизнь моей силой был контроль насекомых и с ним пришла способность интерпретировать ощущения каждого жучка под моим контролем. Мой разум был уже обучен использовать чувства насекомых. Он справлялся с миллионными роями.
  
   Когда я была младенцем, мои родители отвели меня к чтецу мыслей, чтобы провериться, и тот факт, что я не была их дочерью был почти обнаружен. Меня спасло только то, что Яманака, проводивший чтение, слишком запутался. Я могла ощущать миллионы насекомых и в результате он не мог работать с моей памятью. Он просмотрел значительный участок, и сделал заключение что Орочимару заключил меня в какое-то ужасное пыточное генджитсу с растянутым временем, найдя воспоминание о том, как я тонула, разрезанная пополам и превращающаяся в монстра.
  
   -- Осознала давно это я, но не сказала ничего. Но думаю, не понял ты что имела в виду я. Уже могу чувствовать их как свои чувства я.
  
   -- Хмм. Приказал я жукам снаружи изобразить на стене додзе слово. Каково оно?
  
   Потянувшись к ним, я отдала приказ своим жукам собирающим чакру. Это не был точный контроль как у меня был раньше, я не могла нацеливать их так же эффективно, но с другой стороны кикайчу были гораздо умнее. Мне не приходилось столько заниматься микроменеджментом. Если я посылала сообщение, что мне нужны жуки с разведывательной информацией, то они сами выделяли гонцов, а не летели обратно все вместе.
  
   Восемь кикайчу вернулись ко мне и приземлились на кожу. Во мне расцвело осознание. Я указала на стену за спиной Шиби:
   -- Написал ты имя мое там.
  
  Шиби улыбнулся:
  -- Уже лучше чем твой папа ты Тера. Почему? Все еще учусь чувствовать сквозь колонию я.
  
   Я пожала плечами:
   -- Не могу я пользоваться чакрой как ты еще я.
  
   -- Не бойся, жучок. Горд тобой я. Почему? Потому, что к Учиха присоединились Абураме с ребенком-гением, одним на поколение. И наш - моя дочь.
  
   Я приказала жукам сидящим на мне питаться моей чакрой и потом немедленно отдавать ее мне. В процессе были потери, но вместе с тем пришло мерцающее осознание. Я послала еще один приказ. Питайтесь, и возвращайте пищу. На этот раз осознание оказалось постоянным. Пусть только жуков на моей коже, но я наконец то могла использовать чувства насекомых в реальном времени.
  
   Я широко улыбнулась. Я чувствовала так, как будто родилась зрячей, ослепла, а потом вернула зрение. Я снова могла видеть! Я снова, наконец, могла видеть. И еще. Еще ко мне вернулись мои руки!
  ======
   Обед в первый день в Академии напомнил, что травля процветала не только на Земле-Бет, но и здесь, в Конохе.
  
   -- Эй, большелобая! Чего сюда вообще пришла, а? Ты же не ниндзя, у тебя родители бесклановые.
  
   -- Ага, иди домой, собирай цветочки, играй в куколки. Здесь - школа для куноичи, а не маленьких плакс.
  
   -- Она не виновата. Были бы у ней мозги вместо гигантского лба, она бы догадалась не приходить.
  
   Три девочки начали хихикать. Они обзывали розоволосую девчушку. Ей было плохо от травли: плечи были сжаты, она сгорбилась и избегала зрительного контакта с обидчиками. Она была запугана. Запугана семилетними девочками. По моему наблюдению, они не принадлежали ни к одному из основных кланов шиноби.
  
   Они говорили по очереди. С этим я была знакома. Таким образом они не позволяли жертве вставить слово.
  
   -- Может она думает, что сильная? Хоть и знает, что большелобая, но голову не свешивает!
  
   Оскорбления были так себе. Не то, чтобы взрослые, особенно по стандартам шиноби. Но для Розовых Волос это не имело значения. Она тоже была маленькой. Она не понимала насколько ее обидчики были жалки. Она только видела, что за нее никто не заступается, что она одна. Учителя отворачивались. Она была на социальном дне и знала это. Никто ей не поможет.
  
   Я подошла к ней раньше, чем поняла, что помогу ей. Никаких сожалений, что вмешалась. Я положила руку ей на плечо, и она дернулась.
   -- Не волнуйся об этой троице. Они слишком маленькие, чтобы понять насколько глупы.
  
   Розоволосая девочка посмотрела на меня в ужасе. Она не хотела конфронтации с ними. Она собиралась терпеть и уйти когда они закончат.
  
   Три хулиганки повернулись ко мне. Они заметили жуков вылетающих и влетающих под мою одежду, их глаза расширились. Они не узнали меня, но определенно поняли, что я из Абураме. Но они были детьми. Так что у них не было безоговорочного уважения к клану.
  
   -- Фу! - вскрикнула главная, - Как ты терпишь насекомых внутри? Уходи! Ты даже хуже большелобой, тебе здесь никто не рад!
  
   -- Уродина! Убирайся! - вступила другая аккомпанементом.
  
   -- Обзывалки? Да неужели? Вам что семь лет?
  
   Повисла длинная пауза, пока все переваривали сказанное мной. Дело в том, что им действительно было семь.
  
   -- Конечно нам семь! Тебе, что жуки мозги выели или еще что? - главная скрестила на груди руки.
  
   -- Жучиные мозги! - самодовольно прощебетала девочка рядом с ней.
  
   -- Нет. Дело в том, что мне то не семь. - Я подняла свои руки и сложила печати хенге. Я приняла вид женщины с каштановыми волосами в жилетке чунина. Я немного изменила голос, чтобы казаться взрослее, и заставила жуков вылететь, расположив их так, чтобы казалось, что их больше, чем на самом деле.
  
   -- Я одна из ваших преподавателей. После уроков вы задержитесь в школе со мной. Мы встретимся здесь, и, когда мы закончим, я напишу записки вашим родителям, разъясняющие за чем я вас поймала.
  
   Это заставило их заткнуться. Розоволосая восприняла это по другому. Она была в полном экстазе. Ее рот приоткрылся как будто от удивления, а губы сложились в легкую улыбку. Она больше не горбилась.
  
   -- А теперь идите, - рявкнула я, - И не болтайте, что преподаватели притворяются учениками. Мы предпочитаем решать проблемы в зародыше, чтобы детки вроде вас не оказались выпотрошенными, после того как скажут что-то не то не тому человеку.
  
   Одна из обидчиц потеряла самообладание:
   -- Прошу, только не говорите маме. Простите, простите, Я только...
  
   Она замолчала, мой взгляд прекратил поток слов. Очевидно Абураме с жужжащим роем за спиной выглядели страшновато.
  
   -- Уходите.
  
   Она и обе ее подружки убежали прочь.
  
  Розоволосая смотрела им вслед. Потом она повернулась ко мне.
  
  -- Нельзя так делать! Нельзя просто так притвориться одним из учителей, - громко прошептала она в восхищении.
  
  -- О чем ты говоришь? Я здесь работаю.
  
   -- Но.. Я же заметила печати хенге? Так что это не так.
  
   Это было неожиданно. Я практически сразу поняла, что люди были настолько быстры, что нетренированный глаз не мог за ними уследить. Когда Орочимару навел на меня гендзюцу, он сделал это печатями, но с моей точки зрения это выглядело как будто бы его руки телепортировались в замок.
  
   Я не была настолько быстра, но все же не была троечником из Академии. Моя семья сравнивала меня с каким-то гением из Учих, который рано выпустился. Они действительно гордились мной, и заставляли трудиться изо всех сил. Если бы не свежие законы, то я бы смогла в этом году стать генином. То, что девочка смогла уследить за мной было ей большим плюсом. У нее был талант. Особенно, если до этого она не тренировалась.
  
   -- Точно подмечено. Хоть ты меня подловила, но этим трем сучкам не говори. - я сняла с себя хенге. - Я - Тера Абураме.
  
   Розоволосая потупилась и покраснела.
   -- Сакура. Сакура Харуно. Спасибо, что помогла. Я ... Я не хотела, чтобы у меня был большой лоб.
  
   Меня как будто в живот ударили. Она не понимала. Она была слишком маленькой. Слишком маленькой, чтобы понимать, что они были злы, потому что они не были хорошими людьми, а не потому что в их словах было зерно истины.
  
   Я хотела бы обнять ее, но понимала, что не могу сделать это. Я была живым ульем, и иногда маленькие девочки вели себя иррационально при встрече с насекомыми. Так что я предпочла сказать правду:
   -- Сакура, у тебя нормальный лоб. Эти трое просто задиры.
  
   Она посмотрела на меня:
   -- Ты уверена?
  
   Я улыбнулась:
   -- Точняк.
  
   Хотя я и была обращена к нему спиной, но через жучка спрятанного в волосах я видела, что Мизуки-сенсей снова за мной наблюдает. Хотя, по правде говоря, наблюдал и Ирука-сенсей. Моя роль чуунина не прошла без сучка и задоринки.
  
  =========
  
   -- Блин, - произнесла я, вперившись в потолок. - Не могу поверить, что нас так подставили.
  
   Саске нахмурился, глядя на меня, он все еще сидел за столом, так и не встав после конца занятий. Наруто, с другой стороны, занимался исследованиями. Без сенсея в комнате он пользовался возможностью залезть в стол Ируки и разжиться мелом и тряпками.
  
   Я видела, что Саске хочет спросить, что я имела в виду. Но дело было в том, что Саске был не приспособлен к общению. Во много он был хуже Рейчел. Он не любил, когда люди приставали к нему, так что мне не хотелось пытаться с ним заговорить, даже если он и подавал сигналы заинтересованности. В перспективе от этого никакого толка не выйдет.
  
   Саске хмыкнул и отвернулся от меня, повернувшись к Наруто. У того в руках были две тряпки и он ударил их друг о друга. Хлоп. В воздух поднялось облачко мела и пыли. Наруто затормозил, позволив ему попасть себе в лицо. Он начал чихать. Это была клоунада. У Наруто тоже были проблемы. Он хотел внимания и обеспечивал его себе придуриваясь. Я ни на секунду не поверила, что человек с буквальными рефлексами ниндзя не уберет голову с пути неторопливого мелового облачка.
  
   -- Понимаю. Мне тоже не ясно, как я оказался команде с неудачником, - Саске тоже был засранцем.
  
   Наруто напрягся, несмотря на то, что я вмешалась, не давая ему выйти из себя:
   -- Нет, - сказала я, - Ты не знаешь о чем я. Я не говорила о Наруто. Я знакома с старшими учениками и они вспомнили имя нашего сенсея.
  
   Я замолчала и Саске снова на меня уставился. Я подождала пока он спросит. Он отвернулся, испустив недовольный вздох. Он был достаточно умен, чтобы понимать, что я вынуждала его спросить, но и достаточно упрям, чтобы поддаться.
  
   Честно говоря, наверное к лучшему, что Хатаке будет нашим сенсеем. Он скорее всего завалит нас, и это будет заслуженно. Атмосфера в команде? Полнейший пиздец. У Наруто были проблемы с общением. У Саске были проблемы с общением. Я же хотела в итоге покинуть Лист, чтобы разобраться со способом воскресить друзей.
  Мы не были хорошей командой, мы даже не могли спокойно поговорить друг с другом. Я была в командах с людьми, которых я буквально душила насекомыми, и там было больше товарищества, чем сейчас.
  
   Но и я не могла поставить это им в вину. Пыточное гендзюцу и убийство всей семьи это перебор. Идиотизмом было бы думать, что можно вырасти без душевных проблем после той травмы, что пережил Саске. И еще Наруто. 'Пожалуйста, относитесь ко мне как маленькому мальчику, а не готовому вырваться Губителю.' Ох.
  
   Мы провели следующие пять минут в молчании, пока Наруто не надоело рыться в столе Ируки. Он повернулся к нам:
   -- Мне скучно. Какой отстой! Где наш сенсей, а?
  
   Я встретилась с ним взглядом:
   -- Не знаю где он, но от всего сердца соглашусь. Отстой.
  
   Наруто на секунду уставился на меня так, как будто я дала ему пощечину. А потом отвернулся. Он выглядел почти робко. Несмотря на постоянную жажду внимания, он не знал что с ним делать, когда встречался с ним лицом к лицу. Для него это было чуждо. Я попробовал общаться с ним пару лет назад, но он взбесился из за моих жуков. Надеюсь, что он повзрослел с тех пор.
  
   Саске фыркнул:
   -- Ты заткнула идиота.
  
   А вот это Наруто понял. Он посмотрел на меня. Самодовольный. Практически в восторге. Он понимал, когда его ущемляли, и хоть ему от этого было больно, вместо того чтобы расстраиваться он практически подпитывался от этого.
  
   Я вздохнула и посмотрела на Саске:
   -- Знаешь, что по настоящему глупо? Оскорблять товарищей, которые должны прикрыть твою спину на миссии.
  
   Саске закатил глаза:
   -- Чтобы мне понадобилась помощь неудачника ...
  
   Я повернулась к Наруто. Пытаться говорить с Саске было бесполезно. Лучше говорить рядом с ним:
   -- Однажды, когда мы будет в настоящем деле, Саске оторвется. Он хорош, но никто не идеален. И когда это случится, Наруто, не стесняйся. Спаси его. Даже если твой товарищ подставляет тебя. Прикрой его спину. Вы должны прикрывать друг-друга. Без этого команды не будет.
  
   Я говорила исходя из своего опыта. Меня уже предавали товарищи, но вместо того, чтобы потом воевать, мы находили способ примириться. То, что я заслужила дружбу Рейчел, один из больших поводов для гордости из моей прошлой жизни. С ней было тяжело, но я не жалела о том, что сделала ее другом.
  
   -- Я никогда не оставлю товарища! - на этот раз Наруто смотрел мне в глаза.
  
   Через несколько секунд я кивнула:
   -- Хорошо.
  
  Наруто ухмыльнулся:
   -- Эй, а чего ты вообще такая стремная. Всегда такая... - он немного сгорбился и сделал напряженное лицо. - Я - Тера. Вы меня не знаете. Я старше, умнее и сильнее вас. Не относитесь ко мне как к ребенку, а не то ...
  
   Он закончил выступление проведя пальцем по горлу, закатив глаза и скособочив лицо.
  
   Что?! Ну нет. Он хотел, чтобы я возмутилась от того, что он сказал. Этим он и занимался. Доводил людей.
  
   -- Наруто, не отталкивай меня. Я - в твоей команде и нам надо работать вместе.
  
  Он ткнул в меня пальцем:
  -- Видишь. Ты вся такая взрослая и вся такая серьезная. Ты типа должна обидеться и сказать, что все не так.
  
  Я вздохнула:
  -- Я обижена, Наруто, но подумай. Чем то, что я наору на тебя поможет нам стать лучшими товарищами?
  
  Наруто кивнул.
  -- Конечно поможет! Этот эмобой, - Наруто кивнул на Саске, - должен научиться расслабляться, и наша задача как его товарищей - помочь ему.
  
   -- Заткнись, неудачник.
  
   -- А ты заставь, ублюдок, - прорычал Наруто, шагнув к нем.
  
   Саске поднялся:
   -- Ты достаточно туп, чтобы попробовать снова?
  
   -- Прошлый раз я тебе навалял! - огрызнулся Наруто.
  
   Это было неожиданностью. Я уже забила на поддержание мира и отвернулась от них, но от слов Наруто моя голова повернулась к Саске, ища подтверждение.
  
   Он мазнул по мне взглядом, заметил, что я смотрю и его кулаки сжались:
   -- Ты меня поймал на дешевый трюк. Больше не попадусь.
  
   Вот блядь. Пацаны. Я думала, что Эмма была тупа, и честно говоря так и было, но их поведение было в своем своеобразии особенно нелепо.
  
   -- Мне надоело, - произнесла я.
  
  Я встала, но оба мальчика не обратили внимания. У них была игра в гляделки, и я думала, что они ожидали, что я встану между ними и разниму их до того, как начнется драка. И когда я этого не сделала, а вместо этого направилась к двери, они отвернулись друг от друга, и уставились на меня.
  
  Наруто не злился, он выглядел смущенным. Половина его антагонизма с Саске происходила исключительно из его характера. А вот Саске был по настоящему зол. Брат сделал его ебанутым на всю голову.
  
  -- Куда ты собралась? - cпросил Наруто.
  
   -- В башню Хокаге. Попробую узнать смогу ли я сменить команду, поскольку я уверена, что Хатаке нас просто завалит. Или, может, уже завалил, потому что прошло уже полчаса, а он так и не показался.
  
   У Наруто отпала челюсть:
   -- Стой! Извини! Я больше не буду. Я просто подумал... - он затих. Я задала себе вопрос - о чем же он думал? Я почти спросила, но, зная Наруто, скорее всего он задерет нос, почешет затылок и признается, что ни о чем вообще не думал.
  
   -- Ничего, дело не в тебе. В смысле, да, отчасти в тебе, но как я уже сказала нас завалят. Так что надо просто принять это и двигаться дальше.
  
   -- Что ты имеешь в виду? - спросил Наруто.
  
  -- Сенсей, которого нам дали никого не берет. Я знаю ребят из старших классов, которые были хороши, но он их завалил. Так что, раз я думаю, что мы в любом случае не сдадим, то я буду 'готовиться, пока не поздно', чем просто сидеть здесь.
  
  Наруто помотал головой:
   -- Я не о том. Что ты имеешь в виду под не сдадим? Мне казалось, что мы уже сдали на генинов?
  
  Саске ничего не сказал, его лицо было равнодушной маской, но он тоже смотрел на меня. На секунду я засомневалась - разве они не знают, что элитный джонин - привилегия, а не право? Что только треть генинов получают наставников, а большая часть остается у сенсеев из академии. А потом вспомнила с кем говорю. Пацан у которого вся семья мертва. Другой - тоже сирота. Они ничего не знали, как и Сакура, у которой родители были гражданские. Информационная безопасность в деревне была слишком хорошо для них, а случайно узнать они не могли. О занятиях элитных джонинов Конохи не болтали по умолчанию.
  -- Джонины не растут на деревьях, и они сами решают, брать ли им команду. Насколько я знаю, Хатаке не берет никого. Это все, что мне известно.
  
  -- Что???! - закричал Наруто. Хорошо, что он не продолжил орать, но его голос все равно был громковат для моего спокойствия. - Нечестно! Он даже не устроил экзамен или чего-то вроде! Как я стану Хокаге если меня не будет учить супер-ниндзя супер-ниндзевским крутым техникам?!
  
  'Воспользуешься своим карманным Губителем.' Вместо того, чтобы произнести это вслух, я пожала плечами:
  -- Хороший вопрос, и тебе надо самому найти на него ответ. В любом случае, кто со мной? Пойдемте, не похоже, чтобы этот Хатаке объявился.
  
  Наруто кивнул. Удивительно, но кивнул и Саске. Я направилась к двери с двумя мальчиками на буксире.
  
  Академия Конохи считалась стратегическим объектом, так что она была расположена рядом с башней Хокаге и входом в городские убежища. Это было сделано в предположении уменьшить число обороняемых объектов при нападении, что было весьма здраво, поскольку бои ниндзя проходили быстро, на большой территории и в них настолько часто применялись диверсии, что бежать через весь город во время боя было равносильно гибели. Близкое расположение позволило быстро достичь башни.
  
  Я редко бывала в башне. Число моих посещений можно было сосчитать на пальцах одной руки. Один раз в четыре года, когда здесь был зафиксирован факт, что я - гражданин Конохи, и мое тело необходимо оберегать при гибели, чтобы защитить наши клановые секреты по имплантации колоний жуков-Козырей. Другой раз в восемь, когда я заигралась со своей имперсонацией чуунина настолько, что попала в неприятности - учителя решили остановить меня, разыграв, что сделают все по закону. В третий раз - пару дней назад, когда я получала свою карточку шиноби.
  
  Так что я не совсем понимала, что я делаю. Не то, чтобы я была здесь сто раз. Я огляделась, держа в голове факт, что мальчики идут за мной, особенно Наруто, который бы устроил позорную сцену, если бы понял, что я не знаю, что делаю. Так. Коридоры. Лестница. И чуунин, сидящий за подобием ресепшена.
  
  Я направилась к нему.
  -- Добрый день. Мы - команда семь под руководством Хатаке Какаши. Он не появился, и это секрет полишинеля, что он не хочет команду генинов. Я хотела спросить, что нам делать дальше, поскольку он нас завалил.
  
  Глаза чунина мазнули по Саске и вернулись ко мне.
  -- Я уверен, что это ошибка. Какаши - шиноби непредсказуемый в своем расписании. Вам следует продолжать его ждать.
  
  -- Хорошо, мы так и поступим, но я также хотела бы перевестись в другую команду, пусть даже это означает, что мне не удасться учиться у Какаши-сенсея. Возможно ли взять форму ...
  
   Чунин изобразил маску профессионализма:
  -- Прошу, вот бланки, которые нужно заполнить для перевода из команды. Запрос должен быть одобрен Хокаге. Верните их мне, когда заполните.
  
  Я взяла бумаги.
  
  -- Прошу передать и мне форму. Я не хочу, чтобы неудачник висел на мне мертвым грузом, - произнес Саске.
  
  Наруто отвернулся от нас. Это было со стороны незаметно, но лучше бы он пырнул меня ножом. Я почти могла услышать его мысли. 'Я им не нравлюсь. Они даже не хотят быть в одной команде со мной. Я неудачник.' Блять. Хорошо. Смена планов, не делаем врага из коробки для Губителя:
  -- И передайте третий для Наруто, прошу вас. Было бы хорошо, если бы мы могли вместе перевестись от Саске.
  
  Наруто посмотрел на меня и улыбнулся. Улыбка была неуверенной:
  -- Да! Ублюдок думает, что крут, но так и не стал новичком года.
  
  -- Заткнись, последний в классе.
  
  -- Может и последний, но зато не проигрываю первым, а ублюдок?
  
  Наруто высунул язык, а Саске насупился. Чунин протянул бумагу Саске, и он практически вырвал ее из его рук, и побрел в сторону, чтобы заполнить ее подальше от нас. Наруто сияя взял свою форму.
  
  Чунин проводил Саске взглядом.
   -- Хм, - сказал он, - Понимаю, почему вы решили, что провалитесь. Хотя, честно говоря, вы себя недооцениваете.
  
   Он не согласился с тем, что мы завалим?
  
  -- Вы ведете себя так, как будто Хатаке примет нас.
  
  -- Ну да, - чунин пожал плечами, - Последний Учиха? Конечно он возьмет его.
  
  -- Зеленый генин? - я показала на себя пальцем, - Я не поняла подсказки. Не просветите меня?
  
  Позади меня человек с белыми волосами с протектором закрывающим глаз вошел в башню. Если бы я не наблюдала за ним своими жуками, то не услышала бы как он подошел. Он был тих, тише все ниндзя, которых я видела в своей жизни.
  
  -- Какаши! - позвал чунин напротив меня, - потерял учеников?
  
  Я повернулась, взглянуть на потенциального учителя своими глазами. Его глаз прошелся по комнате. Сначала Саске. Потом Наруто. Затем я.
  -- Хмм... с первого взгляда ... как бы сказать? Вы хуже, чем мусор.
  
  Чунин рассмеялся. Я и Саске начали заполнять формы. Наруто показал пальцем на Хатаке.
  -- И что за чертовщина приключилась с твоим глазом, циклоп-сама?
  ===========
  
   Сказать, что мы начали с Хатаке не с той ноги, было бы преуменьшением. Он сузил глаз, практически демонстрируя гнев, глядя как я заполняю форму.
   -- Когда закончите, - произнес он, - Подходите на крышу Академии.
  
   Мне и Саске много времени не потребовалось. С Наруто вышло по другому. Он уронил бланк как горячую картофелину и побежал за Хатаке:
   -- Эй, подожди! Подожди меня!
  
   Саске и я догнали Наруто у дверей Академии после короткой пробежки. Когда Наруто понял это, он, рассердившись, увеличил скорость. Они оба вбежали в здание Академии, направляясь к лестнице.
  
   Я же шагом поднялась по стене многоэтажного здания. Изнутри доносились крики Наруто о том, как он без сомнения обгонит Саске. Они вели себя так .. по детски. Что и было правильно, они были детьми, но все же раздражало.
  
   -- Ты не двигаешься как генин, - прокомментировал Какаши, наблюдая за мной со своего места на краю крыши.
  
   -- Из Академии больше экстерном не выпускают, - сказала я. Разумное решение. Я была немного обрадована, что мысль о том, чтобы бросать шестилеток в кейперские бои, показалась плохой не одной мне. - Саске на моем уровне. Он уже может использовать элементальные джитсу. Единственный уровня генина в этой команде - Наруто.
  
  -- Я не об этом, - произнес Хатаке мягким голосом, - Но если не возражаешь, объяснишь почему? - Он сморщил глаз.
  
  Я вытолкнула беспокойство в духовную чакру и заставила моих жуков проглотить ее. Хорошо, что ребята быстро появились, присоединившись к нам на крыше и мне не пришлось отвечать.
  
   Наруто был расстроен. Саске изображал равнодушие, но даже если я не видела, что Саске выиграл спонтанное соревнование, то я бы узнала это по его позе. Маленькие детали, вроде того, что его плечи были расправлены, говорили о том, что он чувствовал себя уверенно. А потом он увидел меня и рассердился, что подбодрило Наруто.
   -- Первый на вылет! - каркнул Наруто, - Саске первый на вылет! Не такой уж ты и быстрый, а, ублюдок?
  
   Хатаке проигнорировал отсутствие командного духа:
  -- Ладно, раз мы собрались, давайте представимся. По одному.
  
  Я посмотрела на мальчиков, точнее на Наруто, поскольку я подумала, что он хочет начать. Но нет. Так что начала я:
  -- Я Тера Абураме.
  
  -- Саске Учиха.
  
  Наруто оглядел нас:
  -- Ух! Наруто Узумаки. На самом деле!
  
  Хатаке опять сморщил глаз, и его маска смялась так, как будто она прятала улыбку:
  -- Какаши Хатаке.
  
  Я не удержалась, и улыбнулась в ответ:
  -- Ну, похоже, что все представились.
  
  -- Может быть мы должны узнать друг-друга получше? - сказал Хатаке. - Что любите? Что не любите? Хобби? Мечты?
  
  Я снова заговорила первой:
  -- Так. Вроде ... Я большая поклонница техники, которую возили из Аме, до того как закрыли границы. Не люблю когда вырезают семьи с улучшенным геномом и считаю, что Коноха должна вмешаться. И я вроде как трудоголик и постоянно тренируюсь. Мечта... - 'Я хочу воскресить друзей и семью.' Я пожала плечами, - Я еще молодая. Что-нибудь придумаю.
  
  Потом заговорил Саске:
  -- Я многое ненавижу и ничего особенно не люблю. У меня нет мечты, потому что я исполню все, что задумал. Я восстановлю клан и убью одного человека.
  
  В моей голове прозвучало эхом: 'Не обещание, не клятва, заговор или проклятие... неотвратимость'
  
   Наруто смотрел на Саске, будто он сошел с ума, но через мгновение собрался:
   -- Я люблю чашки с мгновенным раменом, и особенно рамен, которым меня угощает Ирука-сенсей в Ичираку, но я ненавижу ждать три минуты, пока они его делают. Я люблю пробовать разные виды рамена и сравнивать их...
  
   Он мечтает съесть самый вкусный рамен? И это на него мне придется полагаться в поле? Наруто оценил реакцию, понял что мы не показываем, что раздражены его шуткой, и сменил пластинку и стал серьезным:
   -- Я мечтаю стать величайшим Хокаге. Тогда все в деревне перестанут относиться ко мне как к пустому месту и начнут уважать.
  
   -- Похоже, что теперь остался только я. Хммм... Я люблю собак. Не люблю людей бросающих товарищей. - Он посмотрел на меня. Слишком толсто, Хатаке. - И я не хочу рассказывать вам о своих хобби. Мечты? Ну, об этом я не задумывался.
  
   -- Вы любите собак? - спросила я. Было хорошо найти что-то общее. - Вы их держите? Я их тоже люблю.
  
   -- Несколько. У меня призыв собак.
  
  У него есть фуиндзюцу для собак-проекций? Круто. Призывы были редкостью и я видела их всего несколько раз. Первый раз ребенком, когда Четвертый Хокаге сражался с Девятихвостым. С тех пор я не видела такого большого призыва, хотя я видела проекцию-обезьяну, когда Третий Хокаге навещал школу и повыпендривался для нас.
  
   -- Кажется мы говорим о разных собаках. Я имела в виду настоящих, но все равно будет здорово увидеть и ваших.
  
   -- Обязательно познакомлю, - сказал Какаши, играя глазом и пряча улыбку под маской.
  
   Я было хотело включить Наруто или Саске в разговор, но решила, что не надо. Если бы я спросила Наруто о том, что ему действительно важно - стать Хокаге, это бы завело Саске. Если бы я спросила Саске о том времени, когда его пытали и убили все семью, это бы тоже вышло боком. Хатаке был единственным с кем я могла завести разговор без того, чтобы зайти на минное поле:
   -- А как вам достался призыв? - спросила я.- В моей семье его ни у кого нет.
  
   Хатаке перестал улыбаться:
   -- Отец оставил мне контракт. Я получил его после того как он совершил сэппуку.
  
   Заебись. Какая же у нас охуенная команда. Никаких проблем, зуб даю. В любом случае, он делился личным, и мне нужно было ответить взаимностью:
   -- Ох, простите. Моя мама ... Она погибла во время нападения Девятихвостого. Это не тоже самое, но ... - я затихла.
  
   По своему это был бессердечно. Мне было плохо когда мама умерла, но я ее не любила так, как любила настоящую маму, Аннет. Я знала ее только шесть месяцев, и большую часть времени пыталась выучить язык. А теперь я пользовалась ее смертью, чтобы улучшить командные связи.
  
   Наруто сдвинулся, отвернувшись от меня, его кулаки сжались. Он знал. Когда он узнал? Повисла неудобная пауза, пока Хатаке не сменил тему:
   -- Ну, я рад, что каждый из вас уникален и имеет свои мысли. Завтра у нас первая миссия.
  
   Что? Я думала, что у нас будет тест. У меня неверная информация? Не первый раз, я жалела, что я не могу получить ответы на каждый вопрос, связавшись со Сплетницей, или поискав в интернете. В Элементальных Странах были электричество, телевизор, много другой продвинутой техники, но не было производства как в моем старом мире. Технологии были близки к артефактам минувшего. Аме была одной из немногих наций, у которых была способность чинить и использовать технологии, которые я раньше принимала за должное.
  
   Интернета, или там вики просто не было. Так, чтобы узнать что-то, чего не было в учебниках, мне приходилось спрашивать. В деревне ниндзя это срабатывало через раз.
  
   -- Что за миссия у нас будет? - спросил Наруто.
  
   -- Задача, которую мы вместе выполним вчетвером, - сказал Хатаке.
  
   Вот именно так. Ага. Необходимость догадаться о чем идет речь, даже если спросишь, выводила из себя - Хатаке был не единственным с доводящей до бешенства расплывчато-краткой манерой речи.
  
   -- Что? Что? Что? Что? - затараторил Наруто, желая услышать больше. Подсказка не продолжать вопросы прошла мимо него.
  
  -- Упражнение на выживание, - ушел от ответа Хатаке.
  
   -- А? - спросил Наруто. Я подавила ликование, наблюдая как он бульдозером сносит социальные барьеры обычно препятствующие распространению информации. - Упражнение на выживание? - он почесал голову, - думал у нас будет настоящая, а не тестовая миссия.
  
   -- Это не похоже на то, как вы тренировались раньше.
  
   Наруто не сдавался:
  -- И какая же это будет тренировка?
  
   Какаши начал смеяться. Я улыбнулась.
  
   -- Что смешного? - спросил Наруто.
  
   -- Ну, если я отвечу, то тебе не понравится. Из двадцати семи генинов выпустившихся из Академии, пройдут только девять. Остальных восемнадцать отсеят и пошлют обратно в Академию. Другими словами, это пан или пропал. И шанс, что вы провалитесь, как минимум шестьдесят шесть процентов. - Хатаке снова хохотнул.
  
   Он ничего не сказал о том, что мы будем делать, но Наруто не заметил. Он слишком увлекся рассматриванием Хатаке, в ужасе от мысли, что может провалиться.
  
   -- Видишь ... Я же сказал, что не понравится.
  
   -- Это бред! Мы так старались, чтобы попасть сюда! На самом деле! Зачем тогда выпускной экзамен?
  
   -- Ну... Это был отбор тех кто сможет стать генином. Или не сможет.
  
   -- Что?
  
   -- То. Тут я решаю, пройдете вы или нет. Прибудете в назначенное место для тренировки в 5 утра со снаряжением.
  
  Назначенное место. Похоже, что это был полигон, который Ирука упомянул раньше этим утром вместе с номером нашей команды. Но пять утра? Звучало не очень.
  
   -- Все свободны. Завтра пропустите завтрак или стошнит. А тебя, Тера, я попрошу остаться.
  
   Когда мальчишки ушли, Хатаке обошел меня кругом, разглядывая. Он остановился напротив меня:
   -- Ты хороша, но все таки ты - генин. Тебе придется потратить еще несколько лет, чтобы скрывать что-то от меня. У меня хорошее настроение, поэтому я дам тебе несколько минут объяснить почему я не должен сдать тебя в допросную.
   -- Кай!
  
   -- Не гендзюцу, и ты тратишь отпущенное тебе время.
  
  ====
  
   Ничем таким я в недавнем прошлом не занималась. Мысль забрать меня на допрос выглядела почти что паранойей. Однако сказать это вслух не показалось хорошей идеей. Хатаке был компетентным. Достаточно наблюдательным, чтобы заметить мелочи вроде использования чакры для усиления трения при ходьбе. Так что предположение, что его одолела паранойя было ошибочным. Он не просто обвинял. Он думал, что у него на меня что-то есть, что-то, что можно использовать для оправдания ареста. Или нет? Если бы у него было что-то конкретное, то почему бы просто не забрать на допрос? Что именно он знает? Мне была нужна эта информация. Было бы абсурдно думать, что он знал, что меня воскресили, исходя из моих поступков, но определенно было нечто вызвавшее подозрения, или бы он так не поступил.
  
   -- Не могли бы вы сообщить, что вас обеспокоило?
  
   Он пожал плечами:
   -- Разумеется. Начнем с начала, не так ли? Ты пользуешься техникой контроля эмоций, но тебя выдает, что жуки становятся беспокойными, и я слышу разницу. Я догадался, что тебя не радует, что я считаю тебя не более чем генином, и ты скрываешь нечто о своей мечте.
  
   Это все, что у него есть?
  
   -- Предположу, что это не все. В противном случае это смехотворно, - заметила я.
  
   -- Ты не просто напряжена рядом со мной, - продолжил Хатаке, - ты вообще не хочешь быть рядом. Ты даже попыталась избежать возможности стать моим учеником.
  
   Про него ходили слухи, что ему никто не может сдать, и он так и не показался. И в сочетании с тем как собачились мои сокомандники я решила, что мы обречены на провал:
   -- Вы не пришли во время... А когда объявились, первым делом оскорбили нас.
  
   Что-то не складывалось. Карты, которые он выкладывал? Мелочи. Из-за них никто бы не стал делать Абураме врагами. Он просто тыкал палочкой и надеялся добиться реакции. Что бы ни было ему известно, он не собирался вскрываться.
  
   -- Ну... еще кое-что. Ты сказала, что любишь собак, но собакой от тебя не пахнет и я уверен, что Абураме не держат собак. Ты пыталась создать эмоциональную связь, поскольку не удалось избежать меня. Это было разумно. Ты подозревала, что джонин может увидеть тебя насквозь. Так и есть.
  
   Невозможно, чтобы то, что он мне тут ставил в вину вызвало подозрения. Просто невозможно. И он даже не давал возможности объясниться. Если бы он действительно что-то знал? Он бы уже действовал. Нет. На самом деле он пытался развести меня. Выманить. Так что если я не наговорю глупостей, то он сдастся и скажет, что я его убедила. С другой стороны, он знает, что со мной что-то не так. И потому даже следование этому плану могло в будущем вызвать сложности с ним.
  
   Я не стала ничего говорить. Я просто взглянула в его глаз, ожидая, что он еще скажет.
  
   -- Твои учителя сказали, что ты компетентна, - продолжил Хатаке, - Слишком уж компетентна. Я хотел проигнорировать их мнение, но теперь не могу при всем желании. Я слышал, что тебя сравнивают с Учиха Итачи, и он был предателем.
  
   И опять он разыгрывал карту, что я была в чем-то виновата.
  
   -- Еще твои учителя добавили, что в твоих работах содержатся какие-то ключи, и ты можешь использовать их для передачи сообщений агентам за пределами деревни.
  
   Передача сообщений через ответы в домашке? Бессмыслица. Полнейшая чушь. Я этим не занималась. Да, я знала кое-что о генетических линиях, неизвестное здесь, и у меня были подозрения о сути чакры, но пока ничем не подтвержденные. И в школьных сочинениях я их не излагала. По крайней мере намеренно. Пока я размышляла, он не переставал говорить.
  
   -- ... Также они отметили, что ты манипулируешь учениками, не уважаешь старших и не вписываешься в коллектив, что для Абураме является большим красным флагом. Еще хуже, ты притворялась чунином в личных целях.
  
   -- Я уже была наказана за то, что притворялась чунином, и больше так не делала. Касательно школьных работ. Эти обвинения не имеют почвы и любая проверка это покажет. Я не знаю, чего вы хотите добиться Хатаке, но очевидно, что мы закончили.
  
   -- Не закончили, - произнес Хатаке, - Это только замечания учителей, а не то, что я обнаружил, когда я начал изучать тебя в семейном окружении. Новые техники в течении месяцев после имплантации колонии? Само по себе не подозрительно, но тебя похищали в младенчестве и сканирование разума не было произведено, поскольку Яманака был госпитализирован после того как считал нечто, что он описал как пыточное гендзюцу с замедлением времени.
  
   Сердце молотом стучало в моей груди. Догадался ли он, что Орочимару оживил меня, на это ли он намекал? Я попыталась успокоиться, продолжая использовать жуков для того, чтобы управлять своими эмоциями. Может быть это меня выдает, но прекратить их использовать выдаст еще вернее и утвердит его в мысли, что я что-то прячу.
  
   -- Мы закончили, - произнесла я. - Если хотите ведите меня на допрос, посмотрим что у вас выйдет. Скорее всего вы станете посмешищем.
  
   -- Я перечислил вопросы, - сказал Какаши. Его голос был гораздо жестче, чем когда он говорил при знакомстве, - предоставь объяснения.
  
   Я проигнорировала исходящую от него жажду крови.
  
   -- Все, чего вы добились - рассердили меня. Вы оскорбили меня, и оскорбили клан Абураме. Или арестуйте меня, или я ухожу.
  
   Хатаке уставился на меня. Я повернулась и двинулась прочь, подглядывая за ним своими жуками на случай, если он что-то предпримет. Меня трясло.
  
   -- Мизуки арестован, - сказал Хатаке.
  
   Я продолжила идти. Я знала, что Мизуки обращал на меня больше внимания, чем другие сенсеи, но не была уверена почему. У него могло быть много причин для этого. Попытка выслужиться, продажа информации, или просто очень ответственное отношение к работе. С учетом того, что он был лучшим учителем из всех и наименее фанатичным, последнее казалось наиболее вероятным предположением. С учетом услышанных угроз, наиболее вероятным оно больше не было.
  
   Хатаке не стал меня останавливать.
  ***
  -- Отец, Какаши Хатаке только что угрожал забрать на допрос меня. Почему? Не знаю, но догадываюсь. Думаю арестованный Мизуки шпионом был и хочет подставить меня, вред Листу нанести. Хочу узнать, известно ли что происходит тебе. Почему? Внезапно это было для меня, - манера речи Абураме неприятной привычкой была. Почему? Потому что дети в Академии глупой заставили чувствовать меня, когда поняла я, что не как все говорю. Я справилась с проблемой, но возвращалась к привычной манере дома.
  
  Шиби ничем не показал свою реакцию, разве что немного сузил глаза.
  
  -- Ты знаешь, что происходит? - спросила я.
  
  -- Несколько дней назад Мизуки попытался украсть ценный свиток с дзюцу и устроить так, чтобы Лист лишился Девятихвостого. Я знаю, что его подозревают в том, что он годами шпионил в Академии. Почему? Потому что горд он, и обиженным Листом считал себя за отсутствие признания.
  
  -- Известно ли на кого он работал? - спросила я, - Или почему джонин рискует карьерой, чтобы так нападать на нас?
  
  Шиби нахмурился от моих слов. Для него это было сильное выражение эмоций:
  -- На Какаши это не повлияет. Он - важный человек. Говорят, что он станет следующим Хокаге, когда Третий уйдет на пенсию.
  
  Вот блин, это сильно осложняло ситуацию. Меня подозревал не какой-то случайный чудак с улицы.
  
   Один из моих жуков выпустил порцию чакры. Он был снаружи, но я сильно продвинулась с тех пор, как смогла в первый раз использовать чувства своих насекомых. Больше мне не надо было их касаться, достаточно было, чтобы они высвобождали часть моей чакры для того, чтобы мне поступала информация. При высвобождении чакры часть ее возвращалась ко мне. Так я узнавала все, что жук делал с тех пор как в последний питался моей чакрой. В некоторым смысле это напоминало продвинутые техники клонов, используемые для шпионажа.
  
   Мой жучок переделал много дел после того как обедал в последний раз, но главным было то, что он только что видел как Какаши Хатаке вошел на территорию клана:
   -- Хатаке только что вошел в наш район. Он один и идет к нашему дому.
  
   -- Встретим мы его, - Шиби пошел ко входу, и я последовала за ним. - Почему? Объясниться он должен.
  
  Я шла за Шиби, но также отдала приказы жукам. Я хотела, чтобы они заняли позиции и могли предупредить других Абураме на территории, чтобы они шли туда, где мы собирались встретить Хатаке. Я не стала отдавать сам приказ, поскольку подобное политическое давление могло легко выйти боком, если я хотела сначала понять чего он добивается. У меня уже было небольшое происшествие несколько лет назад - подобные действия не дали мне присоединиться к секретному элитному подразделению шиноби, когда один из старейшин деревни решил надавить на меня в процессе рекрутинга.
  
   -- Привет, Шиби, - тихо произнес Хатаке.
  
   -- Дочь моя говорит, что угрожал ты ей. Услышу объяснения я. Почему? Учился у Четвертого Хокаге ты, уважаю тебя я, верю были серьезные причины у тебя.
  
   Я не знала, что мой отец уважал Хатаке, или что он был учеником Четвертого. Я вообще не знала, что происходит или о прошлом Хатаке. Так что я была раздражена, что он появился до того, как я смогла добыть больше информации.
  
   -- Причины были. За твоей дочерью наблюдает Орочимару. Пристально. Он получал копии каждой домашней работы, каждого теста, ежемесячный отчет о развитии. В отчетах содержались описания не только ее развития как куноичи, но и ее личные черты - отношения с другими, привычки, приоритеты. Так, например, чтобы ты имел представление, упоминалось, что она ненавидит травлю, избегает наследницу Хьюга, проявляет глубокое уважение члену побочной ветви, предпочитает коричневый рис белому. - Хатаке сделал паузу. - Кроме того, мы уверены, что у Орочимару есть как минимум еще один агент, следящий за ней. Источник засекречен.
  
   -- Поэтому дочери угрожал ты? - спросил Шиби.
  
   -- Как ты знаешь, ее включили в мою команду генинов. Поставь себя на мое место. Ниндзя S-класса, с которым в открытом бою мне не справиться, проявляет интерес к моей подопечной. Мизуки не знает почему. Вы тоже не знаете. Т&Р закрыло дело, после того как Анко привела доводы, что ее арест будет политическим самоубийством. Так что да, я пытался вызвать реакцию у последней оставшейся ниточки.
  
   Я думала, что мой отец бросит обвинения обратно в лицо Хатаке, и будет защищать меня в силу презумпции невиновности. Но нет. Вместо этого он стал озабочен. Я пересмотрела оценку Хатаке вверх. Отец его не просто его немного уважал, он его сильно уважал:
   -- Думаешь, Орочимару попытается снова забрать ее?
  
   Хатаке пожал плечами:
   -- Я склоняюсь к тому, что он экспериментировал на ней, пока она была похищена, и планирует похитить ее снова. Скорее всего что-то с разумом, судя по проблемам с Яманака. С учетом ее развития, я уверен, что в будущем последует визит. Также ... она об этом знает, и думает, что мы станем для нее врагами из-за этого.
  
   Мой папа посмотрел на меня, потом вернул взгляд к Хатаке. Я была рада, что не скомандовала жукам собирать людей. Это был не тот разговор, который бы я хотела, чтобы все слышали. Слишком близко к правде. Слишком близко.
  
   -- Тера, - сказал мой папа, глядя на меня, - Правдивы ли предположения Какаши?
  
   Вот блять. Я вернулась к манере речи Абураме:
   -- Подозревала я, что Орочимару сделал что-то. Почему? Потому что младенец от пыточного гендзюцу гением не станет...
  
   -- Должна была заботами своими поделиться ты. Почему? Не одна Орочимару жертва ты. Не избегать, но защищать тебя бы стали.
  
   Точно. Только люди, которых защищали были все теми же, что и раньше. У дочки Шиби не было и шанса стать личностью - можно сказать, что я убила ее, но я не хотела так думать об этом:
   -- Боялась я, что не будете понимающими вы.
  
   Шиби снова нахмурился и взглянул на Хатаке:
   -- Рассчитываю, что позаботишься о моей дочери ты. Почему? Потому, что долг это твой как сенсея. Спасибо, что подозрениями поделился.
  
   Хатаке скривил глаза, но я не могла рассмотреть ухмылку под его идиотской маской:
   -- Это моя работа, Шиби. Не волнуйся, лан? В конце-концов, она не первая жертва Орочимару, которую я обучаю. Она будет в безопасности. Может быть даже поймем, что он с ней сделал.
  
   Он протянул руку и потрепал мои волосы.
  
   Когда мы вернулись домой, отец прочел лекцию об уважении к Какаши Хатаке, наиболее вероятному кандидату на пост Хокаге после Джирайи-саннина. Тем вечером я узнала много о ... Какаши. Какаши Хатаке, сын Сакумо Хатаке, которого часто сравнивали с саннинами, и который был печально знаменит началом Второй Мировой Войны Шиноби после того как прервал миссию, чтобы спасти жизни сокомандников. Даже если проигнорировать родословную, у него было прекрасное резюме. Самый ранний выпуск из Академии Конохи, самое раннее производство в чуунина. Он стал джонином в моем возрасте. Его сенсеем был Четвертый Хокаге. Некоторое время он был главой АНБУ. Вкратце, это не был какой-то джонин.
   Он был ниндзя настолько крутым, что не просто заслужил одно прозвище, а несколько. Кто-то называл его Шаринган Какаши, другие - Копирующий Ниндзя. Еще кто-то по наиболее эффективном его дзюцу, видимо потому, что не знали богатство его арсенала и, давая уникальное имя, чтобы подчеркнуть опасность, на самом деле ее преуменьшали. Хотя это была простительная ошибка - он мог пользоваться дзюцу всех стихий. Единственным человеком способным на это, кроме него, насколько я знала, был только Третий Хокаге.
  
  Я проснулась в четыре тридцать на следующее утро. Сегодня один из элитных джонинов деревни проверит мои навыки.
  
  =========
  
   Какаши должен был придти пять минут назад, и я могла думать только о том, что восемь часов до обеда это слишком долго. С тех пор как я поняла, что меня растят для вступления в парачеловеческую организацию наемников я с нетерпением ждала начала той части обучения, когда я могла бы начать действовать как куноичи. А теперь, когда она настала, мне приходилось сидеть и слушать жалобы Наруто о том как он голоден.
  
   -- Как ты думаешь, он принесет нам поесть, - спросил Наруто в третий раз за последние пять минут.
  
   -- Как я поняла это будет тест на выживание, так? - я задала риторический вопрос.
  
   Наруто кивнул:
   -- И если мы не сдадим, то нас пошлю обратно в Академию! - он хихикнул, - эй это же ты должна все знать. Зачем ты меня спрашиваешь?
  
   Я проигнорировала вопрос:
   -- Ну раз это тест на выживание, и нас просили не есть, то я не думаю, что он принесет нам еду.
  
   Я огляделась. На поляне кроме нас никого не было, она была закрыта тенями. Было слишком рано и солнце еще не поднялось. Я подумала, что нам придется много двигаться и не стала тепло одеваться, несмотря на то что вышла очень рано. Я начала жалеть об этом. В моем теле было множество дыр, и холод буквально забирался под кожу.
  
   Я дала Какаши час. После этого я направилась домой. На этот раз я не смогла убедить мальчишек сделать тоже самое. Они вспомнили, что Какаши объявился и обозвал нас мусором через несколько минут после того как я сдалась, и не хотели повторения.
  
   Звание генина имело плюсы. Главным был больший доступ к информации. Нельзя было просто так покопаться в семейной библиотеке дзюцу или ученику взять почитать теорию фуиндзюцу в библиотеке Академии. С получением звания генина ситуация менялась, и со следующим рангом мне будет позволено еще больше. Я была готова поспорить, что эти ограничения показались бы бредовыми для уроженца Земли-Алеф. Жившие там придавали большую важность свободе информации. Как рожденная на Земле-Бет я знала насколько опасными могут быть силы. Так что для меня ассоциативная цепочка была короткой. Силы были оружием, оружием опаснее огнестрела. Таким образом их распространение контролировали еще жестче. И как пистолеты были в иной категории, чем пистолеты-пулеметы, а те в свою очередь регулировались слабее, чем Технарские лазерные пушки, так и одни дзюцу охранялись лучше других. Как нельзя было просто пойти и купить ракету на Земле-Алеф, так и нельзя было достать аналогичное дзюцу здесь.
  
   В общем, да. Звание генина имело свои бонусы. Теперь я могла законно вооружаться, чем и занялась. Фуиндзюцу было одной из самых охрененных штук в арсенале ниндзя. Оно давало высокий ранг Технаря. Не безумие вроде Технаря 12, но по меньшей мере Технаря 9. Воскрешать мертвых, делать взрывчатку, сделать своего клона в мертвом теле, управляемом на расстоянии, обеспечить лояльность, ограничить возможность сказать или сделать что-либо, запечатать Губителя ... Если перечислять все, что можно сделать с помощью фуиндзюцу, то начинает казаться, что ограничением выступает не теоретическая возможность, а подумал ли об этом кто-либо.
  
  В результате, эту силу наиболее плотно контролировали. Конечно, многие знали как изготовлять простые печати вроде взрыв-тегов или запечатывающих свитков, но по большей части мало кому позволялось изучать больше, особенно в мирное время.
  
  Но прикол был в том, что это была сила Технаря. Так что ... здесь требовалось не обучение, по крайней мере по большей части. Я читала вводные материалы по запечатыванию и позволяла разуму отвлечься от свитков и следовать вспышкам вдохновения, которые давала мне сила Технаря, а не содержанию текста. Я делала заметки, читая базовый свиток запечатывания и теорию его работы, но я не писала ничего про сам свиток. Вместо этого, я писала когда приходили моменты озарения о том как приспособить его к моим жукам, чтобы они могли сохранять чакру в печати. Взрыв-теги не были материалом доступным для генина. Час спустя у меня получилось еще одно прозрение, когда я читала о барьерной печати. Технарская часть моей силы подсказывала изменение, которое бы позволило бы сделать маленькие дырочки в барьере. В обоих случаях откровение было не полным. Фуиндзюцу все еще было новым для меня и не все работало так, как я ожидала от Технарской силы. Я не была уверена, почему мне не приходят полные чертежи, в работе которых я была бы уверена.
  
  Но и так хорошо. Я была гребаным Технарем. Я не знала какова будет специализация печатей, которые я придумаю, но какая разница. Я еще не встречала Технаря, который бы не вызывал бешенства. Даже идиот Лит сделал телепортер и устройство которое могло контролировать насекомых как я.
  
   Прошло несколько часов и я даже успела перекусить, когда мои разведчики сообщили о прибытии Какаши. Очень большая моя часть хотела продолжить читать свитки по фуиндзюцу, но я сумела себя оторвать от них когда он постучал.
  
   Я открыла дверь:
   -- Здравствуйте, Какаши. Не могли бы рассказать почему вас не было?
  
   -- Вообще-то это моя фраза, но ладно. Я объясню на ходу. Иди за мной. - он двинулся обратно к полигону.
  
   Я ждала обещанных объяснений, но мы шли, а он не говорил ничего:
   -- Так, а в чем дело? Вы уже второй раз не появляетесь, когда должны.
  
   -- Отвечу вопросом на вопрос. Ты слышала выражение - 'ниндзя должен видеть сквозь обман?'
  
   -- Да, - сказала я. Я подумала о его словах. - Так значит вы врете нам, чтобы научить нас не обманываться? Ну ... это не выглядит хорошим методом обучения.
  
   -- Нет ... Просто я думаю, что Наруто нужно привыкнуть к мысли, что человек отдающий ему приказы может ему врать. Я хочу, чтобы он думал гораздо более критически. Скажи, что ты знаешь о том, что случилось с Наруто и Мизуки?
  
   -- Я знаю, что Мизуки пытался его убить, - ответила я.
  
   -- Тогда ты не знаешь ничего. Я сообщу тебе некоторые детали. Мизуки сказал Наруто, что если он украдет свиток с запретными дзюцу, то ему зачтут экзамен на генина. Вопреки всему Наруто сумел выучить одну из техник пока Мизуки делал так, чтобы Наруто не поймали. В итоге Наруто отбился от Мизуки используя дзюцу, и Мизуки не смог убить Наруто или скопировать отрывки из свитка до его возвращения в деревню.
  
   Ничего себе. Мизуки облапошил Наруто? Но интереснее был факт, что Наруто знал запретную технику. Но в любом случае, это мало имело отношения к тому, что Какаши неправильно назвал нам время:
   -- И вы будете врать Наруто, пока он не перестанет вам доверять?
  
   Какаши скривил глаз:
   -- Теперь до тебя дошло. Но можешь ли ты сказать, зачем я тебе это сообщил?
  
   -- Возможно, вы хотите, чтобы я думала, что вы компетентны. - Что было, конечно, несколько грустно. Мне было тринадцать, а Какаши был взрослым. Было бы странно считать, что его так заботит мое уважение. У меня, например, не было неудержимых позывов впечатлить Наруто или Саске. Подружиться с ними? Может быть. Но впечатлить? Нет. Они были просто детьми, игравшими в кейпов.
  
  -- Неправильно. Я не хочу, чтобы ты говорила Наруто, когда я лгу. Тогда он будет опираться на тебя как на костыль. Я хочу, чтобы он начал думать сам. Ему это необходимо.
  
  -- Хорошо, я подыграю, - согласилась я.
  
   Думаю, что были лучшие способы обучить Наруто критическому мышлению, но моего уважения Какаши было не нужно, так что он такие способы и не искал. Может быть я была с ним немного груба, но я никогда не находила общий язык с учителями, а Какаши и вовсе был ближе к категории врага, чем учителя, потому что вытащил на свет факт, что Орочимару что-то со мной сделал.
  
  -- Превосходно. И когда Наруто спросит почему мы опоздали ... Так ... пусть нам встретилась черная кошка и нам пришлось идти в обход. Поняла?
  
   Наруто буквально зарычал, когда Какаши выдал свою отговорку, и сжал кулаки. И не он один. Оба мальчика были злы, и мне не надо было спрашивать почему. С поляны шла только одна цепочка маленьких следов. Моих собственных. Оба мальчишки просидели здесь последние несколько часов. Вдобавок они ненавидели друг-друга, а им пришлось оставаться в десятке футов друг от друга.
  
   Меня порадовало, что я старше и у меня есть чувство перспективы. Я не чувствовала никакого волнения перед тестом. Если я не сдам, то вернусь в Академию. Если сдам - еще лучше. Даже если я полностью провалюсь - это всего лишь школа. Я уже бросала ее. Это не конец света. Он наступил позже.
   Наруто и Саске хотели стать ниндзя и хотели этого прямо сейчас. Пусть и абсурдно думать, что ждать сенсея несколько часов осмысленное занятие, они все равно так поступили. Какаши достал будильник и два колокольчика из своего зеленого рюкзака и водрузил будильник на деревянный столб.
  -- Так, посмотрим... - он завел будильник, который начал тикать. - Он заведен на полдень.
  
   Он повернулся к нам, и протянул нам колокольчики, держа их за ниточки:
   -- Ваша задача очень проста. Вам необходимо забрать эти колокольчики от меня. Вот и все. - Он приподнял колокольчики и опустил, заставив из зазвенеть. - Если не заберете до полудня, останетесь без обеда. Вместо еды я привяжу вас к этим столбам и вы будете смотреть как я обедаю перед вами.
  
   Хорошо. Даже если он и не гнал как всегда, я определенно хотела один из этих колокольчиков. Пропускать обед я не собиралась. Но я была склонна ему поверить. Это выглядело как довольно подходящее для детей наказание и объясняло почему он не хотел, чтобы мы ели. То, что нас вытошнит от нагрузки, и было той частью в которой он солгал.
  
   Он подождал вопросов, но их не у кого не было. С чего бы? Тест был элементарно прост - забери колокольчики, получишь еду. Тишина тянулась и тянулась.
  
   -- Мы можем атаковать или ... - по моему мнению плохо было бы атаковать его без предупреждения, так?
  
   -- Я ждал, что кто-то заметит, что колокольчиков всего два.
  
   Таймер уже тикал:
   -- Ладно. Два колокольчика. Четыре человека. Почему?
  
   -- Вас - трое, - сказал Какаши. Так что очевидно, он не участвовал в изюминке, добавляемой 'очень простому тесту на выживание'. - Это означает, что я свяжу одного из вас и в конечном счете дисквалифицирую за провал миссии. Он и отправится в Академию. Но, разумеется, вы можете вылететь и все втроем. Можете использовать любое оружие и сюрикены. Если вы не готовы меня убить, вам не забрать колокольчики.
  
   У него уже был третий ученик? Подмастерье? Это было хреновато для мальчиков, особенно Наруто. Но с другой стороны, он мог просто пытаться настроить нас друг против друга. С другой стороны, можно было использовать оружие. Внезапненько.
  
   -- Как насчет дзюцу и насекомых? - спросила я.
  
   -- Без ограничений, - сказал Какаши, - нападайте с целью убить, как будто я - враг. Иначе не справитесь.
  
  
  Я была довольно уверена, что это плохой подход. Меня обычно фатально недооценивали, и я окажусь в неловкой ситуации, если убью того, кто заявил, что я связана с Орочимару на следующий день после того как он озвучил свои подозрения.
  
  -- Вы уверены, что вы хотите проводить тренировку именно так? Я знаю, что вы хороши, но я не хочу, чтобы что-то случилось, потому что вы нас недооценили. Вы с нами еще работали, - спросила я.
  
  -- Ага, без обид сенсей, но ты типа одноглазый старик, - прервал меня Наруто. Разумеется он хотел обидеть. Он ухмылялся, ожидая реакции.
  
   -- Школьные клоуны обычно - слабое звено. Их можно спокойно игнорировать, - Какаши смотрел на меня, а не на Наруто, - Худшие оценки. Неудачники.
  
   Наруто перестал ухмыляться и зарычал.
  
   -- Когда я скажу начали ...
  
   В руку Наруто упал кунай, он пару раз провернул на пальце и крепко схватил. А потом он со всей скорости, без оглядки, ринулся вперед.
  
   Какаши рванул навстречу, вытягивая руку к Наруто. Он ухватил его предплечье, но я приказала жукам, которых я спрятала под курткой Наруто вылететь и атаковать Какаши. Ему пришлось отпрыгивать вместо продолжения атаки. Одновременно я бросила кунай в место предполагаемого приземления Какаши, но он поймал его за ручку и вернул мне на дважды большей скорости.
  
   Мои жуки ударили по лезвию, отбивая кунай.
  
   Первый обмен ударами был быстр. Наруто потерял Какаши, а затем споткнулся. Я была не уверена, что рассмотрела движение Какаши. Саске отреагировал лучше. Как только мои жуки взлетели, он побежал к деревьям.
  
   Некоторые из моих кикайчу оторвались от роя и полетели за ним. Частично, чтобы помочь ему защититься от нашего сенсея, и частично, чтобы съесть следы чакры, которые он оставит, прячась. Убежать и спрятаться в качестве эффективной тактики могло показаться дуростью, но у всех кейпов в этом мире были рейтинги Движка и Скрытника. Так , что если вы кого-то не видели и он на вас напал? Вы проиграли еще до того, как поняли, что происходит.
  
   -- Начали, - выкрикнул Какаши, делая происходящее несколько официальнее.
  
  Из меня полетели стаи жуков. Какаши все еще не нападал. Я приказала их части начать окружение, подготавливаясь к последующей атаке.
  
   -- Урок первый, ниндзюцу, - сказал Какаши. Его ладони мелькнули началом водного дзюцу, и мои жуки уже двигались по моей команде, когда он закончил/
  
   -- Водяная Пуля!
  
   Наруто опять ринулся на Какаши, все еще злой от оскорбления. Саске был у деревьев, наблюдая за боем. Он хорошо спрятался, и я не могла рассмотреть его своими глазами, и знала где он только благодаря насекомым.
  
   Какаши не целился в них своим дзюцу, он целился я меня. Я не озаботилась перемещением, и закончив дзюцу, он заметил это. Какаши выглядел перепуганным, он ринулся ко мне, преследую дзюцу. Кажется он пытался перегнать его, чтобы оттолкнуть меня с линии огня.
  
   Ему было не о чем беспокоиться. Поток жуков-Козырей выдвинулся на перехват. Одновременно с ними другой рой жуков двинулся, чтобы скрыть мое движение. Я выхватила кунай и бросила его в Какаши.
  
   Какаши изменил курс, повернувшись к набегающему Наруто. Его водяное дзюцу расплескалась лужей, а вложенная чакра отошла ко мне. Брошенный мной кунай просвистел мимо.
  
   Он был быстрее меня. В тайдзюцу мне его не взять. Наруто, все еще бегущий к Какаши, поднял руки начиная дзюцу, но я знала, что он не успеет до того как Какаши достигнет его. Так что я отгородила Наруто от Какаши теми же жуками, что прикрыли Наруто в первый раз.
  
   Он опять отошел от него и взглянул на меня. Его глаз прищурился.
  
   Наруто закончил свое дзюцу - техника клонов, вроде моих клонов из насекомых. Теперь их было семеро, и все они бежали к Какаши.
  
   Я же со своей стороны отошла. Туман из насекомых отделял меня от Какаши, но я не хотела приближаться. Жуки были не только впереди меня. Стандартным методом для Абураме было окружение противника. Я делала обратное. Кроме попытки поместить жуков на Какаши, окружив его, я делала невозможным для него приблизиться ко мне, окружая и себя.
  
   Когда Наруто вошел в контакт, я приказала жукам сжать кольцо вокруг Какаши. Насекомые полетели к нему со всех направлений, в том числе и сверху.
  
   -- Следующий урок, инструменты ниндзя, - произнес Какаши.
  
   Он опять скривил глаз, и уронил шарик. Вокруг быстро сформировалось облако густого и белого газа, полностью скрывшего Какаши. Я отвела жуков, послав пару проверить газ. Ядовит.
   Клоны Наруто попытались войти в дым. Как и настоящий Наруто. По моему приказу жуки преградили ему путь. Они изобразили картинку и слово: 'Х Яд'.
  
   -- Фу! Жуки! - вскрикнул Наруто.
  
   Другой Наруто посмотрел на меня:
   -- Эй, что за! Мы на твоей стороне, Тера!
  
   -- Ага, - вступил еще один, - именно так! Зачем ты помогаешь ему сбежать?
  
   Я не отвлекалась от газа. Мои кикайчу кружили, ожидая пока Какаши выйдет. Я не стала собирать их всех - позволить себя окружить выглядело уловкой. Наживка была очевидна - газ рассеется и, как я подумала, но готовился избавиться от большей части моих жуков каким-то площадным дзюцу.
  
   Я лениво метнула связку кунаев в газ. Половину примерно на уровне шеи, вторую половину ниже, на случай если он пригнулся. Будет плохо, если я убью его, но у него был рейтинг Бугая. Наверное выживает.
  
   Затем я сформировала буншин, заполнила его жуками, и побежала в лес. Я спряталась на дереве над Саске. Учитывая сенсорные способности Какаши, я сняла головную повязку и передала ее жукам. Они унесли ее от меня, и я понадеялась, что это позволит обмануть его способность выслеживать по запаху.
  
   Сложно передать как быстро движутся ниндзя. Когда кунаи влетели в облако газа, я уже забежала на дерево, и смотрела как они вылетают с другой стороны. Крови на них не было.
  
   Дым медленно рассеивался. Когда улетучилось достаточно, я увидела, что Какаши смог ускользнуть. Саске и я прятались в лесу: я на вершине дерева, а Саске прямо подо мной. Наруто и семь его клонов пятились от моих жуков - это не заслуживало моего внимания, но он пытался обойти их, чтобы забежать в ядовитый газ, и поэтому я стала отпугивать его насекомыми, пока он не начал отходить. Это бесило - я хотела снова завести жуков ему под одежду, а вместо этого он убегал от них.
   Мой собственный клон из насекомых притворялся, что оглядывается стоя в центре поляны. Он посмотрел в верх, проверяя небеса. Когда клон это сделал, земля под ним раздвинулась. Рука Какаши вылетела и потащила клона под землю. Клон распался, жуки принялись сосать чакру из руки Какаши.
  
   Один из жуков выпустил чакру, послав доклад. Еще один Какаши приближался под землей в нескольких фута за Саске. Мои насекомые переместились. Те, что прикрывали Саске собрались в защитную сетку. Еще один рой появился перед ним, формируя слово 'Cзади'.
  
   Земляной клон, которым Какаши атаковал моего клона был уничтожен, чакра питавшая его была высосана, но сам он не распался - технике требовалось некоторое время для завершения. Так, что некоторые из атаковавших его насекомых сформировали на нем слово 'Клон'. Каждое мгновение форы, которое я выжимала, позволяла закрыть разницу между нашими рейтингами Движка и сенсея.
  
   Я надеялась перевести бой в затяжную форму. Он был известным пользователем дзюцу и я могла использовать жуков, чтобы блокировать большую их часть. Еще лучше, каждый раз, когда он использовал чакру для техники, которую перехватывали жуки, он снабжал меня чакрой.
  
   Я кинула связку сюрикенов, целясь не в него, а вокруг. Саске повернулся навстречу Какаши. За это время Какаши смог кинуть два сюрикена и накинуть хенге, превратившись в меня. Он не бросил второй так же быстро как первый, брошенный в меня. Он не пытался убить Саске.
  
   Это был глупо с его стороны - я уже перехватила сюрикен брошенный в Саске своими насекомыми. Это освободило Саске - он вытащил свои сюрикены, и заметив, что ему ничего не угрожает, в последний момент изменил цель, кинув его в Какаши, притворяющемуся мной.
  
   Они пробили шею Какаши-под-хенге-Теры. Глаза Саске расширились в ужасе от фонтана иллюзорной крови. Я приказала жукам написать 'Хенге'. Затем я получила обновление от разведчика с другой стороны поляны. Какаши произвел замену и удалялся от нас.
  
   У меня не было взрыв-тегов. Я не знала как их изготовить, и мне не давали изучить эту печать. Но не запечатывающие свитки. Я активировала запечатывающий свиток над Какаши, и в него полетел кунай. В тот же момент мои жуки спустили кем-то установленные ловушки с проволокой. Думаю это был Саске, потому что я этого не делала.
  
   Из деревьев вылетели бревна. Глаза Какаши расширились, он увидел падающий кунай. Он отпрыгнул от нег прямо под летящее бревно, но смог пригнуться, избегая его. А потом начал обстреливать моих жуков сенбонами.
  
   Он догадался, что я наблюдала за ним глазами своих разведчиков, и выбивал их, чтобы лишить меня информации. Я приказала им сосредоточиться на уклонении.
  
   Пока я сражалась жуками с Какаши, я изобразила стрелу для Саске, указывающую в направлении боя. Он сразу понял и уже бежал в указанном направлении. С чурки-для-замены-под-хенге-Теры еще не слетела иллюзия. Саске был компетентным.
   -- Скорее, Наруто, - закричала я. Наруто считал, что от моих жуков следует убегать, а не слушать. Так, что я не могла передавать ему информацию быстро и тихо.
  
   Черт. Саске вырвался вперед, а Наруто еще не догадался, что надо драться в другом месте. Я сделала еще одного клона из насекомых и послала за Саске. Затем, чтобы увеличить путаницу, я сделала еще буншин и оставила на дереве. Сама же я побежала на поляну к орде Наруто.
   -- Сенсей там, - показала я. - Давай, если можешь попробуй окружить его. Ладно?
   -- Мы надерем ему зад, - сказал мне один из Наруто.
   -- Да! - согласился второй.
   -- Даттебайе!
   -- Просто убери жуков, и мы все сделаем!
  
   Я потрусила за Саске с Наруто и его личной армией на хвосте. К сожалению Какаши оторвался слишком далеко, и слишком проредил разведчиков, так что они потеряли его.
  
   Он был хорош, я начала подозревать, что колокольчик мне не достанется. Я могла справиться с двоюродными братьями, но то, что проходило с чунинами могло быть недостаточно для Какаши. Но это было привычно. В моей прошлой жизни обо мне говорили, что я выступаю вне весовых категорий, и никто не утверждал, что я такая же сильная как Эйдолон или Александрия, вне зависимости от того, что мне удавалось. Смешно, ты можешь кого-то убить, но на форумах все равно будет срачик, что ты слабее.
  
   Какаши вылепился из дерева сзади Саске:
   -- Урок третий, гендзюцу, - сказал он, его рука скользнула, чтобы шлепнуть по голове Саске.
  
  Саске запнулся и упал. В следующую секунду жуки, которых я спрятала на нем, начали высасывать чужую чакру. Он откатился от Какаши. Мой клон из насекомых налетел на него, и Какаши ударил его, заставив клона взорваться, но сенсей оказался слишком быстр, чтобы посадить на него жуков. Он снова упорхнул, и насекомые погнались за ним.
  
   Смена тактики. Я приказала какайчу начать собирать проволоку. Жукам хватало сил, чтобы пара могла нести ее на довольно большой скорости. Три дюжины кикайчу оторвались, чтобы начать собирать проволоку. Они несли ее на полной скорости, преследуя Какаши, отклоняясь, чтобы атаковать с разных направлений. Он пытался перенести бой дальше и дальше от Наруто. Что еще важнее, хотя я и могла получать отчеты от разведчиков практически на любом расстоянии, я не могла приказывать жукам, расположенным дальше чем три сотни метров.
  
   -- Где он? - спросил Наруто.
  
   Я показала. Какаши уронил еще одну дымовушку и дополнил ее воздушным дзюцу. Дым накрыл жуков в моем клоне, убив их, и повис в воздухе, вместо того, чтобы рассеяться. Я послала несколько насекомых собирать остаточную чакру от атаки на краю облака яда.
  
   Насекомые с проволокой отрезали пути отхода для Какаши. Ну не совсем. Я была уверена, что он с легкостью прорвется сквозь них. Но все равно, по крайней мере я попыталась отрезать его. Наруто побежал. Он не сделал и десятка шагов, когда пес, который как я подумала был диким, ворвался в его клонов. Через секунду остался всего один Наруто - настоящий. Было похоже будто клоны сделаны из бумаги. Я встала, напрягшись, с кунаем в руке между Наруто и собакой. В то же время, я приказал кикайчу обойти и зайти на собаку сзади. Другие насекомые собирали остаточную чакру от клонов Наруто.
  
   Собака на меня зарычала. Насекомые налетели сзади, и как только она повернулась, чтобы разобраться с новой угрозой, я бросила кунай. Наконец то. Наконец-то брошенный кунай как то себя проявил. Он воткнулся в череп собаки и она развеялась облачком чакры. Это была одна из проекций Какаши.
  
   Пока я была отвлечена на Наруто, Какаши напал на Саске. Тот, видя приближение сенсея, ответил огненным дзюцу. Какаши призвал клона. Один Какаши обогнул огнь, размываясь в воздухе. Второй ждал до последнего, и, наконец, взвился вверх, перепрыгивая налетающий огненный шар.
  
  Оба Какаши ударили одновременно. Первый используя воздушною дзюцу, послав стену твердого воздуха в Саске. Второй рванул врукопашную. Саске не видел воздушного дзюцу, приняв стойку. Я переместила кикайчу, чтобы перехватить воздушную стену.
  
   Надо сказать, Саске был хорош в тайдзюцу. Пусть и не такой быстрый, он исполнил акробатический обмен ударами, который завершился тем, что его рука сжалась вокруг колокольчика, использовав каждую конечность для атаки, заставив Какаши обороняться.
  
   А затем молниевый клон потому, что конечно Какаши был все еще на шаг впереди меня, распался, и Саске с воплем упал. Блять. Я ведь приняла его за настоящего Какаши. Я послала насекомых собирать чакру.
  
   -- Саске выбыл. Остались мы двое.
   -- Ты убила собаку, - сказал Наруто повышенным тоном, - ты же сказала, что любишь собак.
  
   -- Какаши идет к нам. Сколько чакры у тебя осталась? - спросила я. Мне нужно, чтобы он собрался и сконцентрировался на бое.- Можешь сделать еще клонов?
  
  
   Наруто просто пялился на место, где была собака, не слушая меня, но по крайней мере повернулся.
  
   -- Можешь сделать клонов? - повторила я.
  
   -- Аа ... Ладно... - сказал Наруто. - Тебе сколько надо?
  
   -- Сколько сможешь. Не волнуйся о чакре - Какаши часто пользовался дзюцу, мои жуки тебя заправят, если ты дашь им сесть на тебя.
  
   Наруто кивнул. И сделал больше пяти сотен клонов. Вот так. Просто, не напрягаясь, наполнил лес. Нихера себе. Просто нихера себе. В лесу стало тесно. Я непонимающе уставилась на него. Я даже не могла представить себе сколько он истратил чакры. Я знала, что у него большой резерв, но думала в терминах ванны против стакана. Я все еще ела чакру, оставшуюся от первых клонов, убиты собакой, и если он вложил столько же чакры в каждого клона, то очевидно, что его резерв был куда больше. Использовал ли он всю чакру? Была ли это чакра биджу? Черт, он сейчас не свалится от чакроистощения? Это могло убить.
  
   С опозданием, я поняла, что нам все еще надо добыть колокольчики.
  
   -- Так.. Это много клонов.
  
   Он был вроде Волны, но только тупой по жизни, а не тупеющий от клонирования. Не опять. Собралась. Так.
  
   -- Я подвешу перед тобой своих жуков и направлю к Какаши. Никакого выпендрежа. Просто завали его телами, заставь отбиваться от большего числа атак, чем даже джонин может справиться. А я, пока он отвлечется, украду колокольчики.
  
   Наруто кивнул. Его было пять сотен и они все кивнули. Мне кивнул лес блондинов в оранжевом. Хорошо. Соберись, Ткачиха.
  
   Я не справлялась с управлением. Я работала над способами расщепления внимания между многими жуками. Я знала, что с помощью чакры можно добиться параллельного внимания и управления, благодаря легенде Сасори-Сто-Кукол, но я еще не была настолько хорошо. Я импровизировала. Десять больших роев. Пятьдесят маленьких, которые получали приказы от больших. Это забирало все мое внимание.
  
   Наруто было побежал за Какаши, когда я схватила его за руку:
  
   -- Стой. Жди. Мои жуки тебя подзаправят. Ты уже достаточно выложился.
  
   -- Что? Но я хочу навалять ублюдку. Он назвал меня идиотом! Можешь представить? Он что о себе возомнил.
  
   Остальные Наруто ринулись толпой:
   -- В атаку!
  
   -- Лови его! Мы идем за тобой, Какаши-сенсей!
  
   Одни радостно ухали. Другие - споткнулись и развеяли себя. Но это не имело значения, оставалось более чем достаточно.
  
   -- Все еще думаешь, что можешь игнорировать меня, сенсей!
  
   Мне хотелось, чтобы он заткнулся. Ладно. Так ... Этот рой идет к упавшим клоном. Происходило слишком многое, я не успевала. Эта пачка к лопнувшему клону. Так .. Эти к Наруто, отдать ему чакру. Нет. Догнать. Пофиг, что боится. Он и так много потратил, не надо рисковать чакроистощением.
  
   Наруто отбивался от кружащих жуков.
  
   -- Прекратить истерику! - приказала ему я, раздраженная тем, что он убил несколько моих жуков.
  
   Он прикрыл уши и втянул голову в плечи. А потом упал на землю, свернувшись калачиком, спрятав лицо в грязи. Опять клоунада? За что такое наказание. Так. Первое подразделение клонов Наруто в обход Какаши. Второе - спереди. Этих - сбоку. Еще одно - на дерево. И последнее - устанавливать ловушки.
  
   Мы справимся.
  
   Какаши стоял на очередной поляне, разглядывая расширяющимся глазом деревья, из которых на него набегала со всех сторон армия Нарут. Наруто на ветвях, работая сообща, и, клянусь, такой дурости я не приказывала, подбрасывали клонов в воздух, и они, как ракеты, летели в Какаши сверху со всех направлений.
  
   Офигеть. Вот именно все так и было.
  
  =====
  
   Оранжевый рой опустился на Какаши Хатаке, направляемый моей волей. Клоны, составлявшие его, были простыми существами, вроде моих жуков-Козырей, но нехватку интеллекта они восполняли массой, моим руководством и собственным изобилием. А потом Какаши наложил на себя хенге Наруто и все поменялось. Оранжевый рой начал пожирать сам себя.
  
   Теперь его направляла воля Наруто, не моя. Ох ты, нет, мне действительно не хочется с ним работать.
  
   -- Бей его! - закричал один из Нарут.
  
   -- Его, не меня! - пожаловался другой.
   -- Кажись это он!
  
   -- Нет, это ты - Какаши!
  
   Воцарился хаос, какофония голосов и безжалостное межклоновое насилие. Клоны Наруто атаковали друг друга. Уничтожали себя. Развеялось столько клонов, что вся поляна покрылась белым туманом остаточной чакры.
  
   Можно было бы посмеяться, особенно с учетом привычки Наруто пытаться быть забавным идиотом, но что-то было не так. Чтобы это не было, это было заразно. Не все клоны сходили с ума. Некоторые все еще следовали приказам жуков атаковать Какаши-под-хенге-Наруто. Эти Наруты были серьезны. Сосредоточены на выполнении задачи. Но один за другим они менялись. Они гнались за Какаши по лесу, только чтобы остановиться, зарычать и вернуться в массовую драку, вмешиваясь для отмщения за смерть одного из их клонобратьев.
  
   -- Наруто, - сказала я, - Какаши идет сюда, и он сбросил хенге. Сообщи клонам, что они должны прийти помочь нам.
  
   Наруто был закопан в насекомых. Я отозвала их. Нагнувшись, я оторвала руку Наруто от головы:
   -- Наруто, я убрала жуков. У тебя должно быть все хорошо с чакрой, но не делай еще одно дзюцу, вроде того, что ты изобразил минуту назад, ок? И сообщи клонам, что Какаши сбросил хенге.
  
   Я понимала, что у Наруто наверное будет все в порядке. У него огромный резерв, но поймите меня, клоны начали вести себя странно сразу после того как Наруто сделал что-то, что мгновенно бы убило меня, если бы я попыталась. Что-то было неправильно, и я не хотела, чтобы он случайно навредил себе.
  
   Наруто в ужасе смотрел на меня. Раньше, когда он смотрел на моих жуков, я думала, что он прикидывается испуганным. Он же был школьным клоуном. И это было верным впечатлением. После того, как я помогла с собакой, он перестал притворяться. Его клоны шли за жуками без проблем. А теперь? Он выглядел по настоящему напуганным.
  
   Я мысленно вернулась к тому, что я сделала.... Я закопала Наруто в жуках, чтобы восстановить его чакру. Блядь. Легко забыть насколько люди пугаются насекомых. Для некоторых достаточно даже одного, ползущего по коже. В прошлой жизни, это было для меня проблемой, но сейчас я жила с людьми не боящимися насекомых. Так что страх перед насекомыми отсутствовал в моем воспитании.
  
   Я облажалась.
  
   Какаши выступил на поляну. Он больше не притворялся Наруто. Я отгородилась от него жуками, но он не атаковал. Он смотрел на нас. Мы молчаливо согласились позволить Наруто отдышаться, до того как тест продолжится.
  
   -- Ты в порядке, Наруто? - спросила я.
  
   -- Ага, - соврал он. Я дала ему руку, и он схватился за нее. Я подняла его на ноги.
  
   -- Я что-то пропустил? - спросил Какаши.
  
   -- Думаю, что на сегодня Наруто хватит. Закончим вдвоем.
  
   Наруто меня удивил. Только что он был в шоке, а в следующую секунду уже рычал.
  
   -- Эй, - он указал на Какаши. - Вот ты где. Я тебя искал, но раз уж ты здесь ...
  
   Наруто развеял клонов. Плохая идея. Умирающие клоны били по его рассудку. Кроме того, он выкинул на помойку много чакры. Но Наруто так не думал:
   -- Ха. Думал меня обмануть, чтобы я сам на себя напал? Но я на шаг впереди тебя, сенсей!
  
   Какаши поднял единственную видимую бровь:
   -- Ох?
  
   -- Да! Я остался тут, чтобы клоны не напали на меня, когда ты сделал свой ход.
  
   Наруто больше не был дезориентирован. Что то мелькнуло между мной и Какаши, еще один обоюдный сигнал. Мы снова были в бою.
  
   Какаши сделал двух клонов, которые побежали в лес, а потом поднял свою повязку как раз перед тем, как его накрыло роем. Я увидела красный проблеск - его знаменитый шаринган. А потом он опустил повязку ленивым движением.
  
   Мои жуки стали осушать его чакру. Хорошо бы было запустить их в нос и рот, но на нем была маска. Я могла бы приказать им выесть глаза, но это было бы слишком. Можно было бы проникнуть в череп через ушной канал, разорвав барабанные перепонки, но я и этого не сделала. Даже если он и сказал бить насмерть, в конце-концов, это была всего лишь тренировка.
  
   Ему конец. Ну, по меньшей мере, много жуков ело его чакру. Он уже должен упасть.... Но он стоял. Я начала немного беспокоиться.
  
   -- Тера, знаешь, почему меня зовут Копирующим Нинздя? - спросил Какаши.
  
   Наруто успел первым:
   -- Я знаю! - сказал он, - потому что ты любишь пользоваться хенге, да? Ты прикинешься девочкой, прикинешься Терой, как ты прикинулся мной. Ха, да у меня это лучше выйдет!
  
   Это.. Это было стремно. Даже не хотелось думать, чем могут заниматься подростки с доступом к клонам и техникам трансформации. Так что я проигнорировала Наруто. Настоящей причиной, почему Какаши называли Копирующий Ниндзя было то, что он копировал... Вот блять. Насекомые, которые должны были осушать чакру Какаши взлетели с него и направились ко мне.
  
   Какаши бросил кунай в Наруто. Это был очень медленный бросок. Я достала его из воздуха и бросила обратно дважды быстрее. Дезориентирующее чувство дежа вю окатило меня, когда он использовал насекомых, чтобы отбить удар.
  
   Управление жуками не было врожденной способностью, это была тайная техника. Как то Какаши сумел скопировать ее. А теперь он использовал против меня мои же приемы. У меня было много кикайчу, но большой рой, который атаковал Какаши, был им перехвачен. Я потеряла многих, но только те, кто сел на него, восстали против меня.
  
   У меня было еще много.
  
   Я послала приказ тем, кто все еще летел к нему, прервать атаку и приказала жукам с проволокой лететь сюда на полной скорости. Опять таки просто, чтобы заблокировать его. Я не собиралась резать Какаши пополам.
  
   Следующим шагом, я приказала остальным начать собирать кунаи и сюрикены, планируя послать их над Какаши и забросать его железом с высоты.
  
   Если мне повезет, я смогу организовать ситуацию в которой я заберу колокольчики. Сначала отвлечь падающим оружием, затем обмотать проволокой, и, наконец, предсказать замену и сдернуть колокольчики как только он появится.
  
  Я выделила жуков на убийство насекомых Какаши и другая группа начала вычищать предателей в моем рое.
  
  -- Следующий урок, тайдзюцу, - два роя встретились между нами, и Какаши рванулся ко мне. Нет, блядь. Я не собираюсь меряться с джонином в тайдзюцу. Я была девушкой, он - парнем. Я была генином, он - джонином. Я была подростком, он - взрослым. Тайдзюцу было особенно плохой идеей. Я побежала, рассчитывая выгадать время до прибытия жуков с оружием, но он быстро догнал меня. Он был быстр. Настолько, что Наруто даже не разглядел его, а я не могла угнаться за ним, особенно без помощи моего роя, работающего как дополнительные конечности.
  
   Я еле отвела первый удар, он, заметив это, замедлился настолько, что я могла увернуться от следующего - он берег меня. А потом я заменилась, и его пинок разнес ребра чурки под моим хенге с которой я поменялась. Я пожалела об этом, потому что Наруто, двигающийся на помощь, оказался ошеломлен и замер.
  
   Но времени волноваться об этом у меня не было.
  
   Один из его клонов появился секунду спустя на моей позиции. Более того, я была уверена, что он уже выиграл, даже если бы я разобралась с клоном. Когда он ринулся на меня, он использовал свое тело, чтобы перенести часть роя, и когда я блокировала он подсадил мне жуков, которые начали сосать чакру.
  
   Если я с ними не справлюсь, то это конец боя, но справиться было очень сложно. Какаши был вы тысячу раз лучше с жуками, чем он того заслуживал. Они забрались в туннели в моем теле, заблокировав вход и ответвления в другие туннели, так что я не могла вытолкнуть их, и не могла задавить их массой моих жуков, из-за узости уже заблокированных тоннелей.
  
   Я могла рассчитывать на двадцать секунд до того как они отсосут достаточно чакры, чтобы ослабить меня. Но я не могла сконцентрироваться на них. Клон уже достиг меня. Я заблокировала его удар, но поскольку была отвлечена поиском способа разобраться с поглощающими чакру жуками, я совершила глупость - забыла прикрепиться чакрой к земле. В результате сила удара послала меня в воздух. Я не могла коснуться земли, и поэтому заставила жуков на моем теле лететь вниз со всех сил. Направление полета изменилось, я оказалась ближе к земле. Достаточно близко, чтобы все еще в воздухе, отклониться назад и, шлепнув руками по траве, прикрепиться к ней чакрой.
  
   Контакт перевел полет в кувырок, но у меня еще оставалось много скорости, так что я отпустила чакру из рук и прикрепилась к земле ногами, переходя в скольжение. Затем, все еще скользя, я повернулась и получила прямо в лицо от клона Какаши. Я попыталась поставить блок, но он быстрее, чем я могла среагировать. В следующую секунду мои ноги вырвались из-под меня.
  
   Я один ужасающий миг я осознала, что сейчас врежусь затылком в ствол дерева. А потом клон Какаши поймал меня за ногу и я с рывком остановилась. Не напрягаясь, он бросил меня обратно на поляну, прямо в рой захваченных им кикайчу. Чакра у меня кончилась до того как я коснулась земли и закувыркалась безкостной куклой по траве.
  
  Последнее, что я заметила, до того как в моих глазах потемнело, было сообщение от разведчиков - настоящий Какаши подкрался сзади к Наруто и складывал первую печать огненного дзюцу на расстоянии вытянутой руки. Он собирался его убить.
  
  ****
   Я не знала сколько времени прошло, когда я очнулась. Неподконтрольные жуки были убиты. Кикайчу с проволокой были мертвы. Как и те, кому было приказано забросать Какаши оружием сверху. Я потеряла прискорбное количество насекомых. Почти сорок процентов. Но жуки, приносящие мне чакру, все еще делали это, так что мой резерв восстановился настолько, что я могла двигаться.
  
   Я заставила себя встать. Бок болел и на нем расплывался синяк. Еще я чувствовала запах крови. Удар Какаши разбил мне губу.
  
   Мои жуки показали, что Какаши буквально закрыл собственный глаз и положил руки на уши, рядом с Наруто. Тот понесся на него:
   -- Ты открылся, Какаши-сенсей, - каркнул он. А затем наступил на ловчую петлю и вознесся в воздух.
  
   Наруто махал руками. Я знала, что он прекрасно может перегнуться, чтобы схватиться за веревку и, с учетом того, что у него был кунай, ему было бы легко перерезать ее, но он все равно махал.
  
   Какаши открыл глаз и убрал руки от ушей:
   -- Когда наживка очевидна, - протянул он, - не бери ее.
  
   -- Я знаю, - сказал Наруто. Он надулся, все еще вверх ногами, и скрестил руки.
  
   -- Ты не знаешь, - сказал Какаши, - Ты думаешь, что знаешь, но я говорю тебе, потому что на самом деле ты не знаешь.
  
   Наруто изобразил дикий звук:
   -- Я точно знаю!
  
   Саске подошел ко мне. Он очнулся, пока я была без сознания.
  
   -- Тебя тоже поймал? - спросил он.
   -- Ага, - ответила я. Я была счастлива, что у меня есть рейтинг Бугая - было больно, но если бы меня так кидали в прошлой жизни, то я была бы мертва. Даже захвата за ногу, чтобы не дать мне удариться о дерево, было бы достаточно, чтобы сломать мне шею от рывка.
  
   -- Ему это так легко удалось. Это сила джонина? - спросил Саске. - Нам надо достать колокольчики. Я ... этот человек ... Я должен... понимаешь? Той ночью, если я просто ... Если я мог...
  
  Он лопотал бессмыслицу. Зазвонил звонок и прервал бессвязный монолог. Cаске обмяк, склонив голову:
  -- ... не успели. Черт.
  ***
  
   -- Ммм... Вкусняшка, - сказал Какаши. Он взял еще немного риса, - очень вкусно... Я бы дал попробовать, но вы не добыли колокольчики.
  
   -- Прекрати, сенсей! Это жестоко. Ты не должен пытать нас, - заныл Наруто. Его живот громко забурчал и он задергался в веревках. Бурчание было не настолько громким, чтобы я его услышала в прошлой жизни, но слух ниндзя заслуживает небольшой рейтинг Мыслителя. - Дай кусочек! Пожалуйста, сенсей. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуууйста!
  
   -- Ну. Я думаю, - Какаши немного подождал и лицо Наруто засветилось, как будто наступило Рождество. - Я думаю, что буду соблюдать свои правила. Тебе нельзя.
  
   Наруто насупился:
   -- Ну, давай, не будь уродом. Мы были круты. Я типа... в первых рядах и Саске .. ну типа просто прятался? Но у Теры были все эти жуки и ... - Наруто немного успокоился и нервно на меня взглянул, - ... в общем мы заслуживаем поесть. А! Знаете, это Тера убила вашу собаку, а не я. Она, наверное, соврала, что любит их. Она реально собакобойца. Жуки и теперь собак убивает. Стремная, да?
  
   -- Уверен, у ней были на то причины, - сказал Какаши, откусывая еще кусочек.
  
   Разумеется. Я разрушила проекцию собаки, а не убила его собаку. Наруто переигрывал, а Какаши не собирался поддаваться.
  
   -- Ох. Все в норме? Ну, наверное раз мы все так круты ты ее простишь, да? И дашь мне поесть? И мы будем генинами, и будем ходить на настоящие миссии!
  
   Какаши задрал бровь:
   -- Круты? Да вы были жалки. Ну да, у Саске был проблеск таланта, но он удрал от остальной команды, Тера выглядела обещающе вначале, но потом сложилась как карточный домик, когда я оставил ее без насекомых. И, наконец, ты ...
  
   Он пристально посмотрел на Наруто:
   -- Быть ниндзя это не игра. А ты вел себя как ребенок. - Он обвел нас всех взглядом. - То же самое к остальным. Дрались как избалованные детишки.
  
   Саске сорвался, доказывая правоту Какаши самым очевидным образом. Он ринулся на Какаши. Какаши, читавший нам нотацию был расслаблен, хоть и несколько жестковат, но не зол на самом деле. Но когда он кинул Саске и прижал его к земле, Какаши сменил тон;
   -- Думаешь только о себе, - раздраженно сказал он, - ты не знаешь, что значит быть ниндзя. Тоже думаешь это игра, да? Вы вообще на секунду задумывались, зачем мы собираем вас в команды?
  
   Группа лучше ее отсутствия. Это было очевидно. Я промолчала. Он задавал риторический вопрос.
  
   До Наруто не дошло:
   -- Аргх, - простонал он, - И как нам знать, зачем вы собираете нас в команды?
  
   -- Это так очевидно. Командный навык! - вздохнул Какаши.
  
   Наруто качнулся назад. Потом улыбнулся:
   -- Мы вообще все работали вместе! Так что ты определенно должен нас покормить!
  
   -- Наруто, - сказал Какаши, - Ты игнорировал инструкции сокомандников. Она по крайней мере пыталась работать с тобой. Но Саске? Ты настолько самонадеян, что не дал Наруто и шанса. Ты оставил его позади. У генина должны быть инстинктивные командные навыки и этого вам двоим не хватает. Если бы в двое были вместе, то могли бы получить колокольчики.
  
   Нет. Мы определенно бы остались без них. Единственным шансом было сделать то, что он сказал в начале - мы могли бы выиграть, если бы били насмерть - выедали глаза, вместо сбора чакры, резали проволокой, вместо блокирования отхода. Засыпать точки замещения свитками с кунаями и распечатать, чтобы когда он переместился от броска Саске, его накрыло бы летящим железом. Но это того не стоило. Не стоило убивать кого-либо за пару бронзовых колокольчиков.
  
   -- Ну, в любом случае, - сказал Какаши, - это конец.
  
   У меня был вопрос. Я его не задала раньше, но наверное стоило. Хотелось бы узнать сейчас, пусть и несколько поздно:
   -- Я так понимаю, что у вас нет ученика. Два колокольчика были нужны, чтобы запудрить мозги.
  
   -- Точно. Я специально хотел стравить вас друг с другом и посмотреть на реакцию. Когда в команде происходит конфликт это приводит к провалу и смерти.
  
   Какаши вжал Саске в землю и отошел. Он вздохнул. Овладел собой. Отвернулся от нас:
   -- Видите тот черный камень, - спросил он, - Там мы записываем имена героев Конохи.
  
   -- Вот оно! Вот оно! Вот оно! Теперь я знаю! - Наруто заизвивался и ухмыльнулся, его лицо - олицетворение радости. Я постаралась не обращать внимания. Мемориалы в честь павших были мне знакомы. У нас на Земле-Бет они тоже были. Рейчел пожертвовала жизнью своих собак, чтобы спасти мою. Позже она написала их имена на камне вроде того, на который я смотрела.
  
   До моего сознания дошло, что именно сказал Наруто, и меня скрутило от ярости.
   -- ... высечено на этом камне. Я не буду бесславно жить и погибать как собака! Я буду героем! Героем!
  
   -- Собака больше заслуживает имени на это камне, чем ты сможешь заслужить когда либо, - произнесла я чужим и жестоким голосом. Без участия сознания я отдала приказ подчеркнуть свои слова щелканьем и шипением роя. - Заткнись и думай, что говоришь, неудачник.
  
   Все уставились на меня, ошеломленные нетипичной враждебностью. Дурацкое тело. Рефлексы снова подводят меня. Я моргнула. Мои глаза снова наполнялись влагой. Это было так глупо с моей стороны. Я оставила подсказку, что собаки героически умерли, чтобы спасти мою жизнь. Это было правдой, но не тем объяснением, которое я могла дать. Может быть сказать, что собаки защищали меня в гендзюцу, если Какаши одолеют подозрения.
  
   -- Эй! Неправда! Я крут, даттебае, я могу сделать так, чтобы мое имя высекли на камне.
  
   Ага. Честно, он мог. Я бы не удивлюсь, если он погибнет.
  
   -- Имена на этом камне ... особые герои, - он сделал вид, что не обратил внимания на мою вспышку, но у меня было чувство, что он не забудет.
  
   А Наруто? Он забыл о моей нетактичной грубой честности о том, где он находится по сравнению с собаками Рейчел, практически мгновенно:
   -- Ха? Что они за герои? Давай, скажи нам, скажи нам, скажи нам!
  
   Какаши отвернулся и уставился на камень. Он тоже кого-то потерял.
  
   -- Они были убиты на задании, Наруто, - сказала я, стараясь не повышать голос. Только вчера я была счастлива, что Наруто игнорирует социальные сигналы. А теперь нет. - Они... умерли.
  
   Наруто успокоился:
   -- Ох, - он посмотрел на меня, и я не стала встречаться с ним взглядом. Он понял. Он сделал вывод. - Прости.. Я не.. Я не думал...
  
   Он никогда не думал. Но я этого не сказала. Я не хотела враждовать с ним. Вообще не стоило ничего говорить. Но напоминание о самопожертвовании, то как Наруто нечаянно посмеялся над ним, задело оголенный нерв.
  
   -- Это мемориал, - сказал Какаши, - Имена моих лучших друзей высечены там.
  
   Жизнь кейпа. Она не всегда красива. Иногда да, это просто казаки-разбойники. А потом Бегемот убивает твоего друга. Некоторое время все молчали. Мы просто смотрели на камень. Наконец, Какаши повернулся к нам. В его позе что-то изменилось.
   -- Так. Я принял решение, - сказал он, - Я возьму вас...
  
   Что? Это было глупо. Мы не заслуживали пройти. Мальчики не были готовы, и даже если я и была, мне было всего тринадцать. Какаши был прав. Смысл был ясен - жизнь кейпа, шиноби была серьезной, и мальчишки были просто сопляками, тут он был полностью прав. Их вообще не должны были выпускать. Нелепо было думать, что их можно было выпустить.
  
   Саске ухмыльнулся. Наруто начал пинаться ногами вверх-вниз и лепетать:
   -- Подождите, - сказал он. - Это значит, что все мы все три ... мы все три ..
  
   -- Да, - улыбнулся Какаши. - Я дам вам два колокольчика, и вам троим решать кто из вас возвращается в Академию. Я не собираюсь заваливать вас, вы сами это сделаете.
  
   Он решил взять двоих, а не троих. Он сказал, что у него нет ученика. Так что пудрит мозги, так? Наверное хочет, чтобы мы голосовали за двух других товарищей.
  
   -- Наруто, кого ты хочешь выбрать? - спросил Какаши.
  
   -- Теру и себя! - Он повернулся и показал язык Саске.
  
   -- А ты Саске?
  
   -- Себя, очевидно,- он сделал секундную паузу, посмотрел на показывающего язык Наруто. Посмотрел на меня. - Тера.
  
   -- Тера? - спросил Какаши. - Кого ты хочешь видеть в товарищах.
  
   -- Выбери меня! - ухмыльнулся мне Наруто, - Выбери! Выбери! Давай, я знаю, ты хочешь!
  
   -- А что произойдет, если будет ничья? - сейчас был один голос за каждого из мальчиков и два голоса за меня. Если я голосую за мальчиков, то будет ничья.
  
  Какаши нахмурился:
  -- Не умничай. Выбирай тех кто пройдет. Я определяю правила, ты - подчиняешься. Понятно?
  
   Я была уверена, что он засчитает тест, если я проголосую за мальчиков. Тот факт, что он уже признал, что колокольчики нужны для мозгоклюйства убедил меня в этом. Но ранее я себя не обманывала. Это было сложно сформулировать. Саске всегда пытался принизить Наруто. Наруто изображал гиперактивного десятилетку и гонялся за вниманием. Они были детьми. Саске был настолько ребенком, что он только что в припадке гнева попытался атаковать Какаши, а мысль назвать взрослым Наруто была без меры смешной. Они для этого были не готовы. Академия мудро поступила отодвинув срок выпуска. Не вопрос, дети с силами могли быть сильны. Но они все равно оставались детьми. Они не были готовы к новым обязанностям.
  
   Иногда ребенок может быть как взрослый и взрослый как ребенок. Но в случае Наруто и Саске они были детьми во всех отношениях. Я знала, что значит быть кейпом. Слышать отклики 'погиб' из браслета. Раз за разом. Смерть за смертью. Я знала, что за выбор - стрелять или не стрелять в маленькую сестру моего друга, рискуя, что он сорвется в неподходящий момент. Я помнила, что чувствовала, когда застрелила Астер. И помнила, что мне потом снилось.
  
   Лучшим доводом 'за' была пара Регент-Имп. Они тоже вели себя как дети. Но по другому. Это был их способ держаться, способ не сойти с ума. Наруто и Саске были незрелы в деструктивном смысле. Они тащили всех вокруг себя на дно.
  
   Кроме этого, когда действительно попадет на вентилятор... Могу ли я верить, что Саске рискнет жизнью за Наруто? Нет. Саске был далеко не Алек. Кроме того, Наруто уже показал, что он не знает когда нужно прекратить свои детские закидоны. Мы кидались настоящим оружием, а он все еще придуривался.
  
   Я покачала головой:
   -- Что если я голосую против всех?
  
   Я хотела бы оказаться в своих старых командах. Со старыми друзьями. Они не были незрелыми как эти двое. Из моих глаз потекли слезы. Дурацкое тело. Правда. Я не произнесла этого вслух. Мой эмоциональный самоконтроль был не так хорош как раньше, но я знала, что с возрастом это исправится. Я тоже была ребенком, пусть не ментально, но физически.
  
   Я хотела назад свой мир. Я хотела интернет взад. Я ненавидела Коноху. Рабство. То, что они позволяли идти бойне в Тумане. Воспитание детей-солдат. Этот мир был болен. Так болен.
  
   Продемонстрируй талант? Тебя попробуют забрать от отца. Выйди вперед и сделай работу чуунина-преподавателя? Тебя накажут за прекращение травли.
  
   В лучшем мире, в моем мире, этих детей бы защищали. По меньшей мере у них был бы мозгоправ. Были бы люди, которые помогли бы справиться с проблемами, как Джессика помогла с моими.
  
   Да, их бы сдерживали, это правда. Тогда это раздражало, но теперь, когда я увидела обратную сторону, я знала, что это было правильно.
  
   -- Ты считаешь, что твоя команда должна провалиться? - спросил Какаши.
   -- Да. Я голосую, что мы провалились. Что дальше?
  =====
   Cаске поднимался, но мои слова заставили его прекратить движение. Он замер как олень Нара, испуганный неожиданно сломанным сучком. Он не понял, почему я это сделала. Не мог понять, это не укладывалось в его мировоззрение. Наруто тоже не мог, но это не остановило его:
   -- Что? - Рот Наруто широко раскрылся и он быстро замотал головой, пытаясь откреститься от неминуемого провала. - Нет, ты так не можешь.
  
   Наруто отвернулся от меня к Какаши, умоляя:
   -- Скажи ей, Какаши-сенсей! Скажи, что так нельзя!
  
   Взгляд Какаши был направлен на меня. Если он и услышал Наруто, то никак не показал этого мимикой. Наруто это не обрадовало:
   -- Cтой! Я переголосую! Я за Саске, - оттарабанил Наруто настолько быстро, что слова сливались друг с другом. Наруто опять замахал ногами, он приходил в возбуждение. - Саске, быстро, она нас не остановит. Смени голос! Смени голос! Смени голоос!
  
   Прошло несколько секунд до того как Саске повернул голову к Наруто. Потом Саске собрался, закрывшись, его настоящая реакция была погребена стенами притворного равнодушия. Он встал, засунув руки в карманы:
   -- Я с неудачником. Если Тера не думает, что она готова стать генином, пусть так и будет. Возвращайте ее в Академию. - Саске сузил глаза, смотря на меня. Затем отвернулся и хрюкнул. Хн. - Плачет как маленлькая. Позорище.
  
   На Земле-Бет респект был важной для меня вещью. Многое из того, что я делала было сделано только для его поддержания. Я даже разгромила штаб СКП только чтобы выразить свое неудовольствие, когда моя личность была раскрыта. Но хоть я и заботилась о респекте, мнения Саске меня не волновало. И даже если бы и волновало, то все равно ничего бы не смогла сделать. Без бабочек под моим контролем было сложно потакать маленьким детям. Какаши обозвал обоих сосунками и я не могла возразить.
  
   Какаши - другое дело. Я решила не давать жукам есть мои эмоции. Факт, что они меня выдавали не только показывал фак наличия чувств, но и желание их скрыть. Мне было не наплевать, что он обо мне думает. Меня огорчало, что расплакалась перед ним. Однако, в моих интересах было выглядеть эмоциональной перед ним, поэтому я не пыталась ничего исправить, пусть меня это и не радовало. Я не хотела сдать.
  
   Прозвучит высокомерно, но я не ощущала нужды в Какаши. Саске и Наруто считали, что остаться в ускоренной программе необходимо для их развития, но про себя я так не думала. Я не была муравьем, которому нужно идти за феромонами впередиидущего, чтобы двигаться вперед. Чакра - не магия. Это просто сила без обычно прилагающейся инструкции. Не будь мои одноклассники такими суеверными, они бы наверное думали также. Непонятный элемент Излома у чакры, возникающий при движении был прекрасным примером. Очевидно, что элемент Движка нуждался в вторичной силе, позволяющей сохранять сцепление на высокой скорости. Использование его для скалолазания было очевидно. Самым сложным был первый шаг. До того как я изучила упражнение с пристающим листом, я и не знала как и начать учиться ходить по стенам.
  
   -- Когда я был в твоем возрасте, я тоже так думал, - сказал Какаши,- Я был горд и высокомерен. Я считал, что мои товарищи не готовы быть ниндзя. Знаешь, что я потом понял?
  
   Я не знала, но было довольно очевидно, что он собирается мне сказать, что они были чисто восьмым чудом света, и если бы я впустила в себя магическую Волю Огня, и училась стать бессердечным убийцей для местного царька вместе со своими товарищами - малолетними солдатами, то я бы презрела свою гордость и поняла, что Лист на самом деле нуждается в своем карманном Губителе в качестве оружия, и я должна замутить с Саске, чтобы помочь ему возродить клан, потому что его глаза заставляют выглядеть воров навыков вроде Виктора полнейшими сосками.
  
   А вот хуй. Я взяла пример из своих воспоминаний о Сплетнице.
   -- То, что было больно смотреть как они погибают, что вы были хороши, но недостаточно, чтобы спасти их, и чтобы вы ни делали, вы никогда их не забудете. Я не вы, Какаши. Я не хочу повторять ваши ошибки. Мы провалились. Саске только что напал на вас, потому что вы указали ему, где еще надо поработать. На прошлой неделе Наруто испоганил монумент Хокаге. Мы не готовы.
  
  ***
   Я уже видела Хокаге. Было сложно его не увидеть, с учетом того насколько Башня Хокаге была близка к Академии Шиноби Конохи. Но встретить его в его офисе было другое дело. Я смогла рассмотреть вблизи его морщинистую кожу в печеночных пятнах. Он был стар, и даже остроконечная красная шапка Каге, провозглашающая его тенью пламени, не могла скрыть, что ему стоило давным-давно уйти на покой. Я немного его уважала, поскольку несмотря на то, что он управлял отвратительной деревней, он был по крайней мере достаточно мудр, чтобы понимать, что должен уйти. К сожалению, герой его сменивший был мертв.
  
   Встреча с Хокаге в его офисе вместе с остальными из Команды Семь после того как Какаши завалил нас меня не удивила. Я уже привыкла к подобному - Винслоу, Протекторат, и различные директора СКП дали мне опыт и понимание того, что следует ожидать от людей наверху. Даже мой тюремщик не желал немного довериться мне и позволить держать насекомых.
  
   Что меня вывело из равновесия, так это присутствие Ируки. Я нахмурилась и он это заметил:
   -- Не волнуйся, Тера. Я не дам тебе провалиться, потому что Какаши не хочет брать команду генинов.
  
   Серьезно? Ирука всегда производил впечатление среднего учителя. Он был одним из тех, кто явно высказывал нелюбовь к Наруто. Видеть, что он из кожи вон лезет, чтобы нас поддержать было настолько нехарактерно, что не могла понять почему он это делает.
  
   Еще мне это было не нужно:
   -- Мы заслужили провал. Ваша помощь не требуется. Я убедила Какаши провалить нас.
  
   Ирука глубоко вздохнул:
   -- Тера, я знаю, что у нас было не все гладко, но я тебе не враг ...
  
   -- Так докажите. Прекратите, - прервала я, - Это фарс. Не пытайтесь наградить плохое поведение. Просто сделайте свою работу.
  
   Хокаге прочистил горло:
   -- Ирука пришел ко мне со своей оценкой навыков команды, Какаши. Если ему верить, Тера должна быть чуунином, Саске - один из самых талантливых учеников, которых он учил. Кроме того, Наруто, так называемый вечно отстающий, задержал своего учителя-чуунинина, когда тот пытался предать деревню. И так.. Почему именно вы решили, что команда вам не подходит?
  
   -- Я дал им стандартный тест с колокольчиками. Они провалились, - пожал плечами Какашти.
  
   -- Вы не сказали, что ... - Какаши поднял руку, показывая, что я должна прекратить говорить. Я так и сделала.
  
   -- При дальнейшем размышлении, - сказал Какаши, - нечестно по отношению к Наруто и Саске давать тест, который изначально было невозможно сдать. Тера пыталась покинуть команду еще до его начала.
  
   -- Хмм. Может быть еще одна проверка, на этот раз без ее присутствия? - Хокаге сцепил пальцы.
  
   Саске ухмыльнулся.
  
   Через три часа мы были командой семь, а на моем заявлении о переводе красовался штамп 'Отклонено'. Я застряла в команде с эмоциональными тринадцатилетними подростками.
  
   Что мне делать? Стать для команды мамочкой? Я задумалась об этом на секунду. Позволила себе ощутить груз ответственности. Определенно не груз мамочки команды. Нет. Я кейп, а не домохозяйка. Мамочкой будет Какаши. Он - взрослый и ему не отвертеться.
   Саске и Наруто теперь под моей ответственностью, как раньше Дина. Я была в команде с Саске, и Коноха не смогла выполнить свою работу. Так, что мне придется сделать ее за них.
   Я должна убить Итачи.
  =====
   Обычно свитки с фуиндзюцу сворачивались, чтобы уменьшить занимаемое ими место, поскольку массивы печатей могли становиться довольно большими, настолько, что техника воскресившая меня потребовала целой поляны для печати, несмотря на то, что ее делал эксперт. В результате, когда я открыла свиток с фуиндзюцу, он занял много места.
  
   Я развернула его, и воспользовалась cенбонами, чтобы прикрепить свиток к стене. Он растянулся от пола практически до самого потолка, и для его написания мне потребовалось много времени.
  
   И это было несложное фуиндзюцу, я просто пока не знала как его уменьшить. Я знала, что можно сделать его гораздо меньше, но я все еще была новичком. Так что я, в любом случае, гордилась своим трудом. Это не было моей собственной работой - печать не была моим изобретением. Это было даже не близко. Базовое запечатывающее фуиндзюцу - оно создавало карманное измерение для хранения предметов. Технари были так сумасшедше круты. Карманное измерение? Какая примитивная чушь, дадим его генинам. Включим в вводные материалы, но уберем ту часть, где рассказывают про запечатывание биджу, пока детки не подрастут. Наверное, это могут изучать только чуунины. Гребаные Технари.
  
   Моя уверенность, что фуиндзюцу - чит, родилась в Академии, когда они дали нам дзюцу, позволяющее поменяться местами с массивом печатей, использовав только несколько жестов и с ограничением, что массив должен быть легко заметным и является одноразовым. Производство в генина только увеличило мое раздражение от это искусства.
  
   Разумеется я учила его с огромным удовольствием.
  
   Я настроила активацию печати по таймеру. Механизм был довольно прост. Я разместила чакру для активации в одной части печати и чакру, блокирующую активацию, в другой. Вторая часть была специально сделана так, чтобы чакра вытекала с постоянной скоростью. Если известна скорость, то известно сколько нужно вложить до того, как все вытечет. И когда вторая часть становилась пуста, чакра из первой могла попасть в печать, активируя ее. Проще говоря, Технарское читерство с извлечением вещей из карманного измерения по таймеру делалось довольно просто.
  
   Таймер сработал на следующий день ранним утром. Когда это произошло, колокольчик, похожий на те, что Какаши использовал в тесте, появился перед свитком в вспышке чакры. Через секунду он поддался гравитации и упал, звеня, на пол.
  
   Я сделала импровизированный будильник. Ничего особенного, но я серьезно взялась за фуиндзюцу, и поэтому старалась найти ему практические применения, чтобы сделать его комфортным и привычным. Я была не из тех, кто пользуются силами только в бою.
  
   Как раз наоборот.
  
   Мои глаза раскрылись, когда прозвонил колокольчик, но хотя я до того спала, я все равно знала точно, что именно случилось. Во первых я сама сделала будильник. Так что то, что он сработал как и ожидалось меня не удивил. А во вторых, мои насекомые решили, что срабатывание печати было достойно сообщения своему человекоулью, так что я вдобавок помнила спонтанную вспышку чакры из неясного, но скорее всего межпространственного источника, и как колокольчик упал и покатился по земле в следующие секунды.
  
  Я выпрыгнула из постели и направилась на кухню. Тем временем, жуки вылетели из меня, направляясь в шкаф, чтобы достать снаряжение и одежду. Простая темно-зеленая рубашка, еще более темно-зеленые штаны, мешочки с снаряжением: кунаи, проволока, сюрикены, и конечно же мои сандалии.
  
  Они были не так уж неудобны, как можно представить. Просто при их ношении необходимо было пользоваться чакрой для улучшения сцепления. Так что они были полезным тренировочным снарядом, поскольку принуждали к верным действиям.
  
   Жуки долетели до кухни раньше и уже доставали хлеб, когда я вошла в кухню. У Абураме было много насекомых на территории клана, большинство из них было тщательно выведено для нашего использования. Так что, когда я добралась до кухни, я намазала хлеб медом, добытым у наших пчел.
  
   Я зевнула, и, вернувшись в комнату, села на кровати, убранной жуками в мое отсутствие. Я вытерла сон из глаз, откусила тост, и поняла, что мне некуда его положить пока я одеваюсь. Так что я прикрепила его чакрой к тыльной стороне руки.
  
   Когда я вылезла из пижамы, и натянула штаны подготовленные жуками, другие притащили тарелку с кухни. Они приземлили ее на кровати. Я взяла хлеб, свисающий с тыльной стороны ладони, и положила его на тарелку. Наконец, я натянула рубашку, взяла тарелку, и продолжила завтрак.
  
   Пока я ела, я начала кормить своих жуков, но я изменила им диету. Какаши указал, что может разглядеть изменения в поведении жуков. Они возбуждались, когда ели чакру, произведенную из эмоций. Так что вместо обычного кормления, я стала снабжать их эмоциями. Желание убить, вытолкнуть в чакру, скормить жукам на завтрак. Злость на деревню, на то, насколько она была гнилая, вытолкнуть в чакру, скормить жукам на завтрак. Грусть, о всем, что я потеряла, вытолкнуть в чакру, скормить жукам.
  
   Мои жуки следили друг за другом во время питания. Те, которые хорошо переносили эмоциональную диету, продолжат размножаться. Те, у которых получалось плохо - получат славные миссии. Вместо того, чтобы оставаться близко к улью, я пошлю их изучать мир для процветания улья. Я не была настолько бессердечной, чтобы приказать другим порвать их на клочки. Я была милостивой правительницей, и не собиралась терять ресурсы, глупо ими разбрасываясь. Только потому, что я не давала им размножаться, не означало, что они недостойны жить.
  
   Я зевнула, чувствуя себя уставший. Передача жукам чакры не добавляла мне энергии. Однако, это было важно. Я и жуки были симбионтами. Поедание моей чакры делало их сильнее, потому что она была более качественной, чем они обычно добывали. Она давала им расти со мной, и со временем становиться более опасными, особенно по сравнению с дикими жуками-Козырями, которые могли умереть от питания более чистыми источниками чакры. Кроме того, я получала их помощь и лояльность.
  
   Особенно, потому что мне нужно было вывести послушный вид - жуки, не желающие пожертвовать собой подставляясь под дзюцу были проблемой. От этого почти настал конец света, когда человечество еле справилось в бое против Зиона. Иногда лучшей тактикой было пожертвовать собой, чтобы задержать что-то, что было бесконечно сильнее тебя. Иногда это требовалось от людей. Я передала еще больше эмоций в чакру и отдала ее жукам. Я не хотела думать о том, что я сделала.
  
   Утро стало гораздо лучше после того как я отказалась от ванны и душа. Иметь жуков было прекрасно. Раньше я мылась, и ожидание пока из тебя в буквальном смысле вытечет вода сводило с ума.
  
   Так что я нашла решение. Теперь я просто позволяла жука есть грязь и частички кожи с моего тела. Немного щекотно, но эффективно. Я реже мылась и они прекрасно справлялись с ежедневной очисткой, поскольку пребывание в жидкости было очень неприятно для меня из-за туннелей под кожей, сделанных моими насекомыми.
  
   Шиби сначала немного испугался, но некоторые в клане тоже поддержали идею, которая пришла от креветки-чистильщика из моей прошлой жизни. Может быть через пару поколений это станет стандартной практикой, когда детей станут купать в жуках-Козырях, а не в воде, и все привыкнут к этой инновации. Никому не нравилось сушить туннели, а затыкать их пробками было не сильно приятнее.
  
   Итак. Прекрасное начало утра. Я могла сразу пойти на пробежку. Надеюсь, что я смогу проснуться достаточно, чтобы немного размяться перед встречей с командой.
  ****
  
   Час спустя после разминки и второго завтрака, я появилась на полигоне, чтобы встретиться с командой. Зная, что Какаши начал приобретать привычку постоянно опаздывать, я принесла учебники по фуиндзюцу на полигон.
   Еще я одела темно-зеленую куртку с длинными рукавами, поскольку я не упражнялась, и я не хотела сидеть так рано утром с голыми руками. Кроме того Наруто был сущим ребенком. Он бы начал показывать на мои руки и дразниться, что не привело бы меня в то настроение, в котором я хотела бы быть в первый день на работе.
  
   Саске бросил на меня взгляд, когда я пришла, опоздав на несколько минут:
   -- C чего ты решила, что готова быть генином, плакса?
  
   И тебе доброе утро, Саске. И как мне с ним помириться? Я же пыталась разрушить его мечту. Не совсем, но он это так видел.
  
   Я не знала как помириться и рассмотрела другие варианты. Можно было обращаться с ним как с старым подручным Суки - сделать больно за проявление неуважения. Другим вариантом была честность. Мы прошли потому, что Лист посчитал, что дети вроде Саске были готовы стать генинами, и слезам не верил. Извиниться? Или сделать кое-что лучше. Польстить его эго.
  
   А потом до меня дошло, что он не понял. Не понял почему я поступила именно так. Не совсем. Может быть я могла донести до него свои резоны? Сформулировать так, чтобы он понял: 'Для тебя, день, когда ты потерял клан, был худшим днем в твоей жизни. Для Итачи это был вторник. Вторники бывают каждую неделю. Удачи пережить год.'
  
  
   Я решила в итоге не создавать конфронтацию:
   -- Может и не готова.
  
   Я подошла к деревьям и села читать.
  
   Саске посмотрел вслед, но быстро отвернулся и принялся игнорировать меня, как будто бы я была одна из девочек влюбленных в него.
  
   И пока мальчишки друг на друга зевали, пытаясь держать открытыми закрывающиеся глаза, я читала о том, как эффективно перезаряжать печати, как добавить время к таймеру, вливая чакру в часть печати, задерживающей активацию.
  
   Ребята на некоторое время задремали, и я подумала, что в следующий раз прихвачу одеяла, чтобы прикрыть мелких грубиянов, если это снова произойдет, но наложила вето на эту мысль, потому что не собиралась становиться мамочкой для команды. Но они были миленькими с невинными пухлыми детскими лицами без ранних морщин....
  
   Нет, определенно нет. Давным-давно, в Неформалах, Брайан приносил команде кофе с булочками по утрам, так что я могу делать тоже самое. Не одеяла, а кафеин, чтобы они не засыпали. Не идеально, конечно. Наруто и кофеин звучало как первый шаг в замысле Симург. Но все равно лучше, чем одеяла.
  
   Я вернулась к чтению.
  
   -- Он не покажется, - произнес Саске еще через два часа.
  
   Наруто зевнул:
   -- Отстой. Хочу обратно в кровать. И где вообще Какаши-сенсей?
  
   Мои жуки не сообщили, что он наблюдает за нами, и я разместила их по всему полигону. Но я ничего не сказала. У меня возникла мысль, как заставить команду работать вместе, но первым шагом было разделить Саске и Наруто. Я не хотела до этого переходить к общению с ними.
  
  
   Солнце уже поднялось, и я бы назвала это утром, а не рассветом, когда Какаши наконец решил объявиться. Благодаря жукам, размещенным у его дома, я знала что он вышел достаточно рано, чтобы выбрать хорошее место для закладки, свернуть свиток и передать его жукам, чтобы они отнесли его домой.
  
   Какаши не был занят - он спал. Он выглядел хорошо отдохнувшим, когда он появился перед нами. Но в прошлой жизни я на своем примере поняла, что ранним пташкам действительно достаются все червячки. Так что я не жаловалась.
  
   Наруто уставился на него:
   -- Ты опоздал!
  
   -- Простите, это все так кошка. Она наблюдала за домом, так что я не мог уйти, - объяснил Какаши.
  
   -- Лжец! - Обвинил Наруто, указав на него пальцем.
  
   -- Так, детишки, - сказал Какаши, игнорируя Наруто. - Сегодня наш первый официальный день как седьмая команда. Так что пройдемся по тому, чем мы будем заниматься сегодня и далее. Сначала встречаемся здесь утром. Затем - тренируемся - бег, ката, веса, броски и стрельба, контроль чакры. Будете работать над основами, потому что у вас у всех с ними плохо.
  
   -- Авв.. Ну же Какаши-сенсей. Я хочу научиться крутым ниндзюцу. Может вместо этого будем учить их по утрам? Будем? Будем?
  
   -- После разминки, - сказал Какаши, игнорируя Наруто, - идем в Башню Хокаге и берем миссии. Надеюсь, будем успевать сделать хотя бы две до обеда. Хотя может быть сможем и больше. После обеда идем на полигон, и или делаем еще миссии или самоподготовка. Если ты дорастешь до ниндзюцу, то будешь им заниматься в это время. Сегодня же мы посвятим время планированию, поскольку я считаю, что важно сформулировать как вы хотите развиваться как шиноби.
  
   На ресепшене в Башне Хокаге сидел тот же чуунин, что занимался нашими заявлениями два дня назад. Когда он увидел меня, он улыбнулся:
   -- Как я и говорил. Вы прошли!
  
   -- Мы здесь, чтобы получить миссию, - сказал Какаши, - так что не прислушивайся к слухам.
  
   Чуунин засмеялся и мы пошли дальше в Башню Хокаге, пока не достигли большой комнаты, с четырьмя столами расположенными полукругом напротив двери. За тремя из них сидели чуунины, и они были помечены 'А', 'B' и 'С' соответственно. На столе А было меньше свитков с миссиями, чем на столе B, и на B меньше чем на С.
  
   Четвертый стол привлек мое внимание, и не потому, что это был стол D, заваленным свитками с D-миссиями, которых было больше всего. Нет. Четвертый стол выделялся личностью того, кто выдавал миссии.
  
   За четвертым столом сидел Хокаге.
  
  Человек правивший Деревней Скрытого Листа, потому что он был сильнейшим шиноби деревни. Это было дурацким обоснованием права на власть, но, очевидно, здесь сильнейший решал кто будет у руля. Его называли Богом Шиноби, самым высокомерным прозвищем, которое я когда-либо слышала.
  
   И конечно, как и Герой, он мог его подтвердить. Вот он тут, один из старейших в профессии в которой смерть в возрасте Наруто и Саске не была редкостью. Может быть это синдром выжившего. Он выжил, так что хрен со всеми, очевидно, что так и надо. Статистика? Нет, не слышал. Я ем парней с суперсилами на завтрак.
  
   То, что он сидел здесь, за столом с свитками D-миссий? Это было неожиданно. Хотя, теперь увидев его здесь, я вспомнила, что сегодня не обычный день. Сегодня генины берут свою первую миссию. Хокаге хотел быть человеком, который давал новым генинам их первую миссию.
  
   -- Привет, Какаши, - произнес Хокаге. В его голосе не было и следа вины, за участие в подготовке детей-солдат. Не слышала я и неудовольствия тем, что делали Хьюга. Он сидел здесь, любезничал с Какаши вместо того, чтобы заниматься чем-то важным, вроде геноцида в Тумане.
  
   Мне он не нравился.
  
   Особенно то, что он запихнул меня в команду с тринадцатилетками. Ну, конечно, мне тоже было тринадцать, но это было другое дело. Я не считала себя вместе с ними.
  
  
   -- Лорд Хокаге, ваша честь, - сказал Какаши. Он уважительно склонил голову перед властителем деревни, - Команда Семь прибыла за первой миссией. Что у вас для нас есть?
  
   Хокаге улыбнулся из-под остроконечной шапки каге:
   -- Лес, который нужно отнести от доков на стройку на другом конце города, несколько сотен запечатывающих свитков с импортным продовольствием для доставки и распечатывания, и тестовая миссия по поиску и захвату убежавшего животного.
  
   -- Эм, - сказал Наруто, - это что за дурацкие миссии?
  
   -- Это миссии D-ранга, которые вы можете взять сегодня, - сказал Хокаге своему сосуду с Губителем.
  
   -- Не волнуйся Наруто. Сегодня у нас вводная. Скоро мы получим миссии поинтереснее, - произнесла я. Может быть это и было неправдой, но я подумала, что так он не устроит сцены.
  
   -- Ох! Это здорово, потому что я хочу настоящие миссии, чесслово! Это все такое скучное. Ты должен знать, что я реально готов спасать принцесс и все такое, старик!
  
   Вот блядь. К счастью Хокаге хотел, чтобы его карманный Губитель любил его. Деспот издал смешок:
   -- Если будет принцесса, которую надо спасать, я тебе дам знать. Какаши?
  
   Какаши вытянул руку, чтобы принять свиток:
   -- Думаю мы займемся тестовой миссией. Если только ... Это же не поймать кошку?
  
   Хокаге выпрямился и посмотрел в глаза Какаши:
   -- Боюсь, что да. Боюсь, что да.
  
   Какаши взглянул на Наруто:
   -- Не уверен, что мы к ней готовы, Хокаге-сама. Лучше выдайте нам переноску леса.
  
   -- Мудрый выбор, - сказал Третий Хокаге, его глаза смеялись над Наруто. Это было непрофессионально. Может быть даже жестоко.
  
   Когда мы уходили из башни, Наруто подошел ко мне. Он прошептал:
   -- Тера ... что это за кошка, которая мешает Какаши?
  
   -- Он тебе врет. Никакой кошки нет. - Какаши послал мне раздраженный взгляд. - Он думает, что ты - легковерный.
  
  Легковерный? - спросил Наруто, - что это значит?
  
   Как бы сказать так, чтобы он понял?
   -- Представь, что ты устроил шалость, тебя поймали и учитель говорит, что так больше нельзя, и ты соглашаешься, даже если знаешь, что будешь опять шалить.
  
   -- Конечно. Так все время выходит, - хихикнул Наруто, и улыбнулся, смотря в небо. Возможно вспоминал свои художества. - И какая тут связь?
  
   -- Ну если учитель тебе поверил? Значит он был легковерным.
  
   -- Ага, - сказал Наруто, - вроде как ты, когда я притворился, что не знаю этого слова?
  
   Вот блин. Я была официальной целью для его розыгрышей. К счастью, его первая попытка была довольно слабенькой. Надеюсь он не наложит на себя мое хенге, чтобы изобразить на скале Хокаге мой портрет. Или пригласить Саске на свидание. Или заклеить мои туннели клеем. Стоило подумать о том, как перенаправить его энергию.
  
   Наруто самодовольно ухмыльнулся, почти как Лиза.
  
   -- Хорошая попытка, неудачник, но нет. Ты не знал, что значит 'легковерный' до того, как она тебе сказала.
  
   -- Саске! - простонал Наруто, - она полностью купилась. Зачем было все портить?
  
  ***
  
   После двух миссиий и обеда, Какаши отвел нас обратно на полигон и расположил напротив себя.
  
   -- У меня есть мысли, чем заниматься с каждым из вас, но мне также хочется узнать как вы сами хотите развиваться. Раз мы команда, то обсудим это вместе. Приступим. - Какаши посмотрел на меня. - Тера я хочу знать, чему я должен научить, чтобы ты стала лучшей куноичи?
  
   Я уже думала об этом:
   -- Вы слышали о Кукольнике Сасоре из Красных Песков Сунагакуре?
  
   -- Да, - сказал Какаши. Нить чакры вылезла из его руки и выхватила кунай из подсумка. Затем она подбросила его в воздух и он поймал его. - Ты хочешь стать кукольником? Я удивлен.
  
  
  Я покачала головой, давая ему понять, что я не собиралась стать кукольником:
   -- Вы - Копирующий Ниндзя. Вы знамениты тем, что копируете самый ценный дзюцу у других. Я долго думала о Сасори. Главным образом о том, как он ухитрялся управлять сотней марионеток как одной. Подозреваю, что у него есть секретная техника для многозадачности. Менее очевидная, чем дзюцу клонов. Я надеялась, что вы поможете воссоздать ее... и возможно сохранить в секрете, поскольку это даст мне преимущество, которого не будет у других.
  
   Какаши кивнул:
   -- Хорошо. Это интересная идея, но я не могу ничего обещать, поскольку для Шаринган играет большую роль в том как я копирую техники. Однако, по меньшей мере я поразмышляю об этом. Еще что-нибудь? Надеюсь что-то более практическое, чем теоретическое.
  
   -- Да. Также я хотела бы изучать фуиндзюцу. В перспективе, я бы хотела бы специализироваться в нем, а не использовании насекомых. Особенно, если мы сможем понять как создавать печати с помощью моей колонии.
  
   -- Хмм ... - нахмурился Какаши. - Ты предлагаешь интересный путь развития. Он сильно отличается от того, что я придумал. Еще что-нибудь?
  
   -- Да, но я не хотела бы слишком распыляться.
  
   -- Так. У меня есть несколько замечаний по поводу этого плана. Допустим, что все получится. Ты сможешь одновременно управлять всем роем и сможешь накладывать жуками мощные фуиндзюцу. Что дальше?
  
   Я свалю и буду делать что хочу, потому что никто ко мне не притронется? Заставлю Орочимару поделиться техникой бессмертия? Воскрешу друзей? Уйду из этой реальности в менее хреновую, злоупотребив своей тенхнарской силой? Объявлю себя Хокаге? Честно, у меня было много вариантов. С развитым фуиндзюцу не было ничего сложного в ментальном контроле всего мира.
  
   -- Ну, займусь чем то еще? - спросила я.
  
   Какаши покачал головой:
   -- Нет. Тебя пошлют на миссии, требующие твоих талантов. Ты встретишь больше опасностей, встретишь раньше, чем обычно. Когда ты научишься всему этому, ты будешь на уровне чуунина во всем остальном, а те кто выполняют такие задания будут гораздо лучше тебя в тех навыках, в которых ты слаба. Понимаешь?
  
  -- Вы имеете в виду, что я слишком сосредоточена на нападении? - Я хотела сказать, что буду стеклянной пушкой, но тут не пользовались пушками. Так что метафора бы не сработала. - Вроде взрыв-тега на рисовой бумаге.
  
   -- Не совсем, но похоже. Что приводит нас к тому, о чем я думал относительно плана твоего обучения. У тебя есть зачатки очень мощной защитной техники с тем способом, которым ты научила насекомых перехватывать атакующие дзюцу. Я хочу развить это. Я знаю больше тысячи дзюцу. И думаю, что мы пройдем через каждое, до тех пор, пока не останется дзюцу, которое ты не можешь разрушить или уклониться. Как насчет этого?
  
   -- Хорошо, - признала я. На самом деле очень хорошо. Определенно были техники, которые я не знала как блокировать. Особенно высокоуровневые ниндзюцу, с гораздо большим вложением чакры. Кроме того это был подход, который заслуживал уважения. Было разумно сфокусироваться на безопасности тринадцатилетки.
  
   -- Итак. Во вторых я хочу поработать над тем, чтобы не давать противнику сводить на нет твоих жуков. Твой клан довольно известен, так что многие имеют готовые способы справиться с насекомыми. Я не хочу, чтобы они стали неожиданностью. Далее. Я хочу прикрыть твои слабости. Я хотел бы, чтобы после того как противник пройдет через твоих жуков, он проиграл, потому что ты опаснее, чем он ожидает, вместо того, чтобы ты проигрывала как тогда, когда я использовал тайдзюцу.
  
   Я подумала о его словах. Если суммировать, то я предлагала расширить возможности по использованию жуков и растить арсенал за счет читерских фуин печатей. Смысл его предложений был в другом. Он хотел сделать из меня ниндзя с непробиваемой защитой и отсутствием слабых мест.
  
   -- Звучит хорошо, - сказала я, - Но... Я не уверена насчет тайдзюцу. Может быть вместо него заниматься кендзюцу? Как я понимаю всегда будет кто-то лучше меня в тайдзюцу, так что нет смысла слишком на нем фокусироваться.
  
   -- Всегда? Чушь! Если кто-то лучше тебя в тайдзюцу, то можешь винить только себя. В любом случае, навыки в тайдзюцу необходимы для развития в кендзюцу. Но мы можем им заняться, когда я сочту, что ты готова.
  
   Брайан бы не согласился. Если бы был жив. А он и не был. Иронично, но в конце-концов Брайан не последовал своей старой максиме 'драться до конца' - не после того как Виктор воспользовался своей силой вора навыков, чтобы научить себя драться.
  
   -- Хорошо, - сказала я.
  
   -- Ладно. - произнес Какаши. - Похоже у нас есть долговременный план. Саске, Наруто - у вас есть какие-то мысли по поводу услышанного?
  
   Оба мальчика внимательно слушали. Даже Наруто. Разговор о секретных техниках и крутых тренировках ниндзя был одним из немногих предметов, удерживающих его внимание. В некотором смысле, было неудивительно, что ему было тяжело учить основы, но он смог освоить запретное дзюцу всего за день. Такие вещи его действительно мотивировали.
  
   -- Аа... - Наруто почесал затылок, - Она ... она вчера пыталась сказать мне всякое своими жуками, так? Я ... не всегда понимал, что она хочет...
  
   -- Спасибо, что напомнил, - ответила я, - Это нам определенно надо исправить и чем раньше, тем лучше. И нам надо понять, что повлияло на тебя, что ты развеял своих клонов.
  
   -- Если это все ... - Так и было. Больше мальчишки ничего не сказали. - Давайте перейдем к Саске. Саске, твои мысли о тренировках?
  
   -- Я уже сообщил свои планы. Я хочу убить кое-кого. - Своего брата. - Я хочу силу, чтобы убить его. Дайте ее мне.
  
   Части меня это казалось глупым ответом. Но это было не так. Это была культурная особенность. Моя прошлая культура ценила креативность и индивидуальность. В этой - были особые слова, которые обозначали вещи вроде 'мой уважаемый учитель.' Ожидалось, что учитель позаботится обо всем. Саске пытался объявить, что он верил, что Какаши знает как сделать его сильным, и проявлял толику уважения, поскольку обычно Саске не удосуживался обращаться к своим учителям с должным пиететом.
  
   Пусть это было не в первый раз, я была удивлена отсутствием креативности и самодисциплины в Конохе, ну по крайней мере в моем возрасте. Им демонстрировали упражнение с прилипающим листом, и первой реакцией не было: 'А смогу ли я так ходить по стенам? Незаметно поднять оружие? Улучшить сцепление? Держать несколько клинков? Или использовать эту технику, чтобы хвататься за воздух?' Ну и тысячу других вещей.
  
   Вместо этого они слепо рассматривали это как обычное упражнение по контролю чакры. Это сводило с ума. У них была сила, пусть и слабая, позволяющая приклеивать к себе вещи, и вместо того, чтобы сесть за свитки и провести неделю или две, придумывая новые способы применения, они просто пользовались ей для улучшения своего контроля.
  
   У меня была обратная реакция, и вся Академия иногда казалась дурной шуткой. Через несколько месяцев после упражнения с листом, мы изучали какого-то знаменитого ниндзя из Облака, который использовал эту технику для того, чтобы драться восемью мечами одновременно. И весь класс охал и ахал, как ново и удивительно, и я просто хмурилась на Шикамару, потому что с хрена ли он смотрит так, как будто услышал что-то интересное. От этого я сильно завидовала Итачи, что он смог сбежать из продленки, хотя может быть ему и стоило остаться, чтобы не сойти с ума и не поубивать всю семью. Ебаный Лист. Дурацкая Коноха.
  
   Ирука считал себя хорошим сенсеем. Мне было интересно, чтобы он подумал о том, что мрачная девочка с насекомыми думает о нем, если бы я честно высказалась. Он знал, что я его не люблю. Но он не представлял насколько плохим учителем я его считаю.
  
  Какаши нахмурился от слов Саске. Похоже, что не только я была не удовлетворена его ответом:
  -- Ты можешь уточнить, что именно ты хочешь изучить.
  
  -- Я должен знать кендзюцу и гендзюцу. Этот человек... Я... - Саске опустил глаза. - Я должен... - пробормотал он. Он посмотрел на меня и Наруто со сжатыми кулаками, и вернул взгляд к Какаши. - Сила.
  
   Он назвал меня плаксой, но моей реакций на то, как он пытается справиться с травмой, не было мысль о том, что плакса - он. Итачи задохнется в жуках, после того как они съедят его глаза. Ненавижу тех, кто вредит детям. Он нарушил правила. Не важно, что он не знал, что они существуют. Я накормила своих жуков легко созданной жаждой убийства.
  
   Голос Какаши был тих:
   -- Я научу тебя этому и много большему. Я знаком с его стилем боя. Я даже скопировал его.
  
   Саске резко кивнул. Наруто ничего не сказал. Мне показалось неправильным говорить что-то. То что я услышала, было слишком личным и болезненным по моему мнению, чтобы быть высказанным здесь. Это должно было быть произнесено наедине с врачом, за закрытой дверью без всякой записи. Также я поняла, что он хотел открыться передо мной во время теста с колокольчиками. Это была та же бессвязица.
  
   Я чувствовала себя дерьмом. Он пытался открыться мне. А через двадцать минут я приводила доводы, что он провалился. Я не чувствовала себя неправой, но мне было плохо, что это случилось. Выглядело жестоко. Бессердечно. Особенно с учетом того, что Саске был подростком играющим в кейпа. Тогда я могла привести довод, что его потеря веры в меня была лучше, чем если бы он лез в смертельные бои. Но я не поняла. Я думала, что он не в себе из-за молниевого дзюцу. А на самом деле он пытался рассказать о случившемся, о том, что Джек Слэш мог бы сделать со своим братом, если бы он у него был.
  
   Какаши повернулся к Наруто. Он глубоко вздохнул, как будто бы готовился. А потом проговорил:
   -- Хорошо, Наруто.. Твоя очередь.
  
   Наруто ухмыльнулся:
   -- Хочу выучить много крутых дзюцу! Типа как вырастить лес, чтобы нападать на людей, как Первый Хокаге или, даже лучше, водяных драконов, как второй. Ох! И кидаться молнией! У меня получится оранжевая молния? Потому, что мне оранжевая нравится больше чем обычная. И я хочу ниндзюцу, чтобы становиться большим. Реально, реально, реально большим. Так чтобы все видели как я дерусь, чтобы не притворялись, что меня нет, чтобы знали, что я есть!
  
   Ага. Угадайте с трех раз почему подросток, который хочет внимания, выбрал массовых теневых клонов и пользовался ими, чтобы буквально заполнять собой целые леса, несмотря на то, что в свитке наверняка было множество ужасно опасных дзюцу, которые могли бы быть куда эффективнее, этой очевидно мощной техники.
  
   -- Хмм... Элементарные ниндзюцу требуют уровня чуунина, и продвинуты, вроде дракона, доступны только джонинам, - сказал Какаши. - Что касается леса, необходим геном. Но в любом случае, с тобой я займусь основами. Улучшу тайдзюцу. Помогу немного лучше думать стратегически и тактически. Мы будем много повторять, но в итоге это тебе к лучшему. Также я хотел бы, чтобы ты привык, что за тебя должны драться клоны.
  
   Я полностью согласилась с оценкой Какаши. Для Наруто, который мог себя так размножить, даже небольшое улучшение базы означало, что пять сотен клонов, которых он мог вызвать, будут немного лучше. Нельзя не заметить, что у него была армия шиноби с базовыми навыками. Я хотела выучить многозадачность, используемую Сасори, ради того, что у Наруто уже было - армии.
  
   -- Что? - возмутился Наруто. - Вау, не круто, Какаши-сенсей. Ты научишь меня куче клевых дзюцу, чесслово! Как иначе я стану Хокаге, а? Старик знает тонны дзюцу и мне надо быть лучше его. Это серьезно, так что прошу научи меня ниндзюцу. Прошу, прошу, прооошу!!!
  
   -- Честно говоря, у тебя нет достаточного контроля чакры, чтобы начать учить те дзюцу, что ты просишь. Мы поработаем, чтобы это исправить. И вернемся к этому вопросу.
  
   -- Контроль чакры! Ты хочешь, чтобы я работал над контролем чакры? Но... это то же самое, что мне говорили учителя в Академии... - Наруто был сильно разочарован.
  
   -- Не знаю, что и сказать, Наруто. Если ты хочешь иметь стиль с основой в мощных элементальных дзюцу? Тебе потребуется превращать свою чакру в элементальную. Так что сейчас ... Ты будешь учиться контролю и повторять базу. Саске, Тера, ваши мысли?
  
   -- Элементальная чакра? - нахмурившись прошептал Наруто.
  
   -- У Наруто достаточно чакры, так что я возможно смогу помочь остальным тренироваться дольше, передавая ее нам, хотя это потребуется только во время тренировок, требующим много чакры, вроде отработки дзюцу. И ... Мне очень хотелось бы, чтобы Наруто мог следовать инструкциям моих насекомых.. Кроме того... - У меня был целый список. Если бы его клоны могли нести взрыв-теги, то у нас была бы стратегия с террористам-смертниками, от которой ниндзя-саперы из Ива плакали бы кровавыми слезами. Если бы мы научили одного клона Наруто быть серьезным, и он бы развеялся в нужный момент, чтобы заставить клонов собраться в нужный момент. На самом деле, многое зависило от механики запретного дзюцу. - Еще одно. Почему дзюцу Наруто - запретная техника, и нельзя ли научить Наруто тому, за что она получила этот ранг?
  
   Какаши посмотрел на меня:
   -- И ты думаешь ему это стоит узнать? После того, что ты вчера сказала?
  
   Я обдумала это:
   -- В зависимости от. Я подумала о довольно страшных применениях, но мне неизвестны пределы этой техники. Можно ли призвать клона с оружием уже внутри противника?
  
   Наруто побледнел, и изобразил как отползает от меня. Черт. Какаши был прав, Наруто скорее всего не готов. На самом деле, может быть Какаши отвлекал меня от фуиндзюцу своим разговором об идеальной защите. Думается, что он подумал тоже, что и я. Что я не готова к ковровым бомбардировкам печатями, выставленными моим роем.
  
   -- Не обращайте внимания, - сказала я, - я позже передам вам заметки. Посмотрите в свободное время, и поделитесь с Наруто тем, что считаете нужным.
  
Оценка: 7.22*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"