Voronkov Michael: другие произведения.

Нор-Истер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


Нор-Истер

  
   Когда случался Нор-Истер, большая часть города становилась похожа на остров. С востока, юга и запада Медвежью Заводь омывали мутные воды реки Огайо, а с северной стороны единственный путь из города отсекала железная дорога, по которой откуда-то с севера-востока штата ходил грузовой поезд, называемый местными жителями Нор-Истером.
   Поскольку Нор-Истер был единственным видoм железнодорожного сообщения, бывшее помещение вокзала за ненадобностью было перестроено в школу. Несмотря на то, что школа была новая, с большими окнами и необычной для этих небогатых краев черепичной крышей, ученики всегда радовались Нор-Истеру, потому что тогда в школу можно было не ходить. На самом деле в школу в такие дни просто невозможно было попасть, потому что школа находилась в привилегированной части города по другую сторону железной дороги, рядом с полицейским участком, новой городской ратушей и оптовым продуктовым магазином. Взрослые же, скорее, привыкли к этому явлению, как привыкают к таким нелогичным явлениям жизни как камни в почках, солнечные батареи на крыше похоронного дома или сумасшедшая старуха, кормящая кошек на углу одноэтажных улиц Салем и Бродвей.
   Попавшие в западню Нор-Истера, Брок и Одри сидели в единственном в Медвежьей Заводи баре рядом с железнодорожным переездом. Они разместились за столиком у окна с видом на бесконечную череду грузовых вагонов. Был рабочий день, и в баре никого кроме них не было, если не считать парня за стойкой, смотревшего по телевизору футбол.
   Приглушенный толстым оконным стеклом стук колёс неторопливо отсчитывал время.
  - Может, все обойдется? - спросила Одри.
  - Может... - пожал плечами Брок.
   - Конечно, обойдется, - сказала Одри, стараясь звучать уверено.
   - Да уж... Но даже если и обойдется, то карму все равно уже не исправить, - вздохнул Брок.
   В их планы совсем не входило застрять в Медвежьей Заводи, и даже наоборот, им следовало бы быть как можно дальше от этого города. Им следовало не превышая скорости и не привлекая внимания полицейских пересечь штат Огайо, чтобы успеть к вечеру вернуться в Кливленд домой. Для Брока и Одри, никогда до этого не нарушавших закон, удивление, что все сегодня утром прошло просто, почти обыденно, снова стало вытесняться уже было совсем исчезнувшими сомнениями и неопределенностью.
   Нор-Истер обычно вез уголь и поэтому в такие дни из-за угольной пыли погода всегда становилась пасмурной и солнце проблёскивало как алюминиевая ложка в стакане крепкого чая. К тому же любого нормального человека не могло не раздражать непредсказуемость Нор-Истера. Расписание поезда, судя по всему, диктовалось спросом угля на какой-то дальней теплоэлектростанции за сотни, а может и тысячи миль, и Нор-Истер мог начаться в любой час дня или ночи. То ли электростанция была очень большая, то ли хозяин железной дороги отчаянно экономил на зарплате машинистов, но Нор-Истер не имел бы собственного названия и тем более не был бы такой удивительной, пусть и неприятной, достопримечательностью Медвежьей Заводи, если бы не длина поезда. В этом-то вся штука и заключалась: Нор-Истер мог идти хоть несколько дней, но мог так же внезапно закончиться, как и начаться.
   Несомая Нор-Истером угольная пыль оседала не только на окружающие неказистые дома, улицы, палисадники или легкие горожан, живущих вдоль железной дороги. Мельчайшие черные частицы, казалось, так же проникали в их души. В такие дни люди переставали улыбаться, при виде знакомых чаще переходили на другую сторону улицы, чаще проезжали на красный свет и никогда не подавали милостыню. И если бы Медвежья Заводь была населена кем угодно, а не терпеливыми потомками французов, то несомненно во время Нор-Истера происходили бы все ограбления и убийства.
   Даже теми, кто помнил Нор-Истер с беззубого детства, в такие дни овладевало чувство, похожее на боязнь замкнутых пространств: мрачного фатализма и одновременно нехорошей зависти ко всему миру. Чувство, впрочем, далеко не чуждое каждому, кто несколько лет подряд встречался с одними и теми же женщинами, а потом задумался, куда девалась его жизнь. Или тому, кто после окончания школы, как в заколдованном круге работал попеременно то на местной консервной фабрике, то за стойкой бара, то уборщиком в мэрии, а потом в какой-то момент поднял голову, чтобы рассмотреть сквозь облака серебристый корпус трансконтинентального авиалайнера.
   Тем не менее, регулярно переизбирающиеся отцы города обещали всячески бороться с Нор-Истером. Но то ли потому, что их мэрия находилась по другую сторону путей, то ли городская казна сильно зависела от железной дороги, жители Медвежьей Заводи продолжали из года в год молчаливо страдать.
   - Простите, - Брок обратился к парню за прилавком, который следил за футбольным матчем, автоматически протирая посуду, - когда это безобразие закончится? Мы уже торчим тут третий час.
   Парень, не отрываясь от экрана, пожал плечами:
   - Вы, наверное, нездешние. Это Нор-Истер, сэр, - сказал он тоном, которым объясняют детям очевидные вещи. - Может, вы хотите еще кофе?
   - Хм... На восточном побережье "нористером" называют зимний ледяной шторм с Атлантики.
   - Правда? - немного деланно переспросил парень и сам себе ответил: - Ну сейчас точно не зима, и тем не менее это Нор-Истер. А вы правда что ли с восточного побережья?
   - Из Филадельфии, - наугад сказал Брок.
   - Ух ты... - парень за стойкой оторвался от экрана и с интересом посмотрел на Брока. - Ну и как там? Я никогда не бывал на восточном побережье.
   - Да там все так же: колокол свободы, музей Франклина и конституция, -- шутливо ответил Брок.
   - А ты вообще выезжал из этой деревни? - вступила в разговор Одри.
   Ее скептический тон, казалось, обидел парня за стойкой.
   - Конечно, выезжал. Я был в Индианаполисе. И еще один раз, когда работал уборщиком в мэрии, съездил на автобусный тур в штат Огайо, - сказал он обиженным тоном и развернулся в сторону телевизора.
   Поезд рассекал Медвежью Заводь по прямой с точностью хирургического скальпеля, отрезающего опухоль от всего живого. Отрезающего от сегодня все что уже случилось и стало ненужным. У Брока появилось гнетущее ощущение, перерастающее с каждой отмеренной стуком колес минутой в уверенность, что никакого прошлого за железнодорожными путями на самом деле и нет. А есть только это бесконечное настоящее, которое тоже исчезнет, когда они, наконец-то, окажутся по ту сторону железнодорожного шлагбаума с автоматически мигающими красными огнями.
   - Это уже похоже на реку Стикс, - неожиданно сказал Брок, - а вот наш приятель за стойкой - это дружище Флегий.
   Парень за стойкой никак не отреагировал.
   - Ну мы и в аду унывать не будем, - пожал плечами Брок. - Эй, Флегий, что у вас на десерт?
   - Меня зовут Фредди.
   - Конечно-конечно, Фредди. Так что насчет десерта?
   - Да все что хотите, - сказал Фредди, оторвавшись от телевизора и заметно оживляясь. - Мы все сами печем. Сегодня пирог из свежих ягод - клубника, ежевика и рабарбар.
   - Мне просто еще кофе со сливками, - сказал Брок.
   - Великолепно. А я тогда буду "Pie a la mode", - сказала Одри.
   - Чего? - непонимающе переспросил Фредди.
   - Ну, принесите этот ваш пирог плюс шарик сливочного мороженного.
   Фредди пожал плечами:
   - Ну так бы и сказали. У нас тут не телешоу "Дьявольская Кухня", - прибавил он уязвленным тоном.
   - И если можно, еще того, что у вас здесь называется кофе, - сказала Одри ему вдогонку, указывая на свою чашку.
   Отрезав от пирога солидный кусок, Фредди подогрел его в микроволновке. Затем он достал из холодильника мороженное и отковыряв большой ложкой не очень ровный шарик пломбира, водрузил его на пирог. Он удовлетворенно осмотрел свое кулинарное творение, поставил тарелку на стойку бара и отвернулся к телевизионному экрану.
   Наблюдавший все это Брок, бросив взгляд на свою спутницу, встал и подошел к стойке бара забрать десерт.
   - А твоя подружка какая-то странная... - сказал Фредди, не оборачиваясь.
   - К сожалению, - вздохнул Брок, - она не моя подружка.
   - Да? - Фредди обернулся. - Ну и слава богу, я бы на твоем месте радовался. Вы абсолютно друг другу не подходите, это сразу видно.
   Брок посмотрел на него оценивающе, но ничего не сказал, взял тарелку с пирогом и вернулся к своей спутнице.
   За окном угольные сумерки, очевидно, сделались еще гуще и дома на другой стороне улицы теперь выступали темными и бесформенными силуэтами. Сама бурая пыль, поднятая Нор-Истером, казалось, не могла проникнуть сквозь плотно закрытую дверь, но еле уловимый запах гари внутри бара выдавал ее присутствие.
   Прошло еще полчаса, пока в футбольном матче объявили перерыв. Чувствуя что незнакомцы будут торчать здесь до конца Нор-Истера, Фредди списал вызываемое ими раздражение на свое плохое настроение и решил исправить ситуацию. Он подошел к их столику и вежливо спросил:
   - Ну, как пирог?
   - Бениссимо! - шутливо ответила девушка.
   Фредди про себя поклялся, что ее снобизм ни за что не собьет его гостеприимного настроя. Он кивнул на сумрак за окном и примирительно сказал:
   - Это наш доморощенный монстр. У Канады - Бигфут, у Японии - Годзила, а у нас - Нор-Истер. Вы, конечно, будете смеяться, но иногда мне кажется, что это гигантская анаконда пожирающая весь мир, но случайно не заметившая пару кварталов в Медвежьей Заводи.
   - У тебя явно нездоровое воображение... - сказала Одри, в свою очередь пытаясь поддержать беседу. - А ты знал, что изначально Годзила задумывался для японцев как олицетворение Соединенных Штатов?
   - В смысле?
   - Ну, монстр сначала разрушает Японию, правильно? Потом Годзила начинает ее защищать. Это метафора, чтобы простые японцы могли по-другому взглянуть на присутствие на их островах американских военных.
   - Наверное, - сказал Фредди и простодушно добавил: - Когда я в детстве посмотрел фильм "Кинг-Конг против Годзилы", вы не поверите, я всю ночь рыдал в подушку! Ну как Годзила мог проиграть? Как?! Ведь он даже дышит огнем!
   - Огнем? - переспросила Одри. - Не волнуйся. Там была снята и альтернативная концовка, где Годзила побеждает.
   - Классно! - обрадовался Фредди и добавил совсем по-детски: - Я всегда знал, что Годзила сильнее!
   - Какая восхитительная наивность! -- Одри обратилась к Броку. - А ты говорил, что в этом городке люди не имеют воображения.
   Фредди окончательно решил, что эти приезжие держат его за дурака. Он нахмурился и молча направился к своему телевизору.
  
   - Не знаю, как насчет воображения, но какие-то слишком разговорчивые люди здесь живут, -- заметил вполголоса Брок и добавил: - Ты бы поменьше с ним болтала.
   Чувствуя по выражению ее лица, что фраза получилась слишком колючей, Брок сказал:
   - Извини, я хотел сказать, что нам не стоит привлекать к себе внимания. Надо просто переждать этот поезд...
   - Да, ты прав... - она вздохнула. - Я позвоню Патрику?
   - Звони. Только здесь нет сигнала. Или это Нор-Истер и угольная пыль, или телефонная вышка находится по ту сторону железной дороги.
   Одри достала телефон и, убедившись что и у нее нет сигнала, поднялась и направилась к стойке бара.
   - У вас можно позвонить?
   Фредди кивнул на стоявший в дальнем углу бара телефон.
   Убедившись, что Фредди смотрит футбол, она повернулась к нему спиной и набрала номер:
   - Привет, это я... Это неважно... Патрик, дорогой, что сказал врач?... Не может быть! Он уверен? ...
   Было видно, как она борется с собой, чтобы голос не выдал навернувшихся на глаза слёз:
   - Это мы еще посмотрим. У меня хорошая новость - мы нашли денег. Через пару недель будешь здоров как мамонт... Нет, не у отца... Я же знаю, что ты у него никогда не возьмешь... Ладно, потом все расскажу - мне нужно идти.
   Она вернулась к столику, села и машинально придвинула к себе чашку остывшего кофе.
   Брок молча перевел взгляд с улицы на нее.
   - У него по-прежнему вода в лёгких, - сказала она и закрыла лицо руками. Посидев так с минуту, она подняла голову и попыталась улыбнуться:
   - Но у нас же уже есть деньги? Теперь-то все будет хорошо?
   - Конечно.
  
   Приглушенный стук колес отсчитывал метрономом время, перераставшее из секунд в минуты, из минут в часы, и было непонятно, что будет после того как закончится Нор-Истер. То ли время окончательно перерастет в вечность или и вовсе остановится в этом чертовом баре.
   В дальнем углу раздался телефонный звонок. Фредди покинул свой пост перед телевизором и подошел к телефону. Было неслышно, о чем он там разговаривает.
   Когда через несколько минут Фредди подошел к их столику, он сказал, поставив перед ними две новые кружки дымящегося кофе:
   - На улице Салем утром ограбили банк. Их было двое: мужчина и женщина.
   Брок просто пожал плечами. Одри, словно не слыша, смотрела перед собой.
   Направившись к стойке Фредди заметил, как она взяла чашку с кофе двумя руками и нервно сделал глоток.
   - Теперь нас всех покажут в вечерних новостях... - помедлив и немного разочаровано сказал себе под нос Фредди.
   Отойдя на несколько шагов в сторону кухни, он уже громче возмутился:
  - Идиоты, куда же им бежать? Это же надо было додуматься - грабить банк посреди Нор-Истера!
   Подумав, Фредди направился к телефону, снял трубку телефона и начал куда-то звонить.
   - Эй, парень, как тебя зовут? - обратился Фредди к парню.
   - Брок.
   - Отлично, Брок, - сказал Фредди. - Тебя к телефону.
   - Меня? - Брок удивленно посмотрел на девушку.
   - Это наш шериф, у него есть к тебе вопрос, - сказал Фредди, наблюдая за его реакцией.
   - Хорошо, - сказал Брок после небольшой паузы и пошел к стойке.
   Через пару минут он вернулся.
   - Они знают? Почему они позвонили тебе? Это ошибка? - Одри засыпала его вопросами.
   - Не знаю... Согласно шерифу, наш друг Флегий думает, что мы ограбили банк.
   Глаза Одри вспыхнули гневом, ее лицо побледнело.
   - Банк?... Этот Фредди просто идиот! Подожди, что тебе сказал шериф?
   - Ничего. Остаться для беседы, он подъедет, когда Нор-Истер закончится.
   Ошарашенная поворотом событий, Одри не заметила, что говорит вслух:
   - Мне никак нельзя в тюрьму. У меня все хорошо... Послезавтра выпускной экзамен. Мне нужно готовиться.
   Брок молчал, глядя в окно на медленно идущие вагоны с углём. Одри никак не могла прийти в себя.
   -...Если я послезавтра не сдам экзамен, я никогда не получу лицензию врача... Это невозможно. И потом, я выхожу в сентябре замуж за Патрика. Да и в конце концов, кто будет ухаживать за Сабиной?
   - Я бы сейчас особенно не переживал бы за кошку... - не выдержал Брок, но увидев, как Фредди с интересом смотрит в их сторону, осекся и опять замолчал.
   - Что? - Одри отвлеклась от своих мыслей и непонимающе посмотрела на Брока.
   Тот не ответил.
   - Это все очень мило, - громко прервал их Фредди, не выходя из-за стойки. - Только зачем вы ограбили наш банк?
   - Мы не грабили никакого банка, - сказал Брок.
   - А что тогда она так распереживалась?-- Фредди указал пальцем на Одри. - Или вы продолжаете держать меня за дурака?
   Не дожидаясь ответа, он резко развернулся и направился к выходу.
   - Ничего, подождите, я сейчас.
   - Да он просто псих... -- вполголоса пробормотала Одри.
   Казалось, услышав это, Фредди на секунду приостановился, но втянув голову в плечи, еще стремительнее вышел из бара, оставив Одри и Брока глубоко погруженными каждого в свои собственные мысли.
   Они так и не проронили ни слова, когда Фредди вернулся минут через десять в сопровождении пожилого крепко сложенного мужчины. Прежде чем дверь на улицу успела захлопнуться, помещение наполнилось запахом гари и серы. Свет от ламп стал еще более тусклым.
   - Сегодня сыпет больше чем обычно -- заметил незнакомец, отряхивая рукой бурую пыль с волос, с интересом поглядывая в сторону Брока и Одри. Фредди, неприятно улыбаясь, встал поотдаль у стойки бара, а незнакомец молча сел напротив Брока и начал изучающе его рассматривать. Брок почему-то почувствовал себя лабораторной мышью под носом большой хозяйской кошки. Пауза явно затягивалась и, стараясь не встречаться с незнакомцем взглядом, Брок наконец спросил:
   - Я могу вам быть чем-то полезен?
   Незнакомец улыбнулся:
   - Ты знаешь, у меня чутье на преступников. И мне кажется, что мой племянник Фредди может быть в чем-то прав... что вы явно неспроста в нашем городе.
   При слове "чутье" Брок невольно вздрогнул. Ситуация, в которую они в этом баре влипли, явно ухудшалась. Пытаясь придать своему голосу уверенность, он спросил незнакомца:
   - Вы, наверное, полицейский?
   - Нет, - почти насмешливо ответил мужчина. - В нашем городке их не любят.
   Потом, словно спохватившись, добавил:
   - Боже, где же мои манеры? Меня зовут Марти.
   - Брок, -- буркнул Брок.
   То, что Марти не был полицейским, не принесло ему облегчения, а из-за явно агрессивного поведения незнакомца даже наоборот.
   - Одри, -- выдавила из себя его напарница. - Почему вообще вы решили, что мы преступники?
   Довольный производимым эффектом, Марти ответил:
   - У меня богатый опыт. Я был представителем общественности на исполнении смертной казни в нашем штате. И поверьте мне, сидя за полупрозрачным стеклом, вы сразу поймете, кто действительно преступник, а кто нет. Так что, пожалуйста, не стоит от меня ничего скрывать.
   - Смертной казни? - Глаза Одри округлились. - И вы делали это добровольно?
   - Конечно. Может это покоробит твое либеральное самочувствие, но кто-то должен это делать. Таковы правила.
   Одри прикусила губу.
   - А почему вы решили, что нам есть чего скрывать? - спросил Брок.
   - Каждому есть что скрывать, - пожал плечами Марти.
   Он внимательно посмотрел на них обоих, словно выбирая свою жертву. Затем обратился к Одри:
   - Знаешь, из двадцати восьми виденных мной казней был только единственный случай действительно невинной жертвы. Практически все осужденные отрицали свою вину, испуганно всматриваясь в темное смотровое стекло, надеясь на помилование в последнюю минуту. Но после того, как их привязывали к столу, кто-то начинал ругаться, кто-то выкрикивать угрозы, кто-то молиться. За стеклом по нашу сторону обычно царило гробовое молчание и все было прекрасно слышно. Одна женщина, осужденная за то, что утопила своих детей вместе с машиной, пела колыбельную все время пока дьявольская смесь лекарств убивала ее. Голос ее становился все тише и тише. Даже, когда под действием отравы ее легкие перестали работать, еще несколько секунд она открывала рот, пытаясь продолжать петь... Это потом уже доказали, что в старой машине отказали тормоза и у детей, пристегнутых на заднем сиденье, не было шансов. А я уже знал тогда...
   В комнате повисло глубокое молчание. Казалось, за окном угольная мгла стала еще темнее и прорывающиеся сквозь нее звук колес Нор-Истера стал глуше, как в свежевыкопанной яме. Одри почувствовала, что только это гнетущее молчание отделяло ее от паники.
   Наконец Марти прервал паузу, не сводя с Одри пристального взгляда. Тон его голоса звучал почти дружески. Смысл же слов был явно противоположным:
   - Вы напрасно приехали в Медвежью Заводь и сделали то что сделали. Запомните: мы вас первыми не трогали, - он наклонился ближе к девушке и понизил голос. - И теперь вопрос даже не в том, отдадите вы деньги или нет. На самом деле, весь вопрос в том, какое наказание вы должны понести за причиненное нам зло.
   Фредди удовлетворенно поддакнул:
   - Вы первые начали.
   - Это какое-то совершенно нелепое недоразумение, -- едва не путая слова, начала Одри. - Мы даже близко не подходили к вашему банку. Я даже не знаю на какой он улице находится. У нас нет никаких денег. Это все нелепое совпадение...
   Поморщившись, Марти прервал ее:
   - Нелепое совпадение?
   Одри поспешно закивала головой.
   Марти перевел взгляд на Фредди:
   - Фредди, так значит ты не слышал, как эта Одри здесь хвасталась по телефону, что теперь они нашли некие деньги? - его голос внезапно стал глуше, как будто угольная мгла ворвалась в комнату и заполнила до отказа. - Я не люблю, когда мне врут. Ты же знаешь, что за ложь наказывают вдвойне.
   Последняя его фраза была предназначена явно не для племянника.
   Марти и Фредди отошли к стойке и стали что-то обсуждать между собой. Они говорили тихо, но судя по оживленной жестикуляции, Фредди что-то доказывал, а Марти только задумчиво соглашался. Брок ожидал, что они позвонят шерифу, но они явно никуда не спешили звонить.
   Посмотрев с опаской в их сторону Одри вполголоса обратилась к Броку:
   - Мне кажется, что они нас просто пугают.
   - Не думаю. Я с самого начала говорил, что эта затея плохо кончится.
   - Меня больше волнует что сказать шерифу, когда он сюда приедет. Мне нельзя в тюрьму.
   - Нам повезет, если шериф вообще успеет сюда приехать. Черт с ними, с этими деньгами, - сказал Брок.
   Ему было очевидно, что в лучшем случае Фредди и Марти отберут деньги. Про худший он старался не думать.
   - Нет, Брок, нам эти деньги нужны для Патрика. Их просто нужно разубедить в том, что это мы ограбили банк.
   Брок посмотрел на нее как на сумасшедшую:
   - А ты хочешь рассказать им про таблетки или что эти деньги на операцию для Патрикa? Да твоего Патрика ни эти деньги, ни любые другие деньги уже не спасут. Ты же сама с врачом два дня назад говорила. Ты из-за него совсем перестала дружить с реальностью!
   - Как ты можешь такое говорить? Он же твой брат... - она осеклась и широко раскрыв глаза посмотрела на Брока. - Что?
   - Да ничего. Я здесь только из-за тебя, - сказал с горечью Брок и отвернулся.
   Это колеса Нор-Истера или пульс в виске глухо отсчитывал время в повисшей тишине?

* * *

   - Ну что, деньги отдавать будем? - спросил подошедший к ним Марти.
   Брок побледнел:
   - Если мы отдадим деньги, вы оставите нас... - наткнувшись на угрюмый взгляд Марти, Брок поправился: - ... Одри в покое?
   Ответа не последовало. Марти сел на стул, предварительно развернув его к окну, сложил руки на груди и стал молча рассматривать что-то на улице. Рука Фредди нашарила бейсбольную биту под барной стойкой.
   - Где деньги? - обратился он к Броку.
   - В машине, - убитым голосом ответил тот.
   - А оружие есть?
   Брок растерянно покачал головой:
   - Нет.
   - Не ври, - Фредди угрожающе поднял биту, - думаешь, мы идиоты? Как же вы без оружия банк ограбили?
   Брок пожал плечами стараясь чтобы голос не изменил ему:
   - Я устал повторять, что мы не грабили никакого банка.
   - Я это уже сто раз слышал, -- сказал Фредди. - Пойдем, покажешь, где деньги. И только без фокусов.
   Когда Фредди вернулся уже один, он молча положил пухлый конверт с деньгами перед Марти.
   - Это все? - непонимающе спросил тот.
   - Да.
   Марти устало вздохнул и положил конверт в карман:
   - Где он? Надеюсь он прояснит мне один маленький ньюанс.
   - Я его запер в подсобке.
   Марти поднялся со стула и обратился к Одри:
   - Извини, я тебя ненадолго покину.
   Многозначительно посмотрев на Фредди, Марти вышел.
   Фредди прислонился к стене и молча смотрел на Одри.
   - Мы действительно не грабили банк, - едва сдерживая слезы, сказала Одри.
   - А откуда тогда деньги?
   - Таблетки... Оксиконтин, - сдавленно ответила Одри.
   - Не понял...
   - У вас в городе нашелся покупатель на таблетки. Я взяла у отца, он врач. Нам очень нужны были деньги.
   Фредди не знал, что и сказать.
   - Да хватит врать. Сказала бы честно, что просто хотели ограбить наш банк, наши сбережения, наших жителей, - начал он, медленно распаляясь от собственных слов. - Этот же городок маленький, мы же для вас все равно ничего не значим, мы для вас никто. Поэтому нас можно просто грабить, да?! Ну не тут-то было. Сейчас ты узнаешь, как над нами издеваться.
   Одри в испуге отрицательно замотала головой. Не обращая на нее внимания, Фредди обратился в сторону подсобки:
   - Эй, Марти?
   Ответа не последовало.
   - Марти?
   Опять без ответа. Фредди не был уверен, что делать дальше. Если он пойдет искать Марти, не сбежит ли его пленница? Впрочем, бежать ей было в общем-то некуда, да и у них в заложниках был ее дружок.
   - Короче, сейчас придет Марти. Можешь начинать петь колыбельную, -- угрожающе сказал Фредди и отправился в подсобку за подмогой.
   Никто не заметил, как бесконечный стук колес Нор-Истера за окном растаял вдали и сменился на полную тишину. Выглянуло солнце и дома на другой стороне улицы вновь обрели окна, занавески на окнах и цветы на подоконниках. Небогатый обиход бара, мебель и вещи вокруг вдруг тоже преобразились и обрели свои привычные контуры. Размытое серой пылью пространство внезапно собралось в фокус. Со всех сторон сквозь окна и щели над входной дверью ударил яркий солнечный свет.
   В баре снова появился Фредди - его лицо было растерянным. Ни в подсобке, ни на парковке, ни на заднем дворике Марти не было - он как сквозь землю провалился. От яркого солнечного света Фредди невольно зажмурился.
   Когда он снова смог нормально видеть, на пороге стоял полицейский.
   - Фредди, - обратился полицейский к нему, - дай мне, пожалуйста, холодный чай с лимоном, а то мне от вашей пыли уже горло першит. Пора уже что-то с этим Нор-Истером делать!
   Одри бросилась к нему, как обезумевшая.
   - Это мы ограбили банк. Я во всем признаюсь!
   Полицейский посмотрел на нее как на умалишенную.
   - Банк? Там чета Хуберов из трейлерного парка покуролесила. С ними уже разобрались, - и снова обратился к Фредди: - Так как там насчет холодного чая?
   Фредди, не обращая никакого внимания на полицейского, растерянно посмотрел на Одри:
   - Боже... Какого черта вы мне ничего не сказали?! Я-то думал, что вы как какие-нибудь Бонни и Клайд...
   И глядя на перепуганное лицо Одри, он начал оправдываться - то ли от собственного испуга, то ли от удивления:
   - Ты думаешь, я помешан на деньгах? Да пропади они пропадом, эти деньги! Ну сама подумай, во всех фильмах герои такие красивые, непринужденные люди, из больших городов, где жизнь прекрасна и легка. Понимаешь, им никогда не нужны деньги, у них изящные вещи и машины. Они не болеют, у любящих их женщин гладкая кожа и у них интересная работа. А у нас здесь что?! Да бог с ним с счастьем, но почему единственным решением любых проблем у простых-то смертных является заполучать все больше и больше денег?
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | | Н.Лакомка "Любовная косточка" (Короткий любовный роман) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди 2" (Юмористическая фантастика) | | А.Тарасенко "Пятый муж Блонди" (Юмористическая фантастика) | | А.Лакс, "Срок твоей нелюбви Бонус" (Женский роман) | | Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Делу - время, забавам - час" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"