Магеррам Зейналов: другие произведения.

Как мы зарабатывали в 90е

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Как мы зарабатывали в 90е
  
  Это были девяностые, детка.
  Портфели журналистов лопались от компроматов, банкиры взрывались в Мерседесах, а колонки продавцов кассет стонали под ударами Эйс оф Бейса.
  Ребенку в 90е всегда нужны были деньги. На видеосалон, на ·Мортал КомбатЋ, на много всякого. Но у родителей денег не было. И приходилось действовать самим.
  Советские дети, тимуровцы, помогали старшим бесплатно. Мы, дети 90х, делали это за деньги. Перевел пожилого человека через дорогу - рубль, помог поднять сумку на пятый этаж - два.
  Наши старшие вспоминают 90е приговаривая "хочешь есть - умей вертеться". И они "вертелись". Ездили челноками в Турцию, работали в ларьках и кришевали их. Вкладывали в Хопёр-инвест.
  Но они не знали, что мы, их дети, делаем тоже самое.
  - Есть пачка наклеек с Ван Даммом, - сказал шепотом с задней парты Рустам, - Четыре рубля за десять пачек.
  - Всего? Что с ними не так?
  - Ну там это...
  - Не тяни.
  - Брак. Плохо клеятся.
  Рустам был единственным азербайджанцем в нашем классе, помимо меня. И эта его азербайджанскость вылезла наружу в 10, ещё раньше пубертата.
  - Мы купим их, возьмем в типографии красивую бумагу, наклеем на нее и будем продавать как картонки. Скажем что так и было.
  - Русик, нас отпиздят.
  - А мы не здесь будем продавать. В тридцатом микрорайоне.
  Меня передёрнуло.
  Если где-то на Земле есть вход в Ад, то он находится в тридцатом микрорайоне. "30 м. н.п." - говорилось в конце каждого газетного объявления о жилье. То есть "в 30м микрорайоне не предлагать".
  Этот микрорайон стоял на окраине города, окруженный болотами и тайгой. Говорят, что в особо холодные зимы туда приходили волки и живьем волокли в лес заблудших алкашей. Считалось, что волки хорошо ориентировались в важных праздниках, вроде дня сталевара, радиолюбителя и дня рождения Анджелы Дэвис. Они караулили перекрестки каждый вечер пятницы.
  Построенные в начале восьмидесятых бетонные дома к середине девяностых уже стояли погруженные в болота по половину первого этажа, а сверху их накрывали сугробы.
  Жили в 30м микрорайоне самые опасные ребята. Лица у них были такие, будто именно они убили Бельмондо и Каттани.
  Когда ты попадал в 30й микрорайон, ты был всегда начеку, а у тебя в голове непрестанно играла музыка Морриконе. Та самая.
  Но Русик был крут. Они ничего в жизни не боялся. Он мог ударить старшеклассника. Сбегая с урока, выпрыгнуть в снег со второго этажа. Дважды посмотреть ·Проклятие долины змейЋ.
  Мы должны были отправиться продавать ·кардонкиЋ с Русиком. Но его не пустила мама.
  В чужом районе надо следовать двум простым правилам. Первое: не улыбайся. Если ты идешь по чужому кварталу и увидел компанию пацанов - подойди к ней. Не проходи мимо как последнее чмо. Тебя поймают и отпиздят. Так что притопай и спроси что-нибудь сам, заведи разговор. Если над твоей шуткой посмеялись - всё, бить тебя не будут. Но никогда, никогда не улыбайся первым.
  То было холодное лето 93го. А может 94го. Мы стояли за ржавой трансформаторной буткой и двое микрорайонских ребят постарше разглядывали мои кардонки. Наконец один протянул мне их обратно и говорит.
  - Мы таких никогда не видели. Картонки бывают с черепашками-ниндзя, ну или там...
  - С Барби, - подсказал второй.
  - Наверно, - кивнул первый, - А картинок с Вандамом я ещё не видел. Могут не пойти.
  - Рынок не примет незнакомый товар, - пояснил второй.
  Это были девяностые. Дети хорошо владели ножечками и экономическими терминами.
  - Но цена хороша, - заметил первый.
  - Да, надо бы Тимуру-малому показать.
  От этого имени меня охватил ужас. Был у нас в городе и Тимур-большой. О нем я только слышал. Говорили, что он крышевал ларьки и заправки, что его боялись менты, и что он, побывал в Афгане и даже Вьетнаме. И что он мог взять на гитаре загадочный аккорд барэ.
  Так вот Тимура-малого боялся даже он.
  Меня повели к Тимуру-малому.
  Мы зашли в лес. "Вот тут я и умру" - подумал я, когда мы остановились на опушке. Одновременно я испытал облегчение - "зато не придется встречаться с Малым".
  - Вот тут, сказал один из парней и указал на землю.
  Второй подошёл, стал разгребать опавшие еще в том году и успевшие почернеть листья. Под ними оказался люк.
  "Халабуда" - вздохнул я с облегчением. Халабудами в нашем городе называли подземные станции, где пролегали теплые трубы, и куда в холодные зимы (то есть в любые зимы) мы спускались, чтобы погреться.
  Мы уселись в центре квадратного помещения, освещённого единственной лампой и тонким лучом пробивавшегося сверху света.
  Шедшие вдоль стен трубы блестели влажной черной изолентой. Там где она была порвана торчали наружу рыжие хлопья стекловаты.
  Я старался держаться от нее подальше. Говорили, что от стекловаты руки чешутся потом целый месяц.
  Что-то скрипнуло. Сверху ударил сноп света. Длинна тень упала вниз. Затем в этом свете, словно в луче софита появился пацан ростом с меня. Он был тощий, а его оттопыренные уши просвечивали розовым. Я не сразу заметил две высокие фигуры по бокам от него. Одна шевельнулась и искра от зажигалки осветила бородатое лицо.
  - У нас гости, - полуспросил Тимур-малой.
  Ему рассказали обо мне, показали товар.
  Он долго рассматривал картонки, переворачивал, проверял не отклеиваются ли. Но я это предвидел, и приклеил наклейки так аккуратно, что получилось без стыков.
  А потом Тимур-малой посмотрел на меня и нехорошо улыбнулся.
  "Вот тут-то меня и закопают" - снова подумал я.
  - Какое совпадение, - сказал он, - Точно такие наклейки несколько дней назад мы продали в 25ю. По пять рублей за десять пачек.
  "По четыре", - хотел поправить я, но спохватился.
  - А, - заметил я глубокомысленно, - Только это не наклейки, а кардонки.
  Ещё никогда Штирлиц не был так близок к провалу.
  Тимур-малой смотрел на мои руки.
  - Я вижу, ты рукастый малый, - сказал он, - Будешь жить.
  Следующий месяц домашних заданий я не делал. Я не выходил играть на улицу. Дважды пропустил воскресный Дисней и не заметил как Чипа и Дейла сменили ·Чудеса на виражахЋ. Но я был счастлив.
  Мы делали картонки. ·МыЋ, потому что у меня в спальне образовался целый подряд пацанвы с конвейерным производством. Одни резали, вторые клеили, третьи гладили утюгом, четвертые продавали.
  У меня водилось столько денег, сколько не было у некоторых взрослых.
  А потом все закончилось: Тимур-малой с улиц пропал.
  Одни говорили, что он не поделил бизнес с Тимуром-большим и бежал в Нефтеюганск, другие, что спасаясь от милиции он ушел в лес, там отрастил бороду и в конец одичал.
  Но возможно его не отпустила мама.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"