Магеррам Зейналов: другие произведения.

О есаул, мой есаул

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  О есаул, мой есаул
  
  - Мама, ну сколько можно смотреть этот телевизор, они же всё врут.
  - Я знаю что врут. Но это же только фон, я и не смотрю.
  Эстетическая трещина между нами и нашими родителями прошла не сейчас, в эру Марвела и пост-иронии, а тогда в девяностые, когда стукнув кирзачами, сделав двойное сальто назад и вильнув в воздухе полами белогвардейской шинели на сцену выскочил Газманов.
  Выскочил так лихо, что его до сих пор не могут засунуть обратно в коробочку.
  Именно тогда, в девяностые наши старшие Шурики и Миши переобулись в Александр-Петровичи и Михаилы Афанасьевичи. А мы стали Максами да Алексами.
  Именно тогда мир поделился на две части. В одной честный, звенящий Андреевскими крестами поручик Голицын уходил в закат чтобы "вернуться через сто веков, в страну не дураков, а гениев". В другой "о-йеа" в конце припева дела песню чуть более импортной, качественной. Дефицитной.
  И эта была вторая голова орла новой русской попсы, вылупившейся из под советского кумача. Какие люди в Голливуде. Лондон-гудбай. Лучшая профессия - бухгалтер, милый, милый мой бухгалтер. Песня могла быть задорной и жалостливой, а обнаженные певицы были готовы на все за "три кусо-че-ка колбаски".
  Редким исполнителям удавалось усидеть сразу на двух стульях. Эти два фронта - патриотически духовный и продажно западный - так никогда и не сошлись, подобно Востоку и Западу в известном стихотворении Киплинга. А Есаул и Комбинация на десятилетия вперед определили дихотомию постсовецких людей, разделив их на два неравновесных лагеря.
  Есаул, есаул, что ж ты бросил коня. Да как мы с такими песнями, да такую страну потеряли. Четвертые сутки пылают станицы. Царь батюшка, прости нас грешных. Листая старую тетрадь расстрелянного генерала.
  Где-то там, между юнкерами и хрустом французской булки оказалось, что я хач.
  Мальчик из соседнего подъезда, светленький голубоглазый Артур однажды встал и говорит: "Если на то пошло, то хач это я".
  
  Виниамин Рудольфович был бородат. Он был бородат до того как это стало мейнстримом. Он был бородат как были бородаты Толстой, Солженицин и отец Александр Мень.
  В гостях, в шумной пятикомнатной квартире я отошел от общего стола и отправился гулять. Ориентируясь на звук я оказался в маленькой комнате. Там сидел в одиночестве Виниамин Рудольфович и наигрывал что-то.
  - Я композитор, - пояснил Виниамин Рудольфович и только потом представился.
  - А что вы играете?
  - Я не играю. Я пишу песню, и посвящаю ее нашей великой реке, - он положил толстые пальцы на клавиши и запел, - Ой ты Оообь, моя Ообь...
  Я смотрел на него с восхищением, передо мной был настоящий композитор. Я ловил каждое его движение, смотрел как его губы едва шевелятся за седой бородой. Пока в соседней комнате ели, пили, смеялись и слушали Газманова, тут рождался будущий шедевр, который впишет имя Виниамина Рудольфовича в один ряд с Моцартом, Беховеном и Георгием Саакадзе.
  - Ой рекаа... да берегаа... да тайга, моя тайгааааа...
  Голос был сиплый, но сквозили в нем духовность, святость и чистота летнего утра, когда по полю пшеницы с коромыслом на плечах идет к избе простая русская девушка с простым русским именем Евфросинья.
  
  Каждому хотелось его собственного уюта, чувства, что то место где ты живешь, та почва на которой ты вырос - это и есть центр мира. Для Виниамина Рудольфовича это была унылая холодная тайга, и река покрытая льдом половину года. Свое чувство дома было и у тамошних азербайджанцев, в поисках нефти перебравшихся с одной малой земли на другую. Дома, в Баку, Товузе, Шеки, они не собирались вместе, но тут в чужих местах их тянуло друг к другу. Как известно вкус зиринских помидоров прямо пропорционален расстоянию. И вот они тоже встречались, доставали запыленные пластинки Зейнаб Ханларовой и Нилюфяр. И так в 90е вплывал в нашу жизнь национальный вопрос, обозначив еще один водороздел для бывшего советского человека. Ну разве что Эюб Ягубов пронесся над ним на своем самолете Баку-Москва.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"