Хлыстов Вадим: другие произведения.

Заговор красных генералов. Полный текст

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.15*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Locations of Site Visitors

  Заговор красных генералов.
  
  Глава 1.
  
  Жаркий южный день догорал над разграбленным храмом. Солнце, яростное в зените, сейчас просто ласково грело, а не давило беспощадным потоком своих лучей. Его розовато-золотистый тяжелый шар задумчиво висел над горизонтом, приветствуя бледную луну на другом краю пустыни, такую же огромную, но воздушно-невесомую и обещавшую желанную прохладу. Мягкий, еле ощутимый вечерний ветерок задумчиво перекатывал песчинки, сплетая их шорох в вечную, заунывно-тягучую песню Азии, песню и музыку бесконечных дорог, песню-обещание, которое никогда не сбудется...
  Я сидел на вершине бархана и прощался с пустыней. Она безропотно отдала мне то, что долго хранила в секрете от людей. Отдала спокойно и безразлично, как отдает тот, кто уверен, что отданное к нему все равно вернется. И не имеет значения, когда, через тысячу лет или завтра. У пустыни свой отсчет времени...
  Прямо передо мной виднелись полузасыпанные древние руины. Если не вглядываться и не знать, что здесь когда-то стояло святилище, то можно спокойно пройти мимо и не обратить внимания на несколько рыже-красных камней, прокалённых солнцем. Мало ли таких камней в пустыне, то появляющихся, то заносимых песком под неудержимым напором ветра. Но храм был. На вопрос, кто и когда его построил, пустыня промолчит. Затерялись в песках и во времени следы тех, кто пришел сюда еще за тысячи лет до фаланг Александра Двурогого. Никто теперь не объяснит и не расскажет, зачем построили древние строители на краю их ойкумены этот небольшой храм Индры-разящего. Уже никто. Кроме меня. Но и я буду молчать.
  Грабили мы спокойно, методично и по науке, если к ограблению храма можно подходить с организационной и научной точки зрения. Для защиты от нежелательных посетителей развернули аппаратуру внешнего наблюдения, установили сканеры и датчики движения, выставили скрытые посты в узловых точках периметра охраны, оборудовали центр связи. В расчёте на длительную работу я назначил график дежурств, выдал охране документы, что они охраняют раскопки c ограниченным правом доступа на охраняемый объект, и, взяв с собой всё необходимое, со свободной частью моей группы двинулся откапывать песок в том месте, где должны быть ворота в храм. Копия рисунка внешнего вида храма y меня была, и ворота мы нашли почти сразу. К моему удивлению (и радости), неприятных сюрпризов в храме не было, и закончили мы за два дня. Вернее, закончили мои люди. Мне после первого дня делать было нечего, да и получил я свое. Ни ловушек, ни уводящих в лабиринт ходов. Сразу за входом располагалась анфилада из трех больших комнат, которая заканчивалась круглым залом. В зале - вырезанные прямо в камне четыре ниши, расположенные по сторонам света, и алтарь в центре с изваянием четырехрукого бога. Все из красного гранита. Гранита цвета крови, цвета Индры. И золото. Много золота. Но вся эта золотая мишура меня не интересовала. Моей целью была небольшая, покрытая патиной времени, серебряная шкатулка, которая лежала у ног статуи грозно хмурящегося древнего божества.
  Сейчас эта шкатулка находилась рядом со мной. Я в который раз взял её в руки и начал рассматривать. Простота завершённости, изящество простоты. И надпись санскритом на крышке - "Бойся". Рядом с надписью - вырезанное углубление в виде ладони человека. Шкатулка манила, звала, предлагала положить руку на крышку. Она искушала. Но все после. Сейчас пора уезжать. Все оборудование уже разобрано и погружено во внедорожники. Добытое неправедным трудом надежно спрятано от нескромных взглядов, график движения для таких ситуаций давно разработан. Ждут только меня. Впрочем, народ я подобрал терпеливый и молчаливый. Видавший виды народ. Мальчики гвозди. У многих руки по локоть в ... гм. В общем, народ битый-перебитый. Отбирал я их в свою команду долго и тщательно. Для них есть такое понятие, как "честный авантюрист с куражом". Они будут щепетильны в своей порядочности и честности даже в самых незначительных мелочах, пока ты будешь с ними так же щепетилен и честен. Такие жили по принципу - "Веру - царю, жизнь - Отечеству, честь - никому". Но как только ты перейдешь грань порядочности, то их отношение к тебе станет самым беспринципным и беспощадным. Принадлежность к команде для них зачастую важнее принадлежности к семье. Все когда-то служили, но стали ненужными после распада некогда великого государства. Да и плачу я им хорошо. Очень хорошо. После этой экспедиции многие из них могут уйти на покой и жить безбедно, доживая отпущенные годы, путешествуя по миру и мало в чём себе отказывая. Зато уверен я в них на сто процентов.
  Мои размышления нарушил Фарид Искандеров, отвечавший за сборы. Он тихо подошел сзади и встал за спиной.
  - Прощаетесь с пустыней, Андрей Егорович?
  - Да Фарид, прощаюсь. Красиво здесь... Даже уезжать жалко.
  - Понимаю, но у нас все готово, ждем только вас.
  - Еще пара минут и я иду.
  - Не буду мешать.
  И он так же тихо исчез, как и появился. А я вспомнил, как мы первый раз с ним встретились.
  Мне надо было решить важный вопрос, и я добился встречи с одним малодоступным чиновником. Прихожу в назначенное время, приемная у чиновника - как холл хорошей гостиницы. Две холёные секретарши, просители возле стен сидят тихо, как мыши под метлой. Промурыжили меня в приёмной часа полтора, потом пригласили. Захожу в кабинет, а там эдакий надутый индюк восседает за громадным столом и делает вид, что меня не замечает. Заняты они. Важными государственными делами заняты. Ну, я здороваюсь и начинаю ждать, когда меня заметят и соизволят предложить присесть. Вдруг дверь в кабинет резко открывается, и сопровождаемый криками секретарш - Туда нельзя, туда нельзя!!- входит подтянутый мужчина с восточным типом лица и, не обращая ни на кого внимания, начинает обстукивать стены, отодвигать стулья, заглядывать за шторы на окнах, явно что-то ища. Я с интересом наблюдаю, а чинуша побагровел и как заорет:
  - Вы кто такой?! Что здесь происходит!!?
  Тут вошедший, не оборачиваясь и продолжая свое непонятно дело, цедит так небрежно:
  - Не мешайте. Я пароли ищу. Потерялись, заразы.
  - Ка-а-а-а-кие такие пароли?? - растерянный голос чиновника.
  - Да от баз данных нашей бухгалтерии и экономического отдела, господин советник первого ранга, - говорит мужчина и садится в кресло напротив чиновника, - oт той бухгалтерии, которая мне, системному администратору, зарплату уже третий месяц не начисляет. Денег у них нет, в соответствии с вашим приказом об экономии финансовых средств. Пойду, пожалуй, дома еще поищу. Может через пару недель найду. А бухгалтера пусть пока в отпуск идут, они все равно работать не смогут, без паролей-то...
  Свой вопрос я так и не решил, так как из кабинета с хохотом ретировался, но вспомнил о лихом админе, когда надо было проконсультироваться по компьютерным вопросам. Он мне помог, а я, пробив его данные по закрытым (не для меня) базам, узнал, что инженер он не простой и что его знания на этом не заканчивались, а были просто дополнением к основной колюще-режущей специальности. Я в то время уже набирал команду, и Фарид по всем своим параметрам мне подходил. Мы побеседовали, он согласился с моим предложением, и я в результате получил в свое распоряжение не только инженера высокой квалификации, но и специалиста по антитеррору.
  Но что-то я отвлекся. Пожалуй, действительно пора ехать. Последний раз сверху взглянул на развалины храма, мысленно прося у него прощения. Неожиданно в голове зашумело, и перед глазами всплыла непонятная картина. Я как будто переместился вниз и теперь, весь в черных, похожих на дым латах, во главе отряда всадников в блестящих серебристых доспехах, с копьями наперевес, сидел на боевом слоне и смотрел на себя же самого стоящего на бархане. В руках у меня была шкатулка, которую я должен положить к ногам Индры в его храме. Рядом со мной сидела красивая, грустно улыбающаяся молодая женщина.
  Но тут подул ветерок и видение исчезло. А внизу опять лежали просто камни.
  Тряхнув головой - вот же привидится такое, наверно все же перегрелся на солнце, - быстро спустился с бархана и пошел не оглядываясь.
  Первыми ушли машины разведки и предупреждения. Следующими последовали собственно моя машина и машина охраны. И в конце - арьергард, прикрытие, для отсечения личностей с нездоровым любопытством. Наш путь вел на северо-запад, через четыре границы. Домой.
  Предполагалось, что границы мы пройдем, как нож сквозь масло. Но сразу почему-то начались неприятности. Через КПП мы старались не проезжать, а ехали пустынными тропами, где встретить человека за день пути - большая удача. Но на удивление три раза попали на маневренные группы. Один раз милиции, другой раз пограничников, а третий раз были вообще военные. С первыми все прошло на "ура", с помощью денежных знаков, а вот с пограничниками и военными пришлось решать вопросы. И серьезно решать. Пограничников не остановили даже предъявленные в начале документы местной службы безопасности. Они настойчиво предлагали выйти из машин и предоставить весь груз и личные вещи к осмотру. Пришлось доставать предпоследний козырь - удостоверения службы охраны президента этой страны и срочно включать постановщик помех связи, чтобы они не смогли доложить о нас. Только после этого нас нехотя пропустили.
  А вот военные повели себя вообще без церемоний. Авангардная машина была просто остановлена очередью из автомата, выпущенной перед передними колесами, две БМП, появившиеся из-за бархана, недвусмысленно развернули на нас свои 30 миллиметровые пушки, a мы внезапно оказались окружены людьми в камуфляже со знаками различия, почему-то сопредельной страны. И как мне сразу сообщили по рации из автомобиля охраны, нас даже начали пытаться блокировать в эфире. Подошедший к машине разведки офицер равнодушно отмахнулся от показанных ему через стекло наших документов, просто махнув стволом АКC, мол все наружу и без глупостей. Пришлось предъявлять последний аргумент, который был заранее готов и распланирован именно для таких случаев. Медленно и как бы нехотя, мои люди начали выходить из машин, при этом рассредоточиваясь так, чтобы одновременно держать в поле зрения трех - четырех человек. Я вышел последним, как и предусматривалось планом. Но тут произошло нечто непонятное. Каким-то образом, сразу определив главного, офицер подошел ко мне вплотную и, глядя прямо в глаза, проговорил:
  - Давайте сюда шкатулку, и вы свободны. Все остальное меня не интересует.
  Дело начало приобретать нешуточный оборот. О том, что я был занят поисками именно артефакта, не знал никто, даже моя команда. Решив поиграть в непонимание, я, изобразив на лице глубокое недоумение, возмущенно произнес:
  - Какая шкатулка!? Ты о чем, командир?
  На что услышал в ответ безразличное:
  - Ну, воля ваша. Взять их!!.
  Дальше начало происходить одновременно и запланированное, и нечто странное. Время внезапно для меня остановилось, и я как в замедленной съемке увидел Фарида, рвущего на себя автомат офицера, его локоть, медленно движущийся к переносице противника, две дымовые шашки, лениво летящие от машины охраны. И Васю Лупандина, по кличке Касатка, стремительно открывающего заднюю дверцу нашего Хаммера и выхватывающего из тайного отсека в ней РПГ. Потом время рвануло вскачь, и оказалось, что все уже закончилось. Машины пехоты дымя, горели ярким, веселым огнем. Командир остановившей нас группы лежал на песке в луже крови, неестественно вывернув шею, а его люди, обезоруженные и связанные, стояли на коленях, и на них угрюмо смотрели стволы их же автоматов.
  Раздельный допрос пленных не прояснил ситуацию. Военные оказались спецназовцами, которых подняли по тревоге. Но командовал ими незнакомый офицер, приехавший из столицы и предъявивший командиру части документы на особые полномочия.
  Решив, что лишние грехи на душу ни к чему, пленных я приказал отпустить с оружием, предварительно забрав все патроны и средства связи, но оставив воду. За двое суток они доберутся до ближайшего кишлака, а мы будем уже далеко.
  Когда спецназовцы, забрав своего командира ушли, мы двинулись дальше. Я ехал и озадаченно думал о происшедшем. Странные скачки времени и офицер, знающий о том, о чем никто не должен был знать, вызывали недоумение. Да и сама шкатулка наводила на размышления. Когда я сел в машину, то сумка с ней почему-то оказалась на переднем сидении, хотя я точно помнил, что оставлял ее на заднем. А сам артефакт был ощутимо нагрет.
  Остальной путь мы проделали почти без происшествий, если не считать случай, происшедший с арьергардом, когда мы уже вышли на трассу за Азовом. Его догнали бритоголовые качки на своих паркетных джипах и пытались выяснить, зачем ему такая хорошая машина. Земля качкам пухом. Мало ли кто и как пропадает в степи. Такие теперь времена и правила игры. Ну а если ты эти правила изменить не можешь, то остается один выход - играть по ним как можно лучше.
  Домой мы приехали под вечер. Дом встретил меня и моих людей привычной тишиной и покоем. Когда-то это была коммунальная квартира в тихом центре Киева, на Андреевском Спуске, но мне удалось выкупить все комнаты, предложив бывшим жильцам достойную замену. Теперь я единственный обладатель целого этажа в этом старом доме, где стены помнят еще музыку рояля Турбиных, а за окном древние каштаны помнят шаги Булгакова. Тихий дворик, огороженный от нескромных взглядов кованой решеткой и засаженный трехметровыми елями по периметру, выходит сразу на склоны Днепра. Здесь всегда тихо и раздумчиво. Сама История неслышными шагами прогуливается по дорожкам и грустно смотрит на парящих в синем небе голубей.
  У меня с моими людьми правило - сначала закончить работу и провести ревизию, потом они разъезжаются со своей долей по домам. Так безопаснее и спокойнее. Поэтому мы выгрузили оборудование, оружие, все добытое, и занесли в дом. Дав команду размещаться и приводить себя в порядок, я закрылся в своем кабинете, сел в любимое кресло, открыл сумку и достал шкатулку.
  Теперь давайте знакомится. Я "черный" археолог. И папа мой "черный" археолог. И мама моя черн... Э-э...,...тут я погорячился. Мама моя вполне добропорядочная домохозяйка. А вот дед мой работает библиотекарем-архивариусом. И не надо смеяться над этой "женской" профессией. Архивы и библиотеки - это знаете ли знания, информация. А кто владеет информацией, тот владеет... многим владеет, в общем. Архивы с библиотеками - они ведь разными бывают. К некоторым из них очень ограниченный доступ. Но благодаря деду и его связям, эти архивы и библиотеки для меня стали открытыми. Чем я и не преминул воспользоваться, скопировав их для себя. На всякий случай. Как я это сделал, лучше не спрашивайте. Главное - сделал, все остальное детали. Если сюда прибавить копии библиотеки Конгресса США и "Ленинку" в электронном виде, которыми я законно горжусь, то багажом знаний о знаниях я обладаю весьма достойным. А знания являются одним из краеугольных камней моей работы. Археология, будь она хоть "белая", хоть "черная" - это в первую очередь знания о том, что и где может лежать. И почему лежит. A копание в земле - только завершающий штрих долгой и кропотливой кабинетной работы.
  "Черными" археологами не рождаются. Дороги, которые приводят людей к этому виду деятельности, у всех разные. Я сам долго был "белым" археологом, но после того, как увидел найденный мной в скифском кургане браслет, который был добропорядочно сдан государству, на руке у очередной пассии одного из наших высокопоставленных чиновников от науки, решил, что идеализм мне больше не по карману. Возвращение "блудного сына" к семейному бизнесу было встречено фразой, звучащей во все времена и на всех языках одинаково - Ну что, перебесился?
  Да, теперь мои статьи не печатают, и никто не вручает грамот " За вклад в науку", но я теперь состоятельный человек, который может себе позволить финансирование собственных экспедиций.
  Результат такой последней экспедиции и лежал сейчас передо мной на столе в кабинете. Кстати о моем кабинете. О, он моя гордость и итог почти трехмесячного воздержания от лишних расходов. Я сам продумывал дизайн и компоновку. Но самое ценное в нем - это десять кластерных компьютеров с массивом винчестеров RAID, объединенных в одну сеть, которую мне помог спроектировать Фарид. Когда необходимо перелопачивать горы информации, ища в них маленькую жемчужину необходимых знаний, и когда необходимо спрогнозировать какое-то событие, то без них, как без рук. И на эту шкатулку я вышел именно благодаря соединению разрозненной по разным источникам, казалось бы, несовместимой друг с другом информации. А если она верна, то в шкатулке находилась одна из мировых реликвий, легендарная Ваджра. Мифический доспех и оружие Индры. Достойный экспонат для моей личной коллекции.
  Правда, надпись на ней вызывала недоумение. Что значит "Бойся"? Бояться чего? Того, что в шкатулке? Или бояться открыть шкатулку? Если бояться открыть, то зачем предупреждать?
  Закурив, я начал осматривать ее со всех сторон. Ну что, надо решаться. Слишком долго я шел к этому моменту, чтобы сейчас сидеть и сомневаться. Сомнения хороши до определенного предела. Но когда ты уже прошел почти весь путь и остался один шаг, надо быть решительным.
  И я уже было положил ладонь на вырезанный на крышке контур, как внезапно в коридоре гулко рвануло, раздались близкие выстрелы. С потолка посыпалась известка, завибрировали стекла, потянуло запахом гари. Одновременно со взрывом, за окном послышался рев мотора, очень похожего на вертолетный. Я выскочил из-за стола, метнулся к окну, отодвинул штору и осторожно выглянул. То, что я увидел, мне очень не понравилось. Из люка зависшего Ми-8 по тросам спускались люди в камуфляже, которые разбегались по двору. А за решетчатой оградой просматривались два БТР. Я недоуменно захлопал глазами. Что собственно происходит? Автоматная очередь, прошедшая над головой, мигом поставила все на место. Мелькнула догадка, что эпопея с попыткой изъятия шкатулки, начавшаяся в пустыне, не закончилась, а имеет вполне реальное продолжение. Видимо моя находка была действительно очень кому-то нужна. Но вот кому и зачем? Может ее отдать от греха подальше? Никакие вопросы коллекционирования не идут в сравнение с вопросами жизни и смерти. Мои размышления прервала еще одна автоматная очередь. Я отпрянул от окна, присел и ударил по кнопке срочного спуска тяжелых металлических жалюзи, которые и были предусмотрены для таких крайних случаев. Это должно как-то замедлить нападающих и не дать им возможности прицельно стрелять. Хотя для профессионалов ворваться в дом через окна, выломав решетки и жалюзи - вопрос нескольких минут. За вход в квартиру я пока не беспокоился. Чтобы его вскрыть, надо было обрушить кирпичную стену метровой толщины.
  Заблокировав окна, я выбежал в холл. В нем уже были Касатка и Фарид с оружием наизготовку и в бронежилетах. Остальные, по-видимому, рассредоточились по квартире. В металлическую входную дверь снаружи начали стрелять очередями из нескольких стволов, вероятно целясь в замок. Дверь не подавалась. Я мысленно себя поблагодарил, что не пожалел денег, когда ее заказывал на бывшем оборонном заводе, выпускавшем в свое время военные корабли. Дверь была из башенной стали, и автоматным патроном ее было не взять. Внезапно стрельба прекратилась, но тут же послышались частые удары по металлу чего-то явно тяжелого. Фарид, стоящий сбоку от двери, быстро и одними губами произнес:
  - Это штурм. Без вариантов. Сейчас будут БТР-ами решетки на окнах тросами выдергивать и одновременно стену двумя выстрелами из "мухи" пробьют. Могут и потолок проломить. Потом забросают гранатами.
  - Кто это может быть?
  - Очень похоже на отряд антитеррора. Почерк знакомый.
  - А почему они не начали переговоры? Что это значит?
  Фарид пожал плечами:
  - Это значит, что у них нет приказа на переговоры. И это очень плохо. Нас они "сактировали" заранее.
  - Сколько у нас времени?
  Он переглянулся с Лупандиным:
  - Две-три минуты, не больше.
  Вы знаете, что такое штурм квартиры в густонаселенном районе, в центре города, где гуляют туристы и куда люди приходят полюбоваться на картины, выставляемые местными художниками на продажу? Это всегда жертвы. Много человеческих жертв. Ведь осаждаемые будут отстреливаться до последнего и могут попытаться захватить заложников при прорыве. Спецслужбы на него идут крайне неохотно и только в самом последнем случае, когда не остается других вариантов. Но было похоже, что для осаждавших мы представляли исключительную опасность, и наше существование связывалось с еще большими жертвами, чем те, которые могут возникнуть среди гражданского населения при штурме. Поэтому они сразу перешли к активным действиям на уничтожение. То есть, происходило нечто неординарное по отношению к нам. Кто-то на самом "верху" принял кардинальное решение, не предусматривающее никаких вариантов. Мы просто не были нужны живыми. Это значило, что нам надо было срочно уходить из квартиры. И не просто уходить, а уносить ноги, и уносить быстрее. Для экстренной эвакуации у нас было все предусмотрено и готово, хотя и в мыслях никогда не держал, что ею придется воспользоваться. Поэтому я рявкнул Лупандину и Фариду, смотревшим на меня напряженно:
  - Всех в мой кабинет!
  Когда через несколько секунд мои люди вбежали, я, уже захвативший все необходимое, был готов. Внимательно оглядев каждого, бросил:
  - Действуем по плану. Двое вперед, я следующий, остальные за мной.
  Потом потянулся к статуэтке Будды на своем письменном столе и повернул у нее голову. Стол плавно сдвинулся со своего места, под ним начал открываться люк в подвал.
  Первым, натянув очки ночного виденья, в него протиснулся Фарид, за ним двинулся Касатка.
  Я в последний момент, подчиняясь какому-то внутреннему импульсу, все же решил захватить со стола шкатулку. Хотя принял уже твердое решение ее оставить, лелея про себя мысль, что получив то, что надо, осаждающие от нас отстанут.
  Последними звуками, которые до меня донеслись, когда люк уже начал вставать на место, были звуки взрывов на потолке и рева моторов БТР, вырывающих решетки на окнах.
  
  Что такое Гора в нашем городе? Гора здесь не просто возвышенность. Это громада земли, возвышающаяся над Днепром, с которой когда-то начал строиться город, и она пронизана подземными ходами во всех направлениях. Многие слышали о существовании недостроенного "сталинского метро" - двойника настоящего. Жители столицы "нэзалэжной" знают, что в тридцатых годах прошлого столетия под рекой строили железнодорожный тоннель. Его делали на случай войны, предполагая, что при разрушении наземных мостов должен остаться ход под землей. Еще в 1936 году, при строительстве в Киевском укрепрайоне дотов, складов и командных бункеров, их соединяли с заложенными двумя тоннельными переходами под Днепром: северным на Троещину и южным на - Осокорки. Но это только "вершина айсберга". Еще глубже под Киевом есть целый малоизученный подземный город, о существовании которого упоминается даже в летописях, датируемых 11 веком. В нем когда-то были проложены дороги, по которым ездили всадники на лошадях и перевозили пушки, стояли церкви, жили отшельники и промышлявшие разбоем лихие люди.
  Все началось с того, что я, исследуя архивы и готовясь к очередной нелегальной экспедиции, наткнулся на документ, который назывался "Список ключей, который должен быть у коменданта крепости", подписанный самим Александром III . Я был удивлен тем, что такой вроде бы малозначительный документ подписал сам император. Поэтому начал исследовать все связанное с ним самым тщательным образом. В перечне документов, нашел пункт: "ключи от главного входа в подземелье - хранить со всякой тщательностью". Тогда и понял, что имею дело с подземным комплексом. Когда первый раз проник туда, то был просто поражен. Ширина и высота проходов такая, что там могли помещаться повозки, которые тянули бы минимум пара лошадей. В тоннелях почти сухо, практически везде сохранилась древняя кирпичная кладка. Здесь есть свои улицы, перекрестки и тупики, из которых ведут выходы в монастыри и церкви на поверхности.
  Вот по одной и из таких "улиц", которая проходила под моим домом, на глубине 30 метров, и которая выводила к "метро", ведущему на Юг, мы и рванули. Там на выходе, среди большого дачного поселка стояла моя "фазенда", с выходом из подземелья. В ней можно будет отдышаться и осмотреться. Это была, как я ее называл, запасная база. Оттуда можно было незаметно уехать и переждать неприятности в другом городе, или даже другой стране.
  Мои люди были знакомы с планом движения и бежали мы быстро, перемещаясь с уровня на уровень. Когда уже подбегали к тоннелю под Днепром, Фарид, двигающийся впереди, внезапно остановился и поднял руку:
  - Тихо. Замерли.
  Все встали, стараясь сдерживать дыхание. В наступившей тишине я прислушался. Вначале не было ничего слышно, но потом сзади и спереди начал нарастать шум от топота ног множества бегущих людей, послышался лай собак и отрывистые команды.
  Фарид повертел головой и молча указал в боковой проход. Мы метнулись в него, пробежали несколько десятков метров и внезапно очутились перед завалом. Быстро его обследовав, поняли, что прохода дальше нет. Это была ловушка. Дело начинало принимать нешуточный оборот. Оставался единственный выход. Но уж очень не хотелось его применять и вступать в огневой контакт с преследователями. Одно дело пустыня. В ней закон-мираж, змея - хозяин. Другое дело город, в котором надо соблюдать хоть какие-то правила игры и где стрелять без нужды - это чревато. С другой стороны, с нами даже не пытались разговаривать и сразу открыли огонь на поражение. Да и вообще, если задуматься, то происходило нечто неординарное. Начиная с момента обнаружения шкатулки, неприятность следовала за неприятностью. Их у нас и за год не было столько, сколько появилось за последнюю неделю. Количество неприятностей стремительно перерастало в качество Постоянной Неудачи. Именно так, Постоянной Неудачи с большой буквы.
  Я повернулся к Касатке. Он сейчас был главным:
  - Что будем делать?
  Тот пожевал губами и выпятил вперед челюсть:
  - Пробиваться. Живые мы им не нужны. Поэтому выход один - дать бой и на прорыв. Вы, Андрей Егорович, становитесь в центр группы и никуда не суйтесь. Всем остальным - рассредоточится. На счет три - закрыть глаза, заткнуть уши и пригнуть голову. Мы с Фаридом идем первые и бросаем шок-гранаты. Потом все в рукопашную и ныряем в тоннель слева от нас, который по схеме в двадцати метрах отсюда. Даже с боем это расстояние можно пробежать за три секунды. За собой обвалим проход и через пять минут выйдем к подвалу Выдубицкого монастыря.
  Пока он это говорил, топот ног преследователей стал сильнее. Внезапно он стих и послышался чей-то резкий голос:
  - Следа дальше нет. Они где-то здесь свернули.
  В ответ раздалась команда:
  - Тройками осмотреть боковые проходы.
  Касатка шепотом проговорил:
  - Приготовились. Раз, два, ТРИ!!
  Я зажмурил глаза. Раздался громовой звук и даже сквозь веки нестерпимо заблестел яркий свет. Меня кто-то подхватил под руку и потащил за собой. Впереди и с боков замелькали падающие тени, слышалось хеканье, как будто рубили топором свиные туши и раздавались стоны. Внезапно, что-то сзади сильно ударило по ноге. Я оглянулся и увидел откатывающуюся от меня гранату, которую, по-видимому, все же успел бросить кто-то из преследователей. В немыслимом прыжке в сторону попытался уйти от взрыва, но натолкнулся на стену тоннеля. Уже полуоглушенный, сползая к земле, выставил перед собой шкатулку, чтобы хоть как-то защититься от осколков, случайно касаясь рукой контура ладони на ней.
  Тут раздался взрыв, что-то тяжелое, горячее и острое ударило в грудь. Я, захлебываясь кровью, закричал от резкой, невыносимой боли и горькой безнадежности, понимая, что это ВСЕ. Потом сразу, и как-то равнодушно, краем угасающего сознания понял, что навсегда растворяюсь во мраке, из которого еще никто и никогда не возвращался...
  
  Глава 2 .
  
  С тяжелой медлительностью я выплывал из глубины разрывающей все тело боли. Какая-то сила настойчиво и упорно тащила на поверхность покоя и безмятежности. И когда меня, наконец, вытолкнуло наверх, я закачался на волнах радостного ощущения полноты жизни. В душе стало тихо и сладостно, как в детстве, когда длинным, зимнем вечером слушаешь долгую-долгую интересную сказку...
  Так. Стоять! Откуда боль?! Какая сказка, мать-перемать?! В голове вдруг вихрем пронеслись воспоминания - шкатулка, стрельба, погоня, граната, взрыв и наступающий мрак. Начиная паниковать, мысленно быстро себя ощупал. Ничего не болело, и чувствовал я себя просто молодцом. Голова моя лежала на чем-то удивительно удобном и предназначенном именно для ее лежания. Это удобное, по ощущениям, очень походило на женские колени. Я, не открывая глаз, даже подвигался, пытаясь устроиться на них поудобнее. Мелькнула мысль, что они ничего так, очень даже кругленькие и справные. Но как только начал додумывать ее дальше, что там выше колен, как они исчезли, и моя бедная голова пребольно ударилась обо что-то твердое. Ругнувшись про себя, я нехотя открыл глаза, сел и огляделся.
  К своему удивлению, я находился не в тупике подземелья, а в квартире, в своем кабинете. Но в каком он был виде! Все разгромлено, кругом осколки и обломки мебели. Едко пахло порохом и горелым деревом. Рядом со мной, неподвижно лежали мои люди. Над ними и над всем этим разгромом кружило несколько непонятных дисков, которые то подлетали ближе, то взмывали к самому потолку. И удивительное дело, каждый раз, когда они к чему-то или кому-то вплотную приближались, человек начинал шевелиться, а мебель чудесным образом восстанавливалась. Я тряхнул головой, пытаясь избавиться от наваждения. Однако диски никуда не пропадали, а мои люди, медленно приходя в себя и тоже недоуменно оглядываясь, кряхтя и постанывая, садились на полу. Я торопливо осмотрел себя. Куртка разорвана и вся в крови. Быстро провел рукой по груди, там, куда ударило то острое и горячее, после которого я начал захлебываться кровью. К своему удивлению, ничего не ощутил под пальцами, даже шрама не было.
  В голове неожиданно раздалось хихиканье. Я затравленно оглянулся. Прямо за моей спиной, в моем любимом кресле сидела молодая, ухоженная женщина в красном сари и иронично на меня смотрела.
  Между тем, довольно приятное контральто порадовало меня еще одной слуховой галлюцинацией:
  - Приветствую тебя, любитель женских колен.
  - И тебе не болеть - ответил я ему автоматически, все еще ошарашено оглядываясь по сторонам.
  Ну, представьте мое состояние. Ты приезжаешь домой из долгой, трудной экспедиции. С комфортом располагаешься в кабинете и предвкушаешь созерцать итог длительных поисков. В этот момент в твой дом какие-то сволочи начинают ломиться и стрелять. Ты начинаешь от них убегать и скачешь по подземелью, как заяц, спасающийся от собак. За тобой гонятся, в тебя бросают гранатами. В результате получаешь кучу осколков в грудь и понимаешь, что все, отбегался... Потом внезапно приходишь в себя уже в своем доме, невредимый и здоровый, с головой, лежащей на женских коленях, которые пропадают, как только о них начинаешь думать. Но в голове у тебя, после всех этих приключений, начинает звучать ГОЛОС? Вы что бы про себя подумали? Ага. Правильно. И я о том же.
  Не успели промелькнуть все эти мысли, как опять раздался тихий смешок и тот же голос с сарказмом произнес:
  - И не тряси головой, как будто хочешь меня вылить из ушей. Ты вполне физически и душевно здоров.
  Вообще-то, профессия черного археолога не располагает к сантиментам и заставляет быстро реагировать на изменяющуюся ситуацию. Другие среди нас не задерживаются, социальный дарвинизм, так сказать. Поэтому, взяв себя в руки и на всякий случай глядя прямо в глаза непонятной гостье, решительно произнес (очень надеюсь, что не проблеял):
  - С кем, собственно, имею дело? И нельзя ли перевести наше общение на более материальную основу? А то разговаривать вслух со слуховой галлюцинацией, мне несколько непривычно.
  - Хм. Да, ты пожалуй прав - опять раздалось в голове. Женщина, не вставая, сделала изящный, но очень независимый поклон и уже вслух произнесла:
  - Приветствую тебя. Можешь называть меня охранителем. Это слово наиболее точно отвечает моему назначению в переводе на тот язык, которым ты пользуешься.
  - Охранником, - опять-таки автоматически поправил я её.
  - Пусть будет охранник, - согласилась она.
  - А имя у тебя есть, охранитель?
  - У меня было много имен, уважаемый. Какое тебе назвать?
  Ответ меня несколько обескуражил. Но решив уже больше ничему не удивляться, произнес:
  - Пожалуй, самое простое.
  - Тогда обращайся ко мне как к Ное. Это самое короткое имя. И оно мне нравится больше других.
  Несколько минут мы молча смотрели друг на друга.
  - Ну что же, - произнесла гостья, продолжая меня оглядывать, отчего я себя чувствовал как муха под микроскопом - Ты все же решился открыть шкатулку. Хотя это произошло не совсем по твоему желанию, а скорее волей обстоятельств. Хотя, кто знает, в чем заключался смысл этих обстоятельств? Надо сказать, что открыл ты ее вовремя. Еще немного того, что вы называете временем, и даже я не смогла бы помочь тебе и твоим воинам. Ну, да ладно. Не будем размышлять о том, что осталось в прошлом. Лучше будем говорить о том, что сейчас есть и будет. Поэтому будем считать, что пришла пора.
  - Пора чего? - несколько озадаченно спросил я.
  - Пора перемен и изменений. Подойди к окну и посмотри в него.
  Не люблю пафосность во всех ее формах. Но что-то прозвучало в ее голосе такое, что я молча поднялся с пола, на котором до сих пор сидел, обошел свою собеседницу, подошел к окну и раздвинул шторы. Окно уже было восстановлено. Даже вроде бы новее стало. А вот за его стеклом ничего не было видно. Просто ничего. Вместо летнего вечера там была тьма. Нет не тьма, а именно Тьма.
  - Это за-мирье, за-время, за-реальность, за-... В общем, это то, чего вроде бы не должно быть, но оно есть - сказала гостья со своего места не оборачиваясь - и ты, и твои люди сейчас в нем. Когда ты открыл шкатулку, ты освободил меня, Ваджру - свою охрану. Помощника. Оружие. Доспех и меч Индры. А я, поняв, что происходит, переместила сюда тебя и твоих воинов. Но история обо мне - это долгая история. Поэтому садись напротив и слушай.
  Мои люди, к тому времени уже все пришедшие в себя, с удивлением смотрели на это непонятное существо. Я решительно вернулся на свое место, придвинул ногой стул и сел напротив своей гостьи:
  - Погоди. Давай пока остановимся. И так голова кругом. Мы вначале должны привести себя в порядок. А то все в кровище и выглядим как бродяги. Да и есть хочется просто зверски.
  Ноя критически нас всех осмотрела и ухмыльнулась:
  - Да, пожалуй, вам это не помешает. Кстати, ваш голод связан с тем, что вы были сильно искалечены, и для восстановления вашего здоровья мне пришлось использовать ткани вашего же тела. Так что идите, ешьте, а я пока просто посижу рядом и помолчу.
  Мы себя не заставили долго ждать. Быстро сменив одежду, отправились всей командой на кухню, искать съестное. Там мы просто опустошили оба холодильника. И я, чувствуя, что нам этого мало, начал открывать все ящики, надеясь найти еще что-то съедобное. Ноя, с интересом наблюдающая за моими поисками, спросила:
  - Что, надо еще что-то?
  Я посмотрел на нее сурово. Непонятная барышня. Она что не знает, что голодный мужчина - это очень злой мужчина?
  - Ты хочешь что-то предложить? Тогда предлагай и не говори загадками.
  В ответ она примиряюще улыбнулась, а ко мне подлетели два диска и остановились на уровне груди.
  - Помести на любой из них какой-то предмет - предложила она.
  Я взял из холодильника последнюю оставшуюся котлету, задумчиво на нее посмотрел и положил на один из дисков.
  - Положи на второй диск равный или больший по массе предмет и прикажи сделать копию.
  Я поставил на второй диск пустой стакан из под сока, и, чувствуя себя полным идиотом, которого водят за нос, повторил ее слова:
  - Сделать копию.
  На втором диске стакан начал изменяться, и мгновением позже на нем появилась котлета. Я снял обе с дисков и внимательно осмотрел. Потом попробовал. Занятно. Вторая, судя по вкусу и размеру, была точной копией первой.
  - А если я захочу сделать копию стола?
  Ваджра на меня посмотрела, как строгая учительница на второгодника, задавшего умный вопрос:
  - Просто площадь диска увеличится до площади стола, и все. Она увеличивается пропорционально уменьшению толщины диска до атомарной пленки. А это, как ты понимаешь, очень большая площадь. Соответственно увеличивается и размер дублируемых предметов. И еще немного о других возможностях. В твоей терминологии есть понятие "память". Так вот, ты можешь заказать любой предмет, который хранится в моей памяти. Массу необходимого материала я подбираю и добываю сама. Можешь приказать нагреть или охладить любой предмет до состояния разрушения, разрезать или наоборот склеить. Тебе достаточно просто дать приказ, мысленный или вслух. Кстати, ты владеешь достаточно хорошей библиотекой и мне желательно с ней ознакомиться. Позволишь?
  - Да, конечно - машинально ответил я, все еще обдумывая увиденное.
  Как было видно через проем еще не починенной двери, один из дисков подлетел к моим компьютерам в кабинете, которые уже оказались восстановленными, а другой направился к стеллажам с DVD, на которых хранились все мои электронные библиотеки.
  Я спохватился:
  - Э-э, Ноя, так как же все же насчет еще чего-то, что можно положить на зуб?
  После этой фразы перед моими людьми, на столе, появился довольно выросший в размерах диск, на котором оказалось такое количество еды, что ею можно было накормить целую роту.
  Фарид, до того с интересом наблюдавший за происходящим, задумчиво произнес:
  - Вот ты, оказывается, какая, скатерть-самобранка...
  Потом, оглядев всех присутствующих, добавил:
  - А вы могли бы прижиться в нашем коллективе, девушка. Точно, могли бы. Я правильно говорю, мужики?
  В ответ был молчаливый коллективный кивок, так как рты были заняты интенсивным жеванием.
  Терпеливо дождавшись, пока мы покончим с едой, Ноя предложила вернуться в гостиную, добавив при этом, что моим людям тоже будет важно послушать то, что она будет говорить.
  - Давай сразу определимся, - произнесла она, когда мы удобно разместились на уже восстановленных диванах - с моим появлением у тебя возникло много вопросов, которые требуют немедленного ответа. В начале, объясню, что я такое. По твоей терминологии, я квазиживое существо. Моя форма существования - полематериальна. Это значит, что я могу принимать как полевую форму, так и вполне материальную. Моя полевая форма сейчас прямо контактирует с тобой, с твоими мыслями, с твоими чувствами. Это сделано для того, чтобы я смогла тебя защитить. Поэтому я могу "слышать" то, что ты думаешь, понимать то, что ты говоришь, чувствовать, когда тебе плохо или хорошо, и облекать свои мысли в доступные для тебя понятия. Те диски, которые продолжают восстанавливать твое жилище - это тоже я, но в другом виде. Они просто продолжение меня. Но я "слышу", что ты чувствуешь себя дискомфортно от такой формы общения и поэтому ты можешь мне просто приказать, чтобы я тебя не "слышала". Тогда у нас не будет мысленного контакта до твоего обратного приказа. Но оставлю за собой право настоятельно рекомендовать вернуться к мыслеформам, когда в них возникнет необходимость.
  Она опять улыбнулась и вопросительно на меня посмотрела.
  - Да, пока, пожалуй, так будет удобнее - заметил я, все еще недоумевая, зачем она мне все это рассказывает.
  - Принято.
  - Теперь о моих возможностях. Давай я тебе покажу все на вполне реальных примерах. Попробуй-ка порезать палец.
  - Это еще зачем? - опасливо спросил я и спрятал руку за спину.
  Откровенно говоря, мне было и так достаточно сегодняшнего кровопускания, а тут вот опять тебе предлагают себя начать резать.
  - Это просто демонстрация и продолжение лекции.
  Тут кто-то из моей команды, жадно слушающей непонятную гостью, протянул мне свой штык-нож. Ничего не оставалось, как нехотя его взять. Вздохнув, я резко провел острой стороной по пальцу. Чувство было таким, как будто просто провели обычным тупым предметом и все. Я попробовал палец уколоть. Ощущение было таким же.
  - И что это значит?
  - Это значит, что на тебе с момента моего появления присутствует защита. Ты можешь ощущать безопасные и нужные тебе вещи, но опасные для тебя будут нейтрализованы. Считай, что на тебе надет полевой скафандр с обратной связью, по твоей терминологии, который отвечает за поддержание твоей жизнедеятельности и безопасности. На другом языке, в другое время и при других обстоятельствах его называли доспех Индры.
  - Интересно. Получается, что я практически всегда могу оставаться невредимым, в любых ситуациях?
  - Теоретически да. Если против тебя не применят Пратихарату - оружие, нейтрализующее воздействие другого оружия. Или Махамайя - оружие лжи. Тогда ты останешься один на один со своим противником, и я тебе ничем помочь не смогу. В этом случае все будет зависеть только от тебя и твоих возможностей.
  Я мысленно уныло вздохнул. Час от часу не легче. Эта женщина - оружие и доспех Индры. Просто с ума сойти. Пратихарата и Махамайя, небось, тоже какие-то язвительные особы женского пола, с которыми моя собеседница наверняка "на ножах". Диски - дупликаторы из фантастического романа. В общем, все было похоже на Хэллоуин в сумасшедшем доме. С тоской подумал, что моя страсть к коллекционированию могла бы быть несколько приземленной. Надо было увлекаться, например, собиранием бутылочных этикеток. И дешево и практично. Выпил бутылку - и у тебя новый экземпляр для коллекции. А так... В общем, доколлекционировался я, господа, будь все неладно.
  Пока я все это обдумывал, Ноя терпеливо ждала.
  - Подожди, ты произнесла слова "защита", "охранник". Защита и охрана от чего?
  Она посмотрела на меня очень серьезно:
  - Ты задал нужный и своевременный вопрос. В твоем лексиконе есть понятие "параллельные миры". Так вот, это понятие вполне соответствует сложившейся картине мироустройства. Каждый мир после накопления определенной суммы событий разделяется со своим "родителем" в конкретной временной точке, вследствие совершения какого-то действия, являющегося тем последним усилием, которое преодолевает инерцию направления его развития. По причинно-следственным связям эти параллельные миры связаны между собой. И разрушение одного из таких миров может повлечь за собой разрушение других. Существуют миры, в которых узловые точки развития событий опасны для всей ветви миров, идущих от одного "прародителя". Как любая сложная структура, эта ветвь миров стремится к самосохранению и устойчивости. Но с другой стороны, тот мир, ставший опасным для всех совсем недавно, так же стремится сохранить свой статус-кво. Ведь у него уже появилось СВОЕ направление развития. Возник конфликт, который необходимо устранить. Его устранить может только человек. И этим человеком, в данной ситуации, оказался ты.
  Ее последние слова просто ошарашили меня.
  - Я?! С какой стати?! Что за бред? Тоже нашла спасателя миров. Посмотри на меня. Внимательно посмотри. Я обычный, банальный гробокопатель, если уже называть вещи своими именами. Разоритель старых кладбищ и храмов, поставивший это дело на научную основу. Прожженная циничная сволота, которую интересуют только деньги и еще раз деньги. Не больше. Я и мои люди, конечно, тебе безмерно благодарны за твою помощь, но на устранителей конфликтов мы не тянем и не подписывались. Поэтому, уважаемая, - последнее слово я сказал с нажимом - просто помоги нам вернуться из твоего за-мирья, или как его там, и на этом давай разойдемся. Наша благодарность тебе не будет иметь границ в разумных пределах.
  Моя гостья как-то равнодушно выслушала этот монолог, а потом заявила:
  - К сожалению, это не возможно.
  - Что невозможно?
  - Вернуть вас назад.
  - Как это?
  - Да вот так. Невозможно и все.
  - Объясни.
  - Да нечего собственно объяснять. Отсюда есть только один выход. И выход в тот мир, который стал опасным для всей ветви.
  Последние слова она произнесла настолько безразлично и таким пустым голосом, что я почему-то ей сразу поверил. Моя команда, судя по вытянувшимся лицам, тоже. Последовало длительное, напряженное молчание.
  Решив как-то его прервать и выяснить для себя все до конца, я попросил:
  - Ты начала говорить о защите. Можно на каком-нибудь примере по поводу ее необходимости в этом мире? А то все то, что ты рассказываешь - я помолчал, подыскивая слова - это... несколько сухо и затеоретизированно, что ли.
  Она немного подумала, глядя куда-то сквозь меня, потом ответила:
  - На примере? Давай так, если тебе будет понятнее. Допустим, ты попал в этот новый мир и в нем, от встречи с какой-то женщиной, у тебя должен родиться ребенок, который возвратит мир в общее русло развития. А мир этого не хочет. Он начнет сопротивляться.
  - Каким образом?
  - Любым, для него доступным.
  Например, ты идешь на свидание с этой женщиной и не можешь нигде для нее купить цветы. Твоя вероятная половина расценивает это как невнимание, ты ей становишься неинтересен. Все, ваш ребенок не появится, и мир продолжает идти по старой колее. Это пример легкого сопротивления.
  Но ты упорен, ты любишь, ты продолжаешь добиваться внимания и взаимности. В следующий раз цветы находятся, и ты веселый и довольный идешь на свидание. Но в это время на тебя сверху, с дома падает камень. Ты попадаешь не на встречу, а в больницу. Твоя возлюбленная, не дождавшись тебя, решает, что ты ее оставил, уезжает в другой город. И вы больше никогда не увидитесь. Все, ребенок опять не рождается. Это пример, когда мир начал сопротивляться тебе сильнее, чем в первом случае.
  Но ты после того, как выздоравливаешь, все же добиваешься руки своей возлюбленной, и вы вместе отправляетесь в свадебное путешествие на корабле. А корабль тонет и вы вместе с ним. Это пример, когда ты стал очень опасен для существования мира, и он от тебя избавляется самым жестким способом.
  Чем ближе ты будешь к узловой точке, которая может вернуть мир в старое русло развития, тем яростнее и изощреннее он будет сопротивляться. По-простому говоря, на каждой из улиц, по которой ты пойдешь, тебя будет ждать камень с крыши. Каждый корабль, на котором ты поплывешь - утонет. Вот для этого я и нужна, чтобы защитить тебя от всех этих случайностей.
  Только не надо воспринимать это сопротивление как одушевленное. Клетки в твоем теле, которые ты называешь лейкоцитами, тоже ведь сопротивляются внешнему воздействию. Но ты же не считаешь их разумными?
  Я с тайной надеждой спросил:
  - Это значит, что если я ничего не буду делать, то и сопротивления никакого не будет?
  Ноя в ответ грустно улыбнулась и вздохнула, пробормотав при этом, что-то вроде "Какие же вы все одинаковые...". Встала с кресла, прошлась несколько раз по комнате и остановилась напротив меня:
  - Сопротивление все равно будет. Дело в том, что твое присутствие в нем уже является вызовом этому миру. Оно будет всегда омрачено постоянными неприятностями. Ты будешь той занозой, которую он постоянно будет пытаться из себя вытолкать. Неприятности будут продолжаться до тех пор, пока ты будешь жив. Считай, что жизнь твоя - это теперь сплошная НЕУДАЧА. И ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ НЕЕ - ИЗМЕНИТЬ ЭТОТ МИР. Поэтому выбора у тебя особенного и нет.
  Я горько рассмеялся:
  - Ну, прямо, как у тещи из анекдота - и плохо - плохо, и хорошо - не хорошо, - я мотнул головой, отбрасывая тяжелые мысли. - Кстати, что это было, когда у нас пытались вначале забрать шкатулку, а потом просто убить?
  - Это значит, что твой мир и новый настолько взаимосвязаны, что его воздействие начало проявляться в твоем. Можешь быть уверен, что искали не именно меня, как твоего защитника, или тебя, как человека могущего вернуть мир на старую колею развития. А искали просто очень важную и кому-то нужную вещь, или нужного человека. В пустыне тебя могли остановить просто потому, что до кого-то дошла весть, что по той дороге, по которой вы ехали, будут везти шкатулку, в которой какие-то особые драгоценности. Когда ты появился дома, то вдруг в службах защиты твоего государства прошла информация, что именно по этому адресу скрываются очень опасные преступники, которых давно ищут. Но ты сумел от всех ускользнуть и дойти до своей цели, решившись открыть шкатулку.
  Она задорно улыбнулась, потом добавила:
  - Пусть и таким экзотическим способом. Можешь называть это как хочешь. Возможно судьбой, кармой, фатумом - суть от названия не изменится.
  - А как мне защитить своих людей?
  - К сожалению, никак. Постоянно я им помогать не смогу. Они должны беспокоиться о себе сами. Единственное, что я могу для них сделать, так это дать им обычное для них оружие и доспехи, с помощью которых они смогут себя защитить. Но не больше.
  - Ладно, допустим, я изменю вектор развития этого мира. Как мне понять, что я это сделал, и что потом?
  - Ты сам поймешь, когда ты это сделаешь. Или не сделаешь. Я не буду и не могу говорить тебе, правильно или не правильно ты поступаешь, просто потому, что этого не знаю. Я буду помогать тебе и оберегать, вне зависимости от твоих поступков. Ты обладаешь свободой выбора. Твое согласие еще не означает, что ты будешь поступать правильно. Оно просто шанс для ветви на возврат к общему развитию. Не больше. Но и не меньше. А что потом? Потом ты сможешь просто остаться жить в этом мире. Если он, конечно, еще будет существовать после твоих поступков. И если ты останешься жив. Но дороги назад просто нет. И последнее. То, что ты называешь своим домом, сейчас находится в неком коконе, который парит над этой ветвью миров. Ты можешь зайти в него и выйти в любой точке пространства того мира, который для тебя открыт. Время в коконе всегда течет перпендикулярно с минимальным смещением по вектору времени мира, доступного для тебя. Это значит, что зайдя сюда и пробыв, допустим, час или сутки, ты, выйдя отсюда, для стороннего наблюдателя появишься через несколько секунд, не больше. И не беспокойся за источники энергии здесь. Они просто есть.
  Мы опять несколько секунд помолчали, глядя друг на друга:
  - Ноя, а кто ты такая? То, что ты защитник, я уже понял. Но откуда ты? Расскажи о себе подробнее.
  Она вздохнула:
  - Я просто такой же "лейкоцит", правда, со свободой воли. Но только всей ветви миров, а не отдельного мира. Появляюсь там и тогда, где и когда в этом требуется необходимость. Как ты наверно понял, появлялась я уже не один раз, поскольку у меня много имен. Ты не первый, кого я обязана была защищать...
  - И много было таких как я?
  - Достаточно...
  - А, например?
  - Например, говоришь... Будет тебе, например. Одиссея из вашей мифологии помнишь?
  - Помню, конечно.
  - Очень хорошо. Как ты думаешь, кто он? И где он болтался, пока его искали в поход на Трою, и потом целых двадцать лет?
  - Вначале прятался, не желая уезжать от молодой жены... Потом добирался до дома...
  - Ага, прятался... добирался. Двадцать лет на корабле, где за год можно все пешком обойти. ТОТ бы Одиссей точно наломал дров, если бы его не заменил такой же, как ТЫ... Троя до сих пор процветала бы, и Рим бы никогда не появился. А вы бы все еще приносили человеческие жертвы.
  - И что, такой же, как я, который вместо Одиссея? Что он первым делом сделал?
  Она хмыкнула:
  - Первым делом он прирезал того царя-пастуха. Потом рванул из дома. Побыстрее. Они хоть и похожи были, но не настолько, чтобы родная жена не смогла отличить одного от другого.
  Ваджра лукаво на меня взглянула:
  - Можешь вспомнить, что с ним потом было, после взятия Трои?
  - Ну, приключения всякие...
  - Да уж, приключения. Это была череда неприятностей, которую можно назвать одним словом НЕУДАЧА. А ведь это была уже затухающая волна, агония мира, после падения Трои. И кто ему помогал все время из этих неприятностей вылезать?
  - Кто, кто.... Что?!!! Так ты Она и есть??!!
  Ноя поморщилась:
  - Это просто одно из имен, не больше. Ты лучше вспомни, что он в конце жизни сделал.
  - Весло закопал там, где его называли лопатой.
  Она тяжело вздохнула.
  - Из тебя все приходится вытаскивать калеными клещами. Скажи, где весло могли назвать лопатой?
  - В месте, где никогда не видели моря.
  - Делай последнее усилие...
  - В пустыне...
  - Ах, молодец. Какой ты догадливый... Где ты меня нашел?
  - В ... Угу. Понял...
  Она рассмеялась.
  - Правильно. Шкатулку он там оставил. В храме Индры, который есть в каждом мире этой ветви. Меня там всегда оставляют, когда исчезает во мне необходимость. А сам "Одиссей" вернулся назад. Через столько лет он уже мог смело выдавать себя за того царя-пастуха. Тем более, что еще при первом возвращении я ему подсказала и про его шрам на ноге, и про то, из чего была сделана его кровать.
  Последовала еще одна долгая пауза. Все было сказано откровенно и прямо. И я решился:
  - Нам надо все хорошо обдумать.
  Она кивнула головой.
  - Конечно. Я была бы удивленна, если бы у вас такого желания не возникло
  Проговорив это, моя гостья просто исчезла.
  Я несколько мгновений задумчиво смотрел на опустевшее место, потом повернулся к своим людям:
  - Ну и какое у кого будет мнение?
  Все мрачно и как-то отрешенно молчали. Я их очень понимал. Не каждый день тебе говорят, что больше никогда не вернешься к своей прежней жизни и твой привычный мир навсегда для тебя закрыт.
  Кто-то произнес просительно:
  - Эх, водочки бы сейчас. Грамм по сто, для разморозки сознания, а командир? А то что-то в голове полный кавардак.
  Я хмыкнул. Предложение было дельным. Как раз для такой ситуации. Поэтому, несмотря на "сухой закон", принятый среди нас пока мы "в деле", полез в бар и достал из него пару бутылок живительной влаги. Тому, что она там оказалась, после всего разгрома при штурме, я решил уже не удивляться.
  - Значит так, господа хорошие, - обратился я к своим людям, после того как разлил спиртное по рюмкам, - от того, что мы здесь будем сидеть, тихо предаваясь тоске, шевеля губами и морщить лоб в недоумении и немом вопросе "что делать?", ничего не изменится. Все равно выходить надо. Хотя бы для того, чтобы выяснить, в куда нас занесло. Так или иначе, этот новый мир - единственное место, где мы сможем жить. Других-то вариантов у нас просто нет.
  В ответ все согласно закивали головами.
  - Тогда, давайте высказываться, как лучше это сделать.
  По заведенной не нами, но прекрасной традиции, высказываться первым пришлось самому молодому - Олегу Курочкину (хотя какой он молодой, года на четыре младше всех). Да и при его "молодости" он повидал столько, что не каждый старик за всю жизнь увидит. Кстати, ходили гнусные слухи, что срочную службу свою Олег начал очень вдохновенно и был жутким нарушителем всего, что можно нарушить. Попал он вначале во внутренние войска, и их рота почему-то охраняла аэродром, на котором проводились учебные полеты. В первом своем карауле, устав от монотонности и тягот воинской службы, Олежек решил покататься по ВПП на велосипеде, который он раздобыл неизвестно где, и при этом насладиться Рамштайном через наушники. Хорошо звукоизолированые, надо сказать, наушники, выменянные на две утренние порции сливочного масла у связистов. Так вот, едет значит наш часовой по середине ВВП и слушает "Еngel", а сзади него заходит на посадку МИГ-25. Олежек едет, МИГ его сзади догоняет. И вдруг наш часовой понимает, что в гитарные басы вклинивается посторонний шум. Со спины. Оглядывается и от удивления, заметьте, не от страха, а именно от удивления, отпускает руль велосипеда. Ну и, соответственно, падает. Но неудачно. Падает он на свой СКС, который не был поставлен на предохранитель и почему-то с патроном в патроннике. СКС выстреливает, и пуля попадает прямо в колесо МИГ-а. Хорошо, что истребитель уже почти остановился. Поэтому его просто несколько раз разворачивает поперек оси на ВВП и он начинает крениться на крыло. Молодой лейтенант, совершающий свои первый индивидуальный полет, ошарашенный таким развитием событий, от страха дергает ручку катапульты. Но она не срабатывает. Наш герой и летеха несколько секунд смотрят друг на друга, потом летеха выбирается из кабины (как только ноги не переломал) и бежит к любителю велосипедных прогулок с твердым желанием набить морду. И в тот момент, когда они сходятся в рукопашную, срабатывает заряд катапульты, но не на полную мощность. Кресло пилота вылетает, и оно, пару раз кувыркнувшись в воздухе, падает прямо на буренку, которая мирно паслась за охраняемым периметром. Буренка и осталась единственной жертвой. И служить бы Олегу дальше в дисбате, если бы на него не обратил внимание военный прокурор округа, у которого было задание отмечать вот таких удивляющихся, но не боящихся разгильдяев и передавать их для беседы некоему прапорщику медицинской службы, с веселыми и беспощадными глазами.
  Пока я все это вспоминал, Олежек успел уже пригубить налитое и начал очень многозначительно высказывать свою мысль:
  - Э-э-э...
  - Ага - согласился я.
  - Ладно, - Он хлопнул себя по коленке, отставил рюмку и решительно произнес:
  - План простой. Немедленно, чтобы не мучиться неизвестностью, высылаем разведгруппу. Состав - три человека. Задача - предварительная разведка места, где мы оказались. Пощупать, посмотреть, вернуться, доложить. Доклад закончил.
  Дальнейшее обсуждение свелось только к отшлифовке сказанного. Экипировка, кто идет и их функции в группе. Сошлись на том, что оружием будут Узи, пара гранат на человека и нож. Одеваемся в стандартный темный комбинезон. Двое прикрывают первого, вступившего в контакт с аборигенами. Осматриваемся и возвращаемся.
  В состав группы вошли: ваш покорный слуга, Олежек и Стас Ногинский, в просторечии Нога, психолог по образованию, авантюрист по натуре и военный до мозга костей по образу мыслей. Никогда не унывающая "военная косточка", прячущая за внешним раздолбайством глубокий профессионализм психолога, помогавшего людям уходить на задания по дороге, с которой не возвращаются. Стас был моим другом детства, и он первым вошел в мою команду. Это он привел ко мне Курочкина, которого курировал до его увольнения со службы в распавшемся "Вымпеле". Он и был тем самым "прапорщиком", к которому попал на беседу Олег после своих чудачеств.
  Когда все были готовы, проверили индивидуальные рации и встали перед входной дверью. Моя пара встала сзади меня и чуть по сторонам, а остальные рассредоточились по квартире с оружием. Я взялся за ручку двери и осторожно потянул на себя.
  Дверь открылась, и... И ничего не случилось. Я осторожно выглянул. За дверью был мой подъезд. Но в каком виде! Куда-то делось плиточное покрытие со стен, вместо него стена была выкрашена до половины в непонятный серо-зеленый цвет, под потолком светила тусклая лампочка в металлическом абажуре, и пахло, нестерпимо пахло кошками...
  - Ноя, ты здесь? - мысленно спросил я у своего охранника.
  - Здесь - ответила она. - Я теперь всегда рядом.
  Я обернулся к своим людям:
  - Выходим из подъезда, дистанция десять шагов. Вперед.
  Спустившись по лестнице к выходу из дома, открыл парадную дверь, висевшую на одной петле, и вышел на улицу.
  На улице было сумрачно, холодно, и пустынно. Из теплого лета я вышел, судя по ощущениям, прямо в конец осени или начало зимы. Редкие фонари качало на ветру, и с неба сыпал не то дождь, не то снег. Я прошелся вдоль своего дома, моя группа рассредоточилась по углам. В окнах горел тусклый свет, и слышно было, как где-то играли на гармошке.
  Вся просматриваемая часть улицы была такой, или почти такой, какой я ее помнил с детства. Подойдя к краю дома, я всмотрелся в табличку на нем. Там белыми буквами на кириллице было написано "Андреевский Спуск".
  Это было невероятно. Похоже, нам повезло, и мы попали в мир близкий нашему. Почти в свой мир.
  -Тогда легче - подумал я, - Гораздо легче, если все здесь будет более-менее знакомым.
  Дав команду "двигаться за мной", я уже увереннее пошел вверх по улице. Ага, все верно, вот и школа, очень похожая на ту, в которую мы со Стасом когда-то ходили.
  - Стас, Олег, подойдите - обратился я к напарникам по рации.
  - Что случилось, Андрюха? - спросил Стас, когда они подбежали ко мне.
  - Смотри, - я показал на школу. Стас присмотрелся и хрипло проговорил:
  - Ну, дела...
  Налетел порыв ветра и бросил на мои ботинки какой-то лист бумаги. Я нагнулся и поднял его. Это был обрывок газеты. Верхняя ее часть. И это была "Правда". От 3 ноября 1932 года...
  Мы переглянулись.
  - Возвращаемся. Надо все обсудить.
  Быстро вернувшись к своему подъезду, я со своими людьми поднялся по лестнице и с некоторой тревогой повернул ручку двери (грешен, в голове сидела мыслишка, что дверь так и не откроется). Но все было в порядке, дверь открылась, и нас встретило тепло и уют современной квартиры. И десять пар настороженных глаз.
  - Порядок, мужики, все в порядке. Сейчас все расскажем, только сделайте кто-то горячий чай, а то на улице лето давно кончилось.
  Получив свою кружку горячего, крепкого, сладкого чая и усевшись в кресло, я оглядел собравшихся возле меня людей:
  - Значит так бойцы. По предварительным данным, мы имеем выход в мир, равнозначный нашему на уровне 1932 года - я показал им обрывок газеты - это пока только догадка, но как мне кажется, она имеет вероятность подтверждения процентов на девяносто. Если это так, то нам крупно повезло. Это город, в котором мы жили, это страна, которая когда-то у нас была, это люди, которые когда-то могли быть нашими бабушками и дедами. Во всяком случае, очень должны быть похожими. Давайте придерживаться этой версии и исходить из нее. Для более детального ознакомления предлагаю - завтра группа выходит снова и предметно знакомится с обстановкой. Для этого нам необходима местная одежда, документы и деньги.
  - Ноя - позвал я вслух. Она появилась и села в кресло напротив моего.
  - Необходим комплект одежды на троих, по стилю соответствующий этому времени и месту. Что-то среднее, не броское, выглядящее как уже бывшее в употреблении, документы и деньги. Можешь сделать?
  - Одежду могу, используя данные из твоей библиотеки, а вот деньги и документы - только очень хорошие копии. Для создания дубликатов, неотличимых от оригинала, мне нужно хотя бы по одному из образцов, для анализа состава бумаги. Впрочем, и первые копии будут хороши, только предупреждаю, что состав будет взят из теоретических данных, а не реальных. И основным его недостатком может быть то, что они могут быть лучше оригинала. А ведь вам нужна правдоподобность, как я понимаю.
  - Будут тебе оригиналы, но позже. А пока делай все, основываясь на теории.
  Тут в нашу беседу влез Стас:
  - Да, и документы пусть будут серьезные. Лучше будет, если мы будем представлены как сотрудники ОГПУ или работники секретного отдела ЦК ВКП(б) , если возникнет необходимость. В случае идентичности миров, принадлежность к этим конторам будет нелишней.
  Стаса Ваджра проигнорировала, а на меня вопросительно посмотрела.
  - Ты даешь разрешение на выполнение пожелания твоего воина?
  Услышав такой ответ, Стас встал как вкопанный, изумленно вытаращив глаза, а я рассмеялся. Похоже, у нашего психолога появился достойный противник. Я первый раз в жизни увидел, как он не сумел сразу и едко ответить.
  - Да, даю. И предлагаю тебе поближе познакомиться с моими людьми. Я им полностью доверяю, и их советы очень ценны для меня.
  Она внимательно всех осмотрела... А потом улыбнулась.
  - Я буду рада вашим советам, воины...
  Перед нами возник диск, несколько увеличившийся в размере, на нем лежали аккуратно уложенные три комплекта всего затребованного. Однако, все было продуманно до мелочей - вплоть до нижнего белья и смятости купюр. Даже запах одежды был не новой ткани, а таким, когда за одеждой следят, но она уже долгое время носится.
  - Так, - подвел я итог этого слишком затянувшегося дня, - сейчас всем ужинать и отдыхать, завтра подъем в шесть. И кстати, Ноя, как быть с сопряжением по времени, здесь и за дверью. Это первый вопрос. И второй - кто-то сможет открыть кроме нас, дверь снаружи?
  Она махнула рукой, будто вопрос был пустяковым:
  - Вы просто переноситесь по оси времени на указанный час - это я уже сделала. То есть, если вы сейчас выйдете, то выйдете ровно в шесть часов утра, но такой перенос можно делать вперед только в рамках суток. Это максимум. В остальном все происходит так, как я тебе раньше описала - минимальное смещение. И, - она обвела всех моих ребят твердым взглядом, - такие команды можешь давать мне только ты. А по поводу двери, то для всех, кроме вас ее просто не существует. Так что и открывать соответственно нечего. На месте двери просто стена. И даже если кто-то попробует эту стену пробить, то он попадет просто в то помещение, которое соответствует его пространству. Для стороннего наблюдателя нашего пространства просто нет.
  Я, внимательно выслушав ее тираду, подытожил:
  - Тогда сделаем так. Пусть пока время в доме соответствует времени этого мира. Это необходимо, чтобы мы вошли в ритм с окружающим. Позже возвратимся к первоначальной конструкции. А сейчас всем отдыхать. На сегодня достаточно впечатлений.
  
  Наутро, приведя себя в порядок, позавтракав и переодевшись в предоставленную Ваджрой одежду, мы опять собрались в гостиной и начали обсуждать план предстоящей вылазки. Сошлись на том, что обходим территорию вокруг дома в радиусе не больше двух километров и просто собираем информацию. Держаться договорились все вместе, втроем.
  Выглядела наша группа колоритно и непривычно. На мне пиджачная пара, заправленная в сапоги, свитер, темный полушубок и шапка ушанка. Стас представлял из себя эдакого военного в отставке, а Олег немного пижонистого мужчину с претензией на индивидуальность. Как ему это удалось, не знаю, но пришлось нашему психологу прочитать для него небольшую лекцию об опасности индивидуальности в, то время, в которое мы собирались выйти. Чуть сгорбленный в спине совслужащий, после этой беседы, совершенно не напоминал уже щеголя, стоявшего перед нами несколько минут назад.
  Выйдя из квартиры и спустившись вниз по лестнице, мы сразу окунулись в какофонию непривычных звуков и запахов. Мимо нас по булыжникам прогромыхала телега с бочкой, от которой несло керосином. По улице, явно торопясь, прошли двое мужчин и женщина, закутанная в пуховой платок. Пробежал мальчишка с портфелем. Наверху в доме какая-то пара начала с утра разминаться руганью, которую было слышно даже через закрытые окна. Встрепанная личность, пошатываясь, вышла из соседней подворотни и продефилировала мимо нас, обдав перегаром самогона. В общем, это был почти наш мир. Переглянувшись, мы отправились вверх к тому месту, где я предполагал, будет Владимирская горка.
  Горка была на месте и Владимир с крестом тоже. И это было славно. Похоже, история этого мира действительно близка к нашей. Если Владимир стоял бы в тюрбане и держал полумесяц, или скажем звезду Давида, или его вообще бы не оказалось на месте, то интеграция для нас происходила бы гораздо сложнее.
  - Ноя, ты собираешь информацию?
  - Да, командир - ответил ехидный голос у меня в голове, - и не только собираю, но и анализирую, и сравниваю. В текущий момент - она перешла на деловой тон - анализируются пять ментально-информационных потоков. Предварительные сравнение с данными из твоей библиотеки, указывает на близкую идентичность с миром, из которого вы пришли. Есть отклонения, но они существенно не влияют на культурный и социальный фон, который является знакомым для тебя. Но мне нужно еще время.
  - Хорошо - согласился я мысленно - Собирай дальше. Позже сопоставим. И у меня к тебе просьба: перестань говорить мудреными фразами из учебника, от которых начинают ныть зубы...
  
  Я решил пройтись по вершине Владимирской горки. Было очень интересно с нее посмотреть на Киев в этом времени. В нашем мире здесь всегда было оживленно, даже в самые ранние часы. Но, к моему удивлению, сейчас было тихо и безлюдно. Я только хотел поделиться этими мыслями со своими спутниками, как раздался голос Ваджры:
  - Опасность!
  Мы тревожно огляделись. Вдалеке, в аллеях, началось какое-то движение. Было видно, как там появились грузовики, из которых выпрыгивали солдаты. Они растягивались в цепи, которые быстро и целеустремленно начали движение в нашу сторону. Чей-то уверенный, усиленный рупором голос, властно нам прокричал:
  - Внимание, это ОГПУ. Бросить оружие и лечь на землю. Сопротивление бесполезно. Вы окружены.
  Стас напряженно на меня взглянул:
  - Что делаем? Может, уйдем? Они не очень грамотно нас окружают. Минимум в трех местах я вижу брешь, через которую мы прорвемся без проблем.
  Я покачал головой:
  - Нет, ничего делать такого не будем. Я хочу удостовериться в возможностях нашей помощницы. Поэтому пока не дергаемся.
  Не успел я договорить последнюю фразу, как со стороны оцепления раздалась пулеметная очередь в нашу сторону. Мы бросились на землю и вытащили оружие. Вслед за очередью началась беспорядочная винтовочная стрельба. Олег вдруг глухо рыкнул и выматерился.
  Я с тревогой на него взглянул:
  - Что такое?
  - Подстрелили, гады. Да ничего серьезного, предплечье оцарапали. Сейчас перевяжу и порядок. Обидно только, первое ранение за последние три года.
  Со стороны оцепления послышалась команда:
  - Прекратить огонь! Немедленно прекратить огонь! Без команды не стрелять!
  Я прошептал:
  - Ноя?
  - Да, Андрей?
  - Сейчас у тебя появится возможность показать свои способности.
  - Я готова.
  Я повернулся к своей двойке:
  - Вы лежите и просто наблюдаете.
  Потом встал, шагнул вперед, поднял руки и громко крикнул:
  - Я старший оперуполномоченный центрального аппарата секретно-политического отдела ОГПУ. Командира операции, ко мне!
  Последовало долгое, недоуменное молчание. Потом из-за цепи солдат вышли четыре человека и медленно направились в нашу сторону. Подойдя ко мне, один, по-видимому главный, остался в трех шагах, а трое быстро меня обыскали. Достав мои документы, они передали их начальнику. Тот внимательно, несколько раз прочитал мое удостоверение, потом вернул и представился:
  - Заместитель начальника 3 отделения Киевского управления ОГПУ Лукьянов. Прошу прощения, товарищ старший оперуполномоченный. Буквально два часа назад, нам через агентурную сеть передали, что здесь готовят взрыв памятника Владимиру, с целью дискредитации советской власти. Похоже, накладочка вышла. Но вы не могли бы дать команду своим людям, чтобы мы и их обыскали. Документы документами, но прошу войти в мое положение.
  Я согласно кивнул головой, потом обернулся к своим:
  - Олег Николаевич, Станислав Федорович, покажите товарищам ваши документы и позвольте себя обыскать.
  Олега со Стасом быстро проверили. После их обыска, напряжение, витавшее в воздухе, заметно пошло на спад. Мне даже показалось, что все четверо сотрудников ОГПУ облегченно вздохнули.
  Однако Лукьянов, по-видимому, решил уяснить все для себя до конца:
  - Прошу прощения, товарищ Егоров, но вы не укажете цель своего появления в нашем городе в это время и в этом месте?
  Я взглянул на него насмешливо:
  - Конечно, укажу. Но в Москве. На Лубянке. В присутствии своего и вашего начальства. Там я в начале расскажу, как ваши люди открыли огонь без приказа, а потом доведу до вас цель своей командировки в вашу республику. Но вы тогда приготовьтесь, после моего доклада, ехать в Сибирь убирать снег.
  Он сразу подобрался и быстро произнес:
  - Прошу прощения за неуместный вопрос, товарищ старший оперуполномоченный.
  Я примиряюще улыбнулся:
  - Ладно, забыли. Но давайте отойдем в сторону. Мне надо кое-что выяснить.
  Пройдя на несколько шагов, посмотрел в глаза чекисту:
  - Кто отдал команду стрелять? Или ваши люди всегда открывают огонь без команды?
  Лукьянов смутился:
  - Да никто никакой команды не отдавал. Похоже, у кого-то из моих не выдержали нервы.
  - Я мог бы поговорить с этим человеком? Просто хочу понять, что послужило причиной случившегося.
  Он повернулся к одному из пришедших с ним:
  - Приходько, пулеметчика из второго отделения ко мне!
  Через пару минут к нам подбежал взволнованный боец с ручным пулеметом.
  - Рядовой Самойленко по вашему приказанию прибыл!
  Я быстро спросил его:
  - Кто вам отдал приказ открыть огонь?
  Он побледнел, потом покраснел:
  - Никто, товарищ...
  - Старший оперуполномоченный.
  - Никто, товарищ старший оперуполномоченный.
  - Так в чем же дело?
  Он покраснел еще сильнее:
  - Не знаю, товарищ старший оперуполномоченный. Прям чертовщина какая-то... Пулемет находился на предохранителе, как положено по инструкции. Два раза перед операцией проверял. А он возьми и начни сам стрелять, хотя я даже палец на спусковом крючке не держал. Ну и остальные вслед за мной огонь открыли...
  Я повернулся к Лукьянову:
  - Я все для себя выяснил. Претензий к вам не имею. Можете сами разбираться со своим пулеметчиком.
  Пока старший операции вправлял мозги своему подчиненному, я мысленно обратился к своей спутнице:
  - Можно сделать так, что бы эти четверо забыли о нашей встрече?
  - Да, можно. Только найди возможность пожать каждому из них руку. В течение десяти минут они будут очень внушаемыми, потом забудут все, что предшествовало встрече в течение предыдущего часа, и не смогут вспомнить сам факт встречи.
  Дождавшись, пока Лукьянов закончил воспитывать своего бойца, подозвал его:
  - Я решил, во избежание следующих накладок, все же поставить в известность ваше руководство, в общих чертах, не затрагивая деталей, о целях моей группы в Киеве. Надеюсь, мое начальство меня за это не накажет. Поэтому отвезите нас к себе в управление. Кстати, как вас по отчеству, товарищ Лукьянов? Предлагаю перейти на менее официальное общение. Я протянул ему руку:
  - Андрей Егорович.
  Он, поколебавшись, протянул в ответ свою:
  - Илья Борисович, очень приятно.
  И пожал мою ладонь. Его глаза мгновенно заволокло туманом и он недоуменно на меня уставился.
  - Живо знакомь меня с остальными тремя - резко скомандовал я ему голосом, не терпящим возражений.
  Лукьянов как сомнамбула подошел вместе со мной к своей тройке и представил меня. Я с чувством пожал им руки. Потом кивнул Стасу с Олегом, мол, следуйте за мной. Мы, не обращая внимания на оставшихся, быстро двинулись вниз по Владимирской горке в ту сторону, где сейчас располагается Европейская площадь. Пройдя с два десятка шагов, я оглянулся. Четверо чекистов недоуменно друг на друга смотрели и о чем-то спорили.
  - Ноя - мысленно обратился я к своему охраннику, - что это было?
  - Ты о стрельбе или о поведении этих четверых?
  - Про стрельбу я уже понял. Неприятности во всей своей красе. Я о поведении четверки.
  - У вас это называется инъекция психотропного вещества. Ничего особенного с ними не случилось. Через двое суток будут в порядке.
  - Будем надеяться. А сейчас мы поедем в самую лучшую библиотеку в этом городе. Если миры совпадают, и она находится на том месте, где я предполагаю, тебе надо будет полностью ее для нас скопировать. Там есть историческая литература, современная литература и вся периодика. Проведешь сравнительный анализ с моей базой данных и определишь, насколько совпадает прошлое моего мира и настоящее этого. Мне это необходимо для принятия решения, что можно здесь сделать.
  - Есть, командир - ответил ехидный женский голос - только у меня к тебе просьба: перестань говорить мудреными фразами из учебника, от которых начинают ныть зубы...
  Целую минуту я простоял с открытым ртом, не зная, что ответить. Потом безнадежно махнул рукой. Сам же виноват, что первый начал...
  Взяв двуколку на площади, мы доехали до сквера, который в моем мире носил имя поэта, когда-то выкупленного из крепостных. И я в первый раз увидел отличие этого мира от моего. Университет был покрашен в синий цвет. Остановившись перед входом, расплатившись, мы вылезли из двуколки, и я повел своих спутников к небольшому зданию рядом с Университетом. Это была библиотека.
  - Стас - спросил я Ногинского, - Как тебе этот цвет? Ведь это наша альма-матер.
  Он почесал в затылке и хмыкнул:
  - Интересная покраска. Похоже, в этом мире университет был награжден другим орденом. Если это так, то и многие события, последовавшие за этим, тоже могут не совпадать.
  - Поживем - увидим - ответил я. Основное, чтобы главные события совпадали, а к остальному мы как-нибудь приноровимся.
  Поднявшись по лестнице на второй этаж, я, показав свой документ дежурной, попросил ее проводить нас к директору библиотеки. Пузатый усач а-ля Шевченко побледнел, когда мы показали ему наши удостоверения и попросили уделить несколько минут. Сделав мысленную зарубку, что в этом мире Контору тоже боятся до потери пульса, я предельно вежливо объяснил чиновнику, что моим людям необходимо поработать в читальном зале, а меня, для выполнения важного задания, необходимо проводить в библиотечное хранилище. Что и было сделано с невиданной оперативностью.
  Оставшись один - на один с книжными полками, я уселся за стол библиотекаря и задумался. Скоро необходимо было принимать решение и не хотелось бы ошибиться. Впрочем, наметки у меня уже были, но необходима была дополнительная информация.
  Диски Ваджры мелькали возле книжных полок и, похоже, процесс подходил к концу.
  - Ноя, долго еще?
  - Все, заканчиваю командир.
  Я утомленно вздохнул:
  - Так, давай договоримся. Меня зовут Андрей, я не командир, не шеф, не босс, не... В общем, предлагаю перейти на такую форму общения. Для меня это будет комфортней и привычней.
  - Хорошо, Андрей - сказал голос уже не в голове, а произнесла появившаяся из-за стеллажей моя спутница.
  - Я рада, что ты выбираешь такую доверительную форму.
  Она уселась за стол напротив и внимательно на меня посмотрела:
  - Принял уже какое-то решение?
  - Да, пожалуй. Но окончательно все решится после твоего анализа. Он как, готов?
  - Да, готов. Могу тебя поздравить, как я и предполагала, совместимость исторических событий на 98 процентов. Два процента - это не существенно. Они в основном касаются мелких деталей, которые не влияют на основную историческую канву. Некоторые события происходили здесь на год-два раньше или позже, чем в твоем мире, но вектор развития совпадает. Но есть одно существенное замечание. Процент людей с параспособностями, в этом мире выше, чем в твоем, на порядок. Это скорее связано с тем, что инквизиция здесь не очень свирепствовала. А отношение к таким людям скорее нейтральное, чем негативное.
  - Это как-то влияет на происходящее?
  - Я пока не вижу такой связи. События происходят такие же, какие происходили в твоем мире. Исторические персонажи те же, связи между событиями и личностями соответствующие. Новых имен в истории нет. Символы и фетиши совпадают на сто процентов. Иисус так же был распят, Мухаммед последний пророк, а Будда и здесь созерцает свой пуп в лотосе. Просто учитывай эту особенность в своих планах
  - Хорошо, спасибо за информацию, а сейчас пора возвращаться.
  - Можем прямо отсюда, Андрей - ответила она и прямо передо мной появилась входная дверь в мою квартиру.
  - Совмещение пространства - ответила Ноя на мой вопросительный взгляд.- Я же тебе рассказывала.
  - Да я помню, но одно дело теория, другое, когда прям перед тобой возникает дверь прямо из воздуха. Давай сделаем так. Сейчас я с моими людьми выйду из библиотеки, зайдем в ближайшую подворотню, и ты там откроешь проход. И вот еще что, как сделать так, чтобы не оказалось поблизости людей? А то лишнее мифотворчество и слухи мне ни к чему.
  - А их рядом и не будет. Будь уверен, что ни у кого не появится желания приближаться к этому месту.
  Передав по рации Олегу и Стасу, что встречаемся возле выхода, я вышел из хранилища.
  Возвращение в квартиру произошло прямо-таки буднично. Перейдя через сквер возле университета, мы вошли в подворотню рядом с музеем Русского искусства, Ваджра открыла дверь прямо в стене, и мы оказались дома.
  Пока Олег со Стасом обменивались впечатлениями с другими, я попросил меня не беспокоить, заперся в своем кабинете, уселся в свое любимое кресло и задумался.
  В принципе, решение лежало на поверхности. 32 год, впереди целая цепь трагических событий и очень похоже, эту цепь надо было прервать. Однако, как я себе представлял, имелось одно, или, скорее всего, несколько "но". Причинно-следственные связи и общий вектор развития истории имеют колоссальную инерцию. Это как очень толстая веревка из множества тонких резинок. Растяни такую веревку до максимума, и она отбросит тебя назад, к тому месту, с которого ты ее начал тянуть. Оборви несколько резинок, ситуация практически не изменится. Только обрыв критического количества связей позволит эту веревку растянуть, а потом и порвать. И только после плести новую веревку истории и привязывать ее к основанию мира. Это означало, что если прямо сейчас, тот же Адольф Шикльгрубер упадет с моста в Вене, где он рисовал свои акварели, и утопнет, то появится другой Шикльгрубер и история покатится дальше по своим рельсам. А немедленное попадание товарища Сталина в автомобильную аварию с летальным исходом, совершенно не отменяет в ближайшей перспективе появление другого Иосифа Виссарионовича.
  Нужен был комплексный подход. Необходимо было создать несколько рычагов, которые бы позволили растянуть эту веревку так, чтобы ее обрыв был гарантирован. Ну и конечно не исключать из арсенала простые, но действенные способы по обрыву отдельных связей. Определенное количество таких поступков может существенно ускорить изменение вектора развития. Надо было искать структуры, на которые можно было бы опереться. Центры силы этого мира. Те, которые обладают реальной властью. Подчинить их себе или заставить действовать в своих интересах.
  Н-да... Задача вырисовывалась прямо-таки титаническая. Впрочем, не боги горшки обжигают. Попытаться стоило, хотя бы ради того, чтобы в дальнейшем, если все получится, не быть постоянным магнитом для неприятностей. Если ты не ведешь на поводу события, то события начинают вести на поводу тебя. Продевают в нос кольцо, и за это кольцо ведут тебя за собой. А кольцо в носу, когда за него дергают, это, знаете ли, очень больно.
  Был у меня некий план, и им необходимо было поделиться с остальными. Я решительно встал и вышел из кабинета. Мои люди сидели в гостиной и тихо переговаривались. При моем появлении разговоры смолкли.
  - Значит так, господа, - начал я, - Стас с Олегом уже просветили вас по поводу того, что происходит за пределами дома. Не буду повторяться. Просто скажу - за стеной 1932 год мира, практически подобного нашему, со всеми вытекающими из этого последствиями. Мы можем, если очень постараемся, переломить ситуацию и направить события в нем в другое русло. При этом, как я понимаю, все связанные с этим возможные неприятности будут касаться только тех, кто останется со мной. Отказавшихся от этой, будем говорить прямо, авантюры, они не затронут. Поэтому каждый из вас может выбрать свой путь. Нежелающих участвовать в реализации моего плана снабжу достаточным количеством денег и золота, перенесу в любую точку этого мира, где вы можете провести остаток своих дней в благополучии и довольстве. Я пойму вас, если вы примете такое решение, и вы все равно останетесь моими друзьями. Оставшимся предлагаю увлекательную жизнь людей, делающих историю. Решение прошу принимать сразу и сейчас. Времени на раскачку просто нет.
  - Андрей Егорович - обратился ко мне самый старший в команде Вася Лупандин, - мы давно все обсудили, и я выскажу общее мнение. Мы все с тобой. Ты же сам знаешь, что такое для нас команда. И давай без лишних слов.
  - Хорошо, друзья. Тогда прошу выслушать мой план. Начну с адаптации.......
  
  ***
  Холодным ноябрьским вечером, с интервалом в несколько минут, к вокзалу Киев -Пассажирский, подкатили несколько пролеток, из которых по двое или трое выходили неприметно одетые мужчины. Они растворялись в привокзальной суете, но по странному стечению обстоятельств, оказались вместе, в трех купе двух вагонов скоро отходящего поезда. Последним, как будто из ниоткуда, на краю привокзальной площади, там, где особенно темно, возник хорошо одетый мужчина среднего возраста. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что в момент его появления, вроде бы пробилась полоска света, полоска, которую видишь из темноты, когда быстро открывают и закрывают дверь. Но где тот сторонний наблюдатель?
  Мужчина прошел через площадь и очутился на перроне. Показав билет проводнику, он занял место в купе спального вагона.
  Через несколько минут скорый поезд Киев-Москва тронулся, и когда последний вагон, мигнув фонарями, скрылся из виду, на опустевший перрон выбежала огромная серая собака. Побегав без видимой цели и обнюхав весь асфальт перед путями, по которым ушел скорый на Москву, она тоскливо завыла в хмурое небо. Потом неожиданно умолкла, как будто услышал чью-то команду. Постояв несколько мгновений с поднятой головой, собака рыкнула и быстро убежала в ноябрьские сумерки...
  
  ***
  
  Полпреду ОГПУ по УССР, тов. Балицкому В.А.
  Рапорт N 12/668
  Экз. Единств. Сов. секретно
  Тема: Террор. Шпионаж.
  Регион: Центральная Украина, г. Киев
  Дата: 12.11.32 г.
  
  Настоящим докладываю, что 11.11. сего года по оперативным каналам была получена срочная информация о готовящемся взрыве памятника Владимиру-Крестителю в г. Киеве агентурой панской Польши.
  Целью взрыва, по поступившим данным, являлась дискредитация Советской власти в глазах верующих и усиление антикоммунистической пропаганды за рубежом.
  Для предотвращения теракта, могущего вызвать глубокий общественно-политический резонанс, и ареста предполагаемых исполнителей была выслана усиленная рота во главе с заместителем начальника 3 отделения Киевского ОГПУ Лукьяновым И.Б.
  Со слов очевидцев, в начале операции Лукьянов действовал в соответствии с наставлением, организовав оцепление и осмотр места предполагаемого места взрыва. В нескольких десятках метров от памятника были обнаружены трое лиц мужского пола (словесный портрет прилагается), по которым был открыт несанкционированный огонь, прекращенный по команде Лукьянова. После кратковременного контакта Лукьянова с одним из троих мужчин, этот мужчина и двое других неизвестных были отпущены. По данным, полученным от пулеметчика 2 взвода рядового Самойленко, вышеназванное лицо представилось как старший оперуполномоченный ОГПУ центрального аппарата.
  Лукьянов и трое сопровождавших его оперативных работников Киевского управления ОГПУ, свою встречу с этими троими отрицают, ссылаясь на провал в памяти.
  В соответствии со служебной инструкцией и в целях выяснения обстоятельств происшедшего, мной были приняты следующие действия:
  
  1. Все четверо сотрудников отстранены от занимаемых должностей и отданы под арест.
  2. Начато служебное расследование по факту происшедшего.
  3. Разослан словесный портрет трех неустановленных мужчин для выяснения их личности.
  
  Начальник КРО ОГПУ УССР
  Осадчий Ф.Л.
  
  Резолюция: Даю санкцию на применение к Лукьянову и сопровождавшим его сотрудникам ОГПУ особых методов допроса. Троих неизвестных объявить во всесоюзный розыск.
  
  О результатах доложить лично до 15.11.32 г.
  Балицкий В.А.
  
  
  
  Глава 3.
  
  Ян Карлович Берзин, начальник 4-го управления штаба РККА, для своих "Старик", верил в свою интуицию. Она редко его подводила на каторге в Иркутске, она не подвела его в 1917 году в Петрограде. И сейчас она прямо-таки вопила об опасности. Казалось бы, все шло хорошо. Высокая должность начальника военной разведки, интересная работа, верные друзья-партийцы, которых он знал много лет. Но интуиция не умолкала. Она призывала к действию, но вот к какому, Берзин понять не мог. Угроза, не явная, непонятно откуда исходившая, витала в воздухе.
  От тяжелых мыслей "Старика" отвлек звонок помощника.
  - Ян Карлович, к вам фельдъегерь из ЦК. Прикажете пропустить?
  - Пропустите, Максим Родионович.
  Двойная дверь открылась, и в кабинет вошел в новенькой, с иголочки, но без знаков различия военной форме коротко стриженый мужчина средних лет.
  - Фельдъегерь ЦК Егоров - представился он.- Вам пакет. В соответствии с полученными мной инструкциями, вы должны при мне его вскрыть, прочитать, а потом, расписавшись, запечатать своей печатью, вернуть.
  Во время прочтения кроме нас двоих в помещении никого не должно быть. Прошу.
  Фельдъегерь подошел к столу и вручил Берзину довольно объемистый конверт с сургучными печатями общего отдела ЦК ВКП (б).
  - Располагайтесь, товарищ Егоров. Судя по всему, знакомиться мне придется долго, а в ногах правды нет.
  Берзин поднял трубку телефона:
  - Максим Родионович, принесите чаю на двоих.
  Через несколько минут дверь в кабинет открылась, и помощник на подносе принес чай в стаканах, бублики и вазочку с вареньем. Поставив все принесенное перед начальником, он спросил:
  - Будут еще какие-то указания?
  - Да, будут. До моего особого распоряжения не соединять ни с кем и не входить в кабинет.
  Когда помощник вышел, "Старик", приглашающе протянув к чаю руку, предложил:
  - Угощайтесь, товарищ Егоров.
  После этого вскрыл пакет и вынул из него папку. На лицевой стороне папки было написано:
  "Дело N 637. Берзин Ян Карлович (Петерис Янович Кюзис) ".
  Перевернув обложку, Берзин увидел на первой странице свою фотографию и под ней надпись: "Арестован 27 ноября 1937 г. по обвинению в троцкистской антисоветской террористической деятельности. Расстрелян 29 июля 1938 года по приговору Военной коллегии Верховного суда. Реабилитирован посмертно 28 июля 1956 года".
  Начальник разведки РККА поднял закаменевший взгляд от документов:
  - Кто вы такой и что это значит?
  - Это значит, Ян Карлович, что вы обречены. Но боюсь, что мой рассказ для вас сейчас будет бессмысленной тратой времени, и поэтому я предлагаю вам следующее. Достаньте свое табельное оружие и выстрелите в меня. Куда хотите. Можете в голову, можете в сердце, можете стрелять по конечностям, если надеетесь обезвредить, а потом допросить. Только после вашего выстрела у нас получится осмысленный разговор, и вы мне поверите. Смелее, товарищ Петерис, выстрела никто не услышит и сюда никто не войдет, пока я этого не захочу.
  - Вы сумасшедший или дешевый провокатор. Я сейчас вызову внутреннюю охрану управления и она немедленно разберется, что вы за "фельдъегерь из ЦК". Поднимайтесь.
  Егоров откинулся на спинку стула:
  - Охрана не придет, Ян Карлович. Ваши телохранитель с помощником испытывают сейчас прямо-таки патологическое желание сюда не входить. И не давите на кнопку "красного" вызова, что у вас под ногой. Она не работает. Хотите проверить? Прошу.
  Берзин подошел к двери и попытался ее открыть. Дверь не открывалась.
  - Что, не получается, Ян Карлович? - не оборачиваясь спросил "фельдъегерь" - Сейчас получится.
  Ручка двери неожиданно поддалась и дверь открылась.
  - Зовите своих людей.
  Выйдя из кабинета, Берзин рявкнул на своего помощника и охранника:
  - Почему не действуете по инструкции и не явились по вызову?!
  Помощник, стоя по стойке смирно, отрапортовал:
  - Не имеем права, Ян Карлович. В соответствии с полученным приказом из ЦК, который вы подтвердили своим распоряжением. Вот приказ. Помощник протянул Берзину чистый, без единой буквы лист бумаги.
  Оглядев внимательно своих подчиненных и ничего не сказав, Берзин вернулся в кабинет и закрыл за собой дверь.
  - Вы и со мной так же смогли бы?- сказал он, опять усаживаясь за свой стол, напротив которого сидел странный посетитель.
  - Смог бы, Ян Карлович, но не хочу. В моих интересах, чтобы вы действовали в соответствии со свободой воли, а не поступали как бездушный автомат.
  - Вы настолько в себе уверены?
  - Уверен, Ян Карлович, уверен. Не тяните время.
  Глядя "фельдъегерю" прямо в глаза, Берзин медленно достал свой ТК, наставил его на сидевшего напротив него мужчину и выстрелил. Ничего не произошло. Сидевший напротив Берзина не упал, хрипя в агонии, разбрызгивая возле себя красные, соленые брызги. Не засучил ногами по полу, в предсмертном желании любого умирающего насильственной смертью человека убежать от неминуемого. Он насмешливо смотрел на начальника четвертого управления, и только разорванная гимнастерка в месте попадания пули напротив сердца "фельдъегеря" говорила, что "Старик" попал в своего странного посетителя.
  - Попробуете еще раз Ян Карлович, или одного раза будет достаточно?
  - Пожалуй, достаточно, говорите.
  - Тогда прошу.
  И перед Берзиным, прямо на месте окна, выходящего на тихую московскую улицу, появилась открытая дверь.
  "Старик" был человеком умеющим принимать быстрые и окончательные решения. Другие на такой должности долго не задерживаются, система выбраковывает. В жизни своей он повидал немало странных вещей, которые сразу и не укладывались в привычные жизненные схемы. Поэтому он решительно вышел из-за стола, подошел к двери и, обернувшись к своему собеседнику, спросил:
  - Сюда?
  - Сюда, Ян Карлович. Сюда. Проходите, а я за вами. И кстати, захватите с собой папку с вашим расстрельным делом.
  Шагнув через порог, Берзин с интересом осмотрелся. Судя по всему, он находился в холле большой квартиры. Вошедший за ним "фельдъегерь" закрыл эту странную дверь и с улыбкой признес:
  - Прошу в мой кабинет. Идите за мной, Ян Карлович.
  То, что этот странный мужчина называл кабинетом, поразило "Старика". Нет, кабинетом это помещение конечно было. И большой письменный дубовый стол, и удобное кресло за ним, высокие шкафы с множеством книг указывали на то, что в этом месте действительно работают. Поразили Берзина непонятные устройства, собранные в явную систему, в которой просматривалась своя непонятная логика. Небольшие черные прямоугольные ящики перемигивались зелеными огоньками и тихо гудели. На столах непривычной глазу конструкции стояли, как их мысленно назвал Берзин, " черные зеркала". Одни действительно были просто черными, а другие светились мягким приглушенным светом и по ним пробегали какие-то картинки, возникали и пропадали цифры. Прямо на стене висели несколько больших, прямоугольных "черных зеркал" почему-то повернутых набок. Одно из них показывало неправдоподобно четкое и яркое цветное изображение, в котором "Старик" с удивлением узнал свой кабинет так, как если бы он смотрел на него из-за своего стола. Всей этой "машинерией", судя по всему, управлял высокий молодой человек, с увлечением щелкающий пальцами по очень плоской печатной машинке. Несколько таких машинок стояли на столах и ими явно не пользовались.
  - Фарид Сулейманович, оставьте нас - обратился "фельдъегерь" к молодому человеку.
  - Слушаюсь, Андрей Егорович - ответил молодой человек, поднялся со странного стула на колесиках и вышел из кабинета.
  - Давайте знакомиться, Ян Карлович. Как вы только что услышали, меня зовут Андрей Егорович. Прежде чем мы продолжим нашу беседу, я хочу предложить вам вначале просмотреть некий фильм. Прошу сюда, в это кресло.
  Берзин уселся в указанное кресло напротив одного, самого большого "черного зеркала". "Фельдъегерь" повертел в руках небольшую черную коробочку с множеством кнопок, нажал на одну из них и "зеркало" перед Стариком ожило.
  Заиграла музыка, появились титры и мужской голос, казалось бы, шедший со всех сторон, произнес:
  - Фильм первый. История СССР. 1930 - 1940 годы.
  - Оставляю вас наедине с просмотром, Ян Карлович. Фильм будет длиться полтора часа, потом будем беседовать.
  И странный человек вышел из кабинета.
  Когда через два часа человек, назвавшийся Андреем Егоровичем, вернулся, "Старик" сидел в кресле и невидяще смотрел на стену:
  - Он нас всех поставит к стенке. Всю старую гвардию. Всех до одного. Я это предчувствовал, хоть и не соглашался сам с собой, - сказал Берзин, не поворачиваясь к вошедшему.
  - Да, поставит. А потом к той же стенке поставил тех, кто расстрелял всех вас. Проведет классическую зачистку с уничтожением улик. Профессионально проведет. Вы кстати к этому приложите немалые усилия, Ян Карлович. И выполните эту работу на "пятерку". Можно сказать, даже с огоньком выполните.
  - Что там дальше в хронике, Андрей Егорович? Вы же показали мне только до 1940 года.
  - Дальше, господин Петерис, там вообще мясорубка. Война. Бойня. Потом стагнация, упадок и развал страны.
  - Предоставите фильм?
  - Обязательно. Но вначале осмыслите то, что сейчас просмотрели. А то получите социальный шок, несмотря на то, что ваша работа не предполагает сантиментов.
  Берзин откинулся в кресле и внимательно оглядел собеседника:
  - Знаете, я как-то внутренне сразу вам поверил, там у себя в кабинете, когда прочитал о своем обвинении и расстреле. Не знаю почему, но поверил. Наверно это интуиция. Кто вы такой, Андрей Егорович, кого представляете и чего хотите?
  - Ян Карлович, давайте условимся, что я вам дам короткую информацию о себе, а вы не будете задавать вопросов, на которые я не захочу отвечать. Могу только гарантировать: то, что я вам скажу, будет действительно достоверным и правдивым.
  - Согласен.
  - Представляю я только себя. Я не принадлежу этому миру, но знаю о нем практически все, так как прошлое реальности, из которой я появился, практически совпадает с вашим настоящим. То, что вы вокруг себя видите, это производные науки моего мира. Моя цель - сделать так, чтобы того, что вы видели в фильме и последующих, пока не показанных вам событий, не произошло. Для этого я ищу себе помощников. Искать начал с вас. Почему с вас - объясняю. Для осуществления моей цели мне необходима серьезная, обладающая властью, но не пребывающая постоянно на слуху властная структура. Она мне нужна полностью в мое распоряжение. Я неограничен в средствах, но ограничен во времени.
  "Старик" удивленно поднял брови:
  - Допустим, что это так, Андрей Егорович. Но вы хоть понимаете, чего хотите?
  - Ох, да понимаю я, понимаю. Возьмите, ознакомьтесь - Егоров протянул начальнику разведки две папки.
  - Что это?
  - В первой папке вся ваша агентура. Это, для подтверждения того, что происходит у вас, для меня открытая книга. Начиная от резидентов под дипломатическим прикрытием, заканчивая данными на проституток в борделях Стамбула, выполняющих ваши разовые задания за отдельную плату. Во второй - имена внедренных к вам агентов. Не тех, которых внедрил к вам секретно-политический отдел ОГПУ, об этих позже, если сговоримся, а настоящих профи с запада и востока. Их не много, но это настоящие волчары. Кофе хотите?
  - С удовольствием.
  - Ноя, - тихо позвал Егоров.
   В кабинет стремительно, как будто стояла под дверью и ждала вызова, вошла красивая молодая женщина в строгом деловом костюме.
  - Сделай Яну Карловичу, пожалуйста, кофе, пока он будет знакомиться с материалами.
  Через час Берзин с трудом оторвался от документов. Его интерес к ним был виден невооруженным взглядом:
  - Я даю предварительное согласие. Если вы смогли получить в свои руки информацию, представляющую собой особо охраняемый государственный секрет, и легко проделали работу всей контрразведки, то вы действительно можете многое. Но я все же прошу два дня на раздумья.
  - Хорошо. В вашем распоряжении, Ян Карлович, отдельная спальня и душевая. Захотите есть, обращайтесь к Фариду Сулеймановичу. Вы его видели, когда он здесь работал во время нашего прибытия. Или просто залазьте в морозильный шкаф на кухне и сооружайте себе еду по своему вкусу.
  - Простите, но я не могу столько отсутствовать на службе. Меня обязательно начнут искать, а потом будут задавать очень неприятные вопросы.
  - А вас не будут искать, Ян Карлович. Мы выйдем вместе из вашего кабинета через несколько минут после учиненного вами своим подчиненным разноса. Попрощаемся, и вы вернетесь к своей работе. Я вам это гарантирую. А пока до встречи через двое суток.
  
  Через двое суток, ровно минута в минуту, дверь в кабинет открылась, и на пороге появился Егоров. "Старик", в который раз изучавший данные на внедренных в его управление агентов, поднялся из-за стола и поздоровался.
  - Как настроение, Ян Карлович? Приняли окончательное решение?
  - Принял. Я согласен с вашим предложением.
  - Очень хорошо. Тогда начнем с самого начала. Каков бюджет всего вашего управления, Ян Карлович? По моим данным где-то до полутора миллионов золотых рублей.
  - Да, так оно и есть.
  - А каков ваш личный фонд как начальника управления?
  - Тридцать тысяч. Я могу, в пределах своей компетенции, награждать особо отличившихся, не отчитываясь перед финансовым управлением.
  - Интересная сумма - хмыкнул Егоров. Разные миры и разные времена, а число тридцать постоянно присутствует во всех событиях связанных с организациями, подобными вашей. Ну да ладно, это так, к слову. У вас есть подотчетный только вам жилой фонд? Желательно небольшой особняк в центре.
  - Есть. Недалеко от нашего управления, тоже в Большом Знаменском переулке.
  - Очень хорошо, Ян Карлович. Отдадите этот особняк в мое распоряжение, предварительно отремонтировав и поставив высокий забор. Дайте команду подвести туда электричество, воду и канализацию. Мебель завозить не надо, это моя забота. Никакой охраны, никакого обслуживающего персонала. Дальше. Я передам вам один миллион долларов, и пять миллионов золотых рублей. Плюс двести килограмм золота в пластинах по пятьдесят грамм. Не надо вскидывать на меня удивленный взгляд. Деньги все настоящие, а не фальшивые. Через свои каналы за границей положите половину этих денег в банки. Это все для стимуляции работы вашей агентуры. Не жадничайте, платите за информацию. Покупайте политиков, журналистов. Мы будем делать из вас самого информированного и влиятельного человека в вашей Системе. По сто тысяч от каждой валюты и пятьдесят килограммов золота - это лично ваше.
  - В каком смысле мое?
  - Именно ваше. Частное. Приватное. Принадлежащее только вам. Так понятно? Вы теперь работаете на меня, а я привык хорошо платить своим людям. Человек, который мало получает, плохо работает. И давайте закроем эту тему. Да, кстати. Вы же постоянно спускаетесь в подвал управления, чтобы там послесарить?
  Старик удивленно вскинул брови:
  - Вы даже про это знаете?
  Егоров рассмеялся:
  - Конечно, знаю. Про эту вашу странность, спускаться в подвал в минуты неприятностей и работать с железом, писали все историки. Поэтому, мы вам поможем оборудовать бункер в подвале Управления, к которому никто не сможет подойти кроме вас. Там и расположите временно свои активы, пока не найдете устраивающее вас место.
  Кстати о вашей заграничной агентуре. Несколько человек у вас действительно подставляют службу и не выполняют элементарных законов конспирации. В дальнейшем именно события связанные с поступками этих людей, публикации о них в европейской прессе, послужат спусковым крючком к вашей опале, а потом и уничтожению. Этих агентов необходимо вернуть в страну, провести расследование и показательно наказать. Инициатором расследования и наказания должны выступить вы. Материалы на этих людей я вам передаю, держите эту папку. Тут задокументированы все их приключения.
  Теперь о следующем. Мне необходимы люди для выполнения щекотливых операций. В моем распоряжении находятся двенадцать человек, этого явно недостаточно. Вам необходимо издать приказ об откомандировании из войск офицеров в одну из разведшкол, находящихся под юрисдикцией вашего управления, от двухсот до двухсот пятидесяти человек. Не меньше. Основными критериями должны быть сообразительность, выносливость, способность обучаться и, как ни странно, моральная распущенность. Возраст от двадцати пяти до тридцати лет. Предвидя ваш вопрос, сразу отвечаю - мне не нужны офицеры, преданные партии и правительству. Мне нужны бойцы преданные лично мне. Из морально распущенных легче выбивается идеологическая дурь, поскольку ее у них мало. Способов же привить личную преданность и дисциплинировать вчерашнему кутиле и ходоку много, и это не должно вас заботить. Здесь срок тоже месяц. Теперь об агентуре, которая работает против вас и материалы на которую я вам показывал. Не сомневаюсь, что вы постарались запомнить максимальное количество фактов, предполагая, что эти документы вы больше можете не увидеть. Зря предполагали. Документы эти можете оставить себе, но с одним условием, что никого пока не трогаете. В дальнейшем они нам все пригодятся. Для чего - узнаете в свое время. Пока же усиливайте работу на германском и японском направлениях. Уделите особое внимание на германском направлении - генералам фон Бломбергу, фон Фричу и Беку, концернам Фарбиндустри, Круппа, Сименса и Индустриклубу в Дюссельдорфе, а на японском - конгломератам Дзайбацу. Любую информацию о них систематизируйте и передавайте мне. Любую мелочь. Это очень важно. Начинайте налаживать хорошие отношения с Менжинским. И последнее, приложите все силы, что бы части ОСНАЗ перешли полностью в ваше подчинение, а не были как сейчас, в двойном, совместно с ОГПУ.
  Пожалуй, для начала достаточно. Завтра вечером после двадцати часов спуститесь в свой подвал, я буду вас там ждать и передам ключ от бункера. Теперь подымайтесь Ян Карлович, нам пора.
  - Последний вопрос, Андрей Егорович. Что вы сделали бы со мной, если бы я не согласился?
  - Да ничего бы не сделал, господин Берзин. Просто вы и ваш помощник с охранником забыли бы о моем посещении вашего управления, и все. Я бы пошел к Артузову или Менжинскому и поставил их перед такими же фактами, перед которыми поставил вас. Кто-то из вас оказался бы самым сообразительным и наконец понял бы, что ему предлагают обратный билет с пути в один конец. С ним бы и начал работать. А вы бы потом присоединились. Или не присоединились. Ну, тогда у меня не оставалось бы выхода, как устранить несообразительных и поставить на их место более догадливых из заместителей.
  - А вы циничны.
  - Нет, я просто реалист. Пойдемте, Яков Карлович.
  
  ***
  Председателю ОГПУ СССР при СНК СССР, тов. Менжинскому В.Р.
  Докладная записка N 31/87 (выписка).
  Экз. Единств. Сов. секретно
  Тема: "Седой"
  Дата: 29.11.32 г.
  
  "... По достоверным данным, от лица, заслуживающего доверие, стало известно что:
  28.11.32 г., в 16:43, в главном здании 4-го управления штаба РККА, расположенного по адресу Большой Знаменский переулок 19, произошла встреча "Седого" и фельдъегеря ЦК ВКП(б). От фельдъегеря "Седому", были переданы некие документы, обязательные к возврату по прочтению. Встреча "Седого" с фельдъегерем ЦК ВКП(б) продолжалась 10 минут. Характер и содержание документов устанавливается через наши каналы в штабе РККА и ЦК ВКП(б).
  Техническим отделом службы проведен анализ описания источником информации личности фельдъегеря ЦК ВКП(б). Его словесный портрет на 94 процента совпал со словесным портретом одного из трех фигурантов, объявленных во всесоюзный розыск и представившегося как старший оперуполномоченный центрального аппарата ОГПУ, при событиях в г. Киеве 11.11.32 г. - тема "Шпионаж. Террор". Присутствие нашего сотрудника в означенное время в г. Киеве исключено.
  Кроме стандартных выводов о возможных связях "Седого" с внедренной в ОГПУ иностранной агентурой, аналитическим отделом службы рассмотрен вариант проведения совместной операции внутри страны 4 управлением штаба РККА и Секретного отдела ЦК ВКП(б), с неясными для нас целями и задачами, под прикрытием документов службы. Вероятность такого варианта, по оценкам аналитиков, составляет 46 процентов..."
  
  Начальник Секретно политического отдела ОГПУ СССР при СНК СССР,
  Молчанов Г.А.
  
  Резолюция (синим карандашом): Дело о событиях в г. Киеве взять под личный контроль. Розыск фигурантов продолжить. При дальнейшей разработке "Седого" приоритетным сделать направление по последнему выводу аналитического отдела. Предоставить мне до 02.12.32 г. развернутый анализ о возможных целях и задачах совместных операций 4 упр. Штаба РККА и Секретного отдела ЦК ВКП(б).
  
  Менжинский В.Р.
  Приписка (красным карандашом). Георгий Андреевич, нахрен нужен твой Секретно-политический отдел, если в стране проводятся операции, о которых ты узнаешь задним числом?
  ***
  
  Валерий Николаевич Виноградов, русский по национальности, 1907 года рождения, из рабочих, сирота, командир саперного взвода, 134 артиллерийского полка, армию уважал, а вот порядки в ней нет. Валерке нравилась форма, оружие и учения. И еще ему нравились девчонки. Их у него было много, и он всех их любил. А вот строевая подготовка и политрук роты у него вызывали отвращение. Ну не любил комвзвода Виноградов "тянуть носочек" на плацу и сидеть на комсомольских собраниях. Ему от этого становилось так тоскливо, что после собраний он частенько сбивал напряжение пол-литрой самогона покупаемого у бабки Авдотьи, у которой снимал крохотную комнату. И поскольку собрания проходили часто, то и напряжение приходилось сбивать часто. Нелюбовь у Виноградова с политруком была взаимная и неизвестно, чем бы закончлась Валеркина карьера, если бы его не вызвали в строевой отдел и не выдали предписание убыть в распоряжение командира 13 отдельного саперного батальона, расположенного в Подольске, что под Москвой.
  Штаб батальона Валерка нашел на краю города. Прочитав его предписание, начальник штаба батальона хмыкнул, поднял трубку телефона, набрал короткий номер и сообщил своему абоненту на другом конце провода:
  - Последний прибыл, товарищ Ногинский.
  Выслушав короткую тираду в трубке, повторил несколько раз:
  - Понял. Понял. Есть.
  После этого положил трубку и повернулся к Валерке.
  - Выйдите из штаба, товарищ комвзвода, сверните налево, пройдите за казармы. Там увидите спортгородок. Возле него вас ждут. Не смею задерживать и успехов вам в службе.
  Увиденное в спортгородке несколько озадачило Валерку. Там и тут стояли группками, курили и просто слонялись без дела около двухсот молодых командиров. Недалеко, выстроившись в один ряд, стояли двенадцать крытых грузовиков и три легковых эмки. Отельной группой стояли, как их мысленно про себя почему-то назвал Валерка, одиннадцать "мордоворотов", хотя ничего, вроде, особенного в них не было. Двенадцатый появился из-за казарм, быстро подошел к этой отдельной группе, что-то сказал и указал рукой на машины. После этого необычайно зычным голосом дал команду:
  - Товарищи командиры, внимание! Сейчас будут называться ваши фамилии и должности. После того, как ваша фамилия прозвучит, подходите к назвавшему, представляйтесь и передавайте ему ваши документы.
  Через двадцать минут Валерка, услышав свою фамилию, выкрикнул "я" и подошел к сухощавому, черноволосому мужчине с восточными чертами лица и пустыми глазами. Представившись по уставу, он услышал в ответ:
  - Очень хорошо, товарищ Виноградов. Будете моим временным помощником. Постройте всех из нашей группы в две шеренги.
  Построив девятнадцать человек в две шеренги, Валерка доложил, что приказание выполнено и встал в строй.
  Черноволосый молча прошелся вдоль строя, и вдруг неожиданно, глядя куда-то поверх голов, спросил:
  - Жить хотите?
  - А то, - произнес рядом с Валеркой стоявший парень.
  - Очень хорошо. Все хотят?
  - Да, - послышалось в разнобой.
  - Ну, тогда держитесь меня - сказал чернявый. И будете жить. Я теперь для вас мама с папой, бог и политрук в одном флаконе. Мое имя для вас - Фарада. Обращаться ко мне - товарищ лейтенант. Для вас это не привычно, но мне плевать, к чему вы привыкли или не привыкли. Вы для меня пока просто материал, и поэтому с этого момента имен и фамилий у вас нет. Есть только клички. Обратно имя и фамилию вам придется заслужить. Клички выберете себе сами в дороге, я их дам только двоим из вас.
  - Ты,- он показал пальцем на Валерку - будешь Горе. А ты,- он перевел палец на парня, который первым ответил, что хочет жить - будешь Говорун.
  - Сейчас по общей команде - продолжил чернявый,- вы погрузитесь в машины и мы отбудем в место постоянной дислокации. В дороге можете жрать водку, которая у вас у каждого наверняка есть в чемодане. Потом про нее можете забыть, как про курево и баб. Это все вам тоже придется заслужить. Старший по кузову - Горе. Если кто-то спьяну выпадет по дороге из машины, останавливаться не будем. Пусть подыхает в зимнем лесу. Или ищет нас. К местным органам власти вам в этом случае лучше не обращаться. Для них вы будете разыскиваемыми преступниками. С сегодняшнего дня вы все уже уволены из рядов Красной Армии, вычеркнуты из списков частей, где вы служили, в связи с вашей социальной опасностью и объявлены в розыск, как скрывающиеся от органов правосудия.
  - Позвольте, что здесь...- начал было кто-то из первой шеренги. Валерка только краем глаз увидел смазанное движение Фарады и говоривший завалился набок, хрипя и хватаясь ха горло. Лейтенант присел перед ним на корточки и шипяще сказал:
  - Я тебе не разрешил задавать вопросы. Я тебе не разрешил говорить. Поэтому с этого момента ты Молчун. Потом встав, опять ткнул пальцем в сторону Валерки и Говоруна:
  - Ты и ты. Поднимите его и держите за ремень, чтобы не упал. Скоро очухается, от этого не умирают.
  - Ты с ними закончил, Фарид? - спросил подошедший, тот, который появился последним из штаба.
  - Так точно, товарищ подполковник. Закончил.
  - Тогда пусть грузятся.
  Лейтенант повернулся к Валерке и сказал:
  - Командуй, Горе.
  Ехали около четырех часов по грунтовке. Как Валерка определил, в Брянском направлении. Потом свернули с грунтовки в лес и еще километров двадцать петляли по лесной дороге. Два раза выскакивали из кузова и выталкивали машину из глубокого снега. Молча пили и курили. В голове у Валерки вертелись разные мысли, и одна гаже другой. Похоже, что такие же мысли крутились и других, и для того, что бы хоть как-то отвлечься, начали придумывать себе клички. Наконец машины остановились, и послышался голос Фарады:
  - Четвертый взвод - к машине.
  Откинув брезент, Валерка внезапно был ослеплен светом прожекторов. Машины оказались в центре большой лесной поляны, залитой светом. Справа виднелся просто-таки громадный металлический ангар, построенный в виде буквы "П". Слева, выстроившись в ряд, стояли незнакомого типа десять больших палаток. За ними виднелся спортгородок с непонятными конструкциями и высокой вышкой. Впереди было открытое пространство и Валерка почему-то для себя решил, что там находится озеро.
  Раздалась лающая команда:
  - Все вещи оставить в машине. Построится в две шеренги.
  Появившийся в свете прожектора лейтенант брезгливо осмотрел строй:
  - Сейчас вы пройдете в ангар, пройдете санобработку, медосмотр, получите новую форму, вам сделают прививки и накормят. После этого - отдыхать - Фарада указал в сторону палаток. Ваш номер везде четвертый. Там ваши спальные места. За мной, строем, бегом - марш.
  Если сказать, что внутренность ангара удивила Валерку, то значит ничего не сказать. Он просто был подавлен и ошеломлен увиденным. Полное безлюдие и везде какие-то машины. Вместе с другими, их взвод заставили догола раздеться, выбросить всю одежду в стоящие тут же контейнеры. Потом, повзводно, они засовывали головы в какие-то отверстия в стене, после чего каждый из них оказался обритым наголо. Их загнали в большое помещение, где стоящих по колено в холодной воде, резко пахнущей химией, обдало в начале теплым душем, а потом горячим паром с запахом лекарств. После этого их провели через коридор, с ярким, нестерпимо синим светом и повзводно усадили в ряды непонятных кресел, похожих на кресла у зубного врача. Руки и ноги каждого садившегося автоматически фиксировались захватами, на плечи надевались какие-то коробки, грудь захватывалась широкой металлической лентой с идущими от нее проводами. Валерка почувствовал, как что-то его укололо в палец, потом в пах и в плечо. Большой белый ящик, стоящий рядом с креслами, защелкал и из него начали выползать листы бумаги с каким-то текстом. Стоящий рядом с ящиком лейтенант брал эти листы, просматривал, и вкладывал в большую папку. После кресел их завели опять в большой зал с множеством кабинок вдоль стен. В тесной кабинке Валерку ощупали тонкими световыми лучами, и перед ним открылась ниша, в которой находился громадный, тяжелый баул. Когда их взвод, кряхтя, поставил свои баулы перед собой и снова построился, Фарада объяснил, что в баулах находится их новая форма и все необходимое снаряжение. Форма была незнакомая, какая-то пятнистая и ни на что ранее виденное не похожая. Начиная от ботинок с высокими голенищами, заканчивая незнакомого покроя фуражкой с длинным матерчатым козырьком. Перед столовой командир взвода, сверяясь с записями в своей папке, выдал каждому маленькую, твердую прямоугольную карточку и сказал, что эту карточку в столовой необходимо вставлять в щель перед нишами в стене. Таких ниш Валерка насчитал пятьдесят штук. Когда он вставил в щель свою карточку, то что-то щелкнуло, карточка на секунду исчезла, а в нише появился большой поднос, разделенный на секции. И чего только не было в этих секциях. И мясо, и незнакомая каша, какие-то салаты, и многое другое, чему Валерка просто не мог найти название. Каждому полагался стакан напитка. Валерке достался оранжевый, кисло-сладкий напиток, пахнущий далекими заморскими странами, а сидящим радом Молчуну и Говоруну почему-то досталось по стакану молока. Поужинали они быстро, так как Фарада им объяснил, что на каждый прием пищи у них всегда будет не больше пятнадцати минут. Потом их отвели к палатке, в которой стояло двадцать кроватей незнакомой формы, и возле каждой кровати стоял небольшой шкаф, тумбочка и стул. Тут в палатке, Валерка почувствовал себя плохо. У него начали трястись руки, а все тело покрылось испариной и его начало знобить. С другими, похоже, происходило то же самое. Чувствуя, что у него подкашиваются ноги, Валерка упал на ближайшую кровать и провалился в темноту.
  
  Всю ночь его мучили кошмары, хотелось одновременно не двигаться и куда-то бежать, жуткие морды выплывали из тумана и их хищный оскал обещал вечную муку. Один раз, на месте очередного монстра, возникли Фарада, подполковник и стоящий рядом с ним незнакомый мужчина. Как сквозь вату Валерка услышал:
  - Фарид, Стас, вы уверены, что с ними все будет в порядке? Все-таки прививочный коктейль из десяти компонентов это не шутка. Какая у них сейчас температура?
  - Где-то под сорок. Да не волнуйся, Андрей, все будет хорошо. Ребята молодые, здоровые. Да ты же слышал о наших методиках, что все должно происходить на пределе возможностей. Только тогда из них что-то получится.
  - Хорошо, продолжайте. Но помните все, что у нас мало времени.
  К концу вторых суток Валерка почувствовал резкое облегчение. Он ощутил себя снова здоровым и жутко голодным. На этот раз Фарада бегом отвел их в столовую и после короткого, но обильного ужина, разрешил спать.
  А с раннего утра начался ад.
  Проснулись они все от того, что в палатке раздался взрыв, возникла яркая вспышка, свет от которой проник даже через закрытые глаза. Кругом был дым, который лез в легкие и от которого нестерпимо тянуло блевать.
  Полуоглушенные, они выскочили из палатки наружу, на мороз, где их уже ждал лейтенант:
  - Форма одежды - ботинки, штаны, голый торс. Все лишнее на землю. В колону по трое, становись. Равняйсь, смирно. Напра-во. Бегом за мной, марш.
  И они побежали по заснеженной лесной дороге, по которой сюда приехали. Рядом с ними бежали другие взвода, и во главе каждого находился один из "мордоворотов". Тут же на бегу Фарада им объяснил, что отставших быть не должно. Что отставшие являются ранеными и их надо нести. Если все не смогут бежать, то все будут ползти, но до финиша они обязаны дойти полным взводом. Еле добежав до какой-то, только известной командиру взвода отметки, они повернули обратно. Все кашляли и матерились. Их качало из стороны в сторону, а спина неутомимо бегущего впереди лейтенанта, начинала вызывать ненависть с желанием догнать и стукнуть по этой спине чем-то тяжелым. Назад они вернулись злой, обессилившей, еле предвигавшей ноги толпой, которую их "мордоворот" погнал в спортгородок, сказав при этом, что они теперь будут просто отдыхать, подтягиваясь и качая пресс. В конце этого "отдыха" Валерке казалось, что руки у него исчезли и вместо них болтаются какие-то веревки. Но и это был не конец. Неутомимый лейтенант бегом повел их к непонятным сооружениям, которые называл "усложненной полосой препятствий" и заставил каждого по этой полосе пройти, предупредив, что с после обеда по полосе можно только бегать. После полосы Фарада радостно объявил, что теперь они все пойдут принимать водные процедуры и могут расслабиться. Водные процедуры проходили в одной из больших прорубей, куда Фарада их просто всех столкнул. Все двадцать человек, резко ударяя сзади под колено, хватая за руки и дергая так, что они сами летели в воду. Потом был короткий, но обильный завтрак, после которого лейтенант приказал развернуть в палатке их баулы и начал объяснять назначение каждого предмета. Каждому пришлось неоднократно повторить названия и назначение всего снаряжения, показывая как тот или иной предмет использовать. Короткое оружие со странным названием "автомат" предназначалось для ближнего боя и боя на средней дистанции, и его необходимо было иметь постоянно с собой, как и два штык-ножа, "лифчик" с шестью магазинами, две гранаты и пистолет. Постоянно. Даже когда спишь. Или идешь в уборную. Командир взвода заявил, что ему все равно, как и в чем они будут ходить, хоть голыми, но оружие должно быть постоянно под рукой. Он пообещал, что за грязное оружие они будут рассчитываться с ним лишними километрами пробежки всем взводом за одну грязную единицу. Тут же им было показано, как оружие разбирать и собирать. Показ был сопровожден предложением научиться сборке и разборке с завязанными глазами за две недели. Наказание в случае неудачи было стандартным - километры бега всем взводом даже за одного неумеху. Было похоже, что бег у их командира являлся любимым лекарством на все случаи жизни и бег он просто обожает. Заставив несколько раз проделать все операции с оружием, лейтенант бегом повел их в тир, расположенный был на берегу все того же озера и начал учить стрелять лежа, стоя, с колена, из укрытия, которое тут же пришлось отрыть в мерзлой земле, срывая пальца в кровь и натирая кровавые мозоли. После стрельб, опять-таки бегом, они вернулись на поляну, где Фарада, дав каждому в руки короткую палку, предложил им попробовать избить его. Всем вместе. К этому времени весь взвод был в состоянии тихого озверения и они всей толпой накинулись на лейтенанта. Когда Валерка пришел в себя, он лежал на земле, на снегу и земля под ним почему-то качалась. Рядом постанывая и хрипя, валялся в полном составе весь взвод, и взводу было явно не хорошо.
  - Вы все даже не шпана. Вы стадо пьяных пингвинов - объявил Фарада, стоявший над ними и презрительно сплюнул:
  - А ну встать, я не давал команды на отдых.
  И погнал охающий и кряхтящий взвод в спортгородок, где задорно предложил начать избивать ногами и руками манекены, стоящие ровными рядами. Погнал бегом. Потом было разделение на пары, когда надо было вести рукопашный бой друг с другом, и лейтенант показывал, как это делать. Потом был обед. Потом была снова полоса препятствий, но уже на ней везде горел огонь и надо было сквозь этот огонь бежать, ползти, стрелять, метать макеты гранат и отбиваться ножами от каких-то мешков, которые сами выскакивали из стен небольшого лабиринта. Потом все слилось в какой-то непонятный калейдоскоп усилий, и хотелось только одного - лечь на землю, и чтобы тебя не трогали хотя бы минут пять. Эти пять минут казались верхом желаний и кроме них ничего в жизни не хотелось. И кто-то на небе услышал их беззвучные мольбы. Им дали даже больше чем пять минут.
  Усталых до полного изнеможения, лейтенант завел их в одно из помещений ангара и приказал рассаживаться за столами. В распоряжении каждого бойца оказался один стул и один стол с непонятными приспособлениями. В помещении никто не стрелял, не набрасывался из-за угла, в нем ничего не горело и не взрывалось, и поэтому Валерка сразу полюбил его всей душой. На каждом столе лежало по две книги, про которых Фарада сказал, что их читать не надо, а надо просто перелистать от первой страницы до последней. Но обязательно при этом глаз от страниц не отрывать. Для этого, голова читающего фиксировалась специальным образом, а на веки прилеплялся какой-то кружочек, который больно уколол, когда Валерка начал банально засыпать. Книги были со странными названиями. На обложке одной была надпись: "Боевой устав Сухопутных сил ВС СССР - 1983. Отделение - Взвод - Рота", а на другой - "Тактика спецподразделений в городе. Террор и антитеррор". На перелистывание обеих книг отводился час, и Горе в него уложился. После книг, с так же зафиксированной головой, их заставили просмотреть непонятный цветной фильм с очень быстро меняющимися кадрами, который сопровождался такой скороговоркой ведущего, что улавливались только отдельные слова. Фильм показывали в большой квадратной плоской пластине, стоящей тут же на столе. А потом отвели в зал с "зубоврачебными" креслами, в одном из которых, зажатый за руки и ноги Валерка успел почувствовать укол в руку и отключился.
  Он корчился в кресле так, что захваты на руках и ногах грозили вот- вот оторваться. И не мог видеть, как из двери, возникшей прямо посреди зала, вышли двое:
   - Все по плану, Ноя?
  - Да, Андрей, все по плану. У них сейчас расторможено подсознание и сняты все блокировки. Уверена, что к концу сеанса они полностью все усвоят. На третьем сеансе мы устроим конфликт пятнадцатилетней пропаганды с реальностью и подкорректируем этот конфликт, обострив чувство справедливости. Они хорошие, честные мальчики и все должно пройти легко. Будем постепенно усиливать этот конфликт день ото дня. Жди к концу второго месяца взрывной результат и готовься рассказать им всю правду о себе и о своих целях. Тогда они выполнят свой долг, и преданней их у тебя не будет. По обычным знаниям их прорвет где-то на третьем месяце. Так когда-то учили и воспитывали кшатриев - воинов, правда с помощью настоев из трав и годами, но ваша химия просто выше похвал.
  - Что с особняком?
  - Все сделала, как ты приказал. Он теперь похож на маленькую неприступную крепость.
  - А что с транспортом и связью?
  - С транспортом все в порядке, шесть переделанных, скопированных машин в подземном гараже. Очень помогли каталоги и информация из твоей библиотеки. Телебашня на Шаболовке теперь работает как основной ретранслятор.
  - Очень хорошо. Спасибо.
  - О, не за что, хозяин.
  - Ноя!!! Я ведь просил!!
  - Вы точно не Наполеон, владыка? Вы уверены?
  - Ноя!!!
  - Похоже, пациент здоров.
  Несколько минут длилось молчание.
  - Андрей, ты последнее время не чувствовал, что кроме меня с тобой кто-то пытается еще мысленно заговорить?
  - Нет. К чему ты ведешь?
  - Пока это только вопрос, основанный на домыслах. С недавнего времени возник закрытый для меня ментально-информационный поток с нестабильной структурой. Он всегда оказывается в точке нашего перемещения, но потом пропадает. Я предлагаю вернуться к схеме прямого, а не ситуативного мысленного контакта с тобой.
  - Что, так серьезно?
  - Пока нет, но береженного Индра бережет.
  - Согласен.
  - Так, они приходят в себя. Уходим.
  Две фигуры, мужская и женская, вошли в странную дверь, и она исчезла.
  
  ***
  
  Начальнику ABWEHR, капитану Рейхсмарине 2-го ранга, Патцигу К.
  Рапорт.287/ AE9 (выписка)
  Экз. Единств. Строго секретно.
  Тема: "Синица "
  Регион: СССР
  Дата: 19.12.32 г.
  
  " ...Заместитель военного атташе в Москве, через дипломатическую почту передал следующую информацию, полученную им от "Синицы":
  В распоряжение разведшколы 4-го управления РККА, проходящей по нашим картотекам под кодом Sh - 1F3, дислоцированной в г. Подольск Московской области, откомандированы 220 офицеров низшего командного звена. Указанные офицеры, после прибытия на территорию разведшколы, были погружены в машины и убыли в брянском направлении. Документально, все 220 человек, уволены из рядов Красной Армии. Дата увольнения - день прибытия в разведшколу. Все личные дела офицеров, прямым распоряжением начальника разведки РККА, переданы сотруднику 4-го управления, предоставившему начальнику разведшколы документы с чрезвычайными полномочиями. Особо отмечается тот факт, что с вышеуказанным сотрудником прибыла группа неизвестных военных из 11 человек, в распоряжение которых и поступили все 220 офицеров. Характер, а так же цели и задачи этой операции выясняются..."
  
  Начальник отдела А-I
  Майор Гримейс Ф.
  
  ***
  
  На вечерний, зимний лес падал снег. Он падал тихо и плавно, укрывая ели белым саваном безмолвия и безнадежности. Казалось, что в лесу все застыло и что этот снегопад будет длиться до скончания веков. Одинокий ворон, нахохлившись, сидел на ветке и словно дремал под тишину, разлитую среди деревьев.
  Вдруг он встрепенулся, стряхнул с себя снег, повертел головой, каркнул в темнеющее небо, тяжело взмахнул крыльями и улетел в черную пустоту.
  
  ***
  
  Маленький, неприметный деревянный домик на окраине старого русского города, стоящий на отшибе от остальных домов улицы, своими окнами смотрел на близко подступающий лес. К хозяйке дома частенько захаживали молодухи, да и женщины постарше, выпросить кто зелье для приворота, кто для отворота, кто просто пожаловаться на жизнь или пьющего мужа. Баба Антонида помогала всем. С этого, похоже, и жила. Надо сказать, помогала она неплохо. Тропинка к ее дому всегда была протоптана. Старики говорили, что и прежняя хозяйка дома, тетка Майя, была такая же безотказная. Но она как-то, предупредив соседей, что уезжает насовсем и что дом займет ее племянница Антонида, тихо и незаметно исчезла из города. Прадеды этих стариков уже не смогли бы рассказать любопытным, что и Майя когда-то переехала в этот дом как племянница старой хозяйки, имя которой уже забылось. Удивительное дело, что если бы была возможность сравнить изображения всех племянниц, то все они были бы похожи, как сестры-близняшки. И ростом, и цветом глаз, и (тсс..., об этом никому - формой и размером родинки под левым соском груди в виде трилистника). Но скажите, кому это надо, сравнивать? Правильно, никому.
  Так и жила себе тихая окраина города с маленьким домиком на отшибе, со своими радостями, печалями и незлобными тайнами. Дни и года плавно перетекали в десятилетия. Время над ней как будто застыло. По какому-то странному стечению обстоятельств, бурные исторические события, которых всегда было в достатке, определенно обходили стороной эту тихую и уютную улицу.
  Но вот сегодня ее дрему и благолепие нарушила какая-то тревога, тянущаяся стылым ветром от близкого леса.
  Большой пес, лежащий глыбой серого мрака прямо на снегу, возле крыльца дома, вдруг приподнял голову и глухо взрыкнул. На его голос открылась входная дверь и на пороге появилась хозяйка. Она потрепала пса по загривку и произнесла:
  - Ты его тоже почуял, Серый?
  Пес посмотрел на нее внимательно, тяжело вздохнул и поднялся. Хозяйка еще раз потрепала его по шее и, сойдя с крыльца, как и была, в простом, легком платье подошла к калитке в маленьком заборчике, выходящей прямо на лес. Казалось, она просто не замечала мороза, который основательно пощипывал еще с утра. Пес и хозяйка молча стояли и чего-то ждали. Внезапно тишину зимнего вечера нарушили грузные шаги, раздавшиеся из близких деревьев. Так тяжело мог бы идти только большой, дикий зверь. Но на удивление, из-за елей появился мужчина, длинные волосы которого в свете полной луны отливали серебром. Мужчина подошел вплотную к самой калитке и встал напротив хозяйки дома.
  Она и пришедший долго, молча смотрели друг на друга. Первым нарушил недоброе молчание мужчина:
  - Здравствуй, Лада. Давно не виделись.
  Хозяйка усмехнулась в ответ:
  - И тебе не хворать, Яр. Говори, чего пришел, и ступай себе дальше.
  Мужчина ухмыльнулся:
  - Эк, ты старого знакомого-то встречаешь... В дом не пустишь, обогреться с дороги?
  - Тебя потом не отвадишь, нетопыря.
  - А если я сам войду?
  Пес рядом с женщиной злобно зарычал и оскалил клыки. Она успокаивающе похлопала его по поднявшемуся загривку:
  - Спокойно, Серый. Это наш гость так шутит. Он без разрешения не сможет.
  Мужчина отвел тяжелый взгляд. Они помолчали:
  - Ты уже знаешь про НЕ НАШЕГО, Лада?....
  - Знаю...
  - Что делать будешь?
  - Ничего не буду. Пусть все идет, как идти должно. А тебе все власти мало?
  - Ее всегда мало...
  - Смирения в тебе мало, Яр... Это тебя и погубит.
  - А тебя доброта...
  Хозяйка вздохнула и посмотрела в небо:
  - Жизнь покажет. Уходи, Яр.
  Мужчина потоптался на месте, повернулся, и молча, не прощаясь, пошел обратно к лесу.
  -Ты в Allemag? - внезапно для себя, в спину, спросила его Хозяйка дома.
  Мужчина остановился, и, не оборачиваясь, молча кивнул.
  - Марте, сестре моей, привет передавай. И вот что, Яр. Совет тебе мой. Не мешай НЕ НАШЕМУ. Все, что ты ни сделаешь, ему на пользу пойдет, а тебе во вред.
  Мужчина посмотрел на женщину через плечо долгим, давящим взглядом, сплюнул, и ушел в черноту леса...
  
  Глава 4.
  
  Февральская Ницца 1933 года пахла морем, цветами и карнавалом. Постояльцы отеля Негреско, где я остановился на третьем этаже, оставили на время свою респектабельность и вовсю предавались беззаботному веселью на улице. Я сидел за столиком кафе возле отеля и с удовольствием наблюдал это очаровательное умопомешательство. Впрочем, пора было браться за работу. Расплатившись, поднялся и неспешным шагом, лавируя между арлекинами, пиратами и ведьмами, которые, танцуя и смеясь, осыпали меня конфетти, двинулся пешком через весь город к небольшому дому на Кот де Азур, где через три часа мне была назначена встреча. Я решил не брать такси, а пройтись по праздничным улочкам Ниццы, чтобы впитать в себя аромат праздника. Когда еще сюда попаду, на это торжество беспечности? Я шел, и вокруг меня все смеялось и пело. Беззаботные пешеходы перебегали перед машинами, которые их предупредительно пропускали. Водители, останавливаясь, перекидывались шуточками с хорошенькими горожанками. Так я, окруженный атмосферой доброжелательности и веселья, не спеша шел к своей цели. Внезапно в голове возник тревожный голос Нои:
  - Опасность!! - и меня отшвырнуло от бровки тротуара. В двух сантиметрах от моего бедра пронесся силуэт легкового автомобиля, который, проехав около десяти метров вперед, начал разворачиваться на месте на полном ходу. Дико воя и вращаясь вокруг оси, машина надвигалась на меня со смертельной неотвратимостью. За стеклом пронеслось бледное лицо водителя, смотрящего на меня с ужасом. Меня еще раз отбросило с траектории движения автомобиля. Я отлетел на три метра и ударился спиной о стену дома. Впрочем, ударился - это не то слово, я просто не почувствовал удара. Было такое впечатление, что все мое тело было обложено подушками. Но машина продолжала стремительно приближаться. В результате ее бампер врезался мне в грудь, и я, как в замедленной съемке, увидел бегущие по корпусу ручейки загорающегося бензина. Сразу в лицо ударило пламя взрыва. Мелькнуло сакраментальное - "Ну все..." А параллельно еще одна мысль - Не слишком ли часто в последнее время начало повторятся это - "Ну все"? Однако эту безысходную мысль прервал ехидный голос моей телохранительницы:
   - И долго вы еще намереваетесь разлеживаться, уважаемый Андрей Егорович? Уже вон люди начали собираться. Как считаете, если вы прямо перед ними выйдете из пламени, живой и невредимый, вас припишут к лику местных святых? Или, на крайний случай, хотите дать интервью о своем чудесном спасении местным акулам пера, которые сейчас слетятся, как вороны на падаль?
  Ее циничный смешок привел меня в чувство. А ведь действительно, главной потерей всего происшедшего, судя по ощущениям, был только мой полностью порванный и обгорелый костюм. И Ноя была права. Надо срочно и незаметно исчезать с этого места. Известность мне совершенно ни к чему. Чертыхнувшись, я прислонился к стене. Хотя вокруг меня бушевало пламя, но я, находясь в каком-то коконе, ничуть не ощущал его жар. В голове опять прошептал голос:
  - Люк, балбес, люк под твоей задницей. Просто встань с него и открой. Или мне люки тоже за тебя открывать?
  Погрозив в уме Ваджрее кулаком, я быстренько, стоя на четвереньках, приподнял люк и проскользнул в узкую шахту.
  Пока я двигался по канализационному проходу, управляемый своей спасительницей, успел обменяться с ней мнением, что же произошло на самом деле.
  В голове у меня возник образ пожимающей плечами женщины, который уже без всякого задора произнес:
  - Это и есть еще одно из проявлений сопротивления здешнего мира, Андрей. То, о чем я тебе раньше говорила. Случайность. Опасная случайность...
  Пробежав с десяток метров после ее слов, я сказал только одно слово:
  - Спасибо.
  В ответ пришел немного удивленный и радостный ответ:
  - Пожалуйста...
  Из подземелья я вылез метров за пятьсот от места аварии и, сделав независимое лицо, двинулся к отелю. В него я ввалился, благоухая канализацией, в рвано-проженной одежде. Очень надеюсь, что меня приняли за одетого в карнавальный костюм. Очень надеюсь.
  Когда я через сорок минут, чистый, выглаженный и пахнущий кельнской водой, спустился в холл, мне никто не сказал ни слова. Тактичные все же люди в Ницце.
  Решив, что больше рисковать не стоит и что карнавала мне на сегодня достаточно, попросил вызвать такси. И таки успел к назначенному мне часу.
  Дверь открыла пожилая горничная. Я назвался, и меня проводили на второй этаж. Попросив немного подождать перед дверью кабинета, горничная пошла доложить хозяину. Вернувшись, она указала мне на дверь и сказала:
  - Проходите.
  А потом, понизив голос, прошептала:
  - Только не очень долго, пожалуйста. Николай Николаевич очень нездоров.
  Я вошел. За столом, стоящим возле окна, сидел хозяин дома - кавалер орденов святого Георгия 3 и 4-ой степеней, герой Кавказской компании 1915 года, генерал от инфантерии в отставке Николай Николаевич Юденич. Генерал выглядел плохо. Он постоянно кашлял, и лихорадочный румянец покрывал бледные щеки. Было видно, что Юденич болен. И болен очень тяжело. Указав мне на кресло, стоящее напротив стола, генерал сказал:
  - Прошу, вас.
  Когда я сел, Юденич внимательно на меня посмотрел и, сдерживая вновь начинавшийся кашель, проговорил:
  - Вы передали в фонд нашего "Общества ревнителей русской истории" пятьдесят тысяч франков, Андрей Егорович, и попросили о встрече. Я вас внимательно слушаю.
  - Николай Николаевич, то, что я сейчас буду говорить, очень важно для вас. И я бы хотел вам предложить, чтобы при нашем разговоре присутствовала ваша супруга.
  - Даже так? Ну что же...
  Юденич взял со стола колокольчик и позвонил. На его звонок явилась все та же горничная, которая открыла мне дверь.
  - Катюша, позови сюда Александру Николаевну. Передай, что мне надо с ней переговорить.
  Через несколько минут в кабинет вошла женщина, которой одновременно можно было дать как тридцать, так и пятьдесят лет. Она тревожно посмотрела на генерала и сказала:
  - Что произошло, Коленька?
  - Вот, познакомься, - указав на меня, сказал Юденич - господин Егоров. Он попросил, чтобы при нашем с ним разговоре присутствовала ты.
  Я встал и молча поклонился.
  - Мы вас слушаем, Андрей Егорович - повторил Юденич.
  Я немного выдержал паузу, а потом проговорил:
  - Николай Николаевич, у вас же третья стадия туберкулеза? Что говорит ваш лечащий врач?
  - А откуда вам это известно? - было вскинулся генерал, а потом, сразу как-то осев в кресле, проговорил:
  - Впрочем, это уже не важно... Да, у меня третья стадия и лечащий врач говорит, что мне осталось не больше года... Как видите, вы разговариваете с обреченным.... Вы что, пришли сюда, чтобы это выяснить?
  - Нет, Николай Николаевич, то, что вы тяжело больны, я и так знал.
  - Так к чему тогда такие вопросы?
  - Мне просто надо было удостовериться, что вы отдаете себе отчет, в каком находитесь положении, господин генерал. Теперь я убедился, что вы не закрываете на свою болезнь глаза, не обманываете себя.
  - И что же из этого следует?
  - Из этого следует, уважаемый Николай Николаевич, что я хочу предложить вам лечение с полным выздоровлением. Абсолютным выздоровлением.
  - Что вы сказали? Абсолютным выздоровлением? Чушь, от третьей стадии не выздоравливают, господин Егоров. Вы или шарлатан, или авантюрист. Или...
  Я мысленно улыбнулся. Все пока шло по сценарию, и поведение генерала соответствовало его психопортрету. Пора было провести маленькую демонстрацию с небольшим отклонением от истины. Главное, чтобы поверил и согласился на лечение. Для него в моем номере отеля уже находилось все необходимое. Ноя целых два дня синтезировала лекарства, и в результате получилось нечто такое, о чем она с некоторой ноткой хвастовства заявила, что не будь такой скромной, она бы легко получила Нобелевскую премию этого мира по медицине.
  - Одну минуту, Николай Николаевич, - прервал я Юденича. - Вы позволите? Я взял с его стола бронзовый нож для разрезания бумаги, потом снял пиджак, закатал рукав на рубашке и резко провел ножом по предплечью. На руке возник длинный разрез. Александра Николаевна тихо ахнула и побледнела. Я протянул руку Юденичу.
  - Смотрите внимательно, Николай Николаевич.
  Длинный и глубокий разрез на глазах затягивался. Выступившая кровь свернулась и тут же осыпалась. Через минуту на руке остался тонкий белый шрам, который тут же исчез.
  Генерал внимательно осмотрел мою руку, потом перевел на меня пристальный взгляд и спросил:
  - Что это такое? Как вы собственно смогли?
  - Мгновенная регенерация, Николай Николаевич. Последствие приема лекарства, которое я вам предлагаю. Сразу скажу, что такого результата с вами достичь не получится, возраст ваш не позволяет. Но вот полное выздоровление и бодрую старость еще лет двадцать я вам обещаю.
  - Прям искушение Фауста какое-то. Мистика пополам с чертовщиной - пробормотал генерал.
  - Да какая там мистика, Николай Николаевич, - я поморщился, - чистая наука, не больше.
  - И откуда у вас такие знания?
  - Это долгая история, господин генерал. Я как-нибудь расскажу ее вам. Сейчас это не ко времени.
  - Ну хорошо, не ко времени, так не ко времени. Но почему вы собственно обратились ко мне, Андрей Егорович? Чем обязан таким вниманием?
  - Хороший вопрос, Николай Николаевич. Буду говорить прямо. Мне нужна ваша помощь, и я на нее рассчитываю.
  - Ага. Вот и плата. И что же вы от меня взамен захотите?
  - Ничего такого, что противоречило бы вашей морали и вашей чести, господин генерал. Скажу даже больше, что сам не начну разговор с вами. Эту прерогативу оставляю вам. Если вы не захотите сами начать разговор после выздоровления, то так и будет. И после лечения мы просто расстанемся. Вы останетесь в Ницце бодро доживать свои годы, писать мемуары и читать доклады в русском лицее "Александрино", а я буду искать помощи у других людей. Да, и примите сразу к сведенью, что я не из ОГПУ и не хочу с вами разделаться таким экзотическим способом. Для этого существуют более простые и куда более действенные методы. Согласитесь, что мысль об ОГПУ вас посетила, господин генерал?
  - Да, вы правы. Это было первое, что я подумал. Но потом решил, что слишком хитро все закручено. Те действуют более прямолинейно. Как с Кутеповым. Да и прямо говоря, не нужен я им. Они уж точно знают, что мне осталось совсем мало времени... Но вернемся к вашему предложению.
  Юденич немного помолчал, потом хитро взглянул на меня и проговорил:
  - Вот так повернетесь и молча уйдете, не потребовав ничего взамен?
  - Вот так повернусь и молча уйду, не потребовав ничего взамен, Николай Николаевич. Даю слово.
  - Однако... Все так быстро и неожиданно...
  Генерал надолго замолчал. Он сидел в своем кресле и задумчиво смотрел в окно. Потом, тяжело вздохнув, он повернулся ко мне и проговорил:
  Когда я могу вас известить о своем решении?
  - Желательно сегодня. Максимум завтра. Вы действительно очень больны, и затягивание времени просто осложняет мне задачу.
  - Где вы остановились, Андрей Егорович?
  - В отеле Негреско.
  Я поднялся с кресла и протянул генералу визитную карточку.
  - Вот мой номер телефона. Когда примите какое-то решение, позвоните мне немедленно. А пока не смею больше занимать ваше время.
  Коротко поклонившись хозяину и хозяйке, я двинулся к выходу из кабинета. Но когда уже взялся за ручку двери, услышал голос Александры Николаевны:
  - Одну минутку, господин Егоров. Я вас провожу.
  Когда мы вышли из кабинета и спустились до середины лестницы, жена Юденича внезапно остановилась и глядя мне прямо в глаза спросила:
  - Вы действительно его сможете вылечить, Андрей Егорович? Вот так просто взять и сделать его здоровым?
  - Да, действительно смогу, Александра Николаевна.
  Она ничего не ответила, только прикусила нижнюю губу и на ее глазах появились слезы. Потом, тяжело вздохнув и взяв себя в руки, тихо проговорила:
  - Если вы нас обманываете, Бог вас не простит, господин Егоров. И я... Никогда.
  - Я вас не обманываю и не вселяю ложных надежд, Александра Николаевна. Просто поторопитесь определиться. Если ваш супруг решится, то начинать надо немедленно.
  Внезапно, по-видимому приняв какое-то внутреннее решение, она твердо сказала:
  - Я поговорю с ним. Ждите звонка.
  Еще раз попрощавшись, я вышел из дома Юденичей.
  Пока все проходило по плану. Ноя, похоже, не зря посоветовала, чтобы при разговоре присутствовала супруга генерала.
  Вернувшись в отель, я банально завалился спать. Все сегодняшние приключения, представления с показом возможностей, необходимость недоговаривать основательно меня вымотали.
  Разбудил меня звонок телефона. За окном уже светало. Спросонья, не сразу сообразив, что звонит, по привычке начал хлопать рукой, ища несуществующий будильник. Потом поняв, что мой старый, добрый будильник сейчас в параллельном мире, чертыхнулся, встал с кровати и подошел к телефону.
  - Андрей Егорович? - услышал я в трубке усталый мужской голос.
  - Да, слушаю.
  - Это говорит Юденич. Простите за столь ранний звонок, но хочу вас уведомить, что принял ваше предложение. Мне необходимо куда-то подъехать?
  - Нет, оставайтесь дома. Я приеду со всем необходимым через два часа.
  - Тогда я вас жду. До свиданья.
  - До свиданья, Николай Николаевич.
  Напевая - Были сборы не долги, от Кубани и Волги..., я отправился принимать душ. Пока всё шло, как было задумано. После душа оделся, спустился вниз на первый этаж отеля в ресторан и заказал себе завтрак. Покончив с завтраком, расплатился и попросил официанта вызвать мне такси через час. Потом поднялся к себе в номер и приступил к осмотру двух кофров, стоящих возле окна в гостиной. Именно им, или точнее тому, что лежало в них и предстояло сыграть главную роль. Все было на месте и все было готово. Как-то не кстати вспомнилось высказывание, что - "Смерть - это состояние, в которое впадают некоторые пациенты, с целью унизить своего лечащего врача". Хмыкнув, я про себя три раза сплюнул через левое плечо. В это время позвонил портье и сказал, что такси ждет. Взяв кофры, я спустился вниз к машине.
  Доехали мы быстро. Дверь мне открыла сама Александра Николаевна. Была она бледна и взволнованна.
  - Николай Николаевич ждет вас, господин Егоров, - сказала она вместо приветствия. - Проходите.
  Мы поднялись по уже знакомой лестнице в кабинет. Юденич сидел в том же кресле, вид у него был усталый, но решительный. И одет он был в парадную форму.
  - Что, последний парад, Николай Николаевич? - спросил я генерала с иронией.
  - Надеюсь, что нет. Но на всякий случай...Знаете, мы всю ночь проговорили с Сашенькой и решили, что полгода туда, полгода сюда, в моем положении не играют уже существенной роли. А риск и авантюры... Я всю жизнь рисковал. Почему бы не попробовать еще раз, а? - и Юденич с вызовом посмотрел на меня.
  - Мне нравится ваш настрой, но никаких "всяких случаев" не будет, Николай Николаевич. Все болезни делятся на две категории: безнадежные и пустяковые. Безнадежные, как вы понимаете, вообще не лечатся, а пустяковые проходят сами. Поэтому снимайте ваш парадный мундир и ложитесь вот на этот диван. Будем переводить ваш запущенный случай из первой категории во вторую.
  - Однако, юмор у вас, Андрей Егорович. Э -э - э - ...несколько казарменный. У нашего штабного медикуса он звучал в другой интерпретации, но смысл был тот же - генерал улыбнулся.
  - А разве он был не прав, ваш медикус, генерал? Ладно, давайте не отвлекаться, Николай Николаевич. Лучше приступим. А я по ходу буду вам рассказывать, что и для чего я делаю. Держите вот этот маленький мячик в левой руке и начинайте его сжимать.
  Я перевязал жгутом руку генерала выше локтя и подождал, пока проявятся вены.
  - Сейчас я вам сделаю в вену два укола. Первый, с иммуностимулятором.
  - Простите, с чем?
  - Это такое лекарство, которое подхлестнет защитные силы вашего организма, Николай Николаевич.
  - Понятно. А второй?
  - Второй укол - это мощный антибиотик. По-простому, это лекарство будет убивать вашу болезнь. После этого мы рядом с вами поставим вот эту стойку, из которой через вену медленно будет поступать в вас последнее лекарство. Это смесь очень активных элементов, которые необходимы вашему организму для восстановления и вывода всей той дряни, которая в нем накопилась (я решил не говорить, что параллельно подлатаю и все органы, пусть это будет приятным сюрпризом как для него, так и его жены, хе-хе...). На все про все, каждый день мы будем тратить по два часа в течение недели. Ну что, готовы?
  - Готов.
  Последующие два часа прошли в обычной медицинской рутине и хлопотах, в результате которых к концу процедур генерал просто заснул. Лихорадочный румянец на его щеках исчез, и он перестал постоянно подкашливать. Я убрал все назад в кофры и знакам попросил Александру Николаевну выйти из кабинета.
  - Он долго будет спать? - тихо спросила меня она, когда мы вышли.
  - До вечера. Будьте готовы, что проснется он очень голодным и может потребовать поесть самые невероятные вещи. Не удивляйтесь, если он захочет сырой печени или, например, молока с кровью. Это нормальная реакция организма на восстановление. На столе я оставил таблетку, дадите ему вечером перед сном. Это хорошее, безвредное снотворное. Чем больше он сейчас будет спать и есть, тем лучше. Я приду завтра в это же время, и мы все повторим.
  - Спасибо вам, Андрей Егорович. Вы дали мне надежду...Я буду молиться, за....
  - Лучше пошлите за мясником и бакалейщиком, Александра Николаевна - прервал я начинавшуюся было патетику - Это сейчас нужнее. А сейчас, позвольте откланяться.
  
  Всю неделю я приезжал к Юденичам и повторял процедуру. К седьмому дню генерал заметно преобразился. В глазах появился задор, он набрал в весе и выглядел теперь лет на пятьдесят. А когда я приехал в последний раз чуть раньше обычного, дверь мне долго не открывали. Я уже начал было волноваться, не произошло ли что, как дверь распахнулась и в ней появилась смущенная Александра Николаевна. Генеральша была несколько встрепана, на щеках играл предательский румянец, а три верхние пуговицы на платье были застегнуты не в те петли. И надо признать, что смущение и легкая распакованность в одежде ей очень шли.
  - Ох, простите господин Егоров. Я отослала Катю за продуктами, а мы с Николаем Николаевичем разбирали его бумаги наверху и не слышали ваш звонок в дверь.
  - Это вы меня простите, Александра Николаевна, что не предупредил, что буду на полчаса раньше. Вы позволите пройти?
  - Да, да, конечно. Проходите.
  - Как себя чувствует Николай Николаевич? - спросил я входя в дом.
  - Просто чудесно. Он стал такой энергичный! - и она опять залилась девичьим румянцем.
  - Очень хорошо.
  Юденич встретил меня сильным рукопожатием.
  - Господин генерал,- обратился я к нему - сегодня мы поведем последнюю процедуру, а на завтра я хотел бы, что бы вы пригласили своего лечащего врача. Пусть он вас обследует. Хотелось бы услышать его мнение. Вы не против?
  - Да перестаньте, Андрей Егорович, все и так ясно. Я никогда себя так хорошо не чувствовал, кроме как будучи юнкером.
  - И все же я настаиваю, Николай Николаевич. Объективность выше всего.
  - Хорошо. Мой лечащий врач знает меня еще с войны и по моей просьбе немедленно меня освидетельствует. Завтра в двенадцать, вас устроит?
  -Устроит. А сейчас давайте проведем последние инъекции.
  На следующий день, к назначенному времени я седел в кабинете Юденича и наблюдал, как его осматривает личный врач. Сказать, что он был ошарашен, это значит не сказать ничего.
  - Ничего не понимаю, ничего - бормотал он растерянно и в который раз принимался слушать легкие и сердце генерала.
  - Или я внезапно стал полным профаном, или произошло чудо - заявил доктор после очередного обстукивания и проверки генеральского пульса.
  Закончив обследование, эскулап, усталый и взъерошенный, сел в кресло и потребовал коньяка. Бутылку. Выпив залпом сразу целый бокал, он задумчиво потер переносицу и сказал:
  - Если коротко, Николай Николаевич, то вы абсолютно здоровы. И никогда не болели. Что и как произошло, я не знаю. Но факт остается фактом. Я наблюдаю вас давно и каждый ваш хрип помню наизусть. А сейчас все исчезло. Вы здоровы как лось. Это я могу заявить со всей определенностью. Если поместить ваш случай в медицинский журнал, то слава вам обеспечена.
  - И вечная головная боль, - засмеялся Юденич. - поэтому давайте лучше молчать.
  Когда врач, еще что-то бормоча под нос, ушел, генерал, проводив его до дверей, вернулся и сел напротив меня. Несколько минут мы помолчали, смотря друг на друга.
  - Неблагодарность никогда не была моим худшим качеством, Андрей Егорович - обратился он ко мне. - Я уверен, что промолчи я сейчас, вы просто попрощались бы со мной и исчезли из моей жизни. Откуда такая уверенность, я не знаю, но так действительно произойдет. Однако я всегда плачу по счетам. И поэтому полностью в вашем распоряжении. Прошу только одного, чтобы моя честь была не запятнана. Что мне надо делать? Говорите прямо.
  - А вам собственно ничего делать и не надо, Николай Николаевич, как только продолжать свою общественную деятельность. Только в более широком масштабе.
  - Простите?
  - А чего вы ожидали, генерал? Что я потребую у вас, чтобы вы начали доставать мне кровь младенцев? Или предали всех ваших боевых товарищей? Или отдали мне вашу супругу на поругание? Смешно, ей Богу.
  - Ну, до такого в своих мыслях я не доходил, но все же предполагал, что к этому, не приведи Господь, может быть близко. Признаюсь, что твердо готов был уйти из жизни, если вы оказались бы негодяем и потребовали от меня поступить бесчестно. Я не смог бы жить, находясь в разладе между долгом и честью.
  - Давайте закроем этот беспредметный разговор, генерал. Я же вам обещал, что не буду предлагать вам переступать через рамки морали. Так как, вы согласны просто продолжать вашу общественную деятельность в вашем фонде "Общества ревнителей русской истории"?
  - Готов. И чувствую в себе силы.
  - Хорошо. Тогда слушайте. Для начала вы переедете жить в Швейцарию и переведете туда ваш фонд. Оттуда вам необходимо будет расширить деятельность вашего фонда на всю Европу и США. В каждом крупном городе должен быть реально работающий филиал вашего фонда, со своей газетой и журналом. Выкупите время на радио и будете вести ежедневную часовую передачу, утром и вечером, в самое популярное время на языке страны пребывания. В крупнейших газетах должны быть еженедельные статьи о России. Вся деятельность должна быть направлена на создание ее положительного образа. Не СССР, не бывшей империи, а именно России как явления. Привлекайте журналистов, комментаторов радио, историков, археологов. Для этого на счет вашего фонда вам ежемесячно будет переводиться миллион долларов США. Работайте с размахом, не задумываясь о средствах.
  Второе направление деятельности фонда. Вы должны будете взять под крыло фонда всю русскую техническую и творческую интеллигенцию, волей судьбы разбросанную сейчас по миру. Многие просто бедствуют и живут впроголодь. Организуйте три бесплатных университета в Европе, где они могли бы преподавать и вести научные изыскания в лабораториях. Но при одном условии, что все их открытия должны будут принадлежать как им, так и фонду. При этих университетах откройте русские гимназии и лицеи, где дети эмигрантов могли бы получать хорошее образование. Выделите стипендии для достойных и пособия для нуждающихся. На это направление вы также будете получать по миллиону в месяц.
  Третье направление - бывшие офицеры русской армии. Здесь подход должен быть очень осторожным и тщательным. Вы сейчас дистанцированы от всяких военных союзов и политической возни в них. Продолжайте так же и дальше. Но ненавязчиво постарайтесь сделать так, чтобы начала развиваться русская военная мысль. Может какие-то семинары по обмену опытом, может еще что-то. Может военные кафедры при университетах, где могла бы развиваться военная наука. Вам здесь виднее, что и как лучше делать. Под это вы также получите ежемесячную сумму. Это и будет моей просьбой.
  Я дал вам общие направления, может, вы найдете необходимым добавить что-то свое. Поэтому прошу вас составить и предоставить мне доклад с планом, финансовыми расчетами в месячный срок. Кого привлекать для начального этапа работы и перспективы, определяйтесь сами. Я вам доверяю и знаю о вашей щепетильности. Теперь о щекотливых вопросах. Вашей деятельностью и источниками финансирования определенно заинтересуются как государственные структуры, так и "доброжелатели" из эмиграции. Чтобы нейтрализовать любопытных, вы организуете службу безопасности фонда по модели частного бюро Пинкертона из США. Я, со своей стороны, пришлю вам человека, которые займется также подготовкой ваших людей. В случае необходимости срочной встречи со мной будете ему просто об этом говорить, а он найдет способ быстро передать мне вашу просьбу. Вопросы по источникам финансирования мы тоже закроем. Для этого, мой сотрудник, поступивший в ваше распоряжение, выкупит по дешёвке, от имени фонда, несколько неперспективных золото - и изумрудодобывающих шахт на юге Африки и Колумбии. А они внезапно станут рентабельными. Для легализации средств откроете банк фонда. Привлечете к этому делу известных экономистов. Ну как, достаточно для начала? Согласны с таким направлением деятельности?
  Юденич долго, молча на меня смотрел, а потом произнес:
  - Я не буду вас спрашивать, откуда у вас деньги на все это, господин Егоров. Считаю такой вопрос бестактным. Но то, что вы что-то задумали делать в России Андрей Егорович, лежит на поверхности. И не отпирайтесь. Я же не вчера родился. Все то, что вы предлагаете, очень напоминает скрытое начало концентрации сил. Я прав?
  - Ну что же, я рад, что вы сами это поняли, Николай Николаевич. Могу сказать только одно, что обещаю не наносить вред России. Ей уже достаточно крови и потрясения больше не нужны.
  - А вы говорите - никакой политики.
  - Для вас, господин генерал, для вас.
  - Вы все же наивны. Поверьте старому человеку, которому вы вернули жизнь. Учить детей на родном языке - это тоже политика. Развивать научную мысль - тоже политика. И притом, политика самого высокого уровня, рассчитанная на десятилетия.
  - Как ваше преподавание в лицее "Александрино" Ниццы, Николай Николаевич?- вставил я шпильку генералу.
  - Именно, как мое преподавание. Именно. Я просто избрал другой путь, отличный от пути Деникина и Краснова. Эволюционный.
  - Ну, вот поэтому я здесь сижу и разговариваю с вами, а не с Деникиным, господин Юденич.
  - Могли бы и сразу мне все сказать.
  - И вы бы мне поверили?
  - Тут вы правы, не поверил бы. Но я не принимаю обратных решений. Я с вами. Только давайте договоримся на будущее, если вам что-то будет надо, вы станете мне говорить прямо.
  - Согласен. Ну что, Николай Николаевич, начинаем?
  Генерал молодо рассмеялся:
  - А, где наша не пропадала. Начинаем.
  - Очень хорошо. Тогда готовитесь к отъезду. Ровно через две недели к вам в дом придет молодой человек и представится как Петр Михайлович. Можете на него всецело положиться. А сейчас одевайтесь и поехали в местное отделение Лионского Кредита, господин генерал. Вот первый чек на ваше имя.
  
  ***
  
  Из небольшого дома на тихой улочке Ниццы, вышли двое хорошо одетых мужчин, сели в ожидающее их такси и уехали. Кот, лежавший на крыше дома, стоящего на другой стороне улицы, перестал вылизывать свою лапу, лениво проводил взглядом удаляющуюся машину, и было вернулся к своему прерванному занятию, но внезапно поднял голову, как будто к чему-то прислушиваясь, мяукнул раздраженно и зашипел. Потом резко вскочил, махнул хвостом и быстро убежал в хаос чердаков и печных труб. С моря налетел ветер, принося в город мелкий моросящий дождь, который судя по всему, зарядил надолго.
  
  ***
  
  Февральский день тихо угасал. Гора Броккен, что стоит в горном массиве Гарц, возле городка Санкт-Андреасберг в нижней Саксонии, в стране, называющейся теперь Германией, а когда-то, в незапамятные времена - Allemagne, как всегда в это время года, была закрыта мрачными серыми тучами. Ее знаменитый призрак - "тень великана", о котором возле своих каминов любят шепотом, оглядываясь, рассказывать внукам пожившее свое бюргеры, сегодня как никогда был хорошо виден.
  Высокий мужчина с длинными седыми, развевающимися на стылом ветре волосами, опираясь на суковатый посох, целеустремленно шел наверх, в гору, по видимому только ему пути. Дорога вверх и впрямь была непроста. Если взглянуть со стороны и убрать все деревья, то она представляла собой колоссальную лестницу, размеры которой скрывали как нарочно наваленные валуны, скрепленные намертво сплетёнными корнями черно-зеленых елей. Свет солнца, редкий, нежеланный здесь гость, сегодня и не пытался пугливо дотрагиваться до верхушек деревьев, под которыми навсегда все оцепенело в вечном полумраке.
  Свернув за очередной поворот, мужчина остановился и окинул пристальным, тяжелым взглядом небольшую поляну, непонятно как здесь оказавшуюся и никогда не замечаемую редкими смельчаками, заходившими сюда в поисках острых ощущений. За кустами красно-черного шиповника на поляне скрывался маленький опрятный домик. Решительно раздвинув посохом колючие ветки, мужчина оказался прямо перед крыльцом, на котором в кресле-качалке сидела женщина неопределенного возраста.
  Снова пошел уже было прекратившийся дождь со снегом, но женщина, не замечая таких мелочей, продолжала сидеть и, покачиваясь в своем кресле, с улыбкой рассматривала пришедшего.
  - Ну, вот ты и явился, Яр. Я уж все глаза с утра проглядела, ожидая тебя. Ты тропой шел? Слово тропа она произнесла так, что каждая буква в нем слышалась заглавной.
  Помолчав, мужчина пробурчал:
  - Да, Марта, именно тропой.
  Эти двое еще немного посверлили друг друга взглядом, потом седой, видно поняв, что надо хотя бы изобразить вежливость, проговорил:
  - Как поживаешь, Марта? Все так же играешь мужчинами и женщинами, как куклами?
  Марта всплеснула руками:
  - А как, позволь тебя спросить, нужно поступать с этими дураками и дурами, играющими в нас? Ты ведь и сам любишь двигать ими, как пешками. Хотя, - женщина беззаботно рассмеялась звонким голосом, который, как помнил седой, может превратиться в страшное оружие, перемалывающее противника в кровавый фарш, - им самим нравится быть "marionetta". Разве мы вправе мешать им в их маленьких радостях? Мы же просто выполняем их желания, не так ли?
  Казалось, они продолжили давно, очень давно начатый разговор.
  - А ты как, чудин? Или теперь уже навьин? - женщина, казалось, вслушалась в самое нутро пришедшего. - И сестрой моей от тебя пахнет, - она повела очаровательным носиком. - Надо полагать, она тоже заметила, что ты теперь уже почти "Leiche", и на порог тебя не пустила? Ну а я пущу. Меня всегда тянет к новому. Заходи Яр. Чувствуй себя как дома.
  Женщина встала с кресла и гостеприимно указала на дверь, при этом чарующе посмотрев седому глубоко в глаза. Ее образ как-то мгновенно перетек из образа дамы неопределенных лет в образ обворожительной молодой женщины, полный тайн и обещаний. Второе сердце гостя сладко екнуло и забилось быстрее, хотя он и был готов к этому взгляду-улыбке, улыбке, бояться которой испокон веков заклинают мальчиков, становящихся мужчинами, старики солнечного Пиренейского полуострова. Они заклинают юнцов не принимать от женщин подарка "Saudade", рождающего в них странное чувство тоски и необъяснимой, загадочной грусти в душе. Не принимать в подарок чувство-улыбку. Улыбку первой на земле подруги низринутого ангела. Улыбку, которая проникает в самую суть мужчины и наносит незаживающие раны, навсегда делая его покорным желаниям и капризам женщины.
  "Племянница лжи, опустошительница сердец", - напомнил себе Яр, процитировав про себя имена этой женщины, данные ей любителями сидеть у каминов и рассказывать страшные истории. - "Никогда не забывай об этом Яр. Но она тебе сейчас нужна как никогда"
  - Ну да, ну да, - скривился мужчина, делая усилие над собой, чтобы не начать боевую трансформацию - я, конечно, тебе благодарен за приглашение и не нарушу законов, оставаясь почтительным гостем, только престань лезть в меня со своими штучками, Марта.
  Женщина понимающе засмеялась грудным смехом и еще раз жестом пригласила седого входить в дом.
  Зайдя в уютную гостиную, она указала гостю на кресло, а сама запорхала по комнате, собирая на стол. Порхая, Марта вроде бы ненароком каждый раз задевала сидящего краем своего платья.
  - Ты уже знаешь о "чужаке", Марта?
  Женщина небрежно махнула рукой:
  - Конечно, знаю, как я могу об этом не знать.
  - Но ты не знаешь другого: он пришел не один.
  Она застыла возле буфета из красного дерева, потом резко повернулась к своему собеседнику:
  - Не один? И кто же с ним? Расскажи мне подробней все, что ты знаешь.
  - Я так и не смог ничего понять. Несколько раз пытался подойти ближе к нему, но она меня всегда начинала чувствовать раньше, чем я ее, и закрывала "чужака", закрываясь сама.
  - Она? Ты сказал "она"?
  - Именно она. Я ее ощущал как женщину. Или как нечто, близкое к женщине.
  - Чего ты хочешь?
  - Мне нужна помощь. Помощь существа такого, как ты. Я понимаю, что один не справлюсь. Его помощница слишком сильна для меня. Наш мир сейчас сопротивляется чужаку, и мы должны ему помочь. Отбросив все прежние свары и распри. Иначе мы навсегда потеряем то, что выпестовывали веками. Они - он небрежно махнул рукой в сторону подножья горы, - всегда, как овцы, шли туда, куда нам надо. Теперь все это может измениться. Ведь еще несколько шагов, и они сами начали бы нас звать для помощи в своих делах. Сами. Отдавая нам реальную власть. А тут "этот". - Последнее слово он произнес так, как будто сплюнул.
  Они несколько мгновений смотрели друг на друга, потом Марта согласно кивнула головой, не проронив ни слова. Но все и так стало ясно...
  Эти двое еще долго разговаривали, а когда в домике погасла последняя свеча, женщина прижалась к Яру вплотную, и седой почувствовал, что сейчас не может противиться ей, несмотря на все выставленные барьеры...
  Когда все закончилась, Марта, как ее теперь звали, придвинулась к нему и, обвевая жаром своего дыхания, с внезапной с откровенностью зашептала, как будто убеждая себя в чем-то и пытаясь найти ответы на давно мучающие ее вопросы:
  - Мы ведь не злые и не добрые, Яр. Правда? Мы просто такие, какие есть. Только мы очень не любим слабых. Но чужая слабость - это ведь не наша проблема, а тех, кто встречается нам на нашем пути. Кто им мешает быть сильными? Мы ведь не мешаем никому быть сильными. А, Яр? - Она вздохнула. - Просто у нас другие законы и другая мораль. Но кто имеет право нас судить, Яр? Ты согласен? В своих историях люди нас постоянно показывают аморальными чудовищами, но сами с удовольствием летят, как мотыльки, на огонь наших чувств и желаний. И хотят, чтобы ими постоянно кто-то управлял. Ну чего же ты молчишь, навь? Скажи хоть что-то...
  Мужчина повернулся и бережно прижал голову женщины к своему плечу.
  Они проговорили до самого утра. О себе, о своих страхах и надеждах, о подобных себе. О людях. О своем мире, в который грубо ворвался "чужак", и который может быть разрушен. Их можно было понять. Кто хочет потерять то, что стало его сутью?
  Эти двое давно пережили свои чувства, которые когда-то делали их страстными любовниками и союзниками, потом не менее непримиримыми врагами, а потом лишь иногда, как вот и сейчас, попутчиками поневоле. Но видно, еще что-то осталось между ними, хотя они сами не признавались себе в этом. И поэтому очень не хотели наступления неизбежного утра...
  Но утро наступило. И закончилась ночная сказка единения душ этих двух существ, так внешне похожих на людей, но никогда людьми не бывших. Когда серый рассвет пугливо заглянул в окна домика, она, пряча глаза, а он, чувствуя себя непонятно, быстро собрались и вышли из дома. По тропе они спускались вроде вместе, но каждый сам по себе. И оба понимали, что их пути только на время опять сошлись. Потом, если для них будет это "потом", дороги их снова разойдутся. Так, идя вместе и одновременно порознь, мужчина и женщина скрылись за поворотом...
  
  Глава 5.
  
  ***
  Начальнику ИНО ОГПУ СССР при СНК СССР, тов. Артузову А.Х.
  Докладная записка N 294/752 (выписка).
  Экз. Единств. Сов. секретно
  Тема: Белая эмиграция
  Регион: Западная Европа
  Дата: 12.03.33 г.
  
  "... В кругах, близких к белой эмиграции, активно обсуждается тема внезапного переезда фонда "Общества ревнителей русской истории", возглавляемого белым генералом Юденичем Н.Н. из г. Ницца, Франция, в г. Цюрих, Швейцария. По данным агентурной разведки, после переезда деятельность фонда резко активизировалась. В частности, фондом была подана заявка на создание полномасштабных, т.н. "Русских университетов" с гимназиями при них: в г. Лион, Франция; г. Орхус, Бельгия; г. Лейден, Голландия. Особого внимания заслуживает тот факт, что при университетах предлагается создавать военно-исторические кафедры. Для преподавания в этих учебных заведениях и руководства лабораториями разосланы предложения ученым и профессуре, находящимся в эмиграции. В частности, предложения получили: академики В. Н. Ипатьев и А. Е. Чичибабин, химик А. А. Титова, специалист в области аэродинамики, член-корреспондент Французской Академии наук Д. П. Рябушинский, авиаконструктор И. И. Сикорский, руководитель международным бюро времени астроном Н. М. Стойко, кораблестроитель В. И. Юркевич, специалист по электронной физике В. К. Зворыкин В. К., профессор механики Тимошенко С. П., член Французской Академии наук Виноградский С. Н. и др. (полный список прилагается).
  Предложение о сотрудничестве с фондом получили: Русский научный институт в Белграде, Общества инженеров, химиков и врачей в Праге, Париже, Белграде, Берлине, Софии, Харбине, Русский Дом в Лондоне.
  Фондом также поданы заявки на регистрацию газеты "Росс Информ" и "Русский историко-географический журнал" во всех странах западной, восточной Европы и США, а также на регистрацию филиалов фонда в этих странах.
  По агентурным данным, фондом также подано заявление на открытие банка "Росс Кредит" в г. Цюрих, Швейцария. Для руководства финансовой деятельностью фонда получил предложение Леонтьев В. В., американский экономист русского происхождения.
  По косвенным данным, в структуре фонда создан отдел собственной безопасности. Об этом говорят следующие факты: ряд бывших сотрудников охранного отделения (охранки), проживающих в эмиграции, посетил мужчина, хорошо говорящий по-русски. Личности мужчины установить не удалось, и он и не проходят по нашим картотекам, как по линии белоэмиграции, так и по линии иностранных спецслужб. После такой встречи бывшие сотрудники охранного отделения начали переезжать в г. Цюрих, Швейцария, где в настоящее время посещают закрытые курсы. Обучением на курсах занимаются штатные сотрудники европейского филиала бюро Пинкертона, США, а также вышеуказанное неустановленное лицо. При этом европейский филиал бюро Пинкертона проводит ряд организационно-оперативных мероприятий по охране фонда, возглавляемого белым генералом Юденичем Н.Н. Все попытки получить более детальную информацию о деятельности фонда, в настоящее время наталкиваются на активное контрразведывательное сопротивление..."
  
  Начальник 5 отделения ИНО ОГПУ СССР при СНК СССР
  Берман Б.Д.
  
  ***
  
  THE TIMES. Лондонская биржа металлов - новости.
  
  '... на 1 процент поднялись акции Британской Южно-Африканской компании после продажи двух нерентабельных золотых рудников у истоков Оранжевой реки в Южно-Африканском Союзе ...'
  14.03.33 г.
  
  LE FIGARO. Собственный корреспондент из Боготы, Колумбия.
  
  '... русский эмигрант из Европы выкупил у правительства Колумбии в департаменте Бойака 20.000 гектаров земли. Сумма сделки не оглашается...'
  29.03.33 г.
  
  ***
  
  В Москву из Франции я возвращался поездом через Берлин. Попросил Ною в дороге меня не беспокоить и завалился на полку. Просто захотелось немного побыть одному и спокойно еще раз проанализировать все задуманное. Целых три дня в покое и полудреме под стук колес оказались очень кстати, и вся мозаика плана предстоящих действий окончательно сложилась. План был циничен до безобразия, но иначе было нельзя.
  Конец марта в Белокаменной встретил меня метелью. Выйдя из вагона поезда на перрон Белорусско-Балтийского вокзала, я сразу заметил встречающего меня Стаса. Он всегда оставался старшим по группе, пока я отсутствовал. Ноя две недели назад закончила создание нашей мобильной связи на основе местных областных радиоретрансляторов, и поэтому Стас встречал меня по моей же просьбе. Я перезвонил ему из поезда, когда проехал Смоленск.
  Стас, увидев меня, радостно помахал рукой и, пробившись сквозь толпу встречающих, подошел. Сделав изумленно - радостное лицо, он начал меня оглядывать и ощупывать, при этом приговаривая:
  - К нам приехал, к нам приехал наш Егорыч дорогой...
  Я молча ждал конца представления. Друг детства не был бы собой, если бы не начал превращать все небольшой балаган.
  Между тем цирк продолжался:
  - Барин, барин из Парижу вернулся, вот радость-то какая... А поворотись-ка, барин! Экий ты смешной какой стал в этой французской шляпе. Где купил? В Париже? Я такую же хочу. Подаришь? - продолжал тараторить этот клоун. Потом, заговорщицки подмигнув, оглянулся по сторонам, придвинулся и зашептал в ухо:
  - А как девочки в Ницце? Расскажешь? Вот помню, в Гвинее мы освобождали французских заложниц - монахинь от местных канибалов. Как они нас потом отблагодарили!!! - он мечтательно вздохнул.
  - Стас, заканчивай. Как у вас дела?
  Он отодвинулся, удрученно закатил глаза и жалостливо проговорил:
  - Замордовались бегать с новобранцами, Егорыч. Годы уже не те, по лесам скакать с автоматом. Пожалел бы нас, а?
  - Бог подаст. Но, в качестве жеста доброй воли, дарю ящик настоящего французского арманьяка. Это поддержит вас всех морально?
  - Гы, конечно поддержит!!
  - Ну, тогда на, неси этот большой чемодан, лишенец, и вон ту здоровую коробку. Только осторожно, в ней ваш арманьяк.
  - Благодетель!!
  Стас подхватил мой чемодан, и мы пошли к выходу из вокзала. На привокзальной площади сели в припаркованный ЗИС и поехали в сторону дома, переданного в наше пользование Берзиным.
  Поплутав по занесенным снегом московским улицам, свернули в один из тупичков Большого Знаменского переулка и остановились перед металлическими воротами в высокой стене, перегораживающей проезд. Я хотел уже выйти из машины, но в этот момент створы ворот медленно разошлись. A дальше проезда не было. Вместо этого пришлось въезжать в большое помещение сразу за воротами, в котором пол под углом уходил под землю, и было достаточно пространства для проезда автомобиля. Когда мы съехали, бетонная плита за нами поднялась, и мы очутились в большом замкнутом зале, перегороженном поперек металлической стеной. Я вопросительно взглянул на Стаса.
  - Система "ниппель", все стандартно - ответил он на мой незаданный вопрос. - Обычная система для особо охраняемых объектов. Выход открывается, если закрыт вход. "Чистилище" по-простому. Выходим из машины, нас уже отсканировали. Видишь, сбоку, в стене, дверь открылась?
  И действительно, из неприметной двери вышли двое. Первым был Фарид, а вторым оказался курсант из его взвода по кличке Горе. Фарид шел впереди, его подопечный чуть сзади. Оба были в бронежилетах, с оружием и в касках.
  Лейтенант подошел к нам со Стасом, а его курсант остановился в нескольких шагах.
  - С приездом, Андрей Егорович. Как доехали?
  - Спасибо. Прекрасно.
  - Помощь нужна?
  - Да, пожалуй. Пусть твой парень захватит вещи, а ты со Стасом пошли со мной. Сейчас будем делать общий сбор всех наших, время не терпит. Кстати, а почему вы с оружием и в полном боевом?
  Стас рядом неопределенно хмыкнул.
  - Учебно-тренировочные занятия, Андрей Егорович. По приказу временно исполняющего обязанности старшего группы Станислава Федоровича. - Фарид покосился на Стаса - Каждый взвод понедельно дежурит. И объект охраняем, и тренируемся заодно. Все по уставу.
  Тут я услышал голос подполковника.
  - Курсант Горе.
  - Я!
  - Отойти на десять шагов.
  - Есть!
  Горе четко развернулся и отошел на десять шагов.
  После этого Стас придвинулся вплотную к Фариду и зашипел так, что у меня мороз по коже прошел.
  - По уставу, говоришь? Ты почему при своем головорезе субординацию не соблюдешь и не доложил, как положено, когда нас встретил? Мы о чем договаривались? Мы договаривались, что устав и мои методички должны выполняться до последней буквы. А ты что творишь? Ты почему своим бандитам целых десять минут отдыха дал, после марш-броска, на прошлой неделе? Ты почему троим любимчикам вместо "Тактики ведения боя в городе" уже неделю "Программирование на С" и "Теорию радиоцепей" подкладываешь на промывке мозгов? Ты думаешь, я ничего не знаю, конспиратор хренов? Службу забыл? Инструкции нарушаешь? Тебя на спарринг в спортзал пригласить, чтобы мозги вправить? Или мне, как психоаналитику, с тобой поработать?
  Фарид отшатнулся и побледнел.
  - Лучше в спортзал.
  - Ну как хочешь. Это ты выбрал.
  Лейтенант опустил взгляд:
  - Виноват, товарищ подполковник. Больше не повторится.
  - Ладно, проехали. Но гляди у меня... Если еще раз что-то подобное выкинешь, то я тебя научу Родину по уставу любить.
  Я решил вклиниться.
  - Подожди Стас. Что это за случай с программированием, Фарид?
  - Да понимаете, Андрей Егорович, после теста на дополнительную профнаправленность в моем взводе три потенциальных программиста обнаружились. И притом очень высокого класса. Ну, я, не ожидая от Станислава Федоровича инструкций, на свой страх и риск им университетские учебники по программированию и электронике подложил.
  - И как результат?
  Фарид вовсю разулыбался.
  - Я из своей индивидуальной рации резистор выкусил и микросхему настройки частот обнулил. Потом дал им тактический ноутбук и предложил неисправность устранить. Так они за полчаса все восстановили. Без схемы. Резистор из грифеля карандаша сделали, а старые настройки рации из временных файлов в ноутбуке вытащили. И это сразу после второго сеанса.
  - А если бы пацанам после второго сеанса мозги "выкусило", ты об этом подумал?! - начал опять заводиться подполковник.
  Пришлось опять встревать.
  - Все, брэк, господа.
  Стаса я понимал. Людей мало, каждый на счету. Тут поневоле начнешь нервничать. Тем более, что он, как психолог, отвечал за дееспособность каждого при таких нагрузках. Но то, что произошло с курсантами, было очень интересно. Тем более, что я таким специалистам в предстоящей операции отводил одну из главных ролей.
  - Стас, а как остальные подопечные?
  - Девяносто четыре процентa из всего состава уже "прорвало". Информацию поглощают гигабайтами. Еще полгода, и каждого можно на батальон спецназа командиром ставить. Но вопросами измучили. Мое мнение, пора им уже правду говорить. Назрело.
  - Да, пожалуй ты прав. Но чуть позже. Сейчас более неотложные дела есть. Все, хватит болтать, ведите меня к себе. Я тут первый раз, в отличие от вас, старожилов.
  Фарид пошел вперед, указывая направление, а мы со Стасом двинулись за ним.
  Прошли через боковой проход, потом ряд дверей, возле каждой из которых стоял часовой, поднялись на лифте на первый этаж и вошли в большую комнату. Я с любопытством огляделся.
  - Ого, да тут целый ситуационный зал. Как, угадал?
  Стас довольно рассмеялся.
  - Угадал. Ты еще все службы не видел и жилые помещения. Тут в осаде можно полгода жить и семечки щелкать, не отвлекаясь на нападающих. И два входа-выхода предусмотрены в соседних домах, чтобы не светится. Не дом, а мечта нелегала.
  Я еще раз осмотрелся:
  - Ладно, потом предметно все рассмотрю А сейчас, Фарид, передавай командование охраной кому-то из своих курсантов и давайте перемещаться на полигон. Там собираем всех наших, обсудим мой план и я поставлю конкретные задачи.
  Лейтенант молча кивнул, открыл свой ноут, что-то на нем набрал, а потом произнес в рацию:
  - Четвертый взвод, внимание! С 14.32 начальником охраны назначается курсант Горе. Заместитель - курсант Говорун. Начальник караула - курсант Молчун. Приказ передан на тактические ноутбуки. Подтвердить получение приказа передачей личного кода. Курсант Горе, прибыть в ситуационный зал.
  Горе явился через несколько минут. Он постучал в дверь, получил разрешение войти, и замер на пороге. Фарада подошел к нему, они пару минут поговорили о чем-то. Потом, опять спросив разрешение, новый начальник охраны уже хотел было выйти, но был остановлен громовым голосом Стаса:
  - Курсант Горе, стоять!!
  Новый начальник охраны встал как вкопанный, поедая грозное начальство глазами.
  - Ты куда, головорез, вещи поставил, которые тебе поручили нести и охранять как девственницу перед свадьбой? Особенно тот большой ящик?
  - Тут, перед дверью стоят, товарищ подполковник.
  - Не ронял ящик-то? Если чемодан уронил (Стас покосился на меня ), то и хрен с ним. Но если ящик..., ты у меня с полосы препятствий не слезешь.
  - Никак нет, товарищ подполковник, не ронял.
  - Ладно, тогда иди. Но если обманул, курсант, я это точно узнаю. И не позже, чем сегодня вечером. Все, свободен.
  Когда Горе, козырнув, вышел, я повернулся к Ное:
  - Ноя, давай проход.
  Сразу после моих слов перед нами появилась дверь в мою старую квартиру. Я подождал, пока все войдут (Стас тащил ящик лично, а чемодан оставил мне), потом вошел сам, закрыл за собой дверь, тут же открыл, и мы вышли в жилом боксе ангара на полигоне.
  Я попросил подполковника по рации дать команду на общий сбор всех "наших", предупредив, чтобы занятия продолжались по расписанию и велись лучшими из курсантов. Когда через час, взмыленные и еще не остывшие от своих учебных боев, все собрались и расселись, я попросил меня внимательно выслушать:
  - Итак, господа-товарищи. Начнем с простого. Нам необходимо форсировать схему подготовки курсантов по дополнительной профнаправленности и создать из них целевые группы. Условно назовем их "программисты", "психологи" и "аналитики". К первым отнесем всех, у кого есть предрасположенность к технике и точным наукам. Ко вторым тех, кто расположен к работе с людьми. И к третьим - у кого гиперразвита интуиция и есть способность к логическим обобщениям. Все остальные сводятся в группу силовой поддержки. В зависимости от поставленных задач, группы будут объединяться между собой или расформировываться. Опыт некоторых товарищей, - я покосился на Фараду; тот, заметив это, покраснел, а Стас, сидящий рядом с ним, глумливо ухмыльнулся и толкнул его в бок, - так вот, этот опыт показывает, что такое форсирование мы можем начать безболезненно для наших подопечных. Теперь о сложном. Предполагаю, что первоначальный план необходимо скорректировать...
  Два дня мы проспорили и выпили неимоверное количество кофе. Все успели друг с другом переругаться и снова помириться. Но в конце концов согласились, что предложенный мной окончательный вариант плана имеет место быть, хоть и с существенными дополнениями.
  ***
  
  "Друзья все валят за границу,
  А я в союзе остаюсь.
  Друзья мне пишут, как ты тут.
  А я нормально - супер гуд!"
  - фальшиво, под нос напевал Горе, настраивая поисковик в базе данных на указанные лейтенантом имена и фамилии. Украдкой взглянув на сидящего к нему спиной командира в другом конце комнаты, вынул из дивидишника диск и поставил на освободившееся место чашку.
  - Накажу, - не оборачиваясь и быстро что-то набирая на клавиатуре, сказал Фарада. Потом, закончив набирать, развернулся на стуле, помолчал, смотря на своего подчиненного укоризненно, вздохнул и произнес:
  - Вот скажи мне, Горе, почему ты, как ребенок, хочешь попробовать все, что пробовать не надо? И откуда ты узнал, что привод дисковода можно так использовать? Ведь на "промывке" вас учат только как НАДО работать, а как НЕ НАДО - этого в программе нет. Молчи, не отвечай. Я сам за тебя отвечу. Ты в очередной раз влез в запароленные лично мной папки на сервере, нагло вскрыв всю защиту. Используя метод диагонального чтения, которому вас научили на той же "промывке", быстро прочел все байки про системных администраторов, до которых смогли дотянуться твои шаловливые ручонки. Потом замел следы в логах и почистил временные файлы. Я прав? Ой, только не делай невинное лицо. Горе потупился. Между тем Фарада продолжал:
  - И что ты для себя любимого еще интересного там нашел, а? Отвечай, как на духу, ракшас!
  - Пиво....
  - Не понял?!
  - Админу там постоянно в пайке положено пиво на службе, товарищ лейтенант, а мы тут с кофе на чай перебиваемся.
  Фарада несколько секунд смотрел на него шальными глазами, потом как-то странно хрюкнул и отвернулся...
  Горе недоуменно пожал плечами, смотря в спину лейтенанта. В прочитанных им файлах, админы (он мысленно покатал понравившееся слово на языке) действительно хлестали пиво с утра до ночи.
  И пусть Фарада не держит его за ламера ушастого, блокируя интересные каталоги. Он все равно все дочитает до конца. Подумаешь, 20-символьный пароль. Еще раз пожав плечами, Горе вернулся к прерванной работе и снова начал напевать под нос.
  Эту песню он вчера нашел на сервере случайно, и она точно отвечала его теперешнему настроению. Два месяца назад Горе получил ответы на все вопросы, которые все чаще и чаще вставали перед ним с недавнего времени. Картины странной, яркой, непонятной жизни мучили во сне, и он просыпался среди ночи от чувства безнадежной потери чего-то светлого и радостного. Знания, неизвестно откуда пришедшие, выплескивались из него потоком желания СОЗДАВАТЬ. Слова и понятия, о существовании которых он раньше и не догадывался, прочно занимали место старых. Обострившееся до предела чувство справедливости искало и не находило выхода. В помещениях ангара, куда их каждый вечер заводил Фарада, он с удивлением и страхом начал давать определения окружающим его предметам и осознавать их назначение. То же самое происходило и со всеми другими, кто рядом с ним изо дня в день бегал, стрелял, сидел в классах, уставившись (теперь он знал это слово) в мониторы, на которых стремительным потоком мелькали изображения, а в наушниках слышалась скороговорка диктора, перераставшая в водопад неопределенных звуков.
  Им увеличивали нагрузку изо дня в день. Он просто физически тогда ощущал, как гнется его мозг под потоком информации, когда приходилось за сеанс перелистывать сразу пять книг. И когда тяжесть вопросов и знаний придавила так, что, казалось, раздавит своим весом, их внезапно всех собрали в большом пустом зале ангара, где одиноко, прямо в самом центре стояли двое. Андрей Егорович и красивая восточная женщина. А за ними была открыта Дверь...
  Они тогда долго смотрели друг на друга, все двести человек и эти двое. Потом Егоров тихо проговорил:
  - Я знаю, что вас терзают вопросы, на которые вы мучительно ищете ответы. Но ответов вы не находите. Это все из-за меня. Сейчас я вам все расскажу, но перед этим мы с вами уйдем в другое место. Идите за мной.
  Они выходили из Двери и оказывались на громадном песчаном пляже, на который накатывали тихие волны океана. Вечернее солнце томно клонилось к закату, и только шелест прибоя нарушал первозданную тишину.
  - Садитесь, мальчики, прямо на песок, вокруг меня, и начинайте спрашивать.
  Всю ночь Егоров отвечал на их вопросы и рассказывал. Ноя сидела рядом с ним и грустно смотрела на звезды. Они жгли костры, и казалось, есть только рассказ Егорова, мерный рокот океана и огонь. Егоров рассказывал, какой мир может быть и какой есть. Закончив рассказывать, он надолго замолчал. Потом невесело, ни к кому конкретно не обращаясь, спросил:
  - И что же мне оставалось делать? Кто и как смог бы мне помочь перевернуть эту махину?
  Молчун, сидевший рядом с Горе на песке, вдруг тихо ответил:
  - Никто, кроме нас...
  Эти негромко произнесенные слова сорвали последний камень плотины хаоса и неопределенности в их головах.
  "Никто, кроме нас" - и все для Горя встало на свои места. Жизнь приобрела краски, и в ней появилась цель. Все стало просто и понятно.
  С того самого момента его не покидало состояние легкой бесшабашности и способности свернуть горы.
  
  Время для Берзина после встречи с Егоровым помчалось вскачь. Но он был только рад этому. Ощущение неявной угрозы, постоянно витавшей в воздухе, исчезло. Да, "фельдъегерь" сам был угрозой, но это была угроза, которой можно было посмотреть в глаза. "Старик" понимал, что Пришлый, как он про себя назвал Егорова, не будет с ним церемониться, если усомниться в его лояльности. Поэтому старался выполнять все поручения с наибольшей тщательностью. Тем более, что ему действительно предложили обратный билет с дороги, ведущей прямо в подвалы к Менжинскому. Такой подарок было сложно переоценить. Жизнь научила Берзина, что удача - девка капризная. И если ты не замечаешь ее благосклонности, то сразу меняет свою улыбку на оскал.
  Работы действительно стало больше. Намного. Деньги, полученные от Егорова, позволили увеличить эффективность работы Службы на порядок и творили чудеса. На западноевропейском и дальневосточном направлениях сдвиги были особенно впечатляющими.
  У заместителя начальника Гехаймештатсполицай Пруссии, имеющего прямой выход на Геринга, оказалась больна дочь. Для лечения необходимо было сделать несколько операций в Швейцарии. А денег на них не было. Девочка была обречена. Через сеть подставных лиц, якобы от имени американского мецената, деньги были заместителю предложены под расписку. Долг перед семьей победил. Дальше все пошло по отработанной схеме.
  К начальнику Отдела D4, Сюрте Насьональ, отвечающего за контрразведку в отношении СССР, подбирали ключи еще с 1929 года, но все было безрезультатно. Помогли вездесущие "желтые" журналисты, которым пообещали премию в размере двух годовых окладов и каждому по дому в подарок за достоверную компрометирующую информацию. Через две недели на столе Берзина лежали фотографии из притона предместья Монруж, неподалеку от Парижа, свидетельствующие о том, что разрабатываемый - пассивный гомосексуалист и постоянно участвует в оргиях. "Старик" дал санкцию на вербовку. Чиновника взяли в борделе на горячем, когда он, переодетый в женскую одежду, вовсю развлекался с двумя портовыми грузчиками, приехавшими расслабиться в столицу из Кале. Три сотрудника нелегальной резидентуры вскрыли дверь номера отмычкой и хладнокровно зарезали обоих любовников. Сластолюбца в неглиже, обмазав кровью, сфотографировали над трупами, скрутили и увезли на конспиративную квартиру. Там ему, предъявив удостоверения итальянской разведки СИСМИ, показали фотографии со всеми его похождениями, после чего поставили перед выбором: или огласка, или работа на "итальянцев". Рыдая и размазывая тушь на глазах, последний подписал документ о сотрудничестве. Теперь на стол Берзина регулярно ложились сводки обо всех текущих и планируемых операциях Главного управления национальной безопасности Франции.
  Жену первого помощника начальника 2-го отделения политической полиции Японии в настоящее время тайно лечили от опиумной зависимости, спасая честь древнего самурайского рода от позора. Паломник из Бурятии, за разрешение отпустить монастырского травника, передал одному из монастырей в Тибете несколько килограммов золота и свитки эпохи Ниммё, купленные за баснословные деньги. Травник тайно был переправлен в страну Восходящего солнца. После недели лечения травами жена чиновника самостоятельно встала, привела себя в порядок и попросила служанку позвать к ней детей, с которыми не разговаривала два года. Увидев вошедших не без боязни, недоверчиво глядящих на нее мальчика и девочку, заплакала и прижала их к себе. Муж, наблюдавший за ней через ширму, молча вышел из дома и отправился к Храму Тосёгу. Войдя в храм, попросил проводить его в келью к скромному старому монаху, нашедшему целителя. Стоя в келье на коленях, помощник начальника 2-го отделения политической полиции Японии разрезал себе руку. После этого, взяв кисть для письма, написал кровью в свитке вассальную клятву и с поклоном передал свиток монаху. Старый монах, проходящий в картотеках Службы под псевдонимом "Дайго", был резидентом разведки РККА в стране Ямато. Об этих трех важных вербовках Берзин не стал докладывать "наверх" по вполне объяснимым причинам.
  Ручей информации, ранее равномерно и плавно текший в картотеки Службы, начал превращаться в бурный поток, требующий постоянного внимания и отдачи всех сил работе.
  Очередной рабочий день грозил затянуться за полночь, когда один из телефонов на столе начальника 4 управления РККА зазвонил. Вначале он тренькнул вопросительно, а потом начал звонить весело и настойчиво. Берзин снял трубку и устало сказал:
  - Да, слушаю.
  - Добрый вечер, Ян Карлович, - услышал он на другом конце провода жизнерадостный голос. - Узнали?
  - Конечно, узнал, Андрей Егорович.
  - Это хорошо. Ну, будем считать, что процедуру вежливости мы соблюли. Теперь по существу. Нам необходимо встретиться, господин Берзин. И немедленно. Значит так...
  - Погодите, не надо по телефону...
  - Не волнуйтесь, Ян Карлович, эта линия сейчас не прослушивается. Так что все в порядке. Поэтому слушайте дальше. Где-то минут через двадцать заканчивайте дела и вызывайте свою машину. Водителю скажете, чтобы он вас отвез к тому дому, который вы мне передали. Остановитесь перед воротами, там вас встретят. Машину и охранника отпустите. Дежурному помощнику скажите, что у вас встреча с засылаемой загранагентурой и совещаться вы будете всю ночь.
  - Что-то срочное?
  - У нас теперь все будет срочное, господин Берзин.
  - Понял, Андрей Егорович. До встречи.
  - До встречи, Ян Карлович.
  Положив трубку, "Старик" несколько минут задумчиво смотрел на телефонный аппарат, барабаня пальцами по столу. Потом открыв стол, достал табельный ТК, но усмехнувшись каким-то своим мыслям, вернул оружие обратно и вызвал дежурного помощника.
  
  Я сидел в ситуационном зале, в последний раз просматривая документы перед приходом Берзина, которые подготовили совместно группы "аналитиков" и "программистов". Факты в документах были просто убийственны. Особый интерес вызывал прогноз, в котором говорилось, что если прямо сейчас не начать действовать, то события пойдут даже по худшему сценарию, чем они пошли в той истории, которую я знал. Предсказываемые события ввергали страну в хаос, по сравнению с которым будущие чистки и война являлись не более чем эпизодом. К чести подготовивших прогноз, они сразу указывали на узловые точки воздействия, способные если не повернуть, то хотя бы приостановить нежелательное развитие ситуации. Более того, "аналитики" предлагали несколько вариантов решения проблемы с проработанными схемами. Было видно, что мои архивы, перенесенные на новые носители Ноей из квартиры на нашу базу в Большом Знаменском, использовались на сто процентов. Откровенно говоря, я и сам не вполне догадывался, что они такое содержат. Необычный интерес вызывала так называемая "красная папка", о которой я когда-то слышал краем уха. Ее нашли в той части архивов, к которой я обращался всего пару раз. Для успешного воздействия на события, к этой реально существовавшей кода-то "папке", был приложен набор высокопрофессионально сделанных фальшивых документов подготовленных "программистами". Документы были идеальны. Они учитывали все: начиная от специфических оборотов, заканчивая потрепанностью бумаги и смазаностью шрифта печатной машинки. Сделали даже проволоку с записями разговоров, соответствующую уровню техники того врмени, якобы подтверждающую правдивость фальшивки. Тут уже чувствовалась рука Фарида, который из "программистов" формировал настоящий техотдел, требуя от Нои все нового и нового оборудования: от медийного, до подслушивающего. Это с его подачи "аналитики" получили настоящий вычислительный прогнозцентр.
  Я уже листал последнюю папку, когда Вася Лупандин привел ко мне Берзина. "Старик" вначале с любопытством оглядел зал, потом поздоровался.
  - Однако, Андрей Егорович, разместились вы с размахом и основательно, - проговорил он, устраиваясь в предложенное кресло - похоже, что у вас здесь настоящий укрепрайон.
  - Это обычные меры безопасности, Ян Карлович. Но давайте не отвлекаться на китайские церемонии, сразу перейдем к делу. Располагайтесь удобнее. Работать мы будем долго. Для начала решим организационные вопросы. Вам удалось освободиться от двойного подчинения ОСНАЗ вам и ОГПУ?
  - Да, но только для частей, расположенных в московском округе. В приграничных округах осталось двойное подчинение. Мне не удалось переубедить Менжинского. Впрочем, его контраргументы выглядят вполне здраво и обоснованно. В приграничных округах действительно неспокойно, и ОСНАЗ-у приходится часто помогать частям ОДОН.
  - Меня пока это устраивает. Есть какая-то часть, расположенная именно в Москве?
  - Есть. Это отдельная рота ОСНАЗ, проходящая подготовку по программе "активная разведка". Командир роты - моя креатура. Прямым приказом наркома обороны он подчиняется только начальнику военной разведки. Даже начальник генштаба может ему отдавать приказания только через меня.
  - Очень хорошо. Завтра же дадите команду командиру роты, чтобы его подчиненные освободили часть казарм, боксов и складов. В них переместятся мои люди и техника. Срок - три дня.
  - Принято.
  - Теперь ознакомьтесь вот с этим.
  Я протянул Берзину две папки. Едва взглянув в первую и перелистав в ней несколько страниц, "Старик" изменился в лице.
  - Откуда ЭТО у вас? И еще с такими печатями и резолюциями? Вы понимаете, что даже у меня вот к ЭТОМУ нет допуска? ЭТО стоит гораздо выше, чем те списки агентуры, которые вы мне показывали.
  - Понимаю, все понимаю, Ян Карлович. Теперь ознакомьтесь со второй папкой. В ней много фактов, которые можно толковать двояко, и нет главного - стенограмм. Но все косвенно указывает на людей, список которых в конце. Читайте.
  Берзин читал долго и внимательно, возвращался к прочитанным страницам и начинал читать все сначала. Где-то часа через три он отложил папку, устало протерев глаза, задумчиво уставился в потолок. Посидев так несколько минут, повернулся ко мне и сказал:
  - Того, что здесь написано, хватит для расстрела без стенограмм. Их даже допросят без пристрастия. Просто уточнят кой-какие детали, а потом поставят к стенке. Они перешли грань. Можно понять измену идее. Но ЭТО - уже предательство страны. Вы хотите, что бы я ЭТОМУ - он показал на папки - дал ход через свои каналы?
  - Нет, не хочу. Мы поступим по-другому. Вот, держите еще этот портфель. Сразу предупреждаю, что документы в нем, в отличие от тех, что вы сейчас видели высокопрофессионально подготовленная деза. Мы ее отдадим фигурантам в нужный момент. Когда и как - сейчас объясню. Только перед этим ответьте, когда у вас в наркомате обороны ближайшее плановое совещание с присутствием командующих западных округов?
  - Через две недели.
  - Прекрасно. Вот что мы с вами сделаем...
  
  Жилой дом в Столовом переулке спал. Шел уже второй час ночи, и в нем светились только несколько окон. ЗИС с выключенными фарами, в котором я и Берзин сидели на заднем сиденье, тихо подкатил к подъезду и остановился. Несколько минут ничего не происходило, потом рядом с машиной, как будто из воздуха, возник Касатка. Он знаком показал, чтобы Фарид, сидящий на месте водителя, приоткрыл окно:
  - Все готово, - произнес Лупандин, заглянув в салон машины, - можно выходить.
  Я повернулся к Берзину:
  - Пойдемте, Ян Карлович.
  Мы вышли из машины и прошли через входную дверь дома, возле которой уже стояли два курсанта в форме офицеров ОГПУ. На месте консьержа тоже сидел наш человек. В доме было тихо, как в склепе. Крепко спали дети и горничные, верные и неверные супруги, спали кошки и собаки, спали даже крысы в подвале. Газ, поданный через вентиляцию, сделав свое дело, уже развеялся, но оставил в подарок им всем безмятежный, глубокий и здоровый сон.
  Быстро поднявшись по лестнице, мы со "Стариком" вошли в нужную квартиру. Внутри нас встретил Стас со своими курсантами.
  - Они там, - небрежно махнув рукой сторону гостиной, громко сказал он. - Можете полюбоваться.
  В большой комнате, обставленной с претензией на роскошь, в живописных позах спали за столом пятеро военных в форме высшего командного состава РККА. Было заметно, что сон свалил их всех внезапно и быстро. Я повернулся к подполковнику:
  - В каком они состоянии?
  Он в ответ ухмыльнулся:
  - В прекрасном. Хочешь, каждому возле уха выстрелю?
  - Лучше не надо.
  - Ну, не надо, так не надо. Тогда я забираю товар на транспортировку, как запланировано.
  - Валяй, командуй.
  По приказу Стаса, его подопечные аккуратно положили военных на носилки, прикрыли простынями и вынесли через черный вход во двор, где погрузили в поджидающую большую карету "Скорой помощи" с затемненными окнами. Спустя некоторое время их уже заносили в заранее подготовленное помещение на нашей базе в Большом Знаменском. Всех привезенных усадили на стулья, за каждым из которых встал охранник. Они мирно похрапывали и, похоже, просыпаться не собирались. Здесь были все, кто сегодня был в Кремле на выездном совещании наркомата по военным и морским делам: Уборевич, Корк, Тухачевский, Якир и Егоров
  Мы с Берзиным сели напротив них в кресла. Надо было начинать. Свои роли со "Стариком" мы обговорили заранее.
  - Давай антидот - сказал я Стасу
  Он, не церемонясь, прямо через одежду ввел в руку каждому из шприц-тюбика лекарство. После укола товарищи командиры зашевелились. Первым в себя пришел Якир. Он встряхнул головой, огляделся непонимающе. Потом, несколько раз моргнув, уставился на "Старика" исподлобья и прорычал:
  - В чем дело, товарищ Берзин? Где мы и что здесь происходит?
  Берзин ответил ему долгим, брезгливым взглядом. Потом встал, отвернулся, отошел к окну и, не оборачиваясь, проговорил:
  - Объясните ему, товарищ Егоров.
  Я кивнул головой охране.
  - Начинайте.
  Лупандин, стоявший за стулом, рванул Якира за шиворот, и резко, без замаха, ударил его по почкам. Тот было вскинулся, но Касатка, не давая опомнится, заломил ему правую руку вверх за голову и снова ударил, теперь по нервному узлу в подмышку. Командующий Украинским военным округом захрипел, повалился на пол и засучил от боли ногами. С другими поступили не лучше. Их избивали, стараясь причинить максимум боли, но не наносить видимых повреждений. Через несколько минут все пятеро корчились на полу. Избитых подняли и, как мешки с картошкой, бросили на место. Выглядели товарищи командиры не лучшим образом. Когда они немного пришли в себя, я спокойно и тихо сказал:
  - Отвечать только на вопросы. Коротко и по существу. Своих не задавать. Понятно или повторить процедуру? В ответ было молчание и настороженные взгляды.
  - Очень хорошо, что мы начали понимать друг-друга.
  Я положил перед ними на стол папку с планом оперативного развертывания РККА в Украинском, Московском, Ленинградском и Белорусском округах на случай войны.
  - Почему ЭТО находилось в архиве с особо важными документами в генштабе Рейхсвера? Почему здесь стоят визы начальника немецкого генштаба и министра обороны, что они ознакомлены с этим документом? Почему особо охраняемый секрет страны, к которому вы имеете прямое отношение и отвечаете за его сохранность, оказался в чужом генштабе?
  Никто не проронил ни слова.
  - Молчим? Ну, тогда вы не оставляете мне выбора...
  Я указал на Тухачевского.
  - Этого первого.
  Тот рванулся с кресла, но его повалили, заломили назад руки и сковали с лодыжками ног наручниками. Стас резко отдернул голову замнаркома назад за волосы, подержал несколько секунд, а потом сделал укол в надувшуюся шейную артерию. Несколько секунд замнаркома пытался вырваться, но потом обмяк и завалился на бок.
  - Все, готов, - проверив его пульс, сказал Стас. - Это хорошее средство, на порядок лучше пентонал-натрия. Практически безвредное. Можете снимать с него наручники и задавать вопросы. Он в полном сознании, осознает все, что с ним происходит, но врать не сможет. Гарантирую. У нас есть пять часов, потом он начнет сопротивляться. С Тухачевского сняли наручники и посадили на стул. Я повернулся к Берзину, все еще стоявшему возле окна:
  - Ваша очередь, Ян Карлович. Вы у нас специалист по постановке правильных вопросов.
  Через минуту Тухачевский заговорил. Мы его снимали и записывали на пленку. Он говорил и не мог остановиться. Берзин не зря ел свой хлеб в разведке. Своими вопросами "Старик" выпотрошил замнаркома, как хорошая хозяйка курицу. Когда закончил с замнаркома, принялся за других, приведенных уже в нужное состояние. После допроса дал каждому ручку с бумагой и приказал письменно изложить все рассказанное.
  Заговор в самом деле был. К этому времени заговорщики существенно продвинулись в своей подготовке к перевороту и находились в состоянии сбора сил. В общем, план переворота заключался в следующем: предполагалось убедить Сталина собрать высшую конференцию по военным проблемам, касающуюся Украины, Московского, Ленинградского, Белорусского военных округов. Тухачевский, Егоров и командующие округами должны были явиться на конференцию со своими помощниками. В определенный час, по сигналу, два отборных армейских полка при поддержке танков перекрывают главные улицы, ведущие к Кремлю, чтобы заблокировать вероятное продвижение войск ОГПУ. В тот же самый момент заговорщики арестовывают Сталина. Они были убеждены, что переворот мог быть проведен в Кремле без беспорядков в Москве. Фактически в руках Тухачевского был весь Московский гарнизон. Сам переворот предполагалось провести 30 апреля 1934 года. Выбор дня переворота был обусловлен тем, что проведение подготовки к первомайскому военному параду позволяло ввести военные части в Москву, не вызвав подозрений.
  Передача плана оперативного развертывания РККА в генштаб Рейхсвера являлась определенного рода гарантией серьезности намерений заговорщиков. В ответ руководство вооруженных сил Германии обещало всяческое содействие в признании нового правительства своей страной.
  К концу пятого часа наши гости начали высказывать признаки сопротивления, но дело было уже сделано. Тухачевский отшатнулся от стола, на котором только что написал признание, и рванулся было выхватить исписанные листы y Берзина, но был остановлен Олегом, который без церемоний, тычком в солнечное сплетение, отправил его обратно на стул. Тяжело дыша, замнаркома прохрипел:
  - Ну, ты и сука, Ян Карлович.
  Берзин усмехнулся и почти ласково ответил:
  - А ты дурак и хреновый конспиратор, Миша. Ты даже не удосужился создать собственную службу безопасности, в которой тебе объяснили бы азы нашей работы. Интересно, на что ты рассчитывал? Что ты будешь играть в заговорщика, шепчась на приемах в немецком посольстве с их помощником военного атташе, публично посылать своего наркома обороны, и на тебя никто не обратит внимания?
  - И ты дурак, Иона Эммануилович, - Берзин повернулся к Якиру, который пришел в себя немного раньше, сидел молча, только бросал на нас недобрые взгляды, - потому что высмеиваешь Усача в постели своей любовницв. Нашел, балбес, чем в постели заниматься. Видишь, я и это про тебя знаю, хотя у меня фронт работ другой. А что о тебе знает твой начальник особого отдела, догадываешься?
  - И вы совсем не Сократы, - "Старик" ткнул пальцем в оставшихся троих. - Вы встречаетесь вместе чаще, чем вам положено по службе, вот как сегодня. И даже не скрываете свои встречи. А из этого делаются вполне определенные выводы людьми Менжинского.
  "Старик" несколько секунд помолчал, потом хищно проговорил:
  - Хотите, я вас удивлю, соколы ощипанные?
  Он открыл портфель, который я ему передал, достал папки и швырнул их прямо под ноги сидящей на стульях пятерке:
  - Нате, читайте. Только не обмочитесь от страха. Заговорщики, мля...
  
  ***
  
  Председателю ОГПУ СССР при СНК СССР тов. Менжинскому В.Р.
  Докладная записка N 111/34 (выписка).
  Экз. Единств. Сов. секретно
  Тема: 'Седой'
  Дата: 29.05.33 г.
  "... От лица, заслуживающего доверие, стало известно, что:
  участились случаи посещения "Седым" объекта "Тупик". Посещения коррелируются со звонками на правительственный телефонный номер "Седого" невыясненного абонента. Службе прослушивания не удается ни идентифицировать номер исходящего звонка, ни прослушать сами разговоры. По заключению технической службы, в разговорах с "Седым" абонентом используется неизвестная нам технология криптирования человеческой речи, а также оборудование по отсечению прослушивания. Аналитическим отделом выявлена вероятность в 73 процента присутствия указанного оборудования на территории объекта "Тупик"...
  ..В свете вышеизложенного, с целью негласного осмотра объекта и получения дополнительной информации по "Седому", прошу вашего разрешения на акцию в отношении "Тупика".
  
  Начальник Секретно-политического отдела ОГПУ СССР при СНК СССР
  Молчанов Г.А.
  
  Резолюция. Акцию разрешаю, с задействованием легенды "Вор".
  Менжинский В.Р.
  
  ***
  
  С недавнего времени крыса облюбовала этот тупичок напротив больших железных ворот. Тут было тепло днем, потому что сюда заглядывало солнце, и было так приятно полежать под его лучами на куче отбросов. Крыса и сейчас лежала на них, провожая взглядом отъехавший от ворот автомобиль. Но внезапно она подняла голову, поводила носом в воздухе, как будто принюхиваясь к чему-то, потом попятилась назад и исчезла среди куч мусора.
  
  Глава 6.
  
  Через три часа, когда гости закончили знакомиться с нашей дезой, вид у них был, надо сказать, совсем не бравый. Им и так сегодня досталось, а тут они совсем заскучали. Правда, не все. Тухачевский и Якир все же держались хорошо. А вот трое других окончательно скисли. Но тут кому хочешь плохо станет, когда он узнает, что он давно и плотно сидит "под шляпой" Службы безопасности, и что Усачу остался только один шаг до выяснения истины. Подозрения, следуя логике дезинформации, были настолько сильны, что Сталин дал команду с вероятными заговорщиками не церемониться и принял решение сам сделать первый ход. Из документов составленных 'программистами' следовало, что превентивные аресты будут проводиться в последний день 17 съезда РКП(б), 10 февраля 1934 года. Основная идея поведения Сталина в отношении путчистов заключалась в том, что до ареста он будет демонстрировать заговорщикам все более и более возрастающее доверие. Для этого на съезде все руководство вероятного заговора предлагалось ввести в кандидаты и члены ЦК ВКП(б). В папках, которые Берзин швырнул заговорщикам, было все. И стенограммы разговоров Сталина с Менжинским и Молчановым - начальником Секретно-политического отдела, и распечатанные перехваты телефонных разговоров Менжинского с руководителями особых отделов округов в отношении подозреваемых. Прилагались копии документов о добровольном сотрудничестве секретарей и помощников путчистов с Секретно-политическим отделом ОГПУ, копии их доносов в Контору. Отельным вложением шли фотоотчеты о встречах на конспиративных квартирах с указанием времени и даты. И даже записи таких разговоров. Заговорщикам был продемонстрирован хорошо сделанный макет магнитофона на проволоке, размером со шкаф, который подготовили "программисты".
  Я внимательно наблюдал, как ведут себя наши гости. Знакомиться с документами все закончили почти одновременно. Но вот реакция на прочитанное и прослушанное у всех была разная. Трое из них, Корк, Егоров и Уборевич выглядели подавленными. Однако Якир с Тухачевским среагировали иначе. Они оба сейчас напоминали загнанных в угол крыс. И это было плохо. По прогнозам "психологов", все пятеро должны были сломаться. Но если поведение троих подтверждало сделанные выводы, то эта двойка явно выходила за рамки схемы. По-видимому, с ними придется импровизировать. Мои подозрения не замедлили подтвердиться. Замнарком, до этого в который раз рассматривавший фотографии встреч своего помощника с начальником особого отдела наркомата, решительно их отложил. Потом задумчиво посмотрел на "Старика", бросил в мою сторону тяжелый взгляд, по видимому что-то для себя решая, поиграл желваками и, указав на меня подбородком, произнес:
  - Я так понял, это тот твой пес, который все вынюхал, Ян Карлович?
  " Каков, а?" - подумал я, - "На лету все схватывает".
  Между тем Тухачевский продолжил:
  - Нам надо предметно поговорить, Ян. Без чужих ушей. Они пусть уйдут - он кивнул головой в сторону моих людей, - а этот может остаться. Если он руководил поиском документов, то может пригодиться.
  Я оторопел от такого нахальства. Интересный экземпляр попался. Он что, не понимает, в какой ситуации находится, или так уверен в себе?
  Берзин, по-видимому, тоже сообразивший, что вся схема беседы, которую мы готовили, летит к чертям, в ответ на такую наглость нехорошо улыбнулся.
  - Никто никуда уходить не будет, Миша. Ты или начинай говорить то, что хотел, или тебя сейчас снова заставят "петь". И учти, я цацкаться с тобой не собираюсь. У меня для этого нет ни времени, ни желания.
  Вероятно, до замнаркома что-то дошло, поэтому он уже более миролюбиво произнес:
  - Прежде чем начать говорить, я бы хотел для себя уяснить, каким образом он - Тухачевский снова кивнул в мою сторону - на ЭТО все вышел?
  "Вот же сволочь",- подумал я- Почти в точку попал. Не, каков паршивец, деза на ятЬ сделана, а он интуитивно что-то чувствует. Может, в документах нестыковка какая-то? Да нет, не похоже. Фарид со своими людьми несколько раз все на логичность прогоняли. Ну, хорош, ничего не скажешь. Порода. Ишь, как глазами-то зыркает, выход ищет, волчара. Такого только на цепи держать. Иначе схарчит. Этот действительно переворот может сделать, Пиночет хренов. По трупам к власти пойдет. Если его Берзин сейчас на место не поставит, придется вмешиваться".
  "Старик" холодно ответил:
  - Он по моей команде вышел. Искал одно, а нашел совсем другое. Я, Михаил Николаевич, в отличие от тебя, о будущем думаю. Поэтому своим соратникам хотя и доверяю, но постоянно их держу на контроле. Чтобы мое доверие к ним на фактах основывалось. А возможности моей службы, они ведь универсальные, Миша. Ты что думаешь, что между вербовкой и сбором информации за границей и у нас, в Союзе, есть большая разница? Мне здесь даже легче работать. Можешь на слово поверить. Но ты вообще-то не в том положении, чтобы имел право такие вопросы задавать. Лучше о себе думай.
  Я внутренне облегченно вздохнул. "Старик" взял правильный тон и темп в беседе.
  Однако замнаркома продолжал гнуть свою линию:
  - А зачем ты нам, Ян Карлович, все ЭТО показал и рассказал? Я так понимаю, что будь ты на стороне Усатого, то сейчас бы мы все - он небрежно махнул рукой в сторону остальных четверых - были в другом месте и разговаривали совершенно в другой обстановке.
  Ян Карлович в ответ дружелюбно улыбнулся и проговорил:
  - А ты не совсем безнадежен, Миша. Из тебя еще может выйти толк. Если думать начнешь постоянно, а не периодически. Вот скажи мне, Михаил Николаевич, я отношусь к высшему командному составу армии?
  - Ну...
  Берзин вдруг резко поднялся со своего места, шагнул к вальяжно сидевшему на стуле Тухачевскому и рванул его на себя за грудки. Придвинул к нему свое исказившееся лицо и яростно бросил:
  - Что ну, что ну, сука!? Ты что, вообще мозги потерял? Вопросы он тут мне задает!
  Потом толкнул замнаркома назад на стул и упер тому палец в лоб:
  - Ответь мне, идиот, что сделает Усач с высшим командным составом страны, после того как он тебя и твоих подельников подвесит у Менжинского в подвалах на дыбу? И вы запоете перебивая друг друга, выторговывая себе лишние секунды жизни, рассказывая все как на последней исповеди? Сколько человек пойдут под нож из-за того, что вы будете готовы подписать любую бумагу? И вы ее подпишете, в том числе и на меня, который еще несколько месяцев назад вообще не знал, что вы решили Усача грохнуть. Вы все подпишете только потому, что пока будете писать и говорить, вы будете ЖИТЬ. Ты думал об этом? Или у тебя все мысли направлены на то, как ты на белом коне парады принимать будешь ПОТОМ, по-наполеоновски? А до скучной реальности у тебя руки не доходят?
  Я мысленно поздравил "Старика". Он прекрасно импровизировал. И даже было похоже, что это не столько импровизация, сколько слова человека, реально понимающего, что могло бы произойти, начни Сталин действительно копать под военных.
  Берзин вернулся в свое кресло и вдруг, очень спокойно, проговорил:
  - Он теперь все руководство наркомата вырежет под корень. Оставит Ворошилова, своего другана, на хозяйстве, а всех остальных - в расход. Он нам не доверяет, Михаил, после ваших чудачеств. Никому в наркомате. И мне в том числе. И получается, товарищ замнаркома, что вы нам, всему высшему командному составу страны, да и не только высшему, очень большую свинью подложили.
  Было видно, что Тухачевского все же проняло. Он уже вежливо и осторожно спросил:
  - Ты что-то хочешь предложить, Ян Карлович?
  Я мысленно медленно выдохнул. "Старик" выправил ситуацию, и беседа начала перетекать в заранее заготовленное русло. Хотя расслабляться было рано. Уж очень непредсказуем оказался замнаркома, да и Якир до сих пор мрачно молчал.
  Берзин в ответ нехорошо улыбнулся Тухачевскому:
  - Я? Это вы все, Михаил Николаевич, должны мне что-то такое особенное предложить, чтобы я раздумал обо всех ваших художествах докладывать Усачу. Но пока не вижу у вас никакого желания вылезать из дерьма, в которое вы влезли. Я все больше и больше склоняюсь к мнению, что вот эти ваши собственноручно написанные признания, о ваших планах, и о сотрудничестве с рейхсвером, мне надо немедленно отдавать Сталину, чтобы я мог себя обезопасить. Он ведь сейчас только подозревает. А это будут уже факты, говорящие о том, что его подозрения правильные. Может, тогда я жив останусь. Мне вот только одно интересно, Михаил. Усач, когда увидит вот эту красную папку с резолюциями фон Бломберга и фон Фрича, лично вас всех, после допроса, удавит рояльной струной, или все-таки поручит это дело костоломам Менжинского?
  Тухачевский в ответ несколько минут помолчал, глядя куда-то вбок, потом тихо, но напряженно сказал:
  - Хорошо. Пойдешь с нами, Ян? С перспективой, что система безопасности в новом правительстве будет за тобой? Вся. Внешняя и внутренняя. От милиции и контрразведки внутри страны до военной и политической разведки за рубежом. Если согласен, то с этого момента ты входишь в руководство ОРГАНИЗАЦИИ и начинаешь отвечать за безопасность заговора. Более того, ты получаешь в свое распоряжение весь план переворота и вносишь в него свои коррективы. Без твоей резолюции, как человека отвечающего за безопасность, с этого момента ничего не будет делаться, до внесения поправок, на которых ты будешь настаивать.
  Произнеся эти слова, Тухачевский выпрямился на своем стуле и выжидательно уставился на Берзина. Я мысленно зааплодировал замнаркома. Вот же Наполеон Камышинского уезда. Лежит можно сказать под топором, башка в гильотине, а он должности раздает. Однако интересные партнеры вырисовываются. С такими надо ходить и оглядываться. Если что, то приласкают с летальным исходом и не поморщатся. Впрочем, грех было жаловаться. Именно получение такого предложения от путчистов и было целью нашего плана.
  "Старик" на предложение Тухачевского долго не отвечал. Он сидел с закрытыми глазами в кресле, и казалось, был где-то далеко в своих мыслях. Молчали и наши гости. В комнате повисло вполне ощутимое напряжение. Наконец, Берзин, потерев переносицу, открыл глаза и пристально посмотрел на Тухачевского
  - Это официальное предложение?
  В ответ замнаркома решительно произнес:
  - Да, это официальное предложение. Я считаю, что без твоего управления, без твоих людей - тут он взглянул на меня - нам действительно крышка. Ты это сегодня доказал. И что работать умеешь, тоже доказал.
  "Старик" повернулся к остальным четверым:
  - И вы тоже так думаете и подтверждаете эти слова?
  Трое, несколько повременив с ответом, несколько раз переглянувшись с Тухачевским, тоже выразили свое согласие. Только Якир сам, ни на кого не глядя, кивнул снисходительно. Так обычно кивают, когда делают большое одолжение...
  Берзин в ответ им всем обаятельно улыбнулся:
  - Ну что же, товарищи командиры. Вы приняли разумное решение. А то я уж чуть было не взял грех на душу. Но поскольку вы пришли к согласию и все решилось, я готов с вами начинать работать. Однако, чтобы у нас не возникало никакого недопонимания, все бумаги и записи с вашими признаниями я отдавать вам не буду. На всякий случай. И лежать они будут не у меня, а в швейцарском банке. Если со мной что-то произойдет, то вот Андрей Егорович - Берзин показал на меня - постарается передать их вы-сами-понимаете-кому. И будьте уверены, он их обязательно передаст. Правда, Андрей Егорович?
  В ответ, я согласно и весело закивал головой.
  - Теперь о нашей работе. Как уже ответственный за безопасность требую: все встречи между собой и мной, за исключением необходимых по службе, вы прекращаете. С теми из ваших подчиненных, кто вас разрабатывает и о ком вы узнали, вы продолжаете ровные отношения, ничем не показывая, что вам об их деятельности что-то известно. Даже больше того, вы их приближаете к себе. Любые контакты с немцами - только через меня. Поэтому, Михаил, ты меня выводишь на своего помощника военного атташе. Мне как начальнику уже НАШЕЙ контрразведки будет сподручнее с этим шпионом разговаривать. Это для начала. Об остальных деталях...
  Тут его перебил до сих пор молчавший Якир:
  -Ян, мы свое согласие дали, а вот ты о своих гарантиях, что нас в нужный для тебя момент не сдашь, ни сказал не слова. Может, ты какую свою игру затеял?
  Не знаю как "Старик", но я просто опешил от такого. Нет, с ними обоими действительно будет очень непросто. Они слишком быстро пришли в себя и начали пытаться диктовать свои условия.
  Но Берзин и тут не сплоховал. Он сухо и коротко, не глядя на командующего Украинским военным округом, бросил:
  - Тебе лично только одну гарантию могу дать. Ты отсюда живым уйдешь. Если я, конечно, этого захочу. Как тебе такая гарантия, Иона Эммануилович?
  Якир отвел взгляд и ничего не сказал в ответ.
  В наступившей тишине Берзин проговорил:
  - Ну, если тебя такая гарантия устраивает, то больше не перебивай меня, когда я говорю... А я все-таки продолжу. Так вот, для успешной реализации плана, считаю, что Усача надо опередить по времени. Предлагаю перенести сам путч на первый день съезда. Все детали я уточню после того, как буду иметь в руках разработанный вами план. В нем хотелось бы детально увидеть, какими силами вы располагаете и кто вас будет поддерживать. К плану я после анализа ситуации приложу свои предложения. Все контакты с вами будет осуществлять Андрей Егорович. - Берзин показал на меня. Я в ответ еще раз радостно улыбнулся всем пятерым - С ним и его людьми вы сегодня познакомились. Он мой подчиненный, и ему я доверяю. Считайте, что он мой заместитель по всем вопросам.
  - Что-то я его никогда нигде не видел, Ян - настороженно проговорил Якир. - Он ведь не из наших. Я это нутром чую.
  - Правильно чуешь, Иона. Ты и не мог его нигде видеть. Андрей Егорович из старых кадров разведки, еще ТОГО генштаба. В нашей епархии преемственность, товарищ Якир. Мы же не на идею работаем, а на страну, в отличие от ИНО. А страна у нас, со своими интересами, какая была, такая и осталась. Только название поменяла.
  Якир хмыкнул:
  - То-то у него повадки барские. Прям как у тебя, Миша, - повернулся он к Тухачевскому.
  "О, да здесь соперничество, - сообразил я, - вон как соратнички друг друга глазом едят. Это же классический второй центр власти в заговоре. Как же "психологи" с "аналитиками" его проворонили? И возглавляет его Якир. Их столкнуть в нужный момент, так они глотки друг другу с Тухачевским поперегрызают. И интересно, трое остальных молча сидят, внимают, можно сказать".
  Берзин между тем язвительно продолжил:
  - Зато как он тебя говорить заставил, а, Иона? И заметь, при минимальном членовредительстве.
  Тот ничего не ответил. Только зыркнул на меня недобро и набычился.
  - Все, заканчиваем на сегодня - подвел черту Берзин. Сейчас вас снова ненадолго усыпят и отвезут на старое место. В себя придете возле дома в машине. Где мы встречались, знать вам лучше не надо. Да и мне спокойнее. Если человек чего-то не знает, то и выбить из него это невозможно.
  "Старик" повернулся ко мне:
  - Андрей Егорович, хотите что-то добавить?
  - Да, скажу пару слов. Господа - я вежливо улыбнулся - прошу не держать зла на моих людей и меня. Надеюсь, вы понимаете, что это только работа и ничего личного?
  - Угу, работа, - поморщился Якир, потирая в который раз почки рукой, - людей уродовать. Тухачевский только краем губ усмехнулся, пренебрежительно так, и посмотрел на меня долгим, запоминающим взглядом.
  Я молча, примиряюще, развел руками. Мол, прошу понять, служба есть служба, а так я вообще хороший, добрый человек.
  Тем временем Берзин обратился к Стасу:
  - Станислав Федорович, прошу вас.
  "Ну, сейчас Стас что-нибудь отчебучит. Вон как глаза-то сверкают. И ухмыляется своей коронной улыбочкой" - промелькнула мысль. И Стас не подвел, зараза.
  Он открыл саквояж, который стоял у его ноги, достал из него все необходимое и весело, обращаясь ко всем пятерым, произнес:
  - Закатываем рукавчики, товарищи. Сейчас укольчик сделаем. Не больный укольчик. Раз, и вы баиньки. Или вы хотите другой укольчик, чтобы - раз, и вы на луну без пересадки? Так вы только попросите, мы мигом обслужим...
  Не знаю, но мне показалось, что к его последним словам, товарищи военные отнеслись очень серьезно. Может копчиком почувствовали, что психологу нашему такой укольчик сделать, как до ветра сходить...
  Когда уснувших после укола красных командиров унесли, Берзин, до того бывший сама напористость и беспощадность, устало вытянулся в кресле.
  - Ну, я и устал, пока этих шалав обрабатывал - пробормотал он - и, кажется, несколько переборщил, тыкая Мише пальцем в лоб, но уж слишком он заносчив, гаденыш.
  Потом выпрямился и посмотрел на меня.
  - Им нельзя доверять, что бы они ни говорили. При первой возможности они нас попытаются ликвидировать. С вами им обломится, конечно. Я-то это понимаю, помня нашу первую встречу. А вот со мной, - глаза его хищно блеснули, - впрочем, я тоже не подарок. Но слишком уж они самолюбивы и амбициозны. Особенно Тухачевский с Якиром. Эти никогда не забудут, что их сегодня унизили и показали их полную несостоятельность. Если они придут к власти, то начнут настоящую охоту на нас. Их ничто не остановит.
  - Правильно мыслите, Ян Карлович. Но мы сделаем так, чтобы им на охоту не захотелось. Поэтому ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: что вам известно об Исполнительном комитете Коминтерна? Вам лично. Меня интересует ответ в плоскости вашей работы, а не общеизвестные факты.
  "Старик" посмотрел на меня вопросительно.
  - Это как-то поможет оставить охотников без патронов?
  - Еще как поможет. Даже более чем. Можно сказать, совсем отобьет желание охотиться.
  - Ну, если ради такого дела, - усмехнулся Берзин, - то извольте.
  Он снова откинулся в кресле и, полузакрыв глаза, явно думая еще о чем-то кроме ответа, проговорил:
  - Однако, глубоко копаете, Андрей Егорович. Это вотчина Самого. В разрезе моей работы, структуры Коминтерна мы привлекаем только после согласования с Иоселем Ориоловичем Таршисом, он же Осип Аронович Пятницкий, который является секретарем Коминтерна. Люди из Коминтерна помогают нам на каком-то этапе, а потом просто исчезают из поля зрения.
  - А что вам известно о некой особой группе в Коминтерне?
  "Старик" тут же сел прямо и проговорил напряженно:
  - Практически ничего. Так, ходят разные слухи, но определенного ничего. Фактов нет. Да и кто у нас, скажите на милость, эти факты искать будет? Это же самый верхний уровень. Это уже политика, a не разведка. Но могу утверждать точно: если или РазведУпр, или ИНО ОГПУ выходят на информацию, имеющую стратегическое значение, то в восьми случаях из десяти ее забирают люди Пятницкого. Нам остаются крохи, которые, как я предполагаю, по мнению самого Сталина, не нужны какой-то, мне лично не известной структуре. Но в любом случае, повторяю - в любом, всем руководит Сам. А Пятницкий - просто его рука.
  - Вам известно, чем неофициально занимается в Исполнительном комитете Коминтерна его Отдел международных связей?
  Берзин усмехнулся:
  - Могу догадываться только по тому, что после обращения к Пятницкому нашим резидентурам начинают помогать группы из местных в стране пребывания. Но фактов у меня, как я говорил, нет. Да не томите, Андрей Егорович. Давайте, выкладывайте, что там припасли.
  - Если коротко, Ян Карлович, у Сталина есть специальная группа, предназначенная для выполнения особых заданий. Группа засекречена, в том числе, от РазведУпра и от ОГПУ. В работе она опирается исключительно на собственную агентуру. Это личная разведка и контрразведка Сталина. За рубежом в задачу этой группы входит создание резервной сети нелегалов для проведения стратегических операций в Западной Европе, на Ближнем Востоке, Китае и США. Основная задача - создание агентов влияния, внедрение и управление ими. Заграничный состав группы сформирован на основе членов коммунистических партий разных стран. Но настолько законспирированных, что руководство компартий, из которых эта группа набрана, не знают о ее существовании. О ее деятельности внутри страны известно очень мало. Предполагается, что состав группы этого направления сформирован из людей, которые, как ни странно это звучит, работают простым обслуживающим персоналом во всех властных учреждениях страны. Начиная от ЦК ВКП(б), заканчивая районными отделами ОГПУ. Больше информации о "внутреннем" подразделении у меня нет.
  "Старик" вдруг хлопнул рукой по столу и сказал:
  - Славин!! Ох, как интересно.
  - Вы о ком, Ян Карлович?
  - Это наш слесарь в управлении. Очень спокойный, незаметный, хорошо знающий свое дело человек. В управлении все постоянно меняется, одни уходят, другие приходят, а он как слесарил при моем предшественнике, так и при мне слесарит. И как мне кажется, будет слесарить и после меня.
  - Очень похоже, на то, что вы предположили. Но давайте я закончу. Так вот, тактическое руководство, как внешним, так и внутренним подразделениями группы осуществляет действительно господин Пятницкий. Все зарубежное управление ведется через московское руководство Отдела международных связей Исполнительного комитета Коминтерна. На территории СССР внешняя группа обладает особым иммунитетом. Ее нелегалы, сотрудники, а также грузы, приписанные к ней, освобождаются от всех досмотров. Любая попытка задержки членов внешней группы в границах СССР карается смертью подразделением физической защиты, невзирая на должности и звания. То есть, если например вы, начальник разведки РККА со всеми вашими регалиями и полномочиями отдадите приказ такую группу арестовать и разобраться в ее деятельности, или такой приказ даст начальник Секретно- политического отдела ОГПУ Молчанов, то вас просто убьют. Так же убьют тех, кто такой приказ выполнит. Убьют даже тех, кто попытается расследовать такое убийство. И никому за это ничего не будет. Или найдут какого-то полусумасшедшего, на которого свалят вашу ликвидацию, а потом его расстреляют. Если называть вещи своими именами, то вся эта структура - является тайным обществом внутри ВКП(б) и Коминтерна, со своими источниками финансирования, специальными школaми, разведкой и контрразведкой. По содержанию она напоминает масонскую ложу. А по сути это ложа и есть. Только ложа, созданная Сталиным для себя и подчиняющаяся только ему.
  - И? - произнес Берзин нетерпеливо. Было видно, что информация его заинтересовала. Сейчас он был похож на фокстерьера, нашедшего лисью нору. Только что не принюхивался и не повизгивал от возбуждения. Действительно профи, для которого новая информация - смысл жизни. Я решил немного поводить его за нос.
  -Что "и", Ян Карлович?
  Несколько секунд "Старик" смотрел на меня напряженно, потом видно понял, что я сознательно затягиваю, махнул на меня рукой и рассмеялся. Глядя на него, начал смеяться и я. Видно, сказывалась бессонная ночь и такая разрядка была нам нужна.
  Отсмеявшись, Берзин уже спокойно сказал:
  - Извините меня. Уже вторые сутки на ногах и нервах. Продолжайте, пожалуйста, Андрей Егорович.
  Выглядел он действительно неважно. Осунувшееся лицо, круги под глазами. По правде говоря, "Старик" вытащил все на себе, после того как беседа пошла не по нашему сценарию. И это только его заслуга, что она повернула в необходимое нам русло. Судя по виду, ему в самом деле требовался отдых. Вот тут мне в голову и пришла сумасбродная мысль. А почему бы собственно и нет? Поэтому я предупреждающе поднял ладонь:
  - Постойте. Есть предложение сделать перерыв. Я тоже не железный. Вы, кстати, когда последний раз отдыхали, Ян Карлович?
  Он взглянул на меня недоуменно:
  - А что, это сейчас так существенно?
  - Думаю, да. Считаю, что нам нужны свежие головы, что бы продолжать работать. Следующие вопросы, которые необходимо решить, не менее серьезны.
  - Предлагаете перенести на завтра?
  - Лучше, гораздо лучше. Завтра же выходной?
  - Да какое это имеет значение. В выходной даже лучше работается. Нет этих постоянных звонков.
  - Погодите со звонками. Как вы насчет того, чтобы в Индийском океане отдых с рыбалкой устроить?
  Берзин взглянул на меня как на невменяемого.
  - Вы действительно переработались, Андрей Егорович, какая рыбалка? Какой Индийский океан?
  Я молча ждал... "Старик" хлопнул себя по лбу:
  - Чччччерт, совсем забыл с этим заговором, что вы этот... - Берзин неопределенно помахал пальцами в воздухе - ... "Пришлый"..., прошу простить, конечно... Ну, про те двое суток, которые прошли за десять минут, я помню. Такое трудно забыть. А это... И вы что, можете, прям вот сейчас, отсюда... и... туда...?
  И опять помахал неопределенно пальцами...
  Я утвердительно кивнул:
  - Да, могу.
  Берзин сразу загорелся:
  - Да вам цены для нашей работы нет, голубчик! Слушайте, мне вот кровь из носу надо, и очень срочно...
  Я засмеялся:
  - Стоп, стоп, Ян Карлович. А то мы сейчас поменяемся местами. И мне придется таскать вашу агентуру по всему миру.
  Он сразу смутился:
  - Да, что-то я погорячился. Но как заманчиво...
  - Ну, так что, Ян Карлович, принимаете предложение?
  Он решительно махнул рукой:
  - Была - не была, принимаю. Интересно же. Да и короткий отдых действительно не помешает.
  - Тогда поступим так. Сейчас попрошу, чтобы вам сделали кофе, а я пока буду собирать всех своих. И не позднее чем через час мы рванем на настоящую рыбалку в чисто мужской компании. Кстати, вы же с моими людьми почти не знакомы, вот и познакомитесь поближе...
  На необитаемый остров, на котором я в прошлый раз рассказывал курсантам о себе, мы вывалились прямо из дверей моей квартиры, весело гудящей толпой. Олег вытребовал у Нои большие десантные надувные лодки и теперь объяснял ей, что такое крепления для спиннингов. Стас никого не подпускал к трем автономным здоровым морозилкам и, отталкивая Олега, тыкал пальцем в какой-то продуктовый каталог, что-то в нем показывая Ваджре. Весь его вид говорил о том, что если из этого каталога не будет его заказа, и немедленно, то не стоило тащиться в такую даль, а можно было бы спокойно оставаться дома и продолжать гонять на полигоне курсантов. Все были чем-то заняты. Я тоже внес достойную лепту в эту суматоху, попытавшись незаметно открыть стасовы морозилки и посмотреть, что он там такое от всех с таинственным видом прячет. Но был с позором уличен и отправлен собирать плавник для костра, со словами, что на рыбалке начальников нет, да и физический труд вообще полезен для здоровья.
  В результате всей этой суеты, мы часа через два, вышли на лодках в маленькую лагуну при острове и забросили спиннинги. Описывать весь процесс не берусь. Могу только сказать, что рыбалка удалась на славу, хотя на всех вытащили из воды пять небольших рыбин килограмма по полтора. И то, про одну из них Олег сказал, что ее можно есть при одном условии, если человек решил покончить с собой особенно экзотическим способом. "Старик" в нашей компании как-то сразу прижился. Он азартно спорил с Олегом, чья рыба тяжелее и искренне расстроился, когда выяснилось, что его на сто грамм легче. Потом гонял со всеми в футбол и орал на Васю Лупандина, когда тот мазал. Не отрываясь от игры, он же профессионально раскрутил Стаса открыть раньше времени свои морозильники, в которых оказалось пиво.
  Я, глядя на всю эту суету, потихоньку ретировался под пальмы. Настроение было непонятным. Как-то все перемешалось в голове. Куда я попал, где мои вещи? Заговор какой-то, шпионы. Вот, зараза. Это место просто расслабляет. Или действительно, давно отдохнуть надо было?
  Под эти мысли я и задремал. В себя пришел от того, что мне на живот поставили холодную бутылку пива. Ну конечно, кто так изощренно может разбудить, как не наш психолог. Тебе хочется послать разбудившего далеко и конкретно, но кто пошлет в здравом уме человека, принесшего холодного пива в жару?
  Я нехотя открыл один глаз и посмотрел на эту ухмыляющуюся рожу:
  - Никакого уважения к начальству у тебя, Стас.
  - А то.
  - Могу поспорить, что ты опять задумал какою-нибудь пакость.
  - Почти угадал.
  Я вздохнул.
  - Черт с тобой. Давай свою пакость.
  Он плюхнулся рядом со мной на песок.
  - Слышь, начальство. Поговорить надо.
  - Ну, если надо, то говори. О ком или о чем?
  - О твоем шпионе.
  Я сразу пришел в себя. Всю сонливость как рукой сняло.
  - И что Берзин?
  - Посмотрел я на него сегодня попристальней. Прикинул его психопротрет. По всем выкладкам он вроде нормальный мужик.
  - Ты и раньше его прикидывал. И по схемам своим раскладывал. По твоей же рекомендации с него начали, а не с другого.
  - То была теория. Исходные материалы - только твои архивы. А теперь я на него вживую посмотрел, когда он военных потрошил. Да и сегодня в другой обстановке ...Он личность, Андрюха. И среди их серпентария он самый лучший. Это я тебе говорю.
  - Ну, нормальный, кто спорит. Но ты же сам знаешь, что у нас при ДЕЛЕ, такой должности как "нормальный парень" не предусмотрено. Ты или выполняешь свою работу, или нет. А мы сейчас опять в деле, Стас.
  Он некоторое время помолчал:
  - Мне кажется, что потянет. Может рассказать ему, что мы для него готовим?
  - Перебьется. Рано еще. Я его сейчас красными флажками обкладываю. Пусть окончательно влипнет так, чтобы назад хода не было. А то еще соскочит в последний момент.
  - Может его тогда кровью повязать? Как это у поэта:- Дело право, когда оно кроваво...
  - Нет. Пока это лишнее. Тут и так кровищи по колено. Я аж чувствую, как ею от них всех смердит. Лучше обстоятельства ему создавать. Безвыходные. Это продуктивнее в долгосрочной перспективе. Хотя, посмотрим, как карта ляжет.
  - Добро, это я так, к слову. Преамбула так сказать.
  - С подходцем значит, господин психолог, работаем? И что тогда не преамбула?
  Стас посмотрел на меня пристально:
  - Ты чего такой смурной последнее время ходишь?
  Н-да. А вот тут он попал в десятку. Придется говорить. Хотя очень не хотелось. Я вздохнул поглубже.
  - Стас, мне мама звонила... И при том несколько раз...
  Он сразу стал очень серьезным и внимательно на меня взглянул.
  - Как это звонила? Ты о чем?
  - Ну, не совсем она... Я же оставил у себя свою мообилку для связи, со всеми старыми номерами. Ноя там модернизировала что-то, но симка осталась. Так вот, с маминого номера звонки идут.
  Он настороженно спросил:
  - И что?
  - Ничего. Я кнопку соединения нажимаю, а в трубке только звук, как от ветра в проводах. Слышал, как ветер в проводах осенью в степи стонет и плачет? Вот так и здесь... Я номер на отслеживание звонков поставил без вызова. Так вот, звонки идут и идут... Ты никому не говори, пока. И еще у меня к тебе просьба. Повыясняй у наших ненавязчиво, может и у них что-то странное происходит. А они просто не говорят. Ты же их знаешь, молчать до последнего будут, пока совсем не припрет....
  - Ого. Интересные вещи творятся. Конечно, я выясню. И давно это происходит, с мобилкой?
  - Уже месяц. Я у Нои спрашивал, что и почему так может быть.
  - Что она ответила?
  - Как-то не очень понятно и туманно. Просто повторила, что говорила и раньше. Сказала, что этот мир нас начал активно отторгать. Как будто прежние нападения и якобы случайности, были из разряда пассивного сопротивления. Сейчас же начинается более коварное и выборочное давление. Теперь самые обычные вещи могут стать смертельно опасными. Знаешь, как у Хичкока, когда самым страшным предметом в доме может стать любимый плед, который тебя задушит во сне. Вот так и тут. Вроде из-за того, что мы на правильном пути. Кстати, а ты сам как?
  - Что как?
  - Не валяй Ваньку.
  - Нет, со мной все в порядке. Можешь быть уверен, что ты первый узнаешь, когда начнется что-то странное.
  - Договорились. Ладно, пошли твое пиво пить. Вон Олег уже рукой машет.
  
  С отдыха вернулись на следующий день, и настроение было рабочее. Мы с Берзиным снова разместились в кабинете, поговорили о том, о сем, попили кофе, потом я спросил:
  - Ну что, Ян Карлович, продолжим?
  - Давайте.
  - Тогда начнем с персоналий. Вам такие имена с псевдонимами, как Хейфец Григорий Менделевич - "Харон" и Ганс Киппенбергерг - "Печатник" о чем-то говорят?
  Берзин отрицательно покачал головой:
  - Первый раз слышу.
  - Может, по фотографии узнаете?
  - Попробую
  - Подождите минутку, сейчас их покажу.
  Я поднял трубку телефона:
  - Фарид ты уже на месте? Документы по остальным направлениям готовы? Хорошо. Пришли кого-то из своих с полным комплектом. В отельную папку пусть положат все фотографии. Как срочно? Как обычно у нас, еще вчера.
  Через несколько минут, кряхтя от тяжести, несколько курсантов внесли в зал четыре здоровенных железных ящика. Мне отдали тонкую папку, которую я сразу передал "Старику"
  - Вот держите фотографии. Встречались с кем-нибудь из них?
  - Нет, первый раз вижу. Я бы вспомнил, если бы хоть раз была даже мимолетная встреча.
  - Очень хорошо. Тогда я введу вас в курс дела, кто они. В делах есть полная справка, а я дам выжимку. Так вот - оба они нелегальные резиденты особой группы Сталина. "Харон" во Франции, "Печатник" в Германии.
  Начу с " Харона". Исключительно опасен и непредсказуем. Нестандартные поступки - его обычная линия поведения. Привязанностей нет. Никаких. Такие понятия как дружба, любовь, семья - для него не более чем абстрактные понятия. Авантюрист по натуре, но владеет редким качеством направлять свой авантюризм в логику поступков. Рискует всегда на грани. С разрабатываемыми работает только через инстинкты, считая, что использование обычных слабостей при вербовке малопродуктивно. Сталин его обычно посылает туда, где надо начать работу с чистого листа. Блестящий организатор. После того, как дело налажено, передает его новому резиденту, а сам исчезает, через некоторое время всплывая в другой стране. Сейчас работает в секретариате президента Франции обычным курьером. Как ни странно, он ближайший друг Лиона Фейхтвангера,
  О "Печатнике" - этот попроще, но дело свое знает тоже туго. Он сын гамбургского издателя, поэтому псевдоним ему дали "Печатник". Личностные характеристики посмотрите в деле. Скажу только одно - при малейшем подозрении, повторяю, при малейшем, подозреваемого убивает. По легенде для Тельмана, председателя ЦК компартии Германии, "Печатник" возглавляет разведслужбу компартии. На самом деле - работает только на Сталина. Хороший организатор. Создал агентурную сеть осведомителей в армии, полиции, в правительственном аппарате и военизированных организациях Германии. По личному приказу Сталинао вступил в НСДАП и делает там карьеру. Одной из основных его задач является выяснение взглядов среднего и высшего командного звена офицеров рейхсвера, какую позицию те займут в случае отстранения нацистов от власти.
  - Интересные ребятишки - пробормотал "Старик" - один будет стрелять на поражение только из-за подозрения, что человек соврал ему, будто съел на завтрак яичницу вместо котлеты. Другой работает исключительно через инстинкты, не опускаясь до простых невинных человеческих слабостей вроде жажды денег или зависти, но дружит с Фейхтвангером. Они же оба просто больны и социально опасны. Первый полный психопат, второй законченный параноик. Тут даже заключение врача не требуется. И что я должен сделать с этими милыми оригиналами? Заставить их соблюдать Библейские заповеди?
  - Хуже, Ян Карлович. Гораздо хуже. - Они должны захотеть украсть у завербованной вашей службой агентуры вот эти документы, которые лежат в четырех ящиках. Или сфотографировать. Но лучше украсть.
  - Скажите, что это вы так пошутили?
  - Я абсолютно серьезен, Ян Карлович.
  Берзин вздохнул:
  - Наша первая встреча, Андрей Егорович, началась с одной папки, в которой было мое расстрельное дело. C товарищами командирами мы обошлись одним, пусть и набитым доверху портфелем. Теперь в ход пошли документы целыми ящиками. Следующий раз, надеюсь, не железнодорожный контейнер будет?
  Я рассмеялся:
  - Это максимальный размер и вес. Обещаю, превышать не буду.
  - Хотелось бы вам верить - пробормотал он в ответ.
  Потом уже сухо и деловито произнес:
  - Про цель вы сказали. Теперь объясните, в чем состоит основной замысел операции?
  - Замысел операции, Ян Карлович, состоит в том, чтобы повлиять на Сталина, через его же агентуру влияния. Мы попытаемся применить его структуры против него.
  - Однако...
  - Ага. Он сам выпестовал этих людей и доверяет им абсолютно Они все прошли через его личную проверку. Поэтому должен будет поверить той информации, которую они ему принесут.
  - И что же в этих ящиках?
  - Деза, как водится.
  - Ну, это я понял. Хотелось бы конкретики.
  - В них документы, однозначно говорящие о том, что против него существует заговор, который будет реализован в ближайшее время. В январе 1934 г., в первый день работы 17 съезда ВКП(б).
  - Погодите. Так вы что, хотите, что бы он узнал, что Тухачевский с Якиром хотят его... того...?
  "Старик" сделал жест, как будто что-то выбрасывает.
  - Нет, я не хочу, чтобы он узнал. Даже более того, он ни в коем случае не должен догадываться о шалостях своего замнаркома обороны.
  - Пока ничего не понимаю. Так кто тогда?
  - ОГПУ со старой ленинской гвардией.
  Берзин хмыкнул:
  - Вообще-то я тоже "старая ленинская гвардия".
  - В этой комбинации вы в первую очередь военный. Давайте я подробнее объясню. Сталин должен быть уверен, что его решили убрать. Логика всей дезинформации построена следующим образом: часть "старой гвардии", ОГПУ и эмиграция пришли к соглашению, и генсек стал лишним в их новой схеме власти. Фактами такой договоренности будут документы, лежащие в этих ящиках. Они говорят о том, что операции "Синдикат" и "Трест", проведенные ОГПУ в отношении белой эмиграции, были лишь прикрытием наведения мостов между ОГПУ и "старой гвардией" с одной стороны, и эмиграцией с другой. Реальным же замыслом этой комбинации было: уничтожение наиболее одиозных фигур в белой эмиграции, так называемых "непримиримых" мешавших таким связям. И дискредитация с последующей ликвидацией фигур в России, которые могли случайно вывести на заговорщиков. В документах, которые для Сталина должны выкрасть его люди, однозначно прослеживаются связи, говорящие о том, что такие контакты между белоэмиграцией, ОГПУ и "старой гвардией" возникли не на пустом месте, и что основные фигуранты прошли через вербовку в третьем Отделении Департамента Имперской полиции.
  Берзин жестом попросил не продолжать и на некоторое время задумчиво смотрел куда-то в сторону. Потом, придя к каким-то своим выводам, перевел взгляд на меня и сказал:
  - Это будет трудно связать и доказать. Тут должны быть железные аргументы. У Сталинао работают, судя по всему, прекрасные аналитики в Коминтерне.
  - Аргументы будут, Ян Карлович.
  - Например?
  - Например, отпечатки пальцев на письмах, расписках. Согласитесь, что для вашего времени, создание таких отпечатков на фальшивках кажется невыполнимым. Вашей агентуре будет необходимо лишь намекнуть на факт их наличия на документах, а дальше все будет делом техники для спецов из Коминтерна.
  - Здесь вы правы. Этого я представить себе не могу.
  - И еще. В ближайшее время будет украдена большая часть архива Бурцева, Владимира Львовича в Париже. Того Бурцева, который вычислил Азефа как основного провокатора третьего Отделения Департамента Имперской полиции.
  - Ого. Вы даже знаете, где он хранит свой архив? Мои люди как-то совместно с ИНО проводили операцию по выяснению местоположения архива. Едва ноги унесли от белогвардейской "Внутренней линии", которая начала форменную на них охоту, только при единственном упоминании фамилии Владимира Львовича.
  - Да, знаю. Скажу больше. Так же будет ограблен архив Русского общевоинского союза, находящийся в настоящее время в Свято-Троицком мужском монастыре в Джорданвилле, США. И по этому поводу начнется большой шум в прессе, естественно говорящий, что это все происки ОГПУ.
  Берзин задумчиво проговорил:
  - Так вот где они его хранят, - потом как будто очнулся и, смутившись, сказал:
  - Извините, Андрей Егорович. Просто задача найти архивы РОВС и Бурцева стоит перед всеми службами как одна из первоочередных. А тут раз, и так просто... Значит в Свято-Троицком мужском монастыре в Джорданвилле... Никогда бы не подумал. А вы знаете, если действительно будет большой шум в прессе, то должно сработать.
  - Шум, и даже галдеж я вам обещаю, Ян Карлович. Вы же должны будете сделать так, чтобы Харон и Печатник получили информацию, что якобы выкраденная часть архивов была совместной операцией европейских спецслужб для контроля над русской эмиграцией. Особо отмечу, что в документах будет также переписка, указывающая на то, что военных в лице отцов-командиров, которых вы так умело допросили, ОГПУ зондировало на предмет вхождения в заговор, но они отказались. Это вынудит Сталина пойти на контакт с высшим командным составом РККА, что еще больше усилит недоверие Тухачевского и Якира к нему и подтвердит нашу первую дезу, что генеральный секретарь начинает демонстрировать им все более возрастающее доверие.
  Берзин мрачно улыбнулся:
  - Если вы сейчас мне скажете, что на этом все, я вам не поверю.
  - Правильно думаете. Это действительно не все. Я дам вам фамилии людей в белой эмиграции, которые работают на ИНО ОГПУ. Это - Сергей Николаевич Третьяков - он же "Иванов" председатель Русской торговой палаты, а также - заместитель главы Российского торгово-промышленного и финансового союза - Торгпром и жена генерал-майора Скоблина, певица Надежда Плевицкая. Работает под псевдонимом "Фермерша". Знакомые фамилии?
  - Да, но... никогда бы не подумал. Надо отдать должное, люди Артузова работают хорошо.
  - Согласен. Фамилии неожиданные и на слуху, но факты есть факты. Так вот. Вам необходимо будет создать ситуацию, при которой эти двое захотят выйти также на вашу агентуру, через которую просочится информация, что Сталин готовит замену всего руководящего состава ОГПУ с помощью военных. И все это также произойдет на 17 съезде. Для этого через своих людей вбросите им информацию о внутренней группе Коминтерна, которая якобы по приказу Сталина проведет ряд диверсий в стране к съезду для дискредитации и показа несостоятельности руководства ОГПУ. Диверсии будут, я вам обещаю. Их проведут мои люди.
  Берзин сощурил глаза и очень внимательно на меня посмотрел:
  - Андрей Егорович, но ведь это получается...
  - Да, да. Именно получится в итоге, что все будут против всех. И должны выступить в один день. Это называется управляемый хаос.
  - Интересное определение. Сами придумали?
  Я улыбнулся:
  - Нет, не сам. Ваши коллеги по плащу и кинжалу. Правда, из другой епархии. Можно сказать, антипода.
  - И что следует из этого выражения?
  Я внимательно на него посмотрел:
  - Помните, я вам обещал фильм показать, что у нас было после 1940 года?
  - Да, помню. Вы тогда сказали, что время просмотра еще не пришло.
  - Так вот, это время скоро настанет.
  Но пока давайте остановимся на конкретных делах, Ян Карлович. Пусть схема заработает. Что она заработала, мы узнаем из того, что в ближайшие месяцы Сталин пригласит всех военных на совещание, на котором определит для них задачи, выходящие за рамки обычной боевой подготовки. Тогда и поставим окончательную точку. И фильм посмотрим. А сейчас просто займитесь вопросами передачи документов. Без этого - все, о чем мы сейчас говорили, просто теоретизирование. Как вы думаете переправить документы?
  Берзин на минуту задумался:
  - Знаете, мне положено по инструкции проверять свою особо важную агентуру. Поэтому я этим делом займусь сам. Выехать смогу недели через три-четыре. Вас такие сроки устраивают?
  - Да, устраивают. В последний день перед отъездом просто наберите на своем правительственном телефоне три двойки и назовите место и время встречи. Мне все передадут. Как я вам говорил, прослушки не бойтесь.
  
  Проводив Берзина, я уже было собирался еще немного поработать, когда позвонил Вася Лупандин:
  - Андрей Егорович, мне с поста внешней охраны сообщили, что "Старик" уже ушел. Я не хотел вас беспокоить до его ухода.
  - А что случилось?
  - Пока мы отдыхали, у нас появились гости. И поскольку они появились во время дежурства моих людей, о посетителях вам докладываю я.
  - Какие гости?
  - Похоже на элементарное прощупывание. Они сейчас под охраной. Я бы хотел, чтобы вы взглянули на них.
  - Хорошо. Давай подходи, я буду готов через пять минут. Поведешь показывать.
  Когда я вышел из кабинета, Лупандин уже ждал меня возле дверей.
  - Пойдемте, они все внизу, в комнате возле гаража.
  Мы спустились по лестнице, прошли охрану в подвал и оказались в небольшой комнате. Возле одной из стен, с черными мешками на головах, со скованными за спиной наручниками, на коленях, стояли шесть человек. Все они были раздеты догола, а их вещи грязной кучей валялись в углу. По бокам от них, наведя стволы автоматов, находились двое курсантов.
  Я взглянул на Касатку:
  - Как они к нам попали?
  Он повернулся к сопровождавшему нас курсанту.
  - Слепень, докладывайте.
  Тот коротко отрапортовал:
   - Их засекли еще на подходе к объекту через камеры слежения. Я был старшим по охране и дал команду ничего не предпринимать сразу, а просто вести наблюдение. Двое из них закинули "кошки" с веревками на стену и по ним забрались наверх. Они страховали остальных, пока все не перебрались через ограду. Наша внешняя охрана, по моему распоряжению, рассредоточилась и не проявляла себя. Эти, - он указал на задержанных, - осмотрели двор, и, по-видимому не найдя ничего интересного, начали вскрывать входную дверь отмычкой. Им позволили ее открыть. Когда они проникли в дом, я дал команду на задержание. Хочу особо отметить, что при аресте все пытались применить приемы рукопашного боя.
  - Обыскали? Оружие при них было? Документы?
  - Да, обыскали. Документов нет никаких. При себе каждый из них имел по пистолету и ножу. У всех с собой, в металлических фляжках, хлороформ. Перед тем как вскрыть дверь, они надели респираторы.
  - Предварительно допрос проводили?
  - Да.
  - Что отвечают?
  - Выдают себя за уголовников. Говорят, что им наколку дали. Якобы здесь музейное хранилище и его охраняет только ВОХР. И они его решили пощупать "за вымя".
  Я вопросительно на него взглянул:
  - Ваши предположения?
  - Считаю, что они не уголовники.
  - Почему?
  - Слишком тактически грамотно себя вели. Очень похоже на выполнение наставления по проникновению на охраняемый объект. Мы такое в самом начале на "промывке" изучали.
  - Что предлагаете делать?
  Слепень помялся и бросил короткий взгляд на Лупандина.
  - Я предполагал сразу "правду" уколоть, но...
  Тут в разговор вмешался Касатка.
  - Нога против.
  - Почему?
  - Говорит, что ему курсантов тренировать надо
  - И что он хочет?
  - Экспресс-допрос...
  Ого. А дело-то серьезное. Похоже, Стас решил переходить к последнему этапу обучения.
  - Дай-ка связь с подполковником.
  Лупандин набрал код на рации и протянул ее мне. В наушнике раздался голос Стаса.
  - Здесь Нога.
  - Стас, это Егоров. Я тут в подвале на гостей смотрю. Мне передали, что ты экспресс-допрос предлагаешь, вместо "правды".
  - Да. И не предлагаю, а требую.
  - Ты уверен, что пора...?
  В ответ раздалось сухое:
  - С каких пор ты стал меня учить моей работе?
  - Эээээээээ... извини.
  Он сразу сменил тон:
  - Старина, не вмешивайся. Занимайся своими делами, а я буду заниматься своими. Все курсанты должны через это пройти. Это входит в план программы.
  - Хорошо. Отбой связи.
  Я вернул рацию Касатке.
  - Действуйте по инструкции подполковника. Результаты доложите вместе. Я буду у себя.
  Лупандин коротко скомандовал Слепню:
  - Резервную группу ко мне.
  Потом повернулся к одному из охранников:
  - Начинай с первым.
  Когда я уже закрывал дверь, за моей спиной, раздался дикий, нечеловеческий крик одного из наших гостей, переходящий в хриплый вой смертельно раненого животного...
  Через два часа в дверь кабинета постучали. Это были Стас с Лупандиным.
  - Разрешите?
  - Да, садитесь и докладывайте.
  Касатка прокашлялся:
  - Если коротко, то пятеро являлись оперативной группой ОГПУ. Их задача была осмотреть объект, нейтрализовать охрану и унести с собой оборудование, или часть его, мешающее прослушке Берзина. С их слов, он давно "под шляпой" Секретно-политического отдела. С некоторых пор, по видимому, после начала наших с ним контактов, прослушивать его не удается. Поэтому начальство, с санкции, идущей от самого Менжинского, дало команду выяснить, что здесь происходит.
  - Ну, этого стоило ожидать. Погоди, ты сказал пятеро. А что шестой?
  - Это пусть Станислав Федорович доложит.
  Я вопросительно взглянул на Стаса:
  - Что-то особенное?
  - Да, можно сказать и так.
  - А конкретнее?
  - Конкретного мало. Шестой оказался каким-то странным. На удивление, даже "правда" не помогла после допроса. Он вообще пустой.
  - Что значит пустой?
  - Это значит, что он не помнил кто он, не знал, почему он с этой группой. Повторял только одно: "Я обязан смотреть, я обязан смотреть". Это все, что от него удалось добиться. Хотя, все пятеро указывают на него, как на участника группы. И до начала их операции он вел себя вполне адекватно. Похоже, амнезия наступила внезапно. А врать они не могут. После экспресс-допроса лгать, как и после "правды", физически невозможно. У меня по этому человеку есть свое мнение.
  - Выкладывай.
  - Поведение и состояние этого шестого из той же группы странностей, что происходили, да и как я уверен, будут происходить в будущем. Просто пока надо занести случай с ним в статистику и продолжать набирать факты. Лучшего пока предложить не могу.
  - Согласен. Что с гостями?
  Стас сделал ничего не выражающее лицо и холодно ответил:
  - Их больше нет. Это не твои проблемы.
  
  Мелкий, унылый дождь зачастил еще с утра. Он шел весь день, и было похоже, что не прекратится даже ночью. Казалось, что осень незаметно и тихо вступила в свои права, оттерев плечом последний месяц лета.
  В надвигающихся сумерках люди в столице, зябко спрятав головы в плечи, укрываясь от дождя под зонтами, стремились быстро покинуть негостеприимные улицы и спрятаться в теплых квартирах. Город угрюмо смотрел на своих жителей тусклыми глазами желтых окон и вместе с ними надеялся, что все завтра изменится. Что завтра опять вернется лето и он тоже сможет радоваться солнечному свету и теплу. Ни он, ни его жители из-за низких туч не могли видеть, как с юго-запада, на высоте пяти километров, почти бесшумно вращая винтами, подлетели четыре дирижабля и рассредоточившись, зависли прямо над центром. Четвертый дирижабль выполнял роль ретранслятора и поэтому располагался на километр выше.
  В гондоле одного из аппаратов, облаченные в высотные костюмы, распологались семь человек и Горе. Эти семеро были сегодня его группой активной защиты. На нем же лежало выполнение основной задачи. Он должен был поставить на прослушку главные кабинеты ОГПУ на Лубянке. У команд оставшихся двух дирижаблей были аналогичные задания. Они должны были проникнуть в наркомат по военным и морским делам и 1-ый корпус Кремля. Тишину в гондоле нарушал только шорох эфира в рации, да едва слышный гул электродвигателей, вращающих винты дирижабля. Внезапно прошел сигнал вызова. Близкий голос Фарады произнес:
  - Четвертый. Прием. Как слышите? Доложите обстановку.
  Горе передвинул тумблер на панели:
  - Мы на месте. Координаты - отклонение полтора метра от заданных.
  - Самочувствие?
  - В норме.
  - Напоминаю, время до "зет" минус два часа. Изменений в плане нет. Действуйте по инструкции. Повторите.
  - Понял. Изменений в плане нет. Действовать по инструкции.
  - Следующей сеанс за три минуты до "зет". Подтвердите.
  - Вас понял. Следующий сеанс за три минуты до "зет".
  - Отбой связи.
  Горе повернулся к своим спутникам и по внутренней связи сказал:
  - Изменений нет. Действуем по плану. Сейчас всем отдыхать.
  В соответствии с наставлением, он откинулся на спинку кресла и выбросил из головы весь план предстоящей операции, который в него вдалбливали последние десять дней. Нога им объяснил, что перед выполнением задания, надо обязательно от него отключиться, иначе "перегоришь". Поэтому Горе начал просто перелистывать в памяти последние произошедшие с ним события.
  Их передислоцировали в московские казармы месяц назад. До момента перевозки командиры как с цепи сорвались. Давали спать не больше четырех часов в сутки. Все остальное время занимали тренировки и "промывка". Если бы не Нога, который научил курсантов "быстрому сну", пришлось бы совсем тяжко. Подполковник работал с каждым индивидуально при обучении, сам почернел от нагрузок, но своего добился. Теперь они умели мгновенно отключаться на заданное самому же себе время и после этого продолжать работать, как после полноценного отдыха. Но даже этого времени оказалось впритык. Их постоянно вывозили на заброшенный завод под Брянском, в развалинах которого они проходили тренировку по боям в городе и захвату особо охраняемых объектов.
  Целью одного из занятий было научить курсантов организовать уничтожение специально охраняемой персоны. Ее надо было найти в одном из зданий завода, которое по замыслу выполняло роль охраняемого объекта. Охранять "персону" должны были их командиры взводов с приданной им группой усиления из курсантов.
  Даже сейчас, по прошествии нескольких дней, вспоминая все случившееся, Горе непроизвольно вздрогнул. На том занятии он был старшим группы захвата и решил применить военные хитрость со смекалкой, которые, как известно, помогают русскому солдату города брать. Его план был изящно коварен и подразумевал проникновение по локальной сети в тактический ноутбук Ноги, который был мозгом охраны персоны. Операция по взлому защиты компьютера прошла без сучка и задоринки. За три минуты Горе скачал план организации охраны с ее местоположением. Потом убрал за собой все следы присутствия и вышел из сети. Он построил весь свой план на внезапности. Распределив функции среди подчиненных, сам еще за два часа до начала операции пробрался в помещение в подвале завода, где по замыслу эту персону должны были охранять. Там он взобрался на бетонную балку, включил свой комбинезон-"хамелеон", который им выдали для тестирования, в боевой режим, и принялся ждать. Время шло, но ничего не происходило. Он уже с тревогой начал посматривать на часы, когда на него сверху упало что-то тяжелое. Его придавило так, что стало трудно дышать, и прямо над ухом он услышал голос Фарады:
  - Лежи тихо, хакер мелкотравчатый. В реале ты уже должен валяться дохлый внизу. Кивни головой, если меня слышишь.
  Горе нехотя кивнул.
  - Молодец, понятливый. Теперь давай правую руку назад и медленно.
  Он почувствовал, как большой палец протянутой назад руки охватил мининаручник.
  - Теперь левую руку.
  Большие пальцы рук оказались скованными. После этого, не церемонясь, лейтенант просто спихнул его с трехметровой высоты.
  Их выловили всех, превратив загонщиков в дичь. Оставшихся без своего командира людей заманили в ловушку с радиоуправляемыми имитаторами противопехотных мин. Они еще три дня ходили в синих разводах от краски, которыми эти мины были наполнены.
  На разборе итогов с таким треском проваленной операции выяснилось, что Фарада ему сам расставил ловушку, проработав возможные действия своего подчиненного с "психологами", приданными к группе охраны. И пока Горе с упоением скачивал фальшивый план операции с ноутбука Ноги, в это время его начальник цинично и с не меньшим упоением засовывал в ноутбук курсанта "червя". Ведь по инструкции Горе также должен был иметь свой план операции. Его-то вирус и перекачал Фараде. Дальше все было делом техники. Как заявил сам лейтенант, наблюдать за лежащем на бетонной балке, как кот, спасающийся от собак, Горем, было забавно. И его, Фарады, самым сильным и единственным желанием было сдержаться, чтобы не рявкнуть этому ламеру ушастому сверху "Гав!!". А потом посмотреть, что из этого выйдет.
  Начальник не пожалел красок, описывая, как его подопечный, сопя и кряхтя от усердия, размещался на балке. Как тот пытался чесаться сквозь шлем "хамелеона" и ковырять в носу. От этого рассказа Горе попеременно то бледнел, то краснел от обиды и унижения. Но стоически молчал, лелея внутри себя жуткие и страшные планы мести, самым невинным из которых был форматнуть диск на ноуте своего шефа.
  Горе, освобождаясь от тяжких мыслей, вздохнул, поерзал в кресле, устраиваясь удобнее. Достал шоколадку из сухпайка, чтобы заесть горькие воспоминания, и решил думать о чем-то более позитивном. Например, о Москве.
  Перед отъездом в казармы Нога их всех построил и объявил, что будет меняться тактика занятий, но не цели. Что они будут продолжать тренироваться на полигоне, регулярно выезжая туда взводами по ночам. Но при этом еще и изучать карту столицы на практике.
  Покачиваясь с пятки на носок и глядя на них насмешливо, психолог заявил:
  - За вами могут наблюдать. Да что там, будут. Рядом дислоцирована рота ОСНАЗ. Вам надо добиться, чтобы о вас вынесли определенное мнение и мнение должно быть отрицательным. Запоминайте, головорезы, кто на виду, тот вне подозрений. Вы будете жить в двух казармах. В них поддерживать умеренный бардак. По легенде, вы все представляете две роты разгильдяев, которых собрали для разгрузочно-погрузочных работ из разных частей на полгода. Кого для таких работ обычно выделяют, Горе?
  - Самых ненужных и недисциплинированных, товарищ подполковник.
  - Молодец. Соображаешь. Поэтому, кого увижу побритым - десять километров в полным боевом на полигоне. Но не переусердствуйте. Трехдневная щетина это самое то, что требуется. За чистые сапоги - просто пять километров. Массовых драк не устраивать, но за казармами, когда будут видеть "соседи", можете проимитировать мордобой, один на один. Для полноты картины разрешаю непотребно ругаться. Боевые приемы - запрещены. Будет подозрительно, если вы не будете курить. И хотя курево вы еще не заслужили, я личным приказом снимаю с вас этот запрет командиров взводов.
  Тут подал голос стоящий рядом с Горе Молчун:
  - Разрешите вопрос, товарищ подполковник?
  - Давай свой вопрос.
  - А водка? Водку для имитации можно? Грамм по сто, не больше. Для легенды будет очень продуктивно
  Нога начал ухмыляться еще сильнее:
  - Можешь рот полоскать, а внутрь... Хотя попробуй.
  Это "попробуй" было сказано с такой гаденькой ухмылочкой, что Молчун даже отступил назад и сделал непроизвольное движение спрятаться за спинами товарищей.
  - Понял, только полоскать.
  - Ну, вот и умница. Догадливый. Еще вопросы?
  - А вы?
  - Что я?
  - Тоже только будете полоскать?
  - У меня спецзадание Егорова, хе-хе... Я должен наводить мосты с командиром роты ОСНАЗ.
  Весь строй завистливо вздохнул...
  От воспоминаний Горе оторвал звук вызова по рации:
  - Четвертый, "зет" - минус три минуты. Готовность "раз". Подтвердите.
  - Понял, готовность "раз".
  Он повернулся к своей семерке.
  - Готовность номер один.
  Курсант, остающийся в дирижабле и отвечающий за их обратную эвакуацию, начал включать свое оборудование. В это время снова заработала рация:
  - Четвертый. "Зет" - ноль. Пошел.
  - Принято. "Зет" - ноль.
  Горе кивнул остающемуся:
  - Начинай спуск.
  Дирижабль начал тихо и быстро опускаться. На высоте один километр, они все быстро освободились от высотных костюмов и остались в "хамелеонах". У каждого включился режим 'свой - чужой'. Для постороннего взгляда на месте курсанта в кресле теперь сидела нечеткая тень, которую можно было заметить только краем глаза.
  Три автоматических радиомаяка, еще позавчера установленные на близлежащих строениях рядом со зданием ОГПУ, координировали спуск. В гондоле потемнело. Это на высоте в пятьсот метров их аппарат вошел в тучи. Они знали, что в этот момент на земле вырубилась подстанция, питающая электричеством центр города, и он весь погрузился в темноту.
  Командир роты охраны Лубянки был в плохом расположении духа. Весь день сегодня шел наперекосяк. Вчера вечером, по дороге со службы, он зашел как обычно в рюмочную перехватить свои законные сто пятьдесят, которые он бы никогда не получил дома от своей благоверной. Да и на службе на такие походы посмотрели бы косо. Поэтому он быстро выпивал дозу и двигал домой. Но вчерашняя порция перцовки явно пошла не в жилу. Как всегда, он забрал свой стакан у буфетчицы Фроси и встал за столик, за которым расположилась небритая личность потрепанного вида. В это время его кто-то его окликнул, он оглянулся, но окликнувший был ему незнаком. Тот развел руками, мол, обознался. Командир пожал плечами, кинул водку в рот, заел бубликом и направился домой. Но через десять минут вдруг почувствовал, что его почему-то развезло так, как будто он принял все пятьсот одним махом и без закуски. Вот и сегодня он оставался почему-то пьяным, хотя запаха не было. Мысли ворочались в голове тяжело и медленно. Хотелось просто лечь и выспаться.
  С солдатами роты тоже были неприятности. По всей вероятности, повар бросил некачественное мясо в котел на ужин. Теперь начальник караула сообщал, что весь караул мается животами и приходится часовых расставлять через два поста на третий, что категорически запрещалось. Ответив, что займется этим вопросом, командир роты положил трубку телефона. Спать хотелось неимоверно. И когда он уже совсем было намеревался махнуть на все рукой и прикорнуть за столом на часок, раздался еще один панический звонок от начальника караула:
  - Пожар в гараже на складе ГСМ!!!
  В этот момент выключился свет и связь прервалась...
  
  Их дирижабль, бесшумно вращая винтами, вышел из туч и завис в десяти метрах над зданием ОГПУ. Выбросив тросы из гондолы, вся группа по ним быстро соскользнула на крышу. Внизу, чуть в стороне, сильно дымя, полыхал пожар. Горе прошептал в нагубный микрофон:
  - Мы на месте.
  - Приступайте.
  Все их действия и обязанности были заранее оговорены. Поэтому один из группы защиты скинул с плеча рюкзак и достал из него вакуумную присоску. Взяв ее двумя руками, приложил к крыше. После этого дернул на себя и кусок кровельного листа тихо отошел. Отложив его в сторону, достал из того же рюкзака металлическую флягу, и жидкостью из нее полил по периметру доски под кровлей. На мгновение резко запахло прелью и трухой. Той же присоской оторвал деревянный прямоугольник и положил его рядом с куском кровли.
  - Готово.
  Они протиснулись в проем и оказались на чердаке. Следуя разработанному плану, побежали в угол, где была установлена решетчатая дверь. Пришло время действовать Горю. Он просунул руки между прутьями решетки и провел по сургучной печати, которой дверь была опечатана, ручным сканером. Тут же на его поясе зажужжал портативный принтер, вырезая из заготовки отсканированную печать. Через минуту Горе держал в руках необходимый слепок.
  В наушнике рации раздался голос Фарады:
  - Четвертый, доложите обстановку.
  - Идем по графику, вскрываем первую дверь.
  - Понял. Продолжайте.
  Открыть простой замок было делом одной минуты. Горе жестами показал группе прикрытия:
  - Ваша очередь.
  Один остался с ним, а остальные растворились впереди. Он знал, что там происходит. Перед часовыми, стоящими на этажах здания, освещенных только тусклым светом дежурных керосиновых ламп, мелькает тень, они на мгновение чувствуют удушье, а потом впадают в оцепенение. Мыслей у них нет, они ничего не видят и не слышат. Только стоят как статуи. Потом, когда они придут в себя, удивятся, что прошло столько времени. Им покажется, что они лишь на мгновение почувствовали себя плохо.
  Появился один из ушедших вперед.
  - Проход свободен.
  Курсанты бегом спустились до третьего этажа и остановились возле отдельного коридора, перед входом в который стояли двое солдат в форме ОГПУ и невидящими глазами смотрели прямо сквозь них. В этот момент пришел сигнал от Фарады:
  - Четвертый. У вас остался час и тридцать две минуты.
  - Пока в графике. Входим в коридор с кабинетами начальника и его заместителей. Сюрпризов нет.
  - Продолжайте операцию.
  Но сюрприз все же был. Двери оказались под сигнализацией неизвестного типа.
  В голове Горя мелькнула схема из учебника по теории электротехники , который первым ему дал Фарид на "промывке". Ругнувшись про себя, он начал рыться в рюкзаке. Нужна была тонкая металлическая пластинка в десятую долю миллиметра. Ничего подходящего не было. Вдруг он вспомнил и, еще раз выругавшись, вызвал по рации того, кто оставался в дирижабле:
  - Где остатки сухпая, который мы сегодня ели?
  - Тут, в мусорном блоке.
  - Доставай немедленно из него фольгу от шоколада и спускай ее на тросе в отверстие, которое мы сделали.
  - Вы там вообще сбрендили или той гадостью надышались, которой в морду солдатам пшикаете?
  - Отставить разговоры. Выполнять.
  - Есть выполнять.
  Горе резко повернулся к одному из сопровождающих:
  - Ты. Мухой наверх, и чтобы через пять минут фольга была у меня.
  Ровно через пять минут, вставив в зазор между контактами датчика сигнализации кусочек фольги, он осторожно потянул на себя дверь в кабинет начальника ОГПУ, с замиранием в сердце ожидая звука сирены. Но было тихо. Его план сработал. Горе перевел дух. Дальше было дело техники. Он достал два пневмопистолета и выстрелил из первого в потолок. Из ствола вылетела и прилепилась к потолку нашлепка радиомикрофона толщиной и размером с ноготь детского мизинца. Он выстрелил из второго. Прямо над столом начальника ОГПУ появилась видеокамера размером с гречишное зерно под цвет потолка. В наушнике раздался голос Фарады:
  - Начал прием. Наблюдаю и слышу вас. Переходите к следующему объекту.
  Они повторили туже процедуру вскрытия и установки прослушки во всех кабинетах заместителей Менжинского. Пока Горе вскрывал следующую дверь, один из группы защиты закрывал и опечатывал предыдущую. Через полчаса все было закончено. Тщательно проверив, не оставили ли после себя каких-нибудь следов, скользящими тенями вернулись на чердак и там вылезли через проделанное отверстие. В то время как Горе вызывал дирижабль, первый из группы, тот который в начале операции вскрывал крышу, приставил на место деревянный щит, скрепив его по периметру клеем. Так же поступили и с кровельным железным листом. И теперь даже опытный взгляд не смог бы определить место проникновения в здание на Лубянке. Пока они поднимались по лебедке на тросах в гондолу, их дирижабль успел подняться наверх за тучи. Там его уже ожидали три других аппарата. Они все вместе плавно развернулись и с набором высоты ушли в юго-западном направлении.
  Дождь над Городом зарядил сильнее...
  
  ***
  Председателю ОГПУ СССР при СНК СССР тов. Менжинскому В.Р.
  Рапорт N 345/78
  Экз. Единств. Сов. секретно
  Тема: "Седой"
  Дата: 03.06. 33 г.
  Настоящим докладываю, что оперативная группа ОГПУ, направленная в соответствии с вашей санкцией для проверки "Тупика", исчезла. Все попытки определить ее нынешнее местоположение, результатов не дали. Считаю, что группа уничтожена охраной объекта. Так же стало известно, что в вероятный день ликвидации группы, "Седой" находился в "Тупике", проводя инструктаж забрасываемой 4-ым управлением РККА загранагентуры. Прошу вашего указания на дальнейшие действия.
  
  Начальник Секретно-политического отдела ОГПУ СССР при СНК СССР
  Молчанов Г.А.
  
  Резолюция. Продолжить наблюдение за "Седым" всеми доступными средствами. Поиск спецгруппы прекратить.
  Менжинский В.Р.
  
  Глава 7.
  
  Рабочий день банковских "гномов" был в самом разгаре, когда к старому, солидному зданию на Банхофштрассе 14, в центре Цюриха, приблизился хорошо одетый мужчина средних лет. Он с интересом прочитал большую, натертую до блеска медную табличку, с надписью на немецком, французском и русском языках, хмыкнул, чему-то улыбнулся и поднялся по широким ступеням. Толкнул тяжелую дубовую дверь, которая на удивление легко поддалась, и оказался в большом светлом холле, перегороженном пополам стеклянной стеной.
  К нему сразу же подошел высокий, спортивного вида служащий в деловом костюме и доброжелательно спросил:
  - Я вам чем-то могу помочь, господин?
  - Да, пожалуй. Это же приемная фонда "Общества ревнителей русской истории"? Я не ошибся?
  - Нет, господин, вы не ошиблись. Это действительно приемная фонда "Общества ревнителей русской истории".
  - Я хотел бы встретиться с председателем фонда господином Юденичем. Куда мне обратиться?
  - Простите, господин...?
  - Господин Егоров.
  - У нас своеобразная процедура прохода в помещение фонда, господин Егоров. Не могли бы вы для начала зайти в соседнюю комнату? - служащий показал рукой на неприметную дверь в стене.
  - С какой целью?
  - Небольшая формальность. Наш человек проверит, не вооружены ли вы. Не больше. Просто у нас было несколько случаев, когда наши посетители проносили оружие, а потом угрожали им. Прошу нас понять.
  - Даже так... Ну что же, давайте следовать вашим правилам. Ведите.
  В комнате за неприметной дверью мужчину профессионально обыскали два клерка с ухватками полицейских. Ничего не найдя предосудительного, они вежливо извинились и проводили его назад в холл. Там его опять встретил служащий.
  - Все в порядке, господин Егоров. Еще раз просим извинить нас. Вам вот сюда, прямо по лестнице наверх, а потом направо. Там наш секретариат. Пойдемте, я вас провожу.
  В большой приемной, на втором этаже, служащий представил мужчину миловидной женщине средних лет, деловито перебирающей бумаги за большим столом, и незаметно удалился.
  - Добрый день барышня, мне надо увидеться с господином Юденичем.
  - Простите, но у нас порядок. Вы должны записаться на прием. Господин Юденич никому не отказывает во встрече, но посетителей так много, что необходимо будет подождать несколько дней.
  Мужчина пробурчал под нос непонятную фразу про неистребимую русскую бюрократию, которая умудрилась свить гнездо даже Швейцарии, и даже в этом времени, достал из портмоне свою визитную карточку и протянул помощнице.
  - Не могли бы вы передать ее прямо сейчас? Уверяю вас, господин Юденич очень будет рад меня увидеть немедленно.
  Помощница внимательно прочитала и вдруг изменилась в лице.
  - Прошу меня простить, господин Егоров. Мне говорили, что вы можете появиться внезапно. Я немедленно о вас доложу. Присядьте пока в это кресло.
  Она быстро подняла трубку телефона и проговорила:
  - Николай Николаевич. К вам Егоров, о появлении которого вы предупреждали. Да, да. Я поняла.
  Сотрудница не успела положить трубку, как дверь, ведущая в кабинет председателя фонда, широко распахнулась. Из нее, радостно улыбаясь, вышел начальник и устремился к посетителю.
  
  Юденич действительно был мне рад. Это чувствовалось во всем, во взгляде, в жестах, по тому, что не знал, куда меня усадить. В конце концов, указав мне на кресло за журнальным столиком в углу кабинета, сказал:
  - Так, ни слова о делах, пока я не выполню то, что давно хотел.
  После этого заговорщицки подмигнул и достал из сейфа бутылку армянского коньяка. Поставив ее передо мной, потер руки и проговорил:
  - Сейчас лимончик организуем.
  Он поднял трубку одного из многочисленных телефонов на рабочем столе:
  - Наталья Ивановна, голубушка, зайдите ко мне.
  Когда помощница, постучавшись, вошла, Юденич ей сказал:
  - Позвоните, пожалуйста, в наш буфет, чтобы срочно принесли для нас лимон и что- нибудь эдакое из закуски. Это первое. И второе, самое важное. Меня на месте нет ни для кого.
  - И даже для Александры Николаевны?
  - И даже для нее.
  - Будет исполнено, Николай Николаевич.
  Через несколько минут, когда официант, сервировав столик, вышел, генерал, сам разлив коньяк и подняв рюмку, проговорил:
  - Давно хотел сказать вам одну вещь.
  - Какую, Николай Николаевич?
  - Простое человеческое "спасибо", Андрей Егорович. За подаренную жизнь. За возможность продолжать ей радоваться.
  - А, перестаньте. Не будем об этом. Лучше давайте ваш коньяк пить. Ваше здоровье.
  - И ваше. За успех всех ваших начинаний. Прозит.
  - Прозит.
  Когда мы ополовинили бутылку, болтая о разных пустяках, Юденич хитро на меня посмотрел:
  - Ваше появление на моем горизонте, Андрей Егорович всегда ведет к большим переменам. И вы не просто так завернули на огонек. Я угадал?
  - Угадали, Николай Николаевич.
  - Прежде чем вы начнете, хотел бы поставить вас в известность о делах в фонде.
  Я позволил себе ввести вас в его соучредители. И еще. В банке, который мы создали по вашему предложению, теперь основным дольщиком являетесь вы. Я взял себе десять процентов, у директора банка Леонтьева пять процентов, а все остальное зарегистрировано на ваше имя. Прошу вас, не перебивайте. Я не мог поступить по-другому. Иначе мне все эти деньги, которые вы нам переводите и которые мы получаем как прибыль, от шахт в Южно-Африканском Союзе и Колумбии, просто будут жечь руки. Я сейчас отдам распоряжение, чтобы подготовили сводки по расходам и готов отчитаться за каждую копейку.
  - Все это лишнее, Николай Николаевич. Я вам верю на слово и не надо мне всех этих отчетов. Все равно я мало что в них понимаю. Но я хотел бы, чтобы вы пригласили сюда вашего директора банка, у меня для вас обоих есть деловой разговор. Как вы думаете, вашему Леонтьеву можно всецело доверять?
  - В каком плане?
  - В плане щепетильности и умения не ставить лишних вопросов. Дело, которое я хочу вам предложить, лежит в плоскости экономики. Все законно, но требует выдержки и умения держать язык за зубами.
  - Я думаю, что он это умеет. Не задает ненужные вопросы по происхождению денег, которые к нам приходят с вашего счета из Лионского кредита. И спокойно проводит через наш банк, которым управляет, деньги, полученные от продажи золота и драгоценных камней.
  - Как он отнесется к тому, что ему надо будет провести сложные операции по переводу золота в английские фунты и доллары США?
  - На какую сумму?
  - Сто миллионов. В золоте это будет порядка девяноста пяти тонн.
  Юденич округлил глаза:
  - Простите, я не ослышался? Вы сказали сто миллионов?
  - Да. Именно эту сумму я назвал.
  - Однако. Хотя, в отношении вас, мне уже надо было бы научиться не удивляться.
  Он задумчиво постучал пальцами по столу:
  - Давайте поступим следующим образом. Мы сегодня ужинаем у меня, и я приглашу Леонтьева с супругой. Очень достойная женщина, я вам скажу. После ужина и поговорим. Только не вздумайте отказаться. Сашенька вам не простит, если узнает, что вы встречались со мной и не зашли в гости.
  - Хорошо, так и сделаем. Спасибо за приглашение. Да, у меня к вам еще одна просьба.
  - С удовольствием выполню.
  - Я хотел бы оставить у вас четыре больших ящика. Человек, который за ними придет, передаст от меня привет.
  - Сейчас же позвоню охране, и ящики будут держать в безопасном месте. Не беспокойтесь об их сохранности. Кстати, где вы разместились, Андрей Егорович?
  - Эээ... откровенно говоря, пока нигде.
  - Чудесно. Будете жить у меня, сколько вам потребуется.
  - К сожалению, Николай Николаевич, я ненадолго. Буквально на один день. Извините, но дела...
  - Жаль, очень жаль.
  - Как-нибудь в другой раз. Обещаю. А пока наливайте ваш коньяк, уж больно он хорош.
  Вечером в большом доме Юденичей веселились вовсю. Генерал был в ударе, с юмором рассказывая о своей службе на Кавказе. Леонтьев со своей женой-американкой, мило коверкающей слова, спели веселые частушки об эмигрантах. Я в свою очередь, рассказал пару забавных историй из жизни черных археологов. После сладкого Александра Николаевна, по- видимому предупрежденная мужем, что нам надо будет поговорить с Леонтьевым, увела супругу директора банка переписывать рецепт праздничного торта.
  Мы втроем перешли в библиотеку Юденича, где за кофе еще минут двадцать перебрасывались шутками. Потом генерал, прямо, по-военному, без лишних экивоков, решил перейти к делу:
  - Василий Васильевич, Андрей Егорович хотел с нами переговорить по весьма важному и щепетильному вопросу. С вами - как со специалистом в области экономики и также директором банка, а со мной - как с председателем фонда, который основал "Росс Кредит". Вы знаете, что 85 процентов акций банка находятся в собственности господина Егорова. Поэтому прошу вас отнестись к его предложению со всей серьезностью.
  Леонтьев вежливо выслушал тираду Юденича и ответил:
  - Очень внимательно слушаю вас, господин Егоров.
  Я улыбнулся про себя. Молодец генерал. Действительно, чего время терять? Весь вечер присматривался к директору "Росс Кредита", и он мне понравился своей немногословностью и какой-то внутренней цельностью. Поэтому решил тоже не разводить чайных церемоний.
  - Василий Васильевич, Николай Николаевич, хочу предложить вам одно дело. Очень важное для дальнейшего существования фонда и для вас.
  - Мы в вашем распоряжении, господин Егоров.
  - Есть возможность, да что лукавить, и необходимость, активно поработать на биржах, в целях улучшения финансового обеспечения банка "Росс Кредит" и повышения его рейтинга. Вы кстати, Василий Васильевич, сумеете проявить свои недюжинные таланты экономиста. Сразу оговорюсь, что дело рискованное. Но все в рамках закона.
  Леонтьев чуть подался вперед:
  - И что надо будет сделать?
  - Для начала создать инвестиционный фонд, который будет принадлежать "Росс Кредиту". Назовем его, скажем, "Фонд новых инвестиций". Он должен будет провести операции с долларами, фунтами стерлингов и золотом, которое я вам предоставлю, по определенной схеме. Необходимо, сбрасывая золото мелкими партиями, начать скупать американскую валюту небольшими суммами, чтобы не вызывать подозрений на рынке и не изменить баланс курса валют. Работать придется через фирмы-однодневки в разных странах. Потом на все накопленные деньги вы одномоментно скупите фунты стерлингов. Из-за резкого изменения равновесия между спросом и предложением на рынке, курс доллара устремится вниз. И когда он достигнет нижнего пика, вы на все фунты, теперь уже открыто, вновь купите доллары. Все операции надо провести таким образом, чтобы выкуп долларов пришелся на 26 января 1934 года. Но это еще не все, а только половина дела. На часть подешевевших долларов вы на фондовых биржах скупите акции немецких компаний. Предпочтение надо отдать бумагам: "Дрезднер Банк", "И.Г.Фарбениндустри", "Ферайнигте штальверке - Стальной трест", "Фокке-Вульф", "Сименс" и "АЭГ". Минимальное количество акций, которое необходимо приобрести от каждой компании, - десять процентов. Если больше, то я на вас не обижусь. По прогнозам, прибыль может составить до пятидесяти процентов из вложенной суммы. Из нее вам будет принадлежать определенная доля, которую я с вами готов отдельно обговорить. Скажем, по полпроцента. Юридически все в рамках существующих законов, но вы можете подключить к предлагаемому плану юристов, чтобы еще раз проверить мое предложение.
  Леонтьев задумчиво потер лоб:
  - Вы понимаете, что произойдет? Мы же обрушим биржу. Если она устоит, то это будет чудо. Сейчас, после кризиса, такие масштабные операции с валютой очень чреваты. Тем более, что английское правительство совсем недавно отказалось от золотого обеспечения фунта, а американское девальвировало доллар по отношению к золоту. (Для читателей. В ценах 2010 г., речь идет об операции приблизительно в 50 млрд. долл.)
  - Да, я это понимаю...
  - Хотя... Очень интересно может получиться. Рискованно, но может выйти.
  Было видно, что он загорелся предложением.
  - Кто это все придумал? Неужели вы?
  Я улыбнулся:
  - Придумал некий Сорос, но боюсь, вам это имя ни о чем не скажет.
  - Да, действительно, никогда о нем не слышал. Вы познакомите меня с ним? Очень было бы интересно пообщаться.
  - К сожалению, сейчас это просто невозможно. Как-нибудь потом, Василий Васильевич.
  Леонтьев твердо посмотрел мне в глаза:
  - Вы не скажете, для чего вам это надо?
  - Почему же не скажу? Скажу. Я в перспективе хочу начать вести дела с немецким бизнесом и такой козырь в рукаве, как обладание определенным количеством акций ведущих германских компаний, мне не помешает. Он не помешает и "Росс Кредиту", директором которого вы являетесь. С вами начнут считаться в Европе и США как с человеком, способным пройти на риск и получить законную прибыль. Законы волчьей стаи в бизнесе никто не отменял и отменять не собирается. Сильного и удачливого уважают, а победитель всегда прав. Сейчас банк, директором которого вы являетесь, просто один из многих и практически никому не известен. Эта операция послужит ему прекрасной рекламой и привлечет новых клиентов. Согласитесь, что хотя бы ради этого можно пойти на риск.
  Я повернулся к Юденичу.
  - Николай, Николаевич, для выполнения задуманного также будет необходима помощь прессы, подконтрольной фонду "Общества ревнителей русской истории". Потребуется ряд статей в газетах и журналах о нестабильности существующих валют. Это должны быть информационные удары, которые обязаны создать у читателей состояние неопределенности и неуверенности. Для успешного выполнения задуманного, выдачи точных прогнозов - как будет вести себя рынок в том или ином случае и как вести газетную компанию, я пришлю вам пять специалистов в области прогнозирования и психологии со специальным оборудованием. Для них выделите отдельный зал. В нем обязательно должно быть подведено электричество с резервным источником питания. Вопросы от моих людей в процессе их работы могут быть совершенно разные. Так что вам надо будет предоставить не менее двадцати своих специалистов из области финансов, юриспруденции и журналистики, которые смогли бы оперативно выполнять их поручения. На вас также будет лежать обеспечение охраны создаваемого инвестиционного фонда. Справитесь?
  - Да что там справляться. Поручу ее организацию вашему человеку, который вместе с бюро Пинкертона начинал строить нашу внутреннюю службу безопасности. Он прекрасный специалист и бывшие офицеры его чуть ли не боготворят. Я думаю, у него все получится.
  - Тогда давайте определяться, господа. Мне нужен четкий и недвусмысленный ответ - согласны вы или нет.
  Юденич с Леонтьевым переглянулись, помолчали, а потом почти одновременно произнесли:
  - Да.
  - Хорошо, тогда через десять дней, начиная с сегодняшнего, к банку ежедневно будет подъезжать крытая машина, которая будет привозить золото в слитках. Еще раз повторяю, что кульминацией задуманного должна быть дата 26 января 1934 года. Прошу ее постоянно учитывать при всех раскладах.
  Почти семейный ужин мы завершили к полуночи. Юденичи настоятельно просили меня остаться хотя бы переночевать. Но я, сославшись на срочность дел, отказался и попросил вызвать мне такси, чтобы ехать на вокзал. Не доезжая квартала до центра города, я приказал водителю остановить машину, сказав, что хочу пройтись по ночному Цюриху. Дождавшись, пока машина скроется за углом, свернул в ближайшую подворотню и из нее шагнул прямо в свою квартиру, в которой меня уже ожидал Стас.
  - Все в порядке - ответил я на его вопросительный взгляд. - Юденич с Леонтьевым согласились и начинают работать. Завезешь ящики с нашей дезой к ним в помещение фонда и оставишь охране. Берзин потом их заберет. Затем, займись архивами в Париже и в Джорданвилле. У тебя полный карт-бланш на твои штучки.
  Стас потер руки и хищно улыбнулся:
   - Ох, я и порезвлюсь....
  Мне почему-то стало жаль парижан и жителей штата Нью-Йорк...
  
  Париж наводнили слухи. Шептались в дешевых бистро и дорогих ресторанах, тихо переговаривались на улицах и в элитных салонах. Слухи были самые невероятные. Одни утверждали, что в столице республики якобы объявилась большая группа сотрудников ОГПУ, которые получили задание уничтожить чуть ли не все руководство Русского общевоинского союза. Другие говорили, что генералов хотят выкрасть, как Кутепова, и устроить над ними показательный суд в Москве. Поговаривали, что чуть ли не сам начальник ОГПУ сейчас в Париже и руководит всей операцией. Всегда находился свидетель, у которого брат жены или знакомый тещи, видел самого Менжинского. Темные очки, надвинутая на глаза шляпа, поднятый воротник кожаного плаща и зловещая усмешка были обязательными атрибутами таких рассказов.
  Когда слухи среди обывателей перешли в состояние уверенности, что так на самом деле и происходит, в управление полиции пригорода Парижа Булонь-Бийанкур, в просторечии - БийаноКурск, где проживало много русских эмигрантов, позвонил неизвестный и сообщил, что сегодня вечером на улице Карно 7 будет ограблено отделение банка "Кредит Агриколе". Неизвестный представился как член банды, решивший "завязать" с преступным прошлым и начать жить честно. В полиции к сообщению отнеслись со всей серьезностью, так как в столице и пригородах с недавних пор действительно появилась банда, проведшая ряд дерзких ограблений банков, на след которой никак не удавалось выйти.
  Через несколько минут после звонка в полицию другой неизвестный, назвавшийся поборником свободы слова и информации, обзвонил отделы криминальных новостей центральных французских газет и сказал, что сегодня полиция будет арестовывать агентов ОГПУ, о которых уже несколько дней говорит весь Париж. Якобы их уже обложили в квартире, но все происходящее полиция пытается скрыть от общественности, чтобы в случае неудачи уйти от критики. По удивительному стечению обстоятельств адрес и время, указанные звонившими, совпали. Но в жизни бывает много удивительных случайностей и странных совпадений, не правда ли?
  
  Ровно в девять часов вечера на тихой улице Бийанкура появилась медленно ехавшая машина. Окна ее были затемнены, и сторонний наблюдатель старался бы напрасно, пытаясь разглядеть водителя. Хотя таких наблюдателей было более чем достаточно. Доехав до дома, в котором размещалось отделение "Кредит Агриколе", автомобиль внезапно остановился. Его двигатель несколько раз чихнул, пытаясь снова завестись, но потом, по-видимому решив оставить это безнадежное дело, просто взорвался. Взрыв был не сильный, однако облако дыма, начавшее исходить из капота машины, начало быстро заволакивать все вокруг, а сама легковушка занялась таким сильным пламенем, что к ней невозможно было подступиться. По воле случая машина остановилась прямо над люком канализации, который чья-то заботливая рука в момент остановки отвела в сторону. Из люка понесся звук сирены воздушной тревоги такой силы, что от него выворачивало наружу все внутренности, и от которого заныли зубы жителей во всем квартале.
  В то же самое время в помещении на первом этаже соседнего с банком дома, о существовании которого знал только ограниченный круг лиц и в котором формально располагались большая публичная русская библиотека и отделение РОВС, вдруг раздался приглушенный хлопок. Из пола вынесло круг с метр диаметром. Вслед за куском пола в помещение влетели четыре шок-гранаты. Затем из появившегося отверстия, как черти из табакерки, выскочили один за другим восемь человек. Равнодушно перешагнув через валяющуюся в обмороке охрану, они начали деловито сваливать на расстеленные плащ-палатки папки с документами, стоявшие ровными, аккуратными рядами на стеллажах, и передавать получившиеся узлы вниз. В ответ снизу им вручали чемоданы, набитые чем-то явно тяжелым. Один из чемоданов внезапно упал на ногу самому высокому из грабителей. Тот виртуозно выматерился по-русски, а потом рявкнул вниз:
  - Станислав Федорович, вы что, туда камней напихали, что ли?
  Снизу раздалось насмешливое:
  - А как ты догадался, Олежек? Ты давай меньше разговаривай. Твое дело сегодня тяжести носить. Это тебе не слухи по кафешкам распускать. Тут трудолюбие нужно. Арбайтен, арбайтен, мон шер. Солнце еще высоко.
  Когда все тюки были спущены, из подвала снова донесся жизнерадостный голос:
  - Олег!
  - Ну?
  - Что ну, балбес? Ты не забыл, что через пять минут по плану на улице поднимается паника?
  - Нет, не забыл.
  - Тогда удачи. Мы пошли. Встречаемся в обусловленном месте.
  
  К тому времени на улице, привлеченные звуком сирены, начали собираться жители близлежащих домов, преимущественно русские эмигранты, проживающие в этом районе. Вдруг несколько мужских голосов в толпе закричали:
  - Смотрите, смотрите!!! Нападение!!! Нападение!! Напали на отделение РОВС и что-то оттуда выносят!!!
  Из дверей дома, стоящего рядом с банком, выскочили несколько мужчин. Они, яростно стреляя в дверной проем, из которого появились, тащили за собой явно тяжелые чемоданы. Добежав до двух вынырнувших из подворотни Паккардов, зашвырнули свой груз в уже открытые багажники, и машины рванули прочь в темноту переулков. В этот момент в доме занялся пожар. Поднялась паника, которая подогревалась чьими-то выкриками:
  - Нападение ОГПУ. Вон их боевики, на крышах!!! Сейчас бросят бомбу!!! Спасайтесь!!!
  И действительно, сверху сбросили какой-то предмет, который взорвался с очень сильным звуком, похожим на раскат весеннего грома. И хотя никто не пострадал, люди рванули в разные стороны, началась паническая давка. Ее усугубили полицейские, сидевшие в засаде в помещении банка и выскочившие на звуки взрывов с оружием наизготовку.
  Рядом с корреспондентом отдела криминальной хроники "Фигаро", одновременно быстро строчившим в своем блокноте и жадно наблюдавшим за происходящим, раздался задумчивый голос:
  - А ведь это ограбили архив Бурцева. Ну и дела!!
  Корреспондент резко обернулся:
  - Простите, что вы сказали? Ограбили архив?
  Но говорившего рядом не оказалось. Он уже растворился в мечущейся от паники толпе.
  Корреспондент бросился к своей машине, что бы первыми донести до своей редакции новость о наглом нападении ОГПУ в самом центре Франции и краже ее агентами, по-видимому, очень важных документов, принадлежащих русским эмигрантам.
  Наутро все парижские газеты вышли под кричащими заголовками.
  "Монд" писала: - Нападение ОГПУ в пригороде Парижа!!
  От нее не отставала "Фигаро": - Кража агентами ОГПУ архива Бурцева!!!
  К вечеру следующего дня после нападения "Пари де Суар" разродилась пространной статьей о бездеятельности полиции и службы безопасности республики в отношении агентов ОГПУ, нагло разгуливающих по столице и ворующих важные документы.
  Министерство иностранных дел Франции вызвало посла СССР, передало ему ноту протеста и потребовало объяснений.
  Едва скандал начал утихать, как разразился другой. На этот раз уже в США. Там также произошло нападение со стрельбой и взрывами на, как потом выяснилось, архивы РОВС. Отголоски происшедшего еще долго гуляли по страницам западной прессы и попортили немало крови дипломатам.
  
  Через три недели после описанных выше событий Жан-Поль Дюпоне, начальник отдела 4D Сюрте Насьональ, проходящий по картотеке Разведывательного управления штаба РККА под псевдонимом "Пасечник", пребывал в сквернейшем расположении духа. Дело в том, что вчера, возвращаясь домой со службы, он увидел, что на столбе, мимо которого он с недавних пор обязательно должен был проходить и стоящего на другой стороне улицы, как раз напротив парадной двери подъезда его дома, какой-то негодник нарисовал мелом забавную человеческую рожицу. Все бы ничего, но волосы у рожицы были нарисованы голубым мелком, а глаза красным. И именно эта комбинация цветов наводила на господина Дюпоне тоску.
  Она означала срочный вызов на встречу с его "итальянским" куратором. Возражения при этом не принимались. Ослушание могло означать только одно - не только конец карьеры, но и гильотину. А все потому, что начальник отдела D4 после памятных событий в предместье Монруж, когда его, переодетого в женское белье, "итальянцы" взяли на горячем в притоне с двумя грузчиками, успел после этого передать своим новым "итальянским" друзьям столько особо важных документов, что на снисхождение французской фемиды рассчитывать не приходилось. Хотя, надо отдать "итальянцам" должное, со свой стороны они использовали по отношению к чиновнику Сюрте Насьональ не только кнут, но и пряник. За передаваемые документы они расплачивались весьма щедро. Настолько щедро, что Жан-Поль сумел купить квартиру в престижном районе Парижа. В легализации средств помогли те же "итальянцы", просто посоветовав господину Дюпоне сходить на столичный ипподром и сделать ставку на мало кому известную лошадь. Лошадка на удивление всем выиграла. Чудеса иногда случаются, не правда ли? Особенно хорошо срежиссированные чудеса. Но, к сожалению, как практичные люди, за все вручаемые суммы "итальянцы" брали с начальника отдела D4 расписки с отпечатком пальца. Сумма, полученная по этим распискам, тянула на вторую гильотину. Две гильотины на одну голову, даже такую забубенную, как у Жан-Поля, согласитесь, этого уже достаточно, чтобы иметь плохое настроение перед встречей с людьми, которые тебя могут отправить на эшафот одним движением пальца.
  Настроение настроением, но пора было впрягаться. Поэтому господин Дюпоне перед встречей тщательно, в течении двух часов проверял, нет ли за ним слежки. Он петлял подворотнями, три раза брал такси, прося останавливать в самых пустынных
  переулках. В конце концов, удостоверившись, что все в порядке, он прошел мимо маленького кафе на улице Хессе с газетой в правой руке. Газета означала, что он свободен от слежки. Перед домом, в котором у него была назначена встреча, как и было заранее оговорено, стояло такси, в котором водитель читал газету. Это был знак, что вышедший на встречу со своим агентом куратор также проверился на предмет наблюдения, и что все в порядке. В противном случае шофер такси копался бы во внезапно заглохшем двигателе машины.
  Зайдя в подъезд без консьержа, Жан-Поль поднялся по лестнице на второй этаж и четыре раза коротко позвонил в неприметную дверь. Послышались неторопливые шаги, щелкнула снимаемая цепочка, дверь открылась, и человек, появившийся на пороге, жестом пригласил Дюпоне внутрь квартиры. Они прошли в хорошо обставленную комнату с большим зеркалом на стене. Так же молча, впустивший чиновника мужчина приглашающим жестом указал на стул, стоящий напротив большого письменного стола. Жан-Поль присел на краешек и вопросительно взглянул на своего собеседника, уместившегося напротив него в удобное кресло:
  - Что-то очень срочное, господин Бонати?
  Его визави, мужчина, похожий по внешнему виду на уроженца Ломбардии, несколько минут помолчал, задумчиво постукивая пальцами по столу, потом что-то для себя внутренне решив, ответил:
  - Вы хотите сделать карьеру в своем ведомстве, Жан-Поль? Карьеру с большой буквы.
  Чтобы мы стали настоящими партнерами, а не как сейчас, чего уж тут лукавить, когда вы находитесь в подчиненном положении и вас держат на коротком поводке.
  Такого начала беседы, начальник отдела D4 не никак не ожидал. Он думал, что с него опять потребуют новых копий документов, вынос которых из здания Сюрте Насьональ становился все труднее и труднее. Страх, сопровождавший при этом чиновника, каждый раз накладывался на муки совести. В результате эти оба чувства стали для Жана-Поля настолько невыносимы, что он все чаще и чаще начал подумывать о самоубийстве. Это предложение итальянца для начальника отдела D4 было как свет в конце туннеля, как глоток воздуха, когда из последних сил, теряя сознание, всплываешь на поверхность воды без сил и надежды. Поэтому он быстро и с дрожью в голосе спросил:
  - Что вы понимаете под партнерскими отношениями и настоящей карьерой, господин Бонати?
  Куратор усмехнулся, по-видимому, понимая состояние своего собеседника:
  - Под началом настоящей карьеры для вас, заметьте, НАЧАЛОМ карьеры, я понимаю получение вами кресла начальника управления контрразведки Сюрте Насьональ и одновременно должность заместителя Главного управления национальной безопасности Республики. Как вы понимаете, в этом случае вы становитесь фигурой влияния, а не тем, чем являетесь сейчас, обычным информатором, давайте называть вещи своими именами. В вашем новом статусе шантажировать вас будет бессмысленно.
  Жан-Поль недоверчиво улыбнулся:
  - Мягко стелете, Бонати, как говорят русские. А что будет в этом случае со всеми негативами фотографий и моими расписками?
  Куратор еще раз обезоруживающе улыбнулся:
  - Негативы пока останутся у нас, господин Дюпоне. А расписки... В порядке доброй воли, вот держите четвертую часть.
  Бонати достал из папки, лежащей на столе, десять расписок и вручил их своему агенту.
  - Это для начала. Если начнем понимать друг друга, то, возможно, я буду партиями передавать вам другие.
  Дюпоне просмотрел документы и хрипло сказал:
  - Дайте зажигалку.
  Итальянец похлопал себя по карманам, достал коробок и протянул контрразведчику. Тот трясущимися руками, сломав пару спичек, начал сжигать расписки одну за другой в большой пепельнице. Потом тщательно перемешал пепел, расстелил носовой платок и высыпал содержимое пепельницы на него. После этого скомкал платок и положил его во внутренний карман пиджака.
  С интересом наблюдавший за ним куратор проговорил:
  - Вы удовлетворены? Мне продолжать?
  - Продолжайте, - хриплым и просевшим голосом ответил Дюпоне.
  - Так вот, негативы ваших пикантных фото пока останутся у нас. Но они будут находиться у меня на крайний случай, если вы вдруг начнете охоту за нами в вашей новой должности. Как постоянный дамоклов меч над вашей головой в вашем новом статусе они использоваться не будут. Я вам обещаю. Как видите, я с вами честен. Мы будем просто обмениваться информацией, не больше. Впрочем, я не настаиваю. Если вас устраивает ваше нынешнее положение, кто я такой, чтобы вас переубеждать?
  Громадное облегчение охватило Дюпоне. Боже, конец этого кошмара. Он просительно приподнял руку, чтобы Бонати помолчал, потом закрыл глаза и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. После этого изменившимся взглядом посмотрел на своего собеседника:
  - Что я должен начать делать?
  - Это надо понимать так, что вы принимаете мое предложение?
  - Да, именно так и надо понимать.
  - Прекрасно, тогда слушайте. Нас беспокоит чрезвычайная активность русской разведки в Италии и результативность работы контрразведки ОГПУ по выявлению нашей агентуры, особенно на юге, в советском Причерноморье. Источник всей информированности русских, по нашем данным, находится здесь, у вас в Париже, как это ни странно звучит. Вероятно, что русские в своей разведывательной работе задействовали новую схему, когда центр шпионажа по отношению к какой-либо стране находится в другом государстве. Под наше подозрение попали возможные агенты ИНО ОГПУ в Париже - это Сергей Николаевич Третьяков, председатель Русской торговой палаты, и жена генерал-майора Скоблина, певица Надежда Плевицкая. Оба этих лица вхожи в окружение руководства белого движения во Франции. Вы поможете нам скормить им некую дезинформацию через вашу агентуру в белом движении.
  Куратор помолчал несколько мгновений, потом продолжил:
  - Давайте еще раз пройдемся по персоналиям ваших информаторов в верхушке РОВС, Дюпоне. По той информации, которую вы нам передавали раньше, это Николай Васильевич Тесленко, бывший член Государственной Думы, товарищ министра юстиции Временного правительства, мастер масонской ложи "Северная Звезда", и Туркул Антон Васильевич, генерал майор, правильно?
  Жан-Поль утвердительно кивнул головой, подтверждая слова итальянца.
  Дождавшись его подтверждения, Бонати проговорил:
  - Я передам вам позже вот эту папку, в которой описана суть того, что, как и при каких обстоятельствах должно быть предано интересующим нас людям. Коротко: ее содержимое говорит о том, что по данным, полученным от вашей агентуры в Советской России, Сталин готовит замену всего руководящего состава ОГПУ с помощью военных. Это должно произойти на 17 съезде, который собирается в Москве в конце января. Что якобы существует "внутренняя" группа Коминтерна в СССР, которая по прямому приказу Сталина проведет к съезду ряд диверсий в стране для дискредитации и показа несостоятельности руководства ОГПУ.
  Для чего мы пытаемся всучить эту дезу русским, я естественно вам говорить не буду. Да и, прямо говоря, я и не знаю цели такой дезинформации. Вам же просто предстоит выполнить то, что я вам говорю. После выполнения операции, но не раньше даты, которую я вам укажу, вы можете арестовать русских агентов.
  В результате вы окажетесь ликвидатором целой сети злобных шпионов, плетущих коварные интриги против Республики. Начальник вашего управления через полгода вступает в пенсионный возраст, и пара - другая статей в прессе помогут ему отправиться на законный отдых. Так что стремительное продвижение по карьерной лестнице мы вам обеспечим. Вам повторить, что должны донести ваши агенты до указанных лиц?
  Чиновник отрицательно покачал головой:
  - Не надо, у меня абсолютная память. Я все запомнил с первого раза. Тем более, вы мне передаете документы.
  Итальянец удовлетворенно улыбнулся:
  - Тогда перейдем ко второй части операции. Вы каждую неделю вручаете свой доклад помощнику президента по Восточной Европе и СССР через курьера?
  - Да, каждый понедельник, в 10:00.
  - Курьер один и тот же?
  - Да, один и тот же. Правда, прежний курьер перевелся в министерство иностранных дел, а ко мне приезжает новый.
  Бонати достал из стола еще одну папку и раскрыл ее. В ней были один отпечатанный лист и фотография. Последнюю он подвинул Дюпоне:
  - Этот?
  Начальник отдела D4 коротко взглянул на фото:
  - Да, это он.
  - Очень хорошо. Как у вас происходит передача документов?
  - Два моих сотрудника готовят доклад, отдают мне, я его проверяю, делаю в нем свои уточнения и пометки, и если он меня удовлетворяет, отдаю машинистке на распечатку. Готовый документ подписываю, его у меня забирает сотрудник секретного отдела под подпись, запечатывает и опять-таки под подпись передает курьеру.
  - А где в это время находится курьер?
  - Обычно он ожидает в приемной секретного отдела. Но бывают случаи, когда мы не успеваем с докладом, поэтому его приглашают в мою приемную, туда же приходит сотрудник секретного отдела с печатью и книгой учета особо важной корреспонденции. Тогда мы все оформляем быстрее.
  Бонати удовлетворенно потер руки:
  - Прекрасно. Сегодня у нас среда, значит, до понедельника время есть. По вашей предыдущей информации, в распоряжении вашего отдела есть дом, записанный на подставное лицо, на улице Сент Шарлез 2. Садовник, мажордом и горничная являются охраной?
  - Да, это именно так.
  - Тогда в понедельник вы сделаете следующее. К 10:00 ваш доклад готов не будет. Вы прикажете, как это делаете обычно в таких случаях, проводить курьера в вашу приемную. Дверь в ваш кабинет должна оставаться полуоткрытой. Повторяю, полуоткрытой. Сошлитесь на духоту, на отсутствие свежего воздуха, в общем, на что хотите, но дверь обязательно должна быть открыта. Помощника и машинистку отошлите на двадцать минут под каким-нибудь благовидным предлогом. В 10:15 вам позвонят и сразу положат трубку. Ваш номер 4532 добавочный 062?
  - Правильно.
  - Так вот, вы при открытой двери сделаете вид, что дальше продолжаете говорить по телефону, и произнесете гневным голосом следующий монолог, вот, читайте.
  Итальянец передал Жан-Полю отпечатанный лист. Тот взял его и вслух прочитал:
  "Да, господин Ментре, эти четыре ящика с документами Бурцева и РОВС будут находиться у меня столько, сколько нужно, пока мои люди не перепишут и не сфотографируют все до последней бумаги. ...нет, нет... не меньше месяца... Так говорят специалисты... Придется потерпеть... Да, очень интересная информация по отпечаткам пальцев... я сам в шоке, господин Ментре... да, да... нашим английским коллегам придется немного подождать. ...я все понимаю, совместная операция, но (засмеяться) они же чуть не проиграли войну без нас, вот пусть и потерпят... Нет, все надежно. У нас на Сент Шарлез 2.... хорошая охрана.... я вас уверяю, охрана надежная... до свиданья, господин Ментре....обязательно буду держать вас в курсе." (В конце монолога бросить трубку и выругаться)".
  - Что-то неясно? - проговорил Бонати после того, как Дюпоне закончил читать.
  - Только вот этот пункт, с фамилией Ментре. Я так понимаю, это фамилия моего начальника?
  - Что вас в ней не устраивает, Жан-Поль?
  - Только одно. Ментре любит слышать, когда к его фамилии добавляют приставку "де". Старик тщеславен до безобразия.
  Куратор рассмеялся:
  - Можете ее добавить. Думаю, господин Ментре не обидится.
  Потом сразу перешел на деловой тон:
  - В это воскресенье, заранее предупредив охрану, что она свободна на весь день, будьте на Сент Шарлез 2 в 12:00. В 12:30 к дому подъедет небольшой грузовик. Из него вынесут четыре больших ящика. Один из сопровождающих груз передаст от меня привет и отдаст вам вот это.
  Бонати достал еще одну расписку Жан-Поля и, весело глядя в глаза своему собеседнику, порвал ее пополам. Верхнюю часть, без отпечатка пальца, отдал чиновнику, а нижнюю, с отпечатком, положил в карман.
  - Мой человек отдаст вам вторую половину, господин Дюпоне, в знак того, что он именно от меня. Потом обе половины можете оставить себе. Или лучше вернете?
  Сказав последние слова, итальянец весело рассмеялся и лукаво подмигнул Жан-Полю. Потом внезапно его тон снова стал деловым:
  - Ящики проскладируете в подвале. Ключ от него должен быть только у вас. В понедельник охрану вернете. Скажу вам прямо, скорее всего, в ближайшее время на этот дом будет нападение, так что охрану свою вы можете заранее списать со счетов.
  На последние слова Жан-Поль безразлично махнул рукой. Потом, поколебавшись мгновенье, спросил:
  - Послушайте, Бонати, тут случайно речь идет не о тех документах русской эмиграции, о которых совсем недавно с таким шумом писала вся пресса?
  Итальянец развел руками и обезоруживающе улыбнулся. Потом сделал кислое лицо:
  - К моему сожалению, нет, Жан-Поль. Это просто приманка. Мы предполагаем, что документы "выкрали" сами у себя русские эмигранты, чтобы перевезти их в другое место. Видно, об их старом местоположении стало кое-кому известно. Вот они и провернули такую операцию, свалив все на ОГПУ. Но русская разведка, по нашим данным, не оставила надежды добраться до архивов. Наше подозрение пало на курьера из канцелярии вашего президента. Очень похоже, что он является резидентом всей агентурной сети русских. Если план сработает, то наши подозрения подтвердятся. И мы курьера возьмем в оборот, как, извините, взяли вас. Если он не пойдет на контакт с нами, то мы передадим его вашей службе. Вы его арестуете и запишите в свой актив. Но опять-таки, только в указанное нами время и не раньше. Но не забивайте себе голову такими пустяками, лучше давайте еще раз обговорим в деталях, что и как вы должны делать в это воскресенье и понедельник...
  
  Когда начальник отдела D4, окрыленный получением обратно части своих расписок и ближайшими перспективами, ушел, господин Бонати, проследив из окна, пока его агент не скроется за углом, подошел к зеркалу, висящему на стене, сделал странный жест рукой, как будто просил что-то открыть. Щелкнул замок, и дверь в соседнюю комнату отворилась.
  На ее пороге стоял Берзин. Он приглашающе указал "итальянцу" на кресло, стоящее напротив стекла в соседнюю комнату.
  "Старик" некоторое время помолчал, потом коротко спросил:
  - Ваше мнение по поводу будущего поведения господина Дюпоне, Николай Васильевич?
  "Итальянец" выпрямился в кресле и коротко ответил:
  -Я думаю, он все выполнит в точности, как я ему сказал. Возврат части расписок был хорошим ходом, Ян Карлович. Теперь он будет землю рыть.
  Начальник разведки РККА помолчал, задумчиво глядя в окно, потом проговорил:
  - Будем надеяться...
  Его собеседник, по-видимому, собравшись с духом, внезапно спросил:
  - Разрешите вопрос, товарищ Берзин?
  "Старик" с интересом посмотрел на "итальянца":
  - Давай свой вопрос.
  -Те двое, и курьер из канцелярии президента действительно наши?
  Берзин вздохнул:
  - Нет, Коля. Они не наши и нашими никогда не были. Тут другая игра. Если я тебе про нее сейчас расскажу, мне придется тебя ликвидировать. Как человека узнавшего государственную тайну особой важности, к которой у него нет доступа. Так начинать рассказывать?
  Начальник разведки РККА достал пистолет и направил его на своего собеседника. Тот побледнел, и отрицательно покачал головой.
  "Старик" усмехнулся краем губ:
  - Молодец, товарищ Воронов, что не захотел слушать мой рассказ. Теперь к делу, - оружие он все еще держал, наведя на своего сотрудника, - после выполнения Пасечником своего задания, но не ранее и не позднее, чем в феврале следующего года, его ликвидировать. Устройте ему автокатастрофу или то, что посчитаете нужным. Просто несчастный случай на глазах у множества людей. Никаких самоубийств. Именно несчастный случай. Понял?
  - Так точно.
  - Ну, вот и славно. - Берзин убрал пистолет и весло улыбнулся "итальянцу":
  - Пойду я, Коля. Труба зовет. Дел невпроворот.
  Уже перед самым выходом он повернулся к Воронову и проговорил:
  - Если успешно выполнишь эту операцию, сверли дырку для "Знамени". Ну и под "шпалу" естественно. Давай краба.
  Он пожал руку своему сотруднику, хлопнул его по плечу и начал спускаться вниз по лестнице.
  Выйдя из дома, "Старик" быстро сел на заднее сиденье такси, водитель которого продолжал невозмутимо читать газету. Закрыв за собой дверцу машины, Берзин коротко проговорил в спину шоферу:
  - Давай, трогай потихоньку и слушай меня внимательно.
  Автомобиль стал медленно набирать ход, а из подворотни выехало еще одно такси, в котором сидело четверо молодых людей. Оно пристроилось вслед за первым в десяти метрах и отставать, по-видимому, не собиралось.
  Берзин с еле сдерживаемым раздражением начал говорить:
  - Поскольку ты у нас отвечаешь за внутреннюю безопасность парижской резидентуры, я тебе объявляю выговор, с занесением в личное дело, Семен Иванович. Товарищ Воронов что-то много стал болтать и задавать много ненужных вопросов. С каких это пор он стал таким любопытным? Почему никто не знает, и в первую очередь ты, о его начавшем проклевываться любопытстве?
  Водитель промолчал в ответ, только шея начала наливаться красным. Начальник разведки РККА между тем продолжал:
  - Почему ты не проводишь стандартные внутренние проверки, положенные по инструкции? Почему о нездоровом любопытстве твоего подчиненного говорю тебе я, а не ты мне докладываешь? Он мне сейчас задал вопрос не о том, как лучше выполнить задание, а начал интересоваться личностями разрабатываемых, наши они или не наши. С каких пор сотрудники резидентуры начинают задумываться о необходимости выполнения того или иного приказа, господин Сенье? Что тут у вас вообще за хрень происходит, а?
  Водитель поджал губы и коротко, не отрывая глаз от дороги ответил:
  - Виноват, Ян Карлович. Больше не повториться. Отзывать?
  - Да, готовьте Воронова на эвакуацию. Но только по моей команде. Пусть доведет до конца порученное дело, а потом его на наш пароход, в наручниках, под лекарствами, в управление. Ну, не мне тебя учить. Но ты за ним внимательно наблюдай. Нам только перебежчиков не хватало. Все начинается вот с таких невинных вопросов и сомнений. И еще. Я так понимаю, рыба гниет с головы, поэтому с этого момента ты выполняешь обязанности резидента, а своего бывшего начальника первым нашим торговым судном так же, в наручниках, на Родину, в распоряжение внутренней комиссии. Шифровку на правомочность своих действий ты получишь в ближайшее время. Все ясно?
  - Так точно.
  - Тогда выполняй.
  Пока они говорили, такси выехало площадь Европы и остановилось возле здания вокзала. Берзин молча, коротко кивнул водителю, не попрощавшись, вышел. Из рядом остановившейся машины вышли трое молодых людей и двинулись вслед за начальником 4 управления штаба РККА, рассредоточиваясь так, чтобы их шеф оказался в середине невидимого треугольника. Скоро спины всех четверых затерялись в толчее вокзала Сен-Лазар...
  
  Заместитель начальника Гехаймештатсполицай Пруссии Дитрих фон Берн ехал в Берлин на партийное собрание актива НСДАП. Под мерный стук колес поезда он вспоминал, как незадолго перед поездкой его посетил адвокат "американского" мецената, помогшего деньгами для операции безнадежно больной, как говорили кенигсбергские врачи, восьмилетней дочери Хайке в Швейцарии. Адвокат передал господину фон Берну очередную сумму денег на лечение ребенка и высказал небольшую просьбу. Просьба была, со слов адвоката, пустяковой. Господину фон Берну надо было создать ситуацию, при которой он бы в присутствии одного из функционеров центрального аппарата НСДАП, а именно Генриха Шнитке, отвечающего за работу партии в рейхсвере и тайной полиции, обронил следующую фразу:
  " По моим агентурным данным, полученным в результате прослушивания разговора двух французских военных из французской миссии Лиги наций в Данциге, по косвенным данным являющихся представителями Второго Бюро Французского генштаба, архивы Бурцева и РОВС выкрадены в результате совместной операции французской Сюрте Насьональ и английской МИ 6." Ведь Дитриху это будет не трудно сделать, так как он является членом НДСАП с 1930 года и наверняка будет присутствовать на ближайшем совещании актива партии в Берлине?
  Высказав свою просьбу, адвокат мецената выжидательно уставился на господина фон Берна. Заместитель начальника тайной полиции Пруссии давно понял, что его поймали на крючок и поймали основательно. Но страх за здоровье дочери, которая наконец начала вставать после четырех операций, и необходимость в дальнейших деньгах на ее восстановление, счастливые глаза жены, в которых поселилась надежда вместо отчаянья, заставлял его делать вид, что все идет так, как и должно идти. Проще говоря, они с адвокатом мецената играли в старую как мир игру - "Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, но мы приличные люди и не говорим об этом вслух". Поэтому господин фон Берн и бровью не повел, когда адвокат выложил ему, как и при каких обстоятельствах агентура Дитриха может получить такой разговор, чтобы он был зафиксирован в картотеках гестапо.
  Адвокат обещал, что офицеры из французской дипмиссии Лиги Наций в Данциге обязательно зайдут в кафе на улице Ковальской, которое давно облюбовали дипломаты, и в которое гестапо Пруссии удалось поставить аппаратуру прослушивания. Дальше все должно быть делом техники. Рапорт о прослушивании непременно должен был быть положен на стол начальника заместителя гестапо, так как в его ведении, кроме всего, находились и технические службы. Адвокат уехал, забрав обязательную расписку о полученных деньгах, пожелав выздоровления дочери семьи фон Берн. А через два дня на стол чиновника тайной полиции действительно лег рапорт о подобном разговоре двух французских военных.
  От раздумий господина фон Берна отвлек проводник, который, постучав в дверь купе, вежливо предупредил, что поезд прибывает в Берлин по расписанию через полчаса. Дитрих поблагодарил проводника и начал неторопливо собираться. Он уже придумал, когда и при каких обстоятельствах он произнесет требуемую фразу.
  
  Телефон на столе исполнительного секретаря Коминтерна тихо зазвенел. Пятницкий оторвался от чтения документов, поднял трубку и устало сказал:
  - Здесь Пятницкий.
  Его собеседник, начальник шифровального отдела Коминтерна, в ответ произнес:
  - Срочные шифровки, Осип Аронович. Одна от Харона, другая от Печатника. Тема написана общим шифром, текст вашим личным кодом. Обе помечены "красной молнией". Необходима ваша личная шифровальная книга для декодирования.
  Пятницкий взглянул на часы:
  - Заносите через двадцать минут.
  - Слушаюсь.
  Ровно через двадцать минут помощник Пятницкого позвонил и доложил, что в приемной ожидает начальник шифровального отдела.
  - Пригласите его.
  Когда начальник отдела зашел, Пятницкий молча указал ему на стул возле своего письменного стола, подошел к сейфу, открыл его и достал толстую старую книгу. Так же молча передал ее своему подчиненному и коротко сказал:
  - Начинайте.
  Расшифровка заняла не менее часа. Закончив свою работу, начальник шифровального отдела, так же молча, отдал полученный текст и книгу Пятницкому. Тот взглянул на содержимое блокнота и изменился в лице.
  - Вы все правильно расшифровали, товарищ Фридман? Уверены в этом?
  - Так точно, Осип Аронович.
  - Хорошо, идите.
  Подождав, пока его подчиненный выйдет, Исполнительный секретарь Коминтерна набрал короткий номер на телефоне, стоявшем особняком на отдельном столике, и, дождавшись ответа на другом конце провода, проговорил:
  - Товарищ Поскребышев, это Пятницкий. У меня важная информация для Самого. Прошу товарища Сталина завтра, - он снова посмотрел на часы, - нет, уже сегодня меня принять.
  - Ожидайте у аппарата.
  Через несколько минут молчания трубка в руках ожила. Голос Поскребышева сообщил:
  - Товарищ Сталин ждет вас к 16:15, товарищ Пятницкий. Пропуск у коменданта Кремля заказан.
  - Я понял, Александр Николаевич
  - До свиданья, Осип Аронович
  В телефоне послышались короткие гудки.
  Пятницкий поднял другую трубку с выходом на своего помощника и тихо в нее сказал:
  - Весь аналитический отдел и отдел прогноза на рабочие места. Всех архивистов тоже. Срочно. Начальники отделов должны быть у меня в кабинете ровно через час. Мне два стакана очень крепкого чая с сахаром. Исполняйте.
  Положил трубку на аппарат, устало закрыл глаза и откинулся в кресле. Предстояло работать всю ночь. Сталин не любил пустых докладов без выводов и предложений.
  
  В назначенное время, свежевыбритый, подтянутый, но с залегшими под глазами глубокими тенями от бессонницы, Пятницкий докладывал генеральному секретарю:
  - Хронология отправки шифровок такова, товарищ Сталин. Первой по времени, была отправлена шифровка Печатника. Но она пришла с запозданием в два дня. Курьеру пришлось ехать в Данию из Германии и оттуда отправлять нам информацию по каналам Коминтерна. Вторым по времени ушло сообщение Харона из Франции. Обе шифровки поступили в наш отдел шифрования практически одновременно. По информативности они дополняют друг друга и позволяют получить объективную картину происшедшего. Обобщенная информация такова: Печатник, присутствовавший после собрания партактива НСДАП в Берлине на совещании у Геринга по вопросам безопасности, был свидетелем того, как Геринг задал вопрос заместителю начальника гестапо Пруссии фон Берну по поводу защиты интересов Германии в связи с отрезанностью Кенигсбергского анклава от остальной страны при существовании Данцигского коридора. В ответ на поставленный вопрос заместитель начальника гестапо посетовал на то, что в Данциге существенно возросла активность специальных служб Великобритании и Франции. Такая оживленность, по его словам, существенно влияет на безопасность страны. Сотрудники разведок Франции и Великобритании, работая под прикрытием дипломатических миссий и пользуясь дипломатическим иммунитетом, безнаказанно ведут свою подрывную деятельность в адрес Германии с территории Польши. В этой ситуации, со слов фон Берна, тайная полиция вынуждена проводить энергичные контрразведывательные мероприятия. Фон Берн привел ряд примеров оперативной активности гестапо в Данциге и преподнес как явный успех задокументированную запись разговора двух военных из дипмиссии Франции. В результате записи была получена информация о том, кто на самом деле похитил так интересующие нас архивы Бурцева и РОВС. Ссылаясь на протокол записи, зам начальника Прусского гестапо выразил мнение, что документы были выкрадены по прямому указанию начальника французской Сюрте Насьональ при технической поддержке английской МИ 6.
  Он замолчал на мгновенье. Сталин, во время доклада равномерно вышагивавший из одного конца кабинета в другой, остановился, выжидательно посмотрел на своего подчиненного и заинтересованно произнес:
  - Дальше, товарищ Пятницкий...
  Исполнительный секретарь Коминтерна уверенно продолжил:
  - Во второй шифровке, пришедшей от Харона, последний утверждает, что был невольным свидетелем телефонного разговора начальника отдела D4 Сюрте Насьональ, отвечающего за контрразведку в отношении СССР, со своим руководством. Из подслушанного разговора стало известно сегодняшнее местоположение архивов Бурцева и РОВС. Это конспиративный дом отдела D4 на улице Сент Шарлез 2 в Париже. Со слов Харона, англичане, участвовавшие в операции по изъятию документов, требуют к ним доступ, но французы не спешат их передавать до окончания копирования. Особое внимание в шифровке Харон уделяет отпечаткам пальцев на документах. Он приводит в пример следующие слова начальника отдела D4: "Да, очень интересная информация по отпечаткам пальцев... я сам в шоке, господин Ментре...".
  Услышав последнюю фразу, Сталин подошел вплотную к Пятницкому и быстро спросил:
   - Чьи отпечатки пальцев? Он сообщает об этом?
  - Нет, в шифровке о принадлежности отпечатков ничего не говориться. Только указывается на особую заинтересованность и удивление начальника D4. Сталин прищурил тигриные глаза:
  - Удивление, говоришь, и заинтересованность... Ну-ну... А что говорят твои люди? Отпечатки пальцев можно подделать? А?!
  Грузинский акцент генсека, почти незаметный до этого мгновенья, резко усилился.
  Пятницкий, не контролируя себя в зарождавшейся панике и не понимая, откуда она возникла, немного отодвинулся:
  - Никак нет, товарищ Иосиф Виссарионович. Я предварительно проконсультировался у специалистов. Все как один заявляют, что это невозможно.
  Сталин, по-видимому, поняв, что без повода надавил на своего подчиненного, уже спокойно произнес:
  - Это достоверная информация?
  Мысленно выдохнув, Пятницкий поспешил ответить:
  - На все сто процентов. При нынешнем развитии техники и в видимой перспективе подделка невозможна, Иосиф Виссарионович.
  Ничего не сказав в ответ, генсек повернулся спиной к секретарю Коминтерна, подошел своему рабочему столу и начал с расчетливой неторопливостью раскуривать трубку.
  Раскурив ее, повернулся к Пятницкому и миролюбиво улыбнулся:
  - Какие выводы вы сделали? Что вы предлагаете, Осип Аронович?
  Пятницкий несколько секунд помолчал, переводя дух, потом решительно произнес:
  - Выводы следующие, товарищ Сталин. Данные, поступившие от разных источников, взаимно дополняют и подтверждают друг друга. По мнению наших аналитиков, вероятное сотрудничество немецких и французских спецслужб с целью нас дезинформировать близко к нулю. Вероятность имитации кражи "Внутренней линией" РОВС с целью скрыть новое местоположение архивов не превышает пяти процентов. В противоположность этим выводам, совместная операция французов и англичан по изъятию архивов приближается к девяноста трем процентам. Специалисты считают, что главной задачей изъятия документов является попытка взять под полный контроль верхушку белой эмиграции, используя компромат из архивов. Анализ предваряющих кражу документов событий приводит к выводу, что слухи, наполнившие Францию и США о якобы причастности нашей агентуры к происшедшему, скорость, с которой западная пресса начала вой в наш адрес, жесткая реакция дипломатических ведомств этих стран, говорят о том, что эту акцию могли провести только государственные органы. Прикрытием этой операции послужило предварительное распространение слухов с целью свалить всю вину на СССР и отвести подозрения от себя. Даже РОВС, с его разветвленной структурой и связями, на такую масштабную операцию не способен по финансовым причинам. И еще одна деталь. Как точно заметил один из наших аналитиков, при краже архивов ворам недоставало только надеть кожанки и буденовки с красными звездами, размахивать маузерами и материться по-русски, настолько кричаще, с прямым указанием на ОГПУ все было совершено.
  В своей шифровке Харон предлагает пойти на риск "засветки" и выкрасть архивы в ближайшее время. По его мнению, такой шанс нам больше может не представиться. В телеграмме он сообщает, что на случай принятия нами положительного решения им заранее приведена в готовность личная группа физической поддержки и дано указание на разработку плана проникновения в конспиративный дом Сюрте Насьональ. Я полностью поддерживаю его точку зрения. Информация, полученная нами в этом случае, может перевесить все издержки. Даже расконспирацию Харона. Нельзя оставлять такое оружие, как архивы РОВС и Бурцева, в руках наших противников, Иосиф Виссарионович.
  Сталин подошел к окну, постучал пальцами по стеклу, и, не поворачиваясь к Пятницкому, задумчиво спросил:
  - Как эвакуировать Харона с документами из Франции, вы решили?
  - Так точно, товарищ генеральный секретарь. Детально разработанный план у меня с собой. Докладывать?
  Генсек протянул руку:
  - Нет, не надо, дай его сюда, Осип.
  Забрав папку, Сталин сел за стол и долго, внимательно, с карандашом в руках, разбирал написанное. Прочитав все до конца, поднял тяжелый взгляд на секретаря Коминтерна:
  - В целом я поддерживаю ваши выводы и ваш план, товарищ Пятницкий. Будем изымать документы. Отправляйте срочную шифровку во Францию. И вот еще что. Я хочу, чтобы Харону передали вот это.
  Генсек набросал несколько строк на листе бумаги непонятными символами и вручил лист Пятницкому:
  - Все остальное по вашему плану. За эту операцию отвечаете лично. Идите.
  Когда за секретарем Коминтерна закрылась дверь, генсек длительное время, задумчиво смотрел на красную папку, оставленную ему подчиненным. Потом поднял трубку, связывающую его с секретным отделом ЦК ВКП(б):
  - Пришлите в мой кабинет специалиста по дактилоскопии. Я хочу, чтобы он снял отпечатки пальцев с одного документа...
  
  Выйдя из кабинета, Пятницкий устало присел на стул в приемной. Общение с генеральным секретарем далось ему сегодня нелегко. Обычно Сталин относился к его докладам доброжелательно и все предложения, как правило, утверждал с незначительными поправками. Такого Сталина, с его знаменитым "тигриным взглядом" в свой адрес, секретарь Коминтерна увидел впервые, и от пережитого чиновнику опять стало неуютно.
  Заметив его состояние, Поскребышев, с которым у Пятницкого были хорошие отношения, участливо налил ему стакан воды из графина. Взяв стакан, чиновник как-то отстранено отметил свои дрожащие пальцы. Пересиливая желудочный спазм, заставил себя выпить все до дна, чтобы немного успокоиться. Когда он поставил стакан на место, то боковым зрением заметил, что за ним сочувственно наблюдают странно одетый мужчина с длинными седыми волосами и невысокая женщина в простом, старомодном платье. Невольно повернувшись к ним, Пятницкий заворожено уставился на привлекательно-отталкивающее лицо женщины. Такая красота может быть у лужи с бензиновыми переливающимися разводами. Ты знаешь, что лужа грязная, но постоянно меняющаяся радуга красок заставляет раз за разом смотреть в нее.
  Эта пара сидела с эдакой непринужденной элегантной раскованностью в приемной, что было совершенно нехарактерно для такого места, где все себя чувствовали как в чистилище. Казалось, что они находятся вне этой комнаты, с ее тревогами, страхами и надеждами, и никто не замечает их присутствия. Внезапно женщина поднялась со своего стула, подошла к Пятницкому и положила ему на плечо свою руку. От руки по всему телу разлилось приятное тепло. Сделалось сладко, уютно и спокойно.
  Чиновник посмотрел в глаза непонятной женщине и сразу утонул в их черноте.
  В голове послышался ласковый, обволакивающий голос. Так мягко и ненавязчиво может обволакивать липкий кокаиновый дурман, суля неземные возможности и радости, но умалчивая о том, что будет за это расплатой:
  - Теперь у тебя все будет хорошо, человек. Иди к себе домой и ни о чем не беспокойся.
  Осип Аронович вдруг осознал, что с этого мгновенья он теперь навсегда предан этой женщине. Всем сердцем и душой. До самой смерти. Как собака. Что он ее любит больше матери и своих детей. И если ее не станет, он придет к ее могиле, сядет рядом с ней, завоет нечеловеческим голосом от безмерной тоски и умрет...
  Тряхнув головой, как будто освобождаясь от крепкого сна, чувствуя себя уверенно-спокойным, Пятницкий, кивнув на прощание Поскребышеву и уже не замечая необычную пару, вышел из приемной. Он уже не мог видеть, как странные мужчина и женщина, переглянувшись и не спрашивая разрешения секретаря, вошли в кабинет Сталина.
  
  В том, другом мире, откуда появился Егоров, историки, скрупулезно исследующие каждый шаг "Отца всех народов", с удивлением заметили, что с этого дня 1933 года генсек перестал появлялся на своих портретах и фотографиях смотрящим прямо и открыто. Теперь он будет всегда изображаться вполоборота или с полуприкрытыми глазами.
  
  С некоторых пор парижский клошар облюбовал для ночевок этот тупичок на Сент Шарлез, с которого на удивление хорошо просматривалась вся улица. Военные назвали бы это место удачной диспозицией. Днем он уходил по своим делам, небритый и пахнущий перегаром грошового вина, а к вечеру возвращался с полным бумажным пакетом, в котором глухо позванивали бутылки дешевого бургундского. Погода стояла теплая, и клошар, укрывшись только газетами, к полуночи вроде бы как засыпал. Вел он себя тихо, смирно и почти незаметно.
  Вот и сегодня, ближе к закату солнца, бомж проскользнул в свой тупичок и начал основательно устраиваться. Он разложил несколько заранее заготовленных картонных ящиков, лег на них, поставил в изголовье измятый пакет, вытащил из него тихо звякнувшую бутылку и с чувством к ней приложился. Сделав несколько глотков, клошар лег на бок и задумчиво стал обозревать небольшой дом, как раз напротив своего лежбища. Время тянулось медленно, тихо прозвонил вечерний колокол на ближайшей церкви, оповещая обывателей, что время готовиться ко сну. Бомж вздохнул и сделал непроизвольный жест рукой, как если бы у него на руке находились часы. Но какие часы могут быть у клошара? Поэтому он опять потянулся к бутылке и сделал из нее большой глоток. Время шло, клошар начал зевать. Еле слышно колокол оповестил всех обитателей улицы, что уже полночь и все, кто не ушел в объятия морфея, должны это делать немедленно, чтобы завтра с новыми силами взяться за насущные проблемы. Прошло еще два часа, клошар так же, с непонятной настойчивостью продолжал смотреть на небольшой дом, в котором к этому времени погасли все окна.
  Внезапно послышался тихий шелест шин и как раз напротив тупичка остановились четыре большие легковые машины с выключенными фарами. Тихо открылись дверцы, и чей-то уверенный голос негромко сказал по-французски:
  - Вторая и третья группы к бою. Первая - за мной. Действуем по плану.
  Неясные силуэты растворились в ночной темноте справа и слева от дома, а четыре оставшихся человека, быстрыми смазанными движениями перебрались через кованую ограду, очевидно посчитав для себя зазорным просто пройти через калитку, как это делают все приличные люди. Хотя, может, у них было хобби такое, незаметно-тихо перебираться через заборы? Кто знает...
  Было тихо. Заинтригованный клошар на удивление профессионально-осторожно выбрался из-под своих газет и по-пластунски подполз к выходу из тупичка. Пока ничего не нарушало сонную тишину улицы. Внезапно в одном из окон на первом этаже дома вспыхнул свет и, продержавшись несколько секунд, опять погас. Чьему-то чуткому уху могло бы показаться, что в доме послышался сдавленный крик и неясный хлопок. Через некоторое время после хлопка раздались шаги людей, несших явно что-то тяжелое. И действительно, из тихо скрипнувшей калитки, теперь уже не таясь, появилось несколько человек, несших четыре очень больших и явно очень тяжелых ящика, которые пришедшие осторожно стали ставить в багажники своих машин. Через несколько минут, тихо заурчав хорошо отрегулированными двигателями, автомобили, опять-таки не включая фар, тронулись и исчезли за поворотом. Теперь ничто уже не нарушало покой тихой буржуазной парижской улочки.
  Подождав еще полчаса, любопытный бомж с непостижимой для измученного алкоголем тела ловкостью, пригибаясь, мягкими крадущимися шагами перебежал улицу и тихо проскользнул через полуоткрытую калитку, ту, через которую недавно вытащили свой груз непонятные люди. Скрываясь в тени кустарника, клошар подкрался к входной двери особняка и легко ее толкнул. Дверь оказалась не заперта. В руке у нищего появился странный фонарь, который светил не круглым, а узким прямоугольным лучом синего цвета. Посветив в дом, бомж тихо выругался. В нескольких метрах от двери, неестественно выгнув шею, лежало тело крупного мужчины в форме мажордома. Дверь, по-видимому, в комнату для слуг, была открыта, и на ее пороге лежал труп другого мужчины лицом к полу. От его головы расползалось большое черное пятно. Клошар присвистнул и пробормотал по-русски:
  - Быстро же они управились. Но где же женщина?
  Женщину он нашел в соседней комнате, с перерезанным горлом, в постели, с которой она даже не успела встать. Проворно осмотрев всех троих, клошар целеустремленно стал спускаться в подвал. Железная дверь в него оказалась взломана. Было похоже, что ее вскрывали без лишних сантиментов. Четыре больших, прочных стола в подвале были уныло пусты, хотя можно было догадаться, что на них совершенно недавно стояло что-то большое и громоздкое.
  Еще раз внимательно все исследовав, бомж тенью выскользнул из дома и скорым, скользящим шагом, который у известной категории людей называется 'волчьим', покинул непонятную улицу. Надо полагать, он про себя решил, что порядочному клошару не место там, где ночью тихие люди шастают через заборы, таскают тяжелые ящики, по ходу ломая шеи здоровенным бугаям и без зазрения совести режут шеи очаровательным женщинам, прячущим пистолеты под подушкой...
  Через день после описанных выше событий на стол Берзина легла телеграмма от нового резидента 4 управления Штаба РККА в Париже с коротким и непонятным для непосвященных текстом: "Груз убыл".
  
  Назаров, Михаил Кузьмич, командир дальней подводной лодки "Народоволец", находящейся в настоящее время под погрузкой, проверял план боевой подготовки, разработанный его заместителем. Внезапно в командирской каюте раздался гудок корабельного телефона.
  Подняв трубку, Назаров услышал голос своего радиста:
  - Товарищ командир, по рации передали, вас срочно вызывают в штаб флота. Даже машину выслали.
  Положив трубку, Михаил Кузьмич задумчиво посмотрел на документы, пробормотал что-то незлобное про штабных крыс, убрал бумаги в сейф, опечатал его, поправил китель и стремительным шагом вышел из своей каюты.
  Поднявшись через рубку наверх, хозяйским глазом оглядел корабль, с удовольствием для себя отмечая, что два боцмана под неусыпным наблюдением старпома рьяно руководят личным составом, не давая рядовым матросам сачковать при погрузочных работах.
  Подойдя к своему заместителю, Назаров тихо произнес:
  - Виктор Юрьевич, отвлекись на минутку.
  Старпом выжидательно на него взглянул.
  - Я в штаб флота, действуй по расписанию.
  - Понял, Михаил Кузьмич
  Командир лодки козырнул своему заму и, пройдя мимо часового у трапа, сошел на пирс. Автомобиль действительно его ожидал. Это была машина начальника штаба флота. Отметив это про себя, командир "Народовольца" сел на переднее сиденье и коротко сказал матросу за рулем:
  - Трогай.
  В штабе его действительно ждали. Молчаливый порученец провел его пустыми коридорами до секретного отдела и передал с рук на руки незнакомому Назарову офицеру. Последний сразу проводил кавторанга в небольшой кабинет.
  За скромным рабочим столом в кабинете сидел человек, лицо которого Михаилу Кузьмичу почему-то было знакомо. Мужчина взглянул на вошедшего офицера и коротко кивнул, указав на стул возле своего стола:
  - Не надо представляться, Михаил Кузьмич. Давайте присаживайтесь, разговор будет долгим.
  Назаров разместился на краешке стула. Теперь он вспомнил своего собеседника. Это был исполнительный секретарь Коминтерна Пятницкий. Еще в начале года весь старший командный состав флота собирали на совещание командиров в Ленинграде, и Пятницкий выступил тогда вслед за Кировым, с лекцией о грядущей мировой революции.
  Подождав, пока Назаров усядется, Пятницкий протянул командиру подводной лодки одинокий лист бумаги и проговорил:
  - Сейчас я вам сообщу некую информацию. Перед этим вам необходимо ознакомиться вот с этим, товарищ командир.
  Взяв лист в руки, Назаров прочитал:
  "Секретариат ЦК ВКП(б).
  Особой важности. 23.08.33 года.
  Я, Назаров, Михаил Кузьмич, 1895 года рождения, командир подводной лодки "Народоволец" краснознаменного Балтийского Флота, настоящим обязуюсь выполнить все предписания, связанные с выполнением моего задания. Попытка разглашения данного документа или любой его части, а также последующего приказа, переданного в устной или письменной форме, его целей и задач, карается высшей мерой наказания".
  Собеседник терпеливо подождал, пока Назаров прочтет короткий текст:
  - Ознакомились?
  - Так точно, товарищ Пятницкий.
  Никак не отреагировав на то, что командир подводной лодки знает его фамилию, собеседник Назарова продолжил:
  - Надеюсь, вы понимаете, Михаил Кузьмич, что разглашение не допускается также и в отношении любых представителей власти СССР, за исключением тех, кто предъявит вам эту расписку как доказательство того, что имеет доступ к информации особой важности?
  - Так точно, понимаю.
  - Тогда подписывайте документ.
  Командир "Народовольца" не раздумывая подписал страшную бумагу. Он отчетливо осознавал, что в такие мгновенья малейшее колебание будет зачтено далеко не в его пользу. С соответствующими оргвыводами.
  Забрав подписанный лист, Пятницкий удовлетворенно улыбнулся и спрятал его в портфель. Через мгновение его лицо преобразилось. Взгляд стал холодным и колючим. Глядя Назарову в переносицу, Пятницкий стальным голосом произнес:
  - Слушай боевой приказ. 27августа сего года, в 04:00, в полной боевой готовности отшвартоваться от пирса и выйти в подводном положении в Финский залив. В 16:00 всплыть в координатах 60º0'36'' северной широты и 27º42'55'' восточной долготы в районе острова Мощный. Координаты повторить?
  - Никак нет, товарищ Пятницкий, я запомнил.
  - Тогда слушайте дальше. В 17:00 выйти на рабочую частоту 25,53 метра и получить на свое имя радиограмму. Все дальнейшие действия только в соответствии с приказом, полученным вами по рации. Ваше командование о предстоящей боевой операции предупреждено. Для команды - вы просто выполняете боевую задачу. Весь личный состав подводной лодки должен сразу же после всплытия подписать также вот это обязательство о неразглашении.
  Пятницкий передал Назарову еще один документ, на этот раз с печатью штаба Флота и подписью командующего. Документ проходил под грифом "совершенно секретно" и заканчивался словами "карается высшей мерой наказания по законам военного времени".
  - Здесь все ясно?
  - Так точно.
  - Тогда пойдем дальше. После получения задания, радиограмму с приказом уничтожить. Запись в книге полученных шифровок и корабельном журнале не производить. И последнее.
  Секретарь Коминтерна вынул из папки, лежащий перед ним, два запечатанных сургучными печатями конверта и передал их Михаилу Кузьмичу:
  - Вскроете их после получения радиограммы. У меня все. Вопросы?
  - Вопросов нет, товарищ Пятницкий.
  - Отлично. Готовьтесь к походу. И не забывайте про свою подписку. Вы свободны.
  Назаров резко встал, четко повернулся и строевым шагом вышел из кабинета.
  Вернувшись на корабль, командир подводной лодки вызвал к себе в каюту своего заместителя:
  - Виктор Юрьевич, завтра к 12:00, доложишь мне о готовности лодки к боевому походу. Все отпуска на берег с этой минуты отменить.
  Старпом, с которым они друг друга давно знали, нахмурился:
  - Уточнения по боевому заданию будут, Михаил Кузьмич?
  Назаров пустым, оловянным, военно-морским взглядом в упор посмотрел на своего подчиненного:
  - Нет, не будут.
  Старший помощник сразу приобрел официальный вид:
  - Разрешите выполнять?
  - Разрешаю. Свободны.
  Ранним утром 27 августа 1933 года, в ту пору, которую люди называют "час волка", дальняя подводная лодка Народоволец тихо отошла от своего причала и исчезла в надвигающемся тумане. Вся команда корабля находилась на местах, согласно боевого расписания. Скомандовав погружение, Назаров передал управление кораблем своему заместителю:
  - Виктор Юрьевич, поручите штурману проложить курс к точке 60º0'36'' северной широты и 27º42'55'' восточной долготы в район острова Мощный. Команде, не задействованной на вахте, отдыхать. Я тоже пойду передохну. За час до прибытия в заданный квадрат разбудите меня. И еще, - Назаров оглянулся по сторонам и, понизив голос, чуть слышно, одними губами прошептал:
  - Юра, не задавай мне вопросы в этом походе. Я тебе на них отвечать все равно не буду. Понял?
  - Понял, Миша, понял - так же шепотом ответил его заместитель - сразу, как ты из штаба флота вернулся, понял.
  После этих слов старпом, поправив на голове фуражку, громко, официальным голосом произнес:
  - Командир покидает боевую рубку. Беру командование на себя.
  
  Сон Назарова прервал гудок корабельного телефона. Голос заместителя в трубке произнес:
  - Товарищ командир, через 59 минут лодка выйдет в заданный квадрат.
  - Идти малым ходом.
  - Есть идти малым ходом.
  Когда лодка, по расчетам штурмана, вышла к указанным координатам, Назаров дал приказ на всплытие и вызвал к себе радиста-шифровальщика:
  - Федор Николаевич, настроитесь на волну 25,53 метра. В 17:00 на мое имя придет радиограмма. После приема запись в книге радиограмм не производить, ясно?
  Радист замялся, потом твердо посмотрел в глаза своему командиру:
  - Разрешите напомнить, товарищ капитан второго ранга, по приказу начальника штаба флота от...
  Михаил Кузьмич перебил своего подчиненного:
  - Я знаю этот приказ. По прибытии на базу можете написать на меня рапорт. А сейчас выполняйте мое распоряжение.
  В глазах радиста мелькнуло что-то непонятное. То ли одобрение, то ли понимание...
  - Есть, товарищ командир. Разрешите идти?
  - Идите.
  В 17:30 поступило сообщение от радиста:
  - Товарищ командир, вам радиограмма.
  - Давайте ее сюда, Николаевич.
  Два раза прочитав приказ, Назаров присвистнул и тихо, но с душой выругался. Потом процедив сквозь зубы, что-то вроде: "Они там совсем подурели", решительно приказал:
  - Старпом, штурман и радист в мою каюту.
  Его помполит было двинулся за ними, но командир "Народовольца" остановил его твердым взглядом:
  - С вами мы потом побеседуем. Займитесь пока своими непосредственными обязанностями, Остап Тарасович.
  Подождав, пока подчиненные разместятся, Михаил Кузьмич вытащил из сейфа переданный ему Пятницким для личного состава документ о неразглашении, положил рядом с ним на стол "вечную" командирскую ручку и произнес:
  - Ознакомьтесь и распишитесь, товарищи подводники.
  Когда все поставили свои подписи, Назаров, повернулся к радисту:
  - Я надеюсь, мне не надо вам напоминать, Федор Николаевич, что с полным текстом приказа ознакомлены только вы и я.
  - Никак нет, Михаил Кузьмич, напоминать не надо.
  - Очень хорошо. Тогда вы свободны. Я вас больше не задерживаю.
  После того, как радист вышел, Назаров обратился к старпому и штурману.
  - Теперь с вами. В силу полученных мной инструкций, до вас будет доведена только та информация, которая необходима для наилучшего выполнения приказа. Поэтому, штурман, записывайте координаты первого квадрата, куда должна выйти лодка, а вы, товарищ капитан третьего ранга, запоминайте.
  Дождавшись, пока штурман все записал, Назаров приказал ему идти и прокладывать курс.
  Оставшись наедине со своим заместителем, командир "Народовольца", приказал:
  - Ознакомь с документом о неразглашении остальной личный состав, Виктор Юрьевич. И проследи, чтобы каждый поставил свою подпись. После этого вернешь его мне.
  - Есть, товарищ командир. Я могу идти?
  - Ступай Виктор.
  Зам уже было поднялся, чтобы выйти, когда Назаров, напряженно думавший о чем-то своем, спохватился:
  - Совсем забыл, позови мне этого, - он скривился как от зубной боли, - Остапа нашего Тарасовича, Витя, позови. Пусть зайдет через пятнадцать минут.
  И безнадежно, тяжело вздохнул. Старший помощник понимающе усмехнулся, козырнул и вышел из каюты...
  После того как старпом вышел, Назаров достал из сейфа оба пакета, переданных ему секретарем Коминтерна, и вскрыл их. В первом оказался еще один небольшой запечатанный конверт, на котором было написано: "Передать старшему группы". Командир "Народовольца" пожал плечами и положил конверт обратно в сейф. Во втором лежал одинокий лист бумаги, на котором было напечатано: Пароль - "Цербер", отзыв - "Стикс". Вернув и его в сейф, Назаров опять задумался. Все происходящее начинало ему очень не нравиться. Все этого задание отчетливо отдавало интригами спецслужб.
  От нелегких размышлений его оторвал осторожный стук в дверь. Еще раз вздохнув, Михаил Кузьмич, сделав дежурное, свирепо-тупое командирское лицо, рыкнул:
  - Войдите.
  В это время в боевой рубке старпом, с интересом, краем глаза наблюдающий за дверью командирской каюты, азартно поспорил со своим внутренним голосом, насколько хватит терпения Назарова на помполита, которого на лодке не любили за его занудство и желание про всех все знать. Зам ставил на четыре минуты, а ехидный внутренний голос на три. Внутренний голос выиграл. Ровно через три минуты бледный помполит пулей вылетел из командирской каюты и помчался в проводить политинформацию со свободной вахтой. За ним, в надвинутой на самые глаза фуражке, блестя золотом нашивок на рукавах, ступая тяжелой поступью командора, появился Назаров Михаил Кузьмич, командир дальней подводной лодки "Народоволец":
  - Старпом, мать-перемать!!!
  - Я!! - Весело и яростно откликнулся зам.
  - Боевая тревога!!!
  - Есть боевая тревога!!!
  По всем помещениям подлодки разнесся вой ревуна. Раздался топот множества бегущих ног и лязг задраиваемых люков. Слаженный организм боевого корабля, синтез живого человеческого мяса и металла, предназначенный только для одной цели - убивать, живущий именно для таких мгновений, питаемый стальной командирской волей, солярой и электричеством, сработал как хорошие швейцарские часы.
  - Срочное погружение на двадцать метров!!!
  - Есть срочное погружение на двадцать метров!!!
  В 20:00 московского времени "Народоволец" стремительно ушел под воду.
  
  Вы когда-нибудь сидели в металлической цистерне два часа подряд? А шесть? А сутки? А трое? А неделями? И не один сидели, а с сорока семью здоровыми мужиками вместе, которые едят там, где спят, когда над головой постоянно что-то свистит, шипит и громыхает. Когда рядом с вами все вымазано машинным маслом и солидолом, когда до икоты хочется курить, а курить нельзя. Вы не сидели в такой цистерне? Нет? Ну и радуйтесь этому. Только подводник может понять подводника, что такое замкнутое пространство этой длинной железной бочки, плывущей неизвестно куда и неизвестно с каким заданием. В подводной лодке уши становятся важнее глаз. Вы спите рядом с торпедой, а уши слушают, не раздался ли треск лопающихся переборок. Вы не хотите слышать, но уши продолжают жить своей напряженной жизнью, вопреки вашему желанию. Информационный вакуум, так по-умному называют это желание ваших ушей психологи. Если приплюсовать сюда вполне понятное человеческое любопытство, то можно понять командира Народовольца, сколько сил ему приходилось тратить на пресечение всяческих разговоров о возможном маршруте и цели движения подводного корабля. Неожиданным помощником в этом деле, в отличие от помполита, на которого Назаров давно махнул рукой, оказался радист, Храмов Федор Николаевич, пришедший на флот еще до революции. Он как бы стал "душой" матросского коллектива, когда за ним не приглядывает тяжело-свинцовый, холодно-расчетливый командирский глаз.
  Вот и сегодня, обходя помещения корабля с обязательной ежедневной проверкой, кавторанг зашел в носовой отсек, из которого раздавался голос Николаевича и в котором разместились свободные от вахты матросы. Никем не замеченный, Назаров тихо вошел и прислонился плечом к переборке, с интересом вслушиваясь. Между тем, Храмов полностью овладев вниманием матросской аудитории, травил:
  - Идем мы значит с моим корешем, Пашкой, после месячного похода, молодые и здоровые, по Невскому. Ну, вы салаги, конечно, понимаете, что такое баб месяц не видеть в молодости.
  Вокруг рассказчика раздался одобрительный гул голосов, мол, ох, как понимаем. С улыбкой оглядев слушателей, радист продолжил:
  - Так вот, идем мы, и вдруг видим, перед нами та-а-а-кая барышня с чемоданчиком идет, ну та-а-а-кая. Все при ней. Кругленькая, аппетитненькая, каблучками цок-цок. У меня аж кровь прилила, и не только к лицу... Переглянулись мы с Пашкой, кивнули друг другу и на всех парах сзади к ней подходим. Я так галантно, по военно-морскому, ее спрашиваю - Барышня, может помочь вам?
  - Ну, а она?! - жадно потребовало матросское собрание.
  - А она - Храмов сделал мхатовскую паузу - она так гибко ставит свой чемоданчик на землю, что у меня внутрях все опрокидывается... И поворачивается к нам...
  Федр Николаевич опять замолчал.
  Вокруг него раздалось нетерпеливое:
  - Ну?!..Ну!?
  - А вот те и "Ну". Как мы ее лицо увидели, не смотря на месяц без женского полу, так не сговариваясь в один голос и сказали: - Если не хотите, то, как хотите, барышня... И дали полный назад....
  Под общий гогот Храмов добавил удрученно:
  - Нет, я никогда столько не выпью, чтобы с такой...
  Кавторанг про себя улыбнулся. Эта байка, в разных интерпретациях ходила по кораблям еще со времен царя Гороха.
  В это время кок, отдыхающий от своих кастрюлек и сковородок, попросил:
  - Слышь, Николаевич, ты нам хоть намекни, куда идем-то? Ты ведь все должен знать. Ну, хоть краешком намекни...
  Радист сделал таинственные глаза, вплотную подвинулся к спрашивающему, приобнял его за плечи и громким шепотом проговорил:
  Только тебе Сашка, и по большому секрету. Понял?
  - Конечно, понял. Так куда?
  - В Африку, Саша. За крокодилами. А тебя сделаем приманкой. Вон ты какой у нас упитанный...
  - Да ну тебя, Николаевич - разочарованно пробубнил кок.
  Понимающе засмеявшись, матросы начали расходиться по своим делам.
  Заметив, Назарова, Храмов сделал удрученно-хитрое, простецкое лицо.
  Михаил Кузьмич, усмехнувшись, тайком показав своему радисту вначале большой палец, потом кулак, повернулся и вышел...
  Сутки цеплялись за сутки, отмеряя мили приближения подлодки к ее цели. Ночью "Народоволец" всплывал и командир, чтобы личный состав совсем не озверел, разрешал, под присмотром старпома, несколько минут матросам по очереди дышать свежим морским воздухом. Два раза дозаправлялись от танкеров и получали продовольствие.
  Наконец, 15.09.33 г. штурман доложил командиру корабля:
  - Мы в заданном квадрате, в нейтральных водах. До Гавра 16 миль, Михаил Кузьмич.
  Назаров дал команду всплыть на перископную глубину. Было 17 часов 3 минуты по Гринвичу. Прямо по курсу подводной лодки, на расстоянии всего в 5 кабельтовых, стоял под якорем сухогруз "Архангельск". В перископ хорошо были видны вывешенные на нем сигнальные флаги: "Не имею хода. Мои машины остановлены. Помощь не требуется".
  Поблагодарив штурмана за отличную работу, Михаил Кузьмич приказал погрузиться на 30 метров. В 01 час местного времени "Народоволец" опять подвсплыл до перископной глубины и самым тихим ходом вышел к хорошо освещенному правому борту Архангельска на расстояние в полкабельтова. Дав команду на всплытие, Кавторанг в сопровождении старпома и штурмана поднялся в рубку и сам открыл верхний рубочный люк. Штурман тащил с собой два малых переносных корабельных прожектора со съемными цветовыми фильтрами.
  Установив прожекторы на рубке, он вопросительно посмотрел на Назарова:
  - Два зеленых, два красных. Давай - приказал последний.
  Послав оговоренный в приказе сигнал, командир "Народовольца" стал ждать ответа. Внезапно, на "Архангельске" погасли все огни, и буквально через минуту после этого пришел ответный сигнал в виде двух коротких красных и зеленых вспышек.
  Почти сразу за сигналами в темноте послышался звук работающей лебедки на сухогрузе и тихий всплеск от спущенной на воду спасательной шлюпки.
  - Сигналь еще раз - приказал Михаил Кузьмич штурману - а то мимо нас могут пройти.
  Тот быстро два раза включил и выключил прожектора.
  Из темноты опять пришел ответный сигнал. Отвечали, по-видимому, уже ручным фонарем. Через минуту стал слышен звук опускающихся в воду весел и прямо на рубку "Народовольца" вышла шлюпка с "Архангельска".
  С подплывшей лодки раздался тихий голос:
  - Пароль?..
  Кавторанг, вооруженный карабином, внезапно почувствовал себя неуютно. Он вдруг понял, что его держат на мушке. Поэтому он хриплым голосом прокаркал:
  - "Цербер".
  И тут же потребовал:
  - Отзыв!
  - "Стикс". Все нормально. Бросайте концы. У нас четыре больших ящика. Тяжелые, гады...
  Прием груза на борт подводной лодки занял час с небольшим. Капитан сам, со старпомом и двумя прибывшими, таскал ящики в свою каюту. Когда их расставили, третий из прибывших, представившийся как старший группы сопровождения груза, потребовал у Михаила Кузьмича разговора с глазу на глаз.
  - Слушайте меня внимательно, товарищ командир. Во время движения на базу в каюту никому не входить, включая и вас. Еду нам оставляйте перед входом. Нарушители будут убиты на месте. Все ясно?
  - Так точно, ясно. Разрешите вам передать пакет. У меня приказ.
  - Передавайте.
  Назаров подошел к личному сейфу, открыл его, вынул полученный от Пятницкого конверт и передал своему собеседнику. Тот внимательно осмотрел сургучные печати и тут же, при командире подводной лодки вскрыл его. Прочитав короткий текст, он ухмыльнулся и пробормотал:
  - Однако... хе-хе...
  Потом поднял жесткий взгляд на капитана "Народовольца":
  - Перед подходом лодки к контрольным точкам движения, а также при возникновении нештатных ситуаций, будете оповещать меня. А теперь идите. Я вас больше не задерживаю.
  Выйдя из своей бывшей каюты, командир подлодки мысленно выдохнул. От незнакомца вполне ощутимо пахло быстрой смертью. Впрочем, смотреть смерти в глаза капитану корабля было не впервой. И еще грело сердце то, что по поводу такого страшного гостя у Назарова, на самый крайний случай, тоже был недвусмысленный приказ. Он был обязан, при возникновении угрозы пленения или затопления лодки, ликвидировать принятых на борт людей и утопить груз... А приказы Михаил Кузьмич всегда выполнял, чего бы ему это не стоило...
  Обратный путь можно было бы назвать рутинным, если слово "рутина" применимо к возвращению из боевого похода. Но все рано или поздно заканчивается, так же начал подходить к концу и этот странный вояж "Народовольца". Сопровождающие груз действительно все это время почти не покидали каюты. За три часа перед подходом к Мощному Назаров оповестил об этом старшего группы, добавив при этом, что, в соответствии с полученным приказом, он обязан всплыть и послать в эфир заранее обусловленное сообщение. Выслушав командира "Народовольца", гость написал несколько цифр на листе бумаги, два раза подчеркнул частоту, на которой надо отправить его радиограмму и приказал отослать ее эфир после указанной в приказе.
  К оговоренному в приказе причалу А1 в Кронштадте "Народоволец" пришвартовался за три минуты до полуночи. В отличие от других случаев, когда прибывших подводников встречал кто-то из начальства, на этот раз все было иначе. За исключением трех автомобилей, два из которых были грузовыми, а один легковой, на причале ничего и никого не было. Когда караульная команда сбросила трап с "Народовольца", из легковой машины в сопровождении двух гражданских вышел Пятницкий. Он подошел к ожидающему его Назарову и молча предъявил ему его же расписку. Вслед за этим поинтересовался:
  - Все в порядке?
  - Так точно.
  Указав на часовых, секретарь Коминтерна потребовал:
  - Уберите ваших матросов и ведите нас на борт, товарищ командир.
  Подойдя к командирской каюте, Пятницкий несколько раз постучал в дверь каким-то хитрым стуком. Дверь в каюту открылась, но свет в ней оказался выключенным. Из темноты раздался голос старшего группы сопровождения груза:
  - Отойдите в сторону, Осип Аронович. И пусть ваши люди отойдут на пять шагов. Если не подчинитесь, через три секунды стреляем на поражение. Раз...
  - Да, да, отойдите и не мешайте Осип Аронович - раздалось за спиной Назарова, который наблюдал всю эту непонятную сцену.
  Назаров обернулся. Его радист и шифровальщик, Храмов Федор Николаевич, душа всего этого похода, старый коммунист, сейчас напряженный как струна, с хищным оскалом на лице, держал на прицеле двух маузеров Пятницкого и прибывших с ним гражданских. За спиной Храмова стояли двое вооруженных ручными пулеметами людей, в одном из которых Назаров с удивлением узнал слесаря, работавшего в ремонтных мастерских дивизиона подводных лодок. Как они все здесь оказались, для командира "Народовольца" оставалось полной загадкой.
  Пятницкий, по-видимому, не был готов к такому повороту событий. Он только начал пытаться что-то говорить, как Храмов сунул ему под нос какую-то бумагу.
  Прочитав ее, секретарь Коминтерна сразу как-то обмяк и пробурчал:
  - Ну, если Сам так решил...
  - Да, именно так и решил. Вы можете нас сопровождать, но охрана и доставка груза будет произведена "внутряком", а не лично вам преданными людьми. Вы хотите возразить?
  Пятницкий решительно замотал головой, мол, нет, и мыслей не было.
  - Поступайте, как считаете нужным - пробормотал он, и в сопровождении своих людей повернулся, чтобы уйти.
  Храмов небрежно обронил ему вслед:
  - Оставьте расписку, Осип Аронович, а то меня товарищ командир с лодки не выпустит.
  Проговорив это, он задорно подмигнул капитану "Народовольца".
  Небрежно забрав у Пятницкого страшный для Назарова документ, Храмов что-то проговорил на незнакомом языке гостю. Тот коротко, тоже на незнакомом языке ответил. В каюте зажегся свет, и Михаил Кузьмич увидел, как группа сопровождения груза опускает оружие. После этого Храмов со своими людьми и "гости" Назарова начали выносить ящики.
  Когда последний ящик был вынесен, Михаил Кузьмич поднялся на ходовой мостик. На пирсе, к его изумлению, машин Пятницкого уже не было. Их заменили другие автомобили. Храмов и "гости" уже было сели в свою легковую машину, когда бывший радист повернулся к своему командиру, одиноко стоящему на рубке "Народовольца":
  - Приятно было с вами служить, товарищ Назаров. Не забывайте о расписке. Удачи вам.
  Отдав честь, он закрыл за собой дверцу, и все три машины тронулись. Через минуту на причале уже никого не было. Михаил Кузьмич перевел дух, украдкой оглянулся и быстро три раза перекрестился.
  - Вроде пронесло - пробормотал командир подводной лодки, и устало прикрыл глаза...
  
  В то время, когда "Народоволец" пришвартовался к своему пирсу в Кронштадте, в Москве, в здании ОГПУ СССР на Лубянке, на столе Менжинского тихо зазвонил телефон прямой связи с начальником ИНО ОГПУ Артузовым. Они давно знали друг друга и поэтому председатель ОГПУ СССР, подняв трубку, просто сказал:
  - Я слушаю, Артур.
  На другом конце провода начальник политической разведки СССР, едва сдерживая волнение, произнес:
  - Надо немедленно увидеться и поговорить, Вячеслав. Немедленно. У меня есть очень важные сведения из Франции. Из самой верхушки РОВС. От "Иванова" и "Фермерши".
  Менжинский устало взглянул на настольные часы. Было уже четверть первого ночи.
  - А до утра не потерпит, Артур?
  - Нет, не потерпит. Я же сказал, срочно, понимаешь, Слава, срочно.
  - Ну, если срочно, то давай заходи.
  Вячеслав Рудольфович положил трубку, и устало потер виски.
  Внезапно тихо тренькнул еще один телефон. Судя по загоревшейся зеленой лампочке под фамилией, на этот раз через коммутатор к Менжинскому пытался дозвониться начальник секретно-политического отдела ОГПУ СССР Молчанов.
  Выругавшись тихим, незлым словом, Председатель ОГПУ поднял трубку и произнес:
  - Слушаю вас, Георгий Андреевич.
  В ответ послышался взвинченный голос подчиненного:
  - Товарищ Менжинский, из республиканских ОГПУ начали поступать чрезвычайные сведения.
  - Что за сведения?
  - Сегодня, простите, уже вчера, в 17 часов по московскому времени, совершены террористические акты на Украине, в Белоруссии, в Средней Азии, Советском Закавказье, в европейской и азиатской частях России. Взорван ряд обкомов и облисполкомов. Количество жертв и нанесенный ущерб уточняются. Судя по тому, что взрывы были произведены одновременно, несмотря на разницу в часовых поясах, мы имеем дело с заранее спланированной акцией, руководимой из единого центра. Поступающая информация нами сейчас обрабатывается. Через пять часов я буду готов предоставить свои выводы и предложения по создавшейся ситуации. У меня все.
  У Менжинского ухнуло сердце. Но взяв себя в руки, он твердо произнес только одно:
  - В 7:00 ко мне на доклад.
  Положив трубку, кнопкой вызова затребовал к себе дежурного помощника. Когда тот появился, приказал:
  - С этой минуты объявить особое положение по всем районным, городским, областным, краевым и республиканским отделам и отделениям ОГПУ. Готовый приказ должен лежать у меня на столе через двадцать минут. В 7:00 всех начальников управлений, отделений и отделов центрального аппарата ко мне на совещание. Исполняйте.
  Едва за помощником закрылась дверь, как здание бывшего Страхового Общества "Россия" ощутимо тряхнуло. С потолка посыпалась известка, а стекла в окнах жалобно зазвенели. Председатель ОГПУ подбежал к окну и выглянул. Напротив свирепо и радостно горело здание Лубянского пассажа. Раздался второй взрыв и одна из стен дома начала плавно валиться. Вячеслав Рудольфович прикрыл глаза. Он сразу понял, что произошло. Этим взрывом, прямо напротив здания ОГПУ СССР, неизвестные террористы бросили открытый вызов всей его службе. Насмешливо бросили. Как будто презрительно плюнули на ботинок и нагло уставились в лицо. У Менжинского от ярости сжались кулаки. Внезапно за его спиной раздался тихий голос Артузова, который был почти не слышен:
  - Я опоздал...
  Почему-то так же тихо Менжинский спросил:
  - Куда опоздал, Артур?
  - Со своим сообщением, Слава. То, что ты сейчас видишь, это начало охоты. Охоты Сталина на нас с тобой...
  
  Глава 8.
  
  "Я устал как собака. Нет, я устал как верблюд, который, как проклятый, тащился добрую сотню километров через пустыню, везя на своем горбу злого погонщика. Теперь этот верблюд, то есть я, хочет, чтобы ему дали пожевать хотя бы сухой колючки, позволили напиться из грязной лужи, и чтобы погонщик, этот славный и доблестный погонщик, товарищ лейтенант Фарада, куда-нибудь испарился". Так жалобно ныла маленькая частица сознания, пока Горе, лежал ногами кверху, как это положено по наставлению при дальних переходах, в какой-то грязной, вонючей, заброшенной избушке лесника. Впрочем, стоны этой частицы никому не были интересны, и в первую очередь самому Горю. Он был старшим в этой террор-группе и поэтому для своих подчиненных сейчас являлся сгустком целеустремленности и воли. Фарада, координатор нескольких таких групп, на которого жаловалась эта крупица сознания, присутствовал рядом только виртуально, в текстах приказов и инструкций на тактическом ноуте. Но от этого не становилось легче. Приказывать лейтенант умел.
  Пятерка Горя выходила после очередной "акции" на место встречи, где их должен был подобрать Егоров. Место должно было быть обязательно безлюдным, чтобы в момент открытия "двери" никого из посторонних рядом не оказалось. Таким образом, Егоров забирал несколько групп, которые шли отдыхать, а сам через "дверь" в других пунктах страны выбрасывал новые пятерки.
  Горе, отбрасывая лишние мысли, вздохнул и одним смазанным движением оказался стоящим на ногах. Двое суток назад их попытались задержать на окраине Киева. Даже не на окраине, а в подлеске возле города, в котором они переодевались в "хамелеоны", после выполнения задания. На них совершенно случайно вышла мобильная группа ОДОН. И это было очень плохо. Горе, как командир, не до конца отработал все действия по скрытности и мог винить в происшедшем только себя. И хотя перед "акцией" Фарада их предупредил, что такие группы обязательно должны были появиться после первых терактов, прокатившихся по стране, от этого положение не улучшилось. Пришлось срочно уходить. Они едва успели на всю одежду, продукты и документы, сложенные отдельной кучей, бросить две емкости с какой-то химической гадостью, превратившую все в мелкую труху за считанные секунды. При них остались их "хамелеоны", которые пришлось активировать уже на ходу, личное оружие и патроны. В соответствии с пунктом приказа, предусматривающим такую крайнюю ситуацию, Горе изменил маршрут движения и скорость перемещения, делая крюк больше ста километров для выхода к месту эвакуации. Впрочем, ушли от "местных" они быстро. После тех марш-бросков с полной выкладкой по пересеченной местности, которые им устраивал Фарада под Брянском, с нападениями, с окапыванием, этот двухдневный бег не представлял ничего особенного. Правда, с собачками, приписанными к мобильной группе ОДОН, пришлось повозиться. Они упорно шли по следу и оказались настырнее людей, давно и безнадежно отставших. Четыре крупных кобеля серо-черной масти, натасканные на задержание, через пять километров после начала преследования вышли на Молчуна и Говоруна, оставленных в прикрытии. Спустя полчаса заградгруппа их догнала, и на молчаливый вопрос командира - "Все в порядке?, Молчун сделал жест правой рукой - "нормально" А вот левую он держал на перевязи. И выглядел арьергард довольно потрепанным. Но это были мелочи. Дежурные неприятности, на которые при их работе никто не обращает внимания.
  При движении отдыхали урывками, ели то, что успевали сорвать с осенних ягодных кустов. Костер не разводили и не охотились, боясь оставить любые следы. Время поджимало. По большой дуге они приближались к точке встречи, до которой оставалось еще двадцать километров.
  Посмотрев на часы, Горе скомандовал:
  - Тронулись.
  Пробежав два километра по шагомеру, командир пятерки приказал перейти на шаг и идти километр для отдыха. Потом опять два бегом, и один шагом. Так они экономили силы и время, оставаясь практически постоянно в движении. Монотонность хода настраивала на воспоминания.
  Три недели назад их всех внезапно переправили на полигон, отозвав с центральной базы и из казарм, в которых они располагались рядом с ротой ОСНАЗ. Приказав прибывшим отдыхать и делая вид, что не замечает их вопросительных взглядов, командир взвода оставил озадаченных курсантов гадать о происходящем. На утро они, приученные к тому, что подъем на полигоне обычно начинается с влетающей в палатку дымовой шашки или ослабленной шок-гранаты, заслышав натренированными ушами знакомые шаги и ожидая очередной каверзы, встретили лейтенанта с автоматами наизготовку. Но вошедший в палатку Фарада, одетый в невиданную доселе курсантами темно-голубую форму с золотистыми погонами, просто и как-то очень по-домашнему, тихо сказал:
  - Через час, после завтрака, в полном боевом, на общее построение. Горе - старший.
  И, усмехнувшись, вышел. Не привыкшие к такому обращению курсанты напряглись. Спокойный голос лейтенанта мог означать только какую-то особо изощренную пакость, на которые он был мастак.
  В назначенное время они, бросая короткие, настороженные взгляды по сторонам и готовые, немедленно включив "хамелеоны", ринуться выполнять очередной, требующий запредельных усилий приказ, стояли в общем построении. Но, к всеобщему изумлению, такого приказа не последовало. На плацу их терпеливо ожидали Егоров, со стоявшей как всегда за спиной Ноей, Нога и инструкторы. Подполковник и командиры взводов были одеты в такую же странную форму, какую курсанты сегодня увидели на Фараде, но почему-то без головных уборов. За ними стояли длинные столы, на которых лежали небольшие кожаные чемоданчики и, непонятно к чему, темно-фиолетовые береты. Происходило нечто необычное. Ногинский переглянулся с Егоровым, вышел вперед и скомандовал:
  - Отряд, смирно!!!
  Двести двадцать человек закаменели. Оглядев всех тяжелым взглядом, подполковник внезапно улыбнулся:
  - Вольно.
  Ага, знали они такое "вольно". Спасибо, плавали. Себе дороже. Эта коронная улыбочка могла провести кого угодно, только не этих бойцов. Нога всегда довольно чуднО трактовал команду "вольно".
  Психолог помолчал несколько мгновений, всматриваясь в каждого. Коллективный организм строя, затаив дыхание, угрюмо-взвинчено ждал. Состояние боевого куража, привитое долгими тренировками и "промывкой", делало ответный взгляд двухсот двадцати пар глаз вызывающим. Мол, не томи, командир, давай приказывай, а мы тебе докажем, что ты не зря нас называешь головорезами. Ох, не зря! Даже ты не догадываешься, на что мы способны! Да нам море по колено, да нам любой приказ выполнить, как два пальца...!!!
  Подполковник почему-то вздохнул и тихо начал:
  - Докладываю. Вы все полностью прошли курс подготовки и сдали экзамены, о которых вам не сообщали.
  Вот такого начала никто из них не ожидал. Свое крайнее волнение и недоумение строй выразил тем, что действительно встал по стойке "вольно". А командир так же тихо продолжил:
  - Сегодня для вас знаменательный день. Я с вашими инструкторами называю его "днем возврата имени". С этой минуты, уважая ваше достоинство, ваши способности, вашу волю, умение добиваться выполнения поставленных задач, ваши человеческие и бойцовские качества, мы возвращаем вам ваши имена. Примите мои поздравления, господа.
  На плацу перед ангарами было так тихо, что было слышно, как поют птицы в окружающем лагерь лесу. Серьезность момента проняла всех. Они давно сжились со своими кличками и почти не вспоминали, что их когда-то звали по имени-отчеству. Это было очень давно, в какой-то очень далекой и наверно не в этой жизни...
  Немного помолчав, глядя в это мгновенье вроде как в себя и явно что-то вспоминая, подполковник продолжил:
  - Там, в нашем мире, откуда мы пришли, мы все принадлежали к боевому ордену. К элите этого ордена. Это было братство по оружию, и члены этого братства, когда их предала даже страна, за которую они воевали, умирали в бою со словами: "За боевой орден". Потому что СВОИ не предают. Тот боевой орден оставался единственным якорем нравственности для нас, убитых и выживших в том мраке предательства и лицемерия, который опустился после развала нашего государства.
  Нога замолчал. Молчал и строй, ощущая слова командира, идущие из самой глубины его души. Молчал, ощетинившись, сочувствуя тем неизвестным бойцам, преданным и оболганным.
  Подполковник ясными глазами оглядел серьезные лица:
  - Нет и не было выше доверия, чем доверие товарищей по оружию. Мы, прибывшие с Андреем Егоровичем, решили здесь создать такой боевой орден и считаем, что вы достойны быть его членами.
  Взволнованный гул пронесся по строю. Эти слова были теми, которых давно требовали их сердца. И командир произнес то, чего они давно подспудно желали...
  Терпеливо подождав, пока все утихнут, Ногинский тихо продолжил:
  - Мы никого не неволим. Выбор за вами. Если кто-то считает, что такой орден ему не нужен, пусть выйдет из строя. Даю личное слово - с этим человеком ничего не произойдет. Он даже будет обеспечен до конца жизни, но забудет, что он когда-то с нами встречался. На раздумья пять минут. Это ваш последний шанс. Выход из ордена будет только через кладбище. Время пошло.
  Мертвая тишина повисла над всеми. Для них, наученных принимать решения за доли секунды, пять минут являлись почти вечностью. Подполковник был чрезвычайно щедр.
  Все триста страшно долгих мгновений строй, не шелохнувшись, стоял каменной стеной.
  Взглянув на часы и оглядев всех еще раз внимательно, психолог улыбнулся:
  - Благодарю за доверие, господа.
  Потом закаменел лицом:
  - Символом нашего боевого братства будет фиолетовый, цвета лидерства, смерти и самопожертвования берет. Отряд, смирн-А!!
  Отдав команду, он достал из-за пазухи головной убор темно фиолетового цвета и надел его. На серебристой кокарде берета скалил зубы хищный зверь. Вслед за Ногинским такие береты начали надевать все инструкторы.
  Полковник скомандовал:
  - Начинайте.
  Фарада, стоящий перед строем четвертого взвода, серьезными глазами, как будто в последний раз уясняя для себя, можно ли на каждого из них положиться, всмотрелся в лица своих подопечных, помедлив мгновенье, громко произнес:
  - Виноградов, Валерий Николаевич, боевой псевдоним Горе, - ко мне!!
  У Горя, стоящего впереди взвода на правом фланге, екнуло где-то вверху живота. Его ноги, соображавшие в таких ситуациях быстрее, чем голова, и хорошо помнящие, какими длинными бывают километры в случае секундного раздумья над приказом, сами рванули к инструктору:
  - Товарищ лейтенант, курсант Горе по вашему приказанию прибыл!
  Фарада улыбнулся, передал ему вначале непонятный чемоданчик, потом вручил берет и протянул для пожатия руку:
  - Примите мои искренние поздравления, Валерий Николаевич. Быть вашим наставником было для меня высокой честью. Уверен, что орден сегодня принял в свои ряды достойного бойца.
  Валерка смешался от таких искренних и уважительных слов. Понимая его состояние, инструктор шепотом подсказал:
  - "Служу Родине и Ордену, товарищ лейтенант"
  - Служу Родине и Ордену, товарищ лейтенант, - как эхо повторил Горе.
  Фарада одними губами добавил:
  - Чемоданчик пока не открывай.
  Потом, приложив руку к берету, резко и громко скомандовал:
  - Встать в строй!
  - Есть встать в строй!
  Когда головной убор получил последний курсант и весь строй расцвел темно-фиолетовым, Ногинский, заговорщицки улыбнувшись, подозвал к себе Касатку с Фарадой и что-то им сказал.
  Эти двое вытащили из-за двери ангара и поставили перед строем нечто громоздкое, покрытое брезентом. Подполковник резким жестом сорвал покрытие, и перед изумленными курсантами оказалась клетка, в которой сидела росомаха невиданных размеров. Зверюга скалила зубы и скребла здоровенными когтями прутья клетки. Ее меньший собрат так же скалил зубы на кокарде у каждого.
  - Это живой символ нашего боевого ордена, господа. Прошу любить и жаловать. Имя сами ему придумаете. Мы его пробовали Филей назвать, но такое имя этому парню категорически не понравилось.
  Росомаха, вновь услышав позорную кличку, подходящую только для слепых котят-молокососов, рыкнула на подполковника и опять ударила когтями по прутьям клетки, вызывая обидчика на честный бой. Раздался восторженный рев двухсот двадцати луженых глоток, поддерживающих свирепого зверя в его праве на достойное имя. Довольный подполковник, дождавшись, пока утихнут последние крики, внезапно тихо сказал:
  - Внимание.
  Шум сразу прекратился. Нога повернулся к Егорову:
  - Андрей Егорович, прошу вас.
  Егоров, улыбаясь и явно наслаждаясь происходящим, шагнул вперед:
  - От всего сердца поздравляю вас, господа. Я позволил себе сделать небольшой подарок и вам, и Ордену в целом. Каждый получил чемоданчик, и наверняка вам интересно, что в нем находится. Я удовлетворю это любопытство. Во-первых, в нем лежат ваши полные комплекты документов, как гражданина СССР, так и гражданина Швейцарии.
  Строй курсантов взволнованно зашумел. Егоров приподнял руку, призывая к тишине. И хотя это был не подполковник, все умолкли сразу.
  - Во-вторых, - продолжил Егоров - там же лежат два чека. Один на пятьдесят тысяч долларов, другой на пятьдесят тысяч швейцарских франков. Чеки вы можете обналичить в швейцарском банке "Росс Кредит". В-третьих, в чемоданчике вы найдете банковскую книжку того же банка на ваше имя. Кроме того, там же лежат ключи от индивидуальной банковской ячейки, в которой находится килограмм золота в слитках по пятьдесят граммов. Я со своей стороны обязуюсь каждого из вас, у кого не будет возможности самостоятельно это сделать, раз в два месяца доставлять в Швейцарию, чтобы вы могли распорядиться своими деньгами.
  Строй растерянно молчал. То, что говорил Егоров, пока не укладывалось в сознании.
  Между тем он продолжил:
  - С этого дня вы все поставлены на денежное довольствие. Каждый из вас будет получать ежемесячную сумму в советских рублях, эквивалентную трем тысячам американских долларов. Эти деньги вы всегда можете положить на свой счет в "Росс Кредит". Пересчет на американскую валюту для вас всегда будет один к одному. Кроме того, вам будут полагаться премии за удачно выполненные операции. Отдельную сумму вы получите в случае ранения. После десяти лет службы вам будет положена пенсия в размере среднегодовой за десять лет, учитывая и доплаты. Ну и наконец, выходное пособие в размере годовой оплаты.
  Он немного помолчал, явно собираясь с мыслями. Потом хитро прищурился:
  - Я понимаю, что для вас это звучит немного дико, но теперь привыкайте, что вы обеспеченные люди. И ваша служба, или работа, называйте ее как хотите, должна хорошо оплачиваться. Я не хочу, чтобы люди, вступившие в воинское братство с моими друзьями, в чем-либо нуждались.
  Ну и последнее. В "Росс Кредит" открыт счет на имя вашего Ордена и на него положен один миллион долларов США. Распоряжаться этим деньгами я пока поручил Станиславу Федоровичу. Это мой вклад в поддержку вашего Ордена. Примите еще раз мои искренние поздравления, господа. А теперь, позвольте преподнести вам еще один подарок.
  Егоров повернулся к свой спутнице:
  - Ноя, на НАШЕМ острове все готово?
  Улыбающаяся Ваджра, выглядящая сегодня как озорная, свойская девчонка, таинственно кивнула головой:
  - Ага.
  Прямо за ее спиной начала появляться открытая дверь.
  Ноя переглянулась с инструкторами, и те, непонятно почему, начали ухмыляться.
  Егоров очень по-свойски подмигнул строю:
  - Пошли, мужики, отпразднуем это дело. Давайте, заходите взводами, парни.
  Это действительно был сюрприз из сюрпризов. Когда Горе встал на песок ИХ острова, он услышал смех. Смех множества молодых женских голосов...
  А через день их пятерка ушла на первый теракт...
  Воспоминания Горя прервал зуммер шагомера. Он взглянул на часы, компас, а потом коротко произнес в шарик микрофона:
  - Шагом. Азимут прежний.
  Отбросив приятные воспоминания, заставил себя сосредоточиться на предстоящем докладе о выполнении задания. "Разбор полетов" всегда был его слабой стороной, и приготовиться к нему следовало заранее.
  Их пятерку, заранее загримированную, Егоров "высадил" в предместье Киева, в Голосеево. "Акцию" они должны были совершить на следующий день. Поэтому группа, не торопясь, своим ходом, правда раздельно, добралась вначале до центра, где внимательно и долго осматривала уже вживую "свой" объект, чтобы прочувствовать его. А только потом, под вечер, взяв две пролетки, они отправились на Татарку, район в городе примечательный тем, что, как ранее полиция, так теперь и милиция нос в него старалась без особой нужды не совать.
  Эту старую часть Киева посоветовал Станислав Федорович. Ухмыльнувшись и почему-то закатив мечтательно глаза, он заявил, что лучшего места в городе, если срочно надо найти временное пристанище, не найти. Там всегда можно снять на ночь комнату без лишних вопросов. И действительно, их пятерка, идя тихими улочками между старыми домами, которые были окружены золотом тихих садов, набрели на старушку, сидящую на скамеечке возле низкого покосившегося заборчика. Она смотрела подслеповатыми глазами куда-то в небо и видела в нем только одно, ведомое ей. Горе, быстро осмотревшись по сторонам, сразу перешел к делу, как советовал Нога:
  - Добрый вечер, бабушка. Нам бы одну ночь переночевать. Хорошо заплатим.
  Старушка перевела на них взгляд. От ее мечтательности и старческой беззащитности не осталось и следа. Перед ними сидела бандерша, ушедшая на покой:
  - С вас по десять рубликов, с каждого, коршуны залетные, и ночуйте.
  Горе открыл было рот, чтобы посетовать на дороговизну и сбить цену, но потом вспомнил слова подполковника:
  - На Татарке не торгуйтесь. Вам там лишних вопросов задавать не будут, но за это предложат хорошо заплатить.
  Поэтому он молча полез во внутренний карман и достал деньги. Старушка живо их выхватила, и они растворились в ее руке. Ну, фокусница, право...
  - Пойдемте, коршуны.
  И приглашающе открыла калитку за своей спиной.
  Горе, глядя, как учили, вроде в сторону, но давая явно понять, что внимательно наблюдает за собеседником, тихо спросил:
  - А почему коршуны, бабушка?
  Женщина, так же, как и он, не смотря прямо, процедила в ответ:
  - Ну не соколы же. Ты в зеркало когда последний раз смотрелся, залетный? У тебя же смерть за спиной стоит и рукой твоей двигает...
  Старуха вздохнула:
  - Я вас навидалась таких...
  Потом взглянула прямо в глаза:
  - Мне до вас дела нет. Так будете ночевать или как?
  Горе угрюмо кивнул головой в ответ:
  - Да. Одну ночь.
  И, отодвинув старуху плечом, молча пошел к дому.
  Спали они вчетвером в одной комнате. Молчун тихо растворился в дворике, охраняя их сон. Рано утром, отказавшись от чая, предложенного хозяйкой, вышли из приютившего их домика, что бы больше никогда здесь не появляться.
  Молчун с утра, захватив вещи, отправился на северную окраину города, где должен был дожидаться их возвращения. А Горе, выслав остальных вперед, через два часа стоял на бывшей Думской, а теперь Советской площади перед зданием, где располагались областной и городской комитеты КП(б)У, а также облисполком. Оно и было его целью.
  Краем глаза он видел, как трое из группы поддержки, готовые незамедлительно прийти на помощь, по отдельности прогуливались неподалеку, изображая праздных горожан. В горошине наушника рации раздался четкий голос Говоруна:
  - Все чисто. Мы готовы.
  Горе не торопясь шагнул к входу. Возле дверей стояли два милиционера, внимательно смотрящие на подошедшего. Диверсант полез во внутренний карман, достал партийный билет и развернул его. Один из милиционеров, мазнув по фотографии и лицу взглядом, проронил:
  - Проходите, товарищ.
  Командир группы повернул ручку массивной двери и оказался внутри помещения бывшей городской Думы. Рядом с входом находился стол, за которым сидел еще один страж порядка. Горе положил перед ним свой партбилет:
  - Мне бы на прием записаться к товарищу Василенко Марку Сергеевичу, председателю облисполкома, товарищ.
  Суровый милиционер молча открыл его партбилет и начал изучать. Изучал долго, не менее пяти минут. Только что на зуб не попробовал. Потом позвонил куда-то, записал номер документа в толстую книгу и процедил:
  - Приемная налево по коридору, проходите, не задерживайте...
  В приемной оказалось много посетителей и находился еще один милиционер. Горе, заняв очередь, скромно разместился на колченогом стуле, возле пары шепчущихся мужчин. Краем уха он услышал:
  - А ведь раньше тут охраны не было. Это наверно после того, как начались эти...
  Почему в приемной установили добавочный пост, Горе не услышал, так как собеседники перешли на невнятный шепот. Впрочем, он и так догадался...
  Просидев пару минут, Горе вдруг схватился за живот. Сделав страдальческое лицо, он, кряхтя, поднялся со стула и шепотом обратился к милиционеру:
  - Товарищ, мне бы в уборную. Что-то прихватило. Мочи нет...
  Тот неодобрительно посмотрев на него, пробормотал:
  - Вот же нашел место. Ходят тут...
  Но увидев искривленное страданием лицо, смилостивился:
  - Ладно, иди за мной.
  Доведя страдальца до туалета, небрежно указал на дверь:
  - Только быстро давай.
  Горе, понимающе кивнув головой, скривив лицо, зашел и быстро осмотрел кабинки. В туалете никого не было. Он вернулся к входной двери, резко ее открыл и испуганным голосом проговорил:
  - Товарищ, там... там....
  Милиционер насупил брови:
  - Что там? Ты о чем?
  Отодвинув посетителя рукой, зашел в туалет, прикрыв за собой дверь, огляделся недоуменно:
  - Что здесь происходит?
  Не отвечая, Горе без замаха, резко ударил милиционера в область сердца.
  Тот мгновение постоял, а потом с остекленевшими глазами начал падать прямо на диверсанта. На углах губ запузырилась розовая кровь. Он два раза тихо, судорожно всхлипнул и перестал дышать. Горе подхватил заваливающееся тело и затащил его в кабинку. Посадив так, чтобы милиционер не смог упасть, закрыл дверцу на крючок. Быстро проверил пульс на шее. Пульса не было. Горе еще раз осмотрелся и в два движения перебросил себя через перегородку.
  С того момента, как его пропустили в бывшую городскую Думу, прошло четырнадцать минут.
  Он еле слышно проговорил:
  - Двигаюсь по плану.
  В ответ горошина наушника голосом Говоруна прошептала:
  - Принято. У нас все спокойно.
  Сделав важное и независимое лицо, Горе вышел из туалета и целеустремленно двинулся к концу коридора, где по плану, намертво закрепившемуся в его голове, находилась черная лестница. Толкнув обшарпанную дверь, быстро начал подниматься на третий этаж. Люк на чердак был закрыт на обычный висячий замок. Вытащив из воротника пиджака упругую проволоку, согнутую на конце в крючок, ковырнул ею несколько раз в замке и оказался на чердаке. Впереди, в полумраке угадывалась его цель. Это был кирпичный стояк, на который на крыше крепилась пятиконечная звезда, поставленная на место стоявшей когда-то скульптуры архистратига Михаила. В памяти всплыли слова
  подполковника:
  - Нам нужен резонанс, как можно больше резонанса. Важно разрушение не столько самих зданий, сколько символов, олицетворяющих власть.
  Горе достал из кармана карандаш-фонарик и заложил его за ухо. Встал на колени перед стояком, расстегнул пиджак и вытянул из брюк необычно широкий и толстый ремень. Резко рванул за пряжку и начал выдавливать из ремня пасту, которая на воздухе начала быстро превращаться в нечто напоминающее пластилин. Это была взрывчатка. Так же стоя на коленях, укрепил пластидный "кирпич" в заранее рассчитанное место у основания кирпичной кладки. Потом оторвал пуговицу с рукава пиджака, и два раза ее крепко сжал ладонями. Пуговица едва ощутимо завибрировала. Горе осторожно вдавил взрыватель во взрывчатку. По всем расчетам, ровно через час должен был прогреметь взрыв. Такие же взрывы должны были одновременно прогреметь во Владивостоке, Казани, и Астрахани. Шла третья волна терактов....
  Закончив минирование, Горе, встав с колен, вытащил из заднего кармана брюк плоскую фляжку. Отвинтил у нее крышку и намочил жидкостью ладони, которыми провел по лицу и волосам. И мгновенно преобразился. Исчез южный загар, а волосы из черных стали русыми. Из мужчины сорока пяти лет он превратился в того, кем и был на самом деле. Посветив фонариком, внимательно огляделся, не оставил ли чего. Все было в порядке. Пора было уходить.
  Закрыв за собой дверь на чердак, опять спустился на первый этаж по черной лестнице, и, пройдя с деловым видом озабоченного поручением начальства совслужащего мимо милиционера на входе, вышел на улицу. До момента взрыва оставалось пятьдесят одна минута...
  До северной окраины Киева они добрались без проблем через три часа и встретились в подлеске с Молчуном. Тут на них и вышла неожиданно спецгруппа ОДОН, поднятая по тревоге после взрыва.
  В конечном счете, они оторвались от погони. Но встреча с ОДОН говорила о том, что лично Горе, как командир группы, не выполнил полностью пункты наставления по скрытности. Это сулило большой нагоняй и жесткий "разбор полетов".
  Горе вздохнул и посмотрел на часы. Потом сверился с картой и компасом. Все, они пришли. До момента появления Егорова оставалось полчаса. Вот и эта маленькая, не больше пяти метров в диаметре полянка, на которой они были обязаны ждать. До ближайшего села было пять километров по прямой. У "местных" эта часть леса называлась "лешачьей", и сюда, судя по информации, переданной Фарадой, суеверные жители старались никогда не заходить.
  Еще раз оглядевшись, Горе дал команду отдыхать. Они расселись по краю полянки, на всякий случай не выключая "хамелеоны". Но видно кто-то на небе решил окончательно и бесповоротно, что горькая чаша "разбора полетов" для Горя еще не полна.
  Неожиданно для всех невдалеке послышались голоса, и через минуту на полянку вышли парень с девушкой. Эти двое, судя по всему, используя последние деньки бабьего лета, забрались так далеко в лес с вполне определенной целью. По видимому, они об этой полянке знали и пользовались ею, понимая, что сюда никто не забредет.
  Горе про себя выругался и взвыл, начиная всерьез думать, что именно он как магнитом притягивает к себе неприятности. Ну, вот скажите на милость, почему в этом огромном, непроходимом лесу не нашлось другого места для интимных отношений, кроме того, где тихо и спокойно, никого не трогая, сидит он, Горе, со своими подчиненными? Просто насмешка судьбы какая-то...
  Между тем события продолжали разворачиваться стремительно.
  - Ну, Ксанка... ну что ты...- бубнил парень, потихоньку освобождая свою подругу от платья. Девчонка хихикала. Хотя было видно невооруженным взглядом, что крепость выкинула белый флаг уже давно.
  Положение для террористов было дурацким из дурацких. Прямо возле сидящего на корточках командира парочка активно занимались любовью. Горе опасливо отодвинул ступню, о которую от интенсивных движений парня начала постукивать голова девушки. Впрочем, он мог и не отодвигать. Эти двое, охваченные любовным пылом, такой мелочи, как отползание корня березы, и не заметили.
  Горе был весь в смятении. К ТАКОМУ его не готовили.
  Он украдкой скосил глаза на часы. До появления Егорова оставалось всего пять минут. Но эти двое, похоже, не собирались останавливаться. Прошла еще минута. Надо было что-то делать. И немедленно. Решительным жестом человека, которому нечего терять, террорист рванул забрало шлема, и, глядя разъяренными глазами сверху вниз в полузакатившиеся от удовольствия глаза девчонки, рявкнул со страшной силой первое, что ему пришло в голову:
  - МЯУ!!!
  Он недавно начал отращивать "командирские" усы, которые, несмотря на все его старания, безнадежно топорщились в разные стороны, делая его круглую физиономию похожей на кошачью.
  Проказница, увидев прямо над собой разъяренное, неизвестно откуда появившееся лицо, заверещала не своим голосом, а ее глаза, до того подернутые поволокой удовольствия, расширились до размеров блюдца.
  Продолжая верещать, девчонка вывернулась из под парня и с истошным визгом "Леший!" припустила в чем мать родила с полянки. Ничего не понимающий, изумленный внезапным исчезновением предмета своего вожделения, парень поднял глаза от того места, где только что находилось лицо его возлюбленной, и встретился взглядом с образиной, напоминающей морду взбешенного кошака.
  - МЯУ!!! - еще раз в сердцах рявкнул Горе.
  Парень, икнув, на четвереньках, виляя голым задом, припустил за девчонкой. На поляне раздался хохот четырех здоровенных глоток и чье-то шипение, переходящее в рык. Невидимая сердобольная рука бросила вслед парню штаны и платье, упавшие ему на спину. Не вставая с четверенек и не оборачиваясь, любовник зажал возвращенное добро в руке, потом сделал спринтерский рывок с низкого старта и исчез вслед за девчонкой.
  Горе вытер лоб и, не скрывая чувств, выматерился вслух, махнув рукой на скрытность. Два прокола... Два прокола за один раз. Уму непостижимо...
  В это мгновенье на поляне начала проявляться дверь, в проеме которой стоял Егоров. Он прибыл вовремя, минута в минуту. Из-за его спины выглядывал озабоченный лейтенант. Давящиеся от хохота бойцы рванули тенями в проем мимо ничего не понимающих отцов-командиров.
  "Вот теперь мне конец" - тоскливо подумал Горе и последним прошмыгнул в дверь....
  
  ***
  
  Председателю ОГПУ при СНК СССР Менжинскому В.Р.
  Рапорт N 864/32 (Выписка. Отправлено по закрытой фототелеграфной связи)
  Экз. Единств. Сов.секретно
  Тема: "Террор"
  Дата: 21.10.33 г.
  
  Настоящим сообщаю, сегодня в 14.30 московского времени был совершен террористический акт в г. Киеве в отношении обкома и горкома КП(б)У на улице Воровского, 18.
  Террористом был установлен заряд на крыше здания, над кабинетом первого секретаря обкома КП(б)У. В результате взрыва первый секретарь обкома КП(б)У тов. Демченко Н.Н погиб. Ранение различной степени тяжести получили 9 сотрудников обкома. Зданию нанесен значительный ущерб, разрушен центр фасадной части здания. Учитывая время произведения теракта, происшедшее получило широкую огласку среди населения. Через двадцать минут, в соответствии с ранее полученным приказом N154К от 01.10.33 г. "О повышении бдительности и создании групп быстрого реагирования", здание было оцеплено. В результате обыска помещений в кабинке туалета первого этажа был обнаружен мертвым милиционер Митрощенко С.Н. По результатам вскрытия, смерть последнего наступила из-за профессионально нанесенного удара кулаком в область сердца, в результате которого сломанное ребро пробило легкое и сердечную мышцу. Под подозрением в совершении теракта находится сорокапятилетний мужчина, предъявивший партийный билет на имя Степашина Виктора Яковлевича под номером 0954167, который вошел в здание в 13:20 и, судя по книге посетителей, здания так и не покинул (словесный портрет прилагается). Мужчина объявлен во всесоюзный розыск.
  Через два часа после совершения теракта мобильным взводом войск ОДОН во главе с уполномоченным ОГПУ по киевской области Клименко С.Р. в лесу на севере Киева была обнаружена группа из пяти человек. Словесный портрет предоставить невозможно вследствие кратковременности контакта. Группа, проявляя высокую выучку, скрылась в лесном массиве. Ее преследование результатов не дало. Четыре служебные собаки, отправленные в погоню, были найдены мертвыми в пяти километрах от места обнаружения. Убийство собак было совершенно с помощью холодного оружия. Судя по оставленным следам, убийцами были два человека, оставленные для прикрытия. Специалисты отмечают безупречное выполнение этой группой требований по маскировке и прикрытию отхода, что еще раз указывает на высочайший уровень подготовки подозреваемых. Исходя из вышеуказанных фактов и анализируя ранее проведенные теракты на территории УССР, нами проводятся...
  
  Полпред ОГПУ по УССР Балицкий В.А.
  
  ***
  
  Прочитав рапорт Балицкого, Менжинский подпер голову ладонью, закрыл глаза и задумался. Он только что приехал с совещания политбюро, посвященного текущей ситуации в стране, на которое его пригласили. К удивлению председателя ОГПУ совещание прошло в очень конструктивной и спокойной атмосфере, в отличие от первого раза, когда стало известно о первых терактах. Генсек был спокоен и деловит. Он молча выслушал доклад и на изумление покладисто согласился со всеми предложениями, сделав лишь краткие замечания. Можно сказать, что Сталин был даже радушен, так как позвал присутствующих после совещания пообедать с ним. Обед продлился недолго, как и положено у деловых людей, ценящих свое и чужое время. Правда, настораживала одна деталь, которую Менжинский пока никак не мог понять. За столом почему-то постоянно меняли бокалы. Стоило отпить два-три глотка, как подходил официант и ставил новый бокал. И так продолжалось до самого конца.
  Покончив с обедом, Сталин предложил идти дальше работать и сопровождаемый охраной, в которой Менжинский с тревогой отметил отсутствие сотрудников из ОПЕРОД ОГПУ, покинул собравшихся. Эта молчаливость, новые неизвестные телохранители, о которых ему ничего не сообщили и которые были набраны непонятно где, были очень плохим признаком. Признаком того, что генсек действует в соответствии со своим планом.
   Менжинский еще раз достал из сейфа сводный документ, составленный из шифровок от "Иванова" и "Фермерши", и перечитал его. Задумчиво подчеркнул красным карандашом фразы - " ...готовится замена всего руководящего состава ОГПУ с помощью военных на 17 съезде ВКП(б). ... внутренней группой Коминтерна", "будет проведен ряд диверсий в СССР для дискредитации и показа несостоятельности руководства ОГПУ..."
  Закончив читать, вздохнул и подошел к окну, начав внимательно рассматривать останки Лубянского пассажа. Пора было решаться. Сегодня он просто физически почувствовал на своем затылке ствол готового выстрелить пистолета. С Артузовым они уже несколько раз прокачали сложившуюся ситуацию и пришли к общему мнению. Но без начальников особого и секретно-политического отделов, а также командира Дивизии особого назначения, задуманное осуществить было нельзя.
  Чтобы подстраховать себя в предстоящем разговоре и приступить к реализации своего плана, Менжинский срочно отозвал из Франции и Германии лично ему преданные подразделения из секции нелегальных операций ИНО ОГПУ во главе с Яковом Серебрянским и его заместителем Наумом Эйтингоном. Эти подразделения, проходящие в картотеках службы под названиями - "Особая группа" или "Группа Яши", были созданы им самим, и их задачей являлось глубокое внедрение на объекты военно-стратегического характера вероятных противников в случае войны, а также проведение диверсионных и террористических актов. Свой вызов он официально мотивировал как крайне жесткую необходимость присутствия таких специалистов для противодействия терактам, происходящим в стране.
  Серебрянский и Эйтингон были в курсе задуманного Менжинским и Артузовым. И полностью их поддержали. Эти двое все схватывали на лету и сразу сообразили, что в случае смены руководства, для которого в государстве идут на крайнее меры, им не избежать участия в расстрельных списках. Роли всех четверых были в предстоящем совещании распределены и отрепетированы заранее.
  Отбросив все сомнения, Менжинский решительно подошел к столу, поднял трубку телефона, соединяющего его с помощником:
  - Сообщите начальникам особого и секретно-политического отделов, а также командиру ОДОН, что они должны быть у меня в кабинете ровно через четыре часа.
  Положив трубку, сам набрал номер внутреннего телефона Артузова:
  - Я только что от Самого. Через час зайди ко мне с Яшей и Наумом. "Группе Яши" готовность номер один.
  Голос Артузова в трубке хрипло проговорил:
  - Именно с Яшей и Наумом?
  - Да, именно с ними - отрезал председатель ОГПУ и положил трубку.
  По договоренности с начальником ИНО, эта фраза "с Яшей и Наумом" означала переход к началу операции.
  Через четыре часа все приглашенные руководители находились в кабинете председателя ОГПУ. Когда все расселись, Менжинский, осмотрев всех долгим, ломающим взглядом, проговорил:
  - Я только что с заседания политбюро, на котором рассматривалась сложившаяся обстановка. Как председателю службы мне было задано много нелицеприятных вопросов, в связи с тем, что реальных результатов, я повторяю - реальных, пока не видно. В свою очередь довожу до вашего сведения, что считаю вашу работу неудовлетворительной. Подчиненными вам подразделениями делается преступно мало. С чем это связано, мы сейчас разберемся. Мной из-за рубежа вызваны сотрудники из группы специальных операций. Думаю, что свежий взгляд на происходящее поможет вам выработать новую концепцию противодействия, так как старая работает с нулевым результатом. Или ее кто-то заставляет работать с нулевым результатом. Так или иначе, для начала предлагаю всем присутствующим выслушать специалистов очень внимательно.
  Менжинский, повернулся к начальнику особой группы ОГПУ:
  - Яков Исаакович, прошу вас ввести нас в курс дела, с чем мы, по вашему мнению, собственно имеем дело. Я думаю, повторение прописных истин, если таковые и будут, никому повредит. Прошу вас.
  Серебрянский переглянулся с Эйтингоном и как-то странно улыбнулся:
  - Я позволю себе, товарищи очень краткую лекцию. Есть два понятия - террористический акт и диверсия. Отличительной особенностью терроризма является умышленное создание обстановки страха и напряженности. Теракт представляет собой психологический фактор, вынуждающий к действиям в интересах террористов и принятию их условий. Террор отличается от других преступлений тем, что здесь страх возникает не сам по себе и создается террористами не ради самого страха, а ради других целей. Самое главное, за террористический акт кто-то обязательно берет на себя ответственность. Обязательно.
  Теперь о диверсии. Диверсия направлена на экономическое и оборонное ослабление государства. Обязательным признаком состава диверсии является цель подрыва экономической безопасности, а также обороноспособности страны. Диверсии, как правило, осуществляются государственными структурами. И поэтому ответственность за диверсию тщательно скрывается. Вот это принятие на себя ответственности, или наоборот, ее отрицание, и являются основными внешними отличиями этих, гм..., противоправных действий. Прошу отметить, что диверсии очень часто выдают за террористический акт, тем самым пытаясь увести следствие по ложному следу. Проанализировав создавшуюся обстановку, считаю, что надо говорить о том, что в стране происходят именно террористические акты, а не диверсии. Взрывы направлены исключительно против зданий, в которых располагаются партийные и советские органы. А конкретно - против символов государственной и партийной власти. Другого определения я дать не могу. Гибель людей, сопровождающая эти взрывы, как мне видится, вторична. А вот для чего это делается, кроме того как показать, что в стране появилась сила, способная идти на конфронтацию с властью, мы должны решить. Что еще террористы хотят заявить этими взрывами? Какие условия они выдвигали? Пока ничего неизвестно. Я так понимаю, об условиях нет ни слова, Вячеслав Рудольфович?
  Серебрянский вопросительно взглянул на Менжинского. Председатель ОГПУ хмуро процедил:
  - Просто взрывы и все.
  - Тогда, с вашего позволения, я буду заканчивать. Есть еще одна особенность. Действия террористов внутри страны очень сложно пресечь, если в них заинтересован кто-то из государственного аппарата. Например, в спецслужбах. Тогда они имеют мощное прикрытие, и бороться с ними можно только одним способом - вычислить и обезвредить покровителей.
  Услышав последние слова, председатель ОГПУ, не подымая глаз от стола, произнес:
  - Пожалуйста, поподробнее о прикрытии в спецслужбах, товарищ Серебрянский. Как это может выглядеть?
  В ответ Яков Исаакович простецки улыбнулся:
  - Схематично это выглядит так. Существует сговор нескольких должностных лиц, которые, пользуясь своим влиянием и финансовыми возможностями службы, организовывают ряд терактов в стране. Кажущееся бездействие вначале они мотивируют сложностью работы. На втором этапе теракты учащаются, и кого-то из рядовых исполнителей даже арестовывают. Выдавая эти аресты за успех и имитируя, что они вот-вот доберутся до мнимых заказчиков, истинные заказчики начинают себе требовать бОльшие полномочия. И так по спирали. В результате вся реальная власть в службе переходит в руки организаторов терактов. Но на этом они не останавливаются. С полученными сверхполномочиями они фактически начинают диктовать свои условия руководству страны. Как итог, если заказчиков вовремя не остановить, в их руки, де-факто, переходит уже политическая власть. В результате мы получаем свершившийся ползучий переворот.
  Проговорив последнюю фразу, Серебрянский посмотрел на Менжинского:
  - Я закончил, товарищ председатель.
  Менжинский, не говоря в ответ ни слова, встал и начал вышагивать по кабинету. Подошел к окну и, в который раз за последние дни, начал рассматривать развалины Лубянского пассажа. Повернувшись к сидящим в кабинете, показал пальцем за спину:
  - Наглая, прекрасно спланированная и качественно выполненная террористическая акция, бьющая по престижу нашей службы. Но мы найдем заказчиков. Чего бы это ни стоило. И обязательно будем судить пролетарским судом. Что вы делаете для этого, товарищ Молчанов?
  Председатель ОГПУ ледяным взглядом посмотрел в переносицу начальнику секретно-политического отдела.
  Чекист вскочил со своего стула и вытянулся по стойке "смирно". Менжинский брезгливо поморщился:
  - Да сядьте вы на место, Георгий Андреевич. Чего вы мне тут цирк со строевой подготовкой устраиваете? Вы еще как на плацу орать начните. Отвечайте лучше на вопрос.
  Побледневший начальник секретно-политического отдела сел и перебрал несколько листков бумаги перед собой:
  - Нами приняты предельно возможные меры в области безопасности по охране зданий органов партийной и советской власти, Вячеслав Рудольфович. На входе проверяются все посетители, а также сотрудники учреждений, за исключением первых должностных лиц. Усилена охрана помещений. Введено круглосуточное дежурство сотрудников в штатском по периметру охраняемых объектов. На ноги поднята вся агентура осведомителей. Созданы группы оперативного реагирования взводов ОДОН, во главе каждого из которых стоит оперативник ОГПУ. К сожалению, сотрудникам отдела ни разу не удалось предотвратить теракт и схватить исполнителей. Такое впечатление, что исполнители буквально растворяются среди местного населения. Облавы в городе и прочесывание лесов ни к чему не приводят, за исключением последнего случая под Киевом. Аналитической службой отдела разработаны несколько версий, кто может стоять за всем происходящим. И мы их все отрабатываем. Факты приводят к выводам, что против нас действует мощный подпольный центр с разветвленной сетью по все стране. Считаю...
  Менжинский его резко перебил:
  - Считайте что хотите, товарищ Молчанов. У вас нет главного - результатов. Предъявите мне результаты вашей работы. Где уменьшение количества терактов? Где арестованные исполнители? Где имена, фамилии, адреса заказчиков? Их источники финансирования? Структура организации? Или ваш отдел способен только дела за анекдоты заводить? Три недели, целых три недели, вы топчетесь на месте. Почему? С чем это связано?
  Было видно, что председатель ОГПУ еле сдерживает себя. Напряженная подозрительность в кабинете стала физически ощутимой. Только начальник ИНО и "спецы" из группы нелегальных операций выглядели непонятно спокойными.
  Менжинский перевел взгляд на начальника особого отдела:
  - Может, контрразведка работает лучше и ей есть чем нас порадовать, а, товарищ Гай? Говорите, я слушаю вас внимательно.
  Начальник особого отдела, вытирая пот со лба мятым платком, скороговоркой забубнил:
  - Особым отделом, Вячеслав Рудольфович, также делается все возможное по обнаружению вероятных организаторов и исполнителей терактов. В результате проведенных мероприятий нами были выявлены и задержаны два представителя разведок Румынии и один Германии. По моему личному приказу были арестованы нелегальный резидент Великобритании в Ленинграде и резидент Италии в Одессе, бывшие в долговременной разработке, через которых шла наша оперативная дезинформация за рубеж. Все арестованные прошли через особые методы допроса, которые подтверждают их непричастность к происходящему. Контрразведкой подняты "в ружье" старые, еще дореволюционные специалисты по подпольной работе. Мы рассматриваем...
  - Значит, - перебил его председатель ОГПУ, - у вас на этот момент тоже нет никаких ниточек, за которые мы могли бы дернуть, что бы распутать весь клубок. А, товарищ начальник особого отдела?
  Тот помялся:
  - Пока нет, Вячеслав Рудольфович...
  Менжинский цинично усмехнулся и вкрадчивым голосом произнес:
  - А может, вы просто не хотите найти, Марк Исаевич? Из каких-то своих соображений? Чем занимаются все ваши осведомители? Что происходит в армии? Может, уши растут оттуда? У вас есть какие-то данные по активности военных, кроме тех, которые вы мне представляли по высшему командному составу? Неизвестные нам школы, неожиданные контакты на среднем и низовом командном уровне с неизвестными нам людьми? Активность военных специалистов по взрывному делу в местах проведенных терактов?
  Он повысил голос: - Есть такие данные? Или вы из каких-то своих соображений их скрываете, как возможно скрывает... - председатель ОГПУ перевел внезапно забешеневший взгляд на начальника секретно-политического отдела - Георгий Андреевич?
  Оба чекиста побледнели и, казалось, боялись дышать. Обвинения, которые они сейчас слышали от председателя ОГПУ, были очень серьезны и могли закончиться для них плачевно. От дурного предчувствия у Молчанова перехватило дыхание.
  Между тем Менжинский, не обращая на них внимания, яростно уставился на командира ОДОН:
  - И как понимать вот это донесение, товарищ Кондратьев, - председатель подошел к столу и швырнул на него бланк с рапортом полпреда ОГПУ по Украине. - Ваши люди, видите ли, не смогли догнать подозреваемых. С собаками не смогли догнать. Как удачно рвется единственное звено цепочки, могущей нас привести к террористам. Это недостаток подготовки или нечто худшее? А может, будем называть вещи своими именами? Ведь это не преступная халатность. Это махровый саботаж.
  Командир ОДОН съежился на своем стуле. В кабинете повисла тяжелая тишина. Казалось, даже было слышно, как пульсирует жилка на лбу начальника секретно-политического отдела.
  Менжинский сел снова в кресло и резко сломал карандаш, лежавший перед ним на столе. Потом, очень спокойно и как-то равнодушно глядя поверх голов собравшихся, произнес:
  - Товарищ Серебрянский абсолютно прав, говоря, что якобы нераскрываемые теракты могут происходить только под покровительством высшего руководства спецслужб.
  Услышав его последние слова, Артузов, Серебрянский и Эйтингон, резко отшвырнув стулья, на которых сидели, отпрянули от стола, вытащили пистолеты и направили их на затравленно оглядывающихся начальников отделов и командира ОДОН.
  А председатель ОГПУ, вроде бы не обращая внимания на происходящее, продолжил, переведя пустой взгляд на этих троих:
  - В ваших действиях просматриваются все элементы сговора. Вы арестованы по подозрению в создании террористической организации.
  Он повысил голос:
  - Руки на стол!!!
  Дверь в комнату отдыха председателя ОГПУ резко открылась, и из нее стремительно выбежали неизвестные, которые заломили руки арестованным. Начальник особого отдела попытался что-то сказать, но был сбит с ног ударом в лицо. После этого арестованных начали избивать прямо в кабинете.
  Безразлично глядя на все происходящее, Менжинский сухо проговорил начальнику ИНО:
  - Во внутреннюю тюрьму, на допрос.
  Избитых, в наручниках, их втащили в личный лифт председателя, идущий прямо из кабинета в подвал. Внизу всех троих закрыли в одной камере, сорвали одежду и прямо за наручники подвесили на крюки, прикрепленные цепями к потолку.
  Менжинский с брезгливостью их всех осмотрел и громко произнес стоящему рядом с ним Артузову:
  - Они должны все рассказать. Немедленно. В средствах я тебя не ограничиваю, Артур Христианович. Я буду наверху, доложу об аресте и выдвинутых против этой швали обвинениях.
  И вышел.
  "Почему охрана тюрьмы сегодня в гражданском?" - была последняя здравая мысль начальника секретно-политического отдела.
  Его били куском толстого резинового шланга изощренно и долго. Рядом, так же подвешенных за наручники так, что пальцы ног едва доставали до пола, избивали командира ОДОН и начальника особого отдела.
  После серии ударов человек, которого чекист никогда не видел во внутренней тюрьме, отступал на шаг и задавал одни и те же вопросы:
  - Кто был инициатором создания организации? Кто состоит в заговоре? Структура? Имена? Говори, падла!!
  Из последних сил, все еще надеясь на чудо, Молчанов хрипел в ответ:
  - Это ошибка, это ошибка...
  В ответ палач опять замахивался шлангом, и для начальника секретно-политического отдела оставалась только боль и ничего, кроме боли.
  В себя он пришел от потока холодной воды, выплеснутой прямо в лицо. Молчанов помотал головой и обнаружил себя голым, сидящим на металлическом табурете, со скованными за спиной руками. Рядом с ним, так же скованные, сидели Гай и Кондратьев. Напротив них, за столом, вальяжно развалясь на стуле, разместился Менжинский и внимательно вглядывался в своих подчиненных.
  Молчанов потряс головой, заставляя себя сосредоточиться. Во рту что-то мешало. Чекист провел языком по нёбу и, выплюнув два выбитых зуба, прохрипел:
  - Это какая-то ошибка, товарищ председатель. Трагическая ошибка.
  Менжинский обвел троих взглядом:
  - Все так считают?
  Сплевывая кровь, начальник особого отдела тоже прохрипел:
  - Это действительно ошибка.
  Проговорив это, он закашлялся, и его стошнило кровью.
  Командир ОДОН, похоже, еще не пришел в себя и просто старался не упасть с табурета от боли. Судя по всему, у него было выбиты оба плеча.
  Председатель ОГПУ хищно улыбнулся:
  - Ах, ошибка... Но вот незадача какая, граждане подозреваемые. В течение трех недель никто из вас ничего не сделал. При всей той власти, которой вы обладаете. Никаких следов, никаких зацепок. Никто не пойман. Ни один из террористов даже не уничтожен. Ты бы какие выводы сделал, а, Георгий Андреевич, будь ты на моем месте?
  Менжинский уставился тяжелым взглядом прямо в глаза Молчанову. Тот, понимая, что председатель ОГПУ задает вопросы, ответ на которые, в их системе, может быть только один, опустил голову. Начальник особого отдела и командир ОДОН тоже молчали. Отвечать было нечего.
  Менжинский брезгливо бросил:
  - Чего молчите, ...ля?? Где доказательства того, что происходящее сейчас с вами - трагическая ошибка, как вы говорите? У вас есть факты, подтверждающие вашу правоту? Или тут, рядом, в камерах сидят исполнители и заказчики терактов, которых вы поймали?
  Председатель ОГПУ повысил голос:
  - Продолжаете молчать? Ну, ну... Ладно, можно сказать, что с вами и не начинали работать. Думаю, после спецдопроса вы запоете, Даю вам последний шанс. Отвечать быстро. Где, когда, при каких обстоятельствах, вы вступили в преступный сговор? Кто был инициатором сговора? Связи с исполнителями, структура организации, пароли, имена, явки? За сколько сребреников продали страну, суки? Ну?!!
  Менжинский уставился давящим взглядом прямо в глаза Молчанову. У того тоскливо стукнуло сердце. Чекист понимал, что после особых методов допроса он отсюда прежним не выйдет. От него останется только его пустая оболочка. И через минуту он превратится из Молчанова, целой вселенной со своими надеждами, мыслями и желаниями, в просто воющий от боли кусок мяса, который будет говорить любые слова, лишь бы на мгновение прекратить боль. Все, что было перед этим, все это избиение, было лишь прелюдией, невинной разминкой.
  Начальник секретно-политического отдела обреченно вздохнул и попрощался сам с собой. В камере повисло тягостное, безнадежное молчание.
  Менжинский повернулся к Серебрянскому:
  - У вас все готово?
  - Так точно.
  - Давайте команду своим людям.
  Внезапно из-за спин задержанных послышался голос начальника ИНО:
  - Может, им дать почитать копии донесений "Иванова" и "Фермерши", Вячеслав Рудольфович?
  Председатель ОГПУ, продолжая рассматривать арестованных, непонятно усмехнулся:
  - Ты думаешь?
  Послышались шаги, и появившийся в поле зрения Артузов, подвинув себе свободный стул, сел напротив допрашиваемых:
  - Советские ученые утверждают, что чтение развивает способность быстро соображать и расширяет кругозор. Да и вообще очень полезное занятие в любом возрасте.
  Менжинский с деланным сомнением взглянул на начальника разведки и показал пальцем на избитых чекистов:
  - Ты считаешь, что оно пойдет на пользу их умственным способностям?
  Начальник ИНО вздохнул:
  - Учиться никогда не поздно.
  Помолчав в ответ несколько секунд, председатель небрежно произнес:
  - Ну, тогда дай. И еще копии его рапортов, - он показал подбородком на Молчанова, - по "Седому" тоже дай. Только вначале пусть их в порядок приведут.
  Проговорив последние слова, Менжинский встал и начал неторопливо прохаживаться по камере.
  С них сняли наручники, а Эйтингон, профессиональным движением часто повторяющего одну и ту же процедуру человека, быстро вправил оба плеча Кондратьеву.
  Кто-то подошел к Молчанову сбоку, и он почувствовал, как в плечо кольнуло. Серебрянский протянул начальнику секретно-политического отдела таблетку и почти участливо произнес:
  - На, вот, положи ее под язык. Только не глотай. И не ешь потом сутки сахар, а то загнешься.
  Через несколько мгновений Молчанов почувствовал, что боль отступила и голова способна соображать.
  Поняв, что они пришли в себя, Артузов поднялся из-за стола и бросил каждому на колени по тонкой папке:
  - Читайте.
  Ничего не понимающие арестованные трясущимися руками перевернули первую страницу. Это была передышка. Передышка перед дорогой в ад.
  Председатель ОГПУ продолжал молча вышагивать из одного конца камеры в другой, терпеливо ожидая, пока его подчиненные не ознакомятся с документами. Когда он через некоторое время повернулся к ним, на него смотрели глаза совершенно других людей. Людей, нашедших дорогу назад из преисподней и решивших никогда в нее больше не возвращаться. Любыми способами. Это были глаза людей, быстро все понявших и принявших для себя определенное решение. И еще, как ни странно, в их взгляде была благодарность.
  Менжинский устало улыбнулся:
  - Теперь осознали, почему вы никого не можете поймать? Дошло?
  Начальник особого отдела покрутил вокруг головы пальцем и прохрипел:
  - Чисто?
  Председатель ОГПУ в ответ усмехнулся. Этот всегда схватывал быстрей всех:
  - Три часа назад проверяли, перед тем как вас сюда привести. Говори смело, Марк Исаевич.
  Контрразведчик повернул свое в кровавых разводах лицо к Артузову:
  - Что с парижским резидентом? Все шло через него, как я понимаю?
  Начальник ИНО равнодушно махнул рукой:
  - Резидент и сотрудник, курировавший "Иванова" с "Фермершей", срочно отозваны. Оба сейчас сидят в соседнем крыле. В одиночках. Здоровье у них сегодня ухудшится. С летальным исходом. Так что утечки не будет.
  Начальник особого отдела, поморщившись, вздохнул:
  - А я-то, дурак, все не мог сложить этот пасьянс. Теперь все встало на свои места. И непонятное поведение Берзина с его тайнами и невозможностью отследить его разговоры по телефону, - он указал пальцем на подшивку рапортов по "Седому", - и активность высшего руководства РККА, о которой я докладывал. И все их разговоры, и непонятные встречи. Как, оказывается, просто... Коминтерн и армия, которая выполнит силовое прикрытие операции. Все сходится. Красиво задумано. И выхода Усач нам не оставил. Или мы его, или он нас...
  Думающий в это время о чем-то своем начальник секретно-политического отдела, взглянув исподлобья на председателя ОГПУ, внезапно спросил:
  - Информацию перепроверяли?
  Менжинский внезапно разозлился по-настоящему:
  - Хрена ее проверять, Жора? Ты что, совсем...- он попробовал подыскать слово, потом махнул на это рукой, - по стране взрывы идут, обкомы горят, как свечки, милиционеров убивают профессиональным ударом рукой в сердце. Заметь, рукой, а не ножом. Таким ударам только люди из нашей особой группы обучены. Остальных этому просто не учили. Вон тебе перепроверка, иди, посмотри на пассаж, полюбуйся. Одни головешки торчат. Какие еще факты нужны?! Тебе скоро под кресло бомбу положат или вон на этот крюк повесят уже по настоящему, - он пальцем ткнул в потолок, с которого свешивалось на цепи нечто похожее на громадный рыболовный крючок, - а ты о какой-то долбанной перепроверке говоришь. Честное слово, Жора, я думал ты умнее...
  Молчанов примиряющие поднял ладони:
  - Да понял я уже все, Вячеслав Рудольфович, понял. И за науку спасибо, что показал, что нас в итоге всех ждет.
  Председатель в ответ сардонически усмехнулся:
  - Не стоит благодарности, всегда, пожалуйста, товарищ Молчанов. Обращайтесь, если что...
  Начальника секретно-политического отдела внезапно затрясло. Сказалось нервное напряжение. Он ощерился осколками выбитых зубов и захохотал:
  - Простите, - прохрипел он, - не сдержался - но какая же все же Усач сука... Ну и кому после этого верить?
  Он встряхнул головой и несколько раз глубоко вздохнул и выдохнул, беря себя в руки.
  Менжинский равнодушно взглянул на подчиненного:
  - Да ладно, не демонизируй его. Просто это прекрасно задуманная и качественно выполненная комбинация. Профессионально выполненная. Учись. Как профессионал я просто аплодирую задумке и исполнению. Какие масштабы, выверенность. Это тебе не слухи собирать и за них сажать.
  Командир ОДОН, до этого молчавший, внезапно произнес:
  - Я тоже согласен. Что я должен делать?
  Серебрянский, внимательно наблюдающий за всеми троими и анализирующий их поведение, расслабился. Начальник особой группы получил однозначный и недвусмысленный приказ председателя, что сомневающиеся выйти из камеры живыми не должны.
  Кондратьев был последним, кто принял решение. Остальные, это было видно, решение приняли сразу, прочитав шифровки из Франции. Менжинский, получив незаметный сигнал своего диверсанта, что все в порядке, проговорил:
  - Если вы все поняли и осознаете, что в случае бездействия вернуться сюда, - он небрежно обвел рукой камеру, - это просто дело времени для нас всех, то я предлагаю вам следующий план...
  
  Я закончил смотреть последние кадры записи совещания в кабинете у Менжинского и повернулся к Стасу:
  - Похоже, что во внутренней тюрьме он им сделал предложение, от которого невозможно отказаться?
  Нога согласно кивнул головой:
  - Очень похоже. "Аналитики" с "психологами" говорят, что, с вероятностью девяносто восемь процентов, председатель ОГПУ сознательно назвал вещи своими именами, зная особенность человеческой психики скрывать от себя правду. Поставив так вопрос, он дал подчиненным почувствовать, на краю какой пропасти они стоят. Судя по внешнему виду, когда они все вернулись из подвала, разговаривали с ними простыми и грубыми, но действенными способами.
  - Тогда делаем вывод, что наш план сработал и они начали свою игру. Но нам нужно подстраховаться. Я думаю, что Серебрянский и Эйтингон для этого подойдут.
  Стас вопросительно поднял брови:
  - Ты о чем?
  - Я о том, господин подполковник, что этим двоим по сути глубоко неинтересно, кому они служат. Почитай их биографии. У обоих написаны, как под копирку. Вон как резво из эсеров в большевики перешли. Они всегда на стороне сильнейшего. Тянутся к власти, и им безразлично, кто власть сейчас представляет. И если им, как перспективу, предложить служение более сильному, то они могут согласиться. Жаль будет, если такой материал, как Серебрянский и Эйтингон, пропадет. Уж больно хороши. Хотелось бы с ними побеседовать. Ну, а на нет и спроса нет. В расход и все. Потом меньше головной боли будет.
  Стас деловито произнес:
  - Везти к нам?
  - Нет, не надо. Поговорим с ними вначале в привычной для них обстановке. Привычными для них методами. Иди, прорабатывай со своими орлами детали. Сколько тебе надо времени?
  - Сутки. Все их данные есть в архивах, нам только детали останется отшлифовать.
  - Ладно, давай двигай. И пусть мне принесут запись беседы Сталина с теми мужчиной и женщиной, которые появились сразу после Пятницкого. Это же серьезно, Стас.
  
  Двое суток после устроенного Менжинским испытания для своих подчиненных начальник Особой группы ОГПУ и его заместитель были заняты. Свободное время поговорить у них выдалось только под вечер третьего дня. Серебрянский предложил пойти к нему поужинать на Мархлевского, благо от места службы было недалеко. Эйтингон согласился. Его жена была в командировке в Палестине, и идти в пустую квартиру было неохота. Разговаривая о пустяках, они вошли в дом для высшего руководства ОГПУ, показали пропуска охраннику на входе и не спеша стали подниматься на третий этаж.
  - Опять комендант лампочки экономит, - проворчал Серебрянский, когда они вступили на площадку перед его квартирой. - Не знаю, как тебя, Наум, но меня, когда возвращаешься ОТТУДА, вот эти самые выкрученные лампочки раздражают больше всего. Можно смирится с нехваткой вещей и продуктов, понимая, что это временные трудности, но когда не работает то, что должно работать...- говоря это, он открыл ключом дверь в квартиру и потянулся было включить свет в холле. Но договорить не успел. Темнота впереди и сбоку ожила шорохом, и Серебрянского, а вслед за ним и Эйтингона чьи-то сильные руки одним рывком втащили в квартиру, захлопнув дверь. Оба матерых диверсанта попытались сопротивляться, и Наум Исаакович вроде даже достал кого-то из нападающих пару раз, тем самым, по-видимому, разозлив окончательно. Через минуту они лежали на полу, с завернутыми за спину руками, скованными необычными наручниками, которые начинали сдавливать зубцами сильнее, если начинаешь шевелиться, и собственными галстуками во рту вместо кляпов. Их сноровисто обыскали и забрали все оружие.
  Кто-то насмешливо произнес:
  - Вооружились-то, вооружились-то, ну прям целый арсенал на каждом.
  Чья-то тяжелая ступня одетая, судя по ощущению, в ботинок с ребристой подошвой, подбитой металлом на носке, наступила Серебрянскому на шею так, что дышать можно было через раз, и спокойно-равнодушный голос сверху произнес:
  - Ты против меня, как плотник супротив столяра. Лучше не трепыхайся. Если услышал, пошевели каким-нибудь пальцем.
  Пересиливая боль в запястьях, Серебрянский задвигал мизинцем, про себя удивляясь, как, можно что-то увидеть в кромешной темноте.
  Тот же голос произнес:
  - Очень хорошо. Как ты понимаешь, если бы мы хотели вас убить, то уже убили бы. Отвечай.
  Серебрянский опять двинул пальцем.
  - Молодец. Теперь слушай. С вами хотят поговорить. Поговорить и не больше. Сделать предложение. Надеюсь, вы понимаете, что, будь мы людьми Сталина, то никто не стал бы устраивать это дурацкое представление с ожиданием в твоей, товарищ начальник Особой группы, квартире. Вы бы сейчас оба сидели в подвале под светом настольной лампы и умельцы-анатомы с пристрастием откручивали бы вам причинные места. Соображаешь?
  Серебрянский зашевелил сразу всеми пальцами рук.
  - Прекрасно. Тогда вас сейчас отпустят, но только не делайте резких движений, а то я рассержусь. Договорились?
  - Договорились, - прохрипел Яков Исаакович, пытаясь говорить сквозь галстук, забивший рот. Несмотря на невнятность речи, его поняли. Ботинок перестал давить на шею, чьи-то сильные и ловкие руки подняли их рывком с пола. Кто-то включил свет. Перед глазами Серебрянского и Эйтингона возникли еле видные силуэты пятерых человек, присутствие которых угадывались только боковым зрением. Внезапно они стали более реальными, и перед хозяином квартиры и его гостем возникли люди, одетые в непонятные комбинезоны со шлемами, полностью скрывающими головы. Одна из фигур первой стянула шлем, и перед изумленными чекистами появилось лицо обычного человека в странной черной шапочке, натянутой на коротко стриженую голову. Глаза человека смотрели на них с иронией.
  Серебрянский попытался сразу определить опасность этих пятерых, как он это всегда делал с незнакомцами, полагаясь только на свои инстинкты, которые никогда не подводили. Инстинкт самосохранения просто завопил об опасности. Он кричал Якову Исааковичу, что он находится рядом со смертельно опасными хищниками. Начальник Особой группы ОГПУ, сам готовивший людей для террора, диверсий и убийств, вдруг непонятным образом осознал, что эти пятеро могут и видели гораздо больше, чем все его люди вместе взятые. Что ЭТИ давно перешли за грань понимания добра и зла, что они живут истинами, к пониманию которых Серебрянский только начал искать пути. И ему, как профессионалу, до жути захотелось сесть с ними за один стол и попросить научить его, террориста и убийцу, этим истинам...
  Тихо скрипнула дверь, ведущая в гостиную. Чекисты одновременно повернули головы. В проходе стоял улыбающийся мужчина средних лет. Он весело поздоровался:
  - Добрый вечер, господа. Позвольте представиться. Андрей Егорович Егоров. Я собственно и есть заказчик творящегося сейчас в стране безобразия. Нам надо поговорить...
  
  Сталин не спал вторую ночь. Он взглянул на настенные часы - было четверть пятого утра. Машинально бросил взгляд на настольный календарь - 8 ноября 1933 года. Генсек устало повел плечами, потом встал из-за стола и начал прохаживаться по кабинету. Три дня назад он получил сводную аналитическую записку по фактам исследования документов, находящихся в четырех громадных ящиках, добытых для него "Хароном". Никому не доверяя, генсек поручил охрану архивов "внутряку". Начальник охраны подчинялся ему лично и обладал чрезвычайными полномочиями.
  С момента появления документов на ближней даче генерального секретаря в Подмосковье в стране, для непосвященных, произошел ряд казалось бы совсем ординарных событий.
  Академия наук СССР вдруг озаботилась переподготовкой специалистов по дактилоскопии. И специалистов именно из глубинки, занимающихся исключительно уголовными делами и не связанных с делами по безопасности. Через партийные органы на местах такие специалисты получали предписание убыть в служебную командировку в Ленинград, в распоряжение Института экспериментальной биологии, созданного еще в первые годы Советской власти.
  Литературному институту имени Максима Горького, созданному в 32 году еще при живом классике, внезапно срочно потребовались графологи и почему-то фотографы для изучения уникальных архивов библиотеки при институте. Библиотека была громадной и включала в себя литературную периодику, сборники, издания XVIII-XIX вв., труды русских и зарубежных литературоведов, произведения иностранных и отечественных писателей, в том числе и народов СССР. Партийные органы, конечно, не смогли отказать в такой просьбе уважаемому институту, и опять-таки из глубинки такие специалисты были предоставлены.
  По странному стечению обстоятельств, проездные документы, полученные специалистами, были составлены так, что едущие в Ленинград обязательно должны были проезжать через Первопрестольную. На вокзале, в толпе, к тянущему тяжелый чемодан командированному подходили трое неприметных мужчин, вежливо представлялись и показывали какую-то бумагу, после просмотра оной эксперт безропотно отдавал свой чемодан одному из троих, и они все вместе тихо и незаметно садились в поджидавшую машину и удалялись в неизвестном направлении.
  В результате все затребованные и Институтом экспериментальной биологии, и Литературным институтом имени Максима Горького люди оказались на неизвестной даче под Москвой, которая усиленно охранялась.
  На даче все прибывшие были разбиты на три независимые группы, каждой из которых были предоставлены некие документы и фотографии. Мужчина с невыразительным, быстро забывающимся лицом, представившийся как Иван Иванович, поставил перед экспертами задачу - найти соответствия или несоответствия в отпечатках пальцев, в почерке между полученными документами и выданными образцами. Для объективности получения данных и соблюдения режима секретности все фамилии в документах были тщательно заклеены, а всем документам присвоен буквенно-цифровой код. Специалистам по дактилоскопии также были выданы сравнительные таблицы отпечатков пальцев, опять-таки просто пронумерованные. Экспертам-фотографам было поручено тщательно исследовать фотографии и сделать заключение - настоящие это фото или поддельные. Причем все три группы должны были перепроверять друг друга. Срок на исполнения задания им дали месяц и ввели жесточайший режим проживания. Общаться можно было только во время работы. В остальное время они жили каждый в отдельной комнате под тщательным наблюдением охраны. Даже завтракали, обедали и ужинали по отдельности.
  Сталин, равномерно вышагивающий по кабинету, подошел к окну и тяжело оперся на подоконник. Он вспомнил, как в первую очередь приказал проверить причастность Пятницкого к возможному заговору. Если бы тот оказался под подозрением, всю работу по проверке документов пришлось бы строить совершенно по-другому и брать оперативное управление внешними и внутренними группами Коминтерна немедленно на себя. Секретарь Коминтерна оказался чист, как слеза ребенка, и это существенно облегчило всю дальнейшую работу.
  Сейчас он находился тут же, в кабинете, и в который раз перелистывал толстую папку с рекомендациями аналитиков Коминтерна.
  Генсек еще раз тяжело вздохнул. Факты, которые открылись, потрясали своим масштабом и цинизмом. Оказалось, что его не просто водили за нос, как первого человека в партии и государстве, а системно готовили конец СССР как страны. Пока он тратил основные силы на борьбу то с правой, то с левой оппозицией, то на дискуссии со своими соратниками о путях развития державы, пока каленым железом выжигал троцкизм, в стране проводилась не просто операция по смещению его, Сталина, как генерального секретаря. Это ладно, как говорится. На то и политическая борьба. Готовилась настоящая реставрация монархии. И делалось это системно, исподволь, с планированием не только самого переворота, но и подготовкой настоящих параллельных органов власти на местах. То есть, сразу после его устранения, заговорщики становились реальной властью не только в Москве и союзных столицах, но по всей стране, вплоть до последнего района. Получаемая вертикаль власти была жестка и эффективна. Этим фактам совершенно не хотелось верить, но тройная проверка доставленных архивов, подтвердившая подлинность находящихся в них документов, и выводы аналитиков говорили, что эти факты есть и с ними надо считаться.
  Все началось двенадцать лет назад, с привлечения "Железным Феликсом" для работы против белой эмиграции бывшего шефа Отдельного корпуса жандармов Империи, генерал-лейтенанта Джунковского. Владимир Федорович к тому времени почему-то тихо-мирно сидел в Советской России и якобы увлеченно работал над своими воспоминаниями для публикации их в издательстве братьев Сабашниковых в серии "Записи прошлого".
  Генсек в сердцах стукнул кулаком по раме окна. Пятницкий, до того внимательно читавший документы, захлопнул папку, вскочил со стула и четко, по-военному развернулся в сторону генсека.
  Сталин несколько мгновений невидяще смотрел на секретаря Коминтерна, потом поморщился:
  - Ну чего ты скачешь, чего ты скачешь, Осип, - акцент его стал заметнее, - ты лучше себе вот такую картину представь. Выпускник Пажеского корпуса в Петербурге, отставной гвардеец лейб-гвардии Преображенского полка, генерал-лейтенант, флигель-адъютант Императора, шеф Отдельного корпуса жандармов, в распоряжении которого находилась вся государственная полиция Империи, человек с громадными связями в "сферах", у которого на каждого из нас, повторяю - на каждого - имелось и где-то наверняка имеется досье, почему-то легко и непринужденно сидит и пишет у нас книжку. Заметь, никуда не уезжает и уезжать не собирается, в то время как гораздо более мелкие сошки ведут с нами непримиримую борьбу насмерть. И ТАКОЙ человек вдруг начинает "консультировать" нашего славного Феликса по ключевым операциям, напрямую связанным с эмиграцией - "Трест" и "Синдикат". Вот скажи, у нашего несостоявшегося иезуита где мозги были?
  Пятницкий криво улыбнулся:
  - Его опекал Артузов, Иосиф Виссарионович, который был в то время начальником контрразведки. Он и "пробил" через Дзержинского во ВЦИК неприкосновенность Джунковскому. А потом Менжинский и Артузов банально "подвели" бывшего шефа Отдельного корпуса жандармов к Феликсу Эдмундовичу.
  Сталин хмуро кивнул головой, соглашаясь:
  - Правильно говоришь. Да и документы на это указывают. Менжинский с Артузовым красиво, именно "подвели", бывшего шефа жандармов к Феликсу, а тот, - Сталин выругался по-грузински, - Торквемада наш холодноголовый, развесил уши, думая, какой он умный, что завербовал бывшего шефа Отдельного корпуса жандармов. Ах, ах, какой проницательный главный чекист...
  Генсек прошел из одного конца кабинета в другой, потом сел за рабочий стол:
  - Давай, Осип, еще раз пройдемся по фактам и выводам. И пока прекращай со своей показной субординацией. Не до этого сейчас. Надо быстро и решительно принимать меры. Иначе сожрут нас и не подавятся. Надеюсь, ты понимаешь, что если все это - он постучал пальцем по толстой папке - действительно правда и все это исполнится, то для всех нас, левых и правых, троцкистов и сталинистов конец будет один - петля. Начинай докладывать, всегда полезно еще раз пройтись по известным фактам.
  Пятницкий откашлялся:
  - Через Джунковского руководством ОГПУ была установлена связь с Великим князем Кири́ллом Влади́мировичем, проживающим в Париже и с 31 августа 1924, на правах старшего представителя династии Романовых, провозгласившим себя императором Всероссийским под именем Кирилла IV. Великому князю была предложена реставрация монархии, но в новом качестве. Монархия в России должна была стать конституционной. Попросту говоря, ему предложили британский вариант. Менжинский становится Верховным правителем России на пять лет. По прошествии этих лет в стране создается двухпартийная система и страной начинает управлять премьер-министр.
  Сталин на последние слова усмехнулся:
  - Пять лет полной и единоличной власти. Представляю, как можно за это время озолотиться. Однако, губа не дура у Вячеслава Рудольфовича. Продолжай, Осип.
  Пятницкий поправил очки:
  - После воцарения Романова, по планам заговорщиков, в стране объявляется пятилетний переходный период с полным запретом действий политических партий. Структура власти на местах создается из структур ОГПУ, начиная от центрального аппарата и заканчивая районными управлениями. Но при этом же, по договоренности с Романовым, кадровая политика ОГПУ меняется так, что в органы безопасности входят все бывшие сотрудники охранного отделения Империи, оказавшиеся в эмиграции. 20-тысячный русский белогвардейский корпус, фактически стоящий под ружьем, вливается карательной структурой в части ОДОН. Вся бывшая элита возвращается в Россию, и ей передается вся ее прежняя собственность. Великий князь предложение принял.
  Документы из архивов подтверждают такие договоренности. Графологическая экспертиза и отпечатки пальцев на документах свидетельствуют, что такая договоренность между Менжинским и Романовым действительно состоялась, при полном содействии Артузова и Джунковского.
  Сталин устало потер лоб и прикрыл глаза:
  - Дальше, Осип.
  Секретарь Коминтерна хрипло продолжил:
  - Для осуществления своих преступных целей заговорщики решили использовать санкционированные политбюро операции ОГПУ по нейтрализации белой эмиграции - "Трест" и "Синдикат". То есть ввести в эти операции еще один уровень. При этом преследовалось несколько целей. Одна из них - устранение конкурирующих эмигрантских центров. Так "Синдикат" помог полностью выявить и устранить реально работающие в СССР в подполье ячейки Национального союза защиты Родины и свободы Бориса Савинкова. При этом сам Савинков, после его прибытия в СССР и ареста, самым таинственным образом погибает в Лубянской тюрьме.
  Используя операцию "Трест", заговорщики освобождаются от наиболее одиозных фигур белого движении в эмиграции, которые раньше времени могли привлечь к ним внимание. Поэтому они уничтожают генерала Кутепова.
  Зная, что теми связями в СССР, которые по легенде предполагали "Трест" и "Синдикат", заинтересуются англичане, и опасаясь, что разведка Великобритании сможет выяснить, что у этих операций есть еще один уровень, Менжинский и Артузов приказывают уничтожить английского разведчика Рейли, который прибыл в СССР для инспекции и также был арестован органами ОГПУ.
  Для отвлечения внимания иностранных разведок от монархической организации Романова и показа ее ничтожности в их глазах заговорщики предлагают советскому руководству начать операцию "Тарантелла", которая в полном объеме отвечает их целям. Как вы помните, Иосиф Виссарионович, "Тарантелла" также утверждалась на заседании политбюро.
  Генсек согласно кивнул головой:
  - Помню. Очень даже хорошо помню. Ну, ты продолжай, Осип, продолжай.
  Пятницкий налил себе воды из графина, потом тщательно вытер губы платком и перевернул очередную страницу в папке:
  - Как известно, "Тарантелла" в официальной версии предназначена для дезинформации руководства разведки Великобритании о том, что в СССР успешно выполняются пятилетние планы. Якобы США, Германия и Франция - экономические конкуренты Англии, активно сотрудничают с Москвой в экономической области. И что Лондон может не успеть к раздаче самых прибыльных заказов. Второй задачей "Тарантеллы" является цель убедить руководство западных стран, что после разгрома правой и левой оппозиции советское руководство полностью контролирует обстановку в стране и положение в армии, и поэтому надежды на внешнюю контрреволюцию не имеют под собой основания. Успешно реализовав "Тарантеллу" Менжинский и Артузов полностью достигли своих целей. Интерес западных спецслужб к эмигрантским монархическим организациям упал практически до нуля.
  При этом заговорщики обладают полной информацией о том, что происходит на заседаниях политбюро. Утечка идет через кандидата в члены политбюро ВКП(б) Петровского, которого Джунковский завербовал лично, когда последний был депутатом 4 Думы от партии большевиков. Основанием для вербовки стали похождения Петровского в борделях Петербурга и его связи с малолетними проститутками.
  Сталин в упор посмотрел на Пятницкого:
  - Фотографии проверили?
  - Так точно, Иосиф Виссарионович. Троекратная проверка подтвердила подлинность фотографий. На них изображен именно Петровский в интимной обстановке с десятилетними лицами мужского и женского пола. Графологическая экспертиза также подтвердила подлинность почерка Петровского в его заявлении о согласии сотрудничать с охранкой.
  Лицо генсека стало наливаться кровью, но он взял себя в руки, пробормотав лишь при этом: "Скотина". Посидев несколько мгновений, Сталин встал и опять начал мерить шагами кабинет. Дойдя до портрета Ленина на дальней стене, долго и задумчиво на него смотрел. Потом повернулся к Пятницкому:
  - Давай про их источники финансирования, Осип. Хотя подожди.
  Генсек подошел к телефону и поднял трубку:
  - Завтрак на двоих.- Он внимательно посмотрел на секретаря Коминтерна. Тот, как и Сталин, не спал вторые сутки и выглядел не лучшим образом. Сталин улыбнулся в усы. - И большую чашку очень крепкого черного кофе. Ты любишь кофе, Осип?
  Пятницкий равнодушно пожал плечами. Генсек на это пожимание хмыкнул:
  - Значит, будешь любить. Партия приказывает.
  Покончив с завтраком, Пятницкий и генсек опять расположились за рабочим столом.
  Секретарь Коминтерна открыл папку с аналитической запиской на нужной странице:
  - Источником финансирования, судя по документам из полученных архивов, является вновь образованный банк "Росс Кредит", расположенный в настоящее время в Цюрихе и находящийся под патронажем генерала Юденича. Больше нет никакой информации, Иосиф Виссарионович.
  Сталин бросил тяжелый взгляд:
  - А по нашим каналам, что об этом банке удалось выяснить?
  - Очень было мало времени, товарищ Сталин.
  - Я понимаю, что было мало времени. Что удалось выяснить, лучше отвечай.
  Пятницкий позволил себе откинуться на спинку стула:
  - Практически ничего. Попытка поникнуть в помещение банка для изъятия документов окончилась неудачей. Вся группа, за исключением одного человека, была уничтожена охраной банка. Служба безопасности у них - это нечто особенное. Практически полностью состоит из бывших офицеров жандармерии, натасканных агентством Пинкертона. Да и, по правде говоря, у нас просто не было времени для тщательной подготовки акции. Все, как говорится, с колес пришлось делать. По информации, полученной из официальных источников, банк владеет золотоносными шахтами в Южно-Африканском Союзе и изумрудными месторождениями в Колумбии. Косвенные данные говорят о прохождении огромных сумм в десятки миллионов американских долларов ежемесячно, но документально такие догадки подтвердить не удалось. Это все на данный момент.
  Сталин зло улыбнулся:
  - Шеф жандармов в Москве "сотрудничает" с ОГПУ, источники финансирования заговора охраняют бывшие жандармы. Куда не посмотри, везде натыкаешься на жандармов. Как же мы все это "прохлопали", Осип? Впрочем, не отвечай, вопрос риторический. Давай выводы твоих аналитиков по сложившейся ситуации.
  Пятницкий перевернул последние страницы в папке:
  - Происходящие в настоящее время теракты говорят о том, и это подтверждается документами из архивов, что заговор вступил в завершающую фазу. На территорию СССР по каналам ОГПУ уже проведено 2 тысячи боевиков, которые эти теракты и исполняют. Осуществляемые теракты преследуют две цели. Первая - расшатать политическую обстановку в стране. Вторая - усилить власть ОГПУ. Аналитики утверждают, что в ближайшее время Менжинский, поддержанный начальниками отделов, потребует себе больших полномочий, вплоть до того, чтобы власть на местах от партийных органов перешла к органам ОГПУ. Все это будет мотивироваться возрастающей террористической опасностью. Кульминацией заговора должны стать дни работы 17 съезда ВКП(б). При этом, по планам заговорщиков, все участники съезда должны будут быть ликвидированы. Особый акцент в аналитической записке сделан на то, что для успешного противодействия заговору необходимо дождаться начала реализации его завершающей фазы. В противном случае, при аресте верхушки ОГПУ сейчас, страна впадет в хаос.
  Сталин раздраженно махнул рукой:
  - Это и так понятно, без твоих высоколобых, что надо дождаться, когда они все, до последнего человека, проявят себя. Иначе мы через некоторое время опять получим то же самое.
  Пятницкий кивнул головой, соглашаясь, и продолжил:
  - Для успешного противодействия заговору, учитывая его масштабы, необходимо использовать вооруженные силы. В одном из архивных документов переписки Менжинского с Романовым председатель ОГПУ заявляет, что он и его люди осуществляли косвенное зондирование высшего командного состава РККА на предмет поддержки заговора. Документы из архивов утверждают, что военные такой заговор поддерживать не будут. Менжинский пишет, что плотный зондаж не проводился в связи с опасностью раскрытия целей заговорщиков.
  Пятницкий захлопнул папку и прямо посмотрел в глаза генсеку:
  - У меня все, Иосиф Виссарионович.
  Сталин в ответ криво усмехнулся:
  - Теперь товарищ Джугашвили должен принять решение, правильно Осип?
  Секретарь Коминтерна опустил взгляд.
  Генсек опять поднялся из-за стола, подошел к окну и долго в него смотрел. Постучал пальцами по стеклу. Не оборачиваясь к Пятницкому, тихо проговорил:
  - Товарищ Джугашвили решение уже принял. Пойдемте в соседний кабинет, товарищ Пятницкий. Нас там ждут.
  Когда Сталин с Пятницким вошли в соседний кабинет, то в нем оказалось все высшее руководство РККА. Увидев генерального секретаря, нарком обороны Ворошилов громко скомандовал:
  - Товарищи командиры!!!
  Генсек внимательно оглядел всех резко вскочивших со стульев. Здесь были все, кто ему был нужен. Все командующие военными округами, начальник управления связи РККА Гапич, начальник 4-го управления штаба РККА Берзин, начальник штаба РККА Егоров, начальник политического управления РККА Гамарник, зам. наркома по военным и морским делам Тухачевский и нарком Ворошилов.
  Сталин небрежно махнул рукой:
  - Садитесь.
  Сам сел во главе большого стола и оглядел присутствующих тяжелым взглядом. Так же продолжая всех рассматривать, раскурил трубку. Затянувшись, тихо сказал:
  - Совещание будет коротким. Вам будут поставлены задачи, которые вы выполните со всей тщательностью. Но начнем мы с приятного. Кто был ответственным за парад, посвященный 16-летию Октябрьской Революции, Клим?- генсек полуобернулся к наркому обороны. Ворошилов, было, вскочил, но Сталин, поморщившись, остановил его движением пальца. - Сядь на место. У нас мало времени. Докладывай коротко и по существу.
  Побагровев, Ворошилов сипло произнес:
  - Ответственными за парад были зам. наркома Тухачевский и начальник штаба РККА Егоров, товарищ генеральный секретарь.
  Услышав свои фамилии, Тухачевский и Егоров резко поднялись. Сталин оглядел их долгим взглядом, потом улыбнулся в усы:
  - Политбюро довольно проведенным парадом, товарищи командиры. По его поручению я осмотрел войска еще во время подготовки к параду. Было важно увидеть, как армия готовится к параду, какой у бойцов настрой, как они экипированы, как они живут вне казарм, в каких условиях, в каком у них состоянии оружие, которое они готовят к параду. Нахожу увиденное вполне приемлемым, товарищи. Считаю, что вы на своем месте и выполняете поставленные задачи достойно. Я думаю, на 17 съезде мы рассмотрим вопрос о введении вас кандидатами в члены ЦК ВКП(б). Садитесь.
  Услышав последние слова, Тухачевский внутренне вздрогнул и переглянулся с командующим Киевским военным округом Якиром. Сталин практически слово в слово повторил слова из документов, предоставленных им Берзиным, о мнимом возрастающем доверии к ним генсека.
  Между тем Сталин тихо продолжил:
  - Теперь о главном. Политбюро считает целесообразным к началу 17 съезда ВКП(б) провести военные учения во всех военных округах. Армия должна показать свою боевую выучку в преддверии такого важного события. Основная цель учений - отработка взаимодействия родов сухопутных войск. Флот мы пока трогать не будем. Обязательным условием проведения учений ставлю следующее: наличие между мной и руководством учений постоянной, бесперебойной, дублированной связи на все время продолжения учений. Это обязательное условие.
  Генсек коварно улыбнулся:
  - Было бы очень хорошо продемонстрировать делегатам съезда возможности нашей Красной Армии. Это было бы прекрасным подарком вооруженных сил в такой знаменательный для партии и страны день. Делегаты съезда должны быть информированы о ходе проведения учений в такой степени, чтобы каждый из них мог слышать доклад не только командующего учениями, но и при необходимости доклады командиров полков или батальонов в любом военном округе. Смогут ваши связисты обеспечить такую связь, товарищ Гапич?
  Сталин знаменитым тигриным взглядом уставился на начальника управления связи РККА.
  Тот помялся:
  - Необходимо будет развернуть полевой узел связи на уровне полевого узла связи начальника штаба РККА в помещении, где будет проводиться съезд, товарищ генеральный секретарь.
  Генсек сделал удивленное лицо:
  - Так разворачивайте такой узел. Согласовывайте все вопросы с наркоматом связи, моим секретариатом, охраной и разворачивайте. Если вам нужны будут особые полномочия для этого, то вы их получите.
  Начальник связи вытянулся в струнку:
  - Есть разворачивать, товарищ генеральный секретарь.
  Больше не обращая на него внимания, Сталин перевел взгляд на начальника штаба РККА:
  - Охрана полевого узла связи и линий связи должна осуществляться военными, в соответствии с полевым уставом РККА, вы меня поняли, товарищ Егоров?
  Начальник штаба вытянулся по стойке смирно рядом с начальником связи:
  - Так точно, понял, товарищ Сталин.
  Между тем, Сталин, глядя в глаза Егорову, продолжил:
  - Что у нас с военными комендатурами? Они ведь подчиняются командующим округами, товарищ Егоров?
  - Так точно, товарищ генеральный секретарь.
  - Их надо усилить на время учений. Скажем так, там, где по штату положена комендантская рота, пусть будет комендантский батальон. Там, где взвод, пусть будет рота. С возможностью их усиления. И поработать над их политической подготовкой. Вы поняли задачу, товарищ Гамарник? - Сталин исподлобья посмотрел на начальника политического управления РККА.
  Последний вытянулся рядом с Егоровым:
  - Задачу понял, товарищ Сталин.
  - Очень хорошо, что поняли. Вашим политработникам помогут люди из Коминтерна. Это добросовестные, проверенные товарищи, хорошо разбирающиеся в текущей политической обстановке. Политбюро считает, что их присутствие в войсках будет целесообразным на время проведения учений.
  Еще раз оглядев всех стоящих по стойке "смирно" командиров, генсек тихо проговорил:
  - Садитесь.
  После этого встал и начал прохаживаться по кабинету. Медленно раскурил потухшую было трубку. В кабинете было так тихо, что было слышно, как где-то за окнами каркает одинокая ворона. Сталин внезапно остановился:
  - Скажите, товарищ Берзин, каков уровень подготовки частей ОСНАЗ?
  Начальник разведки РККА встал и четко развернулся в сторону генерального секретаря:
  - Диверсионно-разведывательные подразделения 4 управления штаба РККА полностью выполняют план боевой подготовки, товарищ Сталин. Но в настоящее время они в большинстве своем подчинены ОГПУ и выполняют его приказы.
  Лицо Сталина вытянулось и пошло багровыми пятнами. Он резко развернулся в сторону Ворошилова:
  - Это неправильно, товарищ нарком! Военные не должны выполнять функции службы безопасности. Весь ОСНАЗ переподчинить 4 управлению РККА. Немедленно! Отвести все части, повторяю, все части до единой в места постоянной дислокации и начать их готовить к учениям со всеми остальными войсками.
  Берзин твердо посмотрел в глаза генсеку:
  - Разрешите внести предложение, товарищ Сталин?
  Тот взглянул с интересом на начальника 4-го управления:
  - Вносите, товарищ Берзин.
  - Во время учений ОСНАЗ целесообразно отработать взаимодействие с войсками. У меня есть данные, что есть перспективный командир дивизии - Жуков Георгий Константинович. Если к нему, на время учений, поставить начальником штаба человека со стороны, мы могли бы полностью промоделировать элементы внезапности и слаженности частей ОСНАЗ со вновь образованным штабом соединения. У меня на примете имеется кандидатура на начальника штаба - это Антонов Алексей Иннокентьевич, который в настоящее является начальником штаба 46-й стрелковой дивизии в городе Коростень.
  Сталин равнодушно пожал плечами:
  - Если вы считаете, что для дела так будет лучше, то я не против. Согласуйте этот вопрос с начальником штаба РККА. Главное другое. Надо будет показать на учениях выучку наших военных диверсантов. С десантированием и выведением из строя какого-то крупного объекта. Пусть готовятся по такому сценарию.
  - Будет исполнено, товарищ Сталин.
  Генсек тяжело сел во главе стола:
  - Командующим учениями политбюро назначает товарища Тухачевского. О ходе подготовки к учениям будете мне докладывать через день, товарищ замнаркома. А ты, Климент, - он мрачно взглянул на Ворошилова, - во время учений будешь постоянно рядом со мной.
  Сталин еще раз внимательно оглядел собравшихся военных, как будто делая только ему понятные выводы:
  - Совещание закончено. Свободны.
  
  Я нажал кнопку остановки записи совещания у Сталина, развернулся на стуле к Берзину:
  - Ну, вот собственно и все, Ян Карлович. Наш план сработал, и мы выходим на финишную прямую. Сейчас я вам дам просмотреть документальный фильм, который давно обещал, чтобы вы окончательно поняли, с кем мы имеем дело и что будет, если всех этих упырей не остановить. Я считаю, что вы уже готовы к такому просмотру. Плюс я вам покажу прогнозы моих специалистов, которые промоделировали разные варианты развития исторических событий. Но перед этим ответьте на один вопрос. Что вы можете сказать по поводу тех двоих, которые сидели тогда в разных углах кабинета на совещании у Сталина?
  "Старик" сделал удивленное лицо:
  - Каких двоих?
  - Вы что, никого не видели?
  - Нет, не видел
  Я опять включил запись совещания генсека с высшим составом РККА. Изображение уменьшилось, и на нем через расположенную сверху камеру были отчетливо видны мужчина и женщина, сидящие в диаметрально противоположных углах кабинета.
  - Эта женщина сидела от вас, Ян Карлович, судя по изображению, в пяти метрах справа и впереди. Ее от вас никто не заслонял. Неужели не видели?
  Берзин явно был удивлен увиденным:
  - Нет, не видел. Я сам поражен.
  - Ладно, эти двое - моя проблема. Пойдемте крутить кино.
  Когда я вернулся из соседней комнаты рядом с ситуационным залом, Стас, до того тихо сидящий в углу и увлеченно чистящий ногти штык-ножом, посмотрел на меня с любопытством:
  - Что ты ему поставил?
  - Полный документальный цикл. С 30 года по 2000-ый. Правда, до сорокового года он уже видел, но это не важно. Пусть наслаждается.
  Нога присвистнул:
  - Ну, ты и суров отец. Это же жестоко.
  - Ну и хрен с ним, что жестоко. Он не институтка. Ты лучше скажи мне, что с Джунковским. Все сделали как надо?
  Подполковник хмыкнул в ответ:
  - А как же, насяльника. Все в ажуре, насяльника.
  - Стас, заканчивай...
  Друг детства стал серьезным, аккуратно положил штык-нож на стол и деловито доложил:
  - Джунковский внезапно, от неизвестных доброжелателей, получил деньги на поездку в Крым для лечения больного сердца горячо любимой сестры. Отъезжать надо было немедленно, поэтому Владимир Федорович никого не успел предупредить, куда он убывает. В настоящее время бывший шеф Отдельного корпуса жандармов проживает на уединенной даче под плотной опекой группы Олега. Так что можешь быть спокоен, что головорезы из "внутряка", если им вдруг поставят такую задачу, до него не доберутся. Предваряя следующий вопрос, также сообщаю, что в "Росс Кредит" введены повышенные меры безопасности и господа Юденич с Леонтьевым находятся под нашим колпаком. Все вышеуказанные мероприятия проведены в соответствии с ранее утвержденным планом по защите фигурантов дезинформации. Доклад закончил.
  Я улыбнулся:
  - Спасибо, дружище...
  - Да ладно, чего уж. Обращайтесь, если что. Служба добрых услуг Ногинский и К исполнит любой ваш каприз за ваши деньги...
  Я безнадежно махнул рукой. Этот тип был неисправим:
  - Все, Станислав Федорович, валите отсюда. Мне еще с Берзиным беседовать.
  Нога сделал дурашливо-тупое лицо, вскочил с кресла и деланным строевым шагом вышел из зала. Из-за двери послышался его командирский рык:
  - Лейтенант Фарада с подчиненными, ко мне!!! Внеплановая проверка физической подготовки!!!
  Голос его стал удаляться и послышался топот множества бегущих ног. Я еще раз рассмеялся и подвинул к себе бумаги. Дел действительно было невпроворот.
  
  Спустя три часа я, постучавшись, вошел в комнату, в которой оставил "Старика". Берзин сидел перед выключенным телевизором с закрытыми глазами и был донельзя бледен. Я подвинул стул и сел напротив него. Не открывая глаз, "Старик" проговорил:
  - Все это просто чудовищно. Сначала кровопускание, потом мясорубка еще одной мировой войны, потом загнивание, упадок и разложение. Как же вы все это пережили?
  Он открыл глаза и в упор, с прищуром, посмотрел на меня, как будто первый раз увидел.
  Я усмехнулся:
  - Пережить-то пережили, но великий народ и великая страна надорвались, Ян Карлович. Вы и ваши подельники загнали их, как лошадь, а потом бросили подыхать. Ну и каждый начал выкарабкиваться, как может. А вокруг полудохлой лошади естественно и падальщики собираются, ну и шкурники естественно появились с ножами.
  Берзин тяжело вздохнул:
  - Значит "Мы" - ошибка истории?
  - Скорее прививка, Ян Карлович. Я, в общем-то, хочу только одного, чтобы эту прививку испытали на ком-то другом. Если другой народ захочет, конечно. Не больше. Согласитесь, что слова Столыпина о великих потрясениях и Великой России как никогда актуальны, после того, ЧТО вы просмотрели.
  - Согласен. Но знаете, где-то в глубине души я надеялся, что пойдя с вами и убрав Усача, мы сможем поставить на его место кого-то из более достойных коммунистов, и все пойдет по-другому.
  Я жестко посмотрел ему прямо в глаза:
  - Даже в мыслях не рекомендую держать, товарищ начальник Разведки Красной Армии. С прогнозными роликами вы, надеюсь, тоже ознакомились?
  "Старик" кивнул головой:
  - Ознакомился. Там вообще мрак.
  Он встал и прошелся по комнате. Потом подошел ко мне и остановился. Я поднялся со стула. "Старик" протянул мне руку:
  - Я в деле, до любого конца, Андрей Егорович. Доверяю вам всецело.
  - Ну, вот и славно, - я крепко пожал протянутую руку. - А теперь давайте закончим философствовать о судьбах мира и вернемся на нашу галеру. Гребцов на ней катастрофически не хватает. Вам пора надувать щеки перед нашими военными. Надеюсь, вы не забыли, что вы начальник службы безопасности заговора высшего командного состава РККА?
  Берзин раскатисто и как-то облегченно рассмеялся:
  - Нет, не забыл.
  - Ну, тогда я завтра, как ваш заместитель, по вашему приказу собираю заговорщиков. Что мы им будем говорить и какие планы предлагать, изложено вот здесь. - Я протянул ему толстую папку...
  
  Глава 9.
  
  Волки уходят в небеса.
  Горят холодные глаза.
  Приказа верить в чудеса
  Не поступало.
  
  И каждый день другая цель,
  То стены гор, то горы стен.
  И ждет отчаянных гостей
  Чужая стая.
  
  (Би-2 - "Волки")
  
  Поздним субботним утром 18 ноября 1933 года на тихой улице Цюриха - Шайдегштрассе, одном из мест проживания состоятельных горожан, появилось медленно едущее такси. Машина плавно подкатила к бордюру на дороге и остановилась перед домом, обнесенным высоким каменным забором. Увидев останавливающуюся машину, из "Ситроена", припаркованного напротив дома, быстро выскользнули трое спортивного типа мужчин, один из которых решительно направился к остановившейся машине, а двое других зачем-то расстегнули свои пиджаки.
  Задние дверцы такси открылись, и из него вышли двое мужчин, один из которых держал в руках нарядно оформленный букет цветов. Второй из прибывших жестом остановил приближавшегося пассажира "Ситроена", мол, все в порядке - свои. Тот, увидев, кто поднял ладонь, молча кивнул головой и, развернувшись к подчиненным тихо скомандовал:
  - Назад, в машину.
  Приехавшие, больше не обращая ни на что внимания, подошли к кованой калитке в заборе. Мужчина, сопровождавший гостя с цветами, открыв ее ключом, произнес:
  - Прошу прощения, Андрей Егорович. Я первым войду.
  - Конечно, Петр Михайлович. Однако, я смотрю, местных ты хорошо натаскал. Эк, они резво из машины-то выскочили.
  Второй усмехнулся:
  - Я специально взял такси, а не служебную машину. Лишняя проверка бдительности охраны никогда не помешает.
  Войдя во двор, приехавшие очутились под пристальным взглядом трех молодцеватых садовников, граблями собиравших опавшие листья. Работники лопаты и лейки, увидев, кто сопровождает незнакомца, так же как и пассажиры "Ситроена", сразу потеряли к прибывшим интерес и с увлечением продолжили свои садовнические дела.
  По ухоженной дорожке, обсаженной осенними астрами, гости подошли к дому, и тот, кого назвали Петром Михайловичем, поднявшись по ступенькам, четыре раза нажал на кнопку входного звонка. Спустя несколько мгновений кто-то за дверью посмотрел в "глазок", щелкнула снимаемая цепочка, тяжелая дверь открылась, и на ее пороге возник здоровяк, полностью загораживающий своим тело проход. Он вытянулся перед вторым и щелкнул каблуками:
  - Господин капитан. На вверенном объекте...
  Капитан приложил палец к губам:
  - Тсс... Тихо. Лучше позови кого-то из Юденичей.
  Здоровяк полуобернулся вглубь дома и проговорил кому-то сзади:
  - Поручик, будьте добры, пригласите Александру Николаевну.
  Жена генерала еще вчера отпустила горничную Катю на выходные и поэтому готовила поздний завтрак сама. Напевая что-то под нос, она увлеченно взбивала тесто для блинов, которые ее Коленька просто обожал, не забывая при этом переворачивать уже жарящиеся. Блинов она намеревалась наготовить целую гору, так как не мыслила себе, что свободная смена из охраны, появившейся непонятно почему в доме больше двух месяцев тому назад, не будет присутствовать за ее столом. Все отнекивания она воспринимала как личное оскорбление. Работы было много, и поэтому, когда ее позвали, она недовольно оторвалась от своего занятия и, вытирая руки полотенцем, вышла из кухни:
  - Чего тебе, Веня? Небось опять ваши "садовники" мне все цветы потоптали, и ты извиняться пришел? Ну, ответствуй, злодей.
  Поручик торопливо замотал головой:
  - Все в порядке с цветами, Александра Николаевна. Там к вам приехали.
  - Кто приехал-то? - жена Юденича торопливо вышла в холл и увидела стоящего на пороге гостя. Тот снял шляпу и, улыбаясь, протянул ей цветы:
  - Здравствуйте, Александра Николаевна. На постой на пару дней примете?
  Она радостно ахнула, взяла цветы, обняла прибывшего и расцеловала в щеки. Потом отстранилась:
  - Господи, я вас всего мукой перепачкала. Да входите в дом, Андрей Егорович, что на пороге столбом стоите?
  Жена генерала схватила приехавшего за руку и потащила за собой в дом:
  - Ко-о-о-лька!! Смотри, кто приехал!!! Да иди же вниз скорее, крыса ты канцелярская. Бросай свои бумаги!!
  На втором этаже дома послышались тяжелые шаги генерала. Тот, кто привез гостя к Юденичам, тихо спросил:
  - Я еще чем-то могу быть полезен, Андрей Егорович?
  - Нет, спасибо, Петр Михайлович. Свободен.
  Капитан приложил руку к шляпе и повернулся к охране:
  - Господа, прошу за мной. Короткий дополнительный инструктаж.
  Все трое вышли из дома и закрыли за собой дверь.
  В это время на лестнице, ведущей на второй этаж, появился Юденич, одетый в домашний халат. Он удивленно спросил:
  - Александра, ты чего так кричишь? Кто приехал-то?
  Но увидев гостя, сам весело рыкнул и, расставив руки, стал спускаться вниз.
  Заключив гостя в могучие объятья, внезапно отстранился и повел носом:
  - Саш, у тебя ничего не горит?
  Александра Николаевна всплеснула руками:
  - Ой, мои блины!! - и ее унесло на кухню...
  Генерал весело засмеялся, потом сурово наставил на приехавшего палец:
  - О делах с понедельника. А то знаю я вас. Попробуйте только мне возразить. И жить будете у меня. Никаких отелей. Сашенька т-а-а-кими блинами вас накормит...
  Юденич блаженно зажмурился.
  Гость в ответ улыбнулся и поднял руки:
  - Да я и сам не против, Николай Николаевич. Замотался совсем. Ваше предложение безоговорочно принимается, генерал.
  
  Два дня я провел в доме Юденичей и просто отдыхал в душевной и уютной домашней обстановке генеральской семьи. Но, как известно, все хорошее почему-то быстро заканчивается. Пора было опять приниматься за дела.
  Наутро, в понедельник я, тепло распрощавшись с Александрой Николаевной, отправился вместе с генералом в "Росс Кредит", где нас уже ждал Леонтьев, которому Юденич еще в воскресенье вечером позвонил и попросил быть на месте. Когда мы разместились в кабинете директора банка, я обвел своих собеседников взглядом:
  - Так, господа, в какой стадии находится реализация нашего плана по "валютной интервенции"?
  Леонтьев взял лежавшую перед ним на столе папку и открыл ее:
  - В соответствии с нашими договоренностями, Андрей Егорович, "Росс Кредитом" создан дочерний фонд под названием "Фонд новых инвестиций". Также образованы ряд мелких независимых фирм в Европе и на Ближнем Востоке, в частности в Ливане, через которые мы реализовываем мелкими партиями поступающее от вас золото. Все купленные за это золото доллары США мы, проведя ряд промежуточных банковских трансакций, аккумулируем на счетах фонда. Работаем даже с некоторым опережением составленного мной графика. Фирмы, через которые проводятся акты купли-продажи, после проведенной операции немедленно прекращают свое существование.
  Следуя предложенному плану по дестабилизации общественного мнения и создания пика атмосферы неуверенности и ажиотажа на валютном рынке в день проведения финансовой операции, с помощью предоставленных вами специалистов, наши люди подготовили массированную атаку в средствах массовой информации, рассчитанную на три недели. Не раскрывая наших целей, мы вступили в контакт с несколькими ведущими редакторами и журналистами европейских газет и радио.
  Хочу при этом отметить прекрасную работу нашей службы безопасности, возглавляемой Петром Михайловичем. Полученная ею конфиденциальная информация позволила сделать этих людей послушными и управляемыми.
  Далее. Юристами просчитан каждый шаг, и они уверяют, что с правовой точки зрения наши действия на валютном рынке будут выглядеть безупречно.
  Еще месяц, и мы будем полностью готовы. В связи с этим я хочу внести предложение.
  Я вопросительно на него посмотрел:
  - Какое, если не секрет?
  - Сроки, Андрей Егорович.
  - Что не так со сроками?
  - Предложенный вами день проведения акции - 26 января 1934 года - пятница. И хотя все нами задуманное мы планируем провести за семь часов, перестраховаться все же стоит. Если начать операцию в четверг, то у нас будет один день резерва во времени. Поэтому вношу предложение начать нами задуманное 25 января.
  - Согласен.
  - Тогда я делаю корректировку по срокам. - Леонтьев сделал пометку в папке. - И еще, я позволил себе внести некоторые изменения в финансовое обеспечение операции. Банком были выкуплены дополнительно: одна золотодобывающая шахта в Южно-Африканском Союзе и изумрудный прииск в Колумбии. Все полученное на этот момент золото и необработанные драгоценные камни, по моему прямому указанию, брошены в предстоящее предприятие. Я также распорядился задействовать все свободные деньги "Росс Кредита", практически удвоив активы фонда. Сразу оговорюсь, Николай Николаевич был категорически против таких действий без вашего разрешения. Но сроки поджимали, и на согласования с объяснениями ушло бы много времени. Поэтому вся ответственность лежит на мне. Я готов отстоять свое решение с цифрами в руках.
  Я рассмеялся:
  - Ого, да вы рисковый игрок...
  Юденич, до этого внимательно слушавший доклад главы "Росс Кредита", тихо добавил:
  - И упрямый, как осел. Хотя, надо отдать должное, убеждать Василий Васильевич умеет и дело свое знает туго.
  Леонтьев откинулся в кресле:
  - Это просто трезвый расчет, господа. Если все получится, а расчеты говорят, что все получится обязательно, мы сразу войдем в первую сотню коммерческих банков Европы и США. И наши активы будут сопоставимы с активами одного из ведущих американских банков - "Кун, Леб и К". Я посчитал, что ради такого шанса можно и рискнуть. Еще раз повторяю, если скурпулезно выполнять наш план, то успех нам гарантирован.
  Я согласно кивнул головой:
  - Хорошо, хорошо, Василий Васильевич. Экономика и деньги - это ваша парафия. Считайте, что ваши действия одобрены. Только не забывайте, что приоритетом, после исполнения задуманного, остается выкуп акций немецких компаний, о которых мы говорили на прошлой встрече.
  - Я постоянно это держу в уме, господин Егоров. Не беспокойтесь.
  Леонтьев положил папку на стол:
  - У меня все. Если у вас есть вопросы по конкретике, Андрей Егорович, то я готов на них отвечать. Любые документы по движению денег, золота и драгоценных камней вам немедленно будут предоставлены.
  Я примиряюще поднял ладонь и улыбнулся:
  - Ой, перестаньте, господа. Если я вам не буду доверять всецело, то за то, что мы задумали, вообще не стоило браться. Будем считать, что по замышленной нами валютной операции вы отчитались. Но у меня к вам, Василий Васильевич, есть еще два вопроса. Один лежит в чисто практической плоскости, другой в теоретической. С какого начать?
  Леонтьев с Юденичем переглянулись, и глава "Росс Кредита" решительно произнес:
  - Давайте начнем с практического.
  - Принято. Вы можете поработать над созданием двух рейтинговых агентств, расположенных в Европе?
  Леонтьев посмотрел на меня с прищуром:
  - Таких, как агентства "Фитч Ратингс" и "Мудис" в США?
  - Да, именно таких. Но с уклоном чисто в европейскую и дальневосточную специфику. Под "дальневосточной" я понимаю в первую очередь Японию. Деятельность таких агентств нам потребуется в дальнейшем. Они обязательно должны позиционироваться как независимые, и было бы желательно, чтобы они были расположены в разных странах. Например, в Швейцарии и во Франции. Я вас не тороплю в сроках. За год управитесь?
  Леонтьев согласно кивнул головой:
  - Да, управлюсь. Времени более чем достаточно, - он взял с рабочего стола блокнот и сделал в нем запись. Потом, улыбнувшись, посмотрел на меня поверх очков:
  - Теперь, как я понимаю, будет вопрос теоретический?
  Я рассмеялся:
  - Вы правильно понимаете, Василий Васильевич.
  Так вот, допустим, у вас имеются реальные данные по состоянию экономики некой страны. Управление экономикой этой страны строго централизовано. В наличии существует промышленность, не заинтересованная в своем саморазвитии и только-только начавшая "дышать". Страна обладает плохо развитым сельским хозяйством, которое пытаются поднять самым варварским способом. С другой стороны, крестьянская община в деревне еще не до конца разрушена.
  Какие преобразования необходимы, чтобы промышленность начала развиваться не из-под палки, а деревня смогла бы не только обеспечить страну продовольствием, но и начала это продовольствие экспортировать? Что надо сделать, что бы сельское хозяйство и промышленность такой страны не только покрывали все внутренние нужды, но и начали экономическую экспансию, в хорошем понимании этого слова?
  Леонтьев поморщился:
  - Андрей Егорович, вы говорите о Советской России. Это видно невооруженным глазом. Я не хочу знать, зачем это вам надо. Это не мое дело. Однако мне известно, через своих знакомых, что такой вопрос, очень похоже сформулированный, и опять-таки в сугубо теоретическом плане, прорабатывался в "Фонде Рокфеллера". Но это конфиденциальная информация, понимаете?
  Я понимающе кивнул головой:
  - Без комментариев, Василий Васильевич.
  Потом решил немного поддеть Юденича, который продолжал нас внимательно слушать:
  - Николай Николаевич, вы не находите несколько странным, что благотворительная организация "Фонд Рокфеллера", расположенная на североамериканском континенте, прорабатывает, пусть и в теоретическом плане, вопросы связанные с Россией, а "Общество ревнителей русской истории", которое, по сути, является также фондом, в распоряжении которого с недавнего времени появились несколько университетов, и которое находится на европейском континенте, таким вопросом не озадачивается?
  Генерал в ответ на мою реплику коварно усмехнулся:
  - А кто вам сказал, Андрей Егорович, что такой вопрос передо мной не подымался?
  Я ошарашено откинулся на спинку кресла:
  - Простите?
  Юденич довольно рассмеялся:
  - Несколько молодых людей из русских эмигрантов, заканчивающих обучение на факультетах права и экономики в Сорбонне, обратились ко мне с просьбой пройти стажировку в нашем "Русском университете" в Лионе. Итогом стажировки должна стать научная работа под названием "Советская Россия и вызовы современности". Вопросы, которые прорабатываются в этой научной работе, очень похожи на тот, который вы поставили перед Василием Васильевичем. Я посчитал, что такой научный труд важен. Тем более, что молодые люди талантливы и заполучить их для нашего университета, как старших ассистентов преподавателей, было бы неплохо. Поэтому "Общество ревнителей русской истории" выделило этим специалистам небольшие гранты, на которые можно вполне пристойно жить, пока они пишут свой коллективный труд. Просто я не думал, что этот вопрос вас может заинтересовать и никогда не ставил его в повестку дня при нашем общении.
  Я прикрыл глаза и вздохнул:
  - Генерал, вы меня сделали. Легко и непринужденно.
   Юденич беззаботно махнул рукой:
  - А, пустое, господин Егоров. Давайте лучше послушаем, как Василий Васильевич видит решение задачи, которую вы пред ним поставили. Мне тоже интересно.
  Леонтьев на эти слова рассмеялся:
  - И ты, Брут...
  Потом снял очки и тщательно их протер. Решительно водрузив их на переносицу, посмотрел мне прямо в глаза:
  - Естественно вы понимаете, Андрей Егорович, что вот так, с ходу, я не могу дать вам продуктивный ответ и мне необходимо время?
  - Конечно, понимаю.
  - Сколько вы его мне можете дать?
  - Скажем, три месяца. И может быть, вам для более тщательной отработки вопроса подключить группу молодых талантов, которые появились у Николая Николаевича?
  Я повернулся к Юденичу:
  - Вы не против, генерал?
  Николай Николаевич согласно кивнул головой:
  - Я предоставлю эту группу в распоряжение господина Леонтьева.
  Василий Васильевич еще раз на меня внимательно посмотрел:
  - Да, помощь такой группы была бы своевременна. И срок меня устраивает. Но, если вы желаете, я могу сейчас высказать свое соображение по теме, которая, казалось бы, не связана с вашим... гм... факультативным заданием, но имеет очень большое значение, скажем, если такие планы пришлось бы воплощать в жизнь?
  - С удовольствием вас выслушаю.
  Леонтьев снял очки и потер дужкой переносицу:
  - Вопрос элиты, господин Егоров.
  - Простите?
  Директор "Росс Кредита" вздохнул:
  - Вопрос элиты, Андрей Егорович. Здесь все очень завязано. Интересы государства, их отстаивание, защита. Продвижение интересов государства во внешней и внутренней политике.
  Мы были все свидетелями того, как элита Империи к 17-му году не смогла выполнить свое предназначение, не смогла вовремя модернизировать страну, не смогла на себя взять функции двигателя государства и общества. Не смогла ответить на вызовы, которые перед ней поставила история. На мой взгляд, именно это и явилось тем фактором, что в Империи произошел переворот. Элита банально прогнила. Она перестала чувствовать кровную связь между собой и интересами государства. Это так просто и сложно в то же время. Грубо говоря, имея накопленные богатства на какой-то территории, которые в современном обществе называются государством, элита должна пресекать экспансию извне на ее собственность, организовывая для этого общество через государство. Или сама организовывать такую экспансию, опять-таки формируя общество. Но, учитывая, что у других государств тоже есть элиты, они начинают между собой смертельные гонки, бросая друг другу вызовы. Это и есть один из путей развития экономики. Я не говорю, что главный, но уверен, что один из основных, из-за которых одни государства вырываются вперед, имея соответствующую элиту, а другие безнадежно отстают.
  Понимаете, в настоящее время в Советской России уже возникла псевдоэлита. Но я лично считаю, что отстаивание интересов государства на уровне идеологии - бесперспективно. Уйдет это поколение революционеров-идеалистов, и все повалится, просуществовав какое-то время еще по инерции. Два-три поколения - и дети и внуки этой псевдоэлиты возжаждут собственности, прикрываясь идеологическими лозунгами. Ну а поскольку они реальных богатств до этого не имели, то они в своем развитии, как элита, отстанут также на два - три поколения.
  Поясню свою мысль. Эта новая элита будет упиваться возможностями вновь обретенных материальных ценностей. А вот другие элиты уже прошли этот этап "упивания". Они занимаются более реальной и прозаической вещью - экспансией. Их планы и действия будут изощреннее, продуманнее и коварнее, чем могут быть планы это новой постсоветской элиты. Той придется только обороняться, и я не думаю, что это всегда у нее будет удачно происходить.
  Леонтьев на минуту замолчал.
  - И, Василий Васильевич?
  Директор "Росс Кредита" вздохнул:
  - Собственность. Вопрос собственности, господин Егоров. Чем раньше решить этот вопрос в нынешней России, тем для нее лучше. Необходимо возвращать частную собственность. Но сразу оговорюсь, что старую, имперскую элиту на пушечный выстрел нельзя подпускать к собственности в России. Они опять все прогадят. Надо формировать новую элиту, которая будет чувствовать кровную связь между собой, государством и гражданами, эту страну населяющими. Ответственную элиту. Как это сделать, есть несколько вариантов. Но если вы позволите, об этом я вам скажу через три месяца.
  Я задумчиво на него взглянул. Однако... Ладно, пусть начинает работать. Посмотрим, что он мне предложит.
  Мы обговорили еще несколько второстепенных вопросов, и я стал прощаться. Генерал сам пошел проводить меня до дверей. Мы тепло расстались перед тем, как я сел в машину начальника службы безопасности.
  Когда автомобиль тронулся, тот меня спросил:
  - Будут какие-то пожелания, Андрей Егорович?
  - Будут, капитан. Пригляни за Леонтьевым и Юденичем. У них явно сложилось свое мнение по тому, что происходит. Но очень не хотелось бы, чтобы они этим мнением поделились с кем-то со стороны в течение ближайших двух месяцев. А потом это будет не важно. Но пригляни очень корректно и ненавязчиво.
  - Пригляну. Не волнуйтесь, все будет в порядке. Куда вас везти?
  - Вези до ближайшей безлюдной подворотни, Петр Михайлович...
  Машина плавно отъехала от здания банка, набрала ход и скрылась за углом...
  
  Европа отгуляла Рождественские праздники, проводила старый, 33-й, и вступила в новый, тридцать четвертый год, внезапно начавшийся с непонятных событий.
  Законопослушные граждане не успели выйти на работу, как на них обрушился шквал новостей.
  Началось все с газет и журналов, подотчетных "Обществу ревнителей русской истории". Те внезапно начали обсуждать стабильность английского фунта стерлингов и доллара США. Эту тему так же внезапно подхватили некоторые ведущие европейские газеты. Правительства, первую неделю не обращавшие на происходящее внимания, на вторую озаботились и поручили вторым лицам из министерств финансов выступить с опровержениями слухов. Для чего последние пригласили к себе представителей прессы.
  Этого, как оказалось, и ожидали возмутители спокойствия. Их вопросы при интервью были построены так, что чиновникам волей-неволей пришлось как бы оправдываться. При этом создавалось мнение, что они утаивают от общественности что-то важное.
  Дальнейшее пошло нарастать как снежный ком. Уже опираясь на слова финансистов из интервью, которые выглядели как утаивание, представители второй древнейшей профессии вбросили в информационное пространство ряд статей, основным посылом которых было - "Что утаивает наше правительство от нас в отношении ведущих валют мира? И не пора ли нам самим о себе побеспокоиться, поменяв нестабильные банкноты на вполне реальное золото?"
  На фоне такого трехнедельного информационного прессинга и наступило утро 25 января 1934 года.
  В это утро, с началом банковского дня, в предназначенных для срочной купли-продажи валют операционных залах трех ведущих коммерческих банков Великобритании - "Барингс", "Ллойд" и "Вестминстер", а также в некоторых других банках второго ряда появились независимые валютные брокеры, нанятые неким "Фондом новых инвестиций". Они, предъявив доверенности и лицензии, заверенные Банком Англии, начали активно скупать от имени своего заказчика фунты стерлингов за доллары. Сделки совершались молниеносно, и на любой вопрос клерка банка всегда находился немедленный ответ покупателя, подтвержденный соответствующим документом. Деньги срочно, телеграфом, переводились со счета на счет. Общая сумма вброшенных на финансовый рынок долларов подошла к первой сотне миллионов, когда его курс заколебался и пошел вниз. Весть об этом мгновенно перекинулась с Туманного Альбиона в континентальную Европу.
  Одновременно с начавшимися покупками вышли экстренные выпуски газет, в которых описывалось происходящее. Создавалось такое впечатление, что авторы статей сейчас сидят в каждом операционном зале и отслеживают процесс. Борзописцы просто-таки смаковали, как падает курс доллара.
  Эти утренние выпуски были последним импульсом информационного давления, которое шло последние три недели. Многие валютные спекулянты в Европе, мелкие банки и предприниматели, державшие часть своих активов в долларах США, не выдержав информационного удара, бросились продавать американские деньги. Такого дополнительного толчка доллар не перенес и стремительно ушел в пике.
  В Лондоне было 10:55, а в Вашингтоне без пяти минут шесть утра, когда председателя Совета директоров ФРС США Юджина Блейка оторвал от раннего завтрака, который по давно устоявшейся традиции готовила его жена, звонок от дежурного референта:
  - Господин Блейк, плохие новости из Европы.
  - Что там не так с Европой, Майк? Если что-то вроде мировой войны, которую они опять умудрились развязать, то я вас прощу. Другие новости не стоят того, чтобы меня отрывали от горячих булочек с маслом, приготовленных моей женой.
  - Все гораздо хуже, чем война, господин председатель. Курс доллара в Европе резко пошел вниз и продолжает падать.
  Глава ФРС сорвал с груди салфетку и бросил ее на стол:
  - Подробности...
  - Некий "Фонд новых инвестиций" из Швейцарии уже скинул сто пятьдесят миллионов долларов через английские банки и скупил на них фунты. И продолжает сбрасывать. Европейская пресса неистовствует. Вслед за этим фондом доллары начали сбрасывать другие держатели. От этого пошла волна на Фондовые европейские биржи. Акции наших компаний и тех, кто с ними связан, начали стремительно падать.
  - Что это за фонд? Кому он принадлежит?
  - По предоставленным брокерами документам, он принадлежит малоизвестному банку "Росс Кредит", расположенному в Цюрихе. Кто им владеет, мы сейчас выясняем через наших европейских представителей.
  Глава ФРС выругался. Потом взял себя в руки:
  - Сводку по курсам - на стол. Обновлять каждые полчаса. И соедините меня немедленно с президентом федерального резервного банка Нью-Йорка.
  Через минуту в трубке раздался зевающий голос его давнего друга:
  - Что стряслось, Юджин?
  Глава ФРС ничего не стал объяснять. Он просто сухо приказал:
  - Джон, как только откроется банк, дай распоряжение немедленно скупать доллары. Немедленно.
  И бросил трубку.
  До начала банковского дня в Нью-Йорке еще оставался час, когда брокеры, выполнив поручение своего заказчика, покинули стены английских банков. Но оказалось, что у этой истории есть свое продолжение.
  Сразу же, как за последним покупателем фунтов в Англии закрылась дверь, во Франции и Швейцарии другие брокеры вышли с предложением покупки долларов за фунты.
  С таким предложением они обратились в "Лионский Кредит" и к Большой Тройке в Цюрихе.
  Скупка резко подешевевших долларов произошла столь стремительно, что, когда Федеральный резервный банк Нью-Йорка и другие одиннадцать федеральных банков США начали скупать американскую валюту, пока информация об этом дошла в Европу, все сделки были практически завершены. И американцы начали, сами того не подозревая, действовать в интересах людей, проведших спекуляцию с валютами. К концу операционного банковского дня на Западе США курс доллара вернулся к старой отметке и даже поднялся на десять процентов.
  "Росс Кредит" со своими новыми активами одним решающим шагом сразу вошел в первую мировую сотню коммерческих банков Европы и США, растолкав конкурентов локтями...
  Прочитав сводку об операциях с валютой на европейском континенте, разбитую по минутам, глава федеральной резервной системы США сказал своему референту:
  - Майкл, тот, кто это все придумал - сволочь и сукин сын. Но он - организаторский и финансовый гений. Его наглая схема добывания денег и организаторские таланты вне конкуренции. Действия брокеров были выверены до минуты, а подготовка необходимых документов для покупки и продажи валюты продумана до самых незначительных мелочей. Я так понимаю, что юридически все действия этого фонда абсолютно законны и безупречны. Они просто прошли по краю, но ни разу не оступились. Вычислите того, кто это все задумал и реализовал. И предложите ему нашу дружбу. Такие люди нам очень нужны.
  Почти в то же время, когда глава ФРС давал поручение своему референту, в Лондоне, в доме, известном под названием "Чатам Хаус", Председатель Совета управляющих "Королевского института международных отношений" - благотворительной организации, специализирующейся на анализе международных отношений, поднял трубку и сказал своему секретарю:
  - Срочное задание. Отбросить все дела. Даже отслеживание начинающегося в Советской России 17-го съезда ВКП(б). Все выводы наших аналитиков по недавней спекуляции через тридцать шесть часов - на стол. Суммы меня не интересуют. Меня интересует работа средств информации, задействованных при подготовке этой акции. Как получилось, что те вопросы по воздействию на массовое сознание через прессу, радио и в перспективе через телевидение, которые мы пока рассматриваем только в теоретическом плане, кем-то уже успешно реализуются на практике? И соедините меня с президентом "Фонда Рокфеллера" Максом Масоном.
  Не дослушав почтительное "будет исполнено, сэр", аккуратно положил трубку. Потом встал и начал задумчиво прохаживаться по кабинету. Он был, как всегда, очень спокоен - оба его сердца бились ритмично и в такт.
  За окном в свои права вступало раннее утро 26 января 1934 года...
  
  Я дочитал сводку последних европейских новостей, предоставленную группой Фарады, и покосился на подполковника:
  - Читал?
  - Конечно, читал... Им пока всем будет не до того, что здесь будет происходить. А когда они снова обратят на нас внимание, то дело будет сделано. И, надеюсь, вряд ли поймут,что произошло.
  Я подмигнул старому другу:
  - Ну что, Стас. Пора появляться на сцене. Теперь наш явный выход на публику...
  Нога недобро улыбнулся краем губ:
  - Угу. Будет им цыганочка с выходом...
  
  В большом подземном зале секретного радиоцентра ОГПУ на Шаболовке, рядом с Шуховской башней, к передатчикам которой у службы было свое подключение, царила деловая обстановка. Усиленно вслушивались в эфир радисты, тихо работали за своими столами шифровальщики, в напряженном ожидании пребывали связисты, готовые по первой команде броситься организовывать необходимую связь. За всем происходящим внимательно наблюдали молчаливые сотрудники из ОПЕРОД ОГПУ. Именно из них были организованы три кольца охраны, одно внутреннее и два внешних, незаметных для непосвященных, практически непроходимые для нежелательных гостей, если они попытаются штурмом взять помещения радиоцентра.
  За исключением нескольких человек в зале, которые были отделены от остальных непрозрачной снаружи звукоизолирующей перегородкой, для всех сотрудников ОГПУ происходила завершающая фаза операции по уничтожению антисоветского подпольного центра, окопавшегося в самых высших эшелонах власти СССР. Центра, который уже четыре месяца терроризировал страну взрывами и который решил нанести свой смертельный удар по самому святому - съезду ВКП(б). Хорошо отлаженная машина дезинформации иностранного, особого и секретно-политического отделов, повернутая против своих же сотрудников, выполнила свою задачу, и поэтому все происходящее не вызывало у них никаких вопросов.
  Менжинский посмотрел на часы, потом перевел свинцовый взгляд на командира своей Особой группы:
  - Время. Начали.
  Серебрянский молча кивнул головой, взял со стола микрофон и проговорил в него:
  - Начальнику связи. Радистам выйти на общую волну прикрепленных за ними подразделений. Текст сообщения - "Кроссворд".
  Вернув микрофон на место, повернулся ко всем присутствующим:
  - Думаю, через полчаса мы получим первые данные. Сейчас остается только ждать.
  Проговорив это, он удобно расположился за своим столом и, как и все в этом помещении, начал изучать пока чистый от пометок громадный квадрат из органического стекла, с нанесенной на него схематичной картой Москвы.
  Председатель ОГПУ покосился на своего главного диверсанта. Да, умен и коварен был Яков Исаакович. И людей подбирать умел. Как фокусник из шляпы, вытащил три месяца тому назад свой, как он назвал, "стратегический резерв" - небольшой отряд некоего Станислава Федоровича, бывшего подполковника, состоявший всего из семи человек. Перед представлением себе этих людей председатель ОГПУ поинтересовался у начальника Особой группы, что, мол, за персонажи и не подведут ли? Цинично усмехнувшись, Серебрянский охарактеризовал представляемых, как "псов войны", отребье из отребья, шлак от топки мировой и гражданской бойни, которая длилась на территории России семь лет. Он выложил пред Менжинским краткую биографию каждого из отряда, от которой у видавшего виды председателя встали волосы дыбом. Эти семеро оказались бывшими сотрудниками Имперской охранки, ставшими белыми карателями, не мыслящими себя без войны и убийств и давно жившими вне общества, которое вело на них охоту, как на бешеных собак. Они настолько себя дискредитировали в Европе, куда бежали после окончания гражданской войны, что даже белогвардейская "внутренняя линия" объявила за выдачу отщепенцев награду. Объясняя зависимость карателей от него, главный диверсант показал сжатый кулак и пояснил, что "семерка" у него "вот здесь" и никогда не подведет, так как им просто некуда деваться, кроме как жить под крылом Особой группы ОГПУ, дающей им прикрытие. Да Менжинский и сам убедится в полезности этого "стратегического резерва".
  И действительно, ненавязчиво, но веско подполковник, за которого Яков Исаакович поручился и стал приводить на все совещания заговорщиков с разрешения председателя ОГПУ, сумел донести до всех необходимость внесения некоторых корректив в первоначальный план заговора. Доказал он это так просто и убедительно, что Менжинский сам начал удивляться, что не сумел додуматься до таких, кажется, простых вещей, лежащих на поверхности.
  Командиром "семерки" после тщательного анализа был доработан план по обоснованию ввода частей ОДОН в Москву. Он предложил воспользоваться ситуацией с терактами и самим взорвать несколько районных комитетов ВКП(б) в столице. Получив разрешение, Станислав Федорович со своими подчиненными блестяще выполнил задуманное, полностью сымитировав почерк "работы" неуловимых террористов. После этого председатель ОГПУ на полном основании ввел в Первопрестольную отдельные подразделения ОДОН якобы для ведения облав. Сейчас они, незаметно переместившись прошедшей ночью, сконцентрировались вокруг Кремля, растворившись в тупичках и переулках старой Москвы. Подполковник также предложил тактику "просачивания" и "рассредоточения", на основании которой к этим подразделениям мелкими группами прибывало подкрепление. Это по предложению бывшего белогвардейца, которого сам Серебрянский уважительно называл только по имени отчеству, был создан центр управления заговором, где очень удобно было отслеживать динамику проводимой операции.
  Еще одним его предложением было создание мобильных групп захвата, оснащенных переносными радиостанциями. Для этого из личных фондов председателя и начальников отделов были выделены деньги на покупку полусотни переносных американских радиостанций, которые через различные каналы за два месяца были закуплены за рубежом и доставлены в Белокаменную.
  Именно по команде Серебрянского "Кроссворд", переданной по радио, эти группы начали, как говорил подполковник, "мягкий" захват Центрального Телеграфа, отделений почты и связи, телефонных коммутаторов наркоматов связи, путей сообщения, водного транспорта. Вежливо, но решительно, предъявив свои страшные удостоверения, оперативники ОГПУ при силовой поддержке бойцов ОДОН сейчас загоняли всех работников в подсобные помещения, а на их места садились связисты ОГПУ, тем самым отрезая Сталина от остальной страны.
  Менжинский коротко глянул на подполковника. Тот, со своими людьми, сменившими сегодня свои обычные щегольские костюмы на непривычные глазу пятнистые комбинезоны, сидел развалясь на стуле у задней стены и равнодушно, как будто не происходило ничего значительного, чистил ногти большим финским ножом.
  Председатель ОГПУ поинтересовался:
  - А где сегодня ваш седьмой сотрудник, Станислав Федорович?
  Бывший жандарм поднялся и щелкнул каблуками:
  - По распоряжению начальника Особой группы, мой человек сопровождает подразделение по нейтрализации охраны здания Коминтерна, Вячеслав Рудольфович.
  Услышав слова своего подчиненного, Серебрянский повернулся к председателю ОГПУ:
  - Да, это мое распоряжение. Я посчитал...
  Но что посчитал начальник "группы Яши", Менжинского перестало интересовать, так как он увидел, что связист ОГПУ, стоявший сзади экрана, внезапно вслушался в какое-то сообщение в наушниках и нарисовал красный перечеркнутый круг на карте Москвы - там, где располагался Центральный Телеграф.
  Заговорщики переглянулись. Все шло по плану. Появился еще один кружок. Уже на месте Наркомата водного транспорта. Потом сообщения пошли сплошной волной. На карте стало появляться все больше и больше кружков, и скоро она стала пылать красным.
  Серебрянский внимательно осмотрел планшет и повернулся к председателю ОГПУ:
  - Первый этап успешно завершен, Вячеслав Рудольфович. Разрешите приступать ко второму?
  Менжинский кивнул головой:
  - Приступайте.
  Яков Исаакович взял лежащий перед ним на столе микрофон и проговорил в него:
  - Начальнику связи. Выслать сообщение подразделению "Центр". Текст сообщения - "Тишина".
  Председатель ОГПУ еще раз взглянул на часы. Они показывали 10:30. План заговорщиков выполнялся с опережением на пятнадцать минут.
  
  Москва, 26.01.34 г., 10:39. Воздвиженка,1 (200 метров от Московского Кремля).
  В штабе Коминтерна было пусто. Не стучали пишущие машинки, не сновали по многочисленным коридорам озабоченные курьеры. Тихо было в аналитическом отделе, архиве и картотеках, располагающихся за бронированными дверями на последнем этаже. Все сотрудники получили выходной, так как руководители секций были приглашены почетными гостями на начинающийся сегодня 17-ый съезд ВКП(б).
  Только бдили охранники из "внутряка", выставленные в здании с недавнего времени вместо сотрудников ОГПУ, да не скучал оперативный дежурный на втором этаже.
  Озабочен он был своей простудой, да еще тем, что еще вчера вечером прорвало трубы горячей воды прямо перед штабом с тыльной стороны во дворе. Вода из труб, которые никак не удавалось починить, грозила затопить все подвалы здания. Сейчас поломку устраняли рабочие из Мосводоканала, но было похоже, что ремонт затянется надолго.
  Двое охранников, посланные наблюдать за ремонтом, переглянулись, услышав очередное забористое ругательство, донесшееся из открытой шахты теплоцентрали. Вслед за руганью появилась вымазанная грязью небритая рожа и рявкнула на своего помощника, который на корточках сидел возле отодвинутого люка:
  - Ты какой мне ключ дал, мать-перемать? Я тебя просил разводной, а ты мне суешь какой, сволочь?
  Помощник слесаря, только что вернувшийся из кузова машины, куда его зачем-то позвал другой водопроводчик, и теперь подправлявший напильником какую-то железяку, на всякий случай отступил подальше от разгневанного начальства:
  - Ну, плохо услышал Семеныч, чего злишься-то?
  Слесарь вопросительно поднял брови и пристально посмотрел в глаза помощнику:
  - Плохо услышал? Ты чего, совсем глухой?
  - Ну не совсем, только на одно ухо. У меня же контузия была в гражданскую....
  - На одно ухо, говоришь? Ладно. Сейчас мы тебя лечить будем. Сам сейчас сюда полезешь, чтоб ухи вылечились...
  Весь мокрый Семеныч вылез из проема и стал похлопывать себя по карманам. Вытащил отсыревшую пачку махорки, повертел ее в руках, бросил в сердцах на землю и опять выругался:
  - Холодно-то как... И табак весь промок, мать его... Эй, братишки, - он двинулся к охране - табачком не подсобите?
  - Не курим. Отойди на три шага и возвращайся к работе.
  - Чего все такие злые? - проворчал приблизившийся уже к ним на метр Семеныч. И вздохнул. Одновременно с выдохом он сделал стремительный шаг вперед и без замаха ударил одного из охранников в висок шилом, неизвестно как появившимся в его руке.
  Одновременно с началом его движения помощник "водопроводчика", не вставая с корточек, метнул свой напильник, который острым концом вошел прямо в глаз второму охраннику. Не издав ни звука, охранники начали валиться на землю поломанными куклами.
  - Правильно, что не курите, - проговорил равнодушно "Семеныч", вытаскивая ключи из кармана одного из убитых. - Здоровье беречь надо.
  Быстро оттащил мертвых к шахте и затолкал их внутрь, прикрыв люком. Потом повернулся к "помощнику":
  - Зови.
  "Помощник" трусцой добежал до въезда во двор и махнул кому-то рукой. Послышался звук работающих двигателей, и во двор въехали два крытых грузовика. Они начали разворачиваться, вставая так, чтобы тыльной стороной быть почти вплотную к двери черного входа в здание Коминтерна.
  "Семеныч" ключами, взятыми у мертвого охранника, открыл дверь. Затем повернулся к людям, сидящим в кузовах машин:
  - Как приказано, работаем только холодным оружием. Вперед.
  Прибывшие в грузовиках тенями начали выскальзывать из кузовов и растворяться в темноте черного входа...
  Простуда никак не отпускала оперативного дежурного. Он в очередной раз чихнул и стал себя хлопать по карманам, чтобы достать свежий носовой платок. Внезапно из-за спины появилась чья-то рука с чистым платком и участливый голос произнес:
  - На вот, возьми.
  - Спасибо - автоматически произнес оперативный дежурный, и потянул было руку. Потом изумленно вскинул голову. Но было уже поздно. Неизвестный железными пальцами обхватил запястье протянутой руки, пригнул ее и пробил ладонь ножом, пригвоздив ее к столу. Чьи-то жесткие ладони зажали рот дежурного, вбивая в него какую-то грязную, промасленную дрянь, не давая зайтись в крике. Незнакомец, смотря коминтерновцу прямо в глаза, вытащил из-за пояса второй нож и резким ударом отрубил ему указательный палец прибитой к столу ладони:
  - Какие ты получил секретные инструкции? Где хранится книга с кодами от дверей и запасные ключи? Отвечай быстро, не задумываясь. Будешь говорить правду - умрешь быстро. Будешь врать - медленно. Увести, - сказал он кому-то сзади дежурного.
  Находящегося в полубеспамятном состоянии от болевого шока человека подхватили под руки двое, нисколько не заботясь о том, что одна его ладонь так и оставалась пригвожденной, рванули из-за стола, зашвырнули в комнату отдыха и закрыли за собой дверь.
  Старший группы захвата взглянул на часы. Было 11:40. Здание было зачищено за час, как и предусматривалось планом. Но троих он все же потерял. Сейчас трупы сносили сверху их товарищи и складывали возле стены.
  "Семеныч" равнодушно посмотрел на убитых. Эта было их боевое задание, и они его выполнили плохо. Или оказались недостаточно подготовленными для такого противника, как охрана Коминтерна. За что и поплатились. Последний охранник из "внутряка" оказал ожесточенное сопротивление и, уже смертельно раненый, сумел вытащить табельный пистолет, застрелил двоих, а третьему сломал шею ударом кулака.
  Из комнаты отдыха дежурного неожиданно появился "помощник слесаря" и протянул "Семенычу" наполовину исписанный лист бумаги:
  - Это все, что из него удалось вытянуть.
  - Почему так мало?
  - Умудрился вытолкнуть кляп и откусил себе язык.
  - Добейте его. А ты учти: еще один такой прокол - и ты со своим напарником пойдешь опять бездомничать под парижские мосты, из-под которых я вас вытащил, когда вы подыхали от голода. Мне не нужны люди, не умеющие РАБОТАТЬ.
  "Помощник" побледнел, но твердо ответил:
  - Есть. Четко развернулся и шагнул в комнату отдыха дежурного.
  Внезапно сотрудник из бельгийского подразделения Особой группы, как охарактеризовал его Серебрянский, прикомандированный к отряду "Семеныча" на время этой операции с непонятными целями и не принимавший никакого участия в происходящем, тихо проговорил:
  - Командир группы, внимание.
  "Семеныч" с удивлением взглянул на этого странного человека:
  - В чем дело?
  Последний, не обращая никакого внимания на удивление диверсанта, так же тихо продолжил:
  - Меня зовут Фарада. Для отсечения ложных приказов, которые могут идти от высокопоставленных участников антисоветского подпольного центра, каждый командир подразделения, участвующего в операции, получил четкие инструкции, что приказы могут приниматься от посторонних лиц, только если они назовут пароль переподчинения. Вы должны знать это пароль.
  Командир группы захвата вопросительно прищурился:
  - Да, знаю. И?..
  - Очень хорошо.
  Фарада шагнул к "Семенычу" и что-то прошептал ему на ухо.
  Услышав сказанное, диверсант вытянулся перед прикомандированным:
  - Есть выполнять ваши указания, товарищ Фарада.
  Фарада тусклым взглядом, от которого у старшего группы захвата прошел мороз по коже, посмотрел ему в переносицу:
  - Сейчас подойдет моя команда, дайте приказ вашим людям возле черного входа пропустить их.
  Через несколько минут в коридоре, ведущем к помещению оперативного дежурного, послышался топот множества ног, и он стал заполнятся военными в непривычного вида маскхалатах,вооруженных незнакомым оружием. Они быстро выстроились вдоль стены и замерли.
  Окинув своих подчиненных взглядом, Фарада повернулся к "Семенычу":
  - Вашего радиста ко мне.
  Когда радист, таскающий за плечами тяжелый ящик переносной рации, вытянулся перед прикомандированным, тот приказал:
  - Дайте сообщение в центр, что здание захвачено.
  Радист взглянул на своего командира. Тот молча кивнул головой - "Выполняй". Быстро сняв рацию и поставив ее на стол, радист выдал в эфир свой позывной. Получив ответ, он отстучал кодовое слово, означающее успешное завершение операции.
  Дождавшись ответа, Фарада бросил ему:
  - Отойдите от рации.
  Достал из кобуры пистолет и три раза в нее выстрелил. Потом повернулся к "Семенычу":
  - В ближайшее время возможна попытка "внутряка" взять здание штурмом. Вы и ваши люди остаетесь здесь для обороны. В помощь вам оставляю отделение моих бойцов. Будете выполнять все приказы командира отделения. С этого момента все контакты с внешним миром только через назначенного мной человека. За попытку выйти на несанкционированную им связь - расстрел на месте. Повторите.
  Внимательно выслушав ответ, Фарада удовлетворенно кивнул головой:
  - Прекрасно.
  Больше не обращая внимания на "Семеныча", Фарада развернулся к своим подчиненным:
  - Крот и Отшельник - в авангард. Вам пять минут на дверь в подвал. Молчун, принимайте командование обороной здания. Остальные - за мной.
  Когда спина последнего человека из отряда Фарады скрылась за углом коридора, ведущего к лестнице в подвальное помещение, Молчун вытащил из бокового кармана маскхалата сложенный в несколько раз большой лист бумаги и протянул его "Семенычу":
  - Здесь план этого дома. Ознакомьтесь, в каких точках ваши люди должны занять оборону...
  
  Московская область, 26.01.34 г., 10:45. Автобронетанковый полигон РККА "Кубинка".
  С раннего утра в Подмосковье было солнечно и морозно, но внезапно погода испортилась, и к десяти часам разбушевалась метель. Но она не помешала частям 11-го механизированного корпуса, переброшенного на полигон из-под Ленинграда, на базе которого проходил завершающий этап учений сухопутных войск московского военного округа, продолжать заниматься своими делами. Пехота, матерясь, окапывалась, вгрызаясь ломами и лопатами в мерзлую землю, ревели прогреваемые двигатели танков и грузовых автомобилей, сновали с громадными катушками за плечами вездесущие связисты.
  Начальник политического управления РККА Гамарник ехал в персональной легковой машине на сбор политработников корпуса, который должен был быть по плану проведен еще три дня назад, но по странной прихоти командующего учениями замнаркома обороны Тухачевского был отложен на сегодня.
  Гамарник был в плохом расположении духа. Мало того, что сбор проводился не по плану, но еще вдобавок его надо было проводить в большом металлическом ангаре,
  расположенном на самой окраине полигона.
  Все это очень не нравилось начальнику политуправления, и он про себя решил, что обязательно поставит вопрос на коллегии наркомата о халатном отношении замнаркома к такой важной деятельности, как партийно-политическая работа в войсках.
  Поплутав по полигону, автомобиль наконец подъехал к месту назначения. Ежась от холода, Гамарник с трудом вылез из него и всмотрелся во встречающих. Кутаясь в уставной полушубок, его терпеливо ожидал начальник политуправления Московского военного округа Векличев в окружении порученцев. Увидев вылезающего из машины шефа, Векличев шагнул к нему и приложил руку к шапке:
  - Товарищ начальник...
  Гамарник махнул рукой, останавливая своего подчиненного:
  - Прекращайте. Ведите меня внутрь, а то замерзнем тут, как собаки.
  Внутри ангара оказалось на удивление тепло, видно, работали штатные обогреватели. На стульях, выставленных рядами по всему помещению, сидели, перешептываясь, политруки и помполиты частей и подразделений 11-го корпуса.
  Увидев входящих, кто-то скомандовал:
  - Товарищи политработники!!!
  Все вскочили, и в ангаре повисла тишина. Начальник ПолитУпра барственно повел рукой:
  - Садитесь. Не будем терять время и приступим.
  Не дожидаясь, пока все усядутся, он шагнул к выставленной в президиуме трибуне, и раскрыл папку с текстом заготовленного доклада:
  - Товарищи, международная обстановка...
  Начальник политуправления вооруженных сил пятнадцать минут с чувством описывал сложную международную обстановку, сложившуюся вокруг СССР. Но когда он перешел к внутренней политике партии и ее достижениям в преддверии начинающегося сегодня съезда ВКП(б), боковые двери ангара внезапно распахнулись, и в них начали вбегать вооруженные люди, одетые в обычные для диверсантов военной разведки комбинезоны и кожаные шлемы. Неизвестные стремительно разбежались по периметру помещения и наставили на политработников стволы ручных пулеметов. В ангаре повисла недоуменная тишина.
  Сзади Гамарника раздалось ехидное "кхе-кхе". Он резко развернулся. На него весело смотрели трое военных без знаков различия, один из которых, оттолкнув плечом обескураженного начальника политуправления РККА, подошел к микрофону:
  - Моя фамилия Старинов. Я командир спецотделения "А" разведки Красной Армии. Вы все задержаны по подозрению в саботаже учений вооруженных сил СССР. До их окончания вы будете находиться в этом ангаре. Снаружи здание оцеплено батальоном ОСНАЗ. Попытка покинуть помещение будет расцениваться, как попытка скрыться от правосудия, и будет на месте караться смертью. Дальше с вами будет разбираться ОГПУ.
  - Да что здесь, в конце концов, происходит?! - вскипел Гамарник.- Я это так не оставлю. Я немедленно...
  Но что он будет делать немедленно, начальнику ПолитУпра так и не дали договорить. Сильные руки схватили его за шиворот гимнастерки и сзади за галифе и прямо с трибуны швырнули вниз, в толпу подчиненных. Вслед за Гамарником туда же, жестко действуя прикладами, затолкали и весь президиум собрания.
  Один из сопровождавших Старинова людей направил в зал ручной пулемет и сделал несколько очередей поверх голов. Закрыв головы руками, толпа политработников повалилась на пол и замерла. Командир спецотделения брезгливо оглядел лежащих:
  - Рекомендую вести себя смирно и помнить о внешнем оцеплении.
  Больше не обращая ни на кого внимания, диверсант со своими людьми покинул помещение.
  Уже на улице, садясь в машину, командир спецотделения проронил своему заместителю, возглавлявшему батальон оцепления:
  - Ангар успели заминировать?
  - Так точно, Илья Григорьевич.
  - Не забывай, что если будет попытка массового прорыва, даешь команду на подрыв.
  - Илья Григорьевич, ты не считаешь, что...
  - Нет, не считаю. Я просто анализирую. А мой анализ говорит о том, что у нас впереди большие перемены. Можно сказать, кардинальные. Начальников политуправления вооруженных сил с их подчиненными просто так не арестовывают, товарищ заместитель. И приказ на их уничтожение, в крайнем случае, тоже просто так не дают. Заметь, письменный приказ, который мы обязаны, в соответствии с уставом, выполнить. Если хочешь его обжаловать, то только после учений в форме рапорта на имя наркома обороны. Я лично такого рапорта писать не собираюсь. И неизвестно еще, кто будет наркомом в ближайшее время. Да и положа руку на сердце, Кристап Интович, честно ответь, тебе этот приказ разве не по душе?
  Его заместитель хохотнул:
  - Да, крови они попили у всех достаточно...
  - Ну, вот мы и поняли друг друга... Все. Разговор закончен. Я на командном пункте учений.
  Командир спецотделения завел мотор машины, махнул рукой своему заместителю и в сопровождении охраны исчез в метели...
  
  Москва, 26.01.34 г., 12:11. Кремль.
  В кремлевском кабинете последнего российского императора, в котором он так и не удосужился никогда побывать, царило все возрастающее напряжение. Сталин, сосредоточенный, как хищник перед прыжком, внимательно наблюдал своими тигриными глазами за секретарем Коминтерна, который обстоятельно расспрашивал кого-то по телефону. Напряжение было так велико, что присутствующий здесь же нарком Ворошилов тяжело повел плечами, физически ощущая его тяжесть.
  Пятницкий наконец положил трубку:
  - Они начали, Иосиф Виссарионович.
  - Все произошло, как мы и предполагали?
  - Да. Именно так. Человек, сидящий сейчас на месте оперативного дежурного в штабе, не произнес пароль, который он должен был сказать в самом начале нашего разговора. Похоже, что мой подчиненный все же выполнил свой долг, и не рассказал людям Менжинского все до конца.
  Генсек с облегчением вздохнул. Груз неопределенности перестал висеть дамокловым мечом над головой. Теперь все стало просто и понятно, так как противник проявил себя.
  Он вопросительно взглянул на секретаря Коминтерна:
  - Твои люди досконально поработали с картой подземелий? Может они что-то пропустили и из здания Коминтерна сюда все же можно пробраться?
  Пятницкий отрицательно замотал головой:
  - Исключено. Все подвалы два раза подробно исследованы, и подземного прохода в Кремль из них нет. Архивы и картотеку мы вывезли еще позавчера. Так что ОГПУ взяло просто пустышку, которая сработала как лакмусовая бумага по выявлению начала активности сотрудников Менжинского.
  Сталин задумчиво постучал пальцами по столу:
  - Значит, остается только попытка взять Кремль штурмом извне. И начнут они его тогда, когда все делегаты съезда соберутся в Зале заседаний. Чтобы нас всех одним махом, как говорится. Все. Время. Пора пускать в дело армию.
  Генсек решительно поднял трубку полевого телефона, поставленного в кабинете военными связистами неделю назад, и проговорил в нее:
  - Соедините меня с командующим учениями товарищем Тухачевским.
  Пока его соединяли, он жестом показал Ворошилову и Пятницкому, чтобы те подняли трубки параллельных телефонов.
  Через несколько секунд послышался голос командующего учениями:
  - Заместитель наркома по военным и морским делам у аппарата, товарищ Сталин.
  - Товарищ Тухачевский. Вчера фельдъегерем вам был доставлен пакет, который вы должны вскрыть только по моему прямому указанию. Возьмите его и вскройте прямо сейчас.
  После минутной паузы опять донесся голос замнаркома.
  - Вскрыл, товарищ генеральный секретарь. В нем находится подписанный вами приказ о прекращении учений и немедленной переброске войск в столицу. К приказу приложена карта Москвы, на которой указано, в каких пунктах столицы должны быть размещены подразделения корпуса.
  - Именно так, товарищ замнаркома. Еще раз устно повторяю приказ. Сегодня, к 17:00, частям ОСНАЗ и 11-го механизированного корпуса взять под охрану по внешнему периметру Кремль, Совнарком, здание Коминтерна, наркоматы, здание ОГПУ на Лубянке, районные отделения ОГПУ и Центральный Телеграф. Через три часа я вас жду в Кремле с докладом. Исполняйте.
  - Есть исполнять, товарищ генеральный секретарь.
  Сталин положил трубку и повернулся к Ворошилову:
  - У твоего зама сейчас в руках реальная сила. А это может стать опасным. Поэтому, как только он прибудет в Кремль, отстрани его от командования и прими управление войсками на себя. И в первую очередь займись штабом Коминтерна. Скорее всего, ударный отряд из людей Менжинского будет сконцентрирован в нем. Исходя из этого, подведи танки на прямую наводку и расстреляй каждый этаж. Потом пусть комендантский полк прочешет здание и арестует выживших. А ты, - он взглянул на Пятницкого, - со своими людьми во время регистрации делегатов съезда начнешь брать под стражу всех бывших участников левой и правой оппозиции, как участников заговора. Надо использовать этот шанс и навсегда очистить партию от отщепенцев. Другого случая может не представиться. Параллельно примешься вычищать до блеска Лубянку и районные отделения ОГПУ в столице. Чтобы ни одного гада там не осталось. В помощь себе возьмешь диверсантов Берзина. Но не забывай, что все руководство заговора мне нужно живым. Или хотя бы частично живым...
  
  Секретарь Коминтерна не ошибался, говоря Сталину, что из бывшего доходного дома князя Гагарина, в котором расположился штаб Коммунистического интернационала, нет подземного хода в Кремль. Он просто не знал, что такой ход есть из подвального помещения бывшей Московской дворцовой конторы, имеющей общую стену с подвалом дома на Воздвиженке.
  
  Московская область, 26.01.34 г., 12:13. Автобронетанковый полигон РККА "Кубинка".
  По распоряжению замнаркома по военным и морским делам, командный пункт учений сухопутных войск Красной Армии разместился в убежище тяжелого типа, которое инженерный батальон 11-го механизированного корпуса возвел всего за неделю. Сейчас в его самом большом отсеке, выделенном под штаб, расположились командующий учениями замнаркома Тухачевский, начальник штаба РККА Егоров, командующий московским военным округом Корк и начальник разведки РККА Берзин со своим помощником. Все они склонились над большим столом с развернутой на нем картой и сосредоточенно ее изучали. В дальнем углу отсека колдовали над своей аппаратурой четверо связистов, обеспечивая постоянную связь командующего со всеми частями корпуса.
  Если бы сторонний наблюдатель сейчас взглянул на стол, то он бы удивился тому, что все собравшиеся внимательно штудируют не схему полигона, а детальную карту столицы СССР, исчерченную вдоль и поперек красными стрелами.
  Не отрывая глаз от стола, Тухачевский требовательно протянул руку:
  - Дай центральный район, Александр Ильич.
  Начальник штаба РККА торопливо схватил с рядом стоящего стола нужную карту и неосторожно задел ею низко висящую лампу в железном абажуре. Лампа закачалась, бросая неровные тени по бревенчатым стенам. Александр Ильич несколько раз недоуменно встряхнул головой. Ему внезапно показалось, что на фоне дальней стены стоят шесть человеческих силуэтов, через которые просвечивают бревна. Лампа перестала качаться, и начальник штаба еще раз внимательно вгляделся в ту сторону. Силуэты исчезли. Он на мгновенье утомленно прикрыл глаза, беря себя в руки. Промелькнула мысль, что это просто нервы и надо будет попить брома, когда все закончится.
  В этот момент внезапно зазвонил один из полевых телефонов. Связист, поднявший трубку, поспешно развернулся к Тухачевскому:
  - Товарищ замнаркома, - шепотом проговорил он, - вас требует САМ.
  Тухачевский, резко бросив карандаш, которым он делал пометки на карте, стремительно подошел к связисту и выхватил у него трубку:
  - Заместитель наркома по военным и морским делам у аппарата, товарищ Сталин.
  Через несколько мгновений он жестом показал начальнику штаба, чтобы тот передал ему запечатанный пакет, доставленный вчера фельдъегерем секретного отдела ЦК ВКП(б). Я переглянулся с Берзиным. Этого звонка мы ждали с нетерпением. Наступал самый решительный момент.
  Замнаркома несколько раз повторил: - Есть, товарищ генеральный секретарь. Будет исполнено, товарищ Сталин, - положил трубку, повернулся к нам и радостно проговорил:
  - Как мы и предполагали, получен приказ на немедленный ввод войск в Москву. Выступаем безотлагательно. Нечего тянуть.
  "Старик" отрицательно покачал головой:
  - Рано. До начала реализации НАШЕГО плана еще сорок минут.
  Глаза Тухачевского внезапно начали наливаться кровью:
  - Я отменяю ваш план, товарищ Берзин. Теперь будем действовать по моему личному сценарию. А вы, товарищ начальник разведки, сдайте оружие. Охрана!!
  Я усмехнулся про себя. Не разочаровал, замнаркома. Все же оказался сволочью, как и предполагалось. Ситуация, что он сразу начнет играть по своим правилам, прорабатывалась нами одной из первых и поэтому, на всякий случай, "Старик" сегодня надел бронежилет. Я тревожно взглянул на Берзина. Не подкачает? И он не подкачал. Удрученно проговорив: "Есть, товарищ замнаркома, сдать оружие", приложил руку к фуражке и стал разворачиваться, расстегивая на ходу кобуру. Но внезапно ускорил движение и, совершив полный оборот, на ходу вытащив пистолет, выстрелил Тухачевскому прямо в лоб. Голову замнаркома рвануло назад, из затылка брызнуло красным, и он, уже мертвый, начал валиться на пол. Начальник штаба РККА с ужасом увидел, как возле той стены, где ему несколько минут назад почудились полупрозрачные силуэты людей, материализовались шесть человек и метнули что-то в рванувших к Берзину и его помощнику связистов. Те, хрипя и хватая воздух возле горла пальцами, начали падать, как подкошенные. Больше он ничего не успел увидеть, получив от меня удар рукояткой пистолета в висок. Звериным чутьем на мгновенье предугадав опасность, командующий московским округом метнулся было к выходу из отсека, но прозвучала глухая, короткая очередь из "Узи", и он, дернувшись пару раз, скорчился на полу.
  С момента отдачи Тухачевским своего последнего в жизни приказа прошло всего двадцать шесть секунд.
  Берзин убрал пистолет в кобуру и брезгливо проронил:
  - Шваль ты, Миша, подзаборная, а не диктатор.
  Я, перевев дух, огляделся. Однако, быстро мы управились. Мои люди, не теряя времени даром, сразу же начали оттаскивать убитых в подсобное помещение при отсеке. Касатка, сидя на корточках, вытянул штык-нож из шеи мертвого "связиста", вытер его об одежду трупа и, глядя на меня снизу вверх, спросил:
  - Вы в порядке, Андрей Егорович?
  - Да, все нормально. Не отвлекайся. Будь готов к следующей части этого балета.
  И я угадал. Внезапно раздался гудок полевого телефона, напрямую связывающий командующего учениями с начальником караула по охране командного пункта.
  "Старик" решительно поднял трубку:
  - Здесь Берзин.
  Хорошо слышный даже на расстоянии, взволнованный голос в трубке проговорил:
  - Это начальник караула Быстрыкин. Товарищ начальник разведки РККА, командный пункт окружен двумя взводами ОДОН. К вашему отсеку направляется начальник особого отдела московского военного округа в сопровождении десяти сотрудников ОГПУ. Я не имею права их останавливать, но посчитал свои долгом предупредить командующего учениями.
  - Пусть идут. И спасибо, что сообщили.
  Положив трубку, "Старик" повернулся ко мне:
  - Это спецгруппа ОГПУ с силовой поддержкой.
  Я кивнул головой:
  - Слышал. Так и должно было быть по плану Менжинского. Вы готовы?
  - Готов.
  В этот момент дверь в отсек распахнулась и в него стали вбегать люди в форме сотрудников ОГПУ. Они наставили на нас свое оружие, и прозвучала отрывистая команда:
  - Не двигаться.
  Из-за спин своих подчиненных появился начальник особого отдела московского военного округа. Он впритык приблизился к Берзину и проронил:
  - У меня ордер на ваш арест, арест замнаркома Тухачевского, начальника штаба РККА Егорова и командующего московским военным округом Корка. Вы все подозреваетесь в участии в антисоветском заговоре, терроризме и попытке государственного переворота. Сдайте оружие.
  "Старик" равнодушно на него взглянул, не обращая внимания на наставленный пистолет, подошел к подсобке и открыл в нее дверь:
  - Можете забирать арестованных.
  Начальник особого отдела с недоуменным видом подошел, посмотрел внутрь и ошарашено повернулся к Берзину:
  - Что здесь произошло? Кто это сделал?
  Не отвечая ему, Берзин склонился над столом и написал на листе бумаги кроткую фразу, состоящую из набора букв и цифр. Насмешливо глядя в глаза чекисту, протянул тому написанный текст.
  Тот взглянул на лист бумаги и лицо его вытянулось:
  - Это же...
  - Именно так, товарищ начальник особого отдела. Это пароль переподчинения. Во избежание утечки, вас до определенного момента решили не ставить в известность, что эта операция проводится совместно органами ОГПУ и разведкой Красной Армии. Но теперь, в соответствии с полученными от вашего руководства инструкциями, вы по получении такого пароля должны немедленно начать выполнять распоряжения лица, его предъявившего.
  - Так точно, товарищ Берзин.
  - Тогда слушайте первый приказ. Сейчас вы через вашего радиста сообщите шифровкой лично товарищу Серебрянскому, который с вашей стороны является руководителем операции, то, что здесь увидели. После сообщения будете присутствовать на совещании нового командующего учениями и его начальника штаба. Исполняйте.
  - Есть.
  Берзин молча кивнул головой и поднял трубку телефона:
  - Жукова и Антонова срочно в штабной бокс.
  Через минуту в отсек стремительно вошли вызванные и замерли по стойке "смирно".
  "Старик" их внимательно оглядел, подошел вплотную и тихо проговорил:
  - Довожу до вашего сведения, товарищи командиры, что под видом учений происходит завершающая фаза операции по ликвидации антисоветского центра, проводимая совместно органами ОГПУ и разведкой РККА. Со стороны вооруженных сил в этот центр оказались вовлечены: замнаркома по военным и морским делам, начальник штаба РККА, командующий московским военным округом, а также командующие военными округами европейской части СССР. Тухачевский, Егоров и Корк оказали сопротивление при задержании и ликвидированы группой захвата. Органами ОГПУ в настоящее время производятся аресты остальных командующих военными округами. Но по последним данным, другим активным участникам антисоветского центра, в число которых входят несколько членов политбюро, удалось изолировать генерального секретаря ЦК ВКП(б) и наркома по военным и морским делам. В настоящее время они не могут контролировать обстановку в стране. Исходя из вышеизложенного, слушай боевой приказ...
  
  Москва, 26.01.34 г., 13:01. Шаболовка.
  Командир "группы Яши" несколько раз повторил:
  - Да, да. Я понял и записал. Продолжайте поддерживать с ним связь.
  Он положил трубку, вырвал исписанную страницу из блокнота, поднялся со своего места и подошел к председателю ОГПУ:
  - Срочное сообщение от начальника особого отдела московского округа, Вячеслав Рудольфович, - проговорил он, подавая лист Менжинскому. Тот, не вставая, протянул было к нему руку, но Серебрянский неожиданно цепко схватил ее, рванул, дергая на себя своего начальника, и с пол оборота нанес ему удар локтем другой руки в переносицу. Всхлипнув, председатель ОГПУ начал заваливаться назад.
  Матерым волкам политического сыска, каковыми являлись все начальники отделов и командир ОДОН, прошедшим огонь и воду предательств и покушений, потребовалось лишь мгновенье, чтобы оценить обстановку и уяснить, что Серебрянский внезапно начал непонятную, но смертельно опасную для них игру. Они стремительно повскакивали со своих мест, выхватывая личное оружие. Но внезапно замерли. Каждый из них почувствовал на своем затылке ствол пистолета. Чей-то вкрадчивый голос у них за спинами спокойно произнес:
  - Не шевелиться, суки. Руки медленно назад и без фокусов.
  На кистях начальника ИНО ОГПУ щелкнули наручники, его резко дернули за плечо, разворачивая, и он оказался стоящим напротив подполковника из "стратегического резерва". Их глаза встретились, и до Артузова внезапно дошло, кто стоит за непонятным поступком Серебрянского, управляя действиями начальника Особой группы ОГПУ, назначенного сейчас уже мертвым Менжинским руководить всей операцией заговорщиков. Он на мгновенье прикрыл глаза и тяжело вздохнул, осознавая, что только что проиграл самую главную в своей жизни игру. Но даже в этой ситуации профессиональный интерес в нем возобладал над горечью поражения:
  - У меня только два вопроса, подполковник.
  Станислав Федорович иронично на него взглянул:
  - Согласен. Но только два.
  - Вы человек Сталина?
  - Нет...
  - Но даже вы не главный в задуманной комбинации...
  - Угадали. Все, ваш лимит вопросов исчерпан.
  Подполковник безразлично отвернулся от начальника ИНО и проронил одному из своих подчиненных:
  - Олег, труп оттащить в угол и укрыть. Всех остальных - под медикаменты. На двадцать четыре часа мне нужны на их месте овощи вместо людей.
  Не церемонясь, арестованных тычками усадили обратно за их столы. Кто-то сзади подошел к Артузову, резко пахнуло лекарством, и шею пронзила острая боль. Взгляд его сразу расфокусировался, и начальник ИНО перестал осознавать, что с ним происходит. Он уже не мог слышать, как Серебрянский взял микрофон и проговорил в него:
  - Начальнику связи. Закодировать и выслать на общей волне следующий приказ: "Командирам подразделений. В течении получаса с вами войдут в контакт эмиссары "Штаба" и предъявят свои полномочия. С момента озвучивания пароля переподчинения приказы этих лиц должны выполняться беспрекословно. Удостоверить получение приказа на индивидуальной волне".
  Через пять минут, получив подтверждение от начальника связи, что приказ принят к исполнению, командир Особой группы, вытянулся перед подполковником:
  - Все исполнено, Станислав Федорович.
  - Благодарю, Яков Исаакович. Работаем дальше.
  Проговорив последнюю фразу, подполковник достал из бокового кармана горошину наушника, вставил ее в ухо и прикрепил к углу рта нашлепку микрофона:
  - Ретранслятор, здесь Ногинский. Боевым тройкам, войти в контакт с командирами подразделений ОДОН в своих зонах ответственности. Предъявить пароли и взять командование подразделениями на себя. Группе Фарады - готовность номер один. Доложить о получении приказа сообщением на мой тактический ноутбук.
  И соедините меня с Егоровым...
  
  Москва, 26.01.34 г., 16:45. Кремль.
  Рассаживаясь на свои места в Зале заседаний Кремлевского дворца, делегаты 17-го съезда ВКП(б) украдкой бросали настороженные взгляды по сторонам. С самого начала их прибытия в Кремль начали происходить странные и непонятные события. При регистрации участников съезда некоторых из них просили пройти для уточнения персональных данных в соседние с Залом заседаний помещения вежливые и обходительные распорядители, утверждая, что это уточнение займет не более пяти минут. Но вызванные из этих комнат так и не вернулись. Их товарищи теперь озадаченно осматривали пустующие рядом с ними кресла, которых было так много, что в некоторых рядах оказалось всего по два-три занятых места. От скверных, назойливых мыслей, настойчиво лезущих в голову, не спасали даже сто пятьдесят коньяка с балычком, принятые в кремлевском буфете перед началом вечернего заседания.
  Сталин удовлетворенно улыбнулся и отошел от специальной смотровой ниши, позволяющей незаметно обозревать зал заседаний. Заложив руки за спину, генсек несколько раз прошелся по небольшой комнате, потом внезапно остановился и повернулся к членам политбюро, сидящим за широким столом:
  - Пора начинать. Ты, Вячеслав, - Сталин направил указательный палец на Молотова, - как и предусмотрено регламентом, начинаешь свой доклад. И не обращаешь внимания на выкрики, которые могут начать раздаваться из зала.
  Молотов озадаченно потер лоб:
  - Что все-таки происходит, Коба? Ты не мог бы хотя бы в общих чертах...
  Генеральный секретарь нехорошо улыбнулся:
  - Мы обязательно с товарищем Петровским все расскажем членам политбюро. Но чуть позже.
  Он подошел к старому партийному товарищу и положил ему руку на плечо:
  - Пойдем, Григорий Иванович, будешь сегодня сидеть рядом со мной.
  Больше не говоря ни слова, полуобняв Петровского за плечи, Сталин решительно вышел с ним из комнаты.
  Появившихся из бокового прохода в зал заседаний и начавших рассаживаться в президиуме членов и кандидатов в члены политбюро делегаты съезда встретили настороженным гулом голосов. Молотов переглянулся со Сталиным. Генсек выразительно показал глазами - "Начинай". Председатель Совнаркома кивнул головой и твердым шагом направился к трибуне. Но дойти до нее он не успел. Неожиданно звонко завибрировали стекла в больших окнах зала, выходящих на Москву-реку. Шум в зале мгновенно прекратился. В наступившей тишине послышался вначале отдаленный, но быстро нарастающий рык множества двигателей, который внезапно перекрылся грохотом взрыва, идущего от Боровицких ворот. Делегаты съезда повскакивали со своих мест и бросились к окнам. Их взгляду предстала жуткая картина. Боровицкая башня Кремля, изуродованная мощным взрывом, стояла черная от копоти. А возле проема, на месте которого только что стояли крепкие ворота, в смертельном, завораживающем танце двигались человеческие фигуры, вырезая, как стадо баранов, матерых охранников из "внутряка". Одна из фигур внезапно развернулась в сторону окон Большого Кремлевского дворца и выстрелила по ним очередью из непонятного оружия. Послышался звон бьющихся стекол, и в зал заседаний ворвался холодный январский воздух, с которым к делегатам внезапно пришло ощущение страшных и непонятных перемен.
  Сталин резко повернулся на своем месте и увидел быстро бегущего к нему Ворошилова, который должен был находиться в комендатуре Кремля, дожидаясь прибытия Тухачевского. Подбежавший нарком, тяжело дыша, наклонился к уху генсека:
  - Нет связи с командующим учениями, Коба. Телефоны в запасном узле связи отключены, На позывные радистов никто не отвечает. В то же время эфир забит короткими зашифрованными сообщениями. Охрана кремлевского коммутатора убита, и он захвачен неизвестными. Пятницкий на связь не выходит. Спасские и Троицкие ворота взорваны. Наблюдатели на стене сообщают, что Кремль со всех сторон окружен танками и пехотой, сквозь боевые порядки которых в сторону Кремля направляются подразделения ОДОН. Похоже, что Тухачевский сговорился с Менжинским и теперь ведет совместную с ним игру. Уходи, Коба. Я все-таки нарком и попробую их ...
  Договорить Ворошилов не успел. За высокими дверями зала заседаний раздался неясный шум, прозвучало несколько выстрелов, они распахнулись, и в них стали стремительно вбегать вооруженные люди. Генсек вскочил со своего кресла. Пристально на него глядя, в окружении четырех полупрозрачных фигур к нему шел незнакомец.
  Сталин зло рассмеялся. Первый раз в жизни он не прислушался к своей интуиции, а положился на мнение других. И немедленно проиграл. Эти двое, мужчина и женщина, вставшие сейчас за его плечами, не угадали. Они убедили его, что чужак, который сейчас стремительно приближался, если и будет действовать, то только с небольшой группой своих подчиненных. И они смогут его легко устранить, как только он появится в их поле зрения. А весь этот заговор - обычная возня возле власти. К сожалению, оказалось, что за всем происходящим стоит этот чужак, и только он.
  Его сильно дернули за руку, и голос женщины за спиной прошипел:
  - Уходи с Яром. Я остановлю ЭТОГО.
  Влекомый за руку мужчиной, генсек, под прикрытием личной охраны, ощетинившейся стволами и штыками, стремительно кинулся к стене, где была спрятанная в боковой панели дверь, ведущая к подземному ходу. Но они не успели. Панель вырвало взрывом и из образовавшегося проема начали выскакивать облаченные в странные маскхалаты военные. Яр выругался и потянул Сталина за собой к выходу из зала, на лестницу, которая вела на второй этаж, в бывшие личные покои Императора. За ними, лицом к нападавшим, начала пятиться Марта...
  В моей голове внезапно раздался крик Нои:
  - Не разрешай своим воинам приближаться к женщине!!
  Я не успел открыть рот, как горло мне сдавили невидимые пальцы. Фарада, появившийся из подземного хода, с разбегу бросил одну за другой три шок-гранаты за угол коридора, где уже скрылся Сталин. Лейтенант на мгновенье прикрыл уши руками, закрыл глаза и сразу же ринулся за поворот. За ним метнулись его люди, как черти из табакерки выскакивающие из проема в стене. Я, сопровождаемый Касаткой и тремя бойцами, рванул за ними, но внезапно остановился. Посреди прохода стаяла женщина, возле ног которой корчилась команда лейтенанта вперемешку с личной охраной генсека. Женщина смеялась. Ее смех становился все ниже и ниже, и внезапно она беззвучно крикнула. Жуткий страх, как плетью, хлестнул сознание, одевая его в безумие и невыразимую тоску. Женщина оскалилась, ее голос опять стал слышен, переходя на все более высокие октавы. От него теперь заложило уши, потом сердце начало больно вибрировать, грозя взорваться в груди. Глаза женщины сузились, а зрачки стали вертикальными. Она опять крикнула. Касатку, стоящего за моей спиной, и его боевую тройку отшвырнуло к стене, как сухие листья ветром. Женщина шипяще рассмеялась и запела. Голос ее теперь обволакивал и притягивал к себе, обещая неземные радости и вечную любовь. Она была в этот момент прекрасна. Я не выдержал и встал перед ней на колени.
  Голос Нои в голове гневно прокричал:
  - Махамайя еще не вырвала тебе горло только потому, что я ее остановила. А встать с колен ты должен сам. Это не ее желание, а твое - стоять на коленях. Ну же!!!
  От нее мне передалось такое чувство ненависти, что я, пересиливая себя, приподнял голову и, смотря женщине прямо в глаза, подобрал валяющуюся на полу трехлинейку с примкнутым штыком. Продолжая так же стоять на коленях, как копье, бросил винтовку прямо в грудь этой твари...
  Женщина покачнулась, недоуменно взглянула на штык, вошедший по самое основание в грудь, глаза ее закатились, она тихо опустилась на пол и больше не двигалась. Мне до темноты в глазах захотелось сесть рядом с ней и просто плакать от какой-то неописуемой потери...
  В себя меня привел рывок за волосы возникшей рядом помощницы:
  - Да вставай же скорей, скотина, ОН сейчас уйдет.
  Смахивая морок и стараясь не думать о своих друзьях, покачиваясь, я побежал за Ноей к кабинету, в котором закрылся Сталин с охранником, и в котором раздавались мощные удары, как будто кто-то молотом крушил стену. Перед несущейся как ураган Ваджрой двери сорвало с петель, и мы ворвались в кабинет.
  Возле боковой, полутораметровой толщины стены стоял высокий мужчина с длинными, седыми волосами и бил в нее кулаком. Стена уже поддалась и пошла трещинами. Увидев нас, длинноволосый зарычал и последний раз ударил. Громадный кусок вырвало, как от взрыва снаряда. Высокий стремительно рванул к генсеку, с удивительным хладнокровием наблюдавшему эту сцену сидя за столом. Но внезапно наткнулся на невидимый барьер. Перед ним вращались два диска. Он еще раз попытался пробиться к Сталину, но диски, завращавшись быстрее, повисли прямо перед его лицом. Казалось, мужчина начинает, как муха, увязать в какой-то невидимой патоке. Внезапно он болезненно вскрикнул и, развернувшись, прыгнул прямо головой вперед, в им же пробитый пролом.
  И все сразу закончилось. Наступило какое-то опустошение. Генсек продолжал все так же спокойно сидеть и даже как-то насмешливо смотрел на меня. Ноя, стоявшая рядом со мной, прошептала:
  - Едва успели. Еще минута, и он увел бы своего подопечного с собой. Все, теперь ты сам тут разбирайся.
  Она ободряюще потрепала меня по плечу и вышла из комнаты. Я, тяжело переводя дух, рухнул на стул напротив стола, за которым сидел Сталин. В кабинет вбежал Берзин в сопровождении Горя и Говоруна. Генсек, только мельком на них взглянув, опять перевел на меня насмешливый взгляд, склонил голову набок, как будто рассматривая нечто забавное:
  - Ну и что ты теперь собираешься делать? Вешать меня будешь? И всех остальных тоже повесишь? Ты хоть понимаешь, что ты делаешь? И что теперь начнется?
  Я вздохнул. Разговаривать, а тем более спорить с ним у меня не было ни сил, ни желания. Все уже было решено заранее. Но я, пересилив себя, все же хрипло ответил:
  - А что начнется? Армия в боевой готовности. ОГПУ стоит и здравствует. Партийные органы на местах продолжают функционировать. Командующие военными округами и члены военных советов - партийцы - арестованы. На их место уже поставлены новые люди, которые находятся под постоянным и пристальным наблюдением особых отделов. Мы просто нальем новое вино в старые мехи. Изменим содержание, временно оставив старую форму. Вот и все. А ты будешь ширмой.
  Услышав последние слова, генсек попытался вскочить со своего места, но уже вставший за ним Горе, крепко схватив за плечи, усадил обратно, пробормотав при этом:
  - Сиди на заднице ровно, дядя. И не мельтеши...
  Я, больше не обращая на арестованного внимания, поднялся:
  - Пусть его уводят, Ян Карлович. Как и договаривались, чтобы и волос с головы не упал. Он нам еще долго нужен будет. А вы принимайте хозяйство и начинайте действовать.
  Не оглядываясь, я вышел из кабинета. Меня сейчас больше всего интересовали не судьбы страны, а жизнь моих людей.
  В коридоре, ведущем к кабинету, было не протолкнуться. Мою команду уже грузили на носилки под руководством захлопотанной Нои. Я окликнул ее:
  - Как они?
  - Местами живы. Не мешай...
  И опять начала раздавать указания. Быстро и слаженно носилки стали уносить. Я уже было пошел за ними, но внезапно остановился, поняв, что упустил нечто очень важное. Медленно повернул голову, и мой взгляд наткнулся на надпись на стене, коряво выведенную кровью: "Я вернусь за тобой и твоей служанкой. Жди". Под надписью, вбитый в стену с нечеловеческой силой, торчал штык от трехлинейки...
  Пожав плечами, я устало побрел по пустеющим коридорам на первый этаж. Там уже вовсю распоряжался Эйтингон, под руководством которого сотрудники ОГПУ выводили из зала заседаний арестованных делегатов съезда. Я отозвал его в сторону и, понизив голос, спросил:
  - Все по плану, Наум Исаакович?
  - Так точно. Сейчас всех отконвоируем во внутреннюю тюрьму и начнем с ними работу. Мои люди уже запустили среди них дезу, что была попытка госпереворота антисталинской группой в ЦК ВКП(б). А сейчас их будут просто проверять на причастность к заговору. Уверен, что все документы к утру они подпишут.
  - Хорошо. Продолжайте.
  Часто опираясь на стену, я вышел из дворца через парадный вход. Вдалеке, у кремлевского Арсенала, еще слышались выстрелы. Там диверсанты Берзина вместе с бойцами ОДОН добивали разрозненные группы боевиков Коминтерновского "внутряка". Но стрельба постепенно стихала.
  К своему удивлению, я сразу увидел Стаса, донельзя грязного и всего в копоти. Он сидел прямо на снегу возле стены, безучастно смотрел куда-то в небо и посвистывал. Возле его ног лежал громадный серый пес, которого подполковник гладил по голове. Судя по виду псины, эта процедура ей чрезвычайно нравилась. Я плюхнулся с ними рядом:
  - Где собаку спер, лишенец?
  - А нигде. Увязался за мной, когда я сюда бежал. Сам удивляюсь, как он в Кремль попал.
  Я протянул руку и погладил пса за ухом. Он взглянул на меня внимательно, обнажил клыки в собачьей усмешке и забил хвостом по снегу.
  - Кстати, Станислав Федорович, ты чего здесь делаешь? Ты ведь должен был быть на Шаболовке.
  Стас беззаботно махнул рукой:
  - Не утерпел. Не мог же я некоего растяпу, который даже разгрузку умудряется задом наперед надеть, одного оставить в этой мясорубке. Но не волнуйся, начальник. Там сейчас, по моему приказу, Олег заправляет. Ты бы видел, как он сразу всю эту шайку построил. Любо-дорого смотреть. Растет молодежь...
  Я толкнул его плечом:
  - Сигареты и спирт есть?
  Нога порылся в боковом кармане и протянул мне помятую пачку "Герцеговины Флор":
  - На, травись.
  - Трофейные?
  Подполковник предостерегающе поднял палец:
  - Но, но... Попрошу оградить меня от грязных инсинуаций... Все честно. На месте пачки лежит полновесная купюра в три червонца. Я эти сигареты взял на память в буфете, когда мы здание Сената зачищали. Представляешь, для кого они предназначались? То-то...
  Он чиркнул зажигалкой, давая мне прикурить, увидел мои трясущиеся руки и, мерзко улыбнувшись, продекламировал:
  "Ты после боя,
  Что живой, не верь.
  Проверь конечности.
  И голову. И член проверь".
  - Все проверил, командир? А то гляди, того - этого...
  И заржал, подавая мне флягу.
  Я глотнул из нее и показал шутнику кулак. Эта язва с детства был неисправим. Как его лупили пацаны в нашем дворе за длинный язык... Как лупили... И меня вместе с ним. Я его тоже никогда одного не оставлял...
  
  ***
  
  Снег, шедший с утра, прекратился. Выглянувшая из-за туч луна осветила две мужские фигуры, сидящие на корточках возле исчерченной пулями стены Большого Кремлевского дворца. Фигуры увлечено спорили и передавали друг другу уже полупустую фляжку... Потом рядом с ними возникла женская фигура, которая подхватила спорщиков под руки и бесцеремонно затолкала в появившуюся прямо за ними дверь...
  Пес, оставшись в одиночестве, еще некоторое время лежал на снегу. Потом внезапно вскинул голову, как будто услышал команду. Вскочил и стремительными прыжками унесся в сторону Тайницкой башни Кремля...
  
  ***
  
  Москва, 27 января 1934 года. Экстренный выпуск газеты "Правда".
  Постановление пленума ЦК ВКП(б) о внутрипартийном положении в связи с фракционной работой и нарушением партийной дисциплины со стороны ряда членов политбюро и ЦК ВКП(б).
  Пленум Центрального Комитета ВКП(б) на утреннем заседании 27 января 1934 года рассмотрел вопрос об антипартийной группе, образовавшейся внутри политбюро и ЦК ВКП(б).
  Эта группа, убедившись в том, что их неправильные выступления и действия получают постоянный отпор в ЦК ВКП(б) и начавшемся XVII съезде ВКП(б), которые последовательно проводят в жизнь линию XVI съезда партии, встала на путь групповой борьбы против руководства партии. Сговорившись между собой на антипартийной основе, члены этой группы поставили перед собою цель изменить политику партии. Они прибегли к интриганским приемам и устроили тайный сговор против Центрального Комитета. Факты, вскрытые на Пленуме ЦК, показывают, что антипартийная группа, встав на путь фракционной борьбы, нарушила Устав партии и выработанное Лениным решение Х съезда партии "О единстве партии"
  Исходя из всего изложенного выше и руководствуясь интересами всемерного укрепления ленинского единства партии, Пленум ЦК ВКП(б) постановляет:
  1. Вывести из состава Политбюро ВКП(б) и исключить из партии тов. Ворошилова К.М, Калинина М.И., Молотова В.М, Куйбышева В.В., Кагановича Л.М., Кирова С.М., Косиора С.В., Орджоникидзе Г.К., Андреева А.А.
  Вывести из состава кандидатов в члены Политбюро ВКП(б) и исключить из партии тов.Петровского Г.И, Микояна А.И., Чубаря В.Я., Рудзутака Я.Э., Постышева П.П.
  2. Прервать работу XVII съезда ВКП(б) до 26.01.37 года. За этот период провести перерегистрацию членов ВКП(б), начиная с делегатов XVII съезда ВКП(б). Возобновить работу XVII съезда ВКП(б) 26.01.37 года в новом составе. Поручить генеральному секретарю ЦК ВКП(б) тов. Сталину Иосифу Виссарионовичу общее руководство ЦК ВКП(б) на этот период.
  3 .Ввести должность первого заместителя генерального секретаря ЦК ВКП(б). Назначить на эту должность тов. Берзина Яна Карловича. Поручить тов. Берзину Я.К. текущее руководство ЦК ВКП(б) под общим руководством генерального секретаря ЦК ВКП(б) тов. Сталина И.В.
  2. Освободить тов. Молотова В. М. от должности председателя Совета народных комиссаров СССР.
  3. Преобразовать Совет народных комиссаров СССР в Совет Министров СССР с одновременным преобразованием Народных комиссариатов СССР в Министерства СССР.
  4. Назначить тов. Берзина Яна Карловича председателем Совета Министров СССР с особыми полномочиями в исполнительной, законодательной и распорядительной областях.
  
  Москва, 28 января, 1934 года. Экстренный выпуск газеты "Правда".
  Постановление Совета Министров СССР.
  Опираясь на исторические решения пленума ЦК ВКП(б) от 27.01.34 года, Совет Министров СССР постановляет:
  1. Освободить тов. Ворошилова К. Е. от должности наркома по военным и морским делам СССР. Преобразовать Народный комиссариат по военным и морским делам в Министерство обороны СССР.
  2. Назначить министром обороны СССР тов. Шапошникова Бориса Михайловича. Первым заместителем министра обороны назначить тов. Жукова Георгия Константиновича.
  4. Преобразовать штаб РККА в генеральный штаб РККА. Начальником генерального штаба РККА назначить тов. Рокоссовского Константина Константиновича. Первым заместителем начальника генерального штаба РККА назначить тов. Антонова Алексея Иннокентьевича.
  3. Освободить тов. Менжинского В. Р. от занимаемой должности председателя ОГПУ СССР в связи с тяжелой болезнью. Назначить тов. Ногинского Святослава Федоровича председателем ОГПУ СССР при Совете Министров СССР.
  4. Освободить тов. Литвинова М. М. от должности наркома иностранных дел СССР в связи с переходом на другую работу. Преобразовать Народный комиссариат по иностранным делам в Министерство иностранных дел СССР. Министром иностранных дел СССР назначить тов. Чичерина Георгия Васильевича. Первым заместителем Министра иностранных дел назначить тов. Карахана Льва Михайловича.
  5. Ввести должность Государственного секретаря при совете министров СССР по иностранным делам, делам обороны и безопасности. Назначить Государственным секретарем при совете министров СССР тов. Егорова Андрея Егоровича.
  6. Создать при совете министров СССР Институт экономики СССР. Директором института назначить Государственного секретаря по иностранным делам, делам обороны и безопасности Совета Министров СССР.
  Председатель Совета Министров СССР Берзин Я.К.
  
  29 января 1934 года, в самом начале рабочего дня, в секретариате "Общества ревнителей русской истории" раздался телефонный звонок. Хорошо поставленный женский голос произнес:
  - Доброе утро. С вами говорят по закрытой линии связи из Совета министров СССР. С председателем вашего фонда желает говорить Государственный секретарь товарищ Егоров Андрей Егорович. Прошу вас соединить его с господином Юденичем.
  Через несколько мгновений я, подключенный к линии специалистами 5-го отделения Оперативного отдела ОГПУ, услышал в трубке жизнерадостный голос Николая Николаевича:
  - Приветствую вас, Андрей Егорович. Мне тут только что принесли утреннюю прессу. Кажется, я могу вас поздравить? - в голосе генерала слышалась улыбка.
  Я в ответ проворчал:
  - Ну, если осла можно поздравить с мешками, которые на него погрузили, то конечно можете.
  Генерал рассмеялся, потом его голос стал серьезным:
  - Опять что-то очень важное и срочное, господин Егоров?
  - Да, как всегда, Николай Николаевич. Через советское посольство в Париже господин Леонтьев и та группа молодых специалистов, о которой мы говорили последний раз, в ближайшее время получат официальное приглашение посетить СССР. Приглашение Леонтьев получит как финансист, через банк которого, наряду с Внешторгбанком СССР, западные коммерческие банки отныне смогут вести свои дела в СССР.
  Юденич не удержался и присвистнул:
  - Ого. Вы сейчас озвучили самую потаенную мечту каждого банкира. Теперь очередь из представителей банков к кабинету директора "Росс Кредит" будет тянуться до самого Цюрихского озера.
  -Это еще не все, генерал. Господину Леонтьеву и тем молодым людям также предложат получить бессрочный вид на жительство в СССР с полным государственным обеспечением и государственными гарантиями безопасности. А также предложат должности советников с решающим голосом во вновь образованном институте экономики СССР. Так что пусть готовятся предметно ответить на тот вопрос, который они должны были отработать. А вы готовьтесь надолго расстаться со своим директором банка.
  Голос Юденича на мгновенье стал мрачным:
  - Однако... Вы меня без ножа режете. Впрочем, Василий Васильевич создал прекрасную команду и заместитель у него на высоте. Хорошо, я поставлю их всех в известность. Что-то еще?
  - Да. Вы должны мне организовать неофициальную встречу с представителями немецких концернов, акции которых были выкуплены в ходе блестяще проведенной господином Леонтьевым финансовой операции.
  - Сроки?
  - Три недели. Время, как обычно, не терпит.
  Юденич на мгновенье задумался:
  - Думаю, что уложусь. Я так понимаю, председатели правлений заинтересованы внимательно выслушать владельца блокирующего пакета акций.
  - Я тоже так думаю. И вот что еще, Николай Николаевич. На встрече должны обязательно присутствовать нынешний шеф криминальной полиции Баварии Генрих Мюллер и комендант крепости Свинемюнде, капитан первого ранга германских рейхсмарине Фридрих Канарис....
  
  
Оценка: 4.15*23  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"