Ларсен Вадим: другие произведения.

Мотылёк на камне

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что можно сделать ради вечной молодости? Каждый выбирает сам.

МОТЫЛЁК НА КАМНЕ

  
  "Тысячу лет назад
  продолжительность жизни составляла всего 20 лет.
  За последние двести лет нам удалось удвоить ее,
  и через 10-20 лет мы включим высшую передачу"
  
  Из речи тех.директора Google Рэя Курцвейла
  на Global Future 2045 World Congress
  Нью-Йорк, июнь 2013 год.
  
  

I

  
  - Он определённо перегибает палку, - сказала я после долгой паузы. - Но это не означает, что он не любит нас.
  - Так почему не оплатит программу? - Игорь стремительно вскочил из-за стола, и кружевная салфетка, спорхнув с колен, мягко опустилась на паркет "зебрано". Фрида бросилась поднять, но Игорь нервным возгласом остановил прислугу: - Оставь это!
  Я опустила глаза. Мой брат никогда не отличался выдержкой.
  - Ты знаешь, - я пыталась быть сдержанной, но внутри всё клокотало. - Ты знаешь, он обещал сделать это на наше с тобой тридцатилетие, и я надеюсь, сдержит обещание. Не забывай, первую био-реабилитацию отец сам прошёл только после сорока.
  - Тогда-то и свихнулся, - раздражённо буркнул Игорь.
  - Ну, перестань же, братец, - я вымучила дружескую улыбку.
  - Он никогда не сделает этого! - Игорь был непреклонен.
  - Почему?
  - Не понимаешь? Мы мешаем ему жить!
  - Игорёк, ты как всегда преувеличиваешь.
  - Ещё два-три трёхгодичных сеанса и он начнёт кадрить моих бывших однокурсниц.
  - Он сторонится женщин.
  - Боится, что они его отравят! И кстати, о нас он думает также. Представь, каково выпить яду перед очередным омоложением? - Игорь расплылся в ехидной усмешке. - Знать, что никогда не умрёшь от старости и вдруг бац, и ты в могиле из-за того, что очередная ревнивая жёнушка позавидовала, что ты стал выглядеть намного моложе её, - и Игорь зашёлся истерическим смешком.
  - Зря ты так, - выдержав паузу, пожурила я брата.
  - Не зря, сестрёнка! Зачем он нанял личного дегустатора?
  - Какая-то доля правды в твоих словах есть, - нехотя согласилась я, - но это не означает, что отец не позаботится и о нашем с тобой будущем.
  - Позаботится? - презрительно передразнил меня Игорь. - Погоди, посмотришь каким он вернётся из клиники! Уверен, теперь он мой одногодка. Двадцать шесть, не больше!
  - Ну, нет, - перебила я, - до тебя ему ещё лет десять.
  Но брат не слушал меня.
  - Вот скажи, зачем ему мы, его дети? Теперь он сам наследник собственных миллионов! Вечному не нужны преемники!
  На этот раз Игорь едва не перевернул стул и широкими шагами принялся мерить столовую.
  - Да ты посмотри, Инга, как он одевается? - гневно выкрикивал он. - А его охрана! Он без неё ни шагу! Дом-машина-офис, офис-машина-дом. Тридцать дней в тридцати пятимесячном цикле он посвящает доктору Зерхаузу - этому злому гению генной инженерии - и снова-здорово: дом-машина-офис, офис-машина-дом. Вот уж удивительно! Казалось человек, раз в три года преображается, "отматывая" четыре года назад и отыгрывая у жизни в итоге целый год, чем, по сути, приобретает бессмертие, и этот же человек боится перейти улицу на зелёный свет, чтобы ненароком не угодить под колёса пьяного автомобилиста. Имея автопарк, отличный бассейн и личную конюшню, наш папа́ боится водить авто, плавать и ездить верхом! Не дай бог несчастный случай! Мне, порой, кажется, он даже нас с тобой опасается. Молодое тело и старческий маразм! Каждое утро он измеряет давление, каждый вечер велотренажёр... Непостижимо!
  - Спорт это здоровье, - я попыталась осадить зарвавшегося братца.
  - Спорт? - в ответ фыркнул он. - Вспомни Прохоровых пропавших в Атлантике четыре года назад? После этого наш моложавый папашка чуть ли не задаром продал новенькую семейную двухмачтовую яхту.
  - Я имела в виду здоровый образ жизни, - поправилась я, - к тому же когда ты в свои тридцать приступишь к "Future Forever XXX", тебе также придётся каждое утро начинать с тонометра.
  - И тебе тоже, - усмехнулся Игорь.
  - И мне, - в ответ улыбнулась я.
  - Но пока это случится, боюсь, я буду заканчивать тонометром каждый свой вечер, - выдохнул напоследок брат, и было видно, его истерика стала утихать.
  После ужина я прошла в кабинет сделать несколько срочных звонков, проверить почту и в коридоре столкнулась с Алекс.
  Выглядела та как всегда потрясающе. Затянутая в длинное облегающее тёмно-синее платье, высокая и стройная, с благородно бледным лицом и с идеально уложенными волосами прекрасного вороньего отлива, она казалась лет на десять моложе своего тщательно скрываемого возраста. Глядя на Александру, я всегда поражалась, как можно так ненавязчиво и тонко заботиться о себе не прибегая к программе реювенации.
  - Здравствуйте, Александра Генриховна, - поздоровалась я.
  - Милая моя Инга, - женщина улыбнулась одной из своих многочисленных очаровательных улыбок и ресницы её призывно вспорхнули. - Я же просила тебя называть меня Алекс. Просто Алекс.
  Сказав это, она изящно развернулась в сторону настенного во весь рост зеркала и едва заметно поправила складку на безупречном изгибе бедра.
  - Не стала вас беспокоить в столовой, - Алекс чуть наклонила голову, провела тыльной стороной ладони по изящному подбородку и я подумала, как же мне повезло, что в её годы мне вряд ли придётся прибегнуть к услугам пластического хирурга. Вслух же сказала с изрядной долей лицемерия:
  - Вам, Алекс, стоило отужинать с нами.
  - Есть после шести? Что ты, милочка, - и улыбнулась так же неискренне, каким было моё предложение, а затем, потеряв ко мне интерес, снова осмотрела себя в зеркале. Она всегда тщательно скрывала нервозность ожидания отца.
  Я смотрела на её отражение и пыталась представить, как будет выглядеть мой помолодевший, теперь уже сорокалетний отец рядом с этой, пока ещё чертовски сексуальной дамочкой и решила, что Алекс стоило бы и в помещении носить солнцезащитные очки, дабы скрывать уставшие поблекшие глаза пятидесятилетней женщины.
  - Я бы не решилась повесить у себя такое, - сказала Алекс.
  Я поняла, что она имела в виду. Рядом с зеркалом висел фотографический портрет отца, во весь рост, сделанный пятнадцать лет назад, в его сорокатрехлетний день рождения, за месяц до начала программы "FF-XXX". Теперь это стало доброй традицией: всякий раз, возвращаясь с очередной био-реанимации, папа подходил к зеркалу, рядом с висящим портретом, и сравнивал себя нынешнего с тем прежним, сорокатрёхлетним. И всякий раз оставался доволен сравнением. Вот почему Алекс ждала его именно здесь.
  - Наверное, удивительно ощущать, что мир меняется, а ты остаёшься прежним? - сказала она и я с интересом посмотрела на её точёный профиль.
  Алекс никогда не отличалась тягой к философствованиям, но сейчас в какой-то миг я увидела перед собой немолодую, усталую женщину, робеющую перед необратимой старостью. Она отдала бы всё за возможность лечь в клинику доктора Зерхауза, но такое могли позволить себе лишь десять процентов из самых богатых жителей планеты Земля.
  - Мир неизменен, - возразила я, - в нём меняемся мы, люди. Человек как мотылёк, лишь на мгновение присел на камень вечности, который лежит уже много миллиардов лет, и будет лежать ещё столько же после того, как мотылёк покинет его. Их мимолётная встреча утонет в потоке дней как капля в мировом океане.
  В ответ Алекс поправила лакированный локон и стала прежней светской львицей, непроницаемой к пустым разговорам о сущности бытия. Надменно взглянув на меня, она бросила пренебрежительно и одновременно завистливо:
  - Следующий апгрейд нашего мотылька через три года, как раз, Инга, под твоё тридцатилетие.
  - Надеюсь составить отцу кампанию, - улыбнулась я.
  - Ну-ну...
  Это многозначительное "ну-ну" ножом резануло по сердцу. Я стиснула кулаки и, чтобы не сказать грубость потупила взгляд. Вначале инфантильный Игорь, затем престарелая содержанка. Мне стоило большого труда держать себя в руках. Тягостное ожидание превращалось в цунами из обид и несбывшихся надежд.
  "Не заводись, - приказала я себе. - Всё только начинается".
  Вслух же сказала с непринуждённой улыбкой:
  - Через три года вам, Алекс, кажется исполнится... пятьдесят два? - я едва уловимо скривила уголки губ, и вдоволь насладившись изяществом издёвки, добавила: - Я вам подарю альбом для фотографий с гравировкой "На память".
  И ушла не оборачиваясь. Мне было всё равно, какими глазами смотрит мне вслед стремительно "выходящая в тираж" любовница моего стремительно молодеющего родителя. То, что он не оплатит ей клинику, было ясно как божий день. Последние два года отец, пользуясь её доступностью, всё же перестал оставлять Александру Генриховну в своей спальне до утра, и я не раз слышала, как в два часа ночи, одеваясь в прихожей, она вызывает такси по мобильнику.
  

II

  
  С братом я столкнулась в коридоре.
  - Ненавижу! - вскричал раскрасневшийся Игорь. - Я всего лишь хотел уточнить... а он! Он...!
  Я поняла, брат не выдержал и вышел на откровенный с отцом разговор. Не зря он накручивал себя всю последнюю неделю. Не стоило этого делать. Может и стоило, но не так категорично как наверняка сделал это Игорь - с присущей ему вызывающе омерзительной истеричностью и требовательным инфантилизмом.
  Первые два-три дня по приезду из Зерхауз-Центра отец неизменно пребывал в приподнятом настроении. Он беспрерывно шутил, начинал замечать нас с братом, воспринимал наше присутствие в доме вполне сносно и даже тешил мечтания Алекс не оставлять её одну без средств и поддержки после своего очередного апгрейда. Но потом состояние его входило в прежнее русло, он постепенно привыкал к своему обновлённому телу, и жизнь начинала идти своим чередом. Отец замыкался, жил личными заботами, а на домочадцев смотрел, как на досадную необходимость терпеть их в своём доме.
  Потому-то я и усомнилась в искренности Игоревых претензий расставить точки над "i" именно в период видимости всеобщего семейного благополучия.
  - Что ты ему сказал? - строго спросила я.
  - Ничего такого! - промямлил Игорь.
  - Не может быть. Ты стал просить?
  - Сколько можно ждать? - не выдержал брат. - Откуда я знаю, что взбредёт ему в голову через три года? Пусть заплатит сейчас, и тогда я ему слова не скажу.
  - Ты осмелился заговорить о деньгах?
  - Да, Инга! Да! О чёртовых деньгах!
  - Глупый, - я попыталась обнять его. Он с готовностью прильнул ко мне, склонил голову на плечо и заплакал. Большой двадцатишестилетний ребёнок. Понятно, почему отец не жалует его детские хотелки.
  - Он обещал! - всхлипывал Игорь.
  - Потерпи, братец, скоро всё образуется.
  - Знаешь, что он мне ответил? Видите ли, деньги теперь ему пригодятся самому.
  В столовой послышался голос отца и Игорь, вырвавшись из моих объятий, устремился прочь по коридору. Я осталась одна.
  - Здравствуй Инга! - услышала я в конце коридора.
  - Здравствуй... папа...
  Передо мной стоял незнакомый человек, слегка напоминающий моего прежнего отца. Подтянутый, поджарый. Густые чёрные кудри блестят здоровьем. Белозубая улыбка на худощавом слегка тронутом загаром лице. Яркие серые глаза и уверенный взгляд мужчины до сорока. Рядом неизменный охранник Пётр - огромный, едва помещающийся в коридоре.
  В последние годы, когда отец возвращался с очередного омоложения, меня начинала мучить одна навязчивая мысль: как воспринимает он всех нас, медленно взрослеющих и стареющих, в то время как сам обуздал этот вечный процесс, обратив его вспять? Всякий раз меня подмывало спросить об этом, но я не решалась. Не решилась и в этот раз.
  - Вы повздорили? - вместо этого спросила я, кивнув в сторону ретировавшегося брата.
  - Глупый мальчишка! - отец выглядел раздражённым.
  - Но он...
  - Он требовал денег!
  Я отметила, что теперь и голос его изменился тоже. Он стал выше и звонче:
  - Сопляк ещё и не пожил, а уже мечтает о вечной жизни!
  - Он, как и все надеется.
  - И ты туда же?
  Я промолчала.
  - Пусть заработает как я, а потом тратит хоть на двойную программу!
  Что я могла возразить? Отец прав, потратить такие огромные деньги даже на единоразовую процедуру профессора Зархауза может позволить далеко не каждый, что уж говорить о полном цикле. Отец тратит свои, и тратит на себя. Имеет право.
  Я долго молчала, затем тихо спросила:
  - Но ты сдержишь обещание?
  - Послушай Инга, - отмахнувшись, начал он: - Доктор Зерхауз предлагает мне эксперимент. Теперь я ежегодно буду проходить ускоренное обновление. Они разработали новаторскую методику регенерации клеток, и профессор уверяет, это настоящий прорыв современной биоинженерии. Цена сеансов, конечно, раз в пять дороже прежнего, но представь, через пять лет, благодаря этой новейшей программе "Год за Два", я стану выглядеть как Игорь сейчас. Нет-нет, конечно нет ни какого сравнения с тем, каким я стану через пять лет! Это же отлично!
  Я видела, каким задорным огнём блестят глаза моего так сильно помолодевшего отца, и у меня не нашлось, что ему ответить. Я чувствовала, как предательский комок подкрадывается к горлу откуда-то снизу из глубин уставшей души. В глазах померкло, и всё заволокло туманом. А когда туман развеялся, молодые глаза отца снова глядели на меня. Но, то были другие глаза. Глаза родного мне человека. Отец смеялся и протягивал руки. Рядом мама, такая же молодая и красивая. Живая. Оба смеются и зовут меня к себе.
  - Инга! Инга! - радостно кричит мама, и отец вторит ей.
  Я чувствовала, что также как и они улыбаюсь в ответ. Нет, я смеюсь, задорно по-ребячьи и до слёз. Мне пять лет, а рядом надутый трёхлетний Игорёк не понимает, почему все хохочут, если ему не смешно. И все счастливы.
  Я смотрела на эту картинку далёкого и оттого нереального прошлого, которого возможно никогда и не было, и чтобы по-настоящему не разрыдаться, сказала человеку теперь всего лишь отдалённо напоминавшему моего отца. Человеку, который ждал сейчас от меня какого-то ответа, которого у меня для него не было, да и быть не могло:
  - Весь прошлый месяц пока ты омолаживался, я провела в Бразилии.
  Его глаза потухли, и он шаблонно спросил:
  - Да? Новая экспедиция? Не надоело?
  - Всё хорошо! - ответила я, чувствуя, что больше всего в эту секунду мне хочется умереть.
  - Твои насекомые всё также интересуют тебя больше ухажёров?
  Этот его вопрос прозвучал как-то уж очень надменно и свысока, тоном палача, предоставляющего последнее слово приговорённому к смерти преступнику.
  - Так и есть, - улыбнулась я. - Мир бабочек поразителен и совсем не похож на мир людей. Гусеницы живут десять дней, куколки неделю, а бабочки наслаждаются жизнью не более полумесяца. Но, тем не менее, за такое короткое время эти удивительные создания проживают яркую и такую насыщенную событиями жизнь, что я им даже завидую. Представляешь, каково быть бабочкой?
  - Нет, не представляю, - отмахнулся отец. - Я представляю, что мне не то чтобы двух недель, двух веков не хватило бы.
  - Ты прям как моя новинка.
  Отец вопросительно посмотрел на меня.
  - Мотылёк бразильской лономии. У всех чешуекрылых гусеницы невзрачные, а бабочки их яркие и воздушные, но этот южноамериканский мотылёк не такой. Взрослая его особь похожа на серо-коричневый опавший лист, который и в руки-то взять противно, но гусеница-лономия яркая, многоцветная и нереально красива. Всё точь-в-точь как у людей - в первой половине жизни они прекрасны, а в последние годы серы и унылы. У меня как раз на днях вылупилась одна такая красавица-гусеница. Хочешь, покажу?
  - Ну, пойдём, похвастаешь, - сказал отец и моложавой походкой направился к флигелю туда, где находилась моя домашняя лаборатория. Двухметровый громила Пётр последовал за ним.
  

III

  
  - Профессор Алексей Фёдорович Люмье, - представился статный немолодой мужчина и, сняв своё золотое пенсне, указал им на совсем ещё юного спутника: - А это наш юрист Иван Фридрихович Поплавский.
  Я опустила глаза. Как старшей дочери мне следовало подписать документы - процедура неприятная, но необходимая.
  - Пройдёмте в отцовский кабинет, - сказала я.
  - Какое несчастье, девочка моя, - начал Алексей Фёдорович пока мы шли, и запнулся на полуслове: - Мы не совсем уверены... впрочем ситуация внештатная, потому говорю как есть. Ваш отец был одним из щедрейших спонсоров нашего проекта, мы ему многим обязаны, потому тем более мы в замешательстве и совершенно сбиты с толку.
  Он вытер со лба крупные капли пота и продолжил:
  - Результаты диагностики несколько противоречивы, и нам предстоит ещё много работы, но уже сейчас я совершенно не вижу медицинских причин... Иван Фридрихович, дайте...
  Юрист подал листок.
  - Вот смотрите, - Алексей Фёдорович показал мне последний абзац текста, - Полностью разрушен фибриноген. Это белок, отвечающий за свёртываемость крови, вследствие чего и произошло обширное внутреннее кровоизлияние. Не понимаю... полностью парализована система гемостаза. Обновление кровяных телец - задача, изученная пока довольно плохо, но всё же... в этот раз мы не обновляли кровь. Да и до этого всё было прекрасно! И ко всему ещё и поражение центральной нервной системы! Боже... Непостижимо. Это была уже пятая полная ревитализация организма вашего отца. Более того, при выписке мы всегда проводим тщательное обследование...
  - Я не буду подавать иск, доктор, - сказала я.
  - А...?
  - И брат тоже.
  - Он дома? - глаза профессора увлажнились.
  - Он в своей комнате. У него сильный стресс.
  - Да-да, понимаю... Я не хотел бы напоминать, но... - и Люмье умоляюще посмотрел на своего спутника.
  - Согласно договору, клиника не отвечает за последствия реювенации, поэтому с юридической стороны к нам претензий нет, - металлическим голосом выговорил Иван Фридрихович.
  - А я как врач утверждаю, - встрепенулся Люмье, - последняя реювенация вашего отца прошла блестяще. Мы даже предложили ему новаторскую программу. Кто знал, что организм так проявит себя... Боже, какой кошмар!
  - Я всё понимаю, - смиренно прошептала я.
  - Простите нас, - щёки профессора дрожали. Он вложил мои пальцы в свою пухлую ладонь и накрыл другой, демонстрируя участие. Видимо он по-настоящему испытывал сострадание.
  - Не надо, - сказала я. - Глупо обвинять в смерти тех, кто дарит людям бессмертие.
  Профессор часто заморгал полными слёз глазами и, превозмогая одышку, выговорил:
  - Что мы можем сделать для вашей семьи?
  - Ну что вы...
  - Нет-нет! - он замахал руками. - Деньги, пожертвованные вашим отцом Зерхауз-Центру, позволят предоставить вам и вашему брату полный комплекс генной терапии. Это, естественно, не будет циклическим омоложением, но приостановку процессов старения мы вам гарантируем.
  - Спасибо, - смущённо сказала я, - а теперь давайте я подпишу нужные документы.
  После недолгих юридических формальностей я проводила представителей клиники к парадному и, возвращаясь коридором, остановилась перед отцовским зеркалом. В отражении на меня смотрела молодая привлекательная женщина, и я подумала, что неплохо было бы так и остаться за три года до тридцати, как и моя мать. Рак - болезнь молодых. Он забрал её за год до тридцатилетия, и теперь мама никогда не постареет и навсегда останется молодой.
  Я глянула на фото на стене. Мой сорокатрёхлетний отец, как и мама, останется для меня, таким как на этом портрете, а тот человек, чьё тело час назад увезли на патологоанатомическую экспертизу в Зерхауз-Центр никогда и не был моим отцом. Абсолютно чужой мне мужчина, раз в три года останавливающий старость, наконец, остановился навсегда.
  Если бы он был моим отцом, то поинтересовался бы темой диссертации дочери и знал, что всё красивое тельце гусеницы лономии укрыто ярко-зелёными шипами, содержащими бактерии, вырабатывающие ботулотоксин - сильнейший из известных науке органических ядов. Стоило его пальцам коснуться шипа, как смертельная доза мгновенно попала в его ревитализированный организм, и вечная жизнь начала обратный отсчёт. Подражая Алекс, я осмотрела себя в зеркале, фирменным жестом убрала выбившийся локон и направилась в комнату брата. Нужно было рассказать о предложенной программе генной терапии.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"