Матюшин Вадим: другие произведения.

Повороты судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История Дерека Риза. В основу этой истории положен сериал ХСК, фантазия автора, а так же многие из произведений написанных фанатами мира Терминатора, однако не все события и параллели могут совпадать с первоисточниками. Не правленый Черновик! Обновлено 25.10.17 добавлена Главы 6,7,8

  Черновик.
  
  "Повороты судьбы".
  
  В основу этой истории положен сериал ХСК, фантазия автора, а так же многие из произведений написанных фанатами мира Терминатора, однако не все события и параллели могут совпадать с первоисточниками.
  
  
  
  - Нет судьбы. Нет судьбы, кроме той, которую мы выбираем, - так говорил мой брат Каил. Жаль, что нам так и не довелось с ним еще раз увидеться. Но сейчас речь пойдет не о нем. - Меня зовут Дерек, Дерек Риз. Я чувствую, как жизнь уходит из меня вместе с вытекающей из раны кровью и это моя история.
  
  
  Середина 2014 года. После ядерного апокалипсиса прошло почти 5 лет.
  
  Глава 1
  
  Тёмные коридоры старого военного бункера оказались завалены различным хламом, и отряду из пяти человек приходилось прилагать множество усилий, чтобы преодолевая их на своём пути, издавать как можно меньше шума. Внезапно, в свете фонаря, бойца идущего впереди, мелькнула неясная тень. Он моментально застыл на месте, и поднял вверх зажатую в кулак руку. Словно по команде, все кроме замыкающего тут же заняли позиции для отражения возможной атаки. Лишь человек, идущий последним, развернулся на сто восемьдесят градусов и присев на одно колено, поднял автоматическую винтовку, готовясь в случае необходимости прикрыть тыл.
  Таяли секунды. Луч фонаря бойца шедшего в авангарде метался, ощупывая стены, потолок и горы мусора на полу, однако все было тихо. Его рука в очередной раз приподнялась вверх, показывая два пальца и направление, повинуясь которому, двое людей в военной форме, двигавшихся следом, стараясь прикрывать друг-друга, медленно пошли вперёд, охватывая указанную область в клещи.
  Смутное шевеление впереди повторилось. И тут же быстрый силуэт, выскочивший из под обломка бетонной плиты, рванул в сторону, пытаясь вырваться из светового пятна. Со стороны могло показаться, что ещё шаг-другой и ему это удастся, но вынырнувший из темноты боец схватил беглеца за рукав и повалил на грязный пол, моментально усевшись сверху и заламывая ему руки за спину. Уже через пару мгновений военный командовавший отрядом оказался рядом с захваченным человеком и только тогда смог разглядеть, кого отряд взял в плен.
  - Отличный улов, - произнёс один из бойцов, подошедший следом за командиром, рассматривая пленника в свете фонаря. - На вид ему лет пятнадцать - шестнадцать, и выглядит довольно крепко. Пару коробок патронов за него точно дадут да и пайка на неделю как минимум. Вон Блэкман его еле скрутил, - и мужчина с издевательским смешком, ударил другого ладонью по предплечью.
  - Да иди ты, Ковальски, - огрызнулся темнокожий, занося руку для ответного тычка.
  - Отставить! Блэкман, Ковальски проверить периметр, может еще, кто прячется, а я пока потолкую с пареньком, - в разговор вступил третий человек, который, судя по тому, как остальные бросились выполнять его распоряжения, являлся командиром отряда. - Ну а ты, что мне скажешь? Есть тут кто-то ещё?
  Пленник поднял измазанное лицо, смотря прямо в глаза задавшему вопрос человеку. Из его носа текла тоненькой струйкой красная кровь, капая на порванную в нескольких местах куртку и оставляя там тёмные пятна. Увидев это, военный вынул из кармана штанов клочок грязной ткани и, протянув руку вперёд, попытался вытереть лицо парня, но тот резко отдернулся назад, и на его губах появилась презрительная улыбка.
  - Нас много, и всех вам не переловить, - парень сплюнул на грязный пол бункера
  - Так значит, ты знаешь, где есть ещё люди, - в задумчивости произнёс командир, - хм, это несколько меняет дело... Ты знаешь, а твоя стоимость только что немного выросла. Хотя конечно не факт, это сильно зависит от того состояния, в котором ты попадёшь на рынок, - мужчина на пару секунд замолчал. - А хочешь остаться свободным? Или может вообще присоединиться к нашему отряду. Тогда у тебя будет и еда и кров и оружие, чтобы защититься. Скажи, где находятся остальные?
  - Значит, если я отвечу, где они, вы меня отпустите, - парень не столько спросил, сколько повторил слова бойца. - А знаете, я скажу, где они, - произнёс он, и на его губах вспыхнула улыбка, - они уже здесь, - парень прокричал последние слова, падая на спину и стараясь отползти за груды мусора. Одновременно со всех сторон зазвучали громкие хлопки одиночных выстрелов, и каждая выпущенная пуля нашла свою цель. Голова командира отряда, несколько минут назад захватившего пленника, разлетелась от точного попадания, и его тело, простояв ещё мгновение и словно не веря в то, что его жизнь оборвалась, медленно осело.
  Выстрелы стихли, не успев начаться и наступила полная тишина, лишь бывший пленник с замотанными за спиной руками часто дышал лёжа на спине, да пытался высвободить ногу из под придавившего ее трупа. Внезапно темноту вокруг прорезали лучи света и послышались приближающиеся торопливые шаги.
  - Дерек, ты как?, - раздался знакомый голос.
  - Могло быть и лучше, как все прошло?
  - Все как планировали...
  - Потери?
  - Среди наших нет, а среди них... - из темноты донёсся короткий смешок, - среди них все.
  - Отлично, тогда помоги выбраться.
  - Ага, сейчас..., - подошедший отложил в строну фонарь и винтовку, ею оказалась старенький полицейский М4 с коллиматорным прицелом, и принялся стаскивать труп с ноги товарища. Луч света периодически выхватывал его из темноты, и в эти моменты становилось видно, что он гораздо младше бывшего пленника.
  - Все я вылез. Теперь освободи мне руки... Ага... Вот так... Ах, твою ж..., аккуратнее, ты мне чуть палец не отрезал... Отлично спасибо, - бывший пленник поднялся на ноги и начал растирать, уже успевшие затечь руки. - Давай посмотрим трофеи теперь, что ли, - Дерек направил фонарь на труп и оба парня склонились над ним начав обыскивать, складывая все, что их заинтересовало в отдельную кучу, которая быстро начала расти.
  Минут через десять к ним присоединился ещё один человек. На его лбу виднелись окуляры прибора ночного видения, а в обеих руках было по холщовой сумке внушительных размеров.
  - Каил, Дерек, мы закончили, пора уходить.
  - Мы тоже почти все, - произнёс Дерек и посветил на кучу снятого обмундирования, сверху которой стояли почти новенькие высокие армейские ботинки, - помоги собраться.
  
  
  Несколькими днями позднее. Не далеко от Лос-Анджелеса.
  
  Окна полуразрушенной двухэтажной школы, в пригороде Пасадены смотрелись совсем необычно на фоне других, уцелевших в искусственном апокалипсисе, зданий. Все проемы первого этажа, оказались заложены более свежей кладкой, в которой угадывались куски битого кирпича, бетонных блоков и булыжников средней величины. Двери, ведущие на улицу, постигла также участь, поэтому без длинной лестницы способной дотянуться до второго этажа, в здание попасть было совершенно невозможно. Вот только и здесь дела обстояли похожим образом. Некогда широкие окна, способные пропускать достаточно дневного света для занятий нескольких десятков учеников, теперь представляли собой узкие бойницы, со вставленной в центр крест-накрест толстой арматурой.
  Попасть же внутрь этого укреплённого объекта теперь можно было лишь двумя способами. Первый, общедоступный для всех жителей. Через крышу по сбрасываемой сверху веревке, и второй, который являлся тайным знанием, коим обладали всего лишь два человека. В данный момент они оба находились друг напротив друга, в подвале здания.
  Один из них, сидел в широком кожаном кресле. За долгие годы оно успело потрескаться и покрыться сотней белесых складок-морщинок. Его руки покоились на таком же видавшем виды столе, покрытом сверху куском толстого закаленного стекла. Сидевший мужчина, внимательно слушал своего более молодого оппонента, периодически кивая и задавая ему уточняющие вопросы.
  - Удалось выяснить, к какой банде они принадлежали? - хриплый голос сидящего был похож на скрежет несмазанного механизма. - Да, ты присаживайся, доклад я твой выслушал, теперь хотелось бы вникнуть в остальное. Тем более, ещё месяц - другой и ты... кхе, кхе... - не закончив фразу, мужчина сильно закашлялся, прикрывая рукой рот, а его лицо резко покраснело.
  Второй поспешил помочь, но остановился, увидев отрицательный жест.
  - Уже все..., отпустило, - произнёс мужчина в кресле, вытирая с ладони тёмный сгусток крови и откидываясь назад на спинку. - Налей мне чего-нибудь покрепче, горло совсем пересохло.
  - Но доктор же сказал...
  - Я знаю, что сказал доктор, мне осталось не больше пары месяцев, а днём раньше, днём позже, не все ли равно?! Так что Стэн давай не тяни время, наливай и садись поближе.
  Выглядевший лет на двадцать моложе сидящего в кресле человека, Стэн, открыл побитый временем шкаф и извлёк из него хрустальный бокал. Как он сохранился до этих пор, оставалось загадкой, ведь его нашли, километрах в десяти от эпицентра ядерного взрыва, произошедшего на побережье Санта-Моники, среди останков разрушенного большого дома в Беверли-Хиллз. Он словно памятник апокалипсису стоял, спрятавшись за вертикальным куском бетонной стены, на небольшом алебастровом столике, покрытом сетью трещин. Хрустальный бокал, словно в насмешку над катаклизмом поменял, с одного бока свой цвет, став вместо прозрачного, темно-фиолетовым и слегка поплыл. Отчего его форма и без того вычурная стала ещё замысловатее.
  - Да чего ты на него смотришь, как на девушку, - раздался хриплый голос, вырвавший Стэна из воспоминаний и мужчина, очнувшись, второй рукой подхватил откупоренную бутылку бурбона и перенёс на стол. После чего, одним лёгким движением плеснул в бокал где-то на два пальца янтарной жидкости, моментально заигравшей в свете настольной лампы.
  - Уничтоженный отряд, принадлежит группировке свобода, - продолжил говорить молодой мужчина после того как занял место поближе к столу. - Их численность по последним данным переваливает за три сотни бойцов. Однако они никогда не действуют сообща, разделяясь на более мелкие группы, контролирующие каждая определённую территорию.
  - Чем, по-твоему, нам грозит прямая конфронтация?
  - Я не уверен, что с их стороны вообще последует хоть какая-то ответная реакция. Во всяком случае, в отношении нас. Тот бункер не является не их территорией не нашей, отряд двигался в одиночестве, в далёкие от обычных маршрутов. Дерек с командой выслеживали их почти два дня, живых свидетелей не осталось. К тому же, чтобы чуть запутать возможные следы, старший Риз бросил среди мусора заклинивший китайский Калашников, а как все знают, ими пользуются в основном мексиканцы.
  - Риз... Растёт парень, а ведь ещё недавно вместе с братом были совсем сопливыми мальчишками... Сколько ему сейчас? Шестнадцать? А Каилу и того меньше. Да... быстро взрослеет теперь молодежь... Чертова война, лишившая их детства, пусть будут прокляты те, кто ее развязал, - сидящий в кресле мужчина казалось, разговаривает сам с собой, периодически делая небольшие глотки из бокала.
  - Хоть операция прошла успешно, я все же считаю, что Дерек повёл себя в этот раз опрометчиво. Свободовцев было пять человек. Судя по добытой экипировке и снаряжению, они являлись весьма опытными ловцами, и могли легко уничтожить отряд Риза состоящий лишь из восьми бойцов. К тому же в его задачу входила лишь разведка местности и сбор припасов, а не атака противника.
  - Неподчинение приказу, это конечно в духе Дерека, он всегда действует больше по наитию и не всегда оказывается прав. Однако в этом случае, я считаю, он грамотно провёл операцию, единственным минусом которой, является то, что он выступил в роли приманки сам, хотя и это отдаёт ему должное. Риз не хотел рисковать людьми, - мужчина сделал ещё один глоток, полностью опустошив бокал, резким движением поставил его на стол, и поднялся, опершись одной рукой на кресло позади. Едва пожилой мужчина встал, как стало видно, что у него отсутствует правая нога чуть выше колена, - но он должен, этому научится, иначе толка не будет! Вызови его ко мне!
  
  
  Глава 2
  
  Чистка оружия всегда отвлекала меня от неприятных мыслей, вот поэтому я уже в пятый раз разбирал свою винтовку, проверяя наличие смазки, плавность хода спускового механизма и отсутствие нагара в стволе. Обиды на старого сержант-майора, за выволочку я совершенно не чувствовал. Да и как можно винить бывшего морпеха собравшего настоящий боевой отряд из выживших, в ядерном пожарище и минувших после него лет, мальчишек и девчонок, человека научившего их сражаться, не подставляясь под пули врага, в своих собственных ошибках.
  Хотя если быть откровенным с самим собой, я проведённую своим отрядом операцию ошибкой не считал, ни в коей мере. Было задание произвести разведку территории, и собрать провиант для базы. Все сделано. Мы притащили больше сотни килограммов (здесь и далее по тексту будут использоваться единицы измерения более привычные Российскому читателю) различных консервов. Разметили на картах участки с повышенным радиационным заражением и наметили пути их обхода. А то, что мы одновременно занимались выслеживанием отряда противника, итога не меняет. В конце-концов, мы заманили в ловушку и уничтожили пятерых ловцов. К тому же, брату впервые довелось поучаствовать в боевой операции, а это дорогого стоит. Он конечно не в кого не попал, хотя хвалиться всем, что снял тылового охранника, однако я-то знаю, что это был контрольный выстрел Мартина, которому я поручил присмотреть за малышом....
  - Дерек, Дерек... Ты меня слышишь вообще?
  Рядом со мной стоял двенадцатилетний мальчишка с серыми глазами и русыми, чуть вьющимися волосами. Из нас двоих он больше походил на отца, особенно когда улыбался.
  - Дерек, ты идёшь? - Каил увидев, что я повернулся к нему, вновь принялся меня торопить. - Пойдём, в столовой уже все ребята собрались, хотят отметить наше удачное возвращение, а тебя все нет.
  - Ты же знаешь, как я к этому отношусь, все живые вернулись и это главное, - выговаривая брату, я понимал, что лгу ему и себе. Мне действительно было приятно такое отношение со стороны других жителей нашего лагеря, но я все же был командиром отряда, сформированного всего чуть больше месяца назад, поэтому должен был показывать суровость и непоколебимость.
  - Да ладно тебе, посидишь немного, пол часика, а потом уйдёшь если захочешь. Тем более я там Эмилию видел... - брат словно смутившись, умолк, хотя на его лице блуждала хитрая улыбка.
  Как же видел он там эту девушку, в которую были заочно влюблены все старшие ребята лагеря. Да она без сопровождения своих амазонок вообще нигде не появляется. С другой стороны раз уж я не могу предотвратить это мероприятие, то придётся в нем все же поучаствовать, - подумал я, и немного помедлив ответил брату, - Хорошо, уговорил, беги вперёд, я через пару минут буду, приберу тут только.
  
  В столовой стояла звенящая тишина, ровно до того момента, как я вошёл в оббитые металлом двери. Тут же со всех сторон раздались приветственные крики, по плечам застучали дружеские похлопывания, а в руки мне сунули эмалированную кружку с резко пахнущей мутноватой жидкостью.
  - За Дерека, - послышался справа чей-то возглас и толпа, состоящая из нескольких десятков человек, тут же подхватила его, - За Дерека... за Риза... молодец...
  В первый раз меня так горячо приветствовали, причём даже те, с кем я был мало знаком, и кажется, я покраснел от смущения. Чтобы скрыть этот факт, я поднёс кружку к губам и не думая, сделал внушительный глоток, уже через мгновение, пожалев об этом.
  Нечто, словно жидкий огонь провалилось мне в глотку, и, обжигая горло устремилось вниз, по пути опаляя пищевод. Грудь мне сдавило стальным обручем спазма, перехватившем дыхание, отчего я стоял с выпученными глазами, не в силах вздохнуть или выдохнуть. Неприятные ощущения продолжались секунды, показавшиеся мне вечностью, однако вокруг никто ничего не замечал. Наконец, огонь достиг моего желудка и разлился в нем приятной теплотой.
  - Что, что это такое?, - едва дыхание вернулось, я поймал за рукав ближайшего парня с такой же выпивкой в кружке.
  - Это?, - он улыбнулся, - забористая штука да? Вон видишь, высокий крепкий брюнет стоит возле большого котла. Он новенький, по-английски говорит ещё плохо, зато поило, делает отменное. Говорит, что это напиток настоящих мужчин на его родине.
  - Дерек, выпьешь со мной?, - меня отвлёк женский голос и я обернулся.
  В двух шагах стояла одна из амазонок. Так называли девушек сплотившихся в один отряд под предводительством Эмилии. Крепкий алкоголь удалил мне в голову, иначе как можно объяснить то, что вместо того, чтобы промямлить в ответ, я произнёс, - с удовольствием, но только с одним условием!
  - Да? Интересно, каким же?
  - Сначала я хочу узнать имя такой красавицы!, - сказал я, внимательно разглядывая стоящую напротив девушку. А посмотреть было на что. Ее длинные чёрные как смоль волосы были собраны на затылке в один хвост и широким водопадом струились вниз у неё за спиной. Огромные карие глаза, смотрели на меня, отражая свет электрического освещения. Полные чувственные губы звали и манили. Я с неимоверным усилием оторвал от них взгляд и перевёл его дальше.
  Открытые плечи, с кожей цвета молочного шоколада, призывно тонули в тёмной ткани узкой облегающей футболки, открывающей изумительный вид на высокую грудь девушки. Одна ее рука свободно висела, лишь слегка зацепив большим пальцем за широкий ремень камуфлированных брюк, совсем рядом с кобурой, из которой торчала рукоятка пятнадцати зарядного пистолета. Во второй руке девушка держала небольшой пластиковый стаканчик, выполненный в виде бокала, заполненный примерно до половины темно-рубиновой жидкостью.
  - Меня зовут Адриана, - голос девушки, заставил оторвать взгляд от ее упругих бёдер, плотно облегаемых брюками, и посмотреть ей в глаза.
  - Тогда за знакомство, - произнёс я, приподняв свою кружку чуть вверх и сделал ещё один глоток, но помня о последствиях, на этот раз совсем крохотный.
  
  
  Какое-то время спустя
  
  - Мигель, - рация, зашипела и ожила, - Мигель, ты меня слышишь? Ответь!
  - Ну, кому я там ещё понадобился? - парень лет двадцати пяти, с повязкой на одном глазу, лениво приподнялся с потрёпанной раскладушки и, протянув руку к микрофону радиопередатчика, нажал на тангенту. - На связи.
  - Я тут передачу засек, похоже на запись, так как повторяется слово в слово уже второй раз, - заговорил дежурный по радиоузлу.
  - Ну и что с этого?
  - Подойди, послушай, может сержант-майора заинтересует.
  - Хорошо, сейчас буду, - парень быстро оделся и направился в бывшую кладовую, больше года назад переоборудованную под станцию радиосвязи всей базы. Примерно тогда Мигель и ещё пара человек прибилась к разрастающейся молодой группе, под командованием одноногого морского пехотинца.
  Едва он раскрыл дверь, как мальчишка, сидевший возле громоздкой станции в наушниках, сдвинутых на бок так, чтобы одно ухо оставалось снаружи, подскочил со своего места и затараторил. - Сигнал резко пропал после третьего повтора, но я смог записать его....
  
  В этот момент я проходил мимо радиоузла и услышал слова дежурившего возле радиостанции паренька лет десяти. - Кого ты там записал? - спросил я из-за плеча Мигеля застывшего в дверях и, немного сдвинув его в сторону, вошёл внутрь помещения.
  Дежурный коротко пояснил, а потом добавил, что он уже один раз слышал ее несколько дней назад, так же будучи на дежурстве и сканируя частоты по регламенту. Вот только в тот раз он услышал лишь последнюю фразу и подумал, что это просто чьи-то переговоры, хотя запись в журнале сделал и частоту запомнил. А сегодня специально весь день старался ее почаще слушать и вот, засёк чьё-то послание.
  - Ну тогда включай запись, послушаем что там интересного, - с коротким смешком произнёс Мигель.
  
  Подросток щёлкнул кнопкой старого кассетника, и из динамиков, сквозь треск помех, донёсся мужской голос.
  - Человек, такое существо, которое может приспособиться существовать практически в любых условиях, однако саму суть людского эгоизма не смог искоренить даже ядерный апокалипсис унёсший большую часть населения планеты. Весь наш вид оказался на грани вымирания, разделившись на группы, забившись в катакомбы, подвалы и станции метро. Но едва только осел пепел пожарищ, и радиационный фон немного спал, как снова начались конфликты. Сначала они касались остатков запасов продовольствия, затем оружия и боеприпасов, а чуть позже и за сами людские ресурсы.
  Зачем мы убиваем друг друга, зачем уничтожаем последние клочки живой земли, которая может... - плёнка в магнитофоне была очень старой и часть слов, оказалось, невозможно разобрать, поэтому мы стояли, слушая хрипение динамиков до тех пор, пока голос говорящего человека не стал вновь различим, - ...ведь у нас есть враг, против которого нам нужно сражаться. Это он развязал эту войну, это он виновен в гибели наших друзей, близких и родных. Я призываю вас объединиться, найти и уничтожить этого врага, где бы он ни прятался.
  Я Джон Коннор, и я призываю вас присоединиться ко мне!
  
  Запись закончилась, а мы втроём стояли и смотрели друг на друга.
  - Кто этот чертов Коннор? И откуда идёт передача? - я нарушил молчание первым.
  - Нне знаю, - стушевался мальчишка, опустив голову вниз.
  - Я тоже ничего о нем не слышал, - в задумчивости произнёс Мигель, - сигнал плохой, и может идти как из соседнего района, так и из другого штата, все зависит от мощности источника. Вычислить откуда ведётся передача можно, нужен лишь ещё один переносной приёмник. Я как раз восстанавливаю такой и дня за два - три он будет готов, если у меня будут необходимые запчасти.
  Протянув руку к кассетнику, я вытащил запись, - я на доклад. Мигель, ты как старший связист со мной....
  
  Постучав в металлическую дверь и услышав утвердительный ответ, я вошёл в небольшое помещение. Оно находилось в подвале, и не имело окон, поэтому все освещение в нем состояло из пары ламп накаливания в потемневших от времени эмалированных абажурах, висевших у самого потолка.
  - Сэр, Командир сводного отряда Риз, сэр. Разрешите говорить.
  - Да Дерек, слушаю тебя, - сержант - майор, сидел в своём излюбленном кресле, и перед ним на столе лежало несколько бумаг, заполненных от руки. Скорее всего, это был доклад от одной из разведывательных групп, вернувшихся сегодня утром.
  - Сэр, дежурным радистом, получено обращение от неизвестных, вот его запись, сэр, вам стоит послушать, - я протянул кассету морпеху и понял, что допустил ошибку решив дать ему совет, что делать, поэтому тут же добавил - простите сэр. Старший связист Родригез говорит, что источник можно отследить, если он повторится....
  - Тогда позови его сюда, а пока включи запись.
  
  Сержант - майор несколько раз прослушал то, что говорил Коннор, затем выслушал Мигеля и приказал вызвать своего помощника, попросив нас выйти, пока они общаются. Их разговор занял больше получаса, и все это время мы со связистом находились неподалеку.
  - Дерек зайди, - послышался из-за двери громкий немного хрипловатый голос.
  
  
  Глава 3
  
  С того момента как мы услышали голос по радио, прошло всего два дня. Сержант - майор предположил, что этот Коннор, ещё один из новых царьков, которые пытаются строить вокруг себя маленькие Империи. А лозунги типа один враг, нужно сплотиться и так далее, все уже не раз слышали. Однако, появление в ближайшей округе новой неизвестной силы, могло пошатнуть шаткое равновесие и тот аналог вооруженного нейтралитета, который здесь царил. Поэтому старый морпех решил для начала выяснить, откуда идёт трансляция, и несёт ли она в себе угрозу, а уже после этого строить какие-либо долго идущие планы.
  Мигель практически закончил сборку новой радиостанции, но для ее работы вне базы требовались аккумуляторы, которых в наличии у нас не оказалось, поэтому меня и моих бойцов отправили на их поиски, а связист увязался с нами. В ближайшей округе вероятность найти батареи, да ещё в рабочем состоянии, была крайне низкой. Мародеры и поисковые отряды, наши и чужие, за прошедшие годы, уже успели вывезти все практически подчистую. В зданиях бывших складов и магазинов иногда даже отсутствовала электропроводка, которую выдирали прямо из стен. Поэтому, для того, чтобы найти что-либо стоящее, требовалось идти в глубину заражённых радиацией областей. Однако у меня было несколько иное мнение, а так как в задачу входило добыть, но не уточнялось где и как, я решил действовать по собственному усмотрению.
  Наш отряд уже покинул свою территорию, без приключений добрался до Глендейла и двигался в сторону побережья Санта-Моники, в обход разрушенного, близким попаданием ядерного боезапаса, города Ангелов. Холмы Голливуда остались далеко слева, где-то там под одной из вилл мультимиллиардеров, оказалось построено гигантское бомбоубежище, которое теперь стало домом для группировки Свобода.
  
  Внезапно меня привлекло движение метрах в трехстах впереди, прямо у подножья огромной горы битого кирпича и щебня, некогда бывшей каким-то зданием. Приглядевшись, я увидел медленно крадущегося человека, в песчаном камуфляже, практически скрывающем его на фоне развалин. Его лицо было повернуто в противоположную от нас сторону.
  - Контакт! Всем найти укрытия и замереть, - отдал я команду по рации, закреплённой у меня на шее, одновременно плюхаясь за кучу мусора, и отползая назад. В наушнике раздалось три щелчка. Это дозорный, двигающийся впереди нашего отряда, докладывал об обнаружении трёх противников, а буквально через несколько секунд раздалась ещё одна серия щелчков.
  - Твою мать, - шёпотом выругался я, - как не вовремя, - судя по докладу второго дозорного, он обнаружил ещё три десятка человек. Мысль об атаке противника тут же улетучилась у меня из головы. Мы находились практически на открытом пространстве, раньше здесь была ярмарка или передвижной цирк, от которого теперь остались только обугленные остовы. Спрятаться тут было совершенно негде. - Хотя, - мелькнула у меня ещё одна мысль, и я оглянулся.
  Метрах в пятидесяти от меня, на небольшом пригорке, стояло чудом уцелевшее одноэтажное здание, с огромными пустыми окнами, начинающимися сантиметрах в тридцати от земли. Укрытие конечно так себе, но с другой стороны, особых вариантов нет. Подступы к нему прикрывал проржавевший остов от школьного автобуса, лежащий на боку. На меня смотрели три пары глаз моих товарищей, ожидавшие решения своего командира и готовые броситься за ним в безрассудную атаку, лишь на лице Мигеля Родригеса читалось удивление и страх. Жестами показав парням что делать, я начал медленно отползать назад.
  Сквозь разбитое окно я осторожно наблюдал, как мимо проходит взвод бойцов вражеской группировки. Их насчитывалось чуть больше тридцати человек. Все хорошо вооружённые, они шли рассредоточенной группой, в нескольких сотнях метров впереди которой, двигались трое разведчиков. Я живо представил, как навожу на одного из них оптический прицел и плавно нажимаю на спуск, а парни моего отряда поддерживают шквальным огнём, и невесело улыбнулся. Они более чем в шесть раз превосходили по численности мою пятерку, Мигеля отправившегося с нами я за бойца не считал, поэтому даже с учётом возвышенности, где мы находились, затея была самоубийственной. Даже если бы мы положили половину бойцов противника, что с нашей позиции сделать практически не реально, остальные бы вычислили нас очень быстро, а затем попросту забросали гранатами из подствольных гранатометов.
  - Эх, ну почему наши дозорные так поздно обнаружили такой большой отряд, - думал я, - в противном случае, можно было попробовать занять позиции по обеим сторонам дороги, а не всем забиться в единственное попавшееся на пути укрытие. Теперь приходится сидеть, словно крысы и ждать, пока они пройдут мимо.
  Минут через пятнадцать, рация снова ожила и я, выслушав, что сказал разведчик, проследивший за взводом противника, дал команду на выдвижение. Нужно было постараться как можно скорее преодолеть оставшееся расстояние до более плотно расположенных городских развалин.
  - Хрусть, - раздался громкий звук, похожий на выстрел и все моментально попадали на землю, выискивая врага, однако, это всего лишь под ногой Мигеля раскололся запылённый череп какого-то бедняги, не сумевшего пережить ядерный апокалипсис. Таких черепов, с пустыми глазницами, а также выбеленных временем и ветрами скелетов на улицах городов было не сосчитать. Ни кто не занимался похоронами погибших, да и сделать это было попросту нереально, ведь как говорили погибло больше половины населения планеты. Их трупы, в конечном итоге превратившиеся в скелеты, для меня и большинства выживших уже давно стали частью пейзажа, и не вызывали прежнего отвращения, превратившись в обыденность.
  - Продолжаем движение, - отдал я приказание, поднимаясь и отряхивая куртку от излишков грязи. До первой точки нашего маршрута оставалось пройти ещё около семнадцати километров. На счет неё я был настроен крайне пессимистично, но проверить все же стоило. До войны там располагался огромный трехэтажный торговый центр, занимающий площадь в несколько гектар. Из докладов разведки я знал, что само здание от взрывов практически не пострадало, выбитые стекла и сорванные вывески не в счёт. Однако сотни расположенных в нем магазинов, в первую же очередь подверглись разграблению, поэтому шансы найти там что-либо стоящее, практически отсутствовали.
  
  Ближе к вечеру моему отряду удалось найти неплохое место для ночёвки. Им оказалось старое здание автосервиса, судя по его состоянию, давным-давно заброшенное, с гигантскими прорехами в крыше и капающей с потолка водой, скапливающейся в пахнущие лужи. Зато здесь оказался вполне удобный, а главное сухой подвал, с запирающейся изнутри железной дверью. Похоже, кто-то пережидал здесь последствия ядерного удара, так как в одном углу было натаскано с десяток матрасов, а у одной из стен неподалёку стояло сооружение из ящиков похожее на стол.
  Здесь я решил сделать привал на ночь, так как двигаться в темноте без острой необходимости не хотелось. Серое, постоянно затянутое тучами небо, сквозь которое днём хотя бы пробивался солнечный свет, ночью становилось совершенно непроглядным и тёмным одеялом накрывало землю. В это время суток лучше всего было оказаться под крышей у тёплого костра, так как на улице становилось прохладнее, и иногда начинал накрапывать дождь, под мокрые струи которого, без костюма радиационной защиты, попадать не следовало. Это грозило как минимум выброшенным комплектом верхней одежды, а то и возможной лучевой болезнью.
  Выставив дежурного и назначив очерёдность вахты, я постарался как можно тише притворить железную дверь, а только затем зажег небольшой фонарик, висевший у меня на груди. Выбрав свободное, от завалившихся спать бойцов, место, я присел на край матраца и прислонился спиной к шершавой стене. Прежде чем уснуть, мне нужно было закончить кое-какие дела. Резким движением я расстегнул липучку нагрудного кармана и достал из него карту местности. - Похоже, кто-то распотрошил туристический автомат, - подумал я, так как большая часть надписей оказалась на французском языке.
  Мне нужно было изучить дальнейший маршрут, так как я не часто бывал в этом районе.
  - Ну что, далеко нам ещё? - ко мне поближе подсел Мигель.
  - Ты имеешь ввиду вообще, или до Галереи (название торгового центра).
  - Не, до торгового центра. Ведь если мы найдём там все что нужно, то пойдём обратно, - с надеждой в голосе проговорил Родригез.
  - Ну да, ну да, - произнёс я в ответ с лёгкой улыбкой, и пододвинул поближе к нему карту освещаемую фонарем. - Вот смотри мы сейчас здесь, за прошедший день нам удалось пройти почти тридцать километров, что, в общем-то, довольно неплохо, однако дальше начинается более сложный отрезок пути. - Я перевёл руку чуть дальше, - мы пройдём по Хьюстон стрит до реки, и дальше вдоль нее, до авторазвязки на Сан-Диего, а оттуда повернем строго на север вдоль дороги и вот мы на месте. Примерно километров пять - шесть пройти осталось.
  - А почему не пойти сразу вдоль фривея? Ведь гораздо ближе получится!
  - Ближе-то ближе, только потом светиться в темноте начнёшь, - я улыбнулся, но связист похоже шутку не оценил, - там такую дозу облучения схватить можно, что дальше идти уже не сможешь. Вся полоса земли от холмов до реки, сплошное заражённое пятно, туда лучше не лезть. Ладно Мигель, иди, отдыхай, завтра тебе тяжелее всех придётся.
  - Почему это тяжелее всех, - попытался возмутиться старший связист в котором, похоже, заиграла латинская кровь.
  - Потому, что для моего отряда за день пройти тридцать километров и то много, а ты в последнее время с базы нос не высовываешь. Вот и думай сам, а сейчас иди, отдыхай. Это приказ!
  
  Утро встретило нас привычной серой хмарью и лёгким морозцем, отчего я первые сотни метров пути постоянно поеживался. Однако постепенно организм разогревался, и через некоторое время мне даже стало немного жарковато. Движение вдоль реки, с одной стороны, позволяло сосредоточить все внимание только на двух возможных направлениях появления противника. В грязную воду, фонящую радиацией, полез бы разве что самоубийца. Зато с другой стороны приходилось мириться с таким зловонием, от которого иногда слезились глаза. Нам ещё повезло, что сегодня дул слабый ветер, в сторону океана, иначе пришлось бы идти через разрушенные кварталы, что существенно снизило скорость передвижения отряда и добавило бы несколько лишних километров пути.
  Вскоре, впереди показалась развязка автомагистрали, и я приказал дозорным усилить внимание. Здесь частенько бывали перестрелки, так как пересекались сразу несколько часто используемых маршрутов. Однако нам сегодня везло, сначала с ветром, а теперь и с отсутствием лишних приключений на одно место, поэтому спустя два часа я уже разглядывал здание торгового центра.
  - Ну что, мы пойдём туда или так и будем сидеть на одном месте?, - Родригез уже во второй раз подходил ко мне с одним и тем же вопросом, а я все никак не мог решиться отправить в здание людей. Как-то беспокойно и тревожно было у меня на душе.
  - Ладно, - решился я всё-таки. - Майк, Клеменс, разведайте вход, остальные прикрывают, - раздал я команды, передернул затвор винтовки, и убрал защитные крышки с линз оптического прицела. - Надейся на лучшее, а готовься к худшему, - так говорил сержант - майор. Однако худшего все же не произошло и минут через десять оба парня, отправленных на разведку, появились в поле зрения и доложили, что все в порядке. Как я и предполагал, торговый центр был вынесен подчистую. Даже предметы интерьера в некоторых магазинах отсутствовали, оставив после себя более тёмные следы на выцветшем полу.
  Любой неосторожный звук разносился по пустующим помещениям на многие метры. Поэтому приходилось осторожно переступать мусор и кучи битого стекла. Мы вышли в центральный зал Галереи, где несколько эскалаторов ведущих на второй и третий этаж, ещё несколько лет назад бесшумно поднимали тысячи человек в день, а теперь навсегда замерли. Я взглянул наверх. Там на остатках ферм поддерживавших стеклянную крышу, сидели чёрные вороны и внимательно наблюдали за нами.
  Мне кажется из всего многообразия птиц, в ядерной войне выжили только они, переквалифицировавшись в падальщиков. В отличие от других пернатых вороны всегда были всеядны, а после апокалипсиса, пищи для них оказалось хоть отбавляй.
  
  Я вспомнил один эпизод, произошедший со мной примерно через неделю после бомбежки, стершей с лица земли человеческий мир, в том представлении, в котором я его помнил. Именно после него я стал ненавидеть пернатых тварей и, похоже, они отвечали мне взаимностью. Мне и брату удалось выжить в том аду, разверзнувшемся на планете, и мы прятались в подвале нашего дома столько, сколько смогли выдержать без еды и воды. Родители так и не вернулись с работы, и нам только лишь оставалось молиться Богу, чтобы с ними все было в порядке.
  Мы с Каилом выбирались из города. Везде, куда не кинь взгляд, лежали мертвые тела, в машинах, на дорогах, на тротуарах, на автобусных остановках. Женщины, мужчины, старики и дети. Все засыпанные черно-серым пеплом, словно закутанные в саван. На перекрёстках, идущих в направлении центра города улиц, было ещё хуже. Там словно прошёл огненный шторм. Обгорелые остовы легковушек и автобусов, с сидящими внутри почерневшими от нестерпимого жара трупами людей. От этого зрелища становилось ещё страшнее. К моему горлу подступила тошнота. Я старался закрывать своей ладонью брату глаза, чтобы он не видел всего этого, но любопытному мальчишке все же удалось оглядеться. Я почувствовал, как моя рука быстро намокает от слез. Каил беззвучно плакал, опустив глаза, и стараясь смотреть в землю прямо перед собой. Я потянул его дальше, и он послушно побрел следом. И тут я увидел ее. Девочке на вид ещё не было и семи лет. Казалось, она просто устала и присев на уцелевшей скамейке просто спит. Ее маленький плюшевый мишка лежал рядышком, а метрах в двух гордо вышагивал крупный ворон.
  Вдруг он резко взмахнул крыльями и взлетел прямо на голову сидящей девочке, отчего она просто упала на бок, затем свалившись на асфальт и оставшись на нем неподвижно лежать. Она была словно сломанная кукла, про которую забыл ее кукловод. Но вот обнаглевшая птица приблизилась и резким движением ударила девочку клювом в голову.
  - Эй, - воскликнул я, - а ну пошла вон..., - но до них было ещё далеко, и ворон даже не отреагировал на мои крики. Он ещё раз опустил клюв к лицу девочки и одним движением вырвал у неё глаз....
  
  - Дерек, - тихий голос Мигеля выдернул меня из воспоминаний, и я увидел, как весь отряд смотрит на меня, ожидая команды.
  - Так, рассредоточиться по двое, ищем все, что нам может пригодиться, не забывая про аккумуляторы! Каждая двойка берет один этаж. Сбор здесь же, - я взглянул на наручные часы, и продолжил, - через пол часа. Мигель ты идёшь со мной!
  
  
  Глава 4
  
  Как я и предполагал, ничего стоящего в торговом центре нам обнаружить не удалось, поэтому перекусив на скорую руку, я вывел отряд из здания и повёл вдоль Сан-Диего фривея. Сама автомагистраль оказалась забита брошенными автомобилями. Где-то дальше случилась авария, и люди пытавшиеся покинуть город попали в смертельную ловушку. Те, кто был посообразительнее, бросал машины, и старался как можно скорее найти укрытие, а другие..., их выбеленные временем и ветрами костяки до сих пор находились внутри ржавых остовов автомобилей.
  Вдоль трассы было проще всего спуститься с холмов, а там уже и до побережья оставалось рукой подать. В этот раз нашей целью был аэропорт города Лос-Анджелеса, точнее, его гигантские склады. Они были в руках военных, и являлись нейтральной территорией.
  Ещё пару лет назад, аэропорт со всей его прилегающей территорией безраздельно принадлежал одной из группировок, но они чём-то сильно насолили военным. Бой за аэропорт был скоротечным. Появившиеся словно из-под земли Апачи, за несколько секунд подавили шквальным огнём несколько точек обороны банды, а прибывшие вслед за ними Чинуки, сбросили десант из полутора сотен солдат. На этом захват оказался закончен. Выжившие члены группировки попросту побросали оружие и стояли с поднятыми вверх руками.
  
  Армейское командование оказалось понятливым и мудрым, поэтому захватив аэропорт, они не стали пытаться вывезти, что-либо оттуда, или наоборот, оставлять все имущество себе. Первое время даже ходили слухи о том, что военные вскоре вообще уничтожат все группировки вокруг города. Однако действительность оказалась совершенно иной. Вся территория воздушной гавани города Ангелов в кратчайшие сроки была окружена высокой стеной из сорокафутовых морских контейнеров, наполненных металлическим ломом, сверху на ней появились защитные укрепления с пулеметными гнёздами.
  Единственный путь на территорию аэропорта, представлял собой пятидесятиметровый тоннель, составленный из тех же контейнеров, дорога внутри которого шла зигзагами между бетонных блоков, а вдобавок ко всему в конце стояли два тяжёлых танка Абрамс. Как только строительство укреплений было закончено, над городом раздался громкий голос, усиленный мощными динамиками и дублирующийся на основных радиоканалах. В объявлении было сказано, что территория аэропорта с этого момента является нейтральной для всех, и на ней открывается зона отдыха и свободной торговли.
  Военные гарантировали полную безопасность находящихся на их территории людей, в не зависимости от принадлежности к группировкам. Правда это касалось лишь тех, кто неукоснительно выполнял их правила пребывания. Любое оружие внутри огороженной зоны, должно было находиться в опечатанных чехлах, либо ящиках. Стычки и тем более перестрелки жёстко пресекались и обычно обе стороны вооружённого конфликта выносились с территории аэропорта ногами вперёд, а их имущество шло в пользу военных.
  Любые сделки проводились только под контролем армии, за что ее представители получали по пять процентов от каждой стороны, неважно был ли это бартер, покупка или продажа. Торговать разрешалось всем чем угодно, кроме, живого товара.
  После войны смысл в наличных деньгах потерялся полностью. Нет, в первые дни их ещё можно было потратить, купив что-либо втридорога, в уцелевших магазинах которые продолжали работать. Однако скоро люди смекнули, что теперь это не более чем цветные бумажки, годные разве что на разведение костра. С тех пор основной валютой стали продукты питания, а чуть позже патроны и оружие. Хотя, частенько к обмену брали и другие товары.
  
  Впереди послышалась громкая музыка, а вслед за ней раздался рёв мотора автомобиля и на перекрёсток метрах в пятидесяти перед нами, сноровисто огибая ржавые остовы и кучи мусора, выскочил темно-зелёный джип. Его огромные колёса выдавались из переделанных арок в разные стороны, передняя часть была защищена широким отбойником, сваренным из двухдюймовых труб, а крыша отсутствовала полностью. Вместо этого сверху виднелись чёрные толстые дуги. За них держались двое мужчин, стоя в полный рост. Ещё пара сидела на передних сидениях.
  - Контакт! Рассредоточиться! - прокричал я команду.
  Мой отряд мгновенно занял позиции для отражения возможной атаки, разбежавшись в разные стороны и спрятавшись за всевозможными укрытиями. Даже Мигель, не привычный к походам, все сделал как нужно. Он в два прыжка пересек улицу и притаился за обвалившейся стеной какого-то ресторанчика.
  Люди в машине тоже заметили нас, и моментально подхватив оружие, начали стрелять, одновременно останавливаясь и пытаясь отъехать назад.
  - Огонь!, - заорал я, - огонь!....
  В оптический прицел мне попала голова водителя, и я плавно потянув за спуск, выстрелил. Винтовка толкнула в плечо, выпустив смертоносный кусочек свинца в цель и лобовое стекло автомобиля, тут же покрылось паутиной трещин вокруг аккуратного отверстия. От попадания, водила резко дёрнул рулём в сторону и машина, неудачно повернув, въехала задним бампером остановку, а затем заглохла. Оставшиеся трое попытались выпрыгнуть, но тут, раздалась короткая очередь на три патрона, справа от меня, и ещё один противник упал перечёркнутый попаданиями. Двоим другим, удалось спрятаться за кузовом джипа, поэтому наши выстрелы тот час смолкли. Не имело смысла просто так тратить патроны, да и машину стало жалко. Отличный трофей был бы.
  Я отложил в сторону свой FN SCAR, так как он мне бы только помешал и взмахом руки привлёк внимание ближайших бойцов своего отряда. Ими оказались Мигель и Дени Протаски. Коротко объяснив, что попробую пробежать немного вперёд, пока они меня прикрывают, и, получив утвердительный кивок, я набрав побольше воздуха в грудь, словно перед прыжком в воду, досчитал до трёх, выглянул из-за укрытия и не заметив непосредственной опасности побежал, что есть сил.
  Метрах в двадцати по диагонали на тротуаре, лежала на боку, перевёрнутая тележка. На ней ещё до сих пор можно было разобрать надпись "Лучшие Хот-Доги Америки". Практически достигнув ее, я заметил движение за джипом, и недолго думая, прыгнул за это укрытие рыбкой. В самый последний момент, я услышал звонкий выстрел и почувствовал, как что-то горячее обожгло мне левое плечо.
  Несколько очередей выпущенных прикрывающими меня парнями загнали противника обратно за машину, и я смог быстро выглянуть и осмотреться. С моей позиции все ещё невозможно было достать никого из засевших за джипом, поэтому мне нужно было смещаться ещё. Вот только дальше укрытия отсутствовали.
  - Дерек, - раздался в наушнике голос Стражински, - я на позиции, вижу только одного, могу снять.
  Я молча поблагодарил Бога, что в дозоре сегодня был Майк. Он двигался примерно в километре впереди отряда проверяя обстановку и услышав выстрелы вернулся назад.
  - Отлично, тогда стреляй на счёт три, - произнёс я, и, выхватив из кобуры пустынного орла, побежал прямиком к джипу, одновременно в уме отсчитывая в обратном порядке.
  - Три, два, один....
  Грохнул выстрел, и что-то с глухим стуком ударило по корпусу автомобиля, одновременно я выскочил из-за его борта и поднял пистолет. Мужчина лет сорока, в камуфляже сидел, отвернувшись от меня, и держа автомат у плеча, пытался высмотреть место, откуда смерть нашла его напарника, лежащего с простреленной грудью.
  - Похоже, это он, падая, ударил по дверце машины, испачкав ее кровью, - мысленно отметил я.
  Громкая музыка скрывала мои шаги, но автоматчик словно почуствовал что-то, резко развернулся. Автоматная очередь и мой выстрел раздались практически одновременно, но мужику не хватило каких-то долей секунды, чтобы довернуть автомат и его пули прошли мимо кроша где-то за спиной бетонную стену. Мой же пистолет дернулся в руках, слегка смещаясь вверх, и сбивая прицел, однако второго выстрела не понадобилось. Тяжёлая пистолетная пуля, способная пробить даже бронежилет, отбросила противника на пару метров и он, упав на асфальт, захрипел, пуская кровавую пену, затем несколько раз дернулся и затих.
  - Чисто, - произнёс я в микрофон рации.
  - Чисто, - подтвердил Майк.
  - Чисто, - послышалось от остальных членов отряда.
  Я обошёл машину и, протянув руку, так, чтобы не испачкаться кровью выдернул ключи из замка зажигания, отчего грохочущая, на сотню метров музыка, тот час смолкла и вокруг наступила тишина.
  
  Через несколько минут мы все собрались возле джипа. Мигель принёс оставленную мной винтовку, а потом задал простой вопрос, от которого все призадумались.
  - А на кой черт мы машину берегли? Из вас кто-нибудь водить умеет?
  Я медленно оглядел парней, однако все в ответ лишь покачали головой,
  - Ну, я пробовал. Давно, ещё до войны..., так что, скорее всего, смогу, - неуверенно произнёс я.
  - Я смогу, - послышался уверенный голос подошедшего ближе Майка. Он слышал наши разговоры по рации. - До войны, у нас на ранчо, в Техасе, я трактором управлял. Ну это пока мы в Лос-Анджелес не перебрались, так что и с машиной справлюсь.
  - Окей, тогда ты и Клеменс, пока займите позиции вон там, и вон там, - я протянул левую руку, указывая парням, где им надлежит быть и почувствовал боль в плече. - Черт, - выругался я, заметив на рукаве куртки рваную дыру, и начал расстегивать разгрузочный жилет. Нужно было осмотреть рану и при необходимости перебинтовать ее.
  - Да они пьяные все были! - воскликнул Дени, едва открыл заднюю дверь машины. Он нагнулся и извлёк из салона пустую бутылку из под пива, для вида тряхнул ею, держа вниз горлышком. - Их тут штук десять ещё валяется, и текила ещё. Ох, ты! Да тут ещё два ящика, не тронутые! И шесть непочатых бутылок бурбона.
  То, что четверка придурков оказалась пьяной, разрешила мои сомнения, отчего они так вдруг неосторожно попались. Однако для нас это оказалось на руку. Помимо того, что у нас появилось транспортное средство, причём переделанное для езды в новых условиях, так теперь ещё было средство для расчётов за аккумуляторные батареи, что не могло не радовать.
  Пока Мигель, Дени и Мартин, ещё один боец моего отряда, обыскивали машину и трупы, я успел раздеться по пояс и обработать свою рану. Мне повезло, пуля прошла по касательной, разорвав рукав куртки и лишь чиркнув по коже, оставив легкий ожег. Поэтому, я просто побрызгал на него заживляющим спреем и заклеил сверху пластырем.
  
  Теперь оставалось привести наше новое транспортное средство в порядок. Я снял с ближайшего трупа, с дырой в груди, валявшегося на асфальте куртку, нам она точно не пригодилась бы, и, набросив на размозжённую голову водителя, вытащил его наружу. Куртка мне понадобилась не из-за брезгливости, а просто, чтобы самому не изгваздаться в быстро засыхающей крови. Вытаскивая труп из машины, я почувствовал идущий от него резкий запах алкоголя, - Да ребята были сильно поддатые, - мелькнула у меня мысль.
  Потом пришлось почистить салон, все сиденья, которого оказались перепачканы. Тут мы порадовались, что обивка была сделана из искусственной кожи, а в машине стояла, почти полная, пятилитровая канистра с водой. В итоге, примерно через полчаса транспорт был готов к выезду. Поэтому, отозвав наблюдателей и перебросив в багажник трофейное оружие, и снятое с трупов барахло, я занял переднее пассажирское сидение, положив винтовку себе на колени. Парни же заняли заднее сидение, спокойно поместившись на нем вчетвером.
  - Ну что, поехали!?, - скорее сам для себя произнёс Майк, завёл двигатель, выжал сцепление, и включив передачу, рывком тронул машину с места.
  Я же в это время смотрел на крышу дома напротив. Мне показалось там какое-то еле заметное движение, но, сколько я не вглядывался, разглядеть так ничего и не смог, а через пару секунд дом скрылся за другими, такими же пустыми и заброшенными.
  
  Едва джип скрылся из виду, и шум его двигателя затих вдали, над крышей пятиэтажного дома, практически беззвучно поднялся необычный летательный аппарат. Внешне он напоминал широкое кольцо, без каких либо опознавательных знаков, диаметром около метра, в центре которого были расположены четыре независимых пропеллера. Его черно-серый металлический цвет позволял скрываться на фоне разрушенных и запылённых объектов, поэтому он был практически незаметен. Лишь ярко красный свет поворачивающегося в разные стороны объектива камеры, мог выдать его наблюдателю. Однако в ближайшей округе таких уже не было.
  Аппарат несколько секунд неподвижно повисел воздухе, словно размышляя, а потом взмыл в небо и направился на восток, туда, куда доступ людям перекрывали радиоактивные поля.
  
  
  Глава 5
  
  Дальнейшая дорога до аэропорта города Ангелов заняла не так много времени, как если бы мы двигались пешком и едва начало смеркаться, как впереди показались сторожевые надстройки на стене из контейнеров. Здесь уже можно было расслабиться, так как в зоне двух километров от стен, любые боевые действия находились под запретом и сурово карались военными. Для лучшего обзора, вблизи аэропорта, и без того редкие малоэтажные здания оказались снесены, а завалы расчищены.
  Метрах в пятидесяти перед воротами, перегородив дорогу, стояло три тентованных грузовика, рядом с которыми небольшой группой расположились четыре армейских хамви, покрашенных в камуфляжную расцветку, используемую в пустыне. Шагах в пяти от них, стояли солдаты и темнокожий офицер, что-то негромко им объяснявший. На нашу машину он лишь бросил короткий взгляд, продолжив общение как ни в чем небывало. Майк хотел посигналить, но я перехватил его руку уже протянувшуюся к клаксону. - Не стоит их нервировать лишний раз, а то можно и внутрь не попасть, мало ли, что они там везут. Посмотри, как подвеска у грузовиков просела.
  
  Ждать пришлось где-то около получаса, за это время ночь опустилась на землю, и территорию, прилегающую к стене, осветили десятки ярких прожекторов. Наконец, ворота открылись и из них выехали два четырехколесных бронетранспортера. Тут же двигатели автомобилей взревели, и машины выпустив клубы чёрного дыма из выхлопных труб, выстроились в колонну и медленно покатили куда-то на запад, по бульвару Линкольна.
  Вышедший солдат, помахал нам рукой, показывая, что теперь наша очередь проезжать на территорию аэропорта, и Майк уже приноровившийся справляться с ручной коробкой джипа, плавно заехал в своеобразный тоннель, впрочем тут же остановившись по знаку другого человека, в форме с сержантскими нашивками. Я же в свою очередь огляделся. Ширина тоннеля составляла примерно восемь метров, а длина около пятидесяти. На втором ярусе контейнеров, из которых состоял проход, в металле стенок были прорезаны бойницы, откуда торчали стволы пулеметов, сейчас нацеленные на нас. Честно говоря, у меня засосало под "ложечкой". Совсем неприятно было осознавать, что в любую секунду тебя могут нашпиговать парой килограммов свинца, а ты даже шевельнуться не успеешь.
  - С какой целью прибыли на базу? - это спросил сержант, подошедший со стороны водителя.
  - Торговля, - не растерялся я.
  - В первый раз у нас?
  - Я уже бывал пару раз, - ответил я за всех, - а остальные впервые.
  - Тогда начнём с Вас, а затем и остальных зарегистрируем, - военный протянул мне устройство, в которое я сунул большой палец.
  Пару секунд ничего не происходило, потом устройство пикнуло, и на нем загорелся зеленый индикатор. Сержант стоял ко мне полубоком, поэтому я успел заметить, как у него на планшете одновременно появилась моя фотография, сделанная на фоне этих же контейнеров где-то около полугода назад.
  - Дерек Риз, - произнёс он, - добро пожаловать в форт города Ангелов. А теперь вы, господа, - обратился он к остальным членам моего отряда, - сейчас мне нужно будет снять отпечатки ваших больших пальцев рук и сделать ваши фотографии. Имена вы можете назвать любые, но рекомендую использовать настоящие. Мы периодически синхронизируем базу данных с остальными форпостами, входящими в юрисдикцию армии США, так что есть вероятность найти родственников или знакомых.
  Регистрация не заняла много времени. Задав несколько стандартных вопросов, солдат сделал пометки в своём планшете и подозвал ещё одного бойца с серо-зеленым брезентовым мешком в руках. Я уже зная процедуру, не делая резких движений, достал свою винтовку, отсоединил магазин и выщелкнув патрон из патронника, поставил ее на предохранитель. То же самое я проделал и с пустынным орлом. Приблизившийся солдат распахнул мешок, и я аккуратно сложил в него все оружие, не забыв проверить, как держатся крышечки на оптическом прицеле.
  - Парни, делаете все то же самое, по очереди, Майк, ты первый, - распорядился я, а потом добавил, - только давайте безо всякой дерготни и спешки, Окей.
  Для упаковки всего нашего арсенала понадобилось четыре мешка. В конце-концов, мы полностью разоружились, только у меня и Мигеля на поясе осталось по ножу, их сдавать было не обязательно. Солдат закрыл и опечатал все брезентовые мешки, а после этого передал их нам, сообщив, что в случае нарушения хотя бы одной из пломб, последствия будут весьма неприятными.
  - Хорошо вам провести время, - сержант козырнул и махнул рукой, разрешая нам проезжать, - Да и не забудьте выставить свой товар на торговую площадку, это можно сделать прямо сейчас через дежурного офицера. Его кабинет находится прямо за вторыми воротами. Проезжайте.
  Запустив двигатель и врубив первую передачу, Майк тронулся с места и тут же сноровисто начал выкручивать руль, то в одну, то в другую сторону, объезжая тяжёлые бетонные блоки, превращающие пятидесятиметровый участок дороги в настоящий слалом. При нашем приближении внутренние ворота ожили и начали отъезжать в разные стороны. Вдруг резко взвизгнули тормоза, и джип замер на месте как вкопанный, оставив на бетонном покрытии четыре чёрные полосы длинною в полметра.
  Сразу за воротами, гигантскими стальными ромбами, стояли два тяжёлых танка Абрамс и стволы их пушек оказались наведены прямо на нас. Я хоть и знал о них, но все равно почувствовал себя неуютно, а уж на побледневших ребят, побелевшими от напряжения пальцами вцепившихся в сидения и борта автомобиля, было больно смотреть. Тут я вспомнил свою первую реакцию, и попытался успокоить бойцов.
  - Все нормально парни, не дергайтесь! - негромко произнёс я, - Майк рули по центру между ними. - Посередине между танками оставался проезд, шириной не больше трёх метров, именно в него я приказал ехать нашему водителю.
  Машина по сравнению с железными громадинами смотрелась, словно детская игрушка, которую эти два металлических монстра могли запросто раскатать в плоский блин своими широкими гусеницами. Поэтому едва мы миновали их, как я отчётливо услышал радостный выдох ребят, сидевших в напряжении и, кажется даже не дышавших.
  - Все ребята, можно расслабиться, здесь мы в полной безопасности, и скоро сможем немного отдохнуть в спокойной обстановке, - я решил ещё подбодрить свой отряд, - Майк останови вон там справа, у синего контейнера, где открыта дверь. - Над распахнутой створкой висела растяжка с надписью "дежурный", так что ошибиться было трудно, и едва машина остановилась, как я выбрался из неё и, попросив парней посидеть немного, вошёл внутрь железного ящика. Выставить товары на продажу обычно было делом нескольких минут. База данных у вояк была общая, поэтому от меня требовалось лишь прикоснуться к сканеру отпечатка пальцев и назвать то, что я хочу реализовать.
  Услышав, что речь идёт об оружии, бурбоне и двух ящиках пенного напитка, дежурный офицер слегка прищурился, а затем задал вопрос, - а ты что в обмен на алкоголь хочешь?
  - Да в общем-то как и все, патроны, гранаты для подствольника и ручные, ну и аккумуляторы для раций интересуют, но только если новые. - Я решил схитрить и назвал самое необходимое последним пунктом, чтобы казалось, что они просто дополнение к основной закупке.
  Сидящий за компьютером офицер, которому на вид было примерно лет тридцать пять - сорок, откинулся на спинку стула, отчего он жалобно скрипнул, и его лицо на секунду приобрело задумчивое выражение. - Слушай, - дежурный бросил короткий взгляд на монитор, - Дерек. Давай договоримся по пиву и виски напрямую, а я тебе тогда обмен оружия максимально выгодно проведу, через наши склады. А?
  - Договориться то можно, смотря по какому курсу алкоголь считать будем, а по оружию хотелось бы список посмотреть, из чего выбирать. - Я решил сбросить все трофеи, так как автоматами FN P90 у нас на базе никто не пользовался, это было крайне специфическое оружие с оригинальными патронами. К тому же они относились к оружию ближнего боя, да и с точностью у них не так уж хорошо. Единственное, что я рассчитывал оставить себе - это джип. Очень уж ладная машинка оказалась, да и сержант-майор как-то говорил, что техникой пора обзаводиться.
  - Смотри. За каждый ящик пива, я дам тебе по три рожка патронов 5,56, - он посмотрел на меня внимательно, - У вас же не Калашниковы? - и, увидев как я помотал головой, продолжил, а за бурбон получишь по одному. Договорились?
  Я отрицательно замотал головой, - Нет, так не пойдет. За коробку Лёгера, возьму по два рожка обычных и по два бронебойных, вместе с магазинами. Это и так дёшево. А за бурбон.... - я на секунду умолк, раздумывая. - Что есть из снайперского оружия?
  Дежурный чуть не свались со стула от неожиданности, - что ты за бухло хочешь? - переспросил он.
  - Хочу снайперскую винтовку, - невозмутимо ответил я, - и патроны к ней. В идеале Barrett 98 Bravo, можно конечно Armalite AR-10, или на крайний случай AR-15. С ней хотя бы дефицита в патронах не будет.
  - А может тебе ещё и пару бронетранспортеров подогнать? А то оптику он захотел, в обмен на дешевое поило, - весь вид офицера показывал, что он возмущён до предела, однако в его глазах бегали искорки, а на лице появилась лёгкая улыбка, словно мужчина почувствовал некий азарт. - Да ты понимаешь, что даже AR-15 в простейшей компоновке будет стоить дороже всего твоего барахла вместе взятого.
  - Конечно, понимаю. Однако я так же понимаю, что у меня возможно последние бутылки настоящего Мэйкерс Марк, да и какого-нибудь другого приличного виски в мире. Так что здесь условия торга задаю я. Мы с парнями можем запросто выпить его сами, а патроны дело наживное, так же как и снайперка. В конце-концов мы можем просто продать автоматы и пиво, а затем свалить отсюда или найти другого покупателя посговорчивее, - я сделал вид что злюсь, и это оказалось совсем не сложно, так как внутри я уже был и так на взводе. - Мы с парнями из-за этого вискаря чуть не полегли все, - добавил я для пущего эффекта.
  - Ладно, ладно, не кипятись, - заметив мою реакцию, мужчина пошёл на попятную и поднял руки ладонями вверх, показывая, что не хотел меня задеть. - Вообще-то нам не разрешено продавать такое оружие гражданским, так что ничего из названного тобою, получить не удастся, даже если ты притащишь сюда вагон пива. Поэтому у нас с тобой есть несколько выходов. Первый - ты выставляешь на продажу свой товар и ждёшь покупателя, затем просто отстегиваешь наш процент. Второй я забираю алкоголь, без оформления. За пиво получишь три рожка обычных и рожек бронебойных, - офицер сурово посмотрел на меня, - и даже не пытайся поднять цену, больше все равно не дам. А за виски..., есть у меня одна мыслишка, подожди пару минут.
  Дежурный встал из-за стола и направился вглубь контейнера, где оказалась ещё одна дверь. Щёлкнул выключатель и я увидел, через узкий проем, небольшую комнату уставленную стеллажами. Мужчина чём-то несколько раз громыхнул, громко выругался, а затем вернулся, держа в руках винтовку зеленовато песчаного цвета. Выглядела она на первый взгляд не очень, где-то измазана грязью, где-то на ней даже висела спутанная паутина, и я хотел было сразу отказаться, но офицер, увидев мою недовольную гримасу проговорил.
  - Ты подожди нос вертеть, сначала посмотри, что я тебе даю, - с этими словами он протянул мне оружие, внешне напоминающее что-то среднее между старым М16 и затребованной мной AR-15, - это полуавтоматическая винтовка SR-25. Комплект как ты видишь не полный и есть трещина на прикладе.., - офицер на секунду умолк давая мне время повертеть и осмотреть оружие, а затем продолжил, - придется, конечно, немного повозиться, чтобы привести ее в порядок. Зато у неё стандартная планка пикатини, а это значит, что можно навесить практически любой аксессуар, в том числе и оптический прицел.
  Я ещё раз осмотрел оружие со всех сторон, признавая, что дежурный, в общем-то, прав, оружие неплохое. Конечно за винтовкой давно не ухаживали, в стволе остался нагар, трещина на прикладе того и гляди разойдётся при выстреле, значит его нужно менять... правда судя по креплению проблем с заменой не будет. С другой стороны, я взглянул на ствол и подумал, что если смотреть по его диаметру, то калибр малышки никак не меньше чем 7,62мм, а это не могло не радовать.
  - По рукам, - произнёс я, - но только в комплект к ней четыре магазина, два простых, два бронебойных, и оптика на выбор.
  - Ну, ты сильно-то не наглей, - я тебе и так отдаю то, что не имею права... - Прицел, какой найду и патроны, в обмен на Р90 с боезапасом, всем что есть. Я бы их вообще не стал брать, однако у нас тут бельгийцы прибились, а у них как раз такое оружие используется. Так что можно сказать тебе повезло.
  Я сделал вид что задумался, однако предложение было действительно неплохим, и отказываться от него не имело смысла.
  - Окей, - сказал я, - но тогда бонусом, комплект для обслуживания винтовки, и четыре комплекта аккумуляторов для армейских переносных радиостанций, - я протянул офицеру клочок бумаги, на которой были написаны модели и параметры батарей.
  - Договорились, - сказал офицер, едва взглянув на листок, тащи все сюда, а батареи я тебе утром выдам после дежурства.
  
  
  Глава 6
  
  Разгрузка машины и передача оружия заняла несколько минут. Я специально, ещё на пропускном пункте, отложил трофейные Р90 в отдельный мешок, чтобы потом было проще продавать. Офицер снял пломбу, осмотрел автоматы, и оставшись доволен, вручил мне винтовку, длинный шомпол и небольшой чёрный чемоданчик, пояснив, что это тот самый набор для обслуживания. Магазины, набитые патронами 5,56 уже были приготовлены на столе с компьютером, и сложены в стопку, а рядышком с ними стояла коробка с рассыпанными в ней несколькими десятками патронов, чуть большего калибра для винтовки. Головки некоторых имели зеленоватую окраску.
  - Прости, но пятизарядный магазин для неё только один, - послышался голос дежурного, - посмотрю завтра на складе, может, подберу что-нибудь. Часам к восьми утра прямо сюда подходи, на склад вместе сходим, выберешь себе батареи, да и прицел там же посмотрим. - увидев как я начал шустро набивать патроны в магазин, он тут же уточнил, - остальное все собрал? - и дождавшись моего утвердительного кивка, добавил, - тогда давай я тебе заново мешки опломбирую.
  
  На территории аэропорта, в одном из трёх уцелевших терминалов оказался организован целый развлекательный центр. На его входе дежурили два морских пехотинца, вооружённых небольшими автоматами MP5, спокойно висящими у них на плечах стволами в землю. Они стояли, опиревшись спинами на стены по обе стороны от прохода, и о чем-то не громко переговаривались. При нашем приближении они замолчали, однако я, не обратив на них никакого внимания, толкнул створки двойных дверей и вошёл внутрь. Практически сразу попав в игровую зону.
  Слева от входа, я заметил шесть столов с рулеткой, пара из которых оказалась занята несколькими посетителями. Неподалёку справа, играли в Блэк Джек и покер, немного левее стояли столы с рулеткой, а ещё чуть дальше начиналось пространство огромного бара, за стойкой которого, сидела пара человек в форме, и примерно с дюжину в "гражданке". Мысль об одежде меня немного развеселила. Сейчас, что военные, что гражданские в основном ходили в той или иной разновидности камуфляжа, или другой формы. Сказывалась ее практичность, так что различия между ними, были лишь в нашивках на рукавах, знаках отличия в петлицах, да ещё в том, что в помещении у вояк под погоном всегда находилась аккуратно сложённая кепка, положенная по уставу.
  Обширное пространство бара оказалось заполнено парой десятков круглых столов, выстроенных полукругом, возле каждого из них стояло по три крепких кресла, а в центре описываемого радиуса находился высокий круглый подиум с пилоном. Он являлся продолжением широкой сцены начинающейся пямо у стены. Из колонок, развешанных в углах бара, под потолком, лилась тихая музыка, и я взглянул на громадные электронные часы. Пятница, почти полдевятого. Мне сразу стало понятно, почему пока тут так пусто.
  Представление устраиваемое только два раза в неделю, по пятницам и субботам, начиналось в десять, ровно через два часа после смены часовых у военных. Обычно в это время в баре было не протолкнуться. Так что если мы хотели занять места поближе к сцене, а не выглядывать потом из-за солдатских спин, следовало поторопиться.
  - Так парни, - объявил я, - сейчас снимем и заселимся в номера, а уж там и отдохнуть сможем! Бар и все остальное вы уже видели, так что не потеряетесь, а вон там, - я показал вытянутой рукой на широкие двери, - находится отель и камеры хранения.
  Я перебросил мешок с оружием на другое плечо и прошёл между бильярдными столами, за одним из которых соревновались, в меткости удара по лузам, двое подвыпивших свободовца. Отличить их не составляло труда, на спине у каждого находилась вышивка. Чёрные буквы с белым кантом сливались в прописное слово Freedom (Свобода), в общем-то, отсюда и пошло их название.
  Протопав мимо них, я не заметил брошенный любопытный и в тоже время неприязненный взгляд, от одного из бандитов, вместо этого я толкнул широкую створку и через пару шагов подошёл к регистрационной стойке отеля, точнее к широкому столу с компьютером заменяющим ее. Как и везде, здесь тоже сидел дежурный офицер. Однако на вновь прибывших, точнее на нас, он не обратил ни капли внимания, поглощённый чтением какой-то книги.
  - Кхе, кхе, - громко кашлянул я и дождавшись когда военный поднимет не меня глаза произнёс, - нам нужны комнаты на ночь.
  - Общая, по пять с человека, на четверых по десять, на двоих по пятнадцать. Есть ещё одноместные, по тридцать патронов. Завтрак не входит, - недовольно пробурчал офицер, злясь, что его оторвали от занимательной истории.
  - Тогда нам четырёх и двух местную, - принял решение я, переглянувшись с парнями. Ночевать в компании бойцов других группировок не очень хотелось. Не ровен час это могло привести к конфликту, а они нам не очень-то на руку сейчас.
  Военный обернулся и протянул руку к фанерному щиту за спиной. Там на крючках из вкрученных блестящих саморезов с широкими плоскими шляпками, были развешаны несколько десятков комплектов ключей. Выбрав два, с желтым и синим брелоками он бросил их на стол, - двести тринадцатый, на двоих, триста двадцать четвёртый на четверых, - произнес он раздраженно одновременно набивая что-то на клавиатуре. - Палец давай прикладывай!, - во второй руке, он уже вместо книги, держал сканер отпечатков пальцев.
  - Расчёт сразу же, - напомнил офицер, едва устройство пикнуло и осветилось зелёным.
  Пришлось лезть в подсумок за магазинами. Благо я не стал их упаковывать в мешки с оружием, так как это не возбранялось. Выщелкнув необходимое количество патронов, я выставил их на стол пулями вверх, а потом забросил опустевшие рожки обратно и развернувшись направился к лестнице на второй этаж. Лифты в этом отеле предусмотрены, не оказались.
  - С десяти до семи утра выход гражданским на улицу запрещён! - раздался возглас дежурного нам в спину и через секунду я услышал стук ссыпаемых в пластиковый ящик, патронов.
  
  - Так парни, - начал я, едва мы поднялись на второй этаж, - Мигель идёт со мной, остальные на третий, полчаса вам на приведение себя в порядок, душевые тут общие, прямо на этаже, так же как и туалеты. В общем разберётесь. И не забудьте запереть оружие в сейф, он есть в каждом номере, кроме больших общих. Стражински, ты за старшего, встречаемся внизу!
  
  Тугие струи горячей воды смывали накопившуюся за последние дни усталость, и казалось, что вместе с грязью с тела из головы исчезают грустные мысли. Я уже совершенно не помнил когда в последний раз вот так стоял под душем и наслаждался спокойствием. По-моему это было в другой жизни и совершенно с другим человеком. Тем, который не ведал боли утрат, тем, который не знал, что значит хоронить друзей, тем который оказался так молод, когда началась ядерная война.
  Почти месяц мы с братом скитались по городским развалинам. Точно не знаю, но то ли нам повезло, то ли мозгов в детских головах хватило не приближаться к самому центру города Ангелов, но мы схватили не очень высокую дозу облучения. Позже я видел, что происходило с людьми побывавшими в "горячих" местах без костюмов радиационной защиты. С некоторых из них, ещё живых, слезала кожа, прямо вместе с кусками плоти, оставляя лишь желтоватые кости. Другие, которым повезло меньше, умирали неделями. У меня до сих пор стояли в ушах их крики, которые я кажется не забуду до самой смерти.
  Питались мы в основном в уцелевших, после взрыва, магазинах и супермаркетах. Чипсы, шоколад, ореховое масло, зефир, в общем, мечта подростка и малолетки. Мы с братом даже раздобыли себе по вместительному рюкзаку, чтобы уносить в свой схрон, так мы называли занятый нами подвал одного из домов, побольше провианта и нужных вещей. Это произошло после того, как однажды мы увидели, как какой-то здоровый мужик разбивает витринное окно в рыболовный отдел и берет там все, что приглянулось, а потом беспрепятственно уходит. В дальнейшем мы стали поступать так же. А как-то раз я нашёл полицейскую беретту. Она была спрятана под прилавком, в прикрученной к обратной стороне столешницы, кобуре. К ней в комплекте в выдвижном ящике рядом, лежали две снаряжённые обоймы. В тот день я и Каил впервые держали боевое оружие в руках. Как мы тогда оба остались живы, я не могу понять до сих пор.
  Младший брат, увидев оружие, тут же начал вырывать его у меня из рук. Попытки вразумить его, ни к чему хорошему не привели, лишь ещё больше уверив мальчишку в том, что пистолет ему не достанется. Мы стояли на месте, и каждый с криками тянул беретту на себя. Ее ствол гулял во все стороны. Я был сильнее физически, однако Каилу вдосталь хватало упрямства. В конце-концов один из нас случайно зацепил спусковой крючок. Раздался оглушительный выстрел, а затем громкий удар пистолета о напольную керамическую плитку. Мы оба выпустили оружие из рук одновременно и застыли двумя неподвижными изваяниями. Я панически боялся пошевелиться и ощутить, что где-то во мне засел кусочек свинца, но ещё больше я испугался за брата. Ведь если пуля окажется не во мне, то вероятнее всего она поразила его. На лице шестилетнего мальчика, стоящего напротив меня, появилась крупная слезинка. Она прочертила мокрую дорожку из левого глаза, пробежала по носу, краешку рта и на секунду зависнув на подбородке, рухнула вниз.
  Это словно послужило мне сигналом к действию. Как в фильмах про полицейских, я ногой отпихнул в сторону, ставший вдруг страшным пистолет, и, шагнув к заплакавшему брату начал обнимать его и успокаивать, одновременно ощупывая каждый сантиметр его тела. В тот день нам повезло, и пуля ушла мимо, однако я в тот самый момент зарекся, сделать все возможное, чтобы мой брат выжил в этом сошедшем с ума мире. Я был готов даже отдать для этого свою жизнь.
  Чтобы научиться стрелять у меня ушло примерно три дня и все имеющиеся патроны. Я решил, что жалеть их не имеет смысла. Что толку во владении оружием, если попасть из него можешь только себе в ногу, да и то случайно. К концу третьей обоймы, я попадал в жестяную банку с десяти шагов примерно в пятидесяти процентах выстрелов, на большие дистанции я пока не замахивался.
  Как оказалось, в своих решениях я был прав. Проблем с патронами не возникло. В первом же найденном нами оружейном магазине мы нашли их несколько сотен. Они валялись рассыпанные по полу в беспорядке, смешиваясь с патронами других калибров. Словно те, кто побывал здесь ранее, не могли унести все с собой, но и оставлять просто так не хотели. Мы старались собрать их все, надеясь, что в будущем они не окажутся лишними. То, что магазин кто-то как следует обнес, говорило и то, что ни одного ствола в нем мы не обнаружили, а железная дверь ведущая в подсобку, оказалась вырвана вместе с петлями.
  Мы набивали патроны в рюкзаки, карманы джинсов и курток. Набирали их столько, сколько могли унести, ведь если здесь уже побывали люди, и не факт, что они не вернутся, тем более, что в магазине ещё оставалось чем поживиться. Среди полок с униформой, нашлись неплохие армейские ботинки моего размера, в которые я незамедлительно переобулся, ведь мои кроссовки к этому времени уже дышали на ладан. Скорее всего, окрашенные в темно зелёный цвет, ботинки были рассчитаны на женскую ногу, но в тот момент мне оказалось глубоко плевать на этот факт. Здесь же среди амуниции, я нашёл кобуру для своего пистолета и, недолго размышляя, повесил на ремень джинсов, запихнув в неё пистолет и отрегулировав так, чтобы было удобно вынимать его в случае необходимости...
  
  - Дерек, ты долго ещё? - сквозь шум водяных струй раздался голос Мигеля, который вырвал меня из воспоминаний почти пятилетней давности. - Там парни уже минут пятнадцать ждут, а тебя все нет и нет.
  - Сейчас буду, займите пока столик у сцены, - отозвался я, намыливая голову. Только ради душа я был готов бывать в гостях у вояк почаще.
  Как и обещал, через несколько минут я спустился в зал. Народу в нем к этому времени значительно прибавилось. Даже небольшие кабинки с диванчиками и маленькими квадратными столиками идущими вдоль одной из стен, оказались почти все заняты, а ведь их аренда на вечер стоила целый рожек. Везде сновали официанты, одетые в отличие от посетителей в белые сорочки с бабочками, переносящие большие подносы со всевозможной снедью и алкоголем.
  Насколько я помнил, ни кто из военных не занимался приготовлением пищи, уборкой, строительством, ремонтом или обслуживанием техники. Весь обслуживающий персонал базы состоял только лишь из гражданских. Для них и их семей был даже построен небольшой палаточный городок. Вход и выход, в который, осуществлялся исключительно по пропускам.
  - Привет парни, а вот и я, - поприветствовал я сидящих за одним столиком ребят. Перед ними уж стояла большущая тарелка с шестью бургерами и примерно наполовину наполненные мутной жидкостью стаканы. Подняв один из них, я принюхался и поморщился. Из него несло сивушным спиртом. - Вы это, сильно не налегайте, нам завтра обратно двигать.
  - Не, не, - я услышал в ответ нестройный хор голосов, - мы только по чуть-чуть, чтобы расслабиться. Ну и бутерброды запить, не всухомятку же... мы и тебе взяли...
  - Ладно, черт с вами, но только по одной, - я наклонился вперёд и подхватил со стола один из бокалов. За мной без промедления последовали остальные. - Ну что Мигель, с первой вылазкой тебя! - подмигнул я парню, который был почти на десять лет старше меня.
  Мы чёкнулись и залпом выпили мутное содержимое. Мда, а я ещё недавно считал, что то, что я пил у нас на базе можно назвать дерьмом. Как же я ошибался. Я схватил со стола бургер и, откусив от него порядочный кусок начал жевать, закусывая неприятное послевкусие паршивого самогона. Однако крепкий алкоголь, принятый на пустой желудок вскоре дал о себе знать. В голове приятно зашумело, и я почувствовав, как по телу распространяются приятные ощущения, захотел их усилить.
  - Эй, - я поймал за руку проходящего мимо официанта, - можно нам ещё раз повторить тоже самое?!
  - Конечно, сейчас принесу, - произнёс молодой парень и тут же удалился выполнять заказ, вернувшись назад буквально через минуту. В одной его руке оказался зажат привычный сканер отпечатка пальцев, а в другой запотевшая бутылка из тёмного стекла объёмом примерно в литр. - С вас сорок пять, - произнёс официант, ожидая пока я, не подтвержу свой заказ.
  - Сколько?, - я от неожиданности чуть не подавился недоеденным гамбургером.
  - По пять за порцию виски, и по два за бургер, - словно ожидая моего вопроса, тут же ответил мне парень, пожимая плечами, словно говоря, что цены назначает не он.
  - А остальное?
  - Это за обслуживание. Стандартный процент.
  - За предыдущее кто платил? - спросил я своих бойцов, которые немного притихнув, следили за моим разговором с официантом. Однако их ответ потонул в громком рёве восторженной толпы, начавшемся со всех сторон, едва сцену осветили несколько прожекторов. Тут же из динамиков донёсся голос конферансье, объявляющий выход исполнительницы и зал в ожидании умолк. Колонки запели выразительную латинскую мелодию, и из-за кулис появилась изящная девушка блондинка, облачённая лишь в узенькие трусики и полупрозрачную накидку поверх плеч.
  Поняв, что в ближайшее время я от парней точно не добьюсь внятного ответа, я обернулся к официанту, который все так же стоял рядом. Ткнув пальцем в сканер, я записал на себя долг в сорок пять патронов, и лишь только после этого парень разлил алкоголь по бокалам. Пригнувшись ко мне, он не громко пояснил, что гамбургеры принесёт через несколько минут, и, развернувшись быстро удалился, стараясь не мешать наслаждаться зрелищем никому из зрителей.
  
  
  Глава 7
  Ранним утром того же дня
  Где-то в трехстах километрах от Лос-Анжелеса
  
  Серо-зелёный Чинук натужно разгоняя воздух гигантскими лопастями двигался на высоте не больше сотни метров, над серой покрытой слежавшемся пеплом, землей. На его борту краской был выведен номер и эмблема, указывающие принадлежность к армии США, точнее к тому, что от неё осталось. В кабине сидели двое пилотов, а позади них, сразу за тонкой перегородкой, на паре узких скамеек по бортам примостилось с полдюжины морских пехотинцев в полном вооружении.
  Прямо возле их ног, обутых в зеленые шнурованные ботинки на толстой подошве, лежал конусообразный ящик высотой чуть больше метра, с эмблемой радиационной опасности. В длину и ширину он занимал весь оставшийся объем салона большого транспортного вертолета, и при погрузке, его еле удалось впихнуть внутрь металлической птицы.
  Морпехи хоть и знали о теоретической безопасности содержимого, но, тем не менее, старались по возможности прижиматься к спинкам жёсткого сидения, чтобы дать себе хотя бы несколько лишних миллиметров дополнительного расстояния от опасного груза. Лишь двое из них, мулат офицер с тонкими щегольскими усиками и лысый темнокожий здоровяк с сержантскими нашивками делали вид, что им все равно. Вполне возможно так оно и было, либо таким образом они просто не давали рядовым бойцам лишних поводов усомниться в приказе командования.
  Пилоты только закончили переговоры с диспетчером, который сообщил им, что воздушное судно покидает пределы дальности действия радиосвязи и на всякий случай сверил дальнейший курс. Он начался из небольшого, чудом уцелевшего, порта возле Ричмонда, что находится в прямой видимости из разрушенного Сан-Франциско. Дальше шёл вдоль побережья и лишь в конце маршрута углублялся вглубь материка. Проходя над гористой местностью, где когда-то давно находился небольшой городок Сент-Луис, а теперь лишь остались фонящие руины.
  Куда-то сюда прилетело сразу две боеголовки с ядерной начинкой, которые сравняли с землёй сам город и военную базу, расположенную в паре десятков километров южнее, чей воздушный флот насчитывал более полутора тысяч единиц техники, а человеческий состав достигал ста тысяч солдат, офицеров и гражданских специалистов.
  Вертолёт должен был обогнуть фонящие городские развалины и, сделав небольшой крюк над менее заражённой местностью, прибыть к месту назначения. На все про все, отводилось около шести часов. У людей управляющих воздушным судном нервы за последнее время были на пределе. За неполную неделю им пришлось пережить сначала срочную погрузку на видавший виды десантный корабль, на посадочную площадку которого, Чинук смог поместиться буквально впритирку. Затем суточный перелет, с короткой подскоковой дозаправкой и обратный путь на корабле с радиоактивным грузом, во время которого их настиг циклон, устроивший двухдневную болтанку в штормовом море. И теперь новый перелет к конечной цели.
  Оба пилота не сговариваясь, переглянулись. Они уже так долго летали вместе, что успели изучить манеры поведения друг друга на все сто, и даже более того, научились понимать напарника без слов. Короткий кивок одного из них, того, что сидел справа, в ответ на многозначительный взгляд более старшего товарища, носившего на плечах майорские погоны, и вот уже туша военного транспортника немного наклоняется вперёд, а двигатели увеличивают обороты, разгоняя вертолёт до максимальной скорости. Пилоты единогласно решили пройти опасный район побыстрее. Им не терпелось добраться до электростанции Серано Поинт, сдать свой груз как можно скорей и наконец-то нормально выспаться.
  Впереди показались руины Сент-Луиса. Это был не тот, всем известный город на берегу Миссисипи, в штате Миссури, а небольшой городок, рассчитанный на проживание всего сотни с небольшим тысяч людей, большую часть из которых составляли военные. Находящийся примерно посередине между Сан-Франциско и городом Ангелов, всего в тридцати с небольшим километрах от океанского побережья.
  Что такое тридцать километров для винтокрылой машины на максимальной скорости - плёвое дело, вот только прямой перелет был заказан. Даже здесь, пятнадцати километрах от города счётчик Гейгера, закрепленный в кабине пилотов, начал негромко потрескивать, предсказывая повышенное излучение от далёких развалин. Слишком высок был ещё здесь радиационный фон, и лететь приходилось в облёт, либо требовалось подниматься выше, а это тоже неоправданный риск. Висящие над землёй густые облака представляли собой взвесь кислотных паров, периодически изливающихся на поверхность и гробить в них машину, ради сиюминутной выгоды так же не следовало.
  Пилоты единодушно приняли решение обходить город с восточной стороны, так как на западе, судя по клубившемуся у земли туману, шёл дождь. Маршрут был не проверенным, так как в предполётном задании оговаривался именно западный облёт, но тут уже было ничего не поделать. Сверившись с картами местности, где красным маркёром выделялись области повышенного заражения, летчики, предупредив пехотинцев по внутренней связи, начали манёвр.
  Винтокрылая машина, лихо заложив вираж, наклонилась на правый борт, отчего солдатам сидящим в грузовом отсеке пришлось схватиться за висящие с потолка брезентовые стропы. Одному из них даже показалось, что массивный груз сдвинулся на пару миллиметров, и сейчас порвав удерживающие канаты, сорвётся с креплений, чтобы всей своей массой размазать людей по стенкам, а затем, проломив одну из них рухнуть вниз на землю. Парень в страхе зажмурился. Однако секунды текли и ничего страшного не происходило. Лишь сидящий рядом сержант, похлопал его по ноге, показывая, что все в порядке и можно расслабиться. Транспортник к этому времени уже выровнялся и, гудя двигателями, устремился в сторону видневшихся вдалеке гор.
  
  Ещё через полчаса спокойного полета, перед пилотами встал нелегкий выбор. Опустившаяся слишком низко густая облачность, перекрыла воздушный коридор, и упиралась прямо в скалы, не давая машине свободного пространства. Пути оставалось лишь два. Один, вернуться назад, и пробовать обойти по ещё большему радиусу. Благо запасов топлива на это хватало, либо второй, идти вдоль скалы, в надежде найти проход из заражённой зоны и молиться, что не нахватаешь много рентген. Карта разведанной местности говорила, что глубина красного участка здесь не больше двадцати километров, и дальше пятно постепенно бледнело, сходя на нет, а вот обходной путь, вновь шёл через гористый район, и ситуация с низкой облачностью могла повториться.
  Лётчики вновь поняли друг друга без слов, и пока один из них потянулся к упаковке с антирадиационными таблетками, другой связался с сержантом морпехов, объясняя ему ситуацию. Уговаривать никого не пришлось и вертолёт, не останавливаясь, вошёл в опасную зону. Датчик счётчика Гейгера на приборной панели машины тут же пронзительно затрещал, в мгновение ока, увеличив свои показания в несколько раз, и индикаторный диод на его корпусе зажегся желтым цветом. Со стороны могло показаться, будто стальная птица преодолела невидимую стену удерживающую излучение в определенном месте, однако это было не так. Просто скорость вертолета оказалась слишком высокой, и за несколько секунд он пролетел довольно внушительное расстояние.
  Один из пилотов внимательно следил за показаниями измерительного прибора, однако пока цифры на нем были в допустимых пределах, хоть и намного выше считавшихся сейчас нормой. - Эх, придётся по прибытию как следует напиться, - подумал лётчик. Он хоть и не особо уважал крепкий алкоголь, однако знал, что это довольно доступное средство для вывода радионуклидов из человеческого организма. Внезапно послышался громкий хлопок, от которого корпус винтокрылой машины вздрогнул, а ровный гул одного из двигателей сменился пронзительным воем.
  Оба летчика оказались профессионалами высшего класса и не ударились в панику, при попадании в критическую ситуацию. Пока один из них пытался удержать машину в воздухе и плавно снизится, другой старался запустить внезапно отказавший мотор, однако он не реагировал и только взгляд назад подсказал ему почему. Всю заднюю часть транспортника заволокло чёрным дымом. Через несколько секунд машина потеряла остойчивость и ее начало раскручивать против часовой стрелки.
  - Мэй Дэй, Мэй Дей, - заорал более молодой пилот, щёлкнув тумблером рации. - Браво, мы падаем! Браво, вы слышите, мы падаем! - переключившись на внутреннюю связь, он за мгновения до удара успел предупредить морпехов, - держитесь крепче, земля....
  Дымящаяся машина камнем рухнула с высоты примерно в пять десятков метров. Ее начальная скорость сложилась со скоростью не контролируемого падения, и поэтому удар о каменистую почву получился довольно сильным, хоть, и не привёл к мгновенному разрушению корпуса, лишь сорвав двери, измяв его и надломив посредине. Отчего поперёк грузовой кабины пошла широкая трещина. Бешено вращающиеся лопасти переднего винта Чинука вспороли грунт и неестественно изогнувшись, лопнули, разлетевшись на множество кусков. Один из них, длинной немногим больше трёх метров, словно гигантский меч в руках великана невидимки, рассек красный песчаник, и застрял в нем, погрузившись примерно на треть.
  Пропахав по грунту несколько метров, дымящийся транспортник со всего размаха уткнулся кабиной в огромный валун. От сильного удара, смявшего металл, будто обычную бумагу, его развернуло почти на сто восемьдесят градусов. Постояв так несколько мгновений, тяжёлая машина, громко заскрипев, завалилась на бок, вывесив над тридцатиметровой пропастью значительную часть корпуса.
  Ротор переднего двигателя с обломанными лопастями, беспомощно молотил воздух, постепенно замедляясь. Электрические кабели, проходящие в месте разрыва, искрили и растягивались, силясь выдержать предельное натяжение и сохранить конструкцию в целости. Камни под массивной металлической тушей, предательски крошились и, сползая, сыпались мелким песком вниз, неизбежно грозя в скором времени утащить за собой поврежденную машину, которая гудела и стонала словно живой, и раненный зверь, не желающий умирать.
  
  Одним из первых в себя пришёл молодой морпех. Со стоном открыв глаза, он увидел мир перевёрнутым и осознал, что висит головой вниз, пристегнутый ремнём безопасности. Откуда-то завыл ветер, и присмотревшись, парень заметил широкую щель в хвостовой части вертолета, где заднюю аппарель машины выгнуло дугой.
  В побелевших от напряжения пальцах он сжимал винтовку. Инстинкт, вбитый сержантами во время обучения, сработал даже у потерявшего сознание морского пехотинца. Парень облизал пересохшие и покрытые пылью губы, и тут же почувствовал на языке легкий металлический привкус. Паника и страх, тут же сковали его члены, двадцатилетний парень просто испугался, что умрет здесь, один, истекая кровью от ран, от голода или радиации. Однако чувство самосохранения вскоре взяло верх и вместо того, чтобы оплакивать свою несчастную судьбу, он начал искать пути к спасению.
  Сначала он аккуратно отпустил винтовку, и та с глухим звуком упала на виднеющуюся сквозь проем сорванной двери, землю. Затем похлопав рукой по поясу, он нащупал застёжку привязного ремня, удерживающего его, и тут же попытался ее расстегнуть, однако та не поддавалась. Вспомнив о ноже, висящим на бедре, морпех потянулся к нему и стараясь не уронить, осторожно отстегнул кожаный ремешок, фиксировавший клинок в ножнах. Деревянная рукоятка, обмотанная мягкой тканью, привычно скользнула в ладонь, придав уверенности в своих силах и парень, поудобнее ухватившись за скамью, одним движением резанул у основания привязного ремня. Короткий рывок и вот он, уже перевернувшись, стоит на ногах.
  Шок от стремительного падения и авиакатастрофы сказывался на самочувствии выжившего парня, иначе как ещё можно было объяснить то, что только приняв вертикальное положение он догадался посмотреть, что же стало с остальными членами подразделения и пилотами. Один из сержантов висел в таком же положении, как и он сам несколько минут тому назад, вот только лишь с той разницей, что по подбородку и лицу старшего по званию лысого темнокожего мужчины текла тоненькая струйка крови. Внизу на земле от неё уже образовалась небольшая лужица.
  - Эй, - парень позвал его, а затем с опаской протянул вперёд руку и подергал висящего морпеха за рукав униформы. Но в ответ ничего не услышал, лишь тело сержанта немного повернулось и стало видно, что он мертв. В шее военного, прямо в сонной артерии, торчал зеленоватый кусок металла.
  Несколько строп, удерживающих контейнер, оборвались, и тяжёлый ящик висел по диагонали, одним своим краем упираясь в скамью, где сидела часть подразделения. Парень, даже не надеясь, что там кто-нибудь мог уцелеть, заглянул под него и тут же отпрянул назад, зажимая рот рукой, пытаясь таким образом сдержать рвотные позывы. Прямо под контейнером лежало два тела, ноги одного, так же как и грудь другого представляли собой страшное месиво из обрывков униформы и человеческих костей.
  
  Внезапно откуда-то снаружи донесся слабый стон, который молодой морпех поначалу даже не услышал, либо просто не понял что это, на фоне других звуков, наполнявших утробу разбившейся машины. Однако через несколько минут он повторился и парень, осознав, что где-то там, вне корпуса вертолета, есть кто-то живой, начал торопливо выбираться наружу.
  Едва голова морпеха показалась снаружи, как он увидел, в каком положении находится транспортник. Ещё никогда в жизни парень не двигался так быстро, хотя ему и казалось, что те мгновения, пока он выпрыгивал из машины, длились вечность. Лишь оказавшись на земле, в паре шагов от повреждённого вертолета он смог перевести дух и осмотреться.
  
  Неподалёку от упавшего Чинука лежал мулат офицер. Его правая рука была неестественно вывернута в районе локтевого сустава, на голове виднелась огромная ссадина, снявшая часть кожи в районе виска, но в остальном он оказался цел, а самое главное его грудь равномерно вздымалась и опускалась. При дыхании с губ раненого иногда срывался слабый стон, однако он был жив, лишь находился без сознания. Парень отцепил от ремня фляжку с водой и побрызгал из нее на лицо лежащему, отчего тот на секунду затих, однако в себя так и не пришёл.
  Лейтенанту требовалось вправить и закрепить руку, а также перебинтовать голову, поэтому как бы этого не хотелось, но молодому пехотинцу вновь пришлось лезть в упавшую машину. Где-то там, среди трупов и покорёженного металла, должен был быть медицинский чемодан. Прежде чем забраться в чрево вертолета, парень сквозь рваное отверстие заглянул в кабину пилотов. Выжить кому-нибудь в том месиве, которое она представляла собой после удара, было не реально.
  Осторожно взбираясь наверх, в салон рухнувшей машины, парень вдруг почувствовал нарастающую вибрацию и услышал громкий скрежет и треск. Даже не успев осмыслить что происходит, молодой морпех, спрыгнул со стонущего вертолета и отскочил от него на несколько шагов. С места, где он замер было видно, что длинная трещина на корпусе машины сначала медленно, а потом все стремительнее начала расширяться.
  Корпус Чинука заворочался, и стал потихоньку сползать в сторону обрыва. Словно живое существо, пытающееся выжить, вертолёт повернулся на бок ещё больше, обломки его переднего винта с силой зацепили землю, вырывая из неё камни и... все затихло. Целых несколько мгновений стояла полная тишина, казалось, что даже ветер замер, а винтокрылая машина наконец-то успокоилась. Но внезапно, целый пласт слежавшегося грунта, за который цеплялся Чинук, вывернулся из под обломков лопасти, забросав морпеха комьями грязи и многотонная туша поверженного летательного аппарата сорвалась со скалы. Раздался грохот падения, а через секунду из-за обрыва взметнулись оранжевые языки пламени, чуть было не опалившие лицо солдата решившего подойти поближе и посмотреть вниз.
  
  
  Глава 8
  
  Два человека двигаясь друг за другом, медленно брели по узкой горной тропинке. Рука одного из них, идущего чуть позади, оказалась перетянута куском камуфлированной ткани и висела вдоль тела. Его голову, вместе с левым глазом, скрывала повязка, на которой отчётливо просматривались подсохшие бурые пятна.
  При каждом шаге на лице раненого появлялась едва заметная гримаса боли, однако человек двигался, словно на автомате, остекленевшим взглядом уперевшись в спину идущего впереди.
  - Сэр, вы уверены, что нам нужно двигаться в сторону Сирано? - молодой морпех, продолжая брести вперёд, обернулся к раненому офицеру, - ведь до туда топать больше сотни километров. Может, лучше вернёмся на побережье?
  - Если повернем обратно, то до океана может и дойдём, вот только к тому моменту кожа с нас начнёт слезать, так как придётся идти прямо сквозь фонящие руины. Обходной маршрут есть, но пешком мы его не осилим, точнее я не смогу там пройти. - Первый лейтенант, кивнул в сторону висевшей вдоль тела руки зафиксированной кусками обшивки вертолета и замотанной в обрывок камуфляжной ткани. - можешь конечно попробовать добраться один...
  - Нет, простите, сэр! Я вас не брошу!
  После фразы молодого морпеха, который даже остановился и вытянулся в постройке смирно, на лице офицера скользнула улыбка. - Спасибо, - произнёс он, я этого не забуду..., если нам удастся выжить. И давай, пока мы не добрались до электростанции, без официоза, зови меня по имени. Ок?
  - Так точно, сэр.... простите....
  
  Через несколько часов ходьбы усталость и раны офицера начали сказываться. Хотя на улице заметно похолодало, по лбу и виску мулата крупными каплями тёк пот, оставляя грязные следы на покрывшейся пылью коже. Вокруг единственного глаза, торчащего из-под повязки, появился темный круг, а походка лейтенанта, стала неровной, его начало пошатывать, словно пьяного. Периодически он спотыкался и только лишь чудом пока ни разу не упал.
  Солдат, двигавшийся чуть впереди, оказался настолько сосредоточен поиском более легкого пути в горном массиве, что не сразу заметил состояние раненого, обернувшись лишь на негромкую ругань офицера. Тот остановился, облокотившись спиной на каменный выступ, и держался за повреждённую руку. Как оказалось нетвердый шаг мулата все же привёл к тому, что он потерял равновесие и чтобы не упасть упёрся правым плечом в каменную стену, вдоль которой ветвилась тропа, разбередив и без того ноющий локоть.
  Получасовой перерыв позволил обоим солдатам прийти в себя. Красные круги в глазах офицера отступили и его дыхание выровнялось. - Ну что, - произнёс он, - двинули дальше, скоро солнце сядет, а нам нужно ещё поискать убежище на ночь.
  До темноты морпехами удалось пройти ещё около пяти километров. Узкая тропа к этому моменту потихоньку расширилась, превращаясь в полноценную дорогу шириной в несколько метров, а скалы отступили в разные стороны, теряясь в сгустившихся сумерках.
  - .... командор, лейтенант-командор, - сквозь гул в ушах разобрал офицер и поднял глаза. Молодой морпех замер в паре шагов впереди уперевшись в проржавевшую сетку покосившегося забора, и пытаясь сквозь тьму, разглядеть что-то в дали. - Мне кажется, там впереди есть постройки, не уверен насколько они целые, слишком плохо видно, но это шанс устроиться на ночь под крышей.
  - Согласен, - произнёс мулат, - перелезай через забор, разведай что там, а я пока посижу здесь.
  - Но..., если вдруг кто нападет, а вы ранены?
  - Да кому мы здесь нужны? На ближайший десяток километров тут нет ни одной живой души, радиационный фон, отпугнёт любого находящегося в здравом уме. Это нам с тобой "повезло" тут разгуливать. Хорошо хоть ещё таблетки есть. Ты кстати за временем следишь? Когда следующую дозу радиопротекторов принимать?
  - Ещё больше часа, - посмотрев на часы, ответил младший по званию, - вот только их осталось всего пять, и ещё три ампулы Мексамина.
  - Хреново..., максимум на сутки хватит... Ну что же, будем надеяться, что за это время нам удастся выйти в менее заражённые земли. Иначе... - офицер замолк на несколько секунд, не став договаривать то, что было и так понятно обоим морпехам. - Ладно, чего время терять, иди, осмотрись, что там, а я присяду пока здесь. - Словно показывая, что разговор закончен, лейтенант, не дожидаясь ответа или возражений, тяжело опустился на землю. Вытянув ноги, он прикрыл глаза и облокотился спиной на сетку рабицу, заставив поржавевший металл забора колыхаться, и шелестеть.
  
  Далёкий хруст камней вырвал из полудрёмы уставшего офицера и он выхватив из кобуры пистолет за озирался. Сквозь кромешную тьму разглядеть, что приближалось к сидящему на земле человеку, казалось практически не возможно, но вдруг темнота неподалёку от лейтенанта начала сгущаться, послышалось лёгкое шелестение, словно кто-то осторожно тронул сетку забора и шагах в трёх справа появился высокий силуэт.
  
  Внезапно раздался глухой удар, и размер сгустившейся тьмы резко уменьшился, а тут же донесшееся, с его стороны, злобное шипение оказалось ни с чем несравнимо.
  - Стоять!, - на выдохе выкрикнул мулат, по спине которого пробежал холодок и неприятное чувство поселилось где-то в районе лопаток. - Стоять, буду стрелять! - ещё раз повторил он, выцеливая темное пятно.
  - Сэр, - послышался сдавленный голос из темноты, - это я, рядовой Дербиан... не стреляйте... это я...
  - Замри! Что с тобой? Ты один? - выпалил лейтенант-командор, не отводя оружия и все ещё удерживая палец на спусковом крючке.
  - Я один, со мной все нормально...
  - Тогда, что за удар я слышал и почему ты крался?
  - Да не видно же ничего, вот я и шёл вдоль забора, боясь свалиться куда-нибудь, а тут что-то под ногами оказалась, я не заметил и ногой зацепил.
  - А чего шипел тогда? - задал очередной вопрос офицер, догадавшись о происхождении недавнего звука.
  - Так влететь мордой в железную опору не особо приятно, хоть и успел руку подставить, но нос все равно похоже сломал. Даже дотрагиваться до него больно... Мне подойти теперь можно? - через несколько секунд молчания из темноты вновь послышался голос рядового.
  - Да, подходи, но только медленно и без резких движений, - лейтенант, все ещё оставался на чеку, хоть и опустил оружие на колени.
  Осторожно приблизившийся боец тут же опустился рядом с мулатом и принялся расстёгивать разгрузку. Вытащив небольшую коробочку, он на ощупь выудил из неё пару вытянутых капсул и протянув одну из них раненому офицеру, вторую закинул в рот и проглотил.
  - Ну что там за оградой? - спросил через несколько секунд мулат, последовав примеру младшего по званию.
  - Непонятное что-то. Темно уже, многого не разобрать. Такое впечатление, что это какой-то режимный объект был, но в предполётном инструктаже ничего подобного не упоминалось.
  - Конечно, не упоминалось, маршрут полёта совершенно в другом месте проходил. Примерно в полусотне миль (лейтенант до войны служил во флоте и привык расстояния измерять в других единицах, поэтому имел ввиду морские мили) севернее, хотя командирам и пилотам описывали прилегающие районы, и я видел карты, однако ничего подобного тоже не припоминаю.
  - Может это долбанная зона 51, или ещё что похлеще?
  - Вряд ли. База Грум-Лейк находится далеко на востоке, в штате Невада, пешком нам туда точно не добраться. Тем более, насколько я знаю, во время ракетного удара, там ничего не уцелело, во всяком случае на поверхности. - ответил офицер, и тут же спросил сам. - А с чего ты решил, что здесь не просто территория очередного фермера, перебравшегося из Техаса? Я слышал их перед Судным днём поближе к ЭлЭй, переехало довольно много. У них же любимое занятие свою собственность окружать забором и отстреливать нарушителей частной собственности, - лейтенант усмехнулся, и тут же понял, что зря. Запекшаяся кровь образовала корочку, спекшуюся с тканью повязки. Эмоции, тронувшие глаз и висок, заставили ее шевельнуться, и боль острым ножом резанула по нервам.
  - Не видел я, чтобы фермы имели свой контрольно пропускной пункт с оборудованными точками огневой поддержки. Да и остальные найденные здания на жильё ни как не смахивают, больше похожи на склады, одна дверь находящаяся прямо в створе ворот и больше ничего. Даже окон нет. Вовнутрь попасть не удалось, заперто. Зато небольшой домик на въезде открыт и там даже три шконки (армейская кровать двух или трёх ярусная) есть, похоже для отдыхающей смены предназначенные. На окнах решётки, стекла целы, можно переночевать там. Фон внутри - как везде, может даже немного ниже.
  - Так чего ты тянул. Я уже себе всю задницу отсидел на холодной земле. Давай руку, подняться поможешь и веди показывай, где там что...
  Молодой пехотинец, уже набрал полную грудь воздуха, чтобы начать оправдываться, что мол это лейтенант его тут подстрелить хотел и все такое, но потом подумал, и просто протянул сидящему ладонь, в которую тот уцепился без промедления.
  
  Небо над головой морпехов слегка посветлело, давая хоть какую-то видимость света. Наверное, это взошла луна, мелькнула мысль сразу у обоих военных. Хоть ее все так же скрывали густые и тяжёлые облака, однако теперь появилась возможность увидеть землю и не разбить при движении себе носы, как это не так давно произошло с одним из них.
  
  До пропускного пункта оказалось всего ничего, не больше двухсот метров, и как сразу два человека не разглядели небольшое одноэтажное здание в сумерках, оставалось неясным. Приоткрыв скрипучую дверь, морпехи сразу попали в небольшую комнату с прямоугольным окном в половину стены, сквозь которое виднелись приоткрытые ворота, теряющиеся во тьме. Тут же был давно погасший и покрытый толстым слоем пыли, пульт, с десятком мониторов и системой управления состоящей из кучи кнопок и переключателей. По центу помещения стояло кресло на колесиках, а неподалёку, под одним из столов на боку валялось второе такое же.
  Внимание офицера привлёк шкаф в дальнем углу и он, сделав пару шагов в его направлении, распахнул створку. Единственный черный китель одиноко висел на крючке внутри. Лейтенант потянул его за рукав, и ему удалось разобрать надпись на нашивке "MPRI", перечеркнутую мечем. Секундное узнавание мелькнуло на лице мулата...
  - Комната отдыха здесь, - послышался голос рядового Дербиана, тут же сменившийся руганью прерываемой частыми чиханьями и парень стремглав вылетел из смежного помещения. Как оказалось он, не задумываясь о последствиях, рухнул на первую попавшуюся кровать, подняв облако пыли.
  
  Людям понадобилось какое-то время на проветривание будущей спальни от поднятой сглупившим солдатом пыли. Хорошо хоть окна открывались настежь, и вовремя поднявшийся ветер быстро вынес мелкую взвесь, витавшую в воздухе, наружу. За эту оплошность офицер заставил провинившегося морпеха вытрясти все одеяла и подушки на улице, подальше от домика, а сам занялся исследованием содержимого ящиков стола и тумбочки. Ещё в шкафу, в кармане кителя, ему повезло найти зажигалку и теперь, при ее свете, было гораздо легче проводить осмотр.
  Пламя колыхалось и дрожало, его оранжево-голубой огонёк то замирал, уменьшаясь до едва светящегося уголька, который казалось, вот-вот потухнет, то вдруг разрастался до десятка сантиметров высоту, обжигая пальцы. В его свете все тени начинали пляску по стенам, образуя причудливый хоровод неведомых существ. Офицер улыбнулся своим мыслям, в очередной раз разбередив раны на виске. В жизни после апокалипсиса осталось так мало интересно, что только и можно было любоваться игрой теней от огня.
  Обыск дал свои результаты. В одном ящике нашёлся чёрный металлический фонарь с длинной ручкой, правда батареи в нем давно сели и его можно было использовать разве что в качестве дубинки. В другом, лежала пластиковая карта ключ на тканевом ремешке и планшет, со значком надкусанного яблока на обратной стороне, так же разряженный. Повертев бесполезные вещи в руках, лейтенант положил их обратно, лишь машинально сунув карточку в карман своей куртки.
  Кроме нескольких журналов, с записями от руки, ничего интересного в выдвижных ящиках не оказалось, поэтому мулат, дождавшись возвращения рядового, принялся закрывать окна и двери. Холодный ветер помимо того, что очистил воздух в помещении ещё и знатно выстудил его, до такой степени, что периодически изо рта обоих людей вырывались облачка пара.
  Только улёгшись на койку, и укутавшись в несколько одеял, лейтенант понял, насколько вымотался за этот долгий день. Ноги после долгой ходьбы гудели, поврежденная рука ныла и пульсировала так, словно в неё тыкали раскалённым металлическим прутком. Офицер пощупал локоть. Даже сквозь одежду и повязку можно было ощутить, что он заметно опух. Правая сторона лица вдруг нестерпимо зачесалась, и он уже высунул руку из-под одеяла, но вовремя остановился. Нужно было терпеть. Ещё раз разбередить раны, мулату совершенно не хотелось. Хотя он все же легонько потрогал ткань, скрывающую поврежденный участок. Пропитанная кровью ткань оказалась жёсткой, и любое прикосновение тут же плетью ударяло по нервам.
  Мазохистом лейтенант не был, поэтому пара касаний, наглядно продемонстрировали, что трогать повязку раньше, чем они доберутся до электростанции Сернано-Поинт, не стоит. Раз уж рука оказалась высунутой из-под одеяла, офицер взглянул на часы. Стрелки показывали без четверти одиннадцать. Покрытые фосфоресцирующей краской, они светились в темноте и легко различались на циферблате. До рассвета было ещё далеко....
  Утро наступило внезапно. Ещё секунду назад за окном стояла непроглядная тьма, однако стоило лишь смежить веки и уже кто-то шумит за стенкой, не давая выспаться. - Да ещё и сон какое-то дерьмо, кажется, что и вправду отмахал по горам не один километр, даже ноги ноют, - шум все нарастал, - вот сейчас встану и кому-то не поздоровиться, - не открывая глаз, подумал мулат, просыпаться ему совершенно не хотелось. Особенно сейчас, когда лейтенант кончиком носа, высовывающимся из-под одеяла, ощутил пронизывающий холод. - Твою мать, дневальный, почему отопление не включили?!, - проорал офицер, но в ответ ни чего не услышал, кроме приближающегося шума, который все усиливался.
  Наконец-то мулат открыл глаза. Светлый потолок и чуть зеленоватый оттенок стен, совершенно не напоминали его серую бетонную комнатушку в бункере, как собственно и каюту на корабле. - Дерьмо, - в голос выругался он, осознав, что все ему привидевшееся, на самом деле является явью. Тот час появилось реальное чувство холода, и он понял, насколько продрог, даже не смотря на укрывавшие его два одеяла. Резкий спазм, идущий откуда-то снизу, практически от живота, заставил офицера резко согнуться. Сильный кашель рвал лёгкие лейтенанта, не давая вздохнуть, поэтому он не сразу услышал крики.
  - Лейтенант-командор, лейтенант-командор, - послышался громкий топот и голос рядового, через секунду влетевшего в двери. - Там это... вертушка...
  Мулат сам не заметил, как вскочил с постели и не смотря на отозвавшуюся боль в руке, ринулся на выход. Шум на улице ощущался куда заметнее, однако нужную сторону, откуда он идёт, сразу определить не удалось, эхо хлопков винтокрылой птицы доносилось сразу со всех сторон, и офицер принялся озираться.
  - Вон они, - окликнул Дербиан, указывая рукой куда-то поверх крыши домика охраны. Рядовой стоял на несколько шагов в стороне и обзор у него открывался чуть лучше.
  Винтокрылая машина показалась именно оттуда, куда показывал рядовой. И первым делом оба морпеха начали махать руками, привлекая к себе внимание пилотов. Вот только воздушный аппарат даже не замедлил движения и не повернул в их сторону продолжая двигаться куда-то за крыши ближайших построек.
  - Они не видят нас! Не видят! Что делать? - скороговоркой запричитал рядовой и кинулся вслед за машиной, однако громкий возглас лейтенанта заставил его остановиться.
  - Стой! Это не поисковый вертолёт! Тем более они, похоже, садятся, - мулат показал на почти исчезнувший за складами аппарат. - Собирай наши вещи, нужно сначала выяснить, кто это такие, а после договоримся о связи или эвакуации.
  Пока Дербиан одевался, офицер присел на стул. Ночь хоть и дала немного отдохнуть его усталому организму, однако мулат все чётче ощущал, насколько его ресурсы ограничены. То ли долгое лежание на земле в беспамятстве, то ли прохладная ночь подействовали на него не лучшим образом, да ещё и значительная потеря крови из-за раны. Лейтенант чувствовал себя паршиво. Сиюминутный приток адреналина, при мысли о возможном спасении, иссяк, и тело начинало дрожать, словно в лихорадке. В голове зашумело и появилось чувство, словно он сильно перебрал, однако даже такое состояние не мешало ему думать.
  Вертолёт только что пролетевший над ними был старым воздушным грузовиком "Сикорского". Эта машина, времен Вьетнама, уже давно практически нигде, не использовалась. На таком уж точно не эвакуируют, да и не занимаются поиском людей, тем более с грузом. А мулат отчётливо видел большой серый стальной контейнер, закреплённый между четырёх посадочных стоек винтокрылой машины. Значит, вертолёт прибыл не за ними. Вопрос, зачем он здесь, если вокруг на многие километры простирается выжженная радиацией земля.
  Лейтенанту вдруг очень сильно захотелось узнать ответ на этот вопрос, хотя вероятность донести его до своих с каждой минутой уменьшалась. - Интересно, что убьёт меня раньше, радиация или головная боль, нарастающая с каждой минутой? - подумал мулат, потирая висок, и продолжил рассуждать. Похоже, грузовик что-то привёз, либо наоборот вывозит отсюда что-то ценное, ведь ни кто не будет рисковать жизнью и здоровьем, влезая на грязные территории просто так...
  - Я готов, - Дербиан вышел из комнаты, одетый в видавшую и более лучшие дни камуфлированную форму держа на плече коричневую спортивную сумку. Ее он ещё вчера нашёл под матрацем одной из кроватей, и сейчас в ней скрывались несколько упаковок бинта, пластиковая бутылочка перекиси водорода, и запечатанная в полиэтилен маленькая аптечка, выковырянная утром из металлического ящика с красным крестом на дверце.
  - Тогда двинули, кто знает, сколько они тут времени проведут.
  Спустя минут двадцать плутаний вокруг совершенно одинаковых серых построек, некоторые из которых, оказались закрыты массивными металлическими воротами, а другие являлись двухэтажными офисными центрами, либо жильем казарменного типа, морпехи вышли к такой же серой бетонной громаде. Только стена перед морпехами достигала в длину около полутора сотен метров и больше напоминала высокую ограду, а не часть здания. Однако где-то наверху, на высоте десяти - двенадцати метров над землёй, в ней виднелись узкие окна, такие же грязные и пыльные, как и все вокруг, да еще несколько ливневых стоков опускались с крыши вниз, пропадая в бетонных колодцах зарешеченных металлическим прутком в палец толщиной.
  - Слушай, что это? - лейтенант рукой остановил рядового Дербиана, однако тот лишь недоуменно уставился на него и помотал головой.
  - Да вроде ничего не слышу.
  - Замри, просто прислушайся, это не звук... Это... Даже не могу точно описать, что я ощущаю, это словно зуд на зубах, - произнёс офицер, и уже через несколько секунд увидел в глазах солдата понимание.
  Оба морпеха стояли в нескольких шагах друг от друга и пытались понять, что же они слышат, внезапно Дербиан ни слова не говоря приблизился к высокой постройке и приложил к ней руку.
  - Я чувствую! - негромко произнёс он, - это не звук, это вибрация, там внутри что-то работает. Нужно побыстрее обойти здание.
  Рядовой словно забыл, о чем ещё недавно предупреждал его лейтенант, и на волне эмоций тут же ринулся воплощать свои слова, причём совершенно не обращая внимания на протесты старшего по званию. Дербиан рванул настолько быстро, что буквально через несколько секунд скрылся за поворотом.
  - Твою мать, - в очередной раз выругался мулат и поковылял следом, надеясь, что рвение молодого пехотинца не приведёт к проблемам, ведь в нынешнем мире жизнь человека ничего не стоила, особенно если он увидит то, что видеть не следует.
  
  Из-за дальнего угла здания показался хвост СН-54, а затем и сам вертолёт Сикорского. Он стоял, опираясь на свои длинные, широко расставленные ноги и лопасти его гигантского винта беззвучно подрагивали на внезапно поднявшемся ветру. Контейнер, находившийся у него под брюхом, исчез, зато следы на занесённом песком асфальте явно показывали направление, куда его отвезли.
  Лейтенант успел заметить, как Дербиан нырнул под створку опускающихся ворот, прежде чем они полностью закрылись. Других входов в здание поблизости мулат не увидел, поэтому немного постояв на месте, он подошёл ближе к винтокрылой машине и, поднявшись по ступеням на бору, заглянул в кабину. Там оказалось пусто. Причём совсем. Отсутствовали приборы управления, штурвалы и даже кресла пилотов. Вместо них оказались установлены какие-то черно-серые ребристые цилиндры, на одном из которых, горело несколько желтых и зелёных индикаторов.
  
  Внезапно изнутри здания послышались приглушённые стенами выстрелы. Сначала одиночные пистолетные, а спустя несколько секунд, раздалась длинная очередь, которую лейтенанту было трудно не опознать. Прямо перед выстрелами раздался пронзительный свист раскручиваемых электроприводом стволов, моментально сменившийся ревом выпущенных за секунду десятков пуль. Так мог грохотать только авиационный пулемёт Вулкан.
  
  
  Там же. Несколькими минутами ранее.
  
  Рядовой Дербиан еле успел нырнуть в быстро сужающуюся щель, закрывающихся ролетных ворот, куда только что заехал электро погрузчик с ребристым морским контейнером.
  - Эй, - поднимаясь с пола, закричал он вслед удаляющейся машине, но ее водитель не отреагировал. То ли не слышал, то ли ему просто было наплевать, так как фигура в капюшоне даже не повернула голову в сторону оравшего человека.
  Морпех хотел было последовать за погрузчиком, но к этому времени тот уже скрылся в сумраке помещения и лишь издали слышался удаляющийся скрип его резиновых шин. - Да и пошёл ты, - подумал рядовой, - сам разберусь, где тут, что есть.
  Дербиан медленно побрел вперёд и чуть не грохнулся на пол, запнувшись об идущую поперёк прохода железнодорожную рельсу, параллельно которой проглядывалась ещё одна такая же. - Дерьмо, да как вы тут работаете вообще впотьмах, с фонарями, что ли ходите? - спросил он вслух, и словно в ответ неподалёку слева зажглись несколько красных точек.
  В темноте раздался шелест и в невидимой до этого стене открылся проход, освещаемый периодическими вспышками желтовато-красного оттенка. Тут же помещение наполнилось гулом и грохотом, от которого чуть не заложило уши. Лица морпеха, коснулся приятный тёплый ветерок с металлическим привкусом, а в открывшемся проеме показалась треугольная вагонетка, двигающаяся на парня прямо по злополучным рельсам. Дербиан еле успел отскочить в сторону, выругавшись в очередной раз. Вагончиком ни кто не управлял, он просто катился сам по себе, не замедляясь и не ускоряясь. Пройдя вдоль рельсов, морпех оказался в огромном цеху. Внутри оказалось довольно жарко, и парень тут же принялся расстёгивать верхние пуговицы куртки, не забывая посматривать по сторонам.
  Первое что бросилось ему в глаза - это длинный конвейер, ползущий сквозь помещение и теряющийся за нагромождением различных устройств. Несколько механических рук манипуляторов периодически укладывали на него что-то непонятное. Это было похоже на небольшой танк или трактор, с плавными, чуть закруглёнными обводами, точнее на его гусеничную базу без башни, к которому кто-то, непонятно за чем прилепил поднятую над корпусом круглую платформу.
  Конвейер медленно двигался, не останавливаясь ни на секунду, и морпех следовал вдоль него, восторженно наблюдая за происходящим. Он впервые видел автоматизированное производство, о которых иногда рассказывали старшие товарищи, работавшие на них до ядерного апокалипсиса. Особенно часто о них любил вспоминать старик немец, который когда-то работал на заводе, выпускающем автомобили известной на ту пору марки. Их остовы и сейчас частенько встречались в заброшенных городах. И хотя его рассказы постоянно сопровождали различные нелепицы из-за плохого знания английского и ужасного лающего акцента, вокруг него обычно собирались десятки детишек. Да и взрослые не отказывались немного послушать о прежней жизни, особенно когда рассказчик брал в руки губную гармошку и принимался негромко напевать на родном языке.
  Яркая вспышка отвлекла рядового от нахлынувших воспоминаний. Это очередная механическая рука-манипулятор, вдоль ряда которых, бежала лента конвейера, приладила выпуклый щиток к корпусу танка, в тоже время другая, такая же, только имеющая на конце тонкий стержень быстро прикоснулась к нему поочерёдно в нескольких местах. При касании во все стороны разлетелись ослепительные искры, озарив помещение и Дербиан понял, что это работает сварочный автомат.
  - Этим дерьмом точно должен кто-нибудь управлять, - подумал парень, - нужно найти его во чтобы то ни стало. - Эй! Есть кто, - что есть мочи заорал он. - Ээээйй! - однако, кроме треска сварочных автоматов собирающих непонятную технику да гула сборочной линии в ответ ничего не услышал.
  Внезапно впереди во вспышках, рядовому почудилось движение, и он на секунду остановился приглядываясь. Сумрак шагах в двадцати впереди чуть колыхнулся. - Эй, - повторил парень громко, - мы заблудились и моему товарищу нужна срочная медицинская помощь! - однако в ответ ничего не услышал.
  В этот момент цех осветился очередной сильной вспышкой и морпех увидел приближающегося навстречу человека в висящей балахонистой одежде и капюшоне, надвинутом так, что разглядеть его лицо оказалось невозможно.
  Через пару мгновений, следующая вспышка, позволила Дербиану осмотреть двигающегося к нему чуть лучше. Походка человека казалась какой-то ломаной, он словно кукла неуклюже переставлял ноги, и при этом совершенно не шевелил руками, словно пряча их из виду. - Они тут что, все больные? - мысленно спросил себя морпех и тут же понял, что живущие здесь, похоже, страдают различными недугами после долгого нахождения на заражённых территориях. - Хоть бы у них связь работала, ведь вертолёт сюда прилетел, значит, и улететь может и доставить нас в Сирано, либо ещё куда к нормальным людям, - проскользнула у рядового следующая мысль и тут он увидел высунувшуюся из под балдахина руку приближающегося, в которой оказался зажат пистолет.
  - Эй! Стой! Мы не враги! Убери оружие! - парень, крича ещё что-то, одновременно старался вытащить своё оружие из кобуры на поясе. Получалось это крайне скверно, страх и паника оказались не лучшими помощниками и пальцы морпеха все никак не могли нащупать застёжку. Отвести взгляд от человека, идущего ломаной походкой на встречу, Дербиан был не в силах, а то, что он разглядел при новой вспышке, заставило его забыть обо всем и сделать несколько шагов назад. Существо, вышедшее к нему, оказалось не человеком.
  Желтоватые блики играли на поднимающейся металлической руке, точно такие же, как и на чёрной вороненой стали пистолета. Под слегка съехавшим капюшоном показались две круглые линзы, сквозь которые смотрели объективы с красными зрачками. Треугольная голова существа больше напоминавшая бинокль, установленный на двух тонких стержнях, внезапно немного наклонилась в сторону и его глаза сверкнули. Металлическая рука замерла, словно робот, а это вне всяких сомнений был он, задумался и в ту же секунду грохнул выстрел.
  Молодого парня словно ударили молотом по руке, отчего он непроизвольно покачнулся назад. Его онемевшую руку обожгло огнём, однако от мгновенного выброса адреналина, он этого даже не заметил, так как в этот же самый момент ему наконец-то удалось выхватить своё оружие.
  Загремели частые выстрелы. Они казалось, не причиняли приближающемуся механическому существу никакого урона, лишь выбивая искры и заставляя его легонько пошатываться, но внезапно одна из удачно выпущенных пуль разбила сияющий красным окуляр и он потух. Робот резко остановился.
  - На, получай сука! - радостно заорал парень, стреляя ещё. Вот только механический ублюдок, постояв несколько секунд вновь зашевелился. - Да сдохни же тварь! - снова закричал Дербиан нажимая на спусковой крючок, но боек пистолета лишь сухо щелкнул в ответ. Патроны в обойме закончились.
  - Дерьмо, - коротко выругался морпех и резко развернувшись, бросился обратно к все ещё открытому проходу с рельсами. Ему приходилось резко менять траекторию, чтобы хоть немного сбить прицел открывшей огонь, по убегающей цели, машине. Ещё пару шагов и казалось спасение близко, но тут раздался пронзительный свист.
  Однако этого парень этого не услышал, так как в этот момент его тело, разорванное крупнокалиберной очередью практически пополам, уже падало на пол, орошая все вокруг алыми брызгами и покрывая кусками разодранной в клочья плотью.
  
  *************************
  
  Рокот пулеметов смолк секунду спустя, вот только это ни чем не помогло вошедшему в зону поражения человекообразному роботу, в висящей мешком балахонистой одежде. Крупнокалиберные пули, разорвав человеческое тело почти пополам и не потеряв при этом кинетической энергии, заколошматили по конвейеру, манипуляторам и приблизившемуся андроиду. Несколько попаданий в правую часть корпуса смяли броневые листы закрывающие грудь машины и моментально лишили ее руки, а на месте разрыва тут же засверкали короткие молнии электрических разрядов. Тело робота развернуло и отбросило на несколько метров назад, где оно замерло без движения, лишь иногда судорожно подергиваясь.
  Послышался металлический скрип и в открытый проем сборочного цеха, звеня гусеницами, въехал тот самый непонятный танк, корпус которого собирали на конвейере. На его хромированном борту чёрной краской по трафарету была выведена надпись Т-1-167.
  
  На монохромном дисплее чуть опустившего стволы Т-1 подсвечивалось тело человека, электронный мозг машины распознал его повреждения и на идентификаторе появилась надпись 'Цель уничтожена', а затем сканеры подсветили лежащего о чуть дальше робота.
  Модель Т-200, статус поврежден, - высветились несколько надписей на экране. Функциональность лежащего андроида отображалась в критической отметке, меньше десяти процентов, и процессор танка принял логическое решение вызвать ремонтников.
Оценка: 9.28*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Каминская "Как приручить рыцаря: инструкция для дракона" (Современная проза) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | О.Валентеева "Прокляни меня любовью" (Любовное фэнтези) | | К.Фави "21 ночь" (Романтическая проза) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | Zzika "Вакансия на должность жены" (Любовное фэнтези) | | С.Казакова "Чайная магия" (Магический детектив) | | Баюн "Мой подарок" (Короткий любовный роман) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"