Ваго: другие произведения.

Встряска

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.98*7  Ваша оценка:


Встряска

***

   - Чего? - Услышав такое, я удивленно разинул рот. Нет, удивился - это слабо сказано. Я оказался потрясен и огорошен - произнесенное просто не укладывалось у меня в голове. - Барон закрыл Монастырь Магов Огня? Наш Монастырь?
   - Именно так, - спокойно ответил стоящий передо мной собеседник в широком бежевом балахоне. Такой же надет сейчас и на мне. Только мой размером куда поменьше. - Закрыл. Разогнал. Распустил. Выбирай, как больше нравится.
   Честно говоря, из услышанного мне не нравилось ничего.
   - А не врешь? - по привычке недоверчиво ощерился я. Хотя с чего бы Вольхеру, моему старшему брату-наставнику, врать мне в таком деле? В таком неслыханном, склис побери, деле?
   - А ты, Сайвер, сам взгляни. Только осторожно, - посоветовал он, и кивнул своей лысой головой в сторону кустов. Старший послушник перехватил меня, возвращающегося после отдыха в родной деревне, у самого приветного камня, когда до Монастыря оставалось подать рукой: свернуть от камня налево, обойти густые кусты орешника, пройти двадцать шагов по каменной алее, и все - я на месте. Останется лишь войти в узкие ворота невысокого каменного забора, за которым расположилось около полудюжины каменных строений под откосной черепичной крышей. Самое высокое, трехэтажное - это комнаты верховного мага и учителей. Здание, что поменьше - спальни послушников. Широкое двухэтажное - школа, место для обучения. Самое широкое здание с самыми толстыми стенами - это, понятное дело, место для тренировок. Несколько деревянные построек - это столовая, склады и всякие разное прочее.
   Итак, посмотрим... Осторожно раздвинув упругие ветки, уже покрытые свежими почками (как-никак весна ныне в самом разгаре), я внимательно пригляделся к бродящим между зданиями фигурам. Ни одной бежевой робы, в которую одевались послушники Магов Огня, я не увидел. Зато красно-черных камзолов хоть горстями разбрасывай. Красно-черные, да. Этот цвет у нас знает и стар и млад. Баронова стража. Да как много!
   Выходит... Выходит, Монастырь Магов Огня сами магам больше, увы, не принадлежит.
   Очень странно. И неожиданно. С чего бы?
   - С чего бы вдруг это произошло? - вопросил я у Вольхера, хотя понимал, что вряд ли мой собрат по ремеслу имеет хоть малейшее представление об этом деле.
   Но я ошибался. Тучный парень задумался, смешно поджав толстые, похожие на оладьи, губы. Увидев их, я на мгновение улыбнулся. Именно из-за них я и дал этому послушнику быстро прилепившееся к нему прозвище Сальные Губы. И правильно - нечего столько жрать. Вон, какое пузо себе отел. И щеки. И подбородок. Маг огня должен быть строен, крепок и подтянут. Прям как я. А сколько я еще разных прозвищ пораздавал - и не сосчитать.
   - Слухов ходит множество, - поделился своими сведениями Вольхер Сальные Губы. - Одни говорят, что Верховный Маг Огня захотел наложить лапы на сокровищницу барона...
   - Вранье, - быстро отрезал я.
   Наш Верховный Маг, окрещенный мною за противный голос Скрипучей Телегой, мог быть кем угодно, но только не вором. Не такой он человек. Не такой.
   - Другие говорят, что это барон захотел запустить свои пальцы в монастырскую казну...
   - В это я больше верю, - кивнув, согласился я. Хотя, если честно, что я знал о нашем бароне? Ровно столько же, как и нашем Верховном Маге. Видел и того и другого пару раз на праздниках, и слышал о них пару-тройку десятков слухов. И все.
   - А еще кое-кто говорит, что наш Верховный не разделял взглядов барона на наших соседей. Дескать, он вел непотребные речи, заверяя, что вина за развал старого баронства лежит не на соседнем правителе, а на обеих, так сказать, сторонах.
   Развал баронства? Ну, это старая история, известная любому юнцу и старцу. Жило-было-существовало одно баронство у горы Рокшор. Когда время жизни его правителя подошло к концу, тот позвал к себе двух своих сыновей и раскрыл им какой-то страшный магический секрет. А затем помер.
   После смерти барона один из его детей захотел воспользоваться этим секретом, дабы сделать войска баронства практически непобедимыми. Другой же сын воспротивился этому. Размолвка закончилась ссорой, ссора - подозрениями, и когда доверие между братьями окончательно исчезло, то они призвали своих соратников. Те схватились за мечи и... Опосля нескольких лет войны большое баронство раскололось на два поменьше - на наше, западное и на восточное, соседнее. И владетель каждого из новообразовавшихся баронств обвинил во всех бедах другого.
   Пришло время - братья-бароны умерли, и у власти оказались их дети. Но ссоре как не было конца, так и нет. И ладно бы только ссоре - сколько бы собака ни лаяла, лишь бы не кусалось - так говорится у нас в деревне. До сих пор горе-правители, теперь уже внуки первого барона, только лаялись: прилюдно оскорбляли друг друга при редких встречах, заставляли городских трубадуров слагать о сопернике прескверные пасквили, завышали расценки на жизненно необходимые соседу товары. Но чтобы это каким-то боком стало причиной закрытия Монастыря Магов Огня? Единственного во всем нашем баронстве места, где из людей, обладающих огненным даром, делали настоящих пламенных воителей? Нет - в это мне верилось с трудом.
   Дикость. Дикость какая-то.
   Но бежевых роб в Монастыре больше не было - в этом я убедился сам. Зато от красно-черных камзолов там красным черно. Да, я мало интересуюсь тем, что происходит в нашем баронстве. Мне восемнадцать. Мой отец - лесоруб, мать - горшечница и писарь. А оттого мой интерес это ярмарки, карты и девушки. Но в одном я уверен точно - если наш барон на кого-то ополчился, то это - надолго. Если не навсегда.
   Вот такие вот, склис раздери, дела.
   - Не мое дело, конечно, - вывел меня из ступора толстый послушник. - Но что ты теперь будешь делать, Сайвер?
   - Что-что? Да я еще и эту новость как следует, не переварил, - невесело буркнул я.
   - Тогда переваривай.
   Я оперся спиной о каменную стелу и призадумался.
   Итак - Монастырь Магов Огня закрыт. Это понятно. Закрыт надолго - это тоже бесспорно. А это значит, что больше не будет никаких уроков, никакого обучения магии и никаких тренировок. И мы, полсотни послушников разного возраста и уровней, остались теперь не у дел. У потухшего, так сказать, костра.
   Крутой поворот, нечего сказать. И если здесь меня магии больше никто обучать не будет...
   - Может мне пойти и найти учителей магии огня в соседнем баронстве? - выдал я первое, что пришло на ум.
   - Не вариант, - тут же заверил меня толстяк. - Как только они прознают, откуда ты родом, то тут же выставят вон. - Он многозначительно пнул коленом воздух.
   - Не подумал. Склиз побери, - отозвался я, выдавая руганью свои эмоции. Итак, первый вариант отпадает - соседи не примут меня с распростертыми объятьями. Не те соседи. - Тогда может, может... - Я снова задумался, выуживая из головы все, что знал. - Может можно пойти обучаться магии огня в какое-нибудь другое, дальнее баронство? Например, в то, что граничит с нами на севере? Или какое-нибудь, что находится южнее, за Страдалесьем?
   - Идея не плоха. - Парень кивнул. - Но ты не учитываешь одного.
   - Чего же? - скривился я - не люблю, когда меня пытаются выставить неучем.
   - Того, что только в наших баронствах обучение магии огня проводится на самом, так сказать, высоком уровне. Потому как сила нашей магии идет от горы Рокшор. А кто может знать все ее особенности лучше, если не местные?
   А ведь верно. Когда-то гора Рокшор слыла могучей и вечно беспокойной горой. Затем она уснула, а у людей, что пришли и поселились под ее некогда трясущиеся стены, стали рождаться дети с особым магическим даром. Только огненным. Но зато каким! Наша магия оказалась не такой, как у магов, родившихся в других землях герцогства. Она была хоть и менее предсказуемой, но зато более разнообразной. Ну и мощнее, само собой. Что было тому виной - земля, извергнутая из недр вулкана, растения, что выросли на ней, или животные, поедающие эти растения - этого никто не знал: ни ученые мужи, ни алхимики, ни сами маги.
   И посему учиться магии огня у магов других баронств, это все равно, что попытаться пожарить яичницу в котелке с водой. Да, результат, конечно же, будет. Но - не тот. Совсем не тот.
   - Значит другое баронство тоже не выход, - уныло отметил я. Выходит, что так.
   Я снова стал прикидывать так и этак. Выходов я видел только два - или искать работу с теми умениями, что у меня есть, или же возвращаться к себе домой, в деревню Большие Буки.
   Если подумать о первом...Учитывая, что я послушник, прошедший всего лишь один год обучения, то способностей у меня - с гулькин нос. Все, что я умею, это излучать из пальцев слабые всполохи огня. Настолько слабые, что ими можно поджечь разве что лучину или очень сухую ветку. А вот чтобы нагреть котелок с едой, то тут мне уже придется постараться, и, причем, постараться хорошенько. Хотя зачем - на обычном костре это получится и быстрей, и надежней.
   Еще я могу исцелить кое-какие ранения и накладывать защитные заклинания. На тело или на разум. Но накладывать их долго, а эффект от них - короткий. Иногда - с побочными эффектами, если не сумеешь их правильно наложить. А потому если исцелять себя я еще рискую, то лечить других - не решусь. Да и кто позволит врачевать себя столь неумелому магу? Такого врачеваху даже к скотине не допустят, не то, что к человеку - лучше позовут какого-нибудь деревенского знахаря или же городского лекаря. Мне могут доверить разве что кошек или собак. А на этом много не заработаешь.
   Вот же ж нескладуха!
   Но второе... Второй расклад выглядел для меня намного хуже - идти обратно в Большие Буки я не хотел. Вернуться и забыть все, что я видел и чему научился? Окунуться в серые деревенские будни, к неграмотным соседям, которые даже карточные премудрости толком освоить не могут? Возвратиться, чтобы снова стать дровосеком, от зари до заката не видящего ничего, кроме топора? Или освоить нудное ремесло горшечника? Или писаря, час за часом выцарапывающего при свете свечи мелкие закарлючки? Освоить и сделать его своим? Навсегда? До скончания дней?
   Нет, во имя пяти великих огненных богов - только не это.
   Только. Не. Это.
   Не для этого я рожден.
   - Ну, что ты решил? - с некоторым нетерпением поинтересовался Вольхер, видимо, утомленный моим молчаньем.
   - Я бы хотел остаться на огненной стезе, - уверенно ответил я ему. - Хотел бы. Но только ни хорошего охотника, ни хорошего воина, ни хорошего стража из меня не выйдет. Понимаешь?
   О да - он понимал. Отучившийся целых два года брат Вольхер понимал меня, как никто другой. Даже слишком хорошо понимал.
   - Мастерством не вышел? - ехидно заметил он.
   При этих словах меня передернуло, словно я наступил на горячую головешку. Больно. Очень больно такое слышать. Но так оно и есть.
   - А если я скажу... - Полное лицо послушника вдруг сделалось загадочным, и он перешел на шепот. - Если я скажу что твоему горю легко помочь? А?
   - Как? - не поверил я. И верно - сам Монастырь закрыт. Магов, обучающих огненному пути, рядом нет, и где они - не известно. Книги с магическими знаниями остались в монастырской библиотеке, под охраной красно-черных мундиров, вооруженных боевыми арбалетами. Тогда где, как, и главное, у кого я смогу научиться чему-нибудь новому? Не станет же Сальные Губы лично меня учить?
   - Тише ты! - цыкнул на меня собрат. Затем он осторожно оглянулся по сторонам, покопался в своей наплечной сумке и вынул из нее книгу для изучения огненной магии. Я аж ахнул, увидев это. Нет, в самой книге ничего удивительного не было - мы все учились по таким вот учебникам. Но то, что охраняемая пуще зеницы ока вещь смогла оказалась за пределами Монастыря...
   Я отлип от камня. Глаза мои лихорадочно засверкали.
   - Умыкнул? - догадался я.
   - Ага, - ухмыльнулся тот. - Упер, воспользовавшись царившей неразберихой. Не до книг тогда было всем.
   Я снова жадно взглянул на лежащий в руках Вольхера предмет. Эх, чуть слюнки не потекли. Еще бы! В книгах, подобных этой, хранилось описание и пояснения десяти магических заклинаний - всё, что мы могли осилить за год изнурительного и кропотливого труда. Знания, которые нужны мне сейчас, как древесина затухающему костру. Эх, а ведь еще недавно мы, молодые послушники, спали и видели, как бы наши учителя провалились под землю с их нескончаемым и нудным обучением.
   Как же быстро все изменилось.
   - Здесь есть кое-что, что может тебе понадобиться, - снова тихим голосом зашептал собрат. - Ты ведь обучался у нас лишь год, верно? - зачем-то напомнил он очевидное.
   - Верно, - не стал отрицать и я. - И что?
   - И ты выучил лишь магию первого уровня? Магию первого лепестка костра богов?
   - Да. И что?
   - А то, что тебе повезло. Как видишь, у меня в руках книга по изучению магии второго уровня, - хитро осклабился он.
   - И ты дашь мне ее? - не поверил я свалившемуся на меня счастью.
   - Не дам, а продам. - Вольхер тут же расставил все на свои места.
   Ага - теперь мне многое стало понятным - я-то думал, почему он со мной так удивительно любезен.
   - И что там у тебя? - позволил себе полюбопытствовать я.
   - Тут есть описание и пояснения заклинания, называемого "Тлеющий уголь", - быстро пояснил пухлолицый шельмец. - Это боевое заклинание дальнего действия. Слабое, должен признать, заклинание. Но если над ним долго и усердно работать, "Тлеющий уголь" можно развить в "Пламенеющий", а затем и в "Прожигающий". А это уже куда как более весомо.
   - "Тлеющий уголь"? - скривился я. - А у тебя нет какого-нибудь другого, более мощного заклинания? Например, заклинания "Бронзового огненного кулака", или "Малого огнешара"? Заклинания "Пепельного оружия", или, на худой конец "Кострового спутника"? - Даже я, одногодка, понимал, что "Тлеющий уголь" это не самый быстрый путь к богатству и успеху.
   - Нет, извини. - Парень притворно жалобно улыбнулся. - Ты пришел сюда самым последним из младших братьев. Поэтому в книге осталось лишь одно заклинание.
   Одно заклинание? Как же неудачно я выбрал время, чтобы съездить в деревню! Зато теперь становится понятным, что держит трусоватого Вольхера так близко к опасному месту.
   Деньги.
   Ладно. Новое волшебство мне до жути необходимо. Но и с деньгами я так просто расставаться не хотел. Значит - буду торговаться.
   - И сколько ты хочешь за это простенькое заклинание? - придав своему лицу как можно меньше заинтересованности, осведомился я.
   Я ожидал сумму в четыре или пять серебряных монет. Хорошая цена - не каждый лесоруб зарабатывал такую сумму за месяц махания топором.
   Но ответ Вольхера меня просто шокировал.
   - Пятнадцать серебряных! - четко и твердо ответил он.
   - Чего? - уже в который раз удивился я. - Пятнадцать? Вольхер, дружище - ты аппетиты-то свои поумерь, - окрысился я. - Пятнадцать монет? За что? За слабенькое заклинанье уровня второго лепестка?
   Но мой бывший собрат оказался непоколебим.
   - Пятнадцать монет и ни монетой меньше! - столь же твердо ответил он. Обычного мягкотелого парня как подменили. - Пятнадцать - и все.
   - Шесть! - попытался сбить цену я.
   - Пятнадцать.
   - Семь! - предложил я снова.
   - Пятнадцать.
   - Восемь, склис тебя побери!
   - Пятнадцать.
   - Девять, и что б тебя поразила водная болезнь!
   - Пятнадцать.
   - Десять, жадный ты пройдоха.
   - Пятнадцать.
   - Двенадцать и я покупаю эту склисову книгу! - заявил я и чуть ли не зарычал от собственного бессилия.
   - Пятнадцать.
   На мгновенье мне захотелось прекратить торговаться и отобрать у Вольхера книгу силой. Да, я хорошо сложен и мышцы у меня, что надо - не зря ж я столько лет промахал топором. Да и инструмент, какой-никакой, у меня с собой имеется. Но Вольхер был старшим не только по возрасту, а и по ремеслу. Он владел заклинаниями огня второго уровня. А такого соперника мне не победить. Даже при всем желании.
   Выбора у меня не было.
   - Держи свои монеты, - прошипел я сквозь зубы и полез за кошелем. Пятнадцать монет из двадцати имеющихся - всего, что мне выделили на жизнь до осени. - На! - Я отсчитал требуемую сумму и сунул кругляши в протянутую потную ладонь. - Ну, Сальные Губы, ты и скупердяй, - позволил себе высказаться я напоследок, пробегая глазами полученные страницы.
   - Я не скупердяй, - отозвался Вольхер, впрочем, не убирая довольной улыбки со своего лица. - Это просто моя месть тебе.
   - Месть? Мне? Да за что? - возмутился я.
   - За твой острый язык, - отозвался он весьма довольным тоном и упер руки в боки. - Не нужно было давать мне это мерзкое прозвище! - негодующе фыркнул он.
   - Зато оно честное! И потешное, - хихикнул я, на миг отрывая взгляд от вожделенных листков.
   - Может давать прозвища это и весело. Зато жить с ними не весело ничуть! - резко ответил он. - Если хочешь знать, я продавал заклинания из книги по пять серебряных монет, - откровенно признался он. - Но тебе, Сайверу Кислому Языку, Сайверу Сквернослову, Сайверу Насмешнику, не за зло продать и за все пятнадцать. Может, это тебя чему и научит.
   - И чему же я должен был научиться? - горько спросил я, пряча изрядно похудевший кошель на пояс и донельзя уменьшившуюся в толщине книгу за пазуху.
   - Добрее нужно быть к людям, - нравоучительно заметил Вольхер и назидательно поднял к солнцу большой палец. - Добрее, и это тебе зачтется.
   - Добрее к кому? К вам, лицемерам, двуличникам и лжецам? А не пошел бы ты! - оскорбил я его вместо должного ответа. Все - больше меня с бывшим послушником ничего не связывало. - Пошел и ты и твои советы в Мокрую Бездну!
   - Я-то пойду, - ухмыльнулся парень. - Пойду и со своими советами, и с твоими, кстати сказать, деньгами. - Вольхер развернулся, подошел к приветному камню и погладил его рукой. - И да, все же еще один совет я себе позволю. - Парень извернулся и принялся снимать с себя просторный балахон. - Не ходи по здешним дорогам в нашей робе. Это может быть... небезопасно.
   - Да заткнись ты уже.
   Совета я все-таки послушал, и, сняв робу, сноровисто сложил ее в заплечный мешок, оставшись в одежде, привычной для этого места - жилетке, рубахе и брюках. Но разговаривать я с этим жмотом не желал.
   Так мы и разошлись - молча, без единого слова на прощанье.

***

   Пока я держал путь в деревню Холуница - единственную деревню в ближайшей округе, я снова успел осмыслить все возникшие трудности. Учебы в Монастыре Магов больше нет. Привычной, хоть и занудной жизни послушника мага - тоже. Никто больше не позаботится о том, что мне есть и где мне спать. А самое главное - не будет грамот о моем обучении, без которой ни один порядочный хозяин не примет меня на приличную работу.
   Теперь все зависит только от меня. Но что именно я должен делать? И как? На что налегать, чего избегать? Этого я пока не представлял.
   Вскоре дорога предложила мне сделать крюк налево. Но я, желая хоть немного сократить свое отнюдь не скорое путешествие, решил пойти напрямик, через лес. Благо срезать я собирался не через чащу, куда я бы, разумеется, не пошел (ибо со своей головой я еще в ладах), а так, через самый край, недалеко от наезженной дороги.
   - Скорочу себе сотню-другую шагов, и ладно, - решил я, и без колебаний свернул с тропы.
   Через некоторое время я услышал шум.
   Вначале я не предал ему никакого значения. Ну, шумит там что-то в чаще, так пусть себе шумит - моё-то какое дело? Затем, от нечего делать, я прислушался - за деревьями явно кричал человек. Точнее, не кричал, а громко ругался. И как-то необычно: по-молодецки задорно, пестро, с юмором.
   Любопытство мое пересилило, и я остановился, чтобы решить - пойти ли мне на источник голоса или не пойти?
   - Почему бы не взглянуть? - решил я после некоторых раздумий. - Много времени это не займет. Если человек занимательный, то, может, мне удастся завести с ним знакомство. Если он местный, то я узнаю у него про работы для меня. А если он не здешний, то, может, нам окажется по пути, и я пройду остаток дороги в компании.
   Подумав так, я свернул глубже в лес.
   Обогнув с десяток широких разлапистых грабов и несколько кустов ольхи и можжевельника, я вышел на небольшую лесную поляну. Остановившись у очередного раскидистого великана, простирающего свои руки к небесам, я огляделся, выискивая глазами источник шума, и.... Я редко когда карабкаюсь по деревьям, но в этот раз, клянусь - я вскарабкался так быстро, словно упражнялся в древолазании денно и нощно. Отдышавшись и немного успокоившись, я примостился на толстой, но гладкой ветви граба, и лишь тогда позволил себе еще раз взглянуть на происходящее.
   А оно оказалось любопытным. На противоположной стороне поляны стоял крепкий кряжистый парень чуть старше меня по возрасту. Не простой крестьянин или путешественник, а одетый в добротные, но уже порядком потрепанные кожаные доспехи. В одной руке неизвестный держал небольшой деревянный щит, в другой - прямой одноручный меч. И не просто так держал, ради хвастовства, а защищался - его окружили и прижали к дереву три черно-серых волка.
   - Конец крепышу, - уверенно подумал я про себя. Что такое волки и настолько они опасны, я, как сын лесоруба, знал хорошо. Но парень, честя волков и в хвост и в гриву, уверенно не желал сдаваться. Признаюсь, я мало что понимаю в правилах настоящего боя, но то, как он орудовал своим щитом и мечом, мне понравилось. Он сражался со зверьем так, как опытный дровосек сражается с деревом - бил точно, бил сильно и не делал никаких ненужных движений.
   Зато бранился он от души. И все как-то по-особенному.
   - Ах ты ж серая скотина! Ты у меня аллюром загарцуешь.
   - Получил, серый поганец? Чай, не комедия, да?
   - Укусил-таки, паршивец. Ждешь оваций? А шиш тебе....
   - Чего ухмыляешься, патлатый? Или ты у нас цирковой скоморох? Не - скоморох из тебя не ахти. Вот я тебя...
   Но даже я понимал, что все мастерство лесного скитальца не защитит его от такого количества врагов. Да и судя по хриплому голосу и тому, что ругательства стали звучать все реже и реже, я понял - лесной воитель начинает выдыхаться.
   Плохо дело. Для парня плохо.
   Хм... А для меня?
   Быстро прикинув все за и против, я пришел к выводу, что смерть этого несчастного и мне ничего хорошего не сулит. Напротив - если волки, в конце концов, добьют этого вояку, они могут устроить над его останками пир. Прямо тут, на поляне. А это значит, что я еще долгое время не смогу спуститься вниз. Мало того - когда они закончат с одним человеком, то, что помешает им сосредоточиться на другом? То бишь, на мне. Устроят осаду, улягутся у корней и станут ждать, пока я, изголодавшись до смерти, сам не прыгну в их раззявленные пасти. И даже если они меня не дождутся и уберутся от дерева первыми, то все равно - несколько неприятных дней мне обеспеченно.
   А мне оно надо? Нет, не надо.
   С другой же стороны, если грамотно все разыграть, то можно и от волков избавиться, и в магии потренироваться. А, если удастся, то и неплохо заработать.
   Решено - я иду на помощь.
   - Ей, ты, - громко крикнул я, дабы перекричать рычанье и ругань. - Помощь не нужна?
   Услышав мой голос, парень вздрогнул, но головы на меня не поднял. Не стал отводить взгляд от зверей, не иначе.
   Волки так же остановили атаку и тихо порыкивая, уставились на меня. Вот же жуткие твари.
   - А сумеешь? - коротко, сохраняя дыханье, спросил он.
   - Постараюсь, - честно ответил я. - Но - не за так.
   - Это как? - не поняли внизу.
   - Моя помощь будет стоить тебе, - я призадумался, - одну серебряную монету!
   - Ты будешь спасать меня за деньги? - возмутился парень. Не разозлился, а именно возмутился.
   - Точно, - весело отозвался я. А почему нет? Вольхер же воспользовался моим безвыходным положением? А чем хуже я? Тем более, что ситуация почти одинаковая.
   - Это бесчестно, - вынесли мне вердикт.
   - Ну... - С этим мнением я не был согласен, но оспаривать его не стал. Не место и не время.
   - Хорошо. - Решение парня не заставила себя долго ждать. - Какой у тебя план? И что нужно делать мне?
   - Тебе - ничего. Только выжить. Все остальное я сделаю сам!
   Осторожно вытащив заветную книгу с тремя оставшимися листочками, я положил ее на согнутые колени и, приноровившись, споро стал читать.
   - "Вытянуть левую длань вперед". Есть. "Согнуть персты ладони, как показано на картинке". Есть. "Призвать заклинанием огонь на кончики перстов". Есть. - Я с легкостью выполнил привычное для меня заклинание пробуждение пламени и на краешках пяти пальцев заплясали знакомые мне красные огоньки. Повеяло теплом.
   -"Найти место в середине перекрещивания линий, сотворенных согнутыми перстами и, заставить огненное пламя стечься в оное. Опосля заставить пламя сгуститься".
   - А? Чего? - не понял я и растерянно заморгал глазами. - Место в центре воображаемых линий? Заставить пламя стечься и уплотниться? Такого на уроках мы не проходили. - На мгновенье меня охватила паника, но я быстро загнал ее обратно. - Если здесь написано, что так нужно сделать, то значит, это сделать можно, - здраво рассудил я сам в себе. - Без объяснений учителя - сложно, это понятно. И все-таки - можно. А потому - надо постараться. Ты сможешь, Сайвер, сможешь, - принялся подбадривать я себя.
   - Ей, ты там часом не уснул? - не видя от меня никакой помощи, вопросили снизу.
   - Не уснул. Но ты мне мешаешь, - резко ответил я и сосредоточился на создании заклинания.
   Получилось. Правда, не с первого раза, а только десятого. Но результат, так сказать, на лицо - у моей ладони завис небольшой черный сгусток, по которому пробегали крохотные огненные всполохи. "Тлеющий уголь"? А что, похоже.
   Дальше.
   -"Направить ладонь в центр мишени, и высвободив малое количество силы, направить заклинание в полет".
   Получится? Я огляделся? Да! Крона граба хоть и густая, но полностью вид на поле боя мне не закрывала. Вдохновленный, я повернул руку, прицелился и выстрелил магическим угольком в сторону ближайшей волчьей спины. Недолет - видимо, я вложил в свой бросок слишком мало сил. Но ничего - у меня есть в запасе еще много попыток.
   - Слушай, может пора помогать, а? Иль передумал? - снова раздалось с того края поляны.
   - Да я помогаю, помогаю. Только не мешай! - зло отозвался я. Ишь, топопыга. Колдовать это не тебе не мечом махать - тут время надо.
   Следующий уголек у меня получился быстрее - раза с пятого. Но выстрелив им, я снова не попал - перелет. Ладно, попробую еще раз. Новый уголек получился уже с третьей попытки. Я тщательно прицелился, напряг ладонь и запустил его в мохнатого врага.
   Попал!
   Атакованный мною волк подпрыгнул и, развернувшись, принялся яростным взглядом выискивать своего обидчика.
   -"Неужели так больно?" - подумал я. - "Нет, не больно. Думаю, не больнее, чем укус пчелы или осы. Скорее всего, волк больше испугался от неожиданности".
   - Это твоя работа? - тут же долетел до меня обрадованный крик.
   - А чья же еще! - с гордостью отозвался я.
   - Не знаю, что ты там делаешь, но давай в том же духе. Отвлеки хоть одного из серых. С двоими-то мне полегче будет. А ну ко мне, песьи выкидыши! - воодушевленно прикрикнул он.
   Обрадованный удачей, я утроил усилия по отвлечению зверя. Уголек, еще уголек, еще. Волк вертелся, зыркал глазами и хлопал челюстями. Словом - зверь забыл о видимом противнике и полностью сосредоточился на невидимом. И это принесло свои плоды - сквозь крону я услышал звук очередного удара, затем противный хруст, визг, и как итог - тоскливый затяжной скулеж.
   - А, попалось, блохастое отродье! - воскликнул боец. - Теперь, мохнатые прохиндеи, посмотрим, кто кого!
   Меня же эта победа ничуть не удовлетворила. Выходит, что на большее, чем отвлечение врага, моя магия не способна? Нет, не может такого быть! Все дело в волке. А точнее - в его шерсти: она для него как мохнатый доспех. Значит, мне нужно целиться в не защищенные участки волчьего тела. В уши. В пасть. В глаза.
   Сказать это оказалась куда легче, чем сделать. Мало того, что оставшиеся два волка торчали ко мне задами, так еще они не стояли на месте - все время двигались, атакуя по человека очереди: то прыгая на парня, то отскакивая от его ударов в левую и вправлю стороны. Сложная мишень, что не говори. Особенно для того, кто метал заклинания первый раз.
   Но я попал. Не с первого, и даже не со второго раза, но попал. Волк, получив огненного шмеля в ухо, подпрыгнул от боли и ненадолго отвлекся от боя. И поплатился - воспользовавшись удачным мгновеньем, парень одним ударом раскроил его мохнатую треугольную голову. Последний же зверь, видя такой расклад, немного потоптался на месте, понюхал воздух, а затем одиноко потрусил обратно в чащу.
   Битва была окончена.
   Я одним махом спрыгнул вниз.
   - Благодарю. - Уставший от затяжного боя мечник устало прислонился к шершавому стволу, который так долго защищал его от предательских нападений в спину. - Что бы ты там ни делал, ты все сделал верно. Зовут-то тебя, помощник, как?
   - Сайвер, - гордо представился я.
   - Меня Ларой. Рад познакомится.
   А вот я не очень обрадовался знакомству. Едва приглядевшись к спасенному мечнику, я сразу понял, что он мне не очень нравится. Ларой оказался крепче меня в плечах, но несколько ниже по росту; несколько худощав и немного сутуловат. Я взглянул на его лицо: большой подбородок, выпирающие скулы. Волосы короткие, темным ежиком. Но больше всего мне не нравился его взгляд. Слишком цепкий. И слишком быстрый.
   - Самое время рассчитаться за проявленную доброту, - заявил я, желая поскорее проститься со своим новоявленным знакомым.
   Но быстро расстаться не получилось.
   - Я бы и рад. Но только денег у меня с собой нет. - Крепыш улыбнулся виноватой улыбкой. Виноватой? А виноватой ли?
   - Ты хочешь сказать, что обманул меня? - тут же вспыхнул я. Обман. Хотя, чему я так удивляюсь?
   - Нет-нет - деньги у меня есть. Но не с собой, - поспешно заверил меня крепыш. - Кто же ходит с деньгами в лесную глушь? Разумеешь?
   - Что ж, это разумно, - тут же успокоился я. - Так что ты предлагаешь?
   - Деньги у меня есть. Только они в лагере. Он тут, недалеко. Пойдем со мной, и ты получишь, что тебе причитается, - снова заверил меня Ларой.
   Конечно, я мог бы отказаться - мало ли что там за лагерь такой. Но все-таки одна серебрушка это всегда одна серебрушка. Да и сам я не лыком шит - трусом никогда не слыл.
   Эх - была не была.
   - Идем, - все-таки согласился я.
   Парень развернулся и направился куда-то на север. Я - за ним.
   Какое-то время мы путешествовали молча. Но долго молчать я не умею.
   - Ларой, - спросил я бодро шагающего впереди крепыша. - А ты как в лесу оказался-то?
   - Задание выполнял, - просто ответил он, не сбавляя шаг. Теперь его щит висел у него на спине, а меч покоился в ножнах, дабы облегчить движение сквозь густой кустарник.
   - Задание? - не понял я. - Что значит - выполнял задание?
   - Я выполнял задание, потому как я - наемник, - терпеливо пояснил он мне. - Выполнял, потому что так наказал мне мой командир.
   - Наемник? Ты? - удивился я.
   - Я? А что, не похож?
   - Не знаю, - призвался я. - До сих пор я ни одного живого наемника я не видал. Только солдат баронства.
   - Значит, я первый буду? - судя по голосу, он ухмылялся.
   - Да.
   - Тогда почту за честь.
   Мы снова ненадолго замолкли.
   - А что это было за задание? - вновь полюбопытствовал я у шагающего впереди наемника. Угу, болтовня и любопытство - в этом весь я. - Тайное какое-нибудь?
   - Ничего потаенного, - отмахнулась широкоплечий собеседник, обходя колючие кусты ежевики. - Я наблюдал за Монастырем Магов Огня. Есть здесь такой поблизости. Слышал о нем?
   - Слышал, - непринужденно ответил я, не желая выдавать своего истинного я, и снова спросил: - А зачем тебе, или твоему командиру, этот Монастырь?
   - Он хотел нанять для дела одного из послушников, - снова без затей ответил он.
   - Зачем?
   - Для нас, для наемников, нанимать обладающих даром это обычное дело.
   - А... - Не знал я о таком, не знал.
   - Так вот, он прибыл, а в Монастыре нет ни то, что послушников, а и самих магов. Только солдаты барона. Понятное дело, что со стражей мой командир разговаривать не стал.
   - Почему?
   - Потому что коршуну не по чину кудахтать с барахтающимися в грязи цыплятами.
   - О как...
   - Угу. Он вернулся в лагерь, а у Монастыря оставил соглядатая, с приказанием вернуться в лагерь, если за день ничего не изменится.
   - И этот, как ты говоришь, соглядатай, это ты? - догадался я.
   - Да, - коротко кивнул впередиидущий.
   Я на время умолк, дабы обдумать услышанное.
   - А волков ты себе на хвост как подцепил? - снова поинтересовался я.
   - Как-как? В лесу, конечно же, - несколько недовольно ответил тот, удивленный моей недогадливостью. - Или ты думаешь, что я их с собой в мешке притащил?
   - Разумеется, не думаю, - огрызнулся я. - Просто волки обычно не водятся в этой части леса. Они там, где поглубже и потемней. В чаще.
   - Так я не знал, что в этом лесу водятся волки. - Парень пожал плечами. - Он вроде небольшой. Потому и пошел к нашему лагерю прямо через лес, напрямки. А они - там. И сразу трое. Я ноги в руки и вперед. Но серые меня все ж таки догнали. Пришлось остановиться и принять бой. Остальное ты видел сам.
   - Вон оно как. - Теперь мне все стало ясно. Значит, влип не по самонадеянности, а по незнанию. Бывает.
   - А ты? - спросил, обернувшись на ходу крепыш. - Ты-то кто, и как оказался в этом лесу?
   Я понимал, что рано или поздно Ларой задаст мне этот вопрос и, памятуя о предупреждении Вольхера, рассказал тому простенькую сказочку об ученике горшечника, возвращающегося домой после обучения из южных земель на север.
   - Так, значит, да? - задумчиво протянул он. Затем взглянул на меня и увидев мой раздувшийся мешок, предложил:
   - Давай я суму твою понесу.
   - Нет, не стоит, - воспротивился я.
   - Давай-давай, - настаивал он. - Я же вижу, что ты не умеешь ходить по лесу. Да еще и с таким-то довеском. Я помогу - мне не впервой носить лишний груз.
   - Ну...
   - К тому же, чем легче тебе будет, тем быстрее мы сможем идти, и тем раньше мы окажемся на месте.
   Его слова звучали разумно. К тому же, самое ценное, кошель и книгу, я держал не в мешке, а потому мог доверить его незнакомому человеку.
   - Что ж, раз ты настаиваешь... - Я передал ему свой мешок и довольный, бодро зашагал вперед, расправив порядком подуставшие плечи.

***

   За разговорами время прошло до лагеря Лароя прошло незаметно. Вскоре мы вышли из подлеска и свернули на тропинку, в конце которой показался небольшую стоянку, состоящую из нескольких палаток.
   Едва мы приблизились, как из-за кустов вынырнули бдительные караульные.
   - Здорово, Ларой, - хмыкнул высокий бородач с переломанным носом, одетый в такие же кожаные доспехи, что и у моего спутника. Вооружен он был копьем и щитом. - Возвернулся, значится?
   - Здорово Унгер. Вернулся, - сказал Ларой и приветственно кивнул.
   - Без успехов, значится? - снова полюбопытствовал караульный.
   - Верно, - хмуро развел руками тот.
   - Бывает, - философски заметил страж.
   - А это кто? - поинтересовался второй караульный ростом поменьше, но с брюхом побольше.
   - Он со мной. По делу, - строго ответил парень. - А потому гостя не задирать. Понятно?
   - Ага, понятно. Не задирать, - с ухмылкой ответил низкий. - Иди к командиру, отчитайся о прибытии.
   - Само собой, - отозвался крепыш, и, взяв меня под локоть, потянул за собой. - Идем от них подалее.
   - С чего вдруг? - привычно полюбопытствовал я.
   - Потому как стоять в карауле это та еще тоска. Оттого для стража нет ничего занятней, чем приставать к вновь прибывшими. Какое-никакое, а развлечение. А спасать тебя от них у меня нет ни времени, ни желания. Уразумел?
   Понятно мне не было, но и интереса вдумываться - тоже
   Любопытства ради, я быстро оглядел обустройство лагеря наемников. Семь палаток - большая в центре, шесть поменьше - по бокам. С одной стороны костер и место для готовки еды, с другой - загон с пасущимися под открытым небом, но стреноженными лошадьми. То там, то тут появлялись люди - одинаково небритые, однотонно загорелые и все с тем же знакомым покроем кожаных доспехов.
   - Нам сюда. - Ларой ткнул пальцем самый большой шатер и потащил меня к нему. - Я быстренько расскажу, что да как, и мы тут же пойдем ко мне за деньгами.
   - А...э-м-м... Мне обязательно идти с тобой? - Всходить в тот шатер мне совсем не хотелось - уж как-то слишком усердно тащил меня туда наемник.
   - Да мы быстро, - продолжал усердствовать он. - А если останешься тут, наша стража начнет к тебе приставать - заставят играть тебя в карты или в квейп. На деньги.
   - Да я не против - карты-то я люблю, - отозвался я.
   - Но наверняка ты не любишь, когда в игре шельмуют. А шельмуют наши - будь здоров.
   Пришлось последовать за ним.
   Командир наемников мне сразу не понравился. За массивным столом, на высоком стуле грозно восседал большой и грузный человек. Своим обликом он почему-то напомнил мне медведя, а потому нагнал на меня страху только одним лишь своим внешним видом. Но пугали не только его размеры - лицо командира наемников так же не вызывало ни малейшей приязни. Под высоким лбом сидел небольшой, по орлиному крючковатый нос. Густые темные брови, вскинутые, словно крылья какой-то птицы, нависали над узкими, глубоко посаженными глазами. А заплывший жиром щетинистый подбородок и вовсе вызывал отвращение, довершая собой образ мрачного и неприятного человека. Словом - внешность этого человека и так была не самой приятной. Но его взгляд - вот что пробрало меня до самых костей. Если дополнить полученную картину, то командир наемников походил на медведя, случайно разбуженного во время традиционной зимней спячки, и гневно оглядывающееся в поисках своего обидчика, дабы вломить глупому несмышленышу добрую пару-тройку зубодробительных затрещин.
   Сполна насмотревшись, я отвел свой взгляд и стал слушать, как Ларой рассказывал командиру о бесплодных результатах своего дозора.
   Услышанное тому не понравились, и он проворчал себе под нос нечто нечленораздельное, но явно ругательное.
   - А это кто? - Закончив выслушивать подчиненного, командир наемников перевел свой мрачный взгляд на меня.
   - Это послушник, я полагаю, - с ноткой веселья в голосе неожиданно ответил мой провожатый. - Из того самого Монастыря. Я встретил его в лесу, когда возвращался с дозора. Вероятно он подойдет... для того задания.
   Услышав такое, я чуть ли не поперхнулся.
   - Я? Послушник? Да с чего ты взял? - тут же воспротивился я. - Я же говорил - я ученик горшечника, и возвращаюсь к себе домой после долгого обучения.
   - Говорил? Как же, - иронически фыркнул крепыш. - Говоришь, что ты обучался на южных землях?
   - Да.
   - Тогда где же, позволь спросить, твой загар? - с ехидцей полюбопытствовал он. - Мы сами только недавно прибыли с юга. У нас загар есть. А у тебя - нет.
   - "Вот я лопух", - с досадой подумал я. - "Все предусмотрел, а такой мелочи не подумал. Ай да Ларой - терпеть таких смышленышей не могу".
   А Ларой и не думал останавливаться.
   - Ты говоришь, что учился лепить горшки. Так? - чуть наклонив голову, серьезно спросил он.
   - Ну, так.
   - Но когда ты передавал мне свой заплечный мешок, то я успел взглянуть на твои ладони. Жизнью клянусь, что в последний год ничего тяжелее пера ты не держал. Разве нет?
   Я досадливо промолчал. И это углядел? Вот же ж...
   - И еще. Никакой, никакой горшечник никогда бы не помыслил впутываться в сражение с волками. Не для горшечников это дело. Разумеешь? - Он многозначительно взглянул мне в глаза.
   Я снова не нашел, что ему возразить.
   - И тем более - вымогать за это плату. Плату у наемника. Горшечник.
   Я его слушал, но понимал лишь только то, что врун из меня никудышный. И это было правдой.
   - Но это ничего не доказывает. Это все твои домыслы, не больше, - все равно попытался воспротивиться я.
   Но тут же умолк, ощутив на своем лице гнетущий взгляд командира наемников.
   - Он вымогал с тебя плату за свою помощь? Это верно? - голосом, от который голова хотела сама провалиться в плечи, осведомился мужчина.
   - Верно. Вымогал. Целую серебряную монету, - без зазрения совести повторно сдал меня крепыш. За что я снова заработал тяжелый осуждающий взгляд.
   - Хм, - недовольно протянул командир наемников. И даже только одного этого оклика мне хотелось скрыться куда подальше.
   - И последнее, - продолжил издеваться над моею смекалкою Ларой с самым серьезным выражением лица. - Помнишь, я помог нести твою сумку?
   - Ну?
   - Пока я ее нес, я позволил себе слегка... ознакомиться с ее содержимым.
   - Чего! - взорвался я. - Да как ты посмел!
   - Я же не собирался тебя обворовывать, - тут же заверил меня молодой наемник. - Просто после разговора с тобой у меня возникли некоторые подозрения. А наш глубокоуважаемый командир Хазард, что сейчас стоит перед тобой, учит, что язык может солгать о человеке, а его вещи - нет. Вот я и решился их осмотреть. И вот что я тебе скажу - не заметить лежащую сверху мантию мог бы только слепец. Так что тогда-то я все понял наверняка, - с достоинством закончил он.
   Я молча стиснул кулаки.
   -"Да что за утро такое - надо мной издеваются все, кому не лень. Сначала Вольхер - прикидывался заботливым собратом, а когда пришло время, то обжулил меня по полной. Теперь, вот, Ларой - тоже притворялся простоватым увальнем, а как дошло до дела, то сдал меня своему командиру со всеми потрохами. О боги, как же мне везет на двуличников и лицемеров!" - с досадой подумал я.
   Но мои неприятности еще только начинались.
   - Что ж, Сайвер, - пророкотал командир наемников, привлекая мое внимание к своей колоритной персоне. - Я - командир этого отряда наемников. Зовут меня, как ты уже слышал, Хазард. На языке южных земель, откуда мы пришли, это слово значит "Быстро разящий кинжал". Ты понимаешь, к чему я клоню? - Мужчина окатил меня нехорошим взглядом.
   Мне казалось, я понимал.
   Дождавшись моего неуверенного кивка, он продолжил.
   - Поэтому отвечай на мои вопросы быстро и честно, ибо мое терпение так же коротко, как тень от кинжала в полуденную пору. Хорошо?
   - Хорошо, - не ожидая ничего хорошего, мрачно ответил я - конфликтовать с медведеподобным мне решительно не хотелось.
   - Ты - послушник из Монастыря Огня. Так?
   - Так, - признался я.
   - Давно ли ты в обучении?
   - Год.
   - Кое в чем, я надеюсь, ты преуспел?
   - Да.
   - Добро, - кивнул он.
   Но я-то прекрасно понимал, что это "добро" вовсе не доброе, а сулит мне лишь неприятности. Знать бы только, какие.
   Впрочем, долго пребывать в неведении мне не пришлось.
   - Послушай вот что, малец, - вновь заговорил Хазард суровым голосом. - Речь идет об одном задании. Но без помощи мага, или послушника, выполнить его мне не представляется возможным. Поскольку в округе больше нет ни одного свободного властителя огненной магии, то я нанимаю тебя.
   Моего согласия, разумеется, он спрашивать не стал.
   А его не было. Ни на искру.
   - А если я... не хочу? - собрав все свое мужество, все же поинтересовался я. Правда, взглянуть в глаза командиру наемников я все-таки не решился.
   - Не хочешь, значит? - Командир наемников задумчиво потер щетинистый подбородок, делая вид, что обдумывает мои слова. Но я готов был отдать руку за свою уверенность, что от моего мнения здесь не зависит ничего. - Ты, Сайвер, с моего человека оплату за помощь стребовал? - вдруг спросил он меня. И сам же ответил: - Стребовал. Выходит, не окажись у него монет, то ты бы ему не помог? Не помог.
   - Но я хотел лишь немного...
   - Значит, ты оставил бы его на произвол судьбы, - не слушая меня, мрачно продолжил он. - А поскольку этот человек подчиняется мне, то такой подход оскорбляет и меня.
   - Но я думал...
   - Сильно оскорбляет. Ты понимаешь? - Сказав это, мужчина сурово сдвинул брови - стало видно, что он ни на грош не шутит.
   - Но как же...
   - А я не люблю, когда меня оскорбляют. И пост мой этого не позволяет. Потому я должен тебя наказать. - Его тон стал еще более суровым, как злющая зимняя метель.
   - Но...
   - Вот именно - но! - в который раз бесцеремонно прервал он меня. - Но я предлагаю тебе выбор: или получить за нанесенное оскорбление десять ударов плетью, или помочь мне в столь пустяковом деле. - Сказав это, Хазар многозначительно взглянул на меня. - Хотя, думаю, твой выбор очевиден. Или я ошибаюсь? - Он снова пронзительно глянул на мое лицо.
   Мысленно я просто застонал от охватившего меня отчаяния.
   - "Великие боги огня! И, правда, что же это за день сегодня? Сначала Вольхер, затем Ларой. А теперь вот, Хазард. Кто я ему? Никто. Я его не знаю и знать, честно говоря, не желаю. И что? А то, что как только представляется случай, так и он, как и все, стремится воспользоваться мною на всю колоду! Великие боги - ну чем же я вас прогневал!"
   Выплеснув раздражение, я быстро затух, как выгоревший факел и принялся обдумывать ситуацию.
   Непреложной истиной оставалось то, что Хазард в этом лагере - главный. И что без его слова, без его распоряжения, лагерь наемников мне не покинуть. Так же ясно и то, что стоит ему сказать другое слово, и я получу свои десять плетей. Заслуженно, не заслуженно, но получу.
   -"А десять ударов плеткой это всегда десять ударов плеткой - ничего хорошего в этом нет", - продолжал я свои горькие размышления. - "А потому, хочу я, или не хочу, но лучше мне согласиться на это задние - это избавит меня и от порки, и от унижения. Конечно, я потеряю целый день пути. Но с другой стороны, отлеживаясь после кары, я потеряю гораздо больше. Не говоря уже обо всех остальных ее последствиях. Болючих и долго заживающих последствиях на моей многострадальной спине".
   Соглашаться мне по-прежнему не хотелось. А на что у меня действительно чесались руки, так это призвать на помощь все свои магические умения и устроить в этом месте настоящий огненный погром. Но, увы - сил для этого у меня не хватало.
   А потому.... Эх.
   Хазард истолковал мое молчание правильно.
   - Вот и договорились. Вопросы будут? - только и уточнил он.
   - За чем мы идем и куда? - Уж если я даю свое слово на помощь, то я должен знать все и обо всем, во что ввязываюсь.
   - Цель вашего задания находится в этом лесу, в нескольких часах пути от нашего лагеря, - скупо сообщал мне он.
   - Кто пойдет со мной туда? - снова вопросил он.
   - Ты пойдешь с Лароем. Он уже знает тебя, а ты его. Это лучше, чем знакомить тебя с кем-то заново.
   - Когда все начнется?
   - Немедленно. Если вы выйдете прямо сейчас, и все сделаете быстро, то уже к ночи успеете вернуться обратно.
   - А...
   Терпение Хазарда иссякло.
   - Все, хватит - на остальные вопросы тебе ответит Ларой. Если, конечно, он сочтет это необходимым. Итак, ты готов? - хмуро осведомился он.
   - Готов, - ответил я, понимая, что другой ответ даже не ожидается.
   - Вот и хорошо, - одобрительно согласился Хазард, впрочем, без всякого намека на потепление в голосе. - Я рад, что мы пришли к согласию, ибо, если бы ты не согласился, то значит, очевидность правильного выбора до тебя не дошла. А тогда спрашивается, что я за командир, что не могу объяснить прописные истины такому желторотому цыпленку, как ты? Тогда бы я подумал, что ты непроходимо туп и мне пришлось бы объяснять тебе все по новой. Но ты сохранил мне много времени и моральных сил. Чему я, малыш Сайвер, безусловно, рад.
   О том, насколько рад я, я предпочел умолчать.

***

   - Знаешь что, Ларой? - спросил я, не выдержав установившегося между нами молчания.
   - Что? - безо всякого видимого интереса отозвался он.
   - А то, что ты той еще негодяй, - выпалил я с чувством.
   Мы пробирались сквозь лес на север - туда, где, как я понимал, находилась цель нашего задания. Пробирались молча, ибо после того, что произошло в лагере наемников, я с этим предателем разговаривать не желал. А Ларой, похоже, не особо-то в этом нуждался.
   Вот поэтому-то мы и шли по лесу молча.
   Но я-то долго держать язык за зубами не умею!
   - А ты разумеешь, что ты только что нанес мне оскорбление? - слегка повернув голову, осведомился Ларой. Просто спросил, без тени угрозы или недовольства.
   - Знаю. И что? - с вызовом спросил я его. - Ты зарубишь меня за это мечом?
   - Нет, - покачал головою тот, продолжая шагать.
   - Тогда может, забьешь щитом? - продолжал изгаляться я.
   - Нет.
   - Тогда что же? - не выдержал я.
   - Ничего, - просто ответил тот. - Я думал, что, может быть, ты этого просто не приметил.
   - Не заметил? Да я этого и добивался!
   - И что? Ты удовлетворен? - хладнокровно полюбопытствовал тот.
   - Нет, - с чувством обиды выпалил я. Конечно же, мне этого мало.
   - Тогда за для чего все это?
   Вместо ответа я рассерженно зарычал - такое отношение крепыша задело меня за живое. Мало того, что я влип из-за него в историю. Так видимо, он еще ничуть не жалеет об этом.
   - Я попал в этот переплет из-за тебя. Ведь это именно ты разболтал про меня своему командиру. И теперь я должен выполнять это весьма долгое и малопонятное задание. До которого, кстати, лично мне нет никакого дела. Разве ты считаешь, что это правильно? - пробовал я достучаться до него.
   - Верно, я про тебя рассказал, - ничуть не смущаясь, ответил он. - Однако же ты готов был бросить меня на съеденье волкам. Разве это хорошо? Нет, не хорошо, - ответил Ларой за меня. - Считаю, что теперече мы с тобою квиты.
   - Не квиты, - злобно выпалил я. Ярость во мне так и клокотала. - Там, в лесу, ты мог и не соглашаться на мои условия. Мог отказаться от моей помощи. А я, как ты заметил, от ваших отказаться не мог.
   - Как это не мог? Мог, - не согласился он.
   - Не мог, - упрямо заверил я.
   - Мог. Получил бы десять плетей и все, - как-то уж совсем по-простому заявил крепыш, словно мое наказание подразумевало не десять ударов плетью, а десять щелчков по носу.
   - Чего? Их не "каких-то там" десять, а "целых" десять! - попытался я оправдаться.
   - Ну, ты и неженка! - укоризненно покачал головою он.
   - А ты - предатель! - злостно выпалил я.
   - Сайвер, Сайвер - ты опять меня оскорбил.
   - Знаю. И что с того?
   - Да ничего.
   Я остановился и огляделся в поисках чего-нибудь тяжелого и увесистого, дабы приласкать затылок непробиваемого крепыша. Вот же ж тип, а!
   - Что, сбежать хочешь? - неправильно понял Ларой мою остановку.
   - А что? - усмехнулся я. - Боишься?
   - Не боюсь, - покачал головою тот. - Потому как я не дам тебе такой возможности. К тому же ты, похоже, упускаешь из виду, что твоя сума со всеми вещами осталась в нашем лагере.
   Это правда: заплечный мешок меня "уговорили" оставить в лагере, под предлогом того, что, мол, нету смысла таскать его туда-обратно. Даже кошель оставить заставили - ежели что, говорят, то не пропадать же добру? Добрые ребята, нечего сказать. Хорошо, что топор разрешили оставить. Ну как работать на таких людей? Пару раз меня посетила мысль, что может, стоило расстаться со своим скарбом, только бы убраться подальше от этого проклятого места, от всех этих Вольхеров, Лароев и Хазардов иже с ними.
   Но я дал свое слово. А потому...
   - И даже если ты вдруг сбежишь от меня, то, что с того? - продолжал деловито распинаться впередиидущий Ларой. - Ну, допустим, ты сбежишь. Но ты же понимаешь, что этим ты еще больше расстроишь нашего командира. А командир Хазард он такой - лучше его не расстраивать.
   Что-что, а уж это-то я понимал. Этому человеку не обязательно повышать голос - ему достаточно просто сомкнуть брови и бросить сквозь них свой тяжелый взгляд, и его оппонент сразу заткнется, вмиг почувствовав себя... не на месте. С такой особой не стоит ссориться. Тем более - переходить дорогу. Этот тебя достанет из-под земли, порежет на кусочки и вновь засунет обратно.
   - Да, Хазард Скверный Ум он такой, - соглашаясь со сказанным, отозвался я.
   Услыхав мой ответ, шагающий впереди меня проводник сбился с шага, остановился и обернулся ко мне.
   - Как-как ты его назвал? - протянул он. - Хазард Скверный Ум? Я не ослышался?
   - Ага, - бодро ответил я, так же остановившись. - Хазард Скверный Ум - именно так я его и назвал.
   Я заметил, как Ларой напрягся. Где-то недалеко глухо каркнула ворона.
   - Сайвер, - спокойным, но одновременно достаточно суровым тоном произнес наемник. - Ты только что охаял моего командира.
   - И что? - с привычной беспечностью ответил я.
   - А то, что оскорбление себя я могу тебя простить. Но оскорбление моего командира - нет.
   Я понял, что парень говорит серьезно. Но мне было все равно.
   - Не простишь? И что ты мне сделаешь? - спросил я его с издевкой. - Отлупасишь мечом? Всыплешь розг? Оставишь меня в лесу?
   - Нет, - покачал головой Ларой, и, нахмурившись, бросил на меня исподлобья испытывающий взгляд, словно решая, что со мною делать. Я напрягся, ожидая, что парень или потянется за мечом, или набросится на меня с кулаками. Но нет - он лишь продолжал лишь пристально смотреть на меня, не предпринимая никаких враждебных действий.
   - Просто не смей так больше делать. Лады? - через какое-то время определился он.
   - Ну не надо так не надо, - обрадованный, что дело не зашло слишком далеко, легко согласился я - накалять отношения сверх меры я не хотел. Не стоило оно того.
   Ларой развернулся и снова зашагал сквозь негустой подлесок.
   Я думал что, между нами снова воцарится долгое молчание.
   Но нет - первым нарушил безмолвие крепыш.
   - Сайвер, - обратился он ко мне совершенно спокойным тоном.
   - Чего? - на всякий случай напрягся я.
   - Отчего ты назвал моего командира Хазардом Скверным Умом?
   Такого вопроса я не ожидал.
   - Ну как почему? - Несмотря на удивление, я был не против пояснить свои рассуждения. - Мне казалось, что выбор прозвища весьма очевиден. Это потому, что он любит запугивать.
   - Запугивать?
   - Ну да. - При всех недостатках Лароя, я заметил за ним самое меньшее одно удобное качество - он не был вспыльчив, не старался опровергнуть меня, или с пеной у рта доказывать свое. А потому я мог говорить ему то, что на самом деле думал.
   Чем я и воспользовался.
   - Разве ты не видишь, какой жуткий у него облик? - вопросил я, начиная с самого очевидного.
   - Жуткий? - переспросил Ларой задумчиво.
   - Жуткий, жуткий, - заверил я. - А какое страшное у него лицо!
   - Страшное?
   - Да не то слово. А его голос? Это же не голос. Это - грохот жерновов!
   - Даже так?
   - Так, и никак иначе! - продолжал я делиться ощущениями. - Думаешь, это просто так? Э, нет. Зуб даю - строя такую страшную морду лица, и разговаривая со своими подчиненными таким жутким голосом, он всегда добивается желаемого. И притом - очень быстро.
   - То бишь ты хочешь сказать... - вопросил он, на ходу поворачивая голову в мою сторону.
   - Я хочу сказать, что ваш Хазард просто запугивает вас до икоты. Вот и все тонкости его командования, - откровенно заявил я.
   - Ты так думаешь? - услышав мое объяснение, Ларой отвернулся и снова зашагал по лесной тропинке, сминая своими туфлями сочную весеннюю траву. - Запугивает, говоришь?
   - Ага.
   - Своим страшным лицом, говоришь?
   - Ну да. Лицом, голосом, и вообще.
   - Тогда я спрошу тебя - для чего? Для чего, зачем ему, командиру наемников, запугивать своих же людей?
   Я удивился такому вопросу - парень не дурак, так чего же спрашивает?
   - Я же объяснил. - От избытка чувств я всплеснул руками. - Потому он запугивает, что командир из него прескверный. Ведь настоящий командир он, знаешь, какой?
   - Какой? - спроси Ларой, и мне показалось, что он усмехнулся.
   - Какой-какой. - Я вспомнил магов-учителей Монастыря - всегда вежливых и обходительных, искренне старающихся донести до меня, деревенщины, тайны магических основ, и, в конце концов, сделавших из меня того, кто я есть. - Уж не такой так точно. Нет у него таланта объяснять и растолковывать. Вот потому-то и прозвал я его Скверным Умом.
   - Вот как.... - Я ожидал всего - что Ларой рассердится, или изумится, или воспротивится. Но парень воспринял мои откровения спокойно, как сытый боров свежий стог сена.
   - Тогда скажи, что ты думаешь обо мне? - внезапно вопросил он меня.
   Даже так? Ну что ж - пусть он узнает, раз спрашивал.
   - Ты? - Я призадумался. - Тебя бы я назвал Ларой Дрожащие Коленки.
   - Ларой Дрожащие Коленки? - На этот раз мой спутник не стал останавливаться и оборачиваться. Не обиделся? Похоже, что нет. Неожиданно.
   - С чего именно так? - только и спросило он в ответ.
   - Все просто. Потому что ты подчиняешься такому порядку... вещей, - живо ответил я.
   - Ась? - непонимающе переспросил он меня.
   - Ну как же - ты слушаешься своего командира, так как боишься его злобного лица и тяжелого голоса. Боишься впасть ему в немилость,- любезно пояснил я. - Это раз.
   - А будет и два?
   - Еще как будет. Точнее было. Два - это потому, что ты сдал меня. Сдал меня в угоду своему командиру со всеми потрохами, потому что ему, видите ли, нужен маг для какого-то там задания. А так поступают только трусы! Разве нет? - Вспомнив об этом, я снова набычился.
   - Нет, - ответил он внезапно посерьезневшим голосом.
   - Что нет? - не понял уже я, тщательно обходя не в меру разросшийся муравейник.
   - Трусость тут совершенно не причем, - важно сказал Ларой.
   - Тогда что же причем?
   - Ты слыхал что-нибудь о дисциплине? - вопросом на вопрос ответил он.
   - Чего? - Теперь уже переспрашивал я.
   - Что-нибудь о том, что собой представляет житие наемника? Слыхал что-нибудь о "Контракте наемника"? Читал "Устав наемника"? Или просто имеешь представление о правилах поведения в отряде?
   Все это я, само собой, не знал и не читал. Да и не горел желанием познавать.
   - А причем тут это? - не понял я.
   - При всем, - со знанием в голосе ответил он, приложив ладонь ко лбу и вглядываясь вперед. - Там пишется, что для наемника нет ничего важнее благополучия его отряда.
   - И чего?
   - А еще там есть правило, что надобно повиноваться своему командиру. И повиноваться не за страх, а за совесть. Так что страх, Сайвер, совсем тут не причем.
   Ага - просилась водица с огнем водится. Я не ребенок - красивым словам моей веры нет.
   - И что, там есть правила на все случаи жизни?
   - Ага.
   - А есть ли у вас правило, когда нужно ходить в отхожее место? - привычно съехидничал я.
   - Нету. Но если надо, оно там появится. Словом - у нас есть договоренности и разные правила. И я живу сообразно им. Ведь наемник это не тебе не послушник в монастыре - никто с ним сюсюкаться не будет. Разумеешь?
   - Ага. Со мной вы тоже не больно-то нянчились! - резонно заметил я
   - Ну... Ты просто попался под руку. - Ларой примиряюще развел руками. - Так получилось. Был бы ты наемником, то ты бы ты меня понял.
   - Я? Наемником? Да никогда! - презрительно фыркнул я и сплюнул, словно ставя подпись под всем вышесказанным.

***

   - Куда теперь? - спросил я, увидев, что мой проводник ненадолго замер и оглядывается по сторонам. - Или мы заблудились?
   - Мы не заблудились, - ответил тот. - Видишь просвет между деревьями? Значится, где-то там у нас холм. Мы идем правильно, поверь.
   Наемник оказался прав - скоро лесок перед нами расступился, и мы вышли к склону высокого холма.
   - Взойдем наверх, - бодро скомандовал парень. - Так мне будет легче сообразить, как идти дальше.
   - Давай.
   Восхождение по скользкой земле оказалось делом непростым, но недолгим.
   - О, гляди, - мы тут не одни, - усмехнулся я, и ткнул пальцем вниз, в противоположную сторону от нас, где виднелась тяжелогруженая телега, запряженная парой чахлых лошадей. Что странно - телега не двигалась. Да и возница, сидевший на козлах, даже и не думал погонять лошадей. Так они и застыли, словно остолбеневшие - человек и кони.
   - Чего это он там делает в горьком одиночестве? - поинтересовался я, не столько у своего напарника, сколько у самого себя.
   Ларой задумчиво почесал в затылке.
   - Может, он ждет кого? - нерешительно предположил тот.
   - Ждет? Кого? Не нас же. И где? В лесу? В месте, с которого до ближайшей деревни целых полдня пути? - усомнился я.
   - Но кого-то же он ждет. Или чего-то, - решительно не сдавался крепыш. - Может, у него сломалась телега? Или устали лошади? Или его напарник пошел отлить в кусты, которых тут, вон, полным-полно?
   - Может, и так, - не стал спорить я.
   - Не спросим - не узнаем. Спускаемся, - отдал распоряжение он.
   - Эй! А нам точно это нужно? - заартачился я. Да, мне было интересно, как и почему бездействует возничий. Но не на столько.
   - Нам все равно спускаться по той стороне холма, - заявил крепыш. - А ежели что - заодно и поможем.
   Угу - спешу и падаю.
   - А вот я бы не стал ему помогать. Даже если бы он пообещал нам деньги.
   Занесший было ногу парень замер.
   - Это почему же?
   - Ну, вот представь, - принялся фантазировать я. - Предположим, тот человек предложит оплатить нам работу едой. Но что за еду он бы нам предложит? А самую худшую из той, что у него есть.
   - Худшую? Почему?
   - Да потому что. Вот ты бы согласился отдать самую лучшую и самую свежую? Ту, которую держишь для самого себя?
   - Ну... - задумался он.
   - Вот и я о том же. Зачем отдавать пироги с крольчатиной, когда можно рассчитаться вчерашним хлебом? Но я-то, ха-ха, тоже пироги люблю. Или же, - поспешил добавить я, - он предложит нам рассчитаться монетами. Но что помещает ему потом, после того, как помощь будет оказана, сказать, что этих монет у него нет?
   - Нет? - не понял меня Ларой
   - А вот так нет. Совсем нет. Скажет, что забыл их взять. Или потерял. И что тогда прикажешь делать, а? - назидательно протянул я. - Не станем же мы с ним драться из-за каких-то жалких грошей. Да и помощь свою не воротишь. Не - если что, вернуть-то можно. Но смысл! Вот и получается - что как ни крути, помогать нам не выгодно.
   - Ну, ты и наворотил, - рассмеялся парень. - А что, на нормальный исход дела ты не рассчитываешь?
   - Нет - не рассчитываю, - громко и отчетливо ответил я.
   Ларой ненадолго задумался, а потом тряхнул головой, словно освободился он навязанных мною картин, и тут же взмахнул рукой, подавая сигнал спускаться.
   - Знаешь, это немного странно, - сказал он, сделав первые шаги вниз по склону. - Вначале тебе не понравился я. Затем - мой командир Хазард. А теперь вот - этот возница. Может с тобою что-то... не так? Ты об этом не думал, не?
   О, какой разговор. Что ж, откровенность за откровенность.
   - Со мною все так. Просто я не люблю людей, - признался я, следуя за ним по следам.
   - Не держишь в чести людей? Отчего же?
   - Да за их двудушничество: говорят одно, а делают другое, - пояснил я и досадливо хмыкнул.
   - Это ты о чем?
   - Пояснить? Да запросто! - Я обогнул вросший в склон широкий мшистый валун и продолжил: - Вот тебе пример. Видишь дерево? - Я указал рукой на молодую березку, растущую на откосе. - Дерево это всегда дерево. Оно всегда одинаковое: зимой ли, летом ли. Ты знаешь, что оно всегда пойдет на растопку. Но никогда - в кашу, заместо еды.
   - Ну, ты даешь, - ухмыльнулся впередиидущий напарник. - Поравнял людей и какие-то там деревья.
   - Хорошо, - не стал спорить я. - Не нравятся деревья - забудем про деревья. Возьмем домашний скот. Так вот - петух это всегда петух, свин всегда свин, баран всегда баран. Напугаешь - убегут. Прикормишь - будут брать еду с рук.
   - Человек и петух? Тоже не самое лучшее сравнение, - вновь не понравилось крепышу.
   - Ну, хорошо. Возьмем, скажем, скажем... - Ветви молодой сосенки, мимо которой я проходил, вздрогнули, и в просвете показалась рыжая морда белки. - О - медведя. Медведь тебя, надеюсь, устроит?
   - Ну...
   - Вот и хорошо. Так вот - медведь это всегда медведь. Согласен?
   - Ну...
   - Зимой спит, летом - ест. Встретил в лесу - беги. Разбудил зимой - беги. Встретил медведицу с медвежатами - убегай от нее что есть духу. Согласен?
   - Тут согласен, - поддакнул он.
   - С медведями все всегда просто. А вот люди, люди...
   - И что люди?
   - От людей не знаешь, чего ожидать. Никогда. Нет - напоказ они все белые и пушистые. А как повернешься к ним спиной, или покажешь свою слабину - все, держись. Обманут, подставят или используют за милую душу, - сумрачно поделился я. - И что поразительно - порочны все: что обычный крестьянин, что обученный магии послушник. Просто одни попытаются объегорить тебя по-простому, а другие - чуть искуснее. В меру своих талантов, так сказать. Вот и вся разница.
   - Что, твои монастырские братья не стали для тебя примером? - криво ухмыльнулся Ларой.
   - Они? Ха-ха - да они те еще пройдохи!
   - Маги, и пройдохи?
   - А-то! - отозвался я и принялся убеждать. - Возьмем Иена из деревни Быстрые Ключи. Так вот - этот Иен постоянно твердил всем послушникам-одногодкам, что у него дома живет красавица-сестра. Само собой, он приглашал всех нас к себе в гости. Мы с ребятами согласились - охота же на девицу-красавицу посмотреть. Собрались, подарков сестре накупили. Не абы каких, разумеется. Приехали. Вошли в дом. И что оказалось?
   - Что же? - с интересом откликнулся тот, на мгновенье оборачиваясь.
   - А оказалось что сестра у него, ну... самая обыкновенная.
   - Хм...А может Иен вовсе не виноват в обмане. Может он... просто... так видел свою сестру, - предложил Ларой.
   - Кем? Писаной красавицей?
   - А почему нет?
   - Тогда я вижу его не только лгуном, а и фантазером. Не люблю таких. - Поскользнувшись на мокром лишайнике, я чуть не упал, но все же кое-как удержал равновесие. Где-то рядом просвистел невидимый из травы грызун. - И ведь не денег потраченных было жалко, а своих, м-м-м, мечтаний. Ну, ты понимаешь, - похабно ухмыльнулся я. - С тех пор я и окрестил его Иеном Пустозвоном. Он, понятное дело, обиделся. Но прозвища я менять не стал. И поделом ему.
   - Или вот тебе другая история - о послушнике второго года обучения, Вольхере, - продолжил свои истории я. - Парень он, ну, крупный. Нам, наивным новичкам, он говорил, что это, мол, у него от недоедания и от чрезмерной отдачи магическому искусству. Болезнь, мол, это такая. Мы ему верили, и по доброте душевной старались подкармливать, кто чем мог. В меру своих сбережений.
   - И?
   - А потом оказалось, что на самом деле этот проглот просто жрет в три рта. Потому он и толстый. Проклятый жирун, - выругался я, внимательно следя за тем, чтобы снова не поскользнуться. - Жирун и врун. Ларой, поверь - когда мы, новички, узнали правду, наше разочарование было безмерным. Безмерным, понимаешь?
   - Вроде разумею, - заверил наемник и даже кивнул в подтверждение своих слов.
   - Само собой, после этого случая он получил от меня нелестное прозвище Вольхер Сальные Губы. Но утраченного доверия к старшим это не вернуло.
   - Или вот, есть у нас Альден из Луговищей, послушник аж третьего года обучения, - не желал униматься я. - С первых дней он говорил нам, новичкам, что маг и его магия должны служить высоким целям. Говорил о гордости мага, о самопожертвовании в угоду высоким идеалам. О, как мы слушали, как внимали!
   - И не так в этой истории?
   - Все, - с чувством взмахнул руками я. - Оказалось, что этот самый Альден давно подписал контракт с одним торговцем, согласно которому он, Альден, после окончания третьего года обучения магии, будет целый год охранять его караваны. За хорошую плату, разумеется. Представляешь?
   - Хм... Тут я не вижу ничего плохого, - несколько подумав, отозвался парень. - Это его выбор. Ему решать, что делать с полученными талантами.
   - Да, решать ему, - прорычал я. - Тогда для чего было лить воск в уши нам, новичкам на магической стезе?
   - А-то ты не знаешь? Такова природа людей, - философски ответил мне Ларой. - Скажу даже более - ежели б люди вдруг утратили эти, не спорю, весьма не благовидные черты, то, мы бы, наемники, потеряли бы половину своих заказов. Да и у вас, магов, наверное, тоже бы было так.- Сказав это, он, многозначительно ухмыльнулся. Но я его веселья не разделял. - Даже у бродячих актеров поубавилось бы трудов - ведь люди любят слушать баллады о том, как герои побеждают злодеев, тех же обманщиков и лжецов, - добавил он с какой-то странной интонацией в голосе.
   - Да это все я понимаю, - отмахнулся я. - Что все, всегда и для своего блага. Пусть обманывают друг друга, сколько влезет - я не возражаю. Но я не хочу, чтобы обманывали меня. Меня. Вот и все. Понимаешь? - В порыве чувств я стукнул кулаком о кулак. - Я потому и даю людям обидные прозвища, дабы они знали, что я их вижу, и больше на их удочку не поведусь. Пусть портят жизнь другим людям.
   - Ага... Значит, это оттого ты кажешься столь вредным? - насмешливо протянул он. Плечи его дернулись, как если бы он старательно пытался спрятать рвущийся наружу смешок.
   - Я? Я вредный? Ох, да на себя погляди! - отмахнулся я, уже жалея, что решился на откровенную беседу.
   Еще немного мучений, и мы оказались у той самой телеги. Заметив нас, возница - высокий бородатый крестьянин в донельзя дырявой и запачканной одежде, нервно поежился, но попытки умчаться, или хотя бы стегануть лошадей, не сделал.
   - Вы... судари... кто будете? - взволнованно прокряхтел он вместо приветствия, бросив короткий взгляд на мой топорик и с откровенной тревогой уставившись на покачивающийся в ножнах меч Лароя.
   - Я - Ларой. Это - Сайвер, - с достоинством представил он себя и меня. - И не бойся - мы не разбойники, - заверил его крепыш, верно истолковав его волнение.
   - Тогда кто же вы будете? - Похоже, его слова ничуть не убедили недоверчивого возницу.
   - Я обычный наемник. А он... - Крепыш бросил в мою сторону задумчивый взгляд, видимо, не зная, как меня представить. - Он... мой спутник. Напарник.
   Ну, напарник так напарник.
   - Странное место ты выбрал для отдыха. Вокруг лес, да и не самый безопасный. И до людских поселений далеко, - осведомился его Ларой.
   - Дык я то что? - засуетился крестьянин, быстро вернувшись к насущным вопросам. - Я ж товар на продажу вез. Решил напрямки, через лес, поехать - так-то быстрее будет. - Он махнул сначала в одну сторону, а затем в другую, видимо - показывал намеченный путь. - Всю дорогу телега катилася, как по маслу. А здеся оно вона как - место топкое, земля размытая. Вот колеса и увязли.
   Я отошел назад и бросил взгляд под колеса. И верно - земля под телегой выглядела мягкой и полной влаги. Не земля, а жидкая грязь - в такой и застрять не долго. Особенно, если телега загружена до бортов, и кони устали от долгой дороги.
   - Подсобить? - коротко бросил Ларой.
   Возница еще раз смерил нас внимательным взглядом, и, несколько неуверенно кивнул.
   - А что? Вы оба, парни, крепки. Может, у вас что и выйдет, - промолвил он, слезая с повозки. - Знамо дело, в накладе вы не останетесь.
   Ларой обошел вокруг увязшей телеги круг, заглядывая под каждое колесо.
   - Поможешь? - спросил он. - Вдвоем мы точно ее осилим.
   Напрягаться, а тем более возюкаться в грязи мне не хотелось. Но как бы это выглядело со стороны, если бы один из нас пошел заниматься делом, а второй остался стоять на месте, и просто смотреть, как его товарищ кряхтит и надрывается?
   Хочешь, не хочешь, пришлось соглашаться.
   Глухо чавкая по раскисшей земле, мы с Лароем подошли к телеге с тылу. Нагнулись, уперлись в нее руками. Удобней расставив ноги, напряглись, примеривая силы.
   - Толкаем на "раз, два, налегли". Лады?
   - Лады.
   - Раз, два...
   Но не успел Ларой досчитать до конца, как кусты сзади громко захрустели, и за нашими спинами раздался молодой взволнованный голос:
   - А ну не шевелитесь, ироды!
   За ним второй, такой же молодой, и такой же напряженный:
   - Не двигайтесь, не то хужее будет.
   Признаюсь честно - я растерялся. Мало того, что все произошло внезапно, да и застало меня это нападение в весьма неудобной позе. Неудобной, как для мага (руки-то оказались заняты), так и неудобной во всех остальных отношениях.
   Впрочем, Ларой, застигнутый врасплох наравне со мной, в точно таком же нелепом положении, к чести сказать, не растерялся.
   - Стоим, стоим, не шевелимся, - очень спокойным тоном ответил он незнакомцам.
   - Вот и стойте, - снова раздался за нашими спинами первый голос. - А-то, ежели что, наши дубины вам быстро бошки-то проломлют.
   - Стоим, стоим, - снова успокоил налетчиков крепыш.
   Я поразился его хладнокровию. Ларой успокаивал незнакомцев, хотя волноваться должны были мы - это за нашими спинами стояло двое молодцов дубинами наизготовку. И если этим молодчагам что-то не понравится, то они устроят дубинам свидание с нашими ребрами!
   - Вот так и стойте, ироды окаянные, - поддержал нападавших неожиданно осмелевший возница. - А-то ходят тут, кто ни попадя, добрых людей стращают. Тьфу на вас!
   - Вот тебе и раз, - прошептал я тихо, чтобы меня слышал только Ларой. - Человеческая благодарность. Слышал о такой? Я - нет. И, между прочим, предупреждал.
   - Да цыц ты. Отвлекаешь, - негромко, но раздраженно ответил крепыш.
   Я? Отвлекаю его? От чего?
   Вот же ж склис побери!
   - Эй, ты, - снова окликнул нас первый голос. - Ты, тот, что с оружием в ножнах. Сымай свой пояс да клади его на землю. Только без вычур. Ежели что, помни - у нас дубины.
   - Да-да - у нас дубины, - снова поддакнул второй.
   Что тут поделаешь? Вот и Ларой подчинился - медленно отняв одну руку от края телеги, он аккуратно расстегнул пояс, и положил его рядом с собой, на землю.
   - Э нет, так не пойдет, - мигом заподозрил неладное первый напавший. - Ты его подальше от себя положи.
   - Дальше не могу, там больно грязно, - заявил наемник. - А мечам влага не нужна. Я положил его, где посуше.
   - Я сказал - положи далее! - не согласился голос.
   - Ну не могу я, чесслово, - снова уперся рогом наемник. - Ты не знаешь, сколько стоит этот меч? А я знаю - я сам покупал его. Потому в такую грязь я его положить ну никак не могу.
   Немного помедлив, он тут же добавил:
   - Не, ежели вам хорошей вещи не жалко, то можно и в грязь, - неожиданно согласился он. - Да только я могу положить его лишь туда, докуда смогу дотянуться своей рукою. Ежели вы хотите, чтобы я положил его подалее, я положу. Вы только скажите, что можно руки от телеги отнять.
   Сзади что-то недовольно проворчали.
   - Хороший меч, дорогая вещь. Берите. Все берите, - снова стал тараторить он. - Нам ничего не жалко. Только нас не трогайте. Мы вам ничего не сделали, а вы нам. Миром разойдемся.
   Невидимая парочка за нашими спинами наконец о чем-то договорилась, и, судя по громкому хлюпанью, двинулась к нам. Я успел удивиться - зачем это Ларою понадобился это представление? А то, что это спектакль, а не нужда, я догадался сразу.
   Все разрешилось быстро - выждав момент, парень вдруг напрягся, что есть силы схватился борт повозки, и, подпрыгнув, сильно лягнул ногами. Лягнул словно кобыла, право слово. Результатом сего сногсшибательного финта стал звук падения нескольких тел. Обалдевший от произошедшего, я медленно разогнулся, и, обернувшись, увидел своих пленителей, лежащих без чувств в мокрой грязи.
   Теперь ополчившиеся на нас сами стали нашими жертвами.
   Вот это да...
   Ларой в отличие от меня, мешкать не стал - поднял с земли ножны, вытащил меч, и прижал его к шее одной из жертв.
   - Пощадите! - неистово взмолился опомнившийся крестьянин. - Умоляю - пощадите! - Обернувшись на голос, я увидел, как бородатый возница молитвенно сложил на груди свои трясущиеся руки, и отчаянно упал на колени. - Пощады, молю. Пощады! - слезно воскликнул он.
   Я перевел свой взгляд на занесшего меч напарника.
   - С чего бы мне их щадить? - задал он крестьянину разумный вопрос. Спокойно задал, без злости. - Они разбойники, и должны понести заслуженное наказание - по закону я могу отрубить каждому из них правую руку.
   - Они не разбойники, - запричитал во весь голос мужик. - Они мои дети. Два моих сына!
   -Твои дети? Положим, - согласился он. - Но это не делает их.... не разбойниками.
   Вот это да - наш Ларой, оказался, то еще... Ларой.
   - Да никакие они не разбойники, милостивый господин, - снова громко запричитал отец незадачливого семейства. - Мы вместе ехали с товаром - я и мои дети. Телега увязла, и, что бы мы ни делали - все впустую. Вот я и отправил детей за хворостом - нарубят, бросят под колеса - телега, чай, и сдвинется. Они возвращаются, а тут вы у моей телеги стоите.
   - Ты хочешь сказать, что они подумали, что мы - разбойники? - догадавшись, о чем речь, озадаченно протянул я.
   - Дык вы стояли у телеги, а я осторонь. И обое вы при оружии.
   - Но ты то, ты-то мог сказать им, что мы не разбойники? - Ларой отвел свой взгляд от распластавшихся тел и упер его в раскрасневшегося от плача бородача. - Мы же сказали, что мы не разбойники.
   Мужчина умолк и потупив взор, виновато уставился в землю.
   - Так то ж вы так говорили, - всхлипнув, трусливо ответил тот. - А на самом-то деле кто его знает? Может, вы удумали телегу вытащить, да затем ее с собой умыкнуть.
   - Но я не собирался этого делать! - нахмурился парень. - Более того - я не дал вам ни единого предлога так думать. Ни единого!
   - Не дали, - согласился расстроившийся донельзя бородач. - Но меч-то у вас. А у кого меч, у того и права. Все права....
   Исчезающую повозку с тремя ездоками мы провожали молчаливыми взглядами.
   - Я же тебе говорил - помогать людям дурное дело, - заметил я, в знак своего триумфа задирая вверх подбородок.
   - Ты говорил, - несколько устало отозвался Ларой. - Но ты ошибался.
   - А? - брякнул я, понимая, что сейчас меня начнут стаскивать с небес на землю.
   - Ты говорил, что не хочешь помогать людям, потому что все они - лжецы и обманщики. Так?
   - Ага.
   - Но ты забываешь, что люди могут лгать не только из корысти, а и из страха. Из страха за свою жизнь и жизни своих близких. Такой страх я понимаю, и такую ложь я могу прощать. И оттого я завсегда готов протянуть людям руку помощи. А там... Там поглядим, что нам сыграют - комедию или трагедию.
   - А что ты станешь делать, если карты будут раскладываться не в твою пользу? - с ехидной усмешкой заметил я.
   На что Ларой без сомненья ответил.
   - В таком случае я буду держать нос по ветру и приложу все силы, дабы не допустить для себя печального исхода. Я ж не для вида сей меч ношу. - Сказав это, он бодро похлопал по ножнам на бедре, словно приветствуя возвращение своего старого друга.
   Услыхав такой ответ, я посмотрел на своего напарника несколько новым взглядом.
   - Какой-то ты слишком умный для обычного наемника. Не находишь? - озадаченно буркнул я, недовольный, что в этот раз Ларой меня откровенно обыграл.
   - А ты какой-то слишком не добрый для обычного мага, - тут же вернул мне в ответ крепыш.
   - А кто тебе сказал, что маг обязательно должен быть добрым? - возмутился я, получив отпор.
   - А где написано, что наемник должен быть простаком? - хитро улыбаясь, отозвался Ларой.
   И я снова не нашелся, что ему ответить.

***

   Мы снова брели на север, но теперь вместо негустого подлеска нас окружал настоящий лес. Деверья вокруг становились все выше, росли они все плотнее, а кроны их становили все гуще. Да и внизу картина не радовала глаз - все чаще путь преграждали поваленные стволы деревьев, а мягкую траву сменил звонко потрескивающий под ногами сушняк.
   - Хм, - недовольно протянул я, когда вдруг заметил, что небо надо мной все чаще начинает темнеть - солнце едва пробивалось сквозь листву.
   - Что не так? - откликнулся протискивающийся чрез бурелом наемник.
   - Ты не считаешь, что пора бы уже посвятить меня в детали нашего задания? - деловито осведомился я, с упоением круша ногами сухие ветки. - Задание-то у нас общее, а в подробности я до сих пор не посвящен.
   - А я-то думал, когда ты об этом спросишь, - с облегченьем откликнулся мой напарник, видимо радуясь, что на этот раз речь пойдет не о высоких идеалах и человеческих низостях.
   - Вот сейчас и спрашиваю, - огрызнулся я.
   - Тогда давай я найду местечко, где можно присесть и поговорить, - словно не слыша моего возмущения, безмятежно ответил Ларой.
   - Место, чтобы присесть? А в двух словах рассказать нельзя, что ли?
   - Нет, нельзя. Вернее можно. Но не нужно.
   - Даже так? Что, наше задание настолько непростое? - удивился я.
   - Да нет - само задание довольно пустяковое: пойти туда-то, и принеси то-то, - с легкой усмешкой ответил он. - Сложность только в его исполнении.
   - Кто бы сомневался, - согласился я. - Иначе, зачем бы вам понадобился маг?
   Собеседник кивнул.
   - Может, тут? - Крепыш огляделся и указал рукой на поваленное дерево. - Давай опустимся тут, и я тебе все хорошенько растолкую, - предложил он, и, подав пример, первым пошел и уселся на черный от времени ствол. Я подошел и уселся немного поодаль.
   - Значит, слушай, - начал разъяснять мне суть дела Ларой. - Само задание, как я и сказал, пустяковое - найти и принести нашему заказчику красноспинного глотуса.
   - Красноспинного глотуса? - Первые же слова вызвали меня удивиться. - А это чего такое?
   - Это зверек это такой. Небольшой, мохнатый. Живет в лесу, в норах, - выправил мое незнание собеседник.
   - Постой-постой. - Я снова нашел причину прервать объяснения. - Зверька? Принести зверька? С каких это пор наемники бегают за какими-то там зверьками?
   - С тех пор, как за них хорошо платят, - снова с легкой улыбкой отозвался Ларой. - Ценность товара - наше все. Я состою в наемниках уже без малого девять лет, и поверь - там, где есть хорошая плата, там ты найдешь и наемного солдата.
   Слышать такое мне было странно, но я ему поверил.
   - Выходит, ваш Хазард получил это задание, и отрядили на дело нас, - подытожил я. - Неужели это животное настолько опасно, что без мага его не поймать? Оно что, особо клыкастое? Зубастое? Плюющееся ядом? Или расставляющее липкие сети?
   - Нет, ничего такого, - тут же заверил меня молодой наемник.
   - Тогда объясни, что это вообще за чудо такое? - Про глотусов, тем более красноспинных, я ничего не знал.
   - Не удивительно, что ты о них ничего не слышал, - отозвался наемник. - Красноспинные глотусы очень редкие звери. Мало кто о них слышал. И еще меньше тех, кто видел.
   - Да? И как же они выглядят? Я спрашиваю на тот случай, чтобы, если я увидел одного такого, я мог бы воскликнуть: "о, смотри, Ларой, вот он, наш глотус"! И завершить задание.
   - Как выглядит глотус? Ну, представь себе барсука. Ты, надеюсь, знаешь такого зверя?
   Честно признаюсь, звери - не мой конек. Вот спроси он меня про деревья, или там, про горшки - тут я смог бы кое-что рассказать. А про зверье разное, лесное или луговое, я ничего не знаю. Ну не люблю я их..... в сыром виде. Вот в жареном - другое дело. Или в тушеном. Или в вяленом. Но более всего мне по вкусу пироги: со свининой, с курицей, с зайчатиной. Вот это я понимаю, люблю и одобряю.
   Но как выглядят барсуки, я знал (видел на рынке, когда ходил покупать барсучий жир), а потому живо представил у себя в голове нужную картинку - крупное, покрытое серым мехом клиновидное тельце с маленькой треугольной головой. Что там еще? Ах да - внушительных размеров лапы с сильными когтями. Есть у барсука и зубы, тоже длинные и острые - зверь, как-никак, хищник.
   - Вообразил? А теперь вдвое укороти его лапы, убери зубы и когти, и покрась спину в заметный алый цвет. Вышло? Получившаяся зверушка и будет глотус.
   Значит глотус это красный барсук на коротеньких ножках? Что ж, выглядит он забавно и несколько нелепо. И - точно не опасно.
   - Погоди. - Я решил озвучить возникшие в голове сомненья. - Если у глотуса нет ни зубов, ни когтей, то, как же он защищается от лесных зверей?
   - Он пахнет прескверно. Этим и спасется.
   Выходит, наше задание - найти редкостного вонючку. Здорово, ничего не скажешь.
   - И как же мы будем его искать? - хмуро полюбопытствовал я - связываться с дурно пахнущей зверушкой мне, само собой, не хотелось - отстирывайся потом. - По запаху?
   Ларой ухмыльнулся.
   - С этим тоже не так все просто.
   - О как? - Задача становилась все сложнее и сложнее. - И что именно тут непросто?
   - А вот что. Глотус - редкое животное трупоед. А поскольку сам он никого одолеть не может, то он нашел себе иную возможность плотно набить брюхо - зверь присоединяется к столу более удачливого охотника. В данном случае - к столу Смертоносного Кувшина. Или Смертекуша, как его называют на юге. Вот там, у Смертекуша, мы его с тобой и найдем.
   - Понятно. А этот, м-м-м, Смертоносный Кувшин, что, тоже какой-то зверь? - спросил я на всякий случай, хотя уже понимал, что никто в здравом уме не сможет назвать животное "кувшином". Но если Смертекуш не зверь, то, склис побери, кто?
   - Нет, Смертекуш это не зверь, - подтвердил мои мысли наемник. - Это - растение.
   - Растение?
   - Да. Хищное растение мертвоед.
   - А? - Растерянно произнес я, в изумленье открывая рот и вскидывая брови. - Растение? Хищное растение? Хищное растение мертвоед? Это что, во имя Бездны, такое?
   - Да, это растение. С виду вполне обычное: корни, листики, цветочки, все такое. Да только эта штука источает ядовитый аромат, вдохнув который, что зверь, что человек, забывает про все на свете, и безвольно идет к цветку, расположенному в самом центре этой мерзости. Идет, чтобы умереть у его корней.
   - Просто жуть какая-то, - воскликнул я, поежившись от представленной в голове картинки.
   Ларой кивнул. И больше не улыбался.
   - Аромат Смертекуша ядовит, но не смертелен. Да только вот корни этого поганца, раскинувшиеся далеко за пределами цветка, имеют острые шипы где-то с палец длиной. И пока жертва, увлеченная дурманом, отыскивает зловредный цветок, ее ноги обращаются, ну скажем так, в решето.
   - И что? - не сразу понял суть опасности я.
   - И все. - Парень обреченно развел руками. - Жертва бродит окрест цветка круг за кругом, раз за разом. И все по этим треклятым шипам. Оканчивает сие тем, что жертва умирает, потому как в ней не остается ни капли крови. А растению только этого и надо.
   Представленное зрелище снова заставило меня передернуться.
   - Фу, жуть. Жуткая жуть, - вновь отозвался я. - То есть, получается, что даже боль и голод не заставят жертву Смертекуша от него уйти?
   - Верно.
   - И это растение своим ароматом может поработить как лесного зверя, так и человека?
   - Так и есть.
   - "И за этим ужасом Хазард посылает нас? Его и.... меня? Надо же, какие детали мне забыли сообщить перед отправкой на задание. Если бы я знал, то отказался б сразу", - яростно кляня себя за недальновидность, с тоскою подумал я.
   - Если бы я знал, я бы тогда... - гневно озвучил свои сомнения я.
   - Поэтому никто тебе ничего не сказал, - насмешливо пояснил Ларой. - Ни Хазард - там, ни я - по пути сюда. Мы знали, что ты струсишь и что попробуешь отказаться от предложенного задания.
   - Струшу? Да испугаться такую мерзость это не трусость. Это - здравый смысл!
   - В страхе нет здравого смысла. Страх - это страх. И только, - невозмутимо ответил парень.
   Вот же непрошибаемый! Разозлившись, я создал магический уголек и метнул его в сторону возвышающегося невдалеке муравейника. А что! Им не горе, а мне - успокоение.
   - К тому же и это еще не все, - заметив, что я успокоился, сказал крепыш.
   - Чего? - чуть не подпрыгнул я. - Это не все? Мелкого вонючки и смертельного аромата нам для заданья мало? - искренне возмутился я, даже не пытаясь представить, что может быть хуже уже рассказанного.
   - Не все. Смертекуш это еще, так сказать, цветочки, - бодро заявил видимо совершенно не испытывающий ужаса Ларой. - Стол Смертекушов часто ломится от обилия разлагающихся туш. А там, где много трупов...
   - Там много и мертвоедов, - закончил я за него. Неужели я все понимаю правильно? Да что же это такое? Час от часу не легче!
   - Угу. Это могут быть ворлоки или гмопсы. Но насколько знаю я, в этих краях чаще всего попадаются склисы. Я слышал, ты их часто упоминаешь. Что, имел честь встречаться?
   Склисы... Большие, ростом человеку до пояса, шестилапые пауки, не плетущие сетей, а затравливающие свою жертву, словно волки или гиены. Бегуны из них так себе, но они охотятся стаей, от полдюжины до дюжины особей в каждой. Мерзкие, склизкие, пульсирующие, словно голодные многолапые гнойники. Любители трупного мяса и не любители непрошеных гостей.
   - Однажды. Но впечатлений хватило, - передернув плечами, нервно ответил я.
   - Теперь ты знаешь все. И разумеешь, отчего в нашу команду был выбран мечник - тот, кто способен защитить людей от склисов и от других опасных животных. Это я, - заметил Ларой. - И...? - Он выжидающе посмотрел на меня.
   - И? - вернул я вопрос - я не понимал, к чему он клонит.
   - И маг огня - тот, который может наложить защиту на разум от чар ядовитого Смертекуша.
   Заклинание для защиты разума? Да, наложить такое я могу. Теоретически могу. Но заклинатель из меня, постигшего лишь азы за год обучения, такой же, как и врачеватель. Или же - маг-боец.
   То бишь - не ахти.
   Ай да Хазард, ай да склисов сын - такую заботу мне подбросил. Ну, спасибо. Ну, удружил.

***

   Обуреваемый раздирающими меня чувствами, я продолжал двигаться все дальше и дальше в чащу леса. Да, несомненно - как магу мне хотелось и хоть раз пройти через ароматную ловушку Смертекуша, и победить шестилапых склисов. Хотелось не столько для того, чтобы было потом, чем похвастать, сколько для того, чтобы действительно было чем гордиться. Но проходить через эти испытания совсем зеленым магом, да еще и, так сказать, ненароком, по чужому умыслу, мне отнюдь не улыбалось. Отнюдь.
   Хазард, Хазард, что б тебя. Вот стану настоящим магом, тогда я тебя найду, и мы посмотрим, за кем будет последнее слово.
   Наткнувшись на замершего крепыша, я вынужден был прервать свои размышления.
   - Пришли, - уверенным тоном сообщили мне.
   Я сделал еще пару шагов и, выглянув из-за широкой спины Лароя, увидел впереди пологий спуск.
   - Это место называется Темная впадина, - пояснил он мне. - То, что нам надо, находится там. - Проследив за вытянутой рукой, я уперся взглядом в небольшой лесок из могучих деревьев с обширными кронами, скрывавшими собой все свои тайны.
   Я поежился - спускаться в тот лес мне не хотелось. Но раз уж я тут, не поворачивать же назад?
   Продвигались вниз мы медленно и осмотрительно. Не столько из-за покатого склона, сколько из-за наличия разнообразной, а главное, непуганой живности, нисколько не боящейся перейти нам дорогу. Да и Ларой, услышав подозрительный шум и треск, каждый раз проявлял излишнюю осторожность и заставлял прятаться то за деревом, то за камнем.
   В основном тревожился он зазря. Часто источниками шума оказывались не поделившие что-то вороны, реже - лисы или куницы, куда-то шустро спешащие по своим делам. Кстати и лисиц и куниц я узнал безо всякой подсказки со стороны Лароя - эти зверушки были частыми ночными гостями в крестьянских курятниках, а потому, то становились героями разных поучительных историй, то скоблеными шкурами, сушащимися на солнце.
   Но несколько раз дорогу нам переходили подлинно опасные звери: два раза мы видели небольшие стаи серо-коричневых волков. В одной мы насчитали восемь зверей, а в другой - одиннадцать. Да, не хотелось бы встретиться с такими лицом к лицу. А один раз мы заметили небольшого медведя, зачем-то обдирающего кору с молодого деревца.
   - Красивый, - заметил я, любуясь, как сверкает на солнце бурая шерсть.
   - Опасный, - не разделил моего мнения Ларой. Ну и пусть.
   Обилие зверья удивило меня, и я поделился мыслями с напарником.
   - Меня предупреждали, что такое возможно, - вскользь заметил парень. - Это, как бы, ожидаемо.
   - То есть? - не понял я.
   - Смертекуш порождает обилие трупов. Обилие мертвых туш привлекает множество трупоедов. Обилие падальщиков же привлекает много хищных зверей. Это как богатый город привлекает к себе множество нищих и воров. То есть, где есть деньги, там всегда появляются люди, хотящие их присвоить. Или украсть. По крайней мере, именно так мне это и объяснили, - признался молодой наемник.
   О как. Занятненько.
   - Ты на удивление много знаешь о всяком лесном зверье. Откуда? - поинтересовался я из любопытства.
   - Я знаю? Да ты что. Нет - о зверях я знаю не на много больше, чем знает о них обычный путешественник, - последовал неожиданный ответ.
   - Но ты же столько всего знаешь: о глотусах, о Смертекушах, о склизах... - позволил себе усомниться я.
   - Ты про это. Так это я у Вильяма, у нашего охотника поспрашивал, что, мол, да как. Он среди нас, наемников, по части зверья, мастак - третий год как мясо и пушнину приносит.
   - Пошел, значит, и все выспросил?
   - Ну да. Ведь оно как оно: больше знаешь - дольше проживешь. Или как-то так.
   Вот оно как - просто взял и просто спросил? Но даже это одно говорило многое о нем, как о человеке не глупом, а серьезном и сообразительном - никто ему не ничего приказывал разузнавать, а он не поленился, нашел и время, и человека. И выспросил. Молодчага.
   Время шло, ничего страшного не происходило, и я уже расслабился, наивно полагая, что встречи со склисами мы сможем и избежать.
   Но - не избежали.
   Мы уже почти обошли большую россыпь белых валунов, торчащих из земли, словно гигантские пальцы, когда с противоположной стороны появилось с полдюжины серо-желтых шестилапых тварей.
   Склисы! Склисы, чтоб в их гнездах мокро было!
   Едва завидев нас, стая с грозным шипением бросилась в нашу сторону.
   - Становись мне за спину! - громко рыкнул мне быстро пришедший в себя напарник.
   - А? - непонимающе отозвался я, непроизвольно хватаясь за топорище. Я не хотел сражаться - мою душу заполонил все прожигающий страх.
   - Я - боец. А потому их встречу я, - пояснил Ларой, рывком снимая со спины щит, и вынимая из ножен меч. - Ты только прикрой мою спину. В бой ты вступать не будешь. Ну, уразумел?
   Я понял, что меня приглашают принять участие в битве, где я, сражаясь плечу к плечу с надежным товарищем, могу покрыть себя славой долгой и неувядающей славой.
   - У нас получится. Все получится, - споро увещевал меня Ларой. - Только не подведи!
   Но полагаться на других я не умел. А потому сделал то, что первым пришло мне в голову - сиганул в сторону ближайшего белого камня, возвышавшегося над землей не менее чем в полтора моих роста, и, ловко перебирая руками и ногами, шустро полез наверх. Тут зацепиться, там подтянуться, и вот я уже на самой вершине, в относительной безопасности от приближающихся врагов.
   Увидев мой финт, Ларой громко выругался, но лезть за мной не стал, а прижался спиной к одному из валунов, стоявшему в десятке шагов левее меня, и приготовился отбивать атаку.
   Что-то мне это напоминает.... Ах, да - утренняя встреча в волками, схожа один в один. Ну надо же, ха-ха-ха!
   Однако не совсем похожа. На этот раз свора нападающих разделилась. Два склиза пожелали видеть своей добычей именно меня, и теперь эта парочка бессильно толклась у каменной основы, тщетно вздымая вверх короткие передние лапы с острыми шипами, и в бессилии клацая мелкими зубами. Ларою же достались четверо склисов.
   -"Что ж, отлично: каждому - по талантам", - ехидно ухмыльнулся я.
   Снизу меня окликнул уже сражающийся с монстрами Ларой.
   - Ну что ты творишь? У тебя совершенно нет никакой дисциплины. Я сказал тебе прикрывать мою спину. А ты?
   - Без обид, но мне тут сподручнее, - крикнул я парню со своего насеста.
   - То есть бросить товарища в беде, это сподручно? - хмыкнул он, принимая атакующую тварь на щит. - Так?
   - Да я не про это, - огрызнулся я. - Просто как хочешь ты, я не умею. Не могу. А потому - буду делать по-своему.
   - Как тогда, в лесу?
   - Ага, - согласился я и тут же нашел повод взбрыкнуть: - И вообще - если хочешь знать, это мой второй настоящий бой. Настоящий, а не тренировочный, как было в Монастыре до этого. А потому, вместо того, чтобы браниться, лучше поблагодари меня, что я не струсил и не сбежал.
   - А что, мог бы? - случай осведомился тот, отбивая мечом протянутые в его стороны хищные лапы.
   - Издеваешься? - возмутился я. - Раз я дал слово, что помогу, значит, помогу. Ладно, - я снова стал серьезным. - Ты там держись, а я подумаю, чем помочь. Только раньше времени не помри!
   - Да уж, постараюсь, - кивнул наемник и тут же переключился на склисов: - А ну, твари шестилапые - такие из лап у вас лишние - подставляй!
   Выяснив все с Лароем, я перевел взгляд под камень и вздрогнул - я впервые увидел этих тварей настолько близко. Раскормленные тела, чем-то напоминающие свиные туши, ритмично покачивались с боку на бок на своих крепких черных ногах. С их голов, чем-то напоминающих человеческие черепа, обтянутые тонкой полоской кожи, на меня смотрели гроздья ничего не выражающих круглых черных глаз. Их безгубые рты непрестанно шевелились, издавая какие-то странные непонятные звуки. Но, сколько я не вслушивался, ничего разобрать не мог.
   - Ф-фушк, уф-фшанк, - шипела в мою сторону левая особь.
   - Пшишак, запшинг фабаша, - вторила ей другая.
   Меня передернуло. Фу, мерзость. Как есть мерзость
   - Сейчас вы у меня поджаритесь, как мясцо на костерце! - переборов страх, сурово прикрикнул я, и от избытка чувств погрозил паукам-переросткам кулаком. Испугавшись, те быстро втянули головы в ниши между плечами, но разглядев, что мои угрозы так пустыми словами и остались, вновь принялась вытанцовывать под моим камнем свои странные танцы.
   Что ж, вот и познакомились.
   Я вытянул вперед левую руку, сосредоточился и прочел свое заклинание, как делал это сегодня утром. В ладони возник черный, поблескивающий яркими искрами, уголек. Особо не целясь, я метнул его вниз, в одну из серо-желтых туш - с расстояния в пару локтей промахнуться не возможно.
   Но меня ожидало полное разочарование - попав в цель, уголек пружинил и отскочил в сторону, не причинив жирной твари никакого видимого вреда.
   - Эй-эй-эй! Так не честно! - возмутился я.
   Странно. Что не так? Или это была случайность?
   Я создал новый магический уголек, и второй раз бросил его паука. Вновь попадание, но заклинание, отскочив, не принесло врагу ни боли, ни подпалин. Я создал и метнул третий уголь, четвертый, пятый - безрезультатно.
   Но все же я понял, что к чему: у меня ничего не получалось из-за того, как были устроены эти пауки - моим магическим углям просто не за что зацепиться на их скользких и упругих телах. Атаковать их моей магией, это все равно, что пытаться ранить облепленную слизью лягушку круглым камнем-голышом.
   Гадство, гадство, гадство. А я уже мнил себя смерть несущим Магом.
   Эх...
   Утонув в самобичеваниях, я отвернулся, и едва не пропустил тот момент, когда пауки-монстры запрокинули брюшки и плюнули в меня сгустками липкой белой паутины. Увернулся я просто чудом, даже случайно. И опять же случайно, потеряв от испуга равновесие, чуть не навернулся со своего места вниз.
   Усидев мои неловкие движенья, оба склиса еще громче зацокали челюстями, словно смеясь над моей неловкостью.
   - Что? Смеетесь? - возмутился я. - Смейтесь-смейтесь, пока я из вас углей не наделал.
   Нужная мысль пришла ко мне внезапно. Я сосредоточился, вызвал уголек и, прицелившись, снова, как и раньше, метнул его вниз. Но не на тело одной из тварей, а прямо в ее раззявленный рот.
   Уголь ушел в зев пасти, как камень в воду - точно в цель. И, о Боги - какой тут поднялся вой! Поймавшая огненного шершня тварь дико завизжала, словно и правда была свиньей. Казалось, что от ее визга: смачного, сочного, с истерическими перепадами от тонкого щенячьего до захлебывающегося рокочущего, готовы соваться с места даже деревья. Сбежать, вытянув из земли свои разлапистые корни и прихватив их, словно подол девичьего сарафана. Сбежать, лишь бы не слышать этого ужасного, пробирающего до самых костей, крика.
   - Ага! - победоносно воскликнул я. - Что, вкусили моей новой силы? - Я расхохотался. - А я всегда говорил - не спеши развевать роток на понравившийся кусок - можешь и подавиться.
   - Слышу, ты там отменно воюешь! - услыхав мой победный возглас, откликнулся Ларой.
   - Одну тварь я уже победил. Осталась еще одна, - весело огласил я ход проходящего боя.
   - Тогда поспеши разделаться с ней, и иди ко мне.
   - И комар лошадь свалит, если волк пособит, - схохмил я в ответ и тут же добавил: - Держись там. Я скоро!
   Ужаленная в глотку тварь уже успела куда-то сбежать. Что ж, тем лучше. Приноровившись и выждав удачный момент, я запустил магический уголь в голодную пасть второго склиса, все еще отчаянно пытавшегося стянуть меня с каменной высоты.
   Снова вой, на этот раз вперемежку с плачем - вторая тварь бессмысленно закружилась на месте, потеряв к своей жертве, то бишь, ко мне, всяческий интерес.
   Отлично. Просто замечательно. И магия у меня хорошая, и сам я, как маг, что надо!
   На всякий случай я еще какое-то время просидел на камне, и, убедившись, что раненный монстр не проявляет ко мне внимания, я прыжком покинул свое насиженное место и, приземлился с видом победителя. Еще бы! Первый бой с монстрами, первый поверженный враг и первая победа!
   Но сраженье еще не окончилось. Я бросил взгляд налево, где бился с четверкой шестиногих пауков Ларой. Да, каждый паук был почти вдвое меньше его. Да, у склизов не было панциря или какой другой брони. Но их было четверо. А значит, одному наемнику противостояли четыре пасти, четыре плевалки паутиной, и большое множество шипастых лап.
   - Я справился, - крикнул я, стараясь перекричать шипенье пауков. - Что делать? Чем помочь?
   - Отвлекай их по одному. Как тогда, в первый раз, - отдал команду наемник.
   - Но моя магия против них слаба, - тут же поделился своими новыми познаниями я.
   - А топор-то тебе на что? - мигом последовал ответ.
   Топор... Приближаться к склисам на расстояние удара мне ой как не хотелось, но я понимал, что иного выхода нет.
   Эх - была не была!
   Собравшись с духом, я выхватил оружие из-за пояса, и, подскочив к одной из тварей, с силой рубанул ее по спине. Рубанул не удачно - лезвие топора мягко отскочило, не причинив лысой твари никакого вреда. Не удивительно - мой топор-то хоть и неплох, но заточен не очень. Ну не рассчитывал я на бой. Не рассчитывал.
   Однако мой удар не пропал даром - озадаченная внезапной атакой тварь медленно развернулась, чтобы напасть на своего нового обидчика. Повернулась ко мне лицом, пастью и лапами, а спиной к Ларою. Чем тот с радостью и воспользовался, сделав короткий, но мощный выпад. Не удар, а именно выпад. Острие меча с легкостью проткнуло упругую спину паука, словно вертел - мясную тушу (хотя упаси меня боги от такого кушанья). Рана твари разом вспучилась, вынося наружу тугой узел из грязных кишок и паутины и брызги прозрачной зловонной жижи. Рассеченный паук резко вздрогнул, запричитал и, растолкав своих товарищей, бросился бежать, оставляя за собой липкий и дурно пахнущий след из внутренностей и крови.
   - Давай, давай, - подзадорил меня Ларой, отбиваясь уже от тройки пауков. - Ты отвлекаешь, а я добиваю.
   - Как скажешь, напарник, - ободренный вкусом приближающейся победы, весело отозвался я
   Я повторил свою уловку еще один раз, и так же удачно. Удар - тварь, расталкивая своих собратьев, поворачивается в сторону нового агрессора. И вот - мы стоим лицом к лицу. Точнее - лицом к морде. Тварь яростно клацает на меня зубами, вздымает в мою сторону свои черные лапищи, готовится напасть, порвать и покусать... и получает сзади мощный колющий удар. Визг, крик, отвратное хлюпанье - и она, забыв про меня, уносится в леса, оставляя на земле хорошо заметный след.
   С оставшимися пауками-склизами Ларой расправился без меня. Я не удивился - как-никак, он воин.
   После такого боя мы просто не могли не устроить привал.
   - Что, испугался? - осведомился Ларой, распределяя съестное из своего мешка.
   - Есть немного, - признался я. А чего кривить душой? Тут любому бы было не по себе. У меня, вон, до сих пор коленки трясутся.
   - Я же говорил, что мы справимся, - заверил он, откусывая кусок вяленого мяса и запивая его чем-то желтым, по запаху похожим на ячменное пиво. - Но знаешь - когда ты скакнул на камень, то на какое-то мгновение мне подумалось, что ты струсил и собираешься от меня удрать.
   - Я тебе уже говорил - у меня и в мыслях этого не было, - гордо ответил я. - Я не трус. Но так оно надежней. Я же маг. А магам для создания заклинаний нужно время. Вот потому-то я предпочел битве на земле битву... над землей. Понимаешь?
   - Только по этому? - не поверил он.
   - Ну, в том числе по этому, - не пожелал открывать всей правды я. Да, я уважаю этого парня. Немного, но уважаю. Но чтобы всецело довериться ему - этого во мне еще не было.
   - Ага, - задумчиво протянул крепыш. - Я и не знал, что магам для колдовства надобно время.
   - Правда, что ли? - усомнился я.
   - Правда, правда,- подтвердил он еще раз, снова вгрызаясь зубами в мясо. - Магов в нашем отряде никогда не было. Потому-то мне мало про вас известно.
   - Что ж, я рад, что я тебя просветил, - многозначительно заметил я.
   Ларой кивнул и с задумчивым видом снова принялся за еду.
  

***

  
   - Что будем делать дальше? - спросил я после того, как мы немного восстановили силы. Хотя спрашивать о наших планах не было нужды.
   - Ничего не изменилось - будем искать Смертекуша, - заявил Ларой, пряча остатки еды в мешок.
   Я тяжело вздохнул - искать смертельно опасное растение, да еще и после боя со склисами, мне совсем не хотелось - впечатлений на нынешний день у меня уже достаточно.
   - Где и как мы его будем искать? - смирившись с судьбой, осведомился я.
   - Как я помню, владения Смертекуша начинаются прямо за этими камнями. - Парень указал на лес, высящийся за белыми каменными "пальцами". - Задумка Хазарда была такой - ты накладываешь на нас обоих заклинание, очищающее разум, и мы начинаем бродить по лесу в поисках нашего растения.
   - Э-м-м... - озадаченно протянул я.
   - Ну чего? - повернул ко мне голову Ларой.
   - Про ту часть, с заклинанием, я понял. Только вот где именно мы будем его искать? В какой части этого обширного леса? Там? - Я двинул ногой вперед, указывая на деревья прямо передо мной. - Или там? - Я махнул рукой на зелень слева от себя. - Или там? - Я махнул на кустарник справа. - Или где-то между этими местами?
   - Будем искать во всем лесу, - безапелляционно сказал наемник. - И столько времени, сколько на это потребуется.
   - Угу. - То, что так нужно для задания, это понятно. Но прочесывание всего леса займет время. Много времени. Того самого времени, которого я категорически не хотел терять - уже и без этого у меня целый день сгорит насмарку.
   - А можно все сделать и по-другому, - очень медленно произнес я.
   - По-другому? Это как?
   - Ну... - нерешительно начал я, - можно не спешить с накладыванием заклинания. Мы можем пойти в лес и отыскать Смертекушаа по воздействию аромата.
   - Но ведь его аромат опасен? - изумился такому подходу Ларой.
   - Но не смертелен! А если мы знаем, чего опасаться, и будем на стороже, то сможем избежать смертельной ловушки растения. И сбережем свое время, - выложил я последний козырь.
   Ларой нахмурился и задумался.
   - А ты уверен, что ты сможешь...ну... того - вовремя избежать воздействия Смертекуша?
   Хороший вопрос.
   - Да конечно уверен, - решительно заверил его я, хотя твердой уверенности, понятное дело, не испытывал. - Будем идти медленно и осторожно. И, как говорят у нас в деревне, держать глаза на макушке, а ухо востро. Авось и справимся.
   - Авось? - насупился наемник.
   - Точно справимся, - снова засвидетельствовал я - терять выигранное таким образом время мне не хотелось.
   - Это... рискованно, - немного подумав, сказал Ларой.
   - Ха - не более рискованно, чем сраженье со склисами, - парировал я.
   - Так те пауки это просто монстры. И притом - не самые сильные.
   - Может это они для тебя не сильные. А вот для меня - очень даже да.
   - Забудем о пауках. Раз ты так уверен - хорошо, пусть будет по-твоему, - наконец согласился он. - Станем держать глаза на макушке и ухо востро... чтобы это сей час не значило.
   И мы осторожно двинулись в лес, навстречу невидимой ловушке.
   - "Итак, что я имею", - лихорадочно соображал я, то и дело оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло бы сойти за признак надвигающейся опасности. - "Мой враг - цветок с чарующим ароматом. Я слабо представляю, как он может воздействовать на зверей. Но, как он действует на людей, я догадаться должен. Должен, пока у меня есть на это время".
   Я сделал еще несколько шагов и снова призадумался.
   -"Что мне известно о Смертекуше? Ларой говорил, что человек, привлеченный соблазнившим его ароматом, забывает про все, и идет к цветку, да там и остается.
   И исключений нет. Под влияние его аромата попадают все: и стар и млад, и мужчина, и женщина, богач или бедняк. Что же такое их соблазняет? Что же, склис побери?"
   Еще с десяток шагов и снова осмотреться.
   - "Почему человек, вдохнувший аромат этого растения, сбивается с задуманного пути? Может, это аромат опьяняет людей? Нет, не подходит. Может, лишает их памяти? Нет - это тоже как-то не то. Может он просто лишает сил? Нет - не оно. Тогда что же он с ними такое он делает. Что?"
   Сделать пару шагов - осмотреться. Еще полдюжины шагов - и снова осмотреться.
   -"В чем я уверен, так это в том, что аромат цветка это не чары. Точно не чары. Это что-то другое, более простое, но от этого не менее эффективное. Что-то в его аромате заставляет человека забыть одно и увлечься другим, как аромат сивухи - жаждущего хмеля пропойцу.
   Только вот беда - всяк человек разный, и все увлечены по-разному. Однако же этот гад покоряет всех.
   Какая же слабость есть у нас, людей? Какая-то одна, общая слабость.
   Во имя пяти великих огненных богов - какая?"
   - Не беги. - Очнувшись от своих размышлений, я попридержал привычно вырвавшегося вперед меня наемника. - Лучше иди рядом.
   - Что так? - тут же отозвался напарник, но совета моего послушался. Теперь мы стояли вместе. - Ты что-то ощутил?
   - Пока нет, - покачал головою я. - Я немного догадываюсь, что именно тут происходит. Но только немного. А потому лучше тебе не спешить. Если мы будем держаться вместе, то вместе все и почувствуем. И это поможет нам разобраться.
   - Хм, - неопределенно протянул Ларой.
   - Знаю, что звучит все расплывчато и странно, - скривился я. - Просто держись все время рядом и все. И если что странное увидишь - дай знать.
   - Что именно? - неуверенно вопросил наемник.
   - Да все что угодно. Но что-то действительно стоящее, важное,- не очень определенно ответил я.
   - Опять ничего не уразумел. - Услышав столь пространное определение, Ларой напрягся. - Ты толком-то скажи, а?
   - Если б знал, то сказал, - нервно заверил я его - мне самому уже надоела эта игра словами. Но как описать неописуемое? - Словом - иди рядом и смотри в оба.
   Новый шаг, еще и еще. Я в который раз огляделся. Слева - густой куст неспелой малины. Чуть подальше - заросли крапивы. Справа - трухлявый пень, наполовину заросший мохом. Чуть правее - несколько камней, до половины ушедших в землю. Все это - обычные спутники леса. Но то, что я их вижу, это хорошо? Или плохо?
   На мгновенье мне вдруг почудилось, что сейчас я ступаю не по твердой земле, а по топкому болоту, где моя жизнь зависит от того, насколько верно я разглядел все видимые и невидимые подсказки. И это меня порядком нервировало - я ощущал себя, как согнутый до пределов лук. А мы еще не прошли даже сотни шагов. Что же будет дальше?
   Первым необычность заметил Ларой.
   - Гляди, что это там? - воскликнул он и показал мне рукой куда-то в сторону.
   Я присмотрелся. Сначала я ничего не заметил. Но приглянувшись получше, я увидел впереди, за кустом малины, что-то непонятное. Что-то тонкое и... белое. Да, несомненно, белое. Словно лист пергаментной бумаги. И не чистый, а покрытый какими-то завитушками.
   Очень знакомыми, за год изучения, завитушками.
   - Свиток с заклинаниями, - узнал его я. - Но откуда в глухом лесу мог оказаться такой предмет? Неужели ветром занесло?
   - Свиток? Где? - принялся озираться Ларой.
   - Где-где? В коровьем... д-р-р! - вспылил я, чуть не ляпнув в рифму. - Сам же на него указал, а теперь издеваешься.
   - Я заметил на земле что-то круглое и блестящее, но никак не какой-то свиток, - несколько насуплено отозвался наемник. - Что-то похожее на золотую монету. Но увидеть ее здесь, в лесу...
   - Что? Целая золотая монета? Где? - жадно воскликнул я.
   - Да вот же, - и Ларой снова указал на листок пергамента, прячущийся от нас в десяти шагах.
   Н-да...
   Происходящее заставило меня не на шутку напрячься. Нельзя перепутать монету и лист пергамента. Это невозможно. Никак не возможно. Получается, глядя в одну сторону, мы видим совершенно разные предметы. А это значит...
   - Это работа Смертекуша. - Похоже, к этому выводу пришел и Ларой.
   - Да, - согласился я, разглядывая это странное нечто. - Каждый из нас видит что-то свое. Что-то важное именно для себя.
   - То бишь, так работает его аромат? - озадаченно охнул парень.
   - Угу, - согласился я. - Аромат Смертекуша не показывает нам ничего... такого. Никаких навязанных видений, ощущений, и всего такого прочего. Зато он в наглую пользуется нашими чувствами, и каким-то образом делает так, что мы видим то, что сами хотим увидеть.
   - Ты - бесхозный свиток, а я - ничейное золото. Так?
   - Так. А потом "счастливец" сходит с тропы, и идет за этой приманкой прямо в ловушку Смертекуша.
   - За еще одной и еще одной монетой?
   - Или за еще одним еще одним, появляющимся из ниоткуда, заклинанием.
   - Вот это да, - изумился он.
   - Угу, - мрачно поддакнул я - раскрытая тайна зловещего растения сразила меня до глубин души.
   - Получается, что ты очень падок на золото. Так? - спросил я просто для того, чтобы немного отойти от потрясения.
   - Ну..., - ответил парень, явно не делая из этого тайну. - Зачем еще мне идти в наемники? Этим парням хорошо платят. А деньги мне нужны. А ты? Твоя слабость это заклинания?
   - Да. Но не все, а лишь те, что я еще не читал. - Я снова взглянул на обманчивое видение. Мерзкие ощущения никуда не делись: какой-то несчастный цветок пытался меня убить, выдавая желаемое за действительность. Эх - найду его и сразу же вырву с корнем. Чтоб неповадно было меня морочить.
   - А я удивляюсь другому - почему мы все еще можем владеть собой? Почему мы, сломя голову, не спешим к самому цветку? А?
   - Так тут-то все понятно - цветок Смертекуша находится где-то рядом, но еще достаточно далеко, чтобы его аромат начал действовать на полную силу, - смело ответил я. - Словом - наша задумка удалась - мы почти его нашли.
   - Тогда, Сайвер, колдуй свое заклинание, и пойдем, отыщем эту заразу, - вывел меня из угрюмости Ларой.
   Ах да, заклинание.   
   Я протянул левую руку к своей голове, обхватил ее так, чтобы мизинец и большой палец легли на виски, и вспомнил вдолбленные в Монастыре заветные строки. Заклинание, очищающее разум, было длинным и витиеватым - впрочем, как и все заклинания первого года обучения, не требующие немедленного применения.
   - Услышь меня, Альветар, великий бог небесного огня. Услышь меня, Елентор, великий бог не укрощенного огня земного. Услышь меня, Калантар, великий бог человеческого очага. Услышь меня, Полигарн-адарн, великий бог подземного огня. Услышь меня, Фендобаир, великий бог огня телесного. Заклинаю вас властью, дарованной мне от рождения - дайте мне силы....
   Заканчивая говорить, краем глаза я заметил, как на кончиках моих пальцев вспыхнули и погасли золотые искры. Все, готово - заклинание хоть и слабенькое, но для наших нужд оно вполне должно сойти.
   Что я сейчас и проверю.
   Я снова взглянул на подозрительное место, чтобы оценить результат волшебства, и на месте листка пергамента увидел обычный булыжник.
   - Морозная стужа! - выругался я.
   - Что?
   - Сработало, - уверенно огласил результаты я.
   - И что ты видишь? - спросил напарник. Вместо ответа я поднял руку и повторил процедуру заклинания, но на этот раз - с головой Лароя.
   - Услышь меня, Альветар, великий бог небесного огня. Услышь меня, Елентор, великий бог не укрощенного огня земного. Услышь меня, Калантар,...
   Получив магическую защиту, наемник бросил взгляд вперед, и, наткнувшись на камень вместо монеты, вздрогнул.
   - Да что б его на песок протерло, - удивленно промолвил он.
   - И тебя пробило? - понимающе хмыкнул я. - Чистой воды обман. Обман на пустом месте.
   Мерзость. Как есть - мерзость.
   - Пошли туда?
   - Пошли.
   Но даже идя под защитой заклинания, мы не испытывали ни малейшего приятного чувства, потому как дальше наш путь оказался усеян множеством свежих и полуразложившихся трупов, лежащих между алыми шипами, густо покрывшими коварную землю. Вот труп какого-то серого пушистого зверька, тут - останки молодого кабана. Там - две крысы, чуть левее - хорек. За ромашками - труп волчонка, за сухой упавшей веткой - распластанное тельце белки: Смертекуш расстарался вовсю.
   Через некоторое время мы могли лицезреть короля этого лесного погоста. Цветки Смертоносного Кувшина и в самом деле чем-то напоминали небольшие кувшины, только живые, пульсирующие, влажные от капелек росы. Ближе к вершине окрас цветков переходил из темно-бардового в ярко-алый, а на самой его верхушке обильно колосились полупрозрачные тонкие гребни.
   Красивые цветы, ничего не скажешь. Но - такие же опасные.
   - Ну вот, мы нашли его. Чего дальше? - с некоторой напряженностью в голосе переспросил я - соседство со Смертекушем мне действовало на нервы.
   - Ищем красную зверушку с непомерно короткими лапами, - быстро распорядился Ларой. - Для него тут - самое место. Как найдем - спеленаем, и прочь отсюда.
   Глотуса нам пришлось искать не долго, ибо как сказал Ларой, это место, от которого обычный человек питал отвращение, для зверька-трупоеда было такой же несбыточной роскошью, как для меня - место за баронским столом.
   - Вот он, - провозгласил Ларой и, метнувшись в густые заросли, вынес оттуда красный меховой шар. Я подошел, пригляделся - и, верно, вылитый барсук. Только раздувшийся, как сукотная кошка.
   - Именно это, зачем мы пришли в такую даль? - с некоторым удивлением спросил я у парня.
   - Да. Это он, красный глотус, - подтвердил крепыш, доставая из-за пояса крепкую веревку.
   Простота, с которой вы полнили наше задание, несколько меня насторожила.
   - То есть это именно то, что мы искали? - снова спросил я его.
   - Да, верно, - снова ответил он, сноровисто мастеря из веревки сумку-переноску.
   - То есть это, хм, именно то, что мы... хотели? - вновь осторожно поинтересовался я.
   Ларой прекратил свои действия и удивленно посмотрел на меня.
   - Ты, это, на что намекаешь? - понимая, что я не просто так повторяю вопрос, настороженно поинтересовался он.
   - Так это, как бы.... Мы сейчас находимся у того самого Смертельного Кувшина и держим то, скажем так, что хотели получить больше всего. Может это, хм, еще одна ароматная иллюзия? Ну, как тогда?
   Ларой понял, что я имел ввиду, и медленно перевел взгляд на зверька, затем - на меня. Потом опять, но уже испытующе, на свой трофей, а потом на меня, но уже с надеждой.
   - И как теперь узнать, что мы, не это, ну, не наш с тобой вымысел? - с нескрываемой тревогой спросил у меня наемник.
   Как-как? Только одним путем.
   Я приложил свою руку ко лбу и вновь сотворил заклинание защиты разума. Затем я вгляделся нервно ворочающийся трофей - ничего не изменилось. На всякий случай повторил заклинание еще раз - с тем же эффектом. А потом и третий - так, для пущей надежности.
   Глотус как был дурно пахнущим меховым шаром, так им и остался.
   - Ну что, не иллюзия? - вопросил начавший терять терпенье наемник.
   - А ты сам убедись. - Я наложил заклинание и на него - раз, другой, третий. Все, как маг я выдохся полностью. - Что видишь?
   - Глотус как глотус. - отозвался он. - Мягкий теплый и вонючий. Хочешь понюхать?
   - Сам его нюхай, - отшатнулся я. - Давай связывай его, и скорее пойдем отсюда. Я с этими вашими заданиями скоро совсем с ума сойду.
   - Да и у меня от сегодняшних приключений по спине бегают не мурашки, а целое стадо кабанов. Не боись - дольше, чем нужно, мы не задержимся.
   О том, чтобы порубить злосчастные цветы на куски, я уже не думал - я хотел лишь поскорее убраться от этого кошмарного места и вернуться к привычным делам.

***

   Но едва мы вышли из леса, как нас ожидал сюрприз.
   Неприятный такой сюрпризец.
   Едва мы прошли на засыпанную валунами поляну, как из-за камней неспешно вышли четыре фигуры. Все - мужчины. Все - крепкие, высокие, коренастые. И все - при оружии. А взгляды у них... Ох, какие недобрые, склис задери, взгляды.
   Первым на неприятности среагировал Ларой
   - Забирай глотуса и становись мне за спину, - тихо скомандовал мне наемник.
   - Эй, но... - Как всегда, у меня имелось собственное мнение.
   Но крепыш меня перебил.
   - Встань. За. Спину, - зло, по словам, повторил Ларой. - Иначе я буду первым, кто тебя сейчас на куски порежет. Понял?
   Чего-чего, а такого тона я от него не ожидал. Понимая, что напарник это говорит неспроста, я мигом выполнил его распоряжение, и уже из-за его спины принялся внимательно разглядывать появившуюся компанию. Нет, я, конечно, понимал, что они пришли сюда не за грибами-ягодами. Но неужели все настолько плохо, что стоит так осторожничать?
   - Все. Встал. Чего еще? - пробурчал я. недовольный его командованием.
   - Стой и не шевелись. Нет - лучше не шевелись и помалкивай.
   - Как скажешь, - обиженно сказал я и продолжил рассматривать нежданных гостей.
   Перед нами стояло четверо. Лет им, судя по растительности и морщинам, где-то по тридцать-сорок. Здоровые, должен признаться, лбы. В руках - сплошь дубины и топоры. Это заставило меня еще раз задуматься. На оружие охотников оно походило мало - скорее, так могли вооружаться охранники караванов. Да только где их караван-то? Что-то нигде не видно.
   Я перевел взгляд на их одежу. Их одежда, а точнее подобие кожаных доспехов, что были на Ларое, тоже не внушала ни уважения, ни спокойствия - вся какая-то нескладная, то чересчур свободная, то через меру обтягивающая. Словно бы снятая с чужого плеча - тоже знак не хороший.
   Я поднял взгляд и внимательно прошелся по лицам незнакомцев. Да какие там, к бездне, лица? Морды: грязные, немытые, щетинистые, красноносые.
   Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы сделать верный вывод о том, кто стоял перед нами.
   - Это что, разбойники! - вопросил я, и сам испугался сказанного.
   - Только уразумел? - съехидничал Ларой.
   - Я маг, а не...умник какой-нибудь, - огрызнулся я. - И разбойников только в книжках видал.
   - Твое везение, что с тобой нынче я. Иначе не читать бы тебе более этих книг.
   Я хмыкнул, но спорить не стал - не до этого.
   Наконец один из четверки - высокий, рыжий и тощий, решил пообщаться.
   - Боитесь нас? - с нескрываемым удовольствием осведомился он. - И верно - нас надо бояться. Здоровее будете.
   Трое остальных, услышав шутку своего предводителя, весело заржали. Хотя чего тут смешного-то?
   - Чего надо? - сурово спросил Ларой, уже успевший взять наизготовку щит и меч.
   - А сам не догадываешься, сосунок? - насмешливо заявил рыжеволосый с легкой хрипотцой в голосе.
   - Нет, не догадываюсь, лишайноголовый, - сухо отрезал он. - Поясни.
   - Твоего глотуса, само собой - уж слишком славно за него нынче платят, - развеял все сомнения рыжеволосая дылда. - Это вопервой. А повторой, твои щит и меч - уж слишком они хороши для простого наемника вроде тебя.
   Итак, это воистину были разбойники. И снова, как при встрече со склисами, по моему телу начал разливаться предательский страх.
   -"Не время сейчас, не время", - принялся увещевать я себя. - "Маги страха не боятся. А ты - маг. Ты маг, Сайвер!"
   Тем временем беседа между Лароем и предводителем разбойников продолжалась.
   - Хотите глотуса - идите и сыщите. Там, в чаще. Наш не единственный - порыщите и найдете, - выплюнул в ответ крепыш.
   - Идти, туда, к ядовитому цветку? Нет, дураков нет, - деланно рассмеялся рыжий. - Такая работа - удел молокососов, вроде тебя.
   - Ага. А твоя? - оскалился Ларой.
   - А моя - получить навар. И мы его получим.
   Выходит, четверо грабителей знали и про то, где можно найти красноспинного глотуса, и то, как это не безопасно.
   Интересно - насколько далеко они готовы зайти?
   - Получишь глотуса? Ой, ли, - криво усмехнулся в ответ наемник, слегка покручивая мечом. - Только через мой бездушный труп. И труп моего напарника. Но даю слово - легко это вам не будет. Уж я-то постараюсь. А я, поверьте, когда припрет, просто до лешего какой старательный.
   Услышав такой ответ, я вздрогнул. "Только через мой бездушный труп. И труп моего напарника". Нет, по сути-то все верно - просто так мы трофей свой не отдадим. Но зачем же доводить до крайностей, а?
   - Я, конечно, тоже не хочу отдавать им нашу добычу, - тихо промолвил я, пригнувшись как можно ближе к правому уху напарника. - Но выбирая между потерей трофея и потерей жизни, я предпочел бы оставить себе последнюю, - с некоторым напряжением в голосе заметил я.
   - Я, промежду прочим, тоже. Тоже свою жизнь ценю, - тихо ответил Ларой.
   - Тогда чего же ты, - начал, было, я, но Ларой меня бесцеремонно прервал.
   - Потому как сей час решаем не мы.
   - Чего? - не понял я.
   - Решаем - не - мы, - по словам произнес крепыш. - Ты видел их рожи? Поверь - как только я сложу свое оружие, эти парни зарежут нас, как мясник скотину.
   - Ты... уверен? - на всякий случай переспросил я его, все же понимая, что в таких вопросах Ларой разбирается куда как лучше меня.
   - Уверен. Я таких повидал много. Им что человека, что скотину - все одно.
   Мое настроение стремительно падало, как подрубленное дерево. Мало мне леса с опасными зверями и жуткими растениями - теперь и разбойники добавились.
   - А еще я уверен, что мы сможем их победить, - закончил суждение он.
   Услышав это, я воспрял духом.
   - Ты... уверен? - в который раз переспросил я.
   - Уверен. Уверен настолько, что готов сразиться за эту уверенность, - решительно ответил отважный Ларой. - Вот только без тебя мне никак не справится.
   - Но чем я тебе могу помочь? У меня совсем не осталось магических сил, - признался я, проклиная себя за то, что столько раз накладывал заклятие защищающее разум.
   - А топор тебе на что? - резонно заметил наемник.
   - Так я топором только махать умею. Дерево свалить я свалю, не запарюсь. Только ведь даже я знаю, что рубить дерево это одно, а драться с людьми - другое.
   - Тебе и не надо драться, - заверил меня Ларой. - Я все сделаю сам. Это ж не разбойники, это посмешище с большой дороги. Я их раз-два и готово. Просто махай своим топором и не давай им зайти мне за спину. Уразумел?
   Махать топором? Это я запросто. Это мне, даже, в удовольствие.
   - Уразумел.
   - Точно уразумел? - на всякий случай вновь повторил Ларой.
   - Да точно, точно. Не бросать тебя и защищать твою спину.
   - Вот и славно.
   Заставив себя успокоиться, я вздохнул, осторожно повесил сетку с глотусом на пояс, и привычным движением высвободил топор, и приготовился к бою. О боги - что ж за день у меня такой? Как вернусь - принесу вам самое наилучшее приношение.
   Увидав мои телодвижения, рыжий все понял правильно.
   - Значит, по-хорошему не хотим, так? - криво ухмыльнулся он, а затем повернул рыжую голову к своим подельникам. - Эти молокососы согласны, чтобы мы выбили из них дух. Уделаем их - уж слишком они этого просят! - крикнул он и призывно взнес над головой свой топор.
   18,02
  
   - В землю их! - злобно воскликнул второй разбойник. - На корм зверью!
   - Переломать им кости! - прогундосил третий громила.
   - С дерьмом смешать! - гаркнул четвертый.
   А затем бандитов четверка ринулась в бой.
   Оказавшись за широкой спиной Лароя, я видел весь бой так, словно находился в первом ряду на каком-нибудь балагане. Первым к парню подскочил, как и ожидалось, рыжий предводитель, и с криком "а-р-рх" попытался нанести удар своим топором. Дзанг - Ларой умело отбил удар врага своим мечом. Рыжий отскочил, дабы перевести дух, и на Лароя понесся следующий противник - веснушчатый разбойник с огромным носом. Сильно размахнувшись, разбойник вскинул топор и опустил его вниз, что было сил. Но Ларой и тут не сплоховал - шустро уйдя из-под быстро несущейся смерти, он сделал отскок, а затем так же быстро напал и сам. Но не свезло - его противник так же предусмотрительно отпрыгнул назад, и оружие крепыша рассекло лишь воздух.
   -"Не подфартило парню. А так он молодец", - мысленно подбодрил напарника я.
   Настала очередь третьего разбойника. Светловолосый силач вышел вперед, поиграл для острастки шишковатой дубиной, перебрасывая ее из одной широкой ладони в другую, а затем внезапно прыгнул. Бабах - не дремлющий Ларой тут же отбил удар щитом. А светловолосый здоровяк не считал ворон - он ловко извернулся, и сумел нанести своему сопернику еще удар. Бабах - Ларой снова встретил его своим щитом, и сделал ответный выпад, но сумел подрезать лишь ремень на доспехах противника, на что тот громко и грязно выругался.
   Воспользовавшись тем, что парень подался вперед, четвертый разбойник, шрамованый бородач, хотел было навернуть топором в открывшуюся спину. Вот тут-то в бой вступил и я. Подняв свой топор на уровень груди, я выждал момент, когда оружие врага оказался достаточно близко от меня, и с силой метнулся в сторону приближающегося лезвия.
   Страха не было. Не было ни единой предательской мысли. Я прекрасно понимал - либо мы их, или они - нас.
   И я не сплоховал. Дзанг - лезвия встретились, выплеснув снопы искр, и с силой разлетелись обратно. Бородач предусмотрительно отскочил назад, но помня наказ наемника, я его преследовать не стал.
   Бой прекратился.
   - Ловкий ты, песий сын, - Отдышавшись, Рыжий презрительно сплюнул в сторону моего напарника.
   - Так я же предупреждал, - криво ухмыльнулся в ответ совершенно не запыхавшийся Ларой.
   - Может он это, того, везучий? - проворчал светловолосый громила. - Так мы это проверим. Везение два раза не бывает. Сейчас мы его раз-раз, бум-бум, хрясь-хрясь. И все - он труп.
   - Везунчик? Так налетайте, и я явлю, что никакое это не везение! - принялся подзадоривать их крепыш.
   - Нас уж слишком просить не надо, - проворчал огненноволосый, и кинулся на наемника.
   На этот раз вместо грозного "а-р-рх" предводитель налетел на Лароя с криками гневной брани. Первый удар парень парировал уходом вправо, второй - мягким приседанием, а затем и сам пошел в нападение. Замах, удар - и рыжий с руганью отскочил назад, прижимая к груди оцарапанную руку.
   - Не гордись, пацан - рана пустяковая, - закончив ругаться, отметил он.
   - Тогда чего языком треплешься? Дерись! - отозвался парень и взмахнул клинком.
   Но Рыжий не шевельнулся, и тогда в бой помчался веснушчатоликий детина. На этот раз разбойник бил не топором не сверху вниз, а из стороны в сторону. Мощно, сильно, но все же мимо - Ларой умело парировал удары то мечом, то щитом, то отскоками.
   Наконец здоровяк порядком подустал.
   - Ну чего ты прыгаешь, чего прыгаешь, - злобно заметил он. - Дерись давай.
   - Что бы он дрался, тебе нужно очень постараться, - вместо Лароя ответил я.
   Мужик мрачно сплюнул на траву и отошел.
   Наступила очередь светловолосого разбойника. Мужик снова напоказ поиграл мышцами, а затем с воплем бросился на Лароя. Первый удар дубины наемник грамотно отбил щитом, а затем, развернувшись, попытался нанести ответный удар. Но его меч просвистел в каком-то волоске от доспехов детины. Снова удар дубиной, на этот раз наискось, и снова Ларой умело закрылся щитом. Крепыш попробовал перейти в атаку, но противник неожиданно отступил назад.
   Засмотревшись на поединок, я чуть было не пропустил подкрадывающегося шрамованного бородача. Заметил я его, когда противник приблизился к Ларою на пол дюжину шагов. Выругавшись, я тут же сосредоточился на своем сопернике. Хищно оскалившись, я перебросил топор в левую, а затем снова в правую руку, давая понять, что заметил врага. Бородач оскалился в ответ, взмахнул корявой дубиной. Но схлестнуть дерево с металлом не захотел, а потому отступил.
   - Осторожные, - тихо бросил мне отошедший назад Ларой. - Слишком осторожные. Лишний раз рисковать не хотят.
   - Это плохо? - спросил я, совершенно не понимая тонкостей проходящего боя.
   - Посмотрим, - ухмыльнулся он и уже громко обратился к бандитам:
   - Ну что? На вас я посмотрел. Теперь и вы на меня поглядите!
   Крикнув это, крепыш выскочил из-под моей защиты и шустро метнулся на предводителя разбойников. Взмах мечом, быстрый удар сверху вниз - жаль, рыжеволосый успел защититься своим топором. Но Ларой не собирался останавливаться на одном ударе - перенеся упор на левую ногу, он развернулся и занес меч для следующего удара. Взмах...
   Но тут на выручку предводителю кинулся низкорослый бородач - тот самый, что вечно старался ударить Лароя в спину. Прыгнув в сторону, он ловко прикрыл дубиной зазевавшегося главаря. Не будь его - лежать бы огненноволосому с распоротым боком.
   - Мерзлая стужа! - только и мог, что выругаться я.
   Но крепыш не стал раскисать и тут же переключился на нового соперника. Он выпростался вперед, левым боком и сильно ударил шрамованного шитом в живот. Бородач охнул и попятился назад. Ларой напал снова, но каким-то чудом бородач успел отбить его удар, все еще толком не разогнувшись. Ларой отскочил и вновь налетел для следующего удара.
   И снова ход поединка был нарушен - в сражение вклинился светловолосый. Взревев, он бросился на настырного парня, словно бык на чужого пастуха, а потому Ларой просто был вынужден переключиться на иного соперника. Светловолосый разбойник был очень крупный, а потому наемник не стал отражать его удар ни щитом, ни мечом - он просто уклонился от несущегося на него здоровяка, отскочив налево.
   - Убью! - взревел промахнувшийся разбойник, и круто развернувшись, снова понесся на мечника. Ларой стал в защитную стойку, вроде как приготовившись защищаться от удара, но когда несущийся громила оказался в нескольких шагах, ушел с дороги ловким перекатом вправо.
   - Вот же ж... - только и успел произнести громила, как врезался грудью в один из белых валунов.
   Но добить его наемнику не удалось - на него с громким криком накинулся веснушчатый. Резкими взмахами топора он заставил Лароя отупить от оглушенного ударом тела, а затем вступил в сражение. Разошедшийся конопатый махал своим оружием, словно мельница лопастями - вот ударил слева, теперь - справа. Дважды попытался ударить сверху, а в конце провел какой-то особо сложный прием - какой именно я понять не смог. Но ни один из ударов не достиг умелого наемника - он грамотно их блокировал, парировал, или просто уклонялся. Правда последний чуть ли не оказался для него роковым - отступая, он споткнулся о лежащую на земле ветку. Пытаясь удержать равновесие, он отскочил назад, но тут его нога попала во что-то мягкое. От опускающегося на голову топора его спас вовремя подставленный им щит.
   Пронесло.
   Отбив удар, чуть ли не ставший для него смертельным, Ларой быстро перекатился под мою защиту.
   - Ну? - спросил я, поднимая топор, ожидая от напарника каких-либо комментариев. Но Ларой молчал, лишь интенсивно восстанавливая дыхание.
   Немного отдышавшись, он кивнул и, не говоря ни слова, снова ринулся в бой.
   Своей жертвой он выбрал порядком подуставшего конопатого. Подскок, замах, удар - но веснусчатолицый сумел отбить смертоносный удар. Изловчившись, наемник толкнул соперника щитом. Мужчина потерял равновесие и открылся. Крепыш собрался, замахнулся, чтобы достать противника... и тут же отлетел, когда ему в бок врезалось тяжелое плечо светловолосого здоровяка.
   - Снова двое на одного! Это не честно, - возмутился со своего места я.
   На что в ответ мне только рассмеялись, и я снова пожалел, что остался без магии.
   - Что б вам всю жизнь мокро было, - выругался я.
   . К счастью при падении Ларой не только не ушибся, а и умудрился не потерять своего оружия. Ловко вскочив на ноги, словно кошка на лапы, он увернулся от чьей-то дубины и обрушил на разбойников целый град разительных ударов. Удар слева, удар справа. Удар с разворота, удар снизу. Несмотря на численное преимущество, одежда с доспехов бандитов так и слетала клочьями. И быть бы победе наемника, если бы в бой не влетел чернобородый.
   Один против троих Ларой сражаться не желал, а потому стрелою вернулся под защиту моего топора.
   Я ни о чем его спрашивать не стал - и так все понятно.
   Но чем больше я думал, тем мрачнее становились мои мысли. Слов нет - даже мне, человеку, далекому от воинского искусства, было понятно, что Ларой и быстрее и ловчее каждого из четверых разбойников. Но...
   - Лишая им в подмышки, - тихо проворчал отдышавшийся наемник. - Рядовые громилы с большой дороги. Но бой у них поставлен весьма хорошо - видимо, они трясут путешественников уже не один год, а то и все два. Научились за годы разбоя, видать. Кто ж знал, кто ж знал! - выплеснул свою ярость он.
   - Каков новый план? - напряженно поинтересовался я.
   - Похоже, нам доведется бежать. Но это будет непросто.
   - Почему? - недоумевая спросил я его.
   - А ты гляди, как они расположились.
   Я внял его совету, присмотрелся и понял. Разбойники окружили нас с двух сторон. А и верно - больше и не понадобилось. С третьей стороны высилась до боли знакомая высокая груда камней. Сзади же располагался лес. Тот самый лес, с одуряющим ароматом Смертекуша.
   Выходит нас загнали в ловушку.
   Впрочем, в ловушку ли?
   - Мы отступим в лес, - тут же поделился своими планами я.
   - Но там же этот треклятый аромат! - ужаснулся парень.
   - Так на нас же все еще есть защита. А у них, - я ткнул в четверку лезвием топора, - нет.
   - А ты уверен, что наша защита еще, хм, еще на месте? - резонно поинтересовался взволнованный Ларой. - Ее ведь не видно.
   - На месте, на месте, - бодро заверил я его. - Помнишь, я наложил по три заклинания почти перед самым нашим выходом из леса? Ну, когда мы нашли нашего вонючку. С тех пор времени прошло не много, а потому я уверен, что она еще осталась.
   Мешкать некогда.
   - Ладно, - напряженно кивнув, согласился крепыш. - Как напарник ты не блещешь. Но как маг ты меня еще не подводил.
   - Вот увидишь - и не подведу, - победоносно ухмыльнулся я в ответ. И я не сомневался, что выдержу проверку. Магия не человек: она не умеет лицемерить и лгать.
   Увидев, что мы отступаем, рыжий разбойник искренне удивился.
   - Что, не фарт с нами тягаться? - осклабился он. - Только в лесу дела не слишком уж лучше. Где-то там есть оно очень неприятное растение. Хотя, вы и сами это знаете, раз выбрались с красным глотусом.
   - Знаем, - зло процедил Ларой. - Но тебе мы наш трофей не отдадим. Ну что, идем? - тихо спросил он уже у меня.
   - Идем.
   Сказав это, мы сдвинулись назад еще немного.
   - Так вы что, предпочитаете умереть там? - снова воскликнул Рыжий.
   - Зачем вам такие жертвы? - поддержал предводителя конопатый.
   - Отдайте зверюшку и ваше оружие. И будете жить, - выкрикнул бородач со шрамом.
   Только нас лживыми заверениями не возьмешь!
   Мы шустро попятились назад - пусть видит, что мы не шутим.
   - Но это уж слишком не разумно! - выкрикнул поверивший в наш блеф силач. - Там же верная смерть, богами клянусь.
   - Эй, обалдуи, не дурите, - проявил "сострадание" и светловолосый. - Или вам жизнь совсем не желанна?
   Но мы никого не слушали, а шаг за шагом пятились в сторону злополучного малинового куста, где впервые почувствовали на себе аромат обмана. Остановились, осмотрелись - ничего ли нам не мерещится. А потом отошли еще - для верности.
   - Да и пес с вами, - быстро закончил с показным благородством вожак. - Парни, идем за ними.
   - Но если мы... - робко попробовал было запротестовать бородач.
   Но Рыжий быстро его осадил.
   - Они ближе к растению, а потому его аромат их околдует первыми. Вот и будем смотреть.
   - Но все ж таки в первый раз они как-то прошли, - осмелился возразить главарю силач.
   - Не как то, а наверняка купили себе в городе пару заклинаний, - снова ответил он, смело шагая вперед. - Только заклинания - штука весьма дорогая. Сомневаюсь, чтобы они купили себе больше, чем по одной штуке на брата. Ну а если я ошибаюсь, и заклинания у них еще остались, - Рыжий кровожадно осклабился, - то их еще нужно вынуть, чтобы прочесть. И вот этого я как раз и не допущу - я им руки пообрубаю...
   Умно. Очень умно рассуждал вожак. Кем он был до того, как выйти на скользкую стезю большой дороги? Служкой при торгаше? Поверенным в делах какой-нибудь гильдии ремесленников? Или управляющим у какого-нибудь купца? Возможно, возможно. Да только даже он не мог предположить, что темноволосый парень, беспокойно крутящийся за широкой спиною мечника, это настоящий Маг Огня.
   Да, мне было страшно. Очень страшно. Нет, я несколько не сомневался в наложенных мною заклинаниях. Я просто боялся. Боялся жуткого оскала рыжеволосого и того, что он, каким-то немыслимым для меня образом все же сумет достичь желаемого.
   Но он не смог. Не дойдя до нас всего лишь каких-то нескольких шагов, четверка разбойников остановилась. Взгляды мужчин потускнели, мышцы их лиц расслабились, а улыбки, наоборот, растянулись на пол лица. Как у детей. Или у людей, что слабы на разум.
   - Это что.... оно самое? - спросил меня напарник, подразумевая влияние духа Смертекуша.
   - Оно, - кивнув, ухмыльнулся я. - Вернее, это она - наша победа. Наша, благословленная всеми пятью богами огня, победа! Да! - выкрикнул я в лесную тишину, от избытка чувств подпрыгнув на месте. - Я - Сайвер, Победитель Разбойников! Да! - воскликнул я и снова подпрыгнул, взмахнув кулаками.
   - И что самое обидное, - дополнил я, - рядом нет никого, кто бы мог засвидетельствовать мое свершение! Ни кого!
   - А я? - удивился Ларой.
   - Ты, Ларой, не в счет.
   - Почему?
   - Потому что я хочу, чтобы о моей победе узнали мои друзья и товарищи по магии. А кто крутится возле тебя? Сплошь наемники.
   - А, - протянул ничуть не обидевшийся крепыш.
   - Нет - как деньги просить, или как прозвище неприятное обидчику придумать, так все тут как тут. А вот сейчас - никого.... - продолжал изгаляться я.
   Пока я распинался и выпускал пар, мой напарник занялся более практичными вещами - сначала он очистил не особо полные кошельки неудавшихся грабителей, а затем забрал у них то, что ему понравилось - несколько колец, ожерелье и пару-тройку ножей. Я не противился. Но когда он обнажил нож с явным намерением начать резать по живому, тот тут уж я решительно встал на дыбы.
   - Нет, нет, и еще раз нет, - твердо заявил я ему, выставив вперед свои ладони.
   - Но почему? - вскинул брови Ларой. - Они хотели нас убить. Неужто мы не вправе отплатить им тем же?
   - Вправе. Но - не так.
   - Отчего же?
   А я и сам не знал правильного ответа. Свет-Тьма, добро-зло - все это мне чуждо. Важно лишь то, чего я хочу сам. А так поступать я не хочу. Сейчас - не хотел. Может, потому что чувствовал себя милосердным победителем?
   - Мы не будем их убивать, - снова решительно заявил я, покачивая головою.
   Крепыш пожал плечами, но возражать не стал - мы же теперь напарники. А желание напарника нужно уважать.
   - Но и оставлять их тут тоже не выход, - тут же добавил я. - Хм...Давай мы вынесем их из этого треклятого ароматного капкана?
   - Хорошо. Правда, это слишком уж благодушно. Но я знаю, как можно это исправить.
   - Ты о чем?
   - В качестве мести я порежу на ленты их штаны и обувку.
   - Зачем? Это для хохмы? - попытался догадаться я.
   - Не только. Ты знаешь, что это такое - идти по лесу босыми ногами?
   - Нет.
   - А я знаю. Поверь мне - это ужасно. И это им долго будет икаться.
   О как. Ладно, не лишать же ребенка сладкого пряника. Тем более что он его заслужил.
   - Хорошо. Делай по своему усмотрению, - ухмыльнувшись, согласился я.
  
   19,02

***

   Освободить разбойников из оков ужасной ловушки было делом несложным - взяв каждого из них за руки и за ноги, мы оттаскивали их на поляну с камнями. Клали мы их, как попало, иногда прямо на мокрые и склизкие ошметки, оставшиеся от раненных склисов. Ну и поделом им.
   - Да, - нелегкий выдался денек, - сказал я и прислонился спиною к камню, выжидая, когда Ларой закончит свое издевательство над одеждой поверженных разбойников. - Сказал бы мне кто о таком, я бы не в жизнь не поверил.
   - Слишком много происшествий за день для простого послушника? - отозвался наемник, согнувшись над ногами Рыжего.
   - Слишком много? - деланно вспыхнул я. - Безумно много! Да еще и каких! Это же тебе не просто прогулка по праздничному базару.
   - Да ладно, - нисколько не впечатленный, отозвался Ларой. - Это битва с разбойниками так тебя зацепила?
   - Да разве ж только битва! А встреча с ваших Хазардом? А битва со склисами? А Смертекуш? Это что, не в счет?
   - Встречу с нашим командиром точно нельзя считать за сногсшибательное событие, - усмехнулся Ларой. - Поскольку ты не его подчиненный, то он с тобою еще был мил. Как с молодой девицей.
   - Чего? - возмутился я, не понимая, шутит со мной крепыш или нет.
   - Битва с пауками тоже не в счет. Чего тебе там было пугаться? Ты почти ничего не сделал. Два раза махнул топором и все. Нет, твоих заслуг я не умаляю. Но делать из этого боя трагедию это, скажу я тебе, не безосновательно.
   - Я же говорил - это мой первый серьезный бой. Как и первая встреча с наемниками. А это, согласить, происходит не каждый день.
   - Со Смертекушем тоже не было причин особо переживать - у тебя было заклинание, и оно работало.
   - Но...
   - Вот разбойники это да. Это завсегда, как чирей на заднице - никогда не наешь, сколько их и чего от них ожидать. Но опять же - ничего особенного в этом так же нет.
   - Может, это для тебя нет. А для меня каждая из этих встреч это... происшествие. И причем происшествие не так себе, а весьма значительное. Ну а вместе это та еще встряска. Такого б я и своему худшему врагу не пожелал. Нет-нет - не пожелал бы, - искреннее заверил я.
   - И кто же твой самый злейший враг? - внезапно раздался рядом с нами насмешливый голос. - А, Сайвер Кислый Язык? Или Сайвер Насмешник? Или Сайвер Ерепейник? Как тебя нынче кличут?
   При этих словах мы оба отскочили назад: Ларой - с тревогой, вылившийся в поиске оружия, а я - с недоумением - говоривший узнал меня, даже не глянув в мое лицо, а только по голосу.
   Отойдя за камень, я обернулся. В десятке шагов за нами стоял Маг. И не просто Маг, а Маг Огня. Настоящий Маг, прошедший целых три года обучения в Монастыре, а не такой желторотик, как я - вокруг головы появившегося человека плавно летал небольшой огненный шар размером с крупное яблоко. Яблоко, а не какой-нибудь несчастный костровой уголек. Этим все и сказано.
   Когда магический шар отплыл немного в сторону, я пригляделся к лицу незнакомца. Мать честная - да я ж его знаю!
   - Альден! - радостно воскликнул я.
   - Да, мой младший огненный брат, - тут последовал подтверждающий ответ.
   - Маг? И ваших? - догадался Ларой, уже державший наготове щит и меч.
   - Ага, - огласил очевидное я.
   - Это тот самый Альден, который....
   - Из Луговицей, - поспешно добавил я, не желая поднимать сейчас ту историю.
   - Ясно, - коротко ответил наемник, снимая с себя оружие и откладывая рядом.
   - Да, из наших, - радостно повторил я еще раз, ощущая, как становится приятно от этого простого слова. Наш. Наш Маг. Сильный Маг. Маг, что на нашей, то есть на твоей стороне. Теперь никакая лесная глушь не покажется хоть сколько-нибудь зловещей, и никакая дикая тварь - опасной. Вот уж кому не стоило опасаться четырех лесных лиходеев. Да что там четырех? После трех годов обучения Маг Огня мог бы совладать с десятком лесных разбойников. А может, и больше.
   - Сайвер, Сайвер, - Молодой двадцатипятилетний мужчина, одетый в дорожную одежду, улыбнулся и покачал головой. - Как я погляжу, ты по-прежнему досаждаешь людям? - он кивнул в сторону тел уложенных разбойников.
   - Альден, Альден, - тут же передразнил его я (что поделаешь - привычка), - ты так же меня удивляешь. Как тебе удалось оказаться в такой глуши, так далеко от городских стен и городских благ? Что же могло случиться такого, что ты не побоялся замарать свой дорогой охотничий костюм и свою безупречную репутацию?
   Мне показалось, что я пошутил удачно. Альден родом из богатой семьи. А еще он высок и красив собой. Таких все девицы любят, а парни толпою становятся в очередь, чтобы только поговорить с ним о чем-нибудь - о магии, о торговле, да и просто о погоде в баронстве. Потому как о дружбе с таким, как он, и речи не может быть. Разве что только он сам на нее расщедрится. А Альден, само собой, благодетельствовать не спешил.
   За что ему часто перепадало от моего острого языка.
   И такой самовлюбленный павлин оказался здесь, так далеко от привычных для него благ и круга почитателей?
   Чудно.
   - С чего? А сам-то как думаешь? - Бархатный голос Альдена просто сочился радушием и любезностью. Что было для него необычно.
   Но на радости от встречи я совсем не обратил на это внимание.
   - Как что? Пришел спасать меня? - выпалил я первое, что пришло в голову. Конечно, я понимал, что это не так. Но почему бы не пофантазировать?
   - Ах, Сайвер, Сайвер. - Маг осуждающе покачал головой. - Ты как всегда глуп и самонадеян. Ты и раньше не мог разглядеть ничего, дальше твоего собственного эгоизма и своих желаний. Все бы тебе насмехаться да кочевряжиться. И сейчас, я гляжу, ты все тот же.
   В ответ я только развел плечами и улыбнулся - каждый имеет право на собственное мнение о другом человеке.
   - Хочешь знать, зачем я здесь? Что ж - я тебе отвечу, - снова безмятежно продолжил Альден. - Ты спрашиваешь, как я мог оказаться здесь, в этом ужасном и грязном месте, вдали от городских благ?
   - Да.
   - Я здесь. Скажем так, по заданию.
   - По заданию? - Вымолвленное слово пробудило во мне первые ростки нехорошего предчувствия. Насколько я мог судить, в этой части отдаленной леса, задание могло быть только одно.
   Тоже, что и у нас с напарником.
   Висящий на поясе глотус неожиданно хрюкнул.
   - И что же это, позволь спросить, за задание? - вопросил я несколько настороженно. И тут же ощутил тычок в спину от подошедшего сзади Лароя. Да, и наемник догадался, о каком задании может пойти речь. Само собой - кем-кем, а остолопом наемник не был.
   Альден тряхнул копной своих красиво уложенных волос цвета спелой пшеницы и все с той же усмешкой пытливо уставился мне в глаза.
   - Тебе нужен красноспинный глотус? - спросил я, не выдержав этого взгляда, и непроизвольно погладил висевшую на моем поясе сетку с животным. Барсук-переросток снова хрюкнул. Наверняка от гордости - сколько внимания, и все ему.
   - Нет. Точнее, не только он, - покачал головою, ответил маг. - Мое задание это ты, Сайвер.
   - Я? - Я удивленно ткнул себя пальцем в грудь. - Ты сказал - я?
   - Ты, Сайвер ты, мой младший огненный брат, - кивнул мой старший собрат по ремеслу.
   Я стал объектом интереса Альдена. Хм... В иных обстоятельствах этим можно было гордиться. Но, что-то мне подсказывало, что - не сейчас.
   - М-м-м, Альден, - стараясь казаться как можно беспечнее, произнес я, - а ты не скажешь, что именно, м-м-м, обозначено в твоем задании? Я про ту часть, что касается меня?
   - Я мог бы тебе ответить, - согласился он. - Но ты, со своим легкомысленным мышлением и умом годовалого теленка, вряд ли меня поймешь.
   - О как! - Я все-таки обиделся. - А ты все же попробуй.
   Спросив это, я не знал, чего от него ожидать: снисходительного смеха, молчания, или все-таки ответа.
   Но на мое удивление Альден все-таки снизошел до объяснений.
   - Ты знаешь, что такое союзы? - неожиданно спросил он меня.
   - Союзы? - смог лишь растерянно переспросить я.
   - Да, союзы, - повторил собрат.
   Кое-что я про это знал. Но отвечать не решился - мало ли что.
   - Вижу, что не знаешь, - истолковав он мое молчание по-своему. - Так вот я тебе поясню.
   Маг переступил с ноги на ногу и продолжил.
   - Люди, Сайвер, - существа очень эгоистичные. И чаще всего они думают только о себе, - снова обратился он ко мне, совершенно игнорируя стоящего за моей спиной наемника, словно бы его и не было вовсе. - Чем-то они похожи на тебя - такие же наглые и самовлюбленные.
   Я хотел было огрызнуться, и уже набрал полные легкие воздуха, как снова ощутил тычок в спину от Лароя. И почему-то решил не спорить.
   - Но между тобой и мной, мой младший брат по ремеслу, есть одно существенное отличие - я иногда гляжу на людей не только сверху вниз, - иронично усмехнувшись, продолжил он. - Присматриваюсь, оцениваю, изучаю. Смотрю, кто из них мне может быть полезен, а кто - нет. Кто в силах оказать мне какую-либо полезную услугу, а кто - не в силах. А так же смотрю, кто может стать мне со временем заклятым врагом, а кто - преданным другом.
   Да, я, конечно же, отдаю себе отчет, что кто-то может стать моим другом просто из-за моего покровительства. Кто-то - из-за моих денег и моих связей. Кто-то - из-за денег и связей моей семьи. Но это не важно. Дружба - это всегда обязательства. А обязанный человек - это очень полезный человек.
   Потому - причина не важна. Важны сами союзы. - Альден снисходительно глянул на меня, как на какого-то несмышленыша. - А союзы, мой младший брат, образуются для чего-то. Или - против кого-то. Это ты понимаешь?
  
   20,02
  
   - Сайвер, ты чем занимался в нашем Монастыре? - Маг неожиданно перевел разговор вроде бы как на другую тему.
   - А? - растерялся я от такого поворота.
   - Ну, чем ты там занимался?
   Вопрос оказался настолько простым, что я не сразу решился на него ответить.
   - Как что? Учился магии, конечно же.
   - Да, учился, - согласился он. - Еще ты любил поигрывать на уроках в карты. Так?
   - Так, - признался я. Играл. И что с того? У нас многие так делали.
   - А по ночам ты часто убегал с друзьями в лес. Так?
   - Так, - не стал таиться я.
   - А свободные от учебы дни ты проводил с друзьями в близлежащих селениях, в поисках развлечений. Так?
   - Так, - согласился я. - И что?
   - И это плохо. Плохо, для тебя, брат мой Сайвер. Потому как на самом деле вместо того, чтобы увлекаться празднолюбством и лентяйничаньем, тебе следовало бы заняться поиском союзов. Или людей, их образовывающих.
   Люди? Союзы? Зачем это мне?
   - Я пришел в Монастырь, чтобы учиться магии. Разве он не для этого существует? - с чувством ответил я.
   Услышав мою отповедь Альден, на мое удивление, искреннее рассмеялся.
   - Просто учиться? Ах, Сайвер, Сайвер, мой недалекий огненный брат. Все не так просто, как тебе кажется. Совсем не так просто.
   Услышав такой ответ, я нахмурился. Хм.... Альден говорил с такой уверенностью. Вдруг он действительно в чем-то прав? Вдруг я на самом деле упустил нечто-то важное?
   - Не понимаешь? - видя мое смятение, догадался он. - Да - ты все еще не понимаешь. Видимо, закрытие бароном Монастыря стало для тебя полнейшей неожиданность, как сильный пожар в зимнем лесу. Да, мой несмышленый младший брат?
   При этих словах мое сердце предательски сжалось. Да - я действительно ничего не понимал. Не понимал и сильно переживал из-за этого.
   - И ты, конечно же, не имеешь ни малейшего представления о том, куда барон отправил магов-учителей и послушников третьего года обучения и выше?
   Признаваться мне в этом не хотелось.
   - Нет, не знаю, - признался я с большой неохотой.
   - И как долго это все это будет длиться? Откроют ли снова наш Монастырь, и будет ли там тогда все по-прежнему?
   - Нет, не знаю.
   Альден продолжал улыбаться.
   - И, конечно же, ты не знаешь, что часть магов и послушников покинула Монастырь за некоторое время до его закрытия. Верно?
   Конечно же, этого я не знал. Да и к чему мне это знать?
   - Вот видишь? Но если бы ты интересовался происходящим вокруг тебя, и состоял в союзе с нужными людьми, то ты был бы подготовлен к грядущим переменам.
   - К переменам? - задумчиво протянул я, и тут же встрепенулся, залепившись за сказанное: - Но раз ты говоришь, что с бароном ушли маги-учителя и послушники третьего года обучения и выше, то это значит, что ты...
   - Да, - кивнул маг, - я принадлежу к другому... союзу людей. К тем, кто не является... сторонниками барона.
   Склиз побери - да что здесь вообще происходит? Союзы и союзники, сторонники и противника - мне до этого дела нет. Тогда с какого боку к этому всему этому прилепился я?
   Думай, Сайвер. Думай-думай-думай.
   - Но я-то. Я-то, как ты сам заметил, не принадлежу ни к какому союзу. Мало того - я даже не знаю об их существовании. И, честно говоря, знать не хочу. Тем более что как маг я еще слишком слаб... - выдал я все, что придумал я. - А потому у меня все тот же вопрос - ко мне у тебя какой интерес?
   - Это верно. Все верно: не принадлежишь, не хочешь и не намереваешься. - Услышав мои рассуждения, Альден одобрительно улыбнулся, хотя его тон не потеплел ни на искру. - В свете грядущих... перемен, ты действительно не представляешь ни какого интереса, не для людей барона, и не для его врагов.
   Перемены? Враги? Я терялся в омуте загадок все больше и больше.
   - Но тут такое дело. - Альден поднял вверх указательный палец. - Если, то, чего мы так жарко ждем, не случится сразу, - заявил мой собеседник несколько туманно, - то ты и тебе подобные, не присоединившиеся ни к одному из союзов, вполне можете стать угрозой. Понимаешь? А угрозы, Сайвер, - продолжил маг, не получив от меня ответа, - нужно устранять.
   - Угрозы надо устранять? - У меня брови полезли на лоб. - Альден, прекрати говорить загадками. Говори понятней, а то я навоображаю себе невесть что. Ты что, хочешь меня отчего-то отговорить?
   - Нет, не отговорить, - многозначительно ухмыльнулся тот.
   - Тогда что-то предложить?
   - Нет, не предложить.
   -Тогда, хм-м-м, - подкупить?
   - Нет.
   - Тогда, склис побери, - разозлился я, заканчивая игру в кошки-мышки, - говори мне прямо - чего ты от меня хочешь?
   - Я? Я хочу убить тебя, Сайвер, - просто сказал он, словно говорил о чем-то обычном и будничном.
   Сказанные слова грохотом молнии пронеслись у меня в голове, и до меня не сразу дошло, что именно они означают.
   - Ты хочешь меня убить? - заплетающимся языком промолвил я.
   - Да, Сайвер.
   - Ты, мой старший огненный брат, хочешь убить меня?
   - Да.
   - После того, как мы целый год ели в одной столовой, год ходили в одни и те же классы, и спали под одной и той же крышей?
   - Да.
   - Даже, несмотря на данную тобой клятву, защищать навеки баронство и наше братство?
   - Именно. Несмотря и вопреки. Потому что так надо. Теперь до тебя все дошло, мой младший огненный брат?
   На мгновенье мне показалось, что я потерял и зрение и слух. На какое-то время в глазах потемнело, и все звуки растворились в нахлынувшей тишине. Сердце мое пару раз стукнуло и тревожно замерло, а тело внезапно похолодело так, словно бы я выкупался в самом холодном пруду.
   Теперь мне все стало ясно - хотя бы в той части, что касалась меня. Я мельком взглянул на покачивающийся возле Альдена магический шар - теперь его свет не казался мне столько ласковым и теплым. Теперь я увидел его таким, каким он и был на самом деле - жарким, опаляющим и беспощадным к врагам его создателя.
   - А может... мы можем как-то договориться? - Я судорожно сглотнул и попытался найти хоть какой-нибудь путь к спасению. - Может, после того, что я сейчас услышал, я захочу присоединиться к вашему... союзу?
   - Ты? - Альден презрительно ухмыльнулся. - Сайвер, да ты просто не умеешь быть частью чего-то целого. Ты слишком самолюбив и эгоистичен для этого. Разве нет? А такой человек никакому союзу не нужен. Так что...
  
   21.02
  
  
   Я стоял, бессильно опустив голову и понурив плечи. Итак - меня хотят убить. Нет, не так - сейчас меня будут убивать. Несколько коротких слов, мановение руки - и в мое тело вопьется огненный шар, ярко обрывая мое существование.
   Страха во мне больше не было. Была лишь горечь, что я так и не успел стать настоящим магом.
   И где-то там, в самой глубине души, на донышке, бушевала злость - я не хотел умереть вот здесь, вот так, и особенно - от руки своего собрата.
   - Я смотрю, ты и не думаешь защищаться, - вдоволь насладившись моим сломленным молчанием, снова заговорил Альден. - Ты так испугался смерти?
   - Дело не в смерти, - как можно более ровно ответил я - мне не хотелось, чтобы мой бывший собрат поглумился и над моими чувствами. - Просто разница между нами слишком велика. Твоя и моя огневая мощь несоизмеримы, как и время произнесения заклинаний. А потому сражаться с тобой смысла нет.
   - Похвально, похвально. - Казалось, мои слова польстили старшему магу. Хотя я не льстил - я говорил чистую правду.
   - Но глотуса я все-таки добыл! - не удержался я, чтобы хоть напоследок не качнуть весы в свою сторону. Последний укус, так сказать, перед тем как убраться в подземный мир.
   - Я и не говорил, что ты безнадежен в магии, - Альден отрицающее покачал головой. - Именно поэтому я послал впереди себя эту шайку наемных головорезов. - Он кивнул на постанывающие тела у наших ног. - Но, как я и предполагал, ты с ними отлично справился. Так что мне придется все делать самому.
   О как - мне это даже немного льстит. Но сейчас это не имеет никакого значения.
   Я вздохнул и приготовился к неизбежному.
   Но нас неожиданно прервал Ларой.
   - Я так разумею, - медленно заговорил молчавший до этого времени наемник, - вместе с ним ты задумал убить и меня. Верно?
   - Верно, - кивнул головою маг. Шар у его головы угрожающе качнулся. - Мне чужие уши и глаза ни к чему. К тому же, вы так удобно расположились друг за дружкой, что мне для вас двоих хватит и одного огненного шара. Один удар - и передо мной сразу два бездыханных тела, ха-ха.
   - Тогда можно один вопрос? - ничуть не смутившись, продолжил крепыш.
   - Валяй, - милостиво согласился маг. Я напряг уши - даже мне невольно стало любопытно, что же такое могло заинтересовать человека, у которого осталось лишь несколько мгновений жизни?
   - Вы все, маги, такие болезненные на голову? - неожиданно донеслось до меня. - Этот, не смотря на то, что молодой да ранний, цену себе никак сложить не может. А теперь ты - бесстыдный самоуверенный негодник, мнящий себя непогрешимым вершителем судеб. Это что, магия так коверкает ваш разум? Или безумие вы получаете вкупе со своими балахонами?
   Несколько мгновений Альден стоял молча, а потом закатился заливистым смехом. Я же просто тихонько обалдевал.
   - Безумие? Это не безумие, парень. Это взгляд на мир. Мой взгляд на мир. Новый взгляд с высоты новообретенных знаний и открывшихся возможностей, - заявил он в перерывах между смешками.
   - Взгляд с высоты новых знаний? Тьфу. Неужто тебе это не напоминает известную легенду о рыбе и небе? - как-то чересчур уж удивленно вопросил у него Ларой.
   - Легенду о рыбе и небе? - переспросил маг, прекратив смеяться.
   - Это же самая известная легенда в этих землях. Легенда легенд, можно сказать, - деланно изумился мой напарник. - Или, может статься, ты знаешь ее под иным заглавием? - пошел на уступку он.
   - Возможно, - заинтересованно согласился тот. - И о чем же она?
   - История, что повествуется в ней, такова: однажды заспорили рыбы о том, мыслима ли жизнь за переделами их благословенного богами озера... - принялся рассказывать предание Ларой.
   Альден выглядел несколько заинтересованным, но огненного шара с боевой позиции не убирал. А я стоял и не мог понять - чем это Ларой занимается? Легенду ему вспомнить захотелось, видите ли. Он что, совсем безумный, а?
   Внезапно я ощутил на своей спине крепкие пальцы своего напарника. И они не просто касались ее, а выделывали на ней что-то совсем для меня непонятное. Я почувствовал, как два его перста уперлись в мою спину и медленно прошлись вдоль нее от затылка до самой поясницы.
   То, что это было не просто так, а какой-то знак, я догадался сразу.
   Да - это точно какой-то знак.
   Во только какой?
   Тем временем Ларой, не прекращая без умолку болтать, прикоснулся к моей спине снова, но на этот раз - сразу четырьмя пальцами: двумя чуть спереди и двумя чуть сзади, и снова медленно потянул их вдоль позвоночника. Я не на шутку напрягся, понимая, что мой напарник предлагает мне какой-то план. Нет, не какой-то, а план на спасение. А вот получится ли он или нет - теперь зависит только от моей сообразительности.
   - Выскочив из воды, рыба несколько раз шлепнула губами... - между тем продолжал Ларой, потешно изображая лицом картину.
   Я принялся лихорадочно соображать - что же такого имел ввиду Ларой? Ведь он рассчитывал на то, что я его пойму. Что же такое ты хочешь показать мне, что?
   - А вернувшись в воду, она пришла в себя, и говорит своим товаркам...
   Внезапно я понял, что означает его копошение. Два пальца, два длинных следа, это дорога. Четыре следа, два рядом с двумя, это телега, едущая по той самой дороге. Ничем другим это быть просто не могло.
   Но на что именно это намек?
   В мою спину снова уперся палец. Но на этот раз перст был один, и уперся он так требовательно, как будто бы призывал меня к какому-то действию. Затем через пару ударов сердца мне в спину требовательно уперлись уже два пальца.
   Что это могло быть?
   - Но дышать я там не смогла. Значит, и жить там, мои сестры, немыслимо....
   В голову мне напрашивалось только одно. Я вспомнил наш разговор с Лароем у той самой телеги:
   "- Толкаем на "раз, два, налегли". Лады?
   - Лады.
   - Раз, два..."
   Итак, ничем другим это быть не могло. "Раз" и "два" он мне уже отстучал. Что ж - если я все понимаю правильно....
   - Так вот ты, Альден, и есть та самая глупая рыба из той легенды. Опустись на землю, глупец и гордец! - с важным видом закончил свое повествование он.
   Услышав такое заявление из уст столь незначительного по всем мастям рассказчика, маг рассмеялся от всей души и в порыве чувств запрокинул голову назад.
   - Я - та самая рыба? Глупая рыба? Это так ты видишь меня? Ха-ха-ха...
   Лучшего момента для создания заклинания и придумать нельзя. Я резко поднял левую руку и принялся колдовать, заранее понимая, что шансов закончить колдовство до того как, Альден придет в себя, у меня нет никаких. А о том, чтобы убить им его, и подавно. Вот в моей руке уже зарождается черный уголек. Еще чуть-чуть... Но Альден уже отсмеялся, и уже опускает голову. Вот он уже видит, что я творю, и его губы шевелятся, отрывисто произнося короткие слова. Вот мой уголек уже сформировался, но поздно - большое огненное яблоко уже летит в мою беззащитную грудь.
   Склиз.
   То, что произошло потом, я уразумел не сразу. Вначале я почувствовал сильнейший удар по собственной спине, и, увлеченный им, полетел налево, прямо на грязную мятую траву. Краем глаза я заметил, что оттолкнувший меня крепыш стремительно улетает в противоположную сторону, правее приближающегося огня. Затем я рухнул на землю и потерял всю картину из виду.
   Когда же я пришел в себя после сокрушительного удара, и с интересом повернул голову, то разглядел то, что меньше всего ожидал увидеть - живого Лароя стоящего над телом бездыханного Альдена.
   - Как? - с моего языка сорвался вполне естественный вопрос.
   - Молча, - хмуро отозвался наемник, но все же пояснил: - Броском ножа. В горло. На смерть.
   Изменив взгляд, я и сам увидел торчащую из горла мага металлическую рукоять. Что ж, Альден - да оставишь ты покровительство Фендобаира, великого бога огня телесного, и да примет тебя Полиарг-адарн - великий бог огня поземного.
   Н-да...
   Медленно поднявшись, я принялся нервно стряхивать землю с одежды и волос. И лишь потом, скрывая пробивающуюся наружу дрожь, я поинтересовался подробностями произошедшего.
   - Так все-таки - как тебе удалось?
   - Не мне удалось, а нам, - поправил меня наемник. Ты играл роль отвлекающего маневра. Ты же это понял?
   - Да причем тут это? - искренне возмутился я. - Ты, какой-то простой наемник, убил мага, прошедшего три года обучения в самом настоящем Монастыре Огня. Три года! Это же... Это же... немыслимо! - Для меня это действительно казалось чем-то невероятным.
   - Не так уж это и немыслимо, - многозначительно ухмыльнулся Ларой. - Ну сам посуди. Первую подсказку о слабости магов подал мне ты, когда сказал, что для сотворения заклинаний магам необходимо время. Кому более, кому менее - это я тоже понял. Но это все равно гораздо больше того, что необходимо умелому воину, чтобы метнуть свой нож в неподготовленного супротивника. Это раз.
   - А во-вторых, - он нагнулся, вынул свой нож, и вытер его об одежду трупа, - то, что я успел уразуметь после знакомства с вами, так это то, что все маги самовлюбленные донельзя. Это - ваше другое слабое место. Чем я с наслаждением и воспользовался, выдумав несуществующую легенду, тем самым принудив его утратить осторожность.
   Я задумался над словами Лароя. Конечно, в чем-то он прав. Но...
   - Но ты понимаешь, как сильно ты рисковал? - недовольно заявил я ему. - А если бы это не сработало? Что, если бы он сумел предугадать твой маневр? Или, что хуже, если бы он твоя "замечательная" история его бы ни капли не рассмешила? Ведь второго шанса у нас бы не было!
   Склонившийся над сумкой поверженного мага Ларой обернулся.
   - Чтобы он предугадать мой маневр, нужно иметь хороший опыт. Опыт настоящий боев. У меня он, как ты мог смекнуть, есть. Но вряд ли он есть у мага, воюющего, ежели так можно молвить, лишь в стенах одного своего Монастыря, - ухмыльнулся он. - А что касается выбора истории. - Ларой снова усмехнулся. - Ремесленник, воин, маг. Взятые по отдельности - это абсолютно разные люди. Но как зрительская публика... Как зрители, они имеют между собой гораздо больше общего - ведь причины для радостей и для печалей у всех одни и те же. А кому, как не мне, повидавшему столько совершенно различных людей, не знать, какому зрителю что по вкусу?
   - Зрителю? - произнес я и сделал весьма удивленное лицо.
   - Да, зрителю. Ах, да - ведь я так до сих пор и не признался тебе, что до того, как я стал наемником, я десять лет колесил окрестные баронства в одной палатке с театральной труппой...
   Я потрясенно стоял и смотрел, как наемник заканчивает собирать трофеи с тела трупа. Мой напарник, которого я знаю не более дня, спас меня от моего собрата по ремеслу, с которым я прожил бок о бок чуть более года.
   Это не укладывалось в моей голове. И я боялся, что не уложится никогда.
   - Все не так просто, как кажется? Да, Альден? - тихо проговорил я. - А знаешь - в чем-то ты, несомненно, прав.

22,02 ***

   Я стоял у входа в шатер Хазарда, и мрачно ждал своей очереди для расспросов - сейчас перед командиром наемников отчитывался Ларой. Но я отнюдь не спешил войти в ее уютное освещенное пространство - прошло уже столько времени с момента, как мы покинули злосчастную каменную россыпь, но меня до сих пор не отпускало гнетущее и опустошающее чувство.
   Мой мир рухнул. Он лопнул по швам и распался на тысячи мелких осколков всего лишь из-за событий единственного дня. Одного единственного дня!
   Утром я стал свидетельством закрытия Монастыря, пропажи магов, а с ними и надежды на свое светлое будущее. Как, как такое могло произойти? Хотя Альден и оставил мне множество туманных намеков, суть происходящих событий по-прежнему от меня ускользала.
   Этим же днем Ларой, которого я вначале посчитал тем еще трусом и глупцом, умудрился спасти мне жизнь, и, причем не раз, а, наверное, дважды. И ведь я был уверен, уверен в своих сужденьях. Думал, что этот крепыш обычный, жадный до денег и власти, наймит. А поди ж ты...
   И под конец - Альден. Старший маг, три года воспитываемый нашими учителями, три года наставляемый и наверняка проверяемый ими, оказался способен совершить такое! Он предал баронство, предал братство. Но главное - он готов был убить множество ни в чем не повинных молодых послушников, которые ему даже в подметки не годились по силе. Это стало для меня самым жестким потрясением, и я просто не знал, как мне дальше с этим жить.
   Полог шатра откинулся, и в образовавшуюся щель протиснулась довольная физиономия Лароя.
   - Заходи - Хазард ждет тебя.
   В командирской палатке ничего не изменилось - все тот же тяжелый стол, массивный стул, и не менее могучий хозяин. В ней только добавилось несколько факелов. Оно и понятно - в лесу к этому времени почти стемнело.
   - Ларой рассказал мне обо всем, что произошло с вами в вашем путешествии, - привычным тяжелым голосом произнес командир наемников. - Что хочу сказать сразу - мне безумно жаль... и прочее, и прочее и прочее. Поверь - слово "предательство" мне так же весьма хорошо известно.
   - Благодарю, - тихо ответил я. На душе у меня несколько посветлело - все-таки этот Хазард не совсем испорченный человек.
   - Итак, подведем итоги. - Хазард сложил свои мощные руки на груди и окинул меня испытующим взглядом. - Слово свое ты сдержал, задание выполнил, моему наемнику помог и вообще - показал себя хорошо. Словом - ты свое дело сделал и теперь можешь быть свободен. Поскольку время уже позднее, ты можешь скоротать эту ночь в палатке Лароя. А утром, как развиднеется, можешь мотать отсюда на все четыре стороны.
   Я устало улыбнулся - безумный день, наконец, подошел к концу.
   - Однако, - громогласно заметил тот, - насколько я понимаю, у тебя образовались большие проблемы.
   - А? - Моя тяжелая голова отказывалась соображать.
   - Первая проблема, что я вижу с ходу, этот тот самый союз, к которому принадлежал ваш покойный Альден, - принялся милостиво разжевывать мне Хазард. - Если одному их магу пришла в голову мысль, что не определившиеся послушники могут быть опасны, то, что мешает этой мысли посетить другую "светлую" голову?
   Ох, склис подери - об этом-то я и не подумал.
   - Вторая же проблема состоит в том, что те парни, которых вы по своему благодушию оставили в живых, прекрасно знают, кто именно убил их нанимателя. И они с радостью подселяться этой информацией со всеми, кто предложит за нее пусть самую пустяковую цену. Смекаешь?
   Я понимал. Великие боги, ну за что мне это?!
   - Поэтому вот тебе, Сайвер, мое предложение - маг ты хоть и слабый, но вполне перспективный. А поскольку у меня в отряде никогда не было магов, то я не прочь бы нанять себе одного такого. Поскольку он, к тому же, обойдется мне почти задаром.
   - Ч-ч-чего? - Услышав такое предложение, моя челюсть со стуком упала на пол - такого я никак не мог ожидать.
   - Я так понимаю, ты никогда не думал вступать в ряды наемников, - вновь заговорил со мной Хазард.
   - Конечно. Я ведь...
   - Понимаю. Но сейчас молодым послушникам вроде тебя угрожает серьезная опасность. Но если ты будешь служить в рядах моих наемников, то мои парни смогут защитить тебя от любых посягательств.
   - Да, я верю. Но...
   - Так же мои парни смогут поднатаскать тебя в мастерстве владения разными видами оружия - что, как ты понял, лишним тебе не будет, - продолжал вещать угрюмый увалень.
   - Как бы я все понимаю. Но мне...
   - А еще... Дабы показать искренность моих намерений, и то, что я, как твой будущий командир, ожидаю от тебя соответствующей отдачи, после твоего согласия я готов подарить тебе имеющийся у меня свиток огня. Нам, обычным людям, как ты понимаешь, он без надобности. Но тебе он может пригодиться.
   - Что за свиток? - Я тут же принял заинтересованную стойку.
   - Заклинание "Кострового спутника". Когда-то мои люди... одолжили его у одного торговца... за долги. Так бы и лежало оно у меня без дела, да Ларой обмолвился, что такие вещи для тебя - ценнее золота.
   Я вспомнил о том, как изливал свои нужды говорливому крепышу.
   - "Ай да Ларой, ай да доносчик - все запомнил, все передал. Который раз уже. Ладно - я это тебе припомню", - мысленно пообещал я ему. Но, не смотря на мое возмущение, огорчаться мне было не на что - свиток "кострового спутника", да еще и полученный даром, для меня сейчас более чем желанен.
   Более чем.
   Блеск в моих глазах оказался красноречивее любого ответа.
   - Само собой, я рассчитываю, что ты серьезно отнесешься к моему предложению, - приметив перемены, наемник принялся потуже затягивать удила. Но я уже и так был готов уступить игру.
   - Да, конечно.
   - И будешь слушать своих учителей. Любых учителей.
   - Да, я согласен.
   - И платить я тебе буду лишь половину причитающегося жалования - подаренное тебе заклинание стоит немалых денег. Да и доспехи придется с ничего доставать.
   - Да, несомненно.
   - Итак, мы договорились? - Хазард испытывающе глянул мне в лицо.
   Командир наемников, еще утром собиравшийся прописать мне розги, и отправивший меня на смертельно опасное задание, теперь предлагал мне помощь и защиту. Нет, в моем мире точно происходит что-то странное. И кто говорил, что сюрпризы для меня уже закончились?
   - Договорились, - честно ответил я.
   - Вот и славно, малыш Сайвер. Вот и славно.

КОНЕЦ

  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.98*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Геярова "Шестая жена" (Попаданцы в другие миры) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Песня волка" (Попаданцы в другие миры) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Сойфер "Секрет фермы" (Женский роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Лаэндэл "Заханд. Финал" (Боевое фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"