Ваго: другие произведения.

Повороты магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Некий мир. Два юноши-послушника, учащихся в монастыре магии совершили ошибку и в результате были вынуждены спасаться бегством, что, однако, не помешало им вляпаться в еще большие неприятности. Немного магии, немного приключений. Закончено.


  

Повороты магии

***

   - И как ты хочешь, чтобы я оценил твой ответ? А, Унар? - Преподаватель - толстый розовощекий маг Виннесто, пылал от негодования. Класс притих, дабы не рассердить учителя еще больше. - Пора бы тебе запомнить, что у меня нет таких оценок как "неплохо", "недурственно" или "хорошо". У меня существует только два критерия - "знает" или "не знает". Унар, ты можешь больше не стоять столбом и вернуться на свою лавку. Ты не знаешь полного ответа на поставленный вопрос.
   Кендрик и Альтен, притихшие вместе с классом, молча провожали своего менее удачливого собрата взглядами. Но в их глазах не было ни капли сожаления. Маг Виннесто суров к своим подопечным - это знали все. И если ты не нашел достойной причины прогулять его урок, то, будь добр - подготовься к нему как следует. Самому же будет польза.
   Маг-учитель, отдышавшись, быстро сменил гнев на милость. Подперев бока, он тут же принялся объяснять нерадивым ученикам причины своего столь сурового подхода.
   - Вас собрали со всех концов нашего города-королевства Андалурии. Всех, в ком был обнаружен дар. Дар магии. Этим каждому из вас, сыну рыбака ли, сыну торговца ли, была оказана великая честь - честь учиться в нашем монастыре, в школе магии Жизни и Природы. Лучшие из вас, те, кто в совершенстве постигнет все тайны, смогут стать магами Высших Домов нашего города-королевства. А кто-то, возможно, станет и магом самого короля!
   Кендрик и Альтен переглянулись между собой, мечтательно выпячивая нижние губы. Как же - этой мечтой бредил каждый послушник, начиная с зеленого первогодка до уверенного в своих силах двадцатиклассника. Стать магом в Высшем Доме, в знатной семье с деньгами и связями - это ли не достойнейшая из целей? Деньги, слава, почет и уважение - ради этого не жалко отдать два десятка лет. Даже на годы нудной и кропотливой учебы.
   Обнаружившим свой Дар, но не отдавшим себя монастырю, не светило ничего подобного. Если таковые и преуспевали в магическом деле, то их ждала лишь жалкая участь знахарей или знахарок, годных разве что для оказания помощи в отдаленных деревнях и селах. Жалкая доля.
   Но более плачевный удел ждал тех, возвещал Виннесто, кто не пройдет полного срока обучения. Сей удел - удел непризнанных колдунов. Позорная, жалкая и несчастия судьба, "смысл которой есть прятанье от стыда своего незнания в густых королевских лесах, во избежание осмеяния простым и знатным людом".
   - И именно потому я так суров с вами, мои ученики, - добродушно, и, как ему казалось, весьма убедительно возвещал маг. - Ибо только лучшие из лучших получат верительные грамоты магов первого ранга. Всем остальным - соням, лентяям и несмышленышам, не видать даже оттиска удостоверяющей печати. И судьба их - корпеть над пыльными колбами за гроши.
   Виннесто мог и не повторять этого. "Великую речь Виннесто", как ее называли ученики, они знали почти на память. Неудивительно - за пять лет она повторялась столько раз, что выучить ее было несложно.
   Но... Но как можно было сосредоточится на учебе, когда на небе впервые после длительной зимы заполыхало солнце, запели птицы, а девицы из ближнего села сбросили длинные шубейки, открыв оголодавшему взгляду такие желанные ножки? Эх....
   - Видать, не быть тебе, Унар, магом первого ранга, - выпалил Альтен, едва они вышли за пределы комнаты обучения. - Готовь гамак, в густых лесах он тебе очень пригодится.
   Дюжина учеников громко рассмеялась. Кендрик тоже не удержался от веселого хохота, хотя после этого ткнул в плечо не в меру распоясавшегося друга. Уж он-то знал - дай темноволосому охальнику волю, то он и до учителей доберется. Что ему какие-то друзья-однолетки?
   - Да ну его, этого толстяка, - фыркнул крепыш Унар, когда хохот веселья немного стих. - Слушать нравоучения от этого мешка с пшеном еще пятнадцать лет? Да я просто скисну, как молоко на солнце.
   Снова раздался смех, но на этот раз он был тихим и не таким уверенным. Скорее хихиканье - смеяться над магами в монастыре было непринято.
   - Вот пусть только потеплеет, я соберу вещи и вернусь назад, в семью. Честное слово! - заявил Унар.
   - Что? Снова будешь пахать землю? - не желал останавливаться неугомонный Альтен.
   - И что? - не сдавался тот. - Уж лучше месить грязь ногами, чем окунаться в нее по уши год за годом.
   - Ну и плыви отсюда! Греби плавниками, чешуйчатый! - бабахнуло в ответ.
   - Тебя спросить забыл. Когда решу, тогда пойду!
   Смех вырвался в открытое небо. Ни Кендрик, ни остальные ребята не приняли прозвучавшие слова всерьез. Да и сам крепыш Унар знал, что его слова не более чем пустой звон. Как и первые лучи неожиданно расщедрившегося солнца.
   Сила Магов Природы первого ранга очень велика. Мало того, что Маги Природы получают единство со своим началом, что само по себе неимоверно. А их небывалые возможности? Они становятся отличными травниками, могущими излечить от большинства смертельных болезней. Становятся укротителями зверей, и не только обычных, а и магических, причем всех мастей. Конечно же, они становятся повелителями деревьев, получая власть зачаровывать их в орудия своей власти. И уж никак нельзя обойти вниманием умение магов первого ранга превращаться в любого зверя или призывать разнообразных духов, в том числе духов стихий.
   А главное - чем выше твой статус, тем больше твой вес, а значит - тем больше сил прилагают Высшие Дома, чтобы заполучить такого союзника. Что уже говорить о статусе мастер-мага или мага-магистра?
   Ну разве все это можно променять на брюзжание занудного учителя и на все остальное?
   Стоило признать, что путь к деньгам и славе никто не собирался очищать от острых терний бытия. Если собрать все время, затраченное только на обучение магии, то его получалось лет пять, не больше. Часть времени, малую часть, занимали история магии, история Андалурии, краеведение, уроки этикета и манер. Остальное же время, значительно большая его часть, приходилась на устроение монастырского быта. На уборку двора и помещений, на прислуживание магам и учителям, включавшее в себя работу мальчика, точнее, парня на побегушках. И платили за все это сущие гроши.
   Конечно, Монастырь Четырех Дубов не был единственным, где преподавали Магию Природы. И хотя в других школах-монастырях королевства и учителя были не хуже, и платили за учебу по более, но этот, находившийся в паре дней ходьбы от столицы, считался престижнее остальных.
   Что сказать? Старшие взимали со своих учеников высокую арендную плату. В свете великих грядущих привилегий они считали это более чем приемлемым.

*

   Аккуратно сложив книги в своих кельях, каждый из ребят направился за служение, согласно ранее изложенным планам. Альтен с недовольным видом принялся подметать дворовую землю от остатков грязного снега. Хотя на самом деле он больше развозил грязь, чем подметал. Кендрику досталась безрадостно-унылая работа на монастырской кухне. Тяжело вздыхая, он принялся за труд, успокаивая себя мыслью, что кому-то все равно нужно этим заниматься.
   Вечером позвали к столу.
   Неожиданно за общим ужином спор, который, казалось, должен был забыться, получил неожиданное продолжение. Альтен, которому не пришлась по вкусу недосоленная пшеничная каша, заявил, что он немедленно намагичит себе на ужин жирную куропатку.
   - А ты умеешь? - рассмеялся веснушчатый Беспер.
   - Не сомневайся! - уверенно заявил Альтен, хотя и он, и все знали, что такому их не обучали. - Я ведь владею основами магии Природы. Сейчас я поколдую и заставлю ближайшую к монастырю куропатку залететь в трапезную и зажариться на одном из кухонных вертелов.
   Ребята от души расхохотались, роняя в тарелки вилки и ложки.
   - У тебя ничего не выйдет, - уверенно заявил отличник Пополос, единственный послушник, заплетавший свои волосы в длинную косу. - Маги Природы не могут повелевать животными. Звери помогают им только по доброй воле.
   - Да ну?
   - Ну да. И я очень сомневаюсь, что тебе найдется чем убедить бедную птичку, чтобы она сама накинулась на вертел.
   Невысокий и худощавый Альтен собрался было вскочить и начать драку с более крепким соперником. Но Кендрик тут же стал на защиту друга.
   - Да тут и внушать особо ничего не надо. Альтен просто объяснит птице, что здесь теплее. Тогда она и прилетит, - бросил он первое, что пришло в голову.
   - Да, и будет ей теплее. До хрустящей корочки, - тут же вклинился рыжеволосый весельчак Гарус. - Ха-ха! Тепло до хрустящей корочки!
   Смех за столом стал таким громким, что на них стали обращать внимание другие классы, ужинавшие неподалеку. Успокоившись, парни снова застучали ложками по тарелкам.
   - А у нас в доме в эту пору мясо подают. И овощи у нас не такие, как в монастыре, а гораздо лучше. Сочные, хрустящие, - не унимался Унар, мечтательно закатывая глаза.
   - Так и возвращайся к себе домой, - тут же поддел его не успокоившийся Альтен. - Будешь колдовать на грядках, выращивая морковь размером с теленка.
   Каждый из сидящих мигом представил себе подобное зрелище. Морковь размером с теленка... Да, такое увидишь не часто.
   - Не могу, - хмыкнул Унар, подбирая ложкой последний кусок порядком остывшей каши. - Ты же знаешь, что такому нас еще не учили. Но я точно знаю, что на седьмом году...
   - А я умею, - вдруг неожиданно выпалил Альтен и бросил на крепыша вызывающий взгляд.
   - Умеешь что? - не понял Унар и прекратил жевать.
   - Выращивать морковку величиной с теленка! - заявил темноволосый и стукнул по столу кулаком.
   - Врешь, - уверено заявил товарищ.
   - Не вру, - замотал темными вихрами Альтен и вперил в Унара вызывающий взгляд.
   Стол выжидательно затих. Затих и Кендрик.
   - Можешь? Как? - сопротивлялся здравомыслящий Унар. - Нас такому еще не учили.
   Кендрик кивнул и выразительно посмотрел на друга - что можно ответить на вполне закономерный вопрос?
   - Сам догадался, - уверено заявил Альтен, упорно не желавший поддаваться давлению логики.
   - Покажи, - тут же заявил низкорослый Беспер с другой стороны длинного стола.
   Остальные ребята застыли в ожидании чуда, фокуса или закономерной развязки.
   Альтен, как всегда, попробовал выкрутиться.
   - Вот еще! Буду я задарма показывать, - небрежно бросил он.
   - И что же ты хочешь? - удивленно спросил Унар, явно желая довести начатое до конца.
   Темноволосый задумался.
   - Завтрашнюю порцию мяса. От всех, кто желает поглазеть на мое колдовство, - с вызовом произнес он и обвел ребят решительным взглядом.
   Юноши молчали, взвешивая услышанное.
   - Ну как? Есть желающие? - тем же тоном осведомился он через минуту. Кендрик понял, что его друг явно рассчитывает выйти сухим из воды.
   Молчание затянулось - никто из послушников не желал рисковать своим скудным мясным рационом. Оно и понятно. На улице зима - не тот сезон, когда кладовые ломятся от свежего мяса.
   Тут снова вмешался всезнающий Пополос.
   - Да врет он все. Это же Альтен, парни. Он всегда про все врет.
   - Я не вру. Я... говорю о том, что не всем известно.
   - Врешь! - уверенно продолжал давить отличник, поглаживая свои длинные волосы.
   - Тогда рискни, и заключим пари, - парировал Альтен и отпрянул от Кендрика, который под столом предупредительно наступил ему на ногу.
   - А если проиграешь? - сузил глаза Пополос.
   - Получишь мое завтрашнее мясо! - с вызовом заявил темноволосый и прищурился в ответ.
   - А если и я хочу поучаствовать, что будет мне, если ты проиграешь? - почувствовав запах дармовщинки, вклинился крепыш Унар.
   - Следующую порцию моего мяса, - не отступал тот.
   За Унаром оживились и остальные. Уверенность Пополоса быстро предалась всем сидящим за столом, и количество желающих посмотреть на магию Альтена возросло до предела. Кендрик вполне понимал этот энтузиазм. Одни рассчитывали насладиться зрелищем опростоволосившегося хвастуна, другие же просто желали поживиться добавочным куском мяса.
   Договорившись встретиться после завтрашних занятий, послушники разом поднялись из-за стола.

*

   - Кен, ты мне все ноги отдавил, - проворчал Альтен, едва два друга покинули широкое помещение монастырской столовой.
   - А я что, просто так тебе на ногу наступал? - возмутился Кендрик.- Я думал, что если у самого ума нет, то может, хоть моим воспользуешься.
   Темноволосый насмешливо осклабился и вытер влажные руки о края широкой малахитовой робы.
   - А что не так?
   - В твоей голове по-прежнему пусто, как в общем котле, - продолжал добивать его друг. - Вон, уже первая щетина на подбородке, а врешь и хвастаешься, как дите малое.
   - Так достало все меня, - хмуро признался Альтен, направляясь в сторону главных монастырских дверей. - Учеба опостылела. Служение монастырю тоже опостылело. Учителя наши надоели со своими нравоучениями хуже горькой редьки. И Унар, со своим нытьем, мне тоже надоел. Заладил - "хочу домой, хожу домой". Лучше бы он не стонал, а действительно отправился домой к своему папаше фермеру.
   Кендрик, который был на пару лет старше своего друга, только рассмеялся в ответ.
   - Достало...Так всегда бывает в конце зимы. Мне об этом мой отец говорил. Это называется "печаль последних зимних дней". Это я понимаю. Но я не понимаю вот чего. Ты же мог, как всегда, наврать с три короба и на этом успокоится. Но скажи мне, во имя огнедышащих богов юга - зачем тебе понадобилось заключать заведомо проигрышное пари?
   Альтен долго хмурился. Затем остановился, не дойдя до массивных дверей несколько шагов, и потянул друга в дальний тупичок под лестницей, ведущей на второй этаж.
   - Я думал попросить книгу у старших учеников, выучить заклинание, а завтра поколдовать немного. И все, дело сделано, - доверительно сообщил он.
   Кендрик отрицательно покачал головой.
   - Никто не даст тебе своей книги. Даже на время. Поверь мне, - уверенно заявил старший. - Знаешь, какие они дорогие? Если что-то случится с книгой, то ученика вышибут из монастыря и не посмотрят на то, сколько лет ему осталось до получения грамоты - два года или два дня. Нет, забудь об этом.
   Альтен неуверенно пожевал нижнюю губу.
   - А что если поискать нужную книгу в монастырской библиотеке? - предложил шустрик новую идею.
   - Что, придешь попросить у мага-библиотекаря заклинания посерьезней? - усмехнулся Кендрик. - Нет, он тебя даже слушать не станет. Скажет - тебе бы с твоим уровнем заклинаний справиться. Нет, даже не проси - он не даст.
   - А если ночью? - предложил младший и тут же запнулся. Мысль о ночном проникновение в монастырскую библиотеку не казалась ему настолько крамольной. Пугала охрана. Зная азы магии, можно с легкостью предположить и ее пределы. Поэтому встречаться с охранной магией библиотеки Альтену не очень хотелось.
   Он вздохнул - шансы на сытный обед таяли быстрее снега на сапогах.
   - Еще книги есть в комнатах учителей, - неуверенно протянул Кендрик, и тут же пожалел о собственной осведомленности.
   В глазах друга вмиг вспыхнул нехороший огонек.
   - Давай попробуем! - незамедлительно предложил он. Что "попробуем" он мог и не говорить.
   - Ни-за-что! - твердо, почти по слогам произнес старший. - Ты в своем уме? Ты хочешь стащить...
   - Не стащить, а взять на время. Книга со старшей магией мне и даром не нужна. Мне бы, как говорит наш библиотекарь, свою освоить, - принялся убеждать его Альтен. - К тому же, мы возьмем книгу всего на день. А когда все получится - вернем ее обратно.
   Кендрик прикинул и так и этак. Получалось, что ничего такого они и впрямь делать не собирались. Одолжить книгу на день, это, собственно, и не преступление вовсе.
   - Ну и как ты это собираешься провернуть? - спросил он, осторожно наблюдая за тем, как из коридора во двор выходят последние едоки. - Зайдешь и просишь?
   - Так не дадут, - кивнул темноволосый в знак согласия и нахмурился. После минутного осмысления он просиял вновь.
   - Виннесто! - воскликнул он. Кендрик аж подпрыгнул.
   - Не ори. Что Виннесто?
   - Он не спит почти до полуночи. Можно отвлечь его на пару минут, и за это время провернуть наше дело с книгой.
   - Как отвлечь? - План был прост, легко реализуем и твердость Кендрика стала таять на глазах.
   - Как-как. Да уж как-нибудь да отвлечем. Придумаем что-нибудь! - чересчур браво ответил младший, заглядывая в голубые глаза друга с выражением щенячьей преданности.
   Кендрик сложил руки на груди и отвернулся - ему было не до кривляний. Дело следовало хорошенько обдумать.
   Соглашаться или нет?
   Сам бы он, конечно, ни за что не решился на такое дело. Осторожность не позволила бы. Для себя - нет. Но для друга... Друг. Класс долго недоумевал - что нашли друг в друге эти два совершенно не похожих юноши? Спокойный и уверенный в себе Кендрик и плутоватый задира Альтен? Сын рыцаря из зажиточной семьи и сын бедного рыбака? Тот, кого намеренно повели на выявление Дара, и тот, в ком этот Дар обнаружили случайно? Про внешность не стоило и говорить - высокий, стройный, крепкий и светловолосый Кендрик и ничем особо не примечательный, кроме разве что темных волос на белой коже - Альтен.
   Иногда Кендрику казалось, что он знает ответ на этот вопрос. В доме своего отца он был младшим сыном. Ему всегда приходилось равняться на старших братьев, стремившихся или уже совершивших особые подвиги. Слов нет - все помогали ему. Но он все равно оставался слабейшим из всех. Как минимум - по причине возраста. Здесь же, в монастыре, он, наконец, нашел кого то, кто был слабее. Но так же, как и он, рвался вперед, чтобы стать лучшим. И Кендрику впервые было с кем поделиться своими знаниями и опытом.
   И потому он стал первым, кто раскусил причину колкости шестнадцатилетнего забияки Альтена. Оказалось, сыну безграмотного рыбака учеба давалась не так легко, как тем, кто до того сумел прочитать горы книг. И там, где многим хватило просто урока, Альту пришлось подолгу корпеть над книгой. Это не могло не раздражать самолюбивого юношу, который и отыгрывался на остальных шпильками, шутками и едким сарказмом. Что ж до восемнадцатилетнего Кендрика, то за свое затронутое самолюбие он заступался кулаками. Так и отстаивали они себя - один словом, другой делом... если, естественно, учителей и магов не было поблизости.
   Все это и стало основанием того, что приблизило ребят друг к другу. Почему темноволосый стал дружить с ним - Кендрик не знал. Да и не спрашивал. Были вместе - и хорошо.
   Решение давалось с трудом. Подумав еще немного, светловолосый развернулся и покачал головой, давая понять, что эта затея ему не по душе.
   - Но ты же не хочешь, чтоб я проиграл? - мигом откликнулся на немой укор Альтен.
   Кендрик действительно не хотел этого. Проигрыш грозил не только падению репутации друга, а и понижению его настроения. А невыносимее обычного Альтена только Альтен озлобленный.
   Пришлось выкинуть белый флаг.
   - Только все делаем правильно. Поднимаемся на третий этаж, находим кабинет Виннесто и оцениваем ситуацию. Далее выманиваем его, заходим и забираем книгу с книжной стойки. И быстро возвращаемся в свои кельи. Хорошо?
   -Хорошо, - очень быстро отозвался довольный друг.

*

   Тихо, чтобы не привлечь внимания, Кендрик и Альтен вышли из закоулка. Оглянувшись вокруг - не идет ли кто, они осторожно ступили на гранитные ступеньки витой лестницы. Они прислушивались к каждому шороху. К шуршанию тяжелых портьер, закрывавших окна. К редкому потрескиванию плотно наставленных светильников. К скрипу половиц на площадках этажей.
   Но все было тихо.
   Так, скрытно и незаметно, они поднялись на третий этаж.
   Найти кабинет Виннесто было не сложно. Его месторасположение, как и наполнение, уже давно не являлось тайной. Маг не раз приглашал ребят посмотреть, какова жизнь успешного процветающего мага. Юноши без труда нашли высокую дверь из красного кедра, с красивой резьбой в виде виноградных лоз.
   Подошли. Приникли. Прислушались.
   Оказалось, что ученики застали своего учителя в непонятном волнении. Судя по шуму, доносившемуся из-за не плотно прикрытых дверей, ученый муж находился в весьма возбужденном состоянии. Сие Об этом говорили редкие возгласы вроде: "это невероятно", "не может быть", "что, если это окажется правдой", а скрип половиц выдавал беспорядочную ходьбу.
   Кендрику снова разонравилась придуманная затея, и он решил отказаться от нее, пока еще не стало слишком поздно.
   - А что, если нас сейчас увидит кто-нибудь из старших? - прошептал он в волнении и сделал нарочито испуганные глаза, чтобы припугнуть и своего напарника.
   Но все вышло иначе. Альтен даже не успел ничего ответить. То ли Виннесто что-то услышал, то ли просто подумал в том же направлении, только звук беспорядочных шагов за дверями стих.
   - Мне обязательно нужно обсудить это. С кем-нибудь из старших магов, - донеслось до них из-за дверей.
   При этих словах шум внутри возобновился, и едва успевшие отскочить ребята увидели, как их учитель, красный и взволнованный, вылетел из комнаты, словно головка сыра. Следя за широкой спиной и шуршащей оливковой робой, ребята сперва испугались, затем оторопели, а потом не могли поверить собственной удаче. Комната учителя была открыта! Открыта и пуста!
   Кендрик все еще колебался, когда зеленая роба Альтена мелькнула мимо него и мышью проскользнула в высокий проем дверей. Светловолосый послушник задержался у двери, осмотрительно остановленный воспоминаниями об охранных заклятиях, наложенных на запертые покои. Но ведь эту комнату никто и не запирал. Тогда, по идее, и заклятий быть не должно? Но все же он не решился войти, справедливо считая, что кому-то нужно остаться снаружи и проследить за коридором, вновь ставшим тихим и безмолвным.
   Зато Альтен суетился за двоих. Взгляд его быстро пробежался по стенам и углам высокой, но не очень широкой комнаты. Скользнул по алхимическому столу и рунной клети, чуть задержался на заваленном всяким хламом столе и наконец, устремился к высоким, почти в два человеческих роста, книжным стеллажами.
   Книг у Виннесто было великое множество. Больших и маленьких, толстых и тонких, в кожаных и тканевых переплетах, оббитых железом и нет. Некоторые чуть-чуть шевелились, от некоторых шел легких запах, а кое-какие даже светились блеклым, почти призрачным светом.
   С трудом пересиливая любопытство, Альтен заставил себя заняться делом. Его взгляд живо забегал от одного торца к другому, бегло перечитывая названия.
   "Травоведение", "Травология", "Травофунции"... Нет, не то.
   "Введение...", "Основы...", "Начала...". Совсем не то.
   "Путешествия...", "Поклонение...", "Углубление...". И снова даже рядом не стояло.
   - Вот она! - Толстая, красиво разрисованная книга в замшевой обложке означала окончанием поисков. Альтен ткнул пальцем почти в самый верхний ряд левого углового стеллажа. Кендрик, проследивший его взглядом лишь кивнул, давая понять - вижу, оно! Бери!!!
   Чтобы добраться до вожделенного трофея, невысокому Альтену пришлось сначала взобраться на табуретку, а уж потом вытянуть из плотного ряда книжек несколько потрепанный том. Пребывая в радостном возбуждении, он не удержался на табурете, и, падая, вынужден был опереться на край стола.
   Гора рабочих свитков с шорохом отлетела в сторону, обнаружив под собой нечто весьма необычное, чему Альтен никак не мог дать названия. С виду эта штука больше всего напоминала большие песочные часы золотисто-коричневого цвета. Нет, песочные часы не были редкостью в монастыре. И поначалу юношу привлек лишь их необычный, как для часов, цвет. Но приглядевшись внимательно, он заметил нечто и вовсе противоестественное. От этого предмета шло не то свечение, не то сияние... странное, полупрозрачное словно дымка. А находящиеся за этим мерцанием строки свитков не то дрожали, не то... прыгали? Нет, они менялись, словно танцевали - то таяли, то наливались чернильной густотой. А иногда пропадали вовсе!
   - Что это за... - Рука паренька инстинктивно протянулось к заинтересовавшему предмету, в надежде поднести его к глазам и разобраться с причиной столь странного виденья. Но когда его рука коснулось необычного предмета, он замер, заметив, что теперь в мерцающее сияние погрузилось и все вокруг. И что стены, и стеллажи, и стол, и даже его друг Кендрик, смотревший на него округлившимися глазами, зазмеились, замелькали и стали меняться...
   А потом ему показалось, что растянулось и само время.
   Из прострации его вывел громкий окрик.
   - Что ты тут..!Что!!! Да как ты посмел?
   Бычий рев преподавателя заставил пальцы Альтена разжаться и опустить странную штуку на место. Ощущения вернулись, пелена исчезла, и перед глазами юноши предстал разъяренный учитель, замерший в позе попранного достоинства.
   - Как ты посмел войти сюда без спроса? Как ты посмел рыться в моих вещах? И главное - как ты посмел прикоснуться к этому бесценному артефакту? Прикоснуться к Песку Джамхалы голыми руками! Да только за это я тебя...
   Что собирался сделать рассерженный маг, потянувшийся за своим волшебным посохом - Альт не знал. Да и не хотел знавать. Ему хватило ума не оглядываться на происходящее, а прикрываясь тяжелой книгой, как щитом, выскользнуть из комнаты учителя, дабы не быть подвергнутым магическим последствиям его справедливого гнева. Что-то, но когда драться, а когда смываться, Альтен знал очень хорошо.
   - Вон! И чтоб я вас здесь больше не видел! Вон!!!
   От рокочущего крика мага сотрясались стены и проснулись все - и маги, и послушники и даже птицы в монастырском саду.

***

   - Мяса ему, видите ли, захотелось, - сердито бросил Кендрик, присаживаясь на перевернутое ведро.
   Они приютились в одном из сараев, в деревне, что находилась в получасе ходьбы от монастыря. В той самой, что поставляла магической школе продукты, и чьи девушки уже столько лет являлись предметом их шуток и желаний.
   Альтен с виноватым видом устроился рядом, бесстыдно подложив под себя магический фолиант. Завидел такое издевательство, Кендрик столкнул товарища и, выдернув книгу, благоговейно поставил ее на скирду сена.
   Минуты потянулись в мрачном молчании. Острый месяц заглянул сквозь неширокое окно, а прохладный воздух разворошил солому на полу.
   - А ты чего молчал? - Альтен попробовал отбить обвинение. - Дал бы знать, что толстяк уже возвращается. Я бы положил эту штуку на место, и мы бы смылись. И ничего этого не произошло.
   - Да я давал. Я дал знать. Я кричал. Но ты... словно не ничего слышал.
   - Правда?
   - Да. Ты точно растворился в этом сиянии.
   - Я.. не помню. Я не слышал, - честно признался темноволосый, пытаясь вспомнить ушедшие мгновенья. - Та... та штука... Она что-то делала с вещами...что находились рядом. Наверно и со мной она что-то сделала...
   Кендрик махнул рукой, обрывая воспоминания друга.
   - Это уже не важно - слышал, не слышал. Теперь нам нужно думать, что делать дальше, - озабоченно проговорил он.
   Сколько не размышляй, но двух ответов на этот вопрос быть не могло.
   - Думаешь, теперь в школу нам хода нет? - спросил у него Альтен, хотя и сам понимал наивность самого вопроса.
   - Думаю? Я думаю? - Кендрик хмуро посмотрел в лицо темноволосого и принялся разъяснять, загибая пальцы. - Мы тайно проникли в комнату учителя и потревожили какой-то странный артефакт - раз. Мы были застуканы на месте - два. Судя по тому, как орал Виннесто, то ты или чуть не разрушил монастырь, или точно совершил какое-то богохульство. Это три.
   - Но я не знал...
   - А если и этого тебе кажется мало, то его слова: "Вон! И чтоб я вас здесь больше не видел!" уж точно должны разъяснить тебе детали нашего будущего.
   - Верно. - Голос Альтена был тих. - После такого нам точно не видать дороги обратно.
   Старший кивнул.
   - А могло бы быть хуже, - заметил Альтен и попытался улыбнуться.- Нас могли схватить, наказать, а уж потом выгнать из монастыря.
   - Тогда - да. Нам повезло. Хорошо еще, что воротная стража монастыря так замешкалась, - не стал возражать Кендрик.
   - Не удивительно. Вопль Виннесто повергнул в шок весь монастырь. У меня в ушах меня до сих пор стоит шум, словно звон тревожного колокола.
   - Да. Никто так ничего и не понял. Это и дало нам шанс, - хмыкнул старший и печально добавил: - Но мы заплатили. Мы не успели ничего взять с собой. Ничего.
   - Да. Выскочили, в чем были, - подтвердил Альтен. - Ничего. Только это.
   Юноши с тоской посмотрели на учебную книгу, оказавшуюся в этот миг такой бесполезной.

*

   Наступившее утро не принесло ни тепла, ни хорошего настроения. Эта ночь далась послушникам нелегко. Сон не в кроватях, а на соломе, да еще и в одежде, не принес им ни сил, ни привычной бодрости. Конечно же - что за сон в холодном, не отваливаемом сарае? И хотя на юношах были утепленные жилеты, шерстяные штаны и теплая обувь, это никоим образом не спасло их от ночной прохлады. Тонкая льняная роба тоже не в счет. Да и сны, снившиеся им в эту ночь, так же никоим образом нельзя было назвать приятными.
   Пришлось согреваться старым крестьянским способом - перекладыванием скирд сена из одного угла сарая в другой.
   Кое-как согревшись, ребята снова уселись рядом, чтобы обсудить свое положение и мысли по поводу своего дальнейшего существования.
   Бывшие послушники пришли к единому выводу: оставаться в деревне нельзя - если их будут искать, то в первую очередь именно здесь. А местные жители, сотрудничающие с магами монастыря уже несколько десятилетий, с радостью выдадут им отчаянных беглецов.
   Непременно следовало уходить. Это верно. Но - куда?
   Казалось бы, ответ на этот вопрос был весьма прост. Где же еще могут ждать двоих ребят, как ни дома? Но возвращаться домой не хотелось. Ни одному, ни другому.
   - Ты-то чего не хочешь домой? - пробормотал Кендрик. - Что, тебя не ждут с распростертыми объятиями? Небось и там чего натворил по доброте душевной?
   - Да ничего я не натворил, - хмуро буркнул Альтен.
   - Тогда чего? - стал допытываться Кендрик.
   - Просто... это позорно.
   - Позорно? - удивленно переспросил старшой. - Стыдно, что ли? А я думал, тебе никогда не бывает стыдно. У тебя море всяческих эмоций. Но что-то стыда я среди них никак не замечал.
   - Так то другое, - уворачивался от прямого ответа друг.
   - Ну, говори уже. Нашел время скрытничать, - продолжал выспрашивания он.
   Альтен тяжело вздохнул.
   - Я, как ты помнишь, сын рыбака. А что такое жизнь рыбака. Ты знаешь? Нет, не знаешь. Зато я знаю. Вот. Меня забрали из холодной и пропахнувшей рыбой лачуги в теплый и сытный монастырь. Это ли не подарок судьбы? Не шанс ли, выпадающий одному из таких как я раз на... тысячу? - Темноволосый шмыгнул носом. - А теперь... Ты предлагаешь мне вернуться домой, обратно в лачугу моего отца? Показать всем, что я настолько глуп, что я упустил свой шанс выбраться из нашей промозглой серости?
   - Ну, не все так уж плохо в жизни рыбака, - постарался воодушевить его светловолосый.
   - Ты шутишь? - недоверчиво проворчал Альт. - Всю жизнь ловить рыбу? Вставать до первых лучей солнца? Целый день ловить рыбу, а потом, мокрому, усталому и пропахшему, продавать ее задешево? А по вечерам чинить сети, конопатить лодку и очищать свой дом от рыбьих обрезок и кишок? Это ты называешь не плохой жизнью?
   - Ну, может все повернется иначе, - попробовал подбодрить его Кендрик. - Может теперь, после того как ты пять лет учился на мага...
   - Я не стал магом. И у меня нет другого ремесла. А у моего отца есть еще трое детей. Я из них старший. Угадай, на кого возляжет ответственность прокормить семью? Значит, мой удел - удел добытчика. По-другому и быть не может. А я не хочу себе такой... судьбы.
   Кендрик замолк, не решаясь больше спорить. Выросший в относительном достатке и ни в чем особо не нуждавшийся он не имел понятия ни о голоде, ни о работе, ни о большинстве из того, что говорил ему друг.
   - А ты чего не хочешь домой? - Чтобы оторваться от горьких мыслей, Альтен привычно переключился на старшего. - Твоя постель не пахнет рыбой, а дом получше будет.
   Кендрик ухмыльнулся.
   - Зато отношение у нас куда серьезней.
   - К чему?
   - К обучению. Провалить учебу в монастыре... вообще провалить хоть что-нибудь - хуже позора не придумаешь. Это же клеймо на чести. Хуже смерть, чем такой позор.
   - Ну, опозоришься. Но тебя не выгонят из дома, - резонно заметил сын рыбака. Вместе с отсутствием понятия "стыд", у него отсутствовало и понимания "чести". Честь - это слово не для простолюдина, считал он. Сумел набить брюхо - и ладно. А каким способом - дело десятое. Главное, чтобы самому себе не во вред.
   - Много ты знаешь о жизни благородных, - хмыкнул Кендрик. - Ладно. Допустим, меня простят. И что дальше? Я уже пять лет не брал в руки меча, не тренировался с наставниками. Представляешь, что значит пропустить пять лет тренировок?
   - Подумаешь... Нагонишь.
   - Нагоню, - кивнул Кендрик. - Только что это у меня будет за жизнь? Вечное отставание, вечная погоня, вечный упреки в том, что я не лучший, что я не первый....
   Видя, что Альтен его не понимает, Кендрик махнул на все разъяснения рукой.
   В щели сарая все настойчивей пробивалось солнце.
   - Как ты думаешь, может нас простят? - неожиданно спросил Альтен.
   - Кто? - не понял Кендрик.
   - Маги монастыря. Ведь, если подумать, мы ничего такого не сделали. Ну, вообще-то. Пройдет день-два. Может, они во всем разберутся? И простят? А потом вышлют гонцов, чтобы те отыскали нас и вернули обратно.
   - Сомневаюсь, - покачал головой Кендрик. Но в его глазах зажглась надежда.
   - Ну а вдруг? Возможно? Как шанс?
   - Думаешь, нам не стоит далеко уходить от монастырских стен? - поняв, куда клонит друг, спросил старший.
   - Именно. Покрутимся рядом пару дней. Послушаем, что да как. А потом решим, что делать дальше. Уйти отсюда никогда не поздно.
   Кендрик задумался.
   - Есть тут один хуторок неподалеку. Дома два-три, не больше. И он пустой.
   - Это как?
   - Насколько я помню из уроков краеведения, десять лет назад туда налетели разбойники и вырезали всех жителей. С тех пор там никто не селится. Поэтому, как для нас, это место самое то. Заброшенное. И идти недалеко.

*

   Хуторок как хуторок. Четыре избы, колодец, заросшее бурьяном поле и ряды плодовых деревьев. Крыши домов и ветки деревьев покрыты редким снегом, на сугробах многочисленные следы птиц, и чуть реже - зверей.
   Человеческих следов не было.
   - Самое оно, - хмуро отозвался Альтен.
   Настроение было препаршивое. Короткое путешествие до хутора выдалось малоприятным. Ветер быстро нашел щели в одежде, снег залез в ботинки, а в желудке непривычно урчало. Накладывая заклинание "Малой Жизни", юноши убирали усталость и разгоняли кровь. Но чувство голода от этого не уходило, а только притуплялось. Да и то ненадолго. Забравшись в одну из уцелевших избенок, ребята избавились от ветра. Но не от холода - развести огонь им было нечем. Пришлось собирать по дому старые одеяла и прочий теплый хлам.
   Ближе к полудню Кендрик, как старший, вооружился крепкой палкой и пошел на охоту. Побродив по ближайшим окрестностям, он снова замерз, но добычи не принес. Зверья он не видел. Птицы были. Черные пернатые сидели на высоких ветках, но подманить их или сбить дубиной у него не получилось.
   Через час юноша, холодный и злой, вернулся в обитель.
   Настроение испортилось окончательно.
   - Мясо ему, видите ли, захотелось, - не сдержавшись, выпалил он, глубже зарываясь в одеяла и окатывая себя новой порцией "Малой Жизни". - Все тебе мало, да?
   - Да ладно тебе. Что мы в этом монастыре забыли? - вырвалось у темноволосого, умастившегося на другой кровати. - Пять лет пробыли, а так толком ничему и не научились. Разве что поклоны бить да полы драить.
   - Ах, тебе там не понравилось? Так пошел бы за книгой сам.
   - И пошел бы. Да ты напросился.
   - Я? Напросился? - вспыхнул Кендрик. - Я же для тебя ...
   - Я не просил.
   - Да если бы не ты, меня бы здесь сейчас не было!
   - А я тебя что, за руку тянул? - выпалил Альтен и быстро отвернулся к стене.
   Долгое время оба послушника не произнесли ни слова, нахохлившись, словно две совы.

*

   Поздним вечером раздалось мерное поскрипывание снега, словно под чьими-то ногами. Оба юноши вмиг прильнули к окну.
   - Не за нами ли? - настороженно бросил Альтен, внимательно вглядываясь в темнеющий лес.
   - Вряд ли, - хмыкнул Кендрик, едва успокоившись от переполнивших его чувств.
   - Это почему же? - уточнил темноволосый.
   - Человек идет не от дороги, а из леса. Из дальнего леса, - отозвался старший. - Один. По сторонам не смотрит. Да и какие могут быть поиски? Гляди - солнце почти село.
   Альт приглянулся. И верно. Идущий к соседней избе человек, казалось, твердо знал куда идет. И больше ничем не интересовался. Да и на гонца он не похож - что за гонец один, без свиты, и без лошади?
   Незнакомец вошел в соседний дом. Пока юноши раздумывали, что им делать, из трубы того самого дома потянулся дымок - гость готовил еду. Хотя гость ли?
   - Он что, живет здесь? - удивился Альтен.
   - Скорее всего, - подумал, отозвался Кендрик. - Сумы у него при себе не было. Значит, еда готовится из припасов, что остались в том доме.
   - А как же ты не нашел его следов? - привычно съязвил тот.
   Кендрик вспыхнул.
   - Я смотрел следы, ведущие от дороги. Со стороны леса я не смотрел, - тут же пояснил он.
   Мысль о тепле и возможном ужине пересилила страх, и, выбравшись из дома, они постучали в чужую дверь.
   - А я вас уже заждался, - встретил их незнакомец неожиданным приветствием. - Входите,
   Юноши осторожно вошли и быстро огляделись. Незнакомец был один. Сама изба была копией той, в которой они провели весь день. Хотя тут, в отличие от их убежища, было чисто, тепло, а в воздухе витал ароматный запах еды.
   - Вы, как я понимаю, голодны? Ешьте. - Хозяин дома небрежно указал им на две дымящиеся плошки.
   Ребята накинулись на еду с остервенением голодных котов. Она была не ахти какой, но никак не хуже монастырской. Ей можно было набить желудок, и, главное - согреется. А за едой и внимательно рассмотреть незнакомца.
   Мужчина был старше них в два раза. Худая фигура, загорелая кожа, темные волосы и иронический взгляд, - вот, что бросилось в глаза в первую очередь. А судя по небольшому количеству пожитков, незнакомец не был хозяином дома, а так же, как и они, его временным обитателем.
   - Вы, как я понимаю, послушники из монастыря? - палец мужчины провел дугу от одной зеленой робы к другой, от помятой Альтена до порядком испачканной Кендрика.
   Оба послушника молча кивнули.
   - И что же вас заставило оказаться здесь? - Тон мужчины был на удивление безмятежным. Он ничего не выспрашивал, ни требовал, не настаивал на немедленно ответе. Он просто интересовался. - Заблудились?
   - Нас выгнали. - Кендрик, не любивший юлить, ответил начистоту.
   - За что? - осторожно поинтересовался собеседник.
   - Да ни за что, - быстро отозвался Альтен. Кендрик открыл было рот, чтобы возразить, но промолчал. Стоило ли снова начинать припираться с другом о том, чья вина? Особенно в присутствии стороннего человека?
   - И как же зовут наших невинно пострадавших? - насмешливо продолжил гостеприимный хозяин.
   - Альрик. - Ответ друга ошеломил Кендрика настолько, что он не успел запротестовать. И тем более, чтобы возразить при следующей фразе.
   - А это мой друг, Корд. А ты?
   - Зовите меня Миккель. - Мужчина слегка кивнул головой в знак приветствия. - И я, как вы догадались, тоже имею отношение к магии.
   - Ты?
   - Конечно. А вы не знали? Ну как же... Неужели вы не обучены заклинанию "Истинного видения"?
   Юноши переглянулись и принялись сбивчиво произносить знакомое заклинание, позволявшее на глаз различать явную и скрытую магию. Кендрик оказался проворнее - у него получилось со второго, а у Альтена с четвертого раза. Проговорили и пригляделись. Да, все было так, как сказал незнакомец. Аура мужчины лучилась силой, в которой явственно преобладали зеленые тона, характерные школе Магии Природы. Да и большинство вещей в его доме отдавали все той же силой и тем же цветом.
   И пока юный Альтен дивился увиденным, Кендрик осторожно поинтересовался:
   - Значит ли это, что ты тоже учился в монастыре?
   - Конечно. Мы с вами, все трое, оказались наделенными даром магии. И поэтому, каждый в свое время, попали в монастырскую магическую школу. Я, соответственно, раньше. А вы позже.
   - Так ты маг первого ранга? Маг Природы и Жизни? - ошарашенно спросил у него Альтен. Ребята не знали, радоваться или пугаться сему известию.
   - Я не маг. Я всего лишь послушник, - успокаивающе улыбнулся тот.
   - Но как это? С такой силой - и не маг? - не подумав, ляпнул темноволосый.
   - Тут все просто, - печально ответил Миккель. - Мне пришлось покинуть стены монастыря, проучившись всего девятнадцать лет. Я ушел, так и не получив того, к чему стремился. И было это ровно год назад.
   Услышав, что гость не маг, Альтен расслабился. Кендрик же, проанализировав услышанное, задумчиво спросил:
   - И ты ведь здесь не случайно?
   - Верно.
   - И уж точно не ради нас.
   - Тоже верно.
   - Тогда ради чего же?
   - Ну... время покажет, - ответил Миккель уклончиво. - Эту ночь мы можете провести здесь, в тепле. А завтра... завтра мы посмотрим.

*

   Наутро хозяин сам приготовил завтрак, который был воспринят юношами с энтузиазмом.
   - Дело было прошлой зимой, - начал свой рассказ Миккель, когда все три плошки были очищены от еды. - Один молодой послушник, прошедший девятнадцать лет обучения, решил доказать своим учителям, что он уже готов к посвящению в маги первого ранга. Он обратился с этой просьбой к совету учителей. Но монастырский совет по своим причинам отклонил его прошение. Тогда послушник, чтобы убедить учителей, показал им всю свою силу прямо там, во дворе монастыря. Но маги, вместо того, чтобы похвалить своего ученика, просто выставили бедолагу вон.
   - На девятнадцатом году обучения? - вскинул брови Альтен. - Это когда до посвящения в маги оставался всего год?
   - Верно, - подтвердил он.
   Друзья понимающе переглянулись - потратить девятнадцать лет, чтобы оказаться ни с чем? Что тут сказать? Такого не пожелаешь никому.
   - Да, они поступили именно так, - печально продолжил Миккель. - Они выгнали своего самого усердного и опытного послушника. И за что? За то, видите ли, что он посмел бросить им вызов. Что попробовал изменить извечный ход вещей, попросив привести его к посвящению на год раньше, чем было положено. Выгнав его из школы, они, таким образом, решили его судьбу. Ведь без верительной грамоты даже девятнадцать лет обучения совершенно ничего не стоят.
   - Грустная история, - согласился Кендрик. - И, как я понимаю этот послушник - ты?
   - Я, - кивнул Миккель, даже не пытаясь увернуться.
   Трое бывших послушников замолчали. Каждый думал о своем.
   - Ну дела, - первым отозвался Альтен. - Это должно было сильно сказаться на тебе. Это наверняка было жутко... неприятно.
   - Неприятно - не то слово, - согласился Миккель. - Я потерял девятнадцать лет учебы, место в школе и место в жизни. Скажем так - я потерял самого себя.
   - Понимаю. - Кендрик кивнул. По странному стечению обстоятельств они с Альтеном действительно могли понять чувства, обурившие рассказчиком. Не в полной мере, но хотя бы поверхностно. Но наученный с детства, он никогда не любил спешить с выводами.
   - И зачем же ты тогда вернулся сюда?
   Юноша в упор посмотрел на хозяина дома.
   - Видишь ли, Корд, - осторожно начал опытный собрат, откинувшись на стуле.- Я хочу... отплатить магам за свое унижение.
   - Как? Отплатить магам за...? - В голосе светловолосого послушника послышались нотки испуга.
   - За... изгнание? Да. За то, что они выгнали меня. За то, что обошлись со мною так несправедливо. За то, что сломали мою жизнь. И главное - отплатить за то, что они поступили так с неповинным. Я думал, что вы, Аль и Корд, поймете меня, как никто другой.
   Миккель по очереди взглянул на лица обоих. Во взгляде Альтена он увидел и понимание и согласие. Во взгляде Кендрика же плескались ужас и возмущение.
   - И как же это ты собираешься отплатить? - вырвалось у младшего.
   - Очень изысканно. Я собираюсь разрушить их... самоуверенность. Я хочу сбить с них их хваленое всезнайство.
   За ним отозвался и Кендрик.
   - И ты нам рассказываешь это не просто так? Верно? - с нажимом добавил он.
   - Верно, - честно ответил тот. - Вы оба маги. Года пятого-шестого, не больше. Но если вы присоединитесь ко мне, моя отплата будет куда интереснее. Ведь вас уже учили подпитывать друг друга энергией Жизни, верно? Верно. И это мне пригодится. А во-вторых... Во-вторых я предоставляю вам шанс. Шанс отплатить вашим обидчикам. Отплата - приятная штука. До сегодняшнего дня вы даже и не мечтали об этом. А вот сейчас - вот он, ваш шанс. - Миккель вызывающе щелкнул пальцами.

*

   - Ну как?
   Оба друга вновь сидели в своем жилище, и пытались решить, как им поступать дальше.
   - Я против, - запротестовал старший. - Мне не нравится саамы мысль строить козни магам Природы. В моей семье учили уважать магов. А во-вторых - мы с тобой, как ни как, ждем помилования. Если ты не забыл, конечно.
   - Да чихал я на их помилование, - взвился фонтаном Альрик, и вскочив со стула, принялся расхаживать по холодной комнате. - Ты что, ничего не понял? Миккеля не пощадили после девятнадцати лет обучения. Думаешь, они будут добры к пятилеткам?
   - Возможно, они...
   - Очнись, рыбий хвост! Ты такой сонный, потому что тебя пиявки покусали, или ты всегда такой? Да им начхать на нас, понимаешь? Ну, допустим, нас простят, мы вернемся. И что? Будем дрожать все следующие пятнадцать лет, боясь, как бы нам не вспомнили наш проступок?
   - Если придется, то мы могли бы...
   - Неужели ты не видишь, что все повторяется? - Альтен вскипал все больше и больше. - Тогда они его выгнали ни за что, сегодня нас, завтра еще кого-нибудь.
   - Но у нас же их книга.
   - Мы что, украли ее? Нет? Собирались красть? Тоже нет. Она оказалась у нас случайно. Я забрал ее, защищаясь от Виннесто. Да и что такого мы натворили? Ну, допустим, я натворил. Допустим. А ты? За что выгнали тебя?
   Кендрик не нашел что ответить.
   - За компанию, - подытожил юный послушник. - А вот теперь я и буду с Миккелем. За компанию.
   - И за плошку горячего супа, - буркнул Кен, злясь от собственного бессилия - впервые он терял контроль над своим другом.
   - А хоть бы и так, - фыркнул тот и вышел, громко хлопнув дверью. - А ты будешь один, раз ты у нас такой маголюбивый.

*

   Кендрика хватило ненадолго. Холод, голод, чувство досады, а особенно - ощущение одиночества, пожирали его день за днем. Но хуже всего на него действовали повествования Альтена, который каждый раз рассказывал ему о потрясающих вещах, что они творили вместе с Миккелем. Прежде всего бывший послушник помогал Альту совершенствовать его умение в переливании энергии. В остальное же время он открывал юному другу новые чудеса магии Природы и Жизни.
   - Смотри, он мне и магическое кольцо подарил. - Темноволосый гордо выпятил ладонь, показывая невзрачное, на первый взгляд, колечко. - Оно повысило мой магический запас почти впятеро. Я проверил!
   - Здорово, - вынужден был признать Кендрик.
   - А еще мы ходили на охоту, и он обучил меня добывать дичь. А какие у нас теперь блюда... М-м-м - пальчики оближешь.
   При этих словах желудок юноши скрутило, и тело издало утробный звук.
   Альтен, услышав телесное урчание, снова принялся наседать на приятеля.
   - Кен, слушай - присоединяйся к нам.
   - Я... не могу.
   - Ну чего ты? Миккель не такой плохой, каким ты его нарисовал.
   - Он хочет напакостить магам.
   - Не напакостить, а отплатить. Да и что тебе-то? Ты сейчас по другую сторону монастырских врат. Не так ли?
   Кендрик молчал, сопротивляясь, как мог.
   - Хорошо. Может, ты просто сходишь к нему, и вы просто поговорите еще раз?
   Юноша крепился из последних сил.
   - А мы тебя, как гостя, супчиком накормим. Горяченьким!
   И светловолосый не мог больше сдерживаться.
   - Если только поговорить, - сказал он, когда ноги, подчиняясь желудку, сами понесли его из дома.
   - Большего я и не прошу, - радостно заверил Альтен.
   Миккель, казалось, был искренне доволен приходу юноши. И даже подарил Кену магическое кольцо - точь-в-точь как у Альтена. Тот долго отнекивался, но все же был вынужден согласиться. Когда кольцо оказалось на пальце, Кендрик почувствовал, как закружилась голова, как напряглось, переполняемое новой энергией, тело. Но когда неприятные чувства прошли, и он смог ощутить возросшие силы, восторгу его не было предела.
   За магическим пряником тут же последовал телесный - подали горячее.
   После сытного супца Кендрик и Миккель присели на кровати, дабы поговорить. Но чем больше доводов приводил юноша, тем больше он чувствовал, что не готов к разговорам подобного рода.
   - Нет, я, конечно, все понимаю. Запрет, традиции, изгнание, - продолжал отстаивать свое мнение Кен. - Тебе пришлось несладко. Но сводить счеты с магами? Так нельзя!
   - Да? И почему же? - с вечной усмешкой вопросил Миккель.
   - Ну... нельзя. Нельзя и все тут. Я так... воспитан. Я родился в семье рыцаря. Для рыцарей маги - это уважаемые люди...
   - Корд, Корд, - покачал головой Миккель. - Как же ты наивен для своих годов. Послушай меня. И послушай внимательно. Что можно делать, а что нельзя, решают сами люди.
   Заметив непонимание юноши, Миккель уверенно продолжил.
   - Одни люди считают, что брать чужое не хорошо. Другие считают иначе. Вот тебя, как человека из благородной семьи, заботят такие понятия, как честь и справедливость. А для Альрика, да простит меня наш юный друг, эти слова просто пустой звук. Теперь понимаешь, о чем я?
   Кендрик смутился, не зная, что и ответить.
   - Да и кто тебе эти маги? - тут же последовал новый выпад. - Особенно после того, что они с тобой сделали?! Они тебя сейчас что - накормят, оденут, обогреют? Маги, ни секунды не колеблясь, искалечили твою жизнь. Так почему ты должен стесняться отплатить им той же монетой?
   Кендрик вспомнил последние дни, прожитые им в голоде, холоде и одиночестве, и его передернуло. Но, несмотря на это, он оставался стоять на своем.
   - Нельзя сводить счеты с магами, - уверено заявил юноша.
   - Почему? - насмешливо вопросил Миккель.
   - Нельзя и все тут. Я рыцарь, а не разбойник.
   - Ах, рыцарь, значит. А раз рыцарь, значит, нельзя? - произнес Миккель, живо обдумывая новую комбинацию.
   - Нельзя, - упрямо отрезал юноша.
   - Нельзя что? Восстановить справедливость? - тут же отозвался Миккель, видимо, готовый к новой порции вопросов и ответов.
   - Э... Справедливость? - смутился светловолосый. - Справедливость можно. И даже нужно.
   - Вот это слова истинного сына рыцаря, - тут же заметил мужчина. - Так в чем же задержка? Или ты считаешь, что выгнать ученика за то, что он хотел сдать завершающее испытание до срока - справедливо? - вопрошающе заявил собеседник. - А, Корд?
   - Нет, не справедливо, - вынужден был признаться он.
   - Я рад, что мы сошлись хотя бы на этом. А теперь рассмотрим ваш случай, - натиск собеседника не ослабевал. - Вы, как я понимаю, так же пострадали несправедливо.
   - Но Альрик действительно...
   - Хорошо, давай оставим Альрика, - парировал мужчина. - Возьмем тебя. Тебя-то за что выгнали?
   Кендрик вздохнул. Вины, достойной изгнания из монастыря, он за собой не видел. Или, если она была, то видеть не хотел.
   - Верно, - поддержал его молчанье Миккель. - А они посмели выгнать тебя. Тебя, юношу из благородной семьи...
   Светловолосый нахмурился. Действительно, хотя в магическую школу принимали на равных условиях, большее количество поблажек доставалось отпрыскам из благородных и высокородных семей. Оно и понятно - положение обязывало.
   - Тебя могли просто отругать. Или назначить работы на кухне. Или выставить штраф - маги это дело любят. Или... да много чего могли. Но тебя покарали самым суровым наказанием - изгнанием. И за что? Выходит, с тобой тоже поступили не честно и несправедливо. И как же отреагирует на это наш истинный почитатель чести и справедливости?
   Юноша нахмурился еще сильнее. Что и говорить, в его семье понятие рыцарства и чести всегда следовали рука об руку. Но вступиться за честь с магами?
   - А теперь давай-ка посмотрим на это дело и с другой стороны, - возобновил свой штурм Миккель. - Если мы на мгновенье забудем об оскорблении, нанесенное магами лично тебе, то, что поделать с тем оскорблением, что они нанесли твоей семье? А, Корд? Ты знаешь, о чем я говорю. Изгнание из школы - это позор. Позор для благородного. И как перенесут этот позор твои родители? Как они это перенесут? Да и что скажут соседи?
   Юноша мрачнел все больше. Отец. Мать. Соседи. Что скажут? А что тут говорить. Но если родные все поймут, пусть и со временем, то соседи - те уж точно разнесут и правду, и слухи. Изгнание из магической школы - не изумруд в навершии меча. И ведь не будешь же объяснять, что ты не бездарь, не лентяй или какой-нибудь тупица. Что ты просто оказался... не там.
   Да - такого удара по репутации семье еще никто не наносил. Кен снова осознал, какую глупость совершил, решившись идти вслед за Альтеном.
   Чувство обиды - на себя и за себя, за семью, за фамильную честь - перемешалось, перепуталось, смешивая краски реальности, стирая грани ответственности. И ответы больше не приходили в голову. Кендрик не знал, что ему ответить, что ему оспорить. Что, и, главное, как?
   Собрав напоследок свою решимость, он все же нашел в себе силы, чтобы ответить. Но единственное, что он мог произнести, прозвучало в этой комнате весьма тихо и неубедительно.
   - Но я... не хочу вредить магам монастыря, - едва выдавил он, раздираемый противоречивыми чувствами.
   - Навредить? Да что ты! - рассмеялся Миккель. - В монастыре несколько сильных магов. Разве им можно навредить? Я просто хочу... отыграться, что ли. Чтобы отплатить за свое унижение. А ты?
   И Кендрик сдался.
   - Ну что? Ты будешь с нами? Мы будем восстанавливать справедливость? - прозвучал завершающий вопрос.
   - Я согласен, - обреченно добавил он. - Но только на то, чтобы подпитывать тебя силой. И не больше.
   - Вот и чудно, - заявил Миккель победным тоном и встал с кровати.

***

   Следующим утром начались магические тренировки. Теперь уже втроем.
   Что и говорить - упражняться с Миккелем оказалось гораздо интересней. И веселее. Хотя какие там упражнения - этому заклинанию юноши научились еще летом.
   Да и что такое магия на первых годах обучения? Ничего сложного. Простенький мыслеобраз, произнесение заклинания со словом силы, несколько жестов руками - вот и все, что требовалось от новичков для колдовства. Конечно, никто не отменял полной сосредоточенности, правильности произношения слов и точности жестов. Но если все сделать согласно сказанному учителем или прочитанному в книге - то проблем не возникало. И сила Природы, подчиненная воле талантливого мага, могла творить удивительные вещи.
   Миккелю оставалось лишь направлять работу в заданное русло.
   - Молодчины, молодцы. Отлично, - не уставал подбадривать их он. - Хорошие магические каналы. Плотные, надежные. А теперь фокус на меня. Альрик, на меня... Корд молодец. Верно. Молодчины, молодцы, - вновь разнеслись похвалы по заднему двору. - Перенаправляем каналы, замыкаем на меня. Корд молодец, грамотно замыкаешь... Теперь энергию в каналы. Альрик не спеши. Берешь силу Жизни и в канал... Вот так, все верно. А теперь главное, чтобы поток Жизни переливался в меня безостановочно. Держим, держим густоту потока, пока я колдую. Держим, не спешим...
   И так до обеда, пока тренировки не вычерпывало у ребят их магическую силу.
   После упражнений Миккель, по своему обыкновению, показал им и кое-что особенное, от себя.
   - Маг он ведь, прежде всего человек. А человек должен заботиться о своем выживании. "Малая Жизнь" - она конечно, хороша. Только действует недолго, да и от голода не избавляет. Вот "Средняя Жизнь" это да, отличное заклинание. Но до него вам еще нужно дорасти. В магическом плане. И что же делать вам, двоим, холодной зимой, когда своих сил еще нет, а кушать хочется?
   Миккель подошел к ближайшему переплетению лоз, щедро усеявших стены дома, и с трудом оторвал три штуки, каждую почти в человеческий рост. Затем вооружил ими своих помощников.
   - Для этого используют заклинание школы Изменений Жизни. Ваши учителя вас этому еще не учили. Рано. Но не беда - теперь у вас есть я. Вот первое заклинание, чтобы придать нашей лозе должную гибкость. Слушайте внимательно.
   Мужчина бережно поднес иссохшую от холода лозу к лицу и по слогам произнес:
   - Елле-сперан-ти-о!
   Лоза на глазах оттаяла, сочно заблестела, напоминая уже не иссохшую ветку, а скорее тонкую змею.
   - А теперь повторяем.
   - Елле-сперанти-о!
   - Елле-сперан-тио!
   Как обычно, у Кендрика получилось быстрее. Альтен добился результата лишь с пятой попытки.
   - А теперь берем лозу в обе руки и забрасываем ее за спину. Держим крепко, чтобы она не провисала. Получилось? Теперь следующее заклинание. При его произношений отдаем силу через левую руку, а направляем правой.
   - Куда направляем? - не понял Кендрик.
   - На наш будущий обед, конечно. Птиц видите?
   Они и видели и слышали. Несколько пернатых тушек сидели на одной из нижних веток красного ясеня.
   - Осторожно подойдите к птицам как можно ближе. Осторожно, только не спугните... Так... Левой рукой направляем магию, правой рукой целимся. Запомнили? Слушайте заклинание и представляйте себе, как...
   Два тихих шепота - и лозы молниеносно распрямились, увеличились, устремились вперед, словно две смертоносные плетки. Удачное прицеливание юношей сняло с ветки сразу двух птиц. Остальные с громким криком быстро исчезли в черном лесу.
   - Отлично, - радостно провозгласил Миккель. - Только что вы научились заклинанию "Живой Лозы". Итак, кто желает поужинать фазанятиной?
   "Фазанятина" - это было слишком громко сказано. Но добыча была свежей и сочной, и это было как раз то, что нужно. Тренировки требовали от молодых послушников сил и энергии, и потому они с радостью принялись за приготовление заслуженного обеда.
   Поработать в тишине не получилось - балабол Альтен, казалось, решил пересказать Миккелю события всех лет пребывания в монастырских стенах. О чем-то Миккель знал, о чем-то догадывался. Они поговорили о тяжелых хозяйственных заботах послушников, пропесочили чересчур медлительную систему обучения и вместе посмеялись над известными пристрастиями учителей. Вспомнили и занудство мага Альберта, и боязнь темноты учителя Ульриха, И, конечно же, чрезмерное чревоугодие мага Виннесто.
   Но когда Альтен преставал задавать вопросы о монастырских буднях и проявлял интерес к последнему году жизни Миккеля, тот отмалчивался. Или переводил беседу на другие темы.
   Наконец созрел к разговору и Кендрик.
   - Миккель, а что такое Песок Джамхалы? - поинтересовался он, надеясь на обширные познания несостоявшегося мага.
   Миккель перевел взгляд с младшего послушника и удивленно посмотрел на старшего.
   - Насколько я знаю, такие артефакты в пятом классе еще не проходят, - уверенно заявил он. - Откуда ты знаешь об этой вещи?
   - Ну, я... - Не привыкшему к вранью юноше было сложно быстро найти подходящий ответ.
   - Виннесто как-то обмолвился о нем на уроке, - тут же поспешит на помощь Альтен. Кендрик быстро кивнул своему другу в знак признательности. - Сказал пару туманных фраз и все. Поэтому что это такое - мы не знаем. Но узнать, как ты понимаешь, нам очень хочется.
   Мужчина задумался.
   - Как бы вам объяснить, - замялся он, видимо, стараясь подобрать выражения попроще. - Считается, что в Песках Джамхалы заключена частица чистой энергии Времени... Есть мнение, что Время - это тоже разновидность магии, структурная особенность которой, - попробовал он было разъяснить, но затем решительно махнул рукой на это дело. - Не важно. Так вот. При правильном использовании этого артефакта можно заставить вещь или человека пройти сквозь Время. Человек при этом омолодиться или постареет, а вещь обновится или истлеет. Или наоборот - человек или вещь сами уйдут по образовавшемуся потоку времени...
   - Куда уйдут? - вырвалось у Альтена. Его глаза стали большими, как у филина.
   - Туда. - Миккель неопределенно махнул рукой. - Во время.
   - Во дела, - только и смог произнести темноволосый. А что тут скажешь?
   Кендрик был удивлен не меньше, и потому спросил:
   - И кто же его создал? Такой артефакт?
   - Поговаривают, что его смог смастерить один из колдунов, владеющий магией Смерти. Говорят, это случилось триста лет назад. И создал он его, чтобы повернуть время назад и спасти своего сына от... не знаю, чего.
   - И что? - разом вырвалось у юношей. - У него получилось?
   - Чем закончилась эта история - никто не знает, - пожал плечами несостоявшийся маг. - Записей об этом не осталось. Триста лет большой срок для пергаментов. А могло произойти что угодно - артефакт мог сработать, мог и не сработать. Мог сработать, но не так как нужно. А может он и сработал, отправив того колдуна в прошлое, а сам остался в этом потоке Времени.
   - Переносить людей во времени... Разве такое возможно? - Изумлению Альтена не было предела.
   - Артефакт должен это делать, - задумчиво проговорил Миккель. - Но вот только как это делать, ни в каких записях не указанно. - Он тяжело вздохнул.
   - Миккель, а почему ты так много знаешь о Песках Джамхалы? - осторожно поинтересовался наблюдательный Кендрик.
   Мужчина снова вздохнул и привычно изменил тему разговора.
   А через несколько минут был подан долгожданный обед.

*

   Дни пролетали, как снежный вихрь. Теперь ребята ночевали в своем доме. Но на этот раз у них были и огонь, и еда, и теплая постель.
   - Как тебе наш Миккель? - вдохновлено спросил Альтен, убирая посуду со стола после плотного ужина. Его красные щеки, не успевшие отойти от лесного холода, пылали не слабее каминного пламени.
   - "Как" это как? - настороженно отозвался Кендрик.
   - Ну, вообще. Ну как маг, например?
   Светловолосый тут же провернул в голове калейдоскоп последних дней.
   - Знаний у него, конечно, много, - осторожно высказался он, выражая очевидное.
   - Еще бы! Девятнадцать лет в монастырской школе даром не прошли, - сразу согласился темноволосый. - И магичит он здорово. Иногда мне кажется, что его силам вообще нет предела.
   - Предел, конечно, есть. Должен быть, - нравоучительно заметил Кендрик, бросая тарелки в миску с водой. - Просто нам с тобой до его предела, как желудю до дуба.
   Альтен кивнул и стал качаться на стуле.
   - Ну а сам он тебе как? Как... как человек? - снова спросил младший, прекращая балование.
   Кендрик задумался. Признаться, их неожиданный наставник потихоньку начинал ему нравиться. Миккель располагал к себе природной мягкостью, умением общаться, частой улыбчивостью и незлобивостью. Он никогда не винил ребят за промахи и часто поощрял за усердие. Ну а если вспомнить про подаренные магические кольца, цена которым не менее ста монет...
   - Ничего, - не спешил с восторгами Кендрик.
   - Ничего? Три раза "ха", - тут же взвился младший. - Да если б все наши учителя были бы такими...
   - Такими добрыми? - тут же с усмешкой уточнил старшой.
   - Такими деятельными, - мигом пояснил друг. - Да мы с Миккелем за семь дней выучили и опробовали больше заклинаний, чем в монастыре за месяц. Мы так загружены, что нам в поселок за новостями некогда сходить. Ха! Если б мы так учились в монастыре, мы бы уже сейчас стали магами первого ранга, - от души расхохотался Альтен.
   Когда смех утих, Кендрик сказал:
   - Только странный он какой-то.
   - Ты о чем? - встрепенулся Альтен.
   - Да молчаливый он. О себе молчаливый. Про себя не рассказывает. И про свой последний год он тоже молчит. Мы с тобой о своих пяти годах ему по три раза пересказали. А он про себя ни слова.
   - Ну и что, что молчаливый? - Альтен как обычно не утруждал себя серьезными раздумьями. - Вот я, например, болтун. А из тебя бывало, тоже слово щипцами не вытащить. Да и осторожничаешь ты не в меру. Унар наш тоже не подарок - все любит пожаловаться да о маменькиных пирогах порассказать. Беспер... вроде здоровый парень, а мышей боится. Мы все бываем странными, - весело подытожил он.
   - Это да... - глубокомысленно заметил старший послушник и подвинулся поближе к огню.
   Долгое время они любовались залихватской пляской пламени.
   - А что потом? - спросил Альтен, не отрываясь от огня в камине. - Ну, поможем Миккелю. Потом-то что?
   - Потом? - Кендрик задумчиво почесал лоб. - Потом мы обязательно сходим в деревню за новостями.
   - Зачем?
   - Узнаем, что там было в монастыре.
   - А потом? - лениво вопросил Альтен.
   - Я придумаю, как вернуть в монастырь книгу.
   - А потом?
   - Потом? Потом я пойду искать работу. В какой-нибудь деревне. Но подальше отсюда.
   - Работу знахарем? - всколыхнулся младший.
   - Нет, конечно. Снова шутишь, да? Зачем такой позор - из послушника да в знахари? Нет. Лучше ратником пойду - мечом махать я еще не разучился.
   Альтен ничего не ответил.
   - А ты? - покосился на него Кендрик.
   - А я с Миккелем останусь, - заявил, позевывая, темноволосый. - Если он согласится, конечно.
   - Согласится, - хмыкнул Кендрик. - Вы ж как два сапога - одна пара.
   - Как две тюльки - килька, - захихикал Альтен.

*

   Следующим утром тренировки так и не начались.
   - Нам пора? - догадался Альтен.
   - Верно, - подтвердил Миккель. - Думаю, теперь вы подготовлены настолько, чтобы стать мне хорошими помощниками.
   Ребята переглянулись.
   - И что нужно делать? - полюбопытствовал Альтен.
   - Собираться. Я на месте скажу.
   - Тогда собираемся быстрее, - скомандовал юноша. Миккель одобряюще похлопал его по плечу.
   Троица наскоро позавтракала, оделась и вышла из избы.
   - Куда идем? - снова полюбопытствовал неугомонный юноша.
   Кендрик так же был полон тревожного любопытства.
   - Чем ближе мы будем к монастырю, тем нам будет легче колдовать. Да и нам на свою работу посмотреть не мешало бы. Ради этого, собственно, все и затевалось. Я недавно присмотрел нужное местечко, откуда все приметно, да нас не видать. Туда и пойдем.
   И трое бывших послушников - мужчина и двое юношей, отправились через лес, в сторону искомого монастыря.
   Солнце в те дни не жалело тепла. Снег на дорогах почти растаял, оголив до безобразия грязную землю. Но в самом лесу снега еще было много, и порой столько, что ноги путников подчас увязали в нем чуть ли не по колено.
   Их путь закончился в небольшой ореховой рощице. Миккель дал сигнал остановиться и команда, выполнив его, принялась осматриваться.
   Что и говорить - наблюдательный пост выбран весьма удачно. Сама поляна, благодаря Миккелю, полностью очищена не только от снега, но и от валежника. Место действия, монастырь: крепкие серые стены, высокие деревянные ворота, красная черепичная крыша и главная башня - с расстояния двухсот шагов просматривался великолепно. А вот троица была скрыта от посторонних глаз высоким орешником и густым кустарником.
   - Ну, что нужно делать? - Альтен перестал стряхивать снег с робы, взглянул на Миккеля и в предвкушении потер руки.
   - Да, теперь ты расскажешь нам, в чем заключается твой план? - осторожно поинтересовался Кендрик у старшего собрата.
   Миккель торжествующе усмехнулся.
   - Я хочу устроить ... маленькое монастыретрясение, - объявил свои замыслы Миккель.
   Оба юноши распахнули глаза, став похожими на удивленных филинов.
   - Маленькое монастыретрясение? - восхищенно воскликнул Альтен.
   - Маленькое монастыретрясение? - Кендрик же наоборот, был просто шокирован.
   - Да, монастыретрясение. И да - маленькое, - ответил на оба вопроса несостоявшийся маг.
   - Но почему именно это? - с трудом выдавил из себя ошеломленный Кендрик.
   - Ну, во-первых, это весело, - с неизменной улыбкой поведал Миккель. - Девятнадцать лет маги монастыря ходили передо мной степенные да важные. А сегодня они забегают, словно муравьи от лесного пожара. Не знаю как вам, а мне бы очень хотелось посмотреть на это зрелище. А тебе, Альрик?
   Альтен представил себе мага Виннесто, бегущего со всех ног к выходу с круглыми от ужаса глазами, перебирающего короткими ножками и подбирающего полы чересчур длинного хитона. Представил и ухмыльнулся - да зрелище должно быть еще то.
   - А во-вторых, - на этот раз усмешка мужчины стала не такой веселой, - они до сих пор считают, что их защита непоколебима. Как и уверенность в их собственной непогрешимости. И сегодня я, с помощью первого, хочу разрушить второе.
   Миккель на минуту замер, взор его затуманился, словно перед ним всплыла картина из его прошлого.
   - Ну а в-третьих - маленькое, потому что большое монастыретрясение мне просто не под силу.
   Пораженные юноши вновь замолчали.
   - Ну что, вы со мной? - вызывающе выкрикнул Миккель.
   Кого-кого, а Альтена можно и не спрашивать.
   - Я обеими плавниками "за", - тут же отозвался темноволосый.
   Кендрик, же, немного поколебавшись, частично для очистки совести, частично для вида, так же был вынужден согласиться. Ибо назвался мечом - полезай в ножны.
   - Я обещал, и я с вами, - просто ответил он.
   - Вот и отлично, - отозвался Миккель.
   - Но как же ты сможешь разрушить стену магического монастыря? - не удержался светловолосый от тревожащего вопроса.
   Миккель принял важный на себя вид и принялся объяснять.
   - Монастырь магов Природы и Жизни это их крепость. Обычные люди видят лишь внешнюю часть - черепицу и камни. Но для посвященных все гораздо сложнее. Монастырские стены поддерживают как камни, так и магия. Конечно, было бы глупо думать, что маги будут надеяться только на пол да стены.
   Естественно, какая магия, сколько ее и где - об этом не говорится никому. Конечно же - зачем посторонним такие тайны? Об этом известно лишь самим магам и нескольким, особо приближенным послушникам. Таким в свое время оказался я.
   Так вот. - Миккель сделал театральный жест рукой в стороны монастыря. - Защитная магия этих стен состоит из нескольких заклинаний. Могучих и крепко связанных между собой. Не буду говорить вам каких, вы все равно не поймете. Да вам это и не нужно. Но! Что вам необходимо знать, так это то, что защитные заклинания этих стен привязаны к четырем дубам, растущим по четырем сторонам света. Смотрите, вот один из них. Какой красавец. Верно?
   Юношам не было нужды присматривать - за пять лет учебы они чуть ли не досконально изучили всю близлежащую округу. Зимой здесь играли в игры, весной собирали травы, летом учили уроки, осенью тренировались. Знали они каждый камень и каждое деревце. И уж тем более знали четыре величественных дуба, в тени которых ученые маги не раз проводили свои занятия. Маги называли их "король - дерева", что не удивительно. Огромные, выше любого дерева, с широкими кронами, разросшимися за пять столетий до невероятных размеров. С мощными шершавыми стволами, обхватить которые не могли и десять учеников. С могучими и крепкими корнями, выглядевшими, словно гнезда гигантских змей.
   Дивные деревья, что и говорить. Но об истинном назначении долголетних гигантов никто из послушников даже и не догадывался. Кто бы мог подумать - четыре "король - дерева" оказались поистине особенными.
   - Почему дубы - спросите вы? Потому что дуб, как вам известно, символ силы и выносливости. И потому заклинания, завязанные на них, никогда не потеряют своих сил, покуда живы эти деревья. И если мы хотим нанести удар, то наносить его нужно только через деревья.
   После этих слов желание поквитаться с магами, а особенно влиять на священное дерево у рябят малость поутихло. Но Миккель вновь нашел нужные слова.
   - Представляете, насколько нужно быть сильным, чтобы провернуть такое дело? После нашей шутки, вы уйдете отсюда не только удовлетворенные, а и довольные тем, что вам удалось показать свою силу. Если б эти заносчивые маги знали о ваших способностях, то они трижды бы подумали перед тем, как выгнать вас.
   Льстивые слова сделали свое дело - друзья вновь переглянулись - теперь мысль о мести показалась им слаще меда.
   - Но как можно нанести удар по деревьям? Маги монастыря враз заметят это со своих стен, - быстро просчитал ситуацию Кендрик.
   - А мы нанесем удар не прямо, а через корни, - вновь удивил их Миккель.
   - Через корни?
   - Да. Я пропущу энергию огня через землю в корни одного из дубов. Дуб не сможет воспротивиться магии такого удара и ослабнет. А ослабнет он - ослабнет и магическая защита монастырских стен. А вместе с ней и сами стены. Ослабнут и станут рушиться.
   Кендрик понимающе кивнул. Это должно сработать.
   - И тогда они забегают, - усмехнулся он.
   - И засуетятся, - согласился Миккель. - Крепко засуетятся.
   - И схватятся за свои дражайшие зады, - давясь от смеха, произнес Альтен. - Вот смеху-то будет!
   - А мы будем стоять в стороне, и потешаться над этим, - высокомерно усмехаясь, добавил Кендрик. - Будут знать, как попирать благородных.
   - Что ж, помечтали? А теперь - за работу, - скомандовал Миккель.

*

   Действо началось.
   Начертав особой смесью на земле несколько кругов - один большой и четыре меньших, по краям, Миккель принялся читать заклинание и выделывать пассы руками. Оба юноши не поняли и половины произносимых слов, так что о значении ритуала они могли только догадываться. Получалось, что бывший послушник пытается открыть энергетический канал, способный связать его с корнями ближайшего "король - дерева". Но выходило у него с трудом - очевидно дерево так же было защищено он влияния извне, как и монастырские стены. После того, как задуманное все-таки удалось, Миккель вынул из кармана огненную руну и активировал ее.
   Кендрик и Альтен с удивлением и одновременно с восхищением наблюдали за действиями старшего собрата. Чтобы образовать магический канал с корнями колдовского дуба, нужно потратить уйму сил, а чтобы придумать идею с огненной руной - нужна изобретательность особого рода. А чтобы совместить все это в одно целое... Огонь в корень - до такого вряд ли кто-то мог додуматься.
   Испепеляющая стихия огненной руны обжигающей рекой потекла сквозь землю по открытому каналу и скорпионьим жалом ударила по подземным побегам "короля-дерева", поражая, иссушая, скручивая в агонии вначале тонкие, а затем и толстые корни. Управляемая смерть испепеляла все, до чего могла дотянуться своим ненасытным огненным дыханием...
   Прошла минута, другая, третья. Внешне казалось, что с деревом ничего не происходит, и рунный камень работает впустую. Но это только казалось.
   Глухой треск, словно рокот, раздался из-под земли. И вслед за ним, словно эхом, отозвались стены. Жалобным, старческим стоном, говорившим о неимоверной усталости и о несносном бремени лет.
   - Выходит! Выходит! - радостно воскликнул Миккель. - Корд, Альрик, я почти выдохся. Пора и вам вступать в игру.
   И они вступили. Заняв заученные позиции и проговаривая вызубренные заклинания, Кендрик и Альтен принялись потихоньку перекачивать энергию жизни с окружающего на Миккеля. Все, как на тренировках. Короткий речитатив, пара движений руками. Фокус на старшего, поток силы Жизни в созданный магический канал - и готово.
   Сила Жизни. Ее было много, и она была везде. В земле и воздухе, в кустах и деревьях, в лежавших плодах и еще не проклюнувшихся ростках, в подземных грибницах, в личинках и мелких насекомых, проснувшихся или просыпающихся от зимней спячки. Тусклые комочки и яркие, спокойные и пульсирующие, струящаяся во все направления энергия деревьев и плотные коконы живых существ. Взятая по чуть-чуть, но отовсюду, она плотным потоком ринулась в тело опустошенного волшебника, сгоняя усталость и придавая ему новых сил, как магических, так и обычных. Аура Миккеля вспыхнула с новой силой, словно ярчайшая малахитовая звезда.
   И это дало плоды! Шелест и треск падающей с крыши черепицы сменился криками находящихся за высокой стеной людей. Наружная часть стены дыхнула мелким крошевом. Испуганные крики все множились, и теперь уже стали слышны не только со двора, а и из самого монастыря.
   Что творилось в классах-кельях - приходилось только догадываться. Качались картины, падала на пол незакрепленная утварь, ходили ходуном кровати, и с криком метались люди. Надо же - землетрясение, и где? В школе Природы!!!
   Крики высыпающихся на двор учеников стали для сего действа финальным аккордом.
   - Вот и повесели-ли-лись, - заливаясь смехом, проговорил Альтен и прекратил магичить. - Всадить напоследок такую занозу! Здорово распрощался. Спасибо, Миккель. Такое я не скоро забуду.
   - Не то слово, - вторил ему Кендрик, так же прекращая колдовство. - Пошатнуть ежедневное умиротворение этих высокомерных зазнаек - дорогого стоит. Будут знать, как не считаться с благородными семьями. Все, дело сделано. Не пора ли нам, благородные маги, улепе... отступить?

*

   - Нет, - прорычал грозный голос. Прорычал? Альтен и Кендрик мигом обернулись, чтобы увидеть говорившего.
   Это был Миккель. Но куда девался тот Миккель, которого они знали? Куда исчез спокойный, уверенный в себе мужчина, со смеющимися глазами и елейным голосом? Перед ними стоял другой, совершенно не похожий на него человек. Незнакомец буравил ребят леденящим взглядом. Ноздри его раздувались от напряжения, лицо исказила гримаса гнева и ненависти, пальцы скрючились, словно гигантские когти. Миккель, до того напоминавший задорно бегущего за добычей пса, превратился в бешенного матерого волчару.
   - Никто никуда не пойдет, пока я этого не разрешу! - прохрипел он грозно.
   - Но Миккель, - Альтен испуганно отступил при виде столь ужасного преображения. - Если мы и дальше будем продолжать, то в монастыре начтут падать статуи. А это чревато.
   - Или треснут колонны, - вторил ему опомнившийся Кендрик. - Наша шутка удалась, поверь мне. И самое время...
   - Наша шутка только начинается! - хохот недомага заставил друзей серьезно опасаться за его здоровье.
   - Миккель, одумайся. - Кендрик решительно взывал к благоразумию.
   - Может, не надо а? Пошутили и хватит. - Альтен привычно предлагал привычное - делать ноги.
   - Шутка-еще-не-закончилась!!! - пророкотало над ними рыком медведя и шипением змеи.
   Юноши машинально отступили в разные стороны.
   - Тогда мы уходим, - твердо заявил за двоих Кендрик, едва справившись с охватившим его страхом.
   Не тут-то было.
   - Никто. Не. Уходит!
   Взмахи рук - и разрывая холодную землю на солнечный свет вырывались корни деревьев. Еще взмах - и они обвились вокруг своих жертв. Юноши стали похожи на черно-коричневые шевелящиеся коконы. У обоих - ошарашенные лица, ужас и отчаяние в глазах.
   - Никто. Не. Уходит! Никто! - продолжал реветь Миккель. - Или вы слушаете меня, или я вас...
   Ни спорить, ни тем более убежать они не могли. Не по силам сбежать от такой мощи. Да и некуда.
   - Понятно, - выдохнул Кендрик.
   - Хорошо, - просипел Альтен.
   Миккель насмешливо кивнул.
   - Завершаем, что начали, ясно?! Продолжаем вливать в меня силу. Немного осталось.
   Упругая хватка корней ослабла и кольца опали. Не ушли обратно в землю, а просто опали, дожидаясь магического приказа. И опали не все - юноши чувствовали по петле на своей шее и видели подобную удавку друг на друге. Одно неверное движение в сторону, попытка изменить потоки силы, или не дай боги, сменить заклинание на противоположное - и им быстро перекроют дыхание.
   Выбора не было. Юноши снова взялись за колдовство.
   Стена тем временем уже не просто крошилась пылью. Она трещала, сбрасывая потеки льда и крошево камней, змеилась трещинами и утробно стонала.
   - Чего он добивается? - спросил Кендрик у друга одними губами, не прекращая колдовать. Первая волна испуга улеглась, и юноша изо всех сил старался понять, чего добивается их новоявленный пленитель. Пытался понять - и не находил ответа.
   - А сом его знает, - в тон ему ответил Альтен, буравя предателя яростным взглядом. - Ты что, не видишь, что он помешанный?
   Кендрик хмыкнул.
   - Помешенный не помешенный, но он не дурак, - резонно возразил он. - Но что же он делает? Разрушение стены ему ровным счетом ничего не даст. Ему же нет резона прорываться вовнутрь. Даже с его уровнем магии его прикончат еще на подходе.
   - Вот и замечательно. И я очень доволен, что он псих, - отозвался Альтен и снова сосредоточился на переливании энергии.
   Наконец каменная кладка поддалась и осела, подняв кучу пыли и старых листьев.
   Тревожно загудел колокол.
   - Началось, - зло захохотал Миккель. - Думаете, это ягодки? Это были еще цветочки!
   Руки его опустились - стало понятно, что дуб он больше не атакует. Но он и не уходил.
   Плененные юноши на миг прекратили колдовство, пытаясь угадать, что же последует дальше, и чем закончиться это ужасное представление. Будет ли продолжение атаки? Тогда кем - големами, деревьями-стражами или сырой энергией Земли? Или Миккель благоразумно решится отступить?
   Но не случилось ни того и не другого.
   Миккель вынул из-за пояса небольшую коробочку, и бросив ее содержимое на землю, громко крикнул:
   - Эмпарго-уларо-атун! Вперед, дружок. Твой обед ждет тебя. Приятного аппетита, ха-ха, малыш!
   Несколько минут парни не могли понять происходящего. Было ясно, что Миккель пустил в ход свое основное оружие. Но вот что это - они не могли понять. Не могли до времени. Но когда они увидели это...
   Существо напоминало обычного червя. Маленького - размером с ладонь, мягонького и беленького. Но чем больше проходило времени, тем больших он достигал размеров. Рос червь невероятно быстро. Вот он размером с крысу, а через несколько минут он уже походит на змею. И чем больше он становился, тем быстрее он двигался вперед.
   Вперед. К монастырю.
   Ошарашенные пленники не могли поверить глазам - рост твари и не думал замедляться! Она росла, и росла, и росла - не останавливаясь. И вот уже к монастырским стенам ползет не огромная белая змея, а... нечто, чему не было названия. Тварь увеличилась уже не менее чем в сотню раз, и достигла просто невиданной величины. Все тот же червь - склизкий, упругий, гадкий. Но теперь гигантских, нет, просто чудовищных, немыслимых размеров!
   Монастырский набат гудел не переставая - маги собирали свои силы и готовились отразить нападение приближающейся твари.
   - Так вот для чего ему понадобилась разрушать стену... - осенило Кендрика. - Такую защиту червю не прошибить. Но теперь... Стена, словно панцирь черепахи, вскрыта, и до беззащитного тела рукой подать.
   Тварь неотвратимо приближалась к разбитой стене монастыря. Теперь гигантский червяк был высотой в десять локтей, а в длину и всю сотню. Кендрик пытался оценить его глазами рыцаря, глазами воина. Оценивал - и в бессилии скрипел зубами.
   - Десять локтей в поперечнике... Это же два человеческих роста. Разрубить нельзя, - слишком толст. Отрубать нечего - нет конечностей. В голову не поразишь - нет у него головы, и не может быть. Да и шкура его слишком прочная. Огромная, сильная и почти неуязвимая тварь. Хотя, маги, бесспорно, вряд ли станут ему легкой добычей.
   И верно - подсуетившиеся маги встретили червя-гиганта нешуточным отпором. С этого расстояния произносимых заклинаний не было слышно, но всплески Силы Кендрик и Альтен ощущались отчетливо. И кое-что было видно. Всполохи - белые, красные, черные. Вырывающиеся из-под земли корни-змеи, с остервенением хлещущие чудовища по бокам. Каменные и земляные големы, вырастающие из земли и бесстрашно бросающиеся в бой. Острые земляные пики, летящие в цель камни и огромные валуны. Магам нашлось что противопоставить невиданной доселе опасности.
   Вызванная тварь сопротивлялась стойко. Что это было - жажда жизни или жажда смерти - не известно. Сила ее была велика, но долго противостоять дюжине магов высокого ранга она не могла. Даже отсюда было видно, что, ставшая слоноподобной туша постепенно покрывается разного рода язвами, ранами и трещинами.
   Казалось, что в этот раз маги победили.
   - Ультра-энтанго! Призмо! - выкрикнул Миккель и резко выбросил руки по направлению к твари. Раны червя стали пропадать, затягивать, и одновременно такие же, только меньшие, стали проявляться на теле ее господина.
   - Чего стоите? - рявкнул он. - Силу Жизни в меня. Живо!
   Альтен и Кендрик повиновались. Как не повиноваться, с живыми петлями на шее? Фокус на Миккеля, поток силы Жизни в созданный магический канал и все. Главное - не терять контроля.
   А как не терять, если даже Альтен догадался, что надумал предатель. Миккель все правильно рассчитал. Хорошо продумал, продумал заранее. Знал, что этой твари в одиночку не одолеть магов. Вот и соединил ее жизнь с собственной через магическую призму. Ее раны - его раны. Ее здоровье - его здоровье. Только чтобы нанести серьезные раны твари, нужна была прорва магической энергии. А чтобы залечить его - два послушника-недоумка, решившие поквитаться за свои обиды. И пару волшебных колец, для усиления магического запаса юных горе-помощничков.
   Альтен с испугом взглянул на Кендрика. Видимо, понял, в какую историю их завело собственное самолюбие. И теперь, если тварь доберется да раскуроченной монастырской стены, а она доберется, жертв не избежать. И тогда на чьей совести они будут? И кому-какое дело, что они не хотели в этом учувствовать. Но участвуют же? Силой их сюда никто не тянул? То-то. С очевидным трудно спорить.
   А битва возле монастыря разгоралась с новой силой. Маги, собрав последние капли оставшейся магической силы, с утроенным рвением атаковали приблизившегося почти вплотную червя. Тварь взвыла от новых ран и новой боли. Миккель ответил на это новыми заклинаниями, от которых зеленая смесь по краям кругов задымилась, побежала тонким маревом, закрывая от бывших послушников картину происходящего. Что это было за заклинание, и для чего оно было нужно - юные послушники тоже не догадывались. Да и, честно говоря, уже не хотели знать.
   Они понимали, что теперь монастырь обречен.

*

   Внезапно сквозь зеленый туман донесся громкий и властный голос.
   - Миккель! Я знаю, это ты. Только ты мог додуматься так напасть на монастырь. Подумать только - атаковать нас с помощь Местонского Червя!
   Юноши мигом переглянулись - зыбкое марево скрывало говорившего, но его голос они не могли спутать ни с чьим другим.
   Виннесто! Их учитель и наставник здесь. Но как, почему?
   Голос бывшего воспитателя подействовал на Миккеля, как удар хлыста.
   - Виннесто? Ты? Но как?- ошарашенно воскликнул он.
   - Как я оказался здесь? - рассмеялся обладатель голоса, все еще невидимый за маревом. - Уж не думаешь ли ты, мой ученик, что тебе были известны все монастырские тайны? Что дубы, которые питают заклинания наших стен, не стережет иная, не известная тебе, магия? Что мне понадобилось времени не больше, чем на чих, чтобы понять, от кого идет такая атака? И уж тем более, просчитать, откуда ее легче всего вести?
   Маг недоучка озадаченно молчал.
   - Миккель, Миккель, - наставительно произнес голос. - Неужели ты все еще думаешь, что молодость сильнее опыта?
   Но бывший послушник уже отошел от неожиданности. Гнев снова взял верх, и пелена бешенства застлала его глаза.
   - Это вы во всем виноваты. Вы, вы, вы! Я совершил ошибку! И мне нужен был этот проклятый артефакт, - изо всех сил завопил он.
   - Тебе нужен не артефакт, мой бывший ученик,- спокойно возразил голос. - Тебе нужна со-весть, - по слогам произнес маг. - Совесть!
   Но Миккель больше не желал ничего слушать.
   - Умри! Умри!! Умри!!!
   Корни, до того смирно лежавшие у ног повелителя, стрелами метнулись сквозь скрывающую даль пелену. В порыве неистовства Миккель схватил руну, и принялся поливать огненными стрелами место, где по его соображению, находился обладатель голоса. Юные пленники замерли, не в силах отвести взгляд от разворачивающейся битвы.
   Первым опомнился Альтен. Осторожно замахал руками, чтобы привлечь внимание Кендрика. Когда это удалось, он неприметно показал сначала на свою шею, потом на шею друга. Кендрик проверил, слегка повертев головой - корней на шее не было. Все они устремились в лес, подчиненные яростному приказу своего повелителя.
   Затем Альтен осторожно скосил глаза на воспламеняющего лес Миккеля. Рука с зажатым рунным камнем так и мелькала в воздухе, стараясь нащупать все еще недостижимого противника. Кендрик пригляделся - руку и тело мстительного послушника почему-то заливала кровь.
   Но отчего?
   - Конечно же, - чуть ли не воскликнул он. - Он еще держит связь со своей тварью. И ее раны ослабляют его. А он, в пылу гнева, этого не замечает. Да и как тут заметить? Зеленая пелена смешалась с черным дымом, идущего со стороны подпаленного леса, а треск пожара закладывает уши.
   Лучшего момента для бегства быть не могло.
   - Бежим? - одним лишь взглядом спросил Кендрик. Но на его удивление Альтен лишь покачал головой, сделал незамысловатый жест рукой от себя и принялся колдовать.
   Кендрик не знал, смеяться ему или плакать.
   - Мстительный болван! - пронеслось у него в голове. - Он так ничему и не научился. Не желает покидать поле боя без мести, хоть ты тресни.
   Старший прекрасно знал, что собираться сделать его друг. И снова он был против. Но был ли у него выбор... снова? Не оставлять приятеля наедине с этим монстром? Спорить, доказывать... или просто помочь, чтобы поскорее убраться отсюда подобру-поздорову?
   Кендрик вздохнул и выбрал последнее. Фокус на Миккеля, расширить созданный магический канал, нащупать источник Жизни. Но в этот раз повести поток в обратном направлении.
   Черный дым застилал вид, ел глаза, забивался в рот, в горло, мешал концентрироваться. Магический запас колец уменьшался, отдавая своим хозяевам последние крохи. Но они не собирались отступать. Еще пару мгновений. Еще. Еще ...
   Они не видели, только слышали, как Миккель зашелся кровавым кашлем. Как подкосились его ноги, и как его тело рухнуло на холодную землю. Они услышали знакомый голос, произнесенное смертельное заклинание "Кемберинской Лозы". И поняли, что теперь им здесь делать нечего.
   Проломившись сквозь кустарник, они выбежали из мерцающего зеленого тумана и, остановившись с подветренной стороны, тяжело отдышались.
   - Надо было бежать сразу, как только он отвлекся, - с упреком бросил Кендрик, прерываясь на каждом слове.
   - Жабьи кишки ему в глотку,- фыркнул Альтен. - Из-за этого мстительно полудурка я...мы чуть ли не стали убийцами.
   - Это он-то полудурок? Ты на себя посмотри, - рассерженно бросил старший.
   Альтен собирался сказать в ответ очередную колкость, но тут же улыбнулся. Посмотреть действительно было на что. Оба юноши были черные от дыма и пахли так, что казалось, все воды мира за год не отмоют их от такого смрада.
   - Валим отсюда? - миролюбиво предложил Кендрик.
   Чумазый Альтен только кивнул в ответ.
   - Давно пора, - согласился темноволосый. - Мы обгадились по самую шею и здесь нам делать нечего. Бежим на хутор, хватаем вещи и драпаем отсюда куда подальше.
   Прячась за деверьями, друзья сделали огромный крюк, чтобы случайно не встретиться с погоней. И лишь один раз Кендрик все-таки рискнул обернуться назад. Обернулся - и встретился взглядом с Виннесто. Тучный маг навел посох на убегающие фигуры, но вздрогнул, и неуверенно опустил оружие.

*

   В хуторе они задержались ненадолго. Кое-как отмыв лица и робы, они наспех поели. Ничуть не смущаясь, рассовали добро Миккеля по сумкам и карманам и пустились наутек.
   Им повезло - на закате они наткнулись на приличный постоялый двор. Заказав комнату и ужин в номер, они поднялись на второй этаж и заперлись, отрезав себя от людского шума и суеты.
   Они долго не могли уснуть. Альтен ворочался в кровати, и что-то угрюмо бубнил себе под нос. Кендрик не нашел себе другого занятия, как вытащить на свет записи покойного, и приняться за изучение.
   Через час бурчания Альтен не вытерпел и задал измучивший его вопрос.
   - Думаешь, они там справились... с этой тварью?
   - Никаких сомнений, - честно ответил Кендрик. - Эта тварь сильна и опасна. Но без магической защиты она ничто. Так, просто очень большой червяк.
   - Я тоже так считаю, - чуть веселее ответил темноволосый.
   Затем подумал и спросил опять:
   - И зачем этой жабье морде понадобилось идти на такое? Ума не приложу.
   - Трудно ответить. - Кендрик пожал плечами. - Но, похоже, не только тебе приглянулся этот артефакт. - Он встряхнул кипой мелко исписанных листков. - Пески Джамхалы. В записях Миккеля много чего о них говорится. Пока я понял лишь то, что эта вещь очень опасна. Если ее, к примеру, разбить, то место, где это произойдет, может навеки пропасть из нашего Времени.
   - Ты серьезно? - ужаснулся приятель.
   - Серьезно, - ответил Кен. - Миккель много интересовался Песками Джамхалы. Может, я смогу еще что-нибудь найти у него об этом... со временем.
   Альтен нахмурился, вспоминая.
   - Значит, Виннесто был прав? Ну, когда накричал на нас? Когда увидел, что я держу в руках этот артефакт? Я думаю, он испугался, что я могу его уронить.
   - Что ж, возможно.
   - Тогда получается, что нас выгнали из школы... справедливо?
   - Получается, что так.
   Младший снова насупился. Затем опять-таки не удержался от вопроса.
   - И что мы теперь будем делать?
   - Не знаю как ты, а я решил, как буду жить, - решительно заявил Кендрик.
   - Да? - озадаченно протянул Альтен.
   - Я больше не попадусь в медовую ловушку сладких обещаний.
   - Да?
   - Я буду жить так, как был научен.
   - Ага.
   - Жить только по рыцарскому кодексу.
   - Угу.
   - Жить по чести, по совести, по справедливости.
   - Угу.
   - И никаких компромиссов.
   - Да, да.
   - Я и тебя заставлю больше не делать глупостей. И не сквернословить.
   - Да, да... Чего?
   - У меня получится. Вот увидишь.
   Альтен насмешливо скривил губы и пробормотал сквозь зубы что-то нелестное.
   - Вообще-то я спрашивал тебя не об этом, - усмехнулся темноволосый. - Когда я спрашивал, что мы будем делать, я имел в виду наши планы. На жизнь.
   Кендрик задумчиво сложил руки на груди.
   - Пойдем по дороге, на восток, и будем искать работу в ближайших деревнях. Я умею владеть мечом, а ты умеешь рыбачить. Лед скоро тронется, и тогда ты .... Главное, уйти как можно дальше от монастыря, - твердо заявил юноша.
   - Почему как можно дальше? - не понял Альтен.
   - Я не говорил тебе об этом, но...Виннесто видел нас. Видел нас... с ним.
   - Это плохо. - Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться об этом. И Альтен не спрашивал. Он просто изрекал очевидное.
   - Да. И я не знаю, что он подумал. Боюсь, как мы маги не организовали за нами охоту. Как за сообщниками...
   Темноволосый хмыкнул.
   - За послушниками-пятилетками? Брось. Что с нас взять-то? Нам гигантскую морковку вырастить не по силам. А подозревать нас в большем...
   - Уверен?
   - Ну, не знаю, - развел руками Альтен.
   - Вот-вот. И я о том же.
   - Значит, и книгу ты им возвращать не будешь?
   - Не буду. Нынче в этом нет смысла. Да и опасно это... теперь. - Кен бросил не него грустный взгляд.
   Какое-то время они оба молчали.
   - А что с магией? Мы будем ею заниматься? Например, сами, без наставников? Книга же у нас есть?!
   С минуты в комнате был слышен только ветер, бушевавший за окном.
   - Магию нам придется забросить. Если кто-нибудь узнает, что у нас есть Дар, то люди будут обязаны доложить о нас в монастырь. Таков закон. А после сегодняшних событий, снова встречаться с нашими магами мне ой как не хочется.
   - Ну дела... Так что, нам придется навсегда забыть о магии. Навсегда?
   Кендрик неопределенно вздохнул.
   Луна скатилась за горизонт. Скоро должен был начаться новый день.

*

КОНЕЦ

  

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) A.Opsokopolos "Крот. Из Клана Боевых Хомяков"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"