Ваго: другие произведения.

Время кинжала

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повороты магии 2. Два юноши-беглеца пытаются решить, где, и главное, как им жить дальше. Они решают забыть про годы учебы магии и зажить тихой жизнью. Но она вынуждает их взяться за оружие... Чуть меньше магии, чуть больше приключений. Закончено.


Время кинжала

***

   На перекрестке было людно. Сновали туда-сюда повозки, иногда пустые, иногда с поклажей. Временами появлялись путники. Чаше по одному, реже по двое. А один раз прошла целая толпа. То ли крестьяне из соседних деревень, то ли просто путешественники - за тулупами не видать.
   Только двое юношей никуда не спешили, а просто стояли и смотрели вслед исчезающим прохожим. Один из них был высоким, светловолосым, и крепким на вид. Второй напротив, был невысок ростом, худощав и темноволос. На обоих простые куртки, подбитые мехом. Не шибко дорогие, зато новые. Шерстяные штаны, прочные и утепленные полусапожки, и прочая одежа, необходимая для путешествия ранней, а от того еще стылой весной.
   Резкий порыв прохладного ветра, казалось, добавил парням решимости.
   - Ты уверен, что это дорога на Эвенти? - проворчал темноволосый и показал рукой на удаляющуюся гурьбу.
   - Это точно путь на Эвенти, - уверенно ответил светловолосый, который выглядел не намного старше своего спутника.
   - Это большое поселение? - поинтересовался младший, ни разу не бывавший в этих краях.
   - Большое? Скажу так - не маленькое. Тысяч на пять жителей, - пояснил старший. - Я знаю - бывал здесь когда-то.
   Он тяжело вздохнул, вспоминая свой последний визит.
   - Пристойное такое местечко, - грустно добавил юноша, вздыхая снова. - Здесь есть и хорошая еда, и достойный ночлег, и нормальная стража. А не как эта, деревенская, вечно дрыхнущая.
   Младший, услышав такие воздыхания, не удержался, чтобы не подлить ложку дегтя.
   - Ты забыл сказать самое главное, - ехидно проговорил он. - В таком месте обязательно стоит храм Природы. А значит, непременно есть десяток - другой магов.
   Новый вздох светловолосого был полон вселенской печали.
   - Это да. Незадача, - обреченно протянул он.
   Темноволосый худышка тихо выругался. Друг его понимал - встреча с магами не входила в их планы.
   Пять лет назад семьи отправили их в школу магии Природы и Жизни, как имеющих полноценный Дар. Дар к магии. Точнее, семья Кена отправила, а Дар Альтена обнаружили случайно оказавшиеся на базаре маги. Обнаружили, и, согласно законам, забрали его в монастырь. Отучившись пять лет из положенных двадцати, они с треском вылетели из школы-монастыря за... не важно, за что. За излишнее любопытство и за нарушение правил поведения. Альтен, как обычно, сунул свой нос, точнее, руки, куда ему не следовало. А еще точнее, к одному очень серьезному артефакту. Его застукали и выгнали из школы-монастыря. А он, Кендрик, вылетел с ним, так сказать, за компанию. За то, что стоял на страже. А они всего-то хотели позаимствовать одну магическую книгу. Но вышло вот как. М-да, вечер оказался с сюрпризом ...
   Потом они попали в плохую кампанию в лице бывшего послушника, который, как оказалась, горел желанием отомстить за свое изгнание из школы. Сдуру, иначе и не скажешь, согласившись помочь тому "поквитаться с высокомерными магами", они стали его невольными помощниками в попытке разрушения монастыря. К счастью, человеческих жертв удалось избежать. Но маги их увидели. Увидели вместе и на месте.
   Пришлось удариться в бега. Теперь их путь лежал куда угодно, только подальше от всех мест с магами, не пылающих любовью к разрушителям своего имущества. Мало того - теперь они числятся еще и ворами - книгу, за которой они пошли, парни взяли. Но вернуть ее им не удалось. Тогда не было времени, а сейчас - смысла.
   Кендрик осторожно коснулся сумки, проверяя, на месте ли тот самый фолиант.
   - Ау! Ты что, уснул? - не выдержав молчания, сердито бросил темноволосый. - Ну, что решил, снулая рыба?
   - Мы не идем в Эвенти. Там слишком опасно, - решительно заявил старший.
   Темноволосый не возражал.
   - Это и старому сому понятно, - хохотнул Альтен. - Тогда куда? Пойдем по левой дороге?
   - Да, пойдем по ней.
   - Кстати, ты узнал, куда она ведет?
   - Да, Альт. Она ведет прочь от достойных условий. Шучу. Торговцы говорят, что она ведет в деревню Перекрестную.
   - Никогда не слышал о ней. Надеюсь, там нет храма?
   - Конечно есть. Во всех больших деревнях стоит храм. Но магов в таких деревнях нет. Не по чину им.
   Темноволосый улыбнулся.
   - Тогда решено. Пойдем к Перекрестной, - продолжил командовать светловолосый. - Как доберемся - подумаем, что делать дальше.
   Альт кивнул.
   - Правила остаются прежними, - на всякий случай решил напомнить Кендрик. - Никакой магии. - Альтен кивнул. - И на людях только наши новые имена.
   Темноволосый кивнул снова. Все было понятно. Применять магию значит показать себя имеющими Дар и умения. А это прямой путь обратно, в монастырь. К магам. А другие имена... Так оно спокойнее. Кто знает - может, в деревнях еще ищут двух буйных послушников?

*

   Через несколько дней, ближе к вечеру, ребята добрались до большой деревни. За широким квадратом частокола удобно расположились полсотни домов, небольшой храм Природы, торговая площадь, базар и крытый источник. Селение парням понравилась. Большие бревенчатые дома с острыми двускатными крышами, резные крылечки, просторные веранды, уютные беседки, бани. Почти у каждой семьи свое хозяйство, свой сад, огород или скотина. А судя по вывескам на воротах, деревня могла похвастаться и мастерами.
   Первым делом друзья посетили харчевню, чтобы согреться, перекусить и добыть новостей. И пока бережливый Кендрик прислушивался к обрывкам разговоров, летящих от соседних столов, Альтен радушным жестом пригласил к ним долговязого паренька, в котором явно угадывался местный. Угостив того кружкой медовухи, темноволосый тут же стал осыпать его вопросами.
   Гарус действительно оказался здешним, жил тут с самого рождения и был сыном местной ткачихи. А еще он был не против пропустить иногда стаканчик-другой, и в благодарность на щедрое подношение с удовольствием согласился поболтать с заезжими.
   Каково же было удивление друзей, когда они узнали, что попали вовсе не в Перекрестную, а в соседнюю БольшАчку.
   - Вообще-то мы в Перекрестную шли, - признался Кендрик, пояснив свою растерянность.
   - Все в Перекрестную идут, - ничуть не смутившись, отозвался долговязый Гарус. - Она там. Чуть севернее. За двумя холмами. - Он махнул рукой куда-то в сторону. - Хорошая деревня. Большая. Как наша. - Он сделал еще один глоток из щербленной кружки. - На дороге стоит. Многие через нее ездят. Многие там останавливаются.
   - На дороге, говоришь, стоит? - заинтересовался Альтен. - На дороге куда и откуда?
   - На дороге к форту. Ну, тому, что за рекой Лихой. Что у Глухого леса, - обрывисто пояснил он. Очевидно, объясняться он был не мастак. - Хорошая дорога, торная. Только наша Большачка все равно лучше, хоть она и в стороне стоит, - заявил он абсолютно уверенным тоном.
   - Это чем же она лучше? - полюбопытствовал Кен.
   - Хорошо здесь. Людной дороги нет. Приезжих не много. Драк мало. Тихо.
   - Это мы понимаем, - кивнул светловолосый. - Что еще?
   - Озеро у нас есть. Чистое озеро. Один берег пологий, а другой крутой. Рыбалка хорошая. Опять же в жару ополоснуться. А в Перекрестной такого нет.
   Друзья переглянулись, и Альтен многозначительно кивнул - для умелого рыбака наличие озера было огромным плюсом. А он являлся хорошим рыбаком. Как и его отец, и отец его отца - все они были хорошими рыболовами.
   - Что еще?
   - Источник у нас своей есть. Крытый. Говорят, целебный. Если там живот у кого прихватил, или голова заболела. Вот.
   - А мастера у вас какие есть? - продолжал допытываться Кен.
   - У нас хорошие мастера резьбы по дереву и по кости. Ткачи у нас, опять же, хорошие, - не забыл добавить длинный. - Торговцы по праздникам обязательно заезжают. Из Эвенти, из Антири. А бывает, что и из самой Андалурии. Зачем? За закупками. Тогда торговая площадь базаром становится. Временным.
   Гарус продолжал расписывать достоинства родной деревни. По его словам. Большачка хоть и лежала в стороне от основного пути, но играла в этом крае отнюдь не последнюю роль. А значит, и какая-никакая, но подработка здесь быть могла.
   - А работу здесь можно найти? - вклинился в разговор темноволосый.
   - У нас всегда требуются работники. Хош на время. Хош на сезон. Храп никогда не побрезгует толковыми помощниками. Сальна тоже едва справляется. У нее такое большое хозяйство, что она вертится, ха-ха, словно мельницкое колесо. У Ужгора работу поспрашивайте. У Зельдена тоже можно поспрошать...
   Лишь оставшись наедине, юноши многозначительно переглянулись.
   - Может, пока остановимся тут? - просительно протянул Альтен. - Место вроде хорошее.
   - Можем и здесь, - согласился Кендрик. Большачка, описанная Гарусом, ему тоже приглянулась. - Если что, до Перекрестной рукой подать.
   - Да. Но может здесь нам все-таки повезет с работой? Хотелось бы осесть поближе к озеру. Чтоб порыбачить всласть...
   При напоминании о работе Кендрик скривился, словно проглотил кусок лимона. Но встряхнувшись, ответил насколько мог убедительно:
   - Нам обязательно повезет.

*

   Легко сказать - найти работу.
   С конца зимы ребята никак не могли найти себе занятие. И хотя говорят, что "дело не волк, в лес не убежит", видимо их дело этой присказки не знало.
   Не то, чтобы юноши чурались труда. Нет. Но что подходило одному, обязательно не подходило другому.
   Выросший в состоятельной семье, и привыкший к праздности и комфорту, восемнадцатилетний Кендрик никак не желал соглашаться на грубый работу поденщика или разнорабочего. Таскать бочки, выбивать ковры, носить воду - все это было ниже его достоинства. Или же, согласившись, Кендрик загибал такую цену, что его нанимателям было проще или выполнить все самим, или же нанять себе других, более сговорчивых помощников.
   Шестнадцатилетний Альтен же, наоборот, был не против попотеть. Но желающих нанять его почти не было. Если высокий и статный Кендрик не мог не вызывать доверия своими манерами и обходительностью, то худенький и низковатый Альтен, с физиономией записного плута, непременно вызывал подозрения.
   Не могли друзья сойтись и в оплате. Сын благородного хотел получать за свои труды как можно больше. Альтен же, выросший в бедной семье и знавший цену трудовому медяку, просто искал разумную цену.
   Вот и на этот раз.
   Позавтракав, они первым делом посетили зажиточного крестьянина Храпа.
   - Я зрю, что вы пареньки не слабые, - сказал он, выслушав и осмотрев обоих. - Так вот. У меня погреб потопило. Сначала надобно бы взять ведра и вычерпать воду. Следом бочонки с продуктами вытащить кверху - просушить. Потом мешки. Тоже. Вот.
   - Я берусь, - тут же отозвался неприхотливый Альтен.
   Храп смерил темноволосого острым взглядом.
   - Эту работу я предлагаю твоему товарищу. Не тебе. Вот. Боюсь, если я допущу тебя в свой подвал утром, то к вечеру не досчитаюсь полпуда свеклы и редиса. Так-то.
   - Ну, - огорченно протянул шалопай.
   - Без него не пойду, - твердо заверил крестьянина Кендрик.
   - Ну-ну, - насмешливо отозвался мужчина. - Как хотите. Не буду трясти яблоко, пока зелено. Созреете - сами придете. Вот.
   Отойдя на небольшой расстояние, Альтен поинтересовался:
   - Слушай, чего ты не согласился? Нормальная же работенка!
   Кендрик покачал головой.
   - Работенка так себе. Только тебя я одного не оставлю. У тебя есть склонность попадать в неприятности. Ты согласен? Или я не прав?
   Темноволосый хмыкнул, не зная, то ли тешиться от сказанного, то ли съязвить.
   Вторым они посетили двор зажиточного сельчанина Алчи.
   - У меня крыша прохудилась, - с удовольствием предложил работу тот, опустив метлу на землю. - Подлатать поможете?
   - Дело не сложное, - тут же отозвался Альтен.
   - А сколько платишь? - сразу поинтересовался Кендрик.
   Хозяин назвал цену. Кен тут же запросил вдвое больше. После длительного торга ребята снова остались ни с чем.
   - Тоже мне, работнички, - запустил им вдогонку крестьянин. - Небось оба едите за вола, а работаете за комара!
   - Не беспокойся. Не тебе кормить, - крикнул в ответ темноволосый балабол.
   - Ты опять ты перегнул палку с оплатой, - постарался приструнить друга Альтен. - Ну сколько же можно? Чем тебе эта работа не понравилась?
   - Если за труд платить мало, то он тут же становится каторгой, - патетично возвестил благородный.
   Альтен пробурчал про себя нечто непристойное, но вслух он не сказал ничего.
   На окраине деревни они зашли к очередной нанимательнице. Им повезло. Хозяйка - крепко сбитая женщина квадратных пропорций, была на месте и в тот момент забирала воду из колодца.
   - Доброе утро, госпожа Сальна. Не будет ли у вас подработки для двух молодцов? - поздоровался Кендрик, едва отворив калитку. Могучая женщина внимательно осмотрела двух пришлых юношей и опустила с плеча коромысло с ведрами.
   - И вам доброго дня, мальчики, - отозвалась она. - Хотите работы? Работы много. А что вы умеете?
   - Ну, всякое, - уклончиво ответил Кендрик.
   - За конями смотреть умеете?
   - Нет, - покачали они головами.
   - А за пчелами?
   - Нет. - Снова дружное покачивание.
   - Понятно. Ну а сухие ветки в саду резать возьметесь? Сад у меня будь здоров, работы много.
   - Ну не наше это дело, в земле копаться, - голосом, полным отчаяния, заявил светловолосый.
   Женщина усмехнулась.
   - Земелька и работа черные, а хлеб и яблочки-то он них белые. Небось любите яблочные пироги трескать, а?
   - Любим, - рассмеялись юноши.
   - То-то и оно, - согласилась хозяйка. - Ты дай земле, и она тебе даст. По-иному никак. Может, хоть попробуете? Мне работнички завсегда нужны.
   Альтен открыл было рот, но сказать ничего не успел.
   - Мы подумаем, госпожа Сальна, - быстро отозвался Кендрик за обоих. - Если согласимся, то дадим ответ... позже.
   - Если не желаете помочь - дело ваше, - отозвалась Сальна. - Я других работников найду.
   На этот раз Альтен никак не отреагировал на очередное уклонение от работы. Только нахмурился сильнее обычного - ему казалось, что он наконец-то стал что-то понимать.
   После обхода остальных работодателей юноша все крепче убеждался в своей правоте.

*

   В полдень, так никуда и не нанявшись, они снова оказались в харчевне. Поели, набив животы куриными окороками и кислой капустой. Отдохнули, пообщались с другими путешествующими и кое с кем из большачников. А после, допив свой рассол, вышли во двор обсудить дальнейшие планы.
   - Что там у нас с деньгами? - поинтересовался Альтен как бы невзначай.
   Кендрик, по старшинству взявший на себя вопросы растрат, сдвинул сумку за спину, вынул из-за пояса тощий кошелек и посчитал оставшиеся монеты.
   - Одна серебряная монета, пяток бронзовых и полтора десятка медных, - подвел он итог.
   Альтен оперся на сосновый бок харчевни и задумчиво закрыл глаза.
   - Серебрушка это хорошо, - заметил он, сытно зевнув.
   - Да, но она всего одна. - Кендрик не разделял энтузиазм своего друга. - Деньги Миккеля почти закончились.
   - Запас бывшего послушника нам хорошо помог, - согласился Альтен. - Теперь он нас и греет и кормит. - Он с любовью погладил свою теплую куртку и звонко рассмеялся.
   - Да. Но если мы не найдем хорошей работы, на эти деньги мы протянем дней двадцать, не более.
   - Ну тогда я могу посоветовать тебе лишь одно - не стоит заказывать себе дорогой еды, - фыркнул друг в ответ.
   - Как не заказывать? Я не могу есть простую крестьянскую пищу. У меня от нее болит живот, - в который раз заявил ему Кендрик, не лукавя ни капли.
   - Привык к маменькиным харчам, да? - тут же уколол друга темноволосый балабол. - Так, Ваша рыцарская Милость?
   - Да причем тут это? - Юноша, свыкшийся с постоянными насмешками друга, почти не обиделся. - В нашей магической школе тоже готовили не ахти. Но я же привык? Привык. А в этих придорожных харчевнях готовят еще хуже, чем в монастыре. Эта кислая чечевица, эта прогорклая пшенная каша, это полусырое мясо... Ужас! Такая еда доведет меня до изжоги. А с таким спутником особо не попутешествуешь. Поэтому я и покупаю себе что получше.
   - Тогда тебе пора прекратить ерепениться, и согласиться на любую работу с нормальной платой, - снова уколол его Альтен. Но на этот раз тон его был куда серьезней.
   - Но я не могу браться за работу... почти задаром, - возразил юноша.
   Альт глубоко вздохнул, собираясь с духом.
   - Кен, давай говорить прямо. Да, были поручения, которые предлагали лишь одному из нас. Да, были и такие, за которые платили мало. И такие, что и я бы за них не взялся. Но хороших предложений было намного больше. Все дело в том, что... - он взглянул прямо в глаза светловолосому, - что ты не хочешь найти работу.
   - Неправда, я хочу...
   - Нет, ты не хочешь. Ты не хочешь работать. Работать вообще. И оплата тут совершенно непричем.
   Старший вздохнул. Сказанное было правдой. Чистой правдой. Той, в которой трудно признаться даже себе самому.
   - Я понимаю, что ты раньше никогда ни на кого не гнул спину, - продолжал изрекать темноволосый. - Я понимаю, что ты не привык подчиняться никому, кроме своей семейки. Понимаю я и то, что ты не привык вставать с первыми петухами и работать за медяки.
   Альтен выждал паузу.
   - Поэтому прими мой совет. Забудь обо всем этом на время. Да, просто забудь. Забудь, что ты родом из благородных. Забудь что ты из богатой семьи. Забудь.
   - Забыть? Как? Да я ж только в середине этой зимы домой ездил, - проворчал Кен, снова вспоминая дремы на пуховых перинах и обеды на серебряной посуде. - Как такое забыть?
   - А ты забудь. И забудь про гордость и гонор. Забудь, и сделай выбор: или ты прекращаешь привередничать в еде, или прекращаешь капризничать в поиске работы.
   - А не то что? - нахмурился Кендрик и бросил на друга мрачный взгляд.
   - А не то деньги в кошельке кончаться раньше, чем ты успеешь сказать "Ваша Милость", - с совершенно серьезным видом добавил он.
   Светловолосый нахмурился: с Альтеном трудно было спорить, если дело касалось вопросов сурового бытия.
   - Да ты уже пять лет занимался в монастыре черновой работой. Пять лет! И до сих пор нос от нее воротишь?
   - Так там по обязанности, - хмуро парировал Кен. - Хочешь, не хочешь, а приходилось. А тут - соглашаться самому, по своей воле, на это...- Он брезгливо поморщился.
   - Ну, как знаешь. Выбирай - или работа, или тебе придется вернуться обратно, к нежным кружевам папеньки и маменьки, - колко добавил Альт в завершение.
   Кендрик вздрогнул. И за всю еду мира он не согласился бы вернуться в свою семью с таким клеймом за плечами. Клеймом изгнанника магической школы. Вернуться, после того, как он опозорил свою честь, и, следовательно, честь семьи.
   - Ну так что? - осторожно поинтересовался Альтен, внимательно наблюдавший за переживаниями друга, отражавшимися на лице.
   - Туше мой друг. Да, ты прав. Я... - Врожденная гордость никогда бы не позволила ему признаться в правдивости этих слов. Но юного Альтена он с недавних пор воспринимал почти как брата. Кен запнулся на полуслове, вначале покраснев, а затем побелев от нахлынувших на него эмоций. Вначале от злости, затем от обиды, а потом от захлестнувшего его стыда. - Я... постараюсь, - уклончиво ответил тот, желая не давать никаких обещаний.
   - Постараешься что? Бросить привередничать в еде, или бросить капризничать в поиске работы? - продолжал додавливать его худышка.
   - Меньше придираться к работе. - Решение было принято, слово сказано, и теперь юноша мог позволить себе расслабиться и даже слегка улыбнуться.
   - Вот и славно, - кивнул в ответ Альтен. - Теперь, я думаю, и работа найдется.
   Светловолосый пожал плечами.
   Какое-то время ребята просто прислушивались к разговорам, доносившимся из окон харчевни.
   - Кстати, я тут поспрашивал у людей. Знаешь, в Большачке есть неплохой кузнец, - заявил вдруг Альтен.
   - Кузнец? - удивился Кендрик. - Неужели ты хочешь попробовать устроиться на работу к кузнецу?
   - Вовсе нет. Кузнец Вилкс помощников не берет. Ему недосуг. Да и в лавке у него уже есть один помощник. И не кто-нибудь, а сынок самого старейшины!
   - Тогда зачем? - протянул Кендрик.
   - На оружие посмотреть, - ответил он. - Я же знаю, что ты любишь эти острые железяки.
   Услышав об оружии, Кендрик встрепенулся.
   - Что, семейная кровь заиграла? - усмехнулся Альтен. - Ты таки не прочь взглянуть на любимые игрушки.
   - Да, - признался Кен. - А ты? Неужели ты совершенно равнодушен к оружию?
   - Мне оно не интересно. Обычные железяки. Весь мой интерес к железу, это хороший рыболовный крючок да обычный разделочный нож.
   - Что ж, каждому свое, - ухмыльнулся Кендрик. - Ладно. Уговорил - пошли смотреть лавку кузнеца.
   - Пошли. - Альтен лениво оторвался от теплой стены харчевни.

*

   Открытая дверь тихо звякнула колокольчиком, и юноши вошли внутрь крытой лавки. Лавка была большой, добротно сколоченной и широкой - в длину шагов тридцать. Почти всю ее занимал прилавок, за которым шли невысокие, но глубокие стеллажи.
   Кендрик застыл напротив полок с оружием в благоговейном трепете. Его взгляд обласкал знакомые с детства ножи и кинжалы, заискрился при виде десятка простых мечей. Он внимательно изучил наконечники копий и алебард, уважительно прошелся по убийственным топорам и секирам, восхищенно отметил наличие нескольких булав, кистеней и цепов.
   - Ну как? - вопросил совершенно безучастный к зрелищу друг.- Вдохновился?
   - Замечательно, - выдал свой вердикт Кен. - Не хватает только привычных для меня дротиков, пращей и хлыстов. А так - полный комплект.
   - Ты что, умеешь владеть всем этим? - удивленно протянул Альтен. Глаза его округлились от изумления.
   Кендрику очень хотелось ответить утвердительно. Но привычка к правдолюбию взяла верх.
   - Я учился владеть всем этим, - грустно уточнил он, сделав ударение на втором слове. - Учился. А это две большие разницы.
   -То есть тебя вместе с уроками этикета обучали и владению всеми этими железками? - все еще сомневался темноволосый.
   - Конечно. Мой отец рыцарь. Чему ему учить детей, как не искусному владению оружием?
   - Но я думал, что рыцари владеют лишь мечами, - отозвался друг.
   - Ну уж нет, - усмехнулся Кен, довольный созданным впечатлением. - Рыцарь обязан уметь пользоваться всеми видами оружия. Хотя бы упрощенно. В первую очередь для того, чтобы знать, как от него защититься.
   - Значит, ты тоже знаешь про все это оружие?
   - Конечно, знаю. Но к сожалению, не всем умею пользоваться.
   - Почему же?
   - Ну как почему? Меня забрали в монастырь в тринадцать лет. До этого возраста ни копьем, ни топором особо не помахаешь. Не та сила в руках, - пояснил светловолосый.
   - А, понял. А мечи?
   - Вот мечи да. Мечи, кинжалы, ножи - это оружие на любой возраст. Они ведь разные - и по длине, и по весу. Поэтому ими можно заниматься чуть ли не с самых ранних пор. Например, после того, как научишься держать в руках ложку.
   Альтен придирчиво присматривался к лицу друга, чтобы понять, шутит он или нет. Но тот держал на лице непроницаемую маску.
   Затем Кен обернулся к невысокому рыжему пареньку в красной льняной рубашке, застенчиво замершему в дальнем углу лавки.
   - Можно посмотреть? - спросил светловолосый.
   Рыжий кивнул и мигом побежал туда, куда указал ему возможный покупатель.
   - Вот, смотри, - Кендрик развернул перед темноволосым поданную перевязь с ножами. - Это метательные ножи. Видишь? Их длинна совершенно разная - от одной ладони до двух. И вес тоже разный. Поэтому ими можно тренироваться в любом возрасте.
   Альтен смотрел на лежащие на прилавке ножи и почувствовал внутри себя некое странное чувство... наслаждения, что ли? Раньше он не испытывал к железным игрушкам ничего подобного. Но на этот раз ему захотелось прикоснуться к ним, ощутить на ладони их холод, их вес.
   Он горько усмехнулся - конечно же, раньше он просто не видел ничего похожего. Разве можно сравнить грубый разделочный нож для потрошения рыбы... с этими красавцами? Плоскими, как озерная гладь. Легкими, словно перья. Прямыми, как натянутая леска. И наверняка смертоносными, как укусы морской змеи.
   Странное чувство все нарастало. И Альт с удивлением ощущал, что ему мало просто видеть. Он хотел обладать этими ножами, научиться пользоваться ими настолько, чтобы они стали частью его естества. И чтобы он, вместе с ними, стал сильнее, опаснее, смертоноснее. Значимее.
   Альтену с трудом удалось сдержаться, чтобы не стянуть один из кинжалов.
   - Убери, - обратился Кендрик рыжему продавцу и попросил на прилавок другой сверток.
   - А это - кинжалы, - продолжал он свои объяснения.
   - Кинжалы? - совершенно отрешенным голосом спросил темноволосый.
   - Да, кинжалы - младшие братья мечей.- Кендрик вынул из связки один из кинжалов. - Гляди - обоюдоострый. У кинжалов, как и у ножей, тоже разные размеры. Одни небольшие, другие от локтя до запястья, а некоторые от локтя и до кончиков пальцев. И форма клинка у них разная. Вот прямые, вот изогнутые, вот дважды изогнутые. Отличная штука для нанесения колющих и режущих ударов. Для тринадцатилетнего паренька, каким я был до отправки в монастырь, это то, что нужно.
   - Ага, - уклончиво ответил Альтен. - А сколько они стоят?
   - Кинжалы?
   - Нет, ножи, - поинтересовался он, стараясь не выдать своего волнения.
   - Скажем так - больше того, что мы можем сейчас себе позволить.
   Альтен все понял и снова принял на себя скучающий вид.
   - А это что? - спросил он просто для того, чтобы поддержать разговор. - По длине вроде как кинжал, но лезвие какое-то странное. Угловатое, что ли.
   Кендрик открыл было рот, но ответить не успел.
   Колокольчик над дверями снова звякнул, и в проеме дверей показался широкоплечий мужчина. Юноши обернулись и разглядели невысокого, но крепко сложенного угловатого человека. Особенно привлекали внимание кисти рук, - широкие, просто огромные. Только такие пятерни могли не только удерживать тяжелый кузнечный молот, а и орудовать им.
   Кузнец, а никем другим по мнению ребят гость быть не мог, быстро огляделся.
   - Я смотрю, уж больно долго вы не выходите из моей лавки, - громким баском пророкотал он. - Вот я и подумал - вы или мои покупатели, или мои неприятности. - Он выжидательно нахмурился.
   Кендрик выступил вперед.
   - Мы не собирались причинять неприятности. Мы гости. Я и мой друг прибыли в Большачку прошлым вечером.
   - Да? И зачем же, позвольте полюбопытствовать? - стал допытываться кузнец.
   - Мы путешественники. Ищем работу.
   - Ищите работу? А здесь что вы делаете? - Похоже, он не страдал излишней доверчивостью.
   - Я хотел посмотреть на оружие.
   - Да ну? - ничего не выражающим тоном добавил Вилкс. - И что же вы тут разглядывали?
   - Мез, - ответил юноша и показал на граненый кинжал, который, как ему казалось, заинтересовал Альта. - Я рассказывал ему про мез. Про тот одноручный кинжал с треугольным сечением.
   Широкоплечий детина усмехнулся.
   - Как по мне совершенно бесполезная вещь, - как бы невзначай произнес кузнец.
   Но Кендрик решительно не согласился.
   - Не скажите, мастер. Это отличное средство для нанесения мощных колющих ударов. Резать масло, им, ясное дело, не получится. Не для того он создан. Но для пробивания тонких доспехов или кольчуг - это то, что нужно.
   И тут юноши увидели, что кузнец улыбается.
   - Значит, ты знаешь толк в оружии, - утвердительно заявил он.
   - Знаю, - уверенно отозвался Кендрик.
   Кузнец задумался.
   - Так ты говоришь, вы ищите работу? - вновь пробасил он, почесывая короткую черную бороду.
   - Мы ищем. - Темноволосый сделал шаг назад и оказался рядом с другом, не давая тому вновь поступить опрометчиво.
   - Вы - оба? - Он адресовал свой вопрос Кендрику.
   - Оба, - подтвердил тот, не желая оставлять шалопая одного. - Вместе. Он и я.
   Кузнец нахмурился вновь.
   - А ты что, хочешь нанять нас для себя, или передать другому? - тут же встрял со своими вопросами Альт.
   - Для себя.
   - Но у тебя уже есть один помощник, - недоуменно проговорил Кендрик, услышав ответ. - Какой смысл нанимать еще?
   - Смысл есть, - резонно возразил бородач. - Варок хоть и сын старейшины, а парень робкий. Да и со счетом у него... не очень. Когда много людей, он нередко путается. В обычные дни он для меня незаменим - расценки он знает, и по мелочи сосчитать умеет. А вот в базарные дни, да по праздникам, когда приходит много народа, он мне не помощник. Вот через год-два, так да.
   Вилкс снова испытующе прошелся по лицам своих гостей. Похоже, он и впрямь серьезно подумывал взять светловолосого на работу. Одного. Два новых работника его явно не устраивали.
   - Хм... А скажите-ка мне, малец, - его взор наконец обратился к Альтену. - Почему я должен согласиться и взять тебя к себе?
   Альт размышлял не больше мгновенья.
   - Я на торгу с самого детства. Я вырос в семье рыбака, и всегда помогал своему отцу продавать пойманную рыбу.
   - Торговец? Это хорошо. Значит, ты и считать умеешь?
   - Умею, - насмешливо ответил Альтен. Кендрик тоже коротко кивнул - "умеет, мол".
   - А вот мы и проверим, - заявил кузнец и тут же спросил: - Пятьдесят пять медяков и семьдесят пять медяков?
   - Одна бронзовка и тридцать медяшек, - с ходу выпалил Альтен.
   - Сорок четыре бронзовки и семьдесят восемь бронзовок?
   - Одна серебрушка и двадцать две бронзовки, - уже чуть помедлив, ответил он.
   - А сколько будет сорок одна медяшка, семнадцать бронзовок и полтора серебряника?
   Эта задача была сложней. Альтен задумался.
   Но опять ненадолго.
   - А сколько нужно? - выпалил он в своей извечно-шутовской манере.
   Но к их удивлению, такой ответ кузнеца устроил.
   - Что ж, вижу, вы парни не простые. Один знавец оружия, другой умелец торговаться. Я думаю, что мог бы взять вас на работу. Обоих.
   Младший взглянул на Кендрика. Тот задумался.
   - Если я правильно понял, мы будем работать здесь только по праздникам? - стал уточнять детали Альтен.
   - Да. Но я плачу вам часть от того, что вы наторгуете. Думаю, это будет справедливо.
   - И сколько? - задал Кен привычный животрепещущий вопрос.
   - Сколько чего? - недопонял кузнец. - Дней или деньжат? Если дней, то три-четыре праздника за месяц бывают точно. Если по деньжатам, - Вилкс задумался. - Думаю, полпроцента для вас будет довольно.
   Кендрик открыл было рот, чтобы высказать свое недовольство, но тут же был остановлен дружеским тычком под бок.
   - Идет, - клином врезался Альт. - Но с условием. Все что сверх выторга - наше.
   - Хорошо, - ухмыльнулся в бороду кузнец. - Но и у меня будут для вас два условия. За пропажу или воровство я снимаю с вас по полной - это раз. И выходить из лавки в день торговли я вам возбраняю. А тем паче - покидать в этот день деревню. Это два. Вы в Большачке новички, - пояснил он. - Никто вас не знает, а потому поручиться за вас некому. Вот так то. А доверять свое добро невесть кому я не намерен.
   Кендрик хотел было высказаться на этот счет, но кузнец опередил его.
   - Тебе, светловолосый, я бы еще мог довериться. По тебе видно, что ты не мошенник и не вор. А вот твой, хм, дружок, меня смущает. Но раз ты доверяешь своему другу, значит, и я должен.
   Юноша сдержал свой гнев и молчал, не зная, что ответить.
   - Ну что? По рукам? - Перед ребятами завился гигантская мозолистая ладонь.
   - По рукам. - Альтен быстро пожал протянутую ему ладонь.
   Кендрик в подтверждение просто кивнул.
   - Меня зовут Вилкс, - представился кузнец, сжимая своими пальцами ладонь Альтена.
   - Альрик, - не моргнув, ответил темноволосый. - А он - Корд.
   Светловолосый кивнул. Не столько Вилксу, сколько Альту - в знак признательности за избавление от лишних хлопот с враньем.
   - Альрик, Корд - вы наняты на работу, - громогласно заявил кузнец. - Жду вас в своей лавке через несколько дней, на празднество Черешневого Первоцвета. Жду вас после третьих петухов. И чтоб без запозданий! Памятуйте - не печь кормит, а поле. Или, как про вас - моя лавка.
   Юноши согласно кивнули.

*

   Только отойдя подальше от лавки, Кендрик разразился гневом.
   - Да что ты нашел в этой работе! - взорвался он, пнув плоский камешек, лежавший на дороге.
   - Так работа же замечательная! Трудимся мало, но зарабатываем много. Ты же слышал Вилкса, что по праздникам в его лавке полно народу!
   - Но полпроцента? Полпроцента! - не унимался Кен.
   - Зато при хорошей торговле, - парировал тот.
   - Но за пропажу он сдерет с нас по полной! - продолжал возмущаться Кендрик, снова пнув злополучный камешек.
   - Кен! Какие пропажи?! - многозначительно улыбнулся Альт. - Плюс к тому все, что сверх цены - наше. Наше, понимаешь?
   Светловолосый задумался.
   - Да и работа будет не в поле, а с привычным тебе оружием, - мягко напомнил младший о еще одном преимуществе. - Да и я буду рядом, - мягко добавил он.
   Кен мрачно хмыкнул.
   - Я все понимаю, - медленно протянул он, скривившись. - Просто...мне, сыну благородного, гнуть спину на какого-то деревенского кузнеца. Это... унизительно, - еле выдавил признание он.
   - Ну,... не знаю, - пожал плечами друг. - А выбор у тебя есть?
   Старший мимо воли ощупал кошелек. Да, выбора не было.
   - И к тому же.... Ты дал слово.
   Юноша распрямился.
   - Не волнуйся, Альт. Я свое слово сдержу, - твердо заявил он. - И что бы ты ни сомневался - идем в харчевню - отметим нашу первую работу.
   - Чем отметим? Квасом? - съехидничал тот.
   - Вином. Я угощаю.

***

   Наутро они проснулись в скверном настроении.
   И дело было вовсе не в количестве выпитого вина - юноши все время не высыпались. Каждую ночь, где бы они ни остались на ночлег, парни вскакивали от любого шума. То ли от подозрительно близко скрипнувшей половицы, или от стука за дверью, то ли от голоса за стеной. Просыпались и первым делом смотрели - на месте ли сумка? На месте ли ее содержимое - волшебная книга с магическими кольцами? Проверяли, успокаивались, а потом, взбудораженные, никак не могли уснуть.
   - Я так больше не могу, - проворчал Кендрик, с трудом открывая красные глаза. - Я пробуждаюсь от каждого подозрительного звука. Я уже не знаю, сплю ли я вообще. Это не сон, это пытка какая-то, - скривился он.
   - Да ладно тебе - попробовал отшутиться Альтен, хотя его слипающиеся глаза говорили сами за себя. Они оба прекрасно понимали - если кто-то найдет у них книгу или кольца, то вопросами "откуда" и "зачем" дело не ограничится.
   И к чему вопросы, если и так все ясно? Зачем не-магам магические игрушки? На торговцев магическим скарбом они не похожи. Значит, вывод напрашивается сам - они те, кто имеют Дар. И тогда мигом найдется желающий заполучить обещанное вознаграждение, доложив о них, кому следует. То есть, магам. И прощай воля-вольная, здравствуй монастырь. А там... Что будет там, ни один из юношей думать не хотел.
   Но и выбросить все это они не могли. И не только потому, что эти вещи стали единственным, что связывало их с беспечным монастырским прошлым. Не только потому, что, в крайнем случае, их могли бы продать... кому-то. Каждого из них не покидала мысль - кто знает, может они пригодятся им самим? Пусть не сейчас, пусть потом, когда-нибудь. Вдруг, однажды.
   Юноши мрачно уставились суму, лежавшую у лавки старшего товарища.
   - Тогда нужно решить, что с этим делать, - отозвался темноволосый, пытаясь окончательно проснуться.
   Кендрик кивнул. Задумался. Почесал переносицу.
   - Я знаю одно - я плачу за отдых, а отдыха, как такового, не получаю.
   - Согласен, - поддержал его Альтен. - Но что делать - постоялый двор это не родной дом.
   - То-то и оно, - согласился Кен. - Постоялый двор место не плохое, но ночуют тут разные люди. Очень разные.
   - Согласен. - Альтен встал с лежанки и направлялся к ушату с водой. - Да и денег за постой набегает прилично.
   Кендрик тоже встал. Потянулся, снова зевнул, и направился вслед за другом.
   Холодная вода быстро вернула бодрость.
   - Тогда выход напрашивается один, - сказал Кендрик, беря с табурета полотенце и растирая лицо.
   - Думаешь попроситься на постой в деревне? - догадался Альтен.
   - Думаю. - Кен передал полотенце приятелю. - Как считаешь - найдется для нас уголок в Большачке?
   - В смысле сарай? Или горница в доме? Или пристройка, вроде флигеля или притвора?- переспросил младший, тоже растирая лицо.
   - Что угодно, лишь бы засов был приличных размеров. И прочее, - ухмыльнулся светловолосый. - Только тогда наш скарб будет защищен. А с ним и мы. Только тогда отоспимся.
   - А денег хватит?
   - Мы теперь при работе. Должно хватить.
   - Я не против, - сказал Альт. - Итак, сегодня мы будем подыскивать себе новое жилье. С крепкими ставнями с прочной дверью и с крепким засовом. Все верно?
   - Верно, - кивнул Кен.
   - Хорошо. Но еще бы не помешали неплотно пригнанные доски пола, - подмигнул Альтен.
   - Зачем? - удивился Кендрик.
   - Чтоб спрятать под них сумку, - ничуть не смущаясь, пояснил темноволосый.
   Кендрику осталось только удивленно хмыкнуть и подивиться смекалке юного друга.
   - Поэтому быстро завтракаем, одеваемся, и первым делом идем спрашивать у хозяина харчевни, принимают ли в Большачке постояльцев,- распорядился Кен, застегивая верхнюю костяную пуговицу рубашки.
   - А почему ты не хочешь спросить об этом хозяина постоялого двора? - на этот раз удивился Альтен. - К нему же ближе идти?
   - Потому что в этом деле он лицо заинтересованное, - многозначительно пояснил Кендрик.
   На этот раз пришлось мотать на ус темноволосому.

*

   После того, как хозяину харчевни перепало несколько лишних бронзовок, он с удовольствием пояснил:
   - Конечно, в деревне есть к кому попроситься на постой. И берут местные не так дорого, как хозяин постоялого двора. Кстати, между нами - тот еще сквалыга. Но советую искать ночлег не напрямую, а через старших. Можно через старейшину. А можно и через управляющего.
   - А как лучше? - тотчас уточнил Альтен.
   - Лучше через управляющего, - пояснил харчевник, улыбаясь желтозубой улыбкой. - Наш старейшина уж очень алчен до денег. И если ему не заплатить, то помощи от него не будет.
   - Но это же бесстыдство, - возмутился Альт.
   - Что поделать, - пожал плечами хозяин харчевни. - Он здесь хозяин и власть. Кому закон судья, а кому и судья - закон, - многозначительно бросил он и повернулся к новому посетителю.
   Дом управляющего, как и его самого, они нашли без проблем. Гарус Хамок оказался мужчиной среднего роста. В его черных, как смоль, волосах, уже поблескивала седина. Но серые глаза на грубом, словно высеченном лице, посмотрели на них неожиданно пронзительно.
   Гарус приветливо принял гостей. Провел в дом, усадил. Выслушал, ни разу не перебив.
   Однако добиться его разрешения оказалось не так-то просто.
   - Работники нам необходимы, - согласился он. - Но нам не нужны ни буяны, ни пропойцы.
   - Мы не буяны, - убеждал его Кендрик. - И уж точно не пропойцы.
   - Но у вас нет почти ни гроша. Бывали тут такие. Сначала они говорят, что найдут себе работу, а потом, глядишь - у одного соседа курица пропала, у другого мешок со свеклой, - не унимался тот.
   - Мы не такие, - продолжал уверять его Кен.
   - Все вы не такие... до первого случая. Голод ведь не тетка. А украсть всегда проще, чем заработать.
   - У нас уже есть работа. Кузнец Вилкс взял нас работать в свою лавку по праздникам, - заявил юноша. - Думаю, при таком раскладе у нас с деревней проблем не будет.
   - Так это вы? С этого и следовало начинать. - Услышав о том, что кузнец Вилкс взял их на временную работу, Хамок смягчился и начал быстро называть хозяев, кто был не против взять постояльцев за умеренную плату.
   Но даже эти небольшие деньги стали для них непосильной обузой. Видя их смущение, Гарус все правильно понял и многозначительно добавил:
   - И вот еще что. Чем на больший срок вы селитесь, тем ниже будет плата.
   Альтен сразу взвился ужом.
   - Кен, а как надолго мы думаем здесь остаться?
   Кендрик пожал плечами и задумался. В данном случае все решали деньги. Он посчитал про себя, прикинул и так и этак, и наконец, объявил:
   - Мы останемся здесь до Яблоневого Первоцвета.
   - Вот и хорошо, - согласился Хамок. - Поживете у нас подольше, и будет это не так накладно. Вот вам перечень дворов с именами хозяев. Возвращайтесь ко мне, когда осмотритесь. Надеюсь, вы найдете себе, что ищете.
   Осмотр занял у них много времени. Выбор пал на двор четы Маркуса и Шаллы. Пристройка, что они предложили гостям, была просторной. Что понравилось им еще больше, так это крепкие ставни, прочная дверь, и новый замок. Это было именно то, что они искали, и на что рассчитывали.
   А что еще привлекло в том доме, так это то, то, что вместе с пожилой четой и челядью в нем проживали три юные девушки, дочери хозяев - Ванда, Мейла и Олла. Младшей, Ванде недавно исполнилось двенадцать. Средней, Мейле, четырнадцать. А старшей, Олле, шестнадцать. Вернее, это привлекло Альта, который тут же, как только соглашение было заключено, стал напропалую любезничать со старшенькой.
   - Прекрати, бесстыдник, - улучив момент, шепнул Кендрик Альту.
   - А я что? А я ничего. Весна не лето, лавка сама не нагреется, - бесстыдно подмигнул он в ответ.
   Потом снова был путь к Гарусу. Они огласили ему свой выбор, поблагодарили за помощь и пообещали, как только получиться, выразить свою благодарность более существенным способом.
   Попрощавшись, Кен с довольным видом направился обратно. Как же - все складывалось так удачно. Они нашли неплохую деревню, нашли в ней работу, а теперь нашли и жилье. Учитывая месяц скитаний за плечами, это было не так уж и мало.
   Проходя мимо кухни, он заметил движение и несознательно повернул туда голову. Ничего особенного - там хлопотала по хозяйству какая-то девушка.
   Гарус заметил внимание гостя.
   - Это моя дочь, Мириэль. Мири, познакомься - это наши новые поселенцы, Альрик и Корд. Они будут жить у четы Маркуса где-то с месяц.
   При этих словах девушка обернулась и Кендрика внезапно заслепила широкая улыбка, изумрудные глаза и солнечно-рыжий водопад волос. Он не мог отвести от них взгляда, и даже не слышал, как словоохотливый Гарус продолжал вещать:
   - Мири очень умелая швея. Если вам нужно сшить безрукавки или кожаные штаны, то не стесняйтесь и смело обращайтесь к моей дочери. Поверьте - лучшего мастера вам не сыскать во всей деревне. И возьмет она с вас недорого. Да, посмотрите на ее жакет. Это она сама смастерила. Красивая вышивка, не правда ли?..
   Не удивительно, что Кендрик отошел от этого видения только на улице, выволоченный туда Альтом чуть ли не насильно.
   Рассмотрев причину сего загадочного замешательства на мечтательной физиономии старшего друга, темноволосый все понял и тут же затянул нарочито громким голосом:
   - Ой встало рыжее солнышко-о-о. Да над зеленым ле-е-есом... - пел он, намекая на душевное состояние приятеля.
   Кен никак не отреагировал на эти завывания.
   - Что, понравилась девуля? - спросил Альтен очевидное.
   Светловолосый смутился от прямого вопроса и коротко кивнул.
   - Похоже, и наш рыцарь нашел себе даму сердца - коротко прокомментировал он.
   Впрочем, вопреки обыкновению, Альт не стал больше подтрунивать над другом.

*

   В свое, хоть и временное, жилище, ребята вернулись в приподнятом настроении. Принятое спозаранку решение принесло отличные плоды. Они смогли переселиться из неблагонадежного постоялого двора более защищенное место, а значит, наконец могли достойно отоспаться. Да и просто приятно оказать поближе к... семейному очагу, что ли.
   Вдобавок, у каждого из них появился еще один, свой повод благодарить судьбу. У Альтена - за знакомство с бойкой Оллой, у Кендрика - с красавицей Мириэль.
   Осталось завершить последнее дело.
   Вскоре довольный Альтен показывал другу место для тайника. После нескольких объяснений старший остался доволен, и сумка, вместе с книгой и кольцами, перекочевала под пол. Кен снова окинул взглядом их новое жилище: три лавки-лежанки для сна, три ящика-сундука для вещей, три узкие полочки на стенах, да небольшой очаг с немногочисленной посудой. Если здесь и будут что-то искать, то где угодно, только не в месте, на котором остановить свой выбор Альт.
   - Хороший схрон? - стал напрашиваться на комплименты хитрец.
   - Хороший, - милостиво подтвердил Кендрик. - Теперь можно смело оставлять свое жилье...
   - И идти знакомиться с хозяевами, - завершил за него Альт.
   - С хозяевами? Точнее, со старшей хозяйской дочкой, - мигом поправился старший.
   - Может и с дочкой, - плотоядно осклабился тот и весело подмигнул.
   Кен ухмыльнулся, но возражать не стал.
   В шикарном двухэтажном доме с вместительной верандой было многолюдно, но чисто. Пожилая пара ожидала первого визита постояльцев и встретила гостей радушием и горячими блюдами.
   Как и следовало ожидать, ужин затянулся. Женскому полу очень хотелось утолить свое любопытство и послушать новых историй. В особенности усердствовала в этом деле старшая дочь. Румяная, пышная и с веселым нравом, она бойко расспрашивала заливавшегося соловьем темноволосого гостя о событиях за границами ее деревни, при этом не забывая постреливать глазками и многозначительно хлопать ресницами. Альтен не отставал, рассказывая нарочито приукрашенные истории Заозерья и Мерзкоболотья, откуда он был родом.
   Видя зрелище "глухарей на токовище" Кен улыбался и вздыхал по своей распрекрасной Мири.

*

   Солнечные лучи украдкой пробились сквозь неплотно пригнанные ставни, но только третьему крику петухов удалось разбудить счастливых и хоть как-то выспавшихся путешественников.
   Но отоспаться за все ночи Кендрику не удалось - Альт без прекословий потащил его на рыбалку.
   Что и говорить - там верховодил темноволосый. Он выбирал все: наживку, нить, крючки, место для рыбалки и время для ловли. Кендрик, ничего не смысливший в этом деле, только наблюдал за этими приготовлениями - такими же загадочными для непосвященного, как магия для обычных людей. Он не был против неподвижного стояния часок-другой. Но только в случае, если был уверен, что не зазря.
   И он не прогадал. Умелые приготовления наследственного рыболова не остались без результата. Сначала они поймали несколько мелких, с ладонь, синебрюшек. Затем, когда по совету Альтена они сменили наживку, смогли поймать четырех полосатиков. Эта добыча уже годилось на приличный обед. А когда Альт порезал на наживку одну из первых рыб, и забросил приманку подальше, то к величайшему удивлению друга сумел поймать из глубин пучеглазую рыбину приличных размеров. Потом еще одну. И еще.
   К полудню рыбалка Кену все же прискучила, и он отыскал себе новое занятие. Найдя палку, по длине не уступающую кинжалу, он принялся разминаться с деревцем молодого клена, словно с боевым напарником. Шаг, укол, разворот, парирование. Шаг, удар, наклон, парирование. Шаг, поворот, удар парирование. Шаг, взмах, укол, парирование.
   Теперь уже Альт, как завороженный, с неприкрытым восхищением наблюдал боевыми пируэтами приятеля. Только озерным лягушкам, горланившим во все горло на всю округу, казалось, не было до этого никакого дела.
   - Здорово, - отметил рыбак восторженно, когда молодое деревце лишилось достаточного количества коры, стружками полегшей у основания коротких корней.
   - Спасибо, - усмехнулся Кен, выбрасывая палку в неподвижные камыши. Дыхание его было не ровным - он запыхался. - Ты наверняка мастер в своем деле. Но и я кое-чему обучен.
   - Ага, - согласился Альтен. - Только почему твоя палка такая короткая? Выбрал бы ты себе дрын побольше.
   - Я привык к такой дистанции, - пояснил Кен, возвращаясь к привычному для себя ритму дыхания. - У нас в доме юноши до пятнадцати лет тренируются только с кинжалами. Более старшие - уже с мечами. А поскольку я попал в монастырь в тринадцать лет, то хорошо умею владеть только этими коротышками. Сила привычки, - пояснил он.
   - Зато с ними у тебя наверняка ловко получается, - вновь заметил Альтен.
   - Не знаю, - усмехнулся Кендрик, на этот раз более уныло. - С первого дня в монастырской школе я не то, что кинжала - приличного ножа в руках не держал. А так, да - годы отеческих тренировок еще не забылись. Хотя разве это тренировка, без настоящего-то оружия? Так, одно баловство.
   Альтен задумался. Затем открыл рот для нового вопроса, но тут же закрыл, смутившись. Стало очевидно, что задать его было не так-то просто.
   Хор лягушек, встревоженный падением палки, робко заголосил вновь.
   - Случай, а ты правду говорил, что умеешь метать ножи?- спросил он с какой-то непонятной тревогой, смешанной с надеждой
   - Простые? - уточнил Кен.
   - Нет. Метательные.
   Светловолосый почесал переносицу.
   - Ну... если честно, я знаю как это делается. Но на деле я владею этим не очень хорошо.
   - А... почему?
   - Метание ножей - не честный вид боя. Это оружие не для благородных.
   - Но ты хоть что-то знаешь... Ты сможешь научить меня? Сможешь, а? - В глазах темноволосого снова читались трепет и надежда.
   - Конечно. Тут нет ничего сложно.... по идее. Нужны лишь хороший глаз, правильная постановка руки и точный захват пальцев.
   Юноша быстро кивнул, запоминая.
   Неожиданно Кендрик недоверчиво прищурился - в его голове промелькнула нехорошая мысль.
   - Постой, но... Где ты возьмешь такое оружие? У нас его нет, а купить его нам не по карману.
   Альтен рассмеялся так громко, что чуть ли не распугал всю озерную рыбу.
   - Где-где. Кен, да мы будем работать в оружейной лавке. Уж там-то ли нет ножей?
   - Я об этом как-то не подумал, - согласился он, успокаиваясь. - Ладно. Так и быть. Научу.
   - Спасибо - с непонятным чувством благодарности сообщил Альт.
   После окончания вечернего клева они с довольным видом отправились на большачий базар.
   Зрелище и шум были еще те. Бойкие соседи наперебой расхваливали свой товар друг перед другом и перед заезжими гостями, собиравшимися возле харчевни или возле постоялого двора. И чего там только не было?! Но собравшись с силами, юноши заставили себя пройти мимо нежной оленины, ароматных пирогов, сладкого самодельного вина и хмельного пива. Расхваливая свою свежепойманную добычу, они обменяли часть улова на простой ржаной хлеб, соль и масло. У торговок хозяйственной Сальны они купили кадушку квашеной капусты, а у Храпа, самолично пришедшего на торжище - несколько огурцов и пару головок чеснока.
   После сытного ужина Альтен заявил с неприкрытой гордостью:
   - Я же говорил тебе, что при хорошем раскладе у нас будет и рыбка, и все, что к рыбке?
   Кендрик коротко кивнул и рассмеялся.
   Жизнь налаживалась.

*

   Неприятности проявились через несколько дней.
   В эти дни юноши не делали ничего необычного. Каждый из парней старался насладиться всеми прелестями наконец-то выпавшего им покоя и вкусить прелестей деревенской жизни.
   Кен по утрам старательно отсыпался, а днем бродил по Большачке, знакомясь с местными достопримечательностями. Говорил с людьми, смотрел поделки мастеровых, пытался достать для себя хоть какие-то книги. Иногда тренировался, как тогда, на озере. Побывал он и вне Большачки. Пару раз сходил с местными в Перекрестную, и один раз с торгашами дальнюю деревню, что лежала рядом с каменоломней.
   Именно в тот день, когда Кен возвращался из Каменки, у ворот Большачки его поджидал человек. Он привлек внимание светловолосого коротким взмахом руки, и, позвав за собой, отошел с дороги шагов на двадцать.
   Кен послушно приблизился, оглядывая неизвестного. Он был чуть старше его, тоже со светлыми, только вьющимися, волосами, и правильными чертами лица. Но взгляд его Кендрику не понравился. Взгляд был колючим и неприятным. Он вспомнил, что пару раз все-таки видел этого юношу. Значит, он местный. Большачник.
   - Корд - я не буду говорить долго, - заговорил тот с некоторой ленцой, явно не собираясь быть хоть сколько-нибудь вежливым с пришельцем. - Меня попросили передать тебе следующее. Кое-кому не нравится, что ты устроился работать у Вилкса. Никто не против, чтобы вы оставались в Большачке. Право ваше. Но в день Черешневого Первоцвета вас в лавке быть не должно. Ты понял?
   Кендрик промолчал, обескураженный подобным налетом.
   - Даю вам время подумать до завтрашнего дня, - добавил большачник и направился к деревенским воротам.
   Кендрика мелко затрясло. Вся его гордость вопила о желании показать этому наглецу, как следует обращаться с себе подобными. А тем более с отпрыском благородных кровей. Но Кен привычно сдержался, убавив свой гнев - трудно искать справедливости, когда за твоими плечами сумка с таким содержимым... Но теперь жерн0ва, тянувшего его жизнь вниз, больше не было.
   При этой мысли спина его самовольно распрямилась, плечи развернулись, на губах заиграла колкая улыбка. Он хотел было остановить наглеца и сказать ему пару неласковых слов. Но юноша уже успел скрыться за поворотом.
   Кендрик вернулся домой, встретил друга, но ничего ему, понятное дело, говорить не стал.
   Незнакомец, как и обещал, разыскал его на следующий день.
   - Ты подумал? - все так же безо всяких приветствий заговорил он.
   На этот раз Кендрик был готов к предстоящему разговору.
   - А ты не скажешь, любезнейший, - последнее слово он произнес с нескрываемым сарказмом, - кто это у вас в деревне такой нелюбвеобильный до гостей? А?
   Юноша скривился.
   - А это, мил человек, не твое дело, - сердито бросил он, нахохлившись.
   - Ага, - протянул Кен. - Значит, это не кузнец Вилкс?
   Тот не ответил, хотя это и так было ясно.
   - Так вот передай своему... хозяину,- сочился ядом Кен, - что нас на работу нанял кузнец Вилкс. И только он может отказать нам в этой деле.
   Лицо юноши скривилось, будто на него пролили целую чашку кипятка.
   - Ты об этом пожалеешь. Вы оба пожалеете, - грозно заявил посланник.
   - Ой ли? - Кендрик нисколько не боялся кудрявого - справного бойца вряд ли бы стали держать на посылках.
   Собеседник прекрасно понял его намек.
   - Вы не знаете, против кого хотите пойти, - тут же пригрозил он им с другого боку.
   - Нет, не знаю. А ты расскажи, - попытался подловить его Кендрик.
   Наконец-то гонец понял, что его ни во что не ставят.
   - Ты об этом пожалеешь, - по-змеиному процедил он и развернулся, чтобы уйти.
   - Смотри, как бы ты сам об этом не пожалел, - насмешливо прозвучало в ответ.
   Кен с удовольствием разглядывал удаляющуюся спину. Да, хорошо, когда прошлое не давит плечи. Конечно, можно было бы проучить наглеца, но в кулачном бою он не силен. Да и завязывать драки в гостеприимной Большачке ему не хотелось. Как и огорчать оным Гаруса, отца Мири.
   - Мы не буяны, - сказал он тогда. А теперь это слово приходилось держать...
   Хотя встреча с кудрявым закончилась довольно легко, игнорировать такую угрозу все же не следовало. И потому, вернувшись во двор, он снова занялся боевыми упражнениями.
   Так, на всякий случай

*

   - Неожиданности не кончились, - подумал Кендрик, когда увидел в дверях возвратившегося Альтена. Тот был очень злой.
   - Что случилось? - спросил Кен, подозревая самое худшее.
   Парень долго молчал, но потом вынужден был признаться под натиском старшего товарища.
   - Я не говорил тебе об этом раньше, но...Вчера ко мне подошла компания местных парней.
   - Так, - поощрил Кендрик, помогая другу избавиться от улова, а потом от куртки.
   - Сначала все было обычно. Мы поговорили о том о сем.
   - И?
   - А потом они заявили, чтобы мы выметались из дома Маркуса.
   - О как?! - изумился Кендрик. - С чего бы это?
   - Ну, - Альтен замялся и вмиг залился пунцовой краской. - Они... сказали... что... В общем, им не нравиться, что я милуюсь с Олле, - быстро закончил он затянувшуюся речь.
   - А ты? - вопросил Кендрик. Впрочем, зная Альтена, особо его ответ не пришлось.
   - А что я? Я сказал им...м-м-м,... в общем, сказал, куда они могу засунуть свое пожелание.
   - Фу, как грубо,- искренне пожурил его друг - Нужно было поговорить с ними. Забить им голову. Выяснить, откуда у этого вопроса ноги растут.
   - Ага. Но я так не умею, - отмахнулся Альт. - У меня мозги начинают пухнуть от всяких заумных разговоров. Не люблю я эту заумь из словесных стружек.
   Светлявый прекрасно понимал, куда клонит друг. Увы, та же учеба давалась ему нелегко. Нет, младшой не мастер словесных баталий. Отнюдь не мастер. А он, Кендрик, очень даже. Да он уже за пару месяцев общения с разношерстной публикой сумел избавиться от тонкостей благородной речи, и мог запросто, по-простецки, поболтать "за жизнь" с любым крестьянином.
   - А они? - продолжал допытываться он.
   - Пригрозили неприятностями. И ушли.
   - Так. - Кендрик обдумал все и так и этот. - Значит, это было вчера. А сегодня что?
   Альт сплюнул.
   - Сегодня эта троица явилась ко мне снова. С палками.
   - А ты?
   - А что я? Улов в воду, удки в руки и в лес. Переждал, пока они уйдут, вынул загодя связанною рыбу и вернулся сюда, домой.
   - Сбежал? Надо было драться, - по привычке заявил Кен.
   - Я? Драться? Один против троих? А смысл?
   Кен вздохнул. Альтен всегда предпочитал кулакам ноги. И острый язык. Что ж... он имел на это право. Он не был благородным.
   - Хочешь еще новости? - многозначительным тоном заявил Кендрик.
   - Что? И к тебе? - догадался Альтен.
   И Кендрик рассказал ему события своих двух последних дней.
   Альтен выслушал все, но ничего не сказал. Только грязно выругался.
   После вечерней трапезы юноша разошлись по своим лавкам. Кен еще долго не мог уснуть.
   Он все думал, думал, думал...
   - Как странно получается, - подумал он и перевернулся на правый бок. - Если б мы не оказались в Большачке, то не стали бы искать себе приработок, и не нанялись к кузнецу Вилксу. Не нанялись - я бы не рискнул искать новое жилище, мы бы не нашли двор Маркуса, и в результате Альт не нашел бы Олле, а я -свою Мири. Да, и тогда бы у нас не было таких, хм, проблем. - Он не выдержал и перевернулся на левый бок. - Как все странно получается: одно за другим, одно за другим. Выходит, что - Большачка это наша большая ошибка? Может, мы вообще не должны были здесь оказаться?
   Кен заворочался, перевернулся на живот и поправил сползающее одеяло.
   - Может, нам с Альтеном все же стоит уйти отсюда? - уныло подумалось ему. - Может, так будет лучше? А вдруг они побьют малого? Я не могу заставить его сидеть дома, а тем более все время охранять его!
   Он снова тяжело выдохнул и перевернулся на спину, подумал, и минутная слабость быстро прошла.
   - Хотя с другой стороны, во имя огнедышащих южных богов - почему мы? Почему мы должны уступать? Почему Альтен должен отступаться от Оллы, ведь он имеет на нее ровно столько же прав, как и любой другой. А мы с Альтом? Мы имеем на эту работу больше прав, чем все другие. Ведь кузнец Вилкс сам нанял нас!
   Кендрик насупился.
   - Сдаться, то оно, конечно, легче, и проще. Но кто скажет, что в следующей деревне будет проще? Никто. Что ж, решено - остаемся и будем готовить кинжалы к бою.
   Приняв решение, Кендрик успокоился, и недолго поворочавшись, уснул.

*

   - Ты знаешь, я вот подумал, и решил - так не годится.
   - Что? - отозвался Альт спросонья. Во дворе в третий раз прокричали петухи. Где-то забрехала собака.
   - Оставлять это дело так - не годится, - твердо заявил Кендрик.
   Темноволосый открыл глаза и увидел своего товарища уже одетым. Остатки сна мигом слетели с него, и он быстро сел на лавке.
   - Ты о чем? - на всякий случай переспросил он.
   - Я про тебя и тех наглых парней, что решили наказать тебя. У озера.
   - А, я уже забыл об этом, - отмахнулся Альтен. - Я не вижу в этом особой беды. Я просто буду всегда держать глаза открытыми. И если снова увижу их рядом с собой, то присоединюсь к какой-нибудь компании рыболовов. Думаю, они не будут бить меня в присутствии других людей.
   - А если тебе некуда будет бежать?
   Он призадумался. Улыбка медленно сошла с его лица.
   - Хочешь, я научу тебя драться? - предложил ему Кендрик и широко улыбнулся.
   - Я умею драться, - обиженно заявил Альт. - Неужели ты забыл о том случае с...
   - Я не об этом, - остановил его Кендрик. - Я имею в виду драться... по-настоящему. С оружием.
   - Как? На мечах?
   - Нет. Местные вряд ли нападут на тебя с мечами. Да и у тебя я меча не просматриваю. - Глаза Кена сверкнули. - Как на счет того, чтобы научиться драться дубиной?
   - Дубиной?
   - Да. Дубиной, палкой - как хочешь, так и назови. Научиться этому легко. Да и палку найти куда легче, чем кинжал или меч.
   - Так тебя и палками учили драться? Палками - и благородного? Нет, не поверю, - тут же начал насмехаться малый, пряча за смехом свое недоверие.
   - Конечно не палками, - чуть не обиделся Кен. - Не палками, а палицами и булавами. Но это оружие во многом похоже.
   - Ты серьезно? Ты будешь учить меня? - Альтен с трудом верил в подобное предложение. - Сын рыцаря - меня, сына рыбака?
   - А почему нет? - пожал плечами Кендрик. - К тому же, мне на тренировках не помешал бы напарник...
   Найти более-менее подходящие палки и место оказалось не так-то просто. После обретения подходящего тренировочного оружия ребята расположились подальше от посторонних глаз, между собственной пристройкой и хозяйским сараем.
   - Запомни, - начал обучение Кендрик. - Бой начинаешься со стойки. Стойка - это расположение ног, корпуса и рук.
   - Дурацкое какое-то слово - "стойка", - хмыкнул Альт.
   - Хорошо. Пусть будет позиция. Согласен? Вот и отлично. Всего существует девять простых позиций. Смотри...
   Кендрик очень подробно рассказал ему о стойках, и, конечно же, показал их все для наглядности.
   - Дальше, - продолжил он после того, как убедился, что юноша все запомнил. - Дубина предназначена для ударов. Всего существует восемь простых ударов. В данном случае колючие удары мы заменим прямыми. Удары могут наноситься слева, справа, сверху, снизу, или прямо в корпус.
   - Куда?
   - Прямо в тело... в туловище. Про позиции еще помнишь? Так вот смотри. Позиция первая, удар слева...
   Показав все восемь ударов, Кендрик продолжил.
   - А вот это блокировка...э, защита от ударов. На каждый удар есть своя защита. Простая защита - уход в сторону. Чуть сложнее блокировать удар, защититься, подставив свое оружие. Смотри...
   Тут уже пришлось выкладываться по полной - показать парный бой в одиночку почти не возможно. Вдоволь намахавшись палкой, Кендрик в конце концов позволил себе присесть.
   - У тебя очень здорово выходит, - тут же заявил ему Альтен.
   - Так у меня ж опыт, - заявил Кендрик, фыркая, словно лошадь.- И у тебя так будет... года через два... если постараешься
   - Да ну? - усмехнулся Альт в ответ. - Начнем скорей!
   Они начали учиться.
   Сначала все проходило медленно, очень медленно. Кен учил Альтена биться по счету. Например, на счет "раз" Альтен замечал замах, на "два" - впадал в ступор. На "три" судорожно пытался вспомнить нужный блок, а на "четыре" проводил выбранную защиту. Если у него пару раз получалось без ошибок, Кен переходил на другой, более быстрый темп - на "раз-два-три".
   - Это как танец. Танец с партнером, - заявил ему Кендрик в одном из перерывов. - Тебе нужно будет научиться улавливать чужой ритм, и, конечно же - научиться самому вести танец.
   Внезапно стук палок прервало совсем не вежливое покашливание.
   Они обернулись.
   Гостей было трое.
   Один из них был знакомый Кену "Кудряш". Второго - высокого юношу с худым лицом аскета, он видел впервые. А вот третий ему не понравился. Совсем не понравился. Крепкий, угловатый, широкоплечий, с взглядом, полным презрения ко всему и вся. Холеный и властный. И опасный - на боку рыжеволосого, в богато отделанных ножнах, висел большой, в шесть ладоней, кинжал.
   - Так-так-так, - властно произнес рыжеголовый. - Значит, это правда?
   - Что правда? - без интереса произнес Кендрик, мягко опуская свою палку на землю. Его жест повторил и Альтен.
   - Что вы двое "не разлей вода парочка", - заявил крепыш. - Это странно - вы все время вдвоем да вдвоем.
   Альтен непонимающе нахмурился.
   - Так ничего удивительного, Курт, - проговорила жердь. - Вот объяснение - они играют в благородных. Один рыцарь, второй оруженосец.
   Тут уже нахмурился Кендрик.
   - Да нет, я боюсь, нет ли что тут чего похуже, - шепотом заговорил кудрявый. - Парни, может, вы... того? Может вам и девицы не нужны?
   Троица хамов гнусно заржала. Альт мигом вскипел, но Кендрик остановил его.
   - Мы вас не звали, - сухо заявил он в ответ. - Так что идите отсюда.
   - А нас звать не надо, - столь же холодно произнес веснушчатый крепыш. - Это наша деревня. Куда хотим - туда идем. - Он усмехнулся. - Пойдем, и разрешения не спросим. Особенно у таких, как вы.
   - Вот и идите, куда шли, - отозвался Альтен, с трудом воздержавшись от нелестного словца. - Вам же сказано - вас сюда не звали.
   - Вообще-то я пришел сюда сказать вам то же самое, - заявил рыжий, растеряв всю показную любезность. Видимо, терпение не было его добродетелью. - Вас сюда не звали. Раз пришли, то уважайте чужие правила. А для вас это значит отказаться от работы у кузнеца. Вам понятно?
   - Да ну? - Мигом взбрыкнул Кендрик. - Кузнец дал нам работу, кузнецу и забирать. А кто ты такой, чтобы указывать нам, что делать, а что нет?
   - Я - сын старейшины этой деревни. Ясно? Поэтому правила для таких, как вы, здесь устанавливаю я!
   Двое юношей переглянулись. А ведь верно! В наглеце просматривались общие черты с Вароком, младшим сыном старейшины. Тут же вспомнилось нелестное замечание хозяина харчевни. Похоже, от подгнившей яблоньки уродились порченые яблоки. Одно так уж точно.
   Но ни высокое положение рыжеволосого, ни его возможности не произвели на прямолинейного Кендрика ни малейшего впечатления.
   - Это не ваша деревня. Здесь каждый волен делать то, что хочет. Все, что позволено законами Андалурии, нормами поведения и моралью, - подчеркнуто холодно сказал он, словно проводя черту. - А кто этого не понимает, тот хам и невежда. Мы честно нанялись на работу, и имеем на нее ровно столько же прав, сколько и любой другой.
   Терпение рыжего, если оно у него и имелось, лопнуло.
   - Думай, с кем говоришь, бродяга! - крикнул он и в гневе и схватился за рукоять кинжала на поясе. - Вы только посмотрите, какие слова он знает?! Мораль! Законы! Это же надо - за душой ни одного медяка, а готов учить всех уму разуму. Буду я с тобой спорить! Пшел вон отсюда, голодранец.
   - Курт, чего ты с ним разговариваешь? - насмешливо протянул кучерявый. - Гони его прочь с нашей деревни. Его самого и его блохастого прихвостня.
   - Ты прав, Винзо, - ответил сын старейшины и заревел, словно бык: - Пшли вон из деревни, выкидыши мусорной кучи!
   Кендрик яростно просчитывал варианты, как выбраться из этого положения. Драться с ними? Здесь и сейчас? Не выход. Их трое, а он один - Альтен не в счет. Сбежать? Но куда? Троица знает, где они живут. Как знают и то, что завтра, в День Черешневого Первоцвета, они должны быть на работе у кузнеца.
   Сразится с рыжим поганцем один на один? Без посторонних? А это выход. Нужна идея...
   - Хочешь, что бы мы ушли отсюда? - спросил Кен, всем своим видом выказывая глубочайшее оскорбление. - А я не уйду. Мало того - я бросаю тебе вызов чести!
   - С чего бы? - Изумление крепыша было искренним.
   - И ты еще спрашиваешь? - вопросил он голосом ледяной вьюги. - "Выкидыши мусорной кучи!" Да это же оскорбление не только меня, а и моих родителей. А значит, оскорбление честь моей семьи! И тебе мало? Такого себе со мной еще никто не позволял!
   Курт все понял и злорадно расхохотался.
   - Ты? Мне? Вызов?- презрительно бросил рыжий. - А кто ты, собственно, такой? - спросил он брезгливо. - Пришелец без роду и племени! - заявил он насмешливо. Хотя не увидеть благородной крови в собеседнике мог только слепой.
   - Так что? Ты принимаешь мое предложение? - снова произнес Кендрик, сам удивленный своей решимостью. - Вызов на поединок чести!
   - Да ни за что!
   - Тогда я расскажу всем, что ты испугался простого голодранца! Да-да, испугался пришельца без роду и племени. - Кен язвительно усмехнулся, видя колебания местного царька. - А если тебе этого мало, - продолжил он, глядя на Курта почти в упор, - то вот тебе еще. Если ты победишь меня на поединке, то мы с другом сразу же уйдем с Большачки. Итак - я вызываю тебя на поединок чести! Ты принимаешь его? Если да, то каковы твои условия?
   - Я принимаю вызов. Мои условия - кинжал и первая кровь, - сказал тот, демонстративно хватаясь за рукоять.
   Пауза.
   - Ой! - Курт сделал ошеломленное лицо. - Я забыл - у тебя даже приличного кинжал нет. Ой, да что это со мной! - продолжал он издеваться. - У тебя нет никакого кинжала! Мой соперник за свою жизнь не заработал и на самый простенький клинок!
   Троица снова унизительно засмеялась, но увидев зарождающуюся пелену бешенства на глазах светловолосого, Курт быстро закончил:
   - Тогда так - я меняю условия. Драться до первой крови мы будем на дубинах. Надеюсь, ты хорошо владеешь ими? Если нет, то я побью тебя, как нерадивого поденщика. Ты согласен на эти условия?
   - Да! - прорычал Кендрик в гневе.
   - И если ты проиграешь, то вы оба тут же покинете Большачку?
   - Да! - проворчал Кен.
   - Жду тебя у "круга поединщиков", когда солнце коснется деревьев! И не смей не опаздывать!
   Трое большачников покинули место спора, полностью довольные собой и сложившимися обстоятельствами.
   - Кен! Ты что, с ума сошел? - Альт, казалось, был расстроен случившимся чрезвычайно. - Ну нельзя же так петушится на обиду? Подумаешь, оскорбили его...
   Кен мигом стер с лица наносную гневливость и ободряюще улыбнулся. Курт попался, как юнец. Но и он постарался для этого. Никто не хочет лишних слухов о себе. И никто не смог бы устоять перед таким обещанием. А в-третьих, - Кендрик улыбнулся во весь рот, - надменный гость принял его медлительные тренировки за подлинное мастерство!
   Как все отлично сложилось! Дело осталось за малым...
   - Я не обиделся, Альт, - тут же пояснил свою игру товарищ. - Оскорбить тебя может старший. Или равный тебе. А для меня его слова были не больше, чем словесное испражнение. Тем более, после стольких лет общения с тобой...
   У Альта отлегло на сердце. Он успокоился, подумал, и медленно добавил:
   - Кен, а ты не думаешь, что ты выбрал себе противника... не по уровню? Ты-то пять лет ничего острей пера в руках не держал. А он...
   Кен нахмурился - Альт был прав. Что ж теперь говорить? Да, дело осталось за малым - победить соперника.

*

   В назначенном месте собралось немало народу - человек тридцать, не меньше. Были среди них и седобородые, и молодые, и, как водится, совсем юные. Очевидно, новость о поединке распространилась быстро. Впрочем, неудивительно: поединки - зрелище весьма любопытное.
   "Круги поединщиков" были придуманы достаточно давно, и уже успели обосноваться почти в каждой приличной деревне. Хочешь намолотить сопернику бока, и не поссорится с законом - иди в круг. Хочешь доказать свою правду - ступай туда же. Ну а коли хочешь показать свою молодецкую удаль - так милости просим. Отличный способ для проявления мужского самолюбия. И не опасный - уж лучше ставить синяки у всех на виду, по-честному, чем убиваться неизвестно как и где.
   Сам круг поединщиков не представлял собой ничего особенного - просто круг из песка на черноземе, шагов десять на десять. Особо не побегаешь.
   Курт уже стоял в центре круга, одетый, как и полагалось, в простую льняную сорочку - дабы легче выявить первую кровь. Рядом стоял старейшина деревни - такой же рыжеголовый, угловатый и надменный. Яблоня и яблоко, что тут сказать. Рядом со старейшиной, на стойке, стояло несколько дубинок - оружие в таких делах проверялось тщательно.
   Кендрик, сопровождаемый Альтом, дошел до границы круга и под одобрительный гомон толпы стал снимать с себя верхнюю одежду.
   - Ты победишь его, Кен, - подбадривал его друг. - Вот увидишь - ты победишь. Я видел - ты отменно сражаешься!
   Светловолосый раздевался молча. Мысли его, однако, были не столь беззаботны. Но разве стоило лишний раз тревожить друга? Лишний раз напоминать, что он отлично владеет лишь кинжалами? Да, техники владения этими орудиями в чем-то похожи. Однако у кинжала и дубины разный вес, разная длина, разная прочность и разный центр веса. Что кинжал оружие колюще-режущее, а дубина дробящее? И что опыта в поединке на дубинах у него только чуть...
   Оставшись в одной рубахе Кендрик, наконец, зашел в круг. Курт осклабился. Его отец, как и прежде, старался казаться безучастным.
   - Уважаемые соседи, - заговорил старейшина, когда оба поединщика оказались за чертой. Гомон толпы тут же стих. - Сего дня, здесь, в этом кругу, разрешить спор в честном поединке решили двое: мой сын - Курт, и гость нашей деревни - Корд. О причинах, побудивших их на этот бой, они решили умолчать. Что ж, дело молодое. Условия поединка - первая кровь. Оружие, - он сделал жест сторону стоек, - дубины.
   Толпа снова загудела, обсуждая услышанное.
   - Призываю вас, уважаемые жители, стать свидетелями этого поединка. Да пройдет он честно. - Старейшина закончил обращение к свидетелям и повернулся к юношам. - Помните - битва идет до первой крови. Если я увижу кровь на одном из вас, я остановлю поединок. Если по моему крику один из вас не прекратит бой - он будет считаться проигравшим. Так же помните, что выход из круга будет засчитан, как поражение. Да, и если кто-то из вас убьет соперника, его тут же повесят, - бросил судья последнюю заготовленную фразу.
   Кен одобрительно кивнул. Это правило ему нравилось. Хорошее условие, позволяющее охлаждать уж очень горячие головы. Азарт поединка - страшная вещь. Но и виселица рядом, всего в трех шагах от круга. И захочешь ее не заметить, да не сможешь.
   - Выбирайте оружие, - проговорил судья и вышел из песочного круга.
   Курт нарочито вольготно выбрал первую попавшуюся из дубинок и отошел в центр круга. Осторожный Кендрик позволил себе повозиться, выбирая оружие и ища изъян. Но все дубины были в порядке. Он выбрал понравившуюся, несколько раз подбросил ее и только затем подошел к сопернику.
   - Бой! - раздался повелительный голос.
   Кендрик сразу отскочил от центра круга, желая присмотреться к действиям соперника - оценить, просчитать, понять. Посмотреть - не ринется ли за ним? Не станет ли бахвалиться различными приемами? Проявит ли осторожность и осмотрительность? Бой на дубинах до крови - особый бой. Здесь бить по телу бесполезно. Нужен один или два точных удара. И не куда-нибудь, а в голову.
   Курт напал внезапно, одним прыжком сократив расстояние и норовя ударить в лоб. Кен был готов к этому выпаду. Дубины скрестились и разошлись.
   Начался бой и тяжелые дубины замелькали в руках, точно чертящее небо стрижи.
   После первых же десяти ударов Кен вынужден был признаться - с вызовом на поединок он поспешил. Он оценил противника - Курт был силен, опытен и силен. Значит, боя на равных ему не видать. И хотя Кендрик знал множество приемов и множество уверток, но отбить столь бешеный натиск ему не под силу. На нападение у него просто не будет ни сил, ни времени.
   Кендрик закрылся в глухую защиту, словно медведь в берлогу.
   Завязался бой силы против ловкости, опыта против знания.
   Курт кипел, вкладывая в свои удары всю злость и силу. Нападал стремительно. Нападал опасно. Кен старался улавливать его замахи. Он блокировал, уходил, уворачивался, и удары рыжеволосого не достигали цели.
   Соперник между тем свирепел все больше. Ему казалось - вот она, наглая рожа соперника. Прямо перед ним, на расстоянии вытянутой руки. Красная, усталая, запыхавшаяся. Нужен был всего один удар. Один! И он бил! Бил, да еще как! Бил решительно, бил сильно, бил искусно. Бил слева, бил справа, бил прямо - но не попадал. Его удары находили лишь пустоту или попадали в непроницаемую паутину защиты госты. Пару раз он все же достал соперника. Один раз в грудь, другой раз в бок. Но такими ударами крови не вызовешь - воды решетом и то больше наносишь.
   Юноши метались по кругу, то сходясь, то разлетаясь. Страшные дубины с треском сталкивались, толпа гудела, радуясь очередному удару или очередному увороту. Время шло, а вместе с ним уходила сила поединщиков.
   Видя, что время уходит, Курт злился еще сильней. Теряя осторожность, он старался бить хоть куда-нибудь, в надежде добраться до вожделенной цели. Его уже не радовало, что противник не атакует, сочтя его достойным соперником. Признанья его силы было недостаточно. Ему нужна была победа. Только победа!
   Кендрик видел это и не терял бдительности. И если нападавший работал только руками, то он выкладывался по полной. Ноги уносили его из-под смертельных ударов, а руки старались удержать вырывающуюся, словно живую, дубину, ибо удары соперника были страшны. Между ударами он успевал мысленно благодарить своих учителей за бесценные уроки фехтования и боя. Он успевал замечать самое зарождение ударов. По наклону корпуса, по постановке ноги, по взгляду. Глаза подмечали, голова реагировала, пуская в дело то руки, то ноги, заставляя ставить блок, или отойти. Особенно доставалось ногам - Кен порхал, как бабочка, оказываясь то слева, то справа, и чуть ли не над и под соперником. Раненые грудь и бок ужасно ныли, но Кен не позволял себе расслабиться. Ни сейчас, ни в эти мгновения.
   Толпа вдруг ахнула. Очередной замах рыжеволосого канул в пустоту. Уставшие ноги не удержали юношу, он покачнулся и под выдох толпы выронил свое оружие. Глухо зазвенев, дубина покатилось по рыхлой земле, прочь от своего хозяина.
   Народ оживленно загомонил, выражая свои ожидания.
   Рыжий напрягся, дожидаясь завершающего удара. Кендрик расслабился.
   - Чего не бьешь? - злобно процедил рыжий, ожидая финального удара.
   - Подними дубину, - сухо произнес Кен. - Я не бью безоружных.
   Курт скривился.
   - Благородный, да? - Пару мгновений он подумывал, не последовать ли совету, но все же ему пришлось отказаться. Даже если он и победит, его победа не будет полной. Каждый, в том числе и его соперник, сможет оспорить его победу. Затем, как ему казалось, он придумал изящное решение.
   - Давай так - сейчас ничья. Закончим следующий раз. Идет?
   - Идет, - отозвался Кендрик. Такой исход его страивал. Да, он значил, что они с Альтеном оставались в деревне лишь на время. Но он заставил врагов уважать себя. А это совсем не мало.
   - Ничья, - повернувшись к зрителям, во всеуслышание объявил Курт. - Ничья до времени!
   - Ничья! - то ли хмуро, то ли радостно прокричал вслед за ним отец.
   Зрители снова громко и возбужденно загомонили, но Кен слышал только возбужденно-восхищенные крики Альтена.
   Усталое солнце скрылось за лесом.

*

   Последние шаги Кен прошел, опираясь на Альта.
   Выглядел он неважно, а чувствовал себя еще хуже. Льняная рубаха промокла насквозь и стесняла движения. К раненному телу нельзя было прикоснуться - оно наливалось болезненным жаром, а в месте ушибов стремительно опухало. И хотя возбуждение битвы уже догорело, дышал Кен еще тяжело.
   - Будет мне... наука, - проговорил он, когда заботливый Альтен усадил его на лежак и запер за ним двери. - Думал, пять лет без тренировок... ничего не значат. Возомнил себя... героем. Вот и получил. К счастью, ух, все кости целы.
   - Кен, ты великолепно дрался, - позволил себе не согласиться Альт.
   - Для того, кто пять лет не брал в руки оружие - да, - не стал спорить Кендрик. - Но для того, кто поставил на кон так много - нет.
   - Как ты? - спросил Альт.
   Кен хотел отшутиться, но тело отозвалось острой болью. Он запустил правую пятерню под рубашку и осторожно ощупал - грудь нещадно болела, а правый бок вспух подушкой и отвратительно ныл, словно в нем ворошились горячие угли.
   - Ничего. Кто не ходит, ух, тот и не падает. За седмицу заживет, - старательно изображая безмятежность, заявил боец.
   Он заметил, что Альт как-то чересчур нервно покусывает губы.
   - В чем дело? - тихо, чтобы не потревожить собственное тело, спросил Кен.
   Альт ответил не сразу.
   - Завтра День Черешневого Первоцвета.
   - И что?
   - Нам нужно выходить на работу.
   - И что?
   - Кен... ты не сможешь выйти... в таком состоянии!
   Тут до Кендрика дошло.
   - Северное Черногорское проклятие! - выругался Кен и тут же скривился от сильной боли. А потом от обиды, и от досады на самого себя.
   - Н-да... - протянул он безрадостно. Завтрашний день и без того требовал много сил. А после боя и ран... Просто сесть без боли и то большое дело. А пытаться уснуть с мышцами, готовыми разразиться пламенем при любом прикосновении - задача совершенно невыполнимая. Кен осознал, что ему не миновать бессонной ночи. - О боги, каким же ужасным будет завтрашнее утро, - уныло подумал он. - Мой первый день у Вилкса...
   - А я думал, ты будешь рад пропустить работу. Ведь у тебя есть серьезная причина, - попытался пошутить Альт. - Хо-хо, кто-то взрослеет прямо на глазах!
   Но старшему было не до шуток. Его посетила другая мысль.
   - Неужели они так и задумали? - высказал он свое опасение и поморщился, вспоминая. - "Жду тебя у "круга поединщиков", когда солнце коснется деревьев". Так сказал Курт. Неужели он не случайно выбрал это время? Неужели он учел и такой исход? Неужели? - досадливо протянул он. - Н-да... Да, я не проиграл поединка. Но теперь от этого мало пользы - я не смогу работать завтра в лавке. Что ж, вот и меня провели, как младенца.
   Однако ответ нашелся. И, само собой, нашелся у темноволосого проныры.
   - Нужно использовать магию, - решительно заявил Альт. - Магию исцеления. Только в этом наш шанс.
   - Во имя огнедышащих южных богов, Альт! О чем ты говоришь? Мы же собирались не использовать магию на своем пути, - напомнил Кен со всей возможной решимостью.
   - Не собирались. Но тут особый случай, - стараясь говорить уверенно, произнес Альт. - Мы же не просто так, Кен. Мы ж для дела.
   Сердцем Кен был против. А вот его тело, и логика, просто вопили согласием.
   - А если кто увидит, как мы колдуем? - опасливо возразил Кен. - Мало ли кому взбредет к нам зайти? Вдруг хозяева к нам в это момент пожалуют? Или девчонки? Или просто гости, особенно после сегодняшнего представления! И тогда, все, что мы сделали, пойдет шелудивому псу под хвост.
   Но у Альтена нашелся ответ и на это.
   - Мы закроем ставни и двери. А еще... мы применим должную магию.
   - Магию?
   - Да. Есть такое заклинание - "Выявление Жизни". Колдуешь его - и будешь знать, кто из живых существ находиться вокруг тебя. И где, - уверенно заявил приятель.
   - Но мы не изучали такого заклинания!- изумился Кен.
   - Я прочел его в книге, - пояснил проныра. - Жди, сейчас я тебе покажу. - Альт двинулся закрывать ставни.
   - Что? - Кен не знал, что злит его больше - то, что Альтен доставал книгу из тайника, или то, что он делал это втайне от своего друга. - Ты доставал книгу? Но мы же договорились...
   - Мы договорились не использовать магию. Я ее и не использовал. Я только читал.
   Кендрик вспыхнул, но подумав, остыл. Если судить по сути, то Альт был прав.
   Вскоре магическая книга была вынута и водворена на стол.
   - Ну, где это заклинание? - проронил Кен, с почтением и трепетом оглядывая магический фолиант.
   - Вот. - Альтен открыл книгу на первых страницах и ткнул своим пальцем в середину листа. Кен прочел.
   - Да, не простое. - Светловолосый еще раз прочел несколько абзацев. - И магической силы нужно не мало. Да, и вот еще что. Смотри - тут рукой нужно делать вот так такое движение. А я, как ты понимаешь, сейчас этого сделать не смогу. Придется колдовать тебе.
   - Ты хочешь, что бы я... - удивленно произнес Альт. - Но я не уверен, получиться ли у меня. Я всегда колдовал... не очень.
   - А выбор у нас есть?
   Выбора у них не было.
   - Я... попробую. - Юноша склонился над белоснежными страницами, исписанными ровным витиеватым почерком.
   Наконец он собрался и внутренне сосредоточился.
   - Альк-отрей-рейней, - твердо произнес он первые слова заклинания и сделал несколько пассов руками.
   В комнате сделалось ярче.
   - Инт-лашар-октар, - продолжал он и ткнул своим перстом в гладкую поверхность стола. Рядом с пальцем вдруг разгорелся плотный изумрудный сгусток.
   - Анаель-ишум-алтана! - При последних словах сгусток вспыхнул и рассыпался множеством ярких точек, затрепетавших вокруг двух срединных.
   Изумленный, и одновременно гордый полученным результатом, Альт убрал руку.
   Старший задумчиво рассматривал результаты его колдовства.
   - Значит, заклинание "Выявление Жизни". Так... - Кендрик склонился над перемигивающимися огоньками. - Так, по идее, две точки в середине - это мы. А эти, - он показал на россыпь более мелких точек, расположенных чуть поодаль. - Эти наверняка хозяйская скотина в сарае, что неподалеку. А эти точки, - Кен кивнул в сторону другого зеленого скопления, - очевидно, семья Маркуса и слуги. Видимо, они ужинают.
   - Теперь мы видим, кто находится вокруг нас. А, главное, как далеко, - заявил Альт. - Теперь мы смело можем колдовать дальше. Если кто решит подойти к нам чересчур близко, мы об этом узнаем.
   - Вот и отлично, - согласился Кен. Теперь он мог оставить свои опасения быть раскрытыми. - Ищи в книге заклинание "Малого Исцеления" и колдуй на меня.
   - Ты думаешь, оно там есть?
   - Его не может там не быть.
   Альт нашел. Потом приложил руки к ранам друга и прочел заклинание. Кен почувствовал, как магическая сила проникает в него целительной волной. Казалось, магия Альта вливается в его израненное тело золотистым потоком, прогоняя и затапливая островки багровой боли...
   Когда темноволосый закончил, Кен рискнул и снял рубаху. Резкие движения уже не приносили прошлой боли. Да и синяки уменьшились почти вдвое. Чувство усталости не прошло, но в остальном он ощущал себя не плохо. Во имя огненных богов - очень даже не плохо!
   - Может, стоит еще раз? - спросил Альт и кивнул на все еще заметные синие пятна на груди и боку. Кен помотал головой.
   - Хватит и так. Главное, что у меня уже ничего не болит, и я могу лечь и спокойно выспаться. К тому же, если завтра на мне совсем не окажется синяков, это будет выглядеть весьма подозрительно.
   Альт смутился.
   - Ты прав. Об этом я как-то не подумал. Тогда хорошей тебе ночи, Кен. - Темноволосый сделал движение рукой и россыпь зеленых искр над столом погасла.
   - Вот именно - хорошей ночи, - подтвердил Кен. - Завтрашний день вернёт нам все с торицей.

***

   Утро Черешневого Первоцвета встретило большачников приятными предпраздничными хлопотами и заботами. А Кендрика и Альта - закрытыми дверями лавки.
   - Ничего не понимаю, - изумленно проговорил Кендрик, десятый раз пробуя дверь на прочность. - Сегодня же праздник Черешневого Первоцвета.
   - Да и третьи петухи уже давно пропели, - вторил ему Альт.
   Пришлось разыскивать дом кузнеца.
   Дом его они нашли быстро. Но не успели они открыть калитку, как на пороге дома появилась Мириэль. Лицо ее было красным, а по щекам тянулись мокрые полоски.
   - Мири.. эль? - воскликнул Кендрик и в три прыжка оказался возле девушки. Следом за ним подскочил и Альтен. - Мириэль, что случилось? - спросил Кен и указал на влажные следы. - Тебя кто-то обидел? Тебя обидел... кузнец?
   Рыжеволосая быстро покачала головой из стороны в сторону, а затем прошлась рукавом по щекам.
   - Нет, меня никто не обидел, - чуть всхлипывая, отозвалась девушка. - А вы-то здесь отчего?
   - Мы пришли к кузнецу, - принялся объяснять Кендрик. - Он нанял нас на работу, в лавку. Да ты знаешь. Пришли, а лавка закрыта.
   - Вот мы и решили пойти к нему, разузнать, что к чему, - окончил за него Альт.
   Девушка, сумев справиться со своим волнением, вновь покачала головой.
   - Не будет у вас сегодня работы. И, может, уже никогда не будет, - печально произнесла она, шмыгнув носом. В ее изумрудных глазах снова заблестели капли.
   - Да расскажи ты толком, что стряслось? - настаивал Кендрик, теряясь в догадках.
   Мириэль обессилено облокотилась на перила веранды, долго смотрела на восходящее солнце, а потом все же заговорила.
   - Вы не местные, вы многого не знаете, - начала она. - Жена Вилкса больна. Очень больна. Каждый день он проводил у ее постели все свободное время. Потому как не знал, откроет ли она глаза к следующему утру, или нет.
   - Печально, - проговорил Альтен. Кен только кивнул.
   - А вчера вечером Иллине стало совсем худо, - продолжала Мириэль, тщетно стараясь не заплакать. - Ее... ее болезнь становиться сильней. - Она всхлипнула. - И Вилксу теперь не до работы. Да и работал-то он только ради своей любимой. Если она уйдет... - девушка недоговорила, хотя и так все было понятно без слов.
   - Но ведь существуют же целебная сила магов, - искреннее удивился Кен. - Маги Жизни всегда готовы исцелить болящего.
   Мириэль вздохнула и стала продолжать.
   - Вилкс поначалу обратился к знахарям. Он не хотел тревожить свою жену неблизкой дорогой в Эвенти, понимаете? Вначале к нему пришли три знахаря, но все они развели руками. Только тогда он обратился к магам Природы и Жизни. Маг пришел, но увидав следы лечения и выпытав у Вилкса правду, в гневе уехал обратно.
   - Почему? - воскликнул Альт, удивленный.
   - Он был возмущен, что люди первым делом обратились к невежественным знахарям, а уж потом к достойным магам. Он много чего говорил, но всего я не помню. Что-то о деньгах, о человеческой жадности и темной необразованности. А потом уехал, так и не вылечив больную.
   - Что-то мне с трудом в это верится, - проворчал Кендрик, плотно стиснув зубы.
   - Я знаю, что говорю, - сказала она твердо. - Я была там в тот вечер.
   Юноши молчали, не зная, что и сказать. Сказанное Мири не укладывалось у них в головах.
   - Значит, спасения от болезни нет? - мрачно выдавил Кендрик.
   - Есть. Но... его не так-то просто заполучить,- взвешивая каждое слово, отозвалась девушка.
   - Как это?
   - В наших краях растет один цветок. Он может сгодиться для того, чтобы сотворить необходимое снадобье. Но приготовить его нужно правильно. Только тогда кузнецову жену можно спасти.
   - Откуда знаешь? - насторожился Альт. Кен понял, куда клонит друг.
   - Так говорит наша знахарка. Мы зовем ее Бабушка Травы, - просто ответила Мириэль. - Говорят, она владеет полным Даром.
   - Тогда почему она не пошла учиться в монастырь, к магам? - удивленно вопросил Альт.
   Мири посмотрела на него таким взглядом, каким обычно одаривают несмышленых детей. Но Кену было не до споров.
   - Тогда почему она не взялась помочь своей односельчанке? - недоуменно спросил он.
   - Бабушка Травы уже десять зим, как слепа, - пояснила Мири.
   Юноши понимающе переглянулись. Без острого зрения по лесам особо не побродишь. И зелья не приготовишь.
   - Но когда-то давно она успела передать секрет этого зелья одному заезжему знахарю, что приезжал к нам из соседней деревни, - продолжила она. - Из Волчковой.
   - Но тогда в чем же дело?
   - В том, что чужой знахарь не хочет помогать нам. Он никому не хочет помогать. - Кулачки девушки сжались. - Он даже на люди редко выходит. И живет он не в своей деревне, а, как говорят, в лесу. Сколько кузнец не посылал наших людей на поиски того знахаря, сколько не сулил им за то снадобье - ничего не помогло. Люди не то, что снадобья - самого знахаря найти не смогли.
   Мириэль снова замолчала, утирая слезы.
   - Вот такая вот беда у нашего кузнеца. Только вы про это, про жену Вилксову... никому. Хорошо? - запоздало попросила она у юношей. - Негоже сторонним знать.
   Альтен кивнул, а Кендрик спросил:
   - А ты-то откуда про все это знаешь?
   Девушка вздохнула.
   - С той поры, когда Бабушка Травы ослепла, она взяла меня к себе в ученицы. Дара магии у меня нет, но и без него кое-чему научиться у природы можно. Оттого я и знаю про болезнь Иллины, потому как первая пыталась лечить ее. Но у меня не вышло. - Юная целительница снова вздохнула. - Потому я про все это и знаю. Мне и вам бы не следовало про это говорить, но... Но ты, Кен, не побоялся проучить наглеца Курта. Значит, ты хороший человек. А у хороших людей не бывает плохих друзей. - Она перевела взгляд на Альта. - И кузнецу вы понравились. Знаете, почему он взял вас к себе в лавку? - доверительно спросила она. - Он думал, что оказав помощь двум бедным юношам, он совершит доброе дело, и привлечет внимание богов Природы к своим молитвам. Молитвам об Илли. Но, увы...

*

   - Я хочу помочь Вилксу, - заявил Кен и хлопнул ладонью по столу.
   - С чего бы это нам ввязываться в чужие дела, а? - фыркнул Альт, подбросив полено в очаг и усевшись на свою лежанку.
   - Есть с чего, - тут же отозвался Кендрик. - Потому, что это справедливо - отплатить человеку добром за добро. Потому что, как по мне, это правильно. Я научен помогать слабым еще с дома. Еще потому, что это благородно. Это дело сродни подвигу. Никто не смог, а мы сможем.
   - А еще ты хочешь покрасоваться перед Мири, - тут же добавил Альтен очевидное.
   Кендрик молчал, получивши удар неприкрытой правдой.
   - Я хочу произвести на нее впечатление, - произнес он отчетливо. - Не в главную очередь, но в том числе.
   Альт ухмыльнулся, но возражать не стал.
   - Пусть так, - согласился он с неохотой. - Но ты думал, чего нам это может стоить? Еще никто не смог, как ни старался. И вообще - не зря же прозвали ту деревню Волчковой? Но, положим - мы найдем того знахаря. Чем ты собираешься его убеждать? Деньгами? Своим благородством? Своим красноречием?
   Кендрик не знал, что на это ответить. Но все же сказал:
   - Поэтому это дело и можно назвать подвигом. Никто не смог, а мы сможем. Или хотя бы попытаемся.
   Тертого Альтена, это, казалось, нисколько не проняло.
   - Тогда считай, что мы поступаем так ради сохранения своих денег, и своей работы. Ведь если мы спасем жену кузнеца...
   Темноволосый кивнул. Он уже и сам остановился на этом варианте.
   - И ко всему, если все закончится удачно, ты вправе вытребовать у кузнеца награду.
   Вот после этих слов Альтен значительно повеселел.

*

   Кузнец встретил их на пороге собственного дома. Угрюмый, с опухшим лицом и с абсолютно пустыми глазами.
   С ним оказалось не просто.
   Вначале Кендрик и Альтен пытались втолковать удрученному мужу, почему они вообще к нему пришли.
   Затем пришлось приложить время и силы, чтобы убедить его не браниться с Мириэль.
   - Что ж, раз так, то ругать Мири за излишнюю откровенность с чужаками я не буду,- обещал кузнец, таки поддавшись на многочисленные увещевания юношей.
   - Она просто хотела вам помочь. Вот и рассказала нам все, - в последний раз разъяснил ему Кендрик.
   - Не знаю, как в ваших краях, но у нас в деревне болезнь считается тайной семьи. На общий двор ее не выносят, - пояснил убитый горем муж. - А тем более пришлым чужакам. Не хорошо это.
   - Но раз мы согласились вам помочь, значит, Мири в нас не ошиблась, - упрямо добивался своего светловолосый.
   Потом настала самая сложная часть разговора.
   - Хм, - лишь ответил он, выслушав полного решимости Кендрика.
   - Это значит да? - осторожно спросил Кен.
   Хмурый кузнец долго думал, прежде чем кивнуть.
   - Что ж... Отговаривать вас, я, конечно, не буду, - сказал несчастный мужчина. - Но, говоря по чести - я вас совсем не знаю. И помогать вам в этом деле...
   Оба юноши понимали его смятение. Вот дилемма - помощники для поисков лекарств сыскались, но что они за люди, и можно ли им поручить столь непростое дело, тот не знал.
   Вилкс снова оценивающе посмотрел на юношей.
   - Вы поймите, я не против вам помочь. Наоборот - я желаю сделать все возможное, чтобы ваш поход прошел удачно. Ну а как вы никуда не поедете, а просто сбежите, захватив с собой и оружие, и деньги? - с сомнением вопросил он.
   - Мы не сбежим, - ответил Кендрик, прекрасно понимая свое положение. Как сказал ранее тот же Вилкс: "Вы в Большачке новички. Поручиться за вас некому. А доверять свое добро невесть кому, я не намерен".
   Кузнец продолжал пасмурно рассматривать юношей, теряясь в догадках. В нем боролись печаль и надежда, рассудительность и отчаяние. И, в конце концов, отчаяние, и любовь к угасающей жене, взяли верх.
   - Я согласен, - махнул он рукой. - Что я теряю? Других возможностей спасти жену у меня не будет. Может, у вас что-то и выгорит. Хорошо. Я согласен, - отбросив все сомнения, вновь заявил он. - Говорите, что вам нужно для этого дела?
   Вот теперь можно было и поговорить.
   Кендрик принялся осыпать кузнеца загодя заготовленными вопросами.
   - Далеко отсюда до той деревни?
   - Недалече. Если своим ходом, так всего полдня пути.
   Кендрик задумался, взвешивая. Значит, скакуны им не понадобятся.
   - Нам бы денег, - тут же встрял Альт. - Вдруг тот знахарь падок на золото да серебро?
   - Это вряд ли. Но... кто знает? Раньше не был, теперь, вот, может все и иначе. Лады - денег я вам отсыплю.
   Это было разумно.
   - Что-то еще? - осведомился кузнец.
   - Нам не помешает оружие. И одежда... попрочней, - заявил Кен, беря быка за рога. А чего мелочится?
   - Зачем? - удивился кузнец. - Чай не на сечу идете!
   Кендрик хмыкнул.
   - Я воин. И не привык ходить на дело без оружия.
   Тут же вклинился Альт.
   - За всякое дело берись умело - так у вас говорят? Вот мы и беремся... как умеем.
   Вилкс опустил на него взгляд, что-то соображая.
   - Я не смогу выдать вам свое лучшее, и дорогое оружие. Но и с пустыми руками вас в путь не отправлю. Идемте в лавку - я соберу вас в дорогу.
   В знакомой лавке было пусто и уныло. Вилкс подошел к стойке с мечами и выложил перед юношами десять мечей. Кен осмотрел их беглым взглядом. Они были разной длины и ширины клинка, из неплохой стали с малой упругостью, с простой крестовиной и неукрашенной головкой. Он усмехнулся - такое оружие и дать не стыдно, и потерять не страшно. Хотя, с другой стороны, по местным меркам и оно стоило не мало.
   Но не это оружие интересовали светловолосого. Кен отвернулся от мечей и, немного поколебавшись, выбрал себе кинжал. Большой, двенадцативершковый, или как здесь любили говорить, шестиладонный, клинок внушал своему хозяину достаточную уверенность, а умным врагам - причину для осторожности. Голубоватый металл ласкал взгляд, а острое лезвие с узким острием жадно ожидало, когда его напоят кровью.
   Так же Кендрик выбрал в поход две палицы-дубины, окованные железом - для себя и для приятеля, уже познавшего азы владения этим оружием.
   Труднее пришлось выбирать Альту. Вначале он, конечно же, хотел заполучить себе красавец-меч. Потом вспомнив, что он не умеет им пользоваться, перевел взгляд на кинжалы. Снова вздохнул, по той же причине, и опять переместил взгляд. Но заметив, что Кен уже выбрал им дубинки, с тоской остановился на вожделенных ножах. Он не знал - приличествует ли им путешествовать с таким оружием? Поможет ли такое оно в серьезной схватке? Сумет ли он совладать с непонятным предметом? Не знал, но все равно не хотел отправляться без них в дорогу.
   Светловолосый, заметив его изучающий взгляд, поддержал.
   - Возьми с собой, если хочешь.
   - А можно? - недоверчиво спросил тот.
   - Можно. Кто знает, что может пригодиться в пути.
   Альт протянул руку и выбрал себе из связки нож размером с ладонь.
   - Возьми еще один, - снова пособил ему Кендрик. - Метательные ножи по одному не берут. Только парами. Или полудюжинами.
   Юноша спорил, и тут же стал обладателем двух небольших ножей.
   Когда с выбором оружия было покончено, они отправились за одеждой.
   Одноглазый Яр, которому данное прозвище было весьма к лицу, был главой местного ополчения. Выслушав Вилкса и оглядев ребят, он попросил их пройти за нами на склад за амуницией. Порывшись по сундукам, он достал им хорошие, хоть и слегка поношенные кирасы, прикрывающие грудь, бока и бедра. Статному Кендрику размер нашелся сразу, а вот для худощавого Альта доспех пришлось поискать.
   - Что это? - спросил не знакомый с военным делом Альтен.
   - Это кожаный панцирь, по Андалурски - кираса, - хмуро пояснил Яр. - Ее мастерят из нескольких слоев вываренной в масле кожи. А для улучшения прочности, ее усиливают брусками из твердого дерева. Видите?
   - А она... хороша? - на всякий случай уточнил Альтен.
   - Хороша? Да это лучшее, что я могу вам дать, - возмутился одноглазый громила. - Против разного зверья эта красотка как раз то, что надо! Правда, она не устоит против прямого удара меча или копья, но вы ведь и не на войну собрались! Дорога между Большачкой и Волковой торная, там беды от людей не бывает.
   - А почему она такая... маленькая? - продолжал допытываться Альт, с недоверием рассматривая доспех, не могущий защитить ни руки, ни шею.
   Яр криво усмехнулся.
   - А ты этот попробуй одеть. Что, не легка ноша? То-то! - усмехнулся Яр, сверкнув своим единственным глазом. - Так что бери, малыш, что дадено, и будь доволен. Не супься - давай научу застегивать.

*

   - Жадюги, - проворчал Альтен, едва палисад деревни остался за спиной. - Денег могли бы дать и побольше. И доспехи получше.
   - Да ладно тебе - усмехнулся Кендрик. - Хорошо, что вообще денег дали. А доспехи... Ты попробуй в этих походить, а уж потом решай - выдюжишь полный комплект или нет.
   Светловолосый оказался прав - к лишнему весу Альт привык не скоро. На первом же привале он признался в этом приятелю.
   - А денег все равно могли побольше отсыпать, - в этом вопросе он отступать не желал. - Я не хотел бы стать благодетелем за свой счет.
   - Вот как выполним дело, тогда нам и поверят, и тогда мы сможем просить награды. А до тех пор - спасибо и на этом, - утешал его Кен.
   Путешествие проходило неплохо. Они шли по той же дороге, что увела их с перекрестка на Эвенти в Большачку. Только теперь они шли в обратном направлении. Дорогу было не узнать. Тогда еще голые черные ветви покрылись тонким зеленым узором из почек и листьев, а на черной земле редкими пятнами зеленела изумрудная трава. Громко пели птицы, а из-за дальних кустов то и дело появлялись либо длинные уши зайцев, либо рыжие спины лисиц.
   На дороге было не то, что бы людно, но и не особо пустынно. Несколько раз им встречались такие же, как они, путешественники. Дважды их, с натужным скрипом, обгоняли подводы. Черные проплешины кострищ, зиявших по обе стороны дороги, так же говорили о том, что этот путь не забыт путешествующими. Кен и Альт с удовольствиями пользовались этими придорожными отметинами, выбирая места, что получше, чтобы отдохнуть и устроить привал. А заодно Кен, как и обещал, стал учить приятеля обращению с новым оружием.
   Получалось у Альта на диво хорошо. Он ни разу не промахивался мимо мишени-пня, но его нож не всегда бил острием в цель. Кен, как мог, помогал ему советами: как держать локоть, как действовать запястьем, как держать пальцами лезвие. И особо - как не отвлекаться на окружающее. Первые броски снова прошли невпопад, но, постепенно осваиваясь, Альт стал метать ножи лучше и лучше.
   Пройдя половину пути по знакомой дороге, они свернули у белого камня, похожего на спящего зверя, и продолжили путь уже по неизвестной дороге. Следы телег под ногами говорили о том, что и эта дорога не забыта, но путников на ней они встречали не в пример реже чем раньше, а дикого зверья - чаще.
   К счастью, до Волчковой они добрались без проблем.
   Эта деревня разительно отличалась от Большачки, как нож от меча. За колючим палисадом дома ютились как попало. Ни тебе ровных улочек, ни просторных площадей. Домики-халупы были сплошь бревенчатые, никаких вторых этажей не было и в помине. Крыши на домах не то, что не черепичные - просто крытые доской и соломой. Не течет - и ладно.
   Не Деревня - деревенька.
   Однако и здесь был худо-бедный, но трактир. Отдохнув за черным от времени столом, и утолив жажду кислым квасом, юноши стали осторожно расспрашивать о местном знахаре.
   - Как же, знаем, - отозвался бородач в сером зипуне. - Есть у нас таковой.
   - А откуда он, знахарь этот? - продолжал расспрашивать Альтен, призывая трактирщика подлить квасу словоохотливым мужикам.
   -Так он здешний. Среди наших-то мужиков и вырос, - ответил второй бородач, радуясь дармовому угощению.
   - А как нам его отыскать?
   - А никак. В лесу он хоронится. Ей-ей - прячется, как медведь в берлоге, - подтвердил бородатый волчковец.
   - От кого?
   - От кого? Ото всех. Дикий он, словно одичалый пес, - стал пояснять тот. - Пока молодой был, в возраст не вошел, то еще куда ни шло. А как Дар его открылся, да к магам-колдунам его сводили, так он людей сторониться и начал.
   - К магам водили? Тогда почему они его в монастырь не забрали? - выдохнул мимо воли Кендрик.
   - А вы его стребуйте. Ежели сыщете, - хитро подмигнул бородач и тут же принялся травить байки о живности в местном лесу. Байки были так себе, но одну вещь юноши все же уяснили - Волчковой деревня была названа от того, что в этом лесу часто встречались волки.
   Эта новость ребят не порадовала.
   Кое-как выпытав у собеседников приблизительное местонахождение таинственного знахаря, юноши отправились в лес, чтобы попытаться отыскать ведуна до заката.
   Лес, располагавшийся у южных границ деревни, был густым и нехоженым, полным оврагов, буераков и буреломов. Раскисшая земля разъезжалась под ногами, выгнувшиеся в диком изгибе корни норовили сбить с ног, а ветки - порвать одежду. Чтобы просто идти приходилось напрягаться изо всех сил. И не забывать поглядывать по сторонам - не высовывается ли откуда остроносая волчья морда.
   Выбившись из сил, юноши уселись передохнуть на широком кособоком пне.
   А по сторонам что-то громко ухало, стрекотало, шелестело и потрескивало - лес жил собственной жизнью. Дневные птицы щебетали и пересвистывались на вершинах деревьев, величественно вздымавших ввысь ветви необъятного размера. А между толстыми корнями деревьев, среди папоротников, уверенно пробивались к свету тонкие стрелки знакомых и незнакомых трав и цветов.
   Первым нарушил молчание старший.
   - Так мы его никогда не найдем, - вынужден был признаться Кендрик.
   - Что же делать? Хочешь разделиться? - выдвинул идею Альт.
   - Нет. Разделяться не стоит, - покачал головой Кен. - Не здесь. Не в этом лесу.
   - А что? Предлагаешь искать его как то по-другому? Звать его криком? Или искать по запаху?
   - На крики он не откликнется, - рассудительно заявил светловолосый. - А на запах... Идея не плоха, но нужно придумать что-то получше.
   Словно в ответ на его слова, лес, подчинившись порыву ветра, заиграл, переливаясь зелеными бликами. Кендрик замер, задумавшись.
   - А что если... - неуверенно проговорил он.
   - "Если" - что? - отозвался темноволосый.
   - Помнишь, тогда, в нашем жилище, мы использовали заклинание "Выявления Жизни", - неуверенно проговорил Кен. - Чтобы могли узнать, кто находится вокруг нас, и как далеко.
   - Да, помню, - согласился Альт. - И что?
   - Я вот думаю, - может, мы и здесь его повторим?
   - Зачем?
   - Чтобы обнаружить ведуна, конечно, - более решительно продолжил юноша. - Я подумал - а вдруг он живет в землянке? То есть под землей? Тогда нам его вовек не сыскать. А с этим заклинанием наши шансы вырастут во много раз!
   - Ты думаешь? - Альт встрепенулся и привстал с пня.
   - Попробовать можно, - резонно заявил Кен. - Только на этот раз, когда будешь колдовать, укажи пальцем на... - Он снова задумался.
   - На?
   - На свою ладонь. Чтобы заклинание могло перемещаться вместе с нами! - Глаза Кендрика сверкнули - идея оказалась как нельзя кстати. - Заклинание не забыл?
   - Не забыл. А почему опять я? - проворчал Альтен.
   - У тебя один раз уже получилось. Значит, получится и во второй!
   Альтен не стал спорить. Он выпрямился, закрыл глаза и внутренне собрался. И как только почувствовал себя готовым, заговорил.
   - Альк-отрей-рейней. - После изящных жестов воздух, как и в тот раз, налился светом.
   - Инт-лашар-октар. - Он вытянул левую ладонь, и ткнул в нее указательным пальцем правой руки. Палец вмиг объял изумрудный свет.
   - Анаэль-ишум-алтана! - Свет знакомо рассыпался множеством зеленых блесток. И они сосредоточились вокруг его ладони.
   Кендрик осторожно повел пальцем по россыпи искр.
   - Это мы, - привычно определил он свою искорку и искорку Альта. - А остальное, хм, это, наверное, разное зверье. Белки, птицы, зайцы. Южные боги - да как их много-то! - с непривычки удивился он.
   - Тогда как мы будем искать? - насупился Альтен. Но Кен тут же нашел решение.
   - Наши искры больше, и горят ярче. Значит, точно так же выглядят и другие люди. Будем искать огонек, подобный нашему, - догадался Кен.
   Все происходило так, как он сказал. С каждым шагом, проходимым по лесу, вязь огоньков менялась, сплетаясь между собой все в новые и новые узоры. Огоньки-жизни бегали, прыгали, носились друг за дружкой и один от другого, сопровождая свою беготню слышимым хрустом веток и шорохом листьев. Юноши были в восторге - они "видели" всех и вся на множество шагов вокруг себя. Они замечали жизнь за ветками, они подмечали жизнь за камнями. Видели ее за кустами, за стволами, за колодами. От них не могло укрыться ничего живого. Только нужное им "существо" все никак не появлялось.
   И наконец-таки, после целого часа блужданий, они нашли его. Большое яркое зеленое пятно загорелось на самом краю сгустка. Кендрик на всякий случай вытащил кинжал, и направляемый Альтом, отправился в нужную сторону. Пять шагов, еще пять. Они обошли поваленное дерево, перелезли через камень, оказались под широким ветвистым стволом. Огонек, вначале таившийся на краю свечения, теперь пылал в самом центре магического сгустка. Пылал, олицетворяя собой близость человека. Но самого его не было и в помине.
   Но не успели ребята расстроиться, как из густых ветвей над ними раздался громкий скрипучий голос:
   - Надо же - здесь оказались мои собратья по Дару? Что ж, милости просим!

*

   Поднявшись по веревочной лестнице, юноши очутились в самом чудаковатом убежище, что они видели за свою жизнь. Огромное дупло в исполинском дереве было его основой, продолжением - искусно сплетенные ветви и множество досок, притащенных сюда неизвестно как. В дупле имелась небольшая спальня, совмещенная с просторным хранилищем готовых зелий и ингредиентов к ним - связок сушеных растений, трав и грибов. Наружная часть жилища, больше походившая на огромную веранду, сочетала в себе рабочий кабинет и наблюдательную площадку.
   - Вот так вот я и живу, ха-ха, - прокаркал ее обитатель.
   Хозяин этой диковинной обители и сам выглядел странно. Высокий, невероятно худой и совершенно лысый, отшельник больше напоминал им сушеный гриб, чем самого человека.
   - Что, не ожидали? - вызывающе ухмыльнулся немолодой человек с худым лицом аскета, серыми холодными глазами и большим крючковатым носом. - Что, мои хоромы вам не по нраву? - Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что тот вот-вот разразится гневливыми восклицаниями. Дабы избежать этого, Кен быстро заговорил:
   - Да нет, что ты! - поспешил заверить он. - Мы просто удивлены - в такой глуши и такой отличный дом. Наверное, тебе пришлось немало потрудиться. Я думал, что увижу обычную землянку. Но чтобы такое...
   Неожиданно старик расплылся в улыбке. Как видно, похвалу в свой адрес он слышал не часто.
   - Никто меня не ценит, - криво усмехнулся старик. - Когда горе да беда, кричат - помоги. - Как помог, кричат - выворотень!
   - Выворотень? - удивился Альт.
   - Выворотень, оборотень, леший. Тот, кто живет и не по-людски. Навыворот, - охотно пояснил отшельник.
   - Как же так получилось, что тот, кто имеет Дар, очутился в таком вот месте ... в положении, - быстро поправился Кендрик.
   Старик то ли не расслышал, то ли не удосужился услышать.
   - Вам интересно послушать плешивого старика? Что... Приятно, приятно.
   Он пригласил их присесть на грубо сколоченные табуреты, удалился в свой живой дом, а потом вернулся с двумя чашками, наполненными густой бесцветной жидкостью.
   - Вот, попробуйте, - предложил он почти ласково. Юноши согласились. Содержимое чаш оказалось холодным и достаточно приятным на вкус.
   - Это сок белых деревьев, - самодовольно пояснил он. - Их растет здесь всего несколько штук. Я их заприметил, а потом приноровился продырявливать стволы и потихоньку сцеживать их живительную влагу. Хороший сок, бодрящий.
   Затем, пыхтя и покряхтывая, немолодой отшельник и сам уселся, избрав вместо стула ближайшее сплетение ветвей.
   - Что до меня, - старик мечтательно улыбнулся, - то вырос я в деревне, что в получасе ходьбы отсюда. Я был сыном пастуха, и не мечтал ни о чем другом, как вырасти и в свое время занять его место.
   Он снова улыбнулся, погрузившись в мечты полувековой давности.
   - Как-то раз в нашей деревне появился маг Природы. Как и откуда - уже не помню. Увидел меня, несущего обед для отца. И заявил, что у меня есть Дар. Дар к магии.
   Вечером этот маг зашел в наш дом. Сказал отцу и матери, что у их ребенка Дар, и что, согласно правилам, он хочет забрать в монастырь к магам. Сказал, что для обучения секретам и таинствам магии природы.
   На этом месте старик расхохотался.
   - Но он позабыл спросить об этом меня. Ха-ха! А когда спросил, тут-то он и выяснил, что я косноязычен. Да-да, я заикался с самого рождения. Деревенская ребятня постоянно дразнила меня за это, и оттого я был в деревне молчуном. Вот и заговорил я с магом лишь только тогда, когда он напрямки спросил меня, хочу ли я отправиться с ним в небольшое путешествие.
   - Но насколько я знаю, то эта болезнь лечится магией, - осторожно вставил Альтен.
   - Врачуется, - согласно подтвердил старик. - Но только у тех, кто хочет от нее избавиться. А иначе никак. Я же был так напуган известием о переезде, что как меня маг ни лечил, мой язык заплетался все больше и больше. Видели бы вы его! Как он усердствовал...В конце концов ему это наскучило. А поскольку мой Дар, как оказалось, мал, как горошина, то он выбрал отрешиться от меня и возвратиться к своим делам. Вот так-то, ха-ха-ха.
   Кендрик и Альт переглянулись. И, правда, какой маг из косноязычного? Тут и со справным языком семь потов сойдет, прежде чем произнесешь заклинание правильно. Ведь от неправильных слов хорошо, что просто толку не будет. А то и любая беда может статься. Слова силы шуток над собой не любят.
   Внезапно старик насупился.
   - Опосля того дела вся моя жизнь пошла наперекосяк. Мало того, что меня раньше высмеивали за косноязычие и за скрытность. Теперече же они стали смеяться от того, что я упустил случай стать "настоящим магом". Как будто это стало по моей вине. - Отшельник гневно сплюнул в щель между ветвей. - Говорили, что и так от меня было мало толку, а теперь его и вовсе не будет. Потому что даже Маг от меня отказался.
   Юноши молча слушали, не решаясь перебивать.
   - С тех пор я чаще стал ходить в лес. Я был мал, но уже тогда смекнул, что мое увлечение травами это не просто детская забава. Я искал, выпытывал и выспрашивал всех, кого мог. А когда познал азы, то и сам смог преуспеть в этом непростом искусстве.
   - То есть - ты травник, - подвел черту Альтен.
   - Вроде того, - закивал ему старик. - Силу травы знаю. Отчего и как она поможет, какую хворь уведет, а какую ослабит - тоже. Знаю время, когда ей расти, а когда силу отдать. И слова заветные знаю, чтобы силу ту увеличить, да зелье нужно сварить.
   - Слова заветные? Заклинания? - удивился он. - Но как же твое заикание?
   - Само собой прошло, когда я уразумел, как сильно мне это нужно...
   Друзья замолчали, пораженные услышанным до глубины души.
   - Но почему ты не делишься своими знаниями с другими? - спросил Альт, так и не постигнув сути услышанного.
   - С другими? - Старик вмиг превратился в готового броситься в атаку коршуна. - Во имя Лесной Препоны - с какой такой радости? Именно из-за них я маялся всю жизнь, пока рос в деревне. Из-за них я ушел из собственного дома. Их шутки и насмешки и сделали меня там, кто я есть ныне - выворотнем, оборотнем, лешим. Без семьи, без дома, без общины. - Его серые глаза метали ледяные молнии. - Нет для меня "других". Никто не думал, каково было сносить обиды и срамословие сопливому мальчонке, каким я был... уж не помню сколько лет назад. Теперь мне некогда думать обо всех других.
   Да, я выведал многие тайны у трав. В диком лесу без зелий не выжить. Вот и стараюсь. Но для себя. Не для них, - он ткнул пальцем в сторону скрытой за лесом деревни. - Клянусь Лесною Препоною - не для них!
   Кен исподтишка пригрозил Альтену кулаком. Тот заткнулся, сообразив, что своим непродуманным вопросом чуть не настроила старика-отшельника против гостей.
   - Извини, мы не знали, - попробовал отступиться Кендрик.
   Старик еще долго бурчал и метал молнии, но все же вынужден был успокоиться.
   - Много вы разумеете, - пробурчал он напоследок. - Впрочем, не ваша беда. Вы еще молоды. Вам этого не понять, - снисходительно заключил он. - Ну-с, говорите, с чем пришли в такую даль? Уж не для того же, чтобы поговорить со старым ведуном о его неказистом прошлом?!
   Кендрик не стал ничего скрывать и рассказал старику все без утайки.
   - Серая кожа, ломкая словно старый, источенный временем, пергамент? Да, сия болезнь мне ведома. Да, и лекарство от него у меня есть. Сложное варево - я готовил его все прошлое лето.
   - И ты... можешь его нам... дать? - осторожно поинтересовался Кен.
   Старик вызывающе усмехнулся.
   - Дать? С чего бы это? Вы для меня ровно такие же "другие". Как и все остальные, - жестко произнес он. - Я пригласил вас к себе только потому, что понял, что вы так же из носящих Дар. Захотелось мне, видите ли, лицезреть родственные души. Все, и не более того.
   Отшельник замолк, очевидно, что-то решая для себя.
   - Но раз вы здесь, то вы не оставляете мне выбора, - медленно, словно нехотя проговорил он. - Я дам вам это снадобье. Но только если и вы кое-что сделаете для меня.
   - Конечно, - мигом пообещал ему Кендрик, рассчитывая на удачу.
   - Первое - вы никому и никогда не скажете, где и как меня найти.
   - Обещаем, - клятвенно произнес Альтен.
   - А второе... Второе дело будет посложней. Видите ли... - Он поскреб рукой свою лысину. - В последнее время мне очень сильно солит один волк. Является сюда по ночам и воет. Всю ночь почивать не дает, зараза. И так уже с минувшей полной луны. Убьете его, и, так и быть - снадобье ваше. Клянусь Лесною Препоною!
   - Может лучше деньгами? - на всякий случай решил попробовать Кен.
   - На что они мне? Лес меня кормит и поит. Стало быть, золото мне ни к чему. И волка того с помощью золота я не прогоню. Я зрю, вы пришли сюда при оружии, - заявил наблюдательный старикан. - Стало быть, пользоваться им вы умеете. И убить того волка вам труда не составит.
   Юноши еще долго уговаривали отшельника сменить свое решение, но то ли из вредности, то ли из упрямства он не соглашался. Оставшись ни с чем, Кендрик и Альтен отошли на самый край площадки, чтобы обговорить услышанное.
   - Кен, ты сможешь одолеть волка? - осторожно осведомился у него Альтен.
   - Волк не человек, - выразил очевидное светловолосый. - Да и волки... Они разные бывают.
   - Так что? Отказываемся?
   Кен покачал головой.
   - Нет. Задание могло быть и хуже. Убить медведя, например. Или отправиться куда-нибудь и там убить медведя. А здесь никуда идти не надо. Решено - я дождусь этого волка и убью его.
   - Ты уверен, что справишься? - беспокойно спросил Альт, хмурясь.
   - Думаю, что так, - бодро ответил Кен. - Я уже скрестил оружие с Куртом. Видимо, пришло время нового боя. Время кинжала. А одного волка я одолею... наверное.

*

   Если Кен принял свое задание с благородным достоинством, то Альта оно вывело из себя.
   - А вдруг ты не справишься? А вдруг волк тебя загрызет? Или что хуже - покалечит? - настойчиво лез он со своими опасениями.
   - У волка когти и зубы, а у меня хороший шестиладонный клинок. И я умею с ним управляться, - успокаивал его Кен. - Да и кое-какой доспех у меня есть.
   Альт не унимался.
   - Мы пришли с тобой за каким-то трехгрошовым снадобьем, а этот плешивый головастик заставляет тебя рисковать жизнью! Давай я намну ему бока, и мы просто заберем это зелье, а?
   - Да нет, не стоит, - усмехнулся Кен. - Лучше сделать все, как договорено.
   Темноволосый продолжал бурчать.
   - Нет, это же надо, а - поехать за каким-то снадобьем, а вляпаться в невесть что. Эй, старик! - Альт обратился к отшельнику. - Милчеловек, а это зелье точно у тебя есть? А-то вдруг получится так, что мой друг убьет волка, а ты потом разведешь руками - мол, нету у меня ничего.
   - Обижаешь, - прокаркал старик и отвел его в свое хранилище. Там, порывшись, он достал несколько баночек с приторно пахнущей алой мазью. - Видишь? Вот оно. И его у меня много. Но вам и одной хватит. Как убьет твой дружок волка, так получит и снадобье, и указания, как им пользовать.
   - Вот старый хрыч, - пробурчал Альт, возвращаясь к товарищу.
   - Успокойся и давай обедать, - предложил Кен. - А потом я потренируюсь с кинжалом, пока солнце еще на небе.
   Остальная часть дня прошла в подготовке к сражению. Кен тренировался, а Альт вычищал поляну перед деревом, собирая камни и хворост. Камни он выбрасывал, а хворост укладывал у костра, потому что Кен не предполагал сражаться с ночным хищником в темноте.
   Как только солнце скрылась за далекими деревьями, юноши разожгли костер и уселись ужинать. Когда с едою было покончено, Кендрик и Альт принялись тщательно готовиться к ночному действу.
   - Я буду под деревом, а ты полезай наверх и постарайся увидеть приближение волка сверху.
   - Но я бы хотел остаться. Я хочу помочь тебе, - неуверенно протянул тот.
   - Знаю, - согласился Кен. - Но на земле ты мне не помощник.
   - Хорошо. - Альтену пришлось согласиться. Хочешь - не хочешь, а не поспоришь.
   - Я буду все время поддерживать костер. А ты не спи и гляди по сторонам, - продолжал отдавать распоряжения Кен.
   - Нет, ты сначала обмотай левую руку дерюгой, чтобы было чем отбиться. - Альт изо всех сил старался быть полезным.
   - Хорошо, хорошо.
   - И факелы себе сделай, - предложил он. - Лучше не один, а два-три. Про запас. И обе наших дубинки тоже держи у себя. Может, и сгодятся на что.
   - Конечно-конечно, говорил его и улыбнулся - смотреть без улыбки на заботливого Альтена было невозможно.
   Ближе к полуночи младший оставил друга, и, вооружившись факелом, занял свое наблюдательное место на веранде отшельника.
   - А ты что - другу не будешь помогать? - ехидно усмехаясь осведомился травник, занимая свое зрительское место.
   - Да ну тебя, - отмахнулся юноша, но призадумался и не стал высказывать то, что вертелось на его колком языке.
   Первым волка заметил Кен. Он был в точности такой, каким его рисовали в монастырских книжках по краеведению. Сначала Кен увидел в темноте, возле тернового куста, два огонька. Затем, через время, разглядел за огоньками плотную тень. Зверь пришел. Но нападать не спешил. Казалось, что волк озадаченно осматривает глупого двуногого, не спешащего убраться с его, волчьего, пути. Может, зверь просто принюхивался, а может оценивал.
   Вскоре прятаться лесному жителю надоело, и он вступил на освещенную часть поляны, показывая себя человеку. Высокий - в холке Кену до пояса. Крупный, упитанный, легконогий, трехцветный - существо, действительно достойное того, что б в честь его рода нарекли деревню.
   - Здоровый кабан, - печально констатировал Кен. - И людей не боится. Та еще тварюка.
   Не дойдя до костра десяти шагов, пегий волк замер и снова уставился на Кендрика.
   - Уйди! - сказал Кен и махнул факелом, крепко зажатым в левой руке.
   Вместо ответа хищник разинул пасть, показывая человеку ряд острейших зубов, способных порвать на лоскутки добычу куда крупнее двуногого. Щелкнул клыками.
   - Уйди! - снова велел Кендрик.
   Волк задрал верхнюю губу, обнажив в оскале розовые десна. Глухо зарычал.
   - Уйди! - в третий раз решительно повторил юноша и махнул факелом, прочертив полукруг.
   Хищник не шевельнулся.
   - Знает о силе огня. Знает, но не боится. Странно. Что же ты за зверь такой, а, тварь лесная?
   Зверь прыгнул. Без воя. Без лая. Без предупреждения. Прыгнул, целясь попасть человеку в горло.
   Юноша удивился - страха не было.
   Кендрик отпрыгнул вправо и, развернувшись, ударил зверя факелом по хребту. Запах паленой шерсти и вой подсказали ему, что пламя достигло плоти. Хищник приземлился, развернулся и снова прыгнул на юношу. Кен вновь отпрыгнул в сторону, на этот раз влево. Кинжал метнулся, но прочертил лишь воздух. Зверь постарался вывернуться, и полосонуть человека когтями, но тоже промахнулся.
   - Что, я не так-то прост, братец волк, а? - ухмыляясь, спросил у лесного зверя Кендрик.
   Тот не ответил, но сменил тактику. Теперь волк стал вертеться около юноши, то останавливаясь, то припадая на передние лапы, словно готовясь к прыжку. Такого Кен не ожидал и, замешкавшись, пропустил атаку. Первый раз зубы твари клацнули возле самой щеки, а второй раз досталось кирасе - когти хищника пропахали на деревянных брусках глубокие борозды.
   - Вижу, что и ты не так-то прост, - вынужден был признаться Кен.
   Состязаться в ловкости с четырехлапым хищником было не с руки, и Кендрик, отскочив, быстро прижался спиной к дереву. Теперь пегий мог нападать только с трех сторон. Зверь порычал, потоптался на месте и кинулся вновь, слева. Кендрик быстро выставил факел. Зверь изловчился, чтобы не задеть беспощадного огня, и отпрыгнул в сторону, слишком близко к костру. Кен ждал этого - он ударил ногой в костер, выбивая фейерверк горячих искр. Хищник мигом отскочил. Отскочил... под кинжал, который, словно жало, вошел в его заднюю лапу.
   - Ага, твоя первая кровь, не моя, - возликовал Кен, по-волчьи скаля зубы.
   Хищник, еще ни чувствуя боли, развернулся и прыгнул, целясь в жертву острыми когтями. Но раненная лапа подвела. Прыжок вышел кривой - волка развернуло боком. Как раз под опускающийся замах клинка.
   На этот раз зверь дико завыл от боли и отбежал подальше. Замер на границе темной ночи, оценивая рану и обстановку.
   - Так его! Так его! - не выдержав, закричал из ветвей отшельник. - Добей его!
   Зверь перевел взгляд от видимого человека к голосу из ветвей. Потом прижав уши, зарычал - глухо, зловеще. Зарычал снова и внезапно развернувшись, скрылся за пределами освещенного круга.
   - Добей его. Добей его! - истерически неслось сверху.
   - Надо бы, - согласился Кендрик. Но, несмотря на запал боя, соваться в черную пустоту леса он и не подумал.
   Убедившись, что лесной житель не возвращается, старик и Альтен спустились на поле битвы.

*

   - Ты не ранен? - тут же спросил темноволосый.
   - Ни разу, - гордо ответил Кендрик. - Пламя и шесть ладоней стали послужили мне хорошей защитой. Кирасе досталось, это да. - Он провел рукой по глубоким царапинам.
   - Что ж ты его не добил? - ворчливо спросил отшельник. Кен обернулся - старикан занимался тем, что тщательно собирал траву, на которой темнела вражья кровь.
   - Я не пойду в темный лес один, - заявил юноша.
   -Дык, оно-то понятно, - произнес старик, ухая и кряхча нагибаясь за еще одним темным пятном. - Только волки ведь стаями охотятся. А если он, не ровен час, подмогу позовет?
   - Что? Еще волки? - При упоминании о хищниках Альт с испуганным видом заторопился к веревочной лестнице.
   - Помощничек, - ехидно произнес травник, вглядываясь с дальние уголки, освещенные светом. Но идти дальше не рискнул, а подошел к костру и выбросил собранное в огонь.
   - А это... чего? - позволил себе полюбопытствовать Кен.
   - Э-эх, - протянул старикашка. - Дурья твоя башка - таких простых вещей не знаешь. Да если эта кровь здесь останется, завтра под мой дом набежит столько хижых тварей... Седмицу нос на волю не высунешь. А то и более, - пояснил лесной отшельник. Потом пошел вслед за Альтом, уже поднявшимся наверх.
   - А мне что делать? - с сомнением спросил Кен.- Волк-то ушел.
   - Этот? Этот не ушел,- сухо произнес отшельник. - Он вернется. И хорошо, если один, - Старик ухватился на нижнюю перекладину веревки.
   Кендрик проводил его беспокойным взглядом и принялся разминаться, надеясь на лучшее.
   Но надежды не оправдались.
   Совсем скоро ночную тьму потревожили с полдюжины двойных огоньков, горящих алчным хищным блеском. Вслед за этим из темноты высыпали гости - шесть крупных, матерых волчар. И среди них один - пегий, хромой и злобный.
   Шесть на одного - расклад оказался не в пользу юноши.
   И отступить бы - да некогда. Волку показывать спину нельзя, вцепится вмиг.
   - Вот так попал... Или пропал? - тоскливо мелькнуло у Кендрика.
   Неожиданно веревочная лестница задергалась, и на землю спустился темноволосый.
   - Альт! Конечно, спасибо, но ты мне не помощник, - резко произнес Кен. - Вернись обратно! Я... - Светловолосый хотел сказать что-то такое, пусть даже обидное, чтобы приятель перестал геройствовать и вернулся обратно, под надежную защиту высоты.
   Хотел, но не успел - младший опередил его.
   - Не помощник? А это видел? - Альт развернулся. В руках он держал длинную ветвь ссохшейся лозы, а на пальце правой руки Кен увидел... серое, невзрачное магическое кольцо.
   - Альт! Мы же договорились... - привычно возроптал старший.
   - Да? Ну накажи меня, - прорычал Альтен и выкрикнул: - Елле-сперан-ти-о!
   Он перебросил лозу, внезапно ставшую мягкой и упругой, за спину и выставил правую руку вперед. Кендрик понял. Это был еще один подарок, доставшийся им от искусного, но озлобившегося Миккеля. Единственное известное им боевое заклинание, которым, в монастырской школе, естественно, не удосужились обучать. Заклинание "Боевой Лозы".
   - Драться будешь ты. Один на один ты победишь. А я буду отсекать остальных. На это у меня хватит силы, - заявил Альтен, давая понять, что отсиживаться он не будет.
   Бой начался. Напал первый волк. Не пегий, а другой, серый. Но Кендрик ждал этого хода. И когда массивная треугольная морда оказалась на расстоянии удара, Кен крутанулся, уходя в сторону, и огрел серого вначале мечом, а затем факелом.
   Зашевелился и второй волк, серо-бурый. Принюхался и медленно пошел обходить шумного человека с другой стороны.
   - Иллагро! - крикнул Альт. Подчиняясь заклинанию лоза, словно живая плеть, устремилась к серо-бурому, вознамерившемуся нарушить честный поединок. Сухой щелчок оставил на морде красную полосу. Зверь отскочил, попятился - испугался неведомого оружия. Но пегий властно оскалил зубы и меньшему пришлось подчиниться.
   На рык вожака обернулся серый, и Кен, изловчившись, вогнал кинжал ему под лопатку.
   Но радоваться было некогда - когда идет счет на жизни, то раны и царапины - не в счет.
   Сражение продолжалось.
   Кен старался изо всех сил. Его кинжал мелькал, словно дикий нетопырь, пугая, отбивая, и увеча плоть.
   Альтен не отставал.
   - Иллагро! Иллагро! Иллагро, я сказал, - и еще один слишком нетерпеливый хищник получал красную перевязь за излишнее рвение.
   Факел, кинжал, и магия работали вместе, отлично дополняя друг друга. Факел палил и ослеплял, кинжал резал плоть, а магия ранила и держала на расстоянии. И хотя клинок попадал в цель гораздо реже, чем плеть, Альтен прибегал к заклинанию не часто - магические силы, даже с кольцом, были ограничены.
   Третий хищник упал наземь - плеть, направляемая магией Альтена, спутала ему ноги, а Кен, развернувшись, вогнал кинжал прямо в шею. Четырехлапый дико взвыл, прижался к земле и, сделав пару шагов, завалился через голову.
   И остался лежать неподвижно.
   Пегий не выдержал и наконец напал сам.
   Хищник прыгнул сильно и высоко, целя когтями в голову человека. Кендрик уже в который раз отскочил в сторону, пропуская мохнатую тушу. Видя, что прыжок не удался, волк изогнулся, чтобы полосонуть человека когтями. Изловчился и юноша - он подставил левую руку, и убийственным когтям достались только куски дерюги.
   Волк приземлился на землю и прыгнул еще раз. Прыгнул быстро, но не удачно - смертоносные зубы лишь клацнули у шеи юноши, обдав того жаром и слюною из алчной пасти. Кен отпрыгнул, взмахнул клинком... и не попал. Промахнулся - сказывалась усталость.
   А набравшийся сил пегий атаковал снова. Новый прыжок - и когти хищника ободрали человеку левую штанину. Снова прыжок - и досталось куртке. Наскок слева, клацанье челюстей - и кровоточит правая рука. Разворот, скачок справа, удар треугольной головы - достается левой ноге.
   Неожиданно настойчивая тварь успокоилась и отошла в сторону. Кен обрадовался выдавшемуся отдыху, оперся о дерево, слегка опустил руки. Зря. Это был обман, уловка. Хитрый хищник увидев, что человек расслабился, стремительно атаковал его, целя в незащищенный живот. Кен заметил атаку краем глаза, стрелой отскочил вправо, развернулся и ударил факелом. Гудящая от утомления рука повиновалась плохо - удар пришелся мимо. Зверь приземлился и наскочил вновь - Кен инстинктивно ушел перекатом вперед, но не в сторону других волков, а поближе к костру. Хотел выругаться, но не стал - решил поберечь дыхание.
   Но Кен не мог уклоняться вечно.
   Новый прыжок неуемной твари оказался еще удачнее. Кен не усмотрел - он безумно устал. Миг - и челюсти волка сомкнулись на правой руке. Рывок - и, не выдержав толчка, юноша отлетел на землю. Пальцы правой предательски разжались, и кинжал выпал из непослушной ладони. Но в левой руке все еще оставался факел. И Кен с остервенением, что есть мочи, принялся бить им по морде взбешенного зверя.
   Бил по ушам, по носу, по глазам - по всему, куда мог дотянуться.
   Хищник вынужден был отодвинуться - челюсть разжалась, зубы отпустили руку, и морда с подпаленными бакенбардами откинулась назад. Волк отступил, но не отказался - раненный человек, распластавшийся на земле, превратился из соперника в легкую добычу.
   Темноволосый, словно почувствовав, обернулся.
   - Иллагро! - воскликнул Альт. Но лоза не шелохнулась - юноша вычерпал свой магический запас.
   Пегий осклабился, готовясь к финальному прыжку.
   Кен замер - от боли. Альт замер - от страха.
   - Все, - успел подумать Кен. - Три волка, два человека, один из которых лежит и ранен, а второй не продержится против тварей и одного мгновенья.
   Но закончился бой неожиданно.
   - Эй ты, тварь, - заорал темноволосый на пегого. - Посмотри на меня! Посмотри на меня, мразь зубастая!!!
   Волк развернулся, чтобы оценить опасность. Опасности в маленьком худощавом человеке он не увидел. Но волк ошибся. В воздухе прожужжали два железных шмеля. Один из них глухо воткнулся в правый глаз кровожадного зверя, а другой - в пасть.
   Широколобая морда отпрянула. Волк хотел завыть, то ли от удивления, то ли от боли. Но поперхнувшись собственной кровью, закашлялся, судорожно забился, а потом, наконец-таки, он упал на землю.
   Ошарашенный Кендрик привстал, оперся спиной на ствол дерева, и оглядел кровавое поле боя. В живых из полудюжины остались только два волка. И у одного из них отсутствовала правая лапа.
   - Не боец, - подумал Кендрик. Подумал радостно, с облегчением.
   Последний волк, оставшись в меньшинстве, не торопился вступать в бой. Лесной житель постоял немного, словно в раздумье, затем, словно что-то решив, развернулся, и медленно затрусил в серый просвет леса. Оставшийся в живых подранок не смог устоять с шумом рухнул на землю, заливая траву темно-алой кровью. Он не нападал, лишь ограничиваясь злобным ворчанием, когда ему казалось, что темноволосый человек подходит к нему слишком близко.
   Альт, убедившись, что последний волк не опасен, оставил его в покое и метнулся к Кендрику.
   - Больно? - спросил он, осматривая приятеля, ничуть не сомневаясь в ответе. Он провел быстрый осмотр. Раны были везде - на щеке, на шее и на обеих ногах. Но больше всего досталось правой руке - кровавая лужа под ней разрасталась до неприличных размеров.
   - Это не важно, - отозвался Кен, скривившись от шипов боли. - Ты лучше ответь - что это было? Я видел, как в пегого...
   - Нет времени объяснять, - отмахнулся Альтен. - Срочно колдуй на себя заклинание "Малого Исцеления". Помогло тебе один раз, поможет еще.
   - Я... не запомнил ег...о. - В голове Кендрика вдруг замелькали яркие круги.
   - Я запомнил. Тебе нужно только повторить. Я бы сам все сделал, но я пуст - выложился дочиста. Повторяй за мной! Повторяй! Ну же...!!!
   У стремительно слабеющего Кендрика получилось не раньше, чем с третьего раза.

*

   Кендрик проснулся, когда солнце уже поднялось над деревьями. Он огляделся - увидел примятую траву, взрыхленную землю, дымящийся костер. И волчьи трупы. Пять трупов. Точнее - четыре трупа и одно израненное волчье тело, молча глядящее куда-то вдаль.
   Послышался шорох - из-за дерева показался Альт.
   - Проснулся? - усмехнулся приятель. - Ну и как спаслось? Кошмары не снились?
   - Да разве вот так вот, на земле, да полусидя, отоспишься? - кисло улыбаясь, ответил Кен. - А сны... Кошмары - это слабо сказано. А ты что, ночевал внизу? - удивился он, заметив на друге частички примятой зелени.
   - Конечно, - отозвался Альт. - Заклинания хватило лишь на то, чтобы остановить кровь и затянуть раны. Наверх ты лезть не мог. Ну и я не стал - не оставлять же тебя здесь одного... с этим. - Он ткнул пальцем в сторону подранка.
   Кендрик благодарно улыбнулся, продолжая удивляться отчаянной привязанности Альтена.
   - Однако, наша главная проблема это не волк, - вдруг заявил темноволосый.
   - А кто?
   - Отшельник. Представляешь - он отказывается спускать нам веревочную лестницу.
   - Почему? - Сказать, что Кендрик удивился, значит, не сказать ничего.
   - Сейчас узнаешь,- проговорил он и закричал в средоточие ветвей. - Эй, отшельник! Мой друг проснулся. Теперь повтори нам, почему ты не хочешь опустить нам лестницу.
   - Потому что тут вы мне не нужны, - глухо прокаркало из ветвей.
   - Но мой друг убил волка. Нам пора бы получить обещанную награду!
   - Награду? - взорвался невидимый травник. - Да вас убить мало за то, что вы сделали! Вы все испортили. Я хотел отделаться от навязчивого зверя, чтобы спокойно поработать. А вы что сделали?
   - И что же мы сделали?
   - Вы все испортили! - разразилось сверху. - Всюду трупы! Трупы и кровь, трупы и запахи! Вы мыслите, что здесь будет делаться этим вечером! Да сюда сбегутся все любители падали. Койоты, волки, плаксуны, черноглазы. Да мне до начала лета жития от них не будет.
   Альт опустил голову и обреченно пожал плечами.
   - Значит, мы не получим заслуженной награды? - подытожил Кендрик.
   - Ты же слышал его - он ее не даст. Вот глиста поганая, а! Все, что я выпросил у него, так это пару тряпок на перевязку. Он сбросил их мне вниз - вот за ними я и ходил. Еще он хотел дать мази для ран. Нам, знавцам магии Жизни и Природы!..
   После того, как Кен, как умел, перевязал руку, и соорудил для нее перевязь, юноши принялись уговаривать вредоносного отшельника уже вдвоем.
   Но ответ был все тот же.
   - Уходите!
   Кендрик и Альтен зарычали не хуже ночных гостей.
   - Твое счастье, что у меня лишь одна здоровая рука, - прогремел старший.
   - А то что? На это дерево и с обеими цельными руками не залезешь. Я ж его не просто так выбирал! - был ему ответ. - Пусть твой дружок попробует. Может, выйдет, а?
   Альт сделал несколько попыток, хотя и так было видно, что лезть по гладкому и широкому стволу дело бесполезное.
   - А вот я сил магических накоплю, и такое тебе устрою, - попытался припугнуть его Альт.
   - Видел я твои силы, - ехидно прозвучало с листвы. - Пыжился с вола, а работы с гулькин нос, - осмеял его отшельник.
   Темноволосый разразился ругательствами.
   - Эй, старик, - снова позвал его Кен. - Может лучше все же по-хорошему, а? А-то мы тут и остаться можем, караулить тебя будем. Ты же там не навечно засел.
   - Остаться? - Казалось, травник был искреннее удивлен. - В Волчьем лесу? Вдвоем? Без ладного снаряжения? Можете, ага. Посидите-ка вы тут до вечера. А с теменью сюда столько тварей на запах падали набежит - скучно вам не будет, это да.
   - Этот древесный хорек дело говорит, - быстро сдался Альт. - Не дело здесь оставаться. Да и ранен ты.
   - А снадобье?
   Темноволосый как-то странно усмехнулся.
   - А старик? Ну нельзя же не оставить такое зло безнаказанным!
   - А старику мы отомстим. Потом. При случае, - ехидно добавил Альт. - Времени у нас с тобой еще много есть.
   И Кен перестал спорить. Пришлось забыть о злости и мести и подчиниться. А что оставалось делать?
   Придя в Волчковую, путешественники изрядно подкрепились и немного передохнули. Одна из сердобольных женщин, увидев повязку, наложенную юношей, пришла в такой ужас, что решительно взялась перемотать ее заново. На этот раз получилось внешне красиво и наверняка добротно. На вопросы любознательных волчковцев Кендрик отвечал весьма уклончиво. А вот Альтен выложил об их травнике, все что думает. То есть, охаял старика-отшельника на все лады.
   Из волчьего леса они уходили со всей возможной поспешностью, торопясь удалиться и от самого места, и от воспоминаний о нем. И только когда они поравнялись с большим белым камнем, откуда начиналась прямая дорога на Большачку, юноши позволили сделать себе небольшой привал.
   Здесь Кендрик уже не стал терпеть и спросил друга о том, что давно уже вертелось у него на уме.
   - Альт. Там, в лесу, во время боя, когда пегий уже почти достал меня, я увидел, как ты....
   Темноволосый кивнул.
   - Твои броски были просто отличными. Оба ножа попали в цели, и оба легли, как надо. Трудно поверить, что ты еще день назад не знал, с какой стороны за них хвататься!
   Альт расплылся в улыбке, словно смалец на солнце.
   - Да ничего сложного. Я отвлек тварь криком, а она повернулась и стала смотреть на меня. Все смотрела и смотрела, смотрела и смотрела. И тогда я вспомнил про свои ножи. И решил - а почему не попытаться? Ведь волк был абсолютно неподвижен.
   - Неподвижен? - изумился Кен, не веря своим ушам. - Да он оторвался от меня всего лишь на мгновенье.
   - Да? - Темноволосый пожал плечами. - А мне показалось, что он застыл на целую вечность...
   Кен умолк, закончив спор. Но на душе у него по-прежнему было неспокойно. Волк действительно отвернулся от него всего лишь на мгновение. И если этот миг показался для друга, как он говорит, целой вечностью...
   - Да ладно, не бери в голову, - беспечно отмахнул Альт. - Ну, попал так попал. Для того и тренировался весь день, верно?
   Кен кивнул, но до конца не успокоился. Что-то еще было не так.
   - Я смотрю, ты не очень переживаешь из-за проваленного задания, - медленно, почти по слогам начал говорить Кен. - Что-то это на тебя не похоже. И старика-отшельника, как мы вышли из Волчковой, ты больше не ругал. - Кен подозрительно прищурился. - Ты не находишь это слишком странным, а, мой болтливый дружок?
   Альт вдруг смутился, словно девица, подглядывающая за непотребным.
   - Ну... - протянул он не уверенно. Он очень старался не проговориться, но в его глазах мелькали шаловливые огоньки.
   - Давай-давай, говори - что там у тебя на уме.
   Темноволосы решил не препираться. Ловким движением он залез в карман своей куртки и вытащил оттуда... баночку с приторно пахнущей алой мазью.
   У Кена глаза стали, как филина.
   - Это... оно? - недоверчиво поинтересовался он. - Но... как? Точнее - когда?
   - А когда мы после первого твоего боя вниз спустились, помнишь? А помнишь, после этого я полез наверх с криком, вроде волков испугался? Ну вот тогда я и слизал баночку. Эх - нутром чуял, что старикашка будет с сюрпризом. И ведь не ошибся...
   - Ах ты! - Кендрик протянул здоровую руку и потрепал черные вихри.
   До Большачки они дотопали в отличном настроении.

*

   В деревне их встретили с большим восторгом - к тому времени уже многие знали, откуда возвращаются двое юнцов.
   Как только толпа более-менее разошлась, Кендрик, к удивлению Альта, попросил разделиться.
   - Как это? - недопонял Альт.
   - Ну... ты иди и отнеси лекарство Мири.
   - Почему Мири, а не кузнецу? - вновь не понял тот.
   Кен вздохнул.
   - Снадобье-то мы раздобыли, а вот как пользоваться им - мы не знаем. Но поскольку рецепт отшельнику дала местная знахарка, значит, она знает, что с этим делать. Ну а знахарку ты найдешь через Мири - как ни как, она ее ученица.
   - Понял, - медленно произнес Альт.
   - Потом иди к кузнецу с радостной вестью. Ну, и, конечно же, договаривайся с ним о награде.
   - Я?
   - Ну а кто? Ты же у нас горел желанием не быть благодетелем за свой счет.
   - А, ну да, - согласно кивнул он, но тут же поинтересовался: - А что в это время хочешь делать ты?
   - А я, - медленно произнес Кен, - должен сходить еще в одно место. Есть у меня одно дело... незаконченное. И пока этот кинжал еще при мне, за его исход этого дела я вполне уверен.
   Альтен взглянув в глаза светловолосого и тут же все понял.
   - Где встретимся? - уточнил он без лишних вопросов.
   - Дома, - ответил Кен. - У нас дома.
   По прошествии времени, вернувшись во двор, Кен застал Альтена, отчего-то сидящего на плоской крыше пристройки.
   - Ты что там делаешь? - спросил Кен, взбираясь наверх по поленнице дров.
   - Наслаждаюсь моментом, - ответил темноволосый и мечтательно уставился вдаль, где над вершинами деревьев проплывали легкие белесые облака. - Представляешь - мы теперь герои, - многозначительно протянул он. - По крайней мере, так считают многие в Большачке.
   - И что тут такого?
   - Ты знаешь - я некогда не был героем. Это так... странно. Не вообще, а... внутри.
   Кендрик понимающе улыбнулся - когда-то и он чувствовал нечто подобное.
   - Ой, я все о себе, - встрепенулся Альтен. - Лучше скажи, как прошло твое дело? Хотя, как я вижу...
   Светловолосый кивнул.
   - Все верно. Я ходил к Курту, и вызвал его на обещанный им поединок. Но на этот раз мы дрались на моих условиях. На кинжалах.
   - И?
   - Ты еще спрашиваешь? - притворно изумился Кендрик. - Я, и с кинжалом, против деревенщины - двух мнений за исход поединка здесь быть не может. - Он хищно ухмыльнулся. - Бой длился не более нескольких мгновений. Я стал во вторую позицию, потом поднырнул и сделал выпад слева... В общем, теперь мы с тобой можем оставаться в Большачке, сколько захотим - Курт и его прихвостни больше нас не потревожат... я думаю.
   - Это хорошо, - ухмыльнулся Альт. В газах его снова заплясали веселые искры. - Вот только торопился ты зря - кузнец не потребует обратно своего оружия.
   - Это почему же? - изумился Кен.
   - Потому что я с ним договорился, - пояснил ему напарник. - В качестве награды он оставляет мне полюбившиеся ножи, а тебе твое привычное оружие. А если мы решим прикупить себе что-то поновее, то мы можем обменять свое старое оружие с доплатой. Ну как?
   - Разумно, - подумав, отозвался Кендрик. - Но неужели это все?
   - Нет. Кузнец предлагал нам за работу денег. Но я не взял. А вместо этого попросил увеличить наш процент за работу.
   - И?
   - Он согласился. Да он на все был согласен. Но я подумал, что так будет лучше.
   - Значит, чем дольше мы будем на него работать, тем богаче мы с тобой станем?
   - Вот именно, - рассмеялся хитрец.- Я же говорил, что я умею торговаться? Так что ты со своей победой оказался как нельзя кстати, - тут же добавил он.
   - Значит, Большачка? - задумчиво вопросил Кендрик то ли у себя, то ли у друга, то ли у далеких небес. - Значит, мы больше не будем путешествовать? Значит, осядем здесь?
   - Да, - ответил Альтен за небеса. - Выходит, что так. И знаешь что - я этому безумно рад.
   Они замолчали, каждый ведомый своими мыслями.
   - Я вот еще что подумал, - осторожно, взвешивая каждое слово, заговорил Кен. - Побродив по этим краям столько времени, я успел увидеть и услышать... многое. Про женщину, имеющую полный Дар, но не имеющую возможность учиться, потому что она женщина. Узнал о магах, не исцеляющих из-за своих обид. Об отшельнике, исцелившем себя самого. И я... я больше не уверен, что единственно правильная дорога для мага это та, что ведет после обучения из монастыря. - Он запнулся, обуреваемый ураганом распирающих его чувств. - В этом мире много магии, как много и тех, кто владею ею. Я не думаю, что нам с тобой стоит и дальше отрекаться от нашего Дара. Потому что, что ни говори, а именно с его помощью мы достигли того, что имеем. Ведь никто не отрекается от своей левой руки, всего лишь потому, что она не правая, верно?
   Альтен отозвал взгляд от манящего горизонта и задумчиво посмотрел на друга.
   - Ты так думаешь? Раз так, то я только за!
   - Я не думаю, я уверен в этом. В этом мире нашлось место многим людям, обладающим Даром Магии. Думаю, что в нем найдется место и для двух бывших послушников.

КОНЕЦ


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"