Вайнштейн Стелла: другие произведения.

Украденная служанка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.97*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    цветочек В процессе.Когда меня предал парень, я думала, что хуже быть не может. Ошибалась! Отпив из волшебного источника, я проснулась в другом мире. Чтобы получить право на нормальную жизнь, нужно стать служанкой во дворце и найти покровителя для обучения в академии алхимиков. Я понравилась самому принцу, вот только он не хочет меня отпускать в академию, предлагает обучать лично. Может быть слишком поздно? Может, меня украдет другой?

    Украденная служанка

    Книга дописана. Полностью, платно на Лит-Эре

  Когда меня бросил парень, я думала, что хуже быть не может. Ошибалась! Заблудилась ночью в лесу, а потом и вовсе проснулась в ином мире. Чтобы получить право на нормальную жизнь, нужно попасть в академию алхимиков. Но чтобы туда попасть, придется поработать служанкой во дворце. Вот только принц не хочет меня отпускать в академию, предлагает обучать лично. Но нужно ли мне это?
  
  Когда меня предал парень, я думала, что хуже быть не может. Ошибалась! Отпив из волшебного источника, я проснулась в другом мире. Чтобы получить право на нормальную жизнь, нужно стать служанкой во дворце и найти покровителя для обучения в Академии Алхимиков. Я понравилась самому принцу, вот только он не хочет меня отпускать в Академию, предлагает обучать лично. Может быть слишком поздно? Может, меня украдет другой?
  
  Украденная служанка
  
  Глава 1. Источник
  
  Я подвернула ногу и оступилась. Боль пронзила лодыжку электрическим разрядом, стрельнула от пальцев до голени. Я рассерженно зашипела, слезы брызнули из глаз.
  - Дима! Мне больно, помоги!
  Бесполезно. Мой парень ушел далеко вперед с Лизкой, двоюродной сестрой. Разговорились голубки, и не заметили, как я плетусь позади одна, распираемая обидой. Лиза давно к Димке присматривалась, но когда она попросилась с нами в поход, я не почувствовала подвоха. Только увидев, поняла, что родственница задумала. Ну кто идет на природу в коротких шортиках до попы и в топе, который только грудь прикрывает, оставляя живот на виду? Живот плоский, с кубиками, глаз не отвести, у меня в жизни такого не было. Лизка ужом вилась вокруг Димы, то оступится и ему руку подаст, то крем от загара просит помазать. Тому видно приятно, о своей девушке забыл, ходит с гордым видом. Даже не заметил, что я давно отстала.
  Тьфу на него, противно. Пусть Лизка забирает себе 'сокровище'. А у самой злые слезы текут по щекам и лодыжка предательски ноет. Интересно, вспомнят они обо мне, вообще, или придется ковылять самой, как умею?
  Я достала из рюкзака бутылку с водой. Выпила последние теплые капли на донышке. Солнце жарко светило сквозь кроны деревьев. Вокруг шумел лес, пели в ветвях птицы, по поросшим мхом валунам журчал ручеек.
  Я похромала к воде, присела на широкий камень, выпустила ногу из кроссовка, сняла носок и опустила в восхитительно-ледяной поток. Смыла с щек слезы, подставила ветру лицо. Мне спешить некуда, дорогу и сама найду, а Димка... Может вспомнит. Посмотрим, отправиться ли он меня искать...
  Лодыжка опухла, налилась некрасивым лиловым шаром. Я попробовала подвинуть ступню и ахнула от пульсирующей боли. Достала мобильник - бесполезная вещь в походе, батарейка кончилась еще днем, а запасная у Димы в рюкзаке. Зато ручные часы с механизмом, заводящимся от движения руки, исправно показывали пять часов. Нужно смотреть фактам в лицо: светлого времени не много, меня никто не ищет, а с распухшей ногой далеко не уйти.
  И еще пить ужасно хочется. Я поболтала пустой бутылкой, решилась, и наклонилась набрать воды из ручейка. В походах запрещается пить из источников, но что мне делать? Наберу на крайний случай, буду пить только если в ближайшее время никого не увижу.
  Я, со вздохом сожаления, достала ногу из воды. С трудом нацепила носок, расшнуровала кроссовок и вдавила туда ступню. Вроде могу наступать, хоть ненадолго, значит ничего страшного.
  И все таки обидно, что оказалась Диме не так уж и нужна... В последнее время мы часто ссорились, но не думала, что расстанемся некрасиво. Буквально, бросил свою девушку одну в лесу...
  Казалось, что я отошла от тропинки всего на несколько метров, чтобы охладить ногу в ручье, но сейчас никак не могла найти проторенный путь с обозначенными знаками. Нога ужасно ныла и злила собственная беспомощность. Если меня не хватятся, то придётся ночевать одной, без подходящего снаряжения. Палатка у Димы, у меня с собой один лишь спальный мешок, еда и смена белья.
  Я все продиралась сквозь бурелом, надеялась забраться повыше, разглядеть местность, но, кажется все глубже забиралась в чащу.
  И пить, как назло, хотелось неимоверно! По виску от напряжения скатилась капелька пота, жара стояла ужасная, несмотря на вечернее время.
  К черту! От холеры или от кишечной палочки меня потом вылечат. А в болевой обморок могу хлопнуться прямо сейчас.
  Вода из источника была еще прохладная, свежая, неимоверно вкусная, будто ягодный морс. В голове зашумело, меня овеял ласковый ветерок, и даже, кажется, боль из лодыжки притупилась и отступила на задний план. На сердце стало так легко и хорошо, недавняя обида выветрилась как утренняя роса.
  Я молода, неплохо выгляжу, не дура. Найду еще того, кто не бросит в беде. Кто никогда от меня не отступится! Что бы не случилось.
  Последняя мысль будто гулом отозвалась в голове. Сердце пропустило удар, вокруг стало на мгновение тихо, как под землей. Будто меня услышал кто-то могущественный и дал добро.
  Через мгновение зашелестели листья над головой, на потное плечо уселась лоснящаяся муха. Я попыталась смахнуть ее рукой, но движение вышло неуклюжим, как в замедленной съемке.
  Меня скрутила тошнота, в глазах потемнело, в животе появился ком. Я привалилась к ближайшему дереву, лишь бы устоять на ногах. На расстоянии вытянутой руки мельтешило радужное марево. Мне показалось, что я не стою в чащобе, а еду в скоростной электричке. Кора под пальцами стала гладкой, голубой цвет неба запах фиалками, цвет травы прозвучал скрипичным звоном в ушах.
  Блин, что ж такого было в водичке? Галлюциногены? Откуда им на природе взяться? Жить-то хочется, хоть бы быстрее все закончилось!
  Я осела на землю. Веки стали тяжелеными, все тело сковала усталость. Я свернулась клубочком между корнями, прижала колени к груди. Ветер шелестел над ухом нечто успокаивающее. Мысли разбегались, и я сама не заметила, как погрузилась в сон.
  ***
  Я проснулась от холода. Все тело трясло, пальцы превратились в сосульки. Я засунула их в рот, со стоном присела, стараясь не делать резких движений. Голова была тяжелая, будто меня кто-то вчера стукнул камнем по затылку.
  Ночной лес заливала ярким светом луна. Я подняла голову и прищурилась - ой мамочки, две луны! Одна большая, в пятнах, а вторая, в отдалении, желтая как апельсин и размером поменьше. В глазах не двоилось, я ясно видела драгоценный шлейф звезд, разметанный по небу. С созвездиями я знакома не была, но могла точно сказать, что так много звезд я не видела ни в одном атласе. Они искрились и подмигивали, будто насмехаясь над замешательством мелкой запутанной человечки.
  Я с трудом поднялась на ноги. Рюкзак лежал у ног бесформенным комком. Я вытянула из него спальный мешок и укуталась как в плащ. Достала шоколадный батончик в пластиковой упаковке. Меня накрыл привычный запах синтетики, сразу стало легче думать. Я не сошла с ума, у меня не галлюцинации. Голова еще побаливает и холодно до жути, но мысли четкие.
  Где я?
  Хороший вопрос. Видимо, меня никто не нашел и я задремала под деревом. Оно, кстати никак не изменилось со вчера. Та же шершавая кора в пятнах лишайника. А вот все остальное... Кошмар какой, я в другом мире!
  Желудок забурчал, напоминая о своем существовании. Я надела лямки рюкзака, поправила спальный мешок и отправилась вниз с холма, по дороге расправляясь с батончиком. Шоколад оказался очень кстати.
  Нога не болела и я даже остановилась, чтобы покрепче завязать шнурки. Заметила, что секундная стрелка ручных часов исправно движется по кругу. Стоял десятый час. В лесу было очень тихо. Луна ясно освещала натоптанную тропку, которой точно вчера не было. Я пожала плечами и решила исследовать ее.
  Сердце часто билось в груди, при ходьбе с губ срывались облачка пара. Окружающая тишина давила на нервы. Безмолвные ветви расчеркивали небо, мокрая трава стелилась под ноги.
  Тропа вильнула влево, потом начался спуск. Я увидела впереди опушку и замедлила шаг. Под желудочком противно засосало, я сглотнула и постаралась глубоко вдохнуть, чтобы унять дрожь в пальцах. Я не знала, что ожидает меня за поворотом.
  С холма при свете двух лун можно было в деталях разглядеть простирающуюся равнину. Внизу раскинулась деревушка. Естественно никаких электрических столбов, в нескольких окошках колебался желтый огонек, как от масляной лампы. Дальше за деревней, на холме повыше чернел на фоне бархатно синего неба дворец со множеством вычурных тонких башенок и зубчатой стеной. Точь-в-точь Диснеевский замок.
  Я покусала губу, закуталась плотнее в спальный мешок и пошла по направлению к домикам.
  Что им сказать? Лучший выход придумать то, что наиболее приближенно к правде - потерялась в лесу, отравилась водой из источника, все еще плохо соображаю.
  Я все еще не до конца верила, что попала в другой мир. Мне казалось, что еще немного, и сон закончится. Я проснусь, вернусь в вуз, порву с Димой и буду дальше изучать свои генномодифицированные рыбки.
  - А ну стой!
  Меня будто током прошило от страха. Зычный мужской голос шел откуда-то справа, со стороны первых домов в деревне. После мгновенного колебания, я бросила спальный мешок и помчалась что есть мочи в противоположную сторону, к домиком на левой стороне.
  - Держите его!
  Позади слышались оклики и шум тяжелых шагов по земле. Я бежала, что есть сил. Лодыжка тут же вспомнила, что ее недавно подвернули и предательски заныла. Я подбежала к первому домику и затарабанила в дверь, не дожидаясь ответа кинулась к следующему.
  Не добежала. На меня накинулись сзади, я проехалась подбородком по чьему-то огороду. На спину уселся тяжелый мужчина, и, отдышавшись спросил.
  - Чей будешь?
  Я замычала в ответ и попыталась вырваться. Чужие руки уже сняли со спины рюкзак и теперь пытались раскрыть молнию. Видимо не разгадал секрета застежки, я услышала, как нож режет ткань и вытряхиваются со звоном ключи от дома, глухой стук мобильника, шорох белья...
  Меня грубо перевернули на спину. Надо мной сидел бородатый мужик в кольчуге и с ножом в руке.
  - Это девушка! - удивился он. - Ты чья?
  Я хмурилась и пока молчала, нервно поглядывая на сверкнувшее лезвие.
  - Небось ничья, раз ночью одна гуляет, - ответил второй, внимательно разглядывая спортивный лифчик, выуженный из разграбленного рюкзака.
  - Раз молчит, то будет наша, - одобрительно подтвердил бородач и залез пальцами мне в рот, проверить товар, как лошадь на базаре.
  Я со всех сил прикусила его пальцы, раздался противный хруст, рот наполнился жидкостью со вкусом железа. Мужик обиженно заорал, придерживая пальцы другой рукой. Я со всех сил столкнула с себя бородача, изловчилась и вскочила на ноги.
  Второй стражник тут же оставил шмотки, пружинисто прыгнул в мою сторону, вынимая свой короткий меч. Я пятилась спиной назад, с подбородка капала кровь и, наверное, только из-за этого жуткого зрелища мужчина не нападал, а только не давал мне уйти на достаточное расстояние для бега.
  За моей спиной послышался скрип двери и огород осветился желтым светом.
  - Что тут происходит?
  На пороге стояла внушительного вида женщина, выше меня на голову и шире в три охвата. В платье до пола и кружевном чепце на голове. Я кинулась ей в ноги.
  - Спасите, умоляю...
  Хозяйка окинула меня быстрым взглядом, оценила кровавый рот и воющего от боли стражника. Еле видно кивнула мне и повернулась к мужчинам, уперев кулаки в бока.
  - Сэм, Питер, что вы тут вытворяете?
  Покусанный бородач выставил вперед руку и тонким голосом закричал:
  - Вот, что наделала эта банши!
  - Питер, от чего ты пристал к моей воспитаннице? Она приехала вчера вечером, никого не знает. Испугалась тебя в темноте, вот и защитила свою девичью честь. Нечего пальцами в чужой рот лезть. Пойдем, милая.
  Женщина протянула мне руку и я благодарно вцепилась в нее и сразу обняла мощную талию, прижалась как можно ближе к защитнице.
  - Она сказала, что ничья... - протянул второй стражник.
  - Я все прекрасно слышала. Она ничего не говорила от страха, а вам завтра несдобровать.
  Женщина повернула меня в сторону прихожей. Уже закрывая дверь помедлила, обернулась и быстро бросила.
  - Ладно, говорить лорду Бестерну ничего не буду, заходи, подлечу тебя по быстрому.
  Питер без колебания шагнул и протянул окровавленную руку вперед. Женщина вытащила из кармана коробку, посыпала сверху пальцы белым порошком. Мельком посмотрела на луну, что-то посчитала шепотом, нахмурилась. Достала из грудного кармана флакон и отмерила три капли зелья. То зашипело на порошке, забулькало и окутало стражника зеленым дымком.
  И тут у меня волосы зашевелились. Я почувствовала прикосновение холодного воздуха к голой коже шеи, к больным пальцам потянулся воздушный поток, зеленый дым закружился в колесо вокруг протянутой руки. Я прислонилась ко стенке в прихожей, ноги стали ватными, я не могла глаз оторвать от хозяйки дома, которая как дирижер управляла потусторонним ветром.
  - Все, - выдохнула женщина, когда дым рассеялся. Вытерла покрытый испариной лоб. - Питер, иди домой, отдохни. Пусть Сэм один подежурит до утра. Все равно тут ловить некого, кроме глупых девчонок. Что уставилась, - это уже было сказано мне гневным тоном. - Расскажи, где шлялась?
  А сама дверь прикрыла, оставив за порогом благодарности и извинения стражников.
  - Да, эмбия Уилкокс. Хорошо, эмбия Уилкокс. Привет лорду Бестерну...
  Я сглотнула и по быстрому огляделась по сторонам. Меня занесло не в простую хижину. Напротив двери цвета черной розы стояло изящное трюмо с искусно расписанной вазой. Сама хозяйка была одета в бархатное домашнее платье с золотой тесьмой. Она строго смотрела на меня пронзительными карими глазами, поджав губы и сложив руки на внушительной груди.
  - Чья будешь?
  - Почему мне все задают этот вопрос. Я своя и ничья больше!
  Я высказалась, и сразу зажала себе рот. Лучше промолчать, выдать себя за дуру, за сумасшедшую, но не за чужачку... Я только что наблюдала настоящее колдовство, мне нужно быть осторожной, но видимо нервы шалят.
  А от хозяйки вырвавшиеся слова не укрылись. Она скривила губы в ироничной усмешке, подняла бровь и неодобрительно покачала головой.
  - У каждого человека должен быть лорд. Иначе он становится легкой добычей для злоумышленников. Ты, видимо, совсем заплутала, девочка, и вышла не туда, куда надо. Пойдем, я напою тебя чаем. Мне как раз привезли новый сорт с сушеными апельсиновыми корками. Домашние давно спят, а я зачиталась последним романом Эриндриэля. Тебе повезло.
  Я осторожно шла за ней, потирая запястья, на которых завтра расцветут синяки. Меня порядочно потрепали стражники, и хотя они, присмиренные, остались за дверью, я все еще отходила от стычки. Да и вода из источника продолжала действовать - голова была тяжелая, все казалось нереальным.
  Так и хотелось спросить, 'где я?', 'что это было за волшебство?', но я прикусила язык. Вопросы бывают очень опасны: можно показать собственное невежество, которое легко использовать. Я еще не совсем уверена, радушная хозяйка мне друг или враг. Буду вести себя скромно, слушать внимательно. Главное - выжить.
  Меня провели в уютную гостиную с обоями, расписанными голубым узором. Ковер от стены до стены, по виду персидский, из тонкой шерсти, изображающий битву единорога и дракона. Посреди комнаты изящный столик с букетом роз. Меня усадили на стул с мягким сидением. Я облокотилась назад и охнула, ощутив ссадину в том месте, где Питер на меня грохнулся.
  На тумбочке стоял поднос с дымящимся чайником. Хозяйка плавным движением, не смотря на свою грузность, перенесла поднос на столик перед нами и налила в изящную чашку ароматный горячий чай.
  Чашка была просто чудо - из прозрачного фарфора, с золотой каемочкой, и объемными цветочками на изогнутой ручке. Достойная королевской семьи.
  У меня появился ком в горле. Этот осязаемый безобидный предмет стал последней соломинкой, заставил осознать глубоко и бесповоротно, что я не дома. Я совсем одна, как листок на поверхности бурного ручья, куда занесет, туда и поплыву - в черноту под корягой или в пучину водоворота. У меня задрожали руки и я спрятала их между коленями, опустив голову с короткой стрижкой.
  - Благодарю вас от всей души...
  Между тем женщина налила и себе чаю, уселась напротив меня, и с насмешкой внимательно посмотрела, будто читая мысли.
  - Раз назвала своей воспитанницей, давай познакомимся. Я эмбия Мария Уилкокс, владелица Алхимической фирмы, 'Рожденный феникс', под покровительством лорда Бестерна, хозяйка этого дома.
  - Светлана Александровна Федорова, - я помялась, перед тем как продолжить. - Я не помню откуда пришла, боюсь, что...
  - Милочка, не стоит разрушать мое участие словами лжи. Я даю тебе еще один шанс исправиться, иначе я пожалею, что спасла от Сэма и Питера. Они ребята не плохие, уверена ты к ним привыкнешь со временем...
  - Нет, не надо! Простите, я очень испугана происшедшим. Понимаете, мне кажется, я не из этого мира. По крайней мере у нас нет двух лун, алхимии или этих чудесных чашек...
  Я отпила чаю, пока не сморозила очередную глупость. Он действительно пах апельсинами, разливался во рту приятной горечью. Хозяйка не добавила ни крупицы сахара.
  Эмбия Уилкокс протянула руку за печеньем в вазочке на столе между нами и с наслаждением откусила кусочек.
  - Что-ж, нюх меня не подвел, я так и чуяла интересную историю. За тобой наблюдать будет поинтересней романа. Ты мне нравишься, милочка. Поэтому буду с тобой откровенна - у нас бывали гости из вашего мира, но, боюсь, многих ждала незавидная судьба. Единственное, что имеет значение - это имя покровителя. Если его нет, каждый властен творить с тобой все, что вздумается.
  Я отставила чашку в сторону и выпрямилась в кресле, ожидая, что еще скажет грузная женщина напротив. Почему-то казалось, что она хочет меня к чему-то подтолкнуть.
  - Завтра Питер и Сэм отчитаются перед лордом Бестерном и он заинтересуется твоей персоной. Он человек сложный, от него никогда не знаешь чего ожидать, - эмбия Уилкокс бросила быстрый взгляд поверх чашки, проверить мою реакцию. Видимо, удовлетворившись выражением паники на лице, она продолжила. - Тебе нужно успеть до того, как он спросит меня, что произошло.
  Я облизала губы и отпила еще глоточек горького чая. Сахара отчаянно не хватало.
  - И что вы предлагаете?
  - Я излагаю факты, милочка. Свет...лана? Тебе лучше стать Лианорой. Или Аннабель.
  - Будете моей крестной матерью, - буркнула я кусая губы.
  Я ждала, что она мне поможет, но, кажется, ее просто забавляло мое плачевное положение. Что ж, под покровом ночи проберусь обратно в лес и буду пить из всех луж, пока не смогу попасть обратно...
  - Крестной матерью? - эмбия Уилкокс встала во весь рост своей великанской фигуры. - Я согласна. Нарекаю тебя Лисабель. Принять в семью я тебя не могу, ты уж прости. Это решение лорда Бестерна. Но под личную опеку возьму, раз уж ты доверила мне свое имя.
  Лисабель... Я попробовала на вкус свое новое имя. Лиса... Почему бы и нет? В новую жизнь с новым именем. Лишь бы эта жизнь была. Эмбия Уилкокс женщина явно богатая и влиятельная. Если она взяла меня по опеку и готова направить дальше, то этим шансом следует воспользоваться.
  - Я очень благодарна, - сказала я, и добавила в наплыве вдохновения. - И готова преданно вам служить.
  В яблочко! Эмбия Уилкокс солнечно улыбнулась, направилась к застекленному буфету и достала оттуда запыленную бутылку вина и два бокала с длинными ножками.
  - Это нужно отпраздновать! - сказала она, отодвигая в сторону чай.
  В бокал полилась красная струйка вина, ноздри защекотал терпкий запах. Мы чокнулись, эмбия Уилкокс воскликнула:
  - За наш союз!
  Вино было чудесным, с фруктовым привкусом, совсем без горчинки, не сладкое. В винах я не разбиралась, но вкуснее этого в жизни не пробовала. Оно мгновенно ударило в голову, я тоже радостно улыбнулась и расслабилась.
  - А что значит 'эмбия'?
  - Это значит, что в юношестве я подписала контракт с лордом Бестерном, он оплатил мое обучение в Академии Алхимиков, а я обязалась не вступать в отношения с мужчинами. С тех пор я работаю в его фирме, и как видишь, довольно успешно. Через три года контракт подойдет к концу, и я буду свободна в выборе спутника.
  - А если бы вы контракт не подписали?
  - Могла бы стать чьей-то женой или содержанкой. Но меня никогда не привлекала подобная участь. И что-то мне подсказывает, тебя тоже.
  Мне налили новый бокал и я завороженно смотрела как плещется темная жидкость в хрустале. До чего же вкусно!
  - Зависеть от мужчины? - фыркнула я. - Да они в любой момент бросят ради новой юбки. Нетушки, я полагаюсь только на себя. А что может делать эмбия?
  - Все, что угодно. Владеть имуществом, распоряжаться деньгами, вести деловые переговоры, заниматься исследованием.
  - О! - я пьяно наклонилась вперед, выставив указательный палец. - Последнее для меня. Я выращивала рерио, рыбки такие. Вживляла светящиеся гены в гипофиз. Подавала большие надежды для отечественной науки!
  - Ты говоришь непонятные вещи, милочка, но общий посыл мне нравится. Главное - найди покровителя, а потом обещаю, возьму тебя к себе. Хочешь в лабораторию - не вопрос, оттуда обычно практиканты разбегаются.
  - Найти покровителя? Но где?
  - Во дворце, естественно. Смотри, что я придумала.
  Эмбия Уилкокс встала со стола, взяла свой бокал и подошла к огромному стрельчатому окну. Я встала и, покачиваясь направилась за ней, не забыв вино. Остановилась за ее плечом и посмотрела в сторону величественного замка на холме. Красиво перемигивались окошки в высоких башенках. Грозно чернели бойницы в крепостной стене.
  Эмбия Уилкокс повернулась ко мне и подняла пальцем подбородок ближе к свету.
  - Личико гладкое, глаза голубые, волосы цвета льна... Хорошенькая. И на ладонях кожа тонкая, без мозолей, видимо ты в своем мире из обеспеченных.
  Она ткнула бокалом в сторону дворца и сказала:
  - Там! Вот, где нужно искать аристократа, который готов взять под крыло бедную сиротку. Королевская чета дает временное убежище убогим, у которых нет своего клана, но только пока те работают во дворце. Если уволят - все, конец покровительства, ты легкая добыча. Если ты не боишься натрудить свои нежные ручки, то, может быть, сможешь кое-кому приглянуться. И тут, главное показать, что кроме миловидного личика, ты способна на кое-что еще. Эмбии всегда нужны, это твой единственный шанс попасть в Академию.
  Я загорелась идеей обучаться в волшебной академии. Может, я тоже смогу управлять потусторонним ветром, лечить одним волшебством. А может, смогу экспериментировать, стать величайшим Алхимиком... Почему бы и нет? Наш человек даст здешним сто очков вперед. Современное образование должно чего-то стоить...
  - Разве там нет вступительных экзаменов? Может я смогу сама выучить материал.
  - Милочка, разве ты еще не поняла? В нашем мире одиночки - ничто. В Академии можно обучаться только при спонсорстве своего клана. Так повелось давным-давно, чтобы лазутчики из Эдомии и Палесдии не затесались в ученики. Они давно облизываются на Алхимию.
  Я сделала последний глоток изумительного вина, вздохнула и выдала:
  - Согласна. Как попасть во дворец?
  - Им как раз нужна служанка. Я найду для тебя подходящую одежду и пошлю с рекомендациями. А теперь все, спать. Завтра тебе понадобятся много сил.
  Эмбия Уилкокс взяла в руки светильник, вставила в него горящую свечу из канделябра, проговорила извиняющимся тоном:
  - У меня глаза болят от алхимических светильников. Люблю так, по старинке. Хотя воск особый, по моему рецепту. Горит вдвое дольше обычного и не чадит.
  Она повела меня вверх по лестнице, устланной алым ковром. Провела через маленькую гостиную в длинный коридор. Достала ключи из мешочка, привязанного к платью у пояса и отперла дверь.
  - Белье чистое, сейчас принесу ночную рубашку. Кувшин с губкой на подоконнике, советую освежиться, у тебя вся шея в земле.
  Я дотронулась до шеи. Комки грязи, фу. И футболка в темных пятнах с зелеными разводами.
  Я осмотрелась. Комнатка оказалась уютной, сказочной. В углу стояла узкая кровать с прозрачным балдахином. Напротив, шкаф с резными ручками. Подле окна письменный столик со встроенными ящиками. На подоконнике медный таз в кувшином. Я достала губку и стала протирать шею. Щиплет, значит там и царапины. Вот бы зеркало, посмотреть...
  В дверце шкафа пряталось зеркальце как раз на уровне лица. Я рассмотрела шею, на ней красовался бурый кровоподтек. И руки до локтя исполосованы от падения. Лицо... Лучше я в жизни не выглядела. Щеки раскраснелись от вина, короткие светлые волосы распушились ореолом вокруг головы. Словно поехала в отпуск на море, а не очнулась в другом мире.
  Эмбия Уилкокс принесла сложенную ночную рубашку и полотенце. Пожелала спокойной ночи и сказала, что разбудит меня спозаранку.
  Я положила одежду на кровать, но переодеваться не спешила. Дождалась, когда стихнут шаги в коридоре, и выглянула из своей комнаты. Тихонько прошлась по коридору и спустилась по лестнице. Кроссовки ступали абсолютно бесшумно. Я вышла из парадной двери во двор и принялась искать в огороде мой родимый рюкзак.
  Апельсиновая луна закатилась, света стало меньше. Пришлось пригибаться к земле и руками трогать подозрительные предметы. Нашла бумажку от шоколадного батончика, но самого рюкзака, сколько я не искала, и след простыл.
  Чтоб этим стражникам икалось, воры гребаные! Хочу мою частичку родного дома, кошелек с фотографиями родных!
  Мама, папа! Я как-то не вспоминала о них до сих пор... Меня накрыла тоска по родителям. Они всегда были моей надежной опорой. Верили в меня, поддерживали во всем. Дима им не нравился, говорили, ему не хватает характера, и оказались же правы! Даже не хочу думать, что случится, когда они узнают, что я пропала. Конец света, они не придут в себя, известие их сломит. Вот бы передать им весточку!
  Я вернулась к двери, убрала камешек, который поставила, чтобы та не захлопнулась и вернулась в свою комнату с пустыми руками. Сняла грязную одежду, протерлась хорошенько губкой. Ледяная вода взбодрила и прочистила мысли.
  Ночная рубашка из тонкого хлопка, который кажется зовется муслином, приятно льнула к телу. Матрас оказался мягким. Подушка из чистых перьев хорошо легла под голову. Я внезапно поняла как сильно устала, и тут же заснула, не заметив, как по щекам катятся слезы.
  
  Глава 2. Дворец
  
  Меня разбудили грубо, тычком в плечо и окриком:
  - Вставай скорее! Эмбия тебя давно заждалась.
  Я протерла глаза и села в постели. Надо мной стояла служанка в коричневом платье и белом переднике.
  - Одевайся, - приказала она показывая на зеленое платье, лежащее на стуле.
  - Сейчас, только лицо умою.
  За окном еще было темно, все тело ломило от вчерашней драки со стражниками, ужасно хотелось спать. Я мужественно прошлепала к окну и сполоснулась ледяной водой из кувшина.
  - Быстрей, безродная!
  Я вздрогнула и обернулась на девушку. Та смотрела презрительно, скрестив руки на груди, нетерпеливо притопывая. Сколько самодовольства было в ее голосе! Как это не вязалось со вчерашним радушием эмбии Уилкокс.
  - Будешь смотреть как я раздеваюсь? - я спросила холодным тоном, вопросительно подняв бровь.
  Служанка ретировалась. Вот так, главное не дать себя в обиду. И не поверить, что ущербная из-за снисходительного отношения окружающих. Буду вести себя с достоинством и плевать на недоброжелателей. Эмбия Уилкокс обещала мне место, это уже что-то...
  Платье село как влитое, тут же был и чепец и белый передник. Я бросила на себя быстрый взгляд в зеркало. Просто чудо, я никогда раньше не просыпалась настолько свежей. Воздух что ли такой, живительный?
  Эмбия Уилкокс сидела внизу подле памятного по вчерашнему угощению столика. Перед ней были разложены многочисленные вазочки и блюдца с вареньем, маслом, фруктами. Дымился чайник. Хозяйка дома была одета в платье цвета спелой вишни, с кружевным платком на плечах и замысловатой прической.
  - Лисабель, доброе утро!
  - Доброе утро, эмбия Уилкокс. Как спалось?
  - Я все обдумывала вчерашнее. Не люблю оставлять ничего на волю случая. У меня на тебя большие планы!
  Я прошла и присела напротив нее. Взяла в руки поджаренный хлебец, намазала мягкое масло, добавила ложечку клубничного варенья. Божественно!
  - Надеюсь, не разочаровать вас.
  - Я узнала, во дворце требуется служанка. Это хлебное место, туда тут же направится толпа, но по закону они должны позаботиться о безродных. Все равно ты должна быть первой, милочка, поэтому я разбудила тебя спозаранок. Я пройти с тобой не смогу, поэтому постарайся запомнить все три наставления.
  - Каких?
  Я налила себе чашку чая, добавила туда ложку варенья для сладости, под укоризненным взглядом эмбии.
  - Не лги, аристократы это чувствуют, не теряй присутствия духа ни при каких обстоятельствах. И последнее, самое важное! Не бойся прямо просить то, что тебе требуется. А теперь все, в путь.
  - Погодите! - Я должна была узнать, даже если внутри все обмирало от страха. - А если у меня ничего не получится... Если я так и останусь служанкой?
  - Тогда я просто сделала доброе дело, - пожала плечами хозяйка. - Это тоже чего-то стоит. Ну все, как говориться - богиня в помощь. Иди!
  Она продолжила пить чай, но я поняла, что потеряла для нее всякое значение. Я вежливо поклонилась, встала из-за стола и направилась к поджидающей у выхода из комнаты служанки.
  Мы вышли во двор, на улице все еще было темно и очень холодно. Я вдруг поняла, что не несу с собой никакой клади. Все, что осталось из родного дома - ручные часы, да кеды на ногах.
  Служанка не медлила, бросила на меня неодобрительный взгляд и направилась вперед. Пришлось ее догонять бегом. Мы шли молча, она то и дело сердито пыхтела, будто я самолично выдернула ее с кровати и заставила идти невесть куда.
  Вскоре, мне стало жарко. Дорога пошла вверх на холм, довольно круто. Служанка тоже дышала тяжело, и, кажется, стала еще злее. Позади раздалось ржание лошади и нас обогнала крытая телега с сонным крестьянином.
  - Пойдем скорее, если не будем первыми, эмбия рассердится, а мне еще не хватало нагоняя из-за тебя.
  - Прости, - кротко ответила я. - Не хотела навлекать на тебя неприятности.
  - Вот и шла бы своей дорогой, а не напрашивалась на ночлег к приличным людям!
  Я поджала губы и опустила глаза. К ней всей душой, а она... Я надеялась разговорить немного девушку, узнать побольше о мире, но эта могла и специально соврать, чтобы навредить.
  Мы подошли к широкой крепостной стене. У входа стояли стражники в алых камзолах и нагрудниках из черной блестящей ткани. У пояса висели маленькие арбалеты и продолговатые трубы из темного стекла.
  - Опусти оборки чепца, - шикнула на меня служанка. - И ссутулься пониже, тебе на Миленку надо походить. Не хватало, чтобы сцапали, меня эмбия убьет.
  Мне два раза говорить не надо. Я сразу сгорбилась и закрыла лицо как могла полами чепца. Уставилась в пол. Служанка показала стражникам какую-то грамоту и нас пропустили без лишних вопросов.
  На улицах города было трудно не озираться. Мостовые были добротные, вымощенные разноцветным кирпичом. Дома красивые, двух и трехэтажные, с большими окнами. Такие строили в Англии восемнадцатого века, тогда люди любили порядок и симметрию. По улицам прогуливался в основном простой люд - служанки спешили по своим делам, за ними семенили мальчишки с корзинами, вальяжно прогуливались рабочие. Даже в столь ранний час по улицам катились кареты и открытые экипажи, в них сидели разодетые дамы в платьях с пеной кружев, держа в руках цветные зонтики. Видимо, утренние прогулки считались модными.
  Увидев один из экипажей, моя спутница в ужасе взвизгнула и дернула меня за спину.
  - Лорд Бестерн! - прошептала она зло, и добавила. - Из-за тебя мне несдобровать, чтоб ты провалилась!
  И тут же склонилась в глубоком книксене, перед открытым ландо, в котором ехал жгучий брюнет, с волосами, завязанными в хвост. Я тоже склонилась в поклоне, пытаясь одновременно спрятать лицо и украдкой посмотреть на таинственного покровителя эмбии Уилкокс.
  Посмотреть было на что - он был строен, широк в плечах, с мощным подбородком и резким взглядом иссиня-черных глаз. Одет в камзол цвета речной гальки и бежевый жилет. Мне повезло, что его отвлекала юная девица, восторженно прильнувшая к внушительному плечу и что-то шептавшая на ухо лорду. По нам он только скользнул взглядом, поздоровался кивком головы и жестом приказал кучеру двигаться дальше.
  - Пронесло! - со стоном выдохнула служанка. - Ну же скорее, как тебя там!
  Я поспешила за ней, но под впечатлением от встречи не выдержала и оглянулась. Меня встретил жгучий взгляд лорда Бестерна. Он тоже обернулся в своем ландо и теперь внимательно изучал меня. Стало жарко, щеки зацвели алым, я поспешно отвернулась и постаралась догнать служанку, чтобы поскорее скрыться в толпе.
  Ко дворцу мы подошли через боковую улочку. Тут находился свой вход для прислуги, который так же охраняли стражники.
  - Ну все, дальше ты сама. Скажи, что пришла по поводу места служанки. Прощай!
  Моя спутница развернулась и попыталась бодро зашагать обратно, но я догнала ее и схватила за локоть.
  - Тебе велено проводить меня до места, вот и делай. Иначе пошлю весточку эмбии Уилкокс.
  На самом деле я вся дрожала при мысли, что останусь совсем одна посреди незнакомого города и старалась не моргать, чтобы не хлынули слезы.
  - Ишь какая наглая! Сразу видно брошенку. Отпусти руку, кому сказала! Хочешь устроить представление - твое дело. Стражники уже смотрят в нашу сторону. Они скандалисток не пропускают.
  - Погоди минутку. Пожалей меня, сделай доброе дело, - я сглотнула ком в горле и отпустила служанку. - Я очень боюсь, что мне им сказать?
  - Нашла дурочку, - она скривила обидную рожу и тут же прыснула прочь.
  Я глубоко вздохнула, мысленно досчитала до пяти. Нельзя дать слезам пролиться. Нужно заставить сердце успокоиться и сосредоточиться на главном. Это стычка ничего не значит. Впереди меня ждет рабочее интервью.
  Я поправила волосы под чепцом, бросила взгляд на часы. Скоро семь, мы пришли довольно рано. Главное успеть первой, так сказала эмбия? Смахнув невидимые пылинки с рукава, и, улыбнувшись самой солнечной улыбкой, я направилась в сторону стражников. Присела в глубокий книксен перед ними, как перед лордом.
  - Куда направилась, красавица?
  - Хочу работать во дворце, служанкой.
  - Чья будешь?
  Опять тот же проклятый вопрос! Скоро буду вздрагивать от него как при нервном тике.
  - Н-ничья, - при этих словах голос задрожал, по щекам таки полились непрошенные слезы.
  В глазах стражников мелькнуло сочувствие, они расступились, пропуская меня. Во след я услышала, как один из них прошептал:
  - Станет одиноко, загляни ко мне, красавица.
  Я шла по коридору, стараясь выглядеть, будто знаю, что делаю. На самом деле я искала укромное место, чтобы забиться в него, отдышаться, и направиться дальше с новыми силами. Я понятия не имела, где нанимают на работу, и боялась спросить - не хотела показывать заплаканное лицо.
  Наконец мне попалась полуоткрытая дверь, за которой виднелись метелки, швабры, висели для сушки многочисленные тряпки. Я шмыгнула туда, удостоверившись, что никто не смотрит и дала волю слезам.
  И тут меня кто-то тронул за предплечье тонкими пальчиками. Я взвилась от испуга.
  - Тише, - послышался мелодичный голос молодой девушки. - Я не хотела напугать. Только утешить.
  - Кто тут?
  - Не выдавай меня, пожалуйста. Меня зовут, Мэй. Прячусь от экономки. Она меня невзлюбила.
  - Я... Лиса - новое имя само легло на язык. - Иду наниматься в служанки.
  - Бедненькая, - прошептала Мэй, а меня кинуло в жар.
  - Почему?
  - Новеньким тут не сладко, - она горестно вздохнуло, а у меня захолодело под сердцем. Что же делать?
  Я ничего не знала об этом мире. Когда я очутилась у эмбии Уилкокс, то вкусное вино и чай с вареньем позволили поверить, будто все это только игра. Приключение. Но сейчас, в запыленном чулане, меня с головой накрыл страх. Сердце часто забилось в груди, по жилам будто потек жидкий огонь. Все вокруг показалось как в тумане, я отчаянно захотела оказаться в безопасном месте. Мне нужно выжить. Как то ухитриться не ошибиться в выборе, а как это сделать, если я как слепой котенок? ,
  Я заплакала навзрыд, засунув кулак в рот, чтобы не привлекать лишнего внимания.
  Мэй легко погладила меня по плечу.
  - Лиса... Может вернешься домой?
  Я всхлипнула и накрыла ее руку своей.
  - У меня нет дома. Я ничья.
  Мэй вздохнула и призналась:
  - Я тоже.
  Мне стало чуточку легче. Существует еще один человек с моей бедой. Я постаралась рассмотреть лицо Мэй, но в чулане было слишком темно, и все вокруг расплывалось от слез.
  - Мэй, если меня возьмут на службу, будем поддерживать друг друга?
  - Поверь, ты не захочешь моего общества.
  В ее голосе было столько грусти, а мне так хотелось человеческого тепла, что я во внезапном порыве повернулась к ней и обняла. Крепко, нежно, как обнимала младшую сестру. Совершенно чужого человека, которого даже толком не разглядела. Мэй оказалась на голову меня ниже, хрупкая и худенькая, с кудрявой головой. Она обняла меня за талию, уткнулась в плечо и тоже заплакала.
  А я вдруг опомнилась, отстранилась от нее, вытерла слезы рукавом и выпалила.
  - Мне нужно бежать. Где, говоришь нанимают на работу?
  - Дальше по коридору и подняться на пол пролета вверх. Там комната экономки.
  Я пощипала щеки, прикусила губу, чтобы выглядеть как нормальный человек, а не как недавно рыдавшая истеричка. И еще меня взяла злость - из-за чего переживаю? Что не возьмут на самую грязную, черную работу? Придумала себе судьбоносное собеседование, будто будут золотом осыпать. Ничего, прорвемся.
  Я побежала вперед, поправляя волосы под чепцом. У самой лестницы замедлила шаг. Пошла степенно, опустив голову, подражая другим служанкам. Когда поднялась на пол пролета слезы уже высохли.
  Экономкой оказалась сухая высокая женщина в строгом платье и со связкой ключей у пояса. Она стояла у входа в комнату, провожая ястребиным взором служанок. Каждую окрикивала, приказывала подправить одежду, держать спину прямо, торопиться, не семенить.
  Я прикусила щеку изнутри, смиренно встала в сторонке и принялась ждать, пока на меня обратят внимание.
  Экономка осмотрела меня с ног до головы, я не поднимала глаз, лишь чувствовала на себе цепкий взгляд.
  - Кто такая? - наконец задала та вопрос заносчивым тоном.
  Я опустилась в книксене так низко, как только могла.
  - Лисабель, к вашим услугам, пришла по поводу места служанки.
  - Безродная, сразу видно. К тому же дикарка, без всяких манер. Заявилась спозаранку, видимо, подучила 'добрая душа'. Потом узнаю, кто, не думай скрывать. Идем, раз пришла. Придется из-за тебя нанимать еще работницу, ты у меня все отработаешь.
  Я смолчала, хотя внутри негодовала. Унизительно пресмыкаться перед ужасной женщиной. Обидно, когда к тебе относятся как к грязи. И все равно, что-то подталкивало меня послушаться совета эмбии Уилкокс и попробовать привыкнуть к этому миру. Вспомнив эмбию, я поразилась радушию, с которым она принимала меня: угощала вином, вела задушевные разговоры, уложила в гостевую комнату. Отчего, она видела во мне человека с большим будущим, в то время, когда остальные презирали как безродную?
  Экономка представилась миссис Ривз. Достала огромную книгу с полки, вытащила металлическое перо. Скрупулезно внесла мои данные в аккуратно расчерченную таблицу.
  Я запнулась на фамилии. Свою привычную Федорову, под наплывом вдохновения, изменила на Филлипс. Миссис Ривз и бровью не повела, наверное, я хорошо придумала и фамилия звучала привычно. Имена родителей не составило труда переиначить на Английский манер - из Саши и Лизы они стали Александром и Элизабет. Я так и не придумала, как объяснить свою безродность, но миссис Ривз, сама не зная, мне помогла:
  - Скорей всего, погибли при последнем поветрии холеры? Кто у вас в северных землях... Лорд Уэстерли? Леди Уэстерли никогда не позволит взять в дом хорошеньких девушек, уж слишком муж на них падок. Осталась без опекунства лорда, бедняга...
  Я горестно вздохнула, не подтверждая и не отрицая сказанное. Врать я и сама не любила, и отчего-то хотела придерживаться наставления эмбии: не врать напрямую.
  - А почему жениха не нагуляла? По глазам вижу, слишком привередливая. Тебе небось принца подавай!
  Миссис Ривз осталась очень довольна собственной шуткой и больше не донимала мена расспросами, споро заполняя графы таблицы. Закончив, захлопнула фолиант и поставила на место. Расправила юбку под звон связки ключей, затем указала мне на дверь.
  - Ну что-ж, я потратила на тебя достаточно времени. Помни, ты получаешь убежище, пока исправно работаешь. Вижу форма на тебе подходящая, значит новой не нужно. После завтрака приступишь к своим прямым обязанностям - чистке каминов. Да, и жить будешь с кривой Мэй.
  Она сдержала вредный смешок, от которого мне стало плохо. Отчего-то миссис Ривз считала, что сделала мне отличную подлянку, подселив к Мэй. А еще она зажала себе деньги, выделяемые на форму прислуги. Я видела, как она записала сумму в соответствующую графу. Вот хитрая лиса!
  Я очень хотела узнать размер жалования и количество отпускных дней, но решила, что надежней промолчать. Раз взяли на работу, пол дела сделано, не стоит испытывать судьбу.
  На завтрак меня втолкнули в комнату полную незнакомых людей, вовсю орудующих ложками подле длинного дощатого стола. Увидев меня, они на мгновение замерли, я почувствовала на себе взгляды девушек в форме служанок, мужчин в ливреях и даже мальчишек на побегушках у дальнего конца стола.
  - Бесс, с сегодняшнего дня ты будешь подметать двор. Лисабель займет твое место.
  - Хорошо миссис Ривз - улыбнулась рыжая девица, сидевшая подле мальчишек, там где завтракали слуги низшего ранга.
  - Сперва покажешь как надо делать работу, а я присмотрю, чтобы новенькая все хорошо усвоила.
  Рыжая пихнула в бок мальчишку, что сидел возле нее и жестом показала мне присаживаться.
  - Лисабель сегодня завтракать не будет, - холодно заметила экономка. Она свою порцию еще не заработала.
  Я плотно сжала зубы от злости. Экономку хотелось придушить. Она выставила меня в отвратительном свете перед слугами. Теперь осталось, чтобы какой-то умник подхватил эстафету, и я превращусь в безмолвную жертву. Ну уж нет! Не дождетесь!
  - Спасибо миссис Ривз, - я все таки не выдержала. - Я плотно позавтракала дома.
  - В таком случае, - смерила меня снисходительным взглядом экономка, - останешься без обеда.
  Я захлопнула свой большой рот и смиренно присела в книксене. В язвительности миссис Ривз меня обыграла. Вот и урок на будущее. Молчи, Света. Молчи и учись. Еще посмотрим кто кого.
  
  Глава 3. Проклятые камины
  
  Я села на свободное место подле Бесс и сделала вид, будто еда меня совсем не интересует. Мужчины у дальнего конца стола вернулись к своим разговорам, лишь изредка поглядывая в мою сторону. Служанки, сидящие напротив, принялись допрашивать, кто я и откуда.
  Я рассказала, что пришла издалека, так как осталась совсем одна, и нуждалась в покровительстве короля. Сослалась на болезненные воспоминания. К моему удивлению, они согласно закивали и прекратили вопросы.
  Многие из них оказались безродными. Та же Бесс жила во дворце с десяти лет. Сначала помогала на кухне, а потом ее перевели на чистку каминов. Мне относительно повезло: самой тяжелой работой считалась стирка и кухня, обычно новеньких отправляли именно туда на каторжный труд. Бесс давно добивалась повышения, и, видимо миссис Ривз сжалилась над нею, наняв меня.
  Оказалось, миссис Ривз, мягко говоря, слукавила, когда сказала, что из-за меня придется нанимать еще одну служанку. Жалование безродных шло напрямую из казны за счет налогов, а не из кармана нанимателя. Бюджет миссис Ривз не пострадал, по сути я оказалась дополнительной неучтенной служанкой
  Поэтому ко мне отнеслись довольно дружелюбно - я облегчила работу Бесс, да и остальные служанки принялись во всю намекать, чем мне заняться после обхода каминов.
  После завтрака Бесс улыбнулась щербатой улыбкой, и повела за собой показать работу. По дороге она отметила:
  - Какое у тебя красивое платье. И манжеты белые.
  - Спасибо, - я подозрительно на нее посмотрела, и вправду, в глазах служанки плясали бесенята. Я тщательно оглядела платье, но не нашла прорехи или пятна. - Миссис Ривз не выделила мне подходящей формы.
  - Она скря-я-яга, - протянула Бесс. - Давай сюда, тебе нужно будет взять брезент, щетки, скипидар и заглянуть на кухню за лимонами. Как мне надоели камины, ты даже не можешь себе представить!
  Она нагрузила меня пыльными тряпками, вручила вонючую бутылку и зашагала налегке вперед. Я отправилась за ней, внутренне готовясь к очередной пакости.
  Мы находились во дворце, но я не могла сказать, что вокруг роскошь. Виды из окна были изумительные - это да. Покрытые лесами холмы, озеро цвета голубого топаза, прибрежный городок весь белый с игрушечными башенками. А вот сам коридор - тесный, с коричневыми обоями, низким потолком. Скорей всего рядом существовали два мира - узкие коридоры для слуг, чтобы не мозолили своим присутствием глаза благородным, и, собственно, покои аристократов. Если честно, мне ужасно хотелось посмотреть на них, хоть одним глазком.
  Мы заглянули на кухню, набрали лимонов и марлю. Вот где стоял форменный ад - жарко, влажно, дымят кастрюли, в разные стороны снует толпа народа. Я скромно встала у стенки со своими грязными тряпками, пока Бесс ловко юркнула в чулан, нагло игнорируя оклики кухарки.
  Мы поднялись по узкой лесенке с истоптанными ступеньками на второй этаж. Прошли вперед по узкому коридору.
  И тут Бес шикнула на меня:
  - Прижмись к стенке!
  По коридору на встречу нам шел молодой мужчина с каштановыми волосами до плеч. Одет в алый с золотом камзол, черные бриджи, высокие черные сапоги. На плечи накинут отороченный мехом плащ, у бедра блестит меч и цилиндр из темного стекла. Высокий, статный, умопомрачительно красивый. Я даже забыла как дышать, и только глядела на него не отрываясь, а сердце сумасшедше билось в груди.
  Я никогда в жизни так не реагировала на мужчин. Бывало, засматривалась, но вот так, будто кулаком под дых, будто нет никого прекрасней на свете? В первый раз...
  Очнулась от того, что Бесс меня больно толкала локтем под ребра. Я растеряно оглянулась на служанку, увидела, что она присела в глубоком книксене.
  Я тоже поклонилась, от волнения уронив все, что несла в руках - тряпки, брезент, скипидар, авоську с лимонами. Все это покатилось под ноги мужчине.
  Со стороны Бесс раздался стон отчаяния. Я густо покраснела и осела на пол, мечтая провалиться сквозь землю прочь от позора.
  Мужчина тут же наклонился. Не брезгуя, протянул мне закатившуюся бутылку и тут мы встретились глазами.
  У него были удивительный глаза. Ореховые, с зелеными крапинками. Густые ресницы, ровный нос, улыбка на губах. Я засмотрелась на губы, ничего не слыша от шума в ушах. Потными ладонями взяла бутылку.
  Он прошел дальше, а я, околдованная, смотрела ему вслед.
  - Дурища! - вывел меня из ступора окрик Бесс.
  Я принялась лихорадочно поднимать с пола выпавшие предметы. Вот так, держи себя в руках, просчитывай все на два шага вперед, а потом конец - полная потеря лица при виде красивой мужской особи. На мое счастье, мнение Бесс обо мне и так было невысоким.
  - Вот горе, на мою голову! Еще счастье, что встретили младшего принца, у него характер золотой, а вот старший тут же бы всыпал тебе плетей, или отправил ни с чем за порог.
  - Бесс, я все исправлю, обещаю... Я просто испугалась очень...
  - Испугалась она, ха! Так бабник целку боится. Ты чуть из платья не выпрыгнула, разложилась бы на полу прямо в коридоре.
  - Что ты болтаешь!?
  - А чего тут такого? Небось, не в эмбии метишь. Нам-то позволительно... Только на принцев нечего рот разевать. Они служанками брезгуют. На кой мы сдались, коли весь цветник дворца в их распоряжении.
  - Бесс, а почему эмбиям нельзя?
  - Шибанутая ты на всю голову, точно не в себе, - сказала она, подняв последнюю марлю с пола, и подталкивая меня дальше по коридору.
  - И все же?
  - Что ты как маленькая? У эмбии должны быть не мужчины в голове, а дела. Кто же ей доверить управление, коли она свои порывы сдержать не может? Каждая эмбия контракт со своим лордом подписывает, что на парней смотреть не будет, а все свое рвение учебе уделит, затем служению лорду.
  - Скажи, даже служанка может эмбией стать?
  - Ага, а еще женой принца! Что за чепуха, как тебя там... Лиса! Жизнь, это жизнь, а не детские сказки. Почистишь каминов с мое, перестанешь думать о всяких глупостях. Я вот, на кучера глаз положила. Он еще не догадывается, но точняк сделает мне предложение. Только, цыц! Миссис Ривз ни слова! Нам тоже нельзя шуры-муры разводить.
  - Ты что, я молчок. Бесс, спасибо тебе!
  - Ты, это, - покраснела она. - Не благодари меня, хорошо? Пока не за что.
  Я прикусила губу. Бесс вела себя относительно дружелюбно, но я все равно ожидала подлянки, и ее ответ мне сильно не понравился. Раз не принимает благодарности, значит в чем-то виновата передо мной.
  Мы шли мимо череды дверей, пока Бесс не остановилась перед одной из них, и, нисколько не стесняясь, заглянула в замочную скважину. Сделала мне знак подождать и проскользнула внутрь.
  Я осталась стоять в коридоре и мысли сами собой вернулись к неожиданной встрече с младшим принцем. Бывает же, засмотришься на незнакомца и все на свете забудешь! Мужчина в моем вкусе, я всегда западала на длинноволосых и стройных, а он, к тому же, будто сошел со страниц сказок. Тех, которых я читала в детстве и засматривалась на принцев со стройными ногами, стоящими под башнями принцесс. Конечно, не стоит ожидать, что когда-то он заметит меня. Я просто буду изредка им любоваться. Этого достаточно.
  Бесс высунула веснушчатый нос и позвала меня внутрь. Комната оказалась роскошной по-королевски - золотая лепнина на потолке, расписанные вручную стены, на которых прекрасная богиня держала за руку влюбленного в нее мужчину. Высокая, до бедра кровать, шириной метра в два с бархатным балдахином, шкаф с золотыми ручками. В углу маленький столик и два полосатых кресла.
  В центре комнаты - камин, который топили вчера вечером, облицованный белым, с розовыми прожилками, мрамором. За решеткой высилась кучка сажи и углей. Бесс деловито забрала у меня брезент и аккуратно постелила перед камином. Мне приказала закатать ковер и накрыть всю мебель тряпками. Потом, в принесенное ею ведро, мы сложили угли, затем Бесс выдала лопатку и я на коленях принялась выгребать золу.
  До чего же грязная работа! Через мгновение я вся покрылась пылью. Глаза горели, я то и дело чихала, поднимая серые облака пепла. Бесс ругалась как грузчик, называла неумехой, грозилась сдать миссис Ривз с поличным. Ее останавливало лишь то, что уже через десять минут работы я выглядела как форменное пугало. Белые манжеты стали черными, платье пошло пятнами. Мой вид доставлял ей несказанное удовольствие.
  Наконец вся зола была оказалась в ведре. Я вытерла потный лоб.
  - Не смей выбросить ведро в общий мусор - садовник тебя найдет и выпорет у всех на глазах! Как закончишь, нужно все пересыпать в мешок и отнести в специальный сарай, я тебе покажу. Садовник Билл добавляет в золу алхимию и делает из нее отборное удобрение. Многое идет на королевский сад, гордость столицы, но кое-что Билл продает на сторону. Говорят, построил себе загородный особняк, а внуки поступили в академию на платное обучение. Вот как!
  Мучение не закончилось. Бесс выдала мне грязные тряпки, мы постелили их на днище камина, а потом лопаткой следовало отскоблить сажу от стенок. У меня болели коленки, от неудобной позы ломило спину, и саднило пальцы. Завтра вздуются мозоли. В носу нещадно свербело, я не выдержала и вытерла нос о рукав. На зеленой ткани остался черный след.
  - Вот свинья, - подколола Бесс.
  Она вовсю наслаждалась тем, что поднялась на ступеньку выше по социальной лестнице, и теперь может досаждать новеньким. Я прикусила щеку, чтобы не сорваться. Бесс оказалась кладезь информации, портить с ней отношение мне совсем не хотелось. Могу и перетерпеть, пусть отрывается.
  После того, как сажу я отскоблила под придирчивым взглядом Бесс, та мне вручила щетку и бутыль со скипидаром.
  - Осторожно обмакиваешь и втираешь в стенки. Ничего не пропусти!
  Жидкость пахла резко, глаза и так слезились от попавшей сажи. Я терла проклятые кирпичи под придирки Бесс. Самое обидное, выслушивать претензии, стоя на коленях попой кверху.
  - Вижу, вы принялись за дело - раздался голос миссис Ривз.
  Я медленно выдохнула воздух, готовясь к худшему. Оно не замедлило прийти:
  - Замарашек не держим, Лисабель. Твоя форма должна быть в идеальном порядке. Вечером после ужина придешь показать мне, что все отстирала.
  - Но, у меня нет сменной одежды...
  - Я не желаю слышать отговорки. Быстрее двигайся, лентяйка, вы и так слишком долго возитесь. В комнате леди Мидтаун следует убрать, прежде, чем она вернется на обеденный сон.
  Я усердней заработала щеткой, слыша краем уха удаляющиеся шаги.
  - Ладно, я сбегаю за кипятком на кухню, а ты пока заканчивай тут, - бросила Бесс от дверей.
  Еще мыть камин горячей водой? Легче застрелиться. И задачку подбросили - теперь ломай голову, как отстирать сажу от зеленого платья. Видимо, никак. Вот почему Бесс так мило похвалила его утром. Предвидела мой позор, чертовка, но ничего не сказала. И что мне делать? Списать на особенность менталитета, или проучить?
  Я вымещала на кирпичах свою досаду и терла изо всех сил. Ага, проучить, я сейчас в самом конце пищевой цепи. Нужно отрастить терпелку и не сорваться. Если будут слишком доставать, тогда пойду до конца, буду строить из себя сумасшедшую маньячку, чтобы боялись связываться. А Бесс... Сделаю вид, что ничего не случилось. Что-то подсказывает, что она по натуре беззлобная.
  Служанка вернулась с полным ведром, сказала хорошенько промыть камин.
  - Главное, щели между кирпичами. Миссис Ривз проводит там пальцем в перчатке, жабье отродье. Ох, вырвалось. Мы ее так зовем за глаза.
  Бесс убежала за новыми дровами для вечерней топки. Я погрузила руки в теплую воду, сполоснула лицо. Ладони нещадно щипало, будто я терла их наждаком. Кожа покраснела. Я принялась за работу, сжав губы в тонкую полоску.
  Мы выставили дрова в живописную горку, не забыв поместить внутрь солому, обработанную алхимией, чтобы горела жарко и долго. Лимоны понадобились, чтобы протереть мраморные плиты. Я разрезала их пополам ножом и завернула в тонкую марлю.
  - Скорей, - торопила Бесс. - Нам нужно успеть убрать камин леди Мидтаун.
  Мы собрали брезент и тряпки. Бесс обошла комнату и осмотрела мебель, осталось ли где пятнышко. Я стояла у двери с горой вещей в руках. Комнату миссис Мидтаун убрала как в тумане. На сей раз Бесс меня отодвинула и сделала львиную работу сама, споро и много лучше. Она поминутно оглядывалась на дверь.
  Услышав шум в коридоре, она толкнула меня в камин, а сама встала рядом, как ни в чем не бывало. Заглянула миссис Ривз, сказала, что мы лентяйки и она вычтет промедление из нашего жалования.
  - Бесс, спасибо за помощь, - всхлипнула я, домывая камин.
  - Я же не стерва, какая-нибудь. Вижу, что стараешься. Я поначалу думала ты важная цыпа и будешь нос задирать. Ручки нежные какие, сразу видно не служанка. А теперь вижу, что ты просто бедолага. В чем-то крупно не повезло, раз в клане за тебя никто не поручился. Можешь не рассказывать, у всех тут слезливая история за плечами. В общем, прости, что посмеялась над тобой утром.
  - Как я платье отстираю?
  - В скипидаре отмачивать, правда сначала нужно манжеты отпороть, постирать отдельно. Непростое дело. Ладно, одолжу старое платье, хотя ты больно высокая, оно тебе будет коротко.
  После комнаты леди Мидтаун Бесс ушла обедать. Я прошла в отведенную мне темную и тесную каморку. Легла на кровать и постаралась не думать о еде. Хотелось плакать.
  Перед поступлением в вуз я работала пару месяцев на конвейере. Упаковывала банки пива в картонные коробки. Работа нудная, не сложная, но требующая сноровки. В конце смен у меня гудела голова, а кожа на руках была содрана острыми краями металлических крышечек. Тогда я сказала себе, что выучусь во что бы ни стало. Мама всю жизнь горбатилась на заводе, чтобы у меня была лучшая жизнь, и я не могла ее разочаровать. Прошло пять лет, я выучилась на биолога, пошла в аспирантуру, выпила волшебной водички и попала в другой мир. Теперь я служанка, которая делает самую грязную работу. Только на сей рас шансов выбраться, кажется, нет.
  Похоже эмбия Уилкокс меня обманула. Я так и не разобралась, в том, что произошло у нее в доме. Отчего она звала меня милочкой и уговаривала попасть во дворец?
  Отворилась дверь, в каморку зашла худенькая фигурка с кучерявой копной волос. Мэй. Я подняла с подушки опухшее от слез лицо.
  - Я слышала, ты осталась без обеда, - сказала она мелодичным голосом. - Я принесла ломоть хлеба с кухни.
  - О, Мэй! Спасибо, я умираю от голода!
  Она достала из кармана на переднике, завернутый в белую салфетку сверток. Я протянула руку и тут в первый раз рассмотрела в сумраке ее лицо.
  - О-ох! - я не смогла сдержать вздоха.
  От линии волос, через правую глазницу и до виска тянулся уродливый шрам, весь в узловатых шишечках. Глаза не было, вместо него перекошенное пустое веко с пучками ресниц.
   Мэй непроизвольно подняла ладонь к шраму, не касаясь его.
  - Я не могу носить повязку, - сказала она шепотом. - Не переношу прикосновение ткани к коже.
  - Мэй, прости. Я не хотела тебя обидеть.
  - Я пойму, если ты попросишь перевестись.
  Она отвернулась, так, чтобы не был виден шрам. Мне стало ее ужасно жаль.
  - Нет-нет, ты что? Наоборот, я не хотела тебя задеть.
  Я раскрыла салфетку и с наслаждением вгрызлась в чудесный толстый ломоть хлеба с маслом. Божественно!
  - Тебя не отталкивает мое уродство? - продолжила допытываться Мэй.
  - Мэй, ты же не виновата в твоем шраме. Несчастья происходят, никто от них не застрахован.
  Она присела на своей лежанке напротив меня. Я не отвела взгляда, положила ладонь на ее тонкое плечо и вдруг заметила, что она дрожит.
  - Что происходит? - спросила я.
  - Начинается, - захрипела Мэй.
  Она резко откинулась, глаза закатились, все ее тело затряслось, а изо рта пошла пена. Я выронила хлеб, кинулась к ней.
  Эпилептический припадок.
  У меня похолодели руки, сердце лихорадочно забилось в груди. Я вспомнила, как в летнем лагере девочку скрутил приступ, ей вызвали скорую. А что делать мне?
  Мэй трясло, ее голова была запрокинута назад словно в фильмах про одержимых демонами. Руки и ноги трясло, она вся изгибалась и в любое мгновение могла упасть с кровати.
  В первую очередь - безопасность.
  Я взяла ее маленькое тело в охапку, положила на пол. Засунула подушку под голову. Вытерла тряпицей пену у рта.
  В этом мире есть алхимия, может она поможет. Я выбежала на лестницу. Крикнула:
  - На помощь! Помогите!
  Никто не отвечал, все слуги были на обеде. Вот черт! Неужели, никто не придет? Я вытерла о юбку вспотевшие ладони, шмыгнула носом и вернулась к Мэй. Присела подле нее, чтобы удержать голову от ударов об пол. Мне было очень страшно. Особенно видеть ее изуродованное лицо с гримасой боли.
  Мэй вся обмякла, руки и ноги перестали трястись. Приступ закончился, она ровно задышала. Я вытерла ее губы, ласково погладила по щеке.
  Шрам у нее очень нехороший, конечно. Интересно, что с ней приключилось? Кто-то ударил мечом по лбу? Нет, шрам слишком кривой. Скорей всего, Мэй упала вперед на острый предмет. Наверное, вдобавок к порезу получила сотрясение мозга. После головной травмы бывают эпилептические припадки. Бедненькая...
  - Спасибо... - прошептала Мэй открыв глаза.
  Она со стоном дотронулась до головы, видимо та болела после приступа.
  - Пить? - спросила я.
  Я быстренько перелила в стакан воды из кувшина, который стоял на тумбочке между изголовьями кроватей.
  Мэй жадно выпила и в изнеможении откинулась назад на пол.
  - Все тело болит... У меня был припадок, да? Не бойся, я скоро приду в себя. Только пережду слабость. О-ох, как же не вовремя меня скрутило... Я должна идти в прачечную... Миссис Ривз меня точно уволит. Это конец.
  Она тихо заплакала. Я погладила ее по кудрявым волосам. Когда-то, перед травмой, Мэй, наверное, была красавицей.
  - Я очень хочу помочь, правда.
  - Лисабель, просто дай мне полежать в тишине.
  Она отвернулась к стенке, а мне стало горько на душе. Я вдруг поняла, что очень хочу облегчить жизнь этой хрупкой девушке.
  - Мэй, я пойду в прачечную, хорошо? Ты сейчас встать на ноги не можешь. Мне в радость тебя заменить, поверь.
  - А как же камины? - спросила, обернувшись Мэй.
  - Сейчас узнаем.
  Я побежала по ступенькам вниз в сторону общей столовой. Бесс как раз стояла подле стенки и отчаянно флиртовала с усатым верзилой, скорей всего тем самым конюхом. Я подождала немного, пока она наговорится всласть со своим кавалером. Потом подошла и рассказала тихонько, чтобы никто не услышал, о приступе Мэй.
  - Бесс, может, я успею все сделать попозже?
  Она покрутила пальцем у виска, а потом тяжело вздохнула, мол, что взять с ущербных, и сказала:
  - Так, дай подумать... Миссис Ривз проверит камины с утра, сегодня ей не до тебя. Приезжает эмбия Фаулз с северных краев, в честь нее устраивают прием для близкого круга короля. Говорят, она метит в невесты старшего принца. Аристократы будут праздновать допоздна, уйти рано - невежливо. Если готова драить при свечах, на здоровье.
  - Эмбия - невеста принца? Она не слишком стара для него?
  - Принц тоже не молоденький. И невесту ищет побогаче, у короля в казне пусто. Вот если бы Богиня появилась, тогда все проблемы махом решились бы. А так, принцу выбирать не приходится.
  Богиня, как интересно... Она что ли появляется самолично? Я бы хорошенько расспросила бы Бесс, но очень спешила все успеть.
  - Спасибо за совет! Не покажешь ли, где прачечная?
  - Ты, это... - Бесс дернула меня за грязный рукав и сказала, смущенно глядя в пол. - Лиса, ты вроде ничего, не зазнайка и все такое. Я и другим сказала, что с тобой можно иметь дело. А если будешь с Мэй путаться, то никогда не станешь своей...
  Я все поняла. Поджала губы, раздираемая надвое. Обрести друзей среди слуг или стать изгоем, чтобы изуродованной девочке было чуть менее одиноко? Рациональное начало призывало послать Мэй подальше и думать только о своих интересах. Совесть трубила на визгливых тонах о том, что я на себя в зеркало взглянуть не смогу.
  Я выдохнула. Своей среди слуг я никогда не буду, да и не хочу. Обстоятельства могут меня согнуть, но не сломать. Помощь слабым, вот что делает из животного человека.
  - Бесс, надеюсь, ты все же будешь считать меня 'ничего'. По крайней мере ты мне очень нравишься.
  - Вот упертая коза! - Бесс подняла нос и демонстративно удалилась.
  Я вроде приняла правильное решение, но отчего кошки скребутся на душе?
  
  Глава 4. Золушка
  
  В прачечной было жарко. За входной дверью в открывшемся зале вовсю кипела глажка. Между клубами пара сновали нагруженные утюгами дюжие ребята. Они прогоняли с пути окриками служанок, важно семенящих, неся на вытянутых руках выглаженную одежду. Меня встретили как спасительницу. Краснолицая женщина схватила меня за плечи и пророкотала:
  - У меня работа стоит. Опять припадок у негодницы?
  - Я все сделаю. Не сердитесь на нее, пожалуйста.
  Женщина повела меня за собой, бурча под нос о своем золотом терпении, о том, как Богиня воздаст за это на том свете.
  Мы прошли через двери в другой зал. Тут мужчин не было. Над печками стояли четыре огромных чана с горячей водой, источающих пар. Служанки водили шестами стирку в воде, стоя с подоткнутыми юбками. Тут было жарко как в пекле.
  Меня завели в дальнюю комнатушку. Тут было относительно тихо и прохладно. У дальней стены на длинном столе были свалены в кучу кружева. Подле стены журчал в полу самый настоящий ручей. Посреди комнаты стоял большой чан с голубоватым раствором, рядом с ним кастрюля с мыльной пеной. Подлее нее расположились чаши поменьше, в каждом вода другого цвета - красная, синяя, зеленая, желтая.
  - Мэй поделилась с тобой секретом обработки кружева?
  Я вся похолодела. Как обращаться с кружевом я понятия не имела.
  - Она сказала, вы покажете мне как делать обычную работу, а секретом делиться не разрешила.
  Краснолицая женщина прищурилась и внимательно меня осмотрела с ног до головы. Я попыталась прикрыть рукой самые заметные пятна сажи.
  - Девочки шепчутся, говорят Мэй ведьма, но я раньше не верила. А сейчас не знаю, что и думать. Где это видано, что новенькая готова за нее работу делать? Околдовали тебя, бедняжка.
  Я в ответ захлопала глазами. Заколдовали это точно, только не Мэй, а вчерашним вечером, когда меня выдернули как спелую морковку из привычного мира и перенесли неизвестно куда. Прям готовое шоу на выживание. Интересно, сейчас мною кто-то любуется на экране компьютера? Ставят ли ставки на мою жизнь?
  Она показала мне весь процесс стирки кружева от замачивания и до глажки. Работа считалась тонкой, доверялась не каждой. У Мэй был дар избавить тонкую ткань от пятен и не испортить. От меня, как от околдолдованной, ожидали той же сноровки.
  - Сама одежда уже постирана, ждем пока ты управишься, чтобы пришить кружева на место. Постарайся начать с алых инициалов королевской семьи, потом уже другие цвета.
  Она исчезла за дверью, а я взяла в руки легкое как паутинка кружево с узором из виноградных лоз. Со стороны изнанки были вышиты красной нитью три буквы 'ЭУГ'. Интересно, кому оно принадлежит?
  Хватит медлить, работы непочатый край, а ведь меня еще ждут камины! Я жалобно застонала.
  Кружево следовало прикрепить булавками к специальным валикам, замочить в алхимическом растворе, потом промыть в мыльном чану, стараясь не повредить нити. Прополоскать в проточной воде, накрахмалить, немного высушить и передать дальше, через оконце в стене, для глажки.
  В комнате было тихо, я принялась за первое кружево. От раствора полученные с утра ссадины нещадно защипало. Я закусила губу и продолжила работу. Вот бы придумали тут элементарные перчатки!
  Зато алхимия идеально справлялась с пятнами. Красные, желтые, от соусов, приправ, крови они все исчезали бесследно в белом чану. Потом мыло, полоскание и - гоп! Чисто накрахмаленная ткань ложится в коробку для глажки. Я даже зашла в раж, стараясь довести движения до автоматизма. А все для того, чтобы не думать о своей судьбе. Вот бы все, что со мной случилось, было со скрытым смыслом... Только вот, в тайные замыслы я не верила, слишком много раз наблюдала за тем, как череда случайностей рушит человеческие судьбы. Скорей всего мне просто 'повезло' оказаться в особом месте в правильное время.
  Я очнулась и поняла, что мысли завели меня совсем не туда. Бесс права - дурочка я. Работаю в прачечной, а о собственном платье не позаботилась.
  Меня оставили для деликатной работы одну и не трогали до поры до времени. Идеальные обстоятельства. Я сняла фартук и отправила в раствор. Через минуту он плавал белым как первый снег, без всяких пятен. Вскоре в чан отправилось платье, и я осталась в одном нижнем белье. Вздохнув, отправила в чан и его -привыкла стирать трусы каждый день.
   Я хорошенько прополоскала свою одежду, выжала и повесила сушиться. На всякий случай закрыла входную дверь на задвижку. Потом продолжила работать нагой.
  Когда стопка кружева подошла к концу, я еле стояла на ногах. Мои бедные руки опухли, из мелких трещин сочилась сукровица. Не может быть, что я еще должна чистить камины. Это чистое издевательство! ...Как и попытка одеть мокрое белье и платье. Хорошо, что в прачечной пар служил завесой, за которой я могла незаметно выскользнуть. По дороге меня только раз окликнула краснолицая женщина и с уважением поблагодарила.
  - Тьфу-тьфу, кружево тебя слушается. Я попрошу тебя перевести ко мне, если ты не против.
  - Если миссис Ривз будет не против.
  Тонкую работу не сравнить с каминами, но лучше в прачечную не попадать. Меня смогут перевести в адовый зал мешать стирку в кипящем чану. Я не хотела обидеть, но и обещать - опасно.
  - О нет! С миссис Ривз спорить не буду. Доброй ночи!
  Пока я занималась кружевом на улице стемнело. Небо искрилось обилием звезд, на вечерних улицах горели фонари, а дальний городок у озера красиво подмигивал окошками. Я шла по коридорам опустив голову, стараясь стать как можно незаметней.
  Какая досада, что ужин мне тоже придется пропустить. Появиться в мокром платье - самоубийство.
  Я подготовила все необходимое для чистки каминов в укромном уголке на втором этаже. Пока сновала туда сюда за лимонами и дровами, то услышала музыку в коридоре первого этажа. Играли вальс, и в мелодии даже было нечто знакомое, похожее на 'голубой Дунай'. Мне ужасно захотелось посмотреть хоть одним глазком на званный вечер.
  Я двинулась как завороженная вслед звукам скрипки. Впереди, подле открытой на щелку дверей, собралось несколько любопытствующих слуг. Я встала за спинами на цыпочки, благословляя свой высокий рост.
  Зал был великолепен. С высоченным потолком, расписанным под закатное небо с летящими ангелами между облаками. Череда хрустальных канделябров искрящихся, словно в осколки стекла заключили по звезде. Мраморные колонны, бесчисленные вазы с шикарными букетами цветов. А гости! Глаза разбегались при виде нарядов дам, каждое из них - произведение искусства - пышные юбки из тюля, открытые плечи, лебединая шеи усыпанные драгоценными камнями. А прически - высокие, украшенные цветами или лентами, у самых богатых нитями жемчуга, рубинов, изумрудов. Кавалеры носили приталенные камзолы и пышные шейные платки из тонкого кружева. Меня передернуло при взгляде на кружево, руки еще ныли от едкого раствора, а мокрое платье льнуло к телу.
  На подиуме в дальней части зала сидела королевская семья. Пожилой король и королева на золотых тронах, подле них на креслах пониже двое принцев и принцесса. Старший принц выглядел очень бледным, что и не удивительно, считая близкий брак по расчету. Он сидел прямо, словно палку проглотил, черные волосы собраны назад, одет во все черное, с алой лентой через плечо.
  Принцесса была свежа как весенний цвет. Одета в нечто розовое и воздушное, с заколотыми наверх волосами и умопомрачительной короной высотой в пол метра, усыпанной рубинами и розовым кварцем. Она жадно осматривала зал и наслаждалась вниманием.
  При взгляде на младшего принца сердце пропустило удар. Уж слишком он был хорош в праздничном камзоле, с распущенными волосами до плеч. Он сидел расслабленно, на танцующих глядел лениво, с дежурной улыбкой на губах. Принц мне нравился, а от переживаний последних дней чувства к нему обрели особую остроту. Ах, как мне хотелось поймать хоть бы мимолетный взгляд.
  Я отступила в темноту, так и не замеченная слугами. На душе было отчего-то горько и тоскливо. В последний раз заглянула на кухню одолжить свечу и чистые тряпки и поднялась к своим каминам. У меня есть время до поздней ночи и десять комнат. Кошмар. Справлюсь.
  Я обмотала руки чистыми тряпками и приступила к работе. Чистить камины в недавно стираном и мокром платье - глупость, поэтому я потратила несколько минут, чтобы раздеться. Сначала я поминутно обглядывалась на дверь, но в жилых помещениях сейчас было безлюдно. Все или танцевали внизу, или обслуживали пирующих, или завистливо наблюдали.
  А я была даже благодарна за тяжелую работу. Мысли в голову лезли слишком безрадостные. О том, что жизнь кончена, скоро я превращусь в тупую машину по обслуживанию, подхвачу тиф и бесславно скончаюсь. Или о маме, которая сейчас сидит у телефона и ждет информацию о безвестно пропавшей дочери.
  От едкой боли, я принялась со злостью выгребать золу, затем лить скипидар на щетку и тереть кирпичи. Грусть отступала перед тяжелой физической работой, сменялась болью в мышцах. Я тратила силы, чтобы бороться со смертельной усталостью. Меня держал бушующий в венах адреналин. Без него десять каминов не победить.
  Когда пришла очередь промыть камин теплой водой, я сначала смыла золу с себя, а потом чистая одела платье и отправилась в следующую комнату.
  На пятой меня шатало. Шестая до восьмой прошли как в тумане. Девятую я закончила на чистом упрямстве. Десятая оказалась самой роскошной, с огромным камином, в котором высилась целая гора золы. Она не поместилась в одно ведро. Пришлось мыться, одевать платье, выносить золу в общий мешок, и возвращаться обратно. Стоял второй час ночи, кроме одной краюхи хлеба я с утра не ела ни росинки. Утренний чай с тостом, казалось, произошел целую вечность назад. Я без сил вытянулась подле камина в одном нижнем белье.
  Из-за размера камина зола в основании кучи была еще теплой. Я с наслаждением погрузила в нее озябшие руки. Золушка, вот кто я. Настоящая золушка. Ничего не случится, если я пару минут передохну в благословенном тепле. Осталось совсем немного, я наберусь сил и все закончу.
  Веки стали тяжелыми и я решила дать глазам перерыв. Все тело гудело и я не заметила, как провалилась в сон.
  Проснулась как током ударенная от тихого шелеста. Мне было тепло, уютно, будто меня укутали в пушистое одеяло. Я открыла глаза и увидела, что укрыта алым плащ, отороченным мягким мехом.
  Подле кровати при приглушенном свете канделябра младший принц расстегивал пуговицы на белоснежной шелковой рубашке. Камзол и красная ленточка были уже сняты и отброшены на стул.
  Свет красиво поблескивал на гладкой коже груди, выделяя литые мускулы. В его позе была расслабленность человека после тяжелого дня. Пальцы расправлялись все с новой пуговицами, потом и рубашка полетела к стулу и принц остался голый по пояс. Высокий, атлетичный, с широкими плечами и узкой талией. Умопомрачительно красивый.
  И тут я поняла весь ужас ситуации. Я голая, в одном белье, уснула на золе в его комнате. Меня накрыла удушающая волна стыда, хотелось провалиться сквозь землю от ужаса. Что он обо мне подумает? Что со мной будет?
  - Я не хотел тебя будить, милая девушка.
  Я вскочила на ноги, прижимая его плащ к груди, пытаясь прикрыться. Меня накрыла паника, голова была пуста и я не знала, что сказать. Только смотрела на него как бессловесная овца, умоляя о пощаде. Мои щеки были не просто красными, я вся стала бордовой от смущения.
  - Подойди-ка сюда.
  Я как завороженная сделала шаг вперед. Он преодолел оставшееся между нами расстояние, дотронулся до моего подбородка. Повернул лицо в сторону канделябра.
  - Я так и знал, - прошептал он. - Хорошенькая. Мы виделись утром, не правда ли? Во время моего позорного бегства от домогательств вдовы М.
  - Простите, пожалуйста - овцой проблеяла в ответ. - Я непростительно заснула во время исполнения обязанностей.
  Он улыбнулся уголком губ. Его глаза затуманились.
  - У всех нас был тяжелый день, это простительно. Ты красиво выражаешься, милая девушка. Чья будешь?
  - Я безродная, - тут у меня прорезался голос и я высоко подняла подбородок в знак протеста. Надоели со своим снобизмом.
  Но принц оказался доволен ответом. Поднял бровь и улыбнулся уголком губ.
  - Раз служишь в замке, значит уже не безродная. Значит моя, - сказал он удовлетворенно, и от его голоса пробежали мурашки по спине. - Почему у тебя повязки на ладони? Покажи свои руки!
  Я покрепче перехватила плащ на груди и протянула ему правую ладонь.
  - Обе! - повелительно приказал принц.
  Я вся сгорбилась, еще больше покраснела и отрицательно замотала головой. Сердце как бешеное билось в груди. Если протянуть ему обе руки плащ упадет вниз и я останусь в лифчике и трусах.
  - На служанок не посягаю, не бойся.
  Я кое как зажала мех подмышками, чтобы прикрывал грудь и протянула ладони вперед, плотно прижав локти к телу.
  Принц еле слышно добавил:
  - Только, если они не против.
  Я вся вздрогнула, а принц будто специально провел пальцем по моим пылающим щекам. Затем подложил свои руки, под мои опухшие ладони, обмотанные грязной тряпкой. Осторожно размотал ткань.
  Даже в неверном свете пары свечей можно было рассмотреть обломанные ногти, вздувшиеся волдыри и сочащиеся сукровицей царапины.
  - Новенькая, - то ли спросил то ли утвердительно выдохнул принц.
  Он наклонился и вытащил из под кровати резной ларец, окованный металлом. Внутри, на подстилке из бархата лежали в ряд бутылочки из темного стекла. Под ними надписанные бумажные конверты с порошками.
  Принц насыпал на мои израненные ладони порошок. Он пах антисептиком и немного щипал, но я прикусила губу, не издав ни звука. За порошком на кожу капнуло несколько капель масла, сильно пахнущего ментолом. И еще чем-то, напоминающим сосновый лес.
  Тяжелый балдахин затрепетал от невидимого ветра. Сердце бухнуло в живот, по позвоночнику поднялся холодок. Порошок зашипел и я почувствовала, будто сотни корешков впиваются в кожу на руках. Не больно, но неотвратимо, как волна цунами. Над ладонями поднялся зеленый дым, завертелся колесом, подвластный пассам рук принца.
  Я завороженно наблюдала как срастаются царапины, как уменьшаются отеки. Ветер высосал из тела усталость и боль из мышц. Я почувствовала себя свежей, словно спала не пару часов, а целую ночь.
  А вот под глазами принца залегла тень. Он пошатнулся на мгновение, а потом бережно вернул баночку на место, закрыл ларец и вернул его под кровать.
  Вновь взял мои руки в свои. Провел подушечкой пальцев по ладони, лаская чувствительную, только заживленную кожу. Ту будто закололо сотнями иголочек, а я утонула в наблюдающих за мной ореховых глазах.
  Он сделал шаг вперед и я оказалась плотно прижатой к его голому торсу. Принц завел руку за мою спину, полу-обнимая, пробежался пальцами по позвоночнику, заставив восторженно выдохнуть.
  Наклонил голову на бок, прикрыл глаза длинными ресницами. Приблизил свои губы к моим, дразня.
  У меня крышу от него сносило. В жгучий коктейль смешалось восхищение внешностью принца, благодарность за его заботу, и уважение к таланту мага. Я внезапно поняла, что, кажется, пропала. Забудусь во влюбленности, в объятиях этого красивого мужчины. А что потом? Разве не жалка участь падшей служанки?
  Чего я хочу? Вернуться назад? Или стать любовницей принца на одну ночь, а потом драить камины пока не умру? Нет, не этого...
  Мне хотелось стать кем-то сама по себе. Изменить мир, оставить свой след.
  - Нет, - выдохнула я ему в губы. - Я хочу быть эмбией...
  - Неужели?
  Он замер на расстоянии вдоха, давая мне возможность одуматься. Я вся дрожала, но упрямо отвернулась.
  С яростным стоном принц отпустил меня и сделал шаг назад.
  - Ну что-ж, долг призывает меня предоставить шанс для обучения юной девы, окрыленной тягой к знаниям. Будь завтра к семи утра в главной библиотеке. Подобающе одетой.
  - Да, Ваше Высочество, конечно Ваше Высочество, - пробормотала я позорно пятясь к своему платью. Схватила его и передник, прижала к груди и так же задом выбралась из комнаты.
  Прижалась спиной к стене, горестно вздохнула. Меня охватило чувство, будто только что я совершила ужасную ошибку. Отказалась от своей судьбы.
  Пока в коридоре было безлюдно, я напялила на себя абсолютно сухое платье и передник. Посмотрела вниз и заметила у стены аккуратно сложенную охапку дров, заготовленных мной заранее.
  Миссис Ривз меня убьет, если я оставлю принца без отопления. Я горестно застонала, подняла дрова и, кусая губы, постучала в дверь...
  Принц открыл сразу же, будто ждал моего возвращения с той стороны. Он иронично поднял бровь, глядя, как я раскладываю дрова в камине, не забыв о щедрой порции соломы. Под его пристальным взглядом, я вернула заслонки на место, стараясь не думать, как выглядит со стороны девушка на четырех.
  Принц облизал губы и сказал:
  - Простите за неудобство, но хотел бы попросить свой плащ обратно. Хотя, должен признать, он шел вам больше форменного платья.
  - Вы хотите заставить меня пожалеть о принятом решении?
  Принц улыбнулся сиятельной улыбкой, скрестил руки на груди и с интересом на меня посмотрел.
  - Непременно. Люблю проницательных девушек. Понимаете, я лично ручаюсь за эмбию, подписавшую контракт. Желаю увериться, что вы тверды в своем намерении.
  Он подошел ближе протянул руку и я передала ему тяжелый бархатный плащ.
  - Понимаете, я довольно часто нахожу голых девушек в своей постели, - доверительно сказал принц. - И ни разу они не забирались туда, движимые жаждой знаний.
  Я поперхнулась, пытаясь сдержать нервный смешок.
  - Полагаю, напрасно объяснять мое появление в вашей комнате чередой досадных случайностей?
  - Вы совершенно правы.
  - Тогда попрошу лишь об одном.
  Принц нахмурился: вероятно венценосные особы со временем развивают аллергию на просителей. Их окружают люди, движимые личными интересами. Но я отчаянно хотела доказать, что отличаюсь от них.
  - Дайте мне шанс, пожалуйста.
  С этими словами я вышла прочь. Подле порога обернулась. Совершенно напрасно, надо сказать. Принц провожал меня взглядом разгоряченного мужчины, обманутого в ожиданиях, и этот взгляд не обещал ничего хорошего.
  
  Глава 5. Игра в прятки
  
  Я заплутала в бесконечных коридорах дворца. Чудом нашла нашу с Мэй каморку, забралась в свою постель, стараясь не потревожить соседку. Мысленно, я все еще находилась в комнате с принцем, обдумывала остроумные реплики, которые могла бы бросить с независимым видом вместо мычания 'да, Ваше Высочество'.
  Ах, какой он был чудесный. Меня до сих пор жег сквозь платье жар, исходящий от его голого торса. Как чудесно было бы целоваться со сказочно привлекательным принцем при свете свечей, будто я героиня детской сказки про золушку.
  Я перевернулась на живот и улыбнулась, обняв подушку. А ведь я и впрямь попала в сказку. Только не в диснеевскую, а в настоящую, недобрую. Хорошо, что не в книги Мартина, тогда бы принц, наверное, не был бы столь уважительным. Бросил на кровать и заявил свои права, не спрашивая о моих желаниях. А на следующий день меня бы выгнали за нерадивость.
  - Лисабель? Ты вернулась? Я спускалась тебя найти в прачечной, но мне сказали, что ты ушла в жилую часть, а мне туда ход заказан. Я так и не поблагодарила тебя как следует утром. Прости, что из-за меня тебе пришлось работать допоздна. Я отплачу...
  - Мэй, не надо. Я помогала тебе не ради оплаты... И поздно вернулась потому, что заснула прямо у камина.
  Я спрятала лицо в руках. Как только вспомнила принца, у меня загорелись щеки.
  - Заснула? Надеюсь, тебя никто не обнаружил. Я слышала миссис Ривз очень строгая.
  - Мэй! Я совсем забыла, что мне нужно поблагодарить тебя за прачечную. Я смогла отстирать форму от сажи. Хотя, понятия не имею, что мне делать завтра. Ходить в мокром платье - мучение. Оно сохло целую вечность.
  - Не проблема, - отмахнулась Мэй. - У нас есть сушильня для случаев, когда аристократам срочно нужен определенный предмет гардероба. Буду стирать для тебя ночью, а утром возвращать чистое и сухое. Поспишь в моей рубашке, у меня есть запасная.
  Мы говорили об одежде, а я мучительно хотела поделиться происшедшим и одновременно боялась довериться. Я не хотела потерять симпатию Мэй, единственного человека, которого могла с натяжкой назвать моим другом в этом мире. Что она подумает обо мне, узнав, что я чуть не оказалась в постели принца? Я так ничего не решила, Мэй повернулась на бок и заснула, а я осталась разглядывать балки потолка при свете звезд.
  Сон не шел. За окном ухала сова, в углу со стороны Мэй кто-то шуршал и грыз дерево, видимо крысы. Я старалась лежать тихо-тихо, так как кровать скрипела от каждого движения.
  Мне стоило выспаться перед завтрашней встречей с принцем, но сон не шел. Слишком многое следовало обдумать. Я чувствовала себя будто притворилась сапером, и меня выслали на минное поле. Теперь иду вслепую, каждую секунду жду взрыва. То, что до сих пор мне удалось удержаться на плаву, ничего не значит. Завтра решится моя судьба. Лучше бы мне обжиться в замке, а потом попадаться на глаза принцу, но обстоятельства сильнее меня. И это проблема.
  Я привыкла быть сильнее обстоятельств. Когда другие студенты на моем потоке гуляли, я зубрила материал. На втором курсе начала работать в лаборатории. Туда же поступила на аспирантуру. Круглая отличница, гордость родителей. Я привыкла все контролировать, включая отношения с парнями.
  За мной многие ухаживали, но Димка оказался самым настойчивым. Я уступила и нам было хорошо вместе. Должна признаться, что не была влюблена в него... В Диме много было поверхностного - брендовая одежда, хорошая машина, престижная работа, но кроме материального его не интересовало ничего другого. Во мне его устраивала миловидная внешность и приличная карьера. Пусть между нами были разногласия, я не ожидала предательства. А потом все завертелось, будто жизнь специально выдрала контроль из моих рук.
  Что значит стать эмбией? Отказаться от мужа и детей до тридцати пяти лет? Я вовсе не хотела этого. Дикое требование. Я хочу найти любовь и стать матерью. Не понимаю, почему должна отказываться от столь естественного желания.
  К тому же придется служить напрямую самому принцу. А значит, наблюдать за тем, как он ищет жену и строит свою семью. Сердце кольнуло иголочкой боли. Я знаю его всего один день, но почему-то не хочу потерять.
  Все это не имеет значения. У меня нет выбора. Я желаю, чтобы окружающие не вытирали об меня ноги, а относились как к равному. Это прежде всего. В средневековом обществе, у женщин не было право голоса, тут же мне выпал шанс обрести какое-никакое влияние. Я должна им воспользоваться.
  ***
  В шесть утра я встала с кровати. Расчесала волосы пятерней, постаралась уложить короткие светлые волосы в подобие прически. Вспомнила бабушкины уловки, пощипала щеки чтобы хоть немного освежить лицо после беспокойной ночи.
  Спустилась на кухню, где уже вовсю кипела работа. Сумела украсть яблоко, две булочки и чашку молока. Кухарка грубо окрикнула:
  - Эй ты, новенькая! Жди завтрака со всеми, ишь наглая, отдай булку обратно!
  Я тут же вернула булку на место, радуясь, что сумела спрятать ее товарку и яблоко за пазуху.
  - Простите меня пожалуйста. Я вчера пропустила ужин и очень голодна.
  - Раз наказали, значит по делу. Дуй отсюда, кроме лимонов не смей ничего трогать, иначе не поздоровится!
  Я сглотнула, отступила, и постаралась скрыть слезы. Никак не привыкну к оскорблениям на каждом шагу. Удивительно, но единственный, кроме Мэй, кто отнесся ко мне по человечески, это принц.
  Еще бы узнать у кого-нибудь, где та самая библиотека. Я очень боялась опоздать, хотя часы показывали десять минут седьмого. Кто знает, что случится, если на меня наткнется миссис Ривз. Она всегда придумает для меня задание. Праздношатающаяся служанка - подозрительное зрелище.
  Я поела в укромном уголке под лестницей, стараясь сильно не хрустеть яблоком, чтобы не выдать своего укрытия. После долгого поста еда показалась очень вкусной. Булка еще тепленькая, мягкая. Я собрала с подола крошки и решила, что жизнь не такая страшная. Еще побарахтаемся.
  Меня всю колотило в предвкушении встречи. Под сердцем ныло, как перед прыжком в пропасть. Я не хотела думать, что может случится, если принц передумает и забудет про меня.
  Мне удалось найти проход на сторону аристократов. Тут я чувствовала себя как в музее - мраморные полы с затейливым рисунком, высокие потолки с золотой лепниной, поддерживаемые анфиладой колон. Служанки, ответственные за уборку уже сновали во всю с тряпками в руках, убирали последствия вчерашнего празднества. Я тоже сделала вид, что очень занята. Было тяжело не глазеть по сторонам.
  Залы сменяли один другого - малахитовый, золотой, хрустальный. Мне попадались уютные альковы, рабочие кабинеты, музыкальные комнаты, залы для рисования. Я повернула в другую сторону и наткнулась на комнату отдыха для стражников. Мною мгновенно заинтересовались проснувшиеся мужчины и я ретировалась, пока они не начали задавать вопросов. Я мучительно боялась выдать свое незнание. Лучше не говорить ни с кем.
  Время близилось к восьми, а я все еще не знала, где находится библиотека. На данном этапе, дорогу обратно в коридоры для слуг я тоже найти не могла. К сердцу начала подбираться тщательно подавляемая паника. Во рту появился привкус железа, голова стала тяжелой от бессонной ночи. Я остро ощущала себя глупой коровой, упустившей свой шанс.
  Стоп. Вздохнуть, успокоиться. Перестать накручивать себя. Нужно встретится лицом к лицу со своими страхами. Я подошла к ближайшему лакею и смиренно спросила:
  - Я новенькая и совсем заблудилась. Не подскажете ли, где находится библиотека?
  - Во вторую дверь слева, третий поворот направо, - холодным голосом сообщил он, не отрываясь от полировки серебряного подсвечника.
  Я подхватила юбки и поспешила у указанном направлении. Взглянула на часы - без одной минуты восемь. Увидела впереди широкие тяжелые двери с парными ручками в виде львов, державших в зубах металлические кольца. Потянула на себя дверь за кольцо и с облегчением увидела за ним высокий зал, заполненный бесчисленными полками с книгами.
  Тут было тихо. Мягкий ковер скрадывал шаги. В косых утренних лучах плясали пылинки. Я шла мимо полок, невольно заглядываясь на корешки книг. Тут и там попадались удобные кресла и диванчики, с предусмотрительно подставленными табуретками для ног, но все они пустовали.
  'Не пришел' - сердце пропустило удар.
  Я обошла обширную библиотеку, удостоверилась, что на сей момент оказалась ее единственным посетителем. Без сил опустилась в одно из кресел. Мне хотелось плакать.
  Обманул. Или не проснулся. Подожду принца еще немного, а потом уйду прочь из дворца. Вернусь в лес и буду пытаться найди путь домой.
  'Ладно. Воспользуюсь моментом и умыкну книгу пополезней.'
  Я хмыкнула и принялась исследовать библиотеку. На душе было горько, но осознание того, что служба во дворце подошла к концу придавало бодрости.
  На потемневших от времени корешках золотым тиснением светились названия. Незнакомый шрифт заставлял сосредоточится на каждой букве, и я с удивлением поняла, что написано на Английском языке. Но я-то воспринимала его как родной, Русский. Я замерла на месте, ошеломленная открытием, произнесла шепотом пару фраз... Не может быть... Я говорю на чистейшем Английском, совсем без акцента, хотя в вузе еле-еле продиралась через учебники. Еще одно проявление волшебства. Или улика в ларец доказательств, что я тут оказалась не спроста.
  На полке рядом со мной стояли в основном молитвенники. Я пролистала их мельком, мне было интересно найти упоминание о Богине, которая самолично появляется в этом мире. Но книги были схожи с теми, которые стоят в церкви в нашем мире. Ветхий завет, новый завет, сказания святых, псалтырь...
  Я прошла дальше. Просмотрела экономические сводки, со вздохом поставила книги на место. Ничего интересного. Следующий ряд меня обрадовал. Тут царила Алхимия. Огромные талмуды с зарисовками и непонятными формулами. Вот бы найти что-то совсем простое, для новичков... Я достала большую книгу, на корешке которой было написано 'Основы Алхимии', устроилась на полу, перелистнула на первую страницу и углубилась в чтение.
  - Я должен перед вами извиниться.
  Я подняла голову и увидела над собою принца. Он был свеж, будто не пировал вчера до поздней ночи. Стоял, прислонившись к массивному стеллажу, скрестив руки на груди.
  - Я позволил себе понаблюдать за вами немного, и, должен признаться, удивлен застать вас за чтением книг. Я ожидал, что вы проведете время, стараясь выглядеть привлекательней для встречи. Признаю свою вину и приношу вам глубокое извинение.
  Я устало выдохнула, стараясь не обращать внимание на то, как топленным маслом внутри поднимается радость от присутствия принца. От того, что он не забыл. Я тихо выдохнула:
  - Вчера мы были на ты.
  Он бросил на меня полный иронии взгляд из под ресниц.
  - Вчера, я непростительно забыл о долге вежливости.
  Я прикусила губу. Во всем дворце любой встречный не преминул обидно осадить меня, обозвать или подчеркнуть безродность. Одна Мэй оказалась мила, но она сама, бедняжка, в ужасном положении. И меня очень беспокоило несоответствие между высоким положением принца и уважением, которое он мне оказывал. Я ожидала от него снобизма, высокомерия, но никак не простого отношения, будто мы на равных. Так не бывает.
  - Я простая служанка...
  Начала я, но принц меня оборвал. Подал руку и заставил подняться на ноги, чтобы я не смотрела на него снизу вверх.
  - Понимаю. Разрешите задать вам один вопрос?
  Я вскинула на него удивленный взгляд. Принц провел меня к одной из кушеток возле окна, усадил в нее, а сам уселся рядом на подоконник. Посмотрел задумчиво в окно и спросил тихим голосом.
  - Как меня зовут?
  Я растерянно захлопала ресницами. Ответ на этот вопрос должен знать любой подданный. Королевская семья в этом мире популярна не менее звезд кино в нашем, а уж слуги говорят о них не переставая. И даже младшего принца упомянули с тех пор, как я тут, только вот сказать его имя не удосужились. Я поняла, что своим молчанием выдаю себя с головой...
  Надо же, он раскусил меня первым вопросом. Мои щеки заалели, я ответила:
  - Не знаю, Ваше Высочество.
  Когда меня загоняют в угол, предпочитаю придерживаться правды.
  - Меня зовут Энтони Уильям Гилларез, - сказал он с теплой улыбкой. - Приятно познакомиться.
  После его слов последовала пауза, предназначенная дать мне шанс назваться и рассказать свою историю. Я мяла ткань платья, стараясь протянуть время. К такому повороту событий я оказалась совершенно не готова.
  Я считала принца дьявольски привлекательным, это так. Но инстинкт самосохранения сильнее страсти. Энтони Уильям Гилларез мог одним словом лишить меня жизни. Я знала о принце недостаточно, чтобы довериться. Я, вообще, знала слишком мало и это было главной проблемой.
  - Скажите, чего вы боитесь? - наконец спросил он, когда молчание стало тягостным.
  Я бросила на него взгляд загнанной лисицы. Дыхание сбилось, я сидела, сжавшись в комочек, ожидая приговора. Светская беседа приобрела окрас инквизиторского допроса.
  - Боюсь потерять власть над собственной жизнью, - наконец прошептала я осипшим голосом.
  - Чужачка, - хмыкнул принц. - Власть над жизнью каждого - в руках главы рода. Так мы воспитываемся с детства. Вы из далеких краев, хотя на лазутчицу Эдомии или Палесдии не похожи. Даже им известны столь элементарные истины.
  - Я не лазутчица, просто заблудилась и очнулась у вас.
  - Ну вот. Наконец истина проступает на поверхность. Я весь внимание.
  Постепенно, слово за слово принц вытянул из меня историю попадания. Он хотел знать все детали - из какого источника я пила, где очнулась, с кем говорила, как попала во дворец. На определенном этапе он вывел меня из библиотеки в свой кабинет, там собственноручно налил мне крепкого коньяка в граненный стакан, чтобы у меня перестали трястись руки от напряжения.
  Достал из ящика стола завернутое в салфетку пирожное.
  - Питаю страсть к сладкому, держу на черный день. Угощайтесь и ничего не бойтесь. Вы не сделали ничего плохого. Довериться главе рода - правильный выход из любой ситуации. Так почему, вы говорите, отстали от своих друзей в лесу?
  Принца очень заинтересовал Димка. Он клещом в меня впился и не успокоился, пока не выведал все о наших отношениях: от знакомства, через ухаживание, до увлечения Лизкой на моих глазах. Его глаза блестели нездоровым блеском, когда он выпытывал, встречалась ли я с кем-то до Димы.
  - Виталика можно не считать, мы только раз целовались и мне не понравилось.
  - Вот как? И чем он не удовлетворил ваши запросы?
  - Ах хватит! Давайте перейдем на ты, я чувствую, будто обсуждаю поцелуи с ректором моего университета!
  Он удивленно заломил бровь и спрятал улыбку за ладонью.
  - Если вы собираетесь в Академию Алхимиков, я буду вашим деканом там. По крайней мере это положения я занимал до того, как государственные дела потребовали моего присутствия во дворце.
  Надо же, он не просто умеет творить волшебство, он еще и преподает! У меня кружилась голова от перевозбуждения, я уцепилась за ускользающую мысль, пока не стало слишком поздно.
  - Я просто не понимаю, какое значение имеют поцелуи с Виталиком? В гостье из другого мира вас должны интересовать новинки вооружения!
  - Если бы вы попали в комнату моего брата, вполне возможно, что беседа велась бы именно об этом. Но я сначала проверяю источник, а затем сами сведения. Познакомиться с вами - вот моя цель.
  Он откинулся в кресле и погрузился в раздумья, постукивая пальцами о столешницу. Похоже, допрос закончился. Я изничтожила пирожное, облизала пальцы под пристальным взглядом принца и тоже осела в кресле, кляня себя на чем свет стоит. Хитрить я умела плохо, но кажется сейчас выдала слишком много информации о себе. И, главное, не понятно почему его интересовали мои отношения с бывшими...
  Принц стукнул костяшкой пальцев о стол, придя к внутреннему решению. Посмотрел мне прямо в глаза, взмахнув длинными ресницами, и сказал.
  - Богиней вы быть не можете.
  Я наморщила лоб, пытаясь понять, о чем идет речь.
  - Богиня? Которая самолично приходит и решает все проблемы?
  Он криво усмехнулся, подлил мне коньяку в стакан.
  - Упрощенное описание, но верное. Вам, как пришелице из другого мира простительно не знать нашу историю. Что ж, извините за отнятое у вас время. Можете возвращаться к вашим обязанностям.
  Принц, казалось, потерял всякий интерес. Принялся просматривать документы из внушительной стопки в правом углу стола, что-то писать на бумаге и откладывать в стопку поменьше.
  Я захлопала глазами, пытаясь переварить услышанное. Принц как ни в чем не бывало сосредоточенно работал над документами, ставил печать где надо, кое что вычеркивал, где то добавлял ремарки ярко-красными чернилами.
  А потом у меня предательски задрожал подбородок, как у обиженного зайца. Он опоздал в библиотеку, наблюдал за мной, как за подопытной обезьянкой, внушил надежду извинением, затем мочалил целый час допросом очень личного характера. А когда понял, что я, видите ли, не представляю для него интереса - отбросил как ненужную вещь.
  Слезы сами брызнули из глаз. Ужасно унизительно, плакать перед оскорбившим тебя мужчиной, но тут я просто не могла с собой совладать.
  - Д-да как вы смеете? - фальцетом осадила его.
  - Простите? - он поднял свои ореховые глаза от документов.
  - Вы обещали мне совсем иное! Я бы не пришла сюда, если бы не надеялась на ваше покровительство.
  Он откинулся в кресле, заново рассматривая меня, водя кончиком пера по своей щеке. Я нахохлилась, как голодная сова, вернула ему взгляд исподлобья.
  - Милая девушка, разве у вас мире принято просить безвозмездные уроки у правителя страны?
  Я лизнула сухие губы. От злости на саму себя и на принца выпалила, не подумав.
  - У нас, я бы могла давать вам уроки элементарной вежливости!
  Одна часть моего сознания кричала о том, что нужно молчать в тряпочку и не вступать в перепалку с влиятельным человеком. Другая же, женская, была крайне уязвлена оказанным пренебрежением и жаждала мести.
  Я бы хотела оказаться сейчас перед ним в шикарном платье на каблуках, с идеальной прической, бросить убийственный взгляд и уйти прочь в закат. Недоступная и идеальная. Но на мне было платье служанки и клеймо безродной. Интерес из глаз принца исчез и мне хотелось задушить его.
  - Простите, милая леди, - со смеющимися глазами серьезно произнес он. - Когда служанка предлагает уроки вежливости принцу, значит тот серьезно провинился.
  - Вы с легкостью раздаете извинения и поступаете по своему.
  Он одобрительно кивнул.
  - Вы проницательны, ценное качество в эмбии. Но кроме того вы ужасно наивны и совершенно не знакомы с реалиями нашего мира. Обучать вас - тратить время впустую.
  Он говорил серьезно, без скрытой насмешки, которая до сих пор просматривалась в отношении принца. И я поняла, что это его окончательный вердикт.
  - Что-ж, ценю вашу честность, - сказала я, вставая с кресла. - Вижу, продолжать разговор не имеет смысла. Как и напоминать вам, что вчера вечером вы обещали дать мне шанс.
  Я поправила передник и на пошатывающихся ногах направилась к выходу. Коньяк тут крепкий, меня проняло.
  - Стойте, - попросил он тихим голосом. - Вы как модная игрушка из вашего мира - калейдоскоп. Открываетесь каждый раз с новой стороны при легком повороте пальцев. Затягиваете и завораживаете. Я должен признать, что заинтригован вами. К сожалению, долг диктует мне держать личные желания в узде, как бы не хотелось вам помочь. Понимаю, что выдержать допрос было неприятно, мне он тоже не доставил ни малейшего удовольствия, но он входит в часть моих обязанностей.
  Я вздохнула и обернулась. Принц наклонился вперед в кресле, готовый вскочить и догнать меня. Его равнодушие было напускным. Мне на мгновение стало очень жаль, что не удастся узнать его лучше. Я все еще была обижена за его игру, но уже стала чуть лучше понимать мотивы. С его стороны я выглядела очень подозрительной личностью и принц сделал все, чтобы выведать мою подноготную.
  Принц Энтони встал из-за стола, подошел ко мне, взял за руку, повернул ладонь тыльной стороной вверх, осмотрел нежную кожу на месте вчерашних волдырей. Хмыкнул, видимо представив, что нынешнем вечером на ладонях появятся новые мозоли.
  - Я не собираюсь отказываться от своего слова. Хотите стать эмбией - докажите свое желание и способности. Читать вы умеете. Прошу, выучите первую главу в 'Основах Алхимии'. Я вас проверю, скажем через неделю, что не поймете - объясню. И решу, сможете ли вы выдержать обучение в академии. Справедливо?
  Опять ему удалось выбить почву у меня из под ног и заставить надеяться. А вдруг подведет? Хотя... В библиотеку он пришел как обещал, а так же дал мне шанс на стать эмбией. У меня нет выбора, только довериться...
  - Позвольте подарить вам одну мелочь, чтобы вечером на этих руках не выступили новые мозоли.
  Он достал из одного из ящиков пару добротных кожаных перчаток. Женских.
  Я взяла их, подумала немного и устроила в кармане фартука. Бросила на него прощальный взгляд полный сожаления. Он учтиво поклонился, будто я благородная дама и поцеловал руку на прощание. Место, которого принц коснулся горячими губами пронзило током. Сердце мучительно забилась и я поспешила прочь.
  Я бежала по коридорам обратно в сторону служебной части. По дороге меня мучала мысль о том, что я ужасно подготовилась: нужно было ночью довериться Мэй и выведать у нее о младшем принце всю доступную информацию. Сама виновата, что опростоволосилась на элементарном вопросе.
  Встреча с принцем Энтони Уильямом Гилларезом прошла плохо. Очень плохо. Но не фатально.
  
  Глава 6. Искушение
  
  По дороге обратно меня перехватила под руку незнакомая служанка и доставила как срочную посылку прямо в кабинет миссис Ривз. Та нервно шагала по комнате из угла в угол, позвякивая ключами. Оборки кружевного чепца трепетали, совсем как мои поджилки.
  Увидев меня она скривилась недоброй улыбкой. Достала со стола пару листков, скрепленных алой печатью и ленточкой, демонстративно и с удовольствием порвала на двое. Я смотрела на ее действия безучастно, поэтому миссис Ривз объяснила:
  - Это был твой трудовой контракт, лентяйка. Я жалею о потраченном на тебя времени.
  Она раздулась рассерженным драконом и извергла целую тираду о моей никчемности, черной неблагодарности и ужасах уготовленной мне судьбы.
  - Будешь гнить в болоте, безродная тварь! В первый же день подвела, не даром род отказался от тебя!
  Выслушивать оскорбления могло быть смешно, но после утреннего фиаско во мне бурлила обида и злость. Дикий крик заставил чувства внутри меня завертеться в бешенном ритме урагана. Я сжала зубы, посмотрела на миссис Ривз исподлобья, сняла с себя передник скомкала его в шар и кинула прямо в перекошенное от злости лицо экономки.
  - Идите к черту! Вы и ваш проклятый дворец. Ноги моей здесь больше не будет!
  Миссис Ривз сняла с себя тряпку, побагровела, сжала кулаки и выдала сквозь зубы.
  - Я самолично прослежу, чтобы твоя жизнь превратилась в ад. Убирайся!
  Я развернулась и бросилась прочь из комнаты, по дороге задев плечом подглядывающих слуг, привлеченных громкими криками.
  Один из лакеев, постарше и облаченный во фрак с серебряными пуговицами перехватил меня за руку.
  - Стой.
  Я попыталась выдернуть ладонь, но он схватил меня крепко, будто железными тисками.
  'Началось' - пронеслась шальная мысль. Я представила как этот старикашка тащит меня в свой чулан, чтобы там приковать батарее и делать со мной что вздумается. И никто за меня, безродную, не вступится.
  Я собрала все силы и пнула лакея в коленную чашечку. Тот охнул от боли и выпустил мою руку.
  - Стой, дурочка! - выдохнул он сквозь слезы.
  Вместо него в меня вцепились неизвестно откуда появившиеся стражники. Я не успела и дернуться, они с легкостью скрутили меня. Эти были не чета деревенским увальням Сэму и Питеру, которых я встретила в первый день. Стражники знали, что делали и не давали ни малейшего шанса к сопротивлению.
  Я прикусила щеку изнутри, чтобы не разрыдаться. Мне было отчаянно страшно. Я корила себя за глупую выходку перед экономкой. Готовилась к смерти или участи похуже.
  Лакей все еще баюкал свою коленную чашечку, осев на пол. Вокруг него хлопотали слуги, кто-то крикнул привести алхимика-целителя. На меня косились с неодобрением и осыпали бранью.
  Кошмар, это просто кошмар. Я сейчас проснусь у себя дома, отправлюсь в лабораторию проверять, как растут в инкубаторе мои икринки. Включу большой микроскоп и буду наблюдать, как внутри каждой резвится рыбеныш, светящийся в районе головного мозга.
  - Миссис Ривз, - прохрипел престарелый лакей. - Королевским приказом запрещено увольнять новую служанку. Перевести ее немедленно на должность ответственной за библиотеку.
  Я замерла в руках стражников, в шоке глядя на старого слугу. Расталкивая толпу, прибежал молодой парень, одетый в черный камзол с красной вышивкой на обшлаге, осмотрел ушибленную конечность лакея. Дал тому выпить содержимое флакона из темного стекла, замотал колено специальной повязкой и помог подняться на ноги, вручив трость. Лакей морщился, но устойчиво стоял на своих двоих, опираясь на палку.
  Стражники отпустили меня, я осталась побитой собакой, не зная смеяться или плакать, потирая ушибленные предплечья.
  - Простите меня, - выдавила я наконец.
  Старый лакей отмахнулся, стараясь не смотреть в мою сторону.
  - Я спешил на крики и испугал тебя, дитя. Вот и поплатился. Целишься ты метко. Уже все хорошо, - одернул он целителя, пытавшегося взять его под руку.
  Толпа начала потихоньку расходиться. Они перешептывались, косясь на меня, видимо королевские приказы оспаривать не разрешалось, а поговорить хотелось. Даже старый лакей похромал прочь, а я осталась в коридоре напротив кабинета экономки и все никак не находила в себе душевные силы поднять голову и встретится с ней взглядом.
  - Королевский указ, значит, - едко произнесла она. - Так вот почему камин в комнате принца оказался не убранным. Ну что ж, проведу тебя на твою новую должность. - Миссис Ривз протянула мне скомканный фартук и добавила: - Шлюха.
  И последнее оскорбление шилом зашло в самое сердце. Я захлебнулась от обиды. Самое ужасное - миссис Ривз была отчасти права. Горькая правда заключалась в том, что принц заинтересовался мною после того, как увидел в одном белье. Я хотела большего, но это уже мои проблемы.
  Миссис Ривз оставила меня у дверей библиотеки и приказала ждать. Я не сопротивлялась, тихо стояла себе на одном месте. За несколько дней в этом мире, я наглядно поняла, что мне стоит смирить свой жгучий характер. И все равно, назад не хотелось.
  Поначалу, я воспринимала происходящее как туристическую поездку в экзотическую страну. Мне было безумно интересно, по жилам тек адреналин и я старалась побольше успеть перед тем как проснуться. Встреча с эмбией Уилкокс, ее гостеприимство, создали ложное ощущение, что все будет легко. Опасности казались не настоящими, будто все происходит понарошку.
  Самоуверенность меня подвела. Я считала своей сильной стороной рациональный ум и целеустремленность, но если анализировать последние дни на трезвую голову - меня спасли лифчик и трусы. Если бы принц не отдал приказ оставить новую служанку во дворце, я бы сейчас расхлебывала последствия собственной глупости.
  Пока меня держали стражники я увидела перед мысленным взором во всей красе кошмарное будущее настоящей безродной.
  И страх пощечиной по лицу вывел меня из безучастного состояния марионетки.
  Я глубоко вздохнула. Запястье ныло, на коже отпечатались крепкие пальцы старого лакея. Будут синяки. Мне тошно вспоминать, как перекосилось лицо пожилого человека от боли, когда пятка врезалась в колено. Не ожидала от себя подобной жестокости. Мне стыдно, но я готова защищать себя вновь. Я никому не дамся в руки безмолвной жертвой.
  Где же черти носят миссис Ривз?
  Я поджала губы. Если я хоть немного разбираюсь в людях, она пошла разносить обо мне грязные сплетни, чтобы новая начальница была заранее настроена против меня.
  Еще минут пятнадцать я протопталась у дверей библиотеки. Если это экзамен на выносливость, то я его провалила. Я зашла расстроенная в цитадель книг и рухнула без сил на одну из кушеток.
  Нужно смотреть правде в лицо: я не могу понять саму себя. Несмотря на трудности, вернуться назад совершенно не хочется. Мне ужасно нравится в этом жестоком мире, с жуткими правилами и тяжелой работой.
  Почему? Что со мной не так?
  Дома меня ждет аспирантура, любящая семья... Правда, я не готова возвращаться в квартиру, которую снимала с Димой и выставлять его вещи. При мысли от его предательстве становилось противно на душе. Я совсем не разбираюсь в людях.
  Не в Диме дело. Я нашла бы другого, уверена в этом. Это не причина отказываться от дома... Правда мне уже двадцать семь, я давно выросла и должна строить свою жизнь...
  Что можно сказать в свое оправдание? Что я обожаю неизведанное? Желаю всем сердцем прикоснуться к магии и понять как она работает? Что меня завертело в красочном водовороте и затягивает все глубже в новый мир?
  Я подошла к окну, отодвинула тяжелую парчовую занавеску и взглянула вновь на изумрудные холмы за чертой города, на мощенные кирпичом улицы, на марширующих стражников во дворе... Сказка, красивая сказка, подаренная мне одной. Как не схватить ее всеми пальцами и не держаться до победного конца?
  Мне под руку попалась тряпка и я принялась вытирать пыль с полок. Раз меня назначили ответственной за библиотеку, нужно соответствовать. Я принялась тихонько напевать себе под нос. Почему то, мне вновь начало казаться, что все будет хорошо. Раз уж я решила остаться, то сделаю все возможное, чтобы принц видел во мне больше, чем хорошенькую мордашку.
Оценка: 6.97*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"