Deadly: другие произведения.

Между нами, девочками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1 место ФД-2013


"И раскидаю мясо твое по горам, и долины наполню твоими трупами.

И землю плавания твоего напою кровью твоею до самых гор;

И рытвины будут наполнены тобою".

Книга пророка Иезекииля, глава 32

В отличие от товарок по несчастью, предпочитающих сбиваться в кучу и ночевать в крытом прицепе длинномерной фуры, я могла уснуть только на заднем сидении собственной машины. И хотя салон крошечного "Ситроена" не мог похвастаться комфортом, и мне приходилось спать, скрутившись калачиком, я всё равно каждую ночь приползала сюда. Приползала, чтобы обнять автомат, свернуться в позу зародыша и просто отключить уставший разум.
Дело было в запахе.
Внутри "Ситроена" до сих пор витал уютный аромат кожаной обивки, перемешанный с ненавязчивым амбре елового освежителя. Машина пахла совсем как раньше, до туннеля. "Ситроен" ещё не успел пропитаться вонью мертвечины, смрад не свил здесь своё гнездо, и только здесь я могла дышать полным ртом.
А ещё в "Ситроене" не воняло медным туманом.
В первые дни заточения мы надеялись, что эта гадость в туннель не проникнет. Но едва солнце опускалось за горизонт и приходила вечерняя прохлада, как туман в одночасье терял свою воздушность и вёл себя подобно воде - жёлтая отрава растекалась по земле, затапливая все доступные щели. Вонючая медная мгла спускалась по вентиляционным колодцам, заливалась в туннель через тысячи маленьких трещинок и отверстий. Здесь туман конденсировался в маслянистую жидкость, и свод покрывался отвратительной жирной росой.
В первые сутки всё обошлось, туман пришёл и ушел, ничего не случилось. Но уже на вторую ночь медная мгла мстительно вернулась, унёся с собой сразу тридцать шесть жизней. Унесла бы и больше, если б не Анна Берник. Эта костлявая офицерша наперёд знала, чего можно ждать от этой пакости и держала ухо востро.
Я во всех подробностях помнила ту чудовищную бойню, что учинила Анна над озверевшими мужиками, вдохнувшими медный туман. С ловкостью обезьянки Анна вскарабкалась на башню танка, юркнула за турель курсового пулемёта и принялась молотить из него в темноту, превращая спятивших мужчин в кровавые брызги. Этот поступок дорого ей обошелся - Анна схлопотала лёгкую контузию и на несколько дней потеряла слух из-за одуряющего грохота. И конечно же обрела немало врагов. Хотя это ещё слабо сказано - рехнувшиеся от страха женщины едва её не разорвали. А ведь эти курицы своими глазами видели в каких бешеных тварей превратились их мужья, братья и сыновья! Но виноватой в случившемся всё равно осталась Анна Берник.
Весь день выжившие избавлялись от трупов, а ночью туннель опять захлестнуло волной смердящего тумана. Все сохранившие рассудок мужики заблаговременно спрятались в пожарное убежище N1. Анна говорила, что герметическая дверь убежища не даст ядовитой мгле попасть внутрь, но туман просочился через вентиляцию... В общем, мужчины до сих пор заперты там. Они рычат и визжат, бросаясь на гермодверь в тщетных попытках её выломать. Ради безопасности мы завалили проход к убежищу всяким хламом - покрышками, автомобильными сиденьями и дорожными конусами, а всю баррикаду подперли грузовиком. С тех пор прошло уже две недели, но из темноты туннеля до сих пор доносятся шаркающие звуки подошв: двуногие хищники бродят во мраке пожарного убежища N1, взращивая ярость и похоть. Эти звуки - одна из многих причин, почему я сплю в обнимку с АК-12.
Вот так он и действует, этот чёртов медный туман. У женщин он вызывает только лёгкую головную боль и временную слабость. А ещё у тебя во рту появляется мерзкий привкус - будто ты полчаса сосала монетку или дверную ручку из кислой меди. Но мужчины от тумана звереют... Анна Берник долго пыталась объяснить мне принцип действия этой заразы, да только зря старалась - я в химии никогда не рубила. Одно усвоила чётко: стоит мужику вдохнуть эту дрянь, и он превращается в бешеную тварь, ведомую примитивными инстинктами. Превращается в самца, который хочет только жрать, убивать и трахаться. Зачастую, одновременно.
*
Утром пятнадцатого дня меня разбудил лютый ночной кошмар: я видела в небе дымный хвост крылатой ракеты, падающей в озеро, и ещё медный туман, захлёстывающий мой родной Энск.
Очнувшись от мутных грёз, я сладко потянулась, и затёкшая шея тут же хрустнула. Прикипевший к рукам автомат казался тёплым на ощупь - ночью я обнимала оружие так страстно, что полированная сталь нагрелась от моего тела. А ещё у меня страшно болела челюсть, и я решила, будто скрежетала зубами во сне.
Стресс тебя прикончит, Поля.
Массируя ноющую скулу, я выбралась "Ситроена" и огляделась: в туннеле царствовала тьма. Без электричества все фонари умерли, а солнцу сюда ни за что не пробиться. Южный выход из туннеля взорван военными, а северный свод обвалили танкисты в первые же часы после прилёта ракеты: Анна просто объяснила им, что означает желтый туман, поднимающийся из озера, после чего ребята просто пальнули в свод из пушки.
Так мы здесь и оказались.
Энский автомобильный туннель прорезал гору насквозь - трёхкилометровая железобетонная кишка, некогда соединявшая город с внешним миром, сейчас выглядела натуральной могилой. Туннель был полностью забит автомобилями, словно дохлыми жуками. Накануне катастрофы многие жители спешили убраться из Энска куда подальше, но придурки-военные организовали эвакуацию так хреново, что после первой же серьёзной аварии туннель заклинило намертво - не обойти и не объехать...
Я дёрнула головой, словно пытаясь вытряхнуть из головы ненужные воспоминания - как купальщики вытряхивают попавшую в ухо воду.
Проехали.
Повесив автомат на плечо, я направилась к северному выходу. Там, между горой обломков и растрескавшимся сводом, виднелось крошечное светлое пятнышко - неровное окошко, "тараканья щелка", через которую можно было выбраться из туннеля. Правда снаружи женщинам ловить нечего: там стелется медный туман и блуждают самцы...
В туннеле стояла тишина - остальные девушки ещё не проснулись. Мой путь освещали только крошечные лампочки аварийных сигнализаций. Мы специально их зажигали, чтобы сберечь батарейки и фонарики на самый крайний случай. Аварийка светила до тех пор, пока у машины не разряжались аккумуляторы, и тогда мы зажигали лампочки в других автомобилях - благо, их здесь стояли тысячи...
Под ногами у меня плескалась мутная жижа - дренажные насосы давно не работали, и в туннеле скапливались грунтовые воды.
Миновав "Чёрного орла", в котором ночевала Анна Берник, я направилась к насыпи - поболтать с часовыми. Ночью мы всегда выставляли часовых: вокруг туннеля бродило немало самцов, которые иногда пытались забраться в туннель через "тараканью щелку". Часовым приходилось угощать незваных гостей автоматными очередями, которые иногда будили меня по ночам. За две недели перед туннелем скопилась целая гора мертвецов...
Я вскарабкалась вверх по насыпи, где у расщелины залегли часовые. Сегодня дежурили Вера и Надя - наши "студенточки". Вера была хорошенькой, миниатюрной блондинкой, чьи цыплячьи лапки с превеликими трудом удерживали автомат Калашникова - видно было, что девочка сроду ничего тяжелее косметички в руках не держала. Зато хмурая и неприглядная пацанка Надя сполна оправдывала своё имя - на эту угрюмую девочку и правда можно было понадеяться. Надя не боялась стрелять в самцов, а снайперская винтовка в её руках действительно выглядела грозным оружием, бьющим без промаха.
- Ну как? - шепотом поинтересовалась я.
- Норм, - буркнула Надя, даже не оторвав взгляда от оптического прицела. - Ещё с вечера двоих шлёпнула, больше не совались.
Кивнув в ответ, я соскользнула с насыпи и направилась к "Чёрному орлу", чья 125-миллиметровая пушка до сих пор смотрела в сторону завала. Многие женщины из нашей группы предлагали использовать танк, чтобы прорваться через завал и уехать из накрытой туманом зоны. Вот же дурочки! Они забыли, что танкисты теперь мертвы, и водить "Чёрный орёл" никто не умеет. Да и не прорвётся танк через насыпь...
Но я всё равно смотрела на эту бронированную махину с надеждой: в чреве "Чёрного орла" стояла мощная армейская рация. Мы с Анной каждый день посменно шерстили радиоэфир в надежде связаться хоть с кем-нибудь. Связь была ни к чёрту, но ни меня, ни Анну это не останавливало - мы вслушивались в треск и шипение белого шума с такой пристальностью, с какой Робинзон Крузо мог вглядываться в пустой горизонт, высматривая корабли.
Но каждый раз нам отвечала только Софья - ещё одна "жертва кораблекрушения", которую угораздило застрять в диспетчерской башне энского аэропорта без еды и воды. За минувшие две недели бедняжка Софья съела и выпила всё, что только можно, не побрезговав даже кожаным ремешком своих джинсов, кактусом в горшке и теми лекарствами из аптечки, в которых содержался сахар. Выпила воду из аквариума и съела всех рыбок. С каждым днём голос Софьи становился всё слабее - девушка угасала от голода и жажды, прекрасно понимая, что ничего не может сделать. Разве что заманить в свою башню одного из самцов, разделать его и съесть. Но для реализации этого жуткого плана у Софьи просто не осталось сил.
Я забралась на "Чёрного орла" и заглянула в лючок - там, в темноте, меня встретил сонный взгляд Анны Берник, развалившейся в кресле механика-водителя.
- Доброе утро.
- Видали и добрее, - Анна зевнула и выбралась из танка. - Аккумуляторы скоро сдохнут. Придётся искать новые, волочить их сюда, подсоединять... Боже, Полька, как же я устала!
- Тебе нужно поспать. А я подежурю возле рации.
- Как скажешь, подружка, - Анна небрежно отсалютовала, спрыгнула вниз и бодрой походкой направилась к фуре, где хранились припасы.
Интересно, что бы мы делали без неё?
До катастрофы Анна Берник работала в министерстве обороны, причем не в последнем чине. Специалистка по химическому оружию... У неё был допуск к секретным знаниям, да и в Энске эта худая офицерша оказалась не просто так. Она направлялась к военной базе "Оплот-17", но застряла в туннеле.
Если кто-то вытащит нас из этой передряги, так это Анна.
С этой мыслью я забралась в танк и уселась перед рацией.
*
Через несколько часов москвичка по имени Ирина принесла мне обед - армейский сухпаёк, разогретый на таблетке сухого горючего. Жуя безвкусную кашу и закусывая её песочными галетами, я подумала, что нам здорово повезло. В туннеле застряло немало военных грузовиков с оружием и припасами для фронта. В еде и патронах недостатка не было.
Ирине было уже хорошо за сорок - заметно старше меня, но не настолько, чтобы разница в возрасте порождала взаимную неловкость. Мне нравилась эта женщина - было в ней что-то... цепляющее. От Ирины не веяло безнадёгой - возможно потому, что эта тихая москвичка не потеряла никого из родных во время бойни в туннеле. С мужем Ирина была в разводе, а её единственный сын умер несколько лет назад, в тюрьме. Точных подробностей я не знала, да и не хотела знать.
Ирина немного посидела с мной в танке, но так ничего и не сказала. Мы слушали трещащую рацию и молчали.
*
Софья вышла на связь ровно в полдень. В голосе диспетчерши звучали непривычные нотки, заставившие меня встрепенуться. Я не сразу осознала, что слышу самую обычную радость.
- Аня! Поля! Вы тут? Приём!
- Я тут. Что у тебя, Софья? Приём.
На долю секунды голос диспетчерши куда-то пропал, утонув в треске разбушевавшейся статики, а потом снова вынырнул - звонкий и ликующий:
- ... связалась с "Оплотом-17"! База снова в строю! У них неподалёку бомба взорвалась, всю электронику отрубило электромагнитным всплеском. Теперь починились. Приём!
- Супер! Они нас эвакуируют? Приём.
Молчание.
- Софья! С базы пришлют спасателей? Нам нужен один-единственный вертолёт! Приём!
- Они сказали, что эвакуируют... вас. Им нужна Анна Берник. Позарез нужна. Приём.
Сперва я не поняла, почему Софья вдруг погрустнела, потом догадалась:
- А как же ты? Тебя тоже подберут? Приём.
- Майор сказал "посмотрим". Приём.
- Пришли вертолёт, и я обещаю - мы заберём тебя! Приём.
- Спасибо, Поля... Я тебе верю. Майор просил передать, что их радисты свяжутся с вами послезавтра в полдень. Дежурьте у рации. Приём.
- Послезавтра? Почему бы не прислать вертушку прямо сейчас? Приём.
- Им нужно время, чтобы подготовить вертолёт. А ещё они хотят убедиться, что Анна Берник действительно жива. Хотят поговорит с ней. Им ведь нужна только она... на остальных, по большому счёту, плевать. Так что дежурьте у рации. Приём.
- Я тебя поняла. Послезавтра Анна будет у рации, пусть убеждаются в чём хотят, засранцы. А ты жди нас, Софья. Мы про тебя не бросим. Приём.
- Спасибо, Поля. Приём.
- Скоро увидимся, подруга. Наконец-то узнаю, как ты выглядишь. Приём.
Из рации донёсся тихий смешок:
- Я выгляжу как лохудра. Отбой.
- Отбой.
*
Вечером мы с Анной отправились за аккумуляторами, прихватив с собой Надю. "Студенточка" как раз изучала электротехнику в местном институте, и худо-бедно представляла какие батареи потребуются для запитки рации, и как их нужно между собой соединять, чтобы не замкнуть всё к такой-то матери.
Аккумуляторы были до ужаса тяжелые, так и оттягивали руки.
Сюда бы мужика...Тьфу! Не надо мужика!
Мы уже отыскали четыре батареи из пяти, когда наткнулись на Елизавету. До катастрофы эта женщина была обычной домохозяйкой, но после второй ночи в туннеле она просто рехнулась. И не без причины: на глазах Елизаветы погибла вся семья - супруг и детишки. Мужа и старшего сына Анна расстреляла из пулемёта, а вот младший сын... Надышавшись медного тумана, шестнадцатилетний парнишка изнасиловал собственную маму и успел здорово искусать ей лицо, прежде чем мы его оттащили.
Кто угодно бы спятил.
Теперь Елизавета обитала в тёмных глубинах туннеля, слоняясь возле замурованного пожарного убежища. Она прислушивалась к возне самцов за гермодверью, разговаривала с ними... пела им. Все мы уже и думать забыли о существовании Елизаветы, и когда её изуродованное, воспалённое лицо мелькнуло в свете тактического фонарика, я едва не изрешетила бедняжку из АК-12.
- Тьфу ты, чёрт! - взвизгнула, задрав ствол в потолок.
Елизавета никак не отреагировала на моё чертыханье - женщина с сумасшедшей ухмылкой вглядывалась в лицо Анны Берник:
- Убийца! - её внезапный крик больно резанул по ушам и жутким эхом ушел гулять в темноту туннеля.
В следующий миг Елизавета бросилась на Анну. Я не сразу заметила нож в её руке, а когда заметила - было уже поздно рыпаться. Благо, у Нади с реакцией оказалось получше - "студенточка" кинулась вперёд, и через мгновенье приклад её снайперской винтовки расквасил пухлый нос Елизаветы, опрокинув женщину в дренажную канаву. В воздух взметнулись брызги грязи, а обороненный нож зазвенел по асфальту.
Надя прицелилась Елизавете в голову.
- Не надо, - Анна Берник положила руку на ствол винтовки.
Пока "студенточка" колебалась, Елизавета очнулась от шока и по-пластунски уползла в темноту, перебирая конечностями, словно некий отвратительный человекоподобный краб. Фыркнув кровью на прощанье, Елизавета скрылась среди брошенных автомобилей и затихла где-то в глубине туннеля.
- Давайте просто найдём грёбанный аккумулятор, - процедила я сквозь зубы и направилась вперёд, освещая дорогу.
*
На следующий день Анна Берник исчезла, словно её никогда и не было. Утром, заглянув в нутро "Чёрного орла" я обнаружила лишь пустую кабину.
Наверное вышла в туалет...Скоро вернётся. Подожду.
Но Анна не вернулась.
Просидев на броне танка минут сорок, я отправилась к часовым. Возле "тараканьей щелки" дежурила одна Ирина. Её напарница, полноватая женщина по имени Валентина, просто сидела на ящике с патронами и дрожащими руками держалась за живот.
- В чем дело, Валя?
- Под рёбрами колет. И тошнит.
Это ещё не хватало!
- Иди в трейлер, буди Ольгу. Она раньше была медсестрой, что-нибудь посоветует.
Валентина кивнула, спустилась с насыпи и нетвёрдой походкой направилась к фуре. Ирина посмотрела на меня:
- Поля, в чем дело? Ты сама на себя не похожа.
- Ириш, ты не видела Анну?
- С вечера не видела, а что?
*
К завтраку Анна не появилась, а её отсутствие заметили остальные - я едва успевала отбиваться от дурацких вопросов и потихоньку зверела. Анна была ключиком к спасению из этого ада... а теперь её нет. Куда она могла деться?!
Меж тем наш "курятник" медленно, но верно охватывала паника. А потом Надя взяла меня под локоть и отвела в сторонку:
- Могу поклясться, тут не обошлось без той клятой суки из туннеля... Поля, что будем делать?
Как ни странно, но её растерянность придала мне сил - чужой страх погасил мой собственный. План действий зажегся в голове, подобно лампочке:
- Прочешем туннель. Разобьёмся на группы и прочешем. Прямо сейчас! Собери девчонок. Всех!
Надя кивнула и убежала выполнять приказ.
Забавно, кажется я стала новым лидером этой группы, взвалила ношу, которую ненавижу. Но пока эти дурочки заглядывают мне в рот и выполняют приказы - у нас есть шанс. Нельзя допустить хаоса.
Соберись, Полька.
*
Через пять минут передо мной стояли все свободные обитательницы туннеля. Валентины среди них не было - Ольга сказала, что у неё с желудком какая-то беда. Но сейчас меня меньше всего на свете интересовало чьё-то здоровье. Прохаживаясь перед стадом перепуганных женщин, я быстро пересчитала подопечных: десять человек. Всего в туннеле нас жило шестнадцать. Минус Анна. Минус Валентина. Минус Елизавета. Минус двое часовых у выхода. Минус я.
Итого: десять. Хватит?
- Разделитесь на две группы по пять человек. Я хочу, чтобы вы прочесали туннель сверху донизу. Заглядывайте в каждую машину, осматривайте служебные помещения, кабельные колодцы, все закоулки. Заглядывайте под каждый автомобиль на пути. Возьмите столько фонариков, сколько нужно, возьмите рации, чтобы лучше координировать поиски. Надя - поведёшь первую группу. Ты, Иришка, вторую. И, ради бога, быстрее! На вас вся надежда, девочки.
Все уже начали расходиться, когда меня окликнула Надя:
- Что делать с Елизаветой, когда на неё наткнёмся?
- Приведите ко мне.
- А если откажется?
- Избейте и притащите силой. Хватит с ней нянчиться.
*
После того, как лагерь опустел, я направилась к "Чёрному орлу". У меня были кое-какие идеи, которые не терпелось проверить. Забравшись на танк, я нырнула в липкую тьму люка.
Внутри "Чёрного орла" было сумрачно и очень тесно. Вот здесь, в кресле у рации, я видела Анну в последний раз. Что заставило её покинуть танк ночью?
Я обвела нутро боевой машины фонариком: в задней части танка валялся автоматический пистолет. Я потянулась за оружием: лёгкий и компактный "Стриж" лёг в ладонь как влитой. Этот пистолет - личное оружие Анны, с которым та не расставалась ни на секунду. Анна никогда не вышла бы наружу без "Стрижа", даже в туалет.
Значит, её заставили.
Получается, кто-то пришел к Анне ночью. Разоружил. Вывел из танка и куда-то увёл. Могла ли это сделать Елизавета? Вряд ли. Спятившая домохозяйка не пробралась бы сюда незамеченной. Да и не стала бы она никуда уводить Анну - просто зарезала бы во сне, и всё...
Во всей этой истории меня смущала одна странная деталь: от танка до насыпи всего двадцать метров по прямой, а ночью в туннеле тишина стоит гробовая. Почему же наши часовые ничего не слышали?
*
Валентина корчилась в прицепе брошенной фуры, разве что на стенку не лезла.
- Валя, ты как?
Толстушка подняла на меня измученное лицо:
- Желудок болит, зараза! И в туалет ходить больно...
- Сочувствую. Тебя ночью прихватило?
- Под утро.
- Скажи, Валя, а во время дежурства вы с Ириной не видели ничего странного? Может, слышали?
- Нет, - Валя поморщилась, - ничего.
Я взглянула на неё в упор:
- Валя, а вы никуда не отлучались со своего поста?
Глаза у пышки забегали:
- Нет, но... мы задремали немного.
- Вы - что?! А если бы самцы пришли?!
- Ну не пришли же... Прости, Поля. Меня просто разморило.
- Тебя? А Ирину?
- Когда я проснулась она храпела рядом.
*
Я выбралась из душного прицепа, пытаясь переварить услышанное. Не слишком ли удачно "разморило" наших часовых? Да, мы не солдаты, а обычные женщины, однако ни Валя, ни Ирина не походили на безответственных дурочек. Да и не так-то просто уснуть, зная, какие твари бродят снаружи...
Ноги сами понесли меня к свалке. Инстинкты уже знали в каком направлении нужно копать.
Свалка располагалась чуть дальше по туннелю, в ста метрах от нашего "лагеря" - в пожарном убежище N2. В первые дни мы бросали мусор где попало, да и в туалет ходили то здесь, то там, однако вскоре отвели для всего этого специальное место. Вентиляция в туннеле не работала, и мы бы просто задохнулись от вони, если бы продолжили гадить где ни попадя.
Я и сама не знала, что хочу найти на свалке. А когда распахнулась скрипящая дверь, и в нос мне ударила чудовищная вонь нечистот, то почти отказалась от идеи копаться в мусоре. Пришлось собрать волю в кулак.
Даже удивительно как много отходов мы создали за две недели. Бумажки, объедки, фольга, очистки, жирная бумага, пакетики, мухи и их личинки - аромат стоял волшебный.
Я повела стволом автомата по полу, освещая свалку. Проверю свою удачу. Если мне повезёт, то я найду флакончик из-под снотворного, которым злоумышленник усыпил Ирину и Валю. Снотворное - это единственное логичное объяснение загадочной сонливости часовых. А куда можно было деть использованный флакончик? Только выбросить.
Разумеется, отравительница запросто могла зашвырнуть улику куда-нибудь в туннель, но проверить свалку не помешает. Никогда нельзя недооценивать человеческую беспечность.
Я обошла пожарное убежище по кругу, шевеля бумажки стволом автомата, разрывая полиэтиленовые пакеты и заглядывая в самые тёмные углы. Мухи путались в моих волосах, лезли в рот - это было отвратительно.
Надо сваливать...
Но едва я пришла к такому решению, как луч света выхватил из темноты небольшую оранжевую коробочку.
Флуозепам.
Читаем: снотворное средство... ла-ла-ла... бензодиазепин... хорошо растворимо в воде.
Предупреждение о передозировке: слабость, дрожь в руках, тошнота, нарушение функции почек, сонливость и головокружение.
Бедная Валентина сорвала джекпот, заимев половину этих симптомов. Я сунула коробочку в карман. Оставалось решить, что мне теперь даёт эта находка.
А давала она только одно: теперь я наверняка знаю, что Анну увёл кто-то из наших. Предательница. Волк в овечьей шкуре. Или, вернее, волчица.
*
К обеду поисковые отряды не вернулись, но я их так рано и не ждала: чтобы обследовать трёхкилометровый туннель и все автомобили девчонкам потребуется немало времени. Зато в лагерь притащили Елизавету. Избитую женщину вела под руку Ольга, наша медсестра, а сзади тащилась злая как фурия Вера, перехватив автомат наизготовку. Красивое лицо Веры было исцарапано в лохмотья - тощей блондинке здорово досталось от когтей Елизаветы.
Но сейчас она была не опасна - запястья безумицы были скованы кабельной стяжкой. Блестящее решение, я бы не догадалась.
Увы, поболтать с рехнувшейся бабой не получилось - Елизавета шипела и плевалась, всё время норовя кого-нибудь укусить. Исцарапанная Вера материлась и едва сдерживалась, чтобы не съездить Елизавете прикладом по переносице. Вот так мы все и звереем... Раньше Вера казалась мне самой доброй девочкой в мире, но теперь даже она окрысилась.
Неудачный допрос окончился тем, что мы втроём заперли Елизавету в кузове военного грузовика, после чего я отправила Ольгу и Веру сменить часовых: девчонкам нужно было передохнуть.
Ну а теперь можно было заняться флакончиком. В качестве полевой лаборатории я облюбовала просторный микроавтобус, притащила туда несколько фонариков, медицинские перчатки, скотч и кусок стекла. После этого пришлось сделать ещё один короткий рейд. Я прошлась по машинам, обшаривая бардачки и брошенные сумки: искала косметички. Мне нужна была мелкая пудра, чем мельче - тем лучше.
Со всеми своими находками я вернулась в микроавтобус. Нацепив перчатки, аккуратно извлекла флакончик "Флуозепама" из коробочки, поднесла фонарик поближе и тщательно осмотрела пузырёк в ярком свете.
А вот и ты, приятель! Чистенький и четкий отпечаток большого пальца правой руки.
Я взяла кисточку, насыпала на стол немного пудры и стала аккуратно покрывать флакончик этой мелкой душистой пылью. Мягкая макияжная кисточка поглаживала стеклянные бока флакона до тех пор, пока пото-жировой отпечаток полностью не проявился. Затем я осторожно сдула с пузырька излишки пудры.
Я ещё никогда не снимала пальчики столь примитивным инструментарием, ну да ничего. Всё у тебя получится, Полька! Отрезав подходящий кусочек скотча, я приложила клейкую ленту к отпечатку и тщательно разгладила. Неплохо.
Последний этап: я отлепила скотч от флакона и перенесла отпечаток на плоское стекло. Вот и всё. Если девчонки не найдут следов Анны в туннеле, то придётся проверить их пальчики на предмет совпадений с контрольным образцом.
Ночка ожидается весёлая.
*
Конечно же девочки ничего не нашли. Обе поисковые группы вернулись злые и перемазанные в пыли. Они дошли до самого южного выхода, но не обнаружили никаких следов Анны Берник. Офицерша просто испарилась.
Что же, время для плана Б.
Заставить девчонок сдать отпечатки пальцев оказалось несложно - никто особо и не протестовал. Я даже образец Елизаветы заполучила, хотя её как раз пришлось убеждать силой.
Зато при сравнении начались предсказуемые сложности. Оттиски выходили размазанными, да и контрольный образец не отличался чёткостью. К тому же у меня не было ни увеличительного стекла, ни нормального света. За несколько часов кропотливой работы я отбросила девять подозреваемых, чьи пальчики вообще не походили на образец.
Я до опупения всматривалась в хитрые лабиринты папиллярных линий , пока они не начали двоиться у меня перед глазами, но так и не сузила круг подозреваемых. Отпечаток пальца на стенке флакончика могла оставить Ирина, Надя, Ольга или прихворавшая Валентина. Последнюю, наверное, можно исключить - зачем бы ей травить саму себя? С другой стороны, где доказательства, что её корчи - это не изощренное притворство? К тому же у Вали вполне мог быть зуб на Анну, ведь её муж погиб под пулемётным огнём на вторую ночь...
У остальных мотивов вроде бы не было.
Я выключила фонарик и потёрла уставшие глаза. Ну, Полька? Что дальше? Да сеанса радиосвязи оставалось меньше двенадцати часов, а до этого момента нужно было найти Анну.
Если она ещё жива...
Я выбралась из микроавтобуса и взглянула в сторону северного выхода. Там, на бугристой насыпи, несли вахту наши часовые, и там же чернела "тараканья щелка". Сейчас через неё в туннель заливался медный туман, плотной дымкой растекаясь по дну туннеля.
В эту секунду я поняла, что никакого выбора у меня нет. Всё очевидно: если Анны нет в туннеле, значит она снаружи. "Волчица" усыпила часовых, потом вывела Анну наружу и что-то с ней сделала там.
Завтра, с первыми лучами солнца я возглавлю поисковую группу. Мы пойдём в туман и найдём Анну Берник.
*
Для экспедиции я отобрала тех девчонок, которым доверяла меньше всего: Надю, Ольгу и Ирину, всех своих подозреваемых. Как говорится, друзей держи близко, а врагов ещё ближе... Я бы ещё и Валентину взяла, но ей совсем худо стало - бедняжку постоянно тошнило и рвало. Интересно, а почему Ирина не отравилась флуозепамом? Хлебнула меньшую дозу или..?
Как бы там ни было, Ирина и остальные девчонки охотно согласились отправиться на поиски. Они прекрасно понимали, что если мы не найдём Анну, то будем гнить в этом туннеле до конца войны... а может и до скончания веков.
Приказав всем троим хорошенько выспаться и попросив часовых разбудить меня на рассвете, я направилась к "Ситроену". Спать хотелось просто адски, но я всё равно нашла в себе силы почистить автомат. Завтра от него будет зависеть моя жизнь...
*
Агорафобия.
Страх перед открытым пространством обрушился на меня, едва я выбралась из туннеля во внешний мир. Вокруг стелилось зловещее марево - непроглядное, ослепляющее и смертельно опасное. Смердящий пар просачивался даже сквозь фильтр военного респиратора, и меня сразу начало подташнивать от металлического привкуса во рту.
Медная мгла ограничивала видимость до двадцати метров, и столь близорукая дистанция рождала во мне оторопь. В любой момент на границе тумана могли показаться визжащие силуэты самцов и...
Соберись, дура!
Я осторожно спустилась с насыпи на асфальт, стараясь не шуметь. Самцов привлекают громкие звуки, и если дело дойдёт до перестрелки, сюда сбегутся зараженные мужики со всей округи.
Сама идея вылазки в туман теперь казалась мне чистейшим безумием, но я лишь покрепче сжала автомат. Через шесть часов состоится сеанс радиосвязи, и я сделаю всё возможное, чтобы Анна на нём присутствовала.
Рядом со мной показалась Надя - девушка двигалась с грациозностью дикой кошки, плавно и совершенно бесшумно. Припав на колено, Надежда целилась в туман, готовая ко всему. Ей как будто нравилось изображать из себя мальчика, носить оружие и играть в мужские игры... А вот я бы не отказалась хоть на секунду побыть простой женщиной и опереться на сильное плечо. Проклятый туман отнял у меня даже эту радость.
Я подождала, пока ко мне присоединятся остальные девчонки, а потом махнула рукой - вперёд!
Мы миновали горы из мертвецов, скопившиеся перед туннелем за две недели нашей обороны. Трупы самцов покрывали асфальт сплошным ковром - тела мужчин были покрыты капельками желтой росы... Хорошо ещё, что респиратор приглушал запах.
Нервы мои натянулись, словно стальные тросы, поднимающие тяжелый груз. Спину мне прикрывала волчица в овечьей шкуре. Отпечатки пальцев не врали. Но как найти предательницу? Кто она? Которая из троих?
Надя, Ирина или Ольга?
Надеюсь, эта вылазка подскажет ответ. Может быть мы найдём труп Анны... или ещё какие-нибудь улики. И когда я буду знать точно, одна из моих спутниц в туннель уже не вернётся. Я убью её за то, что она лишила колонию надежды.
Надя тронула меня за локоть и указала на асфальт: там, прямо на разделительной полосе, лежала кабельная стяжка. Тонкий ободок из пластика, которым наверняка были скованы руки Анны Берник. Я взяла стяжку в руки и убедилась, что она была перерезана ножом. Рядом валялась какая-то влажная тряпка, скрученная в примитивную затычку.
Выходит, похитительница довела Анну до этого места - связанную, с кляпом во рту. Наверняка под дулом автомата. После этого "волчица" перерезала стяжку ножом и отпустила Анну на все четыре стороны.
Почему же она её просто не убила, зачем усложнять? И ещё эта проклятая стяжка! Руки Елизаветы тоже были скованы такой штукой...
Все девчонки столпились вокруг находки:
- Что дальше? - спросила Ирина
- Планы не изменились: мы ищем Анну. Теперь мы точно знаем, что похитительница отпустила её живой - крови на асфальте нет, тела тоже не видно.
- И куда она могла пойти? - прохрипела Надя.
Действительно - куда? Одна, ночью, в тумане, не зная местности?
Я задумалась, пытаясь воссоздать в памяти карту окрестностей. Слева от дороги лежит лес - туда бы Анна ни за что не сунулась. Погруженный в туман лес - это настоящая ловушка и верная смерть.
Справа возвышается крутое взгорье. Однако ползать ночью по горам - занятие ничуть не менее опасное, чем блуждать в туманном лесу. Анна могла двинуться лишь вперёд, по шоссе, в надежде отыскать убежище.
- Вперёд, - скомандовала я.
*
Через пятьдесят метров нам попался первый самец. Дохлый. Его голова была размозжена тяжелым камнем - верный признак того, что здесь проходила Анна Берник.
Ещё через сотню шагов мы наткнулись на сломанное заграждение, отделявшее шоссе от ущелья. Заграждение было просто выломано, целая секция отсутствовала. Сперва я не поняла что это значит, потом догадалась.
Кладбище автомобилей.
За сутки до того, как от озера начал расползаться туман, военные прислали "Чёрного орла" - чтобы расклинить закупорившую туннель автомобильную пробку. К тому моменту, когда приехал танк, многие люди уже побросали свои машины и ушли пешком к железнодорожной станции. Я и сама подумывала о таком варианте, но решила остаться со своим "Ситроеном", в надежде, что пробка рассосётся. Но таких как я было немного.
Поскольку машины остались без водителей, танкисты просто вытаскивали их из туннеля тросом, отволакивали к ущелью и сталкивали с обрыва, чтобы не мешали проезду.
И вот теперь мы стояли перед этим кладбищем вытащенных из туннеля автомобилей. Где-то внизу, глубоко под нами, валялись машины... Правда, отсюда их было не видно - медный туман затопил ущелье полноводной рекой.
Думаю, Анна могла бы найти убежище в одном из бесхозных автомобилей. Бунт грянул, когда я поделилась этим мнением с остальными девчонками:
- Я туда не полезу, - сказала Ольга. - Прости, Поля, но это уж слишком.
Что это? Волчица скидывает шкуру овцы? Или у перепуганной бабы просто сдают нервы?
- Не хочешь идти вниз - возвращайся в туннель, - я махнула рукой в туман. - Я никого с собой не тащу.
Демонстративно отвернувшись, я направилась к разлому. Ольга поплелась следом, а за ней - все остальные.
*
Ущелье оказалось неглубоким. Мы легко спустились вниз по косогору и тут же наткнулись на первую машину - помятые "жигули" валялись на боку, распахнутая дверь смотрела в небо. Очень хотелось выкрикнуть имя Анны, позвать её - вдруг откликнется? Но я не рискнула: в ущелье могла скрываться не только Анна.
- Пойдемте отсюда, - прошептала Ольга.
На этот раз медсестру осадила Надя:
- Заткнись! - рявкнула "студенточка" . - Боишься, что мы найдём Анну, и она расскажет кто именно бросил её на смерть?
- Можно подумать это была не ты! Это ведь ты предложила сковать руки Елизаветы тем пластмассовым обручем!
- И че?
- А сегодня мы находим такую же штуку на шоссе!
Тут уже не выдержала Ирина:
- Тише вы обе! Самцов хотите привлечь?
И только сейчас я поняла, что смущало меня во всей этой истории.
Сложный план "похищения" и то хладнокровие, с каким действовала "волчица"... Это была месть! Тщательно продуманная, сложная, застарелая. Любая из женщин, заимевших свежий зуб на Анну после бойни в туннеле поступила бы иначе - просто перерезала бы ей горло прямо в танке.
Это какую же злобу нужно затаить, чтобы убить Анну накануне возможного спасения? "Волчица" обрекла на смерть не только свою жертву, но и себя тоже. И всех женщин из туннеля.
Какая из моих спутниц была способен на это? Только та, что могла пересечься с Анной ещё до туннеля. Уж точно не Надя. "Студенточка" всю свою жизнь прожила в Энске, где Анна никогда прежде не бывала. Что касается Ольги, то...
- Самцы! - крик Ирины буквально всколыхнул туман.
На границе мглы появилась ухмыляющаяся тень. Надя среагировала быстрее всех - её винтовка взлетела вверх и медный туман вокруг ствола озарился вспышкой выстрела. Секунда, и макушка самца разлетелась на куски, окрасив мглу в оттенки красного. Импульс отшвырнул обезглавленное тело в туман, скрыв его с наших глаз.
Слева и справа послышались шорохи.
- Бежим! - завопила Ольга и первой понеслась к косогору, ведущему на шоссе. Она забралась, наверное, метров на пять, прежде чем на неё набросился самец, выскочивший из пелены медного тумана. Здоровенный мужлан налетел на медсестру с разбега, заграбастал её в смертельные объятия, и слипшаяся в единый ком парочка покатилась обратно в ущелье. Мы даже стрелять не могли из страха ранить подругу!
Я опомнилась первой и тут же бросилась на помощь. Позади меня раздался треск автомата Ирины и жахнула снайперская винтовка Надежды: самцы неслись к нам со всех сторон!
Я же опоздала к Ольге всего на мгновенье - мужлан схватил медсестру за горло и с влажным хрустом сломал ей позвоночник. Голова Ольги вывернулась под невероятным углом, и на этом всё кончилось. Я упала на колено и шарахнула по самцу из АК-12. Мужлан покрылся рваными дырками и рухнул на тело своей жертвы, истекая кровью.
Подыхай, тварь!
Глядя на мёртвое лицо медсестры, я подумала, что если Ольга была "волчицей" - теперь её счёт оплачен. А если нет, то счёт "волчицы" только что вырос до небес.
Позади меня трещали выстрелы. Надя с Ириной стояли спина к спине, нашпиговывая туман пулями. От беспорядочных вспышек болели глаза, глухие взрывы пороха били по ушам.
Силуэты самцов мелькали среди скинутых в пропасть машин, ползли к нам из тумана, верещали во мгле. Прижавшись спиной к перевёрнутым "жигулям", я схватила автомат поудобнее и открыла огонь.
*
Сражение закончилось столь же внезапно, как и началось. Враги иссякли, оставив после себя один лишь туман. Руки мои дрожали, в ушах стоял нестерпимый звон, а в горле тугим комком засел неозвученный крик.
Поле боя осталось за нами.
Переступив через труп изрешеченного самца, я направилась к девочкам, рассматривая мир через коллиматорный прицел АК-12.
Где Надя? Где Ирина?
Перегревшийся ствол дымился. Будто мало вокруг тумана...
- Девчонки, - позвала я тихонько.
Никто не ответил.
Я вернулась туда, где в последний раз видела своих спутниц, но кроме кучи горячих гильз не нашла ничего. Туман вокруг как будто сгустился, поглотив всё вокруг - трупы самцов, разбитые остовы машины, моих подруг... Мгла загустела настолько, что мне пришлось зажечь тактический фонарик, расположенный под стволом.
- Девчонки! - крикнула я погромче, чувствуя, как в голосе режутся истерические нотки.
Паника стучалась в расшатанную калитку моего разума. Больше всего на свете я сейчас желала оказаться в своём "Ситроене", вдохнуть его привычный запах, войти в обволакивающую тьму туннеля и...
Справа послышался невнятный шорох. Очень хотелось разрядить в туман очередной рожок, а потом просто побежать вверх по косогору, но я усилием воли подавила этот трусливый порыв.
Если играешь в мужские игры - играй до конца.
Я направилась прямо в туман, шагая мимо разбитых в хлам "тойот" и старых "мерседесов", мимо перевёрнутых "лад" и мятых "дэу". Иногда я спотыкалась о трупы самцов, иногда под ногами хрустело стекло, но услышанный ранее шорох не повторялся.
Померещилось?
- Девчонки! - крикнула я в последний раз.
- Поля! - отозвался кто-то совсем рядом.
Обогнув покореженный внедорожник, я наткнулась на женское тело - едва не наступила на него в густом тумане. Ирина! Она сидела на траве, прислонившись спиной к джипу. Рядом валялось несколько дохлых самцов и разряженный автомат.
- Ты в порядке? - спросила я, присаживаясь на корточки.
- Какой тут нахрен порядок...
- Где Надя?
- Не знаю. Её утащили в туман в самом начале, - Ирина взглянула на меня. - Поля, помоги встать. Кажись я ногу сломала.
Руки я ей не протянула.
- Поля... в чем дело?
Ответ она прочитала в моих глазах:
- Значит, догадалась.
- Догадалась, - кивнула я. - Ты как-то сказала, что твой единственный сын умер в тюрьме. А можно узнать от чего?
Ирина усмехнулась:
- Эта тварь, Берник, заставила его подписать контракт добровольца. Химики как раз изучали эту заморскую отраву, и для этих исследований требовались добровольцы. Подопытные свинки! Анна запудрила мозги моему сыну, пообещала амнистию. Сказала ему, что последствия медного тумана обратимы... Всё враньё! Я несколько лет пыталась добраться до этой стервы... И хватит смотреть на меня осуждающими глазёнками! Пошла ты, Поля! У тебя никогда не было детей, ты просто очередная современная бездетная сука, которая не знает, что это такое - потерять своего ребёночка! Сама судьба свела меня в туннеле с Анной Берник! Я преследовала её несколько лет, последовала за ней в Энск, а теперь последую за ней прямо в ад! Господь дал мне шанс поквитаться, и я его не упустила! Не тебе меня судить!
- Боюсь, что именно мне.
Ствол АК-12 уткнулся Ирине в лоб.
Если играешь в мужские игры - играй до конца.
*
Я выбралась на шоссе.
Уставшая и замученная, покрытая брызгами крови, пропахшая пороховыми газами. Одна.
Очень хотелось повернуть налево и побежать по пустому шоссе - назад, к туннелю. Домой.
Но я повернулась направо, лицом к туману. Ситуация не изменилась, я должна отыскать свою подругу. На кладбище машин Анны Берник не оказалось, но впереди меня ждёт ещё тысяча мест, где она могла спрятаться. Придорожные забегаловки, автозаправки, частные дома и другие убежища.
Их нужно проверить.
Я вставила в автомат последний рожок и передёрнула затвор. Пусть мне пока не довелось испытать радость материнства, но я точно знаю, что такое забота. В туннеле меня ждёт десяток отчаявшихся девчонок, и я не могу их подвести. Не могу вернуться к ним с пустыми руками.
До полудня ещё есть время. И пока собственными глазами не увижу труп Анны Берник, я предпочту верить, что моя подруга ещё жива.
- Вперёд, - прошептала я сама себе в респиратор и бодрым шагом направилась в туман.

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"