Deadly: другие произведения.

Город

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Таинственный город-призрак... Случайные посетители, которые вовсе и не случайны...Чтобы выбраться живым нужно сделать одну простую вещь...

  Уже было посветлевшее на востоке небо, теперь затянули матовые черно-серые облака. Человек, сидящий в джипе, крепко сжал руль и прибавил газу. Он схватил лежащую на соседнем сидении дорожную карту и прищурил глаза, пытаясь рассмотреть мелкие значки при тусклом свете от приборов. Карта не сообщила ничего нового - до ближайшего селения полсотни километров, и если пойдёт дождь... Словно читая его мысли, небо ответило громом. Грозу он не любил ... В дали небо вспыхнуло, резко очертив край надвигающихся туч. Руки мужчины ещё крепче вцепились в руль.
  Туслые лампочки индикации отражались в капельках пота, выступивших на лбу водителя, превращая лицо в уродливую маску. Три быстро следующих одна за другой вспышки осветили дорогу на полсотни метров вперёд, наверное это и спасло жизнь водителю.
  Он судорожно ударил по тормозам и бампер его джипа замер лишь в нескольких метрах от препятствия, перегородившего полосу. Из тёмного салона авто, оно напоминало бесформенную, слегка подёрнутую дымкой, кучу металлического лома. Асфальт около препятствия был весь покрыт странными блёстками, здорово напоминающими звёзды. Проклиная всё на свете, мужчина толкнул дверцу и выбрался наружу.
  Препятствие оказалось потрёпанным, перевёрнутым на бок легковым автомобилем. Белая "пятёрка" была разбита вдрызг - словно её протащило по асфальту не одну сотню метров, периодически ударяя о попутные деревья. Обломки были раскиданы поодаль, насколько хватало глаз. Закрывая лицо от порывов ветра, водитель обошёл мятую легковушку кругом, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь в призрачном свете фар и стоп-сигналов своего авто. Покорёженный капот "пятёрки" валялся в нескольких метрах ниже по холму, но на нём ещё можно было разглядеть ужасно деформированные буквы ДПС.
  Лицо водителя переменилось. Он на секунду застыл на месте, после чего бросился к джипу, лихорадочно вытирая заливающий глаза пот.
  Из разбитой машины раздался стон. Женский стон.
  Мужчина обернулся. Только сейчас он подумал о том, что могли остаться выжившие. Как это ни странно, но люди иногда выживают в авариях подобной этой. Пока водитель стоял в раздумьях стон повторился и послышалась слабая возня внутри смятого кузова.
  Мужчина не без колебаний забрался в джип и вставил ключ в замок зажигания. Двигатель нехотя завёлся, и только сейчас слабое подобие жалости шевельнулось в душе водителя. Там умирает женщина. Умирает. Он застыл не зная, что предпринять.
  ***
  Повреждённая дверца со стороны водительского сидения, которая теперь смотрела в небо, долго не хотела открываться. Достаточный повод чтоб сдаться и отступить, но в тот момент, когда он уже было хотел прекратить свои усилия замок поддался. Открывшаяся картина была ужасна - салон представлял собой хаотическое нагромождение обломков пластика, острых краёв порванного металла, безвольно обвисших связок проводов и рассыпавшегося в пыль стекла. Стоял удушающий запах палёной проводки и бензиновых паров.
  Пахло и свежей кровью. Мужчина скривился, и, пытаясь подавить позывы к рвоте, попытался рассмотреть в этом хаосе раненную. Есть. Труп водителя, в форме сержанта дорожно-патрульной службы, придавил женщину в красном брючном костюме. Она казалась мёртвой.
  Мужчина напрягся и с трудом вытащил тело сержанта из покорёженного салона. Лицо трупа было чудовищно обезображено и водитель в брезгливости столкнул тело с машины. Оно шлёпнулось об асфальт как мешок сырого мяса и прокатилось немного вперёд.
  Теперь женщина. С ней чуть сложнее - она была пристёгнута, и к тому же до неё было сложно дотянуться. Пришлось лезть внутрь.
  Пока он перерезал ремень раненная открыла глаза, в которых тотчас отразилось нечто наподобие испуга:
  - Чт... - начала она, но горло сорвало остальные слова на бессвязный хрип.
  - Молчите, - мужчина наконец справился с ремнём и помог женщине опереться на свою руку.
  Она попыталась помогать ему, но была слишком слаба даже для этого. Десяток минут ушло на её освобождение, и вскоре она оказалась на заднем сидении джипа, потеряв сознание раньше, чем автомобиль сорвался с места.
  Дождь хлынул через пять минут. Машина буквально въехала в сплошную стену низвергающейся с небес воды. Дворники немного спасали, но водитель был вынужден сбросить скорость до минимальной - ему явно не хотелось оказаться на месте мёртвого сержанта. Чтобы его точно также бросили на асфальт как ненужную куклу? Только сейчас в его сознание прокралась мысль о глупости своего поступка. Нужно было добраться до города и вызвать "скорую"... Вдруг его пассажирка ранена и скончается прямо на заднем сидении? Что тогда? Что он скажет?
  Дворники надрывались, пытаясь сдвинуть в сторону такую массу воды. Дождь выдался знатный, хотя и довольно спокойный. Гроза уже прошла, да и небо заметно посветлело. Где-то взошло невидимое солнце. Скоро ливень должен закончиться - такие крупные капли обычно означают, что дождь быстро иссякнет.
  Однако не этого не произошло.
  Асфальт кончился весьма неожиданно.
  Колёса забуксовали, не встречая сопротивления от размокшей земли - скорость упала почти до нуля. Водитель с надеждой вглядывался сквозь колонну воды, надеясь заметить хоть какое-то укрытие, но тщетно. Ни деревьев, ни даже кустов. Дорога начала повышаться, взбираясь на очередной холм. Это тупик, - пронеслась мысль.
  Двигатель отчаянно рычал и снова бросал джип в гору, но через несколько секунд тот опять соскальзывал вниз. После пяти минут бесцельных попыток водитель сдался. Тихо бормоча себе под нос словарь непечатных слов, он вырулил на обочину и заглушил двигатель.
  Только сейчас он взглянул на свою неожиданную пассажирку. Девушка свернулась калачиком и кажется спала. Её костюм был весь измазан запёкшейся кровью, кровь была и на лице. Несмотря на это, водитель не заметил на ней ни единой царапины. Невероятно но факт - её лицо было без синяков, пятна крови смазанные - значит ни одного кровотечения, переломов вроде нет... И это при ТАКОЙ аварии.
  Теперь нужно подумать о спасении. Что делать? Машина не преодолеет подъём даже если прекратится дождь - грязь будет стоять здесь ещё не один день. Повернуть обратно? Бензину хватит лишь на половину пути. Значит... нужно идти пешком до ближайшего города, там нанять трактор или тягач. Мужчина взял карту и принялся водить пальцем вдоль сделанных им меток. Двадцать километров... и это в лучшем случае, поскольку он не знал какое расстояние они преодолели в дождь. Двадцать километров могут оказаться тридцатью, а то и сорока. Пройти это расстояние с женщиной на каблуках? Может у неё внутреннее кровотечение или ещё какая-нибудь гадость. Этот вариант отпадает.
  Водитель и не заметил, что вариантов больше не осталось. Выхода нет. Нужно идти самому.
  Натянув лёгкую ветровку на голову, он выбрался из джипа и быстро зашлёпал по жидким болотцам грязи, взбираясь на вершину холма.
  ***
  - Идти сможете? Здесь недалеко.
  Женщина поморщилась, но медленно кивнула.
  - Как вас зовут?
  - Мар... Маша.
  - Стас. При других обстоятельствах был бы рад знакомству, но сейчас некогда. Вас нужно доставить к врачу.
  - Со мной всё в порядке.
  - Не спорьте. Всё равно на машине мы не доедем до города.
  - Почему? - в голосе женщины появилось наивное удивление, - сломалась?
  - Почти.
  Маша пожала плечами и открыла боковую дверцу джипа.
  - Стойте, - Стас скинул с себя влажную куртку и протянул её пассажирке. Хотя дождь и стал меньше, но лило всё равно не переставая.
  - Не стоит, я не замёрзну, - ответила Маша и выбралась под косые струи дождя.
  Стас начал подозревать, что она сильно ушиблась головой, но не стал спорить. Выйдя из машины он щёлкнул пультом сигнализации и быстрым шагом устремился за своей спутницей, которая уже успела преодолеть почти четверть взгорья. Джип скрылся позади - его будто смыло бесконечными потоками воды.
  - Может возьмёте куртку, - переспросил Стас, догнав, наконец, Машу. Он не хотел показаться навязчивым, но зрелище мокнувшей под дождём женщины растолкало в его душе джентельменские нотки.
  - Нет, спасибо. Всё в порядке, - отозвалась Маша, продолжая взбираться на холм.
  Стас не нашёл ничего лучшего, чем промолчать. Его пассажирка шагала как ни в чём ни бывало, а вот ему пришлось не сладко. Земля размокла просто невероятно, и в некоторых местах он по щиколотку уходил в противную топь. Брязги заляпали джинсы по колено, но Стас старался не замечать этого. Просто шёл, пытаясь ступать по следам Маши. Но всё равно проваливался в грязь. Как тогда.
  Дождь не перестал, но через тучи стали проглядывать первые робкие лучи нового дня. К тому моменту, когда они выбрались на гребень Стас совсем обессилел. Сказалась бессонная ночь в дороге.
  Зрелище было великолепное.
  Город в потоках воды. Тонны жидкости, низвергающиеся с небес на бетонные коробки внизу. Косые лучи света отражаются в сотнях капелек воды, и зажигают миллионы переливающихся радуг. Разноцветная полусфера накрыла город своим колпаком. Город-мечта.
  Стас хмуро глядел на открывшееся зрелище, не говоря ни слова, а Маша как будто не замечала его.
  - Вы местная?
  Женщина замолкла и странным взглядом посмотрела на него:
  - Нет. А что?
  - Вы из милиции?
  - Н-да, а в чём собственно дело?
  - Этого города нет на карте.
  - Не может быть! - удивление показалось Стасу несколько наигранным, и он молча протянул ей карту.
  Лицо Маши отражало что угодно, кроме желания действительно разобраться в карте. Она несколько секунд внимательно изучала ползущие по бумаге капли воды, после чего протянула карту обратно.
  - Наверное карта старая, - пожала она плечами, - или неточная.
  Стас усмехнулся, взглянул на крошечные циферки "2002" в правом нижнем углу карты, но ничего не сказал.
  ***
  Указателя, на который он так надеялся, не было. Как не было и ни одного дорожного знака, или рекламного стенда. Просто дорога. Серая лента, тянущаяся к городу. Асфальт почернел от дождя, и кое-где образовались небольшие лужицы, отражающие свинцовое небо. Солнце снова зскрылось за тучами.
  Лицо Стаса мрачнело всё больше и больше, по мере того, как они подходили ближе. Где машины? Хоть одна. Хоть одинокий велосипедист, или дребезжащий мопед. Не было даже этого.
  И не было шума. Город, казалось, вымер.
  Стас напрягся ещё больше. Он путешествовал много и часто, но никогда ещё не видел города не излучающего шума. Звуки - визитная карточка любого населённого пункта, а здесь Стас не чувствовал ничего. Только монотонные звуки дождя.
  - Маша, а вы из какого города?
  - Дайев, - коротко бросила она, не отрывая взгляда от города.
  - А куда вы ехали в такое время?
  - Меня подвозил коллега. А тут срочный вызов по рации. Он прибавил газу, а дальше я плохо помню.
  - А кто вы по званию? Тоже лейтенант, как и он?
  - Н-да, - Маша нисколько не смутилась и легко проглотила наживку.
  Стас незаметно улыбнулся. Кем бы она ни была, все козыри у него на руках. Он даже удивился собственным мыслям. Всегда быть настороже, всегда планировать, всегда играть до конца, всегда НЕ ДОВЕРЯТЬ никому. Как глубоко сидят в нём эти привычки вбитые когда-то. Кажется тысячу лет назад, а ведь на самом деле... Незнание карты он ещё мог простить, а вот сержанта нет. Да и странные царапины на руках. Девчонка не промах, хотя потрясающе наивна. Пытаться обмануть ЕГО.
  Стас улыбнулся снова. Город уже рядом. Всегда быть настороже.
  ***
  Странное чувство не давало покоя. Стас пытался отогнать необъяснимый страх, но тот лишь глубже проникал в него, сверлил его мозг, холодил кожу. Где вы видели город обведённый линией? Ожившее понятие "чертА города". Желтоватая полоса облупленной краски, проведённая прямо по асфальту, брала город в кольцо. Мягко говоря необычное зрелище. И какое-то странное чувство, при пересечении её. Страх? Нет. Тревога? Тоже. Скорее отчаяние. Загнанное в самые потаённые уголки, сдавленное временем, обузданное волей. Теперь оно рвалось наружу.
  Город давил на психику, угнетал её, подавлял. Серые дома с коричневатыми потёками, чёрные дыры подъездов, пустые дворы. И дождь.
  - Что дальше? - тихо спросила Маша.
  - Не знаю. Но что здесь случилось? Почему никого не видно?
  Она пожала плечами и поправила мокрые волосы.
  Уже начинала сказываться усталость. Мимо проскальзывали детские площадки, одиноко стоящие школы и пустые автостоянки. У Стаса возникло устойчивое ощущение, что жители только-только покинули город. Он всё время надеялся, что поверни они за угол, как всё вернётся в нормальную колею. Зашныряют автомобили, заскрипят трамваи, загомонят пешеходы. Но за углами оказывались всё те же пустынные бетонные лабиринты улиц.
  Мокрая одежда облепила уже всё тело и каждый порыв ветра продирал холодом до костей. На Стаса периодически накатывали приступы дрожи, но его спутница, казалось, ничуть не замёрзла. Стаса это слегка бесило.
  - Какого хрена? - сорвался наконец он, когда они вышли на широкий проспект, напоминающий безжизненную пустыню, - Что за херня? Где все?
  Маша ответила не сразу:
  - Может город просто опустел? Или какая-нибудь катастрофа?
  - Да опустел, - саркастически заметил он, - и превратился в город-призрак? Да ты посмотри на эти витрины! На них ни одного пятнышка! А подстриженная трава? А цветы на клумбах? А грёбанный мусор?
  - Какой мусор? Здесь, ведь, нет никакого...
  - Вот именно! Мусора нет!
  - Не кипятись, - попыталась его успокоить Маша, - нужно рассуждать логически.
  - Ага! Все попрятались из-за дождя! - тренировал свои остроты Стас.
  - Какого дождя, что ты несёшь! - возмутилась она.
  - Не знаю как ты, но я в этом городе ночевать не буду, - Стас решительно развернулся, - ты со мной?
  Маша мгновенно приняла усталый вид:
  - Мы ходим по городу уже не один час. Ты уверен, что найдёшь машину до заката? Не говоря уже о том, что я давно сбилась с пути.
  - Я тоже, - признался Стас.
  - Так давай переночуем где-нибудь, а утром уйдём, - предложила Маша.
  Страх сжал сердце ледяной рукой. Что-что, а ночевать в мёртвом городе никак не вписывалось в его "всегда планировать".
  - А вдруг здесь какая-нибудь радиация, или другое дерьмо? Как Чернобыль?
  - Не пори чушь. Ты что-нибудь слышал об этом?
  - Ну нет, но это не означа...
  - Тогда пошли.
  Стас и не заметил, как потерял статус лидера. Он послушно пошёл следом.
  Дом который они выбрали для ночлега стоял обособленно от других. Ничем не примечательный, двухэтажный особняк мгновенно приглянулся им обоим. Стас сразу оценил его уединённость и неприметность, Машу же сразила его уютность. По привычке, она сразу позвонила, но Стас лишь усмехнулся на это. Он несколько секунд осматривал замок, после чего извлёк из кармана короткий металлический штырь и принялся копаться во внутренностях защёлки.
  - А почему просто не выломать? - спросила Маша, взирая на его работу.
  "Как тебе объяснить, крошка", - подумал Стас, - "Я могу, конечно, расказать как тяжело заснуть, зная что открыта входная дверь. Как страшно просыпаться в ночи и вслушиваться в тьму. Ожидать малейшего скрипа дверной ручки. Могу поведать о страхе грозы и боязни темноты. О том, как тяжело быть бесстрашным днём и трусом ночью. Могу. Но не буду." Маша так и не дождалась ответа, поскольку через секунду дверь уже открылась.
  Стас вошёл первым, но приятная обстановка дома неожиданно успокоила его. Деревянный пол не скрипел под ногами, на стенах висели роскошные ковры. Было довольно темно, поскольку серые облака и плотные занавески на окнах преграждали доступ солнцу. Маша пошарила в поисках выключателя и вскоре уютная прихожая озарилась мягким голубоватым светом.
  Кто бы здесь не жил, он, несомненно, обладал как тугим кошельком, так и безупречным вкусом. Вошедшие сразу почувствовали себя как дома.
  И снова это чувство. Стас замер на секунду, внюхиваясь и осматриваясь. Маша как будто не замечала ничего. Пахло сигаретным дымом. Стас не курил и сразу почувствовал этот смрад. Все чувства обострились до невозможности. Что-то не так. Что-то неуловимое. Он подошёл к телефону и приложил трубку к уху. Она была тёплая, но гудка не было. Взгляд его упал на журнальный столик, аккуратно засыпанный газетами. Верхняя датировалась СЕГОДНЯШНИМ числом.
  - Что там? - вяло отозвалась Маша, расположившись в мягком бархатном кресле.
  - Ничего, - машинально произнёс Стас, пытаясь собрать расползающиеся перед глазами слова воедино.
  Он аккуратно сложил газету вчетверо и запихал себе в карман. Его спутнице совсем не обязательно читать это. Что происходит?
  Дом уже не казался ему таким уютным. Он напоминал золотую мышеловку - красиво, но смертельно опасно.
  К ночи дождь только усилился. Небо внезапно заговорило громом. Молнии сверкали всё чаще, выхватывая кусочки из жизни города-призрака. Стас глядел в окно, наблюдая как раскаты грома и вспышки молний соревнуются в эффектности. Стас бы присудил ничью. Он дрожал. Вспоминая.
  Не светилось ни одного окна. Сюрреалистическое зрелище. В любом городе, при любых обстоятельствах, в любой час ночи несколько окон всё равно горят. Мамаши кормят своих малышей, праздношатающиеся возвращаются домой, полуночники созерцают ночной канал. Но только не здесь. Не в этом месте. Они одни на десятки километров вокруг. Это Стас понял только сейчас. Никого нет чтобы помочь им. Никого нет и никогда не было.
  Он вспомнил о газете. Достал её.
  Его имя на первой странице. Стас перечитал коротенькую заметку снова:
  "Сегодня поутру в город прибыл Станислав Акулов, широко известный в нашем округе" Явная иррациональность и глупость объявления сразу бросались в глаза, отметая все возможные логичные объяснения. Это было невозможно, потому что ЭТО НЕВОЗМОЖНО ВООБЩЕ. Широко известный? С каких пор? Стас явно не был знаменитостью.
  Газета полетела в угол. За окном мелькнула тень. Лампа, которую включил Стас читая газету, давала слишком яркий свет, превращая оконное стекло в зеркало. Прижавшись лбом к холодной поверхности, и закрываясь руками, он вглядывался в улицу. Пришла мысль выключить лампу, но едва он потянулся к выключателю...
  Маша открыла глаза и села на кровати. В голове ещё был слышен отголосок какого-то удара, но он не повторялся. Что это было? Маша подошла к окну, но там сияла чернота и непроглядный туман. Стас... Она вышла в корридор и прислушалась. Тишина. Если бы скрипнула половица, зашелестели занавески стало бы легче. Но было тихо. Дом молчал совсем как живое существо и затаил дыхание. Мягкий ковёр нежно обхватывал её ступни, гася производимые звуки. До двери в комнату Стаса осталось всего несколько шагов, растягивающихся в бесконечность. Шаг. Ещё один. Маша негромко постучала, тревожно озираясь по сторонам. Никакого движения за дверью, только странный звук... как будто что-то бьётся в стекло. Дверь оказалась незапертой. Стаса в комнате не было, а слышимые из-за двери звуки издавало распахнутое окно, бившееся о раму. Маша подошла к подоконнику, полной грудью вдыхая ночной аромат. Комната казалась пропитанной им.
  Но Стаса не было. Маша смущённо огляделась по сторонам, словно надеясь обнаружить его в тёмном углу. Бесполезно. Комната пуста. Луч от настольной лампы освещал пространство в углу, непроизвольно привлекая внимание к лежащему там предмету. Маша нахмурилась, подняла газету и стала вертеть её в руках. Новая, но уже потрёпанная от хранения в чьём-то влажном кармане. Передовица начинается с одной единственной надписи выполненной жирным курсивом:"Сегодня поутру в город прибыла Мария Свалова, широко известная в нашем округе". Страх и недоумение ударили одновременно, лишив возможности рассуждать логически. Газета, выпущенная из ватных пальцев, закружилась в воздухе подобно первым снежинкам, плавно опускаясь на пол. Усугубляя и без того паническое состояние, в комнату ворвался неистовый звук сирены. Маша и не заметила, как оказалась в корридоре, потом на улице.
  Убегая.
  ***
  Погоня начинала казаться бесконечной, и всю её бесмысленность Стас понял лишь тогда, когда оперевшись на фонарный столб он почувствовал подкатывающий к подбородку желудок. Шаги преследуемого затихли где-то вдали, но Стаса это уже не тревожило. Только дышать. Вдох - выдох. Он уже не в той форме, чтобы выдержать подобные гонки. Да и этот дождь... Уже больше суток льёт как из ведра. Молния высветила одинокую фигурку, в бессилии обхватившую столб. Гром ударил в самое сердце, подстёгивая и без того бешеный его ритм.
  Но кто то был? Человек или зверь? В окно он заметил лишь тень, да и то мельком, зато услышал шаги. Словно бежал человек. Бежал со всех ног. Странный какой-то... Как и город. Бежал так, словно все демоны ада гнались за ним в догонку.
  Стас побрёл "домой". Город молчал ему в след, нещадно стегая косыми прозрачными струями распоясавшегося ливня, уже порядком подточившего нервы.
  Входная дверь была открыта. Словно пасть изголодавшегося хищника, ждущего жертву. Там клубилась тьма.
  - Маша? - негромко спросил Стас у неизвестного собеседника. Ему ответил раскат грома.
  Дождь тщательно спрятал все следы, даже если они и были. Стас уселся на деревянные ступени перед входом и обхватил колени руками. Прямо над ним висела луна, раза в полтора большего, чем обычно, размера. Капли дождя лились за шиворот, стекали с прядей волос, забивались в нос. Стасу было уже всё равно. Усталось, бесконечная, многолетняя усталость. Эта поездка должна была стать его отдыхом, а превратилась в оживший ночной кошмар. Маша теперь казалась ему призрачной фигурой и ужасно несущественной среди окружающих его бетонных коробок. Он с городом один на один. Всегда доводить до конца. Такое правило.
  Согреваемый внутреним огнём он провалился в сон как в яму.
  ***
  Какой ужасный кошмар. И это лицо. Маша развела руки и протёрла заспанные глаза. Кажется Стас догадывается, но это неважно. ПОШЁЛ ОН! Она встречала подобных людей, и они никогда не вызывали у неё трудностей. Но этот, вроде, крепкий орешек.
  Она отняла руки от лица и обнаружила, что спит на лавочке в каком-то парке. По коже пробежал мороз. Боже! Даже надписи совпадают! Один в один!!! Она попыталась мыслить логически, только это у неё не сильно получилось. Совпадение или судьба? Точно такая же лавочка. Быть этого не может. Она уже вышла из того возраста, когда верят в подобные совпадения. Это больше походило на злую шутку, вот только кого? Ни единой души на многие километры. Сейчас она почувствовала эти километры всеми порами своего сознания.
  Она побежала по первой попавшейся дорожке, но та сделала изящный кульбит, вновь приведя её к той самой лавочке. Пробегав по благоухающему парку минут двадцать, она в изнеможении опустилась на ненавистную скамейку. Все дорожки закруглялись и, переходя одна в другую, снова приводили сюда. Словно лепестки ромашки. Но где тогда выход?
  Маша напрягла память, пытаясь вспомнить как здесь очутилась - тщетно. Проснулась, пошла к Стасу кажется его не было... А вот дальше. Газета... Газета?.. Газета!.. Что здесь происходит?
  Едва подобная мысль зашевелилась у неё в голове, как откуда-то сзади послышался пронзительный звук автомобильного клаксона. Цветушие дервья и кустарник закрывали от неё всё остальное, но судя по звуку,это явно не далеко. Маша, что есть духу понеслась по ведущей туда дорожке и та не закруглилась, выведя её к незапертым решётчатым воротам. Парк "В сердце Марии". Кисти рук от злости сжались в кулаки, а зубы заскрипели. Это начинало походить на отвратительную пьессу. Вот только где режиссёр?
  Клаксон повторил своё приветствие, и на этот раз к нему присоединилось рычание мощного мотора. Выложенная плиткой тропа, петляющая промеж высоких деревьев, вывела её к дороге. По ней медленно двигался тяжеловесный пикап, периодически издавая сигналы. В кузове сидело несколько человек, среди которых Маша сразу различила крупную фигуру Стаса. Пикап качнулся и остановился, предлагая ей занять место в кузове.
  - Маша, где ты была? - спросил Стас, протягивая ей руку, и помогая забраться на борт.
  - Я была!!! Где ты был? Ночью!?! - на повышенных тонах выдохнула она и уселась на один из бортов.
  - Не ссорьтесь, - флегматично-обречённо заметил невысокий плотный мужчина в защитной куртке, и только сейчас Маша успела детально разглядеть остальных спутников её знакомого.
  Флегматичный мужчина походил на отставного военного, или на сбежавшего зека. Кроме него в кузове сидела маленькая девочка, прижимая к груди какую-то разодранную игрушку. Водителем была субтильная девушка, с неопределённым цветом волос.
  - Кто вы все?! - спросила Маша, придя немного в себя.
  - Те же кто и ВЫ, - вяло ответил мужчина.
  - Но мы просто случайно оказались здесь...
  - И мы случайно. ВСЕ случайно.
  - Все?
  - Да. Не вы первые, не вы последние.
  - Вы знаете ЧТО это за город? - с надеждой в голосе задала вопрос Маша.
  Мужчина покачал головой. Говорить ему было в тягость.
  Стас молча сидел напротив, иногда проводя рукой по волосам, начиная от уха и заканчивая на затылке. После этого он обычно пытался вытереть руку о штаны, но его движения быстро затухали.
  - А куда мы едем? - не унималась Маша.
  - К черте.
  Маша подсела к Стасу и зашептала:
  - Что случилось ночью? Почему тебя не было в комнате?
  - Я увидел кого-то, за окном, - голос Стаса звучал необычно, словно он сообщил нечто невероятное, - Я выбрался из окна и попытался догнать его. Не вышло. Когда вернулся двери были распахнуты и дом пуст.
  - У меня почти тоже самое, только я мало что помню. Я проснулась, пошла к тебе. Тогда что-то случилось и дальше провал. Очнулась я в парке, неподалёку отсюда. А где ты обнаружил этих дюдей?
  - Скорее это они меня обнаружили. Я заснул прямо на пороге, они меня и подобрали.
  - А кто они? Ты спрашивал?
  - Спрашивал, но они что-то темнят. Здоровяк отвечает загадками и явно чего-то недоговаривает. Девушка всё время молчит, а та девчушка с игрушкой вообще никак не реагирует. Словно зомби.
  - А что насчёт черты?
  - Ну как я понял имеется в виду та черта окружающая город. Мужик одно время нёс бред насчёт неё, но я понял одно слово на десять. Преграда, или что-то в этом духе, - Стас понизил голос до малоразборчивого бормотания, - Не доверяй им. Они похожи на психов или фанатиков. Если что - бежим вместе.
  Маша взглянула ему в глаза и кивнула. Похоже он действительно располжен к ней. Она вспомнила свои мысли в парке и слегка покраснела, впрочем Стас этого уже не видел.
  Они подъехали к черте. Стас разглядел страх в глазах мужчины, и просто ужас в глазах девочки. Он понял, что этот ритуал происходит далеко не в первый раз. Девушка-водитель вылезла из кабины и неуверенно пошла вперёд, остальные последовали за ней. Она даже не остановилась перед странной чертой и уверенно шагнула вперёд. И исчезла. Стасу показалось, что её просто смыло дождём. Как набежавшая волна смывает замысловатые рисунки на песчаном берегу. Секунда - и ничего нет. Стас и Маша недоумённо посмотрели в глаза мужчине, но нашли там лишь бесконечную печаль.
  - Город не отпускает её, - сказал он, упреждая всевозможные вопросы.
  - Но.. как? - спросил Стас, осторожну приближаясь к черте, словно надеясь разглядеть девушку с противоположной стороны, - Она просто... исчезла?
  - Нет, - мужчина напоминал одурманенного, - у неё просто не получилось.
  - Что не получилось?
  - Уйти. Теперь ваша очередь.
  - Нуу нет! Я туда не пойду, - Маша сверкнула глазами и взглянула на Стаса, словно надеясь получить поддержку. Но тот стоял в оцепенении, словно озарённый некой догадкой:
  - Вы хотите сказать, что мы не сможем...
  - Да! - торжественно заявил мужчина, - Вы не сможете покинуть Город!
  - Нет, - прошептал Стас. Не то, чтобы он не ждал чего-то в этом духе, но... Но.
  Он уверенно повернулся к черте и сделал шаг вперёд.
  - Не над...! - начала кричать Маша, но её голос мгновенно прервался, едва Стас пересёк ЧЕРТУ.
  Место, куда он попал, с первого взгляда казалось точно таким же как и точка "старта". Но линия была сзади, а город спереди. Словно его грубо развернули и толкнули вперёд. Маша, флегматичный здоровяк и бледная девчушка исчезли. Перед ним, прямо на асфальте, сидела девушка-водитель и безудержно рыдала. Дождь маскировал её слёзы, но всхлипывания и раскрасневшееся лицо выдавали её состояние. Стас на секунду растерялся, но после присел рядом. Она сразу уткнулась носом в его плечо, а правая рука сжала мокрую куртку. Глядя на сотрясаемую рыданиями девушку Стас думал, сколько же нужно испытать, чтобы дойти до такого. Несмотря на бесконечную грозу и вереницу странных событий он держался. Всегда играть до конца - таково правило. И он выиграет у этого проклятого города. Тот не дождётся его рыданий.
  Сзади послышались голоса и он обернулся. Мужчина крепко держал Машу за руку, а та по инерции отбивалась. Видно она ещё не поняла, что город не позволил ей пересечь ЧЕРТУ.
  - Где мы!? - полувопросительно завопила она, не обращаясь ни к кому конкретно.
  - Город необычен. Он не всегда такой, каким кажется, - произнёс мужчина, отпуская её руку, - он изменчив и все время движется.
  - Прекратите нести чушь, - в голосе Стаса впервые за всё время появились металлические нотки, - Здесь явно что-то не так, возможно мы все сумасшедшие, но прекратите городить этот бред!
  - Вы давно здесь? - вопрос мужчины вернул его к действительности.
  - Сутки... А вы?
  - Неделю. И поверьте мне на слово, вы ещё столкнётесь с этим. С городом. Вы поверите мне, но будет поздно.
  - Допустим я вам верю. Тогда где, по вашему, мы оказались?
  - С противоположной стороны круга. Кород вписан в кольцо, ограниченное чертой. Пересекаешь черту и оказываешься с другой стороны круга.
  - Допустим. Но если ваши попытки выбраться тщетны, то почему вы продолжаете их совершать.
  - У некоторых получилось, - в горосе мужчины чувствовалась надежда, - некоторые прошли черту. Город их отпустил.
  Стас глубоко вздохнул:
  - Ну а почему вас не отпустил? Или меня? Или девочку?
  Мужчина пожал плечами:
  - Никто не знает.
  - Дурдом, - вставила своё мнение Маша, озираясь по сторонам.
  Мужчина оскалился:
  - Через денёк другой дурдом вам покажется сказкой, о которой можно только мечтать.
  ***
  - Ну как, - заботливо спросил майор, подавая чашку кофе своему другу.
  - Да никак, - раздражённо среагировал тот, принимая дымящийся напиток, - машину мы нашли. 21 километр шоссе на Дайев. Ну помнишь, там ещё такси зимой разбилось? Вспомнил? Представляешь в том самом месте, только разве что в кювет не угодила. Полный металлолом.
  - Как Вовчик?
  Мент покачал головой:
  - Ему не повезло.
  - Ну а с ней что?
  - Не найдена?
  - Чего? Что значит не найдена? Ты же сказал, что машина того.
  - Не знаю. Я сам удивился. Выжить в аварии она не могла, но может быть ей кто-то помог? Может случайный шофёр или какой-нибудь фермер. Тело... Вовы было найдено на дороге, а дверца со стороны водителя открыта. В принципе это могло случится и во время аварии, но знаешь - сильно много нестыковок.
  - Уже запросили соседние города? Ведь округ-то небольшой.
  - Запросили. В больницы никого похожего не поступало, а чтобы пробить по другим каналам нужно время. Был найден джип километрах в десяти от места аварии. Заброшенная дорога, знаешь?
  - Да, да. Продолжай.
  - Джип стоял на сигнализации. Никого внутри не оказалось.
  - И что?
  - Да практически и всё. Следов не обнаружено. Джип чист и в угоне не числится. Мы не стали с ним ничего делать, так как нет никаких причин связывать его с катастрофой. Но что-то здесь не так. Нутром чую. От места где обнаружен джип до ближайшего города не меньше пятнадцати километров. Машина вроде в порядке. Куда мог уйти водитель?
  - Странно...
  - Чую, глухарь намечается.
  - Не иначе.
  ***
  Небо над городом теперь напоминало Стасу телевизор, включенный на "мёртвом" канале. Ветра бушевали где-то наверху, поэтому дождь выдался спокойный и размеренный, из тех, что любят дачники. Стас стоял на крыльце дома в котором обосновались их новые знакомые и ждал вечера. Именно после заката, по словам этого чокнутого, и начинали происходить "странности". Мужчина не стал распространятся на эту тему, ограничившись ёмким словечком "странности". Можно ли отнести к ним бегущего в ночи, чьи шаги он слышал? Бесконечный дождь? Газету с бредовыми надписями? Или пробуждение Маши в парке не имеющем выхода? Возможно, хотя Стас заочно не верил в это. Всё происходящее больше походило на странное расстройство сознания. Может правда какая-нибудь аномальная зона, или подобная ерунда? Всякое бывает.
  Судя по наступающей темноте и наручным часам солнце уже закатилось. Он здесь уже больше суток, а всё никак не может привыкнуть к отсутствию света в окнах. Это казалось таким диким, несуразным.
  Вечерний холодок прокрался под его никогда не высыхающую куртку и вызвал приступ дрожи. Идти в дом не хотелось, пока нет грозы и ещё не так темно, улица успокаивала его. Во всяком случае не раздражала , как этот сумасшедший. Кто он, интересно узнать. И как попал сюда. Сегодня вечером он расскажет всё. Расскажет сам, или Стас выбьет из него. Опыта хватит. Но в начале следует разъясниться с Машей. Ужасно хочется видеть в ней союзника. То что он знает позволит ему установить с ней контакт.
  Приняв решение, он зашёл внутрь, и хлопок закрывающейся двери совпал с первым раскатом грома начинающейся ночной грозы.
  - Маша.
  - Да? - отозвалась она. Голос сама наивность. Но за ним Стас почувствовал годы весьма специфических тренировок. Несомненно он прав относительно неё.
  - Ты понимаешь, что мы попали в сложный переплёт? И мне бы очень хотелось поговорить с тобой начистоту.
  Она нахмурилась, всё ещё играя в интеллектуальные прятки:
  - Начистоту?
  - Именно. Кто ты?
  - Я работаю в милиции Дайева и ...
  - Враньё, - мягко прервал её Стас, - ты спутала лейтенантские погоны с сержантскими, а скорее всего не спутала, а просто не видела и, плюс наверняка не знаешь имени своего спутника.
  - Сергей, - уверенно ответила она, но её лицо сказало больше чем слова.
  - Ты быстро соображаешь, но сейчас это бесполезно. Я повторю свой вопрос: кто ты?
  Она слегка прикусила нижнюю губу, словно обдумывая как поступить. Наконец решение было принято:
  - Я... свободный художник.
  - Аферистка, иными словами.
  - Не люблю это слово. Мои дела - не обязательно афёры.
  - Ну ясно, - Стас не смог скрыть лёгкого презрения, - это понятно. Ну а как насчёт милиции? И патрульной машины?
  - Ты и сам уже знаешь, мистер Великий Взломщик.
  Стас на мгновение замешкался - он явно недооценил таланты своей подруги. Настал его черёд кусать губы.
  - С чего ты взяла?
  - Брось, - она улыбнулась, - открыть входную дверь куском металлической проволоки может не каждый. Причём всё это, не испортив механизм замка. Да и зачем тебе таскать отмычку в кармане? А твой прыткий взгляд? Уверенна ты сможешь ориентироваться в этом доме с закрытыми глазами. Я не беру в расчёт твою чрезмерную осторожность, бесшумность и гибкость пальцев - всё это может быть случайностью. Но в совокупности это даёт определённый портрет. И не отпирайся.
  Стас усмехнулся:
  - Откровенность за откровенность. Твой красный костюм не сочетается с работой мента. Это первое. Куда мог подвозить тебя "сослуживец" на рабочей машине в четыре утра? Твои стоны после аварии. Знаешь, в начале я в них поверил, но когда увидел что ты не ранена... А как лихо ты меняешь темы разговора, перехватываешь инициативу? Ну ладно, это было довольно несложно, теперь самая ответственная часть.
  - Ну? - Маша улыбалась, но в голосе скользнуло напряжённость.
  - Почему водитель оказался непристёгнутым? И как ты сняла наручники?
  Маша глубоко вдохнула:
  - Я никогда не сяду в тюрьму - мне не оставалось ничего другого.
  - Иначе говоря, ты незаметно отстегнула его ремень и резко вывернула руль?
  - Да.
  - Потом взяла у него ключи, сняла наручники, но тут случилась неувязка - твой ремень заклинило. Тебе ничего не оставалось делать, как ждать помощи от кого-нибудь вроде меня?
  - Да.
  - Но почему? Почему он посадил тебя рядом с собой? Преступника?
  - Меня не считали опасной, к тому же, - она обольстительно улыбнулась, - я умею уговаривать.
  - Не могу поверить! - Стас заходил по комнате, - ты просто убила человека, и после этого лежала, придавленная его трупом?!
  - У меня не было выбора.
  - Какая мерзость! Выбор всегда есть!
  - Можно подумать сам святой! - огрызнулась Маша, сцепляя руки в замок.
  - Не святой, но людей я не... убивал.
  - Стас, - насмешливо поддела его Маша, - не тягайся со мной в обмане, ладно? У тебя нет нужного опыта. Ну и как это случилось?
  - Я не хочу об этом говорить!
  - Я никому не расска...
  - Я НЕ ХОЧУ об этом говорить! - заорал Стас и выбежал из комнаты. Его трясло.
  От воспоминаний. Он действительно не хотел никого убивать. Всегда планировать заранее. И ему действительно это почти удалось, но всё портит мерзкое словечко "почти".
  Дело прошло гладко. Тогда разыгралась жуткая гроза, только облегчившая выполнение задания. Облегчившая, да не совсем - Стас потерял осторожнсть и его напарник узнал о нём много лишнего. Непростительно много.
  Но парень допустил одну ошибку - он думал что умнее. Он думал, что получиться сорвать куш глупым шантажом. Они договорились встретиться на заброшенной дороге в полночь.
  Стас прибыл первым - его шантажист опоздал на полчаса и приехал выпившим, и в ужасном настроении. От него за километр несло страхом и спиртом, и никакой дождь не мог приглушить этот запах. Стас чувствовал страх своего оппонента и это придавало ему сил.
  Переговоры оказались короткими - пьяный баран стоял на своём и не хотел уступать. В разгар спора он достал обрез и сдуру дёрнул оба курка. Семь дробинок споймало бедро Стаса, остальные пролетели мимо. Уверенный в безоружности своего противника, выродок не спешил перезаряжать свой ствол, а следовало. Первая пуля вошла ему в плечо, вторая - в между рёбер. Он заревел как раненный бык и бросился через дорогу в ближайшую посадку.
  Стас хорошо запомнил собственную боль. Нужно было подянться с мокрой земли и эти несколько секунд показались вечностью. Правую ногу сжигал огонь, он ужасно хромал, но всё равно шёл, бежал, ПРЕСЛЕДОВАЛ.
  Если этот выродок уйдёт, завтра возле его дома будет милиция. Звуки, издаваемые преследуемым, отчётливо слышались где-то впереди и чуть левее - тот явно бежал не разбирая дороги. Гроза шумела листьями, стегала мокрыми ветками, сотрясала громом. Частые вспышки молний освещали путь, и за эти секунды Стас успевал разглядеть листья, окроплённые чем-то тёмным. В воздухе витал запах крови - видать парень и правда серьёзно ранен и долго не протянет. Но рисковать нельзя.
  Растояние между ними сокращалось с каждым шагом. Ещё через пять минут шуршание кустов впереди стихло и Стас сразу заподозрил неладное. Возможно впереди засада. Но долетевший до него громкий стон отбросил прочь его опасения - жертва ранена и не может идти. Стас обеими руками сжал рукоятку пистолета и пошёл вперёд. Ноги вывели его на поляну, в центре которой, зарывшись в толстый слой прошлогодней листвы, лежала жертва. Тёмное пятно, расползающееся во все стороны ужасало, и в то же время успокаивало Стаса. Он переложил пистолет в правую руку и попытался нажать на спуск. Палец застыл на месте, словно радуясь ощущению от прикосновения холодной стали курка.
  Парень смотрел на него с выражением ужаса на лице, его губы шевелились, бесшумно проговаривая слова.
  - Пожалуйста, - донёсся шёпот.
  Но Стас думал о другом. Всегда планировать. Даже сейчас, разрываясь от боли, он думал. Думал о собственной безопасности. Решение пришло молниеносно и Стас даже не задумался. Пистолет содрогнулся дважды, но крик парня был один - ужасающий, протяжный крик. Он совпал с очередным раскатом грома, но заглушил его во много раз. Раненный обхватил руками колени, пробитые пулями, и кричал не переставая. Стас уже был в чаще леса. Крики долетали до него, но одурманенный болью, он брёл вперёд не останавливаясь и не прислушиваясь. Через десяток минут он был на опушке. Расслабляться нельзя - ещё предстоит работа. В лесу завыли волки - наверное вскоре обнаружат истекающее кровью тело шантажиста. Стас уселся за руль и погнал в город, изо всех сил стараясь не потерять сознание.
  На следующее утро он, изрядно прихрамывая, пришёл сюда пешком, чтобы позаботиться о машине своего врага. Перед этим он проверил поляну в лесу - тела естественно не было, только отвратительные ошмётки одежды и гигантский круг запёкшейся крови. Волки и падальщики славно поработали, так что Стас облегчённо вздохнул. Он ещё не знал, как часто он будет просыпаться по ночам, мокрый от пота, и с ужасом вслушиваться в тишину...
  Когда все остальные уже заснули, в дверь постучали. Очнувшись от полудрёмы, Стас поднялся с кресла и прислушался. Дом трещал по швам, когда принимал на себя удар взбесившейся стихии и Стас вздрагивал вместе с ним. Каждая гроза, каждый удар грома, каждая молния напоминали о совершённом убийстве. Когда же это закончится? В дверь снова постучали. Стас стремглав бросился туда и размаху распахнул обе створки настеж. В комнату ворвался ветер и мелкие брызги от потоков воды, разбивающихся о бетонный навес. На пороге никого не было, но ночной гость оставил подарок - на коврике перед дверью лежала свежая газета. Дата - сегодняшняя, вечерний выпуск.
  "Стас Акулов и его очаровательная спутница включились в игру". Коротко и пугающе. Кто-то ведёт свою игру. Но что является ставкой? И почему мы? Стас перечитал объявление и швырнул газету в угол. Мистика... И ещё этот бесконечный дождь... Город не просто пустой, он какой-то неправильный. И дело даже не в черте или отсутствии жителей. В другом. В странном чувстве что, кто-то стоит у тебя за спиной, ощущении, что всё это сон, который уж больно затянулся.
  За окном раздался протяжный вой одинокого волка, резанувший по нервам Стаса не хуже пилы хирурга. Разум пытался укротить эмоции, но те словно взорвались, обострив все чувства до предела. Запах страха - липкий, удушающий, парализующий мысли. Стас на ватных ногах прошёл к окну, и не в силах удержаться, оперся на подоконник.
  Волк напоминал самого дьявола. Вода стекала по линной шерсти, искажая контуры зверя и превращая его в демона. Глаза сверкнули жёлтым огнём, когда зверь повепнул голову и увидел человека. Жертву. Пасть волка, освещаемая лунным сиянием, казалась Стасу сплошным рядом острых зубов, сверкающих от частого применения.
  Зверь серебристой молнией сорвался с места и ринулся к окну. Вспыхнула небесная молния, превращая ночь в фейерверк, и в догонку ей грохнул разряд грома. Стас в ужасе выпустил из рук опору, но потерял равновесие и упал на пол. Его ноги зажглись болью, и только сейчас он заметил что заляпаны красным... Его крик утонул в деревянных перекрытиях старой постройки и затерялся среди следующих один за другим, бьющих по нервам, ударах с неба.
  ***
  Маша оторвала голову от подушки и быстро села на кровати. Крик ещё звучал в её ушах, искажая ночную тишину, словно разрезая её острым лезвием. Другой звук - еле слышимый, почти беззвучный, высокий и низкий одновременно, где-то совсем рядом. В коридоре.
  Маша подошла к двери и прислушалась - звук не пропал, став только насыщенней и угрожающе близким. СОВСЕМ рядом.
  Слева от её двери, на полу, сидела та маленькая девочка и плакала. Плакала совсем не по детски - у Маши защемило сердце, когда она почувствовала отчаяние и бесконечное раскаяние в её плаче.
  - Я не хотела, не хотела, не хотела - тихо забормотала она и снова зашлась в истерике.
  - Ну, ну. - попыталась её успокоить Маша, но у неё это слабо получилось. Всхлипывания продолжались, перемежаясь с невнятным, малоразборчивым шёпотом.
  Маша встала на колени и споймала взгляд девочки. Отчаяние сквозило в её детских глазах, проникало в душу, цепляло за живое.
  - Я не хотела, - повторила девчушка и обвила шею Маши тонкими ручонками.
  Маша в начале растерялась, но сработал материнский инстинкт, и она несмело прижала девочку к себе, поглаживая её по волнистым каштановым волосам.
  - В ванной, - прошептали ей на уху крошечные губы.
  - Что? - переспросила Маша, но, не дождавшись ответа, подумала, что ей почудилось.
  - ...в ванной, - повторила девочка, когда рыдания начали затихать.
  - Что в ванной? - Маша мягко взяла руки девочки в свои ладони и сняла их с шеи, оказавшись лицом к лицу с перепуганным ребёнком.
  "крик. Крик который тебя розбудил. Стас..."
  Она поднялась на ноги и распахнула двери в ванную комнату, ожидая увидеть что угодно, кроме ЭТОГО.
  Ванная была пуста. Совершенно суха и чиста, и даже пахла дезинфецирующим средством, имитирующем аромат лимона. Девочка стояла у неё за спиной, старательно закрывая глаза руками.
  - Кроха, ты ничего не путаешь? - Маша посморела на девочку сверху вниз.
  Та опустила руки и, косясь в сторону ванны, покачала головой. Недобрые предчувствия зашевелились в голове Маши, но она не подала виду.
  - Тымненеверишь? - полувопросительно всхлипнула девочка и прикусила нижнюю губу.
  - Верю, но сейчас тебе нужно идти спать. Где твоя комната?
  Стах отразился в её влажных глазах и она неожиданно сильно вцепилась в руку Маши.
  - Нет, нет, - шептала она непереставая, - игрушки, игрушки страшнее всего. Двигаются в ночи. Мокрые.
  - Двигаются? - озадаченно повторила Маша.
  Юная собеседница быстро кивнула, после чего шмыгнула носом.
  - Что же нам с тобой делать? - спросила Маша, - а тот человек, ммм... в зелёной куртке - твой отец?
  - Нет.
  - А где твои родители?
  Слёзы снова показались на лице девочки и Маша поспешила сменить тему.
  - Идём со мной.
  Она взяла девчушку на руки, и отвела в свою комнату. Та вскоре заснула, а Маша сидела за столом и не двигалась. Дом пугал её, а пустой город пугал ещё сильнее.
  Снова появился какой-то звук. Нарастающий, подобно снежному кому, удивительно знакомый, но такой непривычный ЗДЕСЬ. Маша подошла к окну и обомлела. По улице катила машина. Тихо, словно крадучись, она скользнула под тень развесистого дерева возле дома, после чего мотор затих. Зато послышались шаги - медленные, но плавные, крадущиеся, но шаркающие, тихие, но оглушающие. Гравий хрустел под прорезиненной подошвой и перемалывался в песок. Человек вышел из тени и замер на дорожке ведущей к дому. Он поднял голову... И она не была головой человека! Зомби из дешёвых фильмов, ночные кошмары, страшилки у костра... Квинтэссенция всего ужасного, что только может быть.
  - Мария Свалова? - прокричал он, оставаясь удивительно спокойным.
  Она не знала куда и бежать... только БЕЖАТЬ!!! Быстрее! Как только возможно быстро!
  ***
  Стасу внезапно пришло на ум, что волк не попадёт в дом - ведь все окна закрыты, двери надёжно заперты. Способность мыслить здраво вернулась к нему и, первым делом, он осмотрел ноги. Ничего - лишь мгновенная судорога. Красное оказалось лишь засохшей глиной, в которую он заделался пока брёл к городу. А он было подумал, что...
  Стекло в соседней комнате издало оглушительный звон и брызнуло осколками на тёмную поверхность ковра. Стас был уже на ногах, но не смел шелохнуться, пока не увидел ЕГО глаза. Глаза умного существа.
  Волк глядел немигая и не скалясь. Просто смотрел, как врач смотрит на безнадёжно больного или как могильщик на новый гроб. Это просто работа. Всегда доводить до конца.
  Верхняя губа волка сморщилась, высвобождая ужасные челюсти и в этот момент нервы человека не выдержали. Стас развернулся и бросился бежать. Каким-то шестым чувством он почувствовал что волк тоже сорвался со своего места.
  Когтистая лапа полоснула его по спине, но хищник не рассчитал движения и пронёсся мимо дверного прохода, врезавшись в стену. Стас этого уже не видел и не слышал. Сердце вжалось в диафрагму, словно стремясь обогнать медлительное тело. Адреналин, в аварийном порядке, приводил тело в порядок, превращая человека в автомат, служащий конкретной цели - выжить. Выжить любой ценой.
  И Стас выживал. Убегал...
  ...и пришёл в себя, стоя в каком-то тёмном переулке и опираясь обеими руками на кирпичную стену, сплошь покрытую граффити. Его рвало, он задыхался, а лёгкие словно взрывались изнутри. Былая форма безвозвратно потеряна. Но теперь нахлынула злость: на себя, на волка, на того урода-армейца, на треклятый город. Он прислонился лбом к холодным кирпичам, радуясь приятному ощущению прохлады. Дождь он не замечал, но внезапные молнии вызывали приступы дрожи.
  Дышать. Стас попятился назад, но, не удержавшись на ногах, упал назад, на кучу гниющих картонных коробок. Глаза заволокло приятным туманом, но чувство следующей по пятам опасности не давало провалиться в сон. Сколько он уже не спит? Сутки?
  Он открыл глаза и уставился на стену.
  "Выбор, Стасик, всё дело в выборе."
  Издевательская надпись была выполнена светоотталкивающей акриловой краской, поэтому была чётко различима даже в темноте. Стас смутно осознал, что она была здесь всё время, пока он отходил от спринта. Стас ощутил себя лабораторной мышкой, бегущей по стеклянному лабиринту. Кто-то знает каждый твой шаг, кто-то знает где тебя ударит током, кто-то всё время наблюдает за тобой...
  ВЫбор... дело в выборе. Что то означает? Что он должен выбрать? Из чего выбирать?
  Словно издеваясь над ним, из-за угла донеслось приглушённое рычание и тихий грудной вой. Напрягая последние силы, Стас добежал до конца переулка, перемахнул через сетчатое заграждение и растворился в низвергающихся с крыш потоках ржавой дождевой воды.
  ***
  Маша бежала по широкому проспекту, боясь прятаться в тени окружающих домов. В каждом подъезде мерешились чудовища, каждый подвал отпугивал тишиной. Луна сияла прямо над головой, заливая тихую улицу могильным, бледно-зелёным светом. Её преследователь не торопился, что слегка озадачивало женщину. Тишина, его нигде нет.
  Но Маша знала, что расслабляться ещё рано. Нужно дотянуть до рассвета. Вояка говорил, что днём ТАКОГО почти не бывает, хотя в парке она проснулась уже при свете дня...
  Она вышла на середину небольшой площади и оглянулась по сторонам. Никого.
  Внезапно одна деталь привлекла её внимание. Свет. Один киоск светился. Она осторожно подошла поближе, непрерывно озираясь по сторонам, но тёмная площадь успокоила её - никого. Киоск быстро приближался, и вскоре она могла различить, что это газетный лоток.(Газета? Широкая известность в округе?)
  Передовица сразу бросилась в глаза: "Справа!!!"
  Маша резко обернулась всем телом и ударилась о массивный торс стоящего рядом существа. Назвать это человеком уже было нельзя. Лицо - словно попавшее на точильный круг. Свезённая начисто кожа, белеющая кое-где кость черепа, многочисленные глубокие порезы и два сверкающих глаза, отражающие огни киоска. Из скул торчали осколки стекла, но существо, казалось, не замечало их, как не замечало ничего, кроме обомлевшей женщины.
  Покрытая отвратительным бурым налётом рука, мёртвой хваткой сжалась на шее Маши и приполняла её к верху. Ноги, не доставая до земли, трепыхались в воздухе, постепенно земедляя движение. Маша чувствовала, что жизнь покидает её, чувствовала занемение конечностей, чувствовала слабость. Стало совсем не больно. Глаза закрылись сами собой.
  - Маша... ты? - голос Стаса, казалось, звучал издалека.
  - Что с тобой??? - уже гораздо ближе.
  Глаза Маши раскрылись и сонно уставились на склонившегося Стаса. Туман в глазах не развеялся, но вернулась способность соображать. Едва она попыталась что-то сказать, как захрипела и прокашлялась. Горло обжигало, и каждый спазм словно разрывал его.
  - Где он?! - Маша пыталас крикнуть, но получился хриплый шёпот.
  - Кто? Здесь никого не было! - Стас выглядел удивлённым, - ты стояла возле киоска, потом резко обернулась и отстранилась назад. Немного подёргала руками, словно тебя душили, и упала на землю. Всё!
  - Идиот! Меня и правда душили! - Голос уже окреп, но каждое слово давалось с трудом.
  - Не знаю! - раздражённо бросил Стас, - тебе видней! Следов, по крайней мере, на шее нет... Э, а что... почему тут свет? - Он указал на киоск.
  - Ты такой умный, сам узнай! - огрызнулась Маша, потирая брызжущее болью горло.
  Стас провёл рукой по волосам, поднял воротник куртки и шагнул к лотку. Он протянул руку к газете и нахмурился.
  - Ты это читала?
  - да. Это меня и спасло!
  - Что спасло? - Стас выглядел озадаченным и встревоженным одновременно:
  - "Один выбыл,четверо на очереди" - что именно тебя спасло?
  ***
  Газета действительно изменялась. На рассвете надпись исчезла, оставив после себя лишь тонкую рамку, залитую белым цветом.
  - Маша, а почему ТЫ вышла из дома? Ночью?
  - Тот же вопрос я могу задать тебе.
  - Шутки в сторону, мы должны знать, что происходит, чтобы выбраться отсюда живыми.
  - Один выбыл. Нас осталось четверо. Что это значит? Что один свободен?
  Стас покачал головой:
  - Скорее проиграл. Город выиграл. Маша ЧТО ты видела ночью? Кто тебя душил?
  - Я не знаю...
  - Не ври. Не сомневаюсь, что ты знаешь!
  - Это был... сержант. Или лейтенант, как там его.
  Стас замер на месте, не двигая даже глазными яблоками:
  - КАК?
  - Откуда я знаю?! Он выглядел как зомби в трэшевых фильмах - свезённая кожа, запёкшаяся кровь, весь в лохмотьях.
  Стас засунул руки в карманы и втянул голову глубже под воротник куртки.
  - Ну? - спросила Маша, когда молчание затянулось.
  - Что? А... Что думаешь?
  - Нет. Что ТЫ думаешь.
  - Город играет с нами. Теперь я верю тому хрычу. Город мучает нас, забавляется с нами, пытает нас собственными страхами и кошмарами. Газеты... Может он пытается чего-то добиться от нас, что-то получить с нас? Ведь всё дело в выборе.
  - Что?
  - Не, ничего.
  "Город не отпускает... у некоторых получилось..." Как это у них получилось? Что сделали они, чего не сделали мы?
  - Знаешь, Стас... Мне кажется, что мы не покинем этот город.
  - Не городи чушь, этот город - просто аномалия, или что-то подобное. Поэтому и жители ушли. Мы выберемся, я уверен.
  - А что если это... Ад?
  Стас с презрением хмыкнул, но ничего не сказал.
  - Нет, я серьёзно. Как ты узнаешь, реально это или нет? Все эти "странности"... Они напоминают нам о наших грехах.
  - Бред! Маленькая девочка тоже убийца или грабитель? А та девушка? Я не уверен. Город копается в нашем сознании, выискивая как побольнее нас ужалить и свести с ума. У нас - наши преступления, у других может быть что-то другое.
  - А зачем ему всё это? А, Стас?
  - Не знаю. И не хочу знать. Чёртов дождь! Задрал уже!
  - Какой дождь? - Маша остановилась и посмотрела на Стаса. Тот ответил ей тем же.
  - Ты не видишь дождя? - в голосе Стаса прорезалась паника.
  Маша покачала гловой и посмотрела на небо - ни тучки.
  Стас не чувствовал ничего. Только воду, стекающую по шее и капающую за шиворот. Чувствовал прилипшие к телу джинсы, чувствовал слипшиеся волосы. Тёмные облака наползали на солнце - вечером снова гроза.
  - Дождь идёт постоянно. Дождь всегда. Ночью хуже всего, ночью гроза. Ночью - опасно.
  - Стас, не сходи с ума! - Маша схватила его руками за подбородок и повернула лицо к себе.
  Зрачки были расширены, словно от наркотика, но Маша знала, что у того шок.
  - Стас, соберись. Стас очнись! Я не смогу выбраться без тебя. Стас, я не смогу сама! Очнись! - она заплакала, и хрустальные бусинки слёз упали на сухой асфальт мостовой. Но Стас не смог бы увидеть этого - дождевые капли отлично маскируют плач...
  Маша побежала по дороге, отчаянно сдерживая подступавшие слёзы. Её сил хватило лишь на то, чтобы дотащить бесчувственное тело Стаса до ближайшей лавочки. У него глубокий обморок, возможно что-то типа комы. Что же теперь делать? Может перетащить его в дом? Но сама она не справится... И всё из-за грозы!
  Гроза... Наверняка с грозой связаны какие-то страхи, а быть может... гроза была во время убийства? Теперь этот сраный город мучает его ВЕЧНОЙ грозой, каждой каплей дождя напоминая о его грехе. А так ли реально то, что видит ОНА? Была ли в реальности та лавочка в парке, и даже сам парк? Был ли реален тот сержант в милицейской машине, спугнувший её в первую же ночь? Был ли реален тот ужасный живой труп? Стас его не видел, но ведь и она не видит грозы... А сам Город? Ни одного указателя, ни таблички, ни мемориала. Памятники, рекламные щиты, дорожные знаки - ничего нет.
  Город не обозначен на карте. Видят ли его другие люди, кроме жалкой кучки убийц не наказанных за свои преступления...
  Маша внезапно поняла, что подошла к разгадке вплотную.
  Не наказанные за убийства... Не ответившие за свои поступки... Правосудие... Истина... Выбор, всё дело в выборе. Но из чего можно выбрать? И как?
  Неужели...
  На пороге дома сидела девочка и отрешённо смотрела на грязную стену противоположного дома. Маша приблизилась к ней, но та не реагировала на неё. Лишь когда подошла вплотную, раздался слабый голос:
  - Большой дядя умер. Город унёс его.
  Казалось, что её губы не шевелились. Это производило жуткое впечатление.
  Мужчина лежал в холле, словно убегая от невидимого врага. Остатки волос поседели, как поседели и брови. Его лицо исказилось и смотрело на потолок невидящим, остекленевшим взглядом мертвеца. Он проиграл свою последнюю партию. Игра окончена.
  На секунду, Маше показалось, что это она лежит здесь и смотрит в потолок. Лежит в городе, которого нет. И будет лежать здесь всегда, пока новая партия шрешников ни попадёт в эту ловушку. Ловушку, которая ловит твоё сознание, вершит правосудие, устанавливает истину, в своём брутальном понимании её.
  Нет. Маша сжала кисти в кулаки с такой силой, что длинные ногти вонзились в ладонь.
  Только не я. Я в тюрьму не пойду. Выбор - иллюзия. Здесь выбор один - умри! Умри за своё кровавое деяние. Умри! Очисти мир от себя!
  ***
  Маша металась по дому, в надежде отыскать девушку, которая водила пикап. Её нигде не было, но Маша чувствовала, что она всё ещё в доме. Выбыл только один - остальные игроки живы.
  Она толкнула дверь в ванну, где по слова девочки плавал труп, и нашла ту, которую искала. Девушка сидела на краешке ванны и затуманенным взором смотрела на стеклянную полочку с банными принадлежностями. Маша перехватила её взгляд и убрала подальше опасную бритву, опустив её в карман брючного костюма. Девушка никак не среагировала на это.
  - Я собираюсь задать тебе парочку вопросов, и в твоих интересах ответить на них, - начало не сильно дружественное, но девушка продолжала упоно смотреть в одну точку.
  - Ответь, и я уйду, - продолжала Маша, смягчаясь.
  - Всем нужны ответы, - неожиданно произнесла девушка, не отрывая взгляд от чарующей полочки.
  - Как прошли остальные? Как они прошли через черту? Отвечай!
  - Нельзя пройти через черту, и остаться самим собой.
  - Как это понимать? Перестань говорить загадками! Один такой умник уже лежит на корм мухам, и ты туда же хочешь?!
  - Я хочу умереть.
  - Да почему же!?
  - Лучше смерть, чем безумие.
  - Безумие? Ты хочешь сказать, что все кто прошли через черту сошли с ума.
  - Нет, - её голос напоминал шелест осенних листьев, - Они сошли с ума и прошли через черту. Город сломал их.
  Смерть или безумие? Безумие или смерть? Хреновый выбор. Всё дело в выборе. Выборе!
  Да пошёл он, - процедила сквозь зубы Маша, - этот выбор!
  Она развернулась, чтобы уйти, но необъяснимая злость захлестнула её.
  - Я пошла. А ты сиди тут и сдыхай, как собака в клетке! Можешь резать себе вены, тебе никто не помешает, но можешь и попытаться спастись. Пошли со мной.
  Девушка грустно покачала головой и в первый раз оторвала взгляд от созерцаемой точки. Её глаза были заполнены грустью до краёв:
  - Ты вернёшься. Все возвращаются. К вечеру.
  Маша хлопнула дверью с такой силой, что посыпалась штукатурка.
  Похоже ещё один игрок не справился.
  Маша всем сердцем пожелала, чтобы не она сама оказалась последним. Последним ЖИВЫМ человеком в этом фантастическом, утрированном аду.
  Она никогда не чувствовала себя так одиноко. Даже когда проснулась на той чудовищной лавочке в парке. Только не здесь. Не в этом городе.
  Память бережно сохранила воспоминания.О том, как отпечатались жёсткие доски сидения на её коже, как было холодно утром, как смотрели на неё прохожие. Тогда она впервые почувствовала это. Отчаяние. Мелькнула мысль вернуться домой, но Маша сожгла её в потоке собственной ярости. Никогда! Никогда!
  В тот день она ходила по родному городу, в одно мгновение ставшим чужим и холодным. Она с ужасом понимала, что ещё одна ночь на лавочке обернётся пневмонией, но готова была пойти на такой риск.
  Вечером она попалась на краже еды и её посадили. Разумеется серьёзного срока не дали, но насмотрелась в обезьяннике достаточно. Наркоманы, проститутки, бомжи всех мастей, хронические алкоголики...
  Хрупкая девушка, в одно мгновение, превратилась в злобную волчицу, наполненную яростью. Яростью не имевшей выхода. И когда тот отморозок попытался... В общем, сломанная рука была самым слабым его увечьем. Кажется он на всю жизнь остался прикованным к инвалидной коляске - её не сразу оттащили от потерявшего сознание наркомана. А шрамы...от ногтей... зубов...
  Она, всё же, получила серьёзный срок.
  Её сокамерницей оказалась мудрая женщина, выглядевшая удивительно приличной для этого гадюшника. Она сразу оценила потенциал мрачной девушки и принялась делиться опытом. Податливое сознание Маши впитало её слова, и когда через полгода она покинула мрачные стены тюрьмы, то знала что ей делать. Она нашла отдушину для своей злости.
  Через некоторое время жизнь завертела её в мире афёр, обманов, шантажей и предательства, подстав и стукачества.
  Так появилась Мария Свалова. Но широкую известность в этом округе, она получила совсем недавно, на туманной сельской дороге, на рассвете. Именно тогда, когда незаметно отстегнула ремень безопасности водителя бело-синей "пятёрки"...
  Маша открыла глаза, сама удивившись собственной сентиментальности. Некогда вспоминать былое. Надо выбираться отсюда! К чёрту остальное! Надо выбираться.
  Но как?
  ***
  Стас очнулся от того, что гонимый ветром лист бумаги зацепил его лицо. Он уселся на лавочку и в недоумении посмотрел на свой кулак, крепко сжимающий листовку.
  "Game Over/Score 0:0"
  Прошлое было как в тумане, он с трудом мог понять, как очутился спящим на этой лавке. Маша была с ним... Или не была - он не помнил. Не важно. Игра уже окончена. Или ещё нет? А не всё ли равно? Сейчас всё же лучше чем потом.
  Стас выпустил из рук бумажку и она умчалась дальше, подгоняемая резкими порывами ветра и стегаемая тяжёлыми каплями ливня.
  Здесь так тихо сейчас. Стас услышал эту тишину мёртвого города. Звуки дождя растворились в этой тишине, а вскоре и сам дождь растаял прямо в воздухе.
  Все тревоги, страхи, переживания остались позади. Разум витал над телом, свободный от чувств и эмоций. Стас смотрел на себя как бы со стороны. Видел мокрые джинсы, облепившие колени, двухдневную щетину на лице, блуждающие мутные глаза. Только сейчас он понял, что безумно устал. Устал вовсе не от бессонных ночей и постоянной гонки со смертью. Он устал очень давно. Очень давно. Ему всё равно что теперь будет.
  С осознанием этого факта пришло удивительное спокойствие. Все страхи, обиды, подозрения исчезли. Эйфория захлестнула его и взор приятно затуманился. Стас смотрел на себя со стороны, и видел как просветляется лицо, блестят глаза.
  Помимо его желания (хотя у него и не было никаких желаний), собственное тело вытянулось на лавочке и взглянуло на небо. Чёрная туча быстро уходила куда-то на восток, унося с собой последние холодные капли, и принося тепло. Показался краешек солнца и в небе моментально вспыхнули сотни радуг, отражаясь во влажных глазах.
  К лавочке подошёл волк(теперь кажущийся безобиднее плюшевой игрушки) и застыл возле изголовья. Стас повернул к нему голову, не чувствуя в себе ни капли страха.
  - Прости, - прошептал он, - прости меня.
  Волк неожиданно лизнул его в щёку и весело тявкнул. Он озарился золотистым светом, и стал полупрозрачным. Некоторое время контуры фигуры были чёткими, но вскоре и они расплылись, оставив после себя слабое свечение. Но этого человек уже не видел.
  ***
  Когда на закате его нашла Маша, тело успело остыть. На лице трупа, как на театральной маске, застыла улыбка. Казалось она излучала саму доброту. Даже раскрытые глаза его не казались умершими. Они словно принадлежали счастливому ребёнку.
  Маша несколько секунд смотрела на него, потом развернулась и побрела к дому, ступая по собственной, вытянутой до безобразия, тени.
  Маленькая девочка всё ещё была на ступеньках, но лежала не двигаясь, лишь иногда всхлипывая. Маша взглянула в её глаза и готова была поклясться, что в мёртвых глазах Стаса она нашла гораздо больше человеческого. Ну губах витднелись потёки от высохшей пены. Девочка захохотала и перевернулась на спину. Их носа пошла кровь, но она этого даже не заметила.
  Маша посмотрела на неё и достала из кармана бритву. Она всегда была сторонницей эвтаназии...
  Девушка вышла на улицу и пошла прочь, стараясь не вслушиваться в раздающиеся позади звуки.
  Такие люди есть. Такие как Маша,..
  Девушка поборола искушение обернуться и продолжала идти.
  ...которые не хотят признавать собственые страхи. Они хотят держать их в узде, загнать в самый потаённый уголок, сдавливать и уплотнять их,..
  Хлюп! Словно острое лезвие рассекло плоть.
  ...не зная, что однажды они вырвуться из своей темницы и заявят о себе. Станут перед глазами и уже не уйдут...
  Разбилось стекло и вылетела оконная рама. Раздался противный звук раздираемой плоти и крик женщины.
  ...не уйдут никогда и бесполезно бороться с ними, их нужно признать...
  Стон.
  ... сделать частью себя, подчинить их себе без насилия, смириться с ними, ибо другого выхода нет.
  Кроме смерти и безумия есть выход. Раскаяние.
  Что именно выбрать - решать только тебе.
  ***
  Ночь пролетела незаметно, и на рассвете она подошла к черте. Переступила через неё и пошла дальше - навстречу восходящему солнцу. Взобралась на ближайший холм и бросила взгляд назад. Город исчез. Стал недосягаем. Теперь. Для неё.
  Нельзя пройти через черту, и остаться самим собой - внутри словно что-то щёлкнуло и стало теплее. Она улыбнулась, осознала, как должна поступить.
  Худая женская фигурка перевалила через гребень холма и всё ускоряющимися шагами, двинулась вниз, к долине...
  ***
  Майор ещё раз обошёл джип кругом, надеясь что разгадка сама найдёт его. Но этого не случилось. Солнце удобно расположилось на горизонте, явно намереваясь двигаться дальше. Пора домой, а завтра...
  Садясь в машину он подумал, что нужно перегнать джип на штрафплощадку, связаться с родственниками владельца, запросить данные... Много чего предстоит.
  Задумавшись, он не сразу обратил внимание, что машина не заводится. Какого...
  Рация тоже отказалась работать.
  Покачивая головой, майор вышел из автомобиля и сокрушённо покачал головой. Пешком идти не улыбалось...
  ... в сумерках, он ещё успел разглядеть внизу город, наполовину утопленный в густой пелене тумана, и не тратя времени устремился к нему. Туман напомнил ему, как однажды... Впрочем неважно, не стоит ворошить прошлое.
  В спешке, он и не вспомнил, что здесь ведь нет никаких городов. Да какое это имеет значение? Здесь так тихо... Удивительно тихие холмы...
  
   15.07.2003
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Кострова "Дюжина невест для Владыки"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Д.Винтер "Постфинем: Чёрная Эпидемия"(Постапокалипсис) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 2"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) Н.Волгина "Один на один"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Чудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиЛили. Сезон первый. Анна ОрловаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Невеста двух господ. Дарья ВеснаОсвободительный поход. Александр МихайловскийШторм моей любви. Елена РейнПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная Катерина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"