Deadly: другие произведения.

Побег из города смерти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ навеянный серией игр resident evil. В лучших традициях. Любое совпадение имён и портретных черт с реальными людьми может быть только случайным:))


Побег из города смерти

  
   Пожары медленно начали пожирать город. То здесь, то там возникали новые очаги, и общее оранжевое зарево красиво отражалось в низко нависших облаках. Город освещалось лишь злобными огнями сгорающих высотных домов и гигантскими прожекторами, смонтированными за его пределами.
   В воздухе стоял страшный шум, который издавали рушащиеся здания и сгораемые деревья. Изредка, этот монотонный хруст нарушал, раздражающий ухо, стрёкот низколетящих вертолётов, которые словно ночные бабочки у лампы, кружились вокруг пожарища, выхватывая своими прожекторами кусочки общей мозаики.
   Окружающие город холмы, были сплошь усеяны людьми в военной форме, которые со страхом и беспомощностью взирали на огонь. Танки, бронированные транспорты и БМП намертво перекрыли все подступы к населённому пункту. Посты же помельче, которые, в основном, составляли пехотинцы с собаками, расположились по кругу, беря город в кольцо блокады. Любое сообщение с городом было прервано, за исключением регулярно, снующих туда-сюда, десантных вертолётов. Такое состояние продолжалось уже около недели, с тех самых пор, как президент и верховный совет вынесли распоряжение об изолировании данного населённого пункта. Напряжение не ослабевало ни на минуту. Снайперы, до боли в глазах, вглядывались в нечёткую картинку теплового прицела, и изредка расстреливали появляющиеся на дороге тени. Город был полностью заблокирован. Попасть в него, не было ни малейшей возможности, впрочем, стремится оказаться там, могли только психи. Все же разумные граждане, изо всех сил стремились покинуть его. Именно ради них и летали вертолёты, пытаясь забрать как можно больше людей из уничтоженного поселения. Впрочем, почти все усилия пропадали даром. Из стопятидесятитысячного населения, пока было спасено около десяти тысяч напуганных людей, а шансы спасти остальных исчезли очень давно. Но пилоты снова и снова поднимали вертолёты в воздух, и совершали полный опасности полёт, надеясь спасти хоть кого-нибудь.
   Что здесь могло случиться? Ураган? Извержение вулкана? Терракт? Нет. Здесь дело было страшнее - людская тупость выпустила на волю смерть в чистом виде. ИХ...
   Тяжело лететь над этим местом. Вертолёт рассекает винтом тучи дыма, скопившиеся над местами крупных пожарищ. Воздух наверху, настолько горячий, что трудно дышать, а металлические части оружия разогреваются до предельной температуры. Внизу, в просветах между облаками пыли и смога, виден город. Даже с большой высоты он выглядит странно. Сваленные в кучи автомобили интенсивно горят, вызывая ужасное зловоние. Дороги намертво забаррикадированы поставленными на бок машинами и подручным мусором. Асфальт густо усеян битым стеклом, бумажным мусором и, УВЫ, трупами людей. Многие здания горят, выпуская к небу столбы ядовитой гари, которая немедленно становится добычей злых осенних ветров. Город напоминает оживший ад, геенну огненную, которая так и норовит поглотить тебя при малейшей ошибке. Часто видишь ИХ. В таких случаях, пальцы сидящих в вертолёте солдат упираются в горячие спусковые крючки штурмовых винтовок, и громкий звук выстрелов органично вклинивается в фантасмагорию звуков мёртвого города. Часто это оказывается бесполезной тратой боеприпасов, поскольку на НИХ это не оказывает должного эффекта.
   Луч стационарного прожектора прыгает от здания к зданию, выхватывая отдельные картины. Ловко маневрируя между строениями вертолет, движется дальше. Внезапно полоса пожаров заканчивается, и остатки города тонут во мраке ночи. Больше не слышно ничего, кроме монотонного шума лопастей, со свистом рассекающих воздух. Изредка ночной ветер доносит до солдат крики людей, умирающих не своей смертью, где-то там, в городе смерти...

***

   Послышался резкий удар в дверь подвала, где я сидел. Удар был нанесён с такой силой, что я уже не сомневался, кто там находится. Я резким движением, от которого захрустели все суставы моего занемевшего тела, вскочил на ноги. Нащупал за поясом пистолет и выхватил его. Пистолет был ужасно тяжел, но в данной ситуации "Пустынный орёл" был в самый раз. Штучка из моей коллекции. Оружие было покрыто запёкшейся кровью и грязью, но выглядело надёжным. Я направил ствол в сторону двери и стал ждать. Нужно остановить ИХ, выиграть время. Рука уже дрожала под тяжестью оружия, и её дрожь стала распространяться на всё тело. В эту секунду деревянная дверь разлетелась в щепки от мощнейшего удара. За проломом маячила непонятная масса, которую издали можно было принять за человека. Существо сделало шаг вперёд и тут же было отброшено назад куском свинца. Тяжёлая пистолетная пуля, чудовищного пятидесятого калибра, буквально разорвала ему голову. Через его тело уже перебирались другие твари, привлекаемые сюда запахом моего тела. Отступая к стене, я продолжал отстреливаться до последнего. Сражённые пулями, зомби один за другим, валились на пол, словно мешки с пшеницей. У меня не было в мыслях перебить их всех - это было невозможно, я хотел приостановить их, для того чтобы уйти. Давно разведанный мною ход наружу ждал своего часа. Зомби ворвались сюда быстрее, чем я ожидал, и времени бежать у меня не было.
   К этому моменту у моих ног уже валялось около десятка безжизненных тел, которые, навалившись друг на друга, закрывали проход. Воспользовавшись этим, я быстро развернулся к двери и повернул ручку. В это время мощный толчок сотряс здание. Я с трудом успел выскочить в спасительный коридор, прежде чем рухнул потолок, похоронивший заживо моих преследователей. Спасение. Хотя о каком спасении могла идти речь? Моё положение было ужасно, но по сравнению с другими жителями города, чьи крики иногда доносились до меня, я неплохо устроился. Медленно шествуя по коридору, я лихорадочно обдумывал свои дальнейшие действия. Тусклый проход был сильно завален мусором, среди которого валялись и трупы людей. Во избежание неприятностей я обходил каждого подальше, не упуская из виду тело. Всякое бывает. Особенно в городе, 99 % населения которого погибло за последнюю неделю. Хотя "погибло" не совсем то слово. Уж не знаю, что там произошло, но каждый погибший от рук этих тварей становился одним из них. Становился ходячей тварью без мозга, у которой только одно желание - желание ЖРАТЬ.
   Тем временем коридор закончился, и я вышел в магазин. После вчерашнего его посещения, ничего не изменилось. Я нашёл этот магазин вчера, зайдя с запасного входа. Находиться на улице было опасно, поэтому в его подвалах я надеялся немного поесть и поспать, ибо ни того, ни другого я не делал более суток. Впрочем, заснуть не смог, поскольку грохот рушащихся зданий и крики съедаемых заживо людей не слишком способствуют сну.
   Теперь необходимо выбираться отсюда, поскольку такое состояние не могло тянуться вечно. Вытащив из этого ада всех кого смогут, военные разрушат город. В этом не сомневался никто. Должен же быть выход.
   Я осторожно приоткрыл дверь и огляделся. Улица казалось пустой, лишь зловонный ветер слабо шевелил лежащие на тротуарах кучи мусора. Я бросил взгляд вверх и увидел вертолёт, медленно пролетающий над этой преисподней. Привлечь их внимание, не было никакой возможности, поскольку меня услышали бы монстры, а не они. Да и приземлиться в этом районе захотел бы только камикадзе - сплошные руины. Улица была погружена во тьму, и единственным источником света были отсветы от далёкого пожара. У меня был с собой фонарик, но включить его я боялся, так как он привлёк бы зомби. Эти чудовища привлекались чем угодно - громкие звуки, яркий свет, тепло человеческих тел. Они словно чувствовали присутствие людей и охотились за нами. Единственное, что было утешением - это их ум. Точнее его отсутствие. Причём в самом полном смысле этого слова - они не боялись опасности, игнорировали угрозу, не могли выбраться из ловушки, медленно двигались и не выражали эмоций. Они напоминали стаю саранчи, которая жрёт, жрёт и жрёт, не испытывая по этому поводу ни малейших сомнений и сожалений. Человек мог запросто обогнать зомби шагом, но пасовал перед их мощью. "Сила есть - ума не надо", эта поговорка явно имела место быть.
   Мой мозг лихорадочно пытался отыскать вариант спасения, но не мог его найти. Сложность была в том, что от зоны спасения меня отделял пожар, а из этого района эвакуировать людей было самоубийственной затеей. Дойти до городской площади - основного места эвакуации, пешком было невозможно. А для машины, дорога была чересчур загромождена. Да и найти рабочий автомобиль было решительно невозможно.
   Я растерянно брёл по улице разрушенного города, пытаясь собраться с мыслями. Город находился в таком положении уже около недели, и всё это время я надеялся, что мне удастся пробраться к одной из зон эвакуации. Но это было невозможно. Зомби, целыми стаями, рыскали по улицам в поисках еды, и появляться на их пути не стоило. Выходить из города пешком было самоубийством - солдаты стреляют без предупреждения. Много жителей полегло, пытаясь пересечь линию блокады, несмотря на все предупреждения властей. Поскольку, предположительно, возбудителем столь странного заболевания являлся вирус, то город немедленно поставили на карантин. Это было ужасно. Бежать было некуда - повсюду бродили ожившие трупы людей и иногда собак. Они часто сбивались в стаи, и охотились за горожанами. Противостоять их напору было невозможно, поэтому люди спасались прячась и убегая от них. Если бы правительство прислало войска раньше, то возможно было бы просто перестрелять их. Но какие-то шишки, сверху, приказали, ссылаясь на опасность заражения, просто поставить город на карантин, спокойно наблюдая как в кольце блокады жрут людей. Нас просто заперли в клетке с хищниками, наблюдая за бойней из удобных кожаных кресел.
   От бессилия я импульсивно сжимал и разжимал кулак, пытаясь успокоиться. Мне пока везло. Улица оставалась пустынной и заброшенной. Я проходил мимо разбитых витрин крупных магазинов, стараясь не смотреть туда. Трупные мухи тучами собирались в таких местах, поэтому магазины напоминали скотобойни. Я с отвращением отворачивался от растерзанных трупов горожан, замирая в душе от ужаса. Город напоминал огромное кладбище, в котором трупы лежали просто на земле. Голова кружилась от витающего в воздухе запаха смерти и разложения. Внезапно я услышал какой-то звук. Он исходил из ближайшей ко мне подворотни. Я постоял в нерешительности несколько секунд, соображая, бежать мне отсюда, или нет. Потом неуверенно двинулся в темноту. Здесь было темно, хоть глаз выколи, но, тем не менее, я рассмотрел странную шевелящуюся массу около дальней стены. Я подошел поближе и рассмотрел это более внимательно. Зрелище было отвратительное - я прислонился к стене и чуть не сблевал. Глубоко вдохнув несколько раз, я пришел в себя. Теперь меня сжигала злоба: я увидел зомби, который терзал труп молодой девушки, вырывая куски мяса из нежного тела. Я с налитыми кровью глазами окинул глазами мусор вокруг себя, и увидел лежащий на земле железный прут от арматуры. Я резким движением поднял его с тротуара и двинулся к зомби. Стальная железка приятно холодила мою вспотевшую ладонь, вызывая нервное возбуждение.
   Зомби, казалось, не замечал меня. "Когда я ем - я глух и нем", почему-то вспомнилось мне, и губы мои искривились в брезгливой улыбке. Я сильно замахнулся, и со всей силой обрушил на голову монстра стальной прут. Металл с противным булькающим звуком вонзился в череп, глубоко погрузившись в атрофированный мозг этой твари. Её тело внезапно обмякло и завалилось в сторону, заливая окружающее пространство вязкой жидкостью. Я с омерзением стряхнул остатки мозгов с моего оружия и бросил прут рядом с трупом, после чего побрёл к основной улице.
   Безумно хотелось спать, но в данной ситуации это было просто невозможно. Я с отчётливостью понимал, что нужно выбираться из этой мясорубки, но решение упорно ускользало от меня.
   Вдруг мои размышления прервала затяжная очередь из автомата, очень далёкая, но чётко различимая. Я бегом кинулся вперёд, ориентируюсь по звукам. Между тем уже слышались громкие выстрелы ружей и глухие взрывы осколочных фугасов. Я ускорил свой бег и на ходу выхватил пистолет. Рука согнулась под тяжестью оружия, но я изо всех сил стиснул рукоятку. Я пересёк последнюю улицу, и глазам моим открылось потрясающее зрелище. Я стоял в углу довольно большой площади, в центре которой стояло мрачное серое здание. Вся площадь была забита зомби - здесь их было около двухсот. Из окон здания беспрерывно трещали выстрелы, превращая зомби в кровавую кашу. Стреляли в основном из автоматов, но иногда слышались и ружейные выстрелы. Двери здания были намертво забаррикадированы подручным мусором и лежащими на боку легковушками. Твари буквально осаждали окна строения, пытаясь попасть внутрь. Я поднял руку с пистолетом и плавно спустил курок. Оружие содрогнулось, выплёвывая горячий свинец в толпу чудовищ. Злость захлёстывала меня с головой, я снова и снова дёргал послушный курок, вызывая некоторое опустошение в нестройных рядах зомби. Через пару минут "орёл" выпустил свой последний заряд и продолжал жалобно щёлкать в ответ на мои действия. Я отшвырнул бесполезную железку в сторону и беспомощно оглядывался по сторонам в поисках оружия. Зомби тем временем и не думали отступать. Конечно, когда в здании притаилось столько вкусного мяса! Но ничего, твари, чтобы пожрать придётся поработать. Стрельба из здания не смолкала ни на минуту. Автоматы захлёбывались, кося врагов, как слепую пшеницу. Изредка шарашили из гранатомёта, превращая монстров в кровавый фарш, разбрызгиваемый вокруг. Я заметил невдалеке от здания полицейский фургон и побежал туда. Слава богу, что я не ринулся напрямик - меня бы изрешетили свои же. Через секунду я уже был у автобуса. Через весь корпус шла надпись: спецподразделение городской полиции. Наверняка у этих ребят найдётся пара смертоносных штуковин, для меня.
   Я заглянул в кабину, но там ничего не было, если не считать крови на сидениях. Я быстро оббежал фургон сзади и повернул ручку задних дверей. Меня чуть не сшиб, привалившийся к двери труп спецназовца в забрызганной кровью одежде. Я едва успел отскочить в сторону. Труп рухнул на землю и не шевелился. Мне ничего не оставалось, как выждать несколько секунд и запрыгнуть в автобус. Я быстро нашел штурмовую винтовку с подствольным гранатомётом и пару гранат. Пошарив ещё немного, был обнаружен армейский нож и куча патронов к моему оружию. Я одел на себя бронежилет, который также нашёлся в фургоне, и выскочил наружу. Внезапно, перед моим носом вырос зомби. Сдуру, первую очередь я выдал по ногам монстра, которые нелепо подвернулись, уже не в силах выдержать нагрузки. Чудовище было обездвижено, но всё же пыталось достать меня. Его пальцы хватали пустое пространство, пытаясь дотянуться до меня. Его глаза горели тупой злобой. Я взирал на это зрелище несколько секунд, после чего застрелил его в упор.
   События тем временем нарастали, во мне зародилась уверенность, что затеянная мини война привлекла монстров со всех окрестных кварталов. Я прислонился спиной к холодной дверце автобуса и занял позицию для стрельбы. Автомат содрогнулся, выпуская первую очередь. Гильзы полились рекой, создавая весёлый перезвон, ударяясь о мокрый асфальт. Стрелял неспешно, как в тире, тщательно прицеливаясь, чтобы сразу поразить голову. Боковым зрением я заметил движение и обернулся. Десяток зомби брели ко мне из соседнего парка. Они находились в опасной близости от меня, поэтому, я легко оттолкнулся от колеса фургона и запрыгнул на крышу. Я достал новую обойму и резким движением вставил её на место. Оружие отозвалось радостным щелчком. Дымящийся ствол винтовки уставился в облезшую голову ближайшего мертвяка и изверг из своего чрева очередную порцию смерти. Зомби валились, как утки в тире. На моих губах играла жестокая улыбка человека, глядящего на попавшую в мышеловку крысу. Зомби конвульсивно дёргались при попадании пули, а потом безвольно валились на землю, орошая своей кровью всё вокруг. Иногда они вставали снова. В таких случаях, я целился лучше и стрелял в голову.
   Но положение ухудшалось. Уже три десятка зомби обступили автобус, с явными намерениями отведать моего мяса. Так продолжаться больше не могло, и я быстро передёрнул затвор подствольного гранатомёта, посылая гранату в ствол. Поставив винтовку вертикально, я вдавил курок, посылая гранату в интересное путешествие по вертикали, и не теряя времени, разбежался по короткой крыше и прыгнул вперёд. В это время граната достигла пика своего полёта и двинулась назад. Приземлился идеально, прокатившись по холодной земле, и вскочил на ноги. Граната столкнулась с фургоном спецвойск, и он окутался пламенем взрыва. Я спиной ощутил жар взрывной волны, но остался на ногах, лишь слегка покачнувшись.
   Наше положение было ужасное. Зомби всё прибывают и прибывают, взявши нас в кольцо смерти. Петля начала затягиваться. Ещё немного, и эти чудовища просто сомнут нас, как мельничные жернова, и от нас останутся только растерзанные и обглоданные трупы. Я мучительно соображал, стоя в центре площади, и отстреливая чересчур назойливых мертвецов. Мой взгляд прошёлся по периметру и задержался на автоцистерне с горючим. Решение было до обидного простым, и я понял это уже на бегу. Асфальт был сплошь залит кровью, и усыпан телами павших врагов. Зомби казалось, не замечали меня. Их ничего не выражающие взгляды были направлены в сторону здания. На бегу я успел заметить, что это полицейский участок. Но времени размышлять не было. Добежав до цистерны, я сразу открыл дверь кабины. На моё счастье, она была пуста. Ключи наивно торчали в замке зажигания, красиво искрясь хромированной поверхностью. Я завёл мотор и вжал до упора педаль газа. Двигатель злобно зарычал, и нехотя сдвинул с места тонны бездушного металла. Цистерна быстро набирала скорость, держа путь прямо в толпу монстров. Я приоткрыл дверь, и выпрыгнул из кабины. Сила инерции мягко прокатила меня по земле, не нанеся впрочем, серьёзных увечий. Я стал на колени и вскинул винтовку. Приклад твёрдо упёрся в плечо, заняв устойчивое положение. Глаза сфокусировались, беря в прицел плавно катящийся грузовик с опасным грузом. Я передернул затвор, посылая очередную гранату в гладкий ствол гранатомёта. Оружие подтвердило готовность звонким щелчком. Цистерна плавно покачивается на мушке штурмовой винтовки, уже въезжая прямо в гущу ходячих мертвецов. Указательный палец возбуждённо дрожит на спусковом крючке. Нажатие. Вспышка. В следующую секунду небольшая граната превращает площадь в огненный ад. Река огня волной охватывает толпу зомби, быстро сжигая их непрочные тела, и продолжая свой путь. Горящий бензин морем растекается по площади, превращая в пепел мусор, трупы, и уцелевших врагов. Порыв ветра подхватывает запах горелой плоти и разносит его по сторонам. На меня накатывает волна тепла, разогревая моё и без того вспотевшее тело. Чёрный дым стелется по земле и растекается по сторонам, широкими ручьями. Красная табличка с надписью "Огнеопасно!" с противным скрежетом приземляется у моих ног, выдавая сноп искр. Внезапно хлынувший дождь смывает горящий бензин с площади, уничтожая все следы произошедшей битвы. Я передёргиваю затвор, высвобождая дымящуюся гильзу прямо под струи хлынувшего ливня.

***

   Промокший до нитки, я всё ещё взирал на обгоревшую площадь, ликуя своей победе. Насмотревшись на плоды своих усилий, я направился к входу в участок, пока не сообразил, что он намертво забаррикадирован. Хреново. Здание напоминало осаждённый замок, проникнуть в который было весьма, и весьма проблематично. Я быстрым шагом обошёл здание, впрочем, не теряя бдительности и готовый ко всему. Но всё было тихо. На площади остались лишь обгоревшие трупы.
   Дождь влупил не на шутку. За струями холодной воды все предметы расплывались, и определить расстояния, порой, было невозможно. Я шёл, прижимаясь к бетонной стене здания, которое потемнело от лившейся с неба воды. Тут впереди показался какой-то предмет, вблизи оказавшийся пожарной лестницей. Вода сбегала по металлическим прутьям сплошным потоком, делая их очень скользкими. Я не торопясь, начал подъём. Вспышка молнии застала меня на уровне второго этажа, порядком меня испугав, а последующий за ней удар грома, казалось, вызвал дрожь всего здания. Я лишь ускорил свой подъём, и через минуту уже был на крыше. Меня там уже ждали. Неясная фигура мужчины в дождевике выплыла из стены дождя. В руках у него, я чётко различил дробовик 12-го калибра.
   - Следуй за мной, - низким голосом сказал мужчина и зашагал по крыше. Я безмятежно последовал за ним. Через секунду мы подошли к ржавому люку, красовавшемуся в углу. Мой проводник постучал стволом своего оружия по его металлической поверхности, вызвав противный глухой звук. Дверца люка распахнулась, и из образовавшегося проёма показалась чья-то стриженая голова. Окинув нас взглядом, молодой человек сделал приглашающий жест рукой, и скрылся в темноте проёма. Мы забрались внутрь, и парень захлопнул крышку, закрыв её на замок. Человек в дождевике скинул капюшон, и я наконец-то смог разглядеть его. Уже не молодое лицо, прямо таки, светилось решимостью, храбростью и прямолинейностью. Его глаза некоторое время изучали меня, после чего он протянул руку.
   - Ричард Томлинсон, - сказал он без всякой интонации.
   - Алекс Норт, - ответил я ему.
   На этом его вопросы исчерпались, и он отошел в сторону, уступив место юноше, смуглое, юношеское лицо которого выдавало в нём латиноамериканца. Его звали Михаэль, фамилии не сказал, да я и не спрашивал. Он оказался гораздо разговорчивее старика, мы завязали беседу, направляясь, тем временем, вниз.
   - Мы так и подумали, что вы догадаетесь подняться на крышу, - сказал Михаэль с лёгким колумбийским акцентом, - все проходы блокированы, а крыша не доступна этим уродам.
   - Давай на ты, - отозвался я.
   - Лады, - согласился он, и продолжал, - классный трюк, с бензовозом. Мы уже думали, что нам хана: к этому времени зомби почти пробились к нам.
   - А кто это "мы"? - поинтересовался я, - полицейские?
   Он криво улыбнулся, и с иронией произнёс: Вот, уж, не думал что похож на полицейского. Нет, большинство полицейских было убито на улицах. Ты же знаешь, какие сражения происходили в первые дни?
   Я молча кивнул. В первые дни этого кошмара на улицах происходили самые настоящие сражения между полицейскими и ожившими мертвецами. Он продолжал: Почти все здесь - люди, искавшие убежища в участке, или случайно попавшие сюда, как ты, например. Сам, я, (в этом месте он хмыкнул, и улыбнулся) сидел здесь в камере, как задержанный.
   Я окинул его взглядом и молча пожал плечами.
   Тем временем мы уже спустились на второй этаж. Здесь Михаэль указал стволом пистолета на дверь, и добавил: Нам сюда. За дверью оказался длинный коридор, без окон. Освещение отсутствовало, поэтому мой проводник зажег фонарик и уверенно шагнул во тьму. Пучок света, ясно видимый в пыльном помещении, то и дело освещал заляпанные кровью стены, и другие следы прошедшего сражения.
   - Многие полицейские были убиты здесь. Хорошо, что я был в камере, - ответил Михаэль на мой невысказанный вопрос, и лишь ускорил шаг.
   В конце коридора он толкнул какую-то дверь, и мы оказались в большом зале, по-видимому, комната для инструктажа. Я пробежал взглядом по испуганным лицам находящихся в комнате людей и двинулся вслед за Михаэлем. В зале находилось около двадцати человек, из них приблизительно семь - женщины. Почти у каждого было оружие. Пол был сплошь усыпан гильзами и битым стеклом, эдакий ковёр, который противно хрустел под ногами. Некоторые люди были ранены, но большинство несомненно являлись боеспособными.
   Тем временем мы подошли к здоровенному мужику, стоящему посередине зала. Едва он взглянул на меня, я понял, что он здесь лидер. Его морщинистое лицо обрамляли полностью белые волосы, подстриженные "ёжиком". Его телу мог позавидовать любой спортсмен - сплошные мышцы. Позже я узнал, что голова у него, тоже, не только для того, чтобы шапку носить, но это потом. Он был одет в синюю форму полицейского спецназа, только вместо шлема, на голове у него был берет.
   Он молча протянул мне руку и, едва заметно, улыбнулся:
   - капитан Фаррел.
   Я назвал ему своё имя, и он пожал мне руку, которая едва не треснула в его железной хватке.
  -- Слушайте, Норт, мы с вами нигде не встречались? - бесцеремонно спросил капитан.
  -- А, должны были? - ответил я вопросом на вопрос.
  -- Ваше лицо мне знакомо, - вяло ответил Фаррел.
   - Это, вас, мы должны благодарить за спасение? - задал он новый вопрос, наблюдая за моей реакцией.
   - Нет, - сказал я, и поспешно добавил, - моё оружие.
   Его, прямо таки, затрясло от смеха, который скорее напоминал раскаты грома. Его рука сильно хлопнула меня по плечу, но я не шевельнулся.
   - Вам нужно приодеться, - выдохнул он, вытирая мокрую руку о штаны, и повёл меня к ближайшей двери. Мы прошли через вереницу комнат, пока он не кивнул на ближайшую дверь, и пошёл обратно. Комната оказалась складом оружия и униформы. Я с удовольствием отбросил в сторону свою промокшую одежду и переоделся в сухую. Надо признать, что серая, пятнистая форма отряда особого назначения очень шла мне, и в то же время была очень удобной. Голову я оставил непокрытой, поскольку шлем был очень тяжел, а ничего другого найти не удалось. Оружия здесь было не просто много, а очень много. Пистолеты, винтовки, ружья, гранатомёты просто валом лежали на полках, здесь же были и патроны. Здесь я долго выбирать не стал, только взял пару гранат и ещё патронов к моей винтовке. Так же я нашёл лазерный прицел к моей винтовке. Всё это могло пригодиться. Закончив сборы, я вернулся в основной зал. Там уже намечалось какое-то собрание - все полукругом расселись вокруг капитана и приготовились слушать. Я в нерешительности застыл в дверях, пока Михаэль не махнул мне рукой, и не указал на место рядом с собой. Едва мне удалось пристроиться на узкой табуретке, Фаррел начал свою речь. Он не стал молоть чушь, и сразу приступил к делу.
   - Как вы уже успели заметить положение наше хреновое, но это не главное. Важно то, как нам из него выбираться. Дождь погасил пожары - теперь можно пройти напрямик, прямо к точке эвакуации. Нас много, у нас есть оружие, есть шансы дойти живыми...
   - Да, ужь! - послышался возмущённый голос, - да мы все скорее сдохнем, чем доползём туда. Эти существа разорвут нас на части.
   - Вы закончили, Коффи? - холодно спросил Фаррел.
   Лысый мужичок в пиджаке лишь выразительно засопел, не желая спорить с гигантом. Фаррел продолжал:
   - Так вот, выбор у нас небогатый, или мы попытаемся дойти, или все здесь передохнем! Коффи, вы же первый знаете, что у нас нет ни еды, ни воды. Если не выберемся сейчас - не выберемся никогда!
   После этих слов комната погрузилась в тяжелое молчание. Было слышно, как дождь барабанит по металлическим карнизам окон.
   - Вам решать, - закончил выступление Фаррел.
   Дальше посыпались предложения остальных. Все они сводились к одному: не трогайте меня, мне страшно! Многие просто сидели и молчали, уставившись в одну точку. Михаэль флегматично сидел рядом со мной и внимательно разглядывал собственные ботинки.
   Собрание заглохло из-за недостатка инициативы, и все начали расползаться по углам.
   Капитан угрюмо сидел на стуле и пощёлкивал предохранителем пистолета. Я осторожно подошёл к нему и встал рядом. Он поднял голову, встретившись своими глазами с моими.
   - Вы слышали этих трусов, Норт?
   Я молчал.
   - Только и думают, как бы сохранить свою задницу, будто не знают куда попали. Отсюда надо выбираться, я лучше умру в бою, чем сдохну здесь от жажды.
   - Умирать никто не собирается, капитан, но вы должны понять и их - зомби не дадут нам пройти. Нет сомнений, что нас настигнут, прежде чем мы пройдём хотя бы половину расстояния. А воевать с целым городом, у нас не хватит ни сил, ни средств, - ответил я.
   - Что вы предлагаете? - сухо проговорил Фаррел.
   - Не знаю, но что-нибудь придумаю.
   - Времени не так много, Алекс. Ещё одной атаки мы не выдержим. Это не говоря о том, что воды у нас очень мало.
   - А разве нельзя набрать воды в городе, я видел неподалёку мага..., - я запнулся на полуслове наблюдая за покачиваниями головы собеседника.
   - Я вам не говорил, Алекс, но битву, которую вы окончили в свою пользу, спровоцировали мы. Я снарядил вылазку за водой, но мы привлекли зомби и ..., и итоги вам известны.
   - Я не ...
  -- Очнитесь, Алекс, зомби не просто уничтожили город - они стали его жителями. Мы здесь - аутсайдеры, шайка преступников, на которых открыт сезон охоты. Никто. А власти бессильны. Нам остаётся надеяться только на самих себя. Мы должны выбраться из этой мышеловки, должны. Кстати, а где вы так научились обращаться с оружием? - сказал он на одном дыхании.
  -- В школе, - с деланной улыбкой сказал я.
   Воцарилось напряженное молчание.

***

   Солнце поднималось над городом, похожее на окровавленный глаз. Ночной дождь прибил к земле облака дыма и пыли, поэтому дышать стало заметно свободнее. Город казался вымершим. Не горят светофоры, не проносятся с рёвом автомобили, не кричат дети. Стоит зловещая тишина, изредка прерываемая шуршанием неуклюжих ног по мокрому асфальту.
  
   Первые лучи солнца я встретил на крыше - одинокая фигурка, среди мёртвого города. Площадь перед зданием была завалена обгоревшими телами. Несколько "живых" зомби бродили по ней. Руки чесались пристрелить их метким выстрелом, но это было опасно.
   Сзади послышались шаги, и моя рука инстинктивно легла на рукоятку пистолета. Обернувшись, увидел Ричарда - того старика, который встретил меня. Я сделал слабую попытку улыбнуться, но он не реагировал. Старик встал рядом со мной, и молча протянул пачку сигарет.
   - Не курю.
   - Правильно, сынок. Я тоже давно хочу бросить, но зараза вцепилась в меня мёртвой хваткой.
   - Но ведь вы не об этом хотели со мной поговорить, разве я не прав?
   - Верно, - проговорил Ричард и замолк.
   Я ждал продолжения.
   - Почему вы ушли сюда, Алекс? Кстати, можно вас так называть?
   - Можно. А пришел я сюда, потому, что те люди внизу - уже мертвы. Они потеряли надежду, веру в спасение. Я не могу находиться среди этих молящихся нытиков. От них просто исходят волны отчаяния и обречённости. Я не привык к этому.
   - Кто вы, Алекс? Вы не так просты, как кажетесь на первый взгляд.
   - Я? Ну-у, эээ... я обычный человек, можно сказать среднестатистический.
   Здесь на лице старика впервые появилось что-то наподобие улыбки. Это был единственный раз, когда его лицо выражало хоть какие-то эмоции.
   Мы стояли и молчали.
   - А, вы, Ричард, работали здесь, не так ли? - спросил я.
   - Сынок, я работал здесь, ещё до того как ты родился, и продолжал, если бы не...,- здесь лицо старика исказила судорога, и остаток фразы остался в горле.
   - Пойдёмте, Алекс, здесь холодно, - сказал старик, после непродолжительного молчания.
   - В эту компанию причитающих трусов? Спасибо за предложение, но...
   - Не туда, - сказал старик и многозначительно передёрнул затвор дробовика, посылая свинец в патронник.

***

   Ричард привёл меня в другое крыло здания, быстро ориентируясь в хитросплетениях коридоров. Мы зашли в одну из комнат. В ней уже находились Фаррел, Михаэль и трое незнакомых мне личностей. Зашедший передо мной Ричард, слегка кивнул головой капитану и отошел к стене. Фарелл церемонно представил меня остальным участникам этого странного собрания.
   Один из них был спецназовцем, из подразделения Фаррела, его звали Нортон, Эдвард Нортон. Даже если б, капитан не сказал кто он, я бы догадался. Его подстриженные ёжиком волосы и пружинящая походка, как визитная карточка выдавали в нём силовика.
   Второй был полной противоположностью. Субтильный, долговязый паренёк был бы похож на коллекционера бабочек, если бы не его глаза. Они прямо-таки светились смелостью и решимостью. Эрик Конклинг, студент.
   Последней в списке, как ни странно была женщина - Кармен Сколник, журналистка местной газеты. Она была не то, чтобы красива, но, несомненно, очень симпатичная.
   Познакомившись со всеми, я огляделся по сторонам. Комната, по всей видимости, была оперативным штабом. Множество столов, несгораемых шкафов и бумаг. У дальней стены стояла стационарная радиостанция. На столах лежало множество газет с бросающимися в глаза заголовками.
   "Мёртвые ходят!", "Странное заболевание охватывает город!", "Госпитали не справляются со странным вирусом!", "Врачи в растерянности", "Таинственное убийство местного бизнесмена. Работал профессионал" (это особенно интересный), "В городской канализации водятся крысы величиной с бобра!", "Карантин! Покидать город - федеральное преступление! Наказание - смертная казнь!".
   Я мог бы перечислять бесконечно.
   - Итак, все в сборе, - проговорил Фаррел, присаживаясь на стул.
   - Капитан, почему мы здесь, а не со всеми? - милым голосом спросила Кармен.
   - Вы, мисс Сколник, да и Алекс тоже, показали, что не собираетесь сдаваться. Те люди, в холле, - при этом капитан сделал жест в сторону двери, - уже мертвы. Они потеряли веру в спасение. (В этом месте я улыбнулся, и взглянул на Ричарда, на что тот любезно кивнул головой) Я же, не собираюсь здесь умирать, и хочу только спросить: вы будете выбираться отсюда вместе со мной? - Фаррел обвёл нас глазами и замолк.
   - Капитан, я был с вами и до, и после всего этого. И куда пойдёте вы, туда пойду и я, - преданно сказал Нортон.
   - А, вы, Эрик, что скажете?
   - Но ведь это же самоубийство, капитан. Зомби везде. Мы не отойдём отсюда и на несколько сот метров, как нас сожрут заживо.
   - А, вы, хотите, чтобы вас сожрали здесь? А, Эрик? - сказал Ричард.
   Парень сконфужено молчал.
   - Я с вами, - уверенно сказала Кармен, откинув назад тяжёлую копну золотых волос.
   Во мне шла сложная внутренняя борьба. Я не знал, что ответить капитану. Мне было понятно, что смерть грозила отовсюду, в городе, здесь - везде. Но принять предложение Фаррела? Это было самоубийством.
   Наконец, капитан устремил свой взор на меня.
   - Алекс?
   - Извините, капитан, но Эрик прав. Нас сожрут, едва мы выйдем из здания, и никакое оружие нас не спасёт.
   В глазах у Фаррела вспыхнули два огонька, и он тяжело глянул на меня. Наши глаза встретились, но я выдержал этот взгляд.
   Капитан перевёл свой взгляд на Михаэля, но тот лишь грустно покачал головой. Наша и без того маленькая группа раскололась на два лагеря.
   - Я вас не понимаю, - сокрушённо покачал головой Фаррел, - ладно этот трус Коффи, но ВЫ? Да уже через день, все будут помирать от жажды, а ещё через день мы все умрём, и зомби здесь будут ни при чём.
   - Уж извините, кэп, но умереть на улице это не выход. Должен быть другой путь, - медленно проговорил Михаэль.
   - Может он и есть, но Я его не вижу, - упрямо сказал Фаррел,- поэтому я спрашиваю ещё раз, вы со мной, или нет.
   Но и на этот раз мы не пришли к единому мнению. Фаррел, Кармен, Нортон и Ричард стояли на немедленном побеге. Михаэль, Эрик и я сам предлагали всё обдумать.
   Вдруг послышался резкий писк, и на радиостанции зажглась маленькая зелёная лампочка. Переворачивая стулья, все бегом кинулись к аппарату, и сгрудились вокруг него толпой. Усталый хриплый голос вырвался из стареньких динамиков.
   - Всем! Всем! Всем! Президент и Верховный совет вынесли распоряжение относительно граждан города N. Все находящиеся в пределах городской черты, на пятый час утра, следующего дня будут считаться пропавшими без вести. Сам населённый пункт N будет разрушен. Последний вертолёт покинет город в 4.30 утра. Место отправления - Центральная площадь населённого пункта N.
   Всем! Все...
   Фаррел ватными руками нащупал ручку и повернул. Голос мгновенно затих в недрах радиостанции.
   Лица присутствующих в комнате людей побелели от страха, зрачки сузились. Я видел застывший ужас в глазах у каждого. Нортон бессильно упал на стул и подпёр голову руками. Кармен прислонилась к стене и закрыла глаза от страха. Повисло длительное молчание.
   - Фаррел! Почему вы не сказали, что рация работает?! Мы могли вызвать вертолёт, - заорал я, сжимая руки в кулаки.
   - Успокойтесь, Норт! Рация разбита, и настройки изменить было нельзя! Мы услышали уведомление, потому что оно транслировалось на всех частотах и диапазонах!
   Я со злостью ударил по столу, и стопка чистых листков разлетелась по сторонам.

***

   Солнце приближалось к зениту. До последнего, в жизни города, рассвета оставалось меньше восемнадцати часов.

***

   Луч фонарика бегло прыгал по стенам, освещая обвалившиеся куски сырой штукатурки и бетонный пол. Светящиеся во мраке стрелки моих часов показывали шесть часов. На улице сейчас солнце закатывается за горизонт, освещая кровавым светом покалеченный город. Я же, с молодым латиноамериканцем, который сопит позади меня, в нескольких метрах под землёй осматриваем подвалы полицейского участка. За эти 6 часов, мы осмотрели уже всё здание, так ничего и не обнаружив. В полночь, мы покидаем здание. Путь до городской площади не близкий, но мы должны успеть. Я уговорил Фаррела выждать до этого срока, в надежде обнаружить выход. Но битый час мы обшариваем этот вонючий участок, так ничего и не найдя.
   Коридор сворачивает вправо. Следуя по нему, мы попадаем в подвал. Стоит едкий запах застоявшейся воды и плесени. Я осторожно ступаю по сырому бетону, боясь поскользнуться и сломать себе шею.
   В углу что-то задвигалось. Подстёгнутые адреналином, рефлексы срабатывают автоматически. Автоматная очередь крошит хрупкие кирпичи в труху. На полу медленно растекается бурое пятно крови.
   - Крысы, мать их, - говорит Михаэль, направляя фонарик на обезображенный труп грызуна.
   - Сворачиваемся, - продолжает он, - лучше поспим пару часов.
   Луч света отражается сотни раз от собравшихся на потолке капель и обшаривает помещение.
   Ржавая труба, прогнившие ящики, металлический лом, съеденная крысами макулатура, стальной люк, груда кирпичей, вентиляционный колодец. Пятно света замирает на проржавевшем люке.
   Я достал план здания.
   - Михаэль! Посвети!
   Есть! Этот ход не отмечен на плане. Я присел на корточки и внимательно оглядел люк. С виду - самый обычный, но смутные надежды появляются у меня в голове.
   Ствол винтовки упирается в висячий замок, и глухой звук выстрела долго отражается от стен, прежде чем затихнуть.
   Михаэль понял мои намерения. Он поставил автомат к стене и встал справа от крышки люка.
   - На счёт три, - сказал я и ухватился за ручку.
   - Три!
   Крышка долго сопротивляется, но не может устоять перед напором двух здоровых мужчин. Издавая ужасный скрип, люк открылся.
   - Придержи меня за ноги, - говорю я своему спутнику и становлюсь на колени.
   Я опускаю голову вниз. Затхлый запах подземелья сразу вызывает у меня головокружение, но я лишь внимательнее осматриваюсь по сторонам. Передо мной старая канализационная труба. Диаметр вполне приемлемый - что-то около двух метров. По середине блестит полоска мутной воды. Я направляю фонарик вдоль прохода, но его луч теряется в темноте, так и не достигнув конца туннеля.
   - Ну, как? - с надеждой спрашивает Михаэль.
   - Есть!
   ***
   В оперативном штабе мы встретили Ричарда, который интенсивно курил, и отсутствующим взглядом изучал узор на стене. Под потолком стоял удушающий туман никотиновой отравы. Заслышав наши шаги, старик откинулся на спинку стула и вопрошающим взглядом посмотрел на меня.
   - Кажется есть, - неуверенно пробормотал я.
   - Кажется, или есть?
   - Не знаю.
   - Выкладывай, - пассивно сказал Ричард и сделал затяжку.
   Я рассказал ему о туннеле.
   - Давай карту, сынок, ты что-то путаешь, - самоуверенно сказал он.
   Я протянул ему карту и ткнул пальцем в центр.
  -- Здесь.
   Ричард внимательно изучил её, а потом громко выругался:
   - Ну дебил!
   - Надеюсь, вы не про меня, Ричард, а? - издевательски спросил я.
   - Не переживай, сынок, не про тебя.
   - Но что это? Канализация?
   - Нуу..., в общем, да. Это остатки старой системы. Они не используются уже около двадцати лет. Помню, когда я поступал сюда работать, нас послали проверить её.
   - И?
   - Мальчик, она выходит на поверхность в нескольких сотнях метров от площади. Ты молодец! Но..., - здесь старик запнулся, и глаза его приобрели задумчивое выражение.
   - Ричард, продолжайте. Что-то не так?
   - Нет, но есть проблема. Эта труба не имеет ответвлений: ни боковых туннелей, ни вентиляционных колодцев, ничего.
   Он достал карту города и ткнул пальцем на перекрёсток, недалеко от площади.
   - Ближайший выход на поверхность здесь, или где-то в этом районе. Итого нам придётся пройти по трубе 10 километров, прежде чем мы сможем выбраться. И если нам там встретятся зомби, то...
   - Другого выхода нет, - вмешался Михаэль и побежал за Фаррелом.

***

   Через некоторое время Михаэль вернулся, а вместе с ним все участники утреннего совещания. Лицо Фаррела скривила злоба. И в то же время, какое-то другое чувство сквозило в его взгляде. Грусть?
  -- Вот идиоты, я говорю им, что на рассвете город сотрут в порошок, а они посылают меня подальше. Этот Коффи просто псих, но он сплотил вокруг себя всех остальных. Он утверждает, что это всё бред, и его придумал я, чтобы заставить их спасаться. Наверное, они думают, что их обязательно спасут военные, - выпалил с порога капитан.
   Пока он говорил я взял со стола заинтересовавшую меня бумажку и вертел её в руках.
   - Михаэль вам рассказал, капитан, - спросил его Ричард.
   - Что рассказал?
   Он поведал ему, и всем остальным о трубе, и дополнил свой рассказ комментарием. Когда мы закончили, лица присутствующих сияли надеждой. Самое прекрасное в человеке - вера и надежда. Мы ещё не спаслись - труба могла давно обвалиться, в ней могли встретиться зомби. Но наша компания обрела надежду, даже скорее слепую веру в спасение. Глаза заблестели. Дыхание участилось. Щёки порозовели. На лицах появились улыбки. Я резко смял бумажку и бросил её в корзину для бумаг.
   - Ну, теперь и эти придурки согласятся спасаться с нами, - радостно сказал Фаррел.
  
   Они не согласились.

***

   Проснулся я от неистового писка моих наручных часов. Изображение расплывалось в моих сонных глазах, и я долго взирал на часы, пытаясь рассмотреть стрелки. Без пятнадцати полночь.
   Дверь шумно распахнулась, и на пороге выросла фигура Михаэля.
   - Бежим, Алекс! Монстры ворвались в здание! - прокричал он и махнул рукой.
   Без лишних слов я схватил винтовку и последовал за ним. Мы миновали множество коридоров, прежде чем достигли входа в подвал. Там уже стояли все участники этой безумной авантюры. Вместе со мной нас было семь человек. Все были одеты в форму полицейского спецназа, у всех было оружие и приборы ночного видения. Фаррел протянул мне такой прибор. Ночная темнота усилила сюрреалистичность происходящего - всё стало казаться сном. Ситуация была просто идиотской: кучка людей, в полночь, с оружием, хотела спуститься в старую канализационную систему, чтобы убежать из города, который, вообще-то, захватили зомби.
   Сквозняк донёс до нас душераздирающий крик и треск автоматной очереди. Кармен, было, рванулась туда, но Фаррел схватил её за руку.
   - Мы им уже не поможем. Бежим!
   Мы рванули вниз по лестнице с такой скоростью, словно сам сатана преследовал нас. Впрочем, почти так и было. Я чуть не сломал себе шею в кромешной тьме, прежде чем сообразил, что на голове у меня прибор ночного видения. Мне пришлось ненадолго притормозить, натягивая непослушный прибор на голову. Мои напарники были уже на несколько лестничных пролётов ниже меня. Сзади уже слышался жуткий топот.
   Я бежал так, как никогда не бегал! Благодаря прибору, я удачно избежал падения в этой сумасшедшей гонке. Шум позади меня нарастал. Кроме топота, уже слышалось тяжёлое дыхание и звук, напоминающий щёлканье челюсти. Адреналин поступал в кровь лошадиными дозами, подавляя мозговую деятельность, и подстёгивая мышцы. Сердце выпрыгивало у меня из груди.
   Через секунду я перепрыгнул последнюю ступеньку и понёсся по каменному коридору. Зеленоватая гамма прибора ночного видения немного искажала перспективу, вызывая головокружение. Но я и не думал останавливаться! Ноги двигались словно на автомате, сами выбирая направление в лабиринте туннелей. Винтовка мешала бежать, всё время сползая с плеча. Невдалеке я заметил белое свечение и рванул туда. Свечение переросло в яркий свет, который поначалу ослепил меня, но я различил неясную фигуру человека, поддерживающего крышку люка. Я задыхался, в висках стучало. Из последних сил я прыгнул к люку, и в ту же секунду надо мной пронеслась туша преследующего меня монстра. Чьи-то руки быстро втянули меня в проём, и, вдруг, раздался ужасный крик. Ничего человеческого в нём уже не было - так кричит медведь, попавшийся в цепкие лапы капкана. Крышка люка захлопнулась, ударив по ушам резким звуком. За миг до этого, сверху, на меня полился поток крови и что-то посыпалось. Я рухнул в вонючую воду, да так и остался там лежать, жадно глотая затхлый воздух подземелья. Сверху доносились противные звуки раздираемой плоти.
   Не успели мы начать побег, как нас осталось шестеро.
   Я открыл глаза и приподнялся. Кто-то подал мне руку, и перевшись на неё, мои ноги заняли прочную позицию. Подавшим мне руку человеком оказался Михаэль. Его смуглое лицо теперь залила сильная бледность. Точно такая же белизна господствовала на лицах и стальных. Я мучительно соображал кто же погиб.
   - О, Боже! Ричард! - воскликнула Кармен и закрыла лицо руками.
   - Что это было, капитан?! - чуть ли не крича спросил я.
   - Собаки! Долбанные мутировавшие псы! - закричал Фаррел с горечью в голосе, - славный старик уже мёртв!
   Мы стояли в оцепенении, не зная что делать. Решение принял Эрик.
   - Бежим! - заорал он, указывая на крышку люка.
   Ржавый люк дрожал, словно рысак перед скачкой. Куски ржавчины отваливались от его поверхности и падали в грязную воду. Заклёпки вылетали одна за другой. Было ясно, что он долго не продержится. Бетон вокруг него уже начал крошиться.
   Фаррел опомнился первым. Он достал гранату и выдернул кольцо, после чего положил гранату точно под люком, придавив её куском штукатурки. Только маленькая стальная скоба удерживала смертоносную начинку от взрыва.
   - Вперёд! - закричал капитан, и первым понёсся по туннелю.
   Через минуту послышался звук упавшей в воду крышки люка, и в ту же секунду прогремел взрыв. Удесятерённая узкими стенами прохода, звуковая волна накатила на нас. Стены туннеля задрожали и начали осыпаться. Слава богу, они не рухнули! Наш маленький отряд похоронило бы заживо в этой каменной могиле. Трубу заволокло пылью, слетевшей со стен от ударной волны. Сзади послышался визг, вперемежку с более устрашающими звуками.
   Погоня возобновилась, а до выхода на поверхность оставалось 10 километров замкнутого пространства. Я нащупал гранату у себя на поясе и, не оглядываясь, кинул её назад.
   - Ложись! - крикнул я остальным, и сам упал в вонючую воду.
   Ослепительная вспышка. По стенам застучали осколки гранаты и бетона. На этот раз после взрыва наступила мёртвая тишина. Все медленно поднимались.
   - Вовремя, - с облегчением сказал Нортон, вытирая пот со лба.
   - Теряем время, идёмте, - резко сказал Фаррел и зашагал вперёд.
   Мы двигались в кромешной тьме, поскольку у всех были приборы ночного видения. Странное это было путешествие. Кирпичные стены давили на голову своей близостью, стоило поднять руку, чтобы достать их. Ужасно воняло плесенью и грибками. Изредка раздавался протяжный визг крыс, от которого бросало в дрожь. Но, слава богу, стояла тишина и никто за нами не гнался. Часы тревожно пищали каждые полчаса, словно напоминая, что нужно двигаться быстрее. Стрелки неумолимо двигались по циферблату, уже приближаясь к половине четвёртого. Мы чувствовали, что опаздываем, но не могли двигаться быстрее. Скользкий пол не давал шанса ускорить продвижение. А рисковать никто не хотел, поскольку сломанная или подвёрнутая нога не сильно увеличивала шансы на спасение. Тик-так, тик-так - неумолимо пели часы.
   Монотонность туннеля навевала сон, и хотя я понимал, что расслабляться нельзя, но поделать ничего не мог. Глаза слипались всё сильнее и сильнее. Внезапно сзади раздался тихий вой, он был достаточно далеко, но у меня волосы встали дыбом. Мы теперь чуть ли не бежали, но шум погони приближался. Уже слышался противный плеск воды, под множеством ног. Этот звук проникал в самое сердце, и ускорял его ритм. Оттягивать неизбежную развязку не имело смысла.
   В этот момент Нортон оступился и неуклюже упал в воду. Я остановился и подбежал к нему.
   - Норт, вы что сдурели? - рявкнул Эдвард, - вперёд!
   - Вы в порядке?
   - Мне некогда спорить, бегом вперёд!
   Я не стал отвечать, но остался стоять на своём месте. Нога у него была сломана, а кость торчала наружу. Это вызывало жуткую боль, но Нортон не издавал ни звука.
   Погоня приближалась подобно цунами, и скоро она должна была обрушиться на берег. Я приподнял прибор ночного видения и вытер мокрый лоб.
   Идти он не мог. Я наспех сделал ему перевязку, несмотря на его непрерывные просьбы бежать. Его чёткие фразы постепенно теряли смысл, и вскоре он начал нести полный бред. Я с размаху заехал ему в челюсть и встряхнул за плечи.
  -- Оружие держать сможете?
   Он вяло кивнул и схватил винтовку.
   В полной темноте чётко виднелись лучи лазерных прицелов. Я снова натянул прибор и встал на колено. Лучи лазеров теперь уходили далеко в даль и терялись во тьме. Вдали мелькнула тень. Я не стал подпускать врагов ближе и нажал на спусковой крючок гранатомёта. Граната молнией пронеслась по туннелю, осветив скользившие ко мне тени, и взорвалась прямо в центре стаи чудовищ. Раздался оглушительный рёв, и каменный проход заполонили куски обожжённого мяса. Я до упора вдавил курок, и резкий звук выстрелов разнёсся по трубе. Справа от меня затарахтел автомат Нортона. Свинцовые шарики рвали на куски полуразложившиеся тела собак, которые разлетались кровавым дождём. Прибор слепил меня, поскольку огонь от выстрелов давал достаточно света. Живучесть чудовищ была поразительной: даже с простреленной головой, они продолжали нестись к нам, пока не теряли равновесие и не падали в грязную воду. Я всё отступал и отступал от осаждавших меня чудовищ, лишь с отчаянием глядя на обречённого солдата. Некоторые утверждают, что в горячке боя не думаешь о смерти и прочем. Ложь! Ещё как думаешь, особенно, когда на тебя несётся туша бывшего пса с простреленной головой, которая и не думает останавливаться, а в глазах у неё явно читается желание отведать твоего мяса.
   Твари и не думают отступать. Ствол винтовки раскалился и начал дымиться - ещё немного и заклинит механизм. Гильзы валятся в мутную воду, вызывая противный плеск. Луч лазера прыгает по головам монстров, а за ним следуют пули. Трупы тварей уже образовали целую гору, затрудняя движение остальных. Одна из тварей перелезла через гору плоти и сиганула к замершему от ужаса спецназовцу. Я быстро прицелился, однако курок словно онемел. Заклинило механизм, - мелькнула мысль. Мутированная тварь резво прыгнула Нортона. Раздался противный звук вонзившихся в тело клыков. Очевидно, не ожидая встретить сопротивления, тварь беспечно принялась терзать тело солдата. Но беспечность дорого обходится на поле боя, и безмозглая тварь в этом убедилась, когда получила от меня жуткий удар прикладом по голове. Окровавленные зубы отлетели в сторону, а само тело монстра косолапо завалилось на бок. Воспользовавшись свободной секундой, я оглядел винтовку. Не надо было быть экспертом, чтобы понять, что оружию конец. Работал только подствольный гранатомёт. Тело Нортона я осматривать не стал. Стая новых тварей перелезла через гору трупов, но была отброшена ударной волной взрыва.
   Я стрельнул ещё раз и начал убегать. Полностью поворачиваться спиной к опасности было смертельно, поэтому приходилось постоянно оборачиваться. Я проверил свою экипировку, и обнаружил только одну гранату для винтовки, которую и вставил в ствол.
   Вдруг меня словно осенило. Я грубо выругался и резко развернулся. Тщательно прицелился. Выстрелил. Граната угодила прямо в ребро жёсткости боковой стены туннеля.
   Дальнейшее происходило, словно во сне. По потолку побежала сеть трещин, похожая на расползающихся змей. Труба начала рассыпаться. Тяжёлые блоки падали на наступающих тварей. Я тупо стоял и смотрел на это. Потом до меня дошло, и я быстро рванул в противоположную сторону. Лёгкие разрывались от недостатка кислорода. Я спиной чувствовал приближающуюся смерть. Помню ослепительную вспышку боли, вспыхнувшую в голове. Дальше темнота ...

***

   Очнулся я в полной тьме. Я чувствовал собственное учащённое сердцебиение. Меня сразу охватила паника, мне чудилось, что я ослеп, или меня похоронил под собой разрушенный потолок. Единственным различимым звуком было тиканье часов. Но в ту же секунду, вспомнил, что на мне прибор ночного видения, и, наверное, он сломан. Так и было, я скинул его и попробовал встать. Тело сразу среагировало болью, но ноги неуверенно привели меня в вертикальное положение. Тёмная труба вращалась у меня перед глазами, вызывая тошноту. Я прислонился к каменной стене, чтобы не упасть. Каменная кладка была ужасно холодной и скользкой. Я сфокусировал взгляд на наручных часах и напряг глаза. 4 часа утра. Я не смел верить своим глазам, так как полагал, что сейчас не менее пяти. Превознемогая боль, я побежал вперёд. Темнота была ужасная, я боялся, что даже если мне удастся выбраться отсюда живым, то буду вынужден всю жизнь спать при зажжённом свете. Хлюп-хлюп, - стучали ноги по воде. Мне уже было всё равно, выживу я или нет, но какая-то непреодолимая сила гнала меня дальше и дальше. Глаза постепенно адаптировались к мраку подземелья, и стали различать отдельные фрагменты. Далеко впереди послышался затихающее эхо выстрела и глухой раскат взрыва. Лёгкие жгло огнём, но я только ускорил темп. Только сейчас до меня дошло, что руки у меня пусты - винтовку я выронил при взрыве. Рука нащупала рукоятку пистолета и достала его из-за пояса. Впереди я заметил неравномерные вспышки. Звук выстрелов стал явно ближе. Я с трудом рассмотрел крупную фигуру капитана, который стрелял в противоположную, от меня, сторону. Ноги уже не держали меня, и я рухнул в воду. Холодная свежесть потока слегка прибавила мне сил, но встал я с трудом. Бежать не было сил. Я как в тумане брёл к Фаррелу. Тот изо всех сил отстреливался от обступивших его монстров, а над ним белело отверстие выхода. Внезапно в его винтовке закончились патроны. Капитан выхватил нож и занял боевую позицию, даже не имея надежды на победу. Я поднял пистолет и прицелился. Цель троилась у меня перед глазами, ствол дрожал. Ближайший зомби уже запрокинул голову для укуса, когда его сразила моя пуля. Капитан резко обернулся, и, увидев меня, нахмурился. Я, покачиваясь, подходил к нему.
   - Давайте, Алекс, - начальственным тоном крикнул он, и сложил руки замком.
   Без слов, я поставил ногу на руки капитана, которые буквально подбросили меня вверх.
   Свет. Жизнь.

***

   Я слегка приоткрыл глаза. Голова разламывалась на части от адской боли. Я лежал на холодном металлическом полу десантного отсека вертолёта и стонал от боли в спине и голове. В окно лился яркий солнечный свет.
  -- Жив?- послышался голос капитана Фаррела.
  -- Нет, - жмурясь от яркого света, простонал я.
   - Настал момент истины, я жду объяснений.
   Я внутренне напрягся. Лицо Фаррела приняло озабоченное выражение. Он достал из нагрудного кармана мятый клочок бумаги и принялся расправлять его.
  -- Ваше лицо сразу показалось мне знакомым, Норт. Или как мне вас называть?
   Моя рука незаметно легла на ручку ножа. Я огляделся, и заметил, что в этом отсеке больше никого нет. Наверное, остальные полетели в другом вертолёте. Видит бог, я не хотел до этого доводить, но в тюрьму я не пойду.
   Фаррел сунул мне в лицо листок, с жирной надписью "РАЗЫСКИВАЕТСЯ" в самом верху.
  -- Теперь ясно, почему ты так ловко обходишься с оружием. Орудие производства, верно? - наглым тоном заявил он.
  -- Я оставил тебя в живых, только чтобы облегчить остальным дорогу к выходу, - не унимался Фаррел, - не думал, что ты доживёшь до этого момента. Что же, на земле тебя уже ждут. Дурной старик спас тебя - он отказывался верить, что ты долбанный убийца. Скажи честно, там в туннеле ты стрелял в меня, или всё же в зомби?
   Я не стал ждать продолжения его разглагольствований и точным, рассчитанным движением вогнал в него нож.
   Через несколько минут, остывшее тело бывшего капитана приземлилось где-то внизу, а я прижал пистолет к голове пилота вертолёта.
   - Извини, приятель, но ты выходишь здесь, - было последнее, что услышал пилот в своей жизни.

***

   Город тёмным пятном лежал посреди покрытых позолотой холмов. Карантин был снят, а военные отошли на безопасное расстояние. Ни одно живое существо не приближалось к городской черте. На горизонте появилась яркая сверкающая точка, которая стремительно росла. За ней тянулся дымный след, как за реактивным самолётом, однако она была гораздо опаснее целой эскадрильи истребителей. Город затих, словно предчувствуя беду. Вблизи, точка превратилась в ракету, которая переливалась хромированной поверхностью и блестела всеми цветами радуги. Неся свой смертоносный груз, она пронеслась над безлюдными улицами, переулками, скверами и площадями. Словно молния, она промелькнула над неработающими светофорами, обгоревшими автомобилями и серыми зданиями, которые больше не увидит никто из живых.
   Над городом зажглась звезда. Солнечный свет поблек, по сравнению со светом созданным людьми. Резко очертились тени всех строений. И началось. Из центра города расходился сверкающий круг, который воспламенял всё что могло гореть, а за ним вдогонку шёл ещё один, который сметал всё на своём пути. Дома распадались как карточные домики, автомобили летали по воздуху, словно воздушные шарики, подхваченные порывом ветра. Небоскрёбы крупных компаний рассыпались в труху и разлетались по сторонам с диким грохотом. Сфера огня и разрушения покрыла весь город. Над ней поднимался созданный из огня и дыма грибок. Ещё долго он будет стоять здесь, прежде чем будет сожран осенними ветрами, как напоминание о людских ошибках.

***

  -- Извините, сэр, - сказал солдат, обращаясь к генералу.
  -- Да?
  -- Один вертолёт не вернулся, сэр. Главный техник полагает, что он мог упасть, из-за электромагнитной волны, от взрыва, сэр.
  -- Никто не выжил?
  -- Скорее всего, нет, сэр. Вёртолёт мы не обнаружили, но, вероятно, он упал. Объявить всех, находящихся на борту пропавшими без вести?
  -- Так и сделайте.
  -- Есть, сэр!

Конец

   by Deadly
   19.11.2002

Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Ворожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияШторм моей любви. Елена РейнОсвободительный поход. Александр МихайловскийПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаОфисные записки. КьязаОтборные невесты для Властелина. Эрато Нуар
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"