Валериев Игорь: другие произведения.

Ермак 3. Глава 12. Допрос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.63*52  Ваша оценка:

     Глава 12. Допрос.
     Через полчаса, когда все, кто ещё остался на моем дне рождения, знакомились с правилами фуршета, выпивая и закусывая, в зал зашёл Савельев. Все взоры немедленно обратились на штабс-ротмистра.
     - Уважаемые, дамы и господа! Взрыв произошёл в доме, принадлежащем французскому подданному, купцу второй гильдии и жителю Хабаровска Эмилю Францевичу Нино, что стоит на Инженерной улице. Не далеко отсюда.
     Гул удивления, который прокатился по залу, заставил Савельева умолкнуть. Дождавшись, когда все успокоятся, жандарм продолжил.
     - Предварительно погибло трое городовых, которые вошли в дом. Возможно кто-то из ваших агентов, - штабс-ротмистр кивнул в мою сторону. - Ещё четверо жителей также погибли, раненых значительно больше. Их свозят в лазарет. Идёт проверка по домам. Полицмейстер Чернов, слава Богу, жив, но сильно контужен. Кто находился в доме Нино во время взрыва, пока не установлено. Пожар потушили. Разбор обломков дома будет осуществлён завтра. На ночь место происшествия оцепят солдаты охранной роты.
     Закончив краткий доклад, Савельев направился к столу, где стояли разнокалиберные бутылки со спиртными напитками.
     - Смотрю, шведский стол организовали, Тимофей Васильевич, - произнёс штабс-ротмистр, наливая в большой бокал почти до краёв водки. - Это хорошо. Выпить надо. Картина трупов на месте взрыва жуткая. Жалко вот только загубленное празднование вашего дня рождения. Ну, с праздником.
     С этими словами жандарм в два глотка осушил посуду грамм на двести. Резко выдохнул, взял вилку и, положив в тарелку несколько креветок, стал медленно и как-то задумчиво закусывать.
     'Оказывается не фуршет, а шведский стол. А почему об этом Модест Илларионович не слышал?! Надо будет у Савельева при случае уточнить, откуда он про шведский стол знает', - подумал я, глядя как штабс-ротмистр поглощает креветку в каком-то тёмном, но очень вкусном соусе.
     В этот момент в зал зашёл лакей с деревянной коробкой-шкатулкой в руках, увидев которого, Савельев поставил тарелку на стол.
     - Тимофей Васильевич, извините, всё кувырком сегодня. Вот мой подарок, - с этими словами штабс-ротмистр взял из рук слуги коробку и открыл её. - Подарочный Веблей. Знаю Вашу тягу к наганам, но поверьте, эта машинка также хороша.
     Я смотрел в коробку, где удобно разместился сам револьвер, тридцать патронов в гнёздах, отвертка, маслёнка. На первый взгляд, хороший пистоль. Попробуем на стрельбище, узнаем точно.
     - Огромное спасибо, Владимир Александрович, - поблагодарил я Савельева и, взяв под руку, отвел чуть в сторону, показав кивком лакею, чтобы подарок положили в общую кучу на стол, который перенесли в этот зал. - А что вы можете сказать по этому французу?
     - Тимофей Васильевич, может быть, на завтра оставим служебные разговоры? У вас всё-таки праздник сегодня. И, кстати, как ваша спина?
     - Нормально, небольшой порез. Василий Михайлович качественно обработал рану и сделал перевязку. Рука у господина Любарского лёгкая. А уж успокаивает-то как во время хирургического действия?! Настоящий кот Баюн. Боли почти не почувствовал.
     - Об этом, Тимофей Васильевич, все говорят, кто в его умелых руках побывал. Но лучше такое знакомство пропустить, - усмехнулся штабс-ротмистр, которого ощутимо стало развозить от двухсот грамм водки, закушенных одной креветкой. - Ладно, если кратко, то Эмиль Францевич Нино вместе с родным братом Евгением прибыли больше двадцати лет назад в Сибирь из самого Парижа, где родились. Занимаясь коммерцией, пушным бизнесом, по их словам, не планировали надолго задерживаться на необжитой российской окраине. Однако амурские просторы покорили братьев, и около пятнадцати лет назад они окончательно обосновались на этих берегах. Эмиль Францевич женился на казачке, а Евгений Францевич нашел себе русскую девушку и поселился в Благовещенске. Братья являются единственными агентами в Сибири по закупке пушнины фирмой 'Братья Ревильон'. Это фабрика и магазин меховых модных изделий в Париже. Также являются агентами фирмы 'Бриторус' в Лондоне. Эмиль Францевич имеет, точнее уже имел контору в Хабаровске в собственном доме, а также располагает сетью агентов в Николаевске-на-Амуре и селе Троицком. Агенты в обмен на меха принимают заказы от местных жителей на самые разные парижские товары - мебель, посуду, одежду, всевозможные мелочи.
     - Владимир Александрович, а этот Нино мог как-то связаться с революционерами? - спросил я штабс-ротмистра.
     - Ну не знаю, Тимофей Васильевич. Мне это представить очень тяжело. Эмиль Францевич в-первую очередь купец. Он даже своё хобби - фотографирование на коммерческие рельсы поставил. Приплывает в селение, особенно любит местных туземцев, вывешивает флаг с надписью 'Фотограф'. Уговаривает местных попозировать, а потом за 'волшебную карточку' получает рыбу и пушнину в очень хороших количествах. Те же, как дети малые. При этом эти же фотографии Нино потом отправляет в парижские газеты и журналы. Он является почётным членом Парижского географического общества. Недавно в журнале 'Correspondance' был опубликован целый цикл фото Нино: 'Путешествие в Сибирь', 'Рыбный промысел на Амуре', 'Рыбаки и золотоискатели'. Дважды маржу поиметь с одной вещи - это талант надо иметь. А теперь революционеры?! Как-то не вяжется, но попробуем разобраться. На этом всё. Я домой. Что-то не рассчитал я с дозой. Очень сильно хотелось забыться.
     С этими словами, Савельев развернулся и немного шаткой походкой направился на выход из зала.
     В течение часа разошлись остальные гости, успев поздравить и вручить подарки. Я, конечно, не меркантильный человек, но надарили столько, что все мои затраты на организацию этого торжества окупились многократно. Один дар цесаревича стоил очень много. В общем, вечер закончился можно сказать хорошо, если при таком развитии событий, так можно было сказать. Трупы, раненные. И неизвестность того, как это произошло.
     Прибыв домой, был зацелован и заласкан моей птичкой, которой уже было известно о взрыве. Переволновалась. Налюбовался её восторгом, когда Дарья перебирала подарки. И наконец-то сном закончили этот день, который точно запомнится мне на всю жизнь. При этом, мой двадцатилетний юбилей станет памятной датой не только у меня, но и у многих жителей Хабаровска. Как любят говорить местные жители, это было до взрыва во время именин, или после взрыва.
     На следующее утро бегом на работу. В семь утра уже был в своём кабинете, где уже находился Кораблев. Коллежский секретарь исчез с моего дня рождения сразу после взрыва, а назад так и не появился.
     - Что можете сообщить, Николай Алексеевич? А то вчера как-то пропали из зала и с концами, даже подарок не вручили. Хорошо, Модест Илларионович, обозначил, который от вас, - спросил я, снимая папаху и полушубок. Валенки решил на сапоги не менять. Через час с небольшим начнёт светать. Надо будет сходить осмотреть место взрыва.
     - Тимофей Васильевич, приношу извинения, но сами должны понимать, вчерашнее событие не рядовое. Необходимо было работать. Кстати, как Вам наш подарок? - заинтересованно спросил Кораблев.
     - Николай Алексеевич, если честно, пока не попробую эту пару на стрельбище, ничего не скажу. Что это хоть за револьверы? Первый раз вижу!
     - Тимофей Васильевич, это карманные со скрытым курком револьверы французского оружейника Шарля Галана. Имеют очень интересное название 'Tue Tue', то есть 'убить-убить', если переводить дословно. Появился этот револьвер в продаже в начале года. По моему мнению, лучший револьвер для скрытого ношения. Если сравнивать с вашим любимым наганом, то почти в два раза короче, почти в два с половиной раза легче. Правда только пять патронов, и перезаряжать неудобно, барабан приходится полностью снимать и набивать патронами. Но! Какой эффект от неожиданного появления в руке револьвера, когда никто не ждёт, что у тебя есть оружие. Это дорогого стоит!
     - Вы, Николай Алексеевич, просто оду этому 'Tue Tue' прочитали, жаль, что не в стихах. Я вам и, насколько понял, вашим людям очень благодарен за столь дорогой подарок, но как об оружии скажу своё мнение позже. А дар ещё раз огромное спасибо! У меня, кстати, после всего, что подарили, не считая пары служебных смит-вессонов и своих наганов, теперь ещё десять револьверов. Кроме вашей пары, все разные. Скоро буду маньяком-экспертом по данному виду оружия, - я улыбнулся, вспоминая, как вчера вечером на столе разложил весь свой арсенал. Внушительная картина получилась.
     - Хотелось бы посмотреть на данную коллекцию. Ещё что-то необычное было? - заинтересованно спросил коллежский секретарь, который тоже был фанатом оружия, что огнестрельного, что холодного.
     - Честно, Николай Алексеевич, пока не разбирался. Посмотрел, оценил, возрадовался и аки Кощей все спрятал в сундук.
     - Представляю такую картину, - улыбнулся Кораблев.
     - Ладно, отвлеклись чуток, Николай Алексеевич, а теперь давайте вернёмся к нашим скорбным делам. Что вчера удалось узнать?
     - Немного, Тимофей Васильевич, - коллежский секретарь пригладил ладонью макушку. Так он делал всегда, когда волновался. - Господин Савельев вам, наверняка сообщил, что взорвался дом Эмиля Францевича Нино - местного французского купца-коммерсанта.
     - Да, сообщил. И не может понять связи этого француза с возможными революционерами, - ответил я Кораблеву.
     - Пока ещё всё не подтвердилось, но удалось предварительно установить следующее. Около двух недель назад в разговоре с соседом Эмиль Нино упомянул, что у него остановились на некоторое время трое представителей фирмы 'Бриторус' из Лондона, - Кораблев опять провел ладонью по макушке. - Сам же он вместе с женой и сыном, по показаниям того же соседа, неделю назад убыл в Благовещенск в гости и по семейным делам к брату. Гостей оставил у себя дома.
     - Ох, как интересно, Николай Алексеевич. Представители английской фирмы, говорите?! - я зло ощерился. - И господин Бекхэм у нас английский сэр.
     - За этим клиентом мы вместе с жандармами наблюдаем. Пока все его передвижения по Хабаровску были связаны с поиском охотников, которые могли бы сводить сэра Бекхэма на тигра, - ответил главный секретный агент. - Вчера ему жандармы подвели своего человека. Деда Максимку из крещёных инородцев. Он часто иностранцев на охоту водит. Так что всё хорошо должно пройти.
     - А как они общаться будут? - удивлённо спросил я.
     - Тимофей Васильевич, этот дед на Аляске неоднократно бывал. Он на английском чуть не лучше, чем на русском говорит. Так что не беспокойтесь, сможет определить брешет о себе Бекхэм или нет, - уверенно заявил Кораблев.
     - Это замечательно, Николай Алексеевич. Просто замечательно. А по гостям Нино, удалось получить их описание? Это не наши горе-купцы?
     - Тимофей Васильевич, сами понимаете, вчера для расспросов время было не совсем подходящим. Сегодня отработаем. А теперь о неприятном, - коллежский секретарь как-то весь сжался, скукожился. - Кажется, мы потеряли старшего агента Михайлова Павла Николаевича.
     - Что значит, кажется, потеряли? - сам не заметил, как в голосе прорезался командирский металл. - Господин Савельев вчера говорил о возможной гибели агента. Это правда?
     - Тимофей Васильевич, Михайлов и ещё пять молодых агентов были приданы в помощь Банкову для обхода домов и опроса жителей. Михайлов был старшим. Молодёжь должна была опыта набираться. В случае выхода на интересную информацию, Павел Николаевич должен был незамедлительно доложить мне. Вчера вечером на месте взрыва нашли куски тел в шинелях городовых. Были и другие, но из-за темноты работы свернули до утра. Михайлов до сих пор не появился. Сорокин, он из молодых агентов, доложил, что Павел Николаевич минут за сорок до взрыва дал ему команду собрать всех и возвращаться в места проживания, а сам направился к Военному собранию. Больше его никто не видел, - Кораблев глубоко вздохнул и медленно выпустил из себя воздух.
     - Что же могло произойти, Николай Алексеевич?
     - Не знаю. Могу только предположить, что Михайлова к нам в зал, где праздновали ваш день рождения, не допустили. Информация была доложена Чернову. Тот своей властью заставил Михайлова следовать с собой. Или тот сам вызвался. Ему очень сильно отличиться необходимо было, - грустно усмехнулся коллежский секретарь.
     - И вследствие чего такая необходимость возникла? - поинтересовался я.
     - Наш Ловелас, Дон Жуан и Казанова в одном лице, как неопытный юнец влюбился в Машеньку Филатьеву. Ему необходимо было доказать агентессе Филатьевой, что 'соблазнитель женщин' - это рабочая маска. На самом деле он не такой. В общем, завертелось у них в последнее время всё очень серьёзно, - Кораблев обреченно махнул рукой.
     - Николай Алексеевич, а у Чернова вы вчера не поинтересовались, что за информацию ему передали и как всё произошло?
     - Тимофей Васильевич, вчера Александр Михайлович был не в том состоянии, чтобы его о чём-то спрашивать. Сильная контузия. Не знаю, удастся ли сегодня с ним поговорить.
     - Тогда не будем воду в ступе толочь, пойдемте-ка на место взрыва. Туда сейчас большинство нужных нам людей подтянется.
     Одевшись, с Кораблевым направился к дому Нино. Как я и предположил, там встретились с Банковым, который вместо Чернова временно возглавил полицейское управление. Савельев прибыл чуть позже, когда работы по разбору того, что осталось от дома французского поданного уже велись.
     К обеду стало окончательно понятно, что вчерашний взрыв унёс жизни находящихся в доме трёх городовых, старшего агента Михайлова, нашлась покорёженная крышка с дарственной надписью от его часов, и ещё двух неизвестных. Один из них вернее всего и был 'химиком'. Была найдена кисть руки с застарелыми шрамами от воздействия на кожу кислоты. Погиб ли третий из 'горе-купцов' установить не удалось. Слишком мало информативных фрагментов тел, не одетых в верхнюю одежду было найдено. То, что погибло двое неизвестных, определили по двум кускам правых ног, на которых были остатки только домашних брюк. Договорившись с Савельевым, что тот поплотнее обложит сэра Бекхэма, такую же команду дал Кораблеву. После этого отправился на доклад к Николаю.
     Доложившись наместнику-цесаревичу, направился проведать генерала Духовского, барона Корфа и Чернова. Надо было узнать, как они себя чувствуют, уточнить, кто их будет замещать на дни болезни. Сегодняшний рабочий день Николая до обеда был очень насыщенным. Посетители пёрли валом. Всем надо было уточнить, как теперь работать, если из обоймы власти выбыли генерал-губернатор и Духовский, которые фактически и руководили всем на Дальнем Востоке.
     Поход закончился уже к вечеру. Сергей Михайлович, судя по всему, сможет приступить к своим обязанностям лишь через месяц, а то и дольше. Осколок стекла пробил не только щёку, но и поранил язык. Рана была очень неудобной и болезненной. Общался больной через записи в блокноте.
     Андрей Николаевич встретил меня радостно. Особенно ему было приятно увидеть свой подарок с Анненским темляком на мне. Ещё вчера было понятно, что ему и его жене можно сказать повезло. Было множество мелких порезов сзади на голове и шее. Крупные осколки, слава Богу, пролетели мимо супружеской четы. Так что барон Корф, не смотря на то, что шея и голова были замотаны бинтами, уже рвался на помощь Николаю, волнуясь, как бы тот не наделал ошибок. Пришлось записать кучу наставлений и дать обещание, что немедленно всё передам наследнику престола.
     К Чернову в палату в лазарете не пустили. Состояние его было не простым. Хотя он ещё вчера пришёл в сознание, но сегодня его мучили сильные головные боли, тошнота и рвота. Как отметил Любарский, который вышел ко мне у Александра Михайловича наблюдаются сильные головокружения, особенно при поворотах головы, небольшая амнезия, нарушения слуха и речи. Так что не до разговоров.
     Всё это доложил Николаю. Получил задачи на следующий день. Проверил, как несут службу амурцы, своих братов. Напомнил, что завтра вечером собираемся у меня. Обсудил вчерашнее происшествие с пришедшими ко мне 'на огонёк' офицерами конвоя. Пропустили внутрь по чашке шустовской водочки, которая осталась со вчерашнего дня, и которую принёс в кабинет для снятия стресса. Отметили, что из чашки водка хоть и пьется, но надо в кабинете иметь более подходящую посуду. Повторили чайную церемонию и разошлись по домам. На дежурстве остался сотник Вертопрахов - командир амурского взвода.
     Дома получил небольшой выговор за запах алкоголя, был накормлен, напоен, только чаем и уложен баиньки. Заснуть сразу не получилось. Ну, дело-то молодое. С утра после завтрака, напомнив Дарье, что сегодня вечером на ужин придут браты, направился сначала в полицейское управление. Банкова там не застал, но от Волкова Ивана Николаевича, который числился секретарём, узнал все новости, в которых для меня ничего интересного не было. По третьему человеку из 'горе-купцов' была полная тишина.
     Савельев, до которого добрался следующим, сообщил мне, что дед Максимка после двухдневного общения с Бекхэмом сильно сомневается, что тот англичанин. В том, что он не охотник, старый эвенк уверен точно. Так, неплохой стрелок. Дед и этот, предположительно липовый сэр, вчера на военном стрельбище немного попрактиковались. Поэтому штабс-ротмистр хочет сегодня пригласить Бекхэма на беседу. Попугает иностранца или всё-таки революционера своим синим мундиром сатрапа и душителя свободы.
     Больше никуда не пошёл, пускай ответственные лица занимаются нужным делом. А мы займёмся своими делами. Два дня уже ежедневную справку для наместника не подавал. А информации накопилось много. Тем более Дан сегодня после суточного дежурства, так что писать и разбирать бумаги придётся самому. Этим и занимался, когда в кабинет влетел бледный как смерть и запыхавшийся Филиппов Устин с позывным 'Ус'.
     - Ермак, Дарью убили! - глотая воздух, с трудом произнёс он. После чего наклонился вперёд, упершись руками в колени, пытаясь восстановить дыхание.
     Я застыл оглушённый новостью. Показалось, что вокруг меня пропали все звуки. Очнулся от треска, сломанного в руке карандаша. Ус всё пытался отдышаться.
     - Когда? Где? Как? - пустым, без эмоций голосом спросил я.
     - Пятнадцать минут назад. На рынке. Ударом ножом сзади в почку, - всё ещё глотая воздух, вытолкнул из себя Устин.
      - Вдохни глубоко и выдохни несколько раз. Не торопись. А потом подробности, - медленно произнёс я, пытаясь задавить в себе, даже не знаю какие эмоции. Гнев, боль утраты, жажда мщения и смерти того, кто поднял руку на мою 'смелую птичку', кто лишил меня моей любви, моей пускай невенчанной, но жены.
     'Что же мне с супругами так не везёт!' - подумал я, чувствуя, как лицо кривится в какой-то, видимо, жуткой гримасе. Ус вон, аж два шага назад сделал.
     - Готов? - я посмотрел на Филиппова, возвращая лицо в нормальное состояние. - Тогда рассказывай.
     Ус мотнул головой, сделал глубокий выдох и начал рассказ.
     - Ермак, меня сегодня после дежурства к Дарье браты отрядили, чтобы я ей помог по хозяйству. Где-то час назад мы с ней на рынок пошли за покупками. Ходили по рядам, покупали продукты для праздничного ужина, складывали в корзину, которую я нёс. Вдруг рядом с нами какие-то мальцы драку затеяли. Я корзину на прилавок поставил и отошёл их разнять. Только схватил двоих за уши и развёл в сторону, слышу, за спиной бабы заорали. Поворачиваюсь, а Дарья на землю падает, а какой-то мужик сиганул через прилавок и в ближайшую подворотню побежал.
     Неожиданно Ус всхлипнул и сел на корточки, размазывая слёзы по щекам и тихо подвывая.
     - Ермак, я растерялся. Я не знал, что делать..., - сквозь рыдания донеслось снизу.
     - Казак Филиппов, встать! Смирно! - я подошёл к Усу, который, получив команду, на автомате выполнил её и застыл, вытянувшись во фрунт. - Прекратить истерику казак. На платок, утрись и продолжай.
     Через несколько секунд Устин продолжил.
     - Я растерялся. За убийцей не побежал, а бросился к Дарье. Он лежала на боку. Я нащупал жилку, как ты нас учил, она ещё билась. Потом начал осматривать Дарью. Провёл рукой по спине и обнаружил на её черной бекеше кровь в районе правой почки. В этот момент Даша дёрнулась и вытянулась. А жилка больше не билась..., - Ус замолчал, с трудом сдерживая рыдания.
     Я же почувствовал, как во мне разливается какой-то холод. Гнев, жажда мести сменяется на отрешённость. Мысли с анализом ситуации забегали быстрее, вбрасывая в сознание различные возможные версии убийства и пути их отработки.
     - Что было дальше? - спросил я Уса.
     - Через несколько минут прибежал городовой. Ему видимо кто-то уже поведал о происшествии на рынке. Да и будка у него рядом. Я ему всё рассказал, сообщил, что убитая - служанка офицера конвоя его высочества. И мне надо тебя всё доложить. Он меня отпустил, и я побежал сюда, к тебе. Да, Ермак, когда городовой начал опрашивать тех, кто видел, как Дарью убили, то одна баба сказала, что слышала от убийцы следующие слова, когда тот нанёс удар ножом: 'Вот тебе офицерская подстилка!' - Устин замолчал, смотря на меня.
     'Значит, офицерская подстилка?! Выходит, знал, тварь, кого убиваешь! А кому я успел насолить в этом городе? Только тому третьему из 'горе-купцов', если он, конечно, остался жив, выяснил, кто ставил охрану наследнику и захотел отомстить конкретно мне. Другие мнения есть? Пока нет. Что же, сэр Бекхэм, при этой версии вы единственный на настоящий момент человек, который сможет быстро привести меня к убийце. И мне теперь всё и все похрен! Как там в рекламе? Вы всё ещё кипятите? Тогда мы идём к вам. К вам, к вам сэр Бекхэм', - видимо на этой мысли мою рожу снова перекосило так, что Ус отступил на шаг назад.
     - Значит так, Ус, сейчас поднимаешь отдыхающих после дежурства братов. Сам вместе с Туром и Лешим ко мне в полной боевой. Остальным готовить снаряжение, продукты, фураж из расчета на неделю похода. И быть готовым выступить немедленно. Всё понятно? - я посмотрел в глаза Устина.
     - Всё, Ермак. Догонять будем, если из города уйдет. Разрешите исполнять, Ваше благородие?
     - Давай, Ус. Аллюр три креста.
     Филиппов выскочил из кабинета, а я подошёл к столу и без сил опустился на стул. Неужели моей птички больше нет. Я гнал от себя эту мысль. Только сегодня утром я целовал её губы, её тело, и теперь никогда не смогу этого сделать? Не услышу её звенящий как колокольчик смех?! Не увижу её прекрасную улыбку, такие аппетитные ямочки на щеках?!
     Я зарычал, энергично промассировал ладонями виски. Всё надо взять себя в руки. Убийца не должен уйти от моей мести. Уничтожу эту тварь. С этими мыслями я начал одеваться. Сейчас на рынок, узнать новости по убийству, тело отправить в морг на вскрытие, подключить к делу Банкова, а потом в гости к Бекхэму. Надо ребятишек распределить по ролям. Сыграем такой спектакль, что этот Джозеф, и как там его дальше по паспорту, обделается натурально. Колоть буду жёстко, но без повреждений, а браты помогут. Ну а дальше по ситуации.
     Дождавшись у коновязи, где взгромоздился на дежурную лошадку, Тура, Лешего и Уса, направился вместе с ними на рынок. По дороге рассказал казакам, какую роль им придётся играть при 'расспрашивании' господина Бекхэма и наших остальных действий. Выслушав меня, все трое согласно мотнули головами, и дальнейший путь до места преступления прошёл в угрюмом молчании.
      Прибыв на рынок, узнали, что тело Дарьи уже увезли в морг. Банков несколько минут назад направился туда, получив всю информацию от городового, который производил первичный опрос свидетелей убийства. Из новой информации было только то, что никто на рынке убийцу не признал. Все в один голос заявляли, что чужой. С описанием внешности были большие проблемы. Десяток разных видаков и десяток описаний. В общем как всегда, судя по тем детективам о работе милиции, полиции, которые я читал в другой жизни.
     Отодвигая встречу с мёртвой Дарьей, направился в гостиницу, где проживал Бекхэм. У её крыльца нас встретил мой старый знакомый старший агент Буров, с которым мы обыскивали номер Фукусимы. Пётр Фёдорович доложил, что за англичанином минут двадцать назад прибыл жандармский поручик Кононов и буквально пять-шесть минут, как они уехали вернее всего в отдел к жандармам.
     - Пётр Фёдорович, ещё что-то интересное было? - спросил я агента.
     - Ваше благородие, к этому англичанину буквально минут за пятнадцать до жандарма один тип ненадолго приходил, судя по докладам уже второй раз. Первый раз вчера вечером был, - после этих слов Буров профессионально начал описывать посетителя.
     - Он, Ваше благородие, - перебил агента Ус. - Точно он. Я его лицо хоть только один раз полностью видел и ещё один раз боком, но свежий порез у левого глаза запомнил. Что делать теперь будем?
     Такой же вопрос я увидел в глазах Бурова и остальных казаков.
     - Пётр Фёдорович, под мою ответственность осмотрите негласно номер англичанина. Обо всём интересном доложите потом мне лично. Отсутствие англичанина в течение пары часов я вам гарантирую. Кого-нибудь из казаков оставить, чтобы постоял на стрёме?
     - Не надо, Ваше благородие. Тут со мной один молодой обучается. Вот он и постоит. Пускай опыта набирается, - усмехнулся Буров.
     - Ну, тогда мы к штабс-ротмистру отправимся, - сказал я, разворачивая коня.
     Быстро добрались до дома, где располагались представители отдельного корпуса жандармов. Спешившись направились во внутрь. Подойдя к кабинету Савельева, я притормозил и показал знаками Усу, чтобы он заходил в кабинет через некоторое время после меня. После чего, постучав в дверь, открыл её и вошёл в кабинет.
     - Разрешите, Владимир Александрович?! Ещё раз здравствуйте, - обратился я к Савельеву, который сидел за своим столом, а напротив него на стуле пристроился щеголевато одетый мужчина лет тридцати.
     'Если это Бекхэм, то Тарала прав, как-то он на английского дворянина не похож. Хотя я их в глаза не видел', - подумал я, а вслух продолжил.
     - Извините, у вас посетитель, я тогда попозже зайду.
     - Да почему попозже. Вот, познакомьтесь, гость нашего города, приехавший прямиком из Лондона Джозеф Уинстон Роберт Бекхэм. Решил поохотиться на амурского тигра в наших краях, - поднялся из-за стола штабс-ротмистр, за которым встал и англичанин.
     В это время в незакрытую мною дверь заглянул Ус и, увидев мой разрешающий кивок, вошёл в кабинет со словами, указывая пальцем на Бекхэма:
     - Он это, Вашбродь, точно он! Это к нему вчерась убийца приходил в гостиницу!
     - Что здесь происходит, господин сотник! Потрудитесь объяснить! - штабс-ротмистр глядел на меня с неподдельным удивлением.
     - Всё очень просто, Владимир Александрович. Чуть больше часа назад, на рынке была убита моя любимая женщина Дарья Пак, - я сделал паузу, увидев как глаза Савельева стали круглыми от удивления. - А казак Филиппов, который сопровождал Дарью на рынок и видел её убийцу, вспомнил, что вчера наблюдал этого варнака в гостинице, и как он заходил в номер. Прибыв в гостиницу, я узнал, что номер, куда заходил убийца, занимает английский поданный сэр Бекхэм, который куда-то убыл в сопровождении офицера корпуса жандармов. И вот я в вашем кабинете, а передо мной сэр Бекхэм, - я улыбнулся глядя в глаза англичанину, который попытался отпрянуть от меня, но упершись в стул, опустился на него.
     За столом на стул плюхнулся ошарашенный штабс-ротмистр.
     - Дарья, действительно, убита? - расстёгивая ворот мундира, как-то придушенно спросил Савельев, который знал о наших истинных отношениях.
     - Да, Владимир Александрович, убита, - я снял с головы папаху и, повернувшись, повесил на вешалку, после чего сделал шаг к Бекхэму, отчего тот непроизвольно втянул голову в плечи. - А теперь с вашего позволения я скажу пару слов нашему гостю.
     - Тимофей Васильевич, сэр Бекхэм не говорит на русском языке, - сказал мне Савельев, несколько настороженно наблюдая за мной.
     - Ничего, Владимир Александрович, как мне думается, никакой он не сэр Джозеф Уинстон Роберт Бекхэм, а вернее всего Дима Белкин. Ну, это так к слову. А теперь серьёзно, - я, нарушая приличия, присел на край стола, из-за чего предполагаемый революционер и сообщник убийцы попробовал отодвинуться от меня вместе со стулом, но я придержал его за плечо. - Понимаешь, сэр, ты у нас был одним из подозреваемых в подготовке покушения на наместника Дальнего Востока цесаревича Николая Александровича.
     Штабс-ротмистр, что неразборчиво и возмущённо буркнул, выслушав мой пассаж, но я, сделав вид, что не заметил, продолжил.
     - Но сейчас, это не игра в доброго и злого жандарма. Твой подельник, вернее всего, выживший или бомбист, или охранник того, кто готовил бомбу, убил мою любимую женщину. Да, я отвечаю за охрану Государя Наследника, но теперь я пойду на всё, чтобы покарать убийцу любимой, и мне выгодно, чтобы ты сейчас промолчал, а через некоторое время господин штабс-ротмистр тебя бы отпустил. Предъявить-то нам нечего, кроме подозрений, - я наклонился к Бекхэму и оскалился, глядя ему в глаза.
     Тот попытался дёрнуться, но я, удерживая его за плечо, большим пальцем надавил на плечевое нервное сплетение. Англичанин заорал. Савельев попытался встать, чтобы помешать ему, но Ус и, вбежавшие в кабинет Тур и Леший, не дали ему этого сделать. Я, продолжая давить на нервный узел, думал о том, что это хоть и не одна из пяти точек на теле, которые мне показал Джунг Ли, при нажатии которых человек начинал ощущать нарастающую дикую боль. Но тоже должно быть очень не комфортно.
     Я в своё время сам лично перенёс три точки, на которые нажимал Ли. После четвёртой потерял способность что-либо соображать и готов был сделать всё, о чём бы меня не попросили. Если же нажать пятую, то, по словам старого корейца, у человека в организме начинались необратимые изменения, и тот умирал. Но до этого он становился марионеткой в руках, проводившего данную 'акупунктуру'.
     Дождавшись, когда Бекхэм начал визжать, я отпустил его плечо.
     - Думаешь, это была боль Бекхэм. Нет, это ещё цветочки. Я тебе расскажу, какую ты получишь боль, когда я за тебя возьмусь лично, после того как ты выйдешь из этого кабинета на улицу, - я опять 'ласково' улыбнулся Джозефу, который затравленно смотрел на меня, но продолжал хранить молчание. - Есть страна Афганистан, которую англичане давно хотят покорить. У одной из народностей, которая там проживает, есть такая пытка-казнь, называется 'красный тюльпан'.
     По моему жесту к Бекхэму за спину подскочил Тур и вздёрнул ему обе руки вверх. Когда тот попытался встать со стула, я упёр англичанину в живот метательный нож, который достал из рукава, и Джозеф покорно замер на стуле.
     - Продолжу. Жертве первоначально дают опиум, чтобы она не умерла сразу от боли. Когда дурман подействует, её подвешивают за руки и начинают от живота снимать кожу. Делают первый надрез вот здесь, - я провёл ножом чуть выше пупка англичанина. - Потом здесь, а дальше вот так. Сделав все эти надрезы, начинают, не торопясь, снимать кожу. Снимается всё до уровня шеи, поднимается вверх, затем кожа привязывается к запястьям рук, и получается такой тюльпанчик, - рассказывая всё это, я показывал на Бекхэме, где и как делаются надрезы. Пришлось в прошлой жизни несколько раз сталкиваться в Афганистане с такими тюльпанами из наших солдат. - Когда человек приходит в себя после окончания действия опиума, то он начинает сходить с ума от боли. Говорят, что некоторые мучаются до двух суток.
     Сделав драматическую паузу, я отметил, что побледнел не только Бекхэм, но и штабс-ротмистр, после чего продолжил.
     - Но мы усовершенствовали данную казнь-пытку. Дополнительно к этому, у нас жертва, когда очнётся ещё и на колу сидит на перекладинке, чтобы кол не слишком глубоко для начала вошёл. А перекладинок там, кому две, кому три. Так постепенно и будешь опускаться пониже, а кол будет заходить поглубже.
     - Ермак, я на пять перекладин кол сделаю. Дарья нам всем братам, как сестра была. Пусть, сука, подольше помучится, - перебил меня Тур, который при этих словах загнул вытянутые руки Бекхэма так, чтобы посмотреть тому в лицо.
     - Сэр Бекхэм, я вам всё сказал. И всё это сделаю, как только вы появитесь на улице. Даю слово казака. Ну, а господин штабс-ротмистр подумает о том, что такое также может произойти с его женой, да и промолчит о нашем разговоре. А дальше, как говорится, закон - тайга, прокурор - медведь. У нас в прошлом году целый подполковник Генерального штаба Японии пропал. И ничего. Ответили, природа у нас такая. Охотятся не только люди, но и звери. А амурский тигр очень хороший охотник. Был англичанин и сплыл, - я посмотрел в глаза Бекхэма, в лице которого не было ни кровинки. - Жду вас на улице. Пошли браты.
      Казаки выскочили из кабинета, а я уже в дверях услышал в спину.
     - Это был товарищ Иван. Я знаю его только под этим именем. После гостиницы он направился в китайский квартал. Оттуда его в Китай должны вывезти контрабандисты.
      - Ваша роль в покушении на цесаревича? - спросил я, поворачиваясь к Бекхэму.
     - Если бы не получилось Николая взорвать, то я его должен был убить из винтовки. Я привёз хороший арсенал, включая штуцер Жирардони.
     - Что же, сэр Бекхэм, вы должны убедить штабс-ротмистра Савельева в том, что должны находиться в тюрьме. Я дал слово казака, и сделаю всё, что сказал, если вы окажетесь на свободе и на улице.
     С этими словами я покинул кабинет, надевая папаху.


Оценка: 6.63*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"