Валериев Игорь: другие произведения.

Ермак 3. Глава 9. Новые сведения..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.38*53  Ваша оценка:

     Глава 9. Новые сведения.
     Доклад Николаю прошёл спокойно и без вопросов. Цесаревич мыслями был уже во второй половине декабря, когда должен был прибыть в Хабаровск театр с его примой.
     После доклада с уссурийцами выехал из города в сторону нового стрельбища, которое было летом организовано по приказу генерала Духовского. Сергей Михайлович всё лето и осень проявлял кипучую деятельность, творя большие изменения на Дальнем Востоке.
     Всё делалось с одобрения и как бы по прямому указанию наместника-цесаревича, но на самом деле инициатором большинства административных дел был Духовский, которого активно поддерживал барон Корф, все ещё номинально числящийся генерал-губернатором.
      Первое, что сделал генерал-энтузиаст, это через Николая ещё в мае месяце пробил первоочередное перевооружение линейных пехотных частей на Дальнем Востоке на винтовки Мосина. К декабрю этого года новые трёхлинейки уже будут у почти восьмидесяти процентов пехотных батальонов от Владивостока до Иркутска. По его же инициативе в Хабаровск и Благовещенск были завезены новые казачьи винтовки Мосина. Цены на них были приемлемыми, и казаки Приамурья и Уссурийской области начали быстро вооружаться ими. Только вот внешний вид этих винтовок очень сильно отличался от того, который я видел в Ораниенбаумской стрелковой школе и от тех, которые привёз в подарок Селевёрстовым.
     Во-первых, казачья винтовка была почти на фут короче пехотной, а это почти тридцать сантиметров. В общем, по длине винтовка приблизилась к карабину Мосина образца одна тысяча девятьсот седьмого или сорок четвёртого года.
     Во-вторых, появилась верхняя деревянная ствольная накладка для защиты рук стрелка от ожога.
     В-третьих, прямая шейка приклада была заменена на полупистолетную, как у винтовки Ли-Метфорда. Приклад также заметно изменил форму.
     В-четвертых, и это было чуть ли не основное. Рукоять затвора сместилась назад и была отогнута к низу. Теперь появилась возможность стрелять из оружия, не отнимая приклада от плеча, тем самым повышая скорострельность.
     В-пятых, мушка была защищена боковыми крыльями.
     В-шестых, новый шомпол, более длинный и с головкой увеличенного диаметра, не проходящей ствол, что упростило чистку оружия.
     В-седьмых, ликвидировали насечку на боках крышки магазинной коробки, которая при ношении оружия протирала обмундирование.
     В общем, это была совершенно другая казачья винтовка. Удобная, ухватистая и прикладистая. Почти все мои пожелания, которые я высказывал на стрельбище в школе в Ораниенбауме 'услышали'. И даже больше было изменений в конструкции. Каким образом, за столь короткое время, меньше года, новая винтовка прошла испытание, была принята на вооружение и изготовлена в больших количествах, я не знал. Какие-либо слухи по этому поводу до Дальнего Востока ещё не дошли. Но нас перевооружили в первую очередь, чему конвой был очень доволен.
     Вторым нововведением генерала Духовского было прокладка дорог. До нашего приезда в Хабаровку, в этот город можно было попасть только по Амуру. Генерал же объявил учения для четырнадцатого батальона, который стоял в Хабаровке. Цель пройти вместе с орудиями до пункта А. . И вот закипела работа: солдаты делают в лесах просеки, где надо выравнивают дорогу, где надо мост наладят. И уж если прошла по такой дороге артиллерия, то обывательская телега и подавно. За пунктом А, были пункты В, С. Начав с Хабаровска, ученья переметнулись на другие города и поселения, где стояли войска. Местные жители после этих маневров буквально молились на Духовского, а солдаты матерились, но исключительно про себя.
     Третье, что успел за полгода сделать Сергей Михайлович, это от имени наместника-цесаревича провести земельную реформу, сформировав и оформив Войсковой земельный запас для Амурского и Уссурийского казачьих войск. Во временное пользование поселениям и округам были выделены пустынные полосы земли вдоль Амура и Уссури. Это было проведено в рамках организованной Духовским программы переселения в Приамурье и Уссурийскую область малоземельных казаков Донского и Оренбургского казачьих войск. В обиходной речи Войсковой земельный запас именовался 'наделом Духовского'.
      Всё это вспомнилось, пока неторопливой рысью следовал с казаками к стрельбищу. Я уже начал волноваться по поводу того, что впереди уже мишени показались, а нападения всё не было. Двое уссурийцев ехали впереди, четверо держали меня в коробочке, двое в арьергарде. Казаки всю дорогу от города вертели головой на триста шестьдесят градусов, так как знали, что по дороге будет нападение. В случае проигрыша их ждал марш-бросок от стрельбища до Хабаровска. Чуть больше четырёх вёрст бегом в зимней одежде, с оружием и ранцем с балластом-имитатором весом в пуд. Попотеть придётся изрядно. Поэтому уссурийцы были настроены серьёзно защищать мою тушку, изображающую охраняемое лицо, типа 'цесаревич Николай'. Но это им не помогло. Неожиданно даже для меня по бокам дороги вздыбились сугробы и мои браты, похожие на белых призраков из-за маскхалатов, открыли 'огонь'. Защёлкали спускаемые курки их винтовок и револьверов. Из моей охраны никто не успел воспользоваться оружием, как всё закончилось.
     Старший уссурийских личников урядник Сунгуров здоровый, бородатый казачина звероватого вида с досады сплюнул и приготовился слушать мой приговор.
     - Что же, Митрофан Петрович, я, конечно, не цыганка, но видится мне неблизкий путь бегом для вашей восьмёрки аж до города Хабаровска, - я улыбнулся бородачу. - Но только после учебных стрельб.
     - Есть бегом, Ваше благородие, - урядник тяжело вздохну. - Только выдумщик Вы изрядный. Сколько на охоту ходил, а до такой одежды для зимы не дотумкал. Это как же зверя то удобно скрадывать будет. Нам всем такую форму дадут?
     - Нет, урядник. Это экспериментальная одежда, в которой зимой к врагу подкрадываться удобно будет в случае войны.
     - Вашбродь, так мы вроде как цесаревича охраняем! И разве какая война ожидается?! - удивлённо спросил Сунгуров.
     - А против хунхузов такая форма разве не пригодиться? - вопросом на вопрос ответил я.
     - Это, да! Ещё как пригодится. Я же рядом с дорогой даже не смотрел. Не думал, что можно так спрятаться на видном месте. Прикидывал, что нападать будут из того лесочка, - урядник указал нагайкой на опушку леса около стрельбища через которую проходила дорога.
     В это время к нам подошёл Ромка, у которого во всей его белой фигуре темнели только глаза, да на обмотанной белой материей винтовке чернел кончик ствола с мушкой да целик.
     - Ваше благородие, разрешите получить замечания?
     - Замечаний нет, Селевёрстов. Молодцы! Выдвигайтесь на стрельбище.
     - Слушаюсь, Ваше благородие, - Лис козырнул и направился к братам, которые выбирались из сугробов на дорогу.
     После стрельб вернулись в город. Я, чтобы поддержать уссурийцев, бежал до города вместе с ними. Если быть честным перед собой, то на атаку братов и я не успел среагировать. А значит, наказать надо было и себя. Перед городом сели в сёдла. Лошадей за нами вёл в поводу десяток Лиса, конная тяга которых была спрятана в лесу около стрельбища. Сегодня все браты были на месте. Дан, подготовив доклад, сразу умчался к своим. Очень ему хотелось опробовать вместе со всеми новые маскхалаты и способы ведения боевых действий с их использованием.
     В городе я поехал к себе домой, чтобы переодеться. Пока бежали, пропотеть успел сильно, и возвращаться в резиденцию в таком виде как-то не хотелось. Заведя коня в ворота дома, увидел на снегу двора множество следов.
     'Кажется, знаю, кто приехал', - улыбаясь, подумал я, привязывая повод уздечки к бревну коновязи.
     Зайдя в дом, убедился, что не ошибся. В передней комнате за столом сидел человек, которого я мог называть своим другом и звали его Арсений Тарала. Молодой купец за время пути от Владивостока до Хабаровска зарос редкой бородой. Всё ещё одетый в теплые куртку и шаровары Арсений наворачивал борщ с чесночными пампушками, иногда передёргивая плечами. По себе знаю, как тяжело согреться, когда несколько суток провёл на морозе, не имея возможности побывать в тёплом помещении.
      Первой меня заметила Дарья.
     - Тимофей Васильевич, я соседского мальчишку отправила в расположение конвоя, наказав, чтобы сюда прибыл ваш денщик. Надо баню истопить.
     - Молодец, Дарья! Привет, Арсений, Как добрался?
     - Ходко добрались, Тимофей. Спасибо Духовскому с его дорогами для пушек. Кое-где удалось путь по Амуру сократить. Холодновато только было. А служанка у тебя действительно молодец. Будешь её обижать, к себе переманю, - Тарала с усмешкой посмотрел на меня, а потом перевёл взгляд на Дарью. - За такой борщ с пампушками я ей двойное жалование платить буду. А если вечером она меня накормит своим знаменитым пирогом с рыбой и салатом 'хе', то и тройное платить буду.
     Арсений, говоривший всё это с серьёзным видом, не выдержал и рассмеялся.
     - Видели бы вы себя со стороны, ребята. Обхохочешься. Не обижайтесь! И я вас от души поздравляю. Слухи слухами, а реально ваше счастье просто приятно видеть. А баня была бы кстати. Хочется косточки прогреть. Намёрзся.
     - Вечером и попаримся, - улыбаясь, ответил я, глядя на алеющую как маковый цвет Дарью. - Я переодеться после тренировки заехал. Сейчас опять в резиденцию и постараюсь вырваться со службы пораньше.
     Поздним вечером после того, как хорошо попарились, сидели с Таралой за столом и восстанавливали водно-солевой баланс чаем, который мастерски заварила нам моя 'смелая птичка'. Дарья суетилась на кухне, а Арсений, прихлёбывая из блюдца, неторопливо рассказывал о своих делах за последние три месяца.
     - Кстати, Тимофей, с нашим обозом в Хабаровск приехал англичанин. О себе он говорит, что прибыл поохотиться на тигра. Будто бы до этого путешествовал по Африке и на его счету слон, носорог, лев и львица.
     - А почему будто бы, Арсений? - перебил я Таралу.
     - Понимаешь, Тимофей, мне Касьянов передавал твою просьбу. Вот в её рамках я тебе и сообщаю. С прошлым нашим обозом в Хабаровск выехали три человека, которые выдавали себя за купца и двух приказчиков. Это мне в нашем отделении во Владивостоке сообщили. А этот сэр Бекхэм, который пришёл с моим обозом, поверь мне, английским дворянином не является!
     - Блин, только футболиста мне не хватало, - пробормотал я, переваривая полученную информацию. За почти полгода после моего разговора с Касьяновым, это были первые важные новости.
     - Какого футболиста? - удивлённо спросил меня Тарала.
     - Да я это о своем, о женском, - опять машинально ответил я, находясь в раздумьях.
     От этой моей фразы прыснула смешком Дарья, которая вошла в комнату и села за стол, а Арсений, глядя на меня как-то осуждающе, произнёс:
     - Иногда, Тимофей, я тебя абсолютно не понимаю.
     - Не обращай внимания, Арсений, я сам иногда не понимаю, что несу. А почему ты решил, что этот сэр Бекхэм не англичанин?
     - Понимаешь, Тимофей, я не очень много общался с представителями этой нации в Пекине. Но у них любой слуга выглядит большим аристократом, чем этот Бекхэм. Нет в нём, чопорности, высокомерия и этого взгляда на всех окружающих, как на варваров.
     - Арсений, а если бы я тебе представился дворянином, которым стал чуть больше года назад. Ты бы мне поверил?
     - Тимофей, в тебе только слепой не увидит казака в энном поколении. Ты же постоянно ведёшь себя как зверь, скрадывающий добычу. Даже здесь в комнате с другом и любимой женщиной револьвер положил на комод рядом со столом, чтобы он был под рукой. Став дворянином, ты остался казаком. Вы казаки просто не замечаете своей постоянной готовности к бою. Иногда я думаю, что ты и в постели с кинжалом под подушкой.
     Услышав эти слова, Дарья запунцовела, а потом прыснула смехом.
     - Тимофей, это что?! Я угадал? Дарья, правда, у него кинжал под подушкой?
     - Иногда и револьвер, - ответила моя 'смелая птичка' и опять рассмеялась, зазвенев как колокольчик.
     - Да, а я о казаках лучше думал. Да вы психи! - захохотал Тарала.
     - Не все Арсений, только я, - улыбнулся, а потом засмеялся следом за другом и любимой.
     Когда наш смех стих, купец продолжил.
     - Знаешь, Тимофей, я не знаю, как это правильно объяснить, но этот Бекхэм не тот, за кого себя выдает.
     - Спасибо, Арсений, мы обязательно проверим твоего англичанина, - также серьёзно я ответил другу. - А что ещё скажешь по тройке: купец и двое приказчиков?
     - Они ушли из Владивостока в Хабаровск меньше месяца назад. С последним осенним обозом нашего торгового дома. Как мне сказал управляющий нашими делами во Владивостоке 'что это за купец, который в Хабаровск идёт с таким количеством товара, которое даже затраты на дорогу не окупит'. И у одного из приказчиков лицо и руки были в химических ожогах.
     - Почему в химических ожогах? - перебил я Арсения.
     - Управляющий в юности увлекался химическими опытами. Вот он и обратил внимание на шрамы у одного из этих горе-купцов. Такие отметины оставляет кислота.
     - Химик, бомбист и боевик, - тихо пробормотал я, но Тарала меня услышал.
     - Ты это о чём, Тимофей?
     Что я мог сказать своему другу? В прошлой жизни попалась мне в Интернете статья про революционера химика 'Костю', который готовил в основном для боевой организации эсеров какой-то особый динамит 'Экстра'. Боевики данный сорт взрывчатки очень уважали. Именно им была взорвана дача Столыпина. Были в статье и фото последствий этого взрыва. По мне так пара десятков кило тротила в безоболочке рвануло, а на самом деле всего семь килограмм Костиного динамита 'Экстра'.
     Вот у этих ребят из боевых групп эсеров и большевиков и сформировались такие тройки: 'химик', который изготавливает бомбу, 'взрывник-бомбист', который её бросает и 'боевик', который охраняет 'химика'. Но ко всему этому в моём мире пришли, кажется, лет через десять. Точно не помню.
     - Да так, Арсений, возникли кое-какие мысли, которыми надо срочно поделиться с господином Савельевым, - после небольшой паузы ответил я Тарале.
     - Это так серьёзно, Тимофей?
     - Боюсь, да. Очень серьёзно. И огромное спасибо тебе Арсений и Александру Васильевичу. Увидишь его, передай, что я в долгу у торгового дома 'Чурин и Ко'.
     - Значит, действительно, серьёзное дело. Обычно мы у тебя в последнее время в долгу были из-за твоей информации. - Тарала ожесточённо потёр правой ладонью лоб. - Блин, а я листок с фамилиями этих троих в кассовой книге оставил, а её отвезли в контору.
     - Время, надеюсь, терпит, - ответил я, а про себя подумал, что в моём мире после получения такой информации, все службы поставили бы на уши, не смотря на время суток. А здесь все события идут медленно, тягуче. Между запросом и ответом не одна неделя пройти может, а то и месяцы.
     - Ладно, Даша, давай нам организуй что-нибудь перекусить, да и по рюмочке пропустить, - я погладил по плечу разволновавшуюся девушку. - Чаем сыт не будешь. А потом баиньки делать будем. Утро вечера мудренее. Народ в этом отношении правильно говорит.
     На следующее утро, получив от купца данные на троих, как Арсений их обозвал 'горе-купцов', направился к Савельеву.
     - Тимофей Васильевич, Вам не кажется, что вы пытаетесь все события привязать к своей версии. Как-то у Вас всё вовремя и в одну строку ложится, - раздражённо произнёс штабс-ротмистр, когда я довёл до него полученную от Таралы информацию. - Сначала смерть врача Беркмана и его служанки, химлаборатория, а теперь боевая группа, состоящая из, как вы их назвали, химика, бомбиста и боевика. А этот англичанин тогда с какого бока припёка?
     - Контролёр, ответил я устало, - как же хреново, когда приходится убеждать того, кто по своей должности должен был молиться на полученную от меня информацию.
     - А возможно и отдельный стрелок, - продолжил я. - Владимир Александрович, Вы знаете, чего я боюсь больше всего при охране цесаревича?
     - Чего, Тимофей Васильевич?
     - Вот такого стрелка, который шагов за триста-пятьсот всадит пулю между глаз Государю Наследнику и раствориться в лесу или среди домов в городе.
     - Хорунжий, сплюньте! Тимофей Васильевич, откуда такие пессимистические мысли?
     - Владимир Александрович, а Вы знаете кто такой пессимист?
     - И кто? - заинтересованно спросил Савельев.
     - Хорошо информированный оптимист. А я очень хорошо информирован. Врач, служанка, химлаборатория, тройка 'горе-купцов', один из которых имеет множество шрамов от ожогов кислотой, стрелок. Мне на Вас рассчитывать, Владимир Александрович? Или работать только своими силами и силами городского полицейского управления?
     - Вы меня обидеть хотите, Тимофей Васильевич? Конечно же, мы отработаем вашу информацию. С чего начать?
     - Начните с англичанина Бекхэма. 'Горе-купцами' займутся мои люди и Юрия Петровича. Я сейчас пойду на встречу с ним, узнаю, что господин Банков уже успел накопать.
     Поездка к следственному приставу ничего не дала. Банкова не было на месте, и куда он убыл никто из служащих управления сказать не смог. Поэтому попросив передать Юрию Петровичу, что я его ищу, направился в резиденцию. Подходило время ежедневного доклада. В кабинете меня ожидал сюрприз в виде генерал-лейтенанта Духовского. Генерал занимал в свите наместника особое место, не имея пока официальной должности. Можно было сказать, что он был 'нянькой' Николая с административными возможностями генерал-губернатора Дальнего Востока.
     Сергей Михайлович был невысокого роста, с редеющими седыми, зачесанными назад волосами, запорожскими свисающими усами. Сегодня, как и обычно он был одет в белый китель с Георгием в петлице, в широченные синие шаровары с желтыми казачьими лампасами и мягкие казачьи сапоги. За полгода, что Духовский провёл на Дальнем Востоке во всех городах и станицах уже знали, что генерал воздержан в личной жизни, не терпит грубой лести, решительно пресекает попытки дать взятки, даже замаскированные под 'подарок', честен и неподкупен.
     Генерал никогда не избегал случаев поговорить с обывателями, когда ещё сопровождал наместника-цесаревича при его следовании в Хабаровск. Потом в Благовещенске и других городах и поселениях, где останавливались на длительный срок, его часто можно было увидеть общающегося с простым народом на улице. Однако, надо бы подчеркнуть, Духовской не умел говорить с народом, и его понимали иногда не так, как он желал. В торжественных случаях Сергей Михайлович считал необходимым обращаться к собравшимся с речами и, когда говорил, то казалось, что вот-вот он остановится, так волновался, весь делался красным, голос дрожал. Да и говорил генерал с картавостью, что свойственно людям, привыкшим постоянно говорить по-французски, и которой любили тогда подражать гвардейские пижоны. Но картавость Духовского была природной и очень не шла к виду старого казака-запорожца, который он старался себе придать. В общем, как оратора его нельзя было сравнить с бароном Корфом, который имел к тому все природные данные. Но что касается работоспособности - и Духовской, и барон Корф не уступали друг другу.
     Двери квартиры Сергея Михайловича, которую он сейчас снимал вместе с женой, всегда были открыты настежь для любого жителя Хабаровска и иногородних. Многим чиновникам это казалось неудобным: 'Помилуйте, какую повадку взяли, чуть что, всякий мужик лопочет - сейчас к Духовскому пойду'. Такие выражения я часто слышал от представителей различных служб в резиденции наместника. В узком офицерском кругу Сергея Михайловича звали 'Дух'. И вот этот человек, что-то делал в моём кабинете.
     - Разрешите войти, Ваше превосходительство? - я застыл на пороге, вытянувшись по стойке смирно.
     - Входите, хорунжий. Это же Ваш кабинет. Но что-то я Вас заждался. Как мне доложили, обычно вы раньше приходите на службу?
     - Так точно, Ваше превосходительство. Но вчера была получена информация, которую надо было срочно с утра обсудить со штабс-ротмистром Савельевым. А потом я заезжал в городское управление полиции. Поэтому и задержался.
     - Что за информация, хорунжий?
     Пришлось кратко рассказать Духовскому о последних событиях и о той версии, которая сложилась у меня в голове.
     - И какая вероятность того, что ваши умозаключения верны, хорунжий? - спросил меня Сергей Михайлович, когда я закончил доклад.
     - Ваше превосходительство, я бы сказал - процентов шестьдесят-семьдесят?
     - Что ж, признаться это неожиданно..., - генерал задумался и сделал несколько шагов туда-сюда по кабинету. - Моя помощь нужна, Тимофей Васильевич?
     'О, как! Первый раз по имени и отчеству обратился', - подумал я про себя, а вслух ответил: 'Если вдруг потребуется задействовать солдат из батальона, надо распоряжение генерал-губернатора, чтобы цесаревича Николая Александровича не беспокоить'.
     Духовский задумчиво покрутил ус, а потом произнёс:
     - Будет такое распоряжение. Этот вопрос я с бароном улажу. А вот цесаревичу, считаю необходимым доложить о случившемся и о вашей версии.
     - Ваше превосходительство, разрешите более подробную информацию собрать, а потом докладывать. Возможно, я и ошибаюсь. И всё это стечение обстоятельств.
     - Хорошо, сегодня вечером жду Ваш доклад, - генерал развернулся и направился к двери. Но сделав пару шагов, остановился и повернувшись ко мне произнес.
     - Совсем Вы меня сбили с мысли своим новостями, хорунжий. Я по какому поводу приходил. Мне подъесаул Головачев рассказал, что вы вчера отрабатывали упражнение, где нападающие на конвой были одеты в какие-то белые одежды, благодаря которым смогли подобраться вплотную и уничтожить казаков. Это так? - спросил меня Духовский.
     - Так точно, Ваше превосходительство. Мною были разработаны и по заказу пошиты в ателье десять маскхалатов для использования их зимой. Основное назначение этой одежды скрыть воина от взгляда противника на местности в зимнее время, что позволит осуществлять незаметное наблюдение за противником и нападение на него, - ответило я.
     - Как-то это нецивилизованно получается, незаметное нападение. Вам так не кажется хорунжий?
     - Ваше превосходительство, ещё недавно в российской армии военная форма отличалась богатством цвета и декоративными элементами. Каждый полк имел свою форму. Такая одежда позволяла увидеть солдат издалека, и определить к какому полку он относится. Визуальный контроль был единственным средством понимания происходящего на поле боя для полководцев. Правда, и сам принцип ведения войны походил скорее на игру в шахматы, - я сделал паузу, собираясь с мыслями.
     Но генерал поторопил меня, спросив: 'А при чём здесь, как вы его назвали, маскхалат?'
     - Ваше превосходительство, опыт последней русско-турецкой войны показал, что 'шахматные войны' подходят к концу. Губительный огонь артиллерии, шрапнель, которая буквально выкашивает плотные построения войск. Яркую одежду и батальонные колоны прекрасно используют корректировщики артиллерийского огня. Принятие на вооружение магазинных винтовок приведёт к ещё большему повышению плотности огня и ещё большим потерям в живой силе.
     - Да... Тимофей Васильевич, мне докладывали, что у вас интересное виденье на тактику ведения боевых действий в современных условиях. Но почему Вы считаете себя правым? Есть какие-то подтверждения вашей теории? - Духовский вернулся к моему столу и, заняв моё место, сел на стул. Мне же дал команду рукой садиться на стул для посетителей.
     - Ваше превосходительство, практического опыта, чтобы подтвердить мои слова, нет. В Европе вот уже пятнадцать лет не ведутся межгосударственные боевые действия. Российская империя также это время ни с кем не воевала. Но сама логика говорит о необходимости отказа от недостаточного уважения к огню и ставке почти исключительно на штык.
     - А как же пуля дура, штык молодец? Или Александр Васильевич Суворов был не прав? - генерал улыбнулся.
     - Если вспомнить Суворовскую 'Науку побеждать' то полностью фраза звучит так: 'Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко - пуля обмишулится, штык не обмишулится, пуля дура, штык молодец!'. Есть и ещё одна фраза: 'Гренадеры и мушкетеры рвут на штыках,  а стреляют егеря'. Только при этом, когда Суворов командовал Суздальским полком, у него стреляли и егеря, и мушкетеры, и гренадёры. Причем по тридцать патронов в год, а не по три, как в других полках.
     - Интересно..., - Сергей Михайлович закрутил на указательный палец левый ус. - Несколько раз читал книгу, а почему-то запомнилось только пуля дура, штык молодей, а не вся фраза. А вы, Тимофей Васильевич, получается, относитесь к 'огнепоклонникам'.
     - Можно сказать и так, Ваше превосходительство. Я, действительно, считаю, что стремительное развитие вооружения приведёт к серьёзным изменениям в тактике ведения боя. И на первое место выступит пуля, а не штык. Хотя 'штыковое воспитание', о котором говорит в своем 'Учебнике тактики' Его высокопревосходительство Михаил Иванович Драгомиров полностью поддерживаю, - я сделал глубокий вздох и продолжил. - Идти на позиции противника под его губительным огнем от артиллерии, магазинных винтовок, пулемётов смогут только войска с сильной волей и не боящиеся гибели. А чтобы уменьшить потери от огня противника, необходима форма, которая бы не выделяла солдата на поле боя, а, напротив, делала бы его как можно незаметнее.
     - И вы, Тимофей Васильевич, хотите всех солдат зимой одевать в такие маскхалаты? - последнее слово генерал произнёс уже уверено.
     - Ваше превосходительство, это было бы здорово, но боюсь слишком дорого для государственной казны, - я сожалеюще развёл руками. - Последние годы усмирения Кавказа показали необходимость использования малых команд для скрытого наблюдения за противником, точечных нападений. С нашей стороны такие боевые действия осуществляли кубанские пластуны, у черкесов хежреты, психадзэ. Именно для таких команд в первую очередь и нужны маскхалаты для зимы и для лета.
     - Интересная мысль. Насколько мне известно, Вы вместе с Головачевым работу написали о действии таких малых групп в тылу противника?
     - Так точно, Ваше превосходительство. Написали. В прошлом году её передали в Академию Генерального штаба. Результаты рассмотрения мне не известны.
     - Что же, замечательно, что эволюция военной мысли не стоит на месте и молодёжь как всегда ищет что-то новое, - Духовский по-доброму улыбнулся. - Подготовьте мне план занятий, на котором бы мы увидели все возможности использования вашего зимнего маскхалата. При этом можете задействовать и силы линейного батальона.
     - Слушаюсь, Ваше превосходительство, - я поднялся со стула вслед за выбравшимся из-за моего стола генералом.
     В этот момент в кабинет влетел Кораблев.
     - Тимофей Васильевич, я от Банкова... Ой... Извините, Ваше превосходительство..., - коллежский секретарь изобразил стойку смирно.
     - Проходите эээ..., - Сергей Михайлович сделал паузу, видимо пытаясь вспомнить как зовут, можно сказать, начальника секретной части конвоя.
     - Коллежский секретарь Кораблев Николай Алексеевич, - пришел я на помощь генералу.
     - Да.., Николай Алексеевич. Проходите. Мы уже с Тимофеем Васильевичем закончили. Так что не буду вам мешать. Вечером жду доклада, - эта фраза Сергея Михайловича была уже предназначена мне. Закончив говорить, генерал вышел из кабинета.
     - Что-то срочное, Николай Алексеевич? - обратился я к Кораблеву.
     - Юрий Петрович, просит Вас подъехать к нему. Он просил передать, что с большой долей вероятности вы оказались правы...


Оценка: 7.38*53  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"