Осенняя Валерия, Крут Анна: другие произведения.

Невеста колдуна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.51*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Я - Ада - сбежавшая принцесса, рабыня и игрушка восточного царя.
    Я - пиратка, путешественница и противник короля.
    Я - пленница, воровка и невеста колдуна.
    Я - та, кто живет лишь местью.
    Та кто вернет себе по праву трон и свое королевство...
    Новое начинание от нас с сестрой =) Пишите в коммы как вам? :)Автор обложки - Анна Крут.

    Увы, беты нету (если кто-то желает на эту роль, пишите на почту), "тапки" можно оставлять прямо в комментариях" временно ЗАМОРОЖЕНО












  Валерия Осенняя и Анна Крут
  
  Невеста колдуна
  
  Я - Ада - сбежавшая принцесса, рабыня и игрушка восточного царя.
  Я - пиратка, путешественница и противник короля.
  Я - пленница, воровка и невеста колдуна.
  Я - та, кто живет лишь местью.
  Та кто вернет себе по праву трон и свое королевство...
  
  
  Пролог
  
  В обеденный зал ворвался встревоженный человек. Казалось еще немного и его сердце не выдержит пережитого стресса и нагрузки. Не в силах стоять на ногах, он рухнул прямо на колени. С трудом переведя дыхание, мужчина поднял покрасневшие глаза, ища затуманенным взглядом своего лорда.
  Пожилой Агель Фьёрд и его молодая супруга -- принцесса Ариада, как раз трапезничали до прихода гонца. И теперь насторожено замерли. Лорд даже побледнел в лице, но постарался сдержать чувства, чтобы не напугать принцессу. Однако все его старания потерпели крах, стоило ворвавшемуся мужчине заговорить:
  - Предательство! Король Далин, и наследный принц были убиты, -- голос гонца хрипел, словно у взмыленной лошади, бьющейся в предсмертной агонии. -- Сюда идет армия Каррада и...
  Гонец не смог договорить до конца, сделав глубокий вдох, упал замертво, так и не сумев произнести больше ни слова. Впрочем, лорду Фьёрду не требовалось лишних объяснений, он понял всё и так.
  Принцесса в страхе подскочила, прикрывая рот хрупкими ладошками. Ее полные ужаса синие глаза округлились, но она так и не смогла отвести взгляда от гонца, что еще каких-то несколько секунд назад был живым человеком...
  Рядом в страхе замерла прислуга, испуганно переглядываясь между собой и не решаясь ничего предпринять без приказа хозяина. И вот, наконец, послышались слова лорда, пронзившие каменные своды дворца, будто бы удары колоколов:
  - Надо уберечь принцессу! Теперь она единственная наследница Линарии...
  Одновременно с этими словами стены зала затрясло от мощных ударов катапульт. Лорд Фьёрд поспешно кинулся к окну и выругался, нахмурив темные брови.
  - Демоны, у них в армии колдуны! Они сейчас сломают нашу защиту! Жель, - лорд решительно обернулся к управляющей, - спасай Ариаду! Ты знаешь, что делать. Через кухню есть черный выход до Ричела.
  - Господин, а как же вы? - испуганно спросила принцесса, все еще прикрывая заледеневшими руками лицо.
  - Я останусь здесь и буду защищать свою крепость до последнего вздоха, - твердо произнес пожилой лорд, только сильнее расстраивая Ариаду. -- Это мой долг!
  - Прошу, пойдемте со мной! - отчаянно закричала юная принцесса, не желая оставлять мужа.
  По безмолвному приказу лорда, один из рыцарей личной охраны против воли забрал принцессу.
  - Нет, так нельзя! - воспротивилась Ариада. -- Я даже по-человечески не попрощалась!
  Это были последние слова супруги, которые услышал лорд. Он с болью наблюдал, как тонкая фигурка в крепких объятиях рыцаря, скрывается в дверях.
  Стены сотряслись от очередного удара. Лорд услышал крики ликующих вражеских солдат. Защита пала. Войска скоро будут по всему замку.
  - Боги, пусть Жель успеет её увести, - горько прошептал мужчина, зная что уже не жилец на этом свете.
  В зал внесли его именные доспехи и меч. Что же, возможно напоследок удастся захватить с собой парочку засранцев...
  
  1 часть
  
  Восточные сказки
  
  -- Быстрее, леди! - испуганно закричала Жель, чуть ли не с силой стягивая с меня платье.
  Рядом стояла Лейна - моя верная служанка, служившая при дворе ещё с малых лет. Она была моей сверстницей и очень походила внешне: утонченные черты лица, широко расположенные яркие синие глаза, маленький носик и чуть полноватые губы. В ней я видела отражения себя. Тонкие пальчики девушки не были обремененные тяжкой работой. Ей с детства не давали портить руки, чтобы в нужное время Лейну приняли за другого человека...
  Она стояла белее мела, всячески стараясь не показывать страха и волнения. Однако тело выдавало ее. Чуть заметные волны дрожи заставляли девушку временами вздрагивать.
  -- Быстрее! - в какой раз выкрикнула взволнованная женщина и резко потянула вниз мое белье.
  Я мгновенно залилась краской, ведь у дверей стояли охранники. Пусть они и отвернулись, все равно было очень стыдно. В свои восемнадцать я все еще оставалась девственницей, хоть и жила два года в замке лорда Фьёрда на правах законной супруги.
  К горлу подступил неприятный комок горечи. Сердце больно сжалось. Я ведь больше не увижу его! Как и свою семью...
  -- Леди, быстрее! - вернула меня в действительность Жель, помогая надеть жесткое белье прислужницы.
  Лейна уже облачилась в мои наряды, и теперь ей осталось лишь зашнуровать корсет. Сама она это сделать не могла, поэтому, как только Жель закончила со мной, тут же обернулась к девушке
  Женщина придирчиво и внимательно оглядела нас, после чего дала команду охране следовать за нами.
  Наш небольшой отряд из шести человек быстро сбежал вниз по лестнице. Мы должны были разделиться на первом этаже, воплощая не сложный обманный маневр. Однако у развилки я на мгновение остановилась, не в силах высказать всю ту боль, одолевавшую меня. Я поддалась чувствам и обняла Лейну, прекрасно понимая, к чему приведет наш план...
  -- Принцесса, на это нет времени! - изумленно ахнула Жель, схватив меня за локоть.
  Но я не слушала её. С легкостью вырвала руку и схватилась за плечи Лейлы, заглядывая в ее испуганные глаза.
  -- Я никогда не забуду того, что ты для меня сделала! - с искренним восхищением и почтением прошептала, целуя храбрую девушку в лоб. -- Твой подвиг будет занесен в божественную книгу деяний.
  -- Это честь для меня, принцесса Ариада, -- хоть и осевшим, но не лишенным твердости голосом отозвалась девушка. -- Пусть боги защитят вас и нашу страну!
  После я вместе с охранником и Жель свернула в сторону кухонь, а Лейна в сопровождении двух других воинов отправилась в библиотеку. Там находился еще один черный выход. Лейне суждено было сыграть принцессу, которая не успеет скрыться от вражеского войска.
  Я бежала так быстро, как только могла. Юбка постоянно путалась под ногами, приходилось чуть ли не до колен задирать подол, чтобы не споткнуться. Перед глазами всё двоилось, а в голове не было никаких мыслей, кроме отчаянного, до дрожи в ногах, пугающего страха.
  Где-то впереди лестничного прохода, послышался стук железных сапог. Мой охранник, Райтир, тут же сориентировался, на ходу вытаскивая меч.
  -- Уводите принцессу, я отвлеку их! - мгновение и он скрылся в темноте длинного коридора.
  Я не успела и слова сказать, как Жель уже уводила меня все дальше. Мы влетели в очередные двери. Чей-то крик, лязг мечей. Ещё мгновение - и люди Каррада настигнут нас...
  Тяжело дыша, мы вбежали наконец-то на кухню. Не отпуская моей взмокшей ладони, Жель схватила с печи немного углей и стала растирать мне лицо. Спешно, неаккуратно, из-за чего пылинки попадают в рот и нос. Чихаю и кашляю, но женщина не останавливается, сильнее и жестче втирая грязь.
  -- Стойте смирно, принцесса! - несколько раздраженно прошептала Жель, неожиданно хватая меня за волосы и начиная в них втирать сажу. - Никто не должен узнать в вас леди.
  Послушно замерла, полностью доверяя Жель. Она знала что делать, в то время как у меня не было ни сил ни каких-то ясных мыслей. Растерянность, страх, боль и отчаянье -- это те чувства, которые меня сейчас одолевали. Я ничего не могла с ними поделать. Собраться? Взять себя в руки? Это казалось невозможным. Где-то там слышатся выстрелы гармат и крики войск, а наверху мой муж... один. Как капитан тонущего корабля отважившийся стоять до конца. Но что он может против армии Каррада?
  На глаза навернулись слезы, однако я заставила себя сглотнуть, сдерживая их. Жель кинулась к серванту и начала с трудом сдвигать шкаф, чтобы открыть черный проход. Но не успели мы и на локоть сдвинуть тяжелую мебель, как раздались громкие голоса:
  -- Агель Фьёрд мертв! - показалось мое сердце перестало биться. -- Замок пал к ногам короля Эттира!
  Не может быть! Внутри все сжалось и неприятно защемило. Фьёрд?! Он... слезы все-таки потекли по щекам, но теперь я и не пыталась их остановить, чувствуя внутри давящее опустошение.
  Пожилая экономка крепко схватила меня за руку и потянула к серванту, но было уже поздно. На кухню ворвались люди Каррада.
  Это оказались воины самого разного возраста. Они смотрели на нас словно ни на живых людей, а на мясо... добычу. Но стоило мне встретиться взглядом с низкорослым мужчиной, как сердце испуганно сжалось. В его темных глазах застыло вожделение и похоть. Будто бы и не человек, а самый настоящий дикий зверь передо мною...
  -- Эй, смотри, здесь ещё есть женщины! - он весело прокричал в дверной проем, словно бы созывая остальных.
  Я и пискнуть не успела, как в следующее мгновение широкими шагами воин направился ко мне. Жель до сих пор сжимала мою взмокшую ладонь. Мы отчаянно прижимались друг к другу, отступая все ближе к серванту. Но проем был слишком мал. Нам не удастся протиснуться.
  Шершавая ладонь воина коснулась лица...
  -- Нет! - с отвращением и ужасом воскликнула, отталкивая мужчину с похотливыми черными глазами. Но моя слабая попытка кинуться к дверям была пресечена.
  Грубые руки перехватили за талию, больно сдавливая живот.
  -- Отпустите меня!
  Однако на мои крики никто не обратил внимания. Меня грубо кинули на стол и бесцеремонно раздвинули ноги. Двое других держали, не давая даже возможности шевельнуться. Я могла лишь отчаянно мычать под потной рукой воина.
  В одночасье кухня заполнилась людьми Каррада...
  Мне никогда еще не было так страшно! Даже в тот момент, когда ворвался гонец и сообщил о нападении на замок. Здесь и сейчас я была как никогда слаба. Не в силах помешать или вырваться, имея возможность только чувствовать отвратительные и резкие прикосновение воинов. Казалось, еще немного и меня вывернет на одного из них. Я не могла дышать, слезы душили, а тело дрожало от страха и омерзения.
  Вокруг слышался смех, пошлые и оскорбительные слова. Сердце стучало как сумасшедшее. Отвернулась, замечая часть воинов у серванта, где была Жель. Я слышала её крики и возню. Женщину уже насиловали. То же самое ожидало и меня...
  Наверное, именно это мысль придала сил. Не знаю как, но мне удалось вырвать руки и вцепиться с силой в лицо мучителя. Но лишь на секунду. Уже в следующее мгновение мои руки вновь развели в стороны, не давая возможности двигаться.
  -- Резвая кобылка попалась! - рассмеялся воин, даже не злясь. Наоборот, его это словно еще сильнее подстегнуло и возбудило.
  Его слизкие противные губы и язык прошлись по внутренней стороне бедра. Чья-то рука больно сжала грудь, а другая погладила по ноге...
  Я не особо различала мужчин, думая лишь о том, когда прекратится это мучение. В какое-то мгновение пронеслась даже мысль, что смерть желаннее. Казалось, у них нет лиц, лишь омерзительные маски.
  -- Отпустите её! - чей-то властный голос ворвался в мое воспаленное сознание.
  Воины тут же остановили свою пытку, и я облегченно выдохнула, ослаблено сползая на пол и поправляя порванные одежды. Ноги не слушались, а единственная мысль: 'Неужели они поняли кто перед ними?!' Этого нельзя было допустить. Иначе все напрасно... и смерть Фьёрда тоже.
  Заглянув за спины мужчин, я увидела очередного воина. Приказавший меня отпустить оказался командиром. Я сразу поняла это по выделяющимся доспехам с изображенным на груди гербом - темно-серый орел на фоне красного.
  Лицо командира было перепачкано в брызгах чужой крови. Однако мой взгляд остановился на старом уродливом шраме, видимо доставшемся ему во времена других сражений. Он тянулся по диагонали через все лицо.
  Мужчина заметил, что я на него смотрю. Стальные глаза холодно прищурились, и я тут же опустила взгляд, боясь, что он может понять кто перед ним.
  -- Ты посмотри на нее! Девка, скорее всего, даже ещё не порчена. Я договорился с Ахаром... -- командир гадко улыбнулся. -- Так что не смейте её трогать. И других девок, которых я лично отобрал, тоже! За испорченный товар дают в три раза меньше. Юношей тоже не портить! У вас и так есть с кем порезвиться.
  На этих словах мужчина развернулся и, махнув алым плащом с пятнами крови и грязи, покинул кухню.
  -- Тебе повезло! -- недовольно бросил кто-то из мужчин, а в следующее мгновение мне бесцеремонно стали связывать запястья какой-то тряпкой. -- Пока...
  Я больше не сопротивлялась, с каким-то отчаяньем и тоской позволяя себя повести к выходу. Остальные люди Каррада уже давно покинули кухню, ведь больше здесь делать было нечего. Лишь напоследок я скосила взгляд к серванту, замечая на полу Жель. Она лежала в неестественной позе с раздвинутыми ногами и разорванным платьем. Её живот был вспорот, а серые глаза навечно застыли в диком ужасе...
  Такого выдержать я уже не смогла. Перед глазами все поплыло и в какой-то момент сознание помутнело, меня окружила тьма.
  
  ***
  Тошнило. Сильно. Именно это и привело в чувство. Я открыла глаза. Надо мной облезлые деревянные балки. В голове гудело. Нахмурилась, пытаясь вспомнить, где нахожусь. Но память отчего-то упорно молчала. И лишь когда села и оглянулась, воспоминания накрыли сплошной волной...
  Обед с мужем, известие гонца, смерть родителей и брата, войска... Фьёрд!
  Помимо воли на глаза навернулись слезы, и все поплыло. В мгновение стало трудно дышать. Я не знала, где нахожусь, меня окружали такие же девушки, как и я: связанные веревками руки, в мешковатых одеяниях, встрепанные и напуганные.
  Нас немного укачивало. Отчего почти сразу поняла -- мы плывем, поэтому меня и подташнивало. Все это казалось сейчас столь незначительным. Перед глазами то и дело всплывали последние минуты во дворце, слова мужа...
  Где-то в глубине души хотелось верить в лучшее, но я прекрасно понимала, никого не оставили в живых. Я гордилась Фьёрдом и по-настоящему любила его... пусть он никогда и не был мне настоящим мужем. Это был выгодный обеим сторонам брак. В первую брачную ночь Фьёрд отказался брать меня. Я до сих пор помню его слова: 'Ты слишком юна для меня. Нечего тратить свою молодость на такого старика!' Он часто любил повторять, что ему жить на этом свете осталось недолго. Фьёрд желал сохранить мою честь для более достойного мужчины. Для меня супруг был скорее вторым отцом... тот, кого я по-настоящему уважала.
  Внутри душило горечь утраты... брат, папа, мама. Никого не оставили в живых... и меня б не пожалели.
  Лейна, Жель... Я сглотнула, но ее изуродованный образ не хотел уходить из головы. Мне казалось, я умираю... здесь, с другими девушками, в маленьком, пыльном и затхлом помещении корабля.
  Скрипнула дверь и меня словно что-то подняло, откуда-то взялись силы. Я бросилась на вошедшего. Зачем? Не знаю, ведь прекрасно осознавала насколько сильно слаба. Я ничего не могу против высокого и широкоплечего мужчины. А может мне просто хотелось, чтобы и меня убили? Зачем жить, когда все кого ты любил мертвы? Когда я знаю, что никто не поверит, будто бы перед ними принцесса. Впрочем, даже если бы и поверили... нельзя.
  Связанные руки мешали, но я все равно смогла дотянуться до мужчины и царапнуть левую щеку.
  - Куда вы меня везете?! - мой собственный голос показался чужим. - Убийцы! Вы...
  Договорить мне не дали. Хлесткая пощечина обожгла лицо и я, не устояв на ногах, безвольной куклой упала. Ненадолго. Секунда другая и я вновь подскочила на ноги, пытаясь дотянуться до мужчины. Возможно, смерть настигнет и меня? Я увижу родителей, брата, мужа...
  - Глупая девчонка! - меня неожиданно схватили за плечи и хорошенько встряхнули, отчего закружилась голова, и меня все-таки вырвало прямо на сапоги мужчине.
  - Ах, ты ж дрянь! - еще один удар, но боли нет. Я ничего не чувствовала, ведь внутри была уже мертва. - Ничего, приучат еще тебя. Послушной станешь...
  А я вдруг осознала то, что всё это время уплывало от сознания. Мужчина со шрамом на лице и его холодный приказ: 'Отпустите ее!' и равнодушное уточнение: 'Ты посмотри на нее! Девка, скорее всего, даже еще не порчена!'
  На душе похолодело. Нас всех везут на рабовладельческий рынок. Боги...
  - Куда вы нас везете? - вновь повторила вопрос, понимая, что должна подтвердить догадки...
  И что тогда?
  - В Асдан, - хмуро ответил мужчина, с недовольством оглядывая меня. - Вот же, думаешь побитую не купят?! Да ты даже грязная и в синяках выгодно выделяешься на фоне остальных.
  Я смотрела на него, но не слышала, лихорадочно соображая. Асдан - южное королевство вдали островов. Если я окажусь там... как можно дальше от своих земель. Сколько шансов, что принц не пустил по моему следу своих гончих? Ведь он наверняка уже знает, что я жива...
  Сколько мы плывем?
  - Что притихла? - фыркнул мужчина. - Пылу поубавилось?
  Я промолчала, только сейчас осознавая глупость своего импульсивного действия. Но эмоции... они душат, не хочется жить. Ничего не хочется... дышать не хочется.
  - Нам плыть около недели, сейчас вам принесут еду. Если кто-то захочет умереть, отказываясь от пищи, станем кормить силой. Все услышали?
  Тишина.
  - Я не слышу! - громом раздалось вокруг и девушки испуганно закивали. Кто-то заплакал, кто-то отчаянно заскулил, а были и те, кто, как и я - умерли...
  Я умерла в тот миг, когда увидела остекленевшие глаза Жель...а в голове все еще звучало: 'Агель Фьёрд мертв! Замок пал к ногам короля Эттира!'
  - Тебя это особенно касается, красавица!
  Даже не моргнула под его взглядом, чувствуя жар в груди. А ведь думала, мертва... так почему всё болит? Сворачивается тугим комом и словно жало разрывает сердце. Но я не чувствовала физической боли, ведь внутренняя боль была куда сильнее.
  - Ну-ну, не смотри на меня так. Не я тебя сюда притащил. Все решает Ахар!
  Ахар... я уже слышала это имя. Кажется, именно его упоминал человек со шрамом. Но к чему это было сказано? Не знаю. Мужчина ушел, а вскоре действительно принесли еду, к которой мне не то чтобы притрагиваться не хотелось, а вновь вырвало от одного взгляда на странное серое месиво.
  Кто-то застучал ложками, но я лишь поджала под себя ноги и горько заплакала. Что мне делать, когда даже смерть не будет спасением...
  'Ты родилась с редким даром и одновременно проклятием. И должна его передать...'
  Мамины слова отозвались невероятно сильной острой болью. Я понимала, что не могу умереть... и не могу сдаться. Но я не хочу этого... у меня нет сил жить.
  Чья-то дрожащая ладошка легла на плечо. Я вздрогнула, но не подняла головы, а только услышала:
  - Не плачь, ведь это ничего не изменит. Я уверена, тебе улыбнется судьба. Ты красивая, очень, тебя быстро купят.
  Нервно сглотнула, с ужасом все же поднимая взгляд на худую угловатую девушку. Испуганные большие глаза, темные волосы. Кто она? Откуда? Как попала сюда на корабль?
  - У тебя светлые волосы, это редкость в Асдане... - продолжила успокаивать меня девушка.
  Вот только зачем? Она, наверное, даже младше меня. Сколько ей? Шестнадцать? Восемнадцать?
  Отчего-то ее слова неприятно кольнули... жалость? Или поддержка? Лишь усилили тугой ком внутри. И запоздалая мысль: 'Светлые волосы... значит, сажа стёрлась!'
  - Давай я съем вместо тебя, - неожиданно предложила девушка. - Иначе он сдержит обещание... накормит силой.
  Не сомневаюсь. Я содрогнулась, вспоминая крупного мужчину, которому посмела расцарапать лицо.
  - А ты смелая, -- тихо проговорила девушка и решительно взялась за посудину.
  Я покачала головой.
  - Это была не смелость, а глупость.
  - И все же, - не согласилась она, набирая ложку чего-то непонятного. Попробовала. Скривилась. Но продолжила есть, не останавливалась.
  - Спасибо... - тихо поблагодарила, прикрывая глаза.
  - Я -- Эббот.
  - Ада.
  С этого мгновения имени принцессы Ариады больше не существовало...
  
  ***
   Все дни на корабле меня не покидали мысли о родителях, муже, брате... людях моего королевства. Лишь поддержка Эббот хоть как-то спасала. Так я узнала, что сама она из небольшой деревни на окраине моего королевства, впрочем, как и большинство здешних девушек. Армия Каррада не пощадила никого, сжигая на своем пути чужие дома и разбивая семьи... и всё из-за меня. Я понимала это, чувствовала на внутреннем уровне. Сложно объяснить словами. Просто знала. Линария пала из-за меня, ведь королю нужна моя сила...
   Но я никак не могла понять, откуда Его Величеству - Эттиру известно о моей тайне?! О тайне нашего рода. Впрочем, все это на фоне случившегося казалось сейчас неважным. Боль мешала трезво думать. Она днями и ночами съедала изнутри, и я просыпалась в холодном поту от кошмаров.
   Ни одна я кричала по ночам. Иногда во сне были слышны стоны других девушек. В ночной темноте часто просыпалась Эббот, и мы молча сидели прижавшись друг к другу, греясь.... здесь бывало очень холодно, хоть и ехали мы на юг. Лишь ближе к приезду ощутили солнце и жару, пробивавшуюся через плотные балки.
   Все эти дни нас не выпускали отсюда, всё также давая воду и гадкую еду. Со временем я начала её есть... и каждый раз она вызывала рвотный рефлекс, напоминая помои... но приходилось заставлять. Ведь нам наглядно показали на третий день, чем может закончиться наш маленький 'бунт'. На наших глазах долго мучили Эмми, впихивая силой в неё еду. Ведь она посмела отказаться, и это заметили.
   Не в силах смотреть, я попыталась оттащить мужчину, и мне даже помогла Эббот, уговаривая Эмми всё съесть...
   Нас не услышали. Я до сих пор не чувствовала правой руки, а у Эббот не сходил темный большой синяк со спины.
   В тот день я долго сидела и размышляла, не зная, что делать дальше. Фьёрд пожертвовал собой не для того чтобы я сдалась! Жель, Лейна... все они спасали меня. Я сглотнула. Как же мне быть? Что я могу?
  
  ***
   К концу седьмого дня корабль причалил и к нам вновь спустились, чтобы забрать. В первое мгновение, оказавшись на палубе, я начала щуриться от яркого солнца, лишь постепенно привыкая к свету. Ведь не видела его несколько дней.
   Дышать почему-то оказалось трудно. Воздух был каким-то густым и вязким. Духота давила, отчего в груди начало болеть. Солнечные лучи нещадно жарили в голову. Я впервые была в таком засушливом климате. Здесь почти не было растений! Лишь у воды росли высокие деревья, но стоило нам спуститься на сушу, как нас повели узкими улочками со странными строениями без какой-либо растительности. Казалось, дома сделанные из самого грунта...
  Целый поселок, заселенный на вершинах холмов. Дорога то уходила вверх, то вновь резко спускалась вниз и сворачивала возле домов. Но больше всего меня поразило, что никто ничего не говорил! Словно босые, избитые и связанные девушки были здесь в порядке вещей. Люди в закрытых одеяниях и головных уборах проходили мимо, делая вид, будто нас нет.
  Я не понимала, как так можно. Неужели есть еще места, где спокойно относятся к рабству? Мне было сложно поверить во всё происходящее. У нас в Линарии за такое бы давно наказали, а девушек освободили.
  По каким же законам здесь живут?
   - Люди, неужели вы нас не видите?! - изумленно воскликнула, не в силах просто смолчать и, замечая, как некоторые даже остановились. - Как вы можете спокойно идти, когда рядо...
   Договорить я не успела. Меня с силой толкнули в спину, отчего я не устояла и упала на песок, раздирая колени в кровь...
   - Молчи, девка! Никто тебе не поможет.
   Люди, что остановились, быстро на меня взглянули, что-то сказали на шипящем и неприятном асданском языке, после чего поспешили прочь.
   Меня подняли под руки и толкнули вперед, заставляя идти. Сейчас, находясь так далеко от дома, я была в безопасности, но... но что меня ждет здесь?! Может, смерть не так уж и плоха. Лишить себя страданий...
   'Не смей! - вновь мамин голос, от которого внутри все сжимается, а на глаза наворачиваются слезы. - Ты должна жить. Ради нас, ради будущего твоего королевства, ради своих людей...'
   Наверное, только это заставило пойти вперед... и теплая ладошка Эббот, осторожно коснувшаяся руки.
   Привели нас в прохладное помещение. Здесь удивительным образом сильно отличался воздух. Он не был столь засушливым. Наконец-то можно было глубоко и свободно дышать. Я вытерла выступивший пот со лба и настороженно оглянулась.
  Однако почти сразу нам велели отвернуться к стене и нагнуться. Испытывая безмерное унижение, я с неохотой все же повиновалась.
  Было неприятно и противно. Нет, не больно, именно противно. Будто нарушили твое пространство, наплевали на личность... на человека. Ужасное чувство.
  Потом проверили наши зубы и волосы. Женщина изредка что-то бурчала себе под нос и записывала. Когда же осмотр был закончен, она приказала хорошо вымыться.
  Горячая ванна оказалась самым приятным действом за последнее время. Купальни асданов очень отличались от наших: в них стояло много пара, а тело нужно было обливать с ковша, а не смывать специальными ванными принадлежностями.
  Эббот помогла мне вымыться, как и я ей. Затем служанки в легких экзотических нарядах принесли нам новые платья. Это было свободные несколько вульгарные наряды, к которым прилагалась накидка, чтобы скрыть все прелести фигуры до нужного момента.
  Одежда смущала. В ней я чувствовала себя неуютно. Но после грязного, порванного платья этот наряд не казался таким ужасным.
  Трогать волосы мне или кому-то из пленных девушек запретили. Их расчесывали и укладывали так, как считали нужным служанки.
  -- Что с нами будет дальше? - испуганно спросила одна из нас, чье имя было Найя.
  Однако ответа девушка не получила. Служанки не знали нашего языка.
   Дальше следовали долгие часы неизвестности. Нас просто привели в небольшую комнатку с диванами. Здесь уже находились другие, не из нашей группы девушки. Как я поняла, невольницы были из Аскадии - маленького королевства на границе с Каррадом.
  Некоторые из девушек знали мой язык, поэтому я смогла расспросить их о случившемся. И нисколько не удивилась, когда услышала знакомую историю. У аскадиек оказалась до боли схожая судьба -- на их королевство давно точил зуб Каррад.
  За разговорами незаметно подошло время продаж. Как оказалось, не все мы отправились в одно место. Перед торгами нас разделили. По небрежно кинутому слову охранника, я поняла, что попала к 'элите' - самым красивым девушкам. В то время как Эббот отвели в другую группу.
  Мы даже не успели по-человечески попрощаться. Я лишь легонько коснулась её ледяной руки, прежде чем меня грубо потянули за ошейник. Он был у каждой из нас. Нам их надели перед выходом из комнаты ожидания.
  Однако Эббот пришлось хуже. Не церемонясь, охранник дубинкой ударил девушку по коленкам. Она даже вскрикнуть не успела, как её подхватили под руки и унесли в противоположные двери.
  От боли сдавило сердце и хотелось плакать, но отчего-то слез не было. Может их просто больше не осталось? Слишком много выплакала за последние несколько дней...
  Я не знала в какую категорию групп попала Эббот, и только мысленно пожелала удачи, надеясь еще когда-нибудь встретиться с ней.
  Меня и оставшихся девушек завели в круглое роскошное помещение, где на лавах восседали восточные вельможи. Впрочем, поразило меня другое. Здесь, среди гостей, были зажиточные мужчины и из моего края! Об этом свидетельствовали цвет кожи и знакомые традиционные одеяния. Я и представить себе не могла, что в нашем королевстве найдутся люди, готовые купить девушек на рабовладельческих торгах!
  Меня душил гнев, но я ничего не могла сделать. Послушно стала с другими девушками в центр. Плотные накидки все ещё прикрывали наши тела, а на лицах были прозрачные ткани, которые вряд ли сильно скрывали черты.
  Начались торги. Продавец, подвешенный на язык мужчина, выводил нас по одной к краю импровизированной 'сцены'. После чего начинал расписывать достоинства 'товара', придумывая истории на ходу. Ведь до этого он нас даже не видел.
  Когда какую-то девушку приобретали, чаще всего охрана уводила её в другие двери, а иногда покупатель забирал свою новую игрушку прямо из зала. Обычно это были люди, которые уже взяли всё что хотели и более не желали находиться на аукционе рабов.
  Торги продвигались очень медленно. Мои ладошки давно взмокли и заледенели. Ноги будто одеревенели и приросли к полу. Казалось, я могу в любой момент потерять сознание или просто упасть от бессилия. Когда же надзиратель толкнул в спину палицей, не сразу осознала, что черед подошел ко мне...
  - Выходи! - меня повторно подтолкнули вперед.
  - Златокудрая красавица с кожей нежной, словно персиковый цвет! - запел торговец на байгарском международном языке. - Более того, этот нежный цветок не тронут ни одним мужчиной!
  Как только он прокричал последние слова по залу мгновенно прошелся оживленный гул. Любопытные и жадные алчные взгляды будто бы догола раздевали. Хотелось провалиться сквозь пол. Стоило только представить, что кто-то из присутствующих мужчин прикасается ко мне, ласкает, проникает внутрь... Тело пробрала дрожь, а сердце пропустило удар. Только не это! Я невольно схватилась за лицо, испытывая ужас и отвращение к самой себе. Не может быть, чтобы всё это происходило со мной... принцессой Линарии.
  Ставки летели одна за другой. Мужчины явно оживились, желая заполучить девственную экзотику.
  - А если мы приоткроем немного занавесь тайны? - хитро предложил торговец и неожиданно стянул с меня накидку. -- Может, вы не поскупитесь и на двадцать тысяч золотых?
  Мне казалось я стою полностью раздетая теперь. Было очень стыдно. Хоть я и пыталась прикрыться руками, все равно чувствовала себя ужасно. Постыдный полупрозрачный наряд ничего не скрывал.
  - Есть двадцать тысяч! - оживленно воскликнул торговец, указывая рукой на седовласого мужчину, предложившего сумму. - Кто больше?
  Постоянно делались какие-то ставки, но я не успевала следить за ними. Мне было плохо, кружилась голова, сердце набивало бешеный ритм. Неужели это происходит со мной? Нет, не верю! Не хочу верить...
  -- Продано! -- эхом разнеслось по залу.
  Показалось, я не дышу. Сердце замерло. Испуганно подняла взгляд, ища среди гостей того, кто купил меня. Это оказался мужчина средних лет со смуглой кожей и чисто выбритым лицом. В отличие от большинства собравшихся здесь, его короткие черные волосы не скрывал тюрбан. Отчего я решила, что он скорее всего из Этаса...
   Темно-карие глаза были последним запомнившимся моментом о торгах. Слабость все же взяла вверх, и я провалилась в столь желаемое беспамятство.
  
  ***
  Очнулась я довольно быстро. Среди мягких подушек в каком-то дивном средстве передвижения. Отдаленно оно чем-то напоминало карету, но было намного меньше и с узорчатыми решетками вместо окон. Когда же я осторожно отодвинула невесомую шторку из газа, то увидела четырех полуобнаженных мужчин-рабов. Именно они несли мою 'карету'.
  К слову сказать, здесь использования рабов было привычным делом. И неважно для каких именно целей.
  Неожиданный удар пикой по решетке, заставил меня испуганно отпрянуть и закрыть шторку. Видимо, женщинам запрещено показывать свое лицо. Особенно, если женщина чья-то собственность...
  Особняк, куда мы прибыли оказался огромным. Возможно, такое впечатление создавалось после скромных жилищ в грунте. Но абсолютно белый, невысокий дворец отличался от тех, к которым я привыкла. Если наши замки строились ввысь, к самому небу и солнцу, то здешний дворец - расстраивался вширь. И почти все вокруг было погружено в необычную экзотическую зелень.
  Впрочем, много рассмотреть сквозь решетку мне не удалось. Да я и не хотела. Не нужна мне золотая клетка. Я и так жила в роскоши, а потому не нуждалась в ней. Сейчас куда важнее и ценнее совсем иное. Моя честь и гордость - единственное, что осталось...
  Украдкой заметила хозяина. Он ехал впереди и сейчас вошел во дворец через главный ход. Меня же повели в другие двери, после чего почти сразу передали в руки каким-то женщинам. Одна из них знала байгарский, благодаря чему мне удалось хоть немного расспросить её о том, куда и к кому я попала...
  - Ты собственность господина и отныне его наложница, - безэмоционально ответила пожилая женщина.
  Она провела меня в купальню, где я вновь приняла паровую ванну. Потом на меня надели похожий наряд из легких тканей. Только в этот раз более яркий и дорогой.
  Управляющая гаремом открыла двустворчатые двери и оставила меня, напоследок гордо произнеся:
  - Теперь это твой дом!
  Я не смело вошла и почти сразу же за спиной захлопнулись двери. Невольно вздрогнула и оглянулась. Как оказалось, в круглом теплом помещение я была не одна. На меня смотрела дюжина красивых и разнообразных девушек в похожих легких нарядах. И смотрели они далеко не приветливо. Взгляды были сердитые и недовольные. Мне стало не по себе от их неприкрытой злости.
  А одна из них, видимо самая бойкая, и вовсе вплотную подошла ко мне. Походка её была грациозной и прямой, с гордой осанкой, словно она желала показать свой статус здесь и в то же время дать мне понять - я никто.
  Я инстинктивно сжалась под взглядом карих глаз девушки. Она же только криво улыбнулась и без приветствий схватила прядь моих волос. Притянула к себе и брезгливо осмотрела.
  - Думаешь, раз златовласка, то сможешь затмить меня - великую Клео?
  Это словно отрезвило. Кто я... и кто она такая? Главная рабыня господина смеет в таком тоне обращаться к принцессе?! Я выпрямилась и решительно посмотрела на девушку.
  - Я никого не собираюсь затмевать. Мне это ни к чему!
  - Да? - девушка явно не поверила. - Быть любимицей в почете, а ты лицемерка, раз этого не хочешь!
  - Единственное, чего я хочу - домой!
  - Это мечта, которой не сбыться. Но, поверь, совсем скоро ты захочешь другого.
  - Нет! - твердо ответила упрямой девушке и уверено обошла её, давая понять, что разговор закончен.
  У окон располагались спальные места. По всей видимости, одно из них принадлежит теперь мне. Именно туда я и направилась, стараясь не обращать внимания на внимательные взгляды. Однако черноволосая девушка не хотела прекращать угроз. Она целенаправленно обогнала меня, при этом нарочно задев плечом.
  - Хорошо, если так! Но заставишь обратить на себя внимание господина и в один день можешь не проснуться.
  Я ошеломлённо проследила за ее хрупкой спиной. Она мне угрожает?! Но самое противное было то, что никто из девушек не встал мне на защиту. Словно это в порядке вещей. Более того, они и сами прожигали меня ненавистными взглядами, заведомо невзлюбив меня.
  Боги, куда я попала?
  
  ***
  Удивительно, но я не сразу очутилась в покоях господина. Меня не спешили к нему вести. И все же, каждую ночь я с трудом засыпала, мучаясь тревожными чувствами, а на утро просыпалась от страха. Я до жути боялась, что наступит тот день, когда однажды меня все-таки поведут к здешнему хозяину... и он сделает из принцессы свою личную рабыню.
  Однако сейчас я выступала в роли простой уборщицы. По иронии судьбы, поменявшись местами с Лейной, отчасти забрала её жизнь.
  Я не привыкла к уборке и стирке, отчего мои нежные руки теперь были все в мозолях. Ко всему прочему, старшие женщины (про себя я прозвала их управляющими), все время ругали меня и удивлялись моей нерасторопности.
  Но я ни разу не жаловалась. Не стану лукавить, я искренне радовалась тому, что меня до сих пор не звали в покои хозяина. Прислуживать - малая плата за выпавшую на мою долю благодать.
  Девушки из гарема не трогали меня и обходили стороной, слушаясь во всем Клео - главную наложницу господина. Хотя черноволосая красавица всё время украдкой поглядывала за мной, благо, что больше не угрожала. Видимо потому, что мною не заинтересовался хозяин.
  Как бы я не радовалась, что боги уберегли и сделали всего лишь уборщицей, все-таки очень уставала от работы. Спину тянуло из-за постоянных наклонов, а ног не чувствовала вовсе. Вечерняя баня была единственной отрадой.
  Но затишье длилось недолго, вскоре все изменилось...
  
  Я мыла полы, не сразу заметив знакомое лицо. Мне было настолько тяжело, что даже на выкручивание тряпки не хватало сил. На мгновение присела отдохнуть, пытаясь унять дрожь в руках, когда позади раздались шаги. Я моментально подскочила, хорошо запомнив указания старшей женщины: всегда вставать при господине.
  Но не удержалась на ногах, ощутив резкую слабость в коленках и пошатнувшись...
  - Золотоволосая, почему ты здесь?
  Каким образом я оказалась на руках хозяина, даже не поняла. Мужчина вместе со мной медленно поднялся и куда-то понес. Я хотела воспротивиться, но силы покинули меня. В его руках на удивление оказалось настолько спокойно и уютно, что глаза сами собой закрылись. Я увидела папу несущего меня в спальню. Так часто бывало, когда я маленькой засыпала в кресле с книгами.
  'Кажется, папа что-то говорил, но я не разобрала. Ведь я убежала в свое любимое место в саду под яблонями. Это место и мама любила. Она уже сидела на скамеечке, когда я подбежала. Теплые руки обняли и прижали к себе. Длинные кудрявые светлые волосы коснулись щеки.
  -- Ариада.... - мама гладит меня по волосам и я самая счастливая. Ничего другого мне и не надо. - Ты должна быть сильной. Должна вернуть себе свое королевство, слышишь?
  Я удивленно подняла голову, не понимая, о чем мама говорит.
  -- Оно ведь и так наше...
  -- Нет. Отныне оно принадлежит врагам. Но ты истинная королева наших земель. Ты должна взойти на трон, чтобы и дальше Линария процветала, а люди жили в счастье. Эттир жестокий правитель и ему на самом деле не нужно наше королевство, он раздаст его на кусочки. Ты ведь знаешь, что ему нужно...
  -- Я... -- где-то внутри понимаю. - Моя сила...
  -- И он ищет тебя, не остановится, пока не получит ее!'
  Лицо мамы стало расплываться, а в следующее мгновение я открыла глаза, с удивлением замечая шелковые ткани вокруг себя. Но сон столь яркий, а на щеках дорожки слез, что все остальное неважно. Больно внутри. Мамины слова... отец.
  -- Почему ты плачешь? -- рядом раздался обеспокоенный голос, и чья-то рука ласково вытерла мои слезы. Я невольно напряглась и попыталась встать, но отчего-то тело не послушалось меня.
  Странное дело, но я не испытывала страха перед этим мужчиной. Он даже внушал мне доверие и сильно отличался от здешних людей. У него были необычные раскосые глаза, отчего взгляд казался мягким.
  -- Ты отличаешься от других, -- неожиданно проговорил мужчина, осторожно беря мою руку. - Нежная кожа, гладкая... я ещё при первой встречи это заметил. Кто посмел такую красоту отправить к служкам?
  Он продолжал гладить мою ладонь, а я просто растерялась, не зная, что ответить. Разве не он решает, кто куда отправиться?
  -- Надо будет разобраться в этом, -- в его темно-карих глазах промелькнула твердость и власть, отчего я невольно заволновалась за человека, на кого он обрушит свою злость.
  Выходит, меня не должны были делать служанкой? Скорее всего, кто-то проявил инициативу, чтобы убрать меня подальше от гарема. И что-то подсказывало -- без Клео здесь не обошлось.
  Неужели она имеет влияние на управляющую гаремом? Хотя кто знает: какие правила действуют внутри гарема? Вряд ли им занимается господин.
  -- Кто ты, златовласка? - неожиданно нежно спросил мужчина. - Откуда?
  Я боялась этого вопроса. Понимала, что рано или поздно придется ответить и все равно боялась! Ведь моя главная цель, чтобы никто не узнал, кто я. Лучше всю жизнь оставаться чей-то рабыней, нежели открыть свой секрет тому, кто может воспользоваться им во зло и навредить всему человечеству.
  -- Почему ты молчишь, златовласка?
  Вновь не ответила, гордо отвернувшись. Наверное, стоило хотя бы сказать, что я простая служанка из замка, но знала - не поверит. Он видел мои руки.
  -- Я вижу в твоей жизни произошло большое горе, -- предложил свою версию мужчина, так и не дождавшись от меня ответа.
  Удивительно, но он не злился. Мне казалось, что мое молчание будет выглядеть как неуважение. Но, кажется, мужчина понял мое состояние. От него исходило нежность и сочувствие.
  -- Отныне все изменится, -- тихо продолжил господин. -- Твоя жизнь теперь будет лучше, поверь. У меня под опекой никто не посмеет тебя обидеть.
  Хоть я и не могла почему-то на него взглянуть, рассматривая свои руки, все же не удержалась от ироничной ухмылки. Как же он заблуждается, полагая, будто сможет уберечь от несчастья, когда мой враг сам король Каррада!
  -- Вскоре увидимся, а пока, златовласка, отдыхай!
  Он бережно заправил выбившиеся из-под платка прядки волос, и ушел, оставляя одну со своими мыслями. Честно говоря, я не знала, как мне реагировать. Радоваться ли нашей встречи? Или наоборот насторожиться? Ничем хорошим она явно мне не сулит. Сердце подсказывало, что теперь меня точно не оставят...
  
  Впрочем, сразу меня не стали трогать, давай время прийти в себя и отдохнуть. Но лишь до следующего дня. Утром управляющая огорошила меня неприятной новостью:
  -- Сегодня вечером отправишься к господину!
  -- Что?! - я ахнула, а сердце ухнуло куда-то вниз. - Как к господину?
  Хотя на что я рассчитывала? Что пожалуешься ему, и он отпустит? Ты больше не принцесса! Разве забыла, что сама отреклась от имени. Теперь ты рабыня, никто, невольница, вещь... и даже Ада не имя тебе!
  На глаза вновь навернулись горячие слезы. Ведь я правда поверила... хотела верить, что меня услышат.
  -- Плачешь чего? - пробубнила женщина, открывая передо мной коробку с украшениями. - Радуйся! Прознал господин о выходках Клео, ведь ты сразу должна была в этих покоях очутиться, а не с остальными.
  -- Не понимаю...
  -- То и не надо. Послужи господину, ублажи и останешься здесь. А коль не угодишь, вернешься назад в общие покои, в служанки вновь отправлю.
  -- Так это вы меня отправили?! - на мгновение во мне даже злость проснулась.
  -- Да! Ишь ты прыткая какая, неженка. Клео тут уже больше года, прежде чем поднялась сюда, а ты сразу господину понравилось.
  -- Но как вы посмели нарушить указ господина...
  -- Серая еще, не знаешь здешних правил. Я управляю гаремом, я решаю судьбу девушек, пока господин не поднимет кого-то. Хозяин был слишком занят эти дни и позабыл о тебе на время, но как будет определенно твое время решать мне. Послушай мой совет, сделай все, чтобы господину понравилось, чтобы он запомнил тебя... и твоя жизнь в один миг измениться.
  -- Но мне не надо этого.
  -- Ну и дура!
  Женщина покачала головой и ушла, а я еще сильнее растерялась. Ночь с господином? Меня бросило в дрожь. Единственное, что держит меня еще на плаву, связь с былой жизнью - моя честь. Если и ее отберут, я действительно умру. Просто сдамся...
  Я оглянулась в поисках спасения. Я понимала, что дворец охраняется и сбежать не удастся, а если и случится чудо, то умру в пустыне от жажды.
  -- Как? Мама, как мне быть сильной? Как вернуть трон?
  У меня не было ни одной идеи. Но одно я знала точно - не позволю к себе прикоснуться!
  Вот только в комнате не было ничего, чтобы помогло меня защитить. Разочарование и пустота. Эти чувства не отпускали меня. Я делала все инстинктивно. Сходила вновь в ванную с управляющей, потом поднялись девушки, которые надели на меня шелка и украшения. Сделали красивую экзотическую прическу с маленькими тонкими косичками спереди. Именно тогда родилась идея...
  В моих волосах много шпилек и диковинных, но острых заколок. Это придало мне уверенности и чуть ослабило страх. Глупо? Возможно. Но другого мне не оставалось. Если первый план с треском провалился, и я не была услышана как надеялась, значит придется защищаться, чем смогу.
  Меня подвели к дверям и мое сердце будто бы остановилось. Страх вернулся с прежней силой, и я до боли сжала металлическую заколку.
  Распахнулись двери, я окунулась в непривычную полутемную обстановку.
  -- Будь умницей! - шепнула управляющая и скрылась со служанками.
  
  ***
  В покоях господина царил приятный полумрак. Источниками света были лишь несколько свечей на столе, отчего здешняя обстановка показалась очень интимной. Вот только почему-то мои мысли занимало сейчас совсем другое, а именно - имя господина. Я ни разу не слышала его здесь. Да и сама никогда не спрашивала.
  Впрочем, мысли моментально улетучились, стоило мне пройти чуть дальше и увидеть расслаблено лежащего мужчину на ложе. Его тело укрывали легкие белые одеяния, а вся поза говорила о силе и в то же время спокойствии. Одна рука покоилась на согнутом колене, другая - лежала вдоль тела. Но мой взгляд остановился на его лице... темных глазах, смотревших на меня с совершенно незнакомым мне чувством. Вожделением?
  Я выдержала его взгляд, даже не моргнула. Однако больше не сделала ни шагу. Тогда он сам поманил меня к себе.
  -- Почему ты не хочешь подойти ближе, златовласка?
  -- А почему я должна хотеть? - сама не знаю, откуда взялась смелость на столь грубый ответ. Ведь прекрасно осознавала, что нахожусь полностью в его власти. Нет, не так... я его собственность.
  Мужчина удивленно вскинул одну бровь, однако оставался все еще спокойным. Медленно поднялся с ложа, заставляя меня напрячься. Невольно дернулась, решив, будто он сейчас подойдет ко мне. Но нет... его путь пролегал к небольшому круглому столику, на котором стоял кувшин красного вина. Разлив рубиновой жидкости, он не спеша подошел ко мне и протянул бокал.
  -- Ты, наверное, замерзла в столь откровенном наряде. Выпей немного! Оно согреет тебя.
  Я осторожно взяла бокал, однако пить не стала, только слегка пригубила. Не хотелось, чтобы мою голову затуманило.
  Мужчина улыбнулся и осторожно убрал одну из золотых прядей мне за ухо.
  -- Спасибо, -- тихо поблагодарила, отдавая обратно ему бокал, тем самым желая занять его руку, чтобы прервать ласки и хоть чем-то отвлечь внимание.
  В его глазах промелькнули смешинки. Он явно понял мою нехитроумную уловку. Впрочем, спорить не стал и вежливо отставил бокал.
  -- Мне известно о том, что ты еще невинна. Я не буду с тобой груб. Дай мне, пожалуйста, руку, -- мужчина протянул раскрытую ладонь, однако я не спешила принять её, лишь с недоверием скосила взгляд. - Я не стану делать того, чего ты не захочешь. Мы можем просто поговорить.
  Я понимала, нельзя доверять мужским словам, но пока у меня не было иного выбора. Поэтому медленно дала ему свою заледеневшую и дрожащую ладошку.
  Он бережно подвел меня к своему ложе и усадил. Сам сел рядом. Не так близко, как мог бы, впрочем, достаточно рядом, чтобы я ощутила волнение. Особенно, когда его рука коснулась непокрытого тканью плеча. Я вся сжалась, на мгновение, перестав дышать. Мне стоило огромного труда, чтобы посмотреть из-под длинных ресниц на мужчину.
  -- Ты вся дрожишь. Давай я еще налью тебе вина.
  -- Не стоит, -- мягко отказалась. - Я дрожу отнюдь не от холода.
  -- Боишься меня?
  -- Не вас... -- это было правдой. -- Боюсь того, что должно произойти между нами.
  -- Но почему?
  И что я могла ответить на этот вопрос? Что не желаю быть чьей-то рабыней и ублажать желания? Что я - принцесса, и такая жизнь не для меня. Разве может мужчина, для которого гарем и рабыни являются нормой, понять меня? Здесь он главный. Выше меня по статусу и праву. И самая большая моя проблема в том -- он даже не знает, кто перед ним.
  -- Может, потому что я даже не знаю вашего имени, -- через показавшееся невероятно долгое время все же нашлась что ответить.
  Пожалуй, это не столь удачное решение, как бы мне хотелось. Такой ответ лишь на время оттянет неизбежное.
  -- Ты еще не знаешь моего имени? - искренне удивился мужчина. -- Почему ни у кого не спросила?
  -- Потому что привыкла, чтобы мне представлялись лично.
  -- И все-таки ты не такая, как остальные. В тебе очень много воли... -- задумчиво произнес господин, с интересом меня рассматривая, словно бы желая заглянуть в саму душу. -- Что же, златовласка, мое имя Адджо. Адджо Бенайп Неру каймакам1 халифа2 Этаса Икнатон Менетнашт Мети.
  
  ##1 каймакам - представитель правителя.
  ##2 халиф - то же самое, что и король в государстве Этас.
  
  Я не смогла скрыть своего удивления, понимая, что передо мной сидит человек не последней величины в этом мире. Признаться, я была сильно обескуражена. Теперь еще сильнее растерялась, не зная как мне быть. Ведь раньше представляла здешнего хозяина всего лишь каким-то влиятельным купцом, не более...
  -- Ты удивлена, златовласка?
  Врать не стала. Согласно кивнула.
  -- Видишь, я не лгал, говоря о том, что твоя жизнь изменится в лучшую сторону. Мои слова о защите не пустой звук.
  Он медленно склонился надо мной, осторожно касаясь лица своими длинными утонченными пальцами. Его тонкие четко очерченные губы оказались в опасной близости от меня...
  -- А мое имя спросить не хотите? - испуганно полюбопытствовала я, не желая поцелуя от мужчины.
  Да, он красив, вежлив и галантен, чем приятно меня удивил, но... все это лишь время. Наступит момент, маски спадут. Он возьмет то, что желает. И тогда никакие слова уже не помогут.
  -- А нужно? У тебя отныне новая жизнь... - прошептал он еле слышно. -- Я могу дать тебе новое имя. Ты навсегда забудешь о старой жизни. Она тебе ни к чему!
  Мужчина все также не отпустил моего лица, склоняясь все ближе и ближе. Какое-то мгновение и его губы коснуться моих.
  Не дожидаясь, когда это случится, я решительно оперлась руками о его грудь и отстранилась. Ловко увернувшись от объятий, подскочила на ноги, возмущенная не столько его действиями, сколько словами.
  -- Нет, вы не можете забрать мою старую жизнь!
  Впервые в его глазах промелькнула ярость.
  -- Да как ты смеешь, дворовая девка, так со мной говорить и перечить мне! - разозленным змеем зашипел каймакам.
  Он тоже поднялся и попытался схватить меня, но я вновь увернулась, схватив со стола ножик для фруктов.
  -- Не смей даже прикасаться ко мне, иначе на тебя падет проклятие семи богов! - в ужасе закричала, чувствуя, как мною овладевает ярость.
  Не в силах больше терпеть такого отношения, до боли сжала рукоятку ножа, действительно готовая защищаться до последнего вздоха. Как бы я не хотела, не скрывала и не врала... я не та, кем все меня считают. И не могу быть тем, кем не являюсь. Я не служанка и не рабыня! Я последняя из рода Ройфарен и не могу опустить руки. Должна побороться за свою жизнь и страну! Притворяясь служанкой, мне никогда не вернуть свой трон. Не знаю как, но клянусь всеми богами мира, Эттир, я заберу у тебя всё, что ты отнял у меня! Включая твою никчемную жизнь...
   -- Я не 'дворовая девка', как ты выразился. Я - Ариада, наследная принцесса Линарии!
  Адджо замер. С него сошла вся спесь. Теперь он судорожно размышлял над моими словами. Я же наконец позволила себе расслабиться и опустила руки, но нож не отложила. Внимательно наблюдала за мужчиной и выжидала. Признаться, не могла даже представить, чем закончится мой необдуманный поступок. Пусть каймакам и находится далеко от короля Эттира и его политики, но Адджо во благо своего королевства всегда может начать дипломатические отношения с врагом.
  -- Не ври! - нарушил тишину мужчина. -- Я знаю, что весь род Ройфарен был уничтожен Эттиром Могущим.
  -- Не такой уж и могущественный раз упустил из своих рук принцессу, -- с нотками довольства проговорила я, смакую эту новость. Казалось, только сейчас осознала всю суть и смысл оплошности Эттира.
  На лице Адджо промелькнула ухмылка от моих слов. По всей видимости, его тоже позабавила неприятность, случившаяся с Эттиром.
  Что же... это может быть мне на руку!
  -- Все звучит слишком сладко, чтобы быть правдой. И, пожалуй, даже халиф Икнатон Менетнашт Мети был бы доволен услышать такую приятную новость, однако есть одно досадное 'но'...
  Я насторожилась, и невольно подняла руку с ножом, вновь готовая защищаться.
  -- Что? - сипло спросила, увлажнив языком пересохшие губы.
  -- Принцесса Ариада не может быть девственницей, ведь её еще в шестнадцать отдали замуж.
  Ах, вот оно что! Не самое страшное из того, что могла бы услышать. От его слов даже немного расслабилась.
  -- Это было тайной, но мой супруг, пусть золотые врата распахнутся перед ним, никогда не прикасался ко мне. Наш брак нужен был лишь для укрепления дипломатических связей. Лорд Фьёрд не нуждался в наследнике, ведь имел уже сыновей. Агель был добропорядочным человеком чести, он не хотел навредить мне...
  -- Какая чушь! Мужчина никогда не откажется от столь прекрасной женщины и еще одного сына. Ты стала его супругой и должна была ублажать и любить уже за то, что являешься его женой!
  -- Слава богам, у Агеля было другое мнение на этот счет, -- холодно проговорила я, чувствуя как неприятно сжалось сердце.
  -- Да он видимо, просто не способен был удовлетворить тебя! - презрительно фыркнул каймакам, а я не стала спорить с ним или разубеждать.
  Не видела в этом ничего разумного. Этот мужчина далек от понимания наших законов. Однако я не упустила шанса, чтобы не спросить:
  -- Значит, ты веришь мне? Веришь, что перед тобой принцесса Ариада Ройфарен?
  -- Ты хитра, златовласка, -- усмехнулся Адджо, рассматривая меня теперь так будто бы оценивая.
  Под его взглядом невозможно было понять, что меня ждет. Хорошо ли для меня все закончится? Либо он просто велит отрубать голову непокорной рабыне?
  Я пыталась не показывать страха, решительно глядя на него в ответ, и все же чувствовала, недоверие скрыть мне не удается.
  -- Помоги мне, и клянусь, буду вечно перед тобой в долгу!
  -- Как я могу знать, что ты, в самом деле, Ариада Ройфарен? - какой раз спросил он, придирчиво сузив глаза.
  -- Это может доказать единственный в мире человек! Отвезите меня к лорду Ярону.
  -- И зачем мне это?
  -- Он влюблен в меня и не сможет отказать. Его армия могущественная, он очень влиятельный человек.
  -- Почему ты тогда не обратишься к сыновьям твоего покойного супруга? У вас, я так понимаю, были крепкие отношения.
  -- Но не с его сыновьями, -- я грустно вздохнула и покачала головой. - Меня они так и не приняли. К тому же, я была младше их на несколько лет...
  Жедэн и Тиасм не были довольны решением Агеля, когда он согласился на брак со мной. Пожалуй, дети не хотели, чтобы власть отца становилась сильнее их влияния.
  - Зато лорд Ярон поможет! - вновь сделала попытку уговорить Адджо. -- Он получит поддержку других домов. Людей, что присягали на верность королю Далину. А я его дочь! Они пойдут за мной, и вместе мы отберем у Эттира то, что по праву принадлежит мне.
  -- С чего ты решила, будто они пойдут за тобой? Ты всего лишь женщина!
  -- В моем краю все иначе. В моих венах течет кровь человека, которому они поклялись жизнью, и они не смогут отказать. Прошу, помоги мне, верни домой. Взамен, я вечно буду у тебя и у твоей страны в долгу. Когда я верну свое по праву, и Линария вернется к роду Ройфарен, наши страны будут иметь самый крепкий дипломатичный союз. Клянусь.
  -- Я сомневаюсь в удачности исхода твоей компании.
  Я улыбнулась, нисколько не удивившись ответу. Поэтому сказала фразу, которую давно заготовила:
  -- А что ты теряешь? Да, может у меня ничего не выйдет, и я просто умру. Но если получится, ты получишь многое. Сделай меня своей игрушкой или же решись рискнуть, и я не сомневаюсь, твоя помощь будет оценена.
  -- Мне не нужны проблемы с королем Эттиром.
  -- Ты его боишься?
  -- Я пекусь о своей стране, -- холодно отозвался Адджо.
  -- Как и я, -- согласно кивнула, прекрасно понимая метание каймаками. - Но как Эттир узнает, что ты помог мне? Он даже не знает, жива ли я.
  Отчасти я врала. Но ведь Адджо этого знать не требовалось. Мужчина улыбнулся, и я уже знала, что смогла убедить его.
  Мама, неужели это прорыв? Во мне вдруг зародилась уверенность, что не все еще потеряно. Я могу попытаться! Попробовать побороться за свою жизнь и судьбу своего королевства!
  Но время тянулось, а ответа от мужчины все не было. Показалось, прошло невероятно долгое время, прежде чем Адджо ответил:
  - Хорошо.
  У меня отлегло от сердца. Как бы я не была уверена в том, что мне удалось убедить его, до последнего все равно сомневалась.
  -- Спасибо тебе! - я сделала шаг назад, желая вернуться к себе в покои. Однако ножик так и не отложила... на всякий случай.
  -- Ты не можешь сейчас уйти, -- догадался о моих мыслях каймакам. - Этим ты опозоришь меня как мужчину. Ни одна рабыня не выходила из моих покоев спустя час. Если я приглашал к себе, то наложница покидала спальню, лишь с первыми лучами солнца.
  -- Но... -- я покраснела, а ножик в руках задрожал. - Ты же обещал помочь и...
  -- И завтра ты отплывешь как подарок к лорду Ярону. Я выделю тебе охрану и сам поеду с тобой к кораблю, но эту ночь ты проведешь здесь.
  -- Вы обещали меня не трогать, -- нервничая вновь перешла на вежливое обращение.
  Мужчина рассмеялся и неожиданно приблизился. Я даже моргнуть не успела, как моё запястье сдавили сильные руки, и нож сам выпал из вмиг ослабевшей ладошки.
  -- Я и не стану, поверь, если бы хотел этот ножик не спас бы тебе жизнь. Идем, не зря ведь служанки старались, подготавливая ужин и покои. Мы просто поговорим. Если ты не врешь, принцесса Линарии, я бы хотел послушать о твоей удивительной стране...
  И я доверилась. Подошла с ним к ложу и села, принимая блюдо с виноградом. Мужчина действительно не стал меня трогать, внимательно рассматривая и ожидая. Мне ничего не оставалось, как рассказать о своем королевстве. А начала я с любимого места за королевским парком, где находилось небольшое Хрустальное озеро...
  
  'Жила-была маленькая принцесса. И было у неё все! Свой собственный хрустальный дворец на небольшом островке посреди прозрачной чистейшей воды. Ее окружал дивный лес с волшебными феями и существами. Девочка была счастлива. Ведь с ней были ее родные.
  У нее была одна тайна, о которой никому нельзя была рассказывать. Даже самым близким, ведь это могло быть опасным. Принцесса имела дар. Она не могла им пользоваться, но знала - однажды он принесет много бед, либо счастье ее небольшому лесному королевству.
  Так шли дни. Девочка росла, принимала гостей и танцевала на балах, пока однажды к ней не явился старец. Пожилой гоблин из лесной лощины. Откуда-то ему было известно о тайне маленькой принцессы...
  Но девочка этого не знала. Она испугалась гостя, ведь гоблины злы и хитры. Прогнала из дворца вместе с феями, отказав в приеме.
  Вот только это был не обычный гоблин, а маленький принц, заколдованный ведьмой. Но сердце у него и в самом деле зачерствело за годы проклятия. Он разозлился на принцессу Хрустального дворца и пообещал отомстить за неуважение и унижение. Раскрыл тайну маленькой принцессы, живущей в сказочном мире...
  И сказке пришел конец. Даром захотели воспользоваться другие. Хрустальный дворец в один день покрылся черной копотью, а прекрасные дивные деревья засохли, и не осталось на том месте ничего... кроме прозрачно-чистой воды...'
  
  -- Грустная сказка, -- покачал головой каймакам. - И совсем ничему не учит.
  -- Нет, это не так! Ведь девочка выжила. Пусть от неё и отвернулись все, она продолжала верить, что сможет вернуть в Хрустальный дворец счастье...
  Адджо не ответил, только горько улыбнулся, видимо поняв суть моей сказки. А я... я нагло заявила, что теперь его черед рассказывать сказку!
  
  ***
  Всю ночь я проговорила с Адджо, не ожидая, что мужчина окажется столь интересным собеседником. Он многое поведал мне о своей стране.
  Так за одну ночь я узнала об Этас, её законах, правителях, гаремах и традициях. Мужчина очень интересно рассказывал, поэтому, когда в окно заглянули первые солнечные лучи, даже немного разочаровалась. Однако ненадолго... ведь после меня закрутило в водоворот событий, и я просто не успела ни о чем пожалеть. Адджо, как и обещал, приказал собрать меня в дорогу.
  Девушки, наблюдая мои сборы, гадали, что же могло такого произойти. На их лицах читались немые вопросы: 'Почему меня отвозят?', 'Куда?'
  Старшие женщины знали правду. Правду о том, что меня собираются 'дарить', ведь именно так сообщил каймакам. Вокруг шептались, обсуждали мой скорый отъезд, но я не обращала на них внимания. Ведь я была счастлива! По-настоящему счастлива. До сих пор не могла поверить, что великий каймакам услышал меня, поверил и согласился помочь.
  К вечеру я была полностью собрана и уже покидала покои со старшими женщинами, когда ко мне вдруг вышла Клео. Признаться, это очень меня удивило, особенно слова загорелой черноволосой красавицы:
  -- Я рада, что ты отъезжаешь! И, я знаю, господин не стал бы тебя дарить, если бы ты хорошо ублажила его. Спасибо... надеюсь, ты исполнишь свою мечту: найдешь дорогу домой.
  И, не дожидаясь моего ответа, девушка скрылась в арочном проеме. А я так и осталась стоять улыбаясь. Что же, на мечты не стоит надеяться, их надо воплощать в жизнь! И я приложу все усилия, дабы исполнить клятву.
  Я была благодарна всем богам за то, что попала именно к Адджо Бенайп Неру. Ведь неизвестно чем бы всё закончилось, купи б меня кто-нибудь другой.
  Старшие женщины подвели меня к выходу, где уже стояли верблюды, дивные животные с которыми я здесь познакомилась. Адджо рассказывал ночью, что этих животных высоко ценят в здешних краях и называют 'кораблем пустыни' -- самыми мощными вьючными и упряжными животными. Если во дворец меня несли рабы, то обратно нас с каймаком должны были повезти эти дивные создания.
  Да и одета сейчас я была совсем иначе. Мне прикрыли тканью все участки кожи и даже выдали головной убор, который не предназначался для наложниц господина. Куфию носили только мужчины. Но благодаря этим тонким тканям не чувствовалось особо сильно жары и засухи.
  Вскоре появился Адджо, и мне помогли взобраться на верблюда. После чего мы небольшой процессией двинулись в путь. С нами ехали воины каймакам и несколько рабов.
  Но мои мысли были далеки отсюда. Настораживало молчание мужчины. Если вчера он был невероятно разговорчив и открыт, то сейчас его словно что-то беспокоило, и он погрузился в себя. Первое время и я молчала, но все же не в силах наблюдать за хмурым лицом каймака поинтересовалась, что его беспокоит.
  Он не стал скрывать, ответил прямо:
  -- Твоя поездка. Да, я даю тебе своих лучших людей, но ты женщина. Путь не близок. Опасно путешествовать без защитника в виде мужа, отца или брата...
  -- Поверь, в нашем королевстве достаточно и одной охраны, -- я попыталась ободряюще улыбнуться, но Адджо только покачал головой, не соглашаясь.
  Мы вновь поехали в тишине, и я больше не пыталась заговорить, понимая, что захочу пить. Мы ехали по желто-бурому песку с пятнами в виде черных холмов. Несмотря на то, что солнце клонилось к закату, жара оставалась все еще сильной.
  Со временем, через мутноватый от жары воздух, мне показалось, что впереди у горизонта вода. Но это был лишь обман. Ведь здесь, в пустынях, не было озер. Солнце не оставило ни единой капли воды.
  Вчера Адджо рассказывал о местности и о Долине смерти, что пролегает через путь к морю. Признаться, мне казалось, что во дворец я ехала быстрее. Либо тогда мне было столь плохо, что время ускользало от меня невидимой нитью. Не знаю, но сейчас, оно тянулось невероятно долго, а солнце все никак не уходило за горизонт. Несколько раз мы останавливались выпить воды и вновь продолжали путь дальше.
  Мне всё вспоминался рассказ Адджо о Проклятой долине смерти или как еще называют ее жители Этаса - 'горящей землей'. Пусть она и лежала чуть севернее нашей дороги, я боялась оказаться там. Каймакам смог запугать меня...
  'Земля будто горит! Насекомые не летают, а ползают, чтобы не опалить своих крылышек; ящерицы переворачиваются на спину, чтобы охладить обожженные лапки, а дождевые капли испаряются ещё в воздухе, так и не достигнув земли.
  Попадая на земли Проклятой долины, человек умирает, теряя невероятно быстро воду. Сгущается кровь, сердце колотится сильнее, появляется тошнота, головокружение, мерещится Белая богиня3...'
  
  ##3 Белая богиня Маро -- властительница восточной части Песочного государства, почитаемая людьми как владычица храбрости и доблести.
  
  Однако, по всей видимости, каймакам знал дорогу, чему я была несказанно рада. Пусть я и умирала от жажды, все-таки пустыни Проклятой долины мы объехали, а ночная сказка о проклятом халифе Этаса осталось лишь страшной сказкой.
  Через несколько часов солнце все-таки спряталось и стало легче дышать. Ненамного, ведь даже ночью здесь сохранялась духота, но все же жажда уступила легкой прохладе. Сколько мы так ехали, не знаю, но вскоре на горизонте наконец показалась синева воды! Не передать словами как я обрадовалась!
  У причала виднелся корабль с поднятыми белоснежными парусами. Мы остановились и спешились. Рабы понесли вещи и груз на корабль, а я и каймакам остались стоять у воды. Я чуть вздрогнула, когда мужчина приблизился и осторожно взял мою ладонь, но не убрала руку.
  Адджо вложил в мою раскрытую ладошку маленькую монетку, после чего сжал дрожащие пальцы в кулак.
  -- Береги ее и никогда не теряй! - властно приказал каймакам. - Она даст понять другим, что ты под моей защитой, что Этас -- твой покровитель.
  -- Хорошо, -- я чуть сжала монетку, чувствуя ее тепло. - Спасибо! Я действительно не забуду твоей помощи и выполню обещание.
  -- Выживи... -- неожиданно тихо проговорил мужчина. - И тогда быть может, мы встретимся уже как представители наших стран.
  'У него красивая улыбка' -- вдруг подумалось мне и на сердце стало тепло-тепло. В глазах Адджо плескалась тревога, а во мне лишь благодарность.
  -- Спасибо, -- шепнула, накрывая другой рукой его широкую ладонь.
  Мы недолго так стояли, но показалось, время, будто замерло. Я не знала, что ждет меня дальше, не знала, как повернет Судьба, но отчего-то была уверена - с этим мужчиной я ещё встречусь. Даже если мой план не удастся, даже если не верну себе земель, не забуду отблагодарить щедрого каймакама -- Адджо Бенайп Неру!
  Он проводил меня к самому кораблю. И не уходил, даже когда мы отплывали. Мужчина долго стоял, провожая меня взглядом. И лишь когда корабль отплыл настолько, что фигура Адджо исчезла вовсе, я позволила себе спуститься в каюту.
  Мне выделили совсем небольшое помещение, но я не жаловалась. Все мое естество думало о предстоящей миссии. Часами я сидела за узким столиком, смотрела в иллюминатор и обдумывала план действий.
  Тревога разъедала и не давала спокойно спать. Ночами мне снились кошмары. Я вновь и вновь видела ту ужасную сцену нападения на дворец Фьёрда. Родителей, брата. Не было ни одного утра, чтобы я не проснулась со слезами на глазах. И мысли. Они мучили меня. Я не знала, как на самом деле отреагирует молодой лорд Ярон. Да, мы знакомы почти с малых лет, он клялся в вечной любви, но последние события могли все изменить. Вдруг он не простил меня за то, что я была отдана Агелю Фьёрду? Пусть в этом не было моей вины, но я помню как расстроился Ярон. Однако я надеялась, что разум и былые чувства возьмут вверх над лордом, и для меня все закончится хорошо.
  Иногда я выходила на свежий воздух, прикрывая лицо платком, как того требовали здешние традиции. Моряки смотрели искоса, явно выказывая неудовольствие моим присутствием, но ничего не говорили. А если и обсуждали, то я все равно не понимала их речи.
  По пятам за мной ходила охрана, выданная каймаком Адджо. Хмурые мужчины, чьи лица закрывали черные платки, а на поясах висели изогнутые восточные мечи. Они вызывали страх, но все же я была рада их компании. С ними чувствовала себя защищенной.
  Судно, на котором мы плыли, очень отличалось от привычных кораблей. Это не было похоже на неф или каракк4, скорее на каравеллу - такое же длинное. Только у этого судна был более массивный бушприт5, снабженный кливером6, а сам корабль окрашен в черный цвет.
  
  ##4 каракка - большое парусное судно, распространенное на континенте. Используется как торговые, так и военные корабли.
  ##5 бушприт - горизонтальное либо наклонное рангоутное древо, выступающее вперед с носа парусного судна. Предназначен для вынесения вперед центра парусности, что улучшает манёвренность судна.
  ##6 кливер - косой треугольный парус, прикреплённый к снасти, идущей от мачты к бушприту.
  
  Мы плыли уже около недели среди темного как ночь моря. Я давно не слышала криков птиц и не видела суши. Казалось, я забыла, как она выглядит. Пожалуй, я даже не была уверенна, что помню, как это... ходить по ровной нерушимой земле. На судне все было иначе - тебя постоянно качало, отчего первые дни клонило в сон.
  Одного предрассветного дня, как обычно мучаемая кошмарами, я вышла на палубу подышать свежим воздухом. Облокотившись о фальшборт, стала наблюдать, как над ровной гладью загорается заря. Волосы, даже сквозь тонкий платок, хлестали по щекам от ветреной погоды. Но меня это совершенно не смущало. Наоборот, я наслаждалась тишиной и спокойствием. Прикрыла глаза, вбирая в себя успокаивающий запах соленой воды. Ветер приятно ласкал кожу. И даже стоявшие неподалеку охранники не портили моего неожиданного счастья.
  Однако в какой-то миг все изменилось. Ветер усилился, теперь судно сильнее покачивалось на невесть откуда появившихся волнах. Стало тяжело бороться со своими непривычными восточными одеждами. Шаровары и рукава приходилось постоянно одергивать, так как они неприлично задирались. Но большее неудобства мне приносил хиджаб.
  В итоге я не выдержала борьбы с непогодой и решила скрыться у себя в каюте. Но не успела...
  На палубу неожиданно выбежал капитан. Его лицо было взволнованным, я сразу заподозрила что-то неладное. Матросы заволновались, забегали по палубе, хватая и натягивая канаты.
  -- Укрепляйте матчу! - властно закричал капитан.
  Я понимала его речь, так как на корабле были матросы разных национальностей, порою мужчина переходил на байгарский язык.
  Как только он отдал приказ, на корабль будто бы по волшебству налетела огромная буря! Не зная, что в таком случае делать, я стала в сторонке от всей суеты, наблюдая, как алое небо мгновенно сереет. Огромные волны все ближе и ближе подкрадывались к нашему черному судну.
  -- Зарифляйте7 поскорее паруса!
  
  ##7 зарифлять - подбирать паруса.
  
  Моряки не кричали в ответ, а делали свое дело. Они четко выполняли приказы. Несколько человек подбежали к мачте и начали отчаянно карабкаться наверх, чтобы зарифить парус. Но им мешал ветер, который все больше усиливался, а наверху доходил до невероятной скорости. Кажется, кто-то выкрикнул, что ветер уже шестьдесят узлов.
  Я никогда еще не видела, чтобы погода так быстро менялась. Море полностью побелело от пены и брызг. Видимость ухудшилась, мне с трудом удавалось разглядеть в тумане капитана.
  Паника охватила неожиданно. Просто в какой-то момент я поняла, что мы не справляемся. Страх скрутил по рукам и ногам. Я даже не могла понять, когда испугалась сильнее: при нападении Эттира или сейчас - видя черное, как смерть небо в окружении смертоносной пены, что постепенно пожирала наш корабль.
  -- Ханум8, вам лучше уйти к себе, -- один из охранников, который хоть как-то мог изъясняться на моем языке взял меня за руку.
  
  ##8 ханум - уважительное обращение к женщине в восточных странах.
  
  Но я не успела. Неожиданно появившаяся волна накрыла меня вместе с охранником. Волна была настолько сильной, что мы не устояли. Рука мужчины выскользнула, и я в ужасе сжалась, прокатившись по скользкой палубе. В последний миг успела ухватиться за канат, чтобы не упасть в холодное море. Я была лишь незаметной каплей в этой неистовой схватке между кораблем и убийственной водой. Но желание - жить, оказалось сильнее. Держась за канаты и обдирая ладони в кровь, я скользила по палубе. Выходило не очень, мокрая одежда липла к телу и сковывала движения.
  Я искала взглядом охранника, но не находила. Думать о том, что он упал за борт не хотелось, но в глубине души понимала, скорее всего, это так...
  -- Осторожно! - испуганный крик одного из моряков.
  Боковым зрением заметила, как юноша кинулся к капитанскому мостику. Там, охваченный паникой, боролся со штурвалом молодой рулевой. Матрос попытался помочь удержать судно носом против ветра. С огромным трудом мачта выровнялась, но это отнюдь не спасало наше губительное положения.
  Рядом с ними, держась за поручни, капитан все еще умудрялся отдавать приказы. Но вряд ли его кто-то слышал за ревом моря.
  Очередная встряска, и я еще сильнее вцепилась в канат. Сама удивляюсь, как мне удалось удержаться. Ведь видела, как несколько крепких мужчин смыло волной. Мгновение - и их поглотила черная вода.
  Волны вздымались вверх, нависая над судном страшной пастью морского чудовища. И каждый раз, когда судно соприкасалось с этим 'чудищем' дрожал весь корпус. Мачта над головой шаталась словно молодая веточка, грозя в любой момент обрушиться.
  Очередная белая пена и пришедшие за ней потоки воды чуть не выбросили меня за борт. Но я вновь удержалась, не жалея израненных рук. Казалось, ладони похожи на паруса - такие же растерзанные непогодой.
  В какое-то мгновение в голове промелькнула безумная мысль все-таки попытаться укрыться в своей крохотной каюте. Но я тут же ее отбросила, представляя насколько сильно она сейчас повреждена. Возможно, даже уже заполнена ледяной водой...
  Следующие события я запомнила плохо, они слились для меня в один ужасный непрекращающийся миг. Корабль в очередной раз забросило на крутую волну, послышался треск... отвалившаяся рея чудом пронеслась мимо меня. Сердце замерло, и я с ужасом проследила, как балка пригвоздила к мачте матроса. Нос судна вновь врезался в волну. Меня вдавило в борт, а брызги ледяной воды, слово мелкие камушки, больно ударили по лицу.
  Не знаю, когда пришло осознание, но команда поняла, что корабль не жилец. Кто-то из моряков начал готовить шлюпки, чтобы спасти себя, и я судорожно пыталась добраться до них.
  Очередной поток воды, захватил с собой, выбил меня за борт. И тогда, словно тысячи иголок пронзили меня. Тело онемело от холода, а страх сковал сильнее цепей. Но каким-то чудом я продолжала бороться, лавируя на белых от пены волнах.
  Меня накрывало с головой, и я еле успевала дышать, отплевываясь от соленой воды. Я пыталась доплыть до лодки, которая уже боролась с бушующей стихией, но она все дальше и дальше ускользала от меня. Последнее, что помню, это обломок корабля, за который я ухватилась, чтобы хоть как-то удержаться на воде.
  
  
  2 часть
  
  Принцесса и Пират
  
  
  
  Я проснулась оттого, что солнце нещадно опаляло голову. Прикрыв глаза от солнца рукой, я осмотрелась, обнаружив, что полулежу на обломке доски, а вокруг меня абсолютно спокойное море.
  Не сразу я вспомнила, что произошло, а когда память вернулась ко мне, то ощутила дикий страх. Я закричала, зовя на помощь, но во рту все пересохло, а губы потрескались в кровь, отчего вышло только сиплое мычание. Но кричи я громче грома, все равно бы не была услышана. На многие мили пролегло лишь море.
  Я хотела взобраться хотя бы на дочку, но она была очень мала для всего тела, отчего мои ноги продолжали мерзнуть в ледяной воде, а голову опалять неумолимое солнце. Первый раз я пожалела, что на мне не было того дивного головного восточного убора, называемого хиджабом. Платок смыло волной во время шторма, как и легкую обувь. Но о ней я н жалела.
  Кое-как развязав на себе тканевый пояс, я укутала им голову. Солнце быстро высушило его, и успокаивающая прохлада ушла. Но с повязкой было легче, чем без нее, потому я не жаловалась. Да и был ли смысл жаловаться, когда я могла умереть просто от жажды. Какая ирония! Умереть от жажды, будучи окруженной водой.
  И вдруг я увидела корабль. Даже галеру, судя по тому, что на ней возвышались пушки. Но мне было все равно, боевой это корабль или нет. Это же был шанс на спасение!
  Неистово заорав, невесть откуда прорезавшимся голосом, я замахала одной рукой, так как вторая держалась за хлипкую опору.
  -- Помогите! - вновь издала истошный крик я, как можно сильнее загребла руками по воде.
  -- Я здесь! Я здесь!!!
  Я опять замахала руками.
  -- Я здесь! Я...
  Мой крик оборвался, когда я увидела паруса. С черепами... такие могли быть только у пиратов!
  -- Нет, -- прошептала я, видя, что судно заметило меня...
  Было поздно. Они развернулись ко мне. А я понимала, что теперь все... точно все. Пираты не оставляют в живых, либо продают, как раба. Пираты грабят. Пираты живут своими собственными законами.
  Что еще я знаю о них? Пираты - это морские разбойники. В свое время брат увлекался этой темой и многое мне рассказывал, иногда даже пугал кошмарными историями перед сном...
  И вот сейчас я стою на палубе пиратского корабля в окружении неприятного вида мужчин. Вокруг воняет спиртом и рыбой. Тряпки, что были на пиратах, даже одеждой назвать нельзя было. А когда один из них коснулся меня... я вся скукожилась от страха и омерзения.
  Пираты что-то говорили, смеялись и указывали на меня рукой. Я не разбирала их речи и не могла понять, на каком языке они говорят.
  Когда кто-то из них неожиданно спросил меня на ломаном байгарском:
   - Кхто ты?
   - Ада, я плыла домой... - сипло прошептала, слыша гулкий стук собственного сердца. Казалось, все вокруг затихли, прислушиваясь к нам.
  Только крик чаек и шум прибоя...
   - Мой корабль попал в шторм, никто не выжил, - я понимала, что сейчас от моих ответов зависит все. Абсолютно все! - Каймакам Адджо дал свою защиту, - я протянула спрятанную под одеждой монетку. - Мне надо на земли лорда Ярона. Прошу помогите мне, я отблаго...
   Даже не договорила мысль, как рядом раздался смех. Звонкий смех знающего байгарский язык. Он быстро перевел остальным мои слова, и смех раздался уже вокруг.
   - Гхлупая девхка! - сказал, как выплюнул. - Твое богхатсво гхроша ломаногхо не стоит. Мы и такх богхаты! - мужчина широко улыбнулся, показывая местами беззубый рот. - Знаешь, что будхет дхальше?
   Он приблизился вполтную, отчего, я невольно сделала шаг назад.
   - Мы позабавимся с тхобой. Кхаждый из нас... - неприятный сальной взгляд на мою грудь. На мгновение я почувствовала себя словно нагой перед ними всеми.
   Их взгляды... наглые, пошлые. Похожие чувства были, когда напали на дворец. Картины. Яркие. Промелькнули перед глазами, отчего выбило весь воздух и стало тяжело дышать. По коже прошлись мурашки, и я сглотнула, в то время как пират, стоявший ближе всех, с гадкой улыбкой продолжил:
  - А потхом мы отхдадим тхебя на кхорм рыбам!
  - Зачем? - удивился кто-то из толпы, тоже понимая всеобщий язык и говоря на нем куда лучше предыдущего. - Лучше продадим ее! Смотри, какая красота ведь, ещё и светловолосая. За дорого отдадим!
  О нет! Только не снова. Не может быть! Это просто дурной сон! Я в ужасе стала искать говорившего, но не могла понять, кому же принадлежал голос.
  Перед глазами поплыло, и вдругв голове раздался голос брата:
  'Пиратский кодекс может дать право на жизнь!'
  Не задумываясь, я повторила фразу. Терять мне все равно нечего и если это правда... это будет единственный шанс на спасение.
   - Пиратхский кходекхс? - искренне удивился мужчина, а вокруг образовалась мертвая тишина. - Откхуда тхебе знатхь о нем?
  - Каждый пират обязан подчиняться вышестоящим лицам по рангу, - заученно проговорила я, с болью вспоминая Даррена.
  Темноволосый подросток с замиранием и привычным блеском в голубых глазах читает очередную историю о пиратах...
  Внутри все неприятно сжалось, а глаза защипало от слез. Я никогда больше его не увижу. Никогда не обниму. Не прижму к себе. Не поглажу по волосам. Не услышу смеха. Почему? Почему выжила только я?!
  Нет. Нельзя! Не сейчас. Я должна побороться за жизнь, должна выполнить данное себе обещание. Король Эттир за всё мне ответит!
  - Я желаю говорить с капитаном!
  -- Девчонка ты хоть знаешь что просишь? - вновь тот второй голос откуда-то со стороны. - Это надо иметь не просто наглость, но и смелость. Капитан сам решает с кем желает увидиться. О тебе уже сообщили...
  -- Да! И знаешь, чтхо скхазал кхапитхан? - мужчина, стоявший ближе всех ко мне, больно завел за спину руки. -- Делать с тхобой всё чтхо захотхим!
  И вновь противный смех. Я дернулась, пытаясь вырваться, но хватка пирата была крепка. Все мои попытки не увеначлись успехом. Что делать дальше просто не знала. Ведь думала, что имею право требовать встречу. А выходит все россказни о пиратах обман?
  -- Прошу... -- жалобно прошептала, понимая, что никак не смогу проивостоять им. - Разрешите встретиться с капитаном.
  На что я надеялась? Не знаю. Но мне казалось, капитан захочет меня выслушать. Хотя, что я ему скажу? В любом случае, сейчас я хотела оказаться как можно дальше от этих пробирающих до дрожи взглядов...
  Я лихорадочно соображала, пытаясь оттянуть время, вспомнить что-то еще из рассказов брата.
  -- Женщинам разрешено становиться пиратками только в том случае, если они не уступают мужчинам в решительности, смелости и силе воли!
  -- Богхи, гхлупая кхакая! Тхы думаешь этхо тхебя спасетх?
  -- Вы не можете проигнорировать кодекс!
  -- Не можем... -- из толпы наконец вышел второй говоривший, без акцента.
  Молодой мужчина, отличавшийся от других своим внешним видом. Видимо он был выше остальных по рангу, так как более уважаемые на корабле всегда одевались значительно лучше матросов или юнг.
  Синий жилет, под ним белая шелковая рубашка и парусиновые штаны, напоминавшие по покрою кюлоты9. Яркий шейный платок и фетровый треуголник10. Мне было прекрасно известно, что пираты снимают одежду с пленных или находят её себе среди трофеев. Может поэтому, мне было неприятно стоять возле этого пирата, пусть он и выделялся на фоне остальных. Я бы даже сказала, что в его одежде было много от наряда настоящих джентльменов. К примеру, на жилете дорогие пуговицы, а на треугольнике -- красное перо.
  
  ##9 кюлоты - короткие, застегивающиеся под коленом штаны, которые имели право носить только аристократы.
  ##10 фетровые треуголники - шляпа из мягкого фетра, обвитая один раз лентой. Поля мягкие, их можно поднимать и опускать. На тулье имеются три вмятины.
  
  Разодетый мужчина приблизился ко мне близко-близко, приказав другому отпустить. Я невольно ахнула, когда руки ощутили свободу. Облегченно потирая запьястья, вдруг ощутила неприятный запах рома и чего-то терпкого.
  -- И на что же ты готова, чтобы доказать нам свою волю и храбрость? - лицо правильно говорившегося на всеобщем пирата оказалось очень близко. Я могла сосчитать его веснушки на лице и хлебные крошки на пышной темно-рыжей бороде.
Оценка: 7.51*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"