Саванта: другие произведения.

Демон + Суккуб = Осторожно! - 23

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неприступная Башня

  Вспышка портала угасла, и хранилище артефактов вновь погрузилось в мрачную тишину и темноту.
  -- Ты заставил их уйти с Тэарием, - замечание Крайста прозвучало скорее как утверждение, нежели вопрос. Листарий облегчённо выдохнул, будто только что избавился от тяжкого груза.
  -- Они дали клятву служения и более их жизни не принадлежат ни им, ни мне, ни семье. Лозиэль уже определил, что важно для него, а Милиэль нужно только подтолкнуть. Их место не здесь.
  -- Ладно, пока Его Высочество в безопасности. Что будем делать, Шейл? Нападение случилось несколько раньше, чем мы рассчитывали.
  Шейл выглядел задумчивым и как будто мысленно отсутствовал, но через пару минут пришёл в себя и вытянул правую руку ладонью вверх на уровне груди.
  -- Зэас, - маленький пушистый Страж явился по первому зову, нервный, шипящий и бьющийся током. Подлетев к хозяину, он опустился на раскрытую ладонь и стал о чём-то быстро пищать, порой переходя на рычание. Когда Страж замолчал, дверь хранилища распахнулась, и внутрь ворвался порядком запыхавшийся и уставший Салис с тревожным выражением лица.
  -- Големы! Они создали големов!
  -- Оп-па, а мы только что клинок Эвида отправили восвояси, - наигранно-весёлым тоном заметил Крайст и обернулся к Листарию. Если бы не чёрная повязка на глазах метиса, Салис мог бы поклясться, что от эльфа живого места от прожигающего взгляда не осталось.
  -- Зато у малышей больше шансов выжить, - нашёл спасительную отговорку длинноухий и поспешил сменить тему, обратившись к тёмному магу. - Сколько среди них сильных магов?
  -- Два захудалых мага, которые только-только простым фокусам обучились. Реальную угрозу представляют чёртов некромант и моя чокнутая сестрица. И ещё один неизвестный субъект, который с лёгкостью взмахом руки уничтожил сразу четыре слоя защитного барьера.
  -- Похоже, они решили больше не ждать и начали действовать. А это может означать только одно.... Что будем делать, Шейл?
  -- В первую очередь, нужно вывести смертных, детей и раненых из Башни. Это займёт некоторое время, поэтому придётся его немного выиграть для нас. Разделимся. Крайст, на тебе восточные ворота.
  -- Терпеть не могу некросов, - содрогнулся юноша, но оспаривать приказ не стал.
  -- Листарий, на тебе южная сторона.
  -- Хорошо.
  -- Салис, западную часть и големов оставляю на тебя.
  -- Предоставь их мне. Хороший шанс поквитаться с сестрой, - нехорошо усмехнулся мужчина и крепче сжал посох в руке.
  -- Как только услышите сигнал, прекращайте сражения и скрывайтесь. Место сбора остаётся тем же.
  -- Мы не подведём, - задорно отсалютовал Салис и первым покинул маленькую тайную комнату. Листарий ещё немного потоптался на месте и, почтительно поклонившись, тоже отправился в отведённый ему участок.
  Когда они остались наедине, Крайст подошёл к брату и заключил его в крепкие братские объятия.
  -- Будь осторожен, брат. И помни, что теперь тебе есть ради кого стремиться выжить. Не смей взваливать свою элею на меня! - угрожающе рыкнул он и стремительно растворился в тени. Шейл был замечательным стратегом, сильным воином, но безрассудным противником. Ещё бы несколько десятилетий назад Крайст был бы уверен, что брат не вернётся из сражения, но не в этот раз. Тёмные живут ради элеи, так легко они с ними не прощаются.
  Зэас явно был встревожен, и Шейл особо чутко ощущал это, как никто другой. Страж - материальная форма магического источника бессмертного. Зэас - воплощение их рода, его полная магическая форма - четырёхкрылый ворон с клыками и золотыми глазами. Когда была сооружена Башня, его призвал отец, но за несколько месяцев до своей смерти под строгим указом заставил Шейла принять связь со Стражем на себя, как предчувствовал. Но эта связь всё равно отличалась, она была неполной.
  -- Курукью!
  -- Прости, но потерпи ещё немного. Лучников на башнях тоже нужно укрыть защитой.
  -- Куру? Куруру кью!
  Шейл миновал ещё один пролёт и вырвался из каменного укрытия на свежий морозный воздух. Северная часть Башни, к его огромному удивлению, не была атакована вражескими силами. Точнее, была, но эти вражеские силы заключались всего в одном тёмном, в ожидании подпиравшем старое засохшее дерево с голыми ветвями. Страж яростно оскалился на незваного гостя, с каждым мгновением всё отчётливее принимая форму четырёхкрылой птицы. Леорис плавным движением высвободил отцовский меч из ножен, зажав его в правой руке, а ножны - в левой. Отец всегда учил его, что любой предмет может стать оружием, главное, знать, как его применить.
  -- Шейл из рода Леорис. Род твоей матери был не так знатен, как Благородный род отца, - из-под глубокого капюшона тяжёлой тёмной накидки послышался размеренно спокойный тон и хорошо поставленный командный голос, который Шейл слышал не раз и узнал бы из миллиона. Он возбуждал в молодом человеке лишь одно желание - уничтожить. Сорваться с места, напасть, растерзать собственными клыками и когтями. Разорвать на куски предателя, ставшего причиной смерти матери, а потом и отца. Но у него хватило духу сделать глубокий вдох и остаться стоять на месте, подавлять бушующие внутри гнев, ярость и ненависть.
  -- Нападение - твоих рук дело, предатель!? Зря стараешься, младшего наследника здесь больше нет.
  Фигура, закутанная в плотную накидку, легко оттолкнулась от засохшего ствола и не спеша направилась к метаморфу, остановившись лишь в пяти метрах от него. Шейл ощущал исходящие от противника уверенность и превосходство, словно тот уже наверняка знал, что метис проиграет.
  -- Знаю. Имел честь наблюдать его побег. Но это не такая уж серьёзная проблема, недолго принцу ещё бегать. Так или иначе, всё движется к своему логическому завершению.
  -- Вы, твари, его не получите!
  Резкий выпад, неуловимый обычному человеческому глазу. Мужчина только отступил в сторону, с лёгкостью избежав удара обоюдоострого клинка, но в следующее мгновение он оказался за спиной юнца и воплотил в руке огненную сферу. Молниеносный удар прошёл в пустоту, клинок вновь рассёк воздух в миллиметре над головой. Опробовав силы, противники вновь разошлись в разные стороны, чтобы дистанционно оценить друг друга, проанализировать недавний "танец".
  Зэас не отлетал от своего хозяина и, в конце концов, приземлился ему на плечо уже в полной трансформировавшейся форме. Шейл чувствовал подвох; противник не был осторожен, нападал в ответ, будто выжидал чего-то, тянул время. Метаморфа это чрезмерно бесило, так как его не воспринимали всерьёз. Будто прочитав его мысли, мужчина вдруг тихо засмеялся.
  -- Ты прав, ты ещё совсем щенок, чтобы со мной сражаться на равных, а мне всё равно, сдохнешь ты здесь, или нет. Как много ты собрался выиграть времени для тех слабаков: пять минут или полчаса?
  Ни один мускул не дрогнул на бледном лице молодого человека, зато в тонкую линию сжались губы. Не терять контроль - вот, что самое важное в сражении, даже если оно заведомо проигранное. Но сейчас он не имел права на проигрыш: его люди нуждались в нём, в нём нуждалась его элея.
  -- Ты сильный ребёнок, сын Жрицы Алруны. От отца тебе достался волевой характер. Он был таким же - глупцом, верящим в справедливость и милосердие. Зря он не послушался меня.
  Новый рывок, и снова удар в пустоту. Противник явно быстрее, он лишь играючи обороняется, но в редкие моменты наносит ответные удары. Шейл едва выдерживает темп, одновременно атакуя и защищаясь. В крови бурлит адреналин, подогреваемый азартом и весёлостью Крайста. Брат явно наслаждался своим личным сражением, порой передавая мысленно картинки происходящего. Салису приходилось тяжело, в нём играли мрачные чувства: жажда действий, стремление уничтожить, яркая вспышка ненависти и горечи. Листарий вместе с лесными эльфами-лучниками обороняли южную часть Башни с высоты, заколдованные стрелы лишь на считанные минуты задерживали врагов. Грохн в Башне помогал вывести людей по безопасным тайным ходам, построенных специально для подобных случаев. Вспышки межпространственных порталов звоночком отдавались в голове метиса. Всё это ему передавал по связи Зэас, активируя всё новые и новые барьеры вокруг Башни.
  -- Твоему отцу нужно было послушаться меня и позволить мне воспитать младшего наследника Алвидор.
  Стихия воздуха откликнулась на мысленный зов метаморфа, и мужчина отлетел назад, врезавшись в сухой ствол. Дерево переломилось пополам, а противник тяжело поднялся на ноги и с хрустом распрямился. Глубокий капюшон съехал назад, открыв на обозрение уже немолодое лицо с провалами тёмно-зелёных глаз, испещрённое уродливыми шрамами. Вся правая половина лица была покрыта волдырями, а вторую половину рассекал толстый алый шрам, проходящий от внешнего уголка левого глаза до подбородка. Ярко-рыжие волосы обрамляли голову огненным ореолом. Заметив поражённый взгляд полувампира, мужчина вдруг рассмеялся.
  -- Полюбуйся, твой подопечный постарался. Всего две недели от роду, а какая мощь! Такую силу нельзя оставлять абы кому.
  Шейла прошил холодный пот, и он отшатнулся назад от омерзения. Так вот, кто причастен к исчезновению младшего наследника девятнадцать лет назад. И кровь вокруг колыбели принадлежала этому уроду. И представить сложно, как двухнедельному младенцу удалось нанести такой серьёзный вред, ведь магически жилы у детей раскрываются лишь в двух-трёх летнем возрасте!
  -- Впечатляюще, не правда ли? Он нечто иное для нашего мира. Как Бог, спустившийся с пьедестала небес! Как воплощение самой Силы! Он никогда и никому не будет принадлежать, никакие оковы не удержат его среди таких тварей, как мы!
  -- Замолчи!
  -- Неужели ты ещё не осознал? Глупец! Наш маленький принц скоро взойдёт на трон, но не тот, который ему предлагают. Ты ослеплён его наивностью и невинным видом, и не замечаешь, что малыш уже давно переплюнул самого Повелителя Равновесия!
  Метаморф застыл на месте, словно громом поражённый. Слова предатели звучали, словно бредни сумасшедшего, хотя мужчина именно им и выглядел: перекошенное лицо, шальная кривая улыбка на губах, горящие фанатичным огнём глаза. Такие твари и шли в подчинение к Грешнику: алчные до чужой власти и силы, страждущие собственного возвышения, стремящиеся к разрушению. Но сейчас поведение тёмного настораживало. Почему он отзывается о Тэарии так, словно поклоняется ему? Как какой-то сторонней Силе, превосходящей мощь Повелителя Тёмной Империи и могущество Грешника.
  -- Тэарий для вас уже недосягаем. Ни вы, ни Грешник не сможете поймать его в сети.
  -- О, давай не будем забывать, что принц ещё совсем ребёнок. А что для ребёнка важнее всего? Верно, семья, которая его очень любит и безмерно балует.
  Шейл вновь приготовился атаковать, но как раз в этот момент на всю округу раздался гул горна, оповещающего об отступлении. Значит, смертные выведены из Башни, больше им здесь делать нечего. Но Шейл разрывался между чувством долга за жизни остальных и желанием продолжить схватку. Отступники слишком близко подобрались к ним, к Тэарию, нельзя было никого из них оставлять в живых, тем более его.
  -- И ещё кое-что, Шейл, - он вздрогнул, слишком неожиданно и близко ощутив опасность. Внезапно из лёгких вышибло весь воздух, а грудь опалило жаром. - Чтобы защитить кого-то, прежде научись защищаться сам.
  Зэас пронзительно закричал, одновременно взмахнул всеми четырьмя крыльями и с набранной высоты пикировал прямо на врага. Мужчина резким движением высвободил свою руку из тела метаморфа и отскочил назад как раз в тот момент, когда Страж завис в воздухе над головой своего хозяина и вновь пронзительно закричал. Его тело стало уменьшаться, вновь трансформироваться, при этом отдавая огромное количество чистой энергии и света. Вскоре вспышка белоснежного света охватила всё пространство в радиусе нескольких миль. Когда уже более-менее можно было открыть глаза и осмотреться, то местный ландшафт претерпел значительные изменения. От Башни только основание и осталось, ров представлял собой обычную земляную яму, а зелень под ногами увяла и иссохла. Только там, где ещё несколько минут назад стоял метис, остались заметные следы крови, набежавшие из сквозной раны.
  Мужчина удовлетворённо прищурился и криво усмехнулся. Кое-кто явно будет недоволен таким промахом, ведь изначально цель нападения была так проста - поймать младшего наследника и избавиться от сына Жрицы Алруны. Кто же знал, что метис такой упрямый, да ещё и жить захочет. Но всё же кое-чем он был доволен: Антару определённо не будет одиноко и скучно после возрождения.
  
  ***
  Полёт на солнцекрылом создании занял у них ни меньше, ни больше - восемь часов, пока солариум не стал снижать высоту и не опустился в диких лесных зарослях в непонятных и неопознаваемых землях. Лозиэль всё никак не мог поверить, что их везло на своей спине самое редчайшее и своенравное создание во всём магическом мире! Солнцекрылые солариумы - огромная редкость, особенно у кого-то в услужении. Когда-то отец рассказывал, что в их мире солариумов осталось не больше десятка и причина такой популяции - их безмерное желание свободы. Их почти невозможно приручить насильно, потому как в таком случае солнцекрылые выбирают для себя смерть и очень быстро погибают. Исключением может служить лишь то, что солариум сам выбирает себе наездника и скрепляет их союз кровью. Очевидно, именно так и образовалась эта странная парочка солариум/тёмный, поскольку жеребец слушался Тэра и, кроме того, позволил другим прикоснуться к себе.
  -- Это просто невероятно! - ещё один восхищённый выдох-шёпот сорвался с его губ, когда солариум смиренно опустил левое крыло до земли, предлагая своим наездникам аккуратно "съехать" с него. Эльф рисковать всё же не стал и спешился самостоятельно, при этом едва не переломав себе ноги (солнцекрылый в высоту был не менее восьми с половиной футов). Милиэль же осторожно, чтобы лишний раз не нервировать солариума, скатилась вниз по подставленному крылу и благополучно приземлилась ногами на твёрдую поверхность, после чего поспешила отойти от всхрапнувшего жеребца подальше. От прославленного младшего наследника она ожидала многого и даже самого невероятного, но такого...
  Солариум оглядел их мрачным тяжёлым взглядом, оскалился и отошёл в сторонку, разлёгся на траве, словно наблюдатель и сторож. Немного отдышавшись от бешеной гонки, Милиэль вскинулась и сердито поджала губы: пришло осознание того, что произошло.
  -- Он выставил нас. Отправил подальше, как бесполезную обузу!
  Лозиэль нервно передёрнул плечами и отвернулся от названной сестры, заинтересовавшись окружающей местностью. В отличие от неё, он прекрасно понимал стремления брата. Их разговор в Башне поставил окончательную точку в их перепутьях.
  -- Для них мы действительно стали бы обузой. Противостояние отступникам - не наша судьба, не наша борьба.
  Хотя слова и звучали успокаивающе, но произвели на девушку совсем иное впечатление. Она только сильнее разозлилась и впилась в названного брата яростным взглядом.
  -- Кто это решил?! Листаэль не имел права так со мной поступать! С нами! Мы столько времени искали его...а когда, наконец, нашли, он просто оттолкнул нас. Разве тебя это не злит? Почему ты так спокоен?! Он твой родной брат!
  -- И твой жених, - спокойным голосом заметил эльф и медленно развернулся лицом к сестре, прямо посмотрев в сверкающие глаза. - Ты и сама прекрасно понимаешь, почему мы здесь, а не там, не с ним. Мы дали клятву служения, на наших плечах защита жизни младшего наследника Алвидор. Останься мы в Башне, Тэарий тоже бы остался, и кто знает, что бы в таком случае могло произойти. Представь, если бы его убили.
  Милиэль вздрогнула всем телом и неловко отступила назад, стыдливо отведя взгляд в сторону. Смерти принцу она не желала. Она поклялась защищать его и оберегать, предложила свои силы и умения в его услужение. Она прекрасно понимала это, но сердце всё равно заходилось в бешеном ритме, стоило подумать о Листаэле. Всё ли с ним в порядке? Жив ли?
  Сделав несколько глубоких вдохов, она взяла эмоции под контроль. Не время было расслабляться. Точно так же, как брат, она стала осматриваться, в частности изучать местную флору. За проведённое время в Башне травница Андж - добродушная женщина с ласковыми руками и нежным взглядом - многому научила её, особенно в области травяных смесей, отваров. По растениям она учила её определять расположение сторон света, что казалось девушке очень полезным. Особенно сейчас.
  -- Если я не ошибаюсь, то мы в какой-то части Тёмной Империи.
  -- Если точнее, то в восточной части, - подсказала она и бережно погладила чуть суховатые мягкие листочки зэрии обыкновенной - цветок-сорняк, растущий только в восточных землях, где основой земли служит торф и болота.
  -- И зачем мы здесь? - вслух спросил Лозиэль и вопросительно оглянулся на солнцекрылого, словно ожидал ответа от него. Солариум вскинул голову всхрапнул, будто в издёвке оскалив выступившие клыки. Эльф оскорблённо поджал губы и гордо вскинул подбородок; ещё не хватало, чтобы какая-то лошадь (!) смеялась над ним!
  -- Тэарий сказал ждать его, он сам нас найдёт. Давай послушаемся его, с меня уже хватило приключений за эти несколько недель.
  -- Как бы он не влип в очередное приключение. Даже боюсь представить, что ещё с ним может приключиться.
  Милиэль тихо засмеялась, разрядив тем самым напряжённую атмосферу между ними. Опасения Лозиэля были вполне оправданы. Участие в ритуале Тьмы, похищение работорговцами, дроны и болота, жизнь среди нейтралов, безумный побег от отступников - и всё это свалилось на них после встречи с тёмным.
  -- Ты прав. Его страшно оставлять одного.
  Девушка заметила, как при её последних словах губы брата дрогнули, как и рука, в которой он держал клинок Эвида. Но очень быстро он вновь стал самим собой и высокомерно фыркнул. Облюбовав удобное местечко рядом с солариумом, он опустился прямо на землю и спиной облокотился на поросший мхом валун. Милиэль только удивлённо наблюдала за ним: прежде сын Лорда никогда бы не опустился в одежде на голую землю, не стал бы переживать за незнакомца. Это путешествие очень сильно изменило его.
  -- И всё же, я не понимаю, почему ты так спокоен. Ты ведь сильнее меня стремился найти Листаэля, узнать у него правду, что произошло в ту ночь.
  -- Я узнал правду: на брата было совершено покушение, после которого он решил сбежать. Организатором покушения является Лорд Зараниэль, вздумавший отстранить всю нашу семью от власти. Глупая причина - месть нашему отцу за неудачную влюблённость.
  -- Но...но если Лорд Зараниэль так опасен, то разве тебе не стоит поспешить вернуться домой? Предупредить...
  Под тяжёлым холодным взглядом брата девушка замолчала и непонимающе покачала головой. Не особо церемонясь, она опустилась перед ним на колени и склонилась к нему, облокотившись на его колено.
  -- Что случилось, Лозиэль?
  -- Как и брат, я не могу вернуться обратно, в Астрис. Отец отрёкся от меня, даже нанял наёмников, чтобы стереть позор.
  Милиэль судорожно сглотнула и прикрыла рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. В голове тут же всплыло воспоминание, как Тэарий принёс находящегося на грани жизни и смерти Лозиэля в гостиницу. Именно тогда между ними появилась связь Долга Жизни.
  -- Боги, как такое может быть.... Ты ведь его сын! Элея, насколько же всё неправдоподобно...отец желает сыновьям смерти...тёмный спасает светлых...
  -- Прости, я не хотел взваливать на тебя ещё свои проблемы. Я искал Листаэля, чтобы узнать у него правду, и я её узнал. Я думал, что, не смотря ни на что, смогу остаться с ним, но у меня нет желания возвращаться в Астрис, и нет возможности свернуть с намеченного пути.
  Его слова показались девушке странными. Да, Лозиэль не сможет вернуться обратно в Астрис, она бы сама, после всего, что узнала, не стала бы туда возвращаться, но казалось странным то, что брат уже определил свой дальнейший путь. Такой решительный твёрдый взгляд...он появился у него после посещения Храма Астра.
  -- И твой путь связан с младшим наследником?
  Лозиэль вновь вздрогнул, а взгляд его вдруг стал стеклянным, будто он ушёл глубоко в себя.
  Милиэль сосредоточилась на его чувствах, и на неё волной вдруг хлынули переживания, страх, отчаяние. Не разрывая этой тонкой эмпатической связи, она осторожно коснулась его плеча, и в тот же миг провалилась в бездну. Сорвалась со скалы и прямо в пропасть, чёрную и бездонную. Пока она летела вниз, перед глазами мелькали видения. Лозиэль, по колено стоящий в какой-то чёрной воде, что-то выкрикивающий. Щелчок. Юноша в пышных одеяниях Храмовников, поглощаемый чем-то тёмным, мерзким. Щелчок. Чем яростнее Лозиэль пытается выбраться из непонятной жижи, тем сильнее увязает в ней. Вспышка. Юноша, почти полностью поглощённый этой же жидкостью, смиренно прикрывает глаза, но на его губах почему-то играет лёгкая улыбка. Страх накрывает Милиэль, когда она узнаёт в юноше Тэария. Жуткий липкий страх собственного бессилия, нежелание смотреть на это, отвращение к самой себе.
  Она открыла глаза и встретилась с таким же потрясённым взглядом брата, который сейчас тяжело дышал, словно после тяжёлой тренировки.
  -- Ч-что это было?.. Тэарий...
  -- Что я опять натворил?
  Раздавшийся внезапно голос заставил эльфов едва ли не подпрыгнуть на месте.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"