Саванта: другие произведения.

Феникс - 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Путь был долгим, а финишная черта - короткой

  За 1000 лет до происходящих событий.
  Он ненавидел врать другим, даже если это было во благо чего-то или кого-то. Но также он не мог объяснить самому себе, почему солгал, когда мама спросила его о знакомстве с Мико. Наверное, ему просто не хотелось, чтобы кто-нибудь знал об этом, или чтобы не расстраивать сияющее создание. Просто соврал, что не знает, о ком идёт речь, что не знает ни о какой Мико. А она была...
  Детское любопытство погнало его в тот дивный сад, где цвела одинокая вишня, а из её ствола вытекал маленький ручеёк. Там было спокойно, тепло и уютно. Там была она...
  "Ты снова пришёл сюда. Зачем?"
  Нечеловеческий голос с металлическими нотками и большие серебристые глаза, словно провалы на лице, уже не пугали его. Казалось, он уже вообще ничего не боялся; в нём откуда-то проснулась глупая смелость и решительность - не оглядываться назад, смотреть только перед собой, немного заглядывая на будущее. Видеть то, чего не могут увидеть другие, понимать то, что не дано остальным.
  "Тебе одиноко, потому что все оставили тебя! Но я не такой!"
  Девушка некоторое время смотрела ему в глаза и молчала. Мальчик не отводил взгляда, нарочно придавая своему виду взрослость и уверенность в сказанных словах. Он хотел, чтобы она ему поверила.
  "Они не оставили меня. Они просто забыли, что кроме солнца на небе властвует луна" - тихо ответила она и перевела чем-то опечаленный взгляд на свою руку, погружённую в прохладную воду ручейка.
  "Я...не понимаю"
  "Почему тебе нравятся люди?"
  "Не знаю. Они мне просто нравятся. Ну...они не похожи на Шинигами, и на другие души тоже не похожи" - смутился малыш и присел на корточки по другую сторону ручейка, но опускать в него руку не решился.
  "А что плохого в людях?"
  "Не знаю, я видел их только в зеркале. А в людях есть что-то плохое? Ведь их создал Король, тогда они должны быть только хорошими"
  "Хорошие? - внезапно голос Хранителя изменился до неузнаваемости: теперь в нём проскальзывали ледяные нотки, острые и ядовитые. - Как Солнце освещает путь, так и Луна его затмевает. Почему люди должны быть хорошими?"
  "Но ведь..." - мальчик испуганно отпрянул назад и расширившимися от страха глазами посмотрел на возвышавшееся перед ним создание, в свете полуденного солнца казавшееся сейчас лишь тенью.
  "Хорошее или плохое, в этих мирах нет чётких красок. Даже Он, создавая их, рисовал белым и чёрным. Почему в зеркале Короля-Дракона ты видишь только свет, избегая тьмы? Почему тебе нравятся люди?"
  "Потому что...потому...что..." - он растерялся, а из головы вылетели все мысли, кроме одного вопроса "почему?". Ведь он уже отвечал на этот вопрос!
  "Ты ребёнок, ни тебе решать, где правда и где ложь. Но ты никогда не разглядишь истину, если сам не пожелаешь её увидеть. Захочешь ли ты этого? Не думаю. Уходи и забудь обо мне"
  Мико снова замолчала и перешагнула через ручей, направилась к арочным вратам, чтобы вернуться к себе во Дворец. Но не успела она пересечь их, как услышала крик за спиной.
  "Я хочу! Я не такой, как они! Я хочу увидеть всё своими глазами!"
  "Когда-нибудь...ты пожалеешь об этом, мальчик"
  Она исчезла сразу же после первых арочных врат, а малыш остался в одиночестве в саду, где всё ещё было спокойно и тепло, но уже не так уютно.
  Эден.
  "Куда-то спешишь, Шики?"
  Девушка замерла на месте, словно живое изваяние, боясь пошевелиться и лишний раз вздохнуть. За спиной послышались шаги, но вскоре они стихли. Сердце болезненно ударилось о рёбра и будто остановилось насовсем. Она физически ощущала присутствие рядом, но до сих пор не чувствовала его ки.
  "Я убью тебя прежде, чем ты коснёшься Энсис. А теперь...повернись ко мне лицом, медленно"
  До боли закусив нижнюю губу, Шики медленно обернулась назад, немного дёргано, словно кукла на ниточках, и едва не поперхнулась воздухом. Некогда белоснежное хаори - знак отличия и превосходства - было небрежно расписано алыми разводами крови, чёрное и красное. Бледное лицо и ничего не выражающие впадины глаз пугали как никогда. Пустота.
  "Что ты наделал?" - слова против воли сухим шёпотом слетели с губ, пронзив воцарившуюся мёртвую тишину.
  "Избавился от некоторых раздражающих факторов, и один ещё остался"
  Шики отступила назад и внезапно почувствовала острую режущую боль в левой ноге, из-за которой оступилась и упала на землю. В следующую секунду она поняла, что не может дотянуться до очага боли, потому что руки не слушались её.
  "Театр одной марионетки"
  "Верно. Ты очень хрупкая кукла, поэтому нити очень тонкие и очень прочные. Специально для тебя"
  Шики знала эту технику не понаслышке. Именно её Курои Шин всегда использовал для оживления своего полковника Хисаме Ниелл. Театр одной марионетки позволяет брать под абсолютный контроль только одно тело, при этом освободиться от техники невозможно. В конце концов, Шин был превосходным генералом и сумасшедшим, но гениальным кукольником.
  "Ты не понимаешь, что творишь! Освободи меня. Я не одна из твоих кукол"
  Шин приближался медленно, намеренно пугая пойманную в паутину жертву. Шики пыталась шевельнуться, но нити и в правду оказались прочными и опутывали собой полностью всё тело.
  "А ведь так похожа на куклу. Красивая, хрупкая и невинная снаружи с чёрной душой внутри. Все видят только то, что им показываешь ты, но никто не знает тебя настоящую. Только я"
  "Откуда тебе знать, какая я настоящая?! Ты выбросил меня, как какой-то мусор, когда мне было всего четыре!"
  "Мне следовало сделать это ещё раньше, но...ты была так похожа на неё...на них обеих! - голос Курои как-то странно дрогнул, а мужчина остановился на полпути, опустив тяжёлый взгляд на девушку. - Ты отняла двух дорогих мне людей!.. Нет, ты вернула их мне...сложила по кусочкам...ты чудовище!"
  Шики не понимала, о чём говорил её отец, ко всему прочему, он очень сильно начал заговариваться. Метался из одной крайности в другую, то печалился, то гневался. Она впервые видела его таким, обычно Курои Шин представал перед ней с холодной равнодушной маской на лице и пренебрежением во взгляде, всегда собранный и решительный. Ей становилось страшно только от мысли о том, что её отец сошёл с ума.
  "Дааа, ты так похожа на куклу. Я сделаю тебя одной из них! Ты будешь послушной дочерью, и наша семья вновь будет вместе!" - неожиданно рассмеялся Шин и воплотил в руке свой аррого - гуандао.
  "Остановись! Не приближайся! Не надо!"
  "Больно будет только умирать, но ведь тебя это не пугает"
  Шики перестала дёргаться и жалобно всхлипнула. Она не понимала, чем заслужила ненависть отца, почему он хочет убить её, его же кровь и плоть!
  "Я больше не умру"
  Она дала это обещание Ханано-сану, когда он был ещё жив, а потом и перед его памятной плитой. Жить, во что бы то ни стало и всем назло.
  "Если я умру...Раку это не понравится"
  Ки побежала по каналам с невообразимой скоростью, благодаря чему её можно было даже увидеть - блеклое сияние, словно кокон объявшее тело девушки, оно высвечивало в темноте тонкие нити паутины. Услышав первый треск, Шики откатилась по земле в сторону и сразу же вскочила на ноги, как раз вовремя, чтобы избежать лезвия гуандао.
  "Всё-таки высвободилась. Наверное, даже оковы тебя не удержат" - Курои не выглядел слишком разочарованным неудавшимся убийством, из чего она сделала вывод, что он просто играет с ней.
  "Плохо. Мне не хватит сил против него, к тому же, не могу причинить ему серьёзного вреда. Он играет со мной и тянет время, а его и так мало! Чёрт, что делать?!"
  "Как только падёт Дворец, исчезнет и измерение Короля. Словно грязь смоется этот мир с полотна мироздания. Ощутишь ли ты ту же боль, что ощутил и я, потеряв всё?"
  "Не смей... - земля под ногами содрогнулась. Отовсюду потоки ветра потекли в одном направлении, радужная ки ураганом засуетилась у ног девушки, поднимаясь всё выше к небесам. - Никогда не смей угрожать мне этим. Никогда...не смей..."
  Невидимым для глаза движением Шики выхватила меч из ножен и бросилась на Курои. Ему не удалось отразить первый удар из-за давления ки, поэтому пришлось обороняться, пока не подвернулся удачный момент перейти в наступление. Скрещиваясь, аррого высекали искры, обжигавшие кожу, воспламенявшие воздух вокруг.
  "Злишься или ненавидишь? Но против меня этого недостаточно!"
  Каждый удар становился сильнее предыдущего, так что вскоре Шики с трудом стала удерживать Энсис в руках.
  "Ты потратила слишком много ки, и только зазря выплеснула её в порыве гнева. Будет опасно, если продолжишь в том же темпе. Ты умрёшь"
  "Без тебя знаю. Помолчи"
  "Кидо #66: Райхон!"
  Сорвавшийся с ладони огненный шар развеялся, столкнувшись с лезвием аррого.
  "Кричи"
  "Кидо #75: Бакусаи!"
  Как только Курои замахнулся гуандао, Шики ударила взрывным заклинанием ему под ноги, чтобы вывести его из равновесия, но Шин предугадал нечто подобное и с лёгкостью шумпонул в сторону. Через секунду Шики ощутила скользящее режущее движение на своей шее, после чего её отбросило вперёд прямым ударом того же взрывного Кидо в спину. Однако в последний момент жёсткой встречи с землёй она почувствовала, как кто-то подхватывает её и удерживает в вертикальном положении.
  Курои и Фуджи сверлили друг друга яростными взглядами, будто обещая оппоненту скорую расправу, в чём можно было не сомневаться. Мутные серые и ясные карие глаза в этот момент выглядели одинаково холодными. Шики оправилась довольно быстро от удара, при этом нещадно болела спина Кто-то, не слишком осторожно и заботливо, толкнул её назад, так что перед глазами она могла видеть только широкую спину, облачённую в белоснежную ткань с синим камоном в виде вихря.
  "А вот и самурай с начищенным мечом пришёл защитить свою принцессу! Никогда не думал, что клан Фуджи падёт так низко, чтобы вставать на защиту этого монстра" - с омерзением выплёвывая слова, Курои однако не решался пока нападать.
  "Если кто здесь и монстр, так это отец, обнаживший меч против своего ребёнка"
  "Какие громкие слова произносит тот, кого оставили собственные родители ради парочки прекрасных изумрудных глаз"
  Мужчина быстро изменил тактику, набросившись на нового оппонента. По крепкому сжатию рукояти катаны было заметно, что слова задели Раку, хоть он и старался этого не показывать.
  "Раку..."
  "Один из Фениксов направляется в сторону Дворца. Тебе лучше поспешить, а с загипнотизированными генералами и полковниками мы справимся сами"
  "...Ра..."
  "За меня не беспокойся. Иди!"
  Не теряя ни секунды, Шики сбежала в мгновенной поступи, про себя взывая к милости Короля, чтобы Он уберёг Раку.
  "Ты очень похож на Ханано: на мальчишку, считавшего себя верным другом, и на глупца, отдавшего своё сердце причине всех его бед"
  "Он был моим отцом. И я рад, что уж в вашей семье сын не пошёл в отца"
  Ещё минуту они буравили друг друга взглядами, после чего схватились за аррого.
  "Кричи"
  "Танцуй, свирепый вихрь!"
  ...
  Если бы кто-то заранее предупредил, что начнётся бойня и придётся сражаться со своими же товарищами, Курон ни за что не покинул бы стены Архивного Хранилища. Заперся бы там с Сюном и переждал всю суету. В том, что скоро всё наладится, он почему-то не сомневался. Хотя он не до конца понимал сложившейся ситуации, но что-то подсказывало ему, что нарушители не причинят серьёзного вреда Эдену. Оставалось положиться на Хранителя, и до того времени сдерживать натиск своих же. С этим он ещё справлялся (отражать взрывные кунаи, хотя и в массовом количестве), в отличие от Урисавы, которого накрыло изолирующей сферой третьей формы аррого Хиори-шохо.
  "Куда смотришь, Амагава? Не время глядеть по сторонам!" - словно кошка, зашипела Цукиё и молниеносно метнулась к нему. Удар. Захват. Перегруппировка. Неудачная подсечка.
  "Ох, загоняла ты меня, старика. Может, решим всё мирно? За саке..."
  Как говорится, надежды умирают последними, так и надежда Курона на окончание бессмысленного сражения погорела, когда Сэрен раскрыла третью форму своего аррого.
  "Хранитель по головке не погладит"
  Две вспышки до боли знакомых ки взбудоражили всех, даже жертв гипноза. Цукиё шарахнулась назад и поморщилась, будто получила удар под дых. Курон оглянулся в сторону, откуда тянулись нити ки, и поудобнее перехватил секиру. Ухмылка на его лице стала почти трагической.
  "Нашла коса на камень. Надеюсь, Фуджи и Курои кто-нибудь разнимет"
  Урисава был спокоен, как и было положено умному охотнику, вдруг угодившему в чужую ловушку. Ничего не видеть, ничего не слышать, ничего не ощущать - вот в чём заключалась истинная сила аррого Хиори. Сфаэра накрыла их обоих куполом, сквозь который не проникал ни свет, ни звуки, ни даже ветер. Воздух в ограниченном пространстве казался сжатым и тяжёлым, но всё же возможность дышать оставалась.
  "Аррого создаёт пространство, полностью подчиняющееся своему хозяину. Надо признаться, в этом измерении у меня нет никаких шансов даже на призрачную победу"
  Сюн снова окинул внимательным взглядом тьму вокруг себя и крепче прижал ладонь к пробитому плечу. Ещё несколько несерьёзных, но глубоких ран покрывали всё его тело, а получены они были всего несколькими невидимыми атаками. Интуиция молчала, а отточенные столетиями рефлексы не работали, словно кто-то нажал на кнопочку "выключить". Ко всему прочему, внешний мир оставался для него неведомым. Купол не пропускал внутрь ки, так что Сюн даже не знал, как обстоят дела у Курона.
  "Котаро-кун, я всё же уверен в том, что нам не стоит сражаться друг с другом. Всему виной гипноз, и нам нужно только снять его с вас, как вы сразу же придёте в норму"
  "Боитесь сражаться со мной?" - голос Хиори раздавался отовсюду, вплоть до поглощённой тьмой земли, поэтому определить местонахождение генерала было весьма затруднительно. А в следующее мгновение лезвие пронеслось совсем рядом с ним, оставив длинный порез на шее. Котаро просто играл с ним!
  "Вы до сих пор не призвали свой аррого. Вы всерьёз думаете, что сможете справиться со мной голыми руками? Не стоит. Пусть мой уровень не столь высок, но я - генерал. Следующим ударом я не промахнусь"
  Что-то в его словах насторожило Урисаву. Он не сомневался, что следующий удар и впрямь будет точным и, в таком случае, последним - для него.
  "Пронзи молнией, Фалкс"
  Очередной удар был удачно блокирован искривлённым клинком-наконечником косы, представлявшим собой аррого генерала разведывательного отряда. Клинок, метившийся в переплетение нитей ки на уровне солнечного сплетения, был ловким движением перехвачен и метким броском отправлен обратно в неизвестность. Судя по тишине, намеченной цели он не достиг.
  "Это вторая форма вашего аррого? Что ж, уже лучше. А как насчёт третьей формы?"
  "Я не собираюсь её раскрывать. Обойдёмся малыми силами" - слова прозвучали слишком самоуверенно, однако Сюн был решительно настроен на то, чтобы не раскрывать третьей формы своего аррого. В конце концов, был приказ Хранителя, запрещавший это, и ему самому этого о-ч-е-н-ь не хотелось делать.
  "Ну, попробуй" - снова голос отовсюду и очередной шквал клинков со всех сторон. Сюн старался не отвлекаться на раны, при этом держал косу наготове, перекрывая изогнутым широким лезвием грудь. Раны ранами, но смертельный удар он пропустить не мог. Пусть Хиори Котаро был намного младше него, но при этом он был сильным генералом, а его аррого заслуживал восхищения и опасений.
  Ещё немного. Подождать совсем немного. Атаки клинков казались бесконечными до тех пор, пока лезвие косы Урисавы не сверкнуло голубым. В то же мгновение пространство чуть заметно содрогнулось от прокатившейся по нему волны ки. Во тьме сверкнуло белоснежное хаори, Сюн замахнулся кусаригама и резким взмахом пустил голубой серп ки в сторону хрупкой фигуры. Болезненный вскрик стал для него хорошим знаком.
  Хиори раздражённо поджал губы - он был уверен, что в подпространстве Сфаэры он неприкасаем, и то, что серп ки оставил на его правой руке ожог, было всего лишь нелепой случайность. Однако когда всё тот же серп задел его плечо, при том, что его нападение проходило со спины голубоволосого генерала, верить в случайности он перестал. Каким образом Урисава угадывал его местонахождения в кромешной тьме, оставалось для него загадкой. Возможность аррого? Или же...его собственная наивность?
  "Ещё одна способность вашего аррого?"
  "Ещё одна способность? Нет, это способность именно МОЕГО аррого"
  Котаро затаил дыхание и замер на своём месте, откуда мог видеть Урисаву как на ладони. Никогда, за всю свою долгую жизнь и период ношения генеральского хаори, он не видел способностей аррого двух генералов Эдена - Урисава и Амагава. Не то, что бы эта парочка была настолько сильна, что обходилась без оружия, просто они старались особо не вмешиваться в сражения и реже остальных покидали загробный мир. Другие генералы, полковники и офицеры знали о возможностях их аррого лишь по слухам, которые были самими разными и иногда невероятными. Неоспоримой правдой было только одно - аррого Амагавы и Урисавы были парными, опаснейшими во всём Эдене.
  "Ты узнаешь о нём чуть больше, но будь уверен, надолго эти знания у тебя не задержатся" - как-то невероятно было слышать в голосе всегда мягкого и доброго генерала Урисавы нотки угрозы. И также невероятно было то, что пространство Сфаэры, как ни странно, пронзили всполохи голубого сияния. И тьма отступила...
  ...
  "Всё не так плохо, как казалось, да?" - весело заметил Моридаме и опустился на землю рядом со своим товарищем, который пока подавал слабые признаки жизни. Стоило, конечно, немедленно позвать кого-нибудь из целительного отряда, но так не хотелось нарушать воцарившееся в 11 районе спокойствие.
  В радиусе нескольких километров земля была выжжена, как после ядерной катастрофы, - как сказали бы смертные люди. Ни травинки, ни камешка, даже небо заволокло непроглядным тёмно-серым полотном дыма. Земля сама уже поглотила жалкие костерки, которые остались после разбушевавшейся здесь недавно огромной огненной птицы, так что всё выглядело не так уж плохо, как мог судить Юмио. С разных сторон слышались стоны, кряхтения и другие звуки, извещавшие о том, что некоторые рядовые Шинигами, какое-то время сдерживавшие Феникса и помогавшие второму офицеру основного атакующего отряда, всё же выжили и даже более явно подавали признаки своего местонахождения.
  Юмио мотнул головой и перевёл взгляд на напарника. Множественные ожоги первой и второй степени, покрывавшие почти всё тело. От чёрной формы Шинигами почти ничего не осталось, только жалкий кроваво-обгорелый кусок оби и одна половина штанины. Даа, за порчу формы можно было смело ждать выговора от генерала! Хотя, судя по задумчиво-нахмуренному выражению лица Такашимы, ему было на выговоры и лишения глубоко плевать.
  "Он до конца верил в идеи своего командира. Даже жизнь отдал за это"
  Моридаме снова мотнул головой, будто отгоняя навязчивые идеи, и подвинулся ближе, усевшись по-турецки.
  "А ты понял эти самые идеи? Я вот до сих пор не понимаю, ради чего эти Фениксы сражались. Ради прав и свобод? Что ж, они потеряли собственные жизни!"
  "Не нравится мне всё это. Я не вижу смысла их борьбы"
  Иясу и вправду не видел цели этого открытого выступления. Глупо пытаться противостоять всем Шинигами, всему Эдену. Ведь до этого Лже-Шинигами как-то существовали скрыто, что даже Шинигами о них не знали. Ради прав и свобод? Возможно. Но кто ограничивал их в этом? Ни живые, ни мёртвые - они были всего лишь призраками, так рьяно следовавшими за своим предводителем. Каждый из Фениксов хотел добиться чего-то своего, но чего же именно хотел Крат?
  "Тебе не кажется, будто мы что-то упустили?" - немного подумав, тоном умудрённого жизнью старика прошипел Юмио. Оба переглянулись между собой.
  "Главнокомандующая или Хранитель?"
  "Хм, склоняюсь в сторону Хранителя. На этот раз это проверка для Шибата-сирэи-шохо, в которой участвуют все: Шинигами и чистые души"
  "Мико не стала бы так рисковать"
  "Мико никогда ничем не рискует, - довольно грубо перебил беловолосый. - Мне вот только кажется, что Фуджи-шохо и Шики-тян были предупреждены обо всём заранее"
  "Привилегированный клан" - хмыкнул Иясу как-то не слишком радостно.
  "Привилегированный клан"
  На несколько минут снова замолчали, прислушиваясь к отголоскам чужих ки. Про себя Юмио подсчитывал, кто из генералов и полковников окажется на больничных койках и как надолго. Радужной получавшуюся картину назвать было нельзя.
  "Кто-нибудь из ребятишек цел?" - вдруг спросил Такашима, даже не предпринимая попыток подняться, в его состоянии это было бесполезно.
  "Погибли четверо, остальные ранены и даже постанывают. Группа из целительного отряда уже направляется сюда"
  "А я как выгляжу?"
  "Как подгорелая курица-гриль"
  "Ха-ха, блин. Вот за что я ненавижу огонь!" - праведно разгневался Такашима и отвернул голову в другую сторону, чтобы не наткнуться на вопросительный взгляд хитрых глаз. Конечно, Юмио была известна причина его нелюбви к огню, но они эту тему почти никогда не затрагивали. Потому что становилось больно вспоминать тех, кто прошёл через адские муки. Огонь всегда такой...пленительный своим теплом, но опасный своей беспощадностью. И почему именно ему достался этот повёрнутый на огне Феникс?!
  Вскоре послышался топот стремительно приближающейся к ним первой спасательной группы, и Иясу провалился в омут беспамятства, от которого так старательно открещивался последние несколько минут.
  ...
  Шибата разрывалась перед долгом и материнской заботой. После потери своего предыдущего полковника, она долгое время отказывалась от принятия на должность своего помощника кого-либо другого, однако Маюри она приняла безоговорочно. Умная и рассудительная девушка, с отменной логикой и чрезмерной ответственностью - она сразу же привлекла к себе внимание главнокомандующей. Она была тем учеником, о котором всегда мечтает учитель: послушная, сообразительная, упорная и целеустремлённая. И теперь, по прихотям Судьбы, результат её труда не в шутку пытается убить её, Шибата.
  "Может, вам пора прекратить играть на пару с тэссен в прятки? Хотя, я впечатлена: Шибата-сама, вас ведь, по меньшей мере, три раза задело лезвием. Вы ведь понимаете, насколько всё серьёзно"
  Закончить всё безопасно и по быстрому не удалось, в чём несомненно была заслуга Маюри. И в одном она была права - чёткими и точными метаниями скальпелей ей удалось несколько раз задеть Химе. Косые и скользящие порезы, однако часть яда за всё время уже успела проникнуть в кровь, отчего сейчас Шибата испытывала не самые приятные ощущения. Головокружение, нервная дрожь, защемление плечевых нервов, тошнота и учащённое сердцебиение. Пульс в голове заглушал все посторонние звуки, отбивал некий барабанный бой. Все эти признаки говорили, по крайней мере, о трёх разновидностях яда, которые использовала Маюри, и вывести все их из организма не представлялось возможным. Химе мысленно прикидывала, какие яды придётся вывести в первую очередь, и с последствиями каких придётся иметь дело в будущем. Однако времени на более обстоятельные раздумья уже не оставалось.
  "Пора"
  "Прости, Сакура, но больше ошибок я себе не могу позволить"
  А затем начался ад...для полковника целительного отряда. Долгие минуты во внешнем дворе поместья Шизука разносились крики ужаса и боли. Девушка с упорством, достойным восхищения, оставалась стоять на ногах, принимая на себя каждый невидимый удар лезвия. Она попала в воздушный ураган, выбраться из которого ей не представлялось возможным по нескольким причинам. Первая: в попытке обнаружить генерала и восстанавливая скальпели, она сама не заметила, как израсходовала больший запас ки. Вторая: сила аррого заключалась не в веере, а в самом воздухе, что практически становилось непобедимым оружием. Зато Шибата об этом знала.
  В поместье снова воцарилась тишина. Подождав ещё несколько минут, Шибата сняла с себя покров невидимости и осторожно шагнула к потерявшей сознание Маюри. Нескончаемый поток ветра, наполненный ки, словно бесконечное множество лезвий, - после такого никто не выживал, почти. В этот раз Химе уменьшила уровень ки, однако раны девушки всё же выглядели опасными.
  Чуть в стороне хрустнула ветка под ногой, и Химе только сейчас вспомнила о наблюдавшем за боем Шизука Наноми, крысой спрятавшемся за деревом. И сейчас он собирался сбежать. Собирался...потому что в следующее мгновение его перехватил воздушный поток и отшвырнул к каменной внешней стене, при этом хорошенько приложив молодого человека головой, так что тот сразу же потерял сознание.
  Снова тишина, и кое-где раздавались оглушительные раскаты третьих форм аррого других генералов. Атмосфера в Эдене казалась нестабильной, и больше всего женщину поражал тот факт, что Хранитель не вмешивается. Хотя, в этом-то и была её, Шибата, вина - она отмахнулась от предупреждений Мико, хотя до сих пор почему-то считала, что была абсолютно права. В конце концов, она главнокомандующая Шинигами, и она в ответе за всё, что происходит в загробном мире. Это её дом, который бы она никому не позволила разрушить!
  Воздух как-то враз потяжелел, ноги подкосились, и Химе упала на землю, мёртвой хваткой вцепившись в свой аррого. Сил на то, чтобы вывести яд из организма, уже совсем не осталось. Небо с каждой песчинкой в круговороте времени становилось всё темнее, и она прикрыла глаза, чтобы совсем погрузиться во тьму.
  Она ощущала, как по телу скользят потоки ветра, устремляясь куда-то ввысь, в то время как она сама падала в неизвестность. Оглушающий удар о расступившуюся поверхность, что на самом деле оказалась водой. Тёмной-тёмной, настолько, что сложно было что-либо разглядеть наверху. Её тянуло вниз, и она даже не сопротивлялась, как если бы сама желала этого или не умела плавать, ослабев. Темно и холодно - именно так характеризуют Смерть? А она надеялась, что Хранитель лично проводит её на Круг Перерождения, что это случится когда-нибудь потом.
  "Желай..."
  Голос, мягкий и нежный, послышался одновременно далеко и близко, и сердце, будто откликнувшись, гулко ударилось о рёбра.
  "Борись за свои мечты, ведь именно так ты всегда поступала. Ради своей мечты и тех, кто окружает тебя...борись за жизнь"
  Неожиданно вода стала светлеть, и на глаза попался маленький белый шарик, очень яркий и удивительно тёплый, настолько, что согревал своим теплом воду. Где-то вдалеке, будто бы на поверхности воды, смутно виднелся тёмный бесформенный силуэт. Он был рядом с тем светилом, такой же тёплый и желанный. И Шибата потянулась к нему, всеми силами преодолевая сопротивление воды, которая хотела навсегда сделать её своим пленником.
  "Вот и хорошо"
  Резко открыв глаза, женщина сделала жадный глоток воздуха и увидела перед собой золотое сияние, блеклое на фоне того, что она видела несколько секунд назад. Она пошевелила рукой и сама удивилась тому, как легко у неё это получилось, словно тело стало необычайно лёгким, почти невесомым. Лёгкие уже не жгло, да и кровь в обычном ритме текла по венам. Кто-то склонился над ней, и два ярко-голубых топаза заменили ей целое небо.
  "Как вы себя чувствуете, Шибата-сама?" - мягкий голос с нотками облегчения ворвался в мир без звуков. Вместе с этим голосом пришло осознание и узнавание.
  "...яд...?" - из горла вырвался хрип, так что говорить было почти невозможно. Светловолосая Богиня понимающе кивнула и поднесла свои ладони к груди и горлу генерала.
  "Я вывела весь яд из вашего организма, но вы можете не беспокоиться ни о каких последствиях в будущем. Я также залечила все ваши раны и восстановила ки до приемлемого уровня жизнеобеспечения"
  Химе немного успокоилась: ходить и бегать сможет без проблем, а вот сражения придётся отставить в сторону. Как же её восхищали целительные способности светловолосой Шиншоу! Иногда в голове проносились пугающие мысли, что она и погибших воскрешать может, ведь Шинигами это неподвластно.
  "Что с Сакурой? Она...?"
  "Поправится. Сейчас ею занимается ваш второй офицер, Курои Хино" - с добродушной улыбкой на губах Шиншоу сняла золотой купол и сразу же исчезла в лёгком блеклом сиянии.
  "Шибата-шохо, с вами всё в порядке?!" - тут же раздался обеспокоенный голос младшего Курои, а вскоре и его лицо предстало перед глазами Шибата.
  "Я в порядке. Вижу, тебе тоже досталось"
  В этот момент Хино выглядел как самый настоящий боец: израненный, побитый, измотанный, но победивший! Это было видно по его задорным искоркам, мелькавшим где-то в глубине его аметистовых глаз. Однако этот блеск очень скоро погас, и Шибата поняла причину, когда и до неё донёсся отголосок двух схлестнувшихся ки, и она точно знала, кому они принадлежали.
  "Генерал, мой отец..." - неуверенно заговорил юноша и замолчал, понурив голову и плечи. Пальцы нервно перебирали складки хакама, пытаясь тем самым унять дрожь всего тела.
  "Вмешаться сейчас будет чистым самоубийством. Надеюсь, все офицеры, особенно новички, сообразили убраться из того района на дальнее расстояние! Проклятье, Шин, неужели ты не успокоишься, пока не убьёшь собственную дочь?! Проклятье!"
  "Не волнуйся за него. Сейчас будет лучшим предоставить всё Фуджи-шохо, а нам нужно помочь остальным и высвободить от гипноза других генералов"
  Хино не смог ничего возразить и согласно кивнул, про себя молясь Королю и Хранителю, чтобы в жестокое сражение случайно не попала сестра. Теперь его беспокойство усиливалось тем, что уже какое-то время он перестал ощущать её ки, снова.
  ...
  Курои и Фуджи разошлись не на шутку. Оба аррого были раскрыты до третьего уровня, при этом Раку возвёл защитный барьер размером в три смежных района. Оказалось не так действенно, однако барьер сдерживал разъярённую тёмно-алую ки Курои, не позволяя ей разойтись по всему Эдену, на что сам доблестный генерал отряда научных исследований и анализа не обращал внимания.
  "Кидо #81: Синхо!"
  Яростным огнём вспыхнула цепь из крупных звеньев, сковывая крепкое тело мужчины. Вот только Курои был бы не Курои, если бы такая "связка" удержала бы его надолго. Однако этих нескольких мгновений Раку хватило, чтобы перегруппироваться и облепить осколками своего аррого практически всю местность: землю, что под ногами, и пространство вокруг.
  "Знаешь, а мы ведь даже в чём-то похожи, - легко, словно нить, разорвав опутывающие душу нити, заговорил Шин - впервые с момента ухода Шики. - Оба не любим проигрывать, и оба стремимся к тому, чего никогда не получим"
  То, что разговор, так или иначе, будет касаться Шики или Хранителя, Фуджи нисколько не сомневался, поэтому старался не выдавать своего раздражения. Он обходился без общения с нормальным Курои, а уж с потерявшим контроль разговаривать вообще не собирался.
  "Всегда на ЕЁ стороне.... Даже Сэйрэй..." - последние слова были произнесены хриплым шёпотом, с надрывом, так что Раку их не услышал. Хотя, он и не собирался слушать бред Шинигами, уже давно потерявшего рассудок. Да, когда-то в детстве этот статный и сильный мужчина был его примером для подражания - честь, гордость, сила и власть. Но в один прекрасный весенний день вылепленный образец достоинства осыпался в прах; его пришлось выжечь из своих мыслей и своего сердца.
  Сейчас, сражаться с Курои Шином казалось правильно: решить всё раз и навсегда. Показать себя тем, кем являлся - главой одного из Четырёх Благороднейших Домов; доказать своё право на этот титул, доказать свою силу тому, кто желал уничтожить всё самое дорогое для него! Приказ Шибата "обезвредить" круто поменял своё значение до "уничтожить", однако крупицы сознания ещё пытались взять верх. Глупо.
  "Дикий танец вихря - зверь!"
  Металлические осколки Карондас, танцевавшие в воздухе, внезапно сорвались и устремились к противнику своего хозяина. Свист, резкие удары со всех сторон, разрывавшие и рассекавшие плоть, они были похожи на диких зверей, наконец-то добравшихся до желанной добычи.
  Курои даже не пытался уклоняться и бросился вперёд, замахнувшись гуандао. Фуджи резко взмахнул цука (рукоять) и в последний момент отвёт от себя атаку, вновь воплотив осколки в клинок. Земля предупреждающе задрожала под ногами за секунду до того, как из-под неё стали вырываться чёрные яри (копья). Только отточенная годами интуиция и сноровка позволила молодому человеку вовремя снова развеять клинок и сделать несколько колесообразных оборотов назад, пока яри не перестали выскальзывать из земли. В конце концов, воцарилась маленькая заминка, в ходе которой мужчины сверлили друг друга яростными взглядами, сжимая в руках рукояти своих аррого.
  "Тип аррого идентичен, поэтому бесполезно раз за разом развеивать клинок"
  "Если не выходит один раз, пробуй снова"
  "Не повторяй то, что мне и так известно"
  "Если ты неуверен в своём аррого, то сдавайся сразу. Ты мне не нужен, мальчишка" - ухмыльнулся Курои, вновь преобразовав рукоять в полноценное гуандао. Раку зло скрипнул зубами:
  "Я генерал основного атакующего отряда 2-3-3, а также Щит и Меч Хранителя"
  "Что ж...тогда я стану его палачом"
  Снова атака, на этот раз цельным оружием - бесполезно сражаться с чем-то, что идентично тебе.
  "Кидо #45: Райкири!"
  Молния прорвала покров барьера, однако почти тут же была отведёна средних размеров лезвием в сторону. Не теряя ни секунды времени, Фуджи припал к земле.
  "Кидо #72: Когэкирёку Бакуфуу"
  Ожидавший нечто подобного, но потерявший на долю секунды противника из поля зрения, Шин отлетел назад, пробив каменную преграду. Следуя за мощью ударной волны, остальные строения просто снесло до оснований.
  "Кидо #82: Акирамэ!"
  Новые путы, в критическое время способные сковать даже Адибиспора, несколько раз скрутились на руках, ногах и груди мужчины. Тонкие вязи печатей потекли по всему телу старшего генерала, сковывая его попытки двигаться. Сам Курои не особо противился, и даже разразился громким, но довольным хохотом.
  "Сколько неожиданностей, Фуджи! Знанием этого Кидо ты меня удивил. Но, запечатав меня, неужели ты думаешь, что я позволю себе проиграть?" - не то вопрос, не то утверждение, в котором Раку ощутил какой-то подвох. Не теряя концентрации, он огляделся по сторонам, сканируя местность, что было сделать почти невозможно: его собственная и ки Курои перемешались, отяжелив воздух. Едва уловимое возмущение ки ощущалось в стороне, и Раку медленно развернулся к тому месту, дёрнул рукой и...замер. Невидимая проволока прижала его руки по бокам тела, а шею сдавили режущие тиски. Любое незначительное движение причиняло боль, а путы сильнее стягивались на шее, прорезая кожу.
  "Театр одной марионетки...завершён"
  "Проклятье!"
  ...
  Все Фениксы погибли, а большая часть загипнотизированных генералов потерпела неудачу, либо кто-то очень постарался снять гипноз. Так или иначе, Крата это уже не волновало, просто потому, что его цель была уже близка.
  Иногда время текло медленно и неумолимо, а иногда оно устремлялось вперёд со скоростью света. В Эдене оно всегда повиновалось опадающим нежно-розовым лепесткам сакуры во Дворце Короля. Не медленно, не быстро, но всегда в своё время. Случайность переросла в предопределённость, а потом в то, что называется Судьбой. Его встреча с Мико - случайность. Его глупое детское желание и решимость - предопределение. Жизнь наблюдателя - судьба. Я хочу увидеть всё своими глазами! - его собственные слова, и только спустя такой огромный отрезок времени он, наконец-то, понял печаль в Её глазах. Но он хотел увидеть истину, хотел сам узнать правду, которую бесконечно долго в себе таило сияющее создание. Узнал. Увидел.
  Старые полуразрушенные районы Руконгана навевали воспоминания о тех беззаботных днях, когда он был ещё ребёнком. Первым ребёнком, родившемся в Эдене. Потом он исчез, и, вероятно, мать о нём забыла. Последние несколько месяцев, украдкой прогуливаясь ночью по районам, Крат надеялся повстречаться с этой женщиной, а когда встретился - убил собственными руками. За то, что не узнала его. За то, что продолжила свою прошлую, казалось бы, брошенную, как кошмар, жизнь. Она стала ему чужой.
  Змеи за его спиной взволнованно зашипели и обвились вокруг плеч юноши. Ситхи - Дар, полученный им от Мико. Эти самые змейки прекрасно потрудились над сильнейшим гипнозом полковников и генералов Эдена, что внесло хаос и беспорядки в загробный мир. Фениксы, глупый наследник аристократической семьи, гипноз - всё это было лишь отвлекающим манёвром, удавшимся на славу. Ведь теперь его цель была как никогда близка. Первый район - как прямой коридор в тронную залу, и впереди уже виднеются первые арочные врата. Их всего шесть, так что можно не торопиться.
  Люди сами по себе глупы, но обладающие огромным запасом ки оказались ещё глупее и ничтожнее. Стремятся к вершине самодельного Олимпа, при этом ничего из себя не представляя. Ошибка, допущенная Королём. Всё было не важно.
  Первое столетие в образе человека было самым ужасным. Для него, рождённого в благополучном Эдене, мир живых казался полем битвы за выживание. Выживает сильнейший, но ребёнок по своей сути никогда не будет сильнейшим. Приходилось прятаться, скрываться, убегать, а потом учиться убивать. Дальше было уже проще: вырос, освоился с новой силой, понял суть мира людей, увидел совсем другую сторону Шинигами, изменил собственное мировоззрение. Вместе с осознанием пришла жажда справедливости, которая потом таилась в нём не одно столетие. Фениксы - его верные соратники и пешки, которыми не жалко было жертвовать. Хотя, Эрвин была другой, более чистой и невинной, его первое дитя. Все остальные следовали за ним, как за сильнейшим, но у каждого были свои мотивы: отомстить за дорогих людей, избежать смерти, просто насладиться убийствами. Сила либо поучает, либор сводит с ума.
  "Сойти с ума было бы проще, чем получить такой урок"
  Однако тщательно подготовленный план едва не сорвался из-за вмешательства Шинигами. Нет, конкретно одной-единственной Шинигами, потому как остальные не представляли никакой угрозы, даже тот смертный мальчишка. А она, не смотря на свой статус, смогла создать вторые Врата, при этом всего лишь потратив большую часть ки. Случайность? Или неожиданная помощь? Как бы то ни было, это уже не имело значения.
  Первые арочные врата пропустили его без какого-либо промедления, что нисколько не насторожило Крата. Он знал, чего ожидать за порогом шестых арочных врат и нисколько не боялся этого. Сложно бояться того, к чему стремишься всем сердцем, ради чего жил всё это время.
  Последние арочные врата так же без проблем пропустили его, и сердце юноши охватил трепет. Прошло тысячелетие, а Дворец Короля не изменился. И сказочный дворик, где бессменно цветёт сакура, а у её подножия, уже не так заметно, журчал маленький ручеёк. Скамеечка прочно оплетена растениями, словно на ней давно уже никто не сидел. Только сейчас это место уже не выглядело таким волшебным, под нависшим над ним тёмным небосводом.
  "Как посмел ты ступить своей ногой во владения Короля без права на то, смертный?"
  Крат перевёл взгляд на две фигуры, стоящие на лестнице. Неестественно высокие и смертельно опасные - женщина и мужчина в доспехах чем-то напоминали вольных воинов, если бы вообще были людьми. Глаза женщины в темноте зло сверкали тёмными лазуритами, однако сама она оставалась внешне спокойной.
  "Я ступил не во владения Короля. Мне нужен Хранитель"
  Кочин несколько высокомерно вздёрнула бровь вверх и глянула на Тоуда. Тот хмурился и не сводил своего пламенного взгляда с мальчишки.
  "Мы - Стражи Дворца Короля. Мы не пропустим тебя внутрь и не выпустим отсюда"
  "У меня есть силы идти только вперёд. Я уже не смогу вернуться назад"
  Опустившись на одно колено, Крат ссадил с себя обеих змей, а из воздуха выхватил нагинату с лезвием, охваченным огнём.
  "А мальчик не шутит. Стоит разобраться с ним до появления Мико" - предупредила Богиня Разрушений, медленно вытягивая из-за пояса дзюттэ.
  "Думаю, я не буду пока вмешиваться. Со змеями разберусь сам"
  Юноша и Богиня соскочили со своих мест одновременно и столкнулись где-то посередине, а потом неуловимо замелькали где-то в воздухе, только стук и скрежет металла был слышен. Две огненно-золотые змеи, которые только длинным скользким телом змей и напоминали, но при этом имели передние и задние лапы, стремительно двинулись ко Дворцу Короля, но путь им преградила стена пламени. Существа дико зашипели и отползли чуть назад, а после подняли свои мордочки к зависшему над ними Богу Адского Пламени.
  "Боитесь? И правильно делаете!"
  С одной змеёй расправиться не составило труда, хватило одного огненного шара, чтобы выжечь её. Вторая змейка юркнула в сторону, потом резво подалась наверх и со спины напала на Шиншоу, плотным кольцом скрутившись на его шее.
  "За...ра...за"
  Кочин не могла понять своего противника. Обычно воины понимали стремления и желания друг друга, стоило им скрестить мечи, но от этого смертного женщина не ощущала никаких тёмных чувств. В его венах текла крупица чистой силы Хранителя, а его сила не походила ни на силу Шинигами, ни на силу Шиншоу. Она даже не совсем понимала, кто перед ней: смертный или нет? Только когда их клинки высекали искры, на мгновения она ощущала чужие сильные эмоции и одно-единственное желание - увидеть Хранителя.
  "Он..."
  Удар. Ещё один. Кровь - человеческая, как признак жизни. Простой смертный не может даже ранить Шиншоу, не говоря уже о том, чтобы убить. Тогда к чему он стремится?
  Пронзительный крик-рык буквально вспарывает пространство внутреннего двора, заставляя обоих сражающихся замереть на месте. Кочин был знаком этот рык, почти на грани звериного, и теперь он её пугал.
  "Только не это!"
  Волна выжигающего всё на своём пути пламени прошлась по всему двору, после чего сосредоточилась плотной занавесью вокруг тёмной фигуры. Почувствовав неладное, Крат резко ушёл в сторону и поднялся в воздух, так что языки пламени едва коснулись его туники. Другой Шиншоу, с которой он сражался, так же держалась как можно дальше от пламени, при этом поспешила возвести вокруг себя плотный кокон защиты.
  "Уничтожу! Всех нарушителей...уничтожу!"
  Адское пламя стрелой устремилось в небо, описав дугу, разделилось на две части и направилось на юношу и женщину. Щит Кочин рассыпался в дребезги, а сама она отделалась лишь сильным ожогом. Крат только в последний момент выставил щит, что помогло отразить пламя, но даже его защита долго не выдержала. Раны, полученные в сражении с Шиншоу, заболели адской болью, кровь уже ручьями стекала на каменные плиты, из-за чего в глазах начало двоиться и темнеть.
  "Тоуда, успокойся! Ты убьёшь нас всех! - закричала Кочин, пытаясь хоть как-то пробиться в сознание Бога Огня, но глаза его уже застилала алая дымка. Она лишь однажды видела его в таком состоянии, в тот раз он сжёг множество чистых душ. Повторения она не хотела. - ТОУДА!"
  Но он не слышал её и даже не обращал на неё внимания, будто потерял интерес к игрушке, и, оскалив вмиг отросшие клыки, развернулся к мальчишке. Новая стрела, тонкая, словно нить, слетела с его ладони незаметно и сразу же пронзила цель. Крат только вскрикнул от секундной боли, покачнулся и сорвался вниз, упав в собственную лужу крови.
  "Это...конец?"
  Слабость медленно разливалась по всему телу, такая желанная. Он так устал за целое тысячелетие влачения своего жалкого существования. Покой. Почему никто так и не понял, чего он желал больше всего? Прекратить всё. Каждый раз нарываясь на неприятности, привлекая к себе опасности, он вновь и вновь выживал, потому что тело, дарованное ему, не могло умереть. Он просто хотел покоя.
  Тихие шаги и тяжёлый хрип. Он чувствовал приближение, ощущал жар, поэтому не вздрогнул, когда над ним неожиданно склонилось тёмное с алыми полосами лицо, а груди коснулся коготь. Смерть...не так он её себе представлял. Не от той руки...
  "Тоуда!" - крик на грани сознания, и голос - незнакомый, какой-то слишком жалкий, с нотками безумия. Но как странно, что именно от этого голоса рука его невольного палача дрогнула, а дикие алые глаза посветлели до обычного медового цвета.
  Снова тихие, но торопливые шаги. Тело уже не слушается, но всё же удалось кое-как повернуть голову чуть в бок, чтобы увидеть.
  "К...К-крат..." - судорожный шёпот на выдохе.
  Он больше не видел её, но ощущал. Его детские воспоминания никуда не делись, они не стёрлись и не канули в лету. Просто ему пришлось отодвинуть их на второй план. Просто ему пришлось на некоторое время забыть о ней. И он никак не мог понять, как всё то время обходился без этого. Тепла, что было сродни материнскому. Заботы, как если бы за ним присматривала любящая старшая сестра. Без этого покровительства, от которого он сам так нелепо отказался.
  "Это всё...твоя...вина.... Я...хотел всегда...быть рядом...не забыть..."
  Боль в ране, полученной огненной стрелой, вспыхнула с новой силой, только на этот раз она не утихала. Ему казалось, будто что-то вроде кислоты разъедает его тело, разрушает его. Больно, но ему было намного больнее от невысказанных слов. А ведь он столько всего хотел рассказать этому сияющему созданию.
  "Люди...глупы и...нич-чтожны...но Король дал им...силу...совершенствоваться.... М-мы живём только...ради...тебя..."
  "Крат...зачем...?"
  Голос, как же он мечтал вновь услышать его! Именно такой - нежный и спокойный, без металлических ноток. Хотя бы создавалась иллюзия любви, единственной и не разделённой на других. Больно, но он всё равно пытается выдавить улыбку.
  "Я хотел...освободить тебя...от их...невежества и...подлости...их лицемерия.... Они...забыли о...тебе..."
  "Но ты...ты никогда не забывал. Почему...?"
  Печаль. Ему так отчаянно хотелось хотя бы коснуться её руки, чтобы ободрить, но он уже не чувствовал рук. Кислота в его теле распространялась и сжигала.
  "Какой бы ребёнок...не хотел быть...с матерью...?"
  "Только тот, что отказался от неё" - снова слова на выдохе, и неожиданно боль отступила. Тепло приятным потоком окутало его всего, словно одеяло. И запах...сладкий аромат цветов. Запах его драгоценного детства. На сердце становится так спокойно, впервые за очень долгое время. Всё так и должно быть...да...именно так.
  "Прости меня, Крат...за мою ошибку..."
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"