Саванта: другие произведения.

Феникс - 10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И опять всё не в пользу Шики! )

  Это было так давно, что она почти забыла. Жизнь чистой души, ребёнка, которого обрекла на вечные скитания по миру живых. Что это было: наказанием или уроком? Скорее всего, наказанием за то, чего он сам не понимал. А она так и не узнала, почему ему нравились люди. Она так и не узнала, почему он их возненавидел. Это действительно была её вина, потому что тогда её снедала ненависть и горькая обида, которая случайно выместилась на маленькую невинную душу. А случайность ли это была? Или же новый виток в запутанной и вечной игре Короля и Хранителя?
  Когда во Дворец Короля вернулись остальные Шиншоу, что они увидели? Хранителя, прощавшегося с потерянной навсегда душой? Или мать, оплакивавшую своего ребёнка? Никто из них не произнёс ни слова и даже не приблизился к ним, пока тело не выгорело, не оставив после себя ни следа.
  "Причиняя боль кому-то, мы причиняем её, в первую очередь, самим себе"
  ЕГО слова, брошенные когда-то в её сторону. В них было очень много сожаления, горечи и боли. ОН тоже страдал, запирая её в этой клетке? А ведь ей было больнее всего!
  "Тебя снедает глубокое горе, сестра моя. Позволишь ли ты мне развеять её?"
  Маленькие детские ручки осторожно сзади укладывают на спину, а голова осторожно умещается на тёплых коленях. В чёрных без белков глазах таится беспокойство, а на чуть пухлых губах играет едва заметная улыбка. В Аду не холодно и не жарко, на этот раз здесь просто хорошо. И даже крики тёмных душ не проникают в эту колыбель покоя.
  "Я не хочу забывать этот грех. Он...важен для меня"
  "Но он не отпускает тебя. Ты не сможешь вечно прятаться здесь. От него"
  "Ты не поверишь мне, но я боюсь. Тому, что я совершила в прошлом, нет прощенья. А что, если это прошлое шагнуло в настоящее? Я боюсь снова ошибиться"
  Её слова разозлили брата - она почувствовала это по колебаниям в воздухе, по тому, как заискрился этот самый воздух. Но маленькая ладошка не дрогнула и всё также нежно гладила её по волосам, легонько касаясь тонких бровей и висков, будто успокаивая. Он никогда не злился на неё.
  "Ошибаются люди, ошибаются Боги, даже Отец в любой момент может ошибиться. Главное осознать свою ошибку и получить, пускай жестокий, но урок. Ты не можешь отвернуться от своих детей, оплакивая судьбу только одного. Ты никогда так не поступала. Что с тобой случилось, сестра?"
  "Я не знаю, откуда появилась эта боль. Я не знаю, когда я начала что-либо чувствовать. Я не знаю, что со мной..."
  Она не помнила то время, когда начала воспринимать чужие страдания как свои. Будто в один момент она стала...живой. Нет, не человечной, это понятие никак не подходило.
  "Тебе нужно быть сильной, иначе Эден падёт. Твой прекрасный мир не выживет без тебя"
  Так необычно было слышать столь ободряющие слова, а не заезженные успокаивающие вроде "вы просто устали, госпожа". К счастью, брат знал меру в сострадании, не смотря на всё своё грозное величие Повелителя Ада.
  "И как ты со всем справляешься? Тебе ведь постоянно приходится судить души, а они умоляют тебя помиловать их. Почему ты не чувствуешь боли или печали?"
  "Я печалюсь, когда опечалена ты, сестра моя. Мне больно, потому что больно тебе. А души... если бы их ещё можно было спасти, они бы не представали на моём Суде. И сколько бы они не умоляли, я всегда буду безразличен к ним. Думаю, теперь ты понимаешь страдания нашего Отца и то, на что Он обрёк тебя"
  Родительская любовь к своему чаду порой может пересечь границы дозволенного. Каждый ребёнок хочет быть рядом со своей матерью, чтобы чувствовать её заботу, любовь и всю нежность. Родитель никогда не отвернётся от своего дитя, даже если само дитя отринет от того, кто подарил жизнь. Он до сих пор любил её. Она до сих пор страдала из-за него.
  "Что стало с теми душами...Фениксами?"
  "Их огонь жизни потух, и я спустил их на нижние круги. Сомневаюсь, что они когда-либо выберутся оттуда, даже будучи Нулусами или Адибиспорами"
  Пять душ, не принадлежавших ни миру живых, ни загробному миру. И одна навеки потерянная душа.
  "Он...больше никогда не вернётся..."
  "Пламя Тоуда сжигает душу, без права на существование и перерождение. Оно не делает различий между чистыми и тёмными душами и не являет собой справедливую смерть. Ты всё ещё хочешь, чтобы он был на свободе?"
  "Я забрала его отсюда. И я никогда не откажусь от него. Забудь об этом"
  Детское личико приняло выражение вселенской обиды, но спустя мгновение чёрные гагаты весело замерцали. На месте, где должен быть зрачок, вспыхнул золотой ободок, что для обычного человека выглядело бы ужасающе.
  "Надеюсь, ты у меня также Энма-Ай не заберёшь? Знаешь ли, тяжело будет найти нового помощника в короткий срок!"
  "Не волнуйся, я как-нибудь обойдусь без неё" - улыбнулась девушка и как бы невзначай дёрнула светло-фиолетовую прядку, выбившуюся из полурастрепавшейся причёски Повелителя Ада. Энма на это только фыркнул, но также поиздеваться над волосами сестры не рискнул.
  О прибытии Энма-Ай с новыми грешными душами их известил удар гонга, висевшего на двери в противоположной стороне комнаты.
  "Ну вот, мне пора на Суд. Преступники не ждут! Если хочешь, можешь побыть пока здесь, а Ай составит тебе компанию"
  "Не хочу злоупотреблять твоим гостеприимством. К тому же, меня ждёт мой собственный Суд. Спасибо, что приютил на некоторое время и выслушал. Уже не так страшно"
  "Это хорошо. Однако из меня не лучший слушатель. В следующий раз, если что-то случится, я утащу виновника в своё Царство, так что не обращайся ко мне в поиске поддержки"
  "Ты как всегда жесток"
  "Я как всегда справедлив. Передай Тоуда, что своё наказание от меня он ещё получит" - покинув тонкую материю завесы света, маленькая фигурка Энма-Дай-О растворилась в сумраке зала. Грешникам не дано оттянуть момент своего Суда.
  Эден.
  Мия нервно переступала с ноги на ногу, при этом постоянно сталкиваясь с Тору-куном и Сакурой-тян, стоявшими по бокам от неё, но никто из взрослых товарищей не поругал её за это, потому что так же, как и она сама, были напряжены и взволнованы. Весь офицерский состав выстроился в одну шеренгу на своих местах. Самое удивительное уже было то, что присутствовали абсолютно ВСЕ. Чистых душ сегодня по особому случаю не допустили ко Дворцу Короля, потому что их это никоим образом не касалось. Присутствовали некоторые главы мелких аристократических кланов, обособленной группой оставшись чуть в стороне. В самом центре двора на коленях, закованный в цепи и связывающими путами, стояла причина волнения Эдена - Шизука Наноми, так и не ставший наследником клана Шизука.
  Рукара не знала его, даже о клане Шизука слышала раз или два, однако вовсе не это будоражило всех Шинигами, а сам факт того, что судить будут кого-то из среднего слоя аристократии, которая считалась тенью власти Эдена.
  "Он очень сильно провинился, да?"
  Услышав тихий голосок Мии, Маюри чуть вздрогнула: не от неожиданности, а от самой сути вопроса.
  "Он был соучастником и организатором нападения на Эден. То, что он из средней аристократии, только ухудшает всё дело. Решением Короля может быть высшая степень наказания"
  "Но ведь настоящий враг Эдена убит. Мико ведь не будет слишком строга?"
  "На всё воля Короля" - еле слышно выдохнул Ёшики и скосил взгляд чуть правее, в сторону генерала и полковника Фуджи.
  Не смотря на тяжёлую атмосферу, нагнетавшуюся со стороны аристократов, глава клана Фуджи оставался всё также спокоен и холоден, будто это было обычной церемонией или собранием. От ран и повреждений за прошедшую неделю не осталось и следа, так что молодой человек излучал собой всё ту же ауру силы и власти. А вот Шики напоминала собой безжизненную фарфоровую статуэтку, каким-то образом затесавшуюся среди них. Было удивительно увидеть её в госпитале первого отряда среди остальных пострадавших, ведь она была там довольно-таки редким гостем. А в этот раз досталось всем, даже самым стойким. Но через два дня она исчезла из госпиталя, чем всерьёз обеспокоилась Шибата-сама и сразу же бросилась в поместье Фуджи. Фуджи Раку подтвердил, что его полковник вернулся в поместье и получает лечение от личного врачевателя семьи, однако с тех пор никто так и не видел девушку. Ёшики увидел её только сейчас, наверное, впервые за все церемонии во Дворце Короля, и выглядела она не в пример хуже Хисаме-сан. Внешне никаких изменений, но вот глаза...абсолютно сухие и немигающие, но при взгляде было видно, что ей очень хочется заплакать.
  "Прекратите разговоры" - немного суровый голос Шибата-шохо вывел юношу из задумчивости и приструнил разговорившуюся Рукару-тян. Хотя, именно Шибата-сама сейчас было хуже всех: смерть хорошего друга немного подкосила её.
  Как раз в этот момент массивные двери медленно раскрылись, являя солнечному свету тоненькую белую фигурку, едва заметную на фоне всё той же белизны стен Дворца. Сегодня на Мико были белоснежные одежды, тонко расшитые искусными узорами серебра. Водопад распущенных, перекинутых через плечо вперёд, серебристых волос струился и переливался на солнце бликами всех цветов, словно драгоценные нити. Однако лицо Хранителя было скрыто в тени большого глубокого капюшона, из-за чего создавалось впечатление безликости. Рукару такой внешний вид Мико напугал и она поспешно прижалась к боку Тору-куна.
  "Сегодня не будет церемоний и напутствующих слов. Я прошу сказать правду о погибших Шинигами или замолчать навсегда"
  Традиционные слова пронзили тишину двора, словно острый клинок. И всё то же молчание было ответом. Мико развернулась в сторону заключённого.
  "Шизука Наноми, наследник пятнадцатого главы клана Шизука и первый сын, твои грехи станут карой твоей: убийство отца своего и восстание против Эдена, что был домом и жизнью твоим. Ты клялся защищать его от врагов как внутри этого мира, так и за его пределами. Лживы были твои слова, разгневавшие Короля.... Король вынес приговор: казнь на Ардео и заключение на средние круги Ада"
  Хранитель замолчал, позволив словам достигнуть понимания у всех присутствующих. Некоторые главы кланов качали головами и тихо переговаривались, однако возразить Королю никто не смел. Другие же бросали обвиняющие мрачные взгляды на молодого человека в центре, полностью поддерживая вынесенный приговор. Шибата молчала, ни её лице не дрогнул ни один мускул, но спустя минуту она всё же низко опустила голову, будто скрываясь.
  "Лишившись главы и наследника, клан Шизука войдёт в клан Инари, как приданое Шизука Канами, младшей дочери клана"
  Вперёд выступил пожилой, но ещё пышущий силой мужчина в дорогих одеждах жёлтых и голубых расцветок - Инари Кагашима, глава довольно крупного клана, имевший отнюдь не последнюю власть в Эдене.
  "Мы будем рады объединить кланы, особенно когда Шизука Канами войдёт в нашу семью. Прошу простить меня, Хранитель, что не уведомил вас о столь знаменательном событии"
  "Я проведу Церемонию Соединения через три недели, под благословение Короля*"
  "Благодарю вас!" - чинно поклонившись, мужчина вернулся на своё место.
  Шинигами и остальные несколько расслабились, ввиду предстоящего праздника Соединения, когда объединятся две души одной золотой нитью.
  По двору разнёсся безумный смех.
  "Какой театр абсурда! Ты думаешь, что победила? Думаешь, казнишь меня и преподашь урок другим? Ошибаешься, Мико! Ты - ничто! Эфимерия этого мира, который ты называешь своим. Ха-ха-ха, ещё скажи, что предвидела такой исход с самого начала. Ха-ха, ну же, скажи, ты же у нас Оракул!" - слова ядовитой кислотой вылетали изо рта молодого человека, а глаза прожигали то место, где под капюшоном должно было быть лицо Хранителя. Фуджи нервно дёрнулся с места, но его тут же удержала Шики и отрицательно покачала головой. Во дворе воцарилась гробовая тишина.
  "У тебя был выбор: открывать дверь или нет, когда в твой дом постучался предводитель Фениксов. У тебя был выбор: принимать его предложение или нет, когда он ничем не угрожал тебе. У тебя был выбор: ударять кинжалом или нет собственного отца, когда тот был немощен из-за яда. У тебя был выбор: поддержать или отказаться, когда сестра умоляла тебя обратиться за помощью отцу. Перед тобой было много развилок, но теперь выбора у тебя нет. Не я направляю судьбу, я просто предоставляю шанс. Мать всегда будет любить ребёнка, даже если в своём сердце он отказался от неё. Более твоя жизнь не в моих руках"
  Массивные врата снова заскрипели, и Хранитель покинул своих детей, скрывшись в стенах Дворца. Стражники подхватили за руки не сопротивлявшегося смертника и вереницей, состоящей из Жрецов, направились в сторону нулевого района. Шибата, Цукиё и Микога замыкали процессию, будучи свидетелями приведённого в исполнение приговора.
  "Хранителю ведь тоже было больно, правда?" - тихо спросила Мия, но услышали её почему-то все. Урисава попытался чуть ободряюще улыбнуться и погладил малышку растрёпанным волосам.
  "Не беспокойся, Мия-тян, Хранитель очень сильный. Да и сама боль надолго не задерживается - поболит и со временем утихнет"
  "Но некоторые раны никогда не заживают, а только гноятся" - ввернул свою истину Курои, не отводя задумчивого взгляда с того места, где недавно стоял Хранитель.
  "Вот обязательно было говорить это?" - хмуро буркнул Амагава и укоризненно покачал головой. Курои есть Курои, и никакой управы на него нет!
  "...Кап-кап, по капельке
  Ответь мне поскорей:
  Заковано ли сердце в темницу
  Или мечтает оно о ней?.."
  Все удивлённо перевели взгляды на Шики, но девушка проигнорировала их, развернулась и неторопливо направилась к арочным вратам, что-то тихо напевая.
  ...
  На этот раз провинившимся был не Сейрю, что несколько удивляло и подавляло остальных Шиншоу. К вечным разборкам с Сейрю они уже давно привыкли и воспринимали это никак иначе, чем забавная традиция. Только у Короля Драконов был скверный характер, только он недолюбливал смертных, только он презирал Шинигами - больше всех остальных. В этот раз все чувствовали страх, когда смотрели на склонившего одно колено перед возвышением, сгорбившегося, с низко опущенной головой Бога Адского Пламени.
  Ближе всех к нему стояла Кочин, словно своим присутствием хотела поддержать товарища; остальные Шиншоу держались чуть в стороне, кто-то опасливо выглядывал из-за своих подпространств. Тоуда молчал, Мико тоже, смотря на него и сквозь него одновременно. Даже старец Тенку не решался взять слово.
  "Так не должно случаться, чтобы сила брала верх над разумом. Ты понимаешь причину моего недовольства?" - голос Хранителя звучал также сухо и безжизненно, как несколько минут назад во дворе, при вынесении приговора. Единственное, она скинула с головы капюшон, и теперь можно было видеть, что серебро глаз полностью скрывается за плёнкой золота.
  "Я желал лишь одного - защитить Дворец и Мико. Любой, ступивший во владения Хранителя, был обречён на смерть"
  "Он был смертным"
  "Он желал смерти и пришёл за ней"
  "Ты и Кочин желал смерти?"
  "Я никому..."
  "А ты едва не спалил её!" - Мико сорвалась на крик, отчего вздрогнули все Шиншоу. Волна гнева прокатилась по залу и растворилась в стенах, впитавших её, словно губка.
  "Я сожалею"
  "Я знаю"
  Тенитсу осторожно приблизилась и встала за спиной Тоуда, опустив на его плечо свою прохладную ладонь. Мико посмотрела на своих Шиншоу и ужаснулась: в их взглядах, направленных на неё, читались страх и абсолютное смирение. Она постаралась немного успокоиться и послала ободряющую волну ки, чтобы её дети так не страдали. Подобрав полы одеяния, она спустилась на нижние ступеньки возвышения и села напротив коленопреклонённого Тоуда, до сих пор боявшегося поднять голову.
  "Посмотри на меня" - тихо попросила она, однако Бог отрицательно качнул головой, не произнеся ни слова. Девушка тяжело вздохнула, подалась вперёд и, обхватив его лицо своими ладонями, заставила его посмотреть на себя. Одного взгляда хватило, чтобы увидеть в алых глазах мучение, сожаление, испуг и непролитые слёзы. Даже Боги могут страдать - нелепая истина.
  "Что бы ни случилось, я всё равно буду любить тебя и никому ни за что не позволю обидеть. Это же я сказала и брату, поэтому не бойся"
  "Значит...значит, То-тян...останется с нами?" - высунулась из-за спины светловолосой Богини Исцеления Тайин и со скопившимися в уголках глаз слезами вопросительно посмотрела на Хранителя.
  "Только если он мне спалит сакуру, я отправлю его на ледник к Сейрю" - улыбнулась Мико и, резво поднявшись, вернулась наверх. Все Шиншоу дружно облегчённо выдохнули. Хранитель снова стал самим собой: строгий, но справедливый и добрый. А попытка пошутить благотворно сказалась на маленькой Богине, которая всё же сдержала порыв разрыдаться.
  Тоуда так и не поднялся с колен, понуро опустив голову. Он ожидал наказания, любого, но не того всепрощения, которое продемонстрировала Мико по отношению к нему. Ведь он подвёл её, потерял над собой контроль, причинил вред Кочин! А она всё равно ласково улыбалась ему и называла своим ребёнком. Он никогда не мог её понять, но это не мешало ему всегда быть рядом с ней и также безгранично любить.
  "Как вы решите поступить с Шинигами? Шибата-сама смела подвергнуть ваше решение сомнению, в последствии чего половина Эдена оказалась в руинах" - выступил вперёд Рийин, отводя будоражащую тему в сторону.
  "Пусть всё остаётся так, как есть. В конце концов, это было своего рода проверкой для главнокомандующей. Она допустила промах, но она же его и исправила, поставив на кон свою жизнь, свой статус и моё доверие. Она отыграет свою самую главную роль, когда-нибудь сказав одно-единственное слово - "хорошо"" - прошелестел чуть усталый голос сияющего создания, а на губах заиграла чуть заметная загадочная улыбка. В зале воцарилась тишина, на этот раз не угнетающая, а понимающая, и Тенку почтительно склонил свою голову.
  "Кочин, Сорю, продолжайте следить за переходом в Междумирье. Рикуго, Тайин, Тоуда, Сейрю, не отходите ни на шаг от Савари Хикари, будьте рядом с ней. Генбу, присмотри пока за близнецами Аояма, но только незаметно, даже от Унохары. Все остальные могут быть свободны"
  Получив задания, Шиншоу исчезли каждый в своём межмировом окне. Бьяко вопросительно и с некоторой жалостью оглянулся на Мико, но потом разочарованно ударил хвостом по полу и тоже исчез. В помещении остались только Тенитсу и Сузако, который теперь в точности повторил виноватую коленопреклонную позу Тоуда.
  "Я запрещаю тебе приближаться к Савари-сан и близнецам Аояма. Думаю, ты понимаешь причину" - голос Хранителя вновь стал холодным и лишённым каких-либо живых эмоций.
  Сузако запрет не слишком-то разочаровал, хотя было немного грустно - Аояма Кира ему нравился, как человек и как обладатель Королевского Меча.
  "Простите мне моё своеволие. Такого больше не повторится"
  "Ни Савари-сан, ни близнецы Аояма не должны знать о Курои Сае, иначе это разрушит всё, что было создано до этого. Зачем ты рассказал о ней Кире?"
  "Мне показалось это неплохой идеей. Возможно...он кое-что поймёт, сделает для себя какие-то выводы"
  Мико всё равно не понимала причин Сузако и ощущала его таинственное молчание, будто он пытался что-то скрыть от неё. Впрочем, это уже было не так важно, от сказанных слов уже не отречёшься. Всплывший на поверхность кусочек правды несколько тревожил Хранителя, даже заставил его обратиться с просьбой к Унохаре Микото, но бывший генерал только пожал плечами и помотал головой, отказавшись стирать мальчишке память. Оставалось только надеяться, что младший Аояма не любопытен и не станет углубляться в пучины жизни, которая его ни коим образом не задевала.
  "Можешь вернуться в свой Небесный Дом"
  "Благодарю" - почтительно отозвался Бог Огня и сразу же исчез в огненном кольце межмирия.
  Девушка вздохнула несколько свободнее и устало провела ладонью по лицу. Сложившаяся в Эдене атмосфера несколько усугубляла положение. Конечно же, вся мелкая аристократия была недовольна и не согласна с решением Короля по поводу казни Шизука Наноми, однако кто осмелится из этих низших существ возразить самому Королю?! Хотя дальнейшая судьба наследника Шизука не приносила облегчения, а только вселяла горечь и досаду в сердце самого Хранителя. Генералы и полковники были насторожены и явно чем-то обеспокоены, а остальные аристократические семьи притихли и старались держаться в тени. В Эдене стало очень тихо, но не спокойно.
  "Как обстоят дела в пятом отряде?"
  "В новый сформировавший отряд научных исследований и анализа поступили все желающие Шинигами из Академии. Отбором Шинигами занималась Шибата-сама, так как Курои-сама отказался принимать в этом участие"
  Чего и следовало ожидать, и Мико в который раз поразилась самообладанию главнокомандующей. По необъяснимым причинам во время нападения на Эден, когда часть высшего офицерского состава оказалась под воздействием гипноза, первыми из всех пострадали защитный отряд и отряд научных исследований и анализа. Только если в случае с Хиори-шохо и Цукиё-шохо их подчинённые пострадали и оказались в худшем случае в госпитале, то в случае с Курои весь его отряд был стёрт с лица Эдена. Все Шинигами пятого отряда были убиты, однако найти какие-либо следы и доказательства убийцы не было возможности, благодаря Тенку. Старый Бог Мудрости и Равновесия как никто другой знал, как всё явное сделать тайным. Зачем это было Хранителю? Чтобы защитить Шина, и он прекрасно знал, что не получит слов благодарности за это.
  Тенитсу же была против покрывать убийцу и хотела, чтобы Курои Шин понёс наказание за свои грехи. Лично она испытывала неприязнь к этому Шинигами, но была вынуждена молчать. Мико любила этого мужчину и всячески защищала его, даже если тот раз за разом причинял ей боль. Даже если он всем сердцем желал Ей смерти.
  "Шибата незачем знать правду о произошедшем. А пока...я хочу немного отдохнуть. Если что-то случится, обращайтесь к Фуджи Раку или Фуджи Шики и выполняйте все их приказы"
  "Хорошо, Мико. Светлых снов и благополучия" - почтительно поклонившись, светловолосая Богиня тревожным взглядом проводила хрупкую фигурку Хранителя до внутренних покоев, пока она не скрылась за огромными дубовыми дверями. Дворец Короля погрузился в сон вместе со своими хозяевами.
  ...
  В поместье Курои с самого утра царила гробовая тишина. Хотя, подобная атмосфера иллюзорного покоя царила уже несколько дней, но сегодня определённо всё было несколько иначе - в воздухе витало напряжение. Именно сегодня Хино, наконец-то, покинул свои покои и решился отобедать в общем зале в компании отца. Прежде он вполне обходился завтраками, обедами и ужинами, которые слуги приносили ему в его комнату. Всю неделю они с отцом не пересекались: Шин был занят распределением своего нового отряда, а Хино старательно избегал его, что не составляло проблем в столь огромном поместье. Но вот именно сегодня младшему Курои надоело играть в прятки, поэтому слуги, как только накрыли стол, постарались как можно быстрее и незаметнее ретироваться.
  Молчание в кои-то веки напрягало. Курои-старший с невозмутимым видом ел суп мисо, а вот у младшего Курои рисовые зёрна застревали в горле от напряжения, так что постоянно приходилось запивать их водой. Как ни странно, но первым эту неприятную атмосферу нарушил отец.
  "Ты хотел о чём-то поговорить, или решил просверлить взглядом во мне дыру?" - прозвучало несколько раздражённо, но Хино уже давно привык ко всем видам настроения отца. В конце концов, в хорошем настроении Курои Шин пребывал не так уж часто.
  "Я хотел узнать, как вы себя чувствуете, отец"
  "Прекрасно. Главе Фуджи ещё слишком далеко до безжалостного убийцы, хотя и осмелился направить на меня свой аррого" - чистая аргументация факта и лёгкая усмешка. Юноша вздохнул с облегчением. В Эдене все знали исход сражения Курои и Фуджи и поражались тому, как оно завершилось. Генерал Фуджи была оказана помощь одним из Шиншоу, которая владела даром Исцеления, а вот Курои-шохо от медицинской помощи отказался.
  Шинигами из целительного отряда, оказавшиеся на месте первыми, под клятвой секретности рассказывали ему, что при появлении оба генерала выглядели минимум невменяемыми и максимум сумасшедшими. Не столько беспокоили раны мужчин, сколько их яростные взгляды и ауры убийц. Они рассказывали, что не могли приблизиться к ним для оказания целительной помощи до тех пор, пока к месту разрушения не прибыла Шибата-шохо. Но даже ей стоило огромных усилий успокоить не столько Курои-шохо, сколько потерявшего самоконтроль Фуджи-шохо. Хино смутно верил их рассказам, Шинигами порой любят приукрасить, но за состояние отца беспокоился.
  "Шибата-сама волновалась" - зачем-то сказал он, хотя в голове крутился один-единственный вопрос, задать который он всё же не решался.
  "Ты больше ни о чём не хочешь спросить?"
  Юноша вздрогнул - отец всегда видел его насквозь.
  "Ты не убил Фуджи Раку"
  Это интересовало Хино не в первую очередь, и Шин прекрасно это знал. Он даже догадывался, что в действительности беспокоило его сына, но не собирался разговаривать на эту тему. Забавно, что Хино заговорил о Фуджи; мужчине не нравилась эта тоненькая, едва заметная ниточка, что тянулась от его сына к генералу второго отряда. Это не дружба, и ещё не доверие, но что-то такое...вроде понимания. Раздражало.
  "Я не убил его по одной простой причине - с давних времён главы клана Фуджи защищены покровительством Хранителя"
  "Только главы?"
  Хаси (палочки) в руках мужчины жалобно треснули, но его лицо осталось таким же бесстрастным.
  "Если бы я приблизился к своей цели убить его, меня бы остановили Шиншоу"
  Сказать, что Хино был поражён, значит - солгать. Он и раньше подозревал, что с кланом Фуджи не всё так просто и что Хранитель закрывает глаза на все проступки главы, но он даже не мог представить себе, что Раку находится под защитой самых необыкновенных созданий - Шиншоу, которые обеспечивают личную охрану Короля и Хранителя! Отчего-то вдруг стало неприятно на душе и чуть-чуть обидно, что Хранитель не покровительствовал также их клану. Хотя, вероятно, в этом был немного виноват отец - его неприязнь всегда переливалась через край.
  "Хранитель покровительствует Фуджи Раку, значит, как его полковник и - б-р-р-р - член семьи, Шики тоже под защитой. Это немного успокаивает..."
  "Шибата-сирэи-шохо рассказала мне о твоём участии в защите Эдена, в качестве воина. Я разочарован"
  Под укоризненным взглядом тёмно-серых глаз Хино почувствовал себя грязной тряпкой, о которую вытирают ноги. Хотя он и ожидал подобной реакции от отца, но услышать это оказалось труднее.
  "Как наследник клана Курои, ты ни в чём не должен уступать никому из полковников. Ни в чём, тем более в силе! Если подобное повторится ещё раз, я подам прошение о твоём исключении из целительного отряда 1-2-5. Если не можешь защитить самого себя, то от тебя нет никакого прока в защите Эдена"
  Как бы грубо это не звучало, но горькая правда лучше сладкой лжи. Шибата-шохо, прежде всего, оценивала его целительные способности, отодвигая на второй план то, что Хино был наследником клана воинов и с малых лет обучался сражаться. Их с Торубара-саном столкновение вряд ли можно было назвать сражением, скорее уж дракой и настоящим избиением друг друга. Победа была одержана тяжким трудом, и это не смотря на его, Курои, явный перевес в плане наличия аррого!
  "Если я снова подведу тебя, откажешься от меня так же, как отказался от Шики?"
  "Не говори о том, что не в силах понять. Я удалил из нашего клана тёмное пятно, всего лишь"
  "Ты всего лишь выбросил её из дома, как какую-то ненужную вещь! Ты даже не помнишь, почему, РАДИ КОГО с тобой сражался Фуджи-сама! Ты едва не убил Шики!!!"
  "И жалею, что даже во невменяемом состоянии не сделал этого" - голос Курои-старшего по-прежнему оставался спокойным и холодным, что окончательно вывело юношу из себя. Резко вскочив на ноги, отчего пошатнулся стол и упал стул, он стремительным шагом направился на выход, пока не раздалось замечание отца:
  "Хино, соблюдай приличия дома и закончи завтрак как полагается"
  Хино остановился, как вкопанный, и заскрежетал зубами. Вбитые ему в детстве прописные истины, манеры и правила - как же он всё это ненавидел! Только они удерживали его в рамках, ограничивали его действия и свободу. Только они заставляли его подчиняться.
  "Прошу прощения, но мне нужно идти. Доброго дня, отец"
  Кто сказал, что жизнь аристократа легче жизни простолюдина? Просто она расписана от рождения до смерти, как чья-то автобиография, чтобы служить примером следующим поколениям.
  ...
  Тяжёлая неделя закончилась не менее напряжённым днём, который с трудом укладывался в голове Шибата. С чего всё началось? Женщина точно и не помнила, всё проносилось в круговороте помощь-приказы-лечение-свидетельства и снова по кругу. Госпиталь был полон пострадавших Шинигами, в числе которых были полковники и генералы. К счастью, на поправку они пошли гораздо быстрее, и, к несчастью, мёртвых нельзя было воскресить. Перед глазами до сих пор проносилась вереница имён, занесённых в список погибших рядовых офицеров - их оказалось значительно больше пострадавших.
  Снять заклятье с загипнотизированных генералов и полковников не составило особого труда, только потребовалось много времени. Сознание - очень тонкая материя, которая не потерпит никаких ошибок. Первые несколько дней жертвы чувствовали слабость, головную боль и далее по списку, и одним из последствий гипноза оказалась короткая амнезия. Цукиё и Хиори вернулись в свои Дома и в срочном порядке восстановили защитный барьер Эдена, при этом было забавно наблюдать, как их подчинённые пугливо косились на них.
  С пятым отрядом всё обстояло куда как трагичнее, в виду необъяснимых обстоятельств того, как был уничтожен весь отряд. Из-за амнезии Курои не мог дать каких-либо объяснений, а на месте происшествия даже ликвидационный отряд не смог ничего обнаружить: ни следов, ни зацепок, ни остаточной ки. Хотя кое-что настораживало Шибата, а именно реакция Хранителя - ни удивления, ни беспокойства, и только приказ сформировать новый отряд. Что-то произошло, но кто-то не хотел, чтобы на этом акцентировали внимание.
  Однако всё это отходило на второй план, а на первый выходила основная задача - восстановить разрушенные районы Руконгана. К счастью, ни одна чистая душа не пострадала, так что можно было считать положение в пределах "нормы".
  Усталый выдох всё же вырвался из горла, и Химе перевела взгляд с отчётов на стоявшую в напряжении, с понурой головой Маюри. Уже прошло пять минут с того момента, как она вошла в кабинет, но за это время так и не произнесла ни слова. Хотя всё и так было ясно, по глазам видно. Несмелый шаг вперёд и на стол опускается пожелтевшая от времени форма отстранения от должности полковника отряда 1-2-5. Подобного женщина никак не ожидала...
  "Сакура, что это такое?"
  "Моё прошение об отстранении меня от должности полковника целительного отряда 1-2-5" - голос девушки звучал на грани слышимости, но в кабинете хорошая акустика, так что слова звоном застывали в воцарившейся тишине.
  "Причина?"
  "В виду покушения на жизнь главнокомандующей Эдена"
  Шибата опустила глаза на листок и наткнулась на те же самые слова, прописанные аккуратным почерком.
  "Сакура...присядь"
  Ещё с минуту Маюри потопталась на месте, после чего всё же опустилась в одно из двух кресел для гостей, оказавшись лицом к лицу с женщиной.
  "Мы ведь уже обсуждали это: глупо винить себя в том, чего не помнишь. Половина высшего офицерского состава оказалась под гипнозом предводителя Фениксов, но это не причина оставлять свои посты и вновь теряться в Руконгане"
  "Я не помню, что случилось, но моя вина в том, что я допустила это. Я должна была быть более внимательной"
  "Как и все мы. Мы сосредоточились на одной проблеме, совсем забыв о том, что другое зло не дремлет. В этом есть и моя вина: Хранитель предупреждал меня об опасности, но я не послушалась его предостережений. Предлагаешь и мне заполнить такую форму?"
  Сакура вскинула голову и удивлённо захлопала глазами. Шибата решила воспользоваться растерянностью своего полковника и выудила из нижнего шкафчика графин с зелёным чаем, хотя в такой момент очень бы подошло саке из личных запасов Амагавы.
  "Шибата-сама..."
  "А ты заметно выросла с тех пор, как вступила в мой отряд после окончания Академии Шинигами. Твои целительные способности на уровне полковника, но вот в ядах ты обошла даже меня. Только сейчас я смогла в действительности оценить все твои возможности, силы и навыки. Я могу только гордиться таким полковником!"
  "Но как же...наказание...я же..."
  "Преступники, ввергшие Эден в хаос, уже понесли наказание - это слова Хранителя. Но если тебе этого недостаточно: ты сама себя наказываешь. Ты слишком честная, прямолинейная и ответственная и, в отличие от многих, у тебя есть совесть. Делай, что хочешь, но не убегай"
  Именно убежать Сакуре как раз и хотелось, как можно дальше. Но в словах генерала была истина - от проблемы не убежишь, совесть всюду достанет. Своего преступления и своей ошибки она не забудет никогда.
  "Я...п-правда могу остаться...? Могу быть...вашим полковником...?"
  "Сделаем вид, будто никакой бумажки я не видела" - и в подтверждении своих слов женщина с особым желанием смяла пергаментный лист и для верности сожгла его прямо в своих руках. Именно так избавляются от улик - без единой крупицы.
  "Считай, это было проверкой уровня твоих сил, и ты сдала этот экзамен!"
  "В отличие от меня"
  Глаза всего на мгновение ослепила яркая белая вспышка, в центре которой вырисовался тёмный силуэт. Такой незнакомый, но в то же время будто бы родной. Мужчина или женщина? Человек ли? Или создание, сплетённое из того загадочного света белого светила. Все переживания снова отступили в тень, а на сердце стало неожиданно легко, как в тёплый солнечный день...
  ...
  Когда всё более или менее утряслось, утихли споры в аристократических семьях, было организовано первое, после нападения, собрание генералов и полковников в полном составе. Как и полагается, генералы заняли свои места, выстроившись полукругом перед центральной фигурой главнокомандующей. Чуть позади своих генералов, словно статуи, замерли полковники с непроницаемыми масками-лицами. Некоторые украдкой поглядывали друг на друга, но почти сразу же отводили взгляды. Стыд? Страх? Любопытство?
  По крайней мере, Тору радовался про себя, увидев всех своих друзей среди присутствующих, даже Сакуру-тян, которая последние несколько дней ходила как в воду опущенная, даже забросила кухню. Ючио не спускал глаз со спины своего генерала, будто боялся, что тот вновь куда-то исчезнет или с ним что-нибудь случится. Шики абстрагировалась от всего и смотрела только в пол. Ёшики нахмурился; состояние подруги его беспокоило, даже на время заключения в Яме перед казнью она не выглядела такой подавленной.
  Сейчас в зале всё было точно так же, как и тогда, когда Ямада и Шиида предали Шинигами и Эден. То же неловкое молчание, те же неуверенность и сомнения во взглядах, та же настороженность, будто из мозаики постепенно выбиваются пазлы.
  "Во-первых, хотелось бы выразить свою благодарность всем вам за помощь в восстановлении некоторых районов Руконгана. В виду возникшей ситуации Шинигами в срочном порядке отправляются в мир живых за чистыми душами, которые уже давно должны были быть здесь" - как всегда, первой слово взяла Шибата-сама, и под звуки её голоса остальные немного ожили.
  "Как только будет полностью восстановлена тропа в Междумирье, мы отправим несколько отрядов Шинигами в мир живых" - согласился Хиори.
  "Что с защитным барьером?"
  Цоканье языком Цукиё-шохо никак нельзя было расшифровать, кроме как недовольство. Торубара за её спиной весь сжался, будто ожидал получить от неё тумаки за какую-то свою провинность.
  "Он был полностью разрушен. Все печати выжжены. Чёрт, даже Ямада и Шиида не нанесли нам такого урона, как эти Фениксы! Общими усилиями третьего отряда мы сумели создать новый барьер, но степень его защиты весьма отличается от прежнего"
  Раздражение Цукиё было едва ли не ощутимо физически. Понятное дело, что они с Хиори-шохо не помнили, как приложили руку к снятию барьера, но весьма неожиданным стало то, что Лже-Шинигами вывели его из строя на совсем. О месторасположении печатей никому не было известно, к тому же, требовался значительный отрезок времени, чтобы разрушить все 99.
  "Хранитель не сможет восстановить или воссоздать разрушенные печати" - как обухом по голове прозвучали слова Фуджи-шохо.
  "Почему? Разве он не хочет защитить Эден?!" - вдруг взъелся Микога, что было для него необычно, хотя почти все его понимали: без защитных печатей, даже при поддержке защитного отряда, Эден оставался незащищённым.
  "Печати не одно столетие защищали загробный мир, наложенные самим Королём. Их разрушение - наказание за своеволие"
  Вновь воцарившееся молчание неприятно оседало на коже, холодком пробиралось под неё.
  "А...как обстоят дела в пятом отряде?" - несколько неуверенно заговорил Урисава и выступил чуть вперёд, прикрыв собой Фуджи.
  "Он полностью сформирован" - отчеканил Курои, который почему-то на этот раз решил принять участие в обсуждении, хотя обычно предпочитал отмалчиваться.
  "Но повинного в уничтожении почти всего отряда так и не нашли?" - поинтересовался Амагава, небрежно поправив хаори.
  "Рядовые офицеры пятого отряда погибли в схватке с одним из Фениксов. Вероятно, они встали у него на пути. Так сказал Хранитель"
  Все присутствующие медленно перевели удивлённые взгляды на полковника Фуджи, наличие которой до этого даже не замечалось. Как ни странно, но всеобщее удивление вызвал именно её голос, потому что всю предыдущую неделю она молчала, как рыба. Шибата была несколько растеряна от такого заявления, потому как ни о чём подобном понятия не имела, да и Хранитель ни о чём таком не говорил. Странно, но Фуджи Раку почему-то бросил сердитый взгляд на своего полковника и снова нацепил "ледяную" маску.
  "И всё-то Хранитель знает" - хмыкнул Микога, дабы немного развеять обстановку, благодаря чему Шибата вновь взяла себя в руки.
  "Что ж, перейдём к главной причине, по которой я всех вас собрала. Урисава, Амагава, вам слово"
  Поблагодарив за переданное слово Шибата-сама, голубоволосый генерал прошёл чуть вперёд, оказавшись в центре внимания всех генералов и полковников.
  "Ещё свежо в памяти предательство Шиида и Ямады, так что я не буду особо углубляться в воспоминания. Там, перед Дворцом Короля, Ямада упомянул кое-что, что Шибата-сирэи-шохо попросила меня проверить, а именно: что ещё мог ценного и важного узнать Ямада, кроме того, на чём строится... строился защитный барьер Эдена. Для этого нам с Амагава-сама пришлось перерыть всё Архивное Хранилище"
  "И как? Вам удалось что-нибудь узнать?" - заинтригованная началом спросила Цукиё, на что в ответ получила неуверенный взгляд Урисавы. Амагава снова нервно дёрнул плечом и продолжил вместо друга:
  "Ямада Рин всегда стремился к знаниям и был великолепным учеником. Многие печати на старых фолиантах были вскрыты. В основном, там было устройство Эдена, распределение Шинигами и некоторые значимые родословные..."
  Маюри тихо сглотнула и покосилась на чуть побледневшую Шибата-шохо. Архивное Хранилище - это не центральная база данных исследовательского и технологического отделов, но даже в нём хранилось огромное количество информации, которая могла бы привести загробный мир к краю света, попади она, информация, в плохие руки, такие как Ямада.
  "Значимые родословные?"
  "Да, я обнаружил одну странность, - слегка нахмурился Урисава, что выдавало в нём крайнюю степень недоумения. - Более тысячи лет вёлся список всех выявленных аррого, их способности и принадлежность хозяевам. Я залез в отдел благородных кланов и обнаружил там кое-что неприятное - летописи некоторых Шинигами исчезли"
  "Что?!" - одновременно вскрикнули все генералы и полковники. Цукиё яростно зашипела, как кошка, которой наступили на хвост. Курои мрачно покосился на Амагава, но не сказал ни слова. Только Фуджи - генерал и полковник - всё также оставались невозмутимыми.
  "Удалось узнать, чьи именно?"
  "Да, благодаря хронологической цепи, хранившейся в другой части Архивного Хранилища. Имена, более или менее, всем вам знакомые: Матоми Рэйка, Саридзава Аои, Амагава Рёдзи, Футоми Аяко, Хиори Мимико, Фуджи Ханано, Хашисаги Изуми, Курои Райрин и...Фуджи Шики"
  Услышав последнее имя, Тору удивлённо уставился на подругу, глаза которой в этот момент как-то странно вспыхнули. Конечно, все перечисленные имена, так или иначе, были известны всем, если не из-за близкого знакомства, так хотя бы из-за слухов и рассказов старших поколений.
  Генералы, полковники, политические деятели Эдена, главы сильнейших и крупнейших кланов. Неудивительно было услышать среди них имена Фуджи, Курои и Амагава. Хотя каким боком в этих рядах затесалась Шики, летопись которой была не окончена?
  Похоже, Ючио тоже о чём-то усердно думал, хмуря свои стрелы бровей.
  "Могу поклясться, я никогда не слышал имя Хашисаги Изуми. Она относилась к благородным?"
  "По крови она не принадлежала ни одному клану и пришла из Руконгана, - Маюри было необычно видеть такую печально-ласковую улыбку на лице Шибата-сама, и более необычно было видеть такие же улыбки на лицах Урисава и Амагава. - Но она была одарённым Шинигами и гением, как Шиида и Ямада. К тому же, её опекуном и покровителем был Унохара Микото, так что как его преемница она входила в клан Унохара"
  Новость о том, что у сумасшедшего генерала в отставке была, вроде бы, дочь, некоторых изрядно удивила. Особенно забавно смотрелся Ёшики с вытянувшимся лицом и отвисшей челюстью, хотя его больше поразила новость о существовании клана Унохара, который, видимо, ещё и благородный!
  "Генералы и полковники, в большинстве своём гении... к чему такая выборка? Ведь, Ямада, наверняка, отбирал их по какому-то признаку или с какой-то определённой целью" - задумалась Сакура и многие прислушались к ней.
  "Нам не удалось выявить никакой связи, кроме того, что почти все они были Шинигами с огромной ки и сильнейшими аррого. Можно было бы что-то выяснить из Хроник Миров, но..." - Амагава сделал такую резкую многозначительную паузу, от которой у многих мурашки по спине пробежались.
  "Есть что-то хуже?" - прорычал Микога, схватившись за мешочек на поясе, в котором хранились стальные звёзды. Торубара, который стоял к нему ближе всех, сразу стало не по себе.
  "Хроники Миров, описывающие время Пустоши и создания Миров, также хранятся в засекреченной части Архива... но Ямада и до неё добрался" - почти скороговоркой выговорил Курон и замолчал, потому что его тут же со всех сторон обступила гробовая тишина.
  "Что?" - голос Шики был едва слышен, но грозные шипящие нотки в нём произвели эффект бомбы.
  Сэрен чуть языком не подавилась и округлившимися глазами уставилась на Урисаву. Сюн примерно представлял себе, что у него было такое же выражение лица, когда он вошёл в засекреченный отдел Архива и увидел печати высшего уровня сломанными. Курон в тот момент едва ли не проклинал Унохару, по милости которого появилось на свет такое чудовище - полковник отряда научных исследований и анализа.
  Раку уловил момент всеобщего шока и оглянулся на Шики. В виду своей природной бледности, сейчас девушка едва ли не на труп походила, и только глаза пылали гневом в переливах золота на зелёном полотне.
  Шики понадобилось около нескольких минут, чтобы собрать себя воедино по кусочкам. Разбитые кусочки склеивались с трудом, а цельные отдавали болью. В груди загорелся огонёк ки, готовый выплеснуться наружу по молчаливому приказу своей хозяйки. Но стоило ей поднять глаза и посмотреть на обеспокоенное лицо Раку, как огонёк жалобно изогнулся и медленно угас. Да, она совсем забыла, где находится и в чьём окружении. Сделав несколько глубоких вдохов, она выступила чуть вперёд, поравнявшись со своим генералом, и обратилась к Урисава-шохо:
  "Что случилось с Хрониками? Он забрал их?"
  Если кто и заметил её довольно неуважительное обращение к старшему по званию, то никто не обратил внимания.
  "Нет, как сказал Амагава-сама, Хроники до сих пор хранятся в засекреченной секции Архива, однако они поредели на несколько глав. К сожалению, восстановить их не представляется возможным, поскольку никто, даже приблизительно, не знает, что описывалось в тех главах"
  "Номера глав?"
  На этот раз настала очередь Урисавы удивляться. Шики даже глазом не моргнула и спросила номера исчезнувших глав, при этом во взгляде её было что-то такое, сродни решимости, но не она...что-то более глубокое.
  "Мы смогли бы обратиться за помощью к Хранителю, чтобы восстановить утерянные записи..."
  Фуджи раздражённо мотнула головой.
  "Хроники изначально велись Королём, написанные по Его Воле и Слову. Восстановить их не подвластно никому, даже Хранителю. Назовите номера глав!"
  "Главы с двенадцатой по пятнадцатую"
  Первым неладное почувствовал Раку, стоявший ближе всех к девушке. Он внимательным взглядом окинул остальных присутствующих, которые, по-видимому, ни о чём не догадывались и просто ждали какого-то чуда от Шики. Только Курои будто чего-то выжидал: срыва ли?
  "Не позволю"
  Положив руку на плечо Шики, он перетянул бурлящую, словно огненная лава, ки на себя, при этом едва не потерял самого себя, когда его накрыла с головой волна жара и холода. Но было что-то пугающее во всём этом; краем сознания он слышал далёкие отголоски смеха, будто металлические. А потом тишина. Вот так внезапно стало тихо и спокойно, а его ладонь накрыла маленькая прохладная ладошка.
  "Спасибо" - шёпот на выдохе, но уже более спокойный и живой.
  "Главы, которые Ямада вырвал из Хроник и забрал с собой, относились к части создания трёх миров: мира живых, загробного мира и Междумирья. Я не вижу смысла пересказывать всю...легенду, скажу только, что в ней упоминаются два аррого, которыми Король рассёк Пустошь на три части. Имена аррого там не упомянуты, кроме как подчиняющий и подчиняющийся"
  "Аррого? Если это правда, то кое-что сходится. Становится понятным, зачем Ямаде понадобились летописи некоторых Шинигами, ведь там же описываются их силы и аррого. Он ищет аррого" - подвела итог Маюри и какой-то своей мысли кивнула.
  "Возможно, это всего лишь легенда. Аррого самого Короля...это же неуправляемый поток силы! Если бы такие аррого существовали, их давно можно было бы обнаружить. Это ведь...это..." - на этом словарный запас возмущённого донельзя Хиори иссяк и в качестве поддержки он оглянулся на Цукиё. Та, в свою очередь, не сводила хмурого и подозрительного взгляда с полковника Фуджи. Не обращая внимания на косые взгляды и перешёптывания, Шики продолжила:
  "Один аррого подчиняет себе другой аррого, идентичный ему по силе и душе, вложенной в него. После создания миров оба аррого были запечатаны подальше друг от друга и забыты, потому что так пожелал Король. Если оба аррого воссоединятся в руках одного хозяина, миры снова придут в движение, в зависимости от воли хозяина: снова ли разверзнется Пустошь, или же один мир сольётся с другим"
  "Учитывая желание Ямады уничтожить Эден, не трудно представить, что случится, окажись в его руках оба легендарных аррого" - с лица Амагавы вмиг слетела вся непосредственность и весёлость.
  "Если...оба аррого были запечатаны и забыты, значит, Ямаде ни за что их не найти" - как-то не слишком уверенно заметил Ючио.
  "Если бы всё было так просто, то Ямада не стал бы зря тратить силы на поиски этих аррого, - снова взял слово Урисава и обернулся к Шибата. - Если сопоставить новые факты, получается, что Ямада и Шиида перешли в тихое наступление. Погибло уже пятеро Шинигами, чьи мечи и аррого были похищены, а после и уничтожены. Какова вероятность того, что среди других аррого он найдёт искомое?"
  "Пятьдесят процентов" - почти сразу же ответила на вопрос Шики и нервно одёрнула отвороты белоснежного косодэ.
  "Хреново" - озвучил мысли некоторых генералов Торубара, хотя довольно-таки многое из истолкованных речей не понимал, зато уловил суть.
  "Но я не понимаю одного: при чём тут летописи? Те Шинигами имели какое-то отношение к этим двум аррого?"
  Вопрос Йоруши остался без ответа и все снова перевели взгляды на Фуджи. А Шики углубилась в свои думы, которые были отнюдь не приятными.
  "Значит, ты уже нашёл нужную тебе цепочку и идёшь по её следу. Однако для полной картины тебе не хватает ещё нескольких персонажей"
  "...ки. Шики...Шики!" - как сквозь толщу воды до неё донёсся взволнованный голос Урисава-сама, который в какой-то момент оказался в шаге от неё.
  "В Хрониках не упоминалось мест запечатывания аррого"
  "Тогда к чему эти пятьдесят процентов вероятности? - Шибата довольно быстро взяла себя в руки и теперь в её голосе проскальзывали твёрдые командные нотки. - Если всё так, как ты говоришь, значит один, а может быть и оба, аррого находится в Эдене"
  Да уж, главнокомандующая никогда не была лишена логического мышления, за что так уважал подругу Курои. Сразу ухватила самый подозрительно мягкий кусок! Если бы Шин не знал Шики, мог бы сказать, что девчонка растерялась, однако глаза...в этих зеркалах всё ещё переливались искры золотого.
  "Ммм, это ведь всего лишь легенда" - Тору чуть в осадок не выпал, когда Шики вдруг улыбнулась своей обычной весёлой улыбкой. Даже подобие румянца вспыхнул на бледных щеках.
  "Ты издеваешься над нами?!" - буквально взорвалась Цукиё, от крика которой её же полковник оказался на полу. К счастью, стены зала были выложены камнем, сдерживающим любые всплески ки, иначе бы раздражение генерала защитного отряда выплеснулось бы и на остальных.
  "Я всего лишь пересказала...легенду, которую когда-то...читала"
  "Читала? Где и когда?"
  "Ещё в Академии Шинигами. Всё же Ямада Рин и Шиида Риюсей не единственные гени-и..." - самодовольства было хоть отбавляй, а вот ума - ноль, так что Шики пришлось очень интенсивно улыбаться и хлопать глазками, когда все генералы с укором и недовольством уставились на неё. Она даже мысленно согласилась с раздражённым шёпотом "Идиотка" в исполнении Раку.
  "Думаю, Фуджи-шохо назначит достойное наказание своему полковнику в виду только что обозначенного нарушения"
  "Конечно же, Шибата-сирэи-шохо. Будьте уверены, она получит сполна" - одного взгляда на Раку хватило Шики, чтобы понять, что так просто на этот раз она не отделается. Одним домашним арестом не обойдётся.
  "Меру наказания можно смягчить, ведь благодаря...самодеятельности Шики-тян нам стали известны планы Ямады и Шииды" - тут же вступился Урисава, отчего девушка засияла, как ночной фонарь.
  "А это уже решать мне, - не остался в долгу Фуджи и обратился уже к главнокомандующей. - Слишком мало информации и возможностей. Стоит ли принимать какие-либо меры?"
  На некоторое время в зале воцарилась тишина, пока каждый обдумывал дальнейшие действия. Под "шумок" Шики вернулась на своё место и спряталась за спиной Раку, чтобы больше не привлекать к себе внимания. На этот вечер хватило, наказание на свою пятую точку заработала!
  "Оставим всё так, как есть. Нам неизвестно местонахождение легендарных аррого Короля, - быстрый взгляд в сторону Шики, который она, конечно же, заметила, - а сейчас самым важным для нас является защита и укрепление Эдена. Полагаюсь на вас, Хиори, Цукиё"
  "Приложим все усилия"
  "На этом собрание закончено. Урисава-шохо, Амагава-шохо, благодарю за выполненную работу"
  Выразив свою почтительность поклоном, генералы, а также полковники, поспешили покинуть зал собраний. Хиори и Цукиё сразу же шумпонули в направлении своих Домов, Курои скрылся в направлении своей лаборатории, а остальные разбрелись по полигонам. Некоторые из полковников собрались единой группой и отправились на полигон второго отряда, чтобы потренироваться друг с другом.
  Фуджи покидали зал под пристальным взглядом Шибата-сама, который понемногу начинал нервировать Шики. Даже идя по коридорам Первого Дома, она затылком ощущала этот цепкий, до дрожи неприятный взгляд.
  "Значит, не поверила. Решила пойти своим путём...что ж, я посмотрю на это со стороны. Я передам тебе, Шибата, власть над цветком...на время"
  "Зачем ты это сделала?"
  Раку, шедший чуть впереди, остановился настолько неожиданно, что девушка, чересчур задумавшись, налетела прямо на него.
  "Раку, не делай так больше! Больно же!"
  Проигнорировав возмущения, молодой человек дёрнул её за локоть к себе и утянул в тень крыши, чтобы никто не смог их увидеть и подслушать.
  "А теперь объясни мне то, что творится в твоей голове. Такая уж была необходимость рассказывать легенду при всех?"
  "А такая уж была необходимость так резко останавливаться? Я ведь носом ударилась! Изверг!"
  "ШИКИ!"
  "Да, это было необходимо. Ямада зашёл слишком далеко, даже Мико больше не может предугадать его действий. Если ещё генералы и полковники не будут обладать нужной информацией, тогда уж придётся считать дни до разрушения загробного мира. К тому же...в такое время лучше быть всегда подготовленным к худшему..."
  "Думаешь, Ямада уже вычислил местонахождение одного из аррого?"
  "Как я уже сказала, нужно готовиться к худшему. Думаю, один аррого он вычислил, или же его догадки насчёт него верны, ведь он украл летописи не первых попавшихся Шинигами! Проклятье!!!"
  Нервный срыв всё же накрыл Шики с головой, так что около пяти минут Раку наблюдал истерику девушки, которая если только головой о стену не билась. Он же успокаивать её не спешил. Вновь проснувшаяся в ней энергичность и вредительство успокаивали его и дарили надежду, что вот она - его младшая сестра, такая же добрая и отзывчивая, и что сердце её не глубоко ранено Курои Шином. А вместе с щемящей нежностью накатывала мелкими волнами злость за то, что он ничего так и не смог для неё сделать. Снова. Опять.
  "Могу я что-нибудь для тебя сделать?"
  "Ммм, отпустишь в отпуск?"
  "Конечно, на две недели, в карцере"
  Шики едва челюсть не выронила и большущими, как блюдца, глазами уставилась на Раку, как на восьмое чудо света.
  "Карцер...?"
  "Думаю, такой длительный отпуск ты заслужила. Список твоих нарушений законов Эдена увеличился ещё на несколько статей, не буду же я спускать тебе всё это с рук. К тому же, на десять лет вперёд лишу всех премиальных, но не волнуйся, страдать ты будешь не в одиночестве. Такашима и Моридаме также подвергнуться взысканию за неподчинение моим приказам"
  "Им, значит, взыскание, а меня в карцер?!"
  "Мне ещё раз перечислить список твоих нарушений? Скажи спасибо, что я ограничился карцером, а не Ямой, и только за то, что ты не разрушила поместье"
  Весь грозный вид Раку вмиг рассыпался под конкретно одним-единственным слезливым взглядом, и плевать было обладательнице пары чудных зелёных глазок на то, что это удар ниже пояса!
  "Ра-а-а-ку, ты меня...*хнык*...совсем не...*хнык*...любишь...!"
  "Д-да как...что...Шики!.. Агрх!" - взревев на пример раненого зверя, молодой человек поспешил ретироваться, пока не начался дождь из слёз.
  Шики несколько озадаченно смотрела вслед шумпонувшему Раку, ещё раз всхлипнула - для приличия - и улыбнулась. Что ж, карцер так карцер, хотя бы не Яма! Зато она уже успела напакостить, так что молодой глава Фуджи ещё не скоро попадёт внутрь поместья, не сломав её барьеры. Если гадить, так капитально.
  "Надо бы на кухню наведаться, запастись провиантом на две недели. Интересно, а собеседник найдётся?"
  "...Кап-кап, по капельке
  Ответь мне поскорей:
  Заковано ли сердце в темницу
  Или мечтает оно о ней?.."
  
  *Имеется в виду время суток - день.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"