Саванта: другие произведения.

Посредник между миром живых и миром мёртвых (Эпизод 5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто-то убивает людей...или ведьм...или мистических существ.... В общем, расследование начинается! (завершено)

  
Желания иногда исполняются
  Глава I
  Чайнатаун - милый китайский квартал в самом тихом и удалённом районе города. И что, спрашивается, я здесь забыла в половине двенадцатого ночи? Я никогда раньше не бывала в таких - как бы покультурнее - местах, а Пру всё-таки удалось притащить меня сюда! Ну да, с ней проще согласиться, чем выслушивать её занудство и нытьё. Сама сейчас стоит у прилавка и выбирает какой-то амулет, перебирает их вместе с продавцом-китаянкой, а я без дела брожу по магазинчику. Травы, благовония, трубки, амулеты, символы, писания, заклинания, древние книги, кристаллы, камни, посуда - выбирай, что хочешь, если, конечно, ты ведьма! Прямо-таки специализированный магазин для оккультизма. Если когда-нибудь буду писать работу на тему психологических основ обращения к Вуду, обязательно приду сюда.
  -- Пру, ты ещё долго? Мне завтра на работу вставать, в отличие от тебя.
  -- Да ладно тебе! Здесь столько всего интересного.
  -- Ага, особенно человеческие черепа.
  -- Это Сунь Укун - Царь обезьян. Он одаривает людей своей мудростью, - на плохом американском заговаривает китаянка. Надо отметить, мы были её последними клиентами, но она была с нами мила и приветлива.
  -- Спасибо, мне своей мудрости хватает. Кому бы её продать...
  Продавщица моей шутки не поняла, а Пру улыбнулась и покачала головой.
  -- Пру, зачем тебе всё это? - из кучки набранного я вытаскиваю первый попавшийся на глаза предмет - круглая большая монета с какими-то рунами. - Амулет для привлечения? Какого парня ты собралась охмурять ведьмовскими штучками?
  Не знаю почему, но Вайлс вдруг выхватывает из моих рук амулет и прижимает к себе, как какое-то драгоценное сокровище, при этом ещё и залившись румянцем. Я что, угадала? Ого, вот теперь она меня пугает.
  Я пожимаю плечами и продолжаю высматривать другие забавные вещички. Что ж, если Пру так надо, пусть делает, что хочет, только бы не довела того беднягу, на ком этот амулет будет задействован, до клиники.
  Коренья, ведьмовские мешочки, какие-то мерзости, заспиртованные в баночках... опаньки, а это что? Взгляд зацепился за ни чем не примечательный осколок чёрной каменной плиты. Хотя нет, вру, примечателен он был письменами, выцарапанными на нём. Никогда таких прежде не видела, нигде. Я видела письмена всех народностей, да и на руны это не похоже. Какое-то странное сочетание старого, я бы даже сказала древнего, и чего-то нового. Символы очень ровные, прямые, но красивой округлой формы. Сколько я на них смотрю, никак не могу отвести глаз. В какой-то момент мне даже начинает казаться, что они светятся. Из этой странной задумчивости меня выводит Пру, дёрнувшая меня за руку.
  -- Не делай так, мне же больно.
  Вайлс смотрит на меня так, словно я инопланетянин. Быстро проверяю голову и вздыхаю с облегчением - антенны не торчат, а то мало ли! Даже китаянка смотрит на меня с немым ужасом.
  -- Что?
  -- Кира, ты сейчас будто на другом языке говорила. Причём, это точно не французский и не латынь, их я немного знаю.
  Чего? Я говорила на другом языке? Правда?! Эм...я даже не заметила.
  -- А...меня просто заинтересовала та плитка с письменами. Не слишком приятное значение "...и придёт Смерть в дом твой...", вам так не кажется?
  Всё, вот теперь я точно сказала что-то не то. Китаянка так шарахнулась от меня, что локтем задела банку с магическими монетами. Звон стекла и россыпь металла были почти оглушающими.
  -- Уже довольно поздно. Прошу вас, оплачивайте покупку и уходите. Мы закрываемся, - тараторит она и почти бежит к кассе, выбивая чек. Руки её дрожат и она с трудом попадает по нужным клавишам.
  Пру тоже весьма смутила внезапная перемена, произошедшая с продавщицей, но она лишь молча упаковала купленное в пакет, взяла меня за руку и потянула к выходу. Как только мы оказались на улице, за нами сразу же щёлкнул замок входной двери, и вжикнула железная решётка.
  -- Я что-то не то сказала?
  -- Без понятия, но, похоже, ты её сильно чем-то напугала.
  -- Может, она была немного не в себе?
  -- Ты тоже немного не в себе. Кстати, а что это были за письмена на той плите? Ты их знаешь?
  Вопрос Пру поставил меня в тупик и даже заставил остановиться посреди тёмной безлюдной улицы.
  -- Нет...? - выходит немного удивлённо.
  -- Тогда откуда ты узнала, что там было написано?
  Хороший вопрос...который тоже остаётся без ответа. Чёрт, у меня от всего этого вдруг голова болеть начинает. Эх, день был тяжёлым, я устала, проголодалась. Мне уже пофиг на эти символы.
  -- Поехали уже домой, а то я с голоду помру.
  Мы поймали такси - Слава Богу, они ездят и в таких районах - и отправились домой. Завтра у меня выходной...
  ...
  Ксу Ванг никогда не хотела заниматься семейным бизнесом и становиться владелицей маленького эзотерического магазинчика, но отец уже был немолод и здоровье всё чаще стало подводить его, чтобы почти круглосуточно стоять за прилавком и обслуживать посетителей.
  Сегодня он слёг с температурой и оставил заботы о магазине на неё. Будучи терапевтом по образованию, она неплохо разбиралась в некоторых травах, смесях, знания об амулетах передались ей от матери, которая умерла пять лет назад от рака лёгких. Это оказалось не так сложно, помогать людям найти в их магазинчике всё необходимое для того или иного дела. Она даже стала всерьёз подумывать о том, чтобы согласиться на увещевания отца и принять магазинчик в свои руки. Если бы не одно НО...
  Её последние посетители. Две девушки, одна чуть младше другой, по-видимому, подруги. Младшая определённо была ведьмой, Ксу научилась отличать их от прочих посетителей.
  А вот вторая.... На первый взгляд она тоже решила, что темноволосая девушка ведьма, даже скорее колдунья, но, присмотревшись повнимательнее, поняла, что ошиблась. Не бывает у людей таких странных аур. Врождённая способность Ксу - с детства видеть ауры - всегда помогала ей и выручала, позволяя избегать плохих людей. Аура - это цветное преображение души, в большей части светлая у хороших людей и тёмная - у плохих. Но у той девушки аура была совсем другая, таких расцветок Ванг в своей жизни ещё не встречала. Тонкие сплетения из золотых, белых и серебряных нитей спиралью опутывали её тело. Ни красных, ни синих, ни зелёных оттенков, даже намёков на них!
  Интерес этой девушки к осколку загадочной плиты, которая хранилась в их магазине уже не одно столетие, весьма насторожил Ксу. Её отец потратил половину своей жизни, пытаясь найти основание этого осколка, разгадать его загадку, как это делали все их предки, но так ничего не раскопал. А она вдруг начала говорить на другом наречии, так просто и легко, будто всегда на нём говорила! И даже смогла перевести, и Ксу ей поверила, сразу же и без доли сомнения. Но слова в переводе...отчего-то напугали её. От них повеяло могильным холодом, который проникал в каждую клеточку тела.
  Она поспешила спровадить девушек и закрыла магазин на десять минут пораньше. И сейчас торопилась домой, к отцу, чтобы рассказать ему о приключившемся. Он, наверняка, будет рад услышать разгадку тайны, мучавшей его так много лет.
  Чайнатаун никогда не был спокойным районом, но сегодня он будто вымер. Ни пьяных криков, ни смертельных угроз, ни звуков выстрелов. Ксу это не внушало спокойствия, и разнервничалась она ещё больше, когда погас единственный работавший уличный фонарь, погрузив улицу в беспросветную темень. Вздохнув-выдохнув пару раз, она сжала сумку подмышкой ещё сильнее и поспешила к трамвайным путям - через пятнадцать минут подойдёт последний трамвай, на котором она сможет добраться домой.
  Стук каблуков иногда заглушался странными тяжёлыми шагами и шорохом одежды. Девушка несколько раз оборачивалась назад, но там никого не было, хотя звуки всё ещё были слышны и становились только громче.
  -- Здесь кто-то есть?
  Тишина...пугающая. Поёжившись, Ксу прибавила шаг и едва ли не перешла на бег. Трамвайная остановка уже виднелась в десятке метров впереди, как вдруг перед ней воплотилась тьма. Весь окружающий мир исчез, даже звуки.
  -- Хочешь, я исполню твоё желание? Только загадай...
  ...
  Ник совсем не ожидал, что во время обеденного перерыва к нему в детский сад заявится Пру Вайлс - новая родственница Киры.
  -- Привет...Пру, да? Ты ко мне?
  Девушка вынырнула из задумчивости, в которой до этого пребывала, и тут же вскочила со скамьи. Судя по обычной повседневной одежде, школьных отработок у неё сегодня не было.
  -- Да, привет. Кира сказала мне, куда ты устроился на практику, вот только боюсь, что подумала она о чём-то неверно. Как насчёт перехватить по хот-догу в парке?
  -- Ну, пошли.
  Купив в выездном трейлере по хот-догу, они прошли в центральный парк и сели за столик у фонтана, где веселились ребятишки и гуляли пары. Со стороны их тоже можно было принять за пару, особенно из-за того, как девушка скованно вела себя и отчего-то краснела.
  -- Прости, ты хотела со мной о чём-то поговорить? У меня обеденный перерыв всего на полчаса.
  Вайлс немного стушевалась, но через минуту решительно посмотрела ему в глаза, из-за чего Ник даже растерялся.
  -- Я хочу устроить вечеринку в честь дня рождения Киры. Ты поможешь мне с этим?
  Первые несколько минут Николас усваивал услышанное, после чего отложил хот-дог на салфетку - есть совсем расхотелось - и обратил всё своё внимание на девушку.
  -- Откуда ты узнала, когда у Киры день рождения? Она сама тебе сказала?
  -- Н-нет.... Мне сказал Майк, а он узнал это от Алекса...хранителя Киры... - под конец бормотание девушки было едва различимо, но суть Ник уловил, хотя не совсем понимал про хранителя.
  -- Не думаю, что это хорошая идея - устроить вечеринку. И кого ты собралась пригласить на неё?
  -- Друзей Киры, а ещё можно пригласить её родителей на ужин...
  Энтузиазм живым огнём горел в синих глазах девушки, и Нику стало как-то неуютно разрушать её надежды. Хотя, он считал, что лучше предотвратить непоправимое сейчас, нежели сожалеть потом.
  -- Прости, но вряд ли у тебя получится всё это провернуть.
  -- А почему нет?
  -- Кира рассказывала мне, что ты тоже обладаешь какими-то сверхъестественными силами, - взгляд Вайлс сразу же стал затравленным, как у маленького волчонка, и Ник поспешил её успокоить. - Не бойся, я никому не расскажу. Кира доверяет мне, но запрещает как-либо вмешиваться в тот другой мир. Ты ведь живёшь с ней, так что уже должна понять, какой она ведёт образ жизни. Я бы назвал его сумасшедшим, но это лишь с позиции моего - обычного человека - взгляда.
  Пру не могла не согласиться. Кира была уникальна, хотя бы по тому, что могла постоянно удерживаться на перекладине двух миров. Её жизнь - сплошной бег по замкнутому кругу люди-демоны-ангелы-души.
  -- Вижу, ты понимаешь, о чём я.
  -- Но ведь это её день рождения! Я поговорю с Майком и он что-нибудь придумает. Точно! Нужно поговорить с Алексом!!!
  Девушка внезапно вскочила на ноги, по неосторожности уронив стул, подхватила сумку и, быстренько попрощавшись, убежала к выходу из парка, оставив ошарашенного парня в одиночестве.
  Весьма упорная и упрямая девчонка, - подумал про себя Ник, глядя вслед удаляющейся Вайлс, и ему вдруг самому захотелось помочь ей. Пять дней. Всего через пять дней Кире исполнится двадцать - вот и пролетел незаметно ещё один год, а в совокупности - три. Три чёртовых года этой сумасшедшей жизни. Три года не проведённых праздников и вечеринок. Три года пустых именинных дней. Может быть, в этот раз что-то изменится?
  ...
  Просыпаюсь я от ощущения тяжести и скованности в районе моей нежной шейки. Открываю глаза и первым, что вижу перед собой - задумчивое лицо Таира, близко-близко склонённое надо мной.
  -- Че...го...?
  -- Я вот раздумываю: тихо убить тебя, пока ты спишь, или помучить?
  Ох, не нравится мне блеск в его глазах. Он же сейчас на маньяка похож! Я, конечно, никогда не слышала о свихнувшихся демонах, но примерно представляю, как бы это выглядело. Так вот, Таир сейчас яркий пример воплощения моей бурной фантазии.
  Я пытаюсь сбросить его с себя, только это оказалось дохлым делом - мои 52 против его 80 с чем-то! Весовая категория не та, а руки на моей шее он разжимать даже и не думает.
  -- Та...
  -- Убил бы тебя во сне, но Алекс мне этого явно не простит. Может, тебе просто укоротить твой длинный язык?
  И снова ударяется в раздумья. Нет, он это что, серьёзно?! Аааа, караул, насилуют, убивают, травмируют!
  -- А может, просто закинуть тебя на денёк в Преисподнюю? Оооо, сразу двух зайцев одним ножом освежую.
  И снова я не понимаю, о чём он. Какие зайцы? Какой нож?! Не успеваю я об этом как следует задуматься, как эта зараза кусает меня за плечо! И не абы как!!! Я даже слышу какой-то странный влажный хруст.... Только я собираюсь высказать ему всё в подробностях, что о нём думаю, как он поднимает свой взгляд на меня, и мне ничего другого не остаётся, кроме как притихнуть и заткнуться. Вы бы так же обмерли, столкнувшись нос к носу с хищником. Но я же, блин, человек невменяемый и, как бы, НЕ человек, поэтому надолго заткнуться не получается и говорю первое, что приходит в голову.
  -- Вкусно?
  Мой вопрос нисколько не выбил Таира из колеи, этот нарушитель спокойствия только облизнулся, продемонстрировав мне внушительной длины парные клыки, которые, как атрибут, имеются у всех высших демонов, оттолкнулся на руках и переполз на другую половину кровати. Я сразу же хватаюсь за место укуса и ощущаю тёплую жидкость под ладонью, на проверку оказавшейся моей кровью.
  -- И что это было?
  -- Метка защиты и принадлежности.
  Отвечает, как ни в чём не бывало, а у меня снова в голове пусто стало.
  -- Ась?
  Таир тяжело вздыхает, проходит к комоду и снова возвращается в мою кровать с маленьким зеркальцем. Поворачивает меня к себе лицом, как какой-то манекен, и подносит зеркало к месту укуса.
  -- На Суде Трибунала ты поступила весьма опрометчиво, продемонстрировав собравшимся там высшим демонам наш с тобой контракт.
  Уп-с, а я об этом уже и забыла. Тот вспыхнувший на моей ладони огненный шар - мой контракт, заключённый с демоном, то есть с Таиром. Спрашиваете, зачем он мне вообще понадобился? Ну, так, ради прикола! Мусорные баки поджигать, пироги печь без духовки, защищаться от демонов. Первый год моей ненормальной жизни в роли медиума был самым настоящим Адом, когда каждый демон проверял меня на прочность и метался огнём или зарядами! Кстати, когда я заключала с Таиром контракт, то в качестве платы свою душу не отдавала. Зачем? Она и так принадлежит ему.
  -- Эм...
  -- Мне интересно, ты головой думала, когда воплощала огненный шар?
  -- Всё как-то случилось спонтанно...я была на эмоциях.... Что-то случилось? И что это за метка?
  -- Своей демонстрацией силы многих демонов ты поставила на место, а кого-то настроила против себя. Теперь они увидели в тебе угрозу.
  -- И метка...
  -- Защитит тебя от большинства демонов, указывая на твоего господина.
  Стоп! О чём это он? Опять я во что-то вляпалась.... Но больше всего смущает меня не моя везучесть.
  -- И кто же, позволь узнать, теперь мой господин?
  Шиплю не хуже мангуста на змею, в роли которой был Таир. Никогда и никому я не позволяла властвовать и возвышаться надо мной, даже родителям, которым это по статусу позволяется. Таир, очевидно, уловил внезапное изменение моего настроения и впился в меня взглядом, который я ни за что на свете не смогла бы прочитать и расшифровать!
  -- Твоё мнение в этом вопросе уже никого не волнует. Ты сама довела всё до такого исхода, - холодно произносит он и тут же исчезает в чёрной дымке, оставив меня одну в развороченной кровати и с перекошенным от шока лицом. УРОД!
  Сон моментально из моей головки выдуло, не смотря на то, что всего лишь шесть утра. А мне на практику только к 8!!!
  В гостиной слышится какой-то грохот, а после очень выразительные речевые обороты, которых я в жизни не слышала. Прямо в спальной футболке и босиком шлёпаю к источнику шума с утра пораньше и обнаруживаю Пру в просто идиотском, на мой взгляд, положении: склонившаяся над полом со стулом в обнимку, будто она ловила человека, а не предмет мебели. Увидев меня, она испуганно пискнула и поспешила подняться.
  -- Прости. Я разбудила тебя?
  -- Нет, нашлись люди посволочнее, точнее нелюди. Ты только что пришла? Пру, разве мы не договаривались, что больше никаких твоих ночных вылазок? Это ведь...
  -- Нет-нет, я не охотилась! Я оставалась ночевать у подруги и вот.
  Вау, а я даже не заметила её отсутствия в квартире. Я вчера так вымоталась, что вечером была в состоянии сомнамбулы и легла где-то часиков в семь. Мой мозг начинает медленно просыпаться, а потому выдаёт весьма интересные вопросы: шесть утра...зачем так рано возвращаться от подруги? Ей ведь не в школу и не на работу. Нормальные люди в это время спят!
  -- Ты мне сейчас напоминаешь горе-любовника, которого выставили за дверь, когда вернулся муж.
  Честно, хотела просто пошутить над ней, а она вдруг покраснела как варёный рак. Э...может, она совсем не у подруги была? Тьфу, а мне-то что? Сюда же она парней не приводит.
  -- Кофе будешь?
  -- Буду.
  Вместе топаем на кухню, в которой обнаруживается.... Ну что за паршивое начало дня!?
  -- Всем доброго утра! - оповещаю я всех собравшихся о своём величественном появлении, после чего Пру замирает в дверном проёме и испуганно смотрит на меня.
  -- Адора, будь добра, материализуйся, чтобы я сумасшедшей не выглядела.
  Через секунду перед нами с Пру уже стоит невысокая блондинка с выразительными голубыми глазами в жёлто-зелёном коктейльном платье. Вайлс тихо здоровается с ней и спешит спрятаться за дверцей холодильника. Что ж, к таким фокусам ей нужно будет привыкнуть.
  -- Удивительно видеть тебя на ногах в такую рань. Случилось что-то?
  Подозрительный взгляд впивается в меня, но волнует он меньше того, которым меня одаривает Алекс. Он меня им (взглядом) прямо к полу прибил, оглядел всю с ног до головы, потом впивается мне куда-то влево и внезапно растворяется в серебристом сиянии, при этом выражение лица у него такое, будто он как минимум истреблять немцев отправился.
  -- Что это с ним?
  Адора только качает головой, хотя в её глазах так и читалось - "я-то знаю, но тебе ничего не скажу". Проигнорировав меня, она вольготно располагается в моём уютном плетёном стульчике-кресле и переводит свои смеющиеся глаза на Пру.
  -- Как тебе здесь живётся, Пру? С Майком хорошо ладите?
  
  Пру несколько растерянно выглянула из-за титановой дверцы холодильника и посмотрела на появившуюся несколько минут назад светловолосую женщину. Она ей не нравилась, впрочем, девушке многие люди не нравились, хотя бы из-за их отношения к ней - покровительственно-снисходительное, словно делали ей какое-то одолжение, общаясь. От этой женщины исходила непонятная Вайлс опасность, хотя Кира вполне вольно разговаривала с блондинкой, но ведь она со всеми так общается!
  -- Да, вроде, без проблем. Мне здесь нравится. А что-то случилось?
  Адора довольно улыбнулась - а девчонка-то с норовом. Вон, как глазами стреляла, молнии метала ими, будто у неё отбирают самое дорогое.
  -- Нет, абсолютно ничего. Ты ведь только начала работать с Майком вместе. Некоторым начинающим ведьмам поначалу сложно найти общий язык со своим Хранителем. А вы как?
  -- Я не начинающая ведьма, а с Майком у нас хорошие дружеские отношения. Он помогает мне по мере своих сил и возможностей.
  -- О, это очень хорошо. Таким и должен быть Хранитель - верным и решительным. По крайней мере, они с Марлой тоже хорошо ладили.
  
  -- Пришла удариться в ностальгию?
  Язвлю, не могу без этого. Припёрлась ко мне на кухню, завела тут бессмысленный и пустой разговор с Пру. Нет, я не жадная, пусть общаются на здоровье, вот только не сегодня и не в шесть утра!
  -- Нет, мы с Алексом пришли узнать, как вы тут поживаете. Алекс, знаешь ли, волновался.
  -- Да? А чего тогда слинял?
  Улыбается, гаденько-гаденько, и глаза опускает на моё левое плечо.
  -- Тебя так Таир пометил? Знатная метка.
  Сердце у меня падает куда-то в район пяток. Теперь уже Пру удивлённо косится на меня, будто что-то выискивает на мне. Я же спешу прикрыть ладонью место укуса. Вот же зараза, я ведь и забыла! Стоп, Алекс что, увидел метку и так взбесился? Вот те на.
  -- Пусть сами разбираются.
  -- Как обычно, сохраняешь нейтралитет. Алекси...с всегда был несдержанным.
  -- От их столкновения мир не разрушится.
  -- Хм, как знать, - тихо шепчет Адора и мило улыбается. Так, а это ещё что значит? Похоже, опять я чего-то не понимаю или просто тупо не знаю. Агрх, бесит!
  -- Короче, не хочу ни о чём знать. Мне уже пора собираться на практику. Я в ванну. Пру, приготовишь кофе сама? Себе и мне, а завтрак оставь на меня.
  Да, у нас уже завелась традиция - готовкой занимаюсь я, хотя Пру иногда помогает. Из нас обеих по отдельности кулинары ещё те, но когда мы объединяемся, то приготовленное хотя бы есть можно.
  
  
  
Глава II
  Утро началось неважно и дальше покатилось по наклонной. Хотела я устроиться на практику преподавателем в подготовительную группу дошкольного учреждения, но меня оттуда послали...в старшую школу Святого Луки. Чёртова христианская обитель! Чёртово раздельное обучение! Из меня сделали помощника школьного психолога у девочек!
  В общем, ладно, об этом потом. А сейчас.... На давно проторенном мной пути вдруг возникла преграда, а именно - чёрно-жёлтая лента, называемая ограждением. Целая орда полицейских, медэкспертов, обычных зевак, среди которых затесалась и я. Преступления, убийства - это так интересно! Для многих, а для меня всё уже привычно. Так почему же я вписалась в это стадо? Люблю загадки, вот почему я спешу к одному симпатичному офицеру, который чересчур яро отгоняет посторонних.
  -- Простите, офицер, следователь Уорсен уже на месте? - улыбаюсь так очаровательно, что и айсберг бы растаял. А парень окидывает меня внимательным взглядом с головы до ног и хмурится. Гей, что ли, раз не нравлюсь?
  -- Посторонним запрещено находиться на месте преступления. Пожалуйста, покиньте зону оцепления.
  Сразу видно - только из полицейской академии выпустился. Вызубренные правила звучат так убого.
  -- Я - не посторонний. Вот мой пропуск.
  Быстренько показываю специальное разрешение на присутствие на месте преступления и проскакиваю мимо ошарашенного новичка. Ему ещё учиться и учиться, если его так легко одурачить. Ну, пропуск у меня и в правду настоящий, только просроченный. В том году я помогала мистеру Уорсену в расследовании дела, в котором был замешан очень злой призрак. К счастью совпало, что случилось это летом, период тот же, подумаешь, года разные.
  Подъезд невысокого двенадцатиэтажного дома встретил меня обшарпанными стенами, сломанным лифтом, взволнованными жильцами и судмедэкспертами. Седьмой этаж, дверь нараспашку, да ещё и кошатиной воняет!
  -- Следователь Уорсен здесь? - спрашиваю первого попавшегося офицера. Тот махнул куда-то в комнату и ретировался. Ладно, мне он и не нужен.
  Следователь уже окружён другими полицейскими и медэкспертами, за его спиной строчит в свой блокнотик новичок-напарник, а у окна с опущенной головой стоит Нэзэриус. Окидываю гостиную беглым взглядом, пока меня никто не замечает. Вполне спартанская обстановка, без излишеств, хотя...кое-что бросается в глаза - слишком много мелких вещей: свечки, хрустальные фигурки, камни, старинные монеты. Интересно, убитый или убитая был клептоманом?
  -- Кира? Что ты здесь делаешь?
  Уп-с, меня обнаружили, и мистер Уорсен явно недоволен моим присутствием.
  -- Ну, я шла на работу, а ваши молодцы перекрыли дорогу. А тут мне на глаза ещё кое-что интересное попалось...
  Следователь пристально-пристально смотрит на меня, а я стараюсь невинно хлопать глазками. Надеюсь, он меня не арестует, а то у него есть такое хобби - сажать за решётку особо любопытных журналистов и папарацци. Но нет, меня только хватают за локоть и отводят в сторонку. Боже, какой интим!
  -- Кира, здесь нет ничего необычного. Просто убийство во время ограбления. Вора, проникшего сюда, мы уже поймали. Я сегодня же закрою это дело.
  -- А я говорю, что здесь не всё так просто. Так кто убиенный?
  И снова этот убийственный взгляд. Да-да, никто не любит медиумов. Да-да, лезу не в своё дело. И да, я настырная. Видимо, следователь тоже это понимает, поэтому только фыркает и смотрит в сторону другой комнаты.
  -- Эрика Миллс, 31 год, начинающий дизайнер мужской одежды. По словам соседки из квартиры справа, женщина вернулась домой вчера приблизительно в 11 часов вечера, одна. Тихая, очень вежливая, к себе домой никого не приглашала, даже еду на дом не заказывала. В 06:15 соседка пошла гулять со своей собакой, когда столкнулась с молодым мужчиной, выбегающим из квартиры Миллс. Дверь была нараспашку, и она зашла внутрь, обнаружив тело.
  -- Ага. А где кровь? - задаю первый созревший вопрос. Мне бы увидеть этого вора-домушника.
  -- Ммм, а её нет. Наши эксперты предположили, что он либо задушил её, либо отравил. Точная причина смерти будет ясна после вскрытия.
  -- А того вора уже в участок отвезли?
  -- Да нет, сидит в машине. А зачем он тебе?
  -- Надо кое в чём убедиться. Если мои подозрения подтвердятся, то судить ты его не сможешь, а дело подпадёт под мою юрисдикцию.
  -- Я так надеялся, что ты этого не скажешь, - устало качает головой следователь и с каким-то сожалением оглядывается на проём соседней комнаты, в которой сейчас активно работают эксперты. Видимо, именно там было обнаружено тело.
  -- Ну, не хотите верить - ладно. Я тогда пойду, - напоследок ещё раз оглядываю комнату, что-то мне в ней не нравится, только не могу понять, что именно. - Нэзэриус, составишь мне компанию?
  Ангел-хранитель вскидывает на меня свои жалостливые золотые глазки и подбирается ближе ко мне, осторожно обходя людей. Пф, будто они могут его задеть! Кстати, Нэзэриус - ангел-хранитель следователя Уорсена. Мы познакомились с этим светлокрылым созданием два с половиной года назад, когда мистер Уорсен был моим частым посетителем в больнице. Именно из-за него я считала себя сумасшедшей! Тогда я ещё не могла отчётливо видеть духов и других хранителей, за исключением Алекса и Таира, поэтому мне было немного дико и страшно. Когда я говорила об этих бестелесных созданиях другим людям, чаще всего меня либо высмеивали, либо демонстративно крутили пальцем у виска. Нэзэриус хороший, но слишком пессимистичный, нудный и апатичный, из-за чего я стараюсь редко общаться с ним. Но вот сейчас проигнорировать его не могу, что-то он совсем выглядит убитым.
  -- Что-то случилось? Выглядишь хуже, чем обычно.
  Тяжело вздыхает, отчего его крылья слабо всколыхиваются за спиной, и кивает.
  -- С тобой или твоим подопечным?
  -- Он меня не слышит. На днях он едва не попал под машину. Я говорил ему "остановись, стой, не иди", но он меня не слышал. К счастью, что водитель успел свернуть с дороги и всё обошлось.
  -- Думаешь, между вами нарушилась связь?
  -- Не знаю. Возможно, это всё козни Лоруса. В последнее время мне всё сложнее с ним справиться.
  -- Ты ангел-хранитель или кто? Ты должен бороться за душу до самого конца! Не смей впадать в депрессию.
  -- Но что, если я проиграю? Лорус сильнее меня. Ему даже другие демоны-хранители не смеют перечить!
  Это точно, Лорус весьма неприятный типчик. Хуже него, наверное, только Таир, хотя сомневаюсь, что они друг друга стоят. С Таиром может поладить только Алекс - это факт. Как же я счастлива, что мои ангел-хранитель и демон-хранитель нашли общий язык.
  Во всех парах ангелов-хранителей и демонов-хранителей так или иначе устанавливаются рамки взаимоотношений. Встречаются пары, в которых ангел и демон - напарники и живут себе в мире и согласии. В других парах, как, например, Нэзэриус и Лорус - ярко выраженное соперничество и агрессия одного по отношению к другому. А большинство стараются поддерживать нейтралитет, что-то вроде невмешательства одного в дела другого.
  -- Послушай, вы оба - хранители одной души, попытайтесь найти компромисс. Если нет, то не смей сдаваться! Ты имеешь полное право на душу мистера Уорсена! А насчёт того, что он тебя не слышит...я с подобным ещё не сталкивалась. Я спрошу у Алекса и поговорю с твоим подопечным. Помогу, чем смогу.
  -- С-спасибо...
  Господи, одно сплошное недоразумение! И как его только ангелом-хранителем сделали? Ладно, об этом поразмышляем потом. Меня волнует...о, вот и моя жертва! В наручниках и в полицейской машине под присмотром двух офицеров. Что-то он не слишком похож на отъявленного убийцу или одержимого. Подхожу чуть ближе и замираю на месте, заметив белёсую фигуру слева от него. Ангел-хранитель?! Если он всё ещё с ним и жив, значит, этот вор-домушник не при чём. Если бы убийцей был он, рядом с ним танцевал бы румбу демон-хранитель. Если бы он был одержимым, от ангела-хранителя давно бы избавились. Что, чёрт возьми, произошло?!
  
  Прежде чутьё Уорсена никогда не подводило. Бывало, он ошибался по собственной глупости, но это было редкостью. И сейчас это самое чутьё просто вопило о том, что дело липовое и Кира в чём-то была права! И снова эта девчонка! Что она забыла на месте преступления?! Её прямо как магнитом тянет на всё самое ненормальное и необъяснимое.
  -- Следователь Уорсен, взгляните, пожалуйста, - позвал один из экспертов и скрылся в соседней комнате, где было найдено тело. Кстати говоря, беспорядка, сопутствующего ограблению, там не было, и это было ещё одной странностью.
  Каин строго по его шагам последовал за ним. Ох, уж эта его привычка вечно всё записывать в блокнот!
  В небольшой, но довольно уютной спальне, ни одна из вещей не характеризовала хозяйку. Два стула - разных форм, размеров и стилей. Широкая двуспальная кровать с резным изголовьем, но заправлена неаккуратно и будто в спешке. Комод, гардеробный шкаф - всё безлико. Ни одной фотографии, ни одной картины. Пусто, но в то же время заполнено разными мелкими вещами, начиная с игрушечных динозавров и заканчивая фарфоровыми скульптурками. Едва мужчина перешагнул порог, как наткнулся на столпотворение в правой части дальней стены. И снова откуда-то рядом возник один из экспертов.
  -- Мы обнаружили встроенный в стену шкаф. Сначала посчитали, что это сейф, ради которого сюда пробрался грабитель, но там...
  Чутьё и на этот раз не подвело. На сейф шкаф никак не походил, а вот на тайный ведьмовской алтарь - с лихвой. Каменные пластины, ступка, глиняные чаши, флаконы с подозрительными жидкостями, свечи, смеси трав, какие-то ветки. Странно, но никто из присутствующих не рискнул приблизиться и что-то потрогать.
  -- Кира...когда-нибудь ты сведёшь меня с ума, - покачал головой Уорсен и развернулся к двери, на ходу выискивая в списке контактов нужное имя. Перед тем, как выйти, он раздал несколько распоряжений. - Ничего не трогайте и сфотографируйте этот шкаф полностью, а потом все предметы в нём по отдельности. Фотографии мне будут нужны через три часа.
  Длинные гудки прервались хриплым тяжёлым дыханием.
  -- Да?
  -- Приглашаю отобедать в ближайший отсюда ресторанчик. Попытаешься отказаться, заявлюсь к тебе на практику и волоком потащу. До встречи.
  Сегодня явно был не его день. Нет, сегодня явно кому-то повезло больше него.
  
  В который раз Пру постаралась сосредоточиться на несчастном покорёженном амулете, пытаясь сделать из него сильный любовный магнит, но после двух часов "медитации" у неё сдали нервы. А в книжке всё выглядело так просто! Или проблема была в самом "объекте" ворожбы? Нечто подобное девушка подозревала, но всё же настойчиво продолжала жечь свечи, читать заклинания и по капле выпускать силу. Просить помощи у Майка она считала делом бесполезным - он не ведьмак и не колдун - да и выслушивать его занудные лекции на тему "правильного" использования своих сил она не хотела.
  -- Может, на неё защитные чары наложены? Да быть такого не может!..
  Размяв затёкшую после долгого сидения шею, Пру впилась поистине устрашающим взглядом в амулет, будто желая прожечь в нём дыру, но тот продолжал бесполезным куском железа лежать в центре выписанной руны.
  -- Похоже, рано я начал волноваться за судьбу демонов. С таким Спасителем Небеса рухнут раньше, чем Ад затопит.
  От раздавшегося со стороны двери шипения Пру дёрнулась всем телом, нечаянно зацепила рукой ближайшую свечу и опрокинула её. Маленький огонёк тут же вспыхнул до небольшого костра и пополз дальше. Вайлс, перепуганная такой активностью огня, скинула подвернувшееся под руку покрывало с кровати, набросила на очаг возгорания и поспешила устранить его. Минуты две борьбы вылились в ожоги ладоней, отвратительный запах гари и выжженную дыру в ковре. А стоило ей представить, как на всё это отреагирует Кира, сразу захотелось пойти повеситься или ограбить банк, чтобы возместить сумму ущерба!
  С кровожадными мыслями Пру обернулась к дверному проёму и заскрипела зубами. Прислонившись левым плечом к косяку, стоял тёмноволосый золотоглазый демон и улыбался своей самой омерзительной улыбкой, в которой демонстрировались ровные звериные клыки.
  -- Что тебе здесь нужно?!
  Стёкла в оконным рамах стали отбивать угрожающий ритм, приближенный к позвякиванию. Фитилёк одной из свечей вновь вспыхнул жёлто-оранжевым огоньком. Вот только мужчине было фиолетово на всё происходящее. Он лениво обвёл взглядом комнату, весьма выразительно хмыкнул и исчез в коридоре.
  Пру, взбешённая и почти доведённая до белой ручки, вскочила на ноги и бросилась вслед за ним. Демон обнаружился на кухне, преспокойно готовящий себе чай.
  -- Повторяю: что тебе здесь нужно, демоническая тварь?!
  -- Кажется, слабоумием ты не страдаешь? Я здесь живу, в некотором роде. А тебе, ведьма, советую поумерить свой пыл. За разбитые здесь вещи в жизнь не расплатишься.
  С наслаждением вдохнув тёплый цитрусовый аромат, Таир сел за стол и в приглашающем жесте кивнул девочке на место напротив. Пру сверлила демона взглядом, в котором мешалось множество эмоций: отвращение, удивление, гнев, подозрительность. Был бы он обычным демоном, она бы ещё в комнате накинулась на него с кинжалом, однако после некоторых объяснений Майка она знала, какое место занимает именно этот демон в иерархии Преисподней и в жизни Киры.
  Таир вообще не обращал на девчонку никакого внимания. Ему было плевать на её присутствие, по крайней мере, до тех пор, пока она не откроет свой мерзкий рот. Собственно, он пришёл поговорить с Кирой, но, видимо, дома её не было, раз эта малолетняя ведьма позволяла себе проводить чёртовы ведьмовские ритуалы. Хотя, появился он как раз вовремя...
  -- Ах, да, попробуешь ещё раз заговорить Киру, и тебя даже Высшие Силы не спасут от меня. Ммм, и Алекс мне в этом поможет.
  Пру вздрогнула, когда на неё посмотрели абсолютно чёрные провалы глаз, в глубине которых вспыхивали красные искры. Воздух на кухне неожиданно стал тяжёлым и удушающим. Перед глазами вдруг всё поплыло, и она поспешила ухватиться рукой за стену. Но в следующую секунду всё пропало, а демон спокойно продолжил пить чай.
  Пру боялась сдвинуться с места, ожидая нападения твари в любой момент. Она не доверяла этому Таиру. Она никогда не доверяла никакой демонической твари и не собиралась менять свои принципы и убеждения. Единственное, что удерживало её сейчас от склянки с уничтожающим зельем, было обещание, данное ею Майку о том, что она не будет уничтожать демонов без его ведома. Ко всему прочему, что-то подсказывало ей, что справиться с ЭТИМ демоном будет не так-то просто.
  -- Демоны пьют чай?
  -- А ведьмы, разве, не летают на мётлах? - ехидно вопросом на вопрос ответил брюнет и высокомерно выгнул правую бровь, с видом, будто обращался к неразумному ребёнку.
  -- Я задала вполне логичный вопрос, тварь!
  Таиру было глубоко нас...плевать, как его называла эта малолетняя недоделанная ведьма, за тысячелетия он привык ко многим изворотам человеческого мозга и человеческой логики. Однако его просто раздражала манера, в которой это смертное ничтожество говорило с ним. Он мог позволить такие слова только Кире и Алексу, но они принадлежали ему со всеми потрохами так же, как и он им.
  Осторожно и спокойно поставив чашку с недопитым чаем на стол, демон в ту же секунду оказался в непозволительной близости от девчонки, одной когтистой рукой схватил её за шею и с глухим грохотом припёр к стене на небольшом расстоянии от пола.
  -- Что за глупая ведьма.... Посмела оскалиться на меня, когда рядом нет твоего ангела-хранителя. Не боишься, что я тебя сейчас просто на куски разорву?
  Пру вздрогнула, но не от угрозы демона, а от тона, которым эта угроза была произнесена. Чёртова демоническая тварь веселилась!
  -- Ты...этого не...сделаешь...
  -- Правда? И почему же?
  -- Тебе...это...не выгод...но.... Кира...не позволит...
  От подобного заявления Таир на минуту даже дар речи потерял и невольно разжал тиски на шее, позволив девчонке вздохнуть. Вайлс закашлялась от сухости, поразившей горло, и зло посмотрела на истерично смеющегося демона, который разве что по полу не катался. Она и сама не могла понять, с чего вдруг сказала нечто подобное, однако её не покидало ощущение, что она была права. Права в том, что Кира не позволит кому-либо причинить ей, Пру, вред. Она назвала их семьёй, и девушка ей поверила.
  -- И не надейся. Кем ты себя возомнила? Единственная семья Киры - это я и Алекс. А ты - всего лишь задание, порученное ей Высшими Небес...
  -- Неправда...
  --...Думаешь, почему она о тебе так печётся? Если она не будет с тобой нянчиться, ей достанется. Эти чёртовы старикашки умеют добиваться своего. Если бы не она, ты бы сейчас моталась по приютам, никому не нужная. Предназначение? Без возможности практиковаться на случайных демонах ты бы сдохла ещё в самом начале его исполнения...
  -- Замолчи.
  --...Или снова бы попала на Суд Трибунала, но вот вердикт был бы совершенно другим. Ты бы стала подопытной крыской в развлечениях демонов. Они бы...
  -- ЗАТКНИСЬ!
  Таир замолчал и с любопытством посмотрел на девочку. Тело Вайлс колотило так, будто она находилась на Северном Полюсе в одном нижнем белье. И гонор поубавился и в глазах вспыхнул полагающийся ей страх. А ведь он ещё щадил её! Порой слова ранят сильнее, нежели физическое насилие.
  -- О, Алекс сюда направляется...какой-то он очень злой. Сейчас мне ещё за издевательство над малолетними попадёт. Ладно, поговорили и хватит. Эй, ведьма, надеюсь, мы друг друга поняли. Не смей приближаться к Кире, - последние слова он бросил как бы невзначай и исчез в чёрной дымке.
  Но даже с уходом демона дышать легче не стало. Девушка всё ещё ощущала тиски на своей шее, которые не позволяли ей сделать вздох. Напряжение тут же отпустило, и она медленно осела на пол, низко склонив голову. Глупости. Демоны живут страданиями людей. Это просто слова. Ложь. Но по щекам всё равно катятся солёные слезинки. Почему вдруг стало так больно?
  -- Кира...
  
  Однако, какой у меня сегодня насыщенный день. Кроме того, что я опоздала на практику, так я ещё где-то посеяла пропуск, так что пришлось полчаса объяснять охраннику, что я не посторонний, не маньяк, не совратительница, а всего лишь помощница психолога. К счастью, для меня, психолог тоже опоздал и прихватил меня с собой, поручившись за меня. Как мииило с его стороны.
  А дальше два часа выпали из моей жизни. Стоило мне только усесться за своё рабочее место, как в кабинет ворвалась донельзя перепуганная и заплаканная старшеклассница, схватила меня за руку и потащила в укромное местечко, называемое кладовкой. И как только мы оказались в комнатке со швабрами и учебными принадлежностями, она как закричала "Я беременна!". Поначалу у меня был ступор, и вовсе не из-за новости. Меня сорвали с места и притащили в богом забытую пыльную кладовку с желанием выплакаться в жилетку и получить однозначный ответ! Хотела я ей сказать, что обратилась она не к тому человеку, ибо я могла порекомендовать пойти утопиться, но есть такое понятие, как "профессиональная этика". Да, даже я её соблюдаю!
  Итак, два часа рёва, истерики и несколько порывов грубого разрешения ситуации я выдержала, как могла. В итоге, я стала едва ли не её лучшей подругой и узнала очень много того, чего знать совсем не хотела, даже о местах в школе, где девочки тайно встречаются с мальчиками. Господи, что за детский сад! Хотя, при таких условиях, установленных в школе для них, это самый лучший вариант. Итак, итогом беседы было решение сделать аборт. Да-да, отнюдь не мудрое решение, но единственно верное. Залёт по глупости, что за дети пошли?! Меня иногда беспокоит наше будущее.
  В таком темпе промчалось утро и наступил обед. Пришлось вернуться в этот квартал, который до сих пор был опечатан. С занятого мной местечка под навесом хорошо просматривается вход в подъезд двенадцатиэтажного дома. Владелец небольшой китайской закусочной на колёсах уже несколько раз спрашивал, буду ли я что-нибудь заказывать, а я с упорством дожидаюсь мистера Уорсена. Уж я-то стребую с него расплату за обед!
  -- Прости за опоздание. Давно ждёшь?
  Следователь появляется у меня за спиной совсем неожиданно. Я даже на стуле подскакиваю, потому что не услышала и не почувствовала его приближения. Он что, когда-то шпионом подрабатывал?! Запыхавшийся, с папкой подмышкой, обходит меня и садится напротив, рукой подзывая к нам повара-продавца.
  -- Полчаса, но они убили у меня сто нервных клеток, - мило улыбаюсь в ответ и, наконец-то, делаю заказ. Кажется, продавец тоже испытал облегчение от этого. В принципе, не люблю я всю эту еду на выезде, но ничего не поделать, зарплата у мистера Уорсена небольшая, на хороший ресторан не хватит.
  -- Извини, в лаборатории задержался. Там сейчас новый порядок: все дела проходят в очерёдности поступления. Дорого стоило продвинуть наше дело вперёд.
  Наше? Оооо, у меня прямо-таки настроение взлетело вверх. Теперь я - член команды по расследованию! Класс! Можно будет снова полицейских пончиков покушать, хи-хи.
  -- Итак, в итоге я всё же оказалась права, да?
  Снова входим в режим "бизнес-вумен". Нужно поддерживать марку и не ударить в грязь лицом!
  -- Заключение аутопсии: жертва умерла от остановки сердца. Никаких препаратов в крови обнаружено не было, как и следов насилия на теле. Говоря языком фантастики, она встала с кровати, словила инфаркт и умерла. Вору не повезло, наткнулся на тело и решил сбежать, но его поймали дежурные офицеры в соседнем квартале.
  -- Так у неё было слабое сердце?
  -- Мы достали её медицинскую карту. Никаких сердечно-сосудистых отклонений, разве что слабенькая аллергия на тропические фрукты.
  -- Подумывали об анафилактическом шоке? По идее, тоже могло сойти за орудие убийства...
  -- Сказал же, в крови ничего обнаружено не было.
  Хорошая головоломка, но деталей катастрофически не хватает.
  -- Что убедило вас связаться со мной? Какой бы загадочной смерть не была, но до мистики пока не дотягивает.
  Лицо мистера Уорсена прямо-таки озаряет кривая ухмылка. Я всегда и во всём чую подвох, так что нечего мне тут шарады загадывать.
  -- В квартире жертвы было...кое-что обнаружено.
  Ух ты, как интригующе! Кое-что - это что? Сейф с огромной суммой денег? Краденые картины? Скелет бывшего парня в шкафу???
  -- А поконкретнее? Что-то из ряда вон выходящее?
  -- А ты сама посмотри.
  И передаёт мне файл с фотографиями. О, с места преступления, да ещё и тёпленькие после принтера! Смотрю на фото и случайно прикусываю язык, прям от усердия. Крутая тётка, скажу я вам. Там целый арсенал ведьмовских штучек (я после похода с Пру научилась их отличать от обычных предметов быта и предметов роскоши).
  -- Считаете, она была ведьмой?
  -- Это ты мне скажи. Я в этих делах не разбираюсь.
  -- А я что, гид по миру волшебства?! Ладно-ладно, не смотрите так на меня, больше не буду. Какой-то нервный вы сегодня...
  -- Я только недавно закончил одно сложное дело, а тут мне пихнули это. Я уже три месяца нормально не спал!
  Да, по нему видно. Краше только в гроб кладут, да и одежда какая-то потрёпанная, и запашок несвежий. Помню, хуже он выглядел только в ту ночь, когда меня "нашли" и увезли в больницу. Тогда он ехал в скорой помощи вместе со мной и мамой и держал меня за руку. Иногда мне даже казалось, что он плакал, но не уверена, я была в полубредовом состоянии.
  -- Ладно, извините. Были ли в полицейской практике подобные случаи? Возможно, что-то схожее?
  -- Архивы я ещё не перерывал, но эта загадочная смерть не единственная.
  -- Что?!
  Чёрт бы побрал интриганов и следователей! Выдают информацию по крупицам. И чего он после этого от меня ждёт?!
  Снова достаёт две папки и выкладывает их передо мной. Личные дела неких Сары Брэйд и Ксу Ванг. И как изловчился стащить из участка личные дела? За это же в тюрьму посадить могут!
  -- Сара Брэйд - 19 лет, умерла от сердечного приступа, когда мылась в своей ванной. Ксу Ванг - 25 лет, умерла от сердечного приступа на улице по пути домой. Последними, кто видел первую жертву, была её родители. Девушка ушла принимать ванну, но прошёл час, и они забеспокоились. На крики им никто не отвечал, так что они взломали замок двери и вошли, обнаружив тело дочери в ванной под водой. Посторонних шумов и криков они не слышали. Теория о самоубийстве была разбита после заключения аутопсии.
  Со второй жертвой всё немного сложнее.... Мы не можем найти последних свидетелей, кто мог бы видеть её живой.
  -- Спросите меня и я отвечу.
  -- То есть?
  Швыряю папку с личным делом второй жертвы и откидываюсь на спинку стула. Жизнь - гавно, каждый раз убеждаюсь в этом! И только сильные люди из этого гавна выбираются, а слабые в нём утопают. Мистер Уорсен смотрит на меня и не понимает, хотя пытается прочитать мысли. Нифига, они сейчас далеки от реальности.
  -- Кира, что случилось?
  -- Ксу Ванг, случайно, не работала продавщицей в экзотерическом магазине в Чайнатауне?
  -- Владелец этого магазина - её отец, но в день своей смерти она замещала его.... Кира, только не говори мне...!
  -- Мы с Пру там зависали до полуночи и были последними, видевшими её живой.
  -- Если за полчаса она не успела встретить кого-то ещё. Кира, какого чёрта ты забыла в Чайнатауне? Тебе по социальному статусу не положено бродить по таким местам!
  Кто бы говорил о моём социальном статусе! Подумаешь, чуток выше "обеспеченных" людей от рождения, и "обычная" на настоящий момент.
  -- Пру кое-что понадобилось в том магазинчике, вот я и составила ей компанию.
  -- Как бы на неё никто не напал?
  -- Как бы она никого не убила.
  Дааа, кажется, мой ответ озадачил следователя. Ну, на самом деле, всё это шутка, хотя я вот хочу уклониться от темы!
  -- Ты заметила что-нибудь странное в поведении Ксу Ванг? Она была чем-то возбуждена, напугана или меланхолична? Может, у неё что-то болело?
  -- Нет, ничего особенного.
  Ну, кроме дурацкого предсказания о скорой смерти. Господи, неужели оно действительно сбылось? Да ладно, бред! Этому предсказанию не одно столетие, оно бы уже давно сбылось! Проклятье.
  -- Общего между ними всего три факта. Первый - все жертвы женского пола, но разного возраста. Второй - причина смерти одна и та же, хотя места убийств разные. Третий - у всех жертв были нестандартные...увлечения.
  О, как ловко подобрал слово! Ладно, хоть не сумасшедшими назвал.
  -- Что, все были ведьмами?
  -- Как сказать. У Сары Брэйд, по словам родителей, был дар, что-то вроде взгляда в будущее или как-то так. Ксу Ванг прекрасно разбиралась в смесях трав, чем не предрасположенность к ведьмовству?
  -- В общем, подводя итог, у нас есть три жертвы, обладавшие какими-то паранормальными способностями, и сейчас они все в морге. Фотографии с места преступлений есть?
  -- Конечно, специально для тебя копию распечатал.
  -- Хорошо, заберу домой и там всё хорошенько рассмотрю. Надо будет с Пру посоветоваться насчёт последней жертвы, раз уж она тоже ведьма.
  -- Что? Та самая Пру Вайлс тоже эта...? Кира, ты как магнит, притягиваешь к себе всё сверхъестественное.
  -- У меня жизнь сверхъестественная.
  За нашей странной беседой я даже не заметила, как прошло время, и к нам подоспел китайский обед. Я спешно засунула все папки в сумку и приступила к еде. Мда, вкус так себе, но выбирать больше не из чего.
  Есть в тишине для меня вполне обычно, но вот для мистера Уорсена, похоже, не совсем. Несколько раз порывался заговорить о чём-то, но как-то сразу сникал и утыкался в свою чашку. В конце концов, кроме обсуждения дела нам с ним не о чем говорить. Почти...
  -- Ты хоть иногда ездишь домой? Наверняка, твои родители волнуются о тебе.
  -- Меня ничто не держит в том городе, а родителям хватает одного моего звонка в неделю.
  Точнее, им хватает одного короткого разговора со мной раз в месяц, но не буду расстраивать этой правдой мистера Уорсена. Кстати, когда-то он был младшим следователем в моём городе, но по неизвестным причинам два года назад перевёлся сюда. Интересно, почему?
  -- Мистер Уорсен, могу я задать вам несколько личный вопрос? Почему вы внезапно перевелись в этот город? У вас ведь хороший послужной список и после того громкого дела вас ожидал значительный скачок по карьерной лестнице.
  Чего это вдруг палочки из рук следователя выпали? Может, я затронула тему, которая ему неприятна? Всегда я так, а всё моя настырность. Не умею держать язык за зубами.
  -- Ты поверишь, если я скажу, что это случайность?
  -- В такую случайность я не поверю. Но если не хотите говорить, то - так уж и быть - заставлять не буду.
  Знаете, обычно после этой фразы люди пару минут мнутся и выкладывают всё, что на душе лежит. А мистер Уорсен не такой, он только и был рад поблажке!
  -- Что ж, ладно, мой обеденный перерыв подходит к концу. Я посмотрю фотографии и, если что-нибудь найду, вам сообщу. Но если дело запахнет серой, вести расследование будете сами!
  
  Ехидно улыбнувшись, скорее из вредности, Фрейн смела все папки в свою сумку и поспешила на автобусную остановку, к которой только-только подъехал нужный ей автобус. Все пройденные ею двадцать метров Уорсен неотрывно смотрел ей вслед, задумчиво перекатывая между ладонями картонный стакан с горячим зелёным чаем. Следил за ней до тех пор, пока она не скрылась в салоне автобуса.
  Он знал, что этим летом, с отличием окончив третий курс, она поступила на производственную практику в старшую школу Святого Луки. Знал, что сейчас живёт вместе с оставшейся без родителей Пру Вайлс. Даже знал, где живёт и работает её друг - Николас Саммерс. Кто-то может посчитать его паранойиком или сталкером, хотя ему не подходило ни то, ни другое. Просто о Кире Фрейн он знал почти всё, за исключением её ненормальной тяги ко всему сверхъестественному. И также знал, что через три дня ей исполнится двадцать. Через три дня два года округлятся до полных трёх лет. Для их знакомства этого достаточно.
  
  
  
Глава III
  Я думала, что по возвращении, дома меня будет ждать маленькая психбольница на выезде, потому что мне очень не понравилось то, как утром ушёл Алекс. Почему-то его оскорблённый вид и яростный взгляд врезались мне в память, хотя никогда прежде ни о чём подобном я не парилась. А тут тишь да гладь, никаких разъярённых ангелов и сволочных демонов. Вот бы всегда так...
  -- Пру, я дома. Если что, ищи меня на кухне.
  Кухня, кухня, кухня, пора бы и поужинать. За весь день ничего хорошего и питательного во рту не было!
  Пру завалилась на кухню как раз к тому моменту, как я успела набить вазочку сладостями и вскипела вода в чайнике. Странно, тихая она какая-то. Забрала из морозилки ведро мороженого и села за стол напротив меня. Я не так давно заметила, что она переняла мою дурную привычку - лопать сладкое, когда хреново. Хотя, я постоянно уплетаю сладкое, но у неё это на фигуре отражается!
  -- У тебя-то что случилось? Чёрная кошка дорогу перебежала?
  Блин, вид побитой собаки. Дело явно не в школе - она бы промолчала. Пру вообще не любит что-либо рассказывать мне о своей повседневной жизни, а я её не заставляю. Слишком мало времени прошло, чтобы мы зажили душа в душу.
  -- Это правда, что я была твоим заданием, порученным Высшими Небес?
  Курага так и встряла поперёк горла, так что пришлось срочно запивать её водой. Получилось чаем, и в итоге я обожгла язык и заплакала от боли, а Вайлс в это время буравила меня пристальным взглядом. Догадываюсь я, что за птичка ей это на чёрном крыле принесла.
  -- Что, Таир заходил?
  -- Ответь: это правда?!
  -- Ну, мне скрывать нечего. Да, изначально в моей квартире появился Майк, а после него и толпа Высших. Потом вызвали духа Марлы и все с одним вопросом - помочь тебе встать на нужный им путь. Заметь, я не сказала, что он правильный. В принципе, не знаю, какие у них виды на тебя, а я должна была помочь тебе ещё раз увидеться с твоей наставницей, что, собственно говоря, я и сделала.
  -- Значит, я для тебя действительно лишь задание Высших?!
  Господи, сколько боли и презрения в мою сторону было выплюнуто в этих словах, будто я какое-то Исчадие Ада.
  -- Не знаю, как ты, но я терпеть не могу Высших. За меня Таир их посылает далеко и надолго. Что ты себе там надумала - дело твоё, ты знаешь, где дверь. Но своё задание перед стариками я выполнила ещё тогда, когда мы уничтожили низшего демона в зеркале. А теперь думай и решай.
  Не собираюсь я её переубеждать и что-то доказывать. Интересно, что ей такого наговорил Таир? Зная моего демона, его самого очень нужно постараться разозлить, чтобы он начал так бить словами. Обычно он мягкий и пушистый и всего лишь доводит до слёз. В общем, можно сделать вывод, что эти двое стоят друг друга.
  -- Почему ты решила взять надо мной опеку?
  Ох, наверное, каждый родитель рано или поздно слышит подобный вопрос от своего приёмного ребёнка. Интересно, это всегда так волнительно?
  -- Потому что я знаю, каково это - быть другой и жить среди тех, кто этого не принимает. Мне было семнадцать, когда я начала видеть странные вещи. Окружающие меня не понимали и сторонились, врачи пытались лечить. Мне даже диагноз - шизофрения - ставили. К счастью, мне помогли мои хранители, а тебе бы никто не смог помочь. Считай это моей благотворительной помощью.
  -- И ты не будешь привязывать меня к кровати, если я решу жить отдельно?
  Делаю круглые удивлённые глаза, а про себя отмечаю, что взгляд Пру стал спокойнее и где-то затаилась в нём кроха стыда.
  -- Если хочешь, можешь жить отдельно, только Сэма предупреди. Мне уже начать готовиться к твоему отъезду?
  Если честно, то здесь я перегнула палку. Будет не очень хорошо, если она решит всё же съехать. Это доставит хлопот Сэму, а у меня будут неприятности, потому что по городу без присмотра будет разгуливать ещё эмоционально неустойчивая ведьма. А все тумаки "сверху" и "снизу" полетят на меня. Что за жизнь, а?
  -- Прости, если чем-то обидела тебя. Мне правда нравится жить с тобой, и ты...мне очень помогла после смерти родителей. Просто вдруг что-то нашло...
  Ага, демон налетел. Пру так удачно повернула голову, что мне открылся прекрасный вид на красные отпечатки пяти пальцев на её шее. Они что, подрались с ним?!
  -- Маааайк!
  Хранитель появился с первой моей попытки его вызвать. Классно.
  -- Что случилось? И почему меня вызываешь ты?
  -- Кира, ты чего? - рядом с ноги на ногу переминается Вайлс.
  -- Нужны твои целительные способности. Убери ей след с шеи, а то соседи подумают, что это я её так.
  Майк совсем невесело смотрит на меня, потом на Пру, и, заметив покраснения, приступает к лечению. Девчонка заливается румянцем, но, как мне кажется, больше от стыда и назревающей злости.
  И только я устраиваюсь продолжить чаепитие, как в моей гостиной раздаётся такой трах, что я испугалась за соседей снизу, причём за все шесть этажей.
  -- Что за долбанутый день???
  Влетев в гостиную, я первым делом порадовалась, что скинула сумку с полицейскими материалами на кухне. Потом я мысленно вознесла хвалы тем святым, что строили этот дом, потому что пол и стены выдержали, а вот стёкла в окнах повылетали. Вообще, моя бедная гостиная создавала впечатление, будто в ней упал метеорит.
  -- Тайрон! - где-то в дальней части комнаты прозвучал мало похожий на человеческий - да и на звериный тоже - рык, и в нашу сторону полетел белый луч. Майк схватил Пру в охапку и сбежал вместе с ней на кухню, а мне пришлось проявлять чудеса пластики и гибкости.
  В ответ на луч с другой стороны полетел огненный шар, от которого просто отмахнулись крылом. Я уже перестала понимать, кто и зачем устроил войнушку в моей квартире. Я создала собственную коалицию, состоявшую из меня одной, и пошла против всех. Пришлось пролить капельку своей кровушки, но уже через секунду в обоих направлениях полетели огненные шары. Я не демон, они вышли слабенькие, зато очухался один из крушителей, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Таиром. Вот, где ты, сволочь златоглазая! Так, стоп, а второй...?
  И только я хотела обернуться, как меня насильно притянули к себе и с головой укрыли чем-то тёмным и тяжёлым, и шёпот моего демона-хранителя над ухом:
  -- Не надо. Не смотри на него. Это не он.
  От его слов меня вдруг охватил беспричинный страх. Страшно настолько, что по щекам побежали слёзы. Чего я боюсь?!
  Таир заговорил на языке, который звучал грубее мелодичного перещёлкивания ангелов, обращаясь к кому-то. Проходили минуты, а я сидела в душном коконе, затаив дыхание, ожидая. Чего ждала - сама не знаю, но в какой-то момент я почувствовала, как спало напряжение в воздухе.
  -- Таир, мне душно. Уже можно выбраться?
  Честно говоря, первые мгновения мне было страшно вылезать наружу. После окрика Пру, в порядке ли я, пришлось ответить, а то третьего удара моя квартира не переживёт.
  Таир сразу же принял человеческий облик, а я глазами стала искать светлую половину своей души. Алекс сидел в обломках мебели, весь в щепках и в другом мелком мусоре, такой трогательно-несчастный. И не скажешь, что пять минут назад разгромил мою квартиру!
  -- Что здесь происходит?
  Вау, а голос у меня звучит спокойно, как если бы я литр валерьянки вылакала. Но, поверьте, это не самоконтроль, а назревающая буря. Майк и Пру с опаской выходят из своего убежища и во все глаза смотрят на вредителей: Пру на Таира, а Майк на Алекса.
  -- Хм...небольшие разборки...и мы снова задели твою квартиру.... В своё оправдание могу сказать, что на этот раз сюда занесло Алекса.
  -- Что, чёрт возьми, произошло?
  Пру уже как-то боязливо косится на меня, видимо, ощущая волны гнева, исходящие от меня. А я медленно начинаю звереть из-за самодовольного вида демона и слишком растерянного Алекса. Я никогда не могла на него злиться, и даже сейчас закричать злости не хватает, а обвинять Таира - дохлый номер. Но на ком-то же я должна выпустить пар!!! Спокойствие, только спокойствие.
  -- Кира, не волнуйся ты так. Ну, у нас с Алексом вспыхнул небольшой конфликтик. Мммм, слово за слово и вот...
  -- Алекс, что случилось?
  Разворачиваюсь к моему ангелу и впиваюсь в него мрачным взглядом, а в ответ получаю не менее раздражённый. Никогда прежде не видела у него такого взгляда. Что за...?
  -- Это касается только меня и Таира. Не вмешивайся, Кира, - прошипел сквозь зубы и исчез. Нет, сбежал! И что означает это его "не вмешивайся"?
  --Та... - и эта сволочь демоническая тоже исчезла! Что за нафиг?! Разгромили и смылись! А объяснять, кто будет???
  -- Пожалуй, я пойду пить чай...
  
  Пру настороженным взглядом проводила Киру до кухни, после чего судорожно выдохнула. Майк рядом с ней вздохнул с тем же облегчением и, как подкошенный, упал на уцелевшую половину дивана.
  -- Никогда бы не подумала, что ангелы-хранители и демоны-хранители способны на такие разрушения.
  -- Поверь, это единичный случай. В своём большинстве в парах хранителей соблюдается нейтралитет, и каждый выполняет свои обязанности. Но встречаются пары, в которых оба хранителя взаимодействуют друг с другом. Хранители Киры именно такие, однако, в этот раз случилось что-то, что очень разозлило Лорда Алексиса.
  -- Майк, а почему ты называешь Алекса - Лордом Алексисом?
  -- Ох, не обращай внимания. Это всё вбитая в голову иерархичность. Не называй его так при Кире, он этого не любит. Ты лучше расскажи мне, откуда у тебя были те жуткие следы на шее?
  При упоминании о следах девушка непроизвольно потёрла шею, поморщившись. Рассказывать о возникшем с демоном конфликте не хотелось, ведь тогда придётся объяснять его причину, а там и про амулет всплывёт.
  -- Возвращалась домой с отработки и стала свидетельницей того, как какой-то демон напал на женщину. Я его уничтожила, но перед этим он успел меня немного придушить.
  -- Демон?! Как он выглядел? Ты в порядке??? - затараторил Майк, и Пру тут же пожалела, что сказала ему полуправду, а не наврала про "неудачно упала".
  -- Да ничего серьёзного, так, мелкий демон был. И женщина, на которую он напал, осталась цела и невредима. Не о чем волноваться.
  -- Пру, это не шутки! Ты должна быть осторожна! Особенно сейчас... - молодой человек сразу же умолк, поняв, что взболтнул лишнего. Но идти на попятную было уже поздно, да и Вайлс была настроена весьма решительно.
  -- Почему особенно сейчас? Майк, что-то случилось?
  -- Прости, я не хотел бы впутывать тебя в это дело, но Хранителям и Высшим Небес нужна твоя помощь.
  Стоило Майку напомнить о Высших, как у Пру все органы внутри свернулись в тугой шар. После разговора с демоном и Кирой для себя она сделала один вывод - не стоит верить Высшим так же, как и тварям Преисподней. Всем от неё что-то нужно было, ну, кроме разве что Майка, который по-настоящему заботился о ней, как о младшей сестре. Но, так или иначе, выступать открыто было безрассудством: суд в Аду показал ей, что её жизнью легко могут распорядиться Высшие Небес или же Высшие Ада. А ей ещё хотелось пожить в своё удовольствие, здесь, в её новом доме.
  -- Расскажи, в чём дело, а я подумаю, чем смогу помочь.
  -- Ладно. За последние две недели при странных обстоятельствах умерли три женщины. Звучит и выглядит вполне обычно для нормального преступного мира, но Высшие подозревают, что в их смертях замешан демон.
  -- С чего такие выводы?
  -- Понимаешь, все три жертвы были...не совсем обычными женщинами. Одна из них могла предсказывать будущее, как пророк. Другая была ведьмой и обладала активными силами, как ты. Третья могла читать по аурам людей, к тому же, после смерти ей прочили место среди Хранителей. Странность здесь уже заключается в том, что после гибели тела, ни одна душа так и не появилась на небесах.
  -- Хм...да...это вполне может быть демон, поглощающий души, но их разновидностей очень много. Нужно будет порыться в книге Марлы. А что-нибудь ещё известно?
  -- Ничего больше, прости. Послушай, ты...можешь отказаться, правда. Ты не обязана выполнять каждое задание Высших, - как-то неуверенно заговорил молодой человек. - Они вполне смогут найти кого-нибудь другого...
  -- Кого, например? Киру? - девушка недобро сощурилась и скрестила руки на груди. - Из нас двоих ведьма - я, так что сама справлюсь.
  Со стороны такое поведение, скорее всего, было похоже на проявление недовольства и некоторой ревности, но всё было совсем не так. Пру не хотела впутывать в это Киру, потому что, во-первых, сама могла справиться с демоном (ведь, это была её специализация); во-вторых, ей хотелось хоть как-то отплатить Фрейн за прошлый случай с Трибуналом.
  Майк несколько минут внимательно разглядывал свою подопечную, после чего кивнул сам себе и поднялся на ноги.
  -- Хорошо, как только найдёшь что-нибудь - сообщи мне. И будь осторожна.
  Подкрепив последние слова серьёзным взглядом, Хранитель исчез в белом мерцающем свете, а Пру взволнованно провела рукой по волосам и критическим взглядом окинула "поле боя", задумавшись, стоит ли начинать уборку или оставить так, как есть. Кира уж точно по этому поводу не волновалась, следуя своему же правилу: кто разрушает, тот и восстанавливает. Вайлс тоже решила не нарушать "традицию" и отправилась в свою комнату, мимоходом раздумывая о летней подработке, чтобы оплатить ущерб в виде выжженного ковра.
  
  Минутная стрелка уже перевалила за полночь, а я всё ещё не была в постели. Точнее, я была на постели, сидела по-турецки и рассматривала фотографии с трёх мест преступлении, которыми со мной так великодушно поделился мистер Уорсен. С самого ужина из комнаты не вылезаю по двум причинам: увлекшие меня фотографии и разгром гостиной. Мне кажется, если я там появлюсь, то расплачусь, как маленький ребёнок, а эти гады даже не торопятся возвращаться!
  За два часа я трижды перечитала дело каждой убитой и даже построила "дерево Жизни", но никаких пересекающихся ветвей на нём не обнаружилось. Все три жертвы никак не были связаны друг с другом и даже общих знакомых не имели. Одна была приезжей, две другие родились и выросли здесь. Начинающий дизайнер мужской одежды, терапевт-эзотерик и студентка. Никто из них прежде не привлекался, а Сара Брэйд вместе с родителями - вообще были приверженцами церкви! После подобных рассуждений итог у меня получился один: не обошлось без демона. К этому меня подтолкнуло ещё и то, что у последней жертвы - Эрики Миллс - бестелесного духа не обнаружилось. Хотя нет, не так. Да, вероятно, она была чистой душой и после смерти сразу же отправилась на Небеса, но...она была ведьмой. Помнится, Марла как-то рассказывала, что дух ведьмы не может перейти в мир иной первые сутки. Не помню точно, в чём там дело, но что-то связанное с равновесием сил. Таким образом, я не видела ни духа мисс Миллс, ни её ангела-хранителя и демона-хранителя.
  После заключения о присутствии в деле демона, я решила перейти на исследование так называемых улик и обстановки. Улик, собственно, как и ожидалось, не было вообще. Пришлось образно разделить кровать на три части и разложить все имеющиеся фотографии. Из общей массы выделялись только ступки, склянки с разноцветными жидкостями, глиняные чаши, символики. Взгляд ненароком задержался на фотографии, очевидно, сделанной экспертом из любопытства, того самого тёмного осколка плиты из эзотерического магазинчика второй жертвы. Я долго вглядывалась в эти холодные иероглифы, но прочитать их вновь так и не смогла. Интересно, как у меня тогда получилось?
  Я уже несколько раз подумывала привлечь на помощь Пру, но почти сразу же передумывала. Зачем отвлекать девочку по пустякам. К тому же, будет лучше, если она реже будет сталкиваться с потусторонними тварями, а ведь здесь вполне могут быть замешаны как низшие, так и Высшие твари Преисподней. Эх, я бы посоветовалась с Таиром, но его нет...и, наверное, ещё долго не будет.
  За весь вечер я только единожды вспомнила об инциденте и ругнулась. Радовало меня только одно - Вайлс, похоже, уже привыкла к странностям моей квартиры и ещё не спешит сматываться отсюда. Надо отдать девочке должное, она сильная. А вот мои хранители как с цепи сорвались, особенно Алекс. Нет, я, конечно, девочка не глупая и прекрасно поняла, что взбеленился мой светлокрылый из-за печати на моём плече, но вот что его так в ней не устраивает - понять не могу. Таир же, как лучше хотел...вроде.... Ооох, моя головушка!
  Ладно, возвращаемся к нашим убиенным. Всё-таки расследовать дело, в котором фигурируют ведьмы, не для меня. Ладно, для начала начнём с того, что демон по какой-то своей системе отобрал их. Это может быть какой-то его знак, метка, возможно, амулет или зачарованная вещь. Среди вещей Сары Брэйд ничего подобного нет, кроме серебряного крестика. В вещах Эрики Миллс всего навалом, хоть на аукцион выставляй. Кстати, а вот и визитка какого-то агентства по работе с древностями. Кхм, и у Ксу Ванг она тоже имеется, точно такая же визитка с тем же адресом. А у Брэйд нет.... Ну, ведьмой она не была, может, в семье какие древности остались? Нужно бы это проверить! И если я права, то будет у меня тооооненькая ниточка.
  Хорошо, что у меня завтра выходной. Эх, придётся заняться делами, а я так хотела провести субботу и воскресенье с Ником. С начала практики с ним не виделась; он устроился в свой детский садик, тьфу, и не вылезает оттуда даже после окончания рабочего дня. И к ним домой, чтобы насладиться изумительной выпечкой миссис Саммерс, я не наведываюсь. Наверно, это прозвучит глупо, но я трус, который боится разворошить опасную для нас обоих тему. Самая опасная в мире любовь - любовь, перерастающая из дружеской в настоящую: когда потеряешь настоящую, дружескую уже не вернёшь.
  ...
  Два выходных были в моём полнейшем распоряжении, чтобы закончить все свои дела с расследованием. В принципе, мне нужно только найти зацепку, чтобы провести нужный путь для мистера Уорсена. С демоном разберётся сам Таир, когда найдётся, а с меня только мелочи.
  С утра я всё-таки наведалась в дом Сары Брэйд. Оба её родителя были дома и с некоторым сомнением пустили меня внутрь. Пришлось около получаса убеждать их, что я не журналист, а помощник следователя, и что хочу помочь им и их погибшей дочери. Как оказалось, мистер Брэйд верил в то, что Сара сама себя убила, приняв большую дозу снотворного. Миссис Брэйд чуть ли не до истерики уверяла, что их дочь не могла так поступить. Она была девочкой верующей и ни за что не стала бы губить свою душу, ведь, как известно, душа самоубийцы никогда не войдёт в Дом Божий.
  Тьфу, всей этой ерунды я наслушалась за два часа по горло. Души Сары в доме я не обнаружила, но мне удалось всё-таки уловить эту чёртову шёлковую нить за хвост. Оказалось, мистер и миссис Брэйд тоже посещали то агентство по работе с древностями и у них сохранилась визитка оттуда, такая же, как у Ванг и Миллс. Ну что ж, отправилась я туда.
  Добраться до агентства было настоящим подвигом, потому что таксист смутно представлял, куда именно ему надо ехать. Очевидно, этот адрес не пользуется популярностью, хотя оно и понятно. Это агентство я представляла как нечто...внушающее трепет или восторг, такое большое здание с яркой вывеской, на которой была бы изображена мумия. Ну, а что, чем не древность? Но реальность поступила жестоко...и разочаровала меня. Это не агентство, это склад какой-то! Нет, в прямом смысле склад - огромный, металлический, как будто пустой. Ни вывески, ни рекламы, только небольшая стрелка с приглашающим указателем. Ну, хотя бы район приличный, не Чайнатаун!
  А вот внутри всё оказалось более цивилизованно, но всё равно похоже на склад вещей. Вдоль стены по бокам от железной двери тянулись длинные ряды полок, на которых стояли и лежали самые различные экземпляры: от всевозможных амулетов до урн с египетской символикой (сто пудово там чей-нибудь прах!). У дальней стены в другой части склада, как экспонаты в музее, стояли саркофаги, какие-то ящики, манекены, демонстрирующие яркие ожерелья и браслеты, диадемы.
  Не знаю почему, но когда я вошла сюда, мне сразу стало не по себе. Тяжело, как если бы я страдала клаустрофобией и спустилась в подвал. Но я не страдаю клаустрофобией!
  Не нравится мне это место. Да уж, а для Пру это был бы самый настоящий рай! Я понимаю, зачем сюда могли ходить Миллс и Ванг, но вот семейство Брэйд.... Если только не приобрести, а продать.
  -- Могу я вам чем-то помочь?
  Знаете, я теперь поняла значение фразы "чуть кондратий не обнял". Я так шарахнулась назад, что заехала владельцу голоса куда-то по лицу, отчего он сдавленно охнул. Ну а что, я не ожидала, что в этой железной коробке будет кто-то ещё и что этот "кто-то" будет подкрадываться со спины!
  -- Можете для начала валерьянкой напоить, - огрызнулась я чисто на рефлексе, обернулась и...вот тут-то мир и застыл. Как в рекламе какого-нибудь шоколада, когда романтично-сентиментальная девица кладёт дольку в рот, блаженно закрывает глаза и снизу экрана надпись "и весь мир в ожидании".
  Говорят, молния дважды в одно место не попадает - не верьте этому, попадает и даже с отдачей. Стоит, значит, передо мной мой персональный маньяк/несостоявшийся убийца/мечта любой девчонки и огромными светлыми-светлыми зелёными глазами смотрит на меня. Кровь из носа - видимо, хорошо я ему вдарила - его уже не волнует, хотя, меня тоже. Какая прелесть, мне аж так и захотелось драпануть отсюда, куда подальше, вот только ноги почему-то не желают шевелиться, как и всё тело!
  -- Здрасьте, - вместо вполне официального приветствия получается писк, в котором даже я свой голос не узнаю. Маньяк или преследователь - ещё не решила, как его назвать точно - несколько раз быстро и непонимающе моргнул, после чего вдруг расхохотался, согнувшись пополам. Это у него истерика такая, что ли? Истерить здесь я должна, а не он!
  -- Никогда не верил в превратности Судьбы, но с этой минуты я задумаюсь о них всерьёз.
  Чуть отсмеявшись, он достал из кармана жилетки платок и приложил его к носу, при этом всё ещё посмеиваясь. Я же в ступоре смотрела на его действия, мысленно соображая, что я такого сделала, что чёртова Судьба на меня так взъелась.
  -- Вам плохо?
  -- Нет, настроение уже взлетело выше потолка. Что, на этот раз вы решили выследить меня и припомнить тот несчастный случай?
  Несколько минут смотрю на него очень внимательно. Что ж, тогда, в его квартире, мне не показалось - он действительно красавчик. Не мажор, не денди какой-нибудь. Вот...сложно объяснить...с одной стороны он кажется мне простым человеком из обыденной серой массы; с другой стороны, в нём есть что-то хищное, как у опасного животного - глаза выдают с потрохами, хотя взгляд сейчас просто искрит весельем. Его ангел-хранитель смотрит на меня заинтересованно, как на какую-то диковинку. Ангел-хранитель у этого субъекта - молодая девушка с заплетёнными в свободную косу голубыми волосами и светло-аметистовыми глазами. Интересно, а ангелы на малые меньшинства делятся? А то у этой совсем уж странные цвета волос и глаз.
  -- Если честно, я уже забыла о том случае, как о страшном сне, - а для меня он и был страшным сном! - В прошлый раз я...была несколько не в себе и, кажется, неправильно отреагировала на оказанную вами помощь, - ага, опустим тот факт, что именно из-за его бешенного стиля вождения я и оказалась "не в себе". - Спасибо.
  Хм, мне сложно было определить его возраст, что-то от 25 до 35. Блондин, выше меня на две головы (ну да, я карлик, что с меня взять), с отличным телосложением и хорошим вкусом, между прочим. Но самым удивительным в его внешности были, пожалуй, его глаза: зелёные, но такие светлые, как молодая трава в расцвете весны. Интересно, на внешность подопечного так влияет внешность его хранителя? Потому что эти двое ни в какие стандарты не вписываются.
  -- Я вас сбил, я же вас и вылечил. Кстати, в тот раз мы друг другу так и не представились. Лирой Тэйлор.
  -- Кира Фрейн, - пришлось пожать его протянутую руку, а он быстро склонился и поцеловал мою ладонь. Вау, в наше время ещё не все рыцари вымерли.
  -- И что мисс Фрейн понадобилось в моём агентстве? Ну, раз уж вы пришли не за тем, чтобы отдать мне повестку в суд.
  Ха-ха, а у него есть тонкое чувство юмора и хватка деловая. Люблю таких людей, кроме того, меня нисколько не смущает его игра, как у самого настоящего актёра.
  -- Меня интересуют довольно редкие и...экстраординарные вещи. Люблю мистику и древность. Одна моя знакомая посоветовала наведаться в ваше агентство.
  Ого, как глазки блеснули. Чую, не верят мне, ну ладно. Вон, даже хранитель укоризненно качает головой. А ну брысь, пакость светлокрылая!
  -- Вас интересует что-то конкретное?
  -- Нет. Вы можете что-нибудь предложить?
  -- Конечно, прошу.
  И меня сразу же провели к длинным рядам стеллажей, на которых красовались амулеты и всякая бижутерия. Да, я женщина, но я не сорока, чтобы терять голову от таких мелочей. И среди всего этого мне нужно найти что-то...я даже не знаю, что! Чёрт, а план я так и не продумала. Придётся импровизировать. Надо было всё-таки Пру с собой взять.
  -- От сглаза, защита или ворожба?
  -- Простите?
  -- Вас интересует какой-нибудь амулет? Защитник от недоброжелателей. Привлечение человека к себе...хотя на мой взгляд, вам это не нужно.
  Ого, это был намёк? Типа "вы столь прекрасны, что можете обойтись и без этого"? Хех, самомнение у меня раздулось, как воздушный шарик.
  -- Вы правы, всё это, - рукой обвожу стройные ряды предметов древности, - меня не интересует. Мне бы хотелось поговорить с владельцем агентства.
  -- К вашим услугам. Владелец и консультант в одном лице.
  Хм, как обворожительно улыбается, аж зубы сводит. У меня. Подозрительно всё. Так, о легальности данного предприятия подумаю в следующий раз. Сейчас у меня есть конкретные вопросы и мне нужны на них ответы.
  -- В таком случае, мистер Тэйлор, вы ведёте книгу продаж?
  А вот тут на меня уже смотрят с подозрением, правда очень быстро на лицо возвращается доброжелательная маска.
  -- Вы ведь не из налоговой службы? Социальный статус не тот.
  Агрх, у меня что, социальный статус на лбу написан?!
  -- А что, у вас есть какие-то проблемы с законом? Мне стоит сообщить в полицию?
  Мдя, зря я ляпнула о полиции. От двери чёрного входа отделилась какая-то массивная громадная фигура в тёмном костюме и направилась к нам. Голубоволосый ангел тут же прижалась к своему подопечному и что-то зашептала ему на ухо, после чего - не прошло и минуты - мужчина вскинул руку, и амбал застыл на месте.
  -- Скажите, что вам нужно, и я приложу все усилия, чтобы помочь.
  Такая развязка мне нравится больше, нежели активность того амбала. Кстати, я его даже и не замечала до этого момента!
  -- В течение этого месяца в вашем агентстве побывали три женщины и что-то у вас приобрели, а может, и продали вам. Мне бы хотелось узнать, что это были за вещи. Вот их имена.
  -- Возможно, у вас есть их фотографии?
  От такой просьбы я чуть опешила и удивлённо вскинула глаза на необычайно серьёзного блондина. Довольно странная просьба с его стороны.
  -- Зачем?
  -- Видите ли, мисс Фрейн, я не веду книгу продаж, так что не имею никакого представления о своих покупателях. Но у меня...довольно-таки хорошая память на лица. Я так понимаю, ваш интерес связан с каким-то важным делом.
  А вот теперь этот мужчина меня пугает и настораживает. Так, Кира, главное не дрейфь!
  -- Конечно.
  Протягиваю ему три фотографии ещё живых Ванг, Брэйд и Миллс. Он несколько минут изучал их, как оценщик - произведение искусства, а я всё это время мучилась. Надо будет всё же сообщить мистеру Уорсену об этом странном местечке.
  -- Они ведь мертвы, не так ли? Вы не из полиции и вряд ли подрабатываете частным детективом. Так что именно вас интересует?
  -- Пожалуйста, доверься моему подопечному. Он ничем не угрожает тебе, - заговорила ангел и успокаивающе улыбнулась мне. А меня аж озноб пробил, когда светло-зелёные глаза широко раскрылись и уставились на меня, как на возникшего Бога.
  -- Исчезни, - шиплю сквозь улыбку, и ангел-хранитель исчезает с глаз долой, оставляя все последствия на меня.
  В течение пяти минут мужчина сверлил меня...странным взглядом. Нет, в нём было что-то изучающее и удивлённое, но было что-то ещё, что я не смогла идентифицировать.
  -- Понятно, - шепнул он тихо-тихо, но я всё же смогла его услышать, после чего светло-зелёные глаза как-то слишком весело замерцали. - Думаю, именно вам я могу помочь в этом деле. Следуйте за мной.
  Я шла следом за ним с опаской. Если бы за нами двинулся и тот "шкаф", то я бы истерично закричала. За одним из саркофагов, прислонившихся у дальней стены, обнаружилась неприметная дверка, за которой бетонная лестница с высокими ступеньками вела куда-то вниз. Единственная причина, по которой я вообще решилась спуститься с этим маньяком в подвал, так это слова его ангела-хранителя. Уж если хранитель заступается за своего подопечного и говорит, что тот не опасен, значит, так и есть. Я привыкла доверять ангелам-хранителям, а вот с демонами-хранителями нужно быть поосторожней.
  На последней ступеньке я едва не навернулась, но меня успели поймать и поставили на плоскую поверхность. Что-то щёлкнуло - очевидно, выключатель - и зажёгся свет, осветив моим глазам небольшой прямоугольный подвальчик, сплошь обставленный стеллажами и коробками. У меня даже рот непроизвольно открылся, когда я взглянула на полки. Нет, меня этот Лирой Тэйлор пугает всё больше с каждой минутой!
  -- К чему всё это коллекционирование? Этим вещам больше бы подошло какое-нибудь аукционное агентство.
  -- Вы правы, мисс Фрейн, но я не могу передать данные экспонаты даже в музей, поскольку большая часть из них несёт в себе опасность. Полагаю, ваши три мёртвые клиентки стали жертвами именно таких вещичек.
  Таак, это что сейчас был за намёк??? И что означает фраза "ваши три мёртвые клиентки"? Он же не может...
  -- Что вы имеете в виду?
  И снова какая-то загадочная улыбка скользнула по его губам, после чего он жестом руки пригласил меня подойти к одному из стеллажей. Шарики, цепочки, пластинки - всё выглядело так...древне и в то же время богато. Но вот один предмет из всех выделялся: тонкая глиняная пластина сантиметр толщиной, округлая в верхней части и будто уродливо отколотая по бокам и снизу. Под тонким слоем грязи и песка смутно различались какие-то рисунки и надписи. Я настолько засмотрелась на этот кусочек истории, что не заметила, как мой провожатый встал за спиной и близко-близко ко мне. А мне, кхм, даже не страшно...пусть стоит...тьфу!
  -- Кто вы такой?
  -- Я - Оберегающий этих дивных украшений. Оберегающий - профессия семейная, мне передалась от бабушки. Всё, что вы здесь видите, представляет собой опасные для людей артефакты, которые я охраняю и берегу. Ммм, мелиса и сирень...
  -- Douceur - покупайте и наслаждайтесь. Как я поняла, вы продали всем трём умершим свои опасные артефакты?
  Вот гадина, так и чувствую, как он улыбается.
  -- Не артефакты, а части одного артефакта. В истории этого артефакта есть несколько неточностей и разногласий, но в целом она звучит примерно так. Однажды могущественный колдун нашёл монету - красивую, но не похожую на что-либо человеческого происхождения. Когда он взял её в руки, перед ним появилось странное создание с тёмно-серой кожей и синими глазами, в цвете которых не различались белки и зрачки. Это создание протянуло ему руку и сказало, что исполнит любое его желание. Колдун, словно находясь под каким-то дурманом, сразу же поверил ему и загадал желание, и в тот же миг оно исполнилось. Когда колдун, наконец-то, смог справиться с дурманом, то существо уже поглощало его душу, но поскольку он был могущественным и даже его дух был силён, он потратил последние силы на то, чтобы запечатать адское создание в монете.
  -- Чем-то похоже на джина из волшебной лампы.
  -- Джин джину рознь. К тому же, то существо было джиингом - тёмным джином. Различия между ними существенны. Обычные джины исполняют три желания, при этом у каждого имеются свои ограничения, и после исполнения всех желаний раб волшебной лампы обретает свободу.
  В случае джиингов всё совсем иначе. Они исполняют только одно желание и завлекают к себе человека дурманом. В их исполнении желания всегда есть подвох. Например, молодой человек пожелал свой собственный дом. Его родители умирают при странных обстоятельствах, а ему по завещанию достаётся дом. В конце концов, вся выгода в итоге достаётся джиингу, потому что душа загадывающего пожирается им после исполнения сделки.
  Он рассказывает даже без запинки. То ли он прекрасный оратор, то ли я опять вляпалась во что-то, что пока сама не могу определить. Он явно не обычный человек, с такой-то феноменальной памятью (вспомнил же он среди прочих своих покупателей Миллс, Брэйд и Ванг!) и глубокими познаниями в эзотерике и демонологии.
  -- Это ведь всего лишь легенда?
  -- Если у вас имеются три трупа, у которых были кусочки той самой монеты - то нет, уже не легенда. В пятнадцатом веке монету нашла старая сумасшедшая ведьма. Она сразу же догадалась, что оказалось в её руках, и расколола монету на части, после чего спрятала все части в разных частях света и глубинах. Мой предок нашёл все части и мозаично воссоздал монету, но в то время артефакт был...ммм...безвредным и ничем не угрожал людям. Признаться, я думал так до сих пор, но, видимо, джиинг просто спал до определённого времени.
  -- И вы...верите в эти сказки?
  -- А вы верите в то, что в зале за моим правым плечом стоял мой ангел-хранитель?
  У меня чуть сумка из рук не выпала. Так, Кира, соберись! Тебя просто пытаются провести...обмануть...разыграть...НЕ СМЕШНО! Неужели он, правда, может их видеть? Как я? Он такой же??? Ух, спокойствие.
  -- Предположим, эти легенды - не вымысел...
  -- Предположим.
  --...и то существо - джиинг - стало причиной трёх смертей. Сколько вообще кусков у этой монеты?
  -- Пять. Один кусочек остался у меня и теперь я его никому не продам, а остальные четыре были проданы мной и моей бабушкой. В частности, три кусочка были проданы мной этим умершим женщинам.
  -- Зачем вы продавали столь опасный артефакт?! Сами же говорили, что оберегаете такие вещи от людей!
  -- На момент приобретения монета всё ещё была безвредна, а её кусочки сами по себе были чем-то вроде талисманов, приносящих удачу в важных делах. Я не знаю, что могло пробудить джиинга. Для меня монета была лишь предметом сделки купли-продажи.
  Бизнесмен хренов! Для него она была всего лишь товаром, а для меня стала головной болью. Мистер Уорсен явно не обрадуется моим результатам расследования.
  -- Вам известно, у кого последний кусочек монеты?
  -- Нет. Кусочек был продан моей бабушкой, когда она здесь всем заправляла. И помочь она вам уже ничем не сможет, в силу того, что уже несколько лет спит под землёй.
  Ха-ха, думаешь, для меня это проблема? Да я с того света духов вызываю. Хотя, зачем оно мне надо? Я всё глубже увязаю в этом деле - плохо, а ведь я всего лишь хотела помочь с расследованием.
  -- А есть какой-нибудь способ уничтожить джиинга?
  Мистер Тэйлор задумчиво закатил глаза и склонил голову на бок. Господи, с кем я общаюсь? Вообще, все эти легенды, рассказанные тут, нужно будет ещё перепроверить.
  -- К сожалению, если способ и существует, то мне он не известен.
  Вот этого я и боялась. Теперь мне нужна помощь Таира. Кем бы я себя не считала, что бы там не говорили мои хранители о том, что я не человек, но мои возможности ограничены человеческим телом и разумом. И как показывают легенды, иметь дело с джиингом - упёрто идти на плаху к палачу. Нет, Вайлс я сюда впутывать не буду, ни за что.
  Покидала я это агентство в полном раздрае по части эмоций. Меня так и подмывало с обычной уверенной походки перейти на бег, чтобы поскорее покинуть склад, и уж тем более его владельца! И как же мне не понравился взгляд, которым он наградил меня напоследок.... Ух, чувствую я неприятности, и нажила я их только что.
  
  
  
Глава IV
  По возвращении домой я застала умильную картину: Пру и Майк сидели во всё ещё разгромленной гостиной, за низеньким журнальным столиком и что-то обсуждали между собой. Моего возвращения никто из них не заметил, а я решила немного понаблюдать за ними с порога; семья в сборе - редкое явление. Как ни странно, но с Пру мы пересекаемся нечасто из-за несовпадающих расписаний моей практики и её школьных отработок, а с Майком мы видимся ещё реже. Мне почему-то кажется, что он не любит появляться у меня дома, если только в присутствии Алекса, словно мой хранитель служил ему какой-то моральной поддержкой.
  Восклик Пру вывел меня из задумчивости и заставил прислушаться к их разговору. И я услышала кое-что весьма интересное.
  -- Майк, да их тысячи! И я очень сомневаюсь, что хотя бы половина из них есть в этой книге! - Пру устало и раздражённо захлопнула книгу и упала лицом на сложенные на столике руки. Судя по обложке и жёлтым страницам, книга была той самой, которую я по просьбе Марлы отдала девочке. Сама Вайлс выглядела не очень, впрочем, Майк смотрелся не лучше.
  -- Пру, соберись, нельзя опускать руки. Ты - могущественная ведьма, для тебя это не должно составить труда.
  -- Майк, раньше я убивала демонов без разбора, а ты меня просишь найти одного-единственного среди прочей мрази. Говорю же: демонов, поглощающих души, тысячи! Предлагаешь мне вызывать каждого, спрашивать, не убил ли он тех ведьм, и отпускать?! Да мне на такое даже месяца не хватит!
  -- Успокойся. Я принёс некоторые их вещи, которые были при них в момент их смерти. Может, это чем-нибудь тебе поможет?
  -- Помогло бы, если бы у меня был дар предвиденья! Я даже не знаю, с какого демона начать...
  -- Зато у меня есть один подозреваемый, - от звука моего голоса Майк и Пру синхронно дёрнулись и оглянулись на меня любимую, при этом Вайлс почему-то поспешила скрыть книгу под газетами.
  -- С возвращением. Будешь обедать?
  -- Спасибо, но я перекусила по дороге. А вы чем занимаетесь?
  -- Мы? Да так...ничего особенного...просто...
  -- Три мёртвые ведьмы с потерянными душами?
  Ох, надо было видеть их вытянувшиеся лица, когда я это сказала. Забросив вещи в комнату, я прошествовала к ним и возглавила их маленькое собрание. Пру зло покосилась на Хранителя, будто он только что наступил ей на ногу и не извинился, после чего перевела хмурый взгляд на меня. Первым в себя пришёл Майк.
  -- А ты откуда о них знаешь?
  -- Да вот, помогаю знакомому следователю. У меня всё, как всегда - шла на работу и наткнулась на место преступления. Судя по тому, что вы ищите демона, Миллс, Ванг и Брэйд были ведьмами, так?
  -- Две ведьмы и одна - будущий Хранитель. Ты сказала, что у тебя есть подозреваемый?
  -- Угу, самый подозрительный подозреваемый. Что вы знаете о джиингах?
  Так, Пру недоумевает, значит, о них она ничего не знает. А вот Майк нахмурился и задумался.
  -- За всю свою практику Хранителя я ни разу не сталкивался с этими существами, только слышал их упоминания от старших поколений. Вроде бы, это тёмные джины, которые существовали тысячелетие назад, но мне о них ничего не известно.
  -- Но они существуют, да?
  -- Да.... Ло...Алекс знает о них много больше. Я позову его.
  Я только успела встрепенуться, а Майк уже исчез в сиянии. Вот именно с Алексом я сейчас меньше всего хотела бы разговаривать. Почему-то мне кажется, что мой светлоокий ангел на меня за что-то обижен, но мириться ни я, ни он не хотим.
  Пру минуту буравила меня пристальным подозрительным взглядом, будто я под следствием на допросе.
  -- Что?
  -- Ты помогаешь настоящему следователю?
  Ох, сколько я ей не говорила, что отвечать вопросом на вопрос - неприлично, а всё как об стенку горох. Нет, я тоже иногда люблю так делать, но только из вредности, а она отвечает так уже привычно. Это как выстраивать вокруг себя стену и не позволять другим подбираться ближе с помощью ответов.
  -- Да, есть у меня один такой знакомый, кстати, тот самый следователь, который приходил к тебе в больницу. Ну, наверное, ты его не помнишь.
  -- Нет...
  Снова посидели-помолчали. Что-то обстановка какая-то напряжённая, и Пру снова застенчиво косится на меня и тяжело вздыхает. Влюбилась, что ли...
  -- Эй, а ты как в это влезла? Снова что-то натворила или Высший Совет решил сбросить работку на тебя?
  -- Второй вариант. Майк попросил, а я не могла ему отказать...вот. А ты сама на это подписалась?
  -- Типа того. Я всегда и везде себе неприятности найду. Зато благодаря мне невиновного на пожизненное не посадили.
  -- Как это?
  О, а вот и интерес проснулся. Ладно, так уж и быть, я сегодня разговорчивая.
  -- Просто на месте преступления, когда выносили тело, я заметила одну странность - отсутствие души. Понимаешь, некоторые души - после смерти тела - не сразу отправляются на Небеса, а остаются в нашем мире. Я такие души называю заблудшими, потому что они бестелесными призраками, в силу своих привязанностей, блуждают среди живых. Так вот, заблудшие первые семь дней своей не-жизни всё ещё прочно связаны со своим телом и не могут уйти от него дальше, чем на метр. Ну, а теорию не-жизни ведьм тебе, наверное, Марла рассказывала.
  -- Угу. А как выглядят эти призраки? Так же, как при жизни?
  Меня от этой темы прямо-таки передёргивает. За все три года своей необычности я на стольких призраков насмотрелась, что мне уже никакие фильмы ужасов не страшны. Больше всего духов в моргах, на кладбищах и в больницах, собственно в этих же местах можно встретить и саму Смерть. Моё счастье, что нуждающиеся во мне призраки находят меня сами.
  -- Не все. Самые страшные - это утопленники и жертвы маньяков... - пока говорю, у меня на глаза наворачиваются слёзы. Мне сразу вспомнился случай, когда ко мне приходила жертва серийного маньяка, который любил разрисовывать девушкам лица, выкалывать им глаза и расчленять на пять частей. У меня была тогда непрекращающаяся истерия, когда я в своей комнате находила призрачные части тела, а как-то ночью рядом на подушке увидела отрезанную голову с пустыми глазницами. Призракам не нужно следить за своим внешним видом, им главное дозваться до помощи. Это было год назад, к счастью, маньяка нашли...
  -- Я бы тоже хотела их видеть. Марла говорила, что этот дар у меня пробудится со временем, на интуитивном уровне.
  Ох, сколько сожаления было в её голосе, что я едва придержала кулаки при себе. А так хотелось отвесить ей подзатыльник и сказать, что она счастливая идиотка.
  Но девчонку от моей расправы спас появившийся Алекс, без Майка. Хмуро оглядев нас с Пру, он остановил взгляд на мне и недовольно поджал губы.
  -- Майк сказал, что ты наткнулась на джиинга. Мне хотелось бы узнать, где ты его вообще откопала.
  Заметив, что я смотрю куда-то в сторону, Пру стала крутить головой в надежде увидеть кого-нибудь, но...увы и ах.
  -- Давай поговорим в моей комнате. Пру, я оставлю тебя ненадолго, а после всё расскажу.
  В комнате я занимаю удобное положение - позу лотоса - на кровати, а Алекс важно проходит к подоконнику и облокачивается на него. Так забавно, что солнечные лучики проскальзывают сквозь него, немного тускнеют и искривляется угол падения. Так, сейчас не об этом!
  -- Что тебе сказал Майк?
  -- Что ты каким-то образом вмешалась в их с Пру дело и вдруг заговорила о демоне, о котором уже тысячу лет никто не слышал. Как ты узнала о джиингах?
  -- Не говори со мной в таком тоне! Я не давала тебе причин для такого твоего поведения. Ты, для начала, не хочешь объясниться? Что Я ТЕБЕ сделала?!
  От моего крика Алекс вдруг дёрнулся в сторону, как от удара, и во все глаза уставился на меня. И в этой небесной лазури был только испуг. Такое ощущение, будто я его внезапно разбудила, спихнув ногой с кровати.
  -- Что?
  -- Кира...п-прости...я не из-за тебя...то есть из-за тебя, но...
  -- Алекс, соберись с мыслями и объясни внятно. Как я поняла, это из-за метки, которую мне поставил Таир?
  Мой светлокрылый снова закрылся от меня - по взгляду заметно. И судя по выстраиваемой мысленной баррикаде, разговаривать на эту тему он со мной не хочет.
  -- Окей. Эта метка чем-то опасна для меня?
  -- Кира, как ты можешь!? Мы твои хранители, - надо же, возмутился.
  -- Тогда чего ты куксишься? Получила я её из-за своей же глупости. Таир сделал так, как считал лучше для меня.
  -- Он никогда ничего не делает для других, если не может из этого извлечь свою выгоду. Я ведь столько раз просил его этого не делать! А он, как назло мне!
  -- И поэтому вы сцепились в моей гостиной?
  Алекс снова притих и сник.
  -- Это...произошло случайно. Я потерял контроль.
  Терпеть не могу, когда он замыкается в себе. Его хоть пили, хоть перья из крыльев выдирай - всё равно и слова не вытянешь.
  -- Хорошо, сменим пока тему, но потом мы ещё к этому разговору вернёмся. Ты слышал что-нибудь об Оберегающих?
  Со сменой темы разговора Алекс заметно расслабился и вошёл в рабочий режим - это когда у него между бровей появляется складочка, а взгляд очень-очень недовольный.
  -- Это люди с редким даром слышать зачарованные или проклятые вещи.
  -- Слышать вещи? Поясни.
  -- Оберегающих можно сравнить с...охранной системой сейфа. Они слышат артефакты, точнее наложенные на них силы. Если это слабые чары или безвредные, Оберегающие не трогают их и реализовывают в своей деятельность. Опасные артефакты они забирают (любыми способами) себе, чтобы защитить людей от тёмной магии. Чаще всего в обычной жизни это коллекционеры, антиквары, владельцы аукционных агентств, ломбардов, директора музеев.
  -- То есть они хорошие?
  -- Да, и их работа очень важна. Оберегающие единственные не подпадают под чары артефактов и только они могут их сдерживать. К тому же, они отлично подкованы в истории каждой зачарованной вещи в своей коллекции.
  -- Вот как...а они точно люди?
  -- Стопроцентно человеческая кровь. А почему ты спрашиваешь про Оберегающих?
  -- Кажется, я встретила одного из них, он и рассказал мне о джиингах. Он поведал мне историю, как однажды джиинг исполнил желание одного могущественного колдуна и взял с него плату - его душу. А тот колдун проклял его и запечатал в монете, которая потом была раздроблена на части сумасшедшей ведьмой...
  -- Салмой...да, я знаю эту легенду, ей около тысячи лет. После того, как колдун запечатал того тёмного в монете, о джиингах в скором времени забыли. Кто-то считает, что тот джиинг был единственным и сейчас он обречён на вечный сон. Другие считают, что джиинг из легенды был властелином всех тёмных джинов, и они выжидают часа его пробуждения.
  -- А ты как считаешь?
  -- Он последний. Когда-то давно всех тёмных джинов истребили.
  -- Ангелы или демоны постарались?
  -- Нет...не мы. Что ещё этот Оберегающий тебе рассказал?
  Как ловко он ушёл от интересной темы, впрочем, он всегда уходит от тем о прошлом. Мне вот всегда было интересно, кем были Алекс и Таир до моего рождения, до их становления моими хранителями души. Но они, как партизаны, отмалчиваются или увиливают от ответов; иногда мне кажется, что они вдвоём что-то от меня скрывают, а мне только и остаётся, что подыгрывать им.
  -- Монета со спящим джиингом попала в их семью, точнее все пять кусочков. Так как они считали, что вещичка безвредная, то продавали кусочки на сувениры. Четыре из пяти приобрели любители эзотерики, из которых трое - мертвы. Пятый кусок у Оберегающего, а где последний ему неизвестно. К тому же, он не знает способа уничтожить тварь.
  -- Да, джиинг даже демону не под силу, - задумчиво заметил Алекс и хитро прищурил глаза. - Ты ведь подумывала обратиться за помощью к Таиру.
  -- Была такая идейка. Что, джиинг сильнее демона?
  -- Нет, у них просто сферы влияния разные. Демоны материальны, охотятся и действуют в реальности. Сфера работы джиинга - подсознание жертвы, её сны и мечты. Его нельзя увидеть так, как сейчас ты видишь меня. Он насылает на жертву морок, усыпляет её и проникает в её подсознание, как реалистичный сон или сбывающаяся мечта. Его мир - это мир духов.
  -- То есть справиться с ним можно только во сне? Отлично, напоим Таира снотворным и...
  Алекс удивлённо хлопнул ресничками, а после согнулся пополам от хохота.
  -- Кира...ты нечто! Слышал бы тебя Таир...! Ха-ха-ха, демоны и ангелы не спят, какое уж тут снотворное? Фуух.
  Чувствую себя пятилетним ребёнком, над которым просто-напросто издеваются!
  -- И что мне делать?
  Алекс так резко успокоился и впился в меня недовольным взглядом прищуренных глаз, что я опешила. Что-то мне не нравится такое его внезапное поведение.
  -- Тебе - ничего. Кира, демоны не твоя забота. Пусть этим занимается Таир, да та же малолетняя ведьма, в конце концов, это её предназначение!
  -- Но я не могу всё так оставить. Кроме того, я помогаю одному своему знакомому...
  Мой хранитель вдруг стремительно подался ко мне и опустился на колени, положив руки поверх одеяла. Я только сейчас заметила, что они у него слегка подрагивают.
  -- Кира, умоляю тебя, на этот раз останься в стороне. Никто не может уничтожить джиингов, а те, кто могли, уже давно сами упокоились. Ты сказала, что последний кусочек монеты у какой-то ведьмы - пусть она будет последней жертвой и всё прекратится. Скажи своему знакомому, что не смогла ничего найти, а через месяц полицейские уже закроют это дело.
  -- А джиинг? Он же!..
  -- Он не сможет вырваться в наш мир, пока вся монета опять не станет цельной. Пока одна часть находится у Оберегающего - этого не произойдёт. Всё не так плохо, как кажется.
  Мне только кажется, или он и вправду очень усиленно старается отговорить меня от этого дела? Нет, я, конечно, всеми конечностями только ЗА, однако что-то меня смущает то, что мой истинно-светлый хранитель так легко говорит о смерти невинного.
  -- А можно ли доверять этому человеку? Пусть он и назвался Оберегающим, но доверия он мне не внушает.
  -- Я могу поспрашивать о нём среди других ангелов. Как его зовут?
  -- Лирой Тэйлор. У него весьма своеобразный ангел-хранитель - девушка с голубыми волосами и светло-аметистовыми глазами. К тому же, кажется, он может слышать её.
  -- Всё верно, потому что Оберегающие "слышат", но не могут "увидеть", но я всё же попытаюсь разузнать о нём. А ты лучше отдохни в эти выходные. Выглядишь неважно.
  -- Угу. Алекс, в следующий раз прихвати с собой Таира. Гостиную восстанавливать будете.
  -- Хорошо. Эээ...ещё раз извини за погром.
  Машу ему рукой в знак прощания, и он исчезает в золотистом сиянии. Я никогда не сдавалась и не сбегала в поля "боя", но при этом я привыкла прислушиваться к словам и советам моих хранителей, и если Алекс сказал, что лучше остаться в сторонке, то лучше засесть на некоторое время дома.
  Теперь надо только разочаровать мистера Уорсена и наврать ему с три короба.
  -- Кира?
  -- Добрый день, мистер Уорсен! Как дела? Чудесная погодка, не правда ли?
  Не могу без вступительной речи. Вот всегда так: когда нервничаю, начинаю заговаривать всем зубы, даже камень разболтать могу.
  -- Я сейчас занят. У тебя что-то срочное?
  -- Мммм, это касательно того дела с тремя мёртвыми женщинами. Дело в том, что я ничем не смогу вам помочь. Точнее, запахло гнильцой и мне в это лучше не вмешиваться.
  На минуту по ту сторону сотовой связи воцарилось молчание, как я думаю, мистер Уорсен обдумывал мои слова.
  -- Хорошо, только завтра занеси все материалы мне в участок. И спасибо, что пыталась.
  Хороший он всё-таки мужик. Кстати, он же помогал мне как можно скорее и тише замять дело смерти мистера и миссис Вайлс, представив всё, как взрыв бытового газа. А ещё он доброй души человек. Он никогда не заставляет меня помогать ему в расследованиях, обычно я сама выступаю инициатором такой помощи, а ведь именно сорок процентов преступлений связаны с активностью демонов и обозлённых духов.
  Ну вот, теперь я могу заняться собой и своими делами. Жизнь постепенно налаживается!
  
  Пру осторожно, на цыпочках, отошла от комнатной двери, взяла с кресла зачарованную книгу и так же бесшумно прошла в свою комнату, закрывшись. А там она съехала по стене на пол и прижала колени к груди, задумчиво уставившись на потёртую кожаную обложку книги. В таком положении она просидела полчаса, обдумывая подслушанный разговор.
  Вообще-то, она не хотела подслушивать, а пошла к Кире лишь за тем, чтобы предложить вместе разобраться с демоном. Односторонний разговор был ей во многом непонятен и странен, хотя всё выяснилось из телефонного разговора.
  Кира не хотела ввязываться в это дело, не хотела связываться с демоном. В этом она была права, и Майк не единожды говорил об этом: охотиться и уничтожать демонов было её, Пру, обязанностью. Для этого у неё были её силы, для этого её обучала Марла. Она всё это знала и принимала, но.... Ей всё равно почему-то было обидно, и эта обида была двойственной. С одной стороны, Кира была умнее, сообразительнее неё и обладала даром видеть то, чего не могла видеть она. Мир духов, потерянных, ангелов и демонов - увидеть всё это собственными глазами хотела и сама Пру, а Кира никогда ей ни о чём не рассказывала и постоянно жаловалась на сваливающиеся на неё проблемы. Было обидно, что Фрейн не пользовалась своим даром в полной мере, а ведь стольких демонов можно было бы уничтожить, стольких людей спасти!
  С другой стороны, ей было немного обидно и грустно, что Кира бросила это дело и оставила её одну. Не смотря на весь свой богатый опыт в борьбе с тварями Преисподней, она всё ещё боялась окунаться в неизвестность. А она ведь уже представляла себе, как они вдвоём будут выслеживать демона и искать загадочную монету.
  Переборов желание заняться самобичеванием, Пру поднялась с пола и прошла к шкафу, в котором лежали все вещи Марлы, доставшиеся ей после её смерти. Там были и книги, травы, запасы склянок, бутылочек, различные амулеты, какие-то старинные артефакты. Пру помнила, как однажды без разрешения рылась в коробке с талисманами и нашла какой-то осколок металла, упакованный в герметичную склянку. Когда наставница увидела её с ней в руках, то очень разозлилась и запретила когда-либо трогать её вещи без разрешения. Тогда поведение Марлы ей показалось странным: всегда спокойная и терпимая, она так внезапно вышла из себя.
  -- Он должен быть где-то здесь.... Ага!
  Из недр шкафа на свет явился тот самый маленький сундучок с двумя заклёпками, исполняющими роль замка. Наставница в большей степени увлекалась рунами и переводами древних языков, поэтому не было удивительного в том, что сундучок был полон рунических талисманов. Тот загадочный осколок был среди них, но руны на нём были неполными и обрывочными.
  Пру не стала рисковать и доставать осколок из склянки, а сунула его в школьную сумку. В конце концов, могло же ей повезти!
  -- Я непременно обойдусь собственными силами.
  ...
  Пру впервые спешила поскорее добраться до школы и отнюдь не ради отработки прогулов. Энджил - одноклассница/подруга и не только - как обычно ждала её на крыльце и нервно притопывала ножкой, явно мысленно насылая на окружающих проклятья и недуги. Плохое настроение Эдж всегда непосредственно касалось именно её, Пру, но чего-то подобного девушка уже давно ожидала, но всё оттягивала на крайний момент. Похоже, сегодня был не её день, а всё началось с отключения горячей воды и подгорелой яичницы. К тому же, ей не удалось увидеться с Кирой, а ещё позвонили из кондитерской и отказались от заказа торта в виду того, что у них там какие-то срочные заказы, выполнение которых намного предпочтительнее. Пру готова была рвать и метать, но, к счастью, эту проблему удалось почти сразу решить - заботу об именинном торте Николас взял на себя. Но он повёл себя довольно странно, когда она попросила его дать ей телефон родителей Киры, чтобы пригласить их. Сказал, что они не приедут, так как находятся где-то далеко, и настоятельно просил не спрашивать о них у самой Фрейн. Пру пообещала оставить попытки связаться с ними, но сделала себе заметку обязательно разузнать о родителях Киры позже.
  Девушки столкнулись у двери, и рука Пру тут же оказалась в крепком захвате подруги.
  -- Нам нужно поговорить.
  -- Нужно. Пойдём, - оглядевшись по сторонам, Вайлс потянула брюнетку за собой в ближайший женский туалет, который, по счастливой случайности, оказался нерабочим. На всякий случай проверив все кабинки и уверившись, что ни в одном из них не прячется невольный слушатель, девушка запрыгнула на единственный подоконник и стала рыться в сумке.
  -- Мне кое в чём нужна твоя помощь.
  -- Я не об этом хотела с тобой поговорить.
  -- Прости, но моё дело не требует отлагательств. Я хочу, чтобы ты посмотрела на одну вещь и...
  -- Это "что-то" важнее нас?
  Пру нервно дёрнулась и округлившимися глазами посмотрела на Энджил, которая впилась в неё мрачным взглядом суженых карих глаз.
  -- О ч-чём ты?
  Девушка тяжело вздохнула и подошла ближе, устроившись между ног Вайлс и слегка облокотилась локтями о её бёдра так, что они почти сталкивались носами. Глаза в глаза.
  -- Я понимаю, что смерть родителей очень подкосила тебя. Похороны, удочерение, новая семья...но почему ты отдаляешься от меня?
  -- Это н-не так.
  -- Разве? - короткий поцелуй в губы не был неожиданностью, но Пру всё равно вздрогнула. С чего бы? Они целовались уже множество раз, но сейчас.... - Каждый раз при нашей встрече ты только и делаешь, что спрашиваешь меня о ритуалах или просишь помощи в каком-то деле.
  -- Нет, просто...на меня навалилось очень многое...и сейчас мне нужна именно помощь, а не....
  Энджил ничего не сказала и отступила назад, и Пру тихо выдохнула с облегчением. Меньше всего ей бы хотелось решать проблемы своей личной жизни именно сейчас, в сломанном женском туалете.
  -- Что ты хотела мне показать?
  -- Вот.
  Энджил, не побоявшись каких-либо возможных проклятий, высыпала медный осколок себе на ладонь и поднесла его к лучам солнца, чтобы рассмотреть получше.
  -- Хм...предмет явно очень древний. Видишь эти ломаные символы на краях? Защитные руны, но прочитать их невозможно, потому как это лишь осколок. Предположительно, предмет округлый и небольшой. И он активирован, но сейчас он ничего из себя не представляет.
  -- Да, Кира говорила, что этим предметом была монета. Значит, это тот самый осколок...
  Энджил странно посмотрела на неё - не то возмущённо, не то сердито - и отдала монету обратно.
  -- Ты зайдёшь сегодня ко мне? Мы давно не проводили время вместе.
  -- Да, только Киру предупрежу, - сунув осколок в карман бридж, Пру ловко спрыгнула с подоконника, легко поцеловала Эдж в щеку и направилась к выходу, когда подруга снова заговорила:
  -- Кира...ты всё чаще говоришь о ней. Она действительно для тебя только сводная сестра?
  Вайлс успела только удивлённо оглянуться, когда мимо неё пронёсся тёмный ураган, и хлопнула дверь. Быть может, это только игра её воображения, но ей на мгновение показалось, будто в голосе Энджил проскользнули нотки...ревности?
  Последующие несколько часов, занятые в уборке классов, Пру провела как на иголках. Ей постоянно мерещился чей-то пристальный взгляд и она то и дело оглядывалась на подругу, но та демонстративно смотрела куда угодно, но только не на неё. Это немного раздражало, но в большей степени беспокоило, ведь обычно Эдж себя так не вела.
  Остальные не замечали её в силу привычки, так что три часа отработки прошли вполне сносно, но было одно "но" - Пру не отпускало странное предчувствие какой-то беды. Её потряхивало, а сердце всё никак не успокаивалось, отбивая какой-то непонятный ритм. Несколько раз она звонила домой, отправляла сообщения Кире, и всё, вроде бы, было в порядке. А неприятное ощущение не проходило.
  Когда отработка закончилась и классный руководитель отпустил их на все четыре стороны, девушки снова встретились на крыльце у входа, после чего вместе направились в сторону дома Энджил, проходя мимо баскетбольной площадки. Звонкий отбойный стук мяча об асфальт отчего-то заставлял нервничать Пру ещё больше. Хотя это уже были не просто нервы, а нервы, перерастающие в паранойю. Чувство преследование не оставляло её ни на секунду, из-за чего она крепче сжимала в своей руке ладонь Эдж. И сердце подчинялось этим жёстким ударам.
  -- Пру, ты в порядке?
  Вопрос Энджил прозвучал для неё настолько неожиданно, что она едва не сбилась с шага.
  -- Что?
  -- Ты выглядишь очень...напряжённой. Что-то случилось?
  Подруга смотрела на неё так, будто спрашивала и одновременно осуждала в чём-то. И в голову пришла злая мысль, что этот её взгляд жутко раздражает.
  -- Нет...всё нормально.
  Хотя ничего не было нормальным. Паника медленно застилала сознание. Так не кстати вспомнилось об утренней ссоре с Эдж. Какое право она имеет право на неё, Пру, обижаться?! Она не клялась ей в вечной любви! И вообще, не она первая предложила попробовать начать встречаться! Ещё примешала сюда Киру, которую видела, от силы, один-два раза. И что она может иметь против неё?! Да Кира понимает её гораздо лучше, чем кто-либо.
  -- Пру...
  И не требует от неё ничего невозможного. Она взялась заменить ей семью, сестру и подругу. Зачем ей тогда ещё кто-то?
  -- Пру...стой...
  Почему все вмешиваются в её жизнь и критикуют, будто имеют на это право!? Даже Эдж начала вести себя так, словно она единственная на всей планете. А ещё эти полунамёки ангелов-хранителей, заставляющие её каждый раз как можно внимательнее присматриваться к Кире. Они лишь внушают никчёмные сомнения!
  -- Пру...да стой же...Вайлс!!!
  Услышав свою фамилию как сквозь толстые слои ваты, девушка резко остановилась и удивлённо оглянулась назад. Подруга с перекошенным в испуге лицом стояла в нескольких метрах от неё и смотрела на неё, а потом её взгляд резко метнулся вверх. Последнее, что почувствовала Пру, - это виток силы, взметнувшийся вокруг неё, а после нещадный удар, заставивший потерять связь с реальным миром. И совсем уж тихий шёпот, на грани слышимости:
  -- Хочешь, я исполню любое твоё желание? Только загадай...
  
  
  
Глава V
  Бредовый день. Нет, не так.... Чокнутый день!!! О проблеме с горячей водой с утра я промолчу, это меньшее из всех зол. Мне пришлось вставать раньше обычного, чтобы успеть перед практикой заскочить в полицейский участок и оставить на столе мистера Уорсена копии материалов по делу. По пути на практику, в автобусе меня обругала какая-то пожилая женщина с претензиями, якобы я отдавила ей ноги. Притом, что она сидела, а я стояла в трёх пассажирах от неё, вероятность подобного равнялась нулю, что я ей и пыталась втолковать в течение всей поездки. В итоге, мы ни к чему не пришли, и я вышла на своей остановке не в меру сердитая и хмурая.
  На практику я пришла вовремя, пропускной не забыла, но только я собралась сесть за отведённый мне рабочий стол, как затрезвонил мой сотовый и на нём высветился незнакомый номер. Обычно на незнакомые номера я не отвечаю, но чёрт меня дёрнул ответить именно в этот раз! Звонил Лерой Тейлор, тот самый горе-водитель и контрабандист (по-другому язык не поворачивается его назвать), и "обрадовал", что на его склад была совершена попытка проникновения. При этом, "ворам" не нужны были дорогие побрякушки в выставочном зале, их целью было что-то в подвале. И он почему-то был уверен, что охотились именно за последним осколком монеты. Я честно посоветовала ему обратиться в полицию, собственно, - с его слов, - что он и сделал, но решился позвонить мне и предупредить. Так как я, как бы, отказалась от дела, я не обратила особого внимания на его предупреждение, и на тот момент меня больше волновал вопрос, откуда он узнал мой номер телефона.
  Первые два часа начала работы я просто придумывала новый психологический тест на выявление у подростков тех или иных творческих способностей, но меня снова отвлёк телефонный звонок. На этот раз номер мне был прекрасно известен - приёмная нашей единственной больницы в городе. Когда мне сообщили, что с моей подопечной случился несчастный случай и сейчас она в травматологическом отделении, мне почему-то стало жалко доктора Крэагера. Пришлось перезванить лично ему в кабинет, и после его краткого рассказа я сорвалась с практики и помчалась в саму больницу.
  Я ожидала чего угодно: сломанной руки, ноги, разбитого носа, да хоть отсутствия куска мяса на животе! Но не обрушения строительных балок и как следствие - кома. Перво-наперво я побежала к доктору Крэагеру, так как он оказался лечащим врачом Пру, и выяснила у него все детали. Ушибы по всему телу, небольшое и неопасное внутреннее кровотечение, сломаны два ребра. Странно, но голова совсем не пострадала, если не считать банальной шишки на лбу от падения. Вообще, при обвале бетонных балок с пятнадцатого этажа, всё должно было выглядеть намного ужаснее и привести к летальному исходу, но Вайлс оказалась суперменом и выжила. Но недоумение врача вызывала необъяснимо откуда взявшаяся кома, наличие которой он никак не мог пояснить какими-либо причинами.
  -- Кира, это ведь не в первый раз. В прошлый раз, когда вы обе оказались в больнице при странных обстоятельствах, с её лечением тоже всё было непонятно. Мне следует что-нибудь знать?
  -- Поверьте, она - не я. Да вы и сами видите, сирингомиелией она явно не страдает. Но чем может быть вызвана эта внезапная кома?
  -- Если бы я знал. Если отбросить все внешние повреждения, то она вполне здорова. Мозг функционирует как положено, никаких кровоизлияний. Я не знаю причин, а потому и не знаю, когда она очнётся.
  -- Неужели ничего нельзя сделать?
  -- Прости, но сейчас мы можем только ждать. Её палата в конце коридора справа, но кроме тебя у мисс Вайлс там ещё один посетитель.
  Как только мистер Крэагер ушёл по своим врачебным делам, я направилась в указанном направлении по отвратительно белоснежному коридору. Некоторые живые и неживые пациенты оглядывались на меня и снова возвращались к своим занятиям. Напротив нужной мне палаты я замечаю сгорбившуюся девушку, нервно прижимавшую к себе две школьные сумки. Хм, одноклассница? Пришла из школы или прибыла вместе с Пру? Ладно, плевать.
  Прохожу мимо и влетаю в палату, резко затормозив около постели. А выглядит Пру ещё хуже, чем в прошлый раз. Бледная, почти сливается с цветом постельного белья, вся в трубках разной толщины, с перебинтованной головой и мелкие царапины по всему лицу. Нет, самое забавное в этой ситуации, что пострадала она не от кровожадного демона, а от обычного быта реального мира.
  Рядом с ней на краю кровати сидит Майк, видимо, в невидимом состоянии, чтобы не привлекать к себе внимания. Я подошла к нему и присела напротив него, спиной к коридору.
  -- Что случилось, Майк?
  -- Сам ничего не понимаю. Час назад я ощутил её боль, а когда появился на той площадке, всё уже случилось. Собственная магия защитила её, насколько смогла, но повреждения всё равно были серьёзные. Я вылечил всё, что смог, потом приехала скорая и привезла её сюда. Все внутренние повреждения я исцелил, даже незначительные, но она всё равно не приходит в себя. Врач вывел диагноз - кома, но это не она.
  -- Что ты имеешь в виду?
  Майк тяжело вздыхает и нежно проводит рукой по её щеке, почти невесомо проводит по белоснежной повязке на лбу.
  -- Ты ведь сама знаешь, наши целительные способности почти безграничны. Была бы у неё обычная кома, я бы давно вывел её из неё, но...когда я пытаюсь проникнуть в её сознание, меня будто что-то выбрасывает оттуда. Я не могу обнаружить очаг проблемы.
  -- Может, всему виной её ведьмовские силы? Ну...блок там какой-то...или силы капризничают?
  В ответ на меня посмотрели так, словно я спросила, продадут ли мне в мясной лавке килограмм конфет. Ну, не разбираюсь я в этом высшем ведьмовстве! С меня ангелов и демонов хватает.
  -- Как я понимаю, Адора тоже не поможет?
  -- Нет. Нам неизвестна причина её состояния.... Проклятье!
  Впервые вижу, чтобы Майк так переживал. Хотя признаться, я тоже очень переживаю. Кома - это тебе не отдых на курорте, из неё ведь некоторые годами не выходят, а бывает, и вообще не просыпаются.
  Противные маленькие мурашки пробежались по всему телу. Нет...нет...только не сейчас...не теперь, когда я решила, что обрела новую семью! Не хочу снова остаться одной. Не хочу вновь терять кого-то.
  НЕТ! Нельзя раскисать. Нужно собраться и подумать - в критических ситуациях меня это всегда спасает. Я же супермозг, всегда найду ответ на любую загадку, а не найду - придумаю. Мне срочно нужно подумать.
  -- Простите?..
  Мы с Майком одновременно резко вскидываем головы и оборачиваемся к двери, где в проёме с ноги на ногу переминается девушка и смотрит на меня. Ах, конечно, она же не может видеть ангела-хранителя.
  -- Вы, наверное, не помните меня.... Я как-то была у вас в гостях...у Пру в гостях.
  Когда надо, у меня прекрасная память, и эту девчонку я и в правду помню, хотя в прошлый раз не особо циклила на ней внимание.
  -- Ты одноклассница Пру? Приехала проведать её?
  Девушка вздрогнула и почему-то отвела взгляд в сторону, крепче сжав в руках свою сумку.
  -- Да...одноклассница.... Я была рядом с ней, когда всё...это...произошло. Я...я не...
  Шок. Короче, с ней сейчас бесполезно разговаривать. Рассказать о случившемся во всех подробностях она сможет не раньше, чем через два часа, а вот уже через пять часов узнать что-то будет намного сложнее - реакция мозга на произведённый внешний аффект, отсюда возникновение забывчивости и путаница. Господи, как же с ними тяжело! Ладно, мне только одно нужно узнать прямо сейчас.
  -- В школе на отработке что-нибудь произошло? Её кто-нибудь обидел? Может, она что-то приняла?
  Родителям Пру, будь они живы, я бы таких вопросов не задала, но вот она была моей единственной ниточкой. Я знаю, что у моей сводной двоюродной сестры плохо с общением с людьми, значит, эта девушка представляет для неё какую-то значимость. Лучшая подруга? Да, вероятнее всего. И делиться чем-то она будет скорее с ней, нежели со мной.
  -- Н-нет. В-всё было н-нормально. Он-на...она только...вот.
  Девушка в три шага буквально подлетает ко мне и суёт в руки небольшой стеклянный пузырёк с каким-то осколком внутри. Я удивлённо посмотрела на отданный предмет и непонимающе - на брюнетку.
  -- Пру принесла его с собой в школу. Осколок явно от темномагического артефакта и сейчас он стал более активен, чем был до этого. Он был в кармане джинс Пру, когда...когда случился этот...это....
  Бросаю короткий взгляд за плечо: Майк заинтересованно смотрит на девушку, проверяя её слова. Ещё одна ведьма на мою голову....
  Вот теперь предмет в моих руках заинтересовывает меня сильнее. Ничего не представляющий собой осколок выглядит обычным куском металла, но когда я поднесла его на свет...меня как по голове шандарахнули. У меня шестерёнки в голове закрутились с такой скоростью, что никто бы не поспел за ходом надуманных мыслей.
  Не замечая настороженных и выжидающих взглядов Майка и одноклассницы Пру, я выбегаю в коридор и выискиваю в телефонном списке последних звонков нужный номер. Три длинных гудка действуют на нервы похуже скрежета зубов.
  -- Решили что-то проверить? - прозвучали первыми слова по другую сторону связи.
  -- Кажется, я нашла последний кусок монеты, но от него пострадала моя сестра. Сколько джиингу нужно времени, чтобы поглотить душу ведьмы?
  -- Всё зависит от силы ведьмы. В среднем - пять часов. Ваша сестра сейчас в коме?
  -- Да...
  Прошло уже два часа и до полного поглощения остаётся всего три, после чего Вайлс превратится в пустую оболочку. Чёрт возьми, как же не хватает времени и информации!
  -- Вы в больнице Саинт-Ролл? Я приеду через полчаса.
  Так и хотелось крикнуть в трубку "да зачем вы мне здесь нужны", но трубку уже повесили. Я от накатившего раздражения едва сотовый об стенку не разбила.
  В палате обнаружилось пополнение. Девушка, имя которой я не знаю и знать не хочу, устроилась на стуле рядом с кроватью и сжимала в своих ладонях блудную ладонь Пру. В человеческих обличиях у окна замерли Майк и Таир, а ко мне тут же поспешил Алекс. Он что-то у меня спрашивал, пытался говорить со мной, потом к нему, кажется, присоединился Таир, но я не обращала на них внимания. В голове мелькали обрывки полученных знаний, услышанная легенда, вычитки из материалов расследуемых дел.
  -- Три часа и ей капут.
  После моего заявления в палате воцарилась гробовая тишина, в которой было отчётливо слышно, как хрустит стекло в моей правой руке. Чёртова монета, ну почему осколок оказался именно у Пру?! Она его где-то откопала сама или достался в наследство от Марлы? Повторно бы убила её за такой "подарок". Взглянув на Алекса, в памяти сразу всплыл вчерашний разговор о том, что у этой истории должна быть ещё одна последняя жертва. Я согласилась с ним, я бы перетерпела, закрыла глаза, но теперь, когда дело коснулось жизни Пру, я этого сделать не могу. Просто не могу.
  Полчаса пролетели незаметно, пока я мерила шагами палату от одной стены до другой. Благодаря Алексу и Таиру ни одна заблудшая душа меня не доставала, все обходили нас стороной. Я даже не сразу заметила появление мистера Тейлора.
  -- А вы ещё кто? - вырвал меня из глубоких дум резкий тон Майка. Я отвлеклась от протоптанного пути и наткнулась на сочувственный взгляд жёлто-зелёных глаз.
  -- Я приехал забрать осколок, - тихо, почти прошептал молодой человек и подошёл ко мне. Я вопросительно покосилась на Алекса, и тот кивнул головой.
  -- Тейлоры - потомственные Оберегающие. Лирой Тейлор вписан в Священную Книгу. Ты можешь доверить осколок ему.
  Я крепко зажмуриваюсь. Чёрт-чёрт-чёрт, как всё не вовремя! Мне нужно подумать...очень нужно.... Чуть ли не кидаю пузырёк с осколком ему в руки и выбегаю из палаты. Так, где-то здесь есть автомат с напитками.
  -- Кира, не вини себя. Ты бессильна что-либо сделать...
  И Алекс, моя бессмертная совесть, упорхнул за мной. Как же мне хочется наорать на него, чтобы замолчал, а он всё говорит-говорит-говорит. Пытается утешить. Я не нуждаюсь в утешительных словах. Да чёрт, что с этим автоматом?! Где мой кофе?!
  -- Кира, джиинга невозможно уничтожить, ведь он не принадлежит нашему миру, но его можно вновь запечатать. Кира...
  Чёрный кофе - бодрость и встряска для мозгов, чтобы не заснуть. Заснуть...сон...не принадлежит нашему миру.... Джиинг поглощает души. Душа уже не принадлежит нашему миру, а значит, она находится в междумирье. Доказано, что значительно глубокий сон приводит сознание в дисбаланс, как душа отделяется от тела. Междумирье - место обитания джиинга. Сон...мы в больнице!!!
  За считанные секунды преодолеваю весь коридор и снова врываюсь в палату, едва не сбивая с ног собравшегося уходить Оберегающего.
  -- Отлично, вы всё ещё здесь! Мне ещё понадобится осколок.
  За моими метаниями с нескрываемыми волнением и беспокойством наблюдают почти все, а я насильно выпроваживаю подругу Пру из помещения.
  -- Подожди пока за дверью, - и закрываю прямо перед её носом дверь на замок. В бешеном ритме задёргиваю все занавески, опускаю жалюзи, чтобы любопытные не заглядывали, после чего подбегаю к медицинскому шкафчику. Хех, всего лишь железный замочек, какой пустяк для удара огнетушителем!
  -- Кира, ты что задумала?! Кира!
  О, а вот и Алекс очнулся.
  -- Заблудшие души не обитают в нашем мире. Они обитают в альтернативном, называемом междумирьем. Кома - почти та же самая смерть, и душа Пру сейчас находится именно там, вместе с джиингом, - выуживаю из ящичков с самым различным набором лекарств упакованный шприц, заполненный полупрозрачной жидкостью с белым осадком и оборачиваюсь к Таиру. - Наш с тобой контракт заключён на душе, верно?
  -- Да, так же, как и метка, - кивнул головой Таир и тут же нахмурился. Да, до него постепенно доходят все ужасы моего плана.
  -- Отлично, будем умертвляться!
  Моего энтузиазма, однако, никто не разделил. Тейлор вообще смотрит, как на сумасшедшую - явно думает, что это от отчаяния. Нет, уверяю, я ещё в здравом уме.
  -- Кира, ты ведь не серьёзно? Ты ведь пошутила?!!!!
  -- Не факт, что если я наглотаюсь усыпительных, произойдёт нужный мне эффект, да и усыпительные на меня плохо действуют. Я могу искусственно произвести остановку сердца, но после этого моё время ограничится в рамках семи минут.
  -- Ты понимаешь, насколько это опасно? Если по истечении семи минут твоё сердце не заведут снова, ты умрёшь.
  -- Ну, вас тут много, наверняка, кто-нибудь позовёт на помощь, правда?
  Таир выходит из себя молниеносно, подлетает ко мне и отводит руку с зажатым в ней шприцом в сторону, впиваясь в меня таким взглядом, что горло перехватывает. А потом ещё заговаривает опасно-нежным голосом:
  -- Кира, посмеялись и хватит. Ты ведь не серьёзно всё это. Ради какой-то паршивой ведьмы? Да таких сотни. Хочешь, я тебе среди них новую игрушку найду?
  -- Не смей так говорить.
  -- Мы не для того жертвовали стольким, чтобы ты сдохла во имя какой-то бесхребетной твари! Она - ничто!
  -- Она - моя семья. Отпусти.
  Таир тут же шарахается от меня и грозно скалит клыки, по-звериному.
  Тейлор как-то совсем спокойно смотрит на нас, будто всё происходящее видит не в первой. Может, так и есть?
  -- Джиинг неуязвим, потому что в нашем мире не существует, но я попробую достать его в междумирье. В его реальности и пока он слаб - это должно сработать. Осколок мне будет нужен как проводник к Пру.
  Мужчина понимающе кивает и передаёт осколок мне. Странно, он тёплый и чувствуется всё нарастающая пульсация. Будто живой, или ещё только оживает.
  -- У кого есть часы - засекайте семь минут, а потом зовите реаниматологов. Надеюсь, у меня всё получится. Ну, фух...с Богом!
  Не то, что бы я боялась иголок, но вот ударять длинной и толстой иголкой себе прямо в грудную клетку - совсем не айс. К счастью, что боли я не чувствую, а когда ввела всю мутную субстанцию, никаких особенных процессов не ощутила. Единственное - в глазах мгновенно померкло и всё отключилось. Ой, мамочка, куда же я полезла...
  
  Таир очень осторожно поймал бессознательное тело и отнёс её на пустую койку рядом. Блондин сориентировался быстрее всех и прощупал пульс - ничего.
  -- Странная реакция на искусственную остановку сердца. Обычно бывают судороги, - задумчиво нахмурился он.
  Таир и Майк мрачно переглянулись между собой, после чего ангел-хранитель засёк время на своих часах. Демон сел с одной стороны кровати, а Алекс примостился с другой, словно стражи. Майк всё также оставался рядом со своей подопечной, а Оберегающий занял единственный свободный стул и сел ближе к двери, на случай скорой пробежки до реанимации.
  -- Осталось только ждать.
  ...
  "Я исполню любое твоё желание. Только загадай"
  Чего желает сердце? Чего жаждет тело? К чему стремится душа? Пру будто плыла по какому-то странному течению, которое относило её от одной мысли к другой, хороводом отражаясь в огромном гладком зеркале.
  Чему довериться: мечтам или желаниям? Её родители счастливо улыбались ей, прижимаясь друг к дружке. Такие же, как в тот день, когда они погибли. Это мечта, потому что она неисполнима, ведь родителей уже не вернуть.
  Она поссорилась с Эдж - с той, кто стала для неё старшей сестрой, лучшей подругой, была объектом первой влюблённости. Но уже сейчас, глядя на неё в отражении зеркала, сердце не заходится сладким трепетом, а бьётся ровно и спокойно.
  Белёсый туман вокруг всё больше сгущается, темнеет. Становится холодно, страшно, одиноко, как ребёнку, который видит кошмар и зовёт маму. Пру мысленно звала маму и папу, а с онемевших губ всё же сорвалось:
  -- Кира...
  Моментально появившийся образ смотрел на неё строго, прищурив свои неестественно сияющие серебряные глаза. Строгая, но справедливая. Надоедливая, но внимательная. Сварливая, но в то же время весёлая и беззаботная. Настоящий коктейль положительных и отрицательных качеств, в котором налицо неравенство. Но в Пру она вызывала не менее безумный коктейль чувств: презрение, ненависть, равнодушие, интерес, взаимность, симпатия. Сколько ни пыталась, она не смогла заменить ей, Пру, семью, но она стала тем, потерять кого Вайлс не могла себе позволить.
  -- Хочу...быть с Кирой...
  
  Не умеют демоны обустраивать свои берлоги. Из них дизайнеры, как из меня борец сумо, и главное джиинги от них недалеко ушли. Я представляла себе междумирье как Дисней-лэнд какой-нибудь с розовыми слонами...хотя откуда в голове Пру быть розовым слонопотамам. А может, это у меня с головой не всё в порядке? Для меня огромный длинный коридор с белыми шторами тоже не норма. И где мне теперь искать Пру?
  "Найдёшь джиинга, найдёшь и девушку"
  Так, приехали. Надеюсь только, что это был глас моего подсознания, а то мне только сумасшествия в расцвете лет не хватало.
  -- И где мне искать джиинга?
  "Ты прикасалась к монете, попробуй ощутить его связь с ней"
  Хм, какое умное у меня подсознание, надо почаще к нему обращаться. Вдохнув полной грудью, я потопала вперёд с твёрдой уверенностью, что где-то там меня ждёт джиинг. Не знаю, просвещение это или реальное ощущение, но джиинга я нашла быстро, вместе с невменяемой Вайлс. Стоит, качается и улыбается, как "улетевший" наркоман. Я, блин, за неё волнуюсь, искусственно с жизнью кончаю, а она тут кайф ловит.
  Едва я делаю ещё шаг ближе, как моё присутствие замечают, и не абы кто! Образ джинов мне был навеян сказками из детства и мультиками, впрочем, как и многим другим. На виселицы таких художников и аниматоров! Смотревший на меня тёмный джин с нарисованными не имел ничего общего. Чёрная - именно чёрная, а не шоколадная - кожа, непропорциональная фигура с тонкими нижними конечностями, как задние лапы у догов. Руки с длинными когтями, челюсть массивная с мелкими острыми зубками и на плоском лице выделяются синими глазищами. Такого и в музее уродцев не увидишь.
  -- Почему ты здесь?
  Хм, а голос у него приятный, грудной, завлекающий.
  -- Я пришла за своей...сестрой. Отпустишь её из своего сонного царства по-хорошему или будем по-плохому?
  Джиинг вдруг резко вскинулся и оглянулся на ничего не замечающую Пру. Он помотал головой и грозно щёлкнул зубами, а я испугалась, что он сейчас кинется на неё. Вот я тоже дурында, пошла спасать без плана действий. А время-то бежит.
  -- Она человек. Ты последняя из своих, так же как и я. Что моя смерть даст тебе?
  -- Покой. Ты загубил цивилизации, которые мы взращивали тысячелетиями. Мы были милостивы к некоторым из вас, а вы ударили нам в спину.
  -- Но не мы уничтожили вас!
  От резкого порыва ветра в клочья разорвало штору, а мне лишь щёку оцарапало. Джиинги так импульсивны, особенно когда речь заходит об их кланах.
  -- Нам всё равно.
  
  Прошло только четыре минуты, когда Таир, ощутив знакомый исток силы, подорвался с места и подлетел к постели Киры. Никто из находившихся в палате сообразить ничего не успел, как он своим кинжалом рассёк Фрейн левую руку от запястья до локтя. Демон с нескрываемой злостью следил за тем, как алые струйки крови стекаются обратно в рану, а глубокий порез затягивается. Тейлор следил за этим явлением с задумчивым интересом, Майк поспешил закрыть собой Пру. Алекс выглядел белее мела и собственных волос.
  -- Она...
  Таир метнул в его сторону предостерегающий взгляд и перевёл его на Оберегающего.
  -- Времени больше нет. Вызывай врачей!
  Человека как ветром сдуло, а Алекс резко повернулся к Майку и провёл перед его лицом рукой, погружая в глубокий сон, чтобы избавиться от всех свидетелей.
  -- Что теперь?
  -- Хех, так не терпится позвать свою светлокрылую подружку? Так чего же ты ждёшь, Алексис? Ооо, точно, переживаешь за Киру. Тогда захлопнись и жди.
  Тон демона был яростным и едким, словно змея выплёвывала яд. Алекс уже давно привык к его внезапной агрессии, потому что в такие моменты и сам будто бы становился другим. Его переставали заботить окружающие, а вселенское равновесие посылалось далеко и надолго. Страх боролся с сознанием. Сердце - с разумом. Таиру в этом плане тоже легко не было.
  -- Это всё, что нам остаётся. Просто ждать...и надеяться.
  
  Джиинг по инерции отступил назад и отгородился от опасности туманом, как щитом. Захваченная в плен ведьма коротко вскрикнула и полностью потеряла сознание. А девушка перед ним продолжала светиться серебристым светом, постепенно облачая своё истинное прекрасное и отвратительное одновременно лицо. Всё внутри тёмного буквально трепетало от соприкосновения с силой, которая исчезла чуть больше трёх тысяч лет назад. Те же самоуверенность, властность, несгибаемость и величие. Та же надменность во взгляде глаз цвета расплавленного серебра.
  -- Если убьёшь меня, то истребишь весь мой клан. Джиинги будут стёрты из сущности этих миров. И ты возьмёшь этот грех на себя?!
  -- Ты последний из своего рода, мы - последние из своего. Когда-нибудь...всему приходит конец.
  От этих слов джиинга вдруг охватила ярость вперемешку с отчаянием, и, отбросив все свои слабости и сомнения, он бросился вперёд, словно дикий зверь на свою дичь. Вот только из их пары дичью был именно он.
  -- Бесполезное создание...
  Глаза вспыхнули ослепительно белым огнём, и мощная волна силы прошлась по всему полуразрушенному коридору, обращая его в ничто. Девушка с абсолютным равнодушием наблюдала за тем, как растворяется в их силе Повелитель всех джиингов. Что-то обращается в ничто. Кто-то становится никем. Так просто избавиться от угрозы, но почему-то несколько тысячелетий назад так сложно было защитить себя. Была жалость. Было сострадание. Надежда на лучшее. Вера в желанное...
  Теперь всего этого не было.
  
  Медсёстры и врачи в белых халатах влетели в палату и живо вытолкнули из неё всех посторонних, коими оказались Таир, Оберегающий, смертная ведьма - подруга Вайлс - и бессознательный Майк. Алекс продолжал неподвижно сидеть рядом с Кирой и держать её за руку, пока медики суетились вокруг. Что-то прощупывали, кричали, измеряли, потом была дефибрилляция, которая с каждым ударом увеличивалась ещё на 1000 В. Пульс не прощупывался, сердце не заводилось.
  -- Кира, пожалуйста, возвращайся. Ну же, всё не может так закончится. Пожалуйста...
  Таир присоединился к нему в духовном виде с другой стороны кровати и взял девушку за свободную руку. Отрывистые приказы врачей он пропускал мимо ушей, не отрывая глаз от маленькой капельки, вдруг скатившейся по щеке из уголка глаза. Она плачет?
  
  -- Я плачу или оплакиваю?
  "Мы плачем от облегчения и оплакиваем смерть. Это наша кара"
  -- Мы подарили ему покой.
  "Но он его не заслужил"
  Больно. Почему-то всё тело вдруг охватила острая боль. Сознание начало мутиться. Что со мной? Мне страшно! Неужели я умираю?!
  "Всё хорошо. Мы не можем умереть"
  Ага, моё собственное подсознание меня же успокаивает. Как-то уже совсем не смешно. Почему мне так холодно??? И пошевелиться не могу.
  "Наслаждайся жизнью, а мы...позаботимся обо всём остальном"
  И на этой малоприятной ноте моё духовное тело вдруг потянуло куда-то назад, сквозь обшарпанные стены и грязные шторы, всё дальше от бессознательного тела Пру.
  
  Приборы вновь запищали, обозначив чёткие удары сердца. Девушка лишь на мгновение открыла глаза, а склонившаяся над ней медсестра резко подалась назад, едва не выронив электроды из рук. Но очень быстро внимание переключилось на другое чудо - девушка на соседней кровати испуганно задёргалась и замычала, не способная вымолвить ни слова.
  ...
  Моё "возвращение" было просто ужасным. Жутко кружилась голова, картинки перед глазами были размытыми, но хуже всего было то, что первые восемь часов я не могла пошевелить ни пальцем, ни какой-то другой частью тела. Своих посетителей я распознавала по голосам. А спустя сутки начался Ад.
  Врачи и медсёстры всё же не слепые, а мои хранители - идиоты. Никто не догадался избавиться от следов моего взлома ящика с медикаментами, так что мне хорошенько влетело от заведующих отделениями кардиологии, неврологии и от моего лечащего врача мистера Крэагера. Двое из них не поленились вызвать полицию - как же, факт суицида налицо, да и неуравновешенности и остальных психических отклонений. Психиатр разговаривал со мной долго и весьма конструктивно, поэтому мне пришлось приложить все усилия и теоретические знания, чтобы перед ним казаться "нормальным" и "вменяемым" человеком.
  После заключения психиатра о моей "вменяемости" и дееспособности, ко мне в гости пожаловали охранники порядка и спокойствия. С ними я провозилась не так долго, благодаря одному важному звонку мистеру Уорсену. Не знаю, что он им наговорил, но уже на вторые сутки я была освобождена из-под стражи и наблюдения, но за это мне пришлось выслушать правду о себе и моём уме уже от него. Ещё были крики и причитания от Майка и полный недоумения и удивления взгляд Тейлора.
  Как ни странно, но оба моих хранителя молчали. За все пять дней, проведённые в больнице на обследовании, они постоянно находились в своих духовных обликах и не отходили от меня ни на шаг. Хотя для меня их поведение было более чем странным. Таир смотрел на меня настороженно, и иногда от его пристального внимания мне становилось не по себе. Он как будто что-то искал во мне, в моих глазах, только не знаю, находил ли. Алекс старался вести себя со мной, как обычно, вот только и в его взглядах и словах проскальзывала нервозность. Но я решила на этом не заморачиваться: вероятно, они просто всё ещё злились на меня за мой опасный и необдуманный поступок. Уж Таира-то это точно бесило.
  Кому повезло больше всех, так это Пру. Её внезапный выход из комы никто из врачей так и не смог объяснить, но после всё того же обследования никаких аномалий и нарушений не выявили и её отправили домой. В отличие от неё, я пролежала в больнице на два дня дольше, но после выписки и она почти обосновалась в моей палате. Каждый день приходила к открытию больницы и уходила с её закрытием. В отличие от меня, она помнила обо всём, что происходило с ней в междумирье, но рассказывать об этом не стала даже Майку. Когда я пыталась поговорить с ней на нейтральную тему и спрашивала об её подруге, она тут же закрывалась от меня, словно её пугала эта тема. И я снова что-то пропустила?
  
  Алекс всегда любил высоту. Тогда он мог чувствовать то блаженное ощущение полёта, потерянное им несколько лет назад. Ощущение свободы, когда расправлял крылья и просто парил над землёй, наблюдая за людьми. Тысячелетия в небе и вдруг падение на уровень вниз. Он скучал по тем ощущениям, но в то же время ни разу не усомнился в правильности принятого когда-то решения.
  Его напарник, сильнейший и опаснейший из демонов Первой Ступени, стоял рядом с ним на ограждении крыши одного из небоскрёбов и нарочно не обращал на него внимания, на самом деле выжидая первого "звонка". И он не заставил себя долго ждать.
  -- Вместе нам удалось скрыть импульс силы, но Майк и Силия были вынуждены доложить о моём странном поведении Совету. Теперь за мной будут пристально наблюдать.
  -- Велика ли проблема? Просто не приближайся к Кире какое-то время. Не беспокойся, я о ней позабочусь.
  У Алекса не оставалось больше сил и гнева на то, чтобы воспротивиться. К тому же, он и сам прекрасно понимал, что Таир говорит правду. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы Старейшины узнали о Кире, иначе их спокойной жизни придёт конец.
  -- Нужно как-то отвлечь их от неё. Оставляю Пру Вайлс на тебя.
  Демон оскалился в хищной улыбке и сверкнул тьмой своих глаз в ангела.
  -- Что я слышу.... Неужели тебе чем-то не угодила эта ведьмочка? Предлагаешь мне убить её?
  -- Не перегибай палку. Просто хочу, чтобы ты отдалил её от Киры, - на Таира посмотрели как никогда серьёзные глаза небесной лазури, в которых сейчас так отчётливо виднелась давно заснувшая черта характера - деспотизм. О, одна лишь эта чёрточка в его несравненном напарнике будоражила кровь демона.
  -- Раз уж у нас вечер откровений, очень мне хочется спросить: действительно ли ты убьёшь Адору, если та вдруг узнает о Кире? Мне этот вопрос с некоторых пор не даёт покоя, хех.
  -- А разве я не говорил раньше: я ВСЕГДА буду на стороне Киры. Моё решение не изменилось, даже спустя три тысячелетия. А твоё?
  Брюнет ехидно прищурил глаза и усмехнулся одним уголком губ. Алекс всегда был мастером задавать глупые вопросы, но идиотом он никогда не был. Демона нельзя приручить, только лишь на то время, пока он получает свою выгоду, а о выгоде Таира не знал никто из живых или мёртвых.
  -- Уж очень мне нравится наблюдать за тем, как ты падаешь всё ниже и ниже. Хотя бы ради этого я не прочь побыть в вашей сумасбродной компашке.
  Оттолкнувшись спиной от стены, демон шагнул в тень и исчез, а Алекс остался один на огромной площадке на крыше. Ветер колыхал четыре белоснежных крыла, создавая иллюзию парения, но ощущения были совершенно иными. Было обидно и горько, но...неисправимо, и это - как ни странно - совершенно не пугало. Это был равнозначный обмен: крылья на возможность быть с той, кого ждал несколько тысячелетий; кого когда-то поклялся защищать и оберегать; кого впервые полюбил.
  -- Всегда - это вечность.
  
  Меня, наконец-то, выписали из больницы, и не без стараний моего лечащего врача - мистера Крэагера, который просто выпнул меня оттуда со словами, что на мою койку ещё несколько претендентов и нечего мне разлёживаться без дела. На моё удивление, меня встретил мистер Уорсен и вежливо предложил подбросить до дома. Я отказываться не стала, денег всё равно не водилось, но столь неожиданное предложение меня всё же смутило. С чего следователю приезжать в больницу за мной? Решил заняться благотворительностью? Пф.
  Всю дорогу до моего дома мы ехали молча, слушая местное радио. К счастью, поездка заняла не больше двадцати минут, иначе бы я сошла с ума. Мистер Уорсен вызвался проводить меня до самой квартиры и сам потащил мою сумку с вещами. Ну да, ну да, врачи запретили мне таскать тяжёлые вещи хотя бы ещё недельку. Всё-таки моя искусственная "смерть" не прошла без последствий - осложнения на сердце. Не то, чтобы у меня было больное сердце...да я и не считаю это проблемой, если у меня под рукой есть ангельский целитель. Уж Адора с этим точно справиться.
  -- И к чему был этот идиотский поступок? Психиатр точно открыл на тебя дело, - прервал молчание следователь, как только мы вошли в лифт.
  -- Ну, я спасла сестру и уничтожила плохого "парня". Для этого мне пришлось немного умереть, но всё ведь обошлось. У меня всё было под контролем!
  -- Ты уверена, что с тем...существом покончено?
  Сменил тему, вот так внезапно и нейтрально. Он явно мне что-то не договаривает, но выбить из него правду труднее, чем фашисту от русского.
  -- Абсолютно, но это не значит, что другие "существа" успокоятся. По крайней мере, можете закрывать это дело.
  -- Хорошо.
  Двери лифта со звоном раскрылись, и мы вышли в длинный коридор. Я ещё с улицы заметила, что в окнах не горит свет, значит, Пру нет дома. Интересно, куда она ушла? Надеюсь, хотя бы записку оставила.
  -- Кира...поздравляю.
  Вставив ключ в замок, я удивлённо оглянулась на мужчину. Хм, к чему эти поздравления? Это, типа, поздравления с завершением дела? Как мило....
  -- Спасибо.
  И едва я открыла входную дверь, как в меня полетело что-то маленькое, но в огромном количестве. При ближайшем рассмотрении это оказался серпантин, а ещё цветные ленточки и лепестки красных и белых роз. У меня чуть глаза на лоб не полезли, когда я заглянула в гостиную и увидела толпу людей и нелюдей. Улыбающиеся Николас и Пру, Алекс и Таир, да ещё и Адора в придачу. И во что, чёрт возьми, превратилась моя гостиная?! Какие-то шарики, всюду букеты, разноцветные ленты...праздник в честь моей выписки из больницы?
  -- Кира, с днём рождения!
  А вот на этих словах Пру я обомлела. День рождения? День рождения.... МОЙ день рождения! Точно, он сегодня. А я забыла. Просто забыла. Три года. Ровно. А родители так и не поздравили.
  Я взглянула на Ника, а он чуть виновато улыбнулся мне. Похоже, он был соучастником, а затейщиком всего этого была явно Вайлс. А вон и верхушка торта выглядывает из-за их спин. Как же давно я не устраивала праздник в этот день. Как же давно я не вспоминала о том дне.
  В желудке вдруг поселилась пустота, а ноги сами собой сделали шаг назад. Я бы сбежала, я бы закричала, я бы просто заплакала, но...вместо этого я просто улыбнулась. Ради беззаботной Пру, виноватого Ника, обеспокоенного Алекса. Я просто должна улыбаться и для меня это не так уж и сложно, просто потому, что надо.
  -- Ребята, вы меня подловили! А у меня совсем вылетело из головы.
  -- Тебе уже собственного секретаря заводить пора, - отшутился Николс и первым сграбастал меня в объятия. Как только я пискнула, он сразу же отпустил меня и подтолкнул вперёд к торту, но я чуть притормозила и оглянулась на дверь.
  -- Мистер Уорсен, будьте сегодня моим гостем и не отказывайтесь. Мне будет очень приятно.
  Мужчина задумался на несколько долгих секунд и переступил порог моей квартиры. Этот день мне хочется провести с кем-то, кто хоть что-то знает, понимает и главное - помнит.
  
  Жду комментариев )))
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"