Ван И Ди: другие произведения.

Красная Армия накануне Вов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.65*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очерк некоторых аспектов организации и формирования Красной Армии накануне ВОВ. Москва 2004 г.

  ВНИМАНИЕ!!! В РАБОТЕ УДАЛЕН НАУЧНО-СПРАВОЧНЫЙ АППАРАТ.
  АВТОР ЗАПРЕЩАЕТ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ИЛИ ПУБЛИКОВАТЬ ЭТИ МАТЕРИАЛЫ БЕЗ СВОЕГО РАЗРЕШЕНИЯ!
  
  
  Очерк некоторых аспектов организации и формирования Красной Армии накануне ВОВ.
  
  Москва 2004 г.
  
  
  Перед рассмотрением основной темы данной работы хотелось бы вкратце показать некоторые моменты во внешней и внутренней политике СССР, что привели ко Второй Мировой войне для мира и к Великой Отечественной для Советского Союза. Эти моменты можно, даже нужно назвать стратегическими ошибками советского руководства (в первую очередь И. Сталина). Они были основными факторами, из-за которых Великая Отечественная война потребовала от советского народа выплаты той ужасной цены за свою воистину великую победу.
  Первой ошибкой стала ставка на затяжной характер войны Германии с Англией и Францией. Полученный в результате небольшой двухгодичный перерыв был растрачен впустую. В то время как СССР бесцельно топтался на месте, Германия - захватила в Европе обширные ресурсы и колоссальные трофеи, приобрела новых союзников, нарастила военно-экономический потенциал, обрела ценный боевой опыт и создала выгодное для себя стратегическое положение. Фронт нападения на СССР простирался от Балтики до Черного моря.
  Во вторых, СССР (в лице Сталина) делал все, что бы ублажить Германию и оттянуть начало конфликта, не гнушаясь никакими уступками. Помимо различных внешних проявлений дружбы СССР:
  -Разорвал дипломатические отношения с правительствами захваченных Германией стран, находящимися в эмиграции в Англии.
  -Запретил у себя все антифашистские публикации, фильмы, пьесы.
  -В значительной мере отошел от сотрудничества с Коминтерном.
  -Оказывал Германии огромную материальную помощь, поставляя сверх экономической целесообразности зерно, нефтепродукты, металлы и множество других товаров. Также СССР осуществлял дешевые транзитные перевозки товаров с Дальнего Востока, из Ирана, Афганистана и производил для Германии тайные закупки (и перевозки под своим флагом) товаров из США и др. стран. До последнего дня советские поезда и корабли доставляли в Германию товары по взятым СССР обязательствам. Кроме того! В 1920 - начале 1930 СССР осуществлял программу военного сотрудничества с Германией, в том числе разрешив ей разместить на своей территории важные военные объекты. На них, тогда еще Рейхсвер, обучал первые кадры своих военных пилотов танкистов, разрабатывал запрещенное химическое оружие. Де-факто, СССР буквально жало для змеи, которая не преминула ужалить своего благодетеля в 1941.
  -Кульминацией стало подписание секретных протоколов при пакте Молотова - Рибентропа от 28 сент. 1939 г. Тое есть раздел сфер влияния в Восточной Европе. Все это (вкупе с пропагандой о наступательном характере возможной войны) создавало у населения страны убеждение, что войны в ближайшем будущем не будет. Соответственно ее внезапное начало вызвало гораздо больший шок, чем могло бы быть.
  -Также в 1939 г. велись переговоры с Германией о создании союза четырех великих держав (Германии, Италии, Японии и СССР). Условия для своего вступления в этот союз СССР выдвинула следующие: Финляндия переходит в зону советского влияния; СССР и Болгария заключают договор о взаимопомощи - т. е. СССР получает базы для морских и сухопутных сил в районе черноморских проливов Босфор и Дарданеллы; зона в сторону Персидского залива признается центром территориальных устремлением СССР; наконец Япония должна отказаться от своих прав на нефтяные и угольные концессии на северном Сахалине. Эти переговоры были выгодны в первую очередь Германии, создававшей иллюзию своего мирного отношения к СССР.
  Одно стоит отметить, что такую политику советского руководства можно если не оправдать то понять. В дипломатической игре, которую вели Великобритания и Франция в Европе, ясно видна тенденция, направленная против Советского Союза. Срыв переговоров в Москве в 1939 г. британской и французской делегациями не оставлял Сталину иного пути. К тому же нельзя забывать и о дружбе с Германией, бывшей до прихода к власти в германии А. Гитлера. В рамках такого, вынужденного политического курса была допущена третья ошибка.
  Сталин полностью игнорировал все сообщения о готовящейся войне против СССР. Его ближайшее окружение старательно (особенно ген.-лейт. Ф. Голиков - начальник разведуправления и Л.П. Берия) фильтровало и искажало сведения противоречащие сталинским устремления. В качестве минимального срока начала агрессии Германии против СССР указывалась середина 1942 г. В качестве результата такой политики военные руководители (не все, но наиболее значимые) в свою очередь также допускали многочисленные просчеты.
  -План обеспечения обороны границ стал разрабатываться с запозданием, исходил из неверных посылок. Главное, он так и не был доведен до войск, которые не знали своих непосредственных задач по защите границ, что было одной из главных причин неорганизованности сопротивления советских войск в начале войны.
  -Недооценка роли и сокращение штабов.
  -Запоздалое начало передислокации войск на западную границу. Просчеты в организации строительства оборонительных укреплений на недавно приобретенных границах и уничтожение укреплений на старых.
  -В оборонной промышленности до начала войны было неполное использование ее мощностей. Саму государственную экономику в преддверии войны даже не начали перестраивать на военные рельсы.
  -Одним из решающих и роковых факторов для советских ВС были репрессии 1937-38 г., вяло продолжавшиеся до самого начала войны. Они уничтожили лучших боевых офицеров советских ВС, разрушили всю военную стратегическую науку, отбросив ее во времена гражданской войны.
  -Переоснащение советских ВС новой боевой техникой и вооружением происходило крайне медленно. Подготовка личного состава частей к предстоящей войне велась из рук вон плохо.
  В это же время Германия успешно, даже слишком, развивала и укрепляла свои прежние достижения. Такое положение дел неминуемо должно было повлечь за собой весьма значимые последствия для отстающего. Комментарии излишне.
  Ввиду выше изложенного основная исследовательская задача данной работы представляется автору как рассмотрение основных моментов в оснащении, формировании кадров, и подготовке советской армии. Армии, которая не смотря ни на что смогла выстоять в тяжелейших поражениях первого периода войны и победить в дальнейшем.
  
  Безусловно Великая Отечественная война - тема настолько обширная, что окончание ее исследования, не смотря на усилия множества отечественных и зарубежных историков, до сих пор скрывается в туманной дали будущего. Сейчас, спустя 58 лет с окончания этой войны, существует огромное множество работ посвященных ВОВ и связанным с ней темам. Объем этих работ, равно как и источников по ВОВ и Второй Мировой войне в целом, настолько велик, что автор данной работы испытывает сильные сомнения в том, что его работа привнесла какой-либо существенный научный вклад в изучение истории ВОВ. Скорее она может претендовать на обзорное изложение ситуации по изучаемой теме, так как написание действительно серьезного труда требует неизмеримо большего труда и времени, чем было затрачено на создание этой.
  В связи с этим, автор берет на себя смелость ограничить количество работ рассмотренных в контексте данного исследования лишь теми, которые, по его мнению, являются основными трудами, имеющими отношение к вопросам, здесь рассматриваемым.
  Довольно полезной для нашей работы оказалась старая монография В. А. Анфилова "Бессмертный подвиг" (М. 1971). Она затрагивает канун и начало Великой Отечественной, но к ней необходимо относиться с определенной осторожностью. Учитывая условия, в которых создавалась эта работа, назвать ее полностью объективной едва ли представляется возможным. Необходимо учитывать уже заметное устаревание изложенных в этой монографии концепций, ее определенную идеологическую ангажированность. Касаемо приводимого В. А. Анфиловым материала можно сказать, что его данные также отличаются от приводимых другими авторами (например, В. А. Самсоновым). Им, несомненно, требуются существенные поправки в свете материалов, введенных в научный оборот в девяностые годы ХХ в. В связи с вышеизложенным, можно рассматривать монографию Анфилова, как пример изложения старого, традиционного для советского времени исторического подхода. Этим она удобна для сравнения и сопоставления с работами девяностых годов ХХ в.
  Работа Ю. А. Горькова "Кремль. Ставка. Генштаб" (Тверь 1995) весьма интересна, как исследование высшего эшелона военных органов управления. В основном его исследование посвящено вопросам деятельности Главного Командования в условиях назревавшей войны и в течение всего ее периода. Горьков (генерал-полковник в отставке) имел доступ к богатому фактическому материалу, практически недоступному для простого историка. В связи с этим он получил возможность исследовать некоторые вопросы военно-дипломатической деятельности Наркомата Иностранных Дел, Генштаба и Ставки.
  Вместе с характеристикой деятельности высших военных органов СССР, автор также уделил не малую долю внимания тем видным государственным и военным деятелям, которые стояли во главе этих органов. Следует отметить, что представленные им оценки указанны лиц во многом не совпадают с общепризнанными в советской историографии. Безусловно, в этом сказывается развитие нового исторического подхода, появившегося в отечественной науке в начале 1990-х. В тех же рамках автором показаны ошибки и просчеты в деятельности высших военных органов СССР, хотя конечно, они не являются основной темой Исследования Горькова. Все же следует учесть и то обстоятельство, что Ю. А. Горьков не является профессиональным историком и соответственно его работа имеет характер скорее историко-документального очерка, чем серьезного научного исследования.
  Своего рода прорыв в теме истории строительства советских Вооруженных Сил совершили Т. Бушуева и Ю. Дьяков, своей работой "Фашистский меч ковался в СССР:..." (М. 1992). Собранные ими документы раскрывают практически неизвестную раннее сторону советско-германского военного сотрудничества в конце двадцатых, начале тридцатых годов прошлого века. Опубликованные в их книге документы показывают деятельность на территории СССР германских военных и научно-исследовательских объектов (танковой и летной школ, химической лаборатории). В один ряд с предыдущей работой можно поставить статью Э.С. Гамса "Создание советского химического оружия "
  Собрание различных материалов по ВОВ "Канун и начало войны: документы и материалы" (Л. 1991), составленное Л. А. Киршнером является, по сути, библиографическим собранием выдержек из различных работ и документов по ВОВ, подобранных в хронологическом и тематическом порядке с комментариями составителя. Использование его собрания материалов удобно тем, что позволяет отыскивать некоторые редкие, необходимые для исследований по тематике ВОВ работы статьи в периодических изданиях.
  Большое значение среди работ, посвященных Великой отечественной занимают многочисленные труды А. М. Самсонова. Его фундаментальные работы "Советский Союз в годы Великой Отечественной войны" (М. 1985, изд. 2) и "Вторая мировая война 1939 - 1945. Очерки важнейших событий" (М. 1990, изд. 4), являются уже довольно старыми фундаментальными исследованиями, но сохраняют свою актуальность и поныне. Впрочем, следует указать, что вторая из указанных здесь работ имеет более общий характер, нежели первая, хотя в последнем издании автор постарался исправить некоторые свои прежние концепции. Также он подверг критическому переосмыслению ряд принципиальных вопросов истории Второй Мировой войны на основе более новых данных. Всем этим "Очерки важнейших событий" выгодно отличаются от "Советского Союза в годы ВОВ", которому характерны все особенности советского исторического подхода к теме Великой Отечественной. Кроме того "Очерки..." естественным образом затрагиваю проблему состояния профашистского и антифашистского блоков к началу войны, тогда как "Советский Союз в годы ВОВ" в значительной степени уделяет внимание событиям Великой Отечественной, мало касаясь предвоенного периода.
  Наиболее значимой работой по репрессиям против высшего командного состава Красной Армии в 1937 -38 гг. является "Трагедия РККА 1937 -1938" О. Ф. Сувенирова (М. 1998). В своей работе автор попытался объективно восстановить процесс репрессий, опираясь на многочисленные, ранее не известные, документальные источники. Сувениров предпринял попытку проанализировать суть этих репрессий, чтобы доказать их непосредственную связь с тяжелыми поражениями Красной Армии в начальный период войны. В качестве еще одной работы О. Ф. Сувенирова для данного исследования была взята его статья "Если б не та вакханалия" (Военно-исторический журнал. 1989, Љ 3). Она также посвящена вопросу репрессий, но больше ориентирована на оценку их последствий.
  Первая книга четырехтомника "Великая Отечественная война 1941 - 1945. Военно-исторические очерки" содержит в себе интересный очерк В. А. Петрова, В. П. Кожанова и Н. М. Раманичева "СССР - сила и слабость". В нем авторы постарались объективно осветить сильные и слабые стороны военной промышленности и ВС СССР на кануне войны. Эта книга также содержит в приложении, оказавшиеся весьма полезными, таблицы с данными по количественному и качественному составу войск Германии и СССР на 22 июня 1941 г.
  
  В источниках задействованных для данной работы можно выделить три значимые группы. Это документальные материалы, работы мемуарного характера и обширная справочная литература, содержащая подчас сведения, к которым у автора данной работы не могло быть иного доступа.
  Документальные источники, использованные в данной работе, подразделяются на две основные категории. Первая - это документы, относящиеся к деятельности военных ведомств СССР и их начальников. Вторая - это документы по внешней политике СССР и европейских государств (более подробно о них будет рассказано позже). Главным достоинством такого рода источников можно назвать их объективность. Однако огромное число документальных источников по истории двадцатого (и не только) столетия безусловно, сильно затрудняет их разбор, анализ и введение в научный оборот. Ввиду вышеизложенного обстоятельства, я решил ограничиться только пятью собраниями документов по истории кануна Второй Мировой и Великой Отечественной войн.
  Первый том трехтомного собрания документов "Приказы наркома обороны СССР" охватывает период с 1937 по 21 июня 1941 г. В него включено 123 документа (из более 3 тыс.) по наиболее важным вопросам военного строительства:
  - организационная структура Красной Армии;
  - совершенствование системы военного управления;
  - порядок отмобилизования и комплектования вновь создаваемых частей Красной Армии;
  - подготовка резервистов и порядок прохождения службы красноармейцами.
  - организация военной службы и др.
  Сборник снабжен комментариями, поясняющими многие документы, с их кратким анализом. Ценность документов этого сборника для данной работы не вызывает сомнения, так как они непосредственно показывают те меры, которые предпринимались в рамках строительства советских Вооруженных Сил.
  Другим важным собранием документов является изданные в той же серии "Материалы совещания высшего руководящего состава РККА 23-31 декабря 1940 г.". В рамках этого совещания, в том числе обсуждались: уровень военной подготовки РККА на всех уровнях (по итогам проведенных учений); состояние военной науки; уровень боевой готовности войск к будущей войне.
  Из приведенных в сборнике докладов высших военачальников хотелось бы указать доклад начальника Генштаба К. А. Мерецкова "Итоги и задачи боевой подготовки сухопутных войск и оперативной подготовки высшего начсостава", а также доклад Г. К. Жукова "Характер современной наступательной операции". В докладе К.А. Мерецкова по задачам практической боевой подготовки частей и соединений на учениях, рассмотрены вопросы взаимодействия всех родов войск в современном бою. По ходу доклада Мерецков дает ряд существенных замечаний о плохой подготовке личного состава в подразделениях. Тогда же он критикует многочисленные проявления отсталых военных теорий в практической обстановке (в том числе примеряясь к опыту советско-финляндской войны). Но в целом, по его мнению, уровень боевой подготовки войск был удовлетворительным.
  Г. К. Жуков, в своем докладе , разбирает и анализирует военный конфликт с Японией на Халхин-Голе с позиций методов ведения современной войны. Одновременно он сопоставляет это с анализом действий германской армии во время разгрома Польши, Бельгии, Франции и английского экспедиционного корпуса. На примере этих операций Жуков стремился показать основные принципы ведения глубокой наступательной операции. Характерно то, что за полгода до начала войны Георгий Константинович предложил вариант начала будущей войны (в плане применения ВВС), который был использован немцами против нас 22 июня. "Особой задачей командарма и командующего ВВС армии - не дать разбить свою авиацию на аэродромах. Лучшим средствам для этого явится внезапный удар нашей авиации по аэродромам противника и рассредоточение нашей авиации с маскировкой материальной части и ПВО на аэродромах" . Что произошло вместо этого 22 июня 1941 г. известно всем.
  
  Среди документальных источников, использованных этим исследованием, в особом ряду стоят документы по внешней политике СССР и Германии в тридцатые годы. Казалось бы, зачем привлекать такие материалы к работе определенно другой направленности? Здесь автор исходит из той посылки, что внешняя политика СССР не могла не отражаться на политике внутренней. Особенно учитывая нарастание международной напряженности, вынуждавшей все европейские страны усиленно крепить свою оборонную мощь. Поэтому этот тип источников и был взят нами в качестве иллюстративного или справочного материала.
  Всего при создании этой работы было использовано три сборника таких документов:
  Во-первых, двухтомный сборник "Документы и материалы кануна второй мировой войны 1937 - 1939" (Издание МИД СССР 1981, изд. 2). В нем опубликованы различные документы по внешней политике СССР и европейских государств конца тридцатых годов, в том числе некоторые документы из секретного архива МИД Германии. Эти документы хорошо иллюстрируют процесс развития международных отношений приведший к развязыванию Германией войны в осенью 1939 г.
  Во-вторых, сборник документов и материалов: "От пакта Молотова - Риббентропа до договора о базах" (Талин 1990) содержит материалы по внешней политике СССР и Германии, связанные с обстоятельствами заключения пакта Молотова - Риббентропа. В том числе в нем изданы "секретные протоколы" к этому пакту, определившие присоединение к СССР Прибалтийских республик и будущий раздел Польши.
  Наконец сборник неизвестных до недавнего времени германских документов, освещающих деятельность и ряд операций германских спецслужб, О. В. Вишлева, с его комментариями, "Накануне 22 июня 1941 г." (М. 2001) представляет собой ряд документальных очерков. Использованные им работе многочисленные документы военных, дипломатических и разведывательных структур Германии, многие их которых впервые введены Вишлевым в научный оборот, полезны, как экскурс в ход внешней политики СССР И Германии в отношении друг друга.
  
  Мемуарные источники, как правило, традиционно используются во всех исследовательских работах, изучающих проблемы крупных исторических событий. Разумеется, Великая Отечественная война, не оставившая не задетым ни одного гражданина нашей страны, осталась в памяти людей настолько значимым событием, что количество мемуарных работ по ней достигает просто огромных размеров. К счастью, воспоминания наиболее значимых лиц того времени также можно назвать и наиболее значимыми среди других подобных работ. Все же всегда следует помнить то обстоятельство, что мемуарным источникам характерен субъективизм в описании исторических событий, так как они в первую очередь выражают личностную и эмоциональную авторскую оценку этих событий. Следует отметить еще одну, общую для изученных мемуаров черту - практически все они (кроме воспоминаний Г. К. Жукова) не затрагивают предвоенные годы, иначе как в плане деятельности их авторов. Причем, как правило, бегло.
  
  Книга И. Х. Баграмяна "Так начиналась война" (Киев 1988) освещает первые 178 дней войны - период неудач и поражений КА, который в тоже время стал для нее школой, научившей побеждать. Нельзя не согласиться с ним в том, что: "... глубоко заблуждаются те, кто видит в событиях начального периода только неудачи нашей армии,... Нельзя забывать, что именно в эти грозные дни убедительно показали..., что Красная Армия... способна выдержать любые, самые тяжелые испытания" .
  Воспоминания А. М. Василевского - "Дело всей жизни" (М. 1984, изд. 5) являются еще одним довольно обычным примером мемуаров крупного военачальника, хорошо знакомого с другими значительными военными фигурами своего времени. Его воспоминания содержат много интересной фактической информации и материала, с особенным акцентом на деятельность Ставки Верховного Главнокомандования в годы войны. По довоенному же периоду воспоминания Василевского отражают в основном его личную биографию, лишь в незначительной степени затрагивая процессы формирования советских вооруженных сил.
  Мемуары Г. К. Жукова "Воспоминания и размышления" бесспорно можно назвать самым выдающимся примером мемуарного источника по истории ВОВ. Они до сих пор вызывают огромный интерес во всем мире, неоднократно переиздавались на русском и многих иностранных языках. Причин этому несколько. Во-первых, Г. К. Жуков был виднейшим полководцем Второй Мировой войны, что бы там не утверждали в последнее время некоторые историки и другие лица, стремящиеся всячески принизить значение Жукова как исторической личности. Во-вторых, Жуков имел прекрасную возможность привлекать к своей работе документальные материалы - практически все положения его работы обоснованы документальными источниками. В третьих, их автор сам был весьма не заурядным мыслителем и военным теоретиком и ему никак нельзя отказать в наличии глубокого аналитического подхода к излагаемому материалу. Нельзя не упомянуть также и про их определенную специфику. Прежде всего, это относится к предлагаемой Жуковым трактовке событий, которая соответствует официально принятой во времена написания им мемуаров. То есть ей свойственно определенное умалчивание некоторых "темных страниц" истории ВОВ, разглашение которых лидерам Советского Союза (особенно Сталину) было невыгодно. Ради этого умолчания (и по идеологическим соображениям) мемуары Г. К. Жукова в советские времена подвергались цензуре и наиболее полная их версия была издана только в девяностые годы двадцатого века.
  Работа "Генеральный штаб в предвоенные годы" маршала, дважды героя СССР М. В. Захарова (М. 1989) по идее автора должна показать читателю деятельность Генштаба Красной Армии по подготовке отражения агрессии Германии. Захаров коротко упоминает предшествующие созданию Генштаба структуры, их роль и функции в организации обороны государства. Большинство положений своей книги М. В. Захаров обосновывает обширными архивными материалами.
  Книга "Накануне и в дни испытаний" В. Н. Новикова (М. 1988), бывшего заместителя наркома вооружений Б. Л. Ванникова, раскрывает нам, каким образом создателям и производителям отечественной военной техники удалось достичь и превзойти уровень передовых держав Западной Европы. В первую очередь военно-промышленный комплекс Германии. Его книга наряду с общим историческим изложением содержит и ряд интересных (для автора этой работы) описаний технических моментов военного производства, оказавших большое влияние на развитие светской военной промышленности. С большим сожалением приходиться при этом констатировать, что книга В. Н. Новикова затрагивает только работу Ижевского оружейного заводского комплекса, не содержа описания работы советской военной промышленности в целом.
  Аналогичным воспоминаниям А. М. Василевского произведением является "Солдатский долг" К. К. Рокоссовского (М. 1980), в котором довоенный период вообще не затрагивается. С другой стороны, хотя мемуары Рокоссовского, и посвящены сугубо событиям Великой Отечественной, их начало содержит весьма показательные иллюстрации к довоенным просчетам в формировании КА, о которых пойдет речь в основной части этой работы. Приведем лишь один пример. 9 танковый корпус, командиром которого был назначен К. К. Рокоссовский, к началу войны оказался практически не готов. На его вооружении стояли только старые изношенные учебные танки - "...истек май, в разгаре июнь а мы не получили боевую материальную часть. Учебная техника была на износе, моторы доживали свой последний срок" . Далее по тексту Рокоссовский упоминает о значительных проблемах связанных с нехваткой автомобильного транспорта и механизированной тяги для переброски его корпуса на боевые рубежи, в связи с началом войны.
  В том же ряду стоят воспоминания К. А. Мерецкова "На службе народу". Однако в отличие от ранее рассмотренных книг в его воспоминаниях могут представлять интерес главы об участии Мерецкова в гражданской войне в Испании и в Советско-финской войне 1939 - 1940 г. Они представляют интерес в том плане, что позволяют провести определенный анализ состояния КА во второй половине тридцатых годов ХХ века.
  
  Литература, которую можно отнести к разряду справочной, довольно обширна. В первую очередь это многотомные академические издания по истории Второй Мировой и Великой Отечественной войн. Такие как "История Второй Мировой войны 1939 -1945" в 12 т . под редакцией Б. Д. Гречко (М. 1973-82) или "История Великой Отечественной войны Советского союза" в 6 т (М. 1961-64), официальные труды уже устарели по ряду своих положений, однако по части фактического материала продолжают сохранять определенную объективность.
  Из других справочных работ определенную помощь в создании этого доклада оказала коллективная монография "Советский Союз накануне ВОВ" (Исаев С. И. и др., М. 1990 г). Ее авторы набрасывают в нескольких документальных очерках основные вопросы военного и промышленного развития СССР накануне ВОВ.
  Наконец крайне интересным для оценки развития советской военной теории оказалось издание "Избранных произведений" М. Н. Тухачевского (М. 1964, Т. 1-2). Тухачевский был одним из самых выдающихся военных деятелей КА в 1920 -30-е годы. В своих трудах он рассматривал и ставил крупные вопросы по задаче обороны советского государства: Проблема перевооружения армии; развитие новых родов и видов ВС; реорганизация структуры армии. И это в условиях, когда Сталин (при активной поддержке К. Ворошилова) то встречал его начинания большой неприязнью, то признавал их необходимость. Труды Тухачевского были своеобразным прорывом в отечественно военной науке. Совместно с некоторыми другими генералами КА он разрабатывал принципы боевого применения современной авиации, бронетехники, улучшал организацию артиллерийских подразделений. Тухачевский был организатором множества важных мероприятий по развитию воздушно-десантных войск и военно-морского флота. Ему же принадлежит создание теории глубокого боя и глубокой наступательной операции. Для данного исследования работы М. Н. Тухачевского представляют тот интерес, что являются непосредственным примером развития советской военной науки в конце 1920 - ½ 1930-х. Их существование прямо влияло на процесс становления, организации и развития сил КА в исследуемый период. Автор может только выразить свое сожаление в том, что многие из прогрессивных идей Тухачевского, которые полностью подтвердились во время ВОВ, были преданы забвению после чистки высшего командного состава КА в 1937 - 38 г...
  
  
  Ни одна армия не способна эффективно защищать свое государство без соответствующего обеспечения необходимым оружием, военными припасами и людским ресурсом. Основа такого обеспечения закладывается во время мира.
  
  
  Военное производство в СССР в 1930-е годы.
  
  
  1930-е г. стали в СССР временем создания новых образцов боевой техники лучших в мире или не уступающих лучшим. Советские граждане, не взирая на тяжелейшие условия в конце 20-х начале 30-х, были готовы отдать для своей армии последнюю копейку. В годы довоенных пятилеток, вопреки всем имевшим место перегибам и ошибкам планирования, СССР удалось построить принципиально новую оборонную промышленность, которую прозорливо, хотя и медленно, переводили в глубь государства. Хотя перевести промышленность в глубь страны до начала войны не успели, заложенные стройки послужили хорошим подспорьем при эвакуации военных заводов во время войны. По воспоминаниям односельчан автора, участвовавшим в постройке Самарского Авиационного завода в годы войны, его возводили с помощью эвакуированного оборудования, установленного на фундаменты, заложенные перед войной. В целом, за три с половиной пятилетки было построено много новейших танковых, авиационных, артиллерийских и других заводов военного назначения. Отстроенная к войне промышленная база позволяла заранее развернуть (что не было сделано) массовое производство современной военной техники. Например, танковые и авиационные заводы СССР к лету 1941 г. по уровню производственных мощностей превосходили германские в 1,5 раза. Рост военного бюджета составил в 1939 г. 25,6%, в 1940 г. 32,6%. Объясняется это просто. Пятилетние планы индустриализации были в первую очередь ориентированы на постройку тяжелой промышленности, которая необходима для производства современной военной техники.
  В рамках третьего пятилетнего плана, который реализовали только на три года, с августа 1940 по постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР "О плане накопления госрезервов и мобзапасов" начинают создавать запасы чугуна, стали, проката, меди, алюминия, цинка, свинца, олова, кобальта, ферровольфрама, ферромолибдена, феррохрома, кадмия, висмута, нефти, угля, продукции легкой и пищевой промышленности и сельского хозяйства. С января 1939 по январь 1941 г. государственные резервы увеличились в среднем в 1,5 - 2,5 раза. По чугуну в 5 раз. По пищевым продуктам на 1 января 1941 г. было собрано продовольствия и фуража на 4-6 мес. боевых действий. К сожалению, не смотря на высокие темпы накопления, запасы черных (на 1 января 1941 - чугун 177 тыс. т., проката 203,7 тыс. т.) и цветных металлов к началу ВОВ оказались недостаточными. Нефтепродуктов в резерве было 1,6 млн. т.
  
  Боевая авиация.
  Как уже упоминалось, во второй половине 30-х годов в СССР была разработана и пущена в производство новейшая военная техника. Она превосходила или не уступала лучшим зарубежным аналогам. В истребительной авиации это были самолеты Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3. Бомбардировщик Пе-2 не уступал немецким Ю-87 и Ю-88 и был главным советским бомбардировщиком советской армии до конца войны. Штурмовики Ил-1, а затем Ил-2 до конца Второй Мировой войны оставались непревзойденными.
  К сожалению, эту, не побоимся сказать радужную картину, безнадежно портил замедленный выпуск новой авиационной техники. Рост ее выпуска с 1939 по 1941 г. составил 19 %, производство старых типов самолетов всегда преобладало, так как освоение заводами выпуска новых скоростных истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков было очень медленным. Истребители Як-1 и МиГ-3 пошли в производство в 1940 году, в очень малом количестве. Всего за этот год было выпущено МиГ-3 - 20 шт., Як-1 - 64 шт., Пе-2 - 1 или 2 экз. В первой половине 1941 г. парк новых боевых самолетов советских ВС существенно увеличился. К началу войны самолетов МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1 было в наличии 1946 шт., а самолетов Пе-2 и Ил первой и второй модификации всего 249 шт. Как вспоминает Г. К. Жуков ускорение серийного производства лучших типов самолетов контролировалось ЦК ВКП(б) и Сталиным лично. Тогда же Жуков отмечает: "Однако промышленность не поспевала за требованиями времени... Примерно 70 - 80 % общего числа машин по своим летно-техническим данным уступала однотипным самолетам фашистской Германии... современной авиационной техникой мы успели перевооружить не более 21 процента авиационных частей. Правда, само количество авиационных соединений резко возрастает...". Здесь имеются ввиду приграничные округа.
  Следует учесть, что низкий уровень выпуска новой боевой авиации в 1040 - 1941 г. не означал слабого развития советской авиационной промышленности. Ее потенциальные возможности, к концу 1940 г. резко возросли (например, по сравнению с 1937 г.) Предприятия советского авиапрома были существенно перестроены, их число возросло на ¾. Суммарная производственная мощность авиазаводов СССР к лету 1941 г. превысила мощность авиазаводов Германии в 1,5 раза, но если Германия выпускала самолеты только новых типов, то, как было сказано раньше, в СССР продолжало преобладать производство старых.
  
  Танки.
  В области производства танков в конце 1930-х г. наблюдались те же тенденции, что и в производстве боевой авиации. Накануне ВОВ советские танковые войска находились в состоянии перевооружения и переформирования. Новая боевая техника поступала в войска в недостаточном количестве (заказ на производство танков в 1940-41 г, был выполнен только на 1/3). Кроме того, на июнь 1941 г. танковый советских ВС состоял в основном из танков постройки 1932 - 39 г. В основном (примерно 75 %), из совершенно устарелых Т-26 и колесногусенечных БТ. Причем большая их часть имела предельный износ материально ходовой части (29 % нуждались в капитальном и 44 % в среднем ремонте). Конечно, они имели большую подвижность, хорошую для своего времени огневую мощь, но развитие противотанковой артиллерии в конце 1930-х г. потребовала создания новых, более мощных машин. Главным же недостатком танков Т-26, Т-28, БТ и прочих, разработанных в 1931-33-х г. была их слабая, так называемая "противопульная", броня.
  Во второй половине 1930-з г. советские конструкторы создали танки Т-34 (с 1940 г.) и КВ-1 (с 1939 г.). Первый признан лучшим средним танком Второй Мировой войны, второй являлся таковым среди тяжелых танков на момент ее начала. Нельзя забывать, что до 1943 г. у Германии не было танков сопоставимых в советскими, так как германские танки изначально разрабатывались как средство поддержки пехоты при прорыве линии обороны противника. Такие танки в силу специфики выполняемых задач не рассчитаны на прямые боевые столкновения с танками противника. Поэтому, до разработки моделей "Тигр" и "Пантера" германские танки существенно проигрывали Т-34 и КВ. С их появлением стороны достигли определенного паритета в качестве, но СССР значительно выигрывал в количестве. До того основным немецким средством против танков была хорошо развитая противотанковая артиллерия. Конечно, броня КВ-1 была практически не уязвима для 37-50 мм противотанковой артиллерии стоявшей на вооружении Вермахта в начале ВОВ. Лучше него оказался только, созданный в годы войны, советский тяжелый танк ИС. Эти танки отличали удачная компоновка, форма брони, новые мощные дизельные двигатели, удобство производства, надежность и определенное удобство в эксплуатации. А так же отличные боевые характеристики. Но к 22 июля 1941 г. Т-34 успели построить 967 шт., КВ-1 393 шт.
  
  Артиллерия.
  Ситуация в оснащении советских ВС современной артиллерией, была схожа с обстановкой в области производства танков и боевой авиации. Многие советские артиллерийские системы созданные перед войной были лучшими в мире. На первую половину 1941 года в серийном производстве находились полевые орудия 76 мм, 122 мм, 152 мм гаубица, 37 мм и 85 мм зенитные пушки, созданы и приняты на вооружение боевые установки залпового огня БМ-13. Однако этому предшествовала отрицательная деятельность начальника ГАУ маршала Кулика. Он затягивал испытания 152 мм гаубицы, добился долгосрочного снятия с производства (вплоть о начала войны) 45 мм и 75 мм противотанковых пушек, необходимость которых ясно показала Финская кампания. Тогда же ГАУ пренебрежительно отнеслось к противотанковому ружью, из-за чего в начале войны советским солдатам пришлось использовать против немецких танков гранаты и коктейли Молотова. В это же время германская армия на 1 июня 1941 г. имела на вооружении более 25 тыс. ПТР образца 1938, 1939 и 1941 г. Еще один штрих к деятельности маршала Кулика - затягивание постановки на вооружение 82 мм и 120 мм. минометов Шавырина в 1938-1940 годах, на основании ложных и неверных сведений о развитии минометной артиллерии в Германии. Знаменитых же минометов залпового огня - "Катюш" к началу войны было всего шесть опытных экземпляров.
  
  Стрелковое вооружение
  Основным видом стрелкового вооружения КА оставались винтовка Мосина образца 1891/1930 г. и созданные на ее основе карабины, снайперские и самозарядные винтовки. Из автоматического оружия на вооружении КА были пистолеты-пулеметы Дегтярева, ручные пулеметы Дегтярева и станковые пулеметы "Максим". Со второй половины 1941 г. на вооружение поступил пистолет-пулемет Шпагина.
  Поставка винтовочных видов оружия в войска с 1939 по июнь 1941 г. возросла на 70 %. За этот период войска КА получили более 105 тыс. ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, более 100 тыс. автоматов.
  Весьма примечательной в производстве вооружений была разработка советского химического оружия. Возможно, эту часть данной работы даже следовало бы выделить в отдельную главу, но регламент работы вынуждает нас лишь ограничится кратким описанием этого аспекта.
  
  Химическое оружие
  Впервые химическое оружие в России появилось в Первую Мировую войну в сильно ограниченном количестве. В результате революции 1917 года все достижения в этой области оказались потерянными. Отставание КА в этой области было настолько значительным и очевидным, что не могло не повлечь решительных мер по устранению этого недостатка. Отсутствие материальной и технической базы, а также денежных средств диктовало советскому руководству единственный возможный выход. Им была униженная условиями Версальского мира Германия. По его итогам она оказалась в крайне тяжелом положении. Ей запрещалось иметь авиацию, танки, тяжелую артиллерию, подводные лодки и производить боевые отравляющие вещества. Не говоря уже о многочисленных репарациях. Из-за этого немецкая промышленность была вынуждена либо прекратить производство военной техники, либо размещать его где-то за границей.
  Международная политическая ситуация буквально подталкивала бывших врагов к дружбе. Начавшиеся в еще в 1920 году контакты германских и советских военных, вдохновляемые с германской стороны главнокомандующим сухопутных войск рейхсвера генералом Х. Сектом и Л. Д. Троцким со стороны советской России, в качестве главы РВС . В 1921 - дружеские визиты делегаций Германии в Москву и России в Берлин. В сентябре создается "Общество по развитию промышленных предприятий" (заменено "Экономической конторой" в феврале 1927 из-за взяточничества и плохого ведения хозяйства).
  Неожиданное для европейских держав подписание договора о сотрудничестве в Рапалло в 1922 г., хотя и декларировало сугубо экономические и политические цели, стало главным шагом к окончательному соглашению по военному сотрудничеству между Германией и советской Россией. Уже в августе 1922 заключено временное соглашение о сотрудничестве рейхсвера и КА. По нему Германия получила право создать на Советской территории военные объекты для проведения испытаний военной техники и обучения личного состава тех родов войск, которые запрещались для Германии Версальским мирным договором. В свою очередь Россия получала право участвовать в германских военно-промышленных разработках и солидные денежные выплаты.
  Осенью 1923 были окончательно оформлены двусторонние соглашения о сотрудничестве в производстве военной техники (например, строительство на территории России германских военных авиазаводов). Далее в ходе дальнейших переговоров было достигнуто прямое сотрудничество Рейхсвера и КА.
  Основными объектами, ставшими воплощением российско-германской военной дружбы, стали "Томка", "Липецк" и "Кама". В "Липецке" располагалась школа военных летчиков, где к 1933 г. прошло подготовку порядка 120-130 пилотов. "Кама" стала школой подготовки танкистов (в частности в ней учился будущий генерал-полковник танковых войск Вермахта - Г. Гудериан).
  Объект "Томка" и является причиной столь долгого предисловия. Он располагался в Самарской области и предназначался для проведения научно-исследовательских работ в области боевой химии. При том понятном условии, что советской стороне будут предоставляться итоговые результаты этих исследований и разработок. В "Томке" испытывались методики применения боевых химических веществ в артиллерии, авиации, а также средства и способы обеззараживания и дегазации пораженных территорий. Промышленному производству боевых отравляющих веществ придавалось особое значение. Следствием чего стало строительство завода "Берсоль" в г. Иващенково, который должен был давать по проекту до 6 т. ОВ в день. Следует отметить, что с декабря 1927 г. работы по созданию химического оружия велись в советской России не легально в связи с тем, что советское правительство ратифицировало Женевский протокол о запрете применения на войне удушающих, ядовитых и других боевых газов и бактериологических средств. Впрочем, с оговоркой о праве ответного удара.
  В 1933 военное сотрудничество с Германией сворачивается по инициативе советской стороны, в связи с приходом к власти в Германии А. Гитлера и общим охладеванием Германии к сотрудничеству.
  Обмен опытом заключался не только в размещении на территории России германских военных объектов. Периодически обе страны обменивались делегациями лучших офицеров, для обучения у военных специалистов. Но если Германия свои офицерские кадры пестовала ради смерти во имя "Великого Тысячелетнего Райха", то в СССР поездки в Германию стали практически для всех блестящих командиров, принимавших в них участие, поводом для арестов и дальнейших репрессий в 1937-38 г.
  В военном сотрудничестве Германии и советской России в 1920 начале 1930-х заключалось одно из главных оснований, на которых Германия смогла создать к 1939 г. сильный воздушный флот и мощнейшую в Европе танковую армию.
  Пожалуй, единственным, благоприятным итогом советско-германского сотрудничества в области разработки химического оружия было то, что во время войны Вермахт так и не решился применить на Восточном фронте химическое оружие (за единственным исключением - газы пускались в Одесские и Аджимушкайские каменоломни, для выкуривания из них остатков советских войск и партизан). У СССР и его союзников оказалось значительно большее количество запасов химического оружия. Попытайся Германия применить газы на фронте, сработал бы принцип "вы нас - по-брызгаете, а мы вас - обольем".
  
  
  Обезглавленная армия - армия мертвая.
  
  Изменения в кадровом составе РККА 1937-1938 гг.
  (Состояние кадрового состава КА накануне войны).
  
  Учитывая характер действий КА в начале ВОВ, нельзя не признать, что уровень подготовки личного состава КА перед войной был крайне низким. Причем в первую очередь это относится к офицерскому корпусу. В качестве одной из основных причин автор видит репрессии второй половины 1930-х. Поэтому с точки зрения автора вполне обосновано рассмотрение вопроса репрессий, как фактора повлиявшего на создание катастрофической ситуации в КА перед ВОВ.
  
  Репрессии в РККА в 1937-38 г.
  
  Массовые репрессии против высшего командного состава КА в 1937 -38 г. есть явление трудно объяснимое логикой и не имеющее никакого оправдания преступление против собственного народа. В результате репрессий СССР оказались фактически обезглавлены, их организационный и интеллектуальный потенциал оказался почти полностью уничтожен. Известно заявление А. Гитлера по поводу чистки командных кадров в КА: "Красная армия - колосс без головы". "Одна из главных причин позорных неудач Красной Армии состояла в не достаточном профессионализме ее начсостава в целом, высшего комсостава в особенности. По числу генералов и полковников хватало, а вот качество большинства из них явно не соответствовало требованиям современной войны. Трагедия Красной Армии в 1941 - 1942 гг. во многом, а может быть и в основном, прямое следствие трагедии РККА в 1937 - 1938 гг." . Добавить нечего...
  Точное число жертв репрессий до сих пор неизвестно. В отечественной историографии советского периода существовал фактический запрет как-либо затрагивать тему массового террора. Очевидно, "обет молчания" действительно существовал. К примеру, в мемуарах К. К. Рокоссовского, нет ни единого слова о его пребывании в подвалах НКВД, воспоминания других видных советских военачальников, на глазах которых творились репрессии, также не отличаются информативностью по этому поводу. Маршалы Г. К. Жуков, И. Х. Баграмян, начальник Генерального Штаба КА М. В. Захаров (и, по отзыву О.Ф. Сувенирова, многие другие) в своих воспоминаниях о предвоенных годах не написали ни единого слова о репрессиях. Полностью достоверные сведения историки смогут получить лишь, когда получат свободный доступ к ныне секретным архивам ГПУ-НКВД-КГБ. Однако ждать осуществления сей "хрустальной мечты" рядового историка не представляется нам сейчас возможным.
  По различным данным цифры репрессированных командиров КА колеблются около планки в сорок тысяч человек. Из них, в последствии, до одной четверти восстановлены. В любом случае нанесенный ущерб был огромен. Были смещены/репрессированы все (кроме Буденого) командующие округами, 100 % их замов (по др. данным 90 %, в том числе начальники родов войск и служб); 88,4 % комкоров и 100 % их замов и помощников; 98,5 % комдивов и комбригов (по др. данным командиров корпусного и дивизионного звена - 80 %); 79 % комполков, 88 % полковых начштабов (по др. данным всего 91 %); 87 % комбатов и комдивизионов. Состав военкомов обновился на 100 %, райвоенкомов - на 99%. За два года репрессий погибло в четыре (!) раза больше генералов, чем за все годы ВОВ.
  Следствием выбывания такого количества высших офицеров, стало перемещение низшего офицерского звена часто на несколько ступеней вверх. В результате, люди в лучшем случае обладающие навыками управления батальоном, иной раз должны были командовать даже корпусами (!). Причем должности 4 командармов, 42 комкоров, 117 комдивов были восстановлены только за три-четыре месяца до войны.
  Еще одним штрихом к этой картине полного разгрома, стал откат советской военной науки в прошлое, к реалиям гражданской войны. Прогрессивные теории глубокой наступательной операции и глубокого боя, которые должны были решить проблему тупика позиционной войны на стратегическом и тактическом уровне были преданы забвению, а люди их разрабатывавшие подверглись репрессиям. Для сравнения надо сказать, что германские военачальники весьма успешно применяли и развивали эти теории на практике в Европе, а за тем и на Восточном фронте...
  Массовое уничтожение лучших офицерских кадров, замена их неподготовленным составом без боевого опыта, страх, посеянный репрессиями среди всего личного состава армии - все это без сомнения может привести к трагедии. Исторический опыт подтверждает это со всей очевидностью. Впрочем, нельзя забывать о других не маловажных факторах. Помимо того, что сам процесс репрессий продолжался до самой войны, в развитии КА существовали другие тенденции.
  Процесс массового формирования в 1940 - 1941 г. новых частей привел к дополнительному сильнейшему некомплекту командного состава низовых звеньев. Он покрывался выпускниками военных училищ и курсов младших лейтенантов. В итоге к началу войны на постах командиров взводов и рот были люди с недостаточным уровнем военной подготовки. Сам некомплект командных кадров покрыть также не удалось. В различных военных округах он составлял на начало войны 16 до 25 %. В военно-воздушных силах не хватало 32,3 % летного и технического состава. В целом же порядка 75 % офицеров КА имели стаж пребывания в занимаемой должности всего в несколько месяцев.
  В заключение хочется привести широко известное высказывание А. М. Василевского: "Без 1937 г. возможно вообще не было бы войны в 1941 г.".
  
  
  Неорганизованная толпа - это не армия. Это толпа!
  
  Организационные вопросы в КА в конце 30-х годов.
  Комплектование и боевая подготовка.
  С момента осложнения международной обстановки в конце 20-х начале 30-х годов численность КА стала постоянно увеличиваться. К 1936 г. ее численность составляла 1,1 млн. чел., к 1937 г. - 1,436 млн., к 31 авг. 1939 г. - более 2 млн., к 1941 - 4,207 млн., к 22 августа 1941 г - 5, 4. млн. Непосредственно с середины марта 1941 г. в войска было призвано порядка 800 тыс. резервистов, для усиления войсковых частей КА в приграничных округах. Одновременно во второй половине 1930-х на замену территориально-милиционному начал вводиться принцип кадрового комплектования войск.
  Однако эти внушительные цифры не должны вводить нас в заблуждение. Резкое увеличение штатов любой армии требует проведение продолжительных мероприятий, как по подготовке и слаживанию личного состава армии всех уровней, так и по обеспечению увеличившейся армии необходимым количеством всех требуемых припасов и военного снаряжения. Ни первым, ни вторым КА накануне войны не блистала. Чему в немалой степени способствовала чистка ее командного состава в 1937-38 гг. Но об этом будет рассказано отдельно. Кроме того, вся эта масса людей в форме должна была быть сведена в конкретные роты, батальоны, полки и дивизии. Но и этого не успели сделать до начала войны. В приграничных округах из 170 дивизий 19 были укомплектованы до 5-6 тысяч человек личного состава. Остальные имели численность порядка 8-9 тысяч человек. Во внутренних военных округах ситуация была еще хуже. Большинство дивизий имели сокращенные штаты, многие из них вообще еще только формировались и начинали учебу. В то же время, по штатам военного времени, введенным с апреля 1941 г. стрелковая дивизия (основное общевойсковое подразделение КА) включала три стрелковых полка, два артиллерийских, по одному батальону противотанковому, противовоздушной обороны, разведывательному, саперному, связи и различные тыловые части и учреждения. В цифрах это будет около 14,5 тыс. человек, 78 полевых орудий, 54 противотанковые 45 мм пушки, 12 зенитных орудий, 66 минометов калибра 82 - 120 мм, 16 легких танков, 13 бронемашин и более 3 тыс. лошадей. . Согласно штатному расписанию советская дивизия практически не уступала стрелковой дивизии Вермахта, но немецкая пехотная дивизия обладала большей подвижностью в целом, все ее противотанковые средства обладали механизированной тягой и имелись в большем количестве (72 орудия против 54 у советской). Существенным недостатком комплектования советской дивизии было малое количество средств ПВО (всего 12 зенитных орудий и несколько пулеметов) - по всей видимости, следствие переоценки возможностей истребительной авиации. Однако главным недостатком советской дивизии оставалась ее не полная укомплектованность.
  Боевая подготовка всей КА в целом, из-за репрессий 1937-38 г была крайне низкой. Самым слабым ее местом в подготовке командного состава оказалось неумение организовывать и поддерживать взаимодействие различных родов войск в бою. Оперативная подготовка штабов была низкой и они имели весьма поверхностное представление о теории глубокой операции и глубокого боя.
  Рядовой состав КА активно пополнявшийся в последние предвоенные годы все новыми и новыми наборами отличался аналогично слабым уровнем боевой подготовки. К началу войны многие новобранцы даже не успели принять присягу. Значительная их часть оказалась не вооруженной. Если же учесть, что их доля в общей численности рядового состава многих дивизий приграничных округов достигала 50 - 60 % , то уровень индивидуальной боевой подготовки личного состава КА накануне войны представляется автору данной работы крайне низким. Не говоря уж о настроениях царивших в армии после репрессий.
  Однако вернемся к вопросам комплектования. Изначально именно в КА впервые стали создавать крупные танковые части (корпуса), однако неправильно воспринятый опыт войны в Испании, привел к расформированию крупных танковых частей. Между тем, Германия весьма успешно использовала крупные танковые соединения в войнах против европейских государств. В 1940 году эту ошибку осознали и спешно начали формировать новые танковые корпуса. "Во всех легких танковых бригадах предусматривалось иметь во взводе пять танков... пять легких танковых бригад переформировывались в тяжелые бригады РГК ..." . Еще семь танковых полков РГК формировались за счет "...боевой техники получаемой из стрелковых войск и кавалерии, где танковые батальоны заменялись ... ротами..." Эти мероприятия были направлены на качественное улучшение отдельных подразделений КА за счет остальных. Однако закончить переформирование даже этих немногих частей до начала войны также не успели. Основных причин этому было две. Первая - Генеральный штаб, руководствуясь мнением верховной власти, считал, что в ближайшем будущем локальные европейские войны еще не перерастут в мировую. Поэтому, решения о формировании новых механизированных корпусов были приняты с запозданием. Вторая - уже упоминалась выше - советская танковая промышленность не могла выпустить требуемое количество техники. "Для полного укомплектования новых мехкорпусов требовалось 16,6 тысяч танков только новых типов, а всего около 32 тысяч танков" .
  По причине этой реорганизации боеспособность танковых войск была практически нулевой. Танковые подразделения, предназначавшиеся для поддержки пехоты были практически ликвидированы. Уровень индивидуальной подготовки танкистов также оставлял желать лучшего.
  Основная огневая сила сухопутных войск КА - артиллерия, к началу войны делилась на войсковую, противовоздушной обороны и резерва главного командования. В целом артиллерийский парк советской армии насчитывал примерно 115 тыс. стволов. Это существенно превышало показатели Вермахта, но Вермахт превосходил ее по количеству и качеству средств артиллерийской разведки и корректировки.
   Комплектование артиллерийского парка подразделений КА накануне войны происходило в сторону увеличения числа артиллерийских частей. В стрелковых дивизиях создавалось вторые артиллерийские полки, количество орудий в артиллерии РГК возросло с 768 до 1029 . Артиллерия ПВО должна была иметь 20 полков и 22 отдельных дивизиона.
  Однако эта ситуация опять же скорее существовала на бумаге. В реальности артиллерийские части остро нуждались в механизированной тяге, в РГК до самого начала войны отсутствовали противотанковые бригады (тогда как в РГК Вермахта их было 14, по численности равных полку), полностью отсутствовали средства ПВО при РГК. Части ПВО в сухопутных ВС были укомплектованы лишь на 46 % .
  Крупным недостатком советской артиллерии была ее необеспеченность механизированной тягой. Почти вся артиллерия стрелковых дивизий передвигалась с помощью лошадей, а остальная часть передвигалась тракторами. По части подвижности она сильно уступала германской, так как Германия, захватив в Европе обширный автомобильный парк, смогла оснастить свою армию и в первую очередь артиллерию необходимым количеством автотяги. Кроме того, из-за необеспеченности автотранспортом советские артсоединения могли брать в лучшем случае 0,75 штатного количества боеприпасов.
  В предыдущей главе уже указывалось, что основная масса советских боевых самолетов уступала машинам германского производства. Самолетов новых типов успели выпустить слишком мало. Были и существенные пробелы в подготовке летного состава. Например, в приграничные округа поступило порядка 1,5 тыс. новых самолетов. Пройти переподготовку успело только двести с небольшим экипажей, а общая нехватка экипажей по приграничным округам составила порядка 1,2 тыс. Имевшее место, как и во всех остальных родах войск, переформирование советских ВВС, привело к увеличению штатной численности ВВС, за счет увеличения количества подразделений. Опять же в начале 1941 г. начался перевод частей ВВС на территориальное базирование. "Переход на новую, более гибкую организацию тыла ВВС надлежало осуществить в июле 1941 г." . При этом, разведывательная и войсковая авиация оставались со своим прежним тыловым обеспечением.
  В организации воздушно десантных войск в 1930-е Советский Союз шел впереди всех капиталистических стран. На маневрах Киевского военного округа в сентябре 1935 была проведена первая в истории высадка 3 тыс. воздушного десанта. Советский опыт создания и применения воздушно десантных войск был перенят и успешно использован как Германией, так и союзниками СССР в войне. Несмотря на это советские ВДВ оказались слабо подготовлены к войне. Переоценка действий германских парашютистов в Европе привела к тому, что весной 1941 в СССР началось формирование 5 корпусов ВДВ, на базе имевшихся 6 бригад. Завершить их формирование к началу войны не удалось. Сильно усложняло обстановку отсутствие специальной военно-транспортной авиации для переброски десанта.
  Боевая подготовка частей ВДВ по уже указанным ранее причинам находилась примерно в том же состоянии, что и у остальных подразделений КА. Бригады, которые начали формировать незадолго до войны, даже не имели прыжковой подготовки и, по сути, являлись плохо вооруженной пехотой. Реально выполнять боевую задачу могли лишь бригады созданные в 1930 годы.
  Военно-морской флот СССР в тридцатые годы можно охарактеризовать как наиболее подготовленный и лучше всего организованный род войск КА. "... личный состав подготовлен хорошо, командующие флотами, флотилиями и их штабы готовы к боевым действиям". К началу войны советский ВМФ имел 3 линкора, 7 крейсеров, 54 лидера и эсминца, 213 подводных лодок, 22 сторожевых корабля, 80 тральщиков, 287 торпедных катера, 260 батарей береговой артиллерии, и примерно 2,6 тыс. самолетов. В конце 1930 СССР активно строил новые корабли, но к началу войны в общем составе флота новых кораблей было порядка 30 %. В том числе не хватало кораблей противолодочной и противоминной, обороны, не было десантных судов. Распределение сил флота не соответствовало реальным военным потребностям. В ходе войны основная часть боевых действий на море происходила на Северном морском театре, а Северный флот не имел ни одного линкора, крейсера и торпедного катера. По части боевой подготовки военнослужащие ВМФ в силу специфики морской службы отличались и отличаются заметно более высоким уровнем. Служба в военном флоте постоянно предполагает поддержание строгой дисциплины и надлежащего уровня боевой подготовки экипажей. От этого зависит выживание корабля в бою.
  Нельзя все же забывать о том, какое действие оказывали на рядовой состав репрессии против высшего офицерского состава. Они буквально подрывали авторитет командиров и разлагающе влияли на все советские ВС в целом.
  Увы, преодолевать последствия всех выше перечисленных проблем начали лишь в 1940 году. "Кардинально изменилась вся система боевой и политической подготовки... максимально уплотнялся учебный день. В кавалерии и в артиллерии он составлял 9 часов, в механизированных частях - 10, а в пехоте 12 часов" .
  В целях укрепления дисциплины был разработан и в декабре 1940 принят новый Дисциплинарный устав, ориентированный на всевозможное повышение требований к ее соблюдению. Маршал Тимошенко, принявший в том же году пост наркома обороны у Ворошилова, проводил ряд мер по усилению индивидуальной боевой подготовки солдат и укреплял дисциплину всеми доступными средствами. Были резко ужесточены меры наказания за все виды воинских преступлений и дисциплинарных нарушений.
  Ко всему прочему, в 1940 были вновь введены адмиральские и генеральские звания, была произведена отмена института военных комиссаров, то есть введено полное единоначалие. Так же среди населения проводилась допризывная подготовка в старших классах. Были активизированы деятельность ОСАВИАХИМа, и реализация программы подготовки гражданской обороны.
  Благодаря принятым мерам уровень воинской дисциплины и индивидуальной боевой подготовки к лету 1941 г. существенно вырос по сравнению с 1937 - 38 г., но так и не достиг приемлемого уровня, так востребованного тяжелейшими условиями первого периода войны.
  
  
  Картина формирования Красной Армии в тридцатые годы и непосредственно накануне войны, обрисованная в данной работе получается достаточно противоречивой и не блещущей оптимизмом. С одной стороны мы пронаблюдали мощный рост советской промышленности в течение трех предвоенных пятилеток. В течение этого периода СССР смог практически из ничего построить сильнейшую промышленную базу, в том числе военное производство по мощностям превосходило возможности ближайшего соперника - Германии, в 1,5 раза. Русские конструкторы, инженеры, рабочие создали для своей армии перед войной прекрасную боевую технику. И, одновременно с этим, производство новых образцов оружия и техники было недостаточным. Потребности ВС страны во всех видах военного оснащения не удовлетворялись в полной мере. В КА к началу войны наличествовал некомплект буквально во всем, начиная от самолетов и танков и кончая средствами связи, материально-тыловым обеспечением, квалифицированными специалистами, наконец. Советские вооруженные силы, имея численность в пять млн. человек с лишним, при детальном рассмотрении показали себя с далеко не самой лучшей стороны. Уровень комплектования, оснащения, боевой подготовки, к началу войны был непозволительно низок. Одной из главных причин этому оказались репрессии против высшего командного состава армии. По отзывам немецких военных атташе при посольстве Германии состояние советского офицерского корпуса на начало 1941 г. было просто жалким. На восстановление былого уровня ему, по их оценкам, потребовалось бы не менее двадцати лет. События первого периода войны это полностью подтверждают:
  Советский Союз не успел подготовиться к войне.
  Почему же тогда обезглавленная террором, разгромленная в летом и осенью 1941 г., в многочисленных котлах Красная Армия, смогла выстоять и победить?
  Автор данной работы склоняется к мнению, что основанием тому являются - промышленная база, а также существенно больший, нежели германский, ресурсный потенциал в сочетании с общим административным и человеческим резервом, заложенные в тридцатые годы, при осуществлении пятилеток. Нельзя отрицать значение жесткости политического режима И. Сталина. В такой ситуации как война, особенно война мировая, судить следует не по начальным условиям, а по итогам.
  
  
  Библиография.
  
  Источники.
  
  1. Баграмян И. Х. "Так начиналась война" Киев 1988 г.
  2. Горьков Ю.А. "Кремль. Ставка. Генштаб". Тверь: РИФ ЛТД 1995 г.
  3. "Документы и материалы кануна второй мировой войны 1937-39". Сборник трофейных, иностранных и советских документов МИД СССР. В 2 т. М. 1981
  4. Жуков Г. К. "Воспоминания и размышления" в 3 Т. изд. 9-е. М. 1988 г.
  5. Захаров Н. М. "Генеральный Штаб в предвоенные годы". М. 1989 г.
  6. "Накануне войны: материалы совещаний высшего руководящего состава РККА СССР в конце 1940 г.". Русский Архив: Великая отечественная. Т 12. М. 1993 г.
  7. "Приказы наркома обороны СССР 1937-41". Русский Архив: Великая Отечественная. Т. 1. М. 1994.
  8. Рокоссовский К. К "Солдатский долг" М. 1980 г.
  
  
  Литература.
  
  1. Бушуева Т., Дьяков Ю. "Фашистский меч ковался в СССР: красная армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество 1922 - 1933". М. 1992 г.
  2. Гамс Э. С. "Создание советского химического оружия (921 -1940). // Вопросы истории 1997 г. Љ 4.
  3. Киршнер Л. А. "Накануне войны: документы и материалы". Л. 1991 г.
  4. Самсонов А. В. Советский Союз в годы Великой отечественной войны. Изд. 2-е. М 1985 г
  5. Самсонов А. М. "Вторая мировая война 1939 - 1945. Очерки важнейших событий". М.1985 г.
  6. Сувениров О. Ф. "Если б не та вакханалия"//Военно-исторический журнал. 1989, Љ 3.
  7. Сувениров О. Ф. "Трагедия РККА 1937-1938 гг." М. 1998 г.
  
  Справочная литература.
  
  1. Исаев С.И. и др. "Советский Союз накануне Великой Отечественной Войны". М. 1990.
  2. "История Второй Мировой войны 1939 - 45". В 12 т. Ред. Гречко. М. 1973-82 г. Т. 2 Накануне войны.
  3. "История Великой Отечественной Войны Советского Союза" М. 1961-64 г.
  4. Тухачевский "Избранные произведения" Т. 1,2. М 1964 г.
Оценка: 4.65*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Т.Сергей "Эра подземелий 3"(ЛитРПГ) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"