Варлаков Георгий: другие произведения.

Нянавiсць

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пародия на "Ненависть" Юлии Остапенко. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Много ненормативной лексики и сцен извращенного насилия.


Нянавiсць

трагикомедия

пародия на "Ненависть" Юлии Остапенко

  
   Главные действующие лица
   Лиз - 20-25 лет, высокая, светловолосая, истинный представитель арийской расы. Очень хотелось оставить длинную косу до пят, но это бы не соответствовало моде фашистской Германии. Коротковолоса. Постоянно одета в форму офицера СС
   Лиза - та же Лиз, но в возрасте 10 лет. Маленькая, сопливая девчонка с бантиком и длинной косой
   Иван Драко - около 40 лет. Житель Восточной Белорусии, одет в старую, рваную телогрейку, штаны до середины голени, лапти на босу ногу. Постоянно говорит голосом пьяного, при ходьбе слегка шатается
   Дракон - Иван Драко в возрасте 30 лет. Стройный и подтянутый офицер НКВД, в 1933 году утопивший Восточную Белоруссию в крови
   Дитрих - Около 30 лет. Высок и худ, одет в форму СС. Не знает по-русски ни слова, все сцены с ним идут на немецком языке, а монотонный голос переводит
   Нянавiсць - одушевлённая ненависть Лиз
  
   Прочие действующие лица с именами, в порядке появления на сцене
   Клава - неофициальная жена Ивана Драко, крепкая и коренастая женщина села, около 45 лет.
   Баба Веня - односельчанка Драко, в национальном костюме и тужурке, около 60 лет.
   Никифор - священник, длиннобород, одевается в длинную рясу и крест, похожий на серебряный
   Молотов - соратник Сталина, знаменит у немцев тем, что подписал вместе с Риббентропом пакт Риббентропа-Молотова.
   Риббентроп - немецкий дипломат, известен у русских тем, что подписал вместе с Молотовым пакт Молотова-Риббентропа.
   Василий - секретарь Молотова
   Прохор - начальник охраны Молотова
   Адольф и Хельга фон Келетберг - родители Лизы
   Ганс, Райцигер - братья Лизы, 12 и 14 лет
  
   Действие происходит в 1944 году. Разгар операции "Багратион", половина Белоруссии освобождена от НФЗ (немецко-фашистских захватчиков), война близится к развязке.
  
   Акт I Дорога на Гомель
   Сцена I
   Скорый поезд Берлин - Гомель, новый восточный экспресс. В общем вагоне уйма народу, все в форме Вермахта со шмайсерами в руках. Проводник в белом переднике разносит чай. Стоит общий гвалт на немецком языке. За окном мелькают деревья, разбитые бомбардировщики "Хенкель" и танки класса "Тигр".
   Отдельно от всех (вернее все отдельно от них) друг напротив друга сидят Лиз и Дитрих.
   Дитрих Фрейлейн Лиз, вы не сказали, что нам понадобилось в этой варварской, грубой и низшей стране? Зачем с такой настойчивостью добиваться этого назначения... в этот город... как там его? (кривит рожу и морщит нос, с глаза падает пенсне и Дитрих наклоняется за ним, его голова оказывается у Лиз между ног)
   Лиз (бьет его коленом и ругается по-русски) Отвали, придурок!
   Дитрих (зажимает руками нос) Фрейлейн! Как это... возбуждающе!
   Лиз (хватает его за железный крест и притягивает поближе) Вот что, майне кляйне тротель, ты меня конкретно достал. Я хотела попасть на это задание одна, без всяких больных на своей заднице. Поэтому, объясняю по понятиям: если будешь выпендриваться или нести грёбаный трёп, пожалеешь о том дне, когда покинул грязную утробу своей матери, мать её за ногу.
   Дитрих (в восхищении) Вау! Фрейлейн Лиз, вы так удивительно ругаетесь по-русски! Я не понял ни слова, но люблю вас за это ещё больше! Даже повторю: Ишь либе дишь!
   Лиз Тебе никто не говорил, что за базар надо отвечать? Так выражаться при девушке-нацистке! Будешь в следующий раз думать прежде! (бьет левой рукой в кастете по челюсти Дитриха)
   Дитрих валится на бок, разбрызгивая голубую арийскую кровь. Фрицы в вагоне прекращают гвалт и с интересом наблюдают за разыгравшейся сценой.
   Лиз вскакивает на ноги и расхаживает около лежащего и пытающегося вытереть кровь Дитриха, сверкая лакированными сапогами на высоком каблуке.
   Дитрих (протягивает руки) Фрейлейн! Это было незабываемо! Я не могу больше сдерживаться! Я хочу тебя прямо сейчас! Прямо здесь!
   Лиз (наклоняется, фрицы за спиной силятся заглянуть ей под юбку) Ты что-то сказал, ублюдок свиньи?
   Дитрих (начинает скидывать с себя эсэсовскую форму) Я хочу тебя! Иди ко мне, майне либе!
   Лиз (будто не замечая этого, говорит на мове) Шо? Нешта дрэнна чувать.
   Дитрих (под его формой оказывается бюстгальтер и кожаные трусы) Майне либе!
   Лиз Ах ты, дегенерат лысый! (бьет его кончиком ноги в подбородок)
   Дитрих падает, нелепо раскинув руки в стороны. Весь вагон взвизгивает от восхищения.
   Дитрих (сплевывает зубы) Фрейлейн! Майне либе медхен! Ударь меня! Стукни ещё раз, и мы с тобой поедем в удивительную страну наших желаний (делает характерный жест руками около своих кожаных трусов)
   Лиз Ишь чего придумал! (бьет ногой по яйцам)
   Дитрих корчится на полу, фрицы в вагоне ему сопереживают, каждый стонет и мучается.
   Лиз Ты думаешь, что это всё? (наклоняется и заглядывает в сумку, стоящую рядом на сиденье)
   Фрицы опять пытаются посмотреть, что у нее под юбкой
   Вопль одного из фрицев Там ничего нет!
   Толпа, отталкивая друг друга, ложится на пол и изгибает голову.
   Лиз оборачивается, в руке кожаный ошейник и плеть. Замахивается плетью. Фрицы спешат уползти.
   Лиз (бросает ошейник Дитриху) Одевай! Маленький Ди-ди плохо себя вёл сегодня и заслуживает наказания.
   Дитрих Да! Да! Накажи меня, фрейлейн! (показывает всем свою голую задницу)
   Весь вагон Фу! Как это мерзко!
   Нянавiсць (в образе лысого негра в тёмных очках с попкорном) Да что вы понимаете в искусстве?! Отличная порнуха, да ещё с элементами садомазо. Хотя вам этого не понять, вы кроме фильмов Лоры Ризенталь ничего не видели. Браво, детка! Так его! Вмажь этому придурку!
   Лиз неожиданно застывает с поднятой плетью, и удивлённо смотрит на Нянавiсць.
   Раздается характерный звук пикирующего бомбардировщика.
   Проводник (бежит по вагону) Воздушная тревога! Ложись!
   Лиз (удивлённо) Здесь?! Недалеко от Рейха?! Но ведь славная армия Фюрера бьёт остатки советов в Сиберии!
   Словно в ответ раздается оглушительный взрыв, вагон трясёт. Фрицы падают на фрицев, а сверху на них ещё фрицы, а на тех фрицев новые фрицы. Лиз падает на Дитриха.
   Дитрих Фрейлейн! Я всегда мечтал умереть в ваших объятиях.
   Лиз в отвращении отодвигает его морду рукой. Их сверху заваливает телами убитых и раненых фрицев. Вагон валится на бок.
  
   Сцена II
   На заднем плане перевернутый состав. На переднем - гора тел, шевелящаяся и стонущая. Неожиданно из всей этой массы высовывается изящная женская кисть, с длинными накрашенными ногтями чёрного цвета. Эта кисть хватает лежащую рядом голову за волосы и отшвыривает. Потом хватает чью-то оторванную руку в рукаве с нашивками сержанта Вермахта и отбрасывает в сторону. Далее тоже происходит с ногой в сапоге, набором кишек, мочевым пузырем и селезёнкой. Наконец, среди груды тел появляется окровавленное лицо Лиз, потерявшей эсэсовскую пилотку. Вокруг её шеи, словно удав, навешаны чьи-то кишки.
   Лиз Вот мать! Я сломала ноготь! (внимательно смотрит на свои пальцы)
   Кое-как выползает из-под горы трупов.
  
   Сцена III
   Лиз идёт среди поля боя, как Наполеон в "Войне и мире". С удивлением смотрит по сторонам. А там: расчленённые трупы, стонущие раненые, подбитые танки, грузовики и самолёты. Раненные, мимо которых проходит Лиз, протягивают к ней руки, путая с медицинской сестрой. Наконец, самому везучему удаётся схватить Лиз за сапог.
   Раненный Пить! Прошу вас! Пить!
   Лиз Вот так номер! Где я тебе воды возьму? Вон кровищи сколько - её и пей.
   Раненный Швестер! Не покидай меня! Швестер!
   Лиз Ёжик из Баварии тебе - швестер! Скажи лучше, что тут такое? А то я неместная, только что из Берлина.
   Раненный (вопит, плюясь кровью) Русские Слуцк взяли!!!
   Лиз Слуцк?.. (пытаясь что-то вспомнить) Это на юг от Минска, километров сто. Что?!! А как же войска Вермахта в Сиберии?!.. А как же деревня Новые Закутки возле Гомеля?!
   Раненный Гомель пал два дня назад...
   Лиз в шоке отходит от Раненного.
   Раненный Швестер!! Не уходи!! Помоги мне!!
   Лиз (останавливается) Ну, конечно, я тебе помогу (достает из кобуры табельный пистолет, стреляет в Раненного) Как тебе моя помощь?! Еще хочешь?! (продолжает стрелять) Мало?! (стреляет раз шесть, пока не кончаются патроны)
   Нянавiсць (в образе еврея в чёрном костюме, в шляпе и с пейсами) Так и браво! Так и бис! (хлопает в ладоши)
   Лиз Юдо?! Ганс - фойер!! (указывает на Нянавiсць пальцем) Вот мрак! Условный рефлекс эсэсовца на еврея сработал... Какого х... ты здесь делаешь?
   Нянавiсць Как не стыдно ругаться, да ещё по-русски (качает головой, пейсы противно ударяются по ушам) Сказанула бы что-нибудь на языке Фюрера, там "швайне", какое-нибудь...
   Лиз Ты что, оглохла под старость?! Тогда спрашиваю громко. Какого х... ты здесь делаешь?! Да ещё и в ненавистном для меня виде еврея?!
   Нянавiсць (ковыряется гвоздём в ухе) Кто это мне звук выключил?.. (смотрит на Лиз) До тебя, что не дошло за все эти годы? Я же твоя - НЕНАВИСТЬ (а на мове Нянавiсць, нужно уважать место действия). Куда ты, туда и я.
   Лиз (поднимает с земли валяющийся там шмайсер) Ах, ты жид волосатый!! Еврей еб...й! (стреляет, и все пули попадают в Нянавiсць)
   Нянавiсць (трясется от ударов, смеясь при этом) Как мне больно!!! Ва-ха-ха-ха! Я просто умираю.
   За спиной появляется Дитрих, в тех же кожаных трусах, бюстгальтере, сапогах и эсэсовской фуражке.
   Дитрих В кого вы стреляете, фрейлейн?
   Лиз оборачивается и с перекошенным от злобы лицом стреляет в Дитриха, тот еле успевает упасть на землю.
  
   Сцена IV
   Массовое бегство фрицев из Белоруссии. На колясках с мотоциклами, пыхтящих грузовиках, танков с раскореженными башнями, неизвестно как еще ездящих, да и просто пешкоходом. И так до самого Берлина, или пока в плен не возьмут.
   Лиз стоит у тракта и пытается голосовать, размахивая руками, невдалеке маячит Дитрих все в том же обличии.
   Лиз (кричит) Остановитесь! Не бросайте меня здесь! Я офицер СС!
   Но проезжающий грузовик проезжает мимо.
   Лиз (орёт) Ну и вали рогом, чмо недо...е! (швыряет вслед грузовику ком грязи)
   Перед приближением следующей машины выставляет напоказ голое бедро, демонстрируя кружевную резинку на чулке.
   Машина проезжает мимо.
   Лиз (вопит, надрывается) Ах вы, пидоры помойные!
   Когда очередная машина проезжает мимо неё, Лиз решается показать всем свою арийскую грудь, распахнув эсэсовский мундир, наклонившись и покачавшись из стороны в сторону.
   Грузовик забрызгивает её грязью.
   Лиз (кричит) Мать вашу в ж...у! Вот голубизна пошла! (бежит за грузовиком) Остановитесь, гомосеки! Всем отсосу досуха! Вы же это любите! (грузовик отъезжает) Ну и пусть у вас душары отсасывают!
   Лиз останавливается посреди дороги, сверкая голой грудью.
   Останавливается взвод солдат Вермахта.
   1-й солдат Эй, фрейлейн, давай это... того... к нам. Будешь отсасывать у всех - возьмем с собой.
   Лиз Проваливай! (застегивается) То же мне - пешком до Берлина, ищи другую дуру.
   2-й солдат А чего мы у неё спрашиваем? (обращается ко всем, в том числе и к зрителям) Народ! (по-немецки это "die Volk") Давайте завалим её и отдерем во все дыры, раз сама не хочет! (все солдаты воплями поддерживают такое решение)
   Лиз Чего?! (вскидывает шмайсер и делает длинную очередь, несколько солдат падает, остальные разбегаются) И это называется - мужчины?! Испугаться бабы (die Frau) с автоматом! Тогда я не удивляюсь, почему вы войну (der Krieg) проиграли!
   Дитрих (медленно приближается к Лиз) Фрейлейн!
   Лиз оборачивается, готовая выстрелить.
   Дитрих (нагибается, пытаясь закрыть лицо руками) Это я - Дитрих! Нихт шиссен! идя, что Лиз опустила шмайсер) Я вот что думаю - надо нам быстрее уходить... Прислушайтесь, фрейлейн.
   Лиз прислушивается. Несколько пьяных голосов за сценой распевают песню на русском: "Смело мы в бой пойдем за стопарь водки. Фрицев разрежем на куски и зажарим на сковородке"
   Дитрих Это не преувеличение! Я читал в рапортах с Восточного фронта, русские солдаты на самом деле занимаются каннибализмом, поскольку их не кормят... Если они нас возьмут в плен... (возводит глаза к потолку) Да поможет нам Бог!
   Лиз поворачивается лицом на восток (направление, откуда ехали грузовики) и стоит, сжимая и разжимая кулаки.
   Лиз (приняв решение) Я иду на восток.
   Дитрих Что?
   Вместо ответа Лиз быстрым шагом удаляется от Дитриха. Дитрих бежит следом, пыхтя, как паровоз, и мелко семеня.
   Дитрих Но там же... там же...
   Лиз (останавливаясь) Что?
   Дитрих Русские!
   Лиз Ну, и что из того, что они там?!
   Дитрих Как, что из того! Разве вы не знаете, что они делают с пленными эсэсовцами?! Сейчас напомню...
   Лиз Не утруждайся. И вообще, вали отсюда, куда хочешь, это моя цель. Три года я уговаривала Фюрера отправить меня в это задроченное захолустье, и когда он, наконец, согласился, здесь уже русские! Еб...а я в рот свою поганую судьбу! Хрен меня остановят паршивые русские свиньи!! (продолжает идти)
   Дитрих (в восхищении) Вау! Я люблю вас, фрейлейн Лиз (бежит следом, нелепо семеня) Я не покину вас, фрейлейн!
  
   Сцена V
   Лиз и Дитрих двигаются посреди тракта. Навстречу им - толпы беженцев с хмурыми лицами, в большинстве своем обычные голодранцы. Некоторые беззвучно протягивают руки к Лиз и Дитриху, словно просят защитить их от русских.
   1-й нищий (семенит, еле поспевая следом за Лиз и Дитрихом) Господа! Фрау! Хер! Подай-те чего-нибудь Христа ради!
   Лиз (резко разворачивается) Пшел на!
   1-й нищий (не обращая внимания) Подайте! (и ещё жалобнее) Подайте!! (жалобнее некуда) Подайте!
   Лиз (разводит руками) Нет, ну что за непонятливый народ пошёл! (1-му нищему) Я же тебе русским языком говорю, немецкого ты всё равно не понимаешь. Вали, чтобы пятки сверкали, пока не накостыляли!
   1-й нищий (продолжая протягивать руку) Подайте!
   Лиз (вопит, как бешенная) Чеши на х... отсюда! Вали рогом, придурок!
   Дитрих (успокаивает Лиз) Фрейлейн, не надо так вымещать свою ненависть на всяких нехороших людей, они этого не достойны. Вымести её лучше на меня! (поглаживает Лиз по плечам, сопящую, как бык на корриде) Погодите, фрейлейн Лиз, я с ним сам разберусь. (обращается к нищему) Вы что-то хотели, добрый хер?
   1-й нищий (повторяет) Подайте!
   Дитрих (объясняет) Понимаете, мы бы рады вам подать, но, видите (показывает) Сами в одних трусах остались.
   1-й нищий (пластинка заела) Подайте!
   Дитрих Я же вам говорю...
   Лиз передергивает шмейсером и выпускает в нищего очередь.
   Лиз (злобно) Не правда ли, я лучше всё объясняю?
   Дитрих Да, нельзя не согласиться...
   Лиз уже ушла, Дитрих бросается следом.
   Не успевают они пройти и нескольких шагов, как из-за кулис выскакивает человек десять нищих.
   Толпа (кричит) Подайте, ради Христа!
   Лиз (яростно) Яб...ла в ж...у я вашего Христа! (вставляет новый магазин в шмайсер) Ницше не читали - придурки! Получите! (стреляет)
   Нищие трясутся и падают, прошитые насквозь. Особенно везет одному из них: 2-му нищему. Несколько пуль попадают ему в шею, в результате голова, оторвавшись от тела, улетает высоко в воздух.
   Голова 2-го нищего (орёт) Вот бля!
   Дитрих (жалобно) Фрейлейн! Ну, нельзя же так! Это жестоко!
   Лиз Молчи, болван, не то и тебя пристрелю.
   Из-за кулис появляется Нянавiсць в образе нищего. Он приближается к ним, хлопая в ладоши и смеясь.
   Нянавiсць Вось гэта цырк!
   Лиз стреляет в неё. Нянавiсць с удивлением смотрит на несколько сквозных дыр в своем теле.
   Нянавiсць Погодь, не пали! Няужо ж не прызнала? Це ж я - Лёлик... то есть, тьфу!.. Нянавiсць.
  
   Акт II Новые закутки
   Сцена VI
   В большой бочке с какой-то жидкостью красного цвета тонет молодая девушка, 1918 года рождения, т. е. ей около 15 лет. Одета в национальный костюм с похоронными узорами, похожими на орнамент белорусского флага. В общем, что там за одежда разобрать сложно, потому что все платье пропиталось красной жидкостью.
   Недалеко от девушки и бочки, расхаживает Дракон.
   Дракон (подскакивает к девушке, как только её голова показывается над краем бочки) Как ты сказала, тебя зовут? (девушка мямлит что-то неразборчиво) Что? Я не слышу (что она говорит, почти непонятно, так как Дракон окунает её в бочку) Здесь вам не тут. Будете знать, как бунтовать против советской власти (опять окунает). Вот вам - солидарность голодающему Поволжью (окунает) Вот вам - долой продразверстку (окунает) Вот вам - в ж...у колхозы. Это ж надо, идти против решения партии и Коминтерна (окунает, да так, что полностью погружает руки в бочку) Как ты сказала, тебя зовут? Белоруссия? (вытаскивает её голову наружу) Вот, бля. Захлебнулась (высовывает руки и с удивлением смотрит на них. Они не то, что по локоть, по плечи в крови)
  
   Сцена VII
   Драко резко просыпается на завалинке, возле деревенской хаты с соломенной крышей. Клава недалеко от него рубит дрова.
   Драко (трясёт головой) Ё! Присниться ж такому! (дрожащими руками лезет в карман телогрейки и достаёт оттуда цигарку, вставляет её в рот, потом ощупывает себя в поисках спичек)
   Драко идёт к Клаве, рубящей дрова, его шатает из стороны в сторону.
   Драко Эй, жана! Закурить дай!
   Клава как раз заводит топор для удара и попадает Драко по голове. Драко падает.
   Драко Ё... твою мать! Ты че с топором на людей кидаешься?! Так и забить можно! И вообще, ты неправильно рубишь, топор надо держать чуть ближе к лезвию и стоять - одна нога чуть дальше второй.
   Клава подходит к Драко с топором, словно намеревается порубить его, Драко трясётся.
   Клава (вручает топор Драко) Очухался, наконец, супостат! Пьянь лысая! Руби сам, раз такой умный! Мне ещё нужно корову доить! (уходит в дверь сарая)
   Драко поднимается на ноги, смотрит на топор, будто не понимая, что это такое. Шатаясь, подходит к колодке со стоящим на ней поленом. Размахивается топором, опускает его, не попадая по полену. В результате падает.
   Драко Полено б...е! Чтоб тебя разорвало!
   Поднимается, шатаясь, подходит к полену. Стоит, с топором наперевес около колодки, покачиваясь из стороны в сторону. Трясёт головой, будто полено расплывается у него перед глазами. Пробует нанести удар. В результате попадает чуть сбоку, сшибает полено и выпускает топор из рук. Топор и полено отлетают в сторону. Топор остается, застрявшим в полене.
   Драко Я...ть - копать! Твою мать! (плюётся)
   Подходит к полену и несколько раз пытается вытащить застрявший топор. Теряет равновесие и падает на завалинку, обрушивая всю конструкцию. Некоторое время лежит, не двигаясь, потом поднимается, глядит на учиненный разгром и махает рукой.
   Отходит от разрушенной завалинки, останавливается, и вновь обшаривает себя в поисках спичек. Неожиданно застывает на месте, и какое-то время стоит, не шевелясь, словно думая.
   Крадущейся походкой Драко направляется к двери сарая, куда скрылась Клава. Слышен звук брызгающих в пустое ведро струй молока. Драко заглядывает в дверь, водит головой из стороны в сторону, потом начинает оглядывать косяк двери. Наконец, сверху обнаруживает какой-то сверток. Достает его, трясущимися руками пересчитывает деньги, кладёт их карман и быстрой, слегка шатающейся походкой, уходит.
  
   Сцена VIII
   Небольшая деревенская таверна... То есть придорожный трактир... Да, написать можно всё, что угодно, но какие трактиры в советское время? Нужно соответствовать описываемой эпохе. Итак, сельпо... Как его успели открыть, ведь и недели не прошло после окончания оккупации? Вот так дилемма.
   Простая деревенская изба. Действие происходит в большой горнице. Стоит длинный стол с лавками. Вокруг деревянные бревенчатые стены без украшений, если не считать образа в углу между окон.
   За столом сидит Драко с цигаркой во рту и, как обычно, стучит себя по карманам в поисках спичек.
   Входит Баба Веня с бутылем сивухи в руках и кружкой.
   Баба Веня (ворчит) Все пьёт и пьёт. Хоть бы жинку свою пожалел, измаялась уж уся.
   Драко Молчи, старая! Да какая она мне жена? Так, приблуда.
   Баба Веня Это ты приблуда. Взялся тут на нашу голову, на фронт даже не пошёл. Отсиживается в нашем болоте.
   Драко Чего? Не хочешь водяру ставить, я пойду - найду, где поставят.
   Баба Веня злобно ставит на стол перед ним бутылку и ещё злобнее кружку. Драко в предвкушении потирает руки и берется откупоривать бутылку. Некоторое время возится. Баба Веня смотрит с неприязнью.
   Неожиданно раздаются крики, смех, громкие шаги. Драко застывает. Дверь распахивается, и в горницу вваливаются двое солдат советской армии в медалях, один с усами в пагонах сержанта. У обоих автоматы Калашникова наперевес... ??? Увлекаюсь, однако. Это тоже самое, что написать: у обоих были светящиеся джедайские мечи... Вот так, кажется: у обоих были пистолеты-пулемёты Дягтерева (ну, знаете, такие с круглым магазином)
   Сержант (орёт) Бабка, яйки! Куры! Шнапс! (увидев растерянное выражение лица Бабы Вени) Да ты че, пошутили мы. Не видишь - русские.
   Баба Веня (в сторону) Что русские, что немцы - одна п...а. (солдатам, ласково) Касатики! Родненькие! Я сейчас, я мигом! (убегает)
   Солдаты плюхаются на скамейку, напротив Драко. Причем солдат прижимается к сержанту и смотрит на него любящим взглядом. Драко, не обращая на это внимания, пьёт из кружки.
   Сержант (кивает в сторону Драко) А это, что ещё за фрукт?
   Солдат (безразлично смотрит на Драко) Не все ли равно, милый? (опять оборачивается к Сержанту и гладит его по щеке)
   Сержант Нет, я хочу знать, что это за чмо, да ещё и не в армии. Может, это полицай местный.
   Солдат (смотрит на Драко) Он больше похож на местного алкаша (оборачивается к Сержанту)
   Сержант Разве алкаш не может быть полицаем? (резким ударом выбивает кружку из рук Драко) Эй ты, прип...й. Отвечай, когда тебя власть спрашивает. Кто такой? Почему не на фронте?
   Драко Да, Иван я, Драко. Плоскостопие у меня и склероз правового желудочка. И ещё невроз второй степени, усугубленный алкоголизмом. Могу справку принести (порывается встать)
   Сержант Сидеть! (направляет в Драко ППД) Встанешь, когда я скажу!
   Солдат (что-то вспомнив) Я, кажется, узнал его, хотя он так изменился. Этот негодяй когда-то расстрелял всю нашу деревню (достает ППД). Милый, давай грохнем его на месте.
   Сержант (улыбаясь, смотрит на Солдата) Конечно, грохнем, дорогая. Только сразу позабавимся (Драко). Эй ты, крошка, ну-ка повернись задом (для убедительности делает жест автоматом)
   Поколебавшись, Драко выполняет.
   Солдат Милый, это может быть опасно. К тому же, эта свинья и ж...у никогда не подтирала.
   Сержант Зато ж...а эта ничего!
   Солдат (надув губки) Лучше, чем моя?
   Сержант Ну, что ты, милая. С твоей ж...й ни одна ж...а не сравнится.
   Солдат, счастливый, улыбается. Сержант встает, обходит стол и подходит к Драко. Тычет его в зад автоматом. Драко молча вздрагивает.
   Сержант О! Да ты у нас целочка! Люблю таких.
   Солдат тем временем смотрится в маленькое зеркальце и поправляет причёску.
   Сержант хватает Драко за шею и опрокидывает на стол животом. Спускает с Драко штаны.
   Сержант Какая задница! (хватает пятерней Драко за ягодицу)
   Солдат достает пудреницу.
   Сержант трахает Драко, совершая колебательные движения. Драко терпит, молча стиснув зубы. Это действие привлекает внимание Солдата, который начинает в нетерпении ерзать на скамейке.
   На самом интересном месте, когда и Сержант, и Солдат, и даже Драко начинают постанывать (хотя Драко с какой-то злобой), появляется Баба Веня с бутылём самогона в руках.
   Баба Веня (всплескивает руками и бутыль самогона падает на пол) Касатики! Няужож вам баб няма?!
   Сержант (орёт) Дура! Ты ханку уронила!
   Тут Драко хватает со стола бутылку и бьёт по голове Сержанта. Сержант падает, в руке Драко остается лишь горлышко. Драко, как и есть без штанов, перелезает через стол и прыгает на Солдата. Тот успевает выстрелить и попасть. Они катаются по полу, Баба Веня истошно вопит.
   Наконец, Драко поднимается, в его руках окровавленное горлышко. Солдат валяется в луже крови и хрипит. Из-за стола приподнимается Сержант с окровавленной головой и с автоматом. Сержант стреляет и попадает в Бабу Веню. Та трясётся и падает. Драко бросает в Сержанта горлышко и попадает в шею. Не прекращая стрелять, Сержант падает.
   Драко прижимает рукой рану в боку и с удивлением смотрит на другую руку, всю в крови. Валится на бок.
  
   Сцена IX
   Православный храм. Типичная обстановка для преследуемой в государстве религии. Парочка халтурных икон работы местного маляра, распятие, состоящее из деревянных брусков, потемневшее со временем, сделанный из кирпичей алтарь.
   Отец Никифор готовится закрыть церковь, он тушит свечи, позвякивая ключами в руке.
   Вваливается Драко. Его шатает, как пьяного, то есть, как обычно. Весь в крови, особенно намок ею бок телогрейки. Драко зажимает рану рукой.
   Драко (хрипит) По-мо-ги-те! (Никифор его не слышит, поскольку малость глуховат) По-мо-ги-те! (подходит к Никифору и хрипит прямо в ухо) По-мо-ги-те! (Никифор не слышит)
   Драко (говорит нормальным языком) Да поможет мне кто-нибудь или нет?
   Никифор (оборачивается) Что? Тут кто-то есть? (заметив Драко) Сын мой!
   Драко (восторженно, раскрыв объятия) Папаня! Как долго я тебя искал, ведь меня в детдоме воспитали. Да и имя с фамилией дурацкие придумали - Иван Драко (падает перед Никифором на колени, обнимает его и целует рясу, как на картине "Возвращение блудного сына")
   Никифор (отбивается, как может) Я твой духовный отец! Что ты делаешь? И так уже всего кровью вымазал (удивленно) Откуда у тебя кровь?
   Драко Меня обложили со всех сторон. Власть новая. Дело шьют. Помоги, папаня!
   Никифор (строго) Ты был полицаем, сын мой?!
   Драко Нет, папочка. Я не был полицаем. Я...
   Никифор (перебивает, не расслышав и не дослушав) Ты пришел к нужному человеку. Так знай, я член общества помощи бывшим полицаям и прочим лицам, пострадавшим от советской оккупации. Я дам тебе адрес нашей конторы в Гомеле (достает визитку) Вот. Адрес, на случай, если ты читать не умеешь: город Гомель, Ленин-штрассе, 17. Пароль на этот месяц, смотри, не опоздай: "Гитлер капут", отзыв "Прабачте, каго пруть?" (толкает Драко к двери)
   Драко Но, папуля, как мы можем расстаться? Ведь мы только что нашли друг друга.
   Никифор Тебе нельзя здесь оставаться (заставляет Драко прислушаться) Слушай. Слышишь голоса?!
   Драко (прислушивается) Ничего не слышу.
   Никифор Ты когда последний раз уши проверял? Ведь у полицаев каждый год комиссия на профпригодность.
   Дитрих (поёт за сценой, страшно фальшивя) Карл-Маркс-штадт, Карл-Маркс-штадт. Ис дер штадт ротер блюмен!
   Драко (радостно) Слышу!
   Никифор Слава Господу! (опять начинает толкать Драко к двери) Поэтому, быстрее беги. Это, наверняка, НКВД. За тобой.
   Драко А почему НКВД разговаривает на немецком?
   Никифор Сие известно лишь господу нашему. Для конспирации, наверное. (выталкивает Драко за дверь) Фу-у! (вытирает пот)
   Никифор лезет куда-то под алтарь и что-то ищет.
   Дверь распахивается и в церковь вваливаются Лиз и Дитрих. У Лиз на груди два автомата шмайсера, в руке табельный пистолет. Эсэсовская форма слегка изорвалась и измызгалась грязью. Дитрих сменил бюстгальтер и кожаные трусы на майку и семейники. В эсэсовской фуражке и безоружен. Сапоги у обоих все так же блестят.
   Никифор (надевает на голову немецкий шлем, ещё Первой мировой войны) Няхай живе Кайзер! (вскидывает руку)
   Лиз (махает рукой) Хайль! (в приказном тоне) Имя, звание, военная часть!
   Никифор (рапортует) Николас Шульце! Рядовой! Первая кавалерийская дивизия генерала Грюндорфа!
   Лиз (смотрит в бумажку) Судя по шифровке из центра, ты и есть - наш новый резидент на оккупированной территории.
   Никифор (радостно) Да! Да! А вы - диверсионный отряд? Ну, мы устроим этим, краснож...м! Предлагаю для начала спалить сельсовет в Новых Закутках. Эти б...и...
   Лиз Первым делом - самолеты! Ну а б...и? А б...и - потом... Мне нужно найти одного очень нехорошего человека (другим словом - х...у). Зовут его - Иоанн Драко, известный также под кликухой Драгон.
   Никифор Драгон? Дракон? А что за живёлина такая?
   Лиз Ну, драгон - огнедышащий змий.
   Никифор Так це ж - смок... Николи пра такого не чув.
   Лиз А про Иоанна Драко?
   Никифор Иоанн Драко? (задумывается, выщипывая из бороды волосы) Вспомнил! Он был здесь совсем недавно.
   Лиз (рвёт на себе волосы) Ё...я моя судьба, е...ть её в рот! (Никифору) Куда он пошёл?
   Никифор Я его послал...
   Лиз (продолжает рвать волосы) Ё...я моя судьба!
   Никифор (задумчиво) Только куда?
   Лиз (заинтересовано) А, так ты послал его куда-то. А я думала, просто послал, как это принято у русских. Ну, и куда же ты его послал?
   Никифор Не помню!
   Лиз (кричит) Поп х...в! Что ты вообще помнишь?! И как таких, как ты в разведке держат?! (успокаивает себя) Спокойно Лиз. Сейчас этот х... бородатый всё вспомнит (Никифору) Советую вспомнить. Вон видишь (показывает на Дитриха, который весь разговор стоит, чешет яйца и ковыряется в носу, не понимая ни слова, разговаривают ведь по-русски) Этого дегенерата в трусах? Это большой маньяк и садист. Чикотило против него - ребёнок.
   Никифор (трясётся) Я... я... не помню!
   Лиз (визжит) Е...ть тебя не перее...ть!
   Нянавiсць (в образе лысого мужика в окровавленном переднике) Ну, ты прям, как дитё. Мне, что всю жизнь тебе подсказывать, что делать?
   Лиз (зло) И что же ты предлагаешь? (Нянавiсць подходит к ней и шепчет что-то на ухо, изредка указывая на Никифора и проводя пальцем по горлу) Ага. В самом деле. Ничего себе!
   Дитрих Фрейлейн, что это с вами?
   Никифор (Дитриху) Она что - того? (крутит пальцем у виска)
   Лиз (Дитриху) Положим-ка этого попа на алтарь.
   Дитрих Для тебя, любимая, все, что угодно!
   Лиз Минуточку, а если я тебе скажу раздеться и пробежать по рейхстагу? Ты, что, выполнишь?
   Дитрих (с жаром) Да!
   Лиз (в сторону) Ну, не идиот ли?
   Лиз и Дитрих хватают Никифора, ставят на колени перед алтарем, затыкают рот. Дитрих садится Никифору на шею, а Лиз вытягивает левую руку священника и кладёт её на алтарь.
   Лиз (Никифору) Мизинец выставь. Я кому сказала?! (замахивается)
   Лиз хватает Никифора за ладонь и заставляет положить мизинец на край алтаря.
   Лиз Поиграем в интересную игру (лезет в карман и достаёт зажигалку) Вот моя зажигалка фирмы Зиппо. Говорят, что она очень надежна и может работать в любых условиях. В крови, в которой я недавно искупалась, в грязи, где мне приходилось прятаться от русских, и даже в дерьме. Им меня во сне обос...л Дитрих (подсовывает зажигалку под нос Никифору) Ты ещё не молишься новому богу по имени Зиппо? А самое время (продолжает) Так вот, если зажигалка не зажжется пять раз подряд, я тебе отрублю палец (оглядывается) Осталось только придумать чем... Дитрих!
   Дитрих (сидя на Никифоре и сжимая его руку) Да, фрейлейн?
   Лиз Дай мне, что-нибудь... (видя, что Дитрих оживляется) Да не большую любовь до гроба, а там... нож, какой-нибудь, серп ржавый тоже подойдёт. Бритву, в конце концов.
   Дитрих (качает головой, с сожалением) Нет ничего. У меня волосы на лице вообще не растут.
   Лиз Вот мать твою! Гермафродит недое...й! (достаёт пистолет и показывает Никифору) Ладно, изменим правила. Если зажигалка не зажжётся, я тебе прострелю мизинец... Потом будет второй тур, с участием второго пальца. И так до тех пор, пока извилины в твоём пропитом мозгу не начнут шевелиться... Дитрих, держи его крепче!
   Дитрих Но, фрейлейн...
   Лиз щелкает зажигалкой, она не зажигается. Лиз стреляет и отстреливает палец Никифору. Дитрих от неожиданности чуть не падает с попа. Никифор воет.
   Лиз Ха-ха. Вот и первый тур закончился (выдирает кляп, Никифору) Хочешь что-нибудь сказать?
   Никифор (рыдает) Пожалуйста, не надо!
   Лиз Надо, Николас! Надо! Пока не вспомнишь всё!
   Никифор (трясется и плачет) Но я не могу вспомнить.
   Лиз Второй тур!
   Никифор (в ужасе) Нет! Только не второй тур! Всё, что угодно, только не второй тур!
   Лиз (наклоняется к Никифору) Я не ослышалась?! Ты сказал: всё что угодно? (Никифор молча кивает) (в сторону) Ещё один идиот. Ну, и есть какие-нибудь идеи?
   Нянавiсць (в образе противного докторишки в халате и очках) Давай подожжем ему бороду.
   Лиз Великолепно! (подносит зажигалку к бороде и щёлкает)
   Зажигалка срабатывает с первого раза. Борода занимается медленно.
   Никифор (орёт) Что вы делаете?! Потушите мою бороду! Какой же я теперь священник - без бороды! (пробует вырваться, но не получается)
   Дитрих (трясётся) Как на родео!
   Лиз (Никифору) Вспомнил?!
   Никифор (вопит) Не-е-ет!!!
   Нянавiсць (Лиз, а кому ж ещё) Всё. Туши, сейчас у него лицо сгорит.
   Лиз (оглядывается, Дитриху) Дай какую-нибудь тряпку.
   Дитрих (оглядывает себя) Сейчас, фрейлейн, сейчас (слезает с Никифора и начинает стягивать с себя семейники, под ними кожаные трусы) Сейчас-сейчас.
   Лиз (орёт) Что ты делаешь, идиот?!
   Никифор вскакивает и бегает по сцене, стуча руками по горящей бороде. Лиз следит, направив пистолет.
   Дитрих Держите, фрейлейн (бросает в Лиз трусы и попадает в лицо)
   Лиз Ох...л?! Ты бы ещё наср...л туда предварительно! (стреляет в Дитриха, тот закрывается руками, сидя на полу)
   Лиз бегает за Никифором и хлещет его трусами по лицу. Никифор продолжает орать. Наконец, огонь потушен.
   Лиз (наставив на Никифора пистолет) Если ты сейчас скажешь, что так и не вспомнил, я тебя, клянусь фюрером, укокошу на месте.
   Никифор в ужасе трясёт головой. Лиз вот-вот готова нажать на курок.
   Нянавiсць (в образе проститутки, ярко накрашена, в короткой юбке) Погоди, сестрёнка. Все может быть гораздо проще. И очень легко. Нужно сыграть на смертных грехах. А какой самый смертный грех? (Лиз пожимает плечами) Правильно, прелюбодеяние... Отсоси у него, и он тебе все расскажет, выдаст тайну золотого ключика.
   Лиз Вы посмотрите на неё. Может, сама и отсосешь (пренебрежительно) сестрёнка?
   Нянавiсць У фюрера же отсасывала, что тебе стоит и у какого-то вонючего попа отсосать? Я же - Нянавiсць, понятие неодушевленное.
   Лиз Так, какого х...а ты суёшься, раз неодушевленная?! Ладно (подходит к Никифору) Ну, что батюшка, снимай мантию... Отсосу у тебя (становится перед ним на колени)
   Никифор Отсосать я и сам могу. Мне бы пое...ться.
   Лиз (вскакивает) Ах ты, извращенец в рясе! (бьёт кулаком по лицу, Никифор падает)
   Лиз (бьёт Никифора ногами, тот прикрывается) Я к нему, можно сказать, со всем сердцем, а он...
   Никифор (неожиданно перестает закрываться) Я вспомнил! Слава Господу!
   Лиз И что ж ты там вспомнил?
   Никифор Я отправил Ивана Драко в тайную штаб квартиру НКВД в Гомеле, Ленин-штрассе - 17.
   Лиз Он до сих пор НКВД-шник?
   Никифор Какой НКВД-шник? Полицай х...в! Ему самое место в застенках НКВД.
   Лиз (расхаживает по сцене) Гомель, Ленин-штрассе-17. Но они его точно доконают. Нужно успеть догнать его, пока он не попал в лапы к НКВД (приняв решение) Дитрих!
   Но Дитрих только закрывается руками и ноет. Лиз подходит к Дитриху и трясет его.
   Лиз Эй, ты! Что это с тобой?! Вообще с глузду зъехал? (бьёт ногами) Вот сука! Я ему на самом деле думала отдаться, после того, как убью Дракона, а он... Ну, как хочешь! Ты своё счастье упустил! (идёт к выходу)
   Никифор Эй, барышня (Лиз оборачивается) А как же на счёт отсосать? Я ведь помог.
   Лиз Ты че сказал? (лезет за пистолетом) Я тебе сейчас так отсосу, что больше никогда баб не захочется (стреляет Никифору по яйцам)
   Никифор корчится на полу, воя и держась руками за пах. Лиз уходит.
  
   Сцена X
   Крыльцо церкви. Выходя, Лиз натыкается на десяток солдат советской армии с офицером. Все вскидывают пистолеты-пулемёты.
   Офицер Хэнды хох! (грозно) А ну брось ствол! И второй тоже!.. (Лиз поколебавшись, выполняет) Какая штучка нам попалась! Мы тут идем по следу убийцы, а нарываемся на эсэсовку! Я-то думаю, кто так попа затрахал?
   Лиз хватают, связывают руки за спиной и, дав пинка, уводят.
  
   Сцена XI
   Сарай, превращенный в тюрьму. В отсеке, среди свиней, прямо в навозе сидит Лиз, со связанными руками и ногами и, с ненавистью, пытается порвать путы.
   Нянавiсць (в образе мужика, облитого дерьмом) Даже я ничем помочь не могу!
   Дверь в сарай распахивается и на пороге появляется солдат - пехотинец с автоматом, а также четыре танкиста и собака.
   Пехотинец Ну, как вам б...ь немецкая?
   Танкисты и собака оглядывают Лиз.
   Грузин (один из танкистов) Вах, тарагой! Вах, услужил! (собаке) Тэбе нравится, Тузык?
   Тузик Гав!
   Грузин (сует пехотинцу две фляжки спирта) Мы этым спыртом радыодэталы протыраим. Но, радыо падаждот.
   Пехотинец (берёт спирт и подмигивает) Ну, приятно повеселиться (уходит)
   Лиз Предупреждаю сразу, если вы меня хоть пальцем тронете, моя ненависть порвёт вас на тряпки.
   Нянавiсць Ну, Лиз, меня-то зачем вмешиваешь?
   Танкисты бросаются на Лиз и некоторое время качаются вместе с ней в дерьме, толкая свиней. Тузик внимательно смотрит, поддерживая своих лаем.
   Грузин Да куда ты, в самом тэле? За ноги хватай! За ноги!
   Наконец, Лиз переворачивают, кладут животом на свинью, которая от этого даже не шевелится, и задирают юбку.
   Грузин (одному из танкистов) Януш, тавай. Ты - пэрвый.
   Януш резким толчком засаживает и начинает колебаться вперед-назад. Лиз удивлена и оглядывается.
   Грузин (смотрит назад) Януш, твою мат! Ты ж свинэ засадыл. Я та тумаю, чему она забалдэла.
   Януш Ё! (быстро, пока никто не заметил, исправляет свою ошибку, некоторое время трахает Лиз, стонет) О! О! Я кахаю тебе, паненка. (бурно кончает)
   Второй танкист готовится занять его место.
   Лиз Эй, вы там! В танке! Я к вам обращаюсь! (танкист залазит и начинает её трахать) Так никакого кайфа! Развяжите!
   Грузин (подходит к ней и садится на морду свиньи) Самая хытрая, та? Мы тэбя развяжим, а ты нас своими кагтями расцарапаишь? Лижи сыбе.
   Лиз (говорит в такт фрикциям танкиста) Ми-и-лый. Ты та-а-кой кра-а-сивый, та-акой че-черный. Да-а-ва-ай я те-е-бе от-со-о-су.
   Грузин (качает пальцем) Ишь какая хытрая! Хочит мне члэн аткусыт. Ны на таго напала! Атсасат мне и Януш можыт (Януш подползает на коленях и лезет к нему в штаны) Пагады! Нэтэрпелывый. Сначала я эту бабу трахну.
   Второй танкист кончает с криком. Третий танкист пляшет от нетерпения.
   Грузин (3-му танкисту) Пагады! Тэпэр - Тузык!
   Тузик радостно лает, виляет хвостом и бежит к тепленькому местечку. Быстро пристраивается и трахает Лиз, что ту суку.
   Лиз Вы ох...ли совсем?! Уберите собаку! (танкисты ржут) Убе-е-рите со-о-баку!!!!
   Грузин Нэ буд жэсток с Тузыком. Хтэ он сыбэ суку найдот? Кака така разныца мэжду Тузыка елдой и маей? (показывает)
   Лиз пробует укусить его за член.
   Грузин (отпрыгивает) Нэ! Ишь какой хытрый!
   Наконец, Тузик слазит с Лиз. На неё забирается 3-й танкист, еле сдерживаясь. Кончает, сделав лишь пару фрикций. Стонет.
   Грузин (заходит Лиз сзади) Тэпэр я! Слушай, ничыго, што я тыбэ в ж...у засажу? асаживает) Понымаишь, тут Тузык всю п...у абканчал.
   Лиз (воет, жалобно) Мать твою! Такой елдой в ж...у! Она у меня же не резиновая!
   Грузин (трахая Лиз) Была нэ рэзынавый, а будыт рэзынавый.
   Лиз (плачет) Чтоб у тебя член отсох! Чтоб тебя самого в ж...у каждый день е...и! Чтоб твои дети всю жизнь на трамвае ездили!
   Грузин (не отрываясь) Эй, ты там думай, што гаварыш, на самам тэлэ?! Какой ишчо трамвай?!
   Все происходит некоторое время. При приближении момента истины Грузин громко стонет, Лиз тоже, держа свинью за уши.
   Грузин (кончив) Мылая, ты проста чуда! Жал, што тыба расстраляют, иначе забрал бы с сабой в Грузыю (встает и критически смотрит на зад Лиз) Ишчэ не савсем рэзыновый. Ишчо бы раза тры.
   Януш Тык у чым справа? (порывается вновь залезть на Лиз)
   Неожиданно свинья приходит в движение. Она встает, сбрасывая с себя Лиз и сбивает Грузина.
   Грузин Твою свыную мат! Успакойтэ скатыну!
   Свинья бегает по сараю, сбивая всех с ног и топча. Тузик пытается укусить ее за заднюю ногу, но получает ей по морде, отлетает, скуля.
   Лиз (поднимается на ноги, подпрыгивает к Грузину) Всё! Сейчас я тебе устрою!
   Грузин (лежит на полу, пытается защититься руками) Мылая, ты што, са скалы свалылась, да?
   Лиз (прыгает связанными ногами на его лицо) Вот тебе - за п...у обкончанную!
   Грузин (стонет) Вах! Мой нос! Он жа мыне от дэда остался!
   Лиз (прыгает на его колено) Вот тебе - за Тузика!
   Грузин Вау! Ты што тварыш, панымаишь!
   Лиз (прыгает на его яйца) А это тебе - за резиновую ж...у!
   Грузин уже ничего не говорит, только корчится на полу.
   Лиз (прыгает за остальными танкистами и за свиньей, бьет их связанными ногами) Получи! Вот гады! (попадает по головам, спинам, ногам, танкисты падают) Ах, вы извращенцы!
   Свинья, потоптав напоследок танкистов, довольная уходит в свой угол и погружается в сон. Лиз останавливается около Тузика, скалящего зубы.
   Лиз Сейчас с тобой за всё рассчитаюсь, собака - дегенерат!
   Тузик (ругается) Гав! Гав! Гав!
   Лиз Что ты сказал?! Сам такой! От гав-гав слышу!
   Тузик Гав! Гав! Гав!
   Лиз Гав! Гав! Гав!
   Некоторое время лают и рычат. Наконец, Тузик, поджав хвост, убегает.
   Лиз Беги! Беги! Но если я тебя ещё раз увижу - я убью тебя!!
   Дверь сарая распахивается и появляется пятеро солдат с автоматами.
   Пехотинец (всё тот же) Ну-ну, детка. Давай поиграем. Смотри, нас пятеро, а ты одна. У нас автоматы, а ты связана. Ну и кто, как ты думаешь, победит?
   Падает занавес, раздаются выстрелы, крики, вопли, хрипы. Наконец, занавес поднимается. Все солдаты перебиты, валяются в лужах крови, а Лиз уже развязана и с автоматами в руках (причём со шмайсерами)
   Лиз Вот дураки! Я же играю краплеными картами. И на моей стороне справедливость!.. Ну, и автор, конечно (гордо уходит)
  
   Акт III Брест 1939
   Сцена XII
   Большой зал, битком набитый солдатами, как Вермахта, так и Красной Армии. Среди этого однообразия мундиров бросаются в глаза Молотов и Риббентроп, оба в штатском. Присутствуют, каждый в своей делегации, Дракон и Лиз. На стене висит огромная карта части Европы с Германией, Польшей, Белоруссией, Украиной, Прибалтикой.
   Молотов и Риббентроп, вооружённые фломастерами, рисуют на карте.
   Молотов (чертит огромную дугу по территории Польши в западной направлении) Граница пройдёт вот так...
   Риббентроп (отталкивает Молотова и рисует дугу в восточном направлении) А потом - вот так...
   Молотов (отталкивает Риббентропа и в свою очередь рисует дугу) Вот так...
   Риббентроп (отталкивает Молотова и рисует свою дугу) И - вот так... (упирается в Чёрное море)
   Отходят от карты и критически смотрят на образовавшуюся границу.
   Молотов Послушайте, может, нам и Чёрное море поделить?
   Риббентроп (смеётся) Придёт время - поделим. Весь мир поделим (скептическим тоном) Вам не кажется, что граница получилась слишком... волнистой. Что американцы скажут?
   Молотов У них вообще границы под линейку нарисованы, так что пусть не заткнутся.
   Молотов и Риббентроп пожимают друг другу руки.
   Риббентроп (говорит на ломанном русском) Пусть это станет лишь первым шагом в цепочке долгих взаимоотношений германского рейха и советского союза.
   Молотов (говорит на ломанном немецком) Йа! Йа!
   Риббентроп (морщится, словно ломанный немецкий Молотова больно ударил ему по ушам) Поделив Европу пополам, мы провозгласили новую эру в истории развития человечества.
   Молотов Йа! Йа! (опомнившись) Что? Мы не делили Европу. Мы лишь воссоединили, повторяю: воссоединили, и ещё раз повторяю: воссоединили Западную Белоруссию и БССР, Западную Украину и УССР.
   Риббентроп Прочтите, а с чем вы воссоединили Прибалтику? С чем вы воссоединили Литву, Латвию и Эстонию?
   Молотов (задумавшись) Ну... это... знаете... (вспомнив) Мы воссоединили Прибалтику с прочей семьей советских социалистических республик.
   Риббентроп (кивает) Да-да, конечно, как я сразу не догадался.
   Молотов И вообще, что это вы наезжаете? Можно подумать, вы не захватили Польшу?
   Риббентроп Ну, захватили. И не прячемся за всякими словами, хотя я тоже мог бы сказать, что воссоединили её с великим рейхом.
   Молотов (видя, что переговоры заходят в тупик) Какая разница? У меня идея. Давайте отметим подписание важнейшего пакта о ненападении всеобщим банкетом.
   Риббентроп На чьей территории, на вашей или на нашей? (смеётся)
   Молотов (тоже смеётся) Лихо мы всё поделили. На нейтральной.
   Риббентроп Которой нет (ржёт, как лошадь)
   Ржёт весь зал. Нацисты обнимаются с коммунистами, все хохочут.
   Молотов Тут есть баржа, выведём её на середину Буга, там и отметим пакт о ненападении (в сторону) Ну и дураки. Коба недавно всем поведал о своих планах победы коммунизма во всём мире. Угадайте, у кого коммунизм победит в первую очередь?
   Риббентроп Великолепная идея.
   Молотов и Риббентроп жмут друг другу руки и расходятся, каждый в свою сторону. Все постепенно уходят. Только Лиз останавливается и с ненавистью смотрит в направлении ушедшей делегации Молотова.
   Нянавiсць (в образе девочки в синем платье) Осталось недолго.
  
   Сцена XIII
   Молотов идёт во главе делегации. Рядом с ним глава его охраны Прохор, и секретарь Василий.
   Молотов (Василию) Ты выяснил, кто он и что здесь делает?
   Василий Да. Это - Дракон, один из псов Берии. Что здесь делает, шут его знает, но, я думаю, Берия поручил кого-то убрать из нашей делегации.
   Молотов (в панике) До меня добрались (в страхе) Я пропал.
   Прохор Да я этого Дракона в бараний рог скручу. Только прикажите.
  
   Сцена XIV
   Далеко за полночь. Банкет на барже в разгаре. Компания почти упилась. Русские распевают песни на немецком, немцы - на русском. Двое офицеров разных армий нашли друг-друга, сидят в обнимку и о чём-то шепчутся.
   Русский офицер Ты будешь мне писать, милый?
   Немецкий офицер Буду, милый.
   Продолжают смотреть друг на друга любящими глазами. Посреди сцены - танцы. Русские офицеры танцуют с немецкими, везде в парах - разнобой в мундирах.
   Молотов и Риббентроп сидят рядом и пьют на брудершафт (т. е. за братство - по-русски).
   Немцы угощают русских пивом, а те их - водкой. Немец, выпив сто грамм, морщится, кривится и тяжело дышит. Наконец, ему дают занюхать чьими-то портянками. С русским, выпившим бокал пива, происходит тоже самое, только на занюх вместо портянок ему подают шерстяные носки с выгравированной свастикой.
   Раздаются тосты За вечную дружбу! За Сталина и Гитлера! За новый мировой порядок! За германский рейх и советский союз! Няхай жыве и пасецца беларуская птушка бусел!
   Лиз одна в углу. Ее даже на танцы не приглашают, хотя она - единственная женщина в зале. Не пьёт, лишь неотрывно смотрит на противоположную сторону, на Дракона. За столиком Лиз сидит Нянавiсць в образе девочки в синем платье и ест мороженное.
   Дракон не пьёт и не танцует. Стоит, вытянувшись смирно возле стены, словно постовой у мавзолея.
   Молотов и Риббентроп поднимаются.
   Молотов Прошу вас, продолжайте праздновать! А мне уже пора!
   Риббентроп (кричит на немецком) Гуляйте, веселитесь, кто знает, может, уже и не придётся!
   Молотов и Риббентроп уходят. За ними идут по человек пять с каждой стороны, включая Дракона. Лиз поспешно поднимается и идёт за ними следом. Нянавiсць остаётся доедать мороженное.
  
   Сцена XV
   Полутёмный коридор у пассажирских кают баржи. Появляется Лиз и внимательно осматривается кругом. Замечает кого-то у двери каюты, на которой большими буквами написано: "Каюта Дракона". Этот кто-то возится с ключами, никак не попадая в замочную скважину. Лиз заглядывает за угол и достаёт огромный якорь, почти такой же большой, как сама. Идёт, крадучись, к пьяному. Бьёт якорем по голове. Раздаётся колокольный звон. Человек падает. Лиз набрасывается на его, начинает вязать, мелькают её руки с верёвками. Наконец, повязав человека по рукам и ногам, а также завязав повязку на лицо, похожую на ту, что Винни-Пух повязал Пяточку, тащит его по коридору, пока не скрывается за дверью, на которой написано: "Каюта Лиз фон Келетберг".
  
   Сцена XVI
   Каюта Лиз на барже. Кровать, стол, стул, иллюминатор. На стуле сидит связанный человек. На его лице повязка. Каюта наполовину погружена во мрак. Лиз подходит к умывальнику возле двери и умывает лицо. В нетерпении вытирается полотенцем.
   Лиз подходит к связанному и садится перед ним на корточки. Некоторое время вглядывается в глаза.
   Лиз Ты ведь Дракон? Ликвидатор НКВД? Так? (связанный что-то мычит) А меня зовут Лиз. Лиз фон Келетберг. Я уже восемь лет мечтаю с тобой встретиться (связанный мычит)
   Лиз встаёт, её коленные суставы хрустят, и начинает нервно расхаживать по каюте. Заходит Нянавiсць в образе девочки в синем платье, садится на кровать и начинает играть с куклой.
   Лиз ё руки нервно трясутся и она прячет их за спину) Я, кажется, знаю, о чем ты думаешь (улыбается, прямо как Мона Лиза) Ты думаешь, кто я такая? Не можешь вспомнить, и считаешь, сколько лет мне теперь? Не веришь, сколько выходит (связанный пытается мычать особенно интенсивно) Да, ты меня не помнишь, но между тем, ты поломал мне жизнь. И теперь заплатишь мне за это.
   Подходит к кровати, не обращая внимания на Нянавiсць, достаёт из-под подушки шмайсер. Увидев это, связанный ёрзает и дёргается. Лиз подходит с автоматом, достаёт из кармана глушитель и начинает демонстративно его прикручивать. Пленник дергаётся и мычит.
   Лиз Не бойся. Я не убью тебя, пока. Это было бы слишком просто (хватает с кровати подушку, подбрасывает в воздух и расстреливает)
   Автомат издаёт лишь негромкие щелчки - помогает глушитель. Подушка разлетается на перышки.
   Лиз подходит к пленнику и садится, опираясь на автомат.
   Лиз Лиз фон Келетберг. Граф и графиня фон Келетберг. Ну, вспомни же (пленный мотает головой, пока вдруг не застывает) Отлично. Вспомнил. Это были мои отец и мать, а ещё двое братьев (бьёт кулаком в лицо) Ганс! (бьёт второй раз) И Райцигер!
   Пленный воет и рыдает. Лиз берёт его за волосы и указывает рукой на Нянавiсць.
   Лиз Ты ведь не знаешь, что такое ненависть? Вот она. Ходит за мной по пятам, как прилипала. Я вот подумала, если тебя замочу, может она отцепится. Как ты думаешь?
   Нянавiсць продолжает играть с куклой, не обращая на происходящее внимания. Лиз отходит от пленного на пару шагов, вскидывает автомат. Лиз стреляет в пленного, целясь в лицо. Повязка падает.
   Лиз Не боись, я...
   Пленник (орёт голосом Риббентропа) Фрейлейн фон Келетберг! Что всё это значит?! Я требую объяснений!
   Лиз (громко ругается и стучит ногами по полу) Мать! Мать! Мать! Как я могла так ошибиться?! Е...я моя судьба!!
   Нянавiсць (подаёт голос) А я уже думала уходить от тебя. Но, ещё повоюем глушительно смеётся)
   Лиз опускается на пол, зажимая руками уши. Риббентроп дергаётся, тихо ругается по-немецки.
  
   Сцена XVII
   Трюм баржи. Кругом ящики, бочки. По центру стол и стулья. На одном из стульев сидит связанный Дракон. Напротив него, сложив руки на пузе, - Молотов. За спиной Дракона, стоит Прохор. Василий возится в углу, возле примитивной буржуйки.
   Молотов (устало, Дракону) Может, сам расскажешь, кто тебя послал и какое твое задание? (Дракон молчит) Василий, начинай.
   Василий (подходит с раскалённым прутом, суя его чуть ли не в морду Молотову) А с чего начинать? Я предлагаю яйца поджарить.
   Молотов (отшатывается) Идиот! Ты мне чуть глаз не пропорол. Иди - возле него маши.
   Василий Будет сделано (подходит к Дракону и тычет прутком ему в щёку) Ну, как? Горячо? (Дракон даже не морщится) Вот, бля! (Молотову) Может, в ж...у засунуть?
   Молотов Лучше в нос.
   Василий суёт пруток в нос Дракону.
   Молотов (отмахивается) Что-то палёными соплями запахло. Вынимай!
   У Дракона нос слегка покраснел. На боль Дракон не реагирует.
   Молотов Он, что - железный! Был один такой - Феликс, еле справились.
   Василий Пора уже и яйца жарить!
   Молотов Не пора! По ушам ему пройдись.
   Василий тычет бруском в уши Дракона, те краснеют, Дракон не реагирует.
   Прохор Да это не человек!
   Молотов Ну, и их учат там, в НКВД.
   Василий (умоляет) Давайте яйца поджарим!
   Молотов (смотрит на часы) Ладно, уговорил. Прохор, подай там бутылку (расставляет стопари)
   Прохор подаёт бутылку, Молотов разливает водку по стаканам. Василий выносит раскаленную сковороду, ставит на стол и выбивает туда четыре яйца. Прохор режет хлеб. Дракон сглатывает.
   Молотов залпом выпивает.
   Молотов (закусывая) У нас тут типа обед (Дракону) Надеюсь, ты не возражаешь?
   Яйца шипят на сковородке.
   Василий (поднимает стакан) Ну, вздрогнем.
   Молотов (выпивает ещё раз, Дракону) Выпить хочешь? (Дракон кивает) Скажи, кто тебя послал и зачем, тогда нальём.
   Дракон качает головой и отворачивается. Василий, Прохор и Молотов переглядываются.
   Василий Водочную пытку выдержал! Да из какого их там теста лепят?
   Молотов (зло швыряется стаканом, Василию) Неси сыворотку.
   Василий Но у нас только одна доза осталась.
   Молотов Неси, я сказал (Василий убегает) Сыворотка правды, это китайцы мне по дружбе прислали. Выпьешь и сам всё расскажешь, как миленький.
   Некоторое время сидят молча. Прохор ест яйца, а Молотов нервно гнёт вилку. Наконец, возвращается Василий со шприцем в руке.
   Молотов Коли.
   Дракон пытается извернуться, дёргается, стиснув зубы. Василий втыкает в его руку шприц и выдавливает содержимое. С Драконом происходят удивительные метаморфозы. С головы валит пар, Дракон несколько раз отрыгивает, потом икает. Наконец, лицо становится обычным лицом Ивана Драко.
   Драко (с удивлением всех оглядывает) А кто вы такие? Нет, кто вы такие?
   Молотов (вскакивает, Василию) Что ты ему вколол?!
   Василий (читает надпись на баночке) Сыворотка беспамятства.
   Молотов (садится) Твою мать! Теперь только медиум ему поможет.
   Драко (смотрит, как в тучу) А почему мне никто не наливает?
   Василий и Прохор поднимаются и подходят к Молотову.
   Василий Так, что теперь делать? Может, найти медиума?
   Молотов (махает рукой) Выкиньте его за борт.
   Василий Но... (видя злой взгляд Молотова) Ладно, ладно, за борт так за борт (подходит к ничего не понимающему Драко) Понесли, Прохор.
   Прохор и Василий берут Драко вместе со стулом и уносят.
   Драко (кричит) Куда вы меня тащите, не пьяный я ещё!
   Молотов какое-то время сидит один, потом выпивает из стакана Прохора и уходит.
  
   Акт IV Гомель 1944
   Сцена XVIII
   Город представляет собой ужасное зрелище. Представьте Сталинград 1943-го, Грозный 1995-го или Багдад 2003-го и тогда поймете, о чём это я. Кругом сплошные руины, обвалы, улиц, как таковых, нет. Кто в этом виноват, немцы, оставляющие за собой выжженную землю, или доблестная артиллерия советской армии, остаётся только гадать.
   Идёт пятеро солдат советской армии с автоматами, заглядывая в каждую щель и стреляя туда.
   После их ухода из одной из этих щелей вылезает Лиз, вся в побелке.
   Лиз Вот х...ь! Как тут пройти, кругом одни завалы (подходит к одному из домов, относительно сохранившемуся, читает табличку) "Ленин-штрассе-1". Осталось недалеко, только как пройти среди этих гор? (обозревает завалы)
   Голос из подвального окошка Кто это тут лазит? Меня всю обломками завалил.
   Лиз А ты кто?
   Голос Бомж в пальто. Живу я здесь.
   Неожиданно раздаются голоса. Лиз быстро лезет в окошко.
   На сцену выходит патруль - советские солдаты с автоматами. Опять оглядывают щели и даже стреляют в подвал, где исчезла Лиз.
  
   Сцена XIX
   Небольшой подвал, свет проникает через узкое окошко под потолком. Обстановка состоит из кирпичных стен с обвалившейся штукатуркой, кучи обломков, лужи под ней, а также кучи хлама внизу. Вдали небольшой тёмный проём.
   Обитательница подвала - худая женщина с седыми волосами, морщинистая и бледная. Одета в лохмотья. Женщина и Лиз некоторое время сидят тихо, пока не стихают шаги снаружи.
   Лиз (обводит всё взглядом) Ты здесь живёшь?
   Женщина (сухо кашляет) А где мне жить? Мой дом разрушили... А меня хотели убить.
   Лиз (принюхивается) Чем это у тебя воняет? Ни на секунды здесь не останусь. Скажи, как пройти до Ленин-штрассе-17, и я пойду.
   Женщина (качает головой) Нужно обходить. Все завалило. Сразу пойдешь по Советской, на третьем повороте свернёшь на Первомайскую, далее на втором на Октябрьскую, а потом по улице Декабристов до Ленина...
   Лиз (что-то прикидывает, жестикулируя) Первомайская, Октябрьская... Ну и названия... Ладно, я пошла (собирается лезть по щебню к окошку)
   Женщина Погоди! (кашляет) Может, есть хочешь?
   Лиз (оборачивается) Если честно, да. Не помню, когда ела последний раз, может, ещё в Берлине.
   Женщина Я сейчас! (уползает в тёмный проём)
   Вскоре возвращается с двумя комочками шерсти. Швыряет один Лиз на колени. Это дохлая крыса. Лиз отшатывается.
   Лиз Мать твою! Ты это ешь?!
   Женщина Попробуй! Это очень вкусно! (грызёт свою крысу, видя колебания Лиз) Не бойся! У меня ещё много, я тут долго живу, успела запастись.
   Лиз (держит крысу на вытянутой руке, в отвращении кривится) Ладно, Акуна Матата (кусает крысу за голову)
   Некоторое время едят молча. Наконец, Лиз отрыгивает, и достает изо рта крысиный хвост. Женщина кашляет в руку, потом смотрит. В ладони сгусток крови.
   Лиз (орёт) Б...ь! Да, ты сука чахоточная! (вскидывает автомат) Решила заразить истинную арийку (расстреливает женщину)
   Из проёма появляется Нянавiсць в образе старухи с тарелкой и вилкой. На тарелке лежит крыса.
   Нянавiсць (втыкает вилку в крысу) Хорошая еда (достает из кармана челюсть, вставляет её, потом ест крысу, откусывая с вилки по кускам)
   Лиз блюёт на обломки. Причём долго, в три захода. Наконец, поднимает голову. Нянавiсць ушла.
   Лиз (оглядывает свою форму) Нужно переодеться, не то первый патруль будет мой.
   Подползает к куче хлама и долгое время там копается. Наконец, достаёт грязный парик рыжего цвета с очень длинной косой (наверное, театральный реквизит, может по "Ненависти" и нормальную пьесу кто-нибудь напишет)
   Лиз (одевает парик на голову) Так. Замаскировались.
   Лезет наверх по куче обломков, коса бьёт по заднице.
  
   Сцена XX
   Лиз бежит по улице из последних сил. Вот она останавливается у разрушенного здания, нагибается и тяжело дышит. Через пару секунд продолжает бег, спотыкаясь. Падает. Скулит. Встаёт. Продолжает бежать. Коса бьёт по заднице. Лиз, как пришпоренная, делает рывок, спотыкается и падает. Скулит. Встаёт. Продолжает бежать, коса опять больно ударяет её на этот раз по лицу, оставляя на нём грязный след.
   Лиз (падает) Ах ты, коса б...я! (поднимается, тяжело дышит)
   Лиз срывает с себя парик и бросает на землю.
   Лиз (хрипит) Сейчас я тебе покажу (вскидывает автомат, некоторое время не может прицелится, стреляет по парику) Получи! Получи!
   Тем временем на сцене появляется солдат советской армии. Заметив Лиз, он вскидывает автомат и подходит ближе. Упирает автомат ей в спину. Лиз поднимает вверх руки.
   Солдат Кто это у нас тут? Эсэсовка недобитая. И аппетитная какая! (щиплет Лиз за задницу)
   Лиз взвизгивает, а Солдат смеётся, скаля подпиленные зубы.
  
   Сцена XXI
   Небольшая подворотня среди развалин домов. Костёр, в котелке что-то варится, валит пар. Рядом с котелком стоит 1-й солдат и мешает ложкой. Пробует варево на вкус. Недовольно морщится. На сцене появляется Лиз со связанными руками и 2-й солдат, тот, что взял её в плен в предыдущей сцене, с автоматом в руках.
   2-й солдат (первому) Посмотри, кто мне попался!
   1-й солдат (равнодушно смотрит на Лиз) Кого ты привёл? Я просил соли поискать, а ты что нашёл? Вшивую эсэсовку?
   2-й солдат Какая соль?! Я так давно мяса не ел, что иногда уже, глядя на тебя, слюни текут.
   1-й солдат Ладно (внимательно, хищными глазами смотрит на Лиз, достаёт нож)
   Лиз (отшатывается, натыкаясь спиной на автомат) Вашу мать! Вы - ЛЮДОЕДЫ?!
   Солдаты смеются.
   2-й солдат А как, по-твоему, мы бы выжили с 42-го года? Кто брезговал есть фрицев - уже давно в могиле. Да и что ты боишься? Какая тебе разница - расстреляют тебя и в яму бросят, или расстреляют и съедят?
   Лиз (в панике) Но я не хочу, чтобы меня расстреливали! И вообще - отведите меня к своему командованию. Фюрер заплатит за меня выкуп!
   1-й солдат (медленно подходит с ножом) Не гони х...ни. Какой выкуп? Зачем нам деньги, когда коммунизм скоро наступит. А твоего фюрера мы тоже съедим, как только Берлин возьмём.
   Лиз (пятится) Будь вы все прокляты!
   1-й солдат (2-му солдату) Держи эту б...ь.
   2-й солдат крепко держит Лиз, хотя та и дёргается. 1-й солдат подходит к ней с ножом вплотную.
   Лиз (в страшной панике) Погодите! Может, вы предпочитаете крыс?! Я знаю подвал, битком ими забитый!
   1-й солдат (играет ножом перед глазами Лиз) А крыс мы не едим принципиально. Так, что извини. Человечная свежина вкуснее протухшей крысы, сама понимаешь (готовится нанести удар в сердце)
   2-й солдат Погоди! (первый недоумённо на него смотрит, Лиз мелко дрожит) Как мы столько мяса таскать будем? Может, пусть на своих двоих ходит? Будем отрезать по кусочку.
   Лиз (в шоке) Ишь чего придумали! Лучше сразу прирежьте.
   1-й солдат (задумавшись, чешет ножом затылок) Хм. И впрямь. К тому же мне для супа всего-то кусочек нужен. Что же ей отрезать?
   2-й солдат Может, ягодицу? Ягодицы самые вкусные.
   1-й солдат Нет. Без ягодицы почти, как без ноги, ходить не сможет.
   2-й солдат (вздыхает) Режь тогда руку. Они хоть и не очень вкусны, но больше нечего.
   1-й солдат (радостно, сует нож к лицу Лиз) Отрежу я ей уши. Навар будет в самый раз, да и сами уши вкусные.
   Лиз Нет! Нет! ёргается)
   1-й солдат (2-му солдату) Держи эту суку крепче (хватает левой рукой ухо Лиз, готовится резать)
   Стиснув зубы, пилит ухо. 2-й солдат тяжело дышит, пытаясь удержать Лиз. Та, наваливается на него всем телом, дрыгает ногами и кричит.
   Наконец, 1-й солдат отрезал ухо, смотрит на него. Лиз плачет и скулит.
   1-й солдат (кладёт ухо в карман) Ладно. Теперь второе! (Лезет с ножом к лицу Лиз)
   Лиз (вопит) Нет! Погодите! Только не ухо! Я сделаю вам всё, что хотите! А-а-а!!
   1-й солдат (пилит ухо) А для чего ты можешь ещё пригодиться? Думаешь мне в кайф каждый день е...ь эсэсовскую б...ь?!
   Лиз дёргается, кричит. Тут 2-й солдат её не удерживает и падает вместе с ней на землю. 1-й солдат падает на них. Все катаются по земле. Мимо проходит патруль. Солдаты патруля останавливаются и смотрят.
   Офицер патруля Ничего-ничего! Парни развлекаются.
   Патруль уходит.
   1-й солдат Держи её, мать твою!! Сейчас я её! (тыкает куда-то ножом)
   2-й солдат Ты меня пырнул!!
   1-й солдат Е...й в рот!
   Лиз (с ненавистью) Сейчас ты встретишься со своим богом - Тумбо-Юмбой! (грызёт ему зубами шею)
   1-й солдат А-а-а! (постепенно крик переходит в хрип)
   Некоторое время куча слабо шевелится, пока не затихает. Лиз встаёт на ноги, трясясь от рыданий. В руке 1-го солдата все ещё зажат окровавленный нож. Лиз подходит к нему, приседает (как будто собралась отлить) и режет верёвки. Когда она уже готовится встать, 1-й солдат из последних сил тычет её ножом в задницу.
   Лиз вскакивает, вскрикивает и начинает бить 1-го солдата сапогами по лицу.
   Лиз (кричит) А ты каннибал х...в! Мутамба из племени х...жоров! Получи! Получи! (неожиданно останавливается и плачет)
   Лицо 1-го солдата - кровавое месиво, а из шеи хлещет кровь. Лиз, плача, садится возле него и роется в карманах. Достаёт своё ухо и ещё больше ревёт. Пробует приложить ухо к тому месту, где оно было. Плачет.
   Нянавiсць (в образе старика-китайца) Нам надо идти, госпожа (кланяется) Перевяжи голову, госпожа (кланяется)
  
   Сцена XXII
   Ленин-штрассе возле дома N17. Дом сохранился, несмотря на все бомбардировки. Это неказистое одноэтажное здание, с решётками на окнах. Перед ним высокий каменный забор и ворота. Перед воротами дворник с метлой. Курит цигарку и метёт.
   Появляется Драко и, не спеша, шатающейся походкой, подходит к дворнику, постоянно оглядываясь.
   Драко Прости, отец (дворник внимательно на него смотрит) Это Ленин-штрассе-17?
   Дворник Ну?
   Драко (орёт) Гитлер капут!
   Дворник (ковыряется пальцем в ухе) Ходят тут, кричат! А прут-то кого? Прости, кого прут? Я не расслышал. Гитлера? (отходит в сторону)
   Драко идёт в ворота.
   Некоторое время Дворник метёт улицу. Появляется Лиз с перевязанной головой. Не обращая внимания на Дворника, пытается войти в ворота.
   Дворник (останавливает Лиз) Куда собралась-то? Собралась куда, шустрая? Это закрытый объект. Видишь знак - посторонним вход воспрещен.
   Лиз (зло) Дед, лучше не стой у меня на дороге. Я преследую одного человека, и он вошёл в это здание. Так, что - уйди. Иначе (пробует снять автомат)
   Дворник (бьёт Лиз метлой) Ах ты, малявка! Угрожать ещё будешь! (забирает у Лиз автомат и отшвыривает его в сторону) Подобрала автомат и думаешь - самая сильная?! (бьёт Лиз метлой, Лиз убегает) Что б я тебя больше не видел!
   Дворник продолжает мести, через некоторое время Лиз появляется снова с пистолетом.
   Дворник Опять?! Я ж предупреждал.
   Лиз (поднимает пистолет) С дороги, русская свинья! (Дворник приближается с метлой наперевес)
   Лиз стреляет, Дворник увёртывается от пуль, как Нео. Наконец, патроны у Лиз заканчиваются.
   Дворник (хватает Лиз за шиворот) И куда только твои родители смотрят, хулиганка! Они, наверное, никогда тебя не пороли? Придётся мне этим заняться (выдергивает розгу из метлы)
   Дворник задирает Лиз юбку, нагибает её и хлещет розгой. Лиз тихо воет. Наконец, после ударов пятнадцати, Дворник отпускает Лиз, дав на прощание пинка под зад. Лиз, скуля, убегает.
   Дворник (кричит, потрясая метлой) Ещё раз увижу - милицию позову!
  
   Сцена XXIII
   Драко идёт по полутемному коридору.
   Драко Эй! Здесь есть кто-нибудь?!
   Неожиданно на него набрасываются с двух сторон, хватают за руки и бьют дубинкой по голове.
   Драко утаскивают за ноги.
  
   Сцена XXIV
   Драко без сознания сидит на стуле со связанными руками, почти полностью голый. Комната похожа на мастерскую, по углам стоят ящики, печь, электрические шкафы. За столом сидит писарь, что-то пишущий, иногда макает ручку в чернильницу. По комнате расхаживает Офицер НКВД в черных сапогах, с железными набойками. Офицер берёт ведро с водой и обливает Драко. Тот приходит в себя, судорожно хватая воздух ртом.
   Офицер Проснулась, спящая красавица? Теперь - имя и фамилия!
   Драко (трясётся от холода) Иван! Драко!
   Офицер подходит и бьёт его кулаком. Драко падает со стула. Офицер избивает его ногами, молча, с безразличием на лице.
   Драко (кричит) Братки! Родненькие! За что?
   Писарь (продолжает писать) Фюрер в Берлине тебе - браток!
   Офицер останавливается и зло смотрит на Писаря. Драко приподнимается на коленях. Офицер бьёт его ногой в лицо. Драко падает.
   Офицер Ёще раз - кто ты такой? Имя и фамилия мне не нужны. Скажи своё прозвище.
   Драко (плюётся зубами) Я... не знаю...
   Офицер бьёт его, Драко валится на пол. Драко рвёт на пол, падает, пытается отползти, Офицер бьёт его ещё раз. Драко орёт.
   Офицер Это только начало. Шеф, когда узнал, что ты попал к нам руки, велел провести тебя через семь кругов. Ты, конечно, знаешь, что это такое (улыбается) Только настоящий офицер НКВД способен выжить после этого.
   Драко (в шоке) Но я не офицер НКВД.
   Офицер Продолжаем отрицать? (качает головой) Я был лучшего о тебе мнения. (уходит в угол комнаты и возвращается с железным ящиком, тащит его на тележке)
   От ящика отходят провода: электрический, а также пять штук, покрытых инеем.
   Офицер Холодильная установка. Так называемый "Дед Мороз". Все ещё не хочешь сказать, кто ты такой на самом деле?
   Драко ничего не говорит, только пытается отползти. Офицер хлопает в ладоши. Появляются два солдата, хватают Драко, сажают на стул и привязывают руки и ноги к подлокотникам.
   Офицер (одевает меховые рукавицы) Сам виноват ёлкает тумблером на установке, та начинает гудеть)
   Офицер берёт провод, уже покрытый не инеем, а снегом, и прикасается к привязанной к подлокотнику руке Драко. Драко кричит. Офицер привязывает провод к руке ремнями.
   Офицер Не понимаю, чего ты так орёшь? Разводишь нас, как лохов? (прикручивает второй провод ко второй руке) Пойми, нам без разницы, умрешь ты на втором этапе или на шестом (прикручивает провода к ногам, долго вертит пятым проводом) Угадай, куда пятый провод? Конечно, в пятую точку (суёт провод в трусы Драко)
   Драко кричит и дёргается, но прикручен он сильно. Писарь пишет, Офицер критически смотрит. Наконец, Драко устаёт кричать, падает на стул и бессильно повисает. Офицер внимательно за ним наблюдает. Драко покрывается ледяной корочкой. Офицер подходит к агрегату и щёлкает тумблером. Драко в себя не приходит. Офицер идёт к печке и возвращается с раскаленным прутом. Прикладывает прут к груди Драко. Грудь шипит, с неё валит пар. Драко приходит в себя и кричит, пар становится дымом. Снег на Драко тает, тело окрашивается в красный цвет.
   Офицер (отнимает прут от груди) Не понимаю, что тут такого? Терпеть жару и холод учат почти сразу, это умеет рядовой чекист. Смотри (прикладывает прут к собственной щеке)
   Со щеки идёт дым, она слегка шипит, но когда Офицер отнимает прут, на ней не остаётся и следа.
   Драко (хрипит) Вы ошиблись! Я не тот, кто вам нужен!
   Офицер хватает прут ладонью. Ладонь шипит. Офицер отбрасывает прут в сторону.
   Офицер Ладно, перейдём к четвертому этапу (садится и начинает выдёргивать из Драко провода, покрытые инеем, голой рукой, отталкивает холодильную установку)
   Драко (нервно) А какой четвертый этап?
   Офицер "Крещение огнём".
   Драко (со страхом) А какой был до этого?
   Офицер "Как закалялась сталь" (встаёт, идёт в угол комнаты, возвращается с огнемётом, раструбом на шланге и баллонами с газом за спиной)
   Драко ёргается) Нет! Нет!
   Офицер (одевает очки) Если ты не чекист - сгоришь заживо. Так что советую тебе оказаться чекистом.
   Офицер поливает Драко огнём, тот вопит и горит, постепенно чернея.
   Писарь (кричит) Время!
   Офицер скидывает огнемёт, берёт огнетушитель и пеной заливает Драко.
   Офицер (смотрит на часы) Рекорд Дракона на десять секунд больше. Но, ты же потерял немного форму за все эти годы (подходит и смотрит в глаза Драко) Так кто ты такой? И почему провалил задание? Кто тебя завербовал? На дурку откосить не получится. Будь ты на самом деле Иваном Драко из Новых Закутков, ты бы не пережил "Крещение огнём".
   Драко (тяжело дышит, с него стекает пена вперемежку с горелой шкурой) Я не тот, за кого вы меня принимаете (говорит голосом Дракона)
   Офицер Упорствуешь дальше? Да, я знаю, ты силён, даже очень, но "Семь кругов" ещё не проходил никто. Даже больше, никто не доходил даже до шестого.
   Отходит. Возвращается с дрелью, молотком, зубилом и клещами. Солдаты хватают Драко за подбородок и раскрывают ему рот. Привязывают голову к спинке и оставляют с открытым ртом.
   Офицер "Зуболом". Учти, каким бы ты не был, мяса тебе уже не есть (прикручивает к дрели сверло)
   Драко пытается, что-то сказать, но получается лишь мычание.
   Офицер Ты хочешь сказать, что ты Дракон? Так ведь? (Драко кивает) Поздно, батенька (сует сверло в рот Драко и включает дрель)
   Офицер сверлит, а Драко трясётся.
   Офицер (вынимает дрель) Пинцет! (ему подают, ковыряется, затем вновь суёт дрель и сверлит) Отлично (вынимает дрель, суёт клещи и выдёргивает зуб)
   Солдаты отвязывают голову Драко, а Офицер отходит к столу.
   Офицер (что-то пишет) Выпишу тебе талон к дантисту, у тебя зубы - хуже не бывает (смотрит на Драко) Так, что ты хотел сказать? Кто ты?
   Драко (зло) Дракон -я! Дракон! Довольны?
   Офицер На первый вопрос ты ответил. А теперь скажи - почему ты не выполнил задание шефа?
   Драко Какое ещё задание? Какого шефа?
   Офицер (вздыхает) Придётся перейти к шестому этапу. Не бойся, он никогда не подводил, очень действенный. Жаль, но, наверное, потому и безболезненный (подходит к Драко и водит руками) Ты устал! Ты намучался! Ты очень устал! А теперь ты хочешь спать!
   Драко Что? (зевает)
   Офицер Спать! Спать! Это испытание - "Кошмар всей жизни".
   Драко закрывает глаза и погружается в сон.
   Офицер Эта сцена скрыта далеко у тебя в подсознании, но сейчас ты вновь переживёшь её.
  
   Сцена XXV Советско-польская граница 1928
   От границы в восточном направлении движется одноконная крестьянская повозка. В повозке сидят Адольф фон Келетберг, Хельга фон Келетберг - впереди, Адольф правит лошадью. Сзади сидят их дети: Ганс, Райцигер и Лиза. Одеты в тужурки, тулупы, дублёнки -зима в поле.
   Хельга (Адольфу) Не дрожи ты так (дотрагивается до его руки) Ты ведь сам говорил, что самое страшное - пересечь границу. Мы это сделали. Теперь осталось добраться до города, там нас ждёт связной.
   Адольф (напряжённо вглядывается вперёд) Там кто-то есть.
   Хельга (смотрит) Какие-то люди на конях. Не волнуйся, может, это крестьяне. Веди себя естественно. Мы знаем местную мову, лучше, чем сами местные (нервно смеётся)
   За их спинами Лиза играет с куклой.
   Райцигер Что ты возишься с этой куклой? (забирает куклу)
   Ганс хохочет.
   Лиза Отдай! Она моя! (протягивает к Райцигеру руки)
   Райцигер Ах, какая у нас кукла. Хи-хи (выбрасывает куклу)
   Ганс хохочет.
   Лиза Мама! (плачет) Он выбросил мою куклу!
   Хельга (зло) Прекрати ныть! Не до тебя сейчас (Адольфу) Это солдаты.
   Лиза Ну, мама!
   Хельга (оборачивается) Ты можешь помолчать пять минут?! (оборачивается к Адольфу) Не волнуйся, может быть, всё обойдется.
   Райцигер Проглотила? (даёт Лиз оплеуху)
   Лиза плачет, Ганс хохочет.
   Хельга (оборачивается) Прекрати ныть! Я кому сказала?! (оборачивается и напряжённо смотрит вперед)
   Лиза затихает и с ненавистью смотрит на братьев.
   Лиза (прекратив реветь) Вот я вырасту и убью вас.
   Ганс и Райцигер хохочут.
   К ним подходят пятеро солдат, ведущих лошадей на поводу. Среди них Дракон. Дракон сигналит рукой, и Адольф останавливает повозку.
   Дракон Документы!
   Хельга подаёт Дракону бумаги и улыбается. Адольф сидит с отрешённым лицом, дети застыли сзади без движения.
   Дракон (читает) Так-так. А откуда у вас документы? Может, вы думайте, что крестьянам в 1928 году были положены паспорта?
   Хельга и Адольф переглядываются.
   Адольф (находится) Мы тут в город решили податься, каб заработать чаго-нябудь. И попросили у прадсядателя сельсовета.
   Дракон (отдаёт документы) Ясно. А что везёте?
   Адольф Да, продукты села. Там репку, бульбу, моркву и это... майн год... жито.
   Дракон (насторожившись) Что ты там сказал после морквы?
   Хельга (зло) Я же говорила, что из-за этой конопли проблемы будут.
   Дракон (радостно) У вас есть конопля?!
   Адольф (чешет репу) Ну, да. Говорят, её в городе хорошо разбирают.
   Дракон Вы разве не знаете, что коноплей торговать запрещено?! Нет? (Хельга и Адольф переглядываются с идиотскими выражениями лица) Конопля конфискуется (делает знак и солдаты лезут в телегу)
   Дракон (обходит телегу и замечает Лизу) Какая девочка! Агу-агу! Конфетку хочешь?
   Лиза Мне мама запрещает брать конфеты у чужих. У нас, в Гамбурге очень много нехороших дядей.
   Дракон (удивлённо) Где-где?
   Хельга (поспешно) Так це ж вёска наша так называется - Гамбург.
   Дракон (задумавшись) А где она находится вёска эта?
   Хельга Это далеко отсюда, вы не знаете.
   Дракон Ладно (Лизе) А скажи, дяучинка... или мне лучше называть тебя медхен? Как зовут твоего папу?
   Адольф Меня зовут...
   Дракон Молчать! (Лизе, ласково) Дяучинка, як кликаюць твайго тату? (Лиза сидит с недоуменным выражением лица) Что? Нихт ферштеен? (задумывается) Медхен... ви хайст дайне фатер?
   Лиза Адольф.
   Дракон Ага! Адольф.
   1-й солдат Это ничего не значит, вот у нас на селе был...
   Дракон (перебивает) Ладно. Вам нужны другие доказательства? (Лизе) Как фамилия твоего отца? Он Адольф... а дальше что?
   Лиза Фон Келетберг.
   Хельга и Адольф сидят ни живы, ни мертвы.
   Дракон (обрадовавшись) Заметьте, она сказала ни Иванов, ни Петров, ни Сидоров, а именно фон Келетберг.
   1-й солдат Да не живут тут Ивановы и Сидоровы, тут больше Рашевские с Дримановичами попадаются (подходит к Лизе) Ну, скажи, девочка: моя фамилия Рашевская.
   2-й солдат Или Воратхи. Там, на Севере целая деревня таких. А к югу живут Остапенки, их там столько наплодилось, целый район заселили.
   3-й солдат Каневские, Сотниковы, Данихновы, не говоря уже про Погуляев... Девочка, ну, скажи, что твоя фамилия Погуляй. Выговорить не можешь? Ну, давай вместе - По-гу-ляй...
   Лиза (гордо) Фон Келетберг.
   Солдаты вздыхают от разочарования.
   Дракон ёстко) Встать! Выйти из повозки!
   Хельга и Адольф, понурив головы, слезают. Райцигер неожиданно перелезает через борт и бежит в сторону, увязая в сугробах.
   Дракон (кричит) Стоять! Стрелять буду! (1-му солдату) Винтарь! (ему подают винтовку)
   Дракон целится, стреляет, Райцигер падает.
   Хельга (кричит) Сынок! Мой сынок! (бросается к Райцегеру)
   Дракон достаёт пистолет и стреляет Хельге в спину. Хельга падает. Дракон подходит к Адольфу.
   Адольф Не убивайте! Нихт шиссен! Кого угодно, детей - только не меня!
   Дракон стреляет ему в голову.
   Ганс (воет) Дяденьки! Не бейте! Я...
   Дракон убивает и его.
   Дракон Трупы не убирать, оттащить только от дороги...
   1-й солдат (показывает на Лизу) Товарищ лейтенант!
   Дракон (достаёт пистолет) Я её, пожалуй, в том леске грохну... (берёт Лизу за руку и тащит в ближайшие кусты)
   1-й солдат (2-му солдату) Он решил её трахнуть напоследок?
   2-й солдат По такому морозу? Сомневаюсь.
   Солдаты начинают таскать тела за ноги и засыпать их снегом.
   Дракон и Лиза отходят в сторону и останавливаются. Дракон поднимает пистолет, целится в Лизу. Некоторое время.
   Дракон (неожиданно стреляет вверх) Считай, что тебе сегодня крупно повезло. (уходит к своим)
   Солдаты тем временем берут лошадь под уздцы и уходят. Дракон их догоняет. Лиза некоторое время стоит на месте. Потом возвращается к месту расправы. Слышен плач ребёнка. Лиза прислушивается и идёт на звук. Останавливается возле плачущего младенца в корзине.
   Лиза Откуда здесь взялся ребенок?
   Голос за сценой (отвечает) Это родилась твоя ненависть.
   Лиза разворачивается и делает пару шагов прочь. Нянавiсць в образе младенца ревёт, надрывается. Лиза останавливается и возвращается к ней. Некоторое время смотрит, потом подбирает Нянавiсць и вместе с ней уходит.
  
   Сцена XXVI Гомель 1944
   Комната из XXIV сцены. Офицер водит руками перед привязанным к стулу Драконом.
   Офицер Очнись, гад! (Дракон открывает глаза) Ну, что? Вспомнил, кто ты такой?
   Дракон Да. Я вспомнил. Я всё вспомнил (стискивает зубы и начинает рвать путы)
   Офицер Резко крутым себя почувствовал? (идёт к столу и роется в ящике)
   Писарь сидит в ступоре. Дракон вскакивает и бросается на Офицера. Забирает у него пистолет, который тот достал из стола, и несколько раз стреляет. Встает и расстреливает Писаря. Писарь трясётся, его кровь забрызгивает стену. В комнату вбегают двое солдат, Дракон стреляет в них.
  
   Сцена XXVII
   Мост через Сож (прим. река в Гомеле, левый приток Днепра). На удивление, сохранился. К мосту идёт Лиз и замечает там какую-то фигуру. Идёт быстрее.
   Подходит совсем близко и отшатывается.
   Нянавiсць (в образе смерти в саване с косой) Испугалась?! Это всего лишь я. Решила тебе помочь немного. Скоро здесь появится твой враг. Я вот приоделась по такому случаю (снимает капюшон, Лиз в ужасе закрывает глаза) Чего это ты? Ты думаешь, у меня там что - коса до пят?
   Лиз открывает глаза, у Нянавiсцi обычный голый череп смерти.
   Лиз (вздыхает) Давно хотела спросить, зачем ты за мной ходишь?
   Нянавiсць (чешет череп) Не знаю, ты же сама меня взяла. Значит, должна знать, зачем я тебе нужна.
   Лиз Постой, а если я тебя пошлю, ты уйдёшь?
   Нянавiсць (задумывается) Наверное, а почему нет?
   Лиз Тогда пошла на х...! Вали рогом! Чтоб я тебя не видела! За...ла уже!
   Нянавiсць Так бы сразу и сказала (уходит)
   Лиз некоторое время стоит на мосту и плюётся в воду. На мост заходит Дракон. Лиз резко оборачивается, видит Дракона и тянется к автомату. Дракон тянется к пистолету.
   Оба одновременно вскидывают оружие и, готовясь нажать на курок, застывают в немой сцене. На лицах обоих застыло выражение ярости.
   Репродуктор (с ближайшего столба) От советского информбюро! Сегодня, 3 июля 1944 года, войсками 1-го Белорусского фронта освобождена столица Белорусской Советской Социалистической Республики город Минск! Ура, товарищи!
  
   Под крики "Ура!" падает занавес.
  
   07.10.2003г. - 13.10.2003г.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"