Варлаков Георгий: другие произведения.

Трилитрон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.63*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пародия-стеб на "Илиаду" Гомера и остальные произведения троянского цикла, частично по мотивам конкурса "Мертвые цивилизации-1". Финальная версия


ТРИЛИТРОН

эпическая трагикомедия

пародия-стеб на "Илиаду" Гомера

и остальные произведения троянского цикла

  

Основные действующие лица

   Троянцы
   Гелен - сын Приама, с бледным лицом
   Гектор - сын Приама, бородат, в доспехе
   Гекуба - жена Приама и мать почти всех остальных
   Деифоб - сын Приама
   Кася - дочь Приама, с бледным лицом
   Пандар - в волчьих шкурах и с луком
   Парис - сын Приама, бывший пастух
   Приам - царь Трои, 60-70 лет
   Поликсена - дочь Приама
   Полит - сын Приама
   Телеф - царь Мизии, чернокожий в бусах
   Троил - сын Приама, около 10 лет
   Эней - герой Энеиды
  
   Грики
   Агамемнон - царь Микен
   Ахиллес - слабый на пятку
   Аякс Ст. - можно использовать того же актера, что играет Геракла
   Аякс Мл. - А что? Раньше распространенное имя было
   Диомед - царь Аргоса
   Елена - победительница конкурса красоты
   Идоменей - царь Крита, слащавый и женоподобный
   Ифигения - дочь Елены и Тезея, приемная у Агамемнона и Клитеместры, малолетняя
   Калхас - сбежавший из дома престарелых маразматик - жрец и прорицатель
   Клитеместра - сестра Елены и жена Агамемнона
   Менелай - брат Агамемнона и муж Елены, царь-рогоносец Спарты
   Неоптолик - сын Ахиллеса, около 10 лет
   Нестор - известный летописец у руссов
   Одессий - хитроумный царь Одессы... тьфу! Итаки, конечно.
   Орест - сын Агамемнона и Клитеместры, в младенчестве
   Паламед - премудрый пескарь... то есть, просто премудрый
   Патрокл - друг и побратим Ахиллеса
   Пелей - отец Ахиллеса
   Тевкр - сводный брат Аякса Ст., низкорослый
   Филокрет - местный Робинзон, бородатый и в козьих шкурах
   Эгисф - брат первого мужа Клитеместры
  
   Божественно-героический паноптикум
   Аполло - в трусах в виде американского флага и боксерских перчатках, чернокожий
   Арес - в черно-красном доспехе и закрытом шлеме
   Арта - с луком и в тунике
   Асклепий - этакий доктор Пилюлькин, в белом халате и шапочке с красным крестом
   Афена - в золотом доспехе и открытом шлеме
   Африка - афроевропейка
   Гадес - злобный некромансер в виде персонажа фильма "Крик"
   Ганимед - мальчик на побегушках у Зивиса
   Гелий - второй в таблице Менделеева, после водорода
   Гераника - жена Зивиса (и сестра тоже)
   Геракл - высокий мужик с дубиной
   Гермес - покровитель "МММ", худой, в крылатых сандалиях на босу ногу
   Гефест - похож на Квазимодо в переднике
   Дионис - толстяк, всегда пьяный, постоянно икает
   Зивис - белобрыс, с вытянутой мордой
   Пандора - обиженный потребитель с ящиком
   Посейдон - морское чудо, которому подвластна вся вода
   Фетида - мать Ахиллеса
   Хронос - титан, иногда вылезает из Тартара
   Эрида - злая старушенция в черной накидке
   Эрот - младенец с крылышками, в памперсах
   и многочисленные прочие...
  
   АКТ I Гнилое яблоко
   Сцена I
   Свадебный пир. Жених - Пелей, невеста - Фетида. Однако во главе стола сидят Зивис и Гераника.
   Зивис (нюхает содержимое тарелки) Прикинь, Гераника, мы - самые первые. Из гостей больше никого нет.
   Гераника Понимаешь, баклан, мы же, в натуре, всегда первые должны быть... Въезжаешь, придурок?
   Раздается стук в дверь.
   Зивис (Фетиде) Эй, ты! Тёлка! Двери посмотри.
   Фетида подходит к двери, но та уже распахивается и вдавливает ее в стену. На пороге появляется Аполло в маске деда мороза.
   Апполо Здравствуйте! Угадайте, кто я?
   Зивис Ну, кореш, в натуре, хрю, ты даешь. Ты бы еще, сколько будет дважды два спросил.
   Гераника Михаил Федорович Крузенштерн! Человек и пароход!
   Апполо (снимает маску, под ней обыкновенная негритянская рожа) Вы что - того? (крутит пальцем у виска) Я же массовик-затейник. Меня пригласили тамадой на эту свадьбу.
   Зивис Ну тогда изобрази что-нибудь в натуре, чтобы душа сразу развернулась, а потом свернулась.
   Апполо (кричит за спину) Эй, там, музы - тащите колы и усилок! И мою бас-лиру не забудьте!
   В дверь заходят девять муз, одни тащат колонки на плечах, другие - музыкальные инструменты.
   Зивис В натуре... это же круто! (смотрит в стакан) Эй! У меня ж пойло кончилось... хрю... Бой!!
   Прибегает Ганимед с кувшином и останавливается перед Зивисом, тяжело дыша.
   Зивис Черепаха быстрее тебя бегает... хрю... (забирает у Ганимеда кувшин и отшвыривает мальчика пинком под зад) Вот так надо бегать, в натуре... И зачем я Гермесу сандалии крылатые отдал... Надо было этому, толстозадому...
   Гераника Не наезжай на пацана, придурок... Я-то знаю, почему ты выбрал себе такого толстозадого... (бьет Зивиса по голове кружкой)
   Зивис Вау! (Гераника бьет второй раз) Вау! (Гераника бьет третий раз) Вау! Это ж больно... в натуре.
   Музы расставляют оборудование на сцене, а Аполло машет руками в перчатках, словно дирижер.
   Аполло Осторожнее! Это дорогое японское оборудование!
   На пороге появляется Арта с луком за плечом.
   Зивис (давится вином) А это кто?
   Пелей (Фетиде) Кажется, мы её не приглашали.
   Фетида (Пелею) Да мы никого не приглашали. Эти боги всегда приходят, когда их не ждут.
   Аполло Это моя любимая сестрёнка. Она побудет со мной, а то дома не с кем оставить.
   Пелей А родители её где? И вообще, разве она маленькая?
   Арта, ни слова не говоря, садится за стол и начинает есть. Ростом она действительно повыше Пелея, поскольку богиня, раза в полтора.
   Аполло Только ей не наливать! Она, пьяная, приставать ко всем начинает...
   Зивис Хрю... Так это же круто!! (Гераника бьет его четвертый раз) Вау!
   Арта смотрит на Зивиса из-подо лба.
   Аполло Приставать в её понимании - это стрелять из лука в глаз.
   Зивис Батяня мой Сатурн Уранович! (давится вином)
   Гераника Придурок! (бьет его пятый раз) Все, Сатурновичу больше не наливать.
   Зивис Вау! (прячется под стол)
   Раздается громкий стук в дверь.
   Вопль за дверью Именем тарабарского короля - откройте дверь! (все переглядываются) Именем тарабарского короля - ломайте дверь!
   Пелей Стойте! Я иду открывать (бежит к двери и распахивает её)
   На пороге стоят Афена и Арес.
   Арес Мордобой заказывали? Так вот мы и явились.
   Пелей Мордобой, а не поножовщину (Афена и Арес переглядываются) С оружием на свадьбу нельзя, так что оставьте у входа.
   Арес снимает с Афены меч, а Афена с Ареса. У Ареса меч в два раза больше, Афена его не удерживает и роняет на землю. Арес злобно зыркает из шлема и нагибается за мечом. После мечей следуют кинжалы, палицы, топоры, утренние звезды, катаны и дайкатаны, чаки и нунчаки, луки, арбалеты, кремневые мушкеты, пулеметы, автоматы Калашникова и американские винтовки М16. Арес порывается снять с Афены доспех.
   Афена Эй! Раздеваться до трусов я не подписывалась! (бьет Ареса по рукам)
   Арес пожимает плечами, и они с Афеной заходят внутрь.
   Аполло Раз! Раз! Раз! (держит в руке микрофон) Проверка звука! Раз! Раз! Два, три, четыре, пять - вышел зайчик погулять...
   Зивис Это типа музло? Да это круто, ё. Почти, как "Металлика". Ё! Ё-ё-ё!
   Гераника Какая это в натуре "Металлика"? Больше на рэп похоже! А это песни ниггеров!
   Аполло Да... да... А что вы сделали для хип-хопа? Йё!
   Аполло ударяет по струнам бас-лиры. Раздается громкий звук, все затыкают руками уши. Бутылки, стоящие на столе, лопаются. Шлем на голове Ареса вращается по часовой стрелке, а на голове Афены - против.
   Зивис (вылезает из-под стола) Это было круто! Хрю! Слабо повторить!?
   Аполло Прошу прощения, я проверил мощу! (кричит) Начинаем наш рок-вечер на горе Пелион! (выдает что-то тяжелое на арфе)
   Арес У тебя музыка не по уставу! В армии разрешается петь только Расторгуева. Центурион - батяня - батяня - центурион. За нами Россия - Москва - Илион. Огонь батарея!! Огонь центурия!!
   Арта В смысле "огонь"? Огненными стрелами что ли?
   Арес Молчи, раз ничего не понимаешь во взрослых играх.
   Арта Будешь тут понимать, когда одни олени цепляются.
   Арес Я имел в виду - ВОЙНУ!!!
   Нереиды - сестры Фетиды начинают что-то танцевать под рок Аполло. Арес, увидев столько женщин, забывает про Расторгуева и бросается в пляс, гремя доспехами. Он гоняется за нереидами, но те легко увертываются от его объятий. Музы поют и танцуют. На пороге появляется пьяный Дионис, его под руки тащат двое сатиров, сзади ещё четверо играют на дудах, а следом пляшут полуголые менады.
   Дионис ИК! ИК! Новогодняя ночь, а я без шампанского.
   Один из сатиров что-то шепчет ему на ухо.
   Дионис Да это у меня после вчерашнего голова туго работает. Я ж на свадьбе! Какая свадьба проходит без моего участия? (задумывается) Впрочем, на поминки меня тоже зовут. (Пелею и Фетиде) Поздравляю молодых! (щелкает пальцами, в его руках появляется огромная бутылка) Это вино из зерна. ИК! Такое только руссы умеют готовить. ИК! Называется - водка, она целых - 40 градусов (отдает бутылку Пелею) И самое главное - водяра в ней никогда не закончится.
   Пелей (переворачивает бутылку горлышком вниз) Конечно, не кончится. Потому что и не начнется. Нет здесь ничего.
   Все вздыхают от разочарования.
   Дионис Маму я вашу делал! (стучит сатирам по рогам, а менад по голым задницам) Кто все выпил и даже со мной не поделился?
   Зивис Я в натуре не въезжаю. Кто гнал, что бутылка не закончится? Хрю.
   Дионис Так она не закончится, если оставлять там хоть каплю. ИК! Но не все же зараз вылакивать? (продолжает бегать за сатирами и менадами и бить их) Какой подарок пропал!
   Пелей Не волнуйся так. У нас и своего вина...
   Дионис натыкается на танцующую Афену и, перепутав её с менадой, бьет по заднице. Афена взвизгивает, оборачивается и посылает Диониса в нокаут хуком слева. Дионис улетает в угол комнаты.
   Афена Пьянь! Нажрался и не видит к кому пристает!
   Зивис Эй! Хрю! Бой! Вина всем!
   Выбегает с кувшином Ганимед, разливает всем в кубки вино, каждый норовит ему дать или пинка, или подзатыльник.
   Зивис Шевелись, мелюзга!
   Апполо (говорит в микрофон) У меня сегодня такое настроение, что я сейчас спою, как Витас!!
   Гадес (материализуется из воздуха) Это я сейчас спою, как Витас. "Аид мой достроен, но я в нем один, и нет там ни души". А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
   Маленькая собачка, которую Гадес держит на поводу, лает.
   Гадес Молчать, Цербер! Иди вон - возле входа полежи (указывает пальцем)
   Пелей А почему он такой маленький? И где три головы?
   Гадес Ну, чего только в мифах не придумают... (Пелею и Фетиде) Вы молодые? Значит, я вас поздравляю. И жду скоро к себе в гости... Да, не волнуйтесь так, я пошутил. Но всё равно, подарок я приготовил. Во-первых, я попросил мойр, чтобы они предоставили знаменитую судьбу для вашего будущего сына (смотрит в шпаргалку) Его будут звать, кстати, Ахиллес. А вам двоим я заказал хорошее место в темнице душ, с видом на Сизифа, катающего камень.
   Пелей и Фетида переглядываются.
   Фетида Спасибо тебе, Гадес. Твои подарки для нас ценны.
   Гадес Да, это я прикалываюсь так (хлопает Фетиду по плечу) Извини, Персефона не смогла прийти - к теще уехала на лето - грядки полоть.
   Раздается какое-то жужжание. Все поднимают головы и с удивлением оглядываются. В окно влетает Гермес.
   Гермес (жужжит) Бж-ж-ж! (всем) Да это я - Гермес. А вы, что подумали - Карлсон вернулся? (подлетает к Зивису) Зивис, ты посылал меня... сейчас посмотрю куда (смотрит в шпаргалку) На... нет, туда ты меня посылал в прошлый раз... В... Нет, тоже не то. (задумывается) Так и сказал: "Не пошел бы ты, Гермя, в...
   Зивис (перебивает) В задницу третьей лошади в колеснице Гелия, что ли?
   Все смеются.
   Гермес Бж-ж-ж. Точно. В задницу третьей лошади на колеснице Гелия.
   Зивис Хрю. Хрю. Круто! Ну и что там есть, в заднице третьей лошади на колеснице Гелия?
   Гермес Взрывоопасно там. Гелия полно.
   Все смеются, особенно старается Зивис, хрюкая, как свинья.
   Гермес А теперь я готов доставить следующее твое послание.
   Зивис (тычет Геранику в бок) Слышь, тёлка, куда его ещё можно послать?
   Гераника шепчет Зивису что-то на ухо, тот смеется, похрюкивая.
   Зивис Круто! Хрю. Хрю. А не пошел бы ты, Гермя, в задницу к Пифону (видя, что Гермес порывается лететь) Эй, космонавт в сандалиях, ты бы хоть жениха с невестой, в натуре, поздравил.
   Гермес Так я на свадьбу попал? Поздравляю, значит, а в подарок доставлю любое письмо со скоростью света...
   Веселье в разгаре. Вино течет рекой, из колонок льётся оглушительная музыка, Аполло наяривает на бас-арфе, перебирая струны рукой в боксёрской перчатке. Музы поют по три в один микрофон, Арес пустился вприсядку, Афена совершает акробатические номера, прыгая через голову, причем её юбка, торчащая из-под доспеха, задирается, все ахают. Пляшут нереиды, менады и сатиры, последние подыгрывая на дудах. За столом скучает Арта, её пытается развлечь Гадес, корчащий рожи, поедает пищу, будто на скорость, Гермес, а Зивис и Гераника продолжают пить вино, Ганимед только успевает прибегать с новыми кувшинами. Всем весело, а в окно заглядывает солнце.
   Гелий Это не солнце заглядывает, а я заглядываю. Извините, не могу остаться надолго, дел очень много. И подарка у меня нет, обещаю только новобрачным светить всегда и светить везде.
   На пороге появляются Африка и Гефест. Из-за ноги Африки выглядывает Эрот. Все так увлечены, что не обращают на них внимания. Африка и Гефест подходят к Пелею и Фетиде.
   Африка (обнимает за плечи молодых) Поздравляю, милые мои. Я рада, что вы решили узаконить ваши отношения. Это пример для всех (целует сначала Фетиду, а потом Пелея) Я дарю вам любовь до гроба. Вы искренне будете любить друг друга, пока смерть не разлучит вас.
   Эрот Хорошо сказанула. Уважаю (лезет за блокнотом) Надо бы записать для будущих поколений.
   Африка тычет в бок Гефеста.
   Гефест (кашляет, прочищая горло) Значит, это... я... ну... того...
   Африка Он тоже подарок приготовил, но боится сказать. Такой он у меня нерешительный (гладит Гефеста по пузу) Ну, милый, что же ты там приготовил?
   Гефест Это... гы-гы-гы... доспех.
   Африка Фи-и! Хоть раз был бы оригинален, а то на каждую свадьбу доспехи даришь.
   Гефест Но это не простой доспех, а...
   Африка Да-да, золотой, лучший даже, чем у Афены.
   Гефест Так вот... это... доспехи не для жениха...
   Африка (перебивает) А для невесты. И зачем нам вторая Афена?
   Афена (услышав, что её склоняют) Эй ты, шоколадка, следи за базаром, не то, как двину левой!
   Гефест Нет. Не для невесты, а для их будущего сына. Поэтому я его пока не делал... гы-гы-гы... я же не знаю, какой у него размер.
   Африка А я добавлю от себя, что сын у вас будет...
   Гадес (скрипучим голосом) Опоздала, про сына я уже сказал.
   Африка Сгинь, нечистая сила!
   Гадес (дергает Африку за подбородок) Саечку за анахронизм.
   А гости всё прибывали. Появился Посейдон в ванне, которую он называл странным словом "джакузи". Это чудо в жабрах ничего не подарило, только пообещало "ветер в спину".
   Появились Эхнатон и Нефертити, Цезарь и Клеопатра, Наполеон и Жозефина, Гитлер и Ева Браун, Клинтон и Моника Левински. Гунн по имени Аттила, называющий себя "Бич божий", прибыл под руку со старухой, но вскоре они ушли, поскольку меню несколько не соответствовало их рациону.
   Зал всё заполнялся и заполнялся. Наконец, появились Нерон, Агриппина, Калигула и Клавдий.
   Пелей А вы кто такие?
   Клавдий Я женин муж. Клавдий, муж Агриппины.
   Нерон А я - маменькин сынок. Нерон, сын Агриппины.
   Агриппина А я сыночкова маменька. Агриппина, мать Нерона.
   Пелей Ну, с вами понятно. Но кто это? (показывает на Калигулу)
   Клавдий Так племяша это мой. Зовут Сапожок, Сандалия - по-вашему.
   Пелей А почему вы взяли его с собой? Лошадям - в конюшне самое место. Не бойтесь, овса ему всыплют.
   Калигула И-го-го! (дергает копытом)
   Клавдий Так это не лошадь, и даже не конь. Вернее, не совсем конь. Просто он в бытность свою императором помешался на конях, ночи с ними проводил, их потом так и назвали - конные ночи Калигулы, даже хотел меня под видом коня в сенат ввести. Ну, меня это обидело... немного. Подговорил я одного преторианца пырнуть его, как Цезаря, кинжалом, а потом договорился со жрецом Плутона...
   Гадес (машет рукой) Ку-ку! А я тут, как тут...
   Клавдий падает в обморок.
   Агриппина Какой чувствительный. Придется мне рассказать. Тот самый жрец договорился с Плутоном...
   Гадес Ку-ку! (подмигивает Агриппине)
   Агриппина падает в обморок.
   Нерон Короче, душу Калигулы поместили в коня.
   Гадес Однако не помню. Хоть убейте, но такого не было (достает косу) Душа изымается, конь конфискуется. Кстати, Нерон, я уже тебе местечко тёпленькое приготовил... прямо на раскаленной сковородке (Нерон падает в обморок) Ах ты, какие мы чувствительные. Уже и пошутить нельзя.
   Пелей Уважаемые гости! Продолжайте веселиться! (Аполло) Маэстро! Музыку! Пейте, гуляйте! Всё оплачено!
   Праздник продолжается с новой силой. А на пороге появляется Эрида с клюкой.
   Эрида (ворчит скрипучим голосом) Пьют, веселятся. А свадьбу устроили аж на 15-м этаже. А лифт не работает, хоть бы о больных людях позаботились, молодежь.
   Цербер, увидев её, начинает лаять. Он прыгает вокруг Эриды, стараясь укусить за ногу.
   Эрида А-а-а! Почему собака без намордника?! Я буду жаловаться! (убегает)
   Гадес (гладит Цербера) Молчать, Цербер. Сидеть! (смотрит за дверь) Кого ты там спугнул? (пожимает плечами) Нищенка, какая-то. Наверное, приходила клянчить. Нет, чтоб помереть спокойно. Ведь у нас в доме престарелых... тьфу... царстве мертвых... и квалифицированные черти, и бильярд, и сауна, и телевизор в каждом хранилище (загибает пальцы) А они... ходят тут, клянчат чего-то (отходит в зал)
  
   Сцена II
   Эрида бредёт по лесу, спотыкаясь о коряги.
   Эрида Ну, боги. Я вам покажу кузькину мать. Не пустить меня, богиню со стажем, на свадьбу, натравить на меня своего цепного пса (задумывается) Только как показать-то... мать эту, да ещё и кузькину? Я же не Хрущев, нету у меня подводных бомб и атомных лодок (тяжело вздыхает) Э-эх, была бы хоть одна вещица волшебная, я такую кашу б заварила, за десять лет не расхлебать (отвечает невидимому собеседнику) Да не обязательно волшебный горшочек. Каша - это я образно выражаюсь. Подойдет что угодно. Ну, там - скатерть-самодранка, гусли-самогуды, меч-громобой, драконы с эмблемой "Люфтваффе"...
   Неожиданно раздаётся чьё-то нестройное пение. Эрида раздвигает кусты и выходит на поляну, там сидит Геракл, а перед ним газета с разложенной едой.
   Геракл (поёт) Мы рождены, чтоб жизнь сделать мифом, преодолеть пространство и простор... подружиться с собачкой Пифом, а в зад Антею засунуть мотор.
   Эрида (выходит из кустов, кланяется) Здравствуй, герой из героев.
   Геракл Здравствуй и ты, карга старая. Присаживайся, я компании всегда рад.
   Эрида А почему ты на свадьбу к Пелею не пошёл? Там кого только не было.
   Геракл (вздыхает) Не до свадеб сейчас. Я ведь на службе у Эврисфея. Так вот, этот деспот поручил мне какое-то дерьмо в конюшнях убрать. И это мне, великому герою всех времен и народов!
   Эрида (берёт яблоко, лежащее на газете рядом с селёдкой) Да, сочувствую тебе. Это всё Зивис посмеялся, заставил тебя служить Эврисфею, а не наоборот (неожиданно вскрикивает, словно обжегшись, роняет яблоко, дует на пальцы) Что-что это?
   Геракл (смотрит на неё в недоумении) Обыкновенное яблоко, я его в роще у Атланта сорвал. И ещё с полмешка, остальные уже, правда, по дороге с голодухи зашамал.
   Эрида падает без чувств.
   Геракл (качает головой) Однако слабенькая бабуся попалась. Уже и окочурилась (оглядывается вокруг) Надо бы похоронить, а то как-то не по-христиански (зажимает рукой рот) Пардон, анахронизм сморозил.
   Эрида (поднимается) Ишь чего удумал! Уже театрально упасть нельзя. Слышь, герой из героев, дай-ка мне это яблочко. Зачем оно тебе? А я тебе скажу (так и быть), от кого грозит тебе смертельная опасность.
   Геракл (оглушительно хохочет) Ну, насмешила, бабуля. Мне, самому Гераклу, какая-то опасность?! Ха-ха-ха. Забирай это яблоко, ха-ха-ха. Смотреть на них уже не могу (смеясь, поднимается на ноги)
   Эрида хватает яблоко и прижимает его к груди.
   Геракл Засиделся я с тобой, а подвиги вместо меня будет Пушкин совершать? (выходит к ручью, текущему неподалеку, и переходит его вброд)
   Эрида (кричит вслед) Отнесись к этому серьёзнее! Смерть твоя - в яйце, а яйцо - в утке... Нет, это не из той сказки... Бойся кен...
   Тут по течению ручья пробегает стадо кентавров, сбивает Геракла с ног и пробегает по нему.
   Эрида (заканчивает слово, отрешённо глядя на разыгравшуюся сцену) ...тавров. Кентавров бойся, что же тут непонятного? Эх, ладно, погиб герой, слуга отчизны! (смотрит на яблоко) А яблочко-то моё. Можно самой съесть, разве вечная молодость мне помешает? (показывает всем фигу) Ну, уж нет. Будете знать, как не пускать меня на свадьбу.
  
   Сцена III
   Продолжение свадебного пира, однако никто не танцует и не поёт, все сгрудились вокруг яблока, лежащего на подушке, и перевязанного праздничными ленточками. Апполо рассматривает яблоко в лупу.
   Апполо (читает надпись) Тут написано: "Made in China".
   Гераника Ну, и что это на хрен значит?
   Апполо пожимает плечами.
   Африка Ты уверен, что это то самое яблоко?
   Апполо Абсолютно. Свежесорванное из сада Гесперид.
   Африка Дорогой подарок. Интересно, кому он предназначен?
   Пелей Это ж типа наша свадьба. Не разумнее ли предположить, что это подарок жениху и невесте.
   Африка Такие подарки смертным не дарят.
   Гераника (показывает пальцем на яблоко) А на этой стороне что накарябано?
   Апполо (приглядывается) Тут на кириллице, а кириллицу я плохо знаю. Типа (думает) "Самой обаятельной и привлекательной".
   Африка Ну, тогда всё ясно. Несомненно, это подарок мне.
   Гераника Это еще почему, тебе? Как какая-то негритянка может быть привлекательной? Насмешила.
   Африка Я - афроевропейка! Попрошу не путать!
   Гераника Все вы - ниггеры! Иди вон в "Мисс чёрная Европа" участвуй, а в споры белых господ не суйся.
   Афена Я тоже привлекательна.
   Африка В этом доспехе? Не смеши Эрота.
   Эрот Ва-ха-ха-ха! (падает на пол и дрыгает ногами)
   Афена А в глаз?! (закатывает рукав)
   Аполло Дамы, дамы, не ссорьтесь. Пусть какой-нибудь мужчина решит, кто из вас более обаятельная и привлекательная. Например...
   Афена Зивис! Он самый главный, пусть и решает. Но если не так решит, я ему... (показывает кулак)
   Африка Ну, успехов в любви ему точно не видать. Ни одна корова больше на его рожу не посмотрит.
   Гераника На Зивиса можете не рассчитывать, он уже проблевался и в анучах.
   Все (хором) Гадес!!
   Гадес (в смущении подходит) А я-то тут причём?
   Гераника Ты брательник Зивиса, и его исполняющий обязанности. Поэтому будешь решать ты. Но, если не так решишь, я добьюсь, чтобы люди умирать перестали. Поверь, я это сумею.
   Афена А я приведу в Элладу полчища евреев-завоевателей. Знаешь, куда у них души после смерти попадают? На небеса!!!
   Гадес нервно сглатывает.
   Африка А я сделаю так, чтобы Персефона никогда от тещи не вернулась.
   Гадес Но я совсем не разбираюсь в женщинах. Посмотрите на меня, разве кто-нибудь хочет быть привлекательной для ходячего мертвеца? Поэтому пусть судит... (оглядывается, а кругом никого уже и нету, по щелям все, по углам разбежались) Пусть судит... (думает, в сторону) Имя, сэстра, имъя. Хоть какое-нибудь...
   Цербер Гав!
   Гадес Спасибо, Цербер.
   Гераника Эй, чувак, ты хочешь, чтобы решало это блохастое чудовище?
   Арта (вскакивает) Постойте, а почему только они?! Я тоже хочу быть привлекательной.
   Африка Какая с тебя красавица, сама посуди? Тебя за всю жизнь ни один мужчина не захотел, с чего бы это он захочет сейчас?
   Арта, плача, убегает.
   Агриппина Тогда я самая достойная! У меня было столько мужиков, что вам всем троим и не снилось. Даже этот (указывает на Нерона) Мой сынок. К тому же, зачем вам яблоко вечной молодости? Вы итак бессмертные. А мне бы оно пригодилось.
   Гераника (громовым голосом) Нерон! Мать твою! Уйми свою мамашу-развратницу! Как смеет она вякать, когда боги разговаривают?!
   Нерон Никаких проблем (вонзает нож в спину Агриппины) Всегда мечтал это сделать, только повода не было.
   Гераника (елейным голосом, Гадесу) Ну, что скажешь, пугало огородное?
   Гадес Парис! Спор решит Парис.
   Афена И кто это такой - Парис?
   Гадес Никто. Он сегодня родился. Хнык! Бедного мальчугана со скалы сбросили (плачет)
   Афена (с подозрением) Он из Спарты?
   Гадес Нет. Из Трои. Царю предсказали, что этот сыночек станет погибелью города. Вот он его и того. Нет, чтобы ножичком по горлу - чик, проблем бы меньше было. А так - выжил этот Парис. Его медведица подобрала и ведь не съела, глупое животное.
   Гераника Ты всегда такой тупой? Как какой-то младенец может что-то решить?
   Гадес А мне по барабану. Ждите 20 лет, а я испаряюсь (в сторону) Надеюсь, эти дуры забудут про яблоко (испаряется)
   Афена Делать нечего, бояре (смотрит на яблоко) А с фруктом что делать? Сгниёт ведь. Холодильники ещё не изобрели, придётся просто льдом обложить.
  
   Сцена IV
   Но зря надеялся на что-то Гадес, 20 лет пролетело, как один день, а никто и не думал ничего забывать. Наоборот, страсти накалялись. Их, Гермес накалял, открыв тотализатор, там он принимал ставки на каждую из богинь. На Африку и Геранику ставили приблизительно поровну, вот на Афену не ставил никто.
   Обозленная таким оборотом дел, Афена идёт к Аресу за советом.
   Афена (прям так в лоб) Я нравлюсь тебе, как женщина?
   Арес (офонарев немного) Конечно.
   Афена А что конкретно тебе во мне нравится?
   Арес (задумавшись) Хм. Доспех.
   Афена (с сомнением) Ты в этом уверен?
   Арес Правда, ты будешь более привлекательна, если оденешь закрытый шлем, такой как у меня... Ладно, для такого дела - бери мой (снимает шлем, впрочем, лица его не видно - голова в подшлемнике)
   Афена снимает свой шлем и надевает шлем Ареса. Он ей немного велик и болтается, как ведро на оглобле.
  
   Сцена V
   Гераника, Африка и Афена в шлеме Ареса идут следом за летящим Гермесом.
   Гермес Скорее, Парис сейчас один, и никто нам не помешает.
   Гераника Мать мою за ногу! Почему нельзя было материализоваться прямо перед ним? Зачем тащиться по этим горам? Я уже все ноги стёрла.
   Афена фыркает.
   Гераника Я всё смотрю и никак не могу понять, Афена это или Арес. То ли Афена отдала Аресу доспехи, то ли Арес - Афене шлем.
   Африка Судя по тому, как болтается шлем - это Афена.
   Гераника и Африка смеются. Афена тянет руку к мечу.
   Гермес Да-да, конечно. Убейте друг друга, тогда смертным не придётся из-за вас мучаться.
   Процессию догоняет Дионис, бегущий зигзагом.
   Дионис Стойте! Ик! Стойте! Ик! Я с вами! Ик!
   Гермес А ты тут откуда взялся? Тебя по сценарию здесь не было.
   Дионис Вы хотите сказать, что эту двадцатилетнюю заморочку отмечать не будете? (показывает две бутылки вина в руках)
   Гермес Ладно, только держись в сторонке.
   Процессия поднимается на вершину горы, там сидит Парис - страшный, косматый и грязный. Всю жизнь не мылся и не стригся. Космы свисают на лицо, из-под них зыркают глаза. Парис играет на свирели. Увидев незнакомцев, вскакивает, выхватывает пращу, раскручивает и посылает свинцовый шар в голову Афены. Шар ударяется о шлем Ареса и отскакивает в сторону.
   Афена Прав был Арес, предложив мне свой шлем, точно б без глаза осталась (выхватывает меч)
   Гермес Стойте! (Парису) Ты что не видишь, что мы - олимпийские боги.
   Парис Я знаю только олимпийского Мишу.
   Гераника Ты на кого лепёшку крошишь, пастух блохастый!
   Африка Он просто не просвещённый. Сюда миссионеры не добрались. Скажи мне, мальчик, в каких богов ты веришь?
   Парис В Хроноса. Тут, недалеко на острове стоит его храм, мы там каждый праздник урожая отмечаем.
   Гераника Темнота! (фыркает)
   Африка (Парису) Понимаешь, это старая вера. Хроноса сверг его сыночек, дурачок Зивис, как его называли титаны. Теперь он - верховный бог, поэтому ты можешь нам доверять.
   Парис Зивис - шмивис. Да хоть Митра с Яхве. Если не умеешь урожай благословлять - какой же с тебя бог?
   Африка А это надо тебе к Деметре обращаться, она у нас - богиня плодородия. Она - та самая тёща Гадеса.
   Гермес Мы всё не о том (достаёт гнилое яблоко) Вот это - яблоко из сада Гесперид. Извини, холодильники не изобрели, так что оно подгнило немного. Так вот, ты, Парис, должен отдать это яблоко самой красивой среди этих трёх женщин.
   Парис Только не негритоске, терпеть не могу этих обезьян.
   Африка (обидевшись) Даже не послушал, что я ему хотела предложить. Никакой политкорректности!
   Афена и Гераника довольно потирают руки.
   Парис (показывает на Афену) А это тоже женщина? А я подумал, что это какой-то воин вас сопровождает.
   Афена Ничего ты не понимаешь в красоте (делает два шага к Парису)
   Африка (хнычет) Ещё бы.
   Афена (подходит к Парису и трясёт его) Если ты признаешь меня самой красивой, я помогу тебе завоевать весь мир.
   Гераника (выглядывает из-за плеча Афены) Не верь этой чувихе. Приняв её сторону, ты в натуре наедешь на Ареса. Арес всегда против Афены, это они только прикидываются дружбанами.
   Парис (освобождается из рук Афены) Пожалуй, женщины в доспехах мне не нравятся.
   Афена, расстроенная, отходит.
   Гераника (обрадовавшись) Круто, кореш! Дай пять!
   Парис Извини, ничего личного, но мне не нравятся бабы, болтающие по фене.
   Гераника Чего? Ты знаешь, на кого наезжаешь? Да мы с Зивисом всю Элладу разводим!! (показывает распальцовку) Ну, хочешь мерс шестисотый? Прикинь, такой чумазый грик 2-го тысячелетия ДНЭ, а уже - мерс...
   Парис Я мзду не беру, мне за державу обидно.
   Гермес (вмешивается) Минуточку! Так не пойдёт. Ты должен кого-то выбрать.
   Дионис (выбегает из кустов) А у меня другое предложение. ИК! Давайте яблоко выкинем, и дело всё это отметим.
   Гермес (задумывается) Вж-ж-ж! Но тогда получится, что поручение Зивиса я не выполнил.
   Дионис (смеется) Ах, не смеши мои сандалии (сандалии на его ногах смеются) Можно подумать ты на самом деле лазил в задницу третьей лошади в колеснице Гелия?
   Гермес (задыхается) Я всегда выполняю поручения Зивиса.
   Дионис Ну, тогда, Парис, мальчик мой, выбери меня. Я по пьяне кому угодно покажусь красавицей (подмигивает) Тебя смущает, что я ничего не предложил тебе за это? Я дам тебе, никогда не догадаешься... трилитрон - трёхлитровую амфору чистого спиритуса. Ещё не понял? Це-2, Аш-5, О-Аш! Это тебе не сорокоградусное вино из зерна руссов. Там - 100 градусов (ну, или почти сто) И естественно оно никогда не закончится. Я даже инструкцию напишу на амфоре, чтобы никто случайно не выпил (протягивает руку) Парис, давай сюда яблоко (Парис поднимает руку с яблоком и готовится отдать его Дионису)
   Африка (вытирает слезы и оборачивается) Погоди, Парис. Выслушай и мои доводы (подходит к Парису и кладёт ему руки на плечи, даже не морщится от вони, от которой мухи дохнут) Во-первых, я не негритоска. Я афроевропейка. Во-вторых, я дам тебе божественную красоту. Сейчас ты уродлив, девушки над тобой только потешаются. Так вот, от девушек у тебя отбою не будет. ... Что ещё? В тебя влюбится самая прекрасная женщина. Сможешь её бить, за косы по полу таскать - неземное блаженство.
   Дионис Не слушай эту дуру, она сама не знает, что предлагает. Бери трилитрон - лучшего подарка не сыскать.
   Но Парис уже кладёт яблоко на руку Африке. Сверкает гром и молния.
   Гермес (смотрит вверх) Это Зивис спецэффекты приготовил.
   Дионис (Парису, с ненавистью) Мальчишка, я хотел тебе дать трилитрон, так отдам его первому встречному (исчезает)
   Афена (подходит к Парису и демонстративно проводит рукой по горлу) Отныне все военные - враги тебе. Не дай боги тебе в войну ввязаться... Или начать оливки выращивать.
   Парис Ну, оливки пусть выращивает кто-нибудь другой. А война?.. Я так понял, теперь Арес будет на моей стороне (смеется) Похоже, мне ничего не грозит.
   Афена в бессилии скрежещет зубами и дематериализуется.
   Гераника (улыбаясь) Слышь, пацан. Ты просто не въезжаешь, на чье дерьмо ты наступил. Скоро пришлю тебе братву на разборку. Так что в натуре готовься (исчезает)
   Африка Ничего не бойся. Я буду во всём тебе помогать, а теперь смотри (щёлкает пальцами)
   На голову Париса льется большой поток воды, материализуются две руки, одна с мылом, а другая с мочалкой. Третья рука ловит пытавшегося убежать Париса, и все они начинают его мыть.
   Парис Помогите! За что?!
   Африка (читает слова заклинания) Вдруг из маминой из спальни, кривоногий и кривой, выбегает дядя Петя и грозится кулаком. С улицы кто припёрся, полчаса не погуляв... (сбивается) В общем, неважно, главное ритм.
   В руках появляются ножницы, бритва, помазок. Они начинают работать над имиджем Париса.
   Африка (вытирает пот) Да, работы ещё много предстоит.
   Эрот (смотрит в блокнот) Это не самое сложное. Ты бы сразу у меня спросила, прежде чем обещать самую красивую женщину в мире. Знаешь, кто нынче самая красивая?
   Африка Ну, и кто?
   Эрот Елена. Жена царя Спарты Менелая.
   Африка (задумывается) Да, просто так обещание не выполнишь. Нужно, чтобы у нашего мальчишки кто-то был за спиной. Клан целый (щелкает пальцами) Троянцы. Сделаем-ка мы нашего пастушка принцем Трои (листает какую-то книгу) Как приготовить ножки Буша и не отравиться... Это не то, вот - как сделать принцем за пять секунд (закатывает рукава) Трах-тиби-дох...
   На Парисе появляется туника принца, он оглядывает себя.
   Африка Однако чего-то не хватает... Знаю, нужно произвести должный эффект. А нет ничего эффектнее появления на собственном верблюде... или даже слоне... Нет, на сотне белых слонов, предназначенных в жертву Аполлону, он покровитель Трои, нужно перетянуть его на свою сторону... А также (разошлась не на шутку) охранники, танцовщицы, слуги... и деньги, как же без них... А теперь - в Трою. Вы все медленно - караваном, а я быстро, нужно подготовить мамашу Париса Гекубу.
  
   Сцена VI
   Лишь полчаса дала жестокая богиня Парису попрощаться с женой, доброй, но весьма некрасивой нимфой Эноной, знахаркой-отшельницей, обиженной на весь свет и на бога Апполона в частности. Единственной, кстати, кто отверг его домогательства, и даже упрятал в тюрягу на пару лет. Потом бог жестоко отмостил - руками своих фанатов - приложил к лицу калёной меди. Худа без добра не бывает - чумазый пастушок и изуродованная нимфа нашли друг друга и любили, пока вновь не вмешались бессердечные боги.
   Небольшая хижина на вершине горы Ида. Приручённые звери, а также Энона наблюдают за лихорадочными сборами преображённого Париса.
   Энона (догадавшись) Бросаешь!
   Парис (продолжает собираться) Не бросаю. Просто у меня дело. Может у человека быть дело?
   Энона Бросаешь!
   Парис Не бросаю. Через неделю вернусь. А теперь беги к своему отцу - речному богу Кебрену - одолжи на неделю хитон с барашковым воротником и коричневый утиный шлем.
   Энона плачет.
  
   АКТ II Прелюдия к Энеиде
   Сцена I
   Никто даже не попытался помешать Африке.
   Гераника быстро забыла о неприятном эпизоде, и вместе с Зивисом погрузилась по пятую точку в мафиозные разборки с кланом Амон-Ра, наводившим ужас на весь южный район, пугая наёмным убийцем Себеком, по кликухе Крокодил Гена.
   Афена слонялась из угла в угол, не знала, чем себя занять, и всё старалась выпытать у Ареса, правда ли он пошёл бы против неё в будущей войне? Ведь они оба - боги Эллады, не разумнее ли действовать сообща? Арес только отмахивался. Но Афена достала бы и мёртвого.
   Гадес (подтверждая) Правда-правда.
   Что же касается Диониса, то тот постарался утопить обиду в вине, и ушёл в довольно продолжительный запой. А пил он как раз в Спарте, у царя Менелая...
   Парис прибыл в Трою и был принят со всеми надлежащими почестями. Особенно радовалась Гекуба. Приам был более сдержан, впрочем, он же был царем, и должен был поддерживать царский имидж. Дети Приама не скрывали враждебности, их можно понять, ведь их и так было слишком много, а наследство не столь уж большим. Но кто ж против Африки слово скажет, это ж вам не Европа и даже не Азия, не говоря уже про Америку, которую ещё не открыли.
   Спрашивается, зачем Парису нужна была Елена? Баба, которую он ни разу в жизни не видел. Она самая красивая женщина в мире? Ха-ха, не смешите мои сандалии, как говорил Дионис, красота напрямую зависит от количества выпитого.
   Африка и Парис встретились на второй день после грандиозной попойки, организованной по случаю нахождения царского сына.
   Спальная комната где-то во дворце. Красавчик Парис открывает глаза и морщится от жуткого похмелья. Видит Африку, сидящую около окна.
   Парис Пошла вон, не до тебя сейчас... Нет, стой! Принеси-ка чего-нибудь на опохмелку, тогда тебе, возможно, и обломится... Хотя я терпеть не могу негритосок.
   Африка (оборачивается) Ну и речи. Но я тебя прощаю, жрицы любви в молитвах ко мне и не такое рассказывают. И сколько раз тебе повторять: я не негритоска (подходит ближе) Я пришла, чтобы выполнить вторую часть моего обещания - любовь самой прекрасной женщины в мире.
   Парис (морщится) Может, лучше принесёшь сто грамм и огурец?
   Африка Тогда тебе следовало принять предложение Диониса, только вот пьянство никого до добра не доводило.
   Парис Можно подумать, кого-то любовь до добра довела? Если рассуждать глобально, любовь - это чума пострашнее алкоголизма, табакокурения и наркомании вместе взятых.
   Африка И это - слова моего подопечного... (обидевшись) Ничего, увидев Елену, ты позабудешь обо всем на свете. Эрот об этом позаботится. Он мастер по любви с первого взгляда.
   Эрот (выглядывает из-за ноги Африки) Я и сейчас об этом позаботиться могу (достаёт стрелу и точит о брусок) Предлагаю применить метод любви по изображению. Покажем ему портрет Елены, и он - наш. Хотя... возни много, портрет этот рисовать по памяти... (чешет стрелой затылок) Есть ещё так называемая маниакальная любовь, то есть наш подопечный влюбится в нее, даже не взглянув (лезет в мешочек) Сейчас найду чем стрелу посыпать.
   Парис (вскакивает) Нет-нет! Только не это! Я и так согласен ехать за ней.
   Африка Вот это другой разговор, а то любовь - морковь... (вздыхает) Как сложно этих разведённых переубеждать.
   Эрот (Африке) Может, лучше всё-таки? (показывает стрелу) для надежности.
   Африка Ну зачем такие крайности? (бросает Парису какой-то клочок папируса) Это не тот, что Усерхотеп попользовал, а билет на триеру "Африка Родосская" до Спарты и обратно.
   Парис А зачем мне плыть в Спарту?
   Африка Ты что, до сих пор не знал, что Елена - жена царя Спарты Менелая? (качает головой) Ну и ну, с кем приходится работать. Триерарх на той триере - сыночек мой, Эней, он будет за тобой приглядывать.
   Эрот (дергает Африку за край одежды) Может, подождём полгода? Тогда в Аргосе будет следующий конкурс красоты проводиться (вздыхает) Не обращайте внимания, это так... альтернативное предложение.
  
   Сцена II
   Большая трёхпалубная триера стоит у причала в гавани на фоне города Трои. Поскольку точно неизвестно, как выглядела Троя, подойдёт фон любого древнегреческого города. В порту множество других кораблей. Ещё бы - Троя лежит в центре торговых путей. Галера византийской эпохи развлекает всех греческим огнём. Стоит пришвартованный драккар викингов, а на прогулочной яхте греческого миллиардера Паполоидиса куча гостей в строгих смокингах курят сигары. Тут и ладья руссов, впрочем, они, как всегда, не заплатили за стоянку, поэтому судно арестовано.
   На триере большими буквами написано (по-гречески, естественно) "Африка Родосская". По трапу заходят пассажиры, а триерарх Эней проверяет билеты. Поднимается какой-то старикан с бородой и в чёрных одеждах. Эней протягивает руку, надеясь увидеть билет.
   Старикан Что ты хочешь, воин?
   Эней Простите (откашливается) Ваш билет.
   Старикан Я нищий последователь Христа. Мне не нужен билет, я плыву в Рим, чтобы установить господство божье по всему миру.
   Эней Без билета никто не поедет на моей триере. К тому же мы плывём не в Рим, а в Спарту.
   Старикан Да, знаешь ли ты, что Христос три дня провисел ради таких грешников, как ты, на кресте. Ты еще смеешь чинить мне препятствия?
   Эней Да не плывем мы в Рим!! (подталкивает старикана к трапу) И вообще, Рим пока не основан.
   Старикан (сопротивляется) Или в Рим, или никуда! (показывает пальцем на небо) Вон видишь ту тучку? Это ваша погибель летит.
   Эней (разозлившись) Ах ты, заклинатель паршивый! (хватает старикана за шиворот) Нашему кораблю сама Африка покровительствует. Что против неё какие-то иудейские боги? (швыряет старикана за борт в воду)
   Старикан (тонет) Я ещё вернусь! Настигнут вас семь казней египетских! Буль-буль-буль.
   Эней (пожимает плечами) Псих какой-то! (смотрит на солнечные часы на руке) И где же этот Парис? (по трапу поднимается Парис с чемоданом) Наконец-то! Сколько можно опаздывать! Мы уже давно должны быть в море.
  
   Сцена III
   Царский дворец в Трое. У окна стоит Кася и обозревает окрестности в подзорную трубу, которую ещё египтяне изобрели. Подходит Приам в короне.
   Приам Не сломай предмет. Что бы достать второй такой, нужно будет опять мир с очередным Рамзесом подписывать.
   Неожиданно Кася, заинтересовавшись, смотрит в одну точку и начинает крутить объектив для резкости.
   Приам Ну, и что ты там увидела? (вместо ответа Кася сует ему подзорную трубу)
   Кася (показывает рукой) Вон - корабль с белым парусом.
   Приам смотрит, корабль этот уже недалеко от горизонта.
   Приам (читает надпись на борту) "Африка Родосская". Триера Энея. Ну и что? Ты что, в Энея втюрилась?
   Кася (в негодовании) Дурак! Посмотри, кто на корме стоит.
   Приам (смотрит) Парис?! Куда это он собрался?
   Кася А я почем знаю? Хотя... подожди, кажется, сейчас узнаю.
   Касю начинает трясти, изо рта валит пена, она валится на пол и дёргается.
   Приам (с отвращением) Вот терпеть этого не могу. И от кого у неё этот дар, вроде бы в роду таких уродов не было (задумывается)
   Кася (поднимается на ноги, тяжело дыша) Мне было видение.
   Приам Опять?!
   Кася (указывает на корабль) Парис привезет с собой нашу погибель. Он привезёт...
   Приам (перебивает) Слушай, я, конечно, понимаю, что ты пифия в храме Аполлона, но не могла бы ты в следующий раз свои... (с пренебрежением) предсказания объявлять там, в храме, да и то только тем, кто их хочет слышать. Развелось тут шарлатанов, то всемирный потоп предскажут, то падение метеорита в год семисотой олимпиады... И первой-то не было, а они уже знают, что будет в семисотой (Касе) Иди вон лучше предскажи, кто будет первым по метанию диска, хоть какая-то польза (уходит)
   Кася Фома неверующий... Ой, опять анахронизм.
  
   Сцена IV
   Ветер по морю гуляет и кораблик погоняет, он бежит себе в волнах, при надутых парусах... одном парусе. И опять никто не вмешался (если не считать, конечно, Христа, пославшего по наущению своего апостола сильную бурю). Впрочем, Посейдону не понравилось, что кто-то безобразничает во вверенном ему ведомстве, он это дело быстро прекратил, и погода больше не портилась. Но запасы воды на триере были на исходе, поэтому Эней принял решение остановиться в Амиклах. Триерарх не знал, что это Амиклы, он увидел какую-то задрипанную рыбацкую деревушку и решил туда заплыть.
   Парис (после морской болезни выглядящий бледно) Это Спарта?
   Эней Нет. Я плавал в Спарту, поэтому эта деревня - точно не Спарта.
   Парис прижимает руку ко рту и бежит к краю борта.
   Эней Да-а (провожает Париса взглядом) Вряд ли Елена клюнет на этого блюющего придурка.
   Эрот (выглядывает из-за штурвала) Знаешь, я какую ей стрелу приготовил? (показывает) Термоядерную. С таким зарядом она и козла бы полюбила... Хорошо сказанул (лезет в блокнот) Нужно записать для будущих поколений.
   Парис (шатаясь, возвращается к Энею) Так, где мы?
   Эней Не бойся, это же не Энеида. Так, что в бани руссов мы пока не попадём.
   Парис А что такое баня?
   Эней Это такой сруб, в которых руссы предаются разврату, а тех, кто не желает, пытают огнём и порют розгами.
   Эрот Ну, ты загнул, в банях моются.
   Эней Три раза в неделю? Не смеши мои сандалии (смотрит на сандалии, но те почему-то не смеются)
   Парис (вздрагивает) Если мыться три раза в неделю, лучше бы тогда уж пороли.
   Эней Убрать фок! Поднять грот! Марсовые - приготовится к повороту!
   Парис Какой фок? Какой грот? Идиот, мы же не на галеоне.
   Эней Ну, никакого воображения у человека, и чем он собирается девушку покорить?
   Эрот Ну, девушки клюют на кое-что другое (подмигивает, потом поясняет) На мои стрелы.
   Триера заходит в гавань Амикл и занимает её всю. Опускают сходни.
   Эней (сходит на причал, орёт) Эй! Где начальник порта?!
   За Энеем сходит Парис, с трудом сохраняя равновесие.
   Парис А почему земля не шатается?
   Эней Ты бы спросил ещё, почему люди не летают, как птицы.
   Навстречу Энею и Парису бегут сиамские близнецы Кастор и Поллукс... который вообще-то Полидевк. Но откуда Эней и Парис знали, что это братья? Им показалось, что бежит двухголовый человек.
   Эней (выхватывает меч) Так и знал! Заплыли, Посейдон знает куда.
   Парис тоже выхватывает меч, его шатает, и он тычет мечом Энею в зад.
   Эней Мать твою! (оборачивается и поднимает кулак, готовясь вмазать Парису)
   Эрот (вклинивается между ними) Только не по лицу! Не усложняй мою работу, она и так будет нелегка (Эней сплевывает и отворачивается)
   Кастор (кричит) Не стреляйте! Не стреляйте!
   Эней (с удивлением) А чем это мы стрелять собрались? (оглядывает себя)
   Кастор (подбегает, тяжело дыша) Фу-у. Запыхался.
   Полидевк Я не запыхался. Поэтому говорить буду я. Я и мой брат - Кастор (показывает на тяжело дышащую голову Кастора) цари этого города (Эней и Парис с трудом сдерживают смех).
   Эрот (смеется) Ва-ха-ха! Город?! Не смешите мои памперсы!
   Полидевк Эй, ты! Я не посмотрю, что ты ребёнок с крылышками, как врежу по харе.
   Эрот Какие мы страшные! Что вы, что вы! (прячется за ногу Энея)
   Полидевк А меня зовут - Поллукс... то есть... Полидевк, вечно путаюсь. А город наш славный называется Амиклы.
   Эней Однозначно не Рио-де-Жанейро. Спарта далеко отсюда?
   Кастор (кивает головой) Далеко! Ух, как далеко!
   Полидевк (машет головой) Нет! Не далеко! Совсем рядом, можно сказать. Да, мы сами - спартанцы... бывшие, а теперь платим Менелаю дань.
   Эней (с удивлением) А я думал, спартанцы всех уродов - того... со скалы, как троянцы вот этого (показывает на Париса, ковыряющегося в носу)
   Кастор (возмущен) Это кто тут урод?!
   Полидевк (Энею) Не шаришь в истории Спарты, так помолчи. Спарта времен троянской войны ничем не отличалась от прочих городов Эллады.
   Эней У вас продовольствие есть?
   Кастор Да.
   Полидевк Нет.
   Эней Ясно. Тогда мы, пожалуй, наберём воды из того ключа (показывает на родник, текущий в скале) И поплывём дальше, в Спарту.
   Парис, увидев воду, бежит туда.
   Полидевк (махает рукой) Это ручей Посейдона. Он, когда с Афеной за право быть покровителем Афен спорил, по всей Элладе тренировался пресноводные ручьи делать. Так ни одного и не получилось. Но я вас все-таки обрадую. Я задумался над проблемой нехватки воды, и изобрёл устройство, перерабатывающее мочу в воду...
   Парис (возвращается) Хорошая вода. Нужно тащить бочки...
   Полидевк (кричит) Что?! Зачем тогда моё изобретение нужно?! О! Горе мне!
   Кастор А я тебе говорил. А я тебе говорил.
   Полидевк Заткнись!
   Кастор А я тебе говорил.
   Полидевк Ах, ты так! Ну - получай! (бьёт Кастора)
   Кастор А это - тебе! Тебе! Тебе!
   Кастор и Полидевк начинают колошматить друг друга.
   Эней Хорошая семейка, ничего не скажешь (кричит) Эй, тащите бочки!
   Через некоторое время, когда триера Энея уже отплыла.
   Алиса (привязывает кастрюлю к голове Кастора) Может, не будете сегодня драться?
   Кастор Крепче вяжи! Нет ничего хуже, чем потерять голову.
  
   Сцена V
   Полидевк не обманул (а обманул Кастор), Спарта действительно была неподалёку. И вот, триера Энея бросила якорь в гавани, на фоне города Спарта. В общем, никто не знает, какой там фон у этой Спарты, так что достаточно просто фон любого греческого города, даже Афин (если только не фотографировать вид на Акрополь).
   То, что Парис и Эней доплыли до Спарты, было настоящим чудом, если учесть, что Спарта лежит в континентальной части Пелопоннеса.
   Пир у Менелая по случаю прибытия высоких гостей. Помимо Менелая, Париса и Энея в помещении полно знатных спартанцев, всех в доспехах, похожих тем самым на Ареса.
   Менелай Да, у нас тут все помешались на войне. А воевать-то и не с кем. Хотя... (достает карту Греции) Зацените, план Пелопонесской войны (тычет пальцем) Думаем захватить Афины, Коринф, Фивы и установить полное владычество Спарты на полуострове. Ну, конечно, это стратегические цели, нужно провести столько приготовлений, но думаю, скоро нападём, если только какие-нибудь персы на нас не сунутся... или ещё с кем-нибудь сообща драться не придётся.
   Эней (тычет пальцем в карту) А Микены? А Аргос? А Итака и её царь Одессий?
   Менелай Микены к тому времени уже будут не городом, не говоря уже про Аргос. А Одессий пусть тащится в Одессу (ржёт) Ну, как я сказанул?
   Эней Мощно (тычет в бок жрущего Париса)
   Парис (давится кукурузой) Да-да. Конечно.
   Менелай Вы удивляетесь, откуда взялась кукуруза? (пожимает плечами) Так торговцы чего только не завозят - и перец, и помидоры, и рис, и вот... (достаёт и показывает клубень картофеля) Очень большой деликатес. Его нужно только как-то по-особенному готовить... Забыл, как называется (выбрасывает через плечо)
   Парис (громко отрыгивает) Ладно. Ближе к телу, как говорят мои знакомые овцы. Где тут находится храм Диониса?
   Менелай (хлопает в ладоши) Намёк понял, не дурак (слуги тащат вино в бутылках... в египетских, и не надо на меня так смотреть, там производство стекла наладили ещё в 4000 году ДНЭ) А вот храма Диониса у нас и нету. Военные расходы весь бюджет сжирают, в ещё коррупция на местах. А чтобы было, куда его подарок поставить, мы тут во дворце устроили святилище.
   Парис (ест, запивая вином) Как интересно.
   Эрот (приземляется на плечо Энею) Все ваши базары, конечно, прикольны, но мы не за тем сюда приплыли (Менелаю) Скажи, где Елена, и мы, пожалуй, пойдём.
   Парис А компот?!
   Менелай (тяжело вздыхает) Позор на мою голову. И зачем эта дура выбрала меня, столько женихов было со всей Эллады. Пусть бы они теперь мучались.
   Эрот (принюхивается к наконечнику стрелы) А в чём дело? (лижет наконечник) Вот блин, уже срок годности выходит.
   Менелай Мне тяжело об этом говорить... Ладно. Помутила Елене разум богиня Афена. Вот я её пока в дурдом упёк. Но это большой секрет, ведь у нас по закону таких нужно со скалы сбрасывать... Хоть бы кто-нибудь избавил меня от такого наказания (шёпотом) Я даже Гадесу молился.
   Гадес (комментирует) А я и хотел её забрать. Только Зивис не позволил, сказал, что я ему весь кайф обломаю.
   Эрот (в шоке) А говорили, что Афена ничего не делает? Ну, всё. Я умываю руки... (исчезает)
   Эней Стой! Куда?! Мне одному что ли расхлебывать?
   Прибегает слуга и кланяется Менелаю.
   Слуга О, царь! Твоя жена, Елена, сбежала из дурдома. Она искусала трех санитаров, а потом выпрыгнула с шестого этажа... и не разбилась.
   Менелай Так вот на почве чего у неё такие способности. Она и английский знает... (в нетерпении ходит по комнате) Ну, что ж. Надо её искать (Энею и Парису) Извините, дорогие гости, мне пора.
   Менелай и слуга выходят, слуга подает Менелаю письмо.
   Менелай (разворачивает) Ага. От Идоменея, нашего возлюбленного царя Крита (читает) Милый мой царь Менелай. С последней нашей встречи я не нахожу себе места, всё думаю о тебе (комментирует) Помню я этого Идоменея. У него такая задница! Ну, такая задница! (щипает слугу) Почти, как у тебя (слуга взвизгивает, Менелай продолжает читать) Любимый Менелай, приезжай скорее, я так мечтаю, чтобы те счастливые ночи, которые мы проводили с тобой вместе, повторились (слуге) Ты ещё здесь?! Бегом, корабль готовить (слуга поспешно убегает)
  
   Сцена VI
   Парис и Эней наблюдают за быстро приближающейся к горизонту триерой.
   Парис А говорил, что никуда не плавает.
   Эней Что делать будем?
   Парис Ничего. Раз даже Эрот руки умыл, то я что могу сделать?
   Эней А Африка?! Она же нам шею свернет!
   Парис Лучше смерть, чем жизнь с пациенткой дурдома.
   Эней и Парис выходят из комнаты и идут по коридору.
   Эней Я, конечно, тебя понимаю... (резко останавливается) Ничего не чувствуешь?
   Парис Извини, я слишком поел, вот и газы пускаю.
   Эней (отмахивается) Да я не о том. От тебя все время дерьмом несёт (подходит к ближайшей двери и распахивает)
   Эней и Парис заходят в какую-то комнату, всю заблёванную. А кроме блевотины и обожравшихся слуг Менелая здесь ничего и нету. Только постамент, на котором стоит амфора, прозрачная и с папирусной наклейкой, на которой написано: С-2 Н-5-ОН, а внизу расшифровка: "Спирт этиловый, производство Араратского ликероводочного завода". Потом приписка, нестройными буквами, словно пьяный писал: "До дна - НЕ ДОПИВАТЬ!!!!"
   Один слуга поднимает голову и смотрит мутными глазами на Париса и Энея.
   Эней Как вы его нашли?
   Слуга Так... ик... Там написано: "...ОН", мы попробовали, точно - ОН (рубится)
   Парис (подходит к амфоре, принюхивается и резко отшатывается) Ого! Это тебе не вино руссов из зерна. Це-2, Аш-5, О-Аш!
   Эней (чешет затылок) На шахматы похоже.
   Парис берёт амфору и после секундного колебания делает глоток. Сверкает гром и молния (спасибо Зивису за спецэффекты), из головы Париса валит пар, его крутит по часовой стрелке, наконец, останавливает лицом к Энею. Рожа Париса перекошена.
   Парис Не знаю, как ты... ИК... А у меня это любовь с первого взгляда (суёт амфору в мешок)
   Эней Ты что творишь?! Зачем мы сюда приплыли?! За Еленой или за трилитроном?
   Парис Простите, не мы... ИК... а вы. Вы - приплыли за Еленой, а я - за трилитроном.
   Эней (задумывается) В самом деле. Мне-то какая разница, за чем этот болван приплыл (Парису) Хрен с тобой... Бери, что хочешь и уплываем. Только сразу предупреждаю, за бабу не стал бы ни один грический илот воевать, а за трилитрон...
   Парис А мне по барабану.
   Эней (хватает Париса за шиворот и тащит к выходу) Повесили тут мне пьяного козопаса на шею. Марш на корабль! Посажу тебя в трюм, надеюсь, до Трои проспишься, свинья.
   Парис Куда вы меня тащите?.. ИК... Не пьяный я... ИК...
   Парис и Эней уходят.
   Слуги (резко просыпаются, приподнимаются над блевотиной, протягивают руки к двери) Три-литро-он (тянут, словно на замедленной плёнке) Не увозите три-литро-он. Это подарок Диони-иса (падают в блевотину)
  
   Сцена VII
   Триера плывёт в открытое море, берег за кормой превратился в узкую полоску. Эней стоит на корме у штурвала.Прибегает штурман - первый помощник триерарха.
   Штурман Капитан! Капитан!.. То есть... Триерарх, триерарх! К нам на корабль пробралась какая-то сумасшедшая. Она избила троих гребцов, тяпнула за ногу шеф-кока, набросала гаек в кастрюлю, нагадила в кубрике и выпустила из клеток тигров.
   Эней (в ужасе) Всех семерых?! А где дрессировщик?!
   Эней и Штурман смотрят на трап расширенными глазами, по трапу поднимается тигр, облизываясь при этом.
   Штурман (орёт) А-а! (прыгает за борт)
   Эней (тигру) Хорошая киса. Ну, и чего тебе от меня надо? Надеюсь, ты не хочешь меня скушать? Кто же тогда Рим будет основывать? (не обращая ни на что внимания, тигр бросается на Энея)
   Эней в самый последний момент прыгает за борт, повисает на иллюминаторе, потом, словно змея, залазит туда.
   Елена на мачте смеётся и хлопает в ладоши.
   Елена Гы-гы-гы (скалится и грызёт зубами мачту)
  
   Сцена VIII
   Одному Посейдону известно, как неуправляемая триера с разгуливающими по палубе тиграми смогла доплыть от Спарты до самой Трои.
   Посейдон (выглядывает из воды и обозревает разыгравшуюся картину) Вот хрень! Я тут хотел пригрозить злостным похитителям трилитрона, а оказывается и грозить нечего. Сами потонут (в ужасе) Это что тогда получается? Троянской войны не будет, а Афины войной пойдут на Спарту? (задумывается, теребя рукой с перепонками, как у лягушки, бороду) Допустить этого нельзя. Вот что - возьму-ка я эту триеру на буксир. Но это - последний раз, когда я помогаю троянцам.
  
   АКТ III Раскол думы
   Сцена I
   А тем временем на Олимпе... да ничего, в общем-то, не происходило. Зивис и Гераника слонялись из угла в угол в своих золотых чертогах, с которых-то уже почти вся позолота слезла.
   Зивис Гераника, чувиха! Капремонт, в натуре, нужен!
   Гераника Бабки в натуре нужны, а не капремонт. А где нам взять эти бабки? Одни расходы, доходов нет. Кумекаешь?
   Зивис Хрю! Хрю! Война нужна! Мне Арес уже сколько трындел, а Афена ещё больше. На войне мы в натуре столько бабок сможем нарезать, ни в одно лукошко не влезет. Я за базар отвечаю.
   Гераника Война-война! Что-то меня это совсем не прикалывает (идёт от Зивиса среди колон)
   Зивис Да ты в натуре совсем не въезжаешь, о чем я базар веду (идёт за Гераникой) Вот тут мне царь Спарты Менелай интересный прожектик толкнул (трясёт кипой бумаг) Пелопонесская война. Прикинь, как звучит, да мы только на поставках оружия налево большое бабло сгребём.
   Гераника Слышь, чувак, давай про это позже, у меня нет времени выслушивать всякое фуфло.
   Зивис Хрю?! Ты чё, в натуре? Война - это ж терроризм, похищения людей, большой спрос на оружие, лёгкий провоз наркоты из Египта, вспомни: клан Амон-Ра вместе со своим новым авторитетом Атоном по-прежнему на нас наезжает. А Атилла? Этот хоть и смертный, но уже добивается права на торговлю с Римом. Мы теряем репутацию, сестрёнка. Так глядишь, через какую-нибудь штуку годков о нас совсем забудут... (но Гераника уже ушла далеко, к трону и села на него)
   Зивис (подходит к трону) Ты чё? Оглохла?
   Гераника (что-то читает) Отвали, придурок. Я в натуре письма читаю.
   Зивис Римские?
   Гераника Вали рогом.
   Зивис И что пишут?
   Гераника (читает) Уважаемый мой дядя, Марк Публий. Забери меня отсюда. Жрать мне почти не дают, а только бьют. А по ночам заставляют качать люльку своего ублюдка, Плутон его зашамай. Я даже думал малого подушкой придушить, так обозлился, что он засыпать не хочет. Но потом вспомнил, что это меня посадили за ним смотреть. В общем, не решился. А утром заставили меня чистить сырую рыбу. А потом этой рыбой били по морде (Зивису) Дальше, блин, бумага какая-то разъевшаяся (продолжает читать) Мой дядя, Марк Публий, забери меня отсюда, Христа... пардон... Юпитера ради. Я тебе всё, что хош, сделаю, помнишь, ты предлагал мне стать твоим любовником, так вот - я, хоть и не знаю, что это такое, но согласен. И подпись: На деревню, дяде, Марку Публию (вытирает слезу) Тяжка судьба детей в рабовладельческом обществе.
   Зивис Вот блин! Только, мать его, кто такой этот Юпитер?
   Гераника Я тебе, кореш, потом объясню (достаёт другое письмо)
   Зивис Да мы, хрю, популярны.
   Гераника Я популярна, письма-то мне пришли, их оставили в почтовом ящике в моём храме в Микенах (читает) Дорогая, любимая Гераника. Я каждое утро говорю тебе это в храме, а по вечерам, смотрю на твою статую... и лёжа в постели... Вау!
   Зивис (пытается вырвать у Гераники письмо) Читай! Мне тоже интересно, что он там в постели делал.
   Гераника (прячет письмо) Нет. Письмо этого... (смотрит на подпись) Агамемнона, я почитаю как-нибудь на досуге...
   Зивис (обидевшись) Письмо дай! Хрю!
   Гераника (снимает сандалию и бьёт ею Зивиса) Вот тебе, извращенец! Получай!
   Зивис (заслоняется руками) Вау! Вау!
   Гераника (разворачивает другое письмо) Дорогая Гераника, пишет тебе Ио, дочь Аргосского царя Инаха.
   Зивис Письмо от тёлки! Круто!
   Гераника (продолжает читать) Я уже долгое время безнадёжна влюблена в твоего брата Зивиса...
   Зивис Эта чувиха меня хочет! Дай письмо!
   Гераника (рвёт) Какая-то дура написала.
   Зивис Что ты сделала?! (Гераника бьёт его сандалией по голове) Вау! (Гераника бьёт второй раз) Вау!
   Гераника (разворачивает следующее письмо) Это написала тебе Европа из Сидона, что в Финикии. Передай, пожалуйста, Зивису, что я отдамся ему только в том случае, если он будет на стороне Карфагена во второй Пунической войне.
   Зивис Круто!! Эта тёлка меня точно хочет! Дай письмо!! (тянется)
   Гераника (рвёт) И что на этих проституток нашло?
   Зивис На хрена ты в натуре порвала? Хрю.
   Гераника (разворачивает следующее письмо) Уважаемая Гераника. Пишет тебе титан Прометей, тот, что к скале прикован. Извини, что так неразборчиво, писал той единственной конечностью, что не в цепях. Так вот, передай Зивису, что он - козёл. И вмажь ему покрепче от моего имени (слаживает письмо) Что ж, Прометей, сегодня твое желание исполнится (бьёт Зивиса сандалией)
   Зивис Вау! Это же больно! Вау!
   Неожиданно раздаются громкие шаги, чертоги трясутся, словно от землетрясения.
   Зивис (в панике) Это они (ищет глазами куда бы спрятаться, пытается залезть под трон) Помоги мне, Гераника. Спрячь меня.
   Гераника Ты чё? Приполз убийца Себек из клана Амон-Ра?
   Зивис (хнычет) Хуже!
   Гераника А, что может быть хуже? Титаны из Тартара вылезли?
   К трону поднимаются по ступеням Афена и Арес, гремя сандалиями.
   Гераника (Зивису) Не кани. Это не титаны, а всего лишь Афена с Аресом пожаловали.
   Зивис (с ужасом) Их я и боюсь.
   Арес (подходит и вытаскивает Зивиса из-под трона) Ага! Попался. Кто обещал нам войнушку устроить? Вот мы сейчас тебя...
   Зивис (лепечет) Делайте со мной все, что хотите, только с Олимпа не сбрасывайте.
   Афена (Аресу) Ну-ка, подержи его, напарник (закатывает рукав, бьёт Зивиса в живот)
   Зивис (воет) Вау! Что вы делаете?!
   Арес (толкает Зивиса в руки Афене) Теперь моя очередь (достает меч)
   Афена Рехнулся? Кто ж тогда войну санкционирует?
   Арес (злобно прячет меч) Об этом я не подумал (бьёт в грудь Зивиса, да так, что Зивис вместе с Афеной улетают) Получи! (кричит, как Тарзан, и бьёт руками по груди)
   Афена (возвращается, волоча Зивиса за ногу) Меня решил заодно кончить? (швыряет Зивиса на Ареса, раскрутив один раз над головой) Держи. Сейчас я ему покажу джиу-джитсу.
   Зивис (лепечет) Нет! Только не джиу-джитсу!
   Гераника (подходит к Афене) А в чём сыр-бор?
   Афена (замахивается и будто случайно ударяет Геранику по лицу) Ой! Извини, я тебя, кажется, задела?
   Гераника (кричит, отлетая) Мать твою!
   Афена (гордо) У меня нет матери, я в детдоме воспитывалась.
   Зивис Да-да! Её бейте! Это она войны не хочет.
   Арес отшвыривает пинком Зивиса, тот попадает в руки к Афене.
   Афена (скалит зубы) Нет! Так просто ты от нас не отвяжешься (бьёт Зивиса головой по носу)
   Зивис отлетает. Он на четвереньках пытается подползти к трону, Афена и Арес по очереди подходят к нему и бьют ногами. Прилетает Гермес.
   Гермес Вж-ж-ж! Позвольте, и я с ноги врежу.
   Афена Давно пора! (Они с Аресом поднимают Зивиса и держат за руки)
   Зивис Только не по яйцам! Прошу, только не по яйцам!
   Гермес некоторое время готовится, потом разгоняется и врезается Зивису ногой чуть ниже живота. Все трое сшибают трон. Гермес радостный отлетает.
   Зивис (воет) Я ж просил, только не по яйцам!!
   Арес поднимается, берёт в руки трон и начинает им колошматить Зивиса и Афену.
   Афена Меня-то за что?! (бьёт Ареса)
   Они некоторое время дерутся, как боксёры-тяжеловесы, ударяя друг друга по корпусу. Зивис словно мёртвый лежит под обломками трона.
   Гераника (подходит к Гермесу) Ну, что, счастлив, что попал на разборку?
   Гермес (оправдываясь) Да я письмо от Посейдона привез.
   Гераника выхватывает письмо, с разворота бьёт Гермеса ногой. Тот отлетает, ударяясь сначала об одну колонну, потом о вторую.
   Гераника (разворачивает письмо) Ну и что этот ластоногий пишет? Хотя эти римские письма читать мне уже задрало.
   Афена и Арес тяжело дышат, и держат друг друга за шеи.
   Афена Мы должны действовать сообща. Ты понимаешь? Два бога войны на всю округу - это ж какая сила. Куда будет там до нас какому-то Сету из Амон-Ра (указывает на Зивиса) А теперь - прикончим этого и разделим сферы влияния по-новому.
   Арес кивает, отходит от Афены и достаёт свой громадный меч.
   Гераника (подбегает, размахивая письмом) Стойте! Послушайте, что Посейдон пишет... (тяжело дышит) Он пишет, что троянцы Эней и Парис украли из Спарты дар Диониса - трилитрон.
   Афена Ну и что с того?
   Гераника Как, что с того? Это ж - повод для войны... длительной войны с Троей.
   Афена Погоди, Арес (Арес останавливается, уже занеся меч над головой) Нужно созвать сходку богов.
   Арес (указывает на Зивиса) Может всё-таки его... а то будет тут всякое чмо командовать (видя, что Афена отрицательно мотает головой, напоследок в сердцах бьёт лежащего Зивиса ногой)
   Зивис стонет.
  
   Сцена II
   Там же, спустя какое-то время. Боги, божки и божочки всё прибывали и прибывали на сходку. Гераника принимает всех, глядя в список и следя за тем, чтобы каждый занял своё место.
   Гераника (указывает рукой) Эй там, фракция Гадеса, не занимайте места фракции Посейдона (Цербер лает на Геранику) И уберите собаку! Собакам нельзя на заседание думы.
   Гадес (показывает на Ареса, кормящего дракона) Драконам можно, а собакам нельзя?
   Гераника Дракон - это мифическое существо, а собака - нет.
   Гадес Так Цербер же - не простая собака.
   Гераника О необычности своего пса будешь гнать ветеринарам, когда его повезут усыплять.
   Появляется Аполло, закутанный в полотенце.
   Аполло (кидает мочалку в Геранику) Какого хрена заседание в полном составе? Уж извини, музам и без того есть, чем заняться, чем сидеть на ваших заседаниях.
   За спиной Аполло маячит Арта со своим неизменным луком.
   Арта (Аполло, тихо) Что-то затевается. Гляди, Арес притащил не только Фобоса с Деймосом, но и старух Эриду и Энио. Хорошо хоть эриний не додумался взять.
   Аполло (отмахивается) Да что может эта партия власти? У них даже большинства в думе нет.
   Гераника Кого не хватает? Где Африка?
   Эрот (один в секторе) Я вместо неё. У меня доверенность голосовать за всех наших.
   Гераника Ладно. А где Посейдон? Его фракция самая многочисленная.
   Гермес (поднимает руку) Посейдон сказал, что не появится на Олимпе до тех пор, пока в зале заседаний не устроят соляные ванны с подогревом.
   Гераника Что вы, что вы. Депутатскую неприкосновенность захотел - нате. Личную охрану - пожалуйста. А теперь ещё и ванны с подогревом... (Аресу) Мать твою за ногу, скажи своему дракону, чтоб на паркет не гадил!
   Арес (дракону) Дракоша, как тебе не стыдно? Вот видишь, та тётенька (показывает) сердится.
   Дракон посылает в Геранику струю огня и сжигает заживо.
   Гераника Всё!!! Вы меня в натуре достали!!! (указывает пальцем) Дракона - вон с заседания!
   Арес Это несправедливо. Он тоже депутат от китайского народного округа.
   Гераника Тогда пусть просит прощения.
   Арес Вот мать! Как он тебе будет просить прощения? На китайском?
   Гермес (поднимает руку) Можно реплику? Вж-ж-ж. А у вас молоко убежало.
   Гераника (оглядывает себя) Моё молоко! Стойте, какое молоко, я уже давно себе силикон вставила (грозится) Гляди, Гермя, придет Зивис - он тебе пошутит.
   Гермес Ха. Срали мухи.
   Афена (сидит в президиуме на месте вице-спикера) Харе лясы точить (ёрзает в нетерпении) Пора начинать заседание.
   В зал вваливается Дионис, его под руки тащат санитары... то есть, сатиры.
   Гераника Явился - не запылился. Хорошо хоть менад нет, была бы не дума, а балаган полный...
   Аполло Можно подумать, сейчас здесь не балаган?
   Гераника А ты глохни! Слова тебе ещё не давали.
   Дионис (шатаясь, подходит к Геранике) В грическом зале... в грическом зале (прямо в лицо Геранике, словно обзываясь) Мышь белая!!
   Гераника (отшатывается от перегара) Пьянь! Хоть бы на одно заседание пришёл трезвым!
   Дионис Простите... ИК! А чего бы я был тогда бог? Здорового образа жизни?
   Гераника Ты, кореш, я гляжу, не въезжаешь. Сегодняшнее заседание тебя напрямую касается.
   Дионис На прямую, на кривую... А мне пора на боковую (падает на руки сатиров) Донесите меня до моего места. Хр-р-р (засыпает, громко храпя)
   Гераника и Афена с отвращением провожают его взглядом.
   Гераника (смотрит куда-то в сторону, торжественно) Уважаемые боги, депутаты, - президент грической федерации, Зивис Хронид.
   Звучит гимн Греции, все вскакивают и подпевают, кроме Диониса, продолжающего храпеть. Появляется инвалидная коляска, которую везёт запряжённый Ганимед. В коляске сидит Зивис, весь перевязанный и в гипсах.
   У тех, кто не в курсе, челюсть падает на пол. Лишь Афена, будто бы углубилась в полировку собственных наручей, Гермес спрятался под лавку, а выражения лица Ареса не видно - он в шлеме.
   Зивис (хлещет Ганимеда плетью) Но-о! Ты скачи, скачи, мой коник, пусть никто нас не догонит.
   Аполло Кто это так тебя, громовержец?
   Гадес Клан Амон-Ра перемирие нарушил? Ну, я им. Давно уже хотел их Анубиса в гробу осиновым колом проткнуть.
   Зивис Дружбаны, не обращайте внимания. Это трон прогнил весь, вот и придавил меня неудачно - четыре ребра поломал и руку, передние зубы выбил. Хорошо Афена с Аресом рядом оказались.
   Ганимед подвозит Зивиса к трибуне с изображённым гербом из пятерых разноцветных колец.
   Зивис (смотрит в записку) Добрый вечер! Я прибыл на заседание думы, чтобы зачитать вам обращение президента. Демократия в нашей стране устанавливается широкими темпами. Граждане многих полисов свергли своих царей и выбрали законное правительство. Также была проведена приватизация многих предприятий.
   Гермес (кричит) Грабительская приватизация! Поэтому я требую её пересмотра! Забрать награбленное у олигархов и отдать...
   Гераника (стучит сандалией по столу) Тишина в зале!
   Зивис (продолжает) Однако... у нас - слабый рост ВВП, что ставит Грицию в ряд таких отстающих стран, как Ливия, Ханаан, Урарту. А теперь самое неприятное, согласно прогнозам всех ведущих аналитиков, до гибели и смены богов осталось совсем немного, каких-то двести лет (собрание взволновано галдит) Выход - отвлечь смертные массы от размышлений о добром и вечном.
   Аполло Ну, ты загнул - двести лет. Не нужно преувеличивать статистические данные. И вообще всё божество статистики и анализа приписками занимается.
   Зивис (разбрасывается бумагами) Можете проверить! Я за базар отвечаю. Двести лет - и потом мы все следом за титанами отправимся по этапам в Тартар.
   Аполло И что ты предлагаешь?
   Зивис Сейчас выступит Афена, она и предложит (Ганимеду) Но-о! Вези меня отсель. (бьёт Ганимеда плетью, тот взвизгивает и волочит коляску к Геранике в президиум)
   Афена выходит за трибуну.
   Афена Заслушайте мой план кавказского урегулирования... то есть, урегулирования ситуации в Персидском заливе (видя, что все отрицательно машут головами) Что? Опять не то? (листает записи) К чему тогда моё выступление? Я же думала в поход на Вавилон двинуться.
   Арес Не бойся, ещё двинемся. Однозначно будем мыть сандалии в Индийском океане. Но Москва тоже не сразу строилась (все на него странно смотрят) Что я такого сказал? Пословица такая.
   Гераника Залазь тогда на бочку и выскажись, все вы с места кричать горазды.
   Арес (становится за трибуну на место немного смущенной Афены) И залезу (залу) До каких, я вас спрашиваю, пор Гриция будет оставаться третьеразрядной страной?!
   Аполло (перебивает) Это по каким критериям ты определил её третьеразрядность?
   Арес Как это по каким? Армии - нет, сильного государства - нет, да, что там - самого государства - нет. Афены - одно, Спарта - другое, Фивы - третье, а Троя вообще к Гриции не относится. Поэтому нам надо распространить своё влияние на восток, ну и на запад тоже. И начать нужно именно с Трои, сидит тут совсем рядом, и подавляет всех остальных своим могуществом.
   Аполло (в шоке) Чем тебе Троя не угодила? Пусть происхождением коренные троянцы - не грики, но эллинизация этого края идёт полным ходом. Мы уже навязали им свою культуру, религию... Да, троянцы - больше грики, чем все остальные грики, вместе взятые.
   Афена Надо так понимать - тот грик, кто молится Аполлону и не признает других богов?
   Аполло В Спарте вон вообще лишь один храм (указывает на Ареса) Этого воинственного пугала.
   Дионис Не правда... ИК... Они мне недавно святилище построили.
   Аполло Видел я это святилище. В свинарнике чище.
   Дионис Это не имеет значения.
   Арес Спартанцы не виноваты, что они бедны.
   Аполло Знаю, виноваты все остальные.
   Гераника (стучит сандалией) Не о Спарте сейчас речь в натуре... Хотя нет, в натуре о Спарте, но в большей натуре о Трое, или, как называют её некоторые, об Илионе... Продолжай, Арес.
   Арес А что тут продолжать? Карфаген должен быть разрушен! Но разрушим мы его потом, после того как разрушим Трою!!
   Аполло Я слушаю и умиляюсь. Ты всерьёз хочешь начать войну без повода?
   Гераника Повод есть. Троянцы украли из святилища Диониса в Спарте трилитрон... Так, для тех, кто в танке.
   Дионис (вскакивает и вырывается из рук пытавшихся его удержать сатиров) Что?! Мой ТРИЛИТРОН?! Украли?! Тогда я за войну! (не удерживается и падает вниз по ступеням) Разрушить Трою! Вернуть трилитрон! Разрушить Трою! (останавливается у самой трибуны и опять храпит)
   Арес (слегка отодвигает Диониса ногой) Предлагаю проголосовать.
   Сатиры хватают Диониса за ноги и тащат наверх.
   Эрот Погодите! (все смотрят на него в удивлении, что какая-то малявка вздумала вякать) Я выступаю от лица всей фракции. Я, конечно, да и Африка тоже, уважаем Диониса, но повод этот... дурацкий. Это ж какой имидж будет у Гриции, если весь мир прознает, что грики под Троей дрались за какое-то бухло.
   Дионис (пытается вырваться из рук сатиров) Не какое-то! Не какое-то, а Це-2, Аш-5, О-Аш! Чистый спиритус!
   Эрот Я о том же. Какая сейчас нация считается самой пьющей? (все в недоумении переглядываются) Руссы! Что так долго думать? Кто вино из зерна изобрёл?.. Так вот, а если мы целых десять лет будем драться за бутылку спиритуса, то будем - мы. Куда уж руссам до такого?
   Дионис Так разве это плохо?! Самая пьющая нация! Это ж как звучит! А я - бог пьянства у самой пьющей нации!
   Гераника А этот мелкий в памперсах прав. Все так и будет. Другая причина нужна.
   Арес Я предлагаю вообще без причины драться. Тогда грики будут самой воинственной нацией!
   Гераника Не-е. Война без причины - признак дурачины. К тому же те, кто без причины дерётся, обычно плохо кончают.
   Эрот В смысле "плохо кончают"? Не одновременно с партнёром что ли? (Гераника кидает в него сандалией, Эрот увёртывается) Пошутить нельзя? Есть и другая причина для войны. Вместе с трилитроном троянцы из Спарты увезли Елену, жену царя. Так вот...
   Арес Драться за бабу?! (с отвращением) Тогда грики прослывут распутниками и извращенцами.
   Эрот Хорошо. Мы этого и добиваемся.
   Арес Ах ты, ублюдок малолетний! (хватает со стола стакан с водой и обливает Эрота)
   Аполло Вы не будете драться.
   Афена Заметьте, себя он к нам не относит. Будем мы драться. И ты тоже будешь.
   Аполло Драться на вашей стороне против моего любимого города? Не смешите моё полотенце.
   Арта Я полностью согласна со своим братом (целится из лука сначала в Ареса, потом переводит на Афену, потом на Геранику, Зивис вовремя прячется под стол)
   Афена Ты хочешь нас всех убить? Что ж, валяй - начинай (тянет руку к эфесу меча)
   Аполло Погоди, Арта. Мы здесь в ловушке, нас только двоё, а они всех собрали (Ареса обступает его свита) Идём отсюда (Аполло и Арта медленно отступают к выходу)
   Арес (достаёт гранатомёт и целится) Афена, я прикончу их обоих?
   Афена Ещё чего? Пусть смертные воюют.
   Аполло и Арта уходят.
   Гераника (Гадесу) А ты что скажешь? Не сорвёшь наш план?
   Гадес Конечно, нет. Я всегда был за войну. Война - это массовые смерти тысяч невинных - а это новые души в моём царстве. Пройдёт совсем немного времени и все те геройчики, что бахваляются пред богами, все будут у меня. Так, что я за войну.
   Гераника (Эроту) Африка?
   Эрот Вы утвердите наш повод к войне? Только в письменном виде и пусть этот придурок (указывает на клюющего носом Зивиса) завизирует.
   Гераника Придурок завизирует (Зивису) Эй, придурок, завизируешь?
   Зивис (сонно) О чём базар?
   Арес Я против этого повода и отказываюсь от такой войны.
   Гераника (разводит руками) Извини, упырь, другого нет.
   Афена (Аресу) Ты, я посмотрю, совсем зажрался. Какая тебе разница за что драться? За бабу - так за бабу (подходит к Аресу и кладёт руки на плечи) Ведь я тоже баба. Представь, что тебе нужно драться за меня. Ты ведь стал бы за меня драться?
   Арес (резко отталкивает Афену, та падает на пол) Никогда бы я не стал драться за бабу и, тем более, за тебя. И теперь не буду. Мы уходим (идёт к выходу)
   Спутники Ареса в недоумении смотрят вслед. Затем тяжело вздыхают и тащатся за своим главарём. Чуть не плачут, так хочется подраться, особенно дракону.
   Афена Стой! Куда?! Тоже мне бог войны! Да ты просто трус!
   Арес и свита уходят, Афена бешено стучит руками о пол.
   Гераника Пусть уходит, зачем он нам нужен? Нам хватит и одного бога войны - тебя. А Арес? (усмехается) Не думаю, что он долго будет в стороне, когда война начнётся. Подведём итоги: За войну - Гераника, Афена, Гадес, Африка, Гермес голосует также, как и Зивис, а Зивис голосует также, как и Гераника. Гефест поддерживает Африку. Дионис?
   Дионис (расстроено) За войну я, хоть и повод мне не нравится. Но главное - вернуть трилитрон.
   Гераника Дионис тоже за. Против лишь Аполло, Арта и Арес. Посейдон воздержался. Таким образом, общим числом голосов 356 - за, 118 - против и 45 - воздержалось, божественное олимпийское собрание постановляет - начать войну Гриции с Троей. Официальным поводом для войны считать похищение троянцами Елены, жены царя Спарты, неофициальным - осквернение святилища Диониса в Спарте и кражу священного артефакта - трилитрона. На этом заседание думы закрыто (достаёт запасную сандалию и стучит ею по столу)
  
   Сцена III
   Возбуждённая толпа богов выходит из зала заседания. У стены стоит Пандора и держит в руках какой-то ящик.
   Пандора (раскрасневшись) Скольки можно вас ждать?
   Зивис Хрю. Что за тёлка?
   Гераника Ну, в натуре нельзя сразу ругаться. Это же - наш избиратель, он избрал нас своими богами (Пандоре) Какое у тебя дело? И быстрее, мать твою, думаешь богам больше делать нечего, кроме как твои проблемы решать?
   Пандора (рассказывает) Пошла я учора на базар. Купить рознуюю еду для снедання. Уже амаль усе купила, и тут чую - крычыт Эпиметей, торгаш, и предлагает яки-та экзотический фрукт, стал быть привезённый с самой Атлантыды. И назву мне назвал - памидор, вось. И что? Усучыл мне целый ящык. Прыхожу я дадому, попробвала, а памидоры це ж усе сгниушыя.
   Зивис В натуре, о чём ты гонишь?
   Пандора (Геранике) Он у тябе розумом слабы? Так вось... пошла я учора на базар...
   Гераника (перебивает) Да мы, блин, поняли, что не на избирательный участок. Какого, извините за выражение, кренделя ты со своими помидорами на Олимп сунулась? Мы чё тебе - комиссия по защите прав потребителя?
   Пандора (возмущённо) Як не защита? Боги у нас ужо не защита?!
   Зивис Проваливай, мать твою, хрю.
   Пандора Ах, так?! Получи! (хватает из ящика гнилой помидор и бросает Зивису в рожу)
   Зивис Вау! (потирает ушибленное место) Меня нельзя бить. Я инвалид.
   Гераника (в гневе) Ты что творишь, смердная?! Нельзя так с богами поступать.
   Пандора А это тебе, "богиня" (швыряет помидор и попадает в лицо Геранике)
   Гераника Уберите от меня эту сумасшедшую! (пытается спрятаться за Зивиса)
   Пандора Шчас вы у мяне за усе получите! (забрасывает помидорами богов)
   Достается всем: Афене, Дионису, Гермесу, Гадесу. Все в панике разбегаются, даже Цербер, поджав хвост.
   Пандора Получила? Будешь ведать Пандору. Вось вам семь бед. Вось вам болезни и эпидемии (метает помидоры) Я и до надежды доберусь, будьте уверены.
  
   Сцена IV
   Если Вы от кого-нибудь услышите, что некое мелкое божество с крылышками (не путать с прокладкой из шерсти) не играло никакой роли в божественном пантеоне Древней Греции, можете смело рассмеяться ему в лицо. На вышеописанной сцене за номером II можно прекрасно понять, как много чего зависело от Эрота.
   Правда, смышленому не по годам шкету очень сложно было объяснить своей патронессе, почему он так настаивал на войне Гриции с Троей и с её любимым Парисом. Африка метала громы и молнии (одолжила их у Зивиса) и икру от бешенства (а эту вероятно у Посейдона)
   Африка (кидая в Эрота вазу) Я думала тебе можно доверять! Маленькое чудовище! За сколько тебя купили?!
   Эрот (вылезая из-под обломков вазы) Я действовал в наших интересах! Поверь мне! Какая-то Троя не представляет для нас никакого значения (загибает пальцы) Там нет ни одного нашего храма, лишь какое-то святилище. Сбор с этого мегаполиса мизерный.
   Африка (опрокидывая на Эрота собственную статую) А наш любимый Парис? А наш любимый Эней? (переходит на визг) Ты о них подумал?! На войне их могут убить!
   Эрот (оглядывая статую, от которой откололись руки) Ну, вот - такую статую испортила. А Парис с Энеем? Что ты так цепляешься за всяких смертных? Поменьше думай одним местом и побольше - головой.
   Африка (бросает в Эрота тарелку и сшибает на лету) Что?! Я - богиня любви - должна что-то думать, а не доверять своему сердцу?! (садится среди разгромленной комнаты, плачет, прижимая руки к лицу)
   Эрот (подлетает и кладёт свою ручку Африке на плечо) Да-а. Такую чувствительность не у каждого встретишь. Уважаю. Но послушайся хоть раз голоса разума. Кто ты сейчас? Так, рядовая богиня в рядовом пантеоне. Вспомни клан Амон-Ра. Кто у них богиня любви? Затрудняешься ответить? Исида? Или она богиня домашнего очага, как у нас Гераника? Ты хочешь, чтобы и о тебе никто не вспомнил? А каково мне тогда будет? А так - эпохальная война и ради чего? Ради любви. Кого из богов она выдвинет на передний план? Нетрудно догадаться.
   Африка (хватает Эрота за крылья) Попался? Ну, сейчас я тебе перья повыщипываю и в клетку посажу. Будешь знать, как безобразничать.
   Эрот (дёргается, как курица перед топором) Нет, только не перья! Я только вчера их помыл дорогим импортным порошком.
   Африка (выдёргивает перо) А надо было пользоваться дешёвым отечественным. Зачем платить больше, если скоро не будет никакой разницы.
   Эрот (выскальзывает из рук Африки) Объяснять что-то женщине - зря терять время. Ничего не хочет слышать. К тому же если б я голосовал против войны, это ничего бы не дало. Голоса нашей фракции - капля в море. Грики бы все равно воевали с Троей, но уже за бутылку спиритуса, и, наверняка, прослыли бы самой пьющей нацией, вместо руссов. Вот скажи, кто у руссов богиня любви? Мокошь? Или она богиня домашнего очага, как Гераника?
   Африка (кидает в Эрота амфору) Только Эней не будет участвовать в этой войне, я ушлю его, хоть даже к руссам с их банями.
   Эрот (вместе с амфорой ударяется о стену, медленно оседает на пол) Прикольнее будет, если ты и Париса куда-нибудь ушлёшь. Приедут грики воевать, а виновник торжества уже и утёк.
   Африка (задумывается) Возможно, ты и был прав. В любом случае, ничего не изменишь. И почему я не была на том заседании?
   Эрот (вылезает на четвереньках из-под обломков) Ну, так на Кипре же веселее, чем в думе, в которой нет...
   Африка (гневно) Молчи! Сам виноват, незачем было в меня свои стрелы пускать (идёт прочь) Но в войне мы будем поддерживать троянцев, среди них же останется мой любимый Парис.
   Эрот (стонет) Ну, какой в этом смысл? У них нет ни одного нашего храма, а в Гриции... (но Африка уже ушла) Вот дура! Руку мне сломала.
  
   АКТ IV Мобилизация
   Сцена I
   Менелай тем временем на Крите отрывался по полной программе. Ещё бы, вырваться на волю, подальше от царских прав и обязанностей, неприятностей полиса, воинственно настроенных граждан и сумасшедшей жены.
   Неприятные слухи дошли до него, когда он и Идоменей никак не могли кончить... то, что начали. Слухи долго кружились по комнате, в отвращении от увиденного.
   Идоменей (обращая внимание Менелая) Милый! Тут какие-то слухи витают... Может, послушаем? О-о-о!
   Менелай (зло) Какие ещё слухи? Пусть подождут. Они, что не видят, что мы заняты?
   Идоменей Но они меня смущают. Я не люблю, когда кто-нибудь подглядывает.
   Менелай (недоумённо) Так это же слухи. У них и разума-то нет. Что они могут понять, глядя на нас с тобой? И вообще, продолжай, иначе мы никогда не кончим.
   Идоменей Как скажешь, милый.
   Некоторое время продолжают молча. Недовольные слухи кружат по комнате, наконец, пересиливают свое отвращение и подлетают к Идоменею.
   Идоменей Вон пошли! Не мешайте мне... я уже... почти...ну... ну... (вхдох облегчения) Вот (поднимает занавесь ширмы, за которой они и занимались этим... тем самым)
   За ширмой зеркало и столик перед ним. На столике расставлены какие-то баночки, скляночки, горшочки, валяются кисточки. Менелай и Идоменей пристально себя разглядывают. Они оба одеты в женские одежды и разрисованы, словно шлюхи.
   Менелай Неплохо. И не отличишь от настоящей (слухи что-то шепчут ему на ухо) Что?
   Идоменей Ну и что там, милый?
   Менелай Так, ничего особенного, придётся только возвращаться в Спарту.
   Идоменей (обиженно) Так что, мы не пойдём соблазнять минотавра? (надув губки) Зря наряжались.
   Менелай Не беспокойся. Сначала соблазним минотавра, а потом поедем в Спарту. Я и тебя возьму. Жены-то у меня больше нету... ха-ха-ха.
  
   Сцена II
   Триера Менелая с Идоменеем на борту быстрее ветра понеслась в Спарту. Хороший был бы прикол, если б они потонули где-нибудь посреди дороги. Впрочем, трудно что ли другой повод для войны найти?
   В любом случае триере покровительствовали Зивис, Гераника и Афена, а чтобы придать кораблю большую скорость, сами сели за весла под видом гребцов. Поверьте, на это стоило посмотреть. Зивису, конечно, было не привыкать к ударам по различным частям тела, поэтому плеть он выдержал стоически, хотя до возникновения подобного философского течения было ещё далеко. Но Афена и Гераника...
   Надсмотрщик (обрушивая плеть на спину Гераники) Грыбы! Быстрее грыбы!
   Гераника (вопит, как Зивис) Вау!
   Боги так разогнались, что миновали Спарту, а остановились лишь в Микенах.
  
   Сцена III
   Лестница перед входом в царский дворец в Микенах. Про то, что это дворец, можно сказать с очень большим натягом, скорее это больше смахивает на царскую хату.
   Дверь раскрывается. На пороге появляется Менелай. Он пятится задом.
   Агамемнон (появляется в дверях и хватает Менелая за шиворот) Я говорил тебе, что я с войной завязал? Говорил?
   Менелай Ну, говорил.
   Агамемнон А я говорил, что если ещё раз придёшь - с лестницы спущу? Говорил?
   Менелай (удивлённо) Говорил?
   Агамемнон (отвечает) Говорил. Так вот - не обижайся (швыряет Менелая вниз)
  
   Сцена IV
   Где-то внутри царского дворца. Зал с колоннами, вдали от входа стол, похожий на пульт управления, с каменными кнопками. Около стола стоят Эгисф и Клитеместра.
   Эгисф (раздражённо) Да, сколько можно тебе объяснять? (показывает) Сначала тумблером справа включаешь питание. Потом поднимаешь эти красно-жёлтые переключатели в режим "open". Потом на каждой ставишь таймер...
   Клитеместра (вздыхает) Со стиральной машиной было проще разобраться.
   Эгисф Сравнила стиральную машину с набором смертельных ловушек Ассирийского оружейного завода. Главное - не забудь нажать на красную кнопку, когда он покажется в проходе (притягивает её к себе) А теперь иди ко мне, милая.
   Клитеместра (отмахивается) Что ты себе позволяешь? Я - мужняя жена.
   Эгисф Он ведь убил твоего сына и первого мужа. Чем я хуже?
   Клитеместра Вот убьём его, тогда и поговорим (раздаётся какой-то шум)
   Голос Агамемнона за сценой Дорогая, ты где?
   Клитеместра Он идёт. Прячься!
   Эгисф (достаёт дротик) Я буду неподалеку. На всякий случай (убегает и прячется за колонну)
   Клитеместра (включает тумблер справа, пульт начинает трястись и грохотать) Ага. Что дальше? (вспоминает) Отпустить сцепление (трясёт головой) Нет, не это... Вставить кассету в кассетодержатель... Нет... О! Поднять красно-жёлтые переключатели в положение "open" (нажимает на кнопки)
   Агамемнон (появляется в проходе) Клитеместра! Ку-ку! Всё равно не спрячешься. (идёт, заглядывая за колонны) Где ты, рыбка? Оресту нужен братик.
   Эгисф (сигналит из-за колонны) Красную кнопку.
   Клитеместра Я ещё таймеры не подвела.
   Агамемнон (заметив Клитеместру) Вот ты где (идёт к ней)
   Клитеместра жмёт на красную кнопку. Из-за колонны вылетает стрела, её мечом отбивает Афена, идущая впереди Агамемнона.
   Клитеместра Что за муть? (нажимает на кнопку)
   Афена отбивает сурикен.
   Агамемнон (Клитеместре) Птичка моя, что ты там делаешь? (протягивает руки)
   Клитеместра с остервенением несколько раз жмёт на кнопку. Афена отбивает стрелы, пращные снаряды, дротики, копья, арбалетные болты, томагавки, снайперские пули.
   Клитеместра (почти плачет) Не выходит! Мать вашу!
   Агамемнон (почти рядом) Обрати же внимание на своего мужа (хватает Клитеместру и опрокидывает на пульт)
   Эгисф выбегает из-за колоны и метает дротик, Афена отбивает.
   Эгисф (в сердцах) Он что, заговорённый? Эх, предлагали же сеть на голову накинуть, а я... пожадничал. Теперь уже ничего не поделаешь (уходит)
   Агамемнон (Клитеместре) Дорогая моя! Как ты желанна, как ты красива. И ты моя... моя...
   Клитеместра (отбивается) Уйди, мужлан! Прочь пошёл, скотина!
   Афена (кладёт меч в ножны, пренебрежительно) Уси-пуси. Меня сейчас стошнит. (идёт к выходу) Когда-нибудь она его точно прикончит (уходит)
   Клитеместра и Агамемнон стонут, процесс в разгаре, осталось совсем немного. И тут...
   Ифигения (бежит среди колонн) Мама, мама! Посмотри на мою новую куклу, мне дядя Эгисф подарил... (останавливается, с интересом) А что это вы там делаете?
   Клитеместра (Агамемнону) Эй! (бьёт его по ушам) Остановись! Ребёнок здесь!
   Агамемнон Что? Ты соображаешь, что говоришь? АНАХРОНИЗМ!!!! У древних гриков не было никаких проблем с этим.
   Клитеместра Просто я не хочу, чтоб она смотрела, как её мать...
   Агамемнон Пусть учится, скоро и саму... Га-га-га! (смеётся) К тому же она вовсе не твоя дочь, а так... ублюдок Тезея и Елены.
   Ифигения (комментирует) Я, конечно, видела, как бык на корову залазит, но чтоб мужик на бабу...
   Клитеместра Ах ты животное! Свинья! (бьёт Агамемнона руками и ногами и попадает между ног)
   Агамемнон воя сползает на пол. Клитеместра убегает, Ифигения прыгает, хлопая в ладоши.
   Агамемнон (держится за пришибленное место) Стой! Вернись! Я твой муж! (поднимается, ковыляя, подходит к Ифигении) Это всё ты виновата! Ну, я тебя... (тянет руки, намереваясь задушить)
   Ифигения кричит и убегает.
   Агамемнон (грозится) От меня не уйдёшь!
  
   Сцена V
   Царская спальня во дворце в Микенах. Возле ложа в углу стоит Гераника в виде статуи - с протянутыми руками, раздвинутыми ногами и открытым ртом.
   Входит Агамемнон и подходит к статуе.
   Агамемнон (гладит статую по лицу) Одна ты меня понимаешь... Хнык... Ты всегда согласна на любые мои фантазии, у тебя никогда не бывает плохого настроения, критических дней и беспричинных головных болей. Ты всегда покорна своему властелину и хозяину, никогда не жалуешься, не плачешь, не убегаешь... Хнык... принимаешь меня таким, каков я есть. Как жаль, что не ты моя жена, а какая-то дура... (гладит уже не только лицо)
   Ифигения (входит в спальню и видит, что происходит) Оба-на! Вот это да! Вот почему у этой статуи такая странная поза (задумывается) Интересно, почему у неё рот раскрыт?
   Агамемнон стонет и хрипит, тряся статую.
   Ифигения (достаёт клочок папируса и перо) Вот это будет компромат. Жаль, видеокамер ещё не изобрели (пытается рисовать) На всех столбах расклею, ещё один гвоздь в саркофаг тирании (мечтательно) Вот будет у нас республика, как в Великобритании (пытается рисовать, высунув язык) Ну, или хотя бы, как в Испании (теребит пером папирус) Пиши, твою гусиную мать! (поглядывает искоса на Агамемнона, чуть ли не плача) Какой кадр пропадает (отшвыривает перо и выхватывает авторучку) К чёрту историческую достоверность.
   Агамемнон (в исступлении трясёт статую) Любовь моя! Как ты желанна! Я люблю тебя (Гераника в панике двигает глазами из стороны в сторону)
   Ифигения (в берете и возле мольберта) Главное с перспективой ничего не напутать (вытягивает руку с кисточкой и щурит глаз, измеряя размер)
   На лице у Гераники паника.
   Агамемнон Сейчас! Сейчас! (задирает тунику) Я знаю, ты хочешь. Сейчас, милая, сейчас.
   Гераника пытается закрыть рот, ничего не получается.
   Ифигения (рассматривает картину) Вот, блин, не удержалась. И зачем надо было кубизм рисовать, кто ж этого козла теперь узнает. Эх, говорил мне учитель - пока не освоишь классическую школу, и думать не смей о иных направлениях. Ладно, повешу в таком виде, может, и узнает кто (берёт мольберт и уходит)
   Гераника резко отталкивает Агамемнона, и долго что-то сплевывает.
   Гераника Твою мать! Слышь, извращенец, где ты вызнал, что туда нужно совать?
   Агамемнон (в шоке, показывает книгу) В Камасутре...
   Гераника (в гневе выхватывает книгу) А что б тебя! Ни фига себе - грамотный (читает) "Камасутра или сексуальное пособие для самых маленьких. Перевод с индийского Гомера". А он оказывается своим корешем был, а я думала, только на богов бублики умел крошить (листает) О, да ещё и с картинками (читает) "с иллюстрациями Рубенса." (Агамемнону) Слышь, баклан, дай её мне заценить, в натуре.
   Агамемнон Ну, так... о чём базар, чувиха.
   Гераника Так ты и по фене сечёшь? А какие ещё в тебе схороненные таланты?
   Агамемнон (в смущении) Ну... это... на машинке умею, на стиральной.
   Гераника Значит, потопаешь с нами на разборку. Будет кому портянки стирать.
   Агамемнон (трясёт головой) Не, не. Мы так не договаривались. Я с войной завязал, а всех, кто мне её предлагает - с лестницы спускаю.
  
   Сцена VI
   Входная дверь открывается, Агамемнон тащит Геранику за шиворот к лестнице.
   Агамемнон (приговаривает) Говорил, что с войной завязал? Говорил, что с лестницы спущу? Вот и не обижайся...
   Гераника (вопит) Что творишь, придурок! Я ж богиня, в нату-уре!!
   Агамемнон Да, да, а я - апостол Павел.
   На Геранику и Агамемнона падает яркий свет, словно прожектор включили.
   Голос за сценой (грозный) Савл!.. Савл!.. Мать твою, мужик в пальто... то есть, в хитоне, я к тебе обращаюсь!
   Агамемнон (не веря) Простите, это вы мне?
   Голос за сценой Нет, дубине стоеросовой! Слушай и внимай! (продолжает грозным голосом) Савл! Савл! За что ты гонишь меня? За что преследуешь? Что я сделал тебе плохого? А-а?
   Агамемнон (у Гераники) Что за чмо там вякает?
   Гераника в недоумении трясёт головой.
   Агамемнон (голосу) Слышь там, в лодке... Ты чьих будешь? Кто таков есть?
   Голос за сценой (возмущённо) Кто таков?! Кто таков?! Это ты у меня спрашиваешь? Азм есьм!
   Агамемнон (трясёт Геранику) Мало мне что ли одной... богини, так ещё и Азм какой-то сыскался.
   Голос за сценой Ну, всё - ты меня вывел. За такое отношение - поймаю, зажарю и съем... (опомнившись) Ой, я же добрый фей. Короче, сделаю тебя слепым, как пять кротов... Трах-ти-би-дох...
   Агамемнон (отпускает Геранику и трясётся, закрываясь руками от прожектора) Нет! Только не слепым!
   Голос за сценой И-о-хо-хо-хо-хо!!!!
   Голос Зивиса Мать вашу за ногу! В сортир сходить нельзя, обязательно какая-нибудь падла на трон залезет... (слышен звук удара метлой по чайнику) Геть отсюда! Пошёл... Вали рогом, твою мать!.. Уи!
   Голос за сценой (скулит) Вау! Вау! Я уйду, но я ещё вернусь. Наша религия ещё будет главенствующей!
   Гераника (трясущемуся Агамемнону) Харе выть. Теперь ты в натуре Зивису должен...
   Агамемнон (целует Геранике руки, платье, сандалии, ноги) Спасительница моя! Чмок! Родненькая! Чмок! Без глаз не оставила! Чмок! Да я теперь... я... Чмок! Все, что хош сделаю.
   Гераника На вой... На войн ... Отвали, придурок! На войну пойдёшь?
   Агамемнон А ты доставишь мне оральное удовольствие?
   Гераника А оглоблей по горбу?
   Агамемнон Ладно-ладно, пошутить уже нельзя.
  
   Сцена VII
   И бросили клич по всей Элладе. И стали сзывать воев по всей Гриции. Объявили её - эту... мобилизацию, вот. По всем горным и рыбацким деревушкам плакатов навешали: "Родина-Мать зовёт" и "Ты записался добровольцем?" В роли матери - Гераника, её так и называли: "Вот мать!". А на втором плакате Афена в доспехе, указывающая на тебя своим бронзовым пальцем. И глаза неотрывно смотрящие, никуда от них ни деться, с телепатическим эффектом говорят.
   Многие на призывной пункт сами явились. Афена лично их принимала, как главный военком Эллады, целая очередь выстроилась на километр.
   Афена (что-то пишет в тетрадочку, грозно) Имя, фамилия, отчество?
   Аякс Ст. (гордо) Аякс Старший - лучший воин с дипломом.
   Аякс Мл. Аякс Младший - лучший воин без диплома.
   Афена (внимательно на них посмотрев) Что ж, такие отморозки, как вы, нужны в нашей армии. Можете идти получать сосиску.
   Аяксы бьют себя по груди щитами и громко орут.
   Афена (кричит) Следующий!
   Подходит Одессий.
   Афена (изумлённо) А ты что тут забыл? Таким худосочным не место в доблестных рядах вооружённых сил. Ты как медкомиссию прошёл? У тебя, небось, зрение 0,1 в линзах.
   Одессий (в тёмных очках и с палочкой) Ась? Что вы сказали? Нет, что вы, я всё прекрасно вижу (подходит ближе и врезается в колонну) Мать моя Антиклея! (потирает ушибленный лоб) Вот терпеть не могу эту грическую архитектуру. Обязательно надо везде колонн понатыкать? (наконец, шатаясь, подходит к столу Афены)
   Афена Ну сам посуди, куда тебя такого в армию? Ни хрена не вижу, ни хрена не слышу, как говорится. А как ты приказы выполнять будешь?
   Одессий (прилаживает ладонь к уху) Ась? Что вы сказали?
   Афена Вот отправит тебя дед в наряд вместо себя. Ты не так поймёшь, а потом ночью в тумбочке по лестнице спустят. А мне отвечай.
   Одессий (недоумённо) Ась? Что вы сказали?
   Афена (громко) Домой иди! На печь иди! Да и вообще, у тебя ж ребёнок до трёх лет. Тебе по любому отсрочка полагается. А нас, если тебя возьмём, солдатские матери с потрохами съедят к такой-то матери (задумывается) И вообще, как на тебя, слепого, плакат подействовал?
   Одессий Ась? Что вы сказали?
   Афена Следующий!
   Подходит Нестор с клюкой.
   Афена (радостно) Кого я вижу! Нестор Петрович, и вы к нам? Я уж думала, что из вашего поколения героев всех того... ну этого... ну, ты понял.
   Нестор Да, были времена. Эх, были люди. Что против них нынешние? Геракл вон Трою за две недели завоевал... А этим? Чувствую, и десяти лет будет мало.
   Афена (тянет руки) Ну иди сюда, мой боевой товарищ (обнимаются)
   Нестор А помнишь, как мы в Колхиду за золотым руном ходили на одном корабле? Полный корабль этим руном загрузили. А нынешним геройчикам и тысячи кораблей будет мало, помяни моё слово.
   Афена Решено! Ты пойдёшь на войну и научишь салаг уму-разуму. Зачисляю тебя бригадным генералом, можешь получить хитон с лампасами.
   Одессий (отталкивает Нестора) Простите, а почему всяким дедам можно, а мне нет? Чем я хуже? Я тоже хочу бригадным генералом.
   Афена Да ты и на прапора не тянешь (громко) Домой! Спать!
   Одессий Ась? Что вы сказали?
   Подходит Диомед.
   Диомед Здесь на войну записывают? Чур, я первый.
   Нестор Нет, первый - Агамемнон, второй - я. Тебе только и остается быть вечно третьим.
   Диомед Это по каким ты это критериям считал?
   Нестор Да хотя бы по числу кораблей.
   Афена Разговорчики в строю! Ты не будешь ни третьим, ни тридцать третьим, пока я тебя в журнал не занесу. Давай, говори, чей холоп будешь?
   Диомед (недоуменно, типа: как можно меня не знать?) Так Диомед...
   Афена (в ужасе) Сыночек Ареса?!! Он что? Послал тебя шпионить?
   Нестор Постойте-постойте, не надо нервничать... А вообще-то в наше время шпионов конями на трое разрывали. Но куда уж нынешним геройчикам до такого... Эх...
   Одессий Так ведь Диомеда того... свои же кони и съели. Я знаю, что говорю, я мифы о Геракле читал. Хотя, тут могут быть разночтения, например, не кони его, а он коней.
   Афена Все ясно, хлопцы! Окружай ентого гада, пока не утёк.
   Нестор, кряхтя, заходит с одной стороны, с трудом опираясь на клюку. Одессий с другой, и натыкается на колонну.
   Одессий (орёт) Мать вашу архитекторскую! Понастроили тут колонн, не развернуться!
   Диомед (пятится) Погодите-погодите, я вовсе не тот Диомед. Я сын Тидея из Калидона, нынешний царь Аргоса.
   Нестор Я-то думаю, что-то он больно молодо сохранился. А тот Диомед старше меня должен быть. И ещё - если не кони съели Диомеда, а Диомед коней, кого тогда Геракл привёл Эврисфею? Самого Диомеда что ли? Впрочем, в мифах уже столько набрехали...
   Афена (Диомеду) Радуйся, паря. Считай, что ты амнистирован и отправлен в штрафбат на передовую.
   Диомед Ура!
   Одессий А можно и мне в штрафбат?
   Афена Нет! И не надо меня умолять. Я сказала: домой, значит - домой! К любимой жене Пенелопе, к сопливому сыночку Телемаху. Геть! Пшёл отсель! (орёт) Следующий!
   Вбегает Паламед
   Паламед Я - великий учёный Эллады, а звать меня, значит, Механикус... Ой, кажется, не то. Как же меня звать-то? Что-то типа Архимеда... (в позе) Дайте мне точку опоры, и я вас всех расцелую...
   Афена Не-е, он ещё не родился...
   Паламед А может, я - Пифагор? (поёт и скачет) Пифагоровы штаны во все стороны равны!
   Афена Может, справку покажешь, мы и прочитаем, какой ты там Наполеон.
   Паламед Да что ты там прочитаешь, глупая женщина? Грический алфавит-то ещё не изобрели, я - первый (гордо) Придумал альфу и бету. Сейчас думаю над гаммой, и, считаю, годика так через четыре или пять, гамма будет придумана.
   Афена Ну-ну, дерзайте-дерзайте, великий изобретатель (берёт в руки медицинскую справку) Хорошо, что есть такая вещь, как клинопись (читает) Блендамед - великий победитель кариозных монстров... О! Такой великий воин нам подходит.
   Паламед (вырывает справку, и переворачивает вверх ногами) Вот, видишь, беда с этой клинописью - и так можно прочитать, и этак. А в моём алфавите будут буквы, а не игроглифы...
   Афена Да хоть цифры (читает) Сейфгард - защита на круглые сутки... Ну что ж, такой защитник...
   Пеламед (вырывает справку и разглядывает) Опять не то (поворачивает справку на бок и подает Афене) Кажется, так.
   Афена (читает по слогам) Доктор Остроумов... Чтобы вирус вас не мучил... Ну, врачи в войске тоже вещь полезная, хотя их кормить нужно, легче уж всех раненных перебить.
   Паламед (вырывает справку) Да... б... не так... Чтоб её! Всё, решено, можете считать, что я придумал не только альфу, бету, гамму, но и дельту, йоту и ипсилон (переворачивает справку и подает Афене)
   Афена (читает, пренебрежительно) Паламед - великий учёный Эллады... Эх, лучше б я Блендамеда взяла. Или хотя бы Колгейта (читает) Так-так, сердечко пошаливает, язвочка в желудочке... Очень хорошо... печень... великолепно... почки... (бросив читать) Всё ясно. Вот что я вам скажу, надо что-то делать. Для вас слово "наука" и слово "смерть" значит одно и то же.
   Одессий (одобряюще хлопает Паламеда по плечу) Эх, друг. Мы с тобой друзья по несчастью. Меня в армию не берут - тебя в армию не берут.
   Что остальные делают? Ну, Нестор тихо посапывает за столом - возраст не тётка. А Диомед пошел коней доить... или на Кудыкину гору, какая разница?
   Паламед (вырывается из лап Одессия) Да, куда вы без меня уплывёте? Я - один в Элладе умею по звёздам ориентироваться. А ещё могу научить ваших солдат интересной игре - поезд... Только чур я - паровоз.
   Афена (опомнившись) И то правда. Знаём, чем такие плавания заканчиваются. Вот и попадают некоторые в бани к руссам. А некоторые... (с намёком смотрит на Одессия)
   Одессий (поёживается) А я-то тут причём?
   Афена (продолжает) В Америку вместо Индии заплывают (Паламеду) Хорошо. Считай, что ты принят - штурманом во флот.
   Паламед показывает Одессию язык.
   Одессий А можно и мне во флот? Хоть юнгой? А?
   Паламед Возражаю! Слепые юнги - к мёртвому штилю. Это общеизвестно.
   Одессий Да я тебя! (замахивается)
   Афена (Одессию) Ну, не можем мы тебя в армию взять. Сам посуди - хромой, кривой, слепой, глухой... А как психиатра прошёл?
   Одессий А ты посмотри-посмотри... (тычет в справку)
   Афена (читает) Так-так... неоправданная агрессия... эпилепсия... В припадке безумия чуть не покрошил жену и сына ржавым серпом... безо всяких причин... положил на борозду и хотел проехаться плугом... остановили и одели в смирительную тунику... Сидит на героине... наблюдается у нарколога... Ого! Семнадцать попыток суицида! (Одессию) Да ты полный псих, товарищ... но... (отбрасывает бумажку... пардон... клочок папируса, конечно) Это всего лишь бумага. Бумага - всё стерпит (прислушивается к замечанию суфлера) Ну, или папирус всё стерпит. А пергамент тем более.
   Одессий (выхватывает ржавый серп) Да тащите сюда эту Пенелопу с Телемахом, я их мигом покромсаю... В речке утоплю, плугом перееду, колесницей раздавлю, пасть порву, моргалы выколю и носы откушу.
   Афена Ладно-ладно, верю. Что ж таким психам самое место... (отвечает невидимому собеседнику) самих вас в психушку... в армии (Одессию) Так что - посвящаю тебя в рыцари. Добро пожаловать в органы, сынок (достаёт меч и хочет положить на плечо Одессию)
   Но Одессий-то не знает о таком средневековом обычае и убегает от Афены.
   Афена Вернись, я всё прощу! (гоняется с мечом за Одессием)
   Нестор (внимательно просматривая списки) А вот некоторые косят от армии.
   Афена Это кто енто косит?! Я этих косарей... (проводит мечом возле горла и случайно отрубает себе голову) Ой! Неприятность-то какая (поднимает голову и ставит на плечи, только задом наперёд, перекручивает и держится за горло)
   Нестор (читает) Ахиллес, сын Пелея. Призывного возраста пацан, а в военкомат не явился. Дома не появляется, его мамаша на вопросы не отвечает, а посылает только... и вовсе не бандероль по почте.
   Афена Найти! Изловить! Обрить! И в штрафбат предателя родины.
   Нестор А как мы его найдём?
   Афена Эх, старик, отстал от жизни. Мои НКВД-шники и не таких из-под земли доставали. Там такие прорицатели работают, вмиг всё вычислят (идёт к выходу, гремя доспехом) Пойду, распоряжусь. Нестор Петрович, остаётесь за главного!
   Нестор Есть, товарищ главнокомандующий!
   Афена уходит, заходит Эней. Нестор, Одессий и Паламед за столом.
   Паламед (что-то считает) Ещё немного, и я придумаю, что дважды два - четыре (слюнявит карандаш)
   Эней Это у вас тут в грическую армию записываются?
   Нестор и Одессий (кивают) У нас, у нас.
   Эней (берёт журнал и листает) Ну вы, блин, даёте, всю банду с Эллады собрали. Хи-хи... Осталось только нам всех с Малой Азии... Что больше - Гриция или Малая Азия?
   Нестор А ты вообще кто такой?
   Эней Я в армию хочу записаться... (берёт перо и пишет поперёк журнала, озвучивает) Э-н-е-е-й.
   Одессий (внимательно рассматривает подпись сквозь чёрные очки) Простите, что-то не разобрать последнюю букву.
   Эней И краткое, твою мать.
   Паламед Я протестую. Мы должны пользоваться клинописью, пока я не изобрету грический алфавит, от альфы до омеги.
   Эней А ещё какого-нибудь журнала у вас нет? Где бы я ещё мог записаться.
   Нестор и Одессий переглядываются.
   Паламед Есть (протягивает журнал)
   Эней (листает) Н-да, придурки со всей Гриции. Вот это да! (кладёт журнал на стол и подписывается поперёк) А ещё у вас какого-нибудь журнала нет, страсть как люблю записываться.
   Все переглядываются.
   Нестор Не-е...
   Одессий Нету...
   Паламед Только два журнала.
   Эней (огорчившись) Очень жаль. Очень жаль.
  
   АКТ V Ахиллесов тазик
   Сцена I
   Это случилось в моей прошлой жизни... То есть, начать следовало по-другому...
   А теперь перенесёмся на двадцать лет назад и посмотрим, что со своим ребёнком, будущим великим воином Ахиллесом, сделала его мамаша. Впрочем, зачем для пьесы нужен этот трёп в начале каждой сцены, я и сам не знаю. Сделаем вид, что это голос рассказчика.
   Мрачное подземелье, по мостику через огненное пламя идёт Фетида. В пламени, между дорических, ионических и коринфских колонн летают души в виде белесых фигур. Если не позволяет особо разогнаться бюджет, их могут изображать статисты с белыми простынями на головах... И тишина.
   Неожиданно маленький Ахиллес разражается громким плачем. Привидения в страхе разлетаются.
   Фетида (трясёт сверток с ребёнком) Баю-баюшки-баю... не ходи, Ахиллушка, на войну... стрела в лодыжку попадёт, совсем мёртвый будешь.
   Ребёнок затихает, привидения выглядывают из-за колонн и летят к нему, тянут свои длинные руки.
   Фетида (привидениям, грозно) Сгинь, нечистая сила! Вон пошли, не про вас эта добыча (ребёнок опять начинает визжать, привидения разлетаются) Аю-аюшки-баю.... не высовывай голую ногу, а всегда ходи в поноже из драконьей кожи.
   Фетида доходит до большой железной двери с табличкой "Аид, время работы круглосуточно, без обеда", а внизу "Осторожно - злая собака" и "Свободных мест нет". Фетида стучит в дверь, ту сразу же открывает Гадес.
   Гадес Вы что, читать не умеете? Мест в чистилище душ - нет! Полетайте пока над Ахероном лет сто (замечает Фетиду) Оба на, кого я вижу! (принюхивается) Чую! Чую! Смертным духом пахнет.
   Фетида Ты, костлявый, с дуба упал или в колеснице? Я - богиня со стажем, не то, что некоторые. Я - нереида.
   Гадес (извиняясь) Так вас же пятьдесят штук, попробуй всех упомни.
   Фетида Вот вышла б замуж за Зивиса... или за Посейдона хотя бы... вспомнил бы.
   Гадес (вспомнив) Ах, да... не повезло тебе немного. Ну, что поделаешь, мойры...
   Фетида Да я бы твоих мойр собственными руками придушила. Это ж надо - такую небылицу напророчить - что мой сын превзойдёт по силе своего отца.
   Гадес (пытаясь закрыть дверь) А я то тут причём? И вообще, уходи откуда пришла.
   Фетида (не дает закрыть дверь) Это ещё не всё. Что эти твои мойры предсказали моему сыну? Что он погибнет в расцвете лет? И вообще - я требую компенсации!!
   Гадес Какой ещё компенсации? Вот возьму его и здесь оставлю (указывает на ребёнка) Смертным положено только входить в Аид, а не выходить. А то взяли моду, сначала Орфей, потом Геракл... Не Аид, а проходной двор какой-то.
   Фетида Не уйду, пока долги не отдашь.
   Гадес Да что я могу? (выворачивает карманы) Я нищ, как Иов... Ой! (зажимает руками рот и виновато смотрит в сторону суфлерской будки)
   Фетида Говорят, если смертному искупаться в реке Стикс, то можно получить потрясающую неуязвимость к колющему, режущему и дробящему оружию.
   Гадес Бессовестно лгут.
   Фетида Веди нас к Стиксу, а там видно будет.
   Гадес Ну, хорошо. Как знаете, только за последствия я не отвечаю (открывает дверь)
   Фетида его толкает и отшвыривает к стене, лязгают кости.
   Гадес Ты что? У меня ж радикулит (идёт следом за Фетидой по коридору) Может, не надо? Я сам туда упал как-то и, посмотри, на что теперь похож.
   Фетида А сколько ты там плавал?
   Гадес Сутки, пока на мостик не вскарабкался.
   Фетида Ну вот, а мы только обмакнём и сразу вытащим.
   Наконец, подходят к мостику над ядовито-жёлтыми водами реки Стикс. На берегу плакаты: "Купаться запрещено", "Осторожно - радиационная опасность" и значок радиации.
   Гадес (поясняет) С мостика я иногда рыбу ловлю.
   Фетида И как клёв?
   Гадес Да не очень - но настоящему рыбаку важен сам процесс (собачке, которая незаметно как очутилась под ногами) Верно, Цербер?
   Цербер Гав-гав!
   Фетида осторожно подходит к краю мостика и смотрит вниз. Гадес подбирается сзади и легонько пытается её спихнуть.
   Гадес Испугалась? Хи-хи. Саечку за испуг.
   Фетида Ах ты, гад костлявый! Ну, я тебя... (бьёт Гадеса руками и ногами)
   Гадес Ты что? (закрывает лицо) Шуток не понимаешь? И вообще, окунай своего крикуна, гляди только, не урони... Хи-хи-хи.
   Фетида плюёт в его сторону, подходит к краю мостика, разворачивает сверток и протягивает ребёнка на вытянутых руках.
   Фетида (неожиданно отшатнувшись) Блин! А что будет с моими руками, если я их туда засуну?
   Гадес вместо ответа показывает свои костлявые ладони из широких рукавов.
   Фетида Ну нет, спасибо! Я всё-таки женщина, не могу я с такими руками. Как я маникюр буду делать? Умру ж без маникюра.
   Гадес (смеётся) Милости ждем!
   Фетида (замахивается на него) Ах, ты!.. На лучше, сам ребенка окуни. Тебе-то уж нечего не грозит (протягивает ребёнка)
   Гадес (с готовностью) Давай! (протягивает руки) Ни одна мамаша ещё на моей памяти так сама сыночка в лапы смерти не отдавала.
   Фетида (резко отшатнувшись) Чего ж ты сразу не сказал, балда некромансерская?
   Гадес (пожимает плечами) Я думал - ты знаешь.
   Фетида глубоко вздыхает и с решительным выражением лица направляется к реке. Нагибается и уже почти суёт в жёлтые воды Ахиллеса вместе со своими руками. Ребёнок всё это время безмятежно спит.
   Фетида (отпрянув, чуть не плача) Ну не могу же я до самой гибели богов с такими руками ходить... (Гадесу) Может, есть какая-нибудь палка? Или удочку свою неси, которой ты рыбу ловишь.
   Гадес Не-е... Я - неводом. Один раз даже рыбка попалась, которая желания исполняет... Стикс - волшебная река всё-таки. Ну, отпустил я её - мне ж ничего не надо, всё есть... Персефона, правда, потом набросилась, чуть в этом Стиксе самого не утопила.
   Фетида и так пробует, и этак, со словами и без слов, всё никак не получается. Обязательно свои руки засунуть надо. Наконец, держит ребёнка за ногу... Ну, что ж, крепкий мальчуган попался, полубог все-таки... и сует вниз головой в ж`лтую воду. Ребёнок просыпается, визжит, ему вторит Цербер громким лаем. Цербер подбегает к краю мостика и лает.
   Гадес Цербер, фу!.. Цербер... к ноге!
   Сверкает гром, грохочет молния.
   Гадес (с удивлением смотрит вверх) Вот же, от Зивиса и здесь не спрятаться.
   Фетида (считает) Семь, восемь, девять... (поясняет) Чем больше выдержка, тем лучше.
   Гадес Смотри, чтобы совсем не спёкся.
   Фетида Тринадцать (резко выдергивает ребёнка из воды) Все, теперь ты неуязвим к колющему, режущему и дробящему оружию (идёт прочь от реки, кутая ребенка в простынку)
   Цербер лает вслед и неожиданно, не удержавшись, падает вниз.
   Гадес (орёт) А-а! Мой пёсик! (бросается на живот и шарит в воде по локоть, морщась, наконец, достает собаку) Бедненький мой, несчастненький! Что они с тобой сделали? (прижимает к груди)
   У Цербера три головы. Гадес неожиданно принюхивается.
   Гадес (спрашивает у Цербера) А какой сегодня день? Осеннее равноденствие? Ура! (подбрасывает Цербера) Наконец-то наша любимая Персефона вернулась, теперь мы вдвое больше душ к зиме заготовим (отшвыривает Цербера и бежит к Пересефоне)
   Персефона (с чемоданами) Да ладно тебе со своими душами. А Цербер где?
   Гадес Вон - он (указывает на Цербера о трёх головах) Делать мне больше нечего, только всяких собак из Стикса вытаскивать.
   Персефона падает в обморок.
  
   Сцена II
   Фетида, хромая и держась за поясницу, появляется в проёме пещеры. Ну так путь из Аида-то не близкий. Вздыхает. Неожиданно появляется Пелей и резко вырывает у неё ребёнка.
   Фетида (бросается на него с когтями) Отдай!
   Пелей (отшвыривает её ногой) Что ты сделал, глупый женщин?
   Фетида (ползает по земле) Не твое дело, смертный.
   Пелей (осматривает сына) Что ты с ним сделала? Зачем ты носила моего сына в Аид? Рехнулась?
   Фетида (поднимаясь) Не лезь не в свои дела. Ты вообще его отец по недоразумению.
   Пелей (в гневе) Ах так... Ах так... Да я... Да я... Не жана ты мне болей, не жана (уходит вместе с ребёнком)
   Фетида (бежит следом) Стой! Сына отдай!
   Пелей (голос за сценой) Возвращайся к родителям... (пренебрежительно) богиня.
  
   Сцена III
   Тут Фетиду печаль взяла, и Фетида умерла. Правда-правда, а если сказать точнее - утопилась. Впрочем, тут тоже есть разночтения. Говорят, что она не утопилась, а ушла таким образом к родителям - владыкам морским. Попробуй, пойми этих богов.
   Ну, а ребёнка в круглосуточный детский сад на горе Пелион спихнули, там много лет усатым нянем работал кентавр Хирон. Ну, а позже, когда из-за возраста в детском саду держать Ахиллеса уже было невозможно, его переодели в женское платье и отдали учиться в институт благородных девиц на острове Скирос. Почему? По желанию самого Ахиллеса. Долго кураторы в институте понять не могли, почему их воспитанницы лишаются невинности и беременеют. Даже Зивиса подозревали, что он в какой-то там туман обращался. И совершенно напрасно. Так узнала мама моего отца. В смысле на белый свет появился милый мальчик Пирр, прозванный впоследствии Неоптолемом.
   Хотя, скорее всего, как сходятся компетентные источники из НКВД, Ахиллес так умело косил от армии - женщиной притворился. Ахиллесу мамаша-утопленница присоветовала. Ну, ради сыночка можно и всплыть на пару минут.
   Но от ока партии не спрятаться, не скрыться. Нашли нашего косаря, нашли. Тёпленьким взяли. И бригаду отправили: Диомеда с Одессием.
   Царский дворец на Скиросе. Диомед и Одессий среди колонн ищут Ахиллеса. Одессий больше своей тросточкой. Наконец, сталкиваются посредине.
   Диомед Вы зайца не видели?
   Одессий Такого с длинными ушами? У него ещё хвост-кнопочка? Не, не видели.
   Входит Ликомед.
   Ликомед А что это вы тут делаете?
   Одессий и Диомед резко отскакивают друг от друга.
   Одессий Да как вы могли такое подумать? У меня и жена есть зазноба, по имени Пенелопа.
   Диомед А мою зазнобу зовут - Эгиала.
   Ликомед Да... я вас спрашиваю, что вы делаете в царском кабинете?
   Диомед Мы это... мы из ФБР (грозно) Где вы были в ночь с 13-го на 14-е?
   Ликомед (бросается на колени перед Одессием и хватает его за хитон) Не виноватый я, он сам пришёл.
   Одессий Ты совершил преступление, но учти... чистосердечное признание - меньше возни органам... То есть нет, я хочу сказать - чистосердечное признание смягчает наказание. Как говорится, раньше сядешь - раньше выйдешь.
   Ликомед Да-да, я все признаю. Но не по своей воле я, а по наущению царя Афинского - Менесфея.
   Диомед (недоумённо) А причем тут Менесфей?
   Одессий Да это заговор - у них целая преступная организация. Нужно брать. Ну и как вы это провернули?
   Ликомед Приехал значит он сюда, на Скирос. А Менесфей, Афинский царь, мне и говорит в письме... Так и так мол, царь Ликомед... так и назвал - царь Ликомед, а ведь я тогда не был царем, а был просто управляющим... царствуй, написал, себе на Скиросе, только избавь мир и нас от тирана и эксплуататора трудового народа. Ну я, значит, заманил его на скалу и...
   Одессий Погоди-погоди... И ты, Диомед, брось протоколировать. О ком это ты нам трындишь?
   Ликомед Так о Тезее, о ком же ещё?
   Диомед и Одессий переглядываются.
   Диомед (с отвращением) Так ты на самом деле сбросил Тезея в пропасть? А говорил же, что сам он, что пьяный был...
   Ликомед Ну, говорил...
   Одессий Противен ты нам. Глаза б мои тебя не видели...
   Ликомед опускает голову.
   Одессий Но здесь мы не поэтому. До провидцев и ясновидцев дошли слухи, что ты прячешь у себя известного уклониста от призыва, дезертира и вообще нехорошего человека - Ахиллеса.
   Ликомед Не знаю ни Ахиллеса, ни Шмахилеса.
   Диомед (удивлённо) Да? Может, и Мишу Шумахера не знаешь?.. Хватит упираться... товарищу Сталину... то есть, товарищу Афене... всё известно.
   Одессий Да что разговаривать с этим врагом народа. В Сибирь его и все дела.
   Ликомед А кто во II-м тысячелетии ДНЭ жил в Сибири?
   Одессий Не знаю, но лагеря у них были, можешь не сомневаться.
   Ликомед Да, не знаком я с этим Ахиллесом, сыном Пелея.
   Диомед А почему вы сказали: Пелея? Ни Брисея, ни Антея, ни Персея, ни Астрея, а именно Пелея?
   Одессий (ревёт) Обыск!
   Ликомед Не надо обыск. Ахиллес там (показывает в сторону) На женской половине.
   Одессий А что он там делает?
   Ликомед Думает, что он - женщина.
   Диомед Что?!
   Одессий Ну, и ладно. Заодно вместо армейской шлюхи будет (Ликомеду) Показывай, где этот уклонист.
   Ликомед Пойдёмте за мной - вон в ту дверь.
   Все уходят.
  
   Сцена IV
   Ликомед, Одессий и Диомед входят в зал, где на полу сидит множество женщин с закрытыми, как у турчанок, лицами. Все монотонно скребут щётками по тазикам.
   Одессий Вот б... А кто же из них - Ахиллес?
   Ликомед Понятия не имею.
   Одессий Пусть откроют лица, а мы посмотрим - кто с бородой, тот и Ахиллес.
   Диомед Не факт. К нам в Аргос цирк приезжал, так там была бородатая женщина. Вы верите мне?
   Ликомед Всё равно им запрещено показывать лица мужчинам. Устав института очень строг.
   Одессий Так ведь Ахиллес - не женщина, что ему бояться?
   Ликомед Так я и говорю - зато думает, что женщина, поэтому правило института не нарушит.
   Одессий Давайте тогда у всех измерим ширину плеч и ширину бедер. У кого большая разница - тот и Ахиллес.
   Диомед Не факт, ой, не факт. В том же цирке была...
   Одессий (разгневавшись перебивает) Слушай, ты только умеешь, что мои идеи браковать. Может, лучше сам что-нибудь предложишь? Нет? Тогда молчи в тряпочку (задумывается) Что же ещё придумать? Эврика! (щёлкает пальцами) Ахиллес неуязвим к колющему, режущему и прочему оружию. Давайте всех этих женщин (обводит руками) Убьём, а кто не убьётся, тот и есть...
   Ликомед (в ужасе) Всех моих воспитанниц! (с надеждой смотрит на Диомеда)
   Диомед А если ты ему случайно в голень своим мечом ткнешь? Или не дай бог - в пятку? Что тогда? Давай, у них все рёбра пересчитаем, или кадык нащупаем.
   Одессий Больно возни много. Моим способом быстрее управимся. И по ногам бить не будем, только головы резать. Установим этакую гильотину во дворе - поставим дело на поток.
   Ликомед без чувств оседает на пол, а женщины перестают полировать тазики и смотрят в шоке. Неожиданно одна женщина подрывается к Одессию с тазиком наперевес.
   Женщина (низким сопрано) Ты кому это тут собрался головы рубить, животное? (и тазиком в челюсть)
   Одессий отлетает в сторону и врезается затылком в колонну.
   Одессий (ноет) Мать вашу! Понастроили тут колонн.
   Диомед (опускается перед ним на корточки) Ты там не умер?
   Одессий Понял мой хитрый замысел? Не даром я хитроумный царь Одессы... то есть, Итаки. Эта женщина с тазиком - и есть Ахиллес.
   Диомед (качает головой) Не факт, ой, не факт. Смотрел последнюю олимпиаду в Афинах? Там такие женщины диск метали, что им какой-то тазик?
   Одессий (вскакивает на ноги) Да пошёл ты! С твоими сомнениями раньше Трою Шлиман раскопает, чем мы её разрушим.
   Диомед тоже поднимается и тут женщина прыгает на них - одной ногой одного, а второй ногой - второго.
   Одессий (отлетает к колоннам) Видел! Видел! Какая женщина так сможет?
   Диомед (тоже отлетает) Ты что, "Матрицу" не смотрел?
   Женщина выламывает одну из колонн и раскручивает её над головой.
   Одессий (поднимаясь) А сейчас что скажешь?
   Диомед (вопит) Не бейте нас! Мы сдаёмся, сдаёмся! (кладёт руки на голову)
   Женщина (опускает обломок колонны) Ну, тогда - вы мои рабы.
   Одессий и Диомед переглядываются.
   Одессий Мы - не рабы!
   Диомед Рабы - не мы!
   Женщина (вновь поднимает колонну) Чего?
   Одессий Погоди-погоди. Я вижу... да, я вижу... ты очень любишь рабов. Так вот, я знаю, где можно их набрать... кучу.
   Женщина (недоумённо) А куча - это сколько? Три - это куча?
   Одессий Ну какая ж это куча? Нет, три - это не куча.
   Женщина Ну а пять - это куча?
   Одессий Да-да, пять - однозначно, это куча.
   Женщина Тогда я согласная (кладёт колонну на плечо и походкой Геракла идёт к выходу)
   Диомед (Одессию) А как мы ей... то есть, ему - Ахиллесу... скажем, что он - не женщина?
   Одессий Если ему кентавр Хирон этого не объяснил, то что я могу сделать? Пусть боги сами крутятся.
  
   Сцена V
   Небольшой класс. За партой сидит Ахиллес в косичках и платьишке. На доске висят плакаты, и там же стоит Асклепий с указкой.
   Асклепий А теперь, детки, повторим пройденный материал. Кто скажет, в чём разница между мужской и женской половой системой?
   Ахиллес (тянет руку) Можно я? Можно я, Асклепий Аполлоныч?
  
   АКТ VI Чернокожий сын Геракла
   Сцена I
   Грический лагерь в Авлиде. Палатки, палатки и палатки до самого горизонта. А берег усеян кораблями - монерами, биерами, триерами, тетрерами, пентерами, гексерами, гептерами, октерами, нонерами, децерами и так далее.
   Вдоль берега идут Агамемнон и Паламед, последний в очках и с большим свитком папируса.
   Агамемнон (считает, загибая пальцы) И... семьсот пятьдесят восемь, семьсот шестьдесят девять... (Натыкается на триеру с названием "Олимпиада") О! Одна тысяча девятьсот восемьдесят.
   Паламед Чего? Нет тут столько. Их не больше тысячи... по предварительным подсчётам.
   Агамемнон А как же мы тогда все поместимся?
   Паламед (пожимает плечами) Придется две ходки делать.
   Агамемнон Так пока мы за второй партией поплывём, первую всю троянцы и перережут. Не, надо ещё корабли строить.
   Паламед (зло) Да сколько уже можно?! Так мы все девять лет их строить будем, а потом останется только год, чтобы Трою порушить.
   Агамемнон Мне и недели хватит...
   Паламед (подозрительно) Ты хочешь Геракла переплюнуть? (оглядывается по сторонам) Гляди, не говори никому. Могучий сын Зивиса две недели Трою захватывал.
   Агамемнон Ха-ха-ха. А я за неделю захвачу. Что там какой-то Геракл против меня.
   Голос Геракла Ну, всё, мужик, ты нарвался... Ты просто не представляешь, на какое бабло попал (за сценой какая-то возня) Пустите меня! Сейчас сойду с Олимпа и этому коню в хитоне по кумполу настучу...
   Голос Гераники Успокойся, сыночек, успокойся. Спи, сыночек, маленький, спи, мой сын. Я уже не злая, прошло...
   Слышен храп Геракла.
   Голос Гераники Фу-у... еле уснул. А то сошёл бы на землю и опять стал бы творить подвиги направо и налево.
   Агамемнон (прислушивается) Слышу вдалеке знакомые слова.
   Появляется Эвдем с тележкой, как у мороженщика.
   Эвдем (кричит) Форель копчёный! Пиво холодный! Шашлык-башлык! (причмокивает) Уау! (увидев Агамемнона и Паламеда) Налетай-торопись! Покупай живопись! Рубенсы и Шрубенсы, Рублёвы и Копейкины, Левитаны и Левиафаны, да Винчи, да Беты, да Гаммы, да Дельты...
   Агамемнон (перебивает) И зачем нам живопись? Её же на хлеб не помажешь, и в карман не засунешь.
   Эвдем Да что вы понимаете в искусстве? А ещё греки называется. Наверное, слишком древние греки...
   Агамемнон Слышь, перец. Я тут главный как-никак. Сейчас возьму... и менты тебя из лагеря вышвырнут...
   Эвдем Простите, погорячился. А хотите... (достает книжку) Наследие мировой литературы?
   Паламед Ну и что это такое?
   Эвдем Рамаяна - сказки индийского народа в моей творческой обработке. И всего за пять талантов золотом.
   Агамемнон Не много ли ты хочешь, узкоглазый индус?
   Эвдем Не хотите? Ну, тогда... (достает вторую книжку) Калевала - финский героический эпос.
   Агамемнон (смеётся) И зачем он нам? Мы же не горячие финские парни.
   Эвдем Придумал! (показывает) Геометрия 9-11 класса, наш соотечественник придумал - Евклид. Тут даже теорема Пифагора есть (читает) Сумма квадратов гипотенузы равна сумме квадратов катетов.
   Агамемнон и Паламед переглядываются.
   Агамемнон Ну и что это за бред?
   Эвдем (обидевшись) Да, заполучить такую книжку в вашем II-м тысячелетии ДНЭ - просто фантастика. Кстати, не интересуетесь? У меня как раз одна завалялась - Г.Гаррисон "Ты нужен стальной крысе".
   Паламед Не понимаю, что мы тут делаем? Так глядишь, и за десять лет эту Трою не захватим (собираются уходить)
   Эвдем (кричит вслед) Стойте! У меня тут пространственно-временной континуум закрывается, а я ещё ничего не продал. Я знаю, что вам нужно! "Илиада" Гомера!
   Агамемнон и Паламед останавливается.
   Агамемнон Хм. Что-то знакомое.
   Эвдем (догоняет и сует книжку в руки) Это книжка про вас! Как вы воевали в Трое. Хотите всё знать заранее? Ведь хотите, да?
   Агамемнон Так ты предсказатель. Что ж сразу не сказал? Так что меня ждёт в будущем?
   Эвдем (оправдываясь) Ну, про всех Гомер не написал, только про царей. Так что простым гоплитам я судьбу не предскажу. Впрочем, мало ли, есть же всякие знаменитые козопасы.
   Агамемнон Я - Агамемнон, царь Микен!!!
   Паламед А я - Паламед, царь... Вот ё, а чего ж я царь-то?
   Эвдем Тогда другое дело. Покупайте "Илиаду" не ошибётесь. Вот если б среди вас Одиссей был, тогда б я ему "Одиссею" присоветовал.
   Агамемнон (Паламеду) Слышь, а кто такой Одиссей? (неожиданно доходит) Уа-ха-ха! Как ты его обозвал?
   Эвдем (Агамемнону) А тебе я ещё посоветую сборник Эсхила взять - много чего узнаешь, сразу говорю.
   Паламед (листает листы) Некоторые буквы, конечно, знакомые. Я их уже изобрёл... Но остальные...
   Эвдем (недоумевая) Что?
   Паламед Сочувствую тебе, паря. Столько парился, хоть бы узнал вначале, когда грический алфавит изобретут, а потом бы уже во времени путешествовал.
   Агамемнон и Паламед отбрасывают книги и уходят.
   Эвдем (кричит) Стойте! У меня ещё много чего есть (достает граммофон и ставит пластинку, раскручивает ручку - звучит полонез Агинского)
   Неожиданно возле Эвдема материализуется Хронос
   Эвдем (заикается) Т...ты кто?
   Хронос Дед Пихто! Не видишь что ли - Сильвестр Сталлоне... То есть, в роли судьи Дредда... Как нет?.. А, да... Я - бог времени Хронос! Подумал, если меня в Тартаре заперли, значит можно безобразия творить?... Права и техпаспорт на хрономобиль (Эвдем пристыженный подает) Так... статья тридцать третья - торговля анахронизмами средней степени тяжести - до трёх лет с конфискацией. А также статья сорок первая - попытка изменить ход истории - пожизненное заключение в родном времени.
   Эвдем Может... это... договоримся?
   Хронос Статья сто двадцать пятая - подкуп должностного лица при исполнении - ссылка в раннемеловой период...
   Эвдем А!.. Нет! (исчезает и появляется среди папоротников и жующего их брохеозавра)
   Эвдем (брохеозавру) Простите, а вам Майкл Крайтон не нужен? "Парк Юрского периода"? А? Ну, или "Затерянный мир" сэра Артура Конан-Дойля?.. Очень жаль, очень жаль.
  
   Сцена II
   Грический лагерь в Авлиде. Совещание у высокого платана, вдаль вряд стоят алтари богов.
   Агамемнон Ну, что всем жертвы жертвовали? Никого не забыли?
   Нестор Да, всем-всем. На кого жертв хватило... Ги-ги-ги.
   Агамемнон Погоди-погоди. Тут надо разобраться. Вдруг богиня какая окрысится.
   Нестор Мы на эти жертвы уже всех овец перевели. Одной Афене сто штук досталось. Жертвовать уже нечего, скоро людей придётся.
   Агамемнон А что? Если надо, то и людей пожертвуем... Посейдона хоть задобрили? Это самое главное. А то получится - строили мы эти корабли, строили, а он их - раз!! И затопит в момент.
   Нестор А как же. Всех коней прирезали. Придётся теперь без конницы на Трою плыть.
   Агамемнон Ничего. Троянцы Посейдону не молятся, значит, коней у них должно быть много. Захватим трофейных... Ну, а этому... (кивает в небо) жертвовали?
   Нестор (удивлённо смотрит в небо) Какому ещё - этому?
   Агамемнон (кивает второй раз) Ну... этому?
   Нестор Ах, этому. Ну, конечно, разве мог я себе позволить его забыть? Да вон сейчас -Голгофу сооружаем, там будет проводиться ритуальное распятие. Ему должно понравиться.
   Агамемнон (удивлённо) Кому?
   Нестор (кивает в небо) Ну, ему...
   Агамемнон (удивлённо смотрит в небо) А звать-то его как?
   Нестор (задумывается, в гневе) Да, что я всё знать должен?! Их религия ещё не стала главенствующей (успокоившись, ворчливо) Сейчас, посмотрю (достаёт клочок папируса и читает) И...е...
   Агамемнон (повторяет) И...е...
   Нестор Не сбивай (читает) И...е... зус. Дурацкое имя, никак запомнить не могу.
   Агамемнон Мать твою! Ты б ещё тут Магомеду алтарь построил. Знаешь, что наши Олимпийцы с нами за такое самоуправство сделают?
   Нестор Ну, ты же сам сказал: построить алтари всех богов.
   Агамемнон Мучеников - по домам, кресты - на дрова. А Голгофу-у - с землей сравнять! И смотри, чтобы ни одно ухо про то не прослышало. Если какой-нибудь Гомер напишет, что мы какому-то И.. е.. ну, ты понял... поклонялись, даже не знаю, что будет.
   Нестор направляется выполнять, неожиданно возвращается.
   Агамемнон Ты чё? Не понял, в натуре?
   Нестор Простите, я вот подумал, а алтари Митры и Яхве тоже убрать?
   Агамемнон Бегом!
   Нестор убегает.
   Агамемнон (считает на пальцах) Так... Афене жертвовали, Посейдону жертвовали... Зивису? Я про Зивиса спросить хотел.
   Одессий Может, ну этого Зивиса? Троянцы ему тоже жертвовать будут, так что неважно, пожертвуем мы что-нибудь ему или нет.
   Диомед Поздно. Уже отобрали у местных пастухов стадо бычков, мясо съели, а шкуру, требуху, рога и копыта - Зивису.
   Агамемнон Как это так? Богу - и рога с копытами? Разве так можно?
   Диомед Можно-можно. Так завещал великий Прометей. А он говорил: пусть эти боги, мать их, требуху жрут. Хороший был титан - умница, жалко по этапам пошёл, политический.
   Агамемнон Ну, хорошо. Зивису жертвовали, Гермесу жертвовали, Дионису жертвовали, Апполу пусть троянцы жертвуют, Геранике... хи-хи... я лично её задобрил (все посмеиваются) Разговорчики в зале! (продолжает) Деметре... а на хрена Деметре жертвовать? Мы же не на посевную здесь собрались.
   Все в ужасе.
   Паламед А если она на нас голод нашлёт?
   Агамемнон Не нашлёт. У нас тут столько припасов. И за десять лет не нашлёт... Кто там ещё остался?.. Гадесу жертвой будут павшие, Гефесту жертвовали.
   Одессий Да, всем жертвовали, кроме Африки и Аполло - ибо они всё равно против нас, сколько им не жертвуй.
   Паламед А Аресу? (все затихают) Что это вы про Ареса забыли? Про такого товарища нельзя забывать.
   Агамемнон Да, мы бы рады про него не забывать, но Афена сказала, чтоб мы ему не жертвовали, пока он не согласится на нашей стороне выступить.
   Паламед Вот дура! (все на него смотрят) Ой-ой, я не то хотел сказать. Она не дура, она просто не подумавши... (передумав) А что? Верное решение. Так его, этого Ареса, на хрена он нам тут нужен?
   Одессий Ты это, совсем уже спятил? Если нам он не нужен, то троянцам он ой как пригодится. Так что, думай о чем говоришь, богохульник.
   Агамемнон А как же Афена? Это она сказала, что скрипач не нужен... то есть, Арес не нужен. А Гераника и Зивис подтвердили. Сказали - наконец-то гуманная война будет, вот.
   Одессий Ну, раз Афена сказала...
   Агамемнон Слово шефа для нас - закон. Вперед, никаких рассуждений.
   С небес наблюдает Арес, с драконом на поводу.
   Арес Ах, они неблагодарные людишки. А Менелай каков? Сколько я уже милостей его городу Спарте оказал, а он - хоть бы пять копеек вставил.
   Менелай А вдруг Арес обидится?
   Все смеются.
   Арес (в гневе) Ну, всё! Я обиделся (дракону) Дракоша, видишь смертных? Лети и скушай их.
   Дракон облизывается и спускается с небес. Все его замечают, и начинается паника. Бегают, опрокидывают стулья. Дракон приземляется возле платана и смотрит вокруг, решая с кого начать. Арес на небесах потирает руки. Неожиданно дракон замечает бройлерных цыплят на вертелах. Снимает с костра и начинает есть.
   Одессий (останавливает остальных) Зацените, пацаны (показывает на дракона)
   Агамемнон А что это он делает?
   Диомед Проголодался, наверное.
   Арес (подсказывает дракону) Ты, что творишь, понимаешь? Людей-людей ешь. Ну, вернёмся домой, я тебе покажу.
   Дракон съедает всех цыплят. А бройлерные цыплята раньше были не чета нашим - размером с человека. Дракон громко отрыгивает и улетает на небеса.
   Агамемнон Наверное, это был знак. Боги хотят нам что-то сказать.
   Одессий Да какой знак? Всюду тебе знаки мерещатся. Дракон просто покушать захотел. А не было б цыплят - нас бы скушал.
   Агамемнон А сколько было цыплят?
   Менелай Девять, кажется.
   Агамемнон Ну и чтобы это на хрен значило?
   Паламед Ну, например, что мы будем воевать девять лет и только на десятый победим.
   Агамемнон (отвешивает ему оплеуху) Молчать! Я сказал неделя - значит неделя. И вообще - все по кораблям. На Трою! Авось ещё успеем вернуться к празднику урожая. Да и уплывать нам надолго нельзя, ведь Африка против нас, ещё подговорит наших жен рога нам наставить. Так что - по кораблям!
   С воплями: "По кораблям! По кораблям!" все разбегаются.
  
   Сцена III
   На борту флагманской триеры. Ночь.
   Паламед (смотрит в подзорную трубу и делает какие-то записи, неожиданно отрывается, смотрит в записи, опять в подзорную трубу, опять в записи, в сердцах бросает карандаш) И всё-таки она вертится! Так я и знал. А они - на трёх слонах, на трёх китах... Тьфу!
   Появляется Агамемнон, смотрит на звёзды.
   Агамемнон (Паламеду) Всё хотел у тебя спросить - как ты определяешь, куда плыть?
   Паламед Я бы объяснил, да боюсь такому тупому, как ты, это не понять.
   Агамемнон Кто тут адмирал флота? Я или крысы? А кто мой штурман? Так, что слушай мой приказ - рассказать главнокомандующему о навигации.
   Паламед Ну, хорошо. Смотри (указывает на небо) Вон видишь тот ковш - это Большая медведица - та самая, что не дала погибнуть мальчику Парису и вскормила его своим молоком.
   Агамемнон Что? И за это её поместили на небо?.. Да я б...
   Паламед Не суть важно. Так вот, чуть выше от ковша - полярная звезда. Вот она, видишь? Так вот - она всегда указывает на север.
   Агамемнон Честно-честно?
   Паламед Честно-честно. Хотя постой... (замирает) Не всегда, а только в северном полушарии.
   Агамемнон В каком-каком полушарии?
   Паламед Осталось только узнать в каком мы полушарии. А как тут узнаешь, если земля плоская, да ещё и на трёх китах расположена... Или на трёх слонах... Эх, наверное мы всё-таки в южном полушарии. И нам нужно теперь по Южному Кресту ориентироваться (водит по небу подзорной трубой) Южный Крест... Южный Крест...
   Агамемнон (смотрит невооруженным глазом) А как он выглядит, этот Южный Крест?
   Паламед Ну, помнишь флаг Австралии? Или Новой Зеландии. Так вот - он точно такой же.
   Агамемнон А как на счет этого? (указывает)
   Паламед Где? (поворачивает подзорную трубу) Вот это? Хм, я всегда думал, что это - Орион. Его поместила туда богиня Артемида, говорят - её единственная, неразделенная любовь. Но... (задумывается) как Орион может быть в южном полушарии? Да, наверное, это - Южный Крест.
   Агамемнон И что это значит?
   Паламед А то что плыть нужно... (поворачивается на пятке, указывает пальцем) Туда.
   Агамемнон (орёт) Развернуть корабли! Лечь на новый курс!
  
   Сцена IV
   Корабли вытащены на песок. На берегу пальмы - этакий архипелаг Баунти. Но не всё спокойно нынче в раю. На заднем плане - пылающие хижины аборигенов. А на переднем, чернокожих невольников цепью ведут к кораблям.
   Агамемнон Хорошо устроились эти троянцы, но ничего, мы их ещё пощиплем (орёт, будто отдает приказ воинам) Все спалить! Всех убить! Всех взять в плен!
   Ахиллес (показывает рукой) Вон те, те, те и те рабы - мои.
   Агамемнон Какие ж они твои, если они - мои.
   Ахиллес А я говорю - мои.
   Агамемнон Слышь, ты! Я тут маршал и генералиссимус, а ты, так... рядовой грической армии. Получи свой паёк и радуйся.
   Ахиллес Чего? (идёт и начинает ломать пальму) Да, я тебя сейчас этой самой пальмой...
   Прибегает Диомед.
   Диомед (задыхается) Воды! Воды! Дайте воды! (ему подают в кружке)
   Агамемнон Ну, и что случилось?
   Диомед Там... там... троянцы! Напали из-за кустов и всех наших порешили. И нашего любимого Ферсандра, сына Полиника и внука Эдипа... Хнык!
   Агамемнон Эх, вот и первые потери среди героев. Мы должны отомстить им (кричит) Все к оружию!
   На пригорке появляется Телеф.
   Телеф (сотрясает копьём и звенит своими консервными банками в ушах и бусами) Эй, вы! Белые! Идите биться. Ну, кто на меня? (убегает)
   Агамемнон Убейте этого троянца!
   Все выхватывают мечи и копья и бегут на пригорок. Остаются только Агамемнон, Диомед и Ахиллес, терзающий пальму. К Агамемнону подходит ещё группа воинов, во главе с Одессием.
   Одессий Подайте бедному, слепому одесситу хоть один обол (Агамемнону) Что там случилось?
   Агамемнон Да, какой-то троянец нам угрожает. Вот я и послал братву... Сейчас они его...
   Телеф (появляется на пригорке и прыгает) Уга! Шага! Уга-уга! Эй, белые люди, выходите драться! (убегает)
   Агамемнон (оправдываясь) Да я на него тридцать человек послал.
   Одессий Значит, пошлём пятьдесят! (командует) Рота! Стой, ать-два! В атаку бегом... марш! (махает тростью)
   С криками "ура!" воины бегут на пригорок. Подходит ещё одна группа воинов во главе с Нестором.
   Нестор Что за шум, а драки нет?
   Агамемнон Да понимаешь, какой-то троянец права качает. Нет, чтоб в плен сдаться сразу, как все нормальные враги. Уже тридцать человек укокошил и нашего любимого... хнык... Кого он там убил?
   Диомед Ферсандра, сына Полиника и внука Эдипа...
   Нестор Да, знал я Эдипа... И Полиника, его сына, тоже знал, они бы так просто не погибли. Эх, не те нынешние геройчики, не те.
   Телеф (трясёт копьём на пригорке) Тумба-Юмба! Тумба-Юмба! Эй вы, белые черти. Выходите биться! (убегает)
   Агамемнон Да сколько можно-то? Это ж вам не древнерусская былина, не может один человек пятьдесят укокошить.
   Диомед (выхватывает меч) Сам пойду! (бежит на пригорок)
   Нестор (воинам) Что вы стоите, помогите штабной крысе.
   Воины бегут за Диомедом. Появляются Менелай и Идоменей с воинами.
   Менелай У вас что, война?
   Идоменей А девочек как всегда не приглашают.
   Агамемнон Ну, почему? Милости просим.
   Идоменей (достаёт шпильку) И пойду. Чем я хуже? Всем глаза выколю!
   Менелай (останавливает) Не стоит, милая. А то Диомед обидится. Подумает, что мы его за героя не считаем, раз пошли на помощь.
   Идоменей Ты прав, милый. Диомед он такой... (закатывает глаза и всплескивает руками) красивый. Не нужно его обижать.
   Телеф (выходит на пригорок) Эй, вы! Белые! Биться вы пойдёте, или нет? (прячется)
   Идоменей Ну, я ему... Ну, я ему...
   Диомед (выползает на пригорок) Не ходите-е... их там двое (падает без чувств)
   Агамемнон Ах, вот они как. Это же не честно. Вдвоём против... против...
   Идоменей Тогда и мы пойдем вдвоём. Правда, любимый? (гладит Менелая по пузу)
   Агамемнон Погодите! (Ахиллесу, продолжающему терзать пальму) Ахиллес!
   Ахиллес только хмыкает и продолжает терзать дальше.
   Агамемнон Ахиллес! Долг тебя зовёт! Слушай, я тебе отдам рабов, каких хочешь.
   Ахиллес (оставляет в покое пальму) Тогда! Тогда! Уа! (бежит с копьём наперевес на пригорок)
   Менелай (своим воинам) За ним!
   Идоменей За ним! За ним! Помогите нашему милому Ахиллесу!
   Воины бегут на пригорок и среди них Патрокл.
  
   Сцена V
   Там же, уже разложили палатки, все устроили сеанс одновременной игры.
   Паламед (в роли гроссмейстера, делает ход) Рыба!
   Агамемнон Эх, опять проиграл. Одно радует (кивает на пригорок) троянец пока не появлялся.
   На пригорке появляется Патрокл. Все смотрят на него.
   Агамемнон Ну, что там?
   Патрокл Ничья пока. Мы его немножко потеснили и загнали в виноградники.
   Агамемнон Может, это... помощь нужна?
   Патрокл Не, Ахиллес сказал - помощникам таким сам горло перережет (убегает)
   Паламед Продолжаем играть.
   Агамемнон Да, задрало уже твое домино.
   Паламед А я знаю другую интересную игру - поезд. Только чур, я - паровоз.
  
   Сцена VI
   Там же. Грики ходят цепочкой по сцене, руки на плечах у переднего. Впереди Паламед, потом Агамемнон, Менелай, Нестор, прочие воины, и замыкает шествие Одессий с тросточкой.
   Паламед (поёт) Чух-чух-чух-чух. Ту-ту! Ту-ту! Чух-чух-чух-чух.
   На пригорке появляется Патрокл. Все останавливаются.
   Агамемнон (с надеждой) Ну, что там? Помощь нужна? А то полдня ждём, надоело до чёртиков.
   Паламед Ну, почему? Это же весело.
   Патрокл Не, помощь не надо. Ахиллес сказал, что такому помощнику яйца отрежет (убегает)
   Идоменей А можно тогда мне? Давно хотел операцию по смене пола сделать.
  
   Сцена VII
   Там же. Песок расчерчен на квадратики. Воины в жёлтых и красных шлемах изображают шашки.
   Паламед (распоряжается) Так... ты там... Ну-да, вон ты. Да, нет же! (идёт вдоль доски) Нет, надо что-то делать. (считает ряды) А, Бэ, Цэ, Дэ... Ой! Это ж надо на грическом. (возвращается и считает сначала) Альфа, бета, гамма, дельта, йота, ипсилон... Хм... а дальше-то я и не придумал. Хотя. Считайте, что придумал... (продолжает счет) ню и тета.
   Все на него странно поглядывают. Агамемнон играет с другой стороны, а остальные изображают болельщиков на стадионе.
   Паламед Теперь по горизонтали (идёт и считает) Один, два, три, четыре... Ну, всё - придётся и цифры придумывать... Пять, шесть, семь, восемь (возвращается на своё место) А теперь ты... на Дэ-пять, то есть, на дельта-пять. Бей двух красных и становись на ипсилон - один.
   Воин кивает головой и прыгает через головы двум другим, изображающим вражеские шашки.
   Паламед Ты - в дамках. Ну-ка становись на голову.
   Агамемнон Не-е... Что-то мне эта игра не нравится.
   Появляются Патрокл и Ахиллес.
   Ахиллес (тащит Патрокла на плечах) Держись, друг! Мы почти пришли.
   Все с криками: "Что случилось? Что случилось?" бросаются к ним.
   Ахиллес (отпускает Патрокла и тот падает на землю) Прикинь, этот нехороший бог - Дионис - нам помог (выхватывает меч) Я его и на Олимпе достану. Обещал яйца отрезать, значит отрежу.
   Скорая помощь с мигалкой увозит Патрокла.
   Агамемнон А что он сделал?
   Ахиллес Что сделал? Что сделал? В винограде этого ниггера запутал.
   Агамемнон Ну и хорошо. Не зря ж мы ему жертвы жертвовали. Так ты убил ниггера?
   Ахиллес Не... Только копьё в задницу засунул и в джунгли прогнал.
   Агамемнон Сильный, однако, троянец попался. Если у них все такие...
   Тут к их ногам падает стрела с запиской.
   Агамемнон (поднимает и разворачивает) Чёрт! Не пойму, на каком это языке.
   Паламед (выхватывает клочок папируса) Да это клинопись. Алфавит я ж только до теты изобрёл.
   Агамемнон (в нетерпении) И что там написано? То есть накарябано?
   Паламед (читает) Кто к нам с мечом придёт, от кола и погибнет.
   Все в ужасе ахают... на то и ахейцы.
   Агамемнон Н-да, тяжкая участь нас ждёт.
   Паламед Подождите-подождите, я не с той стороны прочитал (переворачивает и читает) Когда нас не будет, всё ваше будет.
   Раздаются крики "Ура!"
   Агамемнон (достаёт меч) Что ж - намёк ясен.
   Паламед Всё не то, всё не так... Я не так читаю, в смысле - нужно не слева направо, а сверху по диагонали (читает) Иду на Вы... Вежливый, почти как князь Святослав.
   Агамемнон Ребята! Осталось нам показать подлому черномазому троянцу кузькину... (Паламеду) Ты там всё правильно прочитал?
   Паламед (радостно) Нет!
   Агамемнон Как это - нет? Задрал уже.
   Паламед Тут написано (читает) Не хотим сражаться, а хотим сдаваться, потому что сосиски вкуснее снарядов.
   Агамемнон (прячет меч) Нет, ну, так не честно.
  
   Сцена VIII
   Стол переговоров. С бутылочками минеральной воды, стаканчиками и флажками - греческим с одной стороны и звёздно-полосатым с другой... ну, либерийским, например.
   Агамемнон (категорично) И никаких разговоров. Безоговорочная капитуляция и точка. Карфаген должен быть разрушен! Вы подлые троянцы сдаётесь, отдаете нам трилитрон, а мы...
   Телеф (качает головой) Моя - не троянец. Моя - мизиец. У меня ноу трилитрон, я его только издалека видеть.
   Агамемнон Какой такой мизиец? Кого ты хочешь обмануть, подлый троянец? Отдавай ключи от города, урод черномазый.
   Одессий Погодите, я знаю, где Мизия. От неё до Трои, как до Китая (Телефу) Это точно Мизия?
   Телеф (кивает) Точно-точно.
   Агамемнон Чем докажешь, что не обманываешь нас, подлый троянец?
   Телеф Папой Гераклом клянусь!
   Все вздрагивают.
   Одессий (Агамемнону) Это очень страшная клятва. Он не врёт.
   Агамемнон Так, кто говорил, что в навигации шарит? Кто говорил, что это сто пудов Троя? А кого я сейчас с лестницы спущу?
   Одессий (недоумённо) А кто говорил?
   Агамемнон Паламед!!
   Менелай (докладывает) Так он где-то того... в трюме спрятался. Говорит - у него земная болезнь началась.
   Агамемнон (хватается за голову) Какой позор! Какой позор! (распоряжается) Вернуть всё награбленное нашим чернокожим братьям.
   Одессий (в ужасе) И рабов Ахиллеса?
   Агамемнон (зло) И рабов Ахиллеса! (обнимает Телефа) Простишь ли ты меня, брат, за нашу ошибку?
   Телеф Моя простить.
   Агамемнон (перестает обниматься) И вообще - присаживайся, чего ты все время стоишь. Отметим нашу вечную дружбу.
   Телеф Спасибо, я постою.
   Одессий (Агамемнону) Товарищ Агамемнон, гы-гы... а он это... не может сидеть.
   Агамемнон (Телефу) Дорогой мой Телеф. Ты ведь знаешь, как в Трою плыть...
   Телеф Моя знать, мы туда банан торговать ездим, анан торговать ездим...
   Агамемнон Так покажи нам дорогу. А мы...
   Телеф Моя не показать. Царь Приам эмбарго объявить. А куда мы возить банан и анан торговать?
   Агамемнон Жалко. Но ладно, не хочешь - не показывай (всем) Что ж, верные мои воины. Плыли мы в Трою, а приплыли незнамо куда. Даже штурман наш всезнайка не помог. На хлеб и воду его посажу. Короче - все на корабли! Уплываем!
  
   Сцена IX
   Каюта Агамемнона на флагмане. За столом какие-то бумаги навалены. Там же сидят Агамемнон и Одессий.
   Одессий Да, будь спок. Никто ни в чём тебя не обвиняет. Ахиллес только на три буквы послал, и сказал - что хрен он больше воевать за тебя будет.
   Агамемнон Беда с этим Ахиллесом. Ну, никакой дисциплины. Всё компетентным органам накатаю.
   За кроватной занавеской кто-то шевелится и раздаётся томный стон.
   Одессий Слышь, а ты не всех рабов сдал? Себе кого-то оставил. Ну ты и перец.
   Агамемнон Погоди, я не знаю, о чём ты.
   Одессий Да, ладно, не знает он (поднимается и идёт к выходу, посмеиваясь, натыкается на дверной косяк) Мать вашу! Понастроили тут дверей - не развернуться! (ругаясь, уходит)
   Агамемнон бросается к кровати и сдергивает балдахин. А там нежится Гераника.
   Гераника Ну что, смертный? Не оправдал оказанное тебе высокое доверие?
   Агамемнон Вы строите нереальные планы. Как я могу разрушить Трою, если не знаю, где она находится. Дайте проводника какого-нибудь. Или сами помогите, вы же всё можете.
   Гераника Ради такой мелочи божественную силу тратить? Не. Я кое-что другое придумала ёлкает пальцами) Кто нам мешал - тот нам и поможет.
   Агамемнон Кто поможет?
   Гераника Узнаешь в своё время (тянет руки) А теперь - иди ко мне. Думаешь, я сюда болтать явилась?
   Агамемнон (зевает) Не, дорогая. Я сегодня устал - спать хочу. Давай, в следующий раз.
   Гераника (вскакивает) Ну, знаешь... Меня ещё никто так не оскорблял. Только сыночек приёмный Геракл. Так что - нет?
   Агамемнон Я в первый раз непонятно выразился?
   Гераника (в гневе) Да я... Да я...
   Агамемнон Ну и что ты сделаешь? Кто ж кроме меня Трою захватывать будет?
   Гераника (растопырив руки) Абра-швабра-кадабра! (превращается в ворону и улетает в открытое окно)
   Агамемнон Лети-лети... птичка.
   Неожиданно раздаётся ужасный рёв стихии. Агамемнон в ужасе выбегает на палубу - а там - шторм из ниоткуда. Громадные волны гуляют ходуном.
   Агамемнон (заикаясь) Э... а... разве Гераника э... за штормы отвечает?
  
   АКТ VII Жертва
   Сцена I
   Долго швыряло корабли ахейцев по бушующему морю. А сколько их потонуло, не сказано ни в одной летописи. Но боги милостивы, и никто из героев не погиб. А может, вместо погибших героями стали другие?
   Лагерь гриков в Авлиде. Агамемнон и Одессий стоят перед шатром Ахиллеса, похожим на среднеазиатскую юрту.
   Одессий Ахиллес, ты не прав. Нельзя посылать главнокомандующего и его помощника из-за каких-то черномазых нигеров. Ну, хочешь, мы тебе новых рабов подгоним? Агамемнон на это дело своих илотов не пожалеет.
   Ахиллес (из-за занавески, плаксиво) Не хочу илотов! Хочу тех рабов, чернокожих!
   Одессий Ну, и зачем они тебе? Что ты с ними делать будешь?
   Ахиллес Играться.
   Одессий А кормить? Их же кормить нужно. Они у тебя с голоду помрут.
   Ахиллес Ну и пусть.
   Агамемнон и Одессий переглядываются.
   Агамемнон Хватит выть! Ты кто? Солдат грической армии или женщина?
   Ахиллес за занавеской заходится плачем.
   Агамемнон (поспешно) Ой, прости! Я не то хотел сказать. Конечно, ты не женщина, а самый настоящий воин и герой.
   Ахиллес (плаксиво) Вы все говорите одно, а думаете другое. Я знаю, о чем трезвонят рядовые гоплиты. Они называют меня бабой!! (плачет)
   Одессий Вот поэтому ты и должен пойти с нами на войну.
   Ахиллес (плачет) Нет, не должен. Бабы должны сидеть дома и ткать похоронный саван мужьям.
   Агамемнон Я знаю, что ты должен сделать, чтобы все поверили, что ты настоящий мужчина.
   Ахиллес (хныкает) Что?
   Агамемнон Женись!
   Ахиллес (удивлённо) На ком? Кто согласится выйти замуж за такого? (плачет)
   Агамемнон Да, кто угодно. Вот хотя бы падчерица моя приёмная - Ифигения.
   Ахиллес (выходит из шатра) Что? Ты это серьёзно?
   Агамемнон Серьёзнее не бывает (в сторону) Заодно и от неё избавлюсь.
   Одессий (хитро) А как же полцарства в придачу? За принцесс обычно полцарства дают.
   Агамемнон (тычет Одессия в бок) Нет, она же не настоящая принцесса. Так что полцарства не дам. К тому же оно у меня и так маленькое. Но деньжат добавлю - правда-правда.
   Ахиллес Ну, хорошо (ударяют с Агамемноном по рукам)
   Одессий (рассуждает) Жених согласен... родители согласны... А вот невеста?
   Агамемнон Ха! Кто нынче у невесты спрашивает? Мешок на голову и...
   Одессий У Елены спросили.
   Агамемнон Не спросили б - войны с Троей не было. Так, чтоб нашу Ифигению не спугнуть, мы её сюда привезём - в Авлиду, здесь и обвенчаем (уходит) Пойду, письмо жёнушке своей напишу.
  
   Сцена II
   Микены, царский дворец. Клитеместра и Эгисф читают письмо Агамемнона, вполголоса, поскольку рядом спит Орест.
   Клитеместра (читает) Живу я хорошо, просто замечательно...
   Эгисф Ну, мы тоже хорошо живём, пока его нет.
   Клитеместра Не мешай (читает дальше) У меня есть большой шатёр - он тёплый.
   Эгисф Наложниц, наверное, не меряно (увёртывается от вазы, брошенной Клитеместрой) А что? Ты думаешь, он туда воевать поехал?
   Клитеместра А зачем же ещё? Елену, сестру мою, троянцы украли...
   Эгисф Ха-ха, сестру украли! Эти сказки детям рассказывай. Трилитрон они украли - вот что! Теперь бухают всем городом, небось, на халяву. А Агамемнону ж тоже хочется.
   Клитеместра (читает) Только вот здоровье моё не очень - то лапы ломит, то хвост отваливается (представляет себе и падает в обморок)
   Эгисф Какие мы чувствительные (убегает, слышен шум льющейся воды)
   Появляется Телеф. Хочет подкрасться к Клитеместре, сгибается и неожиданно стонет. Хватается за зад. Слышно, как бежит Эгисф. Телеф прячется за колонну. Эгисф подаёт Клитеместре стакан воды.
   Клитеместра (пьёт и вручает письмо) Читай ты. Что-то у меня круги в глазах...
   Эгисф (читает) А ещё у меня на зиму лохматость повысилась. Старая шерсть опадает, зато на её месте новая растет - шелковистая. Скоро вы меня совсем не узнаете.
   Клитеместра (щупает себе лоб) Слушай, может, это у нас тут лохматость повысилась?
   Эгисф И подпись (читает) Твой муж - дядя Цербер. Постскриптум: вылетай первым рейсом вместе с Ифигенией.
   Клитеместра Ничего не понимаю. Зачем ему Ифигения?
   Эгисф (сворачивает письмо) Это ловушка. Я бы не ездил.
   Клитеместра Интересно же узнать, что он задумал.
   Эгисф А я бы не хотел попасть в Бастилию.
   Клитеместра Подумаешь - Бастилия! Ты же меня оттуда вытащишь?
   Эгисф А куда я денусь?
   Тем временем Телеф подползает к кроватке с Орестом и выхватывает ребёнка.
   Телеф (держит у горла Ореста нож) Лежать - бояться! Не подходить - моя этот малявка ножиком по горлу - чик!
   Орест просыпается и счастливый играется с консервными банками в ушах Телефа и рыбьей костью в его носу. Клитеместра вскрикивает и падает на руки Эгисфу.
   Эгисф (Телефу) Ты что творишь, понимаешь?!
   Телеф (корчит рожу, пугая Ореста) Моя болеть задница! (поворачивается задом - там белым по черному - "здесь был Ахиллес") Моя хотеть - месть.
   Эгисф А мы то тут причём? К Ахиллесу и иди.
   Телеф (хитро) Э! Моя не дурак. Просто так к Ахиллесу прийти - второй раз копьём получить. Нет, моя взять - заложник (подкидывает в руках Ореста)
   Эгисф А говорили - кинднепинг только в 20-м веке изобретут (трясёт Клитеместру) Харе спать! В Авлиду надо ехать.
  
   Сцена III
   Лагерь гриков в Авлиде. Агамемнон с цветами и ещё куча грических воинов в массовке.
   Голос из репродуктора К вниманию встречающих! Скорая колесница "Микены - Авлида" прибывает на второй путь. Повторяю! Скорая колесница "Микены - Авлида" прибывает на второй путь.
   Подъезжает колесница, похожая на закрытый дилижанс. Оттуда выходит Клитеместра с Ифигенией в одной руке и чемоданом в другой. Озирается по сторонам.
   Агамемнон (бросается к Клитеместре и лезет обниматься) Дорогая моя! Чмок! Родная моя! Чмок! А выросла-то как! А загорела!
   Клитеместра кривит рожу, отворачивается. Но как говорится, отвернёшься тут. С колесницы сходит Эгисф.
   Эгисф (мрачно) Физкульт привет.
   Агамемнон (тянет руки к Эгисфу) Здравствуйте-здравствуйте, Эгисф Фиестович.
   Эгисф (отбивается от Агамемнона) Гражданин Агамемнон, бросьте обниматься. Врагом вы мне были, врагом и останетесь! Скажите лучше, что вы с моим братом Танталом сделали?
   Агамемнон А вы с моим батюшкой - Атреем? Хи-хи, как говорится, око за зуб, а зуб за палец (поворачивается к Клитеместре)
   Эгисф (в сторону) Э, не. Не спешите, товарищ Агамемнон - теперь моя очередь глаза выкалывать (выхватывает кинжал и заносит над спиной Агамемнона)
   Время замирает. Из кустов появляется рояль... то есть Афена, выходит, поправляя съехавший доспех.
   Афена (увидев, что происходит) Мать вашу! На минуту одного оставить нельзя (достаёт щит, подбегает и вклинивается между Эгисфом и Агамемноном)
   Эгисф бьёт кинжалом по щиту Афены, раздаётся металлический звон. Лезвие кинжала ломается.
   Эгисф (удивленно смотрит на обломок, в сердцах) Эх, предлагали же сплав иридия с нихромом, а я пожадничал и бронзу заказал. Ну, ничего (грозится) Я тебя ещё прикончу! (уходит)
   Афена (провожает его взглядом) А ведь прикончит. Но не сейчас, Агамемнон нам пока нужен (прячется в кусты)
   Агамемнон (стоит рядом с Клитеместрой, озирается по сторонам) А это... Ты Ифигению привезла?
   Ифигения (Агамемнону, хитро) Что это у тебя сзади?
   Агамемнон (пытается посмотреть назад) Где?
   Ифигения (забегает и показывает пальцем) Да вон - на хитоне, будто дерьмо какое-то.
   Агамемнон (зло) Ах ты, негодная девчонка! Ну, я тебя... (тянет руки)
   Ифигения смеётся и убегает.
   Клитеместра (поворачивает к себе Агамемнона) Зачем тебе Ифигения понадобилась?
   Агамемнон (начинает объяснять) Понимаешь...
   Тут из колесницы появляется Телеф с Орестом. Орест продолжает играться с бусами на шее Телефа, консервными банками в его ушах и костью в его носу.
   Телеф (держит нож у шеи Ореста) Моя - террорист номер один! Моя - Усама Бен Ладен! Моя хотеть Ахиллеса!
   Клитеместра (Агамемнону) Вот. Я хотела тебе сказать - явился, схватил Ореста, и всё про копьё какое-то в заднице твердит.
   Агамемнон (в ужасе) Но сын мой тебе ничего не сделал. Отпусти его!
   Телеф Моя не отпустить, пока Ахиллесу в задницу копьём не ткнуть.
   Клитеместра (Агамемнону) Уговори Ахиллеса, какая ему разница? Всё равно он - типа женщина. Так вот - пусть отрабатывает.
   Агамемнон Это сложно, но я попробую. Только ты, сын Геракла, проведёшь наши корабли к Трое. И чтоб я больше не слышал про всякие бананы и ананы.
   Телеф Моя провести, только с Ахиллесом поквитаться.
  
   Сцена IV
   Агамемнон, Телеф, Одессий, Диомед и ещё толпа гоплитов тёмной ночью подбираются к шатру Ахиллеса. Оттуда раздаётся богатырский храп.
   Перед шатром все останавливаются в кружок.
   Агамемнон (жестикулирует) Короче... вы все врываетесь и хватаете Ахиллеса. А потом ты, Гераклов сын, ткнешь его копьем, и дело в шляпе.
   Телеф Моя ткнуть не в шляпа, моя ткнуть в задница (трясёт копьём)
   Агамемнон Да это пословица такая, балда ты не грическая (пихает всех в спины) Только смотрите не перепутайте: слева - Патрокл, справа - Ахиллес.
   Все на цыпочках идут к шатру. Перед ним стопкой сложены щиты. Одессий натыкается на них и падает, руша конструкцию.
   Одессий Мать вашу за ногу! Набросали тут всякого хлама.
   Агамемнон (подскакивает к нему) Тс-с! (прижимает палец к губам)
   Одессий (согласившись) Тс-с! (прижимает палец к губам)
   Ахиллес (из шатра) Мама! Хочу сказку!
   Агамемнон (тихо) Все туда!
   Вламываются толпой в шатер.
   Агамемнон (колышет гамак Ахиллеса) Тише-тише, маленький! Сейчас будет тебе сказка (задумывается) Кто сказки знает?
   Одессий (отталкивает его) Я знаю (загадочным голосом) Слушай, мой маленький мальчик, и внимай. Ибо сказка моя поучительная и назидательная... В Гриции, когда она ещё была совсем древней, жил да был великий герой и любимец богов - Автолик, сын Гермеса (с гордостью) мой дедушка.
   Агамемнон Что ты ребёнку голову морочишь? Автолик был вором и разбойником. Фу таким быть!
   Одессий А за хулу можно и в морду схлопотать (рассказывает дальше) А соседом у великого героя и любимца богов Автолика был Сизиф - мерзкая личность, абсолютный идиот и самолюбивый болван. Не понравилось Сизифу, что у Автолика коров много, пришёл он к нему и кричит: "Коров моих отдай!" Как будто Автолик их украл.
   Агамемнон Так ведь украл. Нечего тут историю коверкать.
   Одессий Молчи и не перебивай. А то расскажу, как вы с Менелаем Тантала замочили.
   Агамемнон (смущённо шаркает ногой) Ну, замочили. С кем не бывает.
   Одессий И забрал у бедного Автолика всех коров... Нет, не только своих, а вообще всех. И зря. Я говорил, что Автолик был любимцем богов? Так вот попросил он Зивиса покарать негодяя Сизифа, и бог наслал на Сизифа смерть.
   Агамемнон И вовсе не поэтому, а потому, что Сизиф рассказал речному богу Асопу, что именно Зивис похитил его дочь.
   Одессий Чего только заезжие арфисты не порасскажут. Конечно, не в коровах было дело, просто Сизиф хитростью пробрался в дом к Автолику и соблазнил его дочь, мою мать Антиклею.
   Агамемнон Постойте-постойте. Выходит, ты его бастард незаконный?
   Одессий (изумившись) Разве? Сейчас посчитаем (загибает пальцы) Восемь да один - девять, девять да один - десять. Все сходится. Девять месяцев до моего рождения Сизиф соблазнил мою мать. А мне все говорили - ты просто семимесячный, недоношенный, Лаэрт - твой отец (бросается на колени и тянет руки) О, папаня мой Сизиф! За что тебя так тяжко наказали? Неужели за то, что я родился?
   Агамемнон Ну он же богов обманул. Зивису всю рожу разукрасили, Танатос в колодках три года сидел, Гадеса с Персефоной подло обманули и из Аида толпой сбежали. Вот поэтому свой знаменитый камень в гору и таскает.
   Диомед (неожиданно перебивает) Тише вы. Ахиллес спит.
   Ахиллес действительно захрапел.
   Агамемнон Ну да. С вашими сказочками совсем забыл, зачем мы здесь. Так, хлопцы, хватайте его за руки и ноги... А ты, Телеф, готовь своё копье.
   Телеф Моя - всегда готов.
   Агамемнон На счет раз. Раз...
   В шатре шум, крики. Шатер ходит ходуном.
   Ахиллес (визжит) Людцы мои! Ратуйте! Насилуют! Маньяки!
   Патрокл Я сейчас! Я помогу! (звук удара и Патрокл кубарем вылетает из шатра) Я сейчас! Я мигом! (вскакивает, бежит к шатру, и опять вылетает)
   Агамемнон (поднимает полог) Какие-то проблемы? Вали отсюда!
   В шатре шум, крики, типа: "Тунику, тунику задирай". "Помогите, спасите! Насилуют!". "Какой мягкий, упругий задница. Сейчас я ему засажу".
   Визг Ахиллеса А-а-а!
   Патрокл (громко) Ахиллес, вспомни! Ты - великий воин и герой, а не женщина! Это ты их всех насиловать должен, а не они тебя!
   Агамемнон (грозит пальцем) Гляди, Патрокл, если из-за твоих речей Телеф не захочет нас в Трою отвести, тебя потом самого вся ахейская рать по кругу пустит.
   Патрокл поспешно зажимает себе рот. А процесс продолжается.
   Телеф (выходит, наконец, поправляя набедренную повязку из листьев) Моя доволен! Моя отомстить!
   Вопли в шатре Я следующий! Нет, я! Получи!
  
   Сцена V
   У знаменитого платана.
   Агамемнон Теперь ничто нам не мешает сесть на корабли и отправиться в Трою. Верно, Телеф?
   Телеф (кивает головой) Моя показать, где Троя. А потом возвращаться назад, банан спеет, анан спеет.
   Агамемнон Заладил - банан-анан. Поехали лучше с нами, повторим подвиг твоего папаши, он Трою за две недели захватил. А ты его даже переплюнуть можешь.
   Телеф (сомневаясь) Моя не помнить подвиг Геракла, когда он плеваться.
   Агамемнон Да нет же! Геракл захватывал Трою за две недели, а ты за неделю. Вот все и скажут: какой герой этот Телеф, больший, чем его папаша.
   Телеф Моя отвести вас в Трою, раз обещать, и вернуться в Мизия. Моя женат на Астиоха, дочь Приама... (задумывается) Или на Лаодика... Моя не помнить.
   Агамемнон (в гневе) Так ты всё-таки троянец! (тянется к мечу, но выдергивает вместо него букет фиалок) Это ещё что за хрень?
   Прибегает Менелай и тычет под нос Агамемнону свои волосатые на ладонях руки.
   Менелай Посмотрите! Посмотрите на мои руки!
   Агамемнон (отмахивается) Ну я же не виноват, что ты за гигиеной не следишь.
   Менелай Какая гигиена?! Я только голову шампунем намылил. А она подложила вместо шампуня клей-момент. Вот Одессий мне волосы и отрезал, как только скальп не снял?
   Агамемнон А где же сам Одессий?
   Одессий (появляется на костыле) Вот он - я.
   Агамемнон Что это с тобой?
   Одессий Давеча она мне и говорит: "Дядюшка Одессий, дозволь я тебя, слепого, по мостику через окоп переведу". А я и говорю: "Спасибо тебе за твою доброту". И руку ей подал. Так вот она меня в этот окоп и завела, сама-то перепрыгнула, стерва.
   Агамемнон Да кто, она?
   Появляется Ахиллес, ковыляет, растопырив ноги.
   Телеф (кивает на Ахиллеса) Моя его вчера не так жестоко.
   Агамемнон А с тобой что? Мы тебя вчера в палатке нормального оставили.
   Ахиллес (плачет) А она сказала, что так и было. Когда я пожаловался, что у меня задница болит, она заявила: "Клин - клином вышибают". Вот я и вышиб (ревёт)
   Агамемнон Да, кто - она?!
   Появляется Диомед, выглядывающий из доспеха, как Диоген из бочки.
   Диомед (жалобно) Посмотрите-посмотрите, что она сделала. Она мой доспех дала Аяксу Старшему примерить. Как же я теперь на войну пойду? (плачет)
   Появляется Нестор в женской тунике.
   Агамемнон А с тобой-то что случилось? Не в твои-то годы под Идоменея косить.
   Нестор Понимаете, какая неприятность. Всю мою нижнюю, среднюю и верхнюю одежду мухи загадили. Но, в общем, я сам виноват - в свинарнике в навоз свалился. Но это она мне подножку поставила! А потом как закричит: "Ты грязный, дедушка Ленин... то есть дедушка Нестор. Хочешь переодеться?" А я сдуру ляпнул - хочу. Она все моё запасное бельё в тот же навоз и бросила. Ух, пришлось у рабыни одежонку одолжить (приседает в книксене)
   Появляется Идоменей с прической ирокез. Все на него странно смотрят.
   Идоменей Чего вы, милые, это модно (со значением) Она сказала.
   Агамемнон Кто-нибудь скажет мне или нет - кто она?!
   Все (хором) Ифигения!
   Агамемнон Ну, я этой дрянной девчонке... Кстати, Ахиллес на ней женится и...
   Появляется Паламед с глобусом. Задумчиво его раскручивает.
   Агамемнон Явился - не запылился (пренебрежительно) Навигатор!
   Все смеются.
   Паламед Да ты сам виноват, сказал, что Орион - это Южный Крест.
   Агамемнон (кивает на Телефа) Познакомься - наш новый проводник. А ты... (орёт) уволен!!!
   Паламед Вы не можете меня уволить. Меня сама Афена наняла.
   Агамемнон С условием, что ты нас в Трою приведёшь. А ты куда привёл?
   Паламед Больно хотелось! Плывите-плывите, вы без меня и грот не поставите, и якорь не кинете, и концы не отдадите, не говоря уже о швартовых. И мимо острова сирен не проплывёте.
   Агамемнон Постойте-постойте, какой ещё остров сирен?
   Нестор О! Это очень страшная штука. Помню, как плавали мы с Язоном дин Альтом за золотым руном в Колхиду, нам как раз такой на пути попался.
   Агамемнон Ладно, Паламед, твое увольнение отменяется. А теперь - отпразднуем свадьбу Ахиллеса и поплывём на Трою.
   Паламед Не поплывём! Никак не поплывём.
   Агамемнон Это ещё почему? Кто нам помешает?
   Паламед Да уже мешает (слюнявит палец) Ветер не попутный, а я бы даже сказал противопутный.
   Агамемнон (с сомнением) Как ты можешь это утверждать, если даже не знаешь, в какую сторону Троя.
   Паламед Да просто этот ветер дует с моря на сушу, дурья твоя башка. Кстати, знаете, что мне Ифигения сказала? Что Земля покоится не на трёх слонах, и даже не на трёх китах, а на трёх козлах. Так вот, если это так - ветер никогда не переменится, потому как эти козлы имеют привычку на свои бороды дуть. Вот и дуют.
   Агамемнон Да это просто какой-то бог разгневался...
   Одессий Не выдумывай, всюду тебе боги мерещатся.
   Нестор К тому же мы всем богам пожертвовали.
   Агамемнон Всем-всем-всем? Точно никого не забыли? Я понимаю, Посейдону пожертвовали, но ведь кроме него, в воде ещё тварей всяких не меряно. Нерей тот же и дочери его - нереиды.
   Ахиллес (вопит) Мама моя!
   Агамемнон (указывает на Ахиллеса) Его мать! Сыночку Посейдона - Тритону жертвовали? А самому титану-Океану?
   Нестор За кого ты меня принимаешь, конечно, жертвовали.
   Агамемнон А богам розы ветров? Ну там - Зефиру, Рахат-Лукуму, Кишмишу и Финтифлюшке? Жертвовали? А Церберу - песику Гадеса?
   Нестор Да я на его алтарь столько жертвенных косточек навалил!
   Агамемнон (в ужасе) Неужели это Гераника ещё злится? Нет, сколько можно? На неё это не похоже.
   Одессий А может это Ганимед - Зивисов виночерпий? А что? Тоже бог как-никак, троянец к тому же. Мало ли.
   Материализуется Арта.
   Арта Всё, смертные свиньи! Вы меня достали. Хрен вы теперь ветра нормального получите. Это я вам непогоду наслала, я!
   Агамемнон (пренебрежительно) Да, кто ты такая вообще? Вон пошла отсюда, малявка!
   Арта Так вот знайте (растопыривает руки) Я - ужас летящий на крыльях ночи. Я - Артемида.
   Все переглядываются.
   Агамемнон Какая ещё Артемида? Богиня охоты и известная зоофилка, любительница оленей? Хи-хи. А при чём тут ветра? Как может богиня охоты ветра пускать?! Я вас спрашиваю!
   Арта Захотела и запустила (исчезает)
   Агамемнон (в сердцах) Вот же! Этой погодой морской уже кто только не распоряжается. Был бы больший прикол, если б ветер испортил какая-нибудь... ну не знаю... Эрот (всем) Ну, что - какие предложения? Что делать будем?
   Все чешут репы.
   Паламед Божественная сила зависит от манны. Не той, что с неба евреям упала, а чистой магической энергии. У Артемиды не может быть её не меряно. Подождём, манна кончится - она заклятие сама снимет.
   Агамемнон Звучит логично. Подождём, мы никуда не торопимся.
  
   Сцена VI
   Несколько месяцев спустя. А воз до сих пор там. Корабли лениво лежат на песке, возле шатров полно нечистот. Воины чем только не занимаются.
   Нестор собрал возле себя аудиторию под платаном и рассказывает о былых временах.
   Нестор И сказала тогда Медея Язону: "Когда отец мой даст тебе зубы дракона, ты в полночь один к реке ступай. Искупайся в её волнах, вырой яму, принеси над ней в жертву агнца, сожги его всего и зарой пять золотых. Потом облей мёдом и молись Гекате всю ночь. А когда будешь идти назад, не оборачивайся на лай собак, иначе пожрут они тебя и молитва не поможет. А утром, когда твои денежки заколосяться там, натрись моей мазью, и получишь силу богатырскую, и не страшны тебе будут воины, родившиеся из зубов дракона".
   Почти вся аудитория спит, усиленно храпя, только в переднем ряду кто-то старательно конспектирует.
   Нестор (заметив сонное царство) Квот лицет?!
   Вся аудитория (просыпается и тараторит) Квот лицет ёви, нот лицет бови. Квот лицет ёви, нот лицет бови. Квот лицет ёви, нот лицет бови.
   В заднем ряду шепчутся, посмеиваясь, Пандора и Ифигения. Наконец, открывают ящик Пандоры и бросают гнилыми помидорами в Нестора.
   Нестор Кто?... Что?... Где?...
   Чуть в стороне стоит заинтересованная толпа.
   Паламед (катает шарик) Внимательно смотрим - всё замечаем, один шарик - три напёрстка, три напёрстка - один шарик, очень просто угадать, куда он спрятался (останавливается) Отвечай, дорогой, где шарик?
   Агамемнон (в одних трусах в виде греческого флага) Здесь! (показывает на один из напёрстков)
   Паламед (переворачивает напёрсток, а шарика там, как водится, и нету) Опять проиграл, дорогой. Опять не повезло (забирает ставку - меч и шлем Агамемнона)
   Ифигения Господа, так ведь это лохотрон - жульничество.
   Паламед Слышь, не играешь - иди отсюда и не мешай.
   Агамемнон (грозно) Это правда?
   Вся толпа наваливается и бьёт Паламеда.
   Одессий с лирой у стены поёт бардовские песни. Перед ним лежит шлем с несколькими монетами.
   Одессий (поёт) Ду... Ду хаст! Ду хаст мишь... Ду хаст мишь... Ду хаст мишь гефрагт! Ду хаст мишь гефрагт! Ду хаст мишь гефрагт мишь анд мишь гезгап (припев) Ист ду бист дер мотор-шайн, трайн зайн фир ралетаге. Найн! Найн!
   Появляется Ифигения. Некоторое время слушает Одессия, потом показывает ему средний палец. Целится помидором. Наконец, достаёт и взводит мышеловку. Подходит на цыпочках и кладёт её в шлем. Наконец, достаёт монету и, подбросив, кидает в шлем.
   Одессий Данке! Данке шон, герр медхен (продолжает петь) Ди вельд зи лахт бест цейн. Алф... ви фанг ли зондер! Алф... ви фанг ли зондер!
   Ифигения уходит, Одессий опускает руку в шляпу и...
   Одессий А-а-а-а! (трясёт руку с мышеловкой)
   К палатке с красным крестом выстроилась огромная очередь. Асклепий осматривает гоплита, светит фонариком в глаза, смотрит в рот, и щупает лоб.
   Асклепий Так! И у этого лихорадка.
   Из палатки выходят Ахиллес и Ифигения в роли медсестры.
   Ифигения Н-да! Плохи дела, парень. Заразил тебя наш чернокожий друг. Это вам не шутка, как говорится, прощай мишутка. Ибо моменто мори.
   Ахиллес падает в обморок.
   Ифигения (со значением) Отслоение правой пятки! Во! (показывает пальцем в небо)
   Асклепий Какое ещё отслоение? Какой ещё пятки? (замахивается) Где ж слов таких нахваталась, малявка?
   Ифигения, смеясь, убегает.
   Школа танцев Идоменея - оплата по таксе.
   Идоменей Повторяю ещё раз, милые - это не лезгинка!
   Нестор Я знаю, что такое лезгинка - мы её в Колхиде танцевали, когда за золотым руном плавали.
   Идоменей Один бычок - под одну ногу (наступает ногой на бычка) А второй ногой - на второго бычка. Вот это и называется - бычьи пляски (танцует на бычках, чуть подпрыгивая) Национальная критская забава!
   Бычки до поры до времени стоят смирно, пока Ифигения не машет перед ними красной тряпкой. Мычат и бегут за Ифигенией, сбрасывая с себя Идоменея.
   Идоменей А! Какое несчастье! Я сломал ноготь! (бычки разворачиваются и топчут его)
  
   Сцена VII
   У знаменитого платана. Все перебинтованные и перевязанные.
   Агамемнон Я собрал вас, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие...
   Одессий (поднимает руку) К нам едет ревизор?
   Агамемнон Да нет, хуже. Я решил распустить войско.
   Все ахают... ну, ахейцы.
   Нестор Как распустить?
   Диомед Зачем распустить?
   Менелай (в гневе) Распусти-и-ить?!!
   Агамемнон А что ещё делать? Еды нет, воды нет. Уже обедать пора, а у нас и трёх корочек хлеба на весь лагерь не найдётся... Да тут ещё (листает листы папируса) Болезни страшные нас подкосили. Аполлон зол, что мы против его любимого города воюем. Гонорея, триппер, сифилис, не говоря уже об этом... синдроме приобретенного иммунодефицита, вот. Короче, пора строить лепрозорий.
   Одессий Мы тут со специалистом по связям с богами - Калхасом, посовещались. Так вот, боги говорят, что Артемида успокоится, если ей что-нибудь в жертву принести.
   Агамемнон Что принести? (выворачивает карманы) Нету ж ни хрена.
   Диомед А давайте ей мои портянки пожертвуем (вытягивает ноги, видно, как дохнут кружащие рядом мухи)
   Все Идиот! (морщатся, отворачивают головы и зажимают носы)
   Одессий А давай, Агамемнон, мы тебя пожертвуем - ты у нас здесь самый упитанный.
   Агамемнон (в ужасе) Как это меня?
   Нестор Тебя-тебя, сам же говорил, что если надо, людьми будем жертвовать. Вот теперь отвечай за свои слова.
   Все выхватывают ножи и идут к Агамемнону, облизываясь.
   Агамемнон (Менелаю) И ты, Брут?
   Менелай (согласившись) И я, Брут.
   Агамемнон Погодите, погодите. Если вы пожертвуете меня, кто ж тогда грическую рать под Трою поведёт?
   Одессий Ха-ха-ха! Да, кто угодно... Например...
   Нестор Помощник твой - Паламед.
   И вот ножи занесены, ещё миг и...
   Агамемнон Стойте! А давайте пожертвуем... ну, Ифигению!
   Нестор (задумывается, скребя кинжалом по подбородку) Ифигению?
   Менелай А что, хорошая идея. И Артемиду задобрим, и брата убивать не надо.
   Одессий А Ахиллес что скажет? Она же его невеста, как-никак.
   Агамемнон Ахиллес - дитё малое. Дадим ему другую игрушку, он и забудет об Ифигении.
   Одессий Значит, решено. Нестор, иди готовить алтарь. Агамемнон, найди свою дочушку и свяжи по рукам и ногам. А вы все, главное - молчок, не дай боги Клитеместра узнает, она нас всех (проводит рукой в районе горла) Не у всех же сама Афена в телохранителях.
   Прибегает запыхавшийся Паламед.
   Паламед Войско взбунтовалось! Говорят, что царь (грозит пальцем Агамемнону) ненастоящий!!!
  
   Сцена VIII
   Огромная толпа гоплитов с плакатами перед шатром Агамемнона. Каких только плакатов нет. Ну там: "Тепло в каждую палатку!", "Даешь жалование за сентябрь прошлого года!", "Олигархов на солдатское довольствие!", "Царей на мыло!", "Да здравствуют законные выборы в агору" и т.д.
   Агамемнон Послушайте, администрация делает всё возможное. Но сами понимаете, предоставленные предприятию кредиты уже давно осели в карманах олигархов и вывезены за границу. Теперь они в мидийских и финикийских банках. Но как только нам предоставят новые кредиты, мы обязуемся выплатить всю зарплату и даже повысить налоги... ой, я хотел сказать - пенсии.
   Кася (с микрофоном в виде магического шара) Голодовку объявила половина грического войска, собранного в Авлиде. Одно из требований голодающих - немедленно, не сходя с этого места, отправиться воевать. Они даже расставили палатки у шатра администрации.
   И действительно, у шатра Агамемнона много разных палаток.
   Кася (продолжает) В поддержку голодающему войску забастовку объявили работники транспорта. Они отказываются выйти в море, пока не будет принесена жертва богине Артемиде. К забастовке присоединились шахтеры Пелион-баса. Ну, без них ни одна забастовка не обходится. Сейчас шахтеры сидят на дорогах и стучат своими шлемами по земле, не давая проехать ни одной колеснице.
   Агамемнон Попрошу всех успокоиться и разойтись. Мы принимаем все меры для стабилизации ситуации... или ситуации стабилизации?
   Кася Согласно опросу общественного мнения, семьдесят процентов респондентов уверено, что поход закончится, так и не начавшись, тридцать процентов заявило, что на Трою они, скорее всего, отправятся, но не так быстро и не все. И лишь один человек категорически утверждает, что Троя падет ровно через неделю. Гелен и Кассандра Приамиды, Общественное Троянское Ясновидение, Авлида.
   Приам (нажимает кнопку на пульте) Скучные у вас какие-то новости. Покажите лучше, что на востоке происходит, в Вавилонии.
   Парис (прижимает к себе трилитрон, стучит ногами) Мультики хочу! Мультики! (выхватывает у Приама пульт, нажимает на кнопку)
   Кася несколько раз рычит, как лев.
   Парис (хлопает в ладоши, подбрасывая трилитрон) Ура! Том и Джерри!
   Гекуба (со спицами, вяжет) Какое Том и Джерри? Сейчас ацтекский сериал начинается (забирает у Париса пульт и нажимает на кнопку)
   Гелен (страстно) О, Марикаора, ты меня любишь?
   Кася (не менее страстно) Да, Хуанкоатль, только что на это скажет мой отец - Педронабаба?
   Гелен О, Марикаора, давай покинем Теночтетлан.
   Гекуба (бросает спицы и заливается слезами) У! У! Какая печальная история.
   Гектор (забирает пульт) Отстой! (переключает канал)
   Кася Здравствуйте, уважаемые любители спорта. Продолжаем наш репортаж с центральной арены Колизей в Риме. И вот он выходит, великий чемпион всех времен и народов, шести футов ростов, двести пятьдесят фунтов весом, пятнадцать побед и ноль поражений, обладатель чемпионского титула по любой версии - СПАРТАК!!!!
   Гелен усиленно имитирует вопли и свист на трибунах.
   Кася Бросить ему вызов рискнул не менее знаменитый боец - в синей майке, синих перчатках и синей капе, пяти футов восьми дюймов ростом и трехсот фунтов веса, шесть побед, ноль поражений - ДИНАМО!!!
   Гекуба (выхватывает пульт у Гектора) Не буду я в выходной день смотреть всякую муть (переключает канал) О! Вавилонский сериал "Глиняная опера".
   Кася (грозно) Верни мой нож, Энкиду!
   Гелен Гильгамеш! Ты вырубил священные сады Хумбабу, а имя богини Иштар и отца богов Анну с грязью смешал (пренебрежительно) А теперь хочешь пожертвовать себя ради какого-то города?
   Гекуба (рыдает) Ах, какая трагедия! Гамлет отдыхает.
   Все (хором) Отстой!
  
   Сцена IX
   В шатре Агамемнона. Ифигения лежит связанная на манер гусеницы в коконе, с кляпом во рту. За столом посапывает Нестор.
   Агамемнон расхаживает по шатру.
   Агамемнон (Нестору) Чего ты там спишь?! Почему алтарь не готовишь? Всё надо сделать по высшему уровню - ну, какою кровь Артемида больше любит - красную или голубую. В крайнем случае, можно и красители использовать... красные.
   Нестор (сонно) Там ясновидец наш распоряжается - Калхас. Так что - не волнуйся и наберись терпения (засыпает, плямкая губами)
   Ифигения (ёрзает) Му-му-му-му-му-му!
   Агамемнон А пока Герасим пытается, рекламная пауза.
   Нестор (недовольно) Опять? Не слишком ли часто реклама на вашем канале?
   Агамемнон За счет рекламы оплачивается половина военных издержек. Так, что учтите - это была бы совершенно другая война.
   Нестор (с листом папируса) Мне даже читать такое противно (кривится) Вас не устраивает ваша внешность? Пластические операции Прокруста - вытягивание рук, ног и других частей тела новейшим методом молототерапии (комментирует) У каких негодяев приходится деньги брать.
   Агамемнон Только вот пожалуйста без анахронизмов. В Древней Гриции не было злодеев, одни герои.
   Ифигения (вмешивается) Му-му-му-му-му-му!!!
   Агамемнон Да, задрала уже (подходит и выдергивает кляп)
   Ифигения (орёт) Волки позорные! Козлы недодоенные!! Что б ваша Троя в огне сгорела! Чтоб дети Елены всю жизнь объедками питались!
   Агамемнон (Нестору) Летописец, чего ты сидишь - записывай. Надо же перед потомками оправдаться.
   Нестор А что писать?
   Агамемнон Пиши: И пала тут царевна к ногам отца и стала умолять его о пощаде...
   Ифигения Чего?! Чтоб я такого козла ещё умолять о чем-то стала?! Чтоб ты сдох в своей Трое и дома родного никогда не увидел! Чтоб не погребали такого изверга, а воронам на поживу оставили! Чтоб сердце твое чёрное черви в прах источили!
   Нестор Простите, не могли бы вы помедленней, я записываю.
   Агамемнон Дурак, не это пиши, а то, что я говорю (становится в театральную позу) "Не губи меня, отец! Мне дорог солнечный свет, не отсылай меня в полную темноту!"
   Ифигения Ах ты, ишь чего удумал! Жаль, что я такая слабая, порвала бы путы и когтями бы морду тебе разукрасила... (Нестору) И тебе, мерзкий старикашка! А потом бы меч вынула и в капусту вас покромсала! А заодно банду ваших сообщников!
   Агамемнон (подходит и затыкает рот Ифигении) Не, слишком громко орёшь. Ещё услышит кто не надо. (Нестору) А ты пиши: заплакал тогда царь Агамемнон, обнял свою любимую дочь...
   Нестор (смущённо перебивает) Может, не стоит так лицемерить? Все ведь знают, что вы с Ифигенией были... скажем так... в прохладных отношениях.
   Агамемнон Мы тут историю на века пишем, а не сплетни свежие распространяем. Пиши, кому сказал, следующее поколение и не вспомнит, кто кого любил, а кто кого убил.
   Ифигения (ёрзает в исступлении) Гы-гы-гы-гы!
   Агамемнон И сказал, плача, Агамемнон: "Я люблю тебя, дочурка..." (рыдает) Ой, какая история грустная, прям не могу (утирается платочком) Вот видишь, не так уж я и не прав.
   Нестор Так что там сказал Агамемнон?
   Агамемнон Ах, да. "Видишь, какой ратью мы окружены. Если я сам не принесу тебя в жертву - войско взбунтуется и принесет в жертву меня" (поспешно) Нет-нет, вытри последнее. Напиши лучше: "Они Паламеда главным поставят, и всё равно убьют тебя, дщерь моя"
   Ифигения (мычит) Гу-гу-гу-гу!
   Агамемнон Что ты там говоришь? (выдергивает кляп)
   Ифигения Чтоб такого пидара каждый день кентавры в зад драли...
   Агамемнон (вставляет назад кляп) Не, лучше помолчи (Нестору) А ты пиши: И не посмела царевна отца ослушаться. И воскликнула она с твердостью: "Папа! Папа! Не страшусь я смерти более и охотно пойду к жертвеннику умирать за дело элладское!"
   Нестор Да, реализма тут ноль! Сама к жертвеннику? Ифигения?! Она же не дура какая-нибудь.
   Агамемнон Пиши-пиши. И вот ещё такой оборот: "Я жертвой паду за всё бухло ахейское и не посмеют больше варвары гриков выпивки лишать!"
   Нестор Кх-кхе...
   Агамемнон Чего? Ах да, что-то про женщин такое говорить у меня язык не переворачивается. Так, что я продолжу про бухло, а ты там сам заменяй (в позе) "Какое счастье умереть за священное дело самогоноварения!"
   Полог шатра распахивается и врывается разъярённая Клитеместра. Афена, прикорнувшая было за столиком Нестора, вскакивает.
   Клитеместра Сука! Падла! Ты что делаешь?! (бросается на Агамемнона)
   Агамемнон Ты не так понимаешь! Это не я!
   Клитеместра бьёт его слева и попадает по лицу Афене.
   Клитеместра Я тебе дам жертву! (бьёт справа)
   Агамемнон и Афена улетают. Клитеместра подскакивает и в исступлении бьёт их ногами.
   Афена Меня за что?! Арту бейте! Это она задумала!
   Клитеместра Получай! Получай!
   Агамемнон только стонет. Нестор подскакивает к Клитеместре и пытается схватить её за руки.
   Клитеместра (оборачивается с кинжалом в руке) Прочь пошёл, старый пень!
   Нестор Хорошо-хорошо (пятится из шатра)
   Агамемнон поднялся и пятится, Ифигения яростно ёрзает. Клитеместра тяжело дышит и с кинжалом приближается.
   Агамемнон (трясёт Афену за грудки) Спаси меня, богиня!
   Афена его отстраняет и выхватывает меч. Серия выпадов и уклонений - и вот кинжал Клитеместры пробивает панцирь Афены и вонзается ей в грудь. Афена стонет и валится на бок.
   Клитеместра приближается к трясущемуся в ужасе Агамемнону. И тут полог шатра распахивается, и толпа гоплитов валит Клитеместру на пол. Та царапается, кусается и яростно рычит.
   Агамемнон (вытирает пот со лба) Уведите мою жену! Она не в себе.
   Воющую и рыдающую Клитеместру волокут из шатра.
   Появляется Нестор.
   Нестор Жертвенник Артемиды готов. Можно начинать, все собрались.
  
   Сцена X
   Агамемнон тащит сквозь галдящую толпу гоплитов воющую Ифигению.
   Ифигения (орёт) Чтоб вы сдохли, грики вонючие! Чтоб вода под вашим килем красной сделалась! Чтоб саранча ваши припасы пожрала! Чтоб ваша кожа язвами покрылась! Чтоб ваши дети в младенчестве померли!
   Агамемнон (обернувшись, Нестору) Пиши-пиши. И сказала тогда царевна: "Я добровольно иду на алтарь за вашу победу! Будьте счастливы, и пусть подарят боги вам счастливое возвращение!"
   Ифигения (плачет) Чтоб эти боги вас же и урыли! Чтоб ваша плоть погнила и на корм рыбам пошла! Чтоб вас троянские некрофилы попользовали! Чтоб ваши головы в племени Тумбо-Юмбо украшением служили! Чтоб вас в Аиде Цербер каждый день пёр!
   Голос (из зала) Да заткните вы её!
   Ифигения (тянет руки к толпе) Ахиллес, спаси меня! Помоги! Защити! Вспомни, я же твоя невеста!
   Ахиллес (показывает ей куклу) Моя куколка!
   Ифигения только воет. Наконец, Агамемнон подает её Калхасу. Тот кладет жертву на алтарь и возносит двумя руками кинжал.
   Калхас О, великая богиня Артемида! Прими нашу жертву! Пришли нам дождь!
   Агамемнон ёпотом) Идиот, какой дождь?
   Калхас Чего? Ах, да. Великая богиня, пошли нам снег!
   Агамемнон Вот же... (отталкивает Калхаса) Пошли нам попутный ветер до Трои, вот что!!
   Калхас (отталкивает Агамемнона) Да, помню я, помню. А ещё цунами и извержение вулкана.
   Агамемнон (в гневе) Я сейчас тебе такое извержение устрою, век помнить будешь!
   Калхас (уверенно) А также сход снежной лавины и тайфун на побережье. А тайфун мы назовём женским именем. Как вам - Ифигения?
   Агамемнон (пинает Калхаса, тот падает) Пошел вон отсюда, старый маразматик! (оборачивается и некоторое время ищет оружие) Да чем же? (наконец, достает нож и несколько раз иступлено вонзает в жертву) Пошли нам попутный ветер! Пошли нам ясную погоду! Пошли нам тёплое течение! И не путайся больше под ногами, богиня! Богиня! Богиня! Богиня! (устав, оседает на землю)
   Аякс Ст. (среди толпы, рыдает) Птичку жалко!
   Аякс Мл. (утешает его, гладя по пузу) Ну, не плач, не плач. Это была не настоящая Ифигения. Её в последний момент на лань заменили.
   Аякс Ст. (недоумённо) А почему на лань?
   Аякс Мл. Ну, тогда на медведицу.
   Аякс Ст. На медведицу?
   Аякс Мл. Да вообще, какая разница? На овцу какую-нибудь поменяли и в Колхиду отправили.
   Аякс Ст. А почему в Колхиду?
   Аякс Мл. Вай, как же ты мне надоел. В Колхиду, в Тавриду, в бани к руссам, главное чтоб подальше отсюда.
   Аякс Ст. ревёт с новой силой.
   Аякс Мл. А теперь-то ты почему плачешь?
   Аякс Ст. Овечку бедненькую жалко! (заливается слезами)
   Приам (угрюмо) Муть - эти твои глиняные оперы.
   Гекуба (плачет) Какая трагедия!
   Гектор молча вытирает слезу, а Парис тихонько посапывает, в руках трилитрон с соской.
   Кася На этом Общественное Троянское Ясновидение заканчивает работу на сегодня. Не забудьте выключить ясновизор.
   Гелен издаёт звуки, сопутствующие соответствующей заставке.
  
   АКТ VIII Остров сирен
   Сцена I
   На заднем плане - вытащенные на песок корабли, не все тысяча сто, а несколько. Остальные запрудили собой всю бухту.
   Агамемнон, Одессий, Паламед, остальные военачальники и гоплиты сходят на каменистый берег.
   Агамемнон (даёт Паламеду подзатыльник) Так. И где обещанные сирены? Почему я до сих пор их не слышу?
   Паламед Клянусь, что это остров сирен. Когда был совсем маленьким, мы с папашей моим Навплием мимо проплывали. Еле ноги унесли, да и то только потому, что у сирен в этот день был выходной.
   Агамемнон Даже не знаю, что с тобой сделать. В море утопить, или на этом острове бросить. Короче, хочу сирен и точка. Чем я хуже аргонавтов?
   Нестор Да хрен мы тогда что слышали. Орфей закричал, что это не музыка, а попса гопатовая и сирен на лире своим хеви-металлом заглушил.
   Агамемнон Но это точно тот остров?
   Нестор Думаешь, я помню? Столько лет прошло.
   Одессий (указывает тростью) Смотрите, что там впереди? Я же слепой и не вижу ничего. Но чувствую - что-то там должно быть. По закону жанра.
   Все вглядываются.
   Агамемнон Пойдем, проверим (все уходят)
   Появляется Филокрет. Идёт по песку и неожиданно останавливается, как вкопанный.
   Филокрет (опускается на колени) Люди!
   Вскакивает и бегает туда-сюда, наконец, бежит в ту же сторону, куда удалились Агамемнон и компания. Полная бухта кораблей? Ну не знаю, значит, Филокрет просто на море не посмотрел.
   На песке отпечаток чьей-то сандалии.
  
   Сцена II
   Внутри тростниковой хижины. Агамемнон покачивается в гамаке. Остальные переворачивают всё вверх дном, будто устроили обыск. Только Одессий сидит в плетёном кресле и читает журнал с названием "Плейбой". Так журнал ведь специальный, для слепых с выпуклыми буквами... и картинками тоже.
   Врывается, тяжело дыша, Филокрет.
   Агамемнон Хозяин, это твое бунгало? Хи-хи. Кажется, его забыли достроить.
   Одессий А где кондиционер, сауна с джакузи, бар с мартини? Мой тебе совет - меняй туроператора.
   Филокрет (плачет) Три года я здесь... не слышал человеческой речи.
   Все переглядываются.
  
   Сцена III
   Возле хижины мангал. Возле него стоит Одессий в переднике и изредка поворачивает шампуры. Остальные сидят неподалеку.
   Филокрет (рассказывает, играясь с луком) Возвращались мы, значит, из Трои и пристали к этому проклятому острову. Взвалил Геракл на плечи троянские сокровища и сошёл на берег. С собой шестерых героев взял, самому ж лень яму копать. Три недели их не было, а потом Геракл вернулся - один. Пелей и Теламон набросились на него...
   Ахиллес (вопит) Мой папа!
   Филокрет Он - сын Теламона?
   Агамемнон Нет, это Аякс Старший - сын Теламона, а он - сын Пелея.
   Одессий (усмехаясь) Или дочь, он ещё не определился.
   Агамемнон Ну, рассказывай дальше.
   Филокрет Набросились на Геракла Теламон и Пелей. Где сокровища? - спрашивали.
   Агамемнон А зачем их вообще нужно было зарывать?
   Филокрет Геракл так схитрил. Гераника наслала страшную бурю, кричала, что потопит нас к Посейдону, если мы все сокровища троянские ей не пожертвуем. Вот Геракл и оставил одну монетку - и с лёгким сердцем в воду выбросил. Как по щучьему веленью установилась прекрасная погода, и мы поплыли дальше.
   Агамемнон Ага! А говорили, что Геракл был - идиот идиотом. А он вот как схитрил. Потом, конечно, сокровища он забрал?
   Филокрет Вот и слушайте, что дальше было. Мы тогда с папашей скот пасли на холме. И тут Геракла приносят при смерти. "Филокрет! - взмолился Геракл. - Тут никто мой погребальный костер зажечь не хочет - Геранику боятся. Помоги - зажги костер!"
   Агамемнон И ты пошёл против Гераники?!
   Филокрет Зато Геракл отдал мне свой лук (показывает)
   Агамемнон (смеётся) Это лук Геракла? Да ты уже совсем из ума выжил.
   Филокрет Он самый - волшебный. Из него Геракл лернейскую гидру замочил.
   Агамемнон Вот не надо тут историю коверкать. Геракл отрубил гидре головы, а возничий его... как бишь там его звали... Иолай... поджёг обрубки, чтобы головы назад не выросли. Как он мог головы отрубить луком?
   Филокрет Ну... это...
   Агамемнон (перебивает) Расскажи-ка лучше, что там дальше было с сокровищами.
   Филокрет Много лет спустя проплывал я мимо этого острова на торговой триере. Друзья, сказал я всем, на этом острове Геракл зарыл сокровища Трои. Давайте найдём их! Но мы искали три недели и ничего не нашли. С каждым днём мои спутники становились всё злее и злее. Наконец, собрались и уплыли. А ты, Филокрет, сказали - ищи сокровища, хоть лопни.
   Одессий (снимает шампуры) А мясо-то уже готово (подаёт всем)
   Филокрет (вздыхает) Эх, мясо. Я бы все на свете отдал за кусок сыра...
   Одессий (достает из кармана сыр) Типа такого? (отчищает от плесени)
   Филокрет Сы-ы-ы-ы-ыр! (усы, волосы и борода Филокрета становятся дыбом)
   Филокрет тянется к Одессию.
   Одессий (отдёргивает сыр) Э, не. Не торопись. Где сокровища Трои?
   Филокрет Хорошо. Я покажу. Только сыр - мой.
   Встает и уходит, все идут следом.
   Агамемнон (Одессию) Ничего не понимаю, у него тут столько коз. Он их подоить не мог?
   Одессий (прижимает палец к губам) Тс-с-с-с!
   Диомед (громко отрыгивает) О! Хорошее мясо. Из чего, кстати? Конина или козлятина? А может собачатина третьей категории?
   Филокрет Сирены.
   Все Что?!
   Филокрет (пожимает плечами) А что? Вкусное мясо и главное добывать его легко. Берёшь камень и идёшь, туда, где сирены тусуются. А они ж дуры, думают, что заяц... то есть, что тебя своими песнями зачаровали. Хи-хи. Не знают же, что мне медведь на ухо наступил в детстве... еле жив остался... Вот ты к ним подкрадываешься и камнем.
   Агамемнон (качает головой) Ну и варварство. Куда только общество защиты мифических существ смотрит.
  
   Сцена IV
   Неподалеку возвышается строение какого-то заброшенного храма. Все останавливаются в нерешительности. На дороге лежит скелет с вытянутыми руками.
   Агамемнон (Филокрету, в ужасе) Что... что это?!
   Филокрет А, мелочи. Один из спутников Геракла. Это знак, чтоб не сбиться.
   Все идут дальше к храму, только Одессий цепляется за скелет и падает.
   Одессий (воет) У-у-у-у! Набросали тут скелетов! (кряхтя, поднимается и идёт за остальными)
   Все останавливаются возле полуразрушенной лестницы к храму.
   Агамемнон Только не говорите мне, что это храм Хроноса. Их ещё всех при моём прадеде с землёй сравняли.
   Филокрет Это храм Кибелы... или Афены?
   Все оглядываются на Афену. Та отрицательно машет головой.
   Филокрет А может - Гераники? Это был бы прикол - Геракл спрятал сокровища в храме своего злейшего врага (ступает на первую ступеньку)
   Голос (замогильный) Пятнадцать человек на сундук мертвеца!
   Все ахают... ну, вы поняли почему.
   Агамемнон Что это за голоса? (в сердцах) Допился! Белая горячка!
   Одессий (щупает ему лоб) Белый, белый, совсем горячий.
   Голос Пятнадцать человек на сундук мертвеца!
   Филокрет (прячется за спину Агамемнона) Спасите, помогите! Это Геракл защищает свои сокровища!
   Агамемнон (сомневаясь) Что здесь Гераклу делать? Он погиб далеко отсюда, на Пелопоннесе. Вот пусть там и является местным козопасам.
   Филокрет (дрожит) А что ему там делать? Нет, он здесь тусуется, возле сокровищ.
   Голос Пятнадцать человек на сундук мертвеца!
   Агамемнон (пересчитав) Да нас и не пятнадцать, даже если Афену включить. Что он врёт?
   Одессий Что вы трясётесь, не понимаю? Голос-то женский.
   Агамемнон Тогда это сама Кибела... или Гераника... или Афе... (смотрит на Афену) Не, пожалуй, не Афена.
   Гераника (выглядывает из-за колонны) Пятнадцать человек на сундук мертвеца!
   Агамемнон Короче, если это не Геракл, бояться тебе совершенно нечего (выталкивает вперед Филокрета)
   Филокрет (трясётся) Я же против воли Гераники зажег погребальный костер Геракла.
   Агамемнон (пихает его в спину) Иди-иди.
   Медленно, шаг за шагом, с дрожащими коленями, Филокрет поднимается по лестнице к храму. Наконец, оказывается возле колонны, за которой прячется Гераника.
   Гераника (выскакивает из-за колонны с куклой на руке в виде змеи) Ням! (кусает змеей за ногу Филокрета)
   Филокрет (орёт) А-а-а-а! Меня укусили! А-а-а-а-а! Помогите! Спасите! Принесите противоядие!
   Все трясут руками, кричат и в панике убегают. Афена, гордо воздев голову, идёт следом.
   Филокрет Стройте, трусы! Возьмите меня! (падает и держится за ногу)
   Гераника (играется с куклой) Ам-ням-ням! Ам-ням-ням! А кого я сейчас скушаю? (Филокрету) Ну, что, Филокрет, сейчас самое время вспомнить красный цветок.
   Филокрет (плачет) Какой ещё красный цветок?
   Гераника (в гневе) Какой?! Ты тут под лоха не коси. Которым ты Геракла против моего базара урыл (змея на её руке раскрывает пасть и тянется к Филокрету)
   Филокрет зажмуривает глаза и трясущейся рукой лезет в колчан. Выдёргивает стрелу и направляет её на Геранику.
   Гераника (неожиданно отпрянув) Стрелы Геракла?! Смоченные в дерьме лернейской гидры? (вздрагивает) Такими и слона порешить можно, про богинь и говорить нечего. Вот Геракл сука! Киллер грёбанный! (снимает змею и ставит её на предохранитель, Филокрету) Не радуйся раньше времени. Змейка эта волшебная, выжить-то ты выживешь, только противен станешь всему человечеству. Ни мужчина, ни женщина, ни старичок или ребёнок не смогут без слёз подойти к тебе.
   Гераника зловеще смеётся и скрывается в храме. Филокрет открывает глаза. Наконец, воя и крича от боли и держась за ногу, сползает по лестнице.
  
   Сцена V
   Агамемнон и Одессий на палубе триеры. Все прочие, в том числе и Афена - на вёслах, усиленно гребут прочь от берега.
   Филокрет (вопит с берега, с факелом) Стойте! (периодически вопит от боли) У-у-у! Не уплывайте! У-у-у-у! Заберите меня!
   Агамемнон (зажимает руками нос) Он такой вонючий стал. Но... всё равно... может заберём его? А то как-то не по-христиански...
   Все перестают грести и смотрят на него с укоризной. Афена крутит пальцем у виска.
   Агамемнон Ой! Я хотел сказать... не по-человечески, что ли...
   Афена качает головой.
   Агамемнон (зло) Ну, тогда я не знаю.
   Одессий А раз не знаешь, то и помалкивай. Не было у древних гриков моральных принципов, не было. И чувства жалости они тоже не знали (всем) Так, урки грёбанные! Чё не гребём, суки?! Давно по спинам не получали?! (идёт вдоль гребцов и бьёт их тростью направо и налево)
   Достаётся всем: Телефу и Нестору, Паламеду и Диомеду, обоим Аяксам, Ахиллесу и даже Афене. Не говоря уже про Менелая с Идоменеем. Каждый чуть повизгивает от удара. Наконец, начинают грести, и корабль уплывает, а за ним и остальные тысяча сто.
   Филокрет (вопит) Стойте! У-у-у-у! Чтоб вам пропасть под своей Троей! У-у-у-у! Хрен вы без меня получите, а не трилитрон!
  
   А Троя будет пить, а Троя будет есть -
   В стране малоазийской трилитрон нынче есть.
  
   АКТ IX Первая кровь
   Сцена I
   Грический флот плывёт вдоль берега. Агамемнон, Телеф и прочие напряжённо всматриваются вдаль. А где-то на заднем плане - какой-то город с причудливой урбанизацией. Я бы даже сказал, несколько брутальной.
   Агамемнон Подозрительно это всё. Что-то слишком тихо (Телефу) Ты уверен, что это Троя?
   Телеф Моя уверен. Каждый год приплывать сюда - банан торговать и...
   Агамемнон Знаю-знаю... и анан торговать.
   Телеф (загадочно) Анан иногда и покупать...
   На берегу Гектор с удочкой, в соломенной шляпе.
   Гектор (поёт) Ласково хмурится с неба Аполлон, весело плещется синий Скамандр...
   Агамемнон Эй, ты там! Мужик с удочкой! Да-да, я к тебе обращаюсь.
   Гектор (удивлённо) Ко мне?
   Агамемнон Да-да, к тебе (показывает на город на заднем плане) Скажи, это Троя?
   Гектор Ты что, дурак? Это - Нью-Йорк. Не видишь, что ли (показывает) башни всемирного торгового центра.
   Одессий Так их же разрушили.
   Гектор Правда? А я и не знал. Ну, тогда это Троя (поёт) В море синем, в море южном, рыбка-рыбка золотая. Исполняет все желания, вот такая заводная.
   Агамемнон (потирает руки) Отлично! Наконец-то я смогу захватить и разрушить Трою... за неделю.
   Телеф Моя привести в Троя, моя больше не нужен, моя поплыть назад в Мизия (порывается идти к противоположному борту)
   Агамемнон (останавливает) Погоди. На берег бы хоть сошёл.
   Телеф Моя на берег?
   Одессий Кхе-кхе... Аполлон сказал, что кто первый ступит на троянскую землю, тому сразу же - секир башка (проводит рукой возле горла)
   Агамемнон Да какая секир башка? От кого? Вокруг же никого нету, кроме этого горе-певца.
   Гектор (поёт) Корабли лежат разбиты, сундуки стоят раскрыты. Изумруды и рубины рассыпаются вдали...
   Агамемнон (Телефу) Ну, что ты ждёшь? Сходи на берег и можешь хоть в Мизию ехать, хоть в Индонезию, хоть в Гиперборею с Атлантидой.
   Телеф Хорошо. Моя сходить (перекидывает ногу через борт и прыгает в воду)
   Гектор (поёт) Я убью тебя до слёз. Сотый раз - как в первый раз. Копьём вмажу прямо в глаз, до ума пробью.
   Телеф идёт в воде по пояс, потом по колено, потом по щиколотку. Многие на корабле зажмуриваются. Только Агамемнон смотрит с лёгким прищуром, и Одессий непроницаем в своих тёмных очках.
   Телеф (оборачивается) Моя на берегу. А вы что застыть?
   Гектор метает копьё, оно вонзается в затылок Телефу и отшвыривает его к кораблю. Попадает в одного из гоплитов, стоящих с зажмуренными глазами и втыкается в палубу. На копьё нанизаны оба тела.
   Гектор (в сердцах) Вот же! Не получилось в глаз.
   Все в шоке.
   Аякс Ст. (плачет) Хнык! Телефа жалко.
   Аякс Мл. Нашел кого жалеть. Он же стольких наших убил. Ты бы лучше (показывает на погибшего гоплита) Протесилая пожалел.
   Агамемнон (в гневе) Что вы стоите?! Убейте этого рыбака - он троянец! (указывает пальцем на Гектора)
   Тут спрыгивает целая толпа, все бегут к Гектору, сотрясая мечами и щитами. Гектор сбивает их копьями, ножами, топорами, сурикенами, пивными бутылками. Гоплиты падают, как подкошенные.
   Ахиллес (прыгает с корабля) Черепаху! Соорудить черепаху! (и тут же получает в лоб баночкой с червями, падает без чувств лицом в воду)
   Агамемнон Ладно! Вы тут разбирайтесь, а мне ещё стратегический план компании надо утвердить (уходит, за ним Паламед, Менелай, Нестор и часть гоплитов)
   Одессий (достает нож, некоторое время целится, наконец, кидает... в спину своему) Ой! Простите! (получает сандалией в лоб)
   Наконец, у Гектора кончаются подручные средства и он, босой, убегает.
   Одессий (орёт) Эй, марсовой, просигналь там (показывает на море, усеянное кораблями) Можно причаливать (заметив плавающего вниз лицом Ахиллеса) И кто-нибудь, достаньте Ахиллеса.
   Асклепий (перекидывает ногу через борт) Эта работёнка для меня.
  
   Сцена II
   На заднем плане храм Аполлона с золочёной статуей - что-то среднее между Мухаммедом Али и Майком Тайсоном. Стоит толпа жрецов в боксёрских перчатках. Гектор прибегает с одной стороны, а с другой Кикн с группой воинов.
   Гектор Наконец-то, дядюшка, сколько можно тебя ждать? Я один должен всех данайцев перебить?
   Кикн Где твои сандалии, племянничек?
   Гектор (смотрит на свои голые ступни и слегка поигрывает пальцами ног) Расшибли кому-то лоб.
   Кикн Оружие, доспех и снаряжение принцу Трои!
   Кто-то из воинов раздевается и подает предметы одежды Гектору.
   Гектор (обращается к войску) Подлые данайцы всё-таки приплыли к нашему берегу (шнурует армейские сандалии) Но уже пролилась первая кровь и эта кровь не наша (рисует на лице полосы) Соотечественники, остановим иноземных завоевателей! Ликвидируем вторжение, отбросим врагов в море и сожжём их корабли! (повязывает на лоб красную тряпку) Бей варваров! (выхватывает меч с зубцами на обратной стороне)
   Всё войско орёт: "Бей варваров!"
  
   Сцена III
   Причалило несколько кораблей, с них прыгают всё новые и новые гоплиты... ну, пелтасты тоже. Ахиллес лежит, раскинув руки и ноги, мокрый и жалкий. Гоплиты возле него снимают шлемы. Один даже крестится, когда никто не видит.
   Одессий (расталкивает гоплитов) Где? Где тут Ахиллес? (спотыкается о щит и падает) У-а-у-у! Гады, набросали тут щитов под ноги.
   Аякс Ст. (рыдает на плече Аякса Мл.) Ы-ы-ы-ы! Бедный, бедный Ахиллес.
   Аякс Мл. (трясёт его за плечо) Возьми себя в руки, сейчас доспехи делить будем.
   Одессий (щупает нагрудник) Так-с, так-с... Так ведь это липа! (отковыривает из нагрудника кусок дерева)
   Асклепий (отшвыривает Одессия) Пошёл вон отсюда! А вы (Аяксам) Снимите с него доспех, я ему буду делать искусственное дыхание.
   Ахиллес (отползает на заднице) Искусственное? Н-нет, не хочу...
   Асклепий Не умеешь - научим, не хочешь - заставим. И вообще, лежи смирно, чтобы все поверили, что медицина творит чудеса (Аяксам) А вы держите его!
   Аяксы держат Ахиллеса, а Асклепий садится на него верхом. Делает искусственное дыхание, вернее реанимацию - два вдоха, пятнадцать нажатий. Повторяет несколько раз. Все стоят зачарованные таинством.
   Асклепий (уличив секунду) Да вызовите кто-нибудь скорую!
   Прибегает Диомед.
   Диомед (показывает рукой за спину) Там... Там... Троянцы!
   Тут на всех обрушивается град стрел. Многие падают, остальные бегут к кораблям, стрелы настигают их в спину. Одному гоплиту стрела попадает в шлем. Гоплит снимает шлем и в шоке смотрит на вмятину. И тут же получает второй стрелой в голову.
   Диомед (бежит зигзагом, увёртываясь от стрел) Врёшь! Не возьмёшь!
   Гектор (на холме) Врёшь! Не уйдёшь! (стреляет с сумасшедшей быстротой)
   Диомед скользит на поворотах, и это спасает его каждый раз от пары тройки стрел. Диомед бежит по воде, стрелы ложатся кучно, каждый раз поднимая фонтаны брызг под ногами. Наконец, Диомед перегибается через борт и получает стрелой в задницу.
   Гектор Готов! (отдает лук соседу)
   Тот вскрикивает, обжегшись - лук нагрелся от стрельбы.
   И тут среди бегающих в панике гриков появляется Кикн с голым торсом и дубиной. Бежит за ними следом и добивает ударами по головам.
   Гектор Стой! Куда?! (своим) Прекратить стрельбу! Прекратить стрельбу, я кому сказал!
   Троянцы с большим сожалением опускают луки.
   Кикн уже почти всех разогнал и тут замечает лежащего Ахиллеса и Асклепия на нём. Подбегает и ударяет Асклепия дубиной по голове.
   Асклепий (оборачивается, над головой летают птички) Ты что?! Красный крест не уважаешь?! (и получает ещё раз по голове) Ах, ты так! Ну, я тебя (вскакивает и тянется к чемоданчику с прибамбасами)
   А там среди всего прочего - шприц и пакетик с белым порошком... ну, например, с содой. Один удар по чемоданчику - и нет ни шприца, ни порошка.
   Асклепий (воет) У-у-у-у! Всё бы простил, но этого! (подхватывает Ахиллеса за руки, управляет им, как большой куклой)
   Ахиллес всё ещё сжимает в руках меч и щит. Последний тут же ломается от удара дубины. Ахиллес несколько раз получает по голове, и ещё несколько раз Асклепий.
   Ахиллес (голосом пьяного) Чего вы меня всё трясёте?
   Асклепий (колет ему что-то в шею) Дерись, твою мать! Нудисты наших бьют!
   Ахиллес (рвёт на груди доспех) У-а-а-а-а-а! (его тело покрыто буграми мышц, как у перекаченного культуриста)
   Асклепий (целует шприц) Допинг и никакого мошенства! (прячет в нагрудный карман)
   Кикн Ах так? (достает баночку и выпивает её содержимое)
   Кикн краснеет, зеленеет, бледнеет, из ноздрей валит пар, а изо рта огонь. Наконец, тело становится белое, как мел. Кикн бросается на Ахиллеса с дубиной наперевес.
   Асклепий (роняет вставную челюсть) И в допинге та сторона нас обогнала.
   Две горы сталкиваются. Ахиллес бьёт Кикна в грудь мечом и меч ломается. Ахиллес смотрит на меч, а Кикн громко смеется. Дерутся, об Кикна ломаются копья, топоры, щиты, ничто его не берёт.
   Ахиллес Не понял? Что это такое? (с подозрением смотрит на Асклепия) Ты там ничего не перепутал?
   Асклепий отрицательно мотает головой. Мимо пробегает какой-то гоплит-ахеец, Ахиллес его ловит и втыкает меч в спину - меч вылезает из груди.
   Ахиллес (вздыхает с облегчением) Кажется, всё в порядке (бросается на Кикна)
   Кикн уже заносит свою дубину, как вдруг Ахиллес ударяет его мечом в горло.
   Кикн отшатывается, Ахиллес прыгает на него с удавкой и душит. Наконец, ставит ногу на тело и вопит, как Тарзан.
   Гектор (на холме) Вперед! Отомстим за дядюшку!
   С одной стороны выбегают троянцы, грики спрыгивают с причаливших кораблей. Толпа несётся на толпу, каждая уже заносит мечи, копья, когти, ногти, локти... Как вдруг застывают.
   Гелий на небе зевает и поправляет подушку. Укладывается спать, его колесница сама уплывает за горизонт. Резко наступает темнота, словно выключили свет. Только видны сверкающие глаза на тёмных силуэтах. Оружие опускается, все расходятся.
   Гектор, Одессий (одновременно) Заберите мёртвых!
  
   Сцена IV
   На флагманской триере. Из каюты выходит Агамемнон, а за ним следом Паламед, Нестор, Менелай и прочие.
   Агамемнон (кричит) Радуйтесь, люди! Мы работали в поте лица (вытирает лицо) спорили до посинения (показывает на синего Паламеда) Кричали до хрипоты...
   Нестор (хрипит) До хрипоты...
   Агамемнон Кое-кому рожу разбили (Менелай трогает рукой свой глаз с гематомой) Но всё же мы пришли к консенсусу.
   Одессий (ехидно) Позвольте спросить, а к какому?
   Агамемнон Как к какому? Мы утвердили бюджет нашей компании. Для успешного её проведения нужно повысить налоги по всей Гриции всего лишь в... в сколько там раз?
   Паламед В раз пять или шесть... Больше нам просто не съесть.
   Агамемнон И ещё - мы утвердили стратегический план компании из двух пунктов.
   Одессий Огласите, пожалуйста, весь список.
   Агамемнон (Паламеду) Огласи!
   Паламед (разворачивает свиток, важно) Пункт первый - захват побережья и пункт второй - захват Трои.
   Одессий Что-то вы не додумали. А где же пункт - разрушение Трои?
   Агамемнон и Паламед переглядываются.
   Агамемнон Н-да, это мы лопухнулись. Короче - законопроет на доработку.
   Менелай (возмущённо) Как это - на доработку?! Вы ставите нам палки в колеса, и работать мешаете. И вообще, ваша фракция прошла только понарошку...
   Агамемнон бьёт его под второй глаз, Менелай валится на трупы Телефа и Протесилая.
   Агамемнон А это что за мерзость?! Почему до сих пор не убрали?! Ждёте пока я сам?!
   Одессий Ну, так это... первый павший на троянском берегу. И в общий костер?
   Агамемнон Сожгите тогда отдельно - какие проблемы?
   Одессий Будет сделано (козыряет)
   Агамемнон и остальные отходят.
   Одессий (задумывается) Сжечь кого? Телефа или Протесилая?
  
   Сцена V
   Высокий погребальный костёр. Рядом стоит Калхас с факелом, а вокруг в массовке - куча гоплитов.
   Калхас Уважаемая паства! Мы собрались здесь, чтобы отметить знаменательный день в жизни этих двух молодых людей (смотрит в записку) Протесилай... согласен ли ты взять в жёны... (ищет записку по карманам и не находит) Этого чернокожего молодого человека? И любить его во дворце и в хлеву, на горе и в лесу, на песке и в снегу пока Аид не разлучит вас... (прислушивается, приставляя к уху рупор, остальным) Он что-то сказал? Наверное, сказал "да". Я просто не расслышал (Телефу) А ты, большой чернокожий брат, согласен взять этого белого и так далее, любить его и тому подобное... Ась? Я вас не слышу...
   Из толпы Он сказал "да".
   Калхас Ну "да", так "да". От лица господ богов наших Зивиса и Гераники объявляю вас мужем и женой... Я что-то забыл? Ах, да. Можете облобызать невесту (зажигает погребальный костёр)
   Все стоят понуро, а Аяксы рыдают в три ручья на плече друг у друга.
   Неожиданно выбегает Дионис с толпой сатиров с дудами и танцующих менад.
   Дионис Что приуныли?! Разве я не говорил, что на похороны меня тоже зовут? (трясёт в руках трилитрон) Троянцы на вечер одолжили.
   Раздаются вопли "ура!" и к Дионису выстраивается очередь. Кто всегда с собой стопарь носит, кому прямо в шлем наливают. Сатиры и менады устроили бешенные пляски вокруг погребального костра.
  
   Сцена VI
   Катафалк в виде большой тележки. Танатос, похожий на демона бог смерти, толкает его перед собой. Иногда останавливается и кладёт на тележку трупы убитых гоплитов. Гадес идёт впереди с косой.
   Гадес (поёт) Лятять утки! Лятять утки!
   Кикн (открывает глаза и хрипит) И два лебедя...
   Гадес смотрит в одну сторону, потом в другую - никого нет. Добивает Кикна косой.
   Гадес (Татаносу) В тележку!
   Неожиданно раздаётся какое-то жужжание. Прилетает Гермес и кружится у Гадеса над головой.
   Гадес (Татаносу) Скажи мне, милый демон, под каким ухом у меня жужжит?
   Гермес подсовывает ему под ухо свои крылатые сандалии.
   Гадес (махает рукой) А... всё равно под обоими.
   Гермес Ай-яй-яй! (качает головой)
   Гадес (поворачивается, виновато) А что я? А я ничего (прячет за спину косу)
   Гермес Короче, тут такое дело. На Олимпе довольны. Манный всплеск первой крови был небывалой мощи. Война обещает быть удачной, и её решили затянуть. Бедняга Агамемнон только расстроится.
   Гадес (обрадовавшись) А я много душ накошу (проводит несколько раз косой)
   Гермес Раз первая жертва оказалась такой энергетической, ей решили дать послабление режима.
   Гадес (в гневе) Что?!
   Гермес Короче, этому человечку все условия. Ну, там сауна с джакузи, шампанское по утрам... культурно-массовые мероприятия по ночам... вышколенный обслуживающий персонал. Ну, ты понял... (задумывается) И это... свидания разрешить.
   Гадес (ломает косу о колено) Да вы там, на Олимпе, совсем уже сбрендили! Где я им комнату свиданий устрою?! Живым в Аид нельзя, а мёртвым... А то будет, как с Орфеем.
   Гермес А над Ахероном? Небольшая там беседочка, лодочки с обеих сторон.
   Гадес А перевозчик-то один... Я требую увеличения аппарата!
   Гермес Обойдёшься! (улетает)
   Гадес в сердцах бьёт Танатоса, тот молча закрывается крыльями.
  
   Сцена VII
   Небольшая беседка над Ахероном. На заднем плане в качестве декораций туда-сюда плавает Харон, и летают души в виде статистов с простынями на головах. За столом сидит Лаодамия, жена Протесилая, оказавшегося царем Фессалии. Ну помните, как Агамемнон говорил: "Я навсегда Фессалию покину!"?
   Лаодамия нервно сжимает узелок-передачу.
   Входит Гадес вместе с закутанной в саван фигурой.
   Гадес (позвякивает ключами, зло) У вас три часа, и раньше чем через три года не приходите (уходит)
   Лаодамия (бросается к фигуре в саване) О, Протесилай! О, муж мой! Что они с тобой сделали?!
   Телеф (снимая саван) Моя не понять, ты из какой тысячи мой жена? Из первой или из второй?
   Лаодамия (увидев рожу Телефа, а особенно, что у него в ушах и носу) А-а-а! (падает без чувств)
   Врывается Гадес.
   Гадес Ты что с женщиной сделал?! Ну, подумаешь, изменила? Что она до конца жизни без мужа будет?! (заметив Телефа) Да кто ты вообще такой?
   Телеф Моя Телеф, царь Мизии.
   Гадес Какого чёрта ты в Аиде делаешь? Ты что, в олимпийских богов веришь?!
   Телеф (гордо) Моя верить в великий дух Вуду.
   Гадес Так отправляйся к своему духу! (махает косой, и Телеф куда-то улетает, помахав на прощанье ручкой) А с женщиной что? Жива?
   Появляется Танатос, взваливает Лаодамию на плечо и уходит.
   Гадес (вздыхает) Похоже, что нет (оживившись) Ну и хорошо, ну и отлично (приказывает непонятно кому) Беседку для свиданий - снести.
  
   Вот... новый эпизод...
   А трилитрон зовёт...
   Что он нам нальёт...
  
   АКТ X Посол ты
   Сцена I
   Троя, тронный зал. По всем углам валяются спящие сановники, гулящие женщины, стража у входа. Перевёрнутые миски со жратвой, кубки с некой жидкостью. На троне сидит с мутным взором Приам, рядом с таким же взором Парис с трилитроном и клюющая носом Кася, у них в ногах спит Гелен.
   Входит Гектор и решительно направляется к трону. Приам и Парис замечают его в самый последний момент и поднимают на него глаза, Кася в прострации.
   Гектор (переступает через Гелена) Пьёте? Всё пьёте и пьёте? А данайцы между прочим побережье взяли... (с громким звуком ставит на стол ахейский шлем)
   Приам и Парис переглядываются.
   Приам Ик... А как же... ик... наши доблестные пограничники?
   Гектор Да гриков толпа немереная, всю рыбу кораблями распугали.
   Парис Ик... (делает глоток из трилитрона) Ну это, смотря на каких кораблях (расхаживает перед Гектором) Если простых лодочек - то человек по тридцать - это немного.
   Гектор Тридцать три тысячи? Не много?! Да у меня под началом всего тысяча копий.
   Парис (рассуждает) А если боевые триеры по триста воинов на каждой... то...
   Гектор (вздрагивает) Триста тридцать тысяч?
   Парис (качает головой) Не... не может быть. У монголов, когда они на руссов напали, и то меньше было... вернее будет...
   Гектор Да у них лагерь (расстилает на столе карту и показывает) Целую долину занял... между горами Сигейоном и Ройтейоном.
   Парис (категорично) Тысяч сто, не больше...
   Гектор Всё равно следует признать очевидное - драться мы не можем... Поэтому...
   Кася (перебивает) Ик...
   Гектор (показывает на трилитрон) Отдадим им эту проклятую вещицу, раз они так её хотят. Вы все сами не свои из-за неё... (показывает на Касю) Даже сёстренку-малолетку споили.
   Парис прячет трилитрон за спину, Приам окончательно рубится, Кася икает.
   Гелен (вскакивает и идёт к Гектору) Ты не понимаешь всей божественной политики... (Гектор медленно отступает) Ты, брат, наш военачальник, а политику оставь нам, мы в ней больше шарим. Пойми одно - заграница с нами и Олимп тоже. Что ещё нужно для великой победы?
   Парис (наливает из трилитрона в кубок) Брось предательские мысли (протягивает кубок Гектору) Глотни лучше для храбрости.
   Гектор плюёт на пол и уходит. Гелен забирает у Париса кубок и пьёт, Парис пьёт из трилитрона.
   Кася Ик... Трилитрон... Ик...
   Парис Сейчас налью, погоди.
   Входит Деифоб, а следом два гоплита держат за руки Елену.
   Деифоб (вскидывает руку в приветствии) Пока у нас трилитрон - врагам не взять Трои!
   Парис, Гелен (лениво) Хайль!
   Приам (открывает глаза) А, Деифоб, наш любимый нарком внутренних дел...
   Деифоб О, великий царь и отец, по твоему приказу мы изловили сумасшедшую!
   Елена скалит зубы, пытается кусаться и вырывается.
   Парис (поморщившись) А чего так торжественно? (наливает кубок из трилитрона) Вот, выпей за Трою.
   Деифоб Я на службе не пью.
   Парис (плюёт) Тьфу ты! Ещё один.
   Гелен Ладно, играем в суд (надевает на голову Приама парик) Это - судья, раз в парике, значит судья (показывает на спящих сановников) Это присяжные заседатели. Ну, а мы типа - помощники судьи.
   Кася Ик...
   Гелен А тебе только осталась роль попугая... то есть, секретаря.
   Парис (закусывает яблоком) Эй... обвинитель, читай дело...
   Деифоб (разворачивает свиток) Третьего дня, по заявлению почтенного Антенора... подсудимая хвостом разбила его чашку...
   Парис (давится) Чем-чем?
   Деифоб (внимательно смотрит) Хвостом кобылы...
   Парис и Гелен переглядываются.
   Гелен Да... серьёзное преступление, на вышку тянет... через полёт со скалы.
   Парис Может лучше - электрический стул, заведём её в храм Зивиса и...
   Деифоб Это ещё не всё... (читает) Согласно заявлению того же Антенора, подсудимая отказала ему, оплевала его хитон, забрызгала его тунику грязью, вылила на его голову ослиную мочу, правда, сильно разбавленную бензином, а также... украла всё, что нажито почтенным Антенором непосильным трудом: три магнитофона, три медальона, три куртки импортных киликийских...
   Парис А давайте отдадим её на съедение дрессированным львам...
   Гелен А ещё лучше - диким тараканам.
   Деифоб Это всё цветочки... По заявлению того же Антенора, обвиняемая подавала какие-то странные знаки в сторону грического лагеря... кхе-кхе, выставила голые ягодицы и несколько раз снимала и одевала трусы... Наши криминалисты обозвали этот метод сигналов азбукой гопзе.
   Парис (в ужасе) Так ведь это государственная измена.
   Гелен Четвертование.
   Приам (открывает глаза) А что сказала подсудимая в свою защиту? (рубится)
   Парис и Гелен удивлённо на него смотрят.
   Деифоб А ничего... в ответ на наши обвинения она не мычит, не телится... В смысле, мычит и пускает слюни... А усиленные методы дознания мы не применяли.
   Гелен Так применить!
   Парис Ведь это белая горячка!
   Все Чего?
   Кася Ик...
   Деифоб (внимательно смотрит Елене в глаза, оттягивает веко и щупает лоб) Да-да, белая-белая, совсем горячая.
   Парис (наливает из трилитрона в кубок) Ну-ка, ну-ка (подаёт кубок Елене)
   Елена смотрит в кубок и, наконец, залпом выпивает. Гелен подаёт ей лиру.
   Елена (наяривает, и кричит) Когда мать меня рожала, вся Гриция дрожала... Потому как моя рожа на троянскую похожа.
   Все (вздыхают с облегчением) О! Наш человек!
   Парис В больничку... на акклиматизацию. Только хи-хи... торопиться не следует. Нужно вернуть обществу полноценного человека.
  
   Сцена II
   Там же. Парис и Гелен расставляют стаканы, луковицы и картошки в мундирах на карте, которую оставил Гектор.
   Парис Так... здесь киликийская конница ударит... (подвигает картошку) А здесь эфиопские пращники нагрянут (двигает банан)
   Гелен (двигает стакан) А здесь амазонки в зад врагам вмажут...
   Парис (наливает в стакан из трилитрона) И ни хера от вражеского войска-то и не останется.
   Рядом сидит Дионис и жуёт луковицу.
   Дионис Скучное у вас какое-то веселье. С трилитроном прыгать нужно, скакать, менад бить по голым задницам.
   Парис А нефиг свою братву было приводить... (забирает луковицу) Отдай мирмидонян Ахиллеса (вертит луковицу) Хотя без них даже лучше (выбрасывает)
   Гелен Чтобы собрать всех союзников, нужно время. А вдруг Эней не успеет, и грики Трою раньше захватят?
   Парис (убеждённо) Не захватят. У нас заборы высокие и сигнализация. Да и боги нас поддерживают. Ведь поддерживают?
   Кася Ик...
   Гелен поспешно кивает головой. И тут в окне показывается белый флаг - вернее не совсем белый, а в крапинку.
   Вопль Одессия Эй! Есть кто-нибудь дома?! Я спрашиваю - эй! Есть кто-нибудь дома?
   Парис (в панике) Белый флаг! Наверное, они задумали что-то мерзкое... Съедайте карту (пихает себе что-то в рот)
   Все, включая Диониса, усиленно пожирают и выпивают расстановку на поле сражения.
   Вопль Одессия Это я - капитан Одессий... то есть, просто Одессий. Официальный и полномочный посол Гриции в Трое.
   Кася (кричит) Да, посол ты!!
   Вопль Одессия Царь Приам, открой! Поговорить надо.
   Парис (толкает Приама в бок) Батя, гони его в шею.
   Приближается Одессий с палочкой, а за ним семенит Менелай.
   Одессий Мы известные грические дипломаты... (кивает на Менелая) Хотя, этот только чумадан... Разрешаем любые конфликтные ситуации, договариваемся со всеми на любых условиях (спотыкается о чьё-то пьяное тело и падает) Вот же! Напились тут пьяные, не дойдут до дома!
   Менелай помогает Одессию подняться.
   Приам (мямлит) Только что-то я не понял, у кого это тут конфликтная ситуация, понимаишь...
   Парис Хорошо сказанул, батя, уважаю. Мы, конечно, премного благодарны и все такое...
   Гелен Не могли бы вы в общих словах растолковать суть дела. Зачем вы к нам пожаловали?
   Одессий (садится на пол) Что тут непонятного? У вас - товар, у нас - купец...
   Все смотрят на Касю.
   Кася Ик...
   Гелен На Кассандру не рассчитывайте, она - пифия в храме Аполлона... У нас и без неё сестер просто зашибись, вот и женим их направо и налево. Кстати... намёк - все их мужья - наши союзники.
   Одессий Не понял.
   Менелай Что тут непонятного - за них воевать будут.
   Одессий Теперь понял. Только вам это не поможет (набивает чем-то трубку) У вас есть трилитрон...
   Парис (причет трилитрон за спину) Возможно.
   Одессий Я знаю, есть. Так вот, у вас есть трилитрон, а у нас - войско, у которого горят трубы. И которого, трезвого, хлебом не корми, дай что-нибудь разрушить, какую-нибудь Трою. Отдайте нам трилитрон, и клянусь (поднимает руку) Что ни один троянец не пострадает.
   Менелай повторяет его жест.
   Парис (сощурив глаза) Это всё?
   Гелен Санек, чего мы их слушаем...
   Парис (останавливает его жестом, повторяет) Это всё?
   Одессий Не совсем ёлкает пальцами)
   Менелай достает свиток, тот разворачивается по полу до самого трона.
   Одессий Вы понимаете, мы плыли в Трою, терпели лишения, несли убытки. Нам нужна компенсация.
   Приам (резко встает, и пьяни ни в одном глазу) Вот что я вам скажу, Одессий... Тебя ведь Одессием зовут?.. Так вот, если вы придете сюда по одному, я закую вас в кандалы и предам справедливому троянскому суду.
   Гелен А я яйца отрежу и пожертвую их богу Аполлону...
   Парис А я отсеку головы и отправлю их Мемнону - царю Эфиопии. Он такие любит.
   Кася Я поддерживаю своих братьев... Ик...
   Одессий Это ваше последнее слово?
   Приам Вон!!!!! Вот мое последнее слово.
   Одессий А теперь я скажу наше последнее слово (поднимается, опираясь на руку Менелая, чуть не опрокидывает его на пол) Не пройдёт и десяти лет и те из вас, кто останется жив... будут завидовать мертвым.
   Одессий и Менелай медленно идут к выходу.
   Парис Батя, давай их на этом же месте порешим... давай, а... (рука тянется к мечу)
   Приам А как же законы гостеприимства, Александр? Мы же их нарушим.
   Парис Какие на хрен законы, когда враги в доме, да ещё и угрожают...
   Приам Хорошо. Действуй.
   Парис пронзительно свистит. Со всех сторон набегают гоплиты и хватают Одессия и Менелая.
   Парис (орёт) Головы! Головы отрубить!
   Гелен (орёт) Оскопить! Оскопить!
   Кася (визжит) У-а-а-а-а-а-а!
  
   Сцена III
   Возле троянской стены. Труп Одессия лежит на трупе Менелая... или наоборот, тут уже не поймешь. Рядом стоят Гераника и Афена, трупы осматривает судмедэксперт - Асклепий.
   Гераника (Афене) Ты куда моргала, чмо жёлтомундирное? Чё с ними в падлу было прошвырнуться?
   Афена (оправдываясь) А не надо было туда вообще ходить. А если б троянцы согласились?
   Гераника Ты чё, не въезжаешь, придурочная? Это ж панты, в натуре... мы ж троянцам разгоняли, что будем их крышей, нам же типа не в падлу.
   Асклепий (снимает перчатки) У одного смерть наступила в результате усечения головы, а второй (указывает на Одессия) от шока умер, что его кастрировали в самом расцвете лет.
   Гераника Слышь, Айболит, нам глаза пока ещё не выкололи в натуре... А ты там давай - кумекай, голову назад пришивай и яйца.
   Асклепий (раскрыв рот) Так ведь... это... их души уже на пути в Аид. Как я могу их перехватить?
   Гераника Ты чё, сука, не понял, что я сказала? Ты в кого финики бросаешь, животное? (надевает на руку змею и направляет на Асклепия) Пришивай, эскулап недоделанный.
   Асклепий (пришивает, ворча) Не эскулап, не эскулап. Асклепий. Это на римском эскулап.
  
   Сцена IV
   Гадес радостный прыгает возле полупрозрачных Менелая и Одессия.
   Гадес Ах, гости дорогие! Не ждали вас, ой, не ждали. По крайней мере, так скоро. Но ничего, сейчас я и костёрчик растоплю и сковородочку на него поставлю... Вы с чем больше жариться предпочитаете - с перчиком или с лучком?
   Неожиданно фигуры Менелая и Одессия меркнут и исчезают.
   Гадес Стой! Куда?! (некоторое время бегает и хватает руками воздух, словно ловит мух)
  
   Сцена V
   Олимп. Зивис сидит на троне и ковыряется в носу. Возле него ходит расстроенный Гадес.
   Гадес Это... это... немыслимо. Как это так - обмануть смерть? Да Сизиф за это камень в гору таскает и ещё вечность таскать будет... А он ведь не кого-то, не кого-то, а себя от смерти спасал.
   Зивис Ну так, братан, чё ты в натуре хочешь?
   Гадес проводит рукой по горлу, снимает голову и держит в руках.
   Зивис Океюшки, уи, это будет прикольно (достаёт из-за спины молнию)
   Гадес А можно - можно я? Всегда мечтал.
   Зивис ему кидает молнию, Гадес чуть вскрикивает и перебрасывает в руках, словно поймал что-то горячее.
   Зивис Пользоваться нетрудно, как автоматом Калашникова. Берёшь и фигачишь на землю, только целься, как нормальный пацан, а не как лох.
  
   Сцена VI
   Возле троянской стены. Менелай и Одессий дёргают руками и ногами, словно солдаты Урфина Джюза.
   Асклепий Ещё порошка (посыпает их чем-то из баночки, похожим на муку)
   Афена и Гераника молча смотрят. Неожиданно сверкает молния в ясном небе и гремит гром. Молния вонзается в Афену и по доспехам уходит в землю.
   Афена (трясется, как при эпилепсии) Что... что... что это бы... было?
   Гераника (кричит в небо) Ты чё там, в натуре, совсем офонарел?!!
   Голос Зивиса Куда ты кидаешь? Левее, левее кидай!
   Молния вонзается в Геранику. Та чернеет и раскалывается на две половинки.
   Голос Зивиса Вот же, недоделанный! А ещё братан, в натуре! Сгинь, я сам!
   Асклепий (в ужасе пятится, наконец, бежит) Нет! Не-е-е-т!!
   Молния вонзается в Асклепия, оглушительный гром, на месте Асклепия - почерневшая воронка. Афена и Гераника по-прежнему трясутся. Появляется Аполло.
   Аполло (вытирает перчаткой слёзы) Добро пожаловать на Олимп, сынок.
  
   Встань... шаг преодолей
   Встань... да в полный рост
   Из трилитрона себе налей...
   И достань ногой до звёзд
  
   АКТ XI Безголовая статуя
   Сцена I
   Шатер Агамемнона в лагере ахейцев. Заседание штаба армии. Все в доспехах или их пародиях.
   Агамемнон (толкает речь) Тридцать три раза мы ходили к стенам Трои. Тридцать три раза призывали подлых троянцев сражаться. Тридцать три раза обзывали их всякими нехорошими словами. И что? Вышли они из города? Нет, только и горазды, что дерьмом со стен кидаться. И вообще, нечестно так воевать, нет, чтоб в одном генеральном сражении сразу выяснить, кто победитель, а кто побеждённый и кому трилитрон отдавать вместе с контрибуцией.
   Нестор А давайте их возьмём измором. То есть, в блокаду, чтобы ни одна муха не просочилась. Сначала троянцы съедят коней, потом кошек и собак, потом за крыс передерутся, а потом и друг за друга примутся... А потом их станет совсем мало и они...
   Одессий Придётся тогда нам все дороги караулить... А дорог в Трою ведёт не меряно, почти как в Рим, и всё по горам, да по горам. Никаких войск не хватит. А ведь припасы и по рекам можно завозить и морем. Придётся войско бесчисленно раздробить, а если троянцы как раз выступят и нас по одиночке перережут?
   Агамемнон Ясно одно (с грустью) За неделю мы не управимся. Кстати, а как Геракл за две недели смог, у него и кораблей было поменьше.
   Нестор Если точно, у него кораблей было всего восемнадцать, а у нас тысяча сто восемьдесят шесть.
   Агамемнон Неважно, как им на стены удалось залезть?
   Нестор А они и не залезали. Тогдашний троянский царь Лаомедонт им навстречу с войском вышел, его разбили и следом за бегущим врагом ворвались в город.
   Агамемнон Тьфу! Раньше троянцы смелые были, не то, что сейчас.
   Нестор Геракл и Лаомедонта, и всех его детей убил, кроме царевны Гесионы, которую отдали в жены Теламону...
   Аякс Ст. Моему папе!
   Нестор И ещё Гесиона попросила помиловать Подарка, перекрещённого в Приама.
   Агамемнон Ну и идиот же этот Геракл. Не пошел бы тогда на поводу у женщины, мы бы здесь не парились. Поэтому слушайте все мой приказ - сыновей Приама в плен не брать, всех убить на месте, всех прирезать.
   Нестор Всё правильно, только что нам сейчас делать?
   Паламед (тянет руку) А давайте построим катапульту.
   Агамемнон Построим что?
   Паламед Ну, катапульту, устройство такое, которое камни метает.
   Все хихикают, Одессий крутит пальцем у виска.
   Паламед Да какие проблемы? Ну и что, что катапульты ещё не изобретены? На что я вам, великий ученый Эллады?
   Агамемнон Вот я и думаю, зачем ты нам здесь? (все смеются)
   Нестор Катапульта - это праща такая, или что? (хохочет)
   Паламед Да прямо на лету всё схватываешь. Праща, только огромная, можно сказать гигантская праща.
   Агамемнон (смеётся) Может, нам ещё киклопов позвать, чтоб камни по стенам кидали?
   Паламед А боги разрешат их использовать?
   Все покатываются со смеху, особенно Одессий, дрыгая на полу ногами.
   Паламед Что вы все смеётесь? Что я такого смешного сказал? Я же не предлагаю вам порох изобрести и чугунные пушки с ядрами отлить. Всего лишь какую-то катапульту. Да её и так с века на век изобрести должны.
   Все смеются.
   Паламед Катапульта им не нравится. Ну, давайте тогда осадную башню построим. Что в ней сложного? Обыкновенная деревянная башня выше стены, поднимемся на неё по лестнице, перекинем мостик на стену - вот мы и там...
   Одессий (хохочет) Ты б ещё коника из... ну ты понял из чего... предложил построить.
   Паламед А что? Коник из дерева тоже хорошая идея (у всех новый приступ смеха) Но лучше таран - срубим огромное дерево и раздолбаем им ворота вдребезги... Или построим большие лестницы и закинем их на стену...
   Агамемнон (вытирает слезу) Ну, Паламед, ну приколист, ну насмешил. Ладно, шутки шутками, но предложения нужны солидные.
   Одессий Слушайте тогда меня. У Трои очень много союзников, вся Малая Азия считай, не говоря уже про острова. И все припасы везут и даже, я слышал, войска готовят, чтобы на помощь троянцам прийти... Так вот, если они все придут, тут нам и каюк окончательный приснится.
   Все вздрагивают.
   Агамемнон Но-но, ничто не сравниться с армией моей... то есть, нашей.
   Одессий Нужно не дожидаться, пока все они возле Трои соберутся, а перебить их по одиночке, все горные аулы вырезать, ни скотины, ни дитятка не оставить. Ну, шарите? Это зачисткой называется. Короче, чтобы победить Англию, нужно сначала с Россией разделаться.
   Агамемнон А если, как ты говорил, троянцы тем временем выступят, когда мы в каких-то там аулах пропадать будем?
   Одессий Ну, это же не то, что все дороги в Трою перерезать. Пошлем несколько групп - бригад СС. Одной поручим Ахиллесу командовать, второй - Диомеду, а третью - Аяксы поведут.
   Аяксы, гордые надуваются.
   Одессий А то с Ахиллесом они друг другу чуть лбы не расквасили, так глядишь и не передерёмся между собой. Все же остальные будут здесь караулить троянцев. Гектор клюнет и из города нос высунет. Тут мы его и поймаем, как мышь на крупу.
   Агамемнон Молодец. Ай да, Одессий, ай да голова. Короче (Нестору) летописец, пиши приказ по армии. Пусть завтра же наши бригады СС выступают.
   Паламед (робко) А можно я пока буду катапульту строить? Всё равно ж заняться нечем.
   Все опять смеются.
   Агамемнон А Ахиллеса мы отправим на самый сложный участок (тычет в карту) Вот сюда - в Фивы.
   Нестор В Фивы? На родину Лая и Эдипа? Но ведь с нами войско Ферсандра, фиванского царя, хоть сам он и погиб в Мизии от руки Телефа.
   Агамемнон Да нет же, не в те Фивы...
   Нестор (вздрагивает) В страну Рамзесов, пирамид и сфинксов?
   Агамемнон Болван, конечно же, нет.
   Нестор (в ужасе) В Соединенные Штаты Америки?
   Агамемнон В гипоклакские Фивы, они здесь - в Киликии. Царь там Ээтион, тесть Гектора.
   Одессий Хорошая идея. Может, это разозлит Гектора, и он решит с нами сражаться.
  
   Сцена II
   И началась мелкая война. Ахейцы все надеялись на генеральное сражение, а троянцы во всю освоили тактику партизанских вылазок. Не один и не два грических отряда пропало без вести в походах за продовольствием. Самой Трое пока ничего не угрожало, но города, ее союзники, несколько пострадали. И потянулись в ахейский лагерь цепочки рабов - Ахиллес старался.
   Ахиллес, взяв очередной город, сидит перед своим шатром. Патрокл и ещё парочка гоплитов приводят к нему троих связанных отроков. Отроки мелко дрожат.
   Ахиллес (смотрит из-подо лба, ткнув в первого) Во есть твой звание, номер части и род войск?
   1-й отрок (гордо) Я простой троянский солдат, дружинник царя Приама.
   Патрокл что-то шепчет на ухо Ахиллесу.
   Ахиллес (отроку) Найн! Найн! Ты есть Антиф, сын этого самого Приама.
   Антиф сдувается.
   Ахиллес (Патроклу) Пошли папаше гонца, пусть выкуп платит (2-му отроку) Ты есть кто? Имья? Фамилья? Званье?
   2-й отрок (гордо) Я солдат троянской армии.
   Патрокл шепчет на ухо Ахиллесу.
   Ахиллес (отроку) Найн! Найн! Ты - Ис, сын Приама. За тебя твой фатер заплатить выкуп (3-му отроку) А ты хто?
   3-й отрок (гордо) Солдат троянской армии.
   Ахиллес смотрит на Патрокла, тот только недоуменно пожимает плечами.
   Ахиллес (отроку) Ты есть мой раб. Я тебя продам на Лемнос, Эвнею, сыну Язона, ему нравятся такие толстозадые (смеется, Патрокл ему вторит, похрюкивая)
  
   Сцена III
   В шатре Агамемнона. Одессий стоит за спиной Агамемнона и ехидно ухмыляется. Какой-то гоплит делает Агамемнону маникюр. Рядом стоит Ахиллес.
   Агамемнон (Ахиллесу) До меня дошли слухи, что ты двоих сыновей Приама отпустил.
   Ахиллес Так ведь за выкуп.
   Агамемнон Я запретил отпускать царских детей мужского полу. Их обязаны по моему приказу умертвлять на месте. А ты что - рыжий? Моим приказам не подчиняешься?
   Ахиллес Да кто ты такой?! Нет, ну кто ты такой?!
   Агамемнон Я кто такой?! Я твой начальник, а ты мой подчиненный. А подчиненные должны подчиняться. А раз ты такой нарушитель, я тебя в наряд отправлю - армейские сортиры драить.
   Одессий довольно потирает руки.
   Ахиллес Нет! Только не сортиры! Слышь, может, как-нибудь договоримся?.. Ну, хочешь, хочешь, я тебе рабыню подгоню? Она - Аполлонова пифия, так что в её девственности можешь не сомневаться.
   Одессий и Агамемнон переглядываются.
   Агамемнон Кассандра? Я в неё влюблен тайно.
   Ахиллес (смущённо) Да нет, что она - единственная пифия на всю Трою? Ту зовут Хрисеида, я захватил её в Фивах, во дворце Ээтиона, когда его и всех его сыновей прикончил.
   Агамемнон (с сомнением) Всех? И в рабство никого не взял?
   Ахиллес Так не сдавались же.
   Агамемнон А красивая?
   Ахиллес со знанием дела кивает головой.
   Агамемнон Ну, хорошо, считай, что наряд отменяется.
   Одессий за спиной сразу погрустнел.
   Ахиллес Сейчас, я скажу Патроклу, чтоб он доставил Хрисеиду в твой шатер (уходит)
   Входит Диомед.
   Агамемнон Ну, что?
   Диомед Всё, как ты велел. Мы догнали сыновей Приама - Антифа и Иса на половине дороги, зверски убили, а тела сбросили в реку. Наутро приплывут в Трою.
   Агамемнон Так их! Вырежем род Приама под корень!
  
   Сцена IV
   Ахиллес и Патрокл прогуливаются чуть в стороне от лагеря по полю, усеянному ромашками.
   Ахиллес А знаешь, брат Патрокл, мне нравится эта война. Наконец-то я почувствовал себя настоящим мужчиной. А скольких убил, а скольких взял в плен... Я люблю эту войну!
   Патрокл И я! И я!
   Неожиданно замечают какого-то отрока, собирающего ромашки.
   Ахиллес Стоять. А это кто? Что-то рожа больно знакомая.
   Патрокл Еще бы, Эвней нам за него серебряную вазу отдал.
   Ахиллес и Патрокл достают мечи и крадутся к отроку.
   Отрок (поёт) Раз ромашка, два ромашка...
   Ахиллес (подойдя почти вплотную) Кого я вижу? Солдат троянской армии.
   Отрок (оборачивается, в ужасе) Нет. Нет. Я больше не солдат, я поклялся Эвнею больше не брать в руки оружие и он меня отпустил.
   Патрокл (недоверчиво) Отпустил? Просто так.
   Отрок (смущённо) Нет. За ночь любви.
   Ахиллес (Патроклу, недоумённо) Это типа кто - мужчина или женщина?
   Патрокл Это типа Идоменея.
   Ахиллес (отроку) Влипла ты, девочка. Никто не говорил тебе, что опасно гулять в лесу ночью?
   Отрок (плаксиво) Но сейчас не ночь и мы в поле.
   Ахиллес На этот раз я тебя прирежу.
   Патрокл Может ещё раз продадим его... что у нас серебряные вазы лишние?
   Отрок (бросается на колени, обнимает ноги Ахиллеса) Пожалуйста, я только сейчас познал счастье быть любимым. Не убивайте меня, я Ликаон, мой отец Приам заплатит любой выку...
   Ахиллес рубит отроку голову.
   Патрокл Зачем? Он же сдавался в рабство.
   Ахиллес Агамемнон сказал всех сыновей Приама убивать на месте.
  
   Сцена V
   Море, солнце, Троя на заднем плане и храм Аполлона с золотой статуей на переднем. Мимо на колеснице едут Ахиллес и Патрокл, во всю ревёт музыка из магнитолы: "Ведь у меня есть чёрный бумер, он всегда со мной. Ведь у меня есть чёрный бумер, быстрый и шальной..." Ахиллес и Патрокл в такт трясут головами. Им навстречу едут Поликсена и Троил.
   Лошади чуть ли не сталкиваются и становятся на дыбы. Поликсена давит на клаксон. Из колесницы выбегает Ахиллес.
   Ахиллес Вы просто не представляете, на какие бабки попали! (хватает Поликсену за руки и бросает на землю)
   Поликсена Беги, Троил!
   Троил Сестра! (бросается на Ахиллеса с кулаками)
   Ахиллес Щенок! (отпускает Поликсену и отшвыривает Троила)
   Патрокл (из колесницы, лениво) Помочь?
   Ахиллес Что я с женщиной и пацаненком не справлюсь? (хватает Поликсену за волосы) Так, гони бабули, иначе сексуальный маньяк - Патрокл с тобой развлечётся.
   Поликсена выхватывает кинжал и рассекает руку Ахиллеса.
   Поликсена (тяжело дышит) Беги, Троил!
   Троил какое-то время не решается, наконец, бежит к храму Аполлона.
   Ахиллес (хватает Поликсену за руку) Слышь, ты моя рабыня. Сейчас и братёнка твоего поймаем.
   Поликсена плюет ему в лицо.
   Ахиллес Ого! А девчонка с гонором.
   Тащит Поликсену за волосы к храму Аполлона.
  
   Сцена VI
   Тронный зал в Трое. Приам смотрит в подзорную трубу, за столом Парис и Гелен по очереди пьют из трилитрона, рядом Эней и Гектор.
   Эней (с горечью) Ещё грики разрушили Фивы.
   Гектор Ээтион?
   Эней И все его сыновья.
   Гектор Андромаха этого не переживет.
   Неожиданно Приам хватается за сердце и отшатывается.
   Гектор Что там такое? (забирает подзорную трубу) Это он - Ахиллес, совсем страх потерял, прямо под нашим носом.
   Приам Там... там... Троил и Поликсена.
   Гектор (смотрит неотрывно) Помоги нам Аполлон! (бросается к Парису и Гелену) Хватит пить! Брата бьют!
   Парис (голосом пьяного) Это ещё которого? Ик...
   Гектор (бьёт его по щеке) Очнись! И за мной!
   Парис (достаёт лук) За тобой, так за тобой!
   Гелен кивает и достает пращу. Все вскакивают и бросаются к двери, Гектор и Эней обнажают мечи. В дверях сталкиваются с Деифобом и Политом.
   Гектор Все за мной - выручать Троила!
   Все убегают, Деифоб и Полит крепко сжимают копья.
  
   Сцена VII
   Храм Аполлона, возле статуи. Троил прячется за алтарь, Ахиллес приближается с обнажённым мечом. Троил плачет в истерике.
   Поликсена (цепляется за руку Ахиллеса) Нет! Нет! Не убивай моего брата, он же совсем ребёнок. Наш отец Приам заплатит любой выкуп.
   Ахиллес А не много ли вас - детей Приама? Сколько уже уничтожать вас можно? (отшвыривает Поликсену к статуе)
   Поликсена Пожалуйста! Я всё для тебя сделаю, только пощади моего брата! (приподнимается)
   Ахиллес (злобно) Ты - моя рабыня! А рабыням и так положено выполнять приказы хозяев!
   Поликсена Ты не посмеешь пролить кровь в храме Аполлона!
   Ахиллес Это ты мне говоришь?! Я не посмею?! (поднимает скулящего Троила за хитон и втыкает ему меч в грудь)
   Поликсена вопит.
   Ахиллес (швырнув Троила на алтарь, идёт к Поликсене) Имел я твоего Аполлона. Тоже мне бог нашелся (рубит статуе голову)
   Голова статуи медленно катится по лестнице. Прибегают Гектор, Деифоб, Полит, Эней, Гелен и Парис, вооружённые до зубов. Гектор метает копьё и сшибает Ахиллеса. Ахиллес падает куда-то между колонн. Некоторое время лежит без чувств. Возле него опускатся Эрот.
   Эрот (щупает у Ахиллеса пульс) Это и есть - клиент? Худосочный какой-то. Я в плане интеллекта. Как бы от моей стрелы вообще не спёкся. Хотя какое мне дело - патронесса сказала - выполняем (легонько колет Ахиллеса стрелой в пятку)
   Эрот улетает.
   Поликсена (сбегает по лестнице к братьям) Он... он... убил Троила! (плачет)
   Гектор Гелен, побудь с ней.
   Все поднимаются по лестнице, только Гелен утешает Поликсену.
   Ахиллес (приходит в себя, выдергивая из доспехов копьё) Что-то я странно себя чувствую. Будто бы что-то хочется... или кого-то.
   Набежавшие троянцы не дают ему времени на раздумья. Некоторое время дерутся среди колонн, слышны звуки сталкивающегося оружия. Ахиллес периодически вскрикивает, когда в него попадают.
   Гектор Вперёд, братья! Нанесём ему как можно больше ран, он не может быть бессмертным.
   Парис стреляет из лука, стоя на входе в храм.
   Ахиллес (хрипит) Ау! (неожиданно видит Поликсену) Так вот кого мне хочется... Гектор! Ау! Отдай мне свою сестру! Ау! Что ты за неё хочешь? Вау!!! Ниже пояса зачем бить?!
   Гектор Что?! Ах ты урод моральный!
   Наконец, Ахиллес выбегает с другой стороны храма, его спина утыкана стрелами Париса. Появляются остальные, а Парис забегает в храм.
   Гелен (отталкивает Поликсену) Ёшин кот! Уходит! (бежит, раскручивая пращу над головой)
   Деифоб метает копьё, оно попадает в спину Ахиллеса, тот только его выдергивает и бежит дальше. Копьё метает Полит и попадает Ахиллесу в бедро. Ахиллес падает, хромает дальше.
   А колесница с Патроклом уже недалеко. Патрокл справляет малую нужду возле колеса.
   Ахиллес (хрипит) Патрокл! Заводи!
   Патрокл (увидев, что происходит) Ёпрст! (бросается на колесницу) Ключи? Куда я дел ключи зажигания? (наконец, находит, и колесница издаёт утробное рычание)
   Ахиллес прыгает в колесницу и тут получает камнем в затылок, подарочек от Гелена. Падает без чувств. Патрокл хлещет лошадей, и колесница срывается с места.
   Гектор некоторое время бежит следом, потом метает в бессилии меч. Меч втыкается в капот колесницы.
  
   АКТ XII Катапульта
   Сцена I
   А чем занимались другие участники славного похода? Пока Ахиллес, неединожды раненный, валялся в шатре под присмотром Махаона и Капустника - сыновей и продолжателей дела Асклепия. И пока троянцы всем городом оплакивали царевича Троила и клялись местью его убийце.
   Катапульта Паламеда всё росла и росла, с каждым днём становилось громаднее, грознее и внушительней. Казалось, что она и только она сокрушит троянские стены и поможет грикам ворваться в город.
   Поначалу Одессий и Диомед только посмеивались, наблюдая за постройкой нелепого с их точки зрения сооружения. А потом их лица вытянулись.
   На заднем плане остов огромной катапульты.
   Одессий (нервно подёргивая щекой) Ч-что там?
   Диомед (жестикулирует) Там сзади типа огромный ковш, наверное, туда нужно класть камень.
   Одессий (трясёт головой) Бред какой-то... Бр-р-р... Как же он полетит? Он же тяжёлый.
   Диомед пожимает плечами. Появляется Паламед со свитками подмышкой.
   Паламед (радостно) Полетит. Обязательно полетит. Вы просто не представляете, какое значение имеет это изобретение в истории. Теперь не помогут врагу высокие стены, моя катапульта их разрушит.
   Одессий Но как такой тяжёлый камень можно запустить в небо?
   Паламед Всё гениальное просто (достаёт пластмассовую линейку) Знаю, что до изобретения пластмассы, как до ядерного оружия, просто так нагляднее... (отрывает от свитка кусок папируса и слюнявит его во рту, наконец, кладёт на линейку и стреляет Одессию в лицо) Вот видите! А если линейку сделать побольше, можно и размер снаряда увеличить, и дальность, и разрушительную силу.
   Одессий (протирает очки) Вот же!
  
   Сцена II
   После этого Одессия в конец жаба замучила. Три дня его пытала - пальцы в тисках зажимала, зубы щипцами рвала, кожу палёным железом гладила, изнутри его съедала. Это ж надо - кто-то оказался умнее самого Одессия.
   В шатре Агамемнона.
   Одессий (рассуждает) Если катапульта его стену разрушит, кто ж тогда про бедного Одессия вспомнит? Только и будут говорить - какой же герой этот Паламед, без него бы никто Трою не взял.
   Агамемнон (сидит перед тарелкой с тремя корочками хлеба) Что ты говоришь?
   Одессий Я говорю, что Паламед что-то недоброе замыслил.
   Агамемнон Да брось, пусть развлекается со своей ката-пульпой... или как там её... если хочет. Никому же не мешает.
   Одессий Этот человек крайне ненадежный. Я не удивлюсь даже, если у него есть любовница.
   Агамемнон Так он же не виноватый, она сама пришла (вздыхает) Оставь его, тут у нас проблемы посерьёзнее (берёт корочку и пытается её угрызнуть)
   Одессий А? Что такое? (прислушивается) У тебя есть хавка?
   Агамемнон (поспешно прячет тарелку под подушку) У меня? Нет, нету ничего, ты же знаешь, ещё вчера последнее доели... Говорил я вам - нельзя с Деметрой ссорится, а вы (передразнивает) У нас и так жратвы не меряно, что она нам сделает?
   Одессий (возмущённо) Так ведь это ты сам...
   Агамемнон (перебивает) Ну и что теперь делать прикажешь? Говорили, что мы Трою измором возьмём, а они в нас теперь обглоданными костями бросаются. Ещё и смеются.
   Одессий Так куда вся жратва делась?
   Агамемнон (плачет) Мыши съели.
   Одессий Может ближайшие аулы ограбим?
   Агамемнон Нет вокруг никаких аулов, мы ещё в первом году всё зачистили... По твоему совету кстати... Поэтому, Одессий (грозно) Делай, что хочешь, но чтоб продовольствие здесь было.
   Одессий Так где я его возьму?
   Агамемнон А где хочешь, меня это не волнует. Бери корабль, да хоть все тысячу сто забирай, и потряси наших союзников во Фракии - пусть раскошеливаются.
   Одессий (потирает руки) Отлично.
  
   Сцена III
   А пока Одессий плавал, грическое войско совсем оголодало на подножном корме. Поговаривали даже, что нефиг под Троей этой стоять, а домой пора плыть, пока все с голоду не подохли.
   Одессий понуро сходит на берег. К нему бросается толпа.
   Агамемнон (тянет руку) Одессий! Пожалуйста! Хоть корочку хлеба!
   Одессий (рыдает на плече Агамемнона) Меня все послали (сзади на хитоне отпечаток чьей-то сандалии)
  
   Сцена IV
   В шатре Агамемнона, заседание грических вождей. Одессий стоит, понурив голову.
   Агамемнон Поступку Одессия нет оправдания. Он не только не привез продовольствие, он подвел своих товарищей и заслуживает самого жестокого наказания. Поэтому предлагаю его съесть - увы, он - не последний герой.
   Аякс Ст. А давайте, хнык, съедим Ахиллеса. Всё равно он скоро копыты отбросит.
   Аякс Мл. Какие ещё копыты?
   Аякс Ст. Ну тогда ласты склеит.
   Агамемнон Нет, Ахиллеса мы есть не будем, он ни в чем не виноват...
   Аякс Ст. (перебивает) Он виноват в том, что нам хочется кушать.
   Нестор А я предлагаю не есть Одессия (Одессий оживляется) А принести его в жертву Деметре, чтобы она вернула нам продовольствие (Одессий в ужасе)
   Вбегает Диомед.
   Диомед Ура! (бросает крысу на стол) Я нашёл еду!
   Все радостные тянутся к крысе.
   Агамемнон А кто делить будет?
   Нестор Я поделю.
   Менелай Только по справедливости, Нестор Петрович (глотает слюну)
   Идоменей И девушек не обижать.
   Менелай Тоже мне девушка нашелся, да тебя уже столько гоплитов переимело.
   Идоменей (плачет) Я же не виноватая, что никому отказать не могу.
   Нестор (режет крысу) Агамемнону, поскольку он глава похода - голова... Не хмурься, не хмурься - крысиные мозги - деликотес... Диомеду, поскольку он все время бегает - лапки. Идоменею - задница, он же все через зад делает, Аяксам - шкуру, Менелаю - требуха... А Одессию - хвост, он и на хвост не наработал.
   Вбегает Паламед со свитками. Все поспешно прячут крысу.
   Паламед (расстилает свиток на столе) Посмотрите, что я изобрёл. Я назову это баллистой. Представьте себе огромный лук на колесиках, огромную тетиву и соответственно огромную стрелу. Да такой стрелой можно такое сделать... А если ещё и установить баллисту на триеру...
   Одессий, пока никто не видит, пихает крысиный хвост в рот и сосет словно макаронину.
   Агамемнон (вздыхает) Эх... Нам бы твои проблемы.
   Паламед А что случилось?
   Агамемнон Есть нечего (плачет) И подножный корм уже кончается... И крыс уже всех переловили...
   Паламед Так отправили б кого-нибудь к союзникам за продовольствием.
   Агамемнон Кого? Если даже Одессию, мастеру поклянчить, и маковой росинки не дали.
   Одессий (давится крысиным хвостом) Даже на бедного голодного одессита никто не клюнул. Если у меня не получилось, ни у кого не получится.
   Паламед Нашли кого отправлять - слепого идиота. Эх, если б не катапульта... а тут ещё баллисту строить надо... Ладно, раз такое дело, баллиста подождет. Я поеду за продовольствием.
   Одессий Скатертью дорожка. Получи свою долю пинков, великий снабженец.
  
   Сцена V
   Долго ли, коротко ли... А собственно и соскучится никто не успел, а Паламед уже вернулся. А с ним... тридцать три триеры с продовольствием. Какими правдами или неправдами он их добыл, одному богу известно... Ну, наверное, Зивису, а вы про какого бога подумали? Про Аполлона? Хм. Тоже вариант. Впрочем, Паламед потом и сам признался - не умел он хранить секреты.
   Паламед Где взял, где взял? На Делосе, там у царя Ания такие дочери, такие... они умеют превращать в хлеб, вино и масло все, к чему прикасаются. Так что не меня благодарите - Диониса, подарившего им такой дар.
   Ох и нарадовались грические гоплиты, ох и набили свои голодные животы. А как все хвалили Паламеда, называли его самым лучшим героем среди всех героев.
   Только Одессий недовольным остался, сидел в своем шатре, сжимал кулаки в гневе и щекой нервно дергал. Всё никак Паламеду простить не мог своего позора. Но еду взял, ненависть - ненавистью, но не помирать же из-за неё с голоду.
   А потом рисовать что-то начал, Пикассо несчастный.
   Диомед (заглядывая через плечо) Забей, Сеня. Жратва есть, все счастливы.
   Одессий (усиленно рисуя) Нет, я это дело так не оставлю... рисовать буду.
   Диомед Ну и что это такое? Что за народное творчество?
   Одессий Это карта сокровищ. Вот здесь (ставит крестик) В заброшенном колодце, зарыт клад - целых тясяча талантов.
   Диомед (недоверчиво) Откуда ты знаешь?
   Одессий Балда! Клада там нет, но Паламед-то подумает, что есть, и полезет в колодец.
   Диомед И что?
   Одессий А... потом увидишь (кладёт карту в конверт и пишет на конверте: "В шатер у катапульты, Паламеду")
  
   Сцена VI
   Пустыня, только Троя на заднем плане и камень, за которым прячутся Одессий и Диомед.
   Паламед (целует карту) Клад! Клад-клад-клад-клад-клад! (мечтательно) Артефакты мертвых цивилизаций. Может лазерное оружие или блестящие джедайские мечи (читает) Десять шагов на север от большого камня (подходит к камню) А где у нас север? Ночи что ли подождать, чтоб полярная звезда высветила (смотрит на небо) Или по солнцу?
   Солнце летает туда-сюда, Гелий в колеснице вместе с Дионисом, по очереди присасываются к трилитрону.
   Гелий, Дионис (хором поют) К жене пришёл молодой любовник, когда муж поехал на Крит... Ха-ха, ха-ха, ля-ля-ля-ля... Когда муж поехал на Крит... Студент жену целовал и ласкал, и в Трою с собою забрал... Ха-ха, ха-ха, ля-ля-ля-ля... Когда муж уехал на Крит.
   Паламед (опускает голову) Н-да, солнцу сегодня лучше не верить... (махает рукой и достаёт компас) А... считайте, что магнитные поля я тоже изобрёл (идёт по стрелке, считая шаги) Один... два... три... (натыкается на колодец, смотрит вниз) Эге-эгей! (слушает эхо)
   Паламед привязывает верёвку и спускается в колодец. Одессий и Диомед выскакивают из-за камня и бросаются к колодцу. Одессий переваливается через край и падает вниз. Диомед его, кряхтя, вытаскивает.
   Одессий Мать их раз так! Понастроили тут колодцев!
   Диомед (прижимает палец к губам) Т-с-с!
   Одессий (согласившись) Т-с-с! (прижимает палец к губам)
   Одессий и Диомед забрасывают колодец камнями, только навалив полную гору и спрятав колодец в ней, садятся рядом, тяжело дыша. Появляется Паламед.
   Паламед Прикиньте, никаких артефактов забытых цивилизаций (рвёт карту)
  
   Сцена VII
   Небольшая лодочка в море, берег на заднем плане. Вокруг всякие морские чуда плавают, ну там тритоны с трезубцами, кракены, русалки и т.д.
   В лодочке Одессий, Паламед и Диомед, все в соломенных шляпах и с удочками.
   Паламед Спасибо, ребята, что взяли меня на рыбалку. Расслабиться после научных трудов, а потом опять засесть за диссертацию.
   Диомед (указывает) Гляди, у тебя клюёт!
   Паламед (вскакивает и натягивает удочку) Где? Где?
   Одессий и Диомед достают с двух сторон мечи и... долбят дно лодки. Паламед вытаскивает за бороду Посейдона.
   Посейдон Рыбнадзор, инспектор Посейдон. Где ваша лицензия на ловлю рыбы?
   Паламед (показывает удочку) Так мы удочками. Удочками можно.
   Посейдон Да ладно заливать, хлопцы. Сдавайте неводы и динамиты, пока я добрый.
   И тут лодка идёт на дно.
   Посейдон Странно, вроде бы и не топил ещё (пожимает плечами и ныряет)
   Выныривают Одессий и Диомед.
   Одессий Готово. Я ж говорил, что он плавать не умеет.
   Плывут к берегу, неожиданно их обгоняет на большой скорости Паламед.
   Одессий К-к-как? (оборачивается и видит пасть громадной акулы)
   Одессий и Диомед кричат и быстро гребут вслед Паламеду.
  
   Сцена VIII
   Агамемнон в ночном колпаке посапывает, обняв плюшевого мишку. Входят Одессий и Диомед. Облачаются в коровью шкуру, Диомед надевает коровью голову. Наконец, становятся коровой.
   Корова (громко) Му-у-у-у!
   Агамемнон (подскакивает) А-а-а-а! В чем дело, помогите! Откуда здесь корова взялась?
   Корова (зловеще) Агамемнон! Му-у-у! Неужели ты не признал меня? Я Ио, священная корова Зивиса.
   Агамемнон А я думал, тебя уже расколдовали.
   Корова Конечно, расколдовали, но оставили возможность превращаться в корову, когда я захочу.
   Агамемнон Так превратись обратно в женщину, тогда тебе, возможно и обломится что-нибудь.
   Корова Что ты, что ты. Если Зивис узнает, он меня на говядину пустит. И тебя, кстати, тоже.
   Агамемнон (зевает) Ну и зачем ты тогда сюда явилась, корова Ио?
   Корова А затем, что я посланница богов, а боги хотят предупредить тебя, что среди близкого твоего окружения есть предатель.
   Агамемнон (подозрительно) И кто это предатель? Уж не Одессий ли? Так и знал, что этому ублюдку Сизифа доверять нельзя.
   Корова (поспешно) Что ты, что ты. Одессий - честнейший муж и благороднейший герой. Дальше думай.
   Агамемнон Диомед, лисица хитрая. Это только он говорит, что не сын Ареса, но я-то знаю его истинную натуру.
   Корова Конечно, нет.
   Агамемнон Ну, тогда я не знаю.
   Корова А я тебе подскажу. Его зовут... Па...ла...
   Агамемнон (повторяет) Па... ла... (вскакивает) Афена Паллада? Да я тебя сейчас сам на говядину покромсаю. Это ж надо - на саму товарища Афену маляву писать!
   Корова Не на Афену, а на того, кто катапульту строит.
   Агамемнон (ложится на бок) Катапульту, шматапульту... какие ваши доказательства? (засыпает, храпя)
   Корова Будут, будут тебе доказательства.
   Корова выходит из шатра и встречается взглядом с быком. Во рту у быка ромашка.
   Бык Му-у-у-у!
   Корова (двумя голосами) А-а-а-а! (убегает)
   Бык (голосом Зивиса) Стоять, тёлка! Сейчас телёнка с тобой забомбим! (бежит следом за коровой)
  
   Сцена IX
   В оборванном и дырявом шатре Одессия. Одессий ходит, опираясь на тросточку, Диомед сидит с пером и чернилами... Не нравится с чернилами, тогда за пишущей машинкой, стучит по клавишам.
   Одессий (диктует) Уважаемый великий царь и ампиратор всея Эвбеи и окрестностей Паламед Навплиевич. Пишет тебе твой друг, приятель и собутыльник Приам Лаомедонтыч, царь троянский и иллионский. В ответ на твою просьбу сообщаю, что мы готовы отлить тебе целых два литра священного напитка спиритуса из дара Диониса - трилитрона взамен на пароли и адреса явок грических шпионов, а также точную численность ахейских собак и места их прогулок. Искренне твой Приам. Постскриптум: также высылаю тебе тысячу драхм на непредвиденные расходы (Диомеду) Все написал?
   Диомед (подаёт лист папируса) Готово.
   Одессий (дует на него, чтобы краска высохла) Так, я подброшу письмецо в сандалию фригийского пленника, а ты закопай кошелёк (бросает кошелёк Диомеду) в шатре Паламеда.
   Диомед (ворчит) Зря написали тысячу, теперь их Агамемнон экспроприирует. Хватило бы и пятисот.
   Одессий Не жадничай. Что такое для Приама пятьсот драхм? А нужно, чтобы всё натурально выглядело.
  
   Сцена X
   Агамемнон и прочие стоят возле трупа пленника.
   Одессий (достаёт из сандалии письмо) Позырьте, пацаны (отдаёт Агамемнону)
   Агамемнон (читает) Тра-ля-ля, тили-тили, трали-вали... Приам, Паламед... (прочитав) Ого! Кто бы мог подумать. Говорил, что не пьёт, а тут на два литра купился. Если б целиком на трилитрон, я б ещё понял, а так... Эй, Аяксы! Схватите Паламеда и притащите в мой шатёр.
   Аяксы (хором) Рады стараться, товарищ Агамемнон.
  
   Сцена XI
   В шатёр Агамемнона Аяксы приводят Паламеда.
   Паламед (орёт) Я протестую! Так обращаться с великим ученым Эллады!
   Агамемнон (кивает на письмо на столе) Что ты на это скажешь?
   Паламед (берёт письмо и читает) Тра-ля-ля, тили-тили, трали-вали... Чего?! Это поклёп! Я в первый раз это письмо вижу! Я ничего про то не знаю! И вообще, это Приам натравливает нас друг на друга!
   Агамемнон (оглядывается на Одессия) Может и так.
   Одессий А давайте обыщем шатер Паламеда. Вдруг (щёлкает себя по горлу) Приам уже передал ему эти два литра драгоценного спиритуса.
   Агамемнон (сглатывает) И то правда. Аяксы! Обыщите шатер Паламеда!
   Аяксы (радостно) Рады стараться, товарищ Агамемнон.
   Паламед Ищите-ищите, только время зря теряете.
   Аяксы убегают.
   Одессий (Агамемнону) Чего мы сидим?
   Одессий и Агамемнон ставят на стол: салат оливье, кильку в томатном соусе, сырки плавленые, огурцы маринованные и т.д. И, конечно же, стопари.
   Прибегают Аяксы.
   Агамемнон (укоризненно) Ну, ребята, вас только за Танатосом посылать. Принесли?
   Аяксы отрицательно машут головами.
   Аякс Ст. (бросает на стол кошелёк) Зато мы нашли это.
   Одессий открывает кошелек и высыпает содержимое на стол, кладёт на кучку монет руку.
   Одессий Тысяча драхм. Ровно столько, сколько было написано в письме.
   Все смотрят на Паламеда.
   Паламед (заплетающимся языком) М-меня ок-клеветали! Эт-то не м-моё!
  
   Сцена XII
   Вокруг Паламеда стоит толпа гоплитов с камнями.
   Паламед (заплетающимся языком) Н-нет! Постойте! Вы убиваете безвинного!
   Одессий (с камнем) Нет! Мы убиваем предателя.
   Неожиданно на всех падает яркий свет.
   Голос (зловеще) Постойте, воины! Кто сам без греха пусть первым кинет свой камень.
   Гоплиты переглядываются.
   Одессий (орёт) Пошел вон отсюда! Твоя религия еще не стала главенствующей! (швыряет камень на голос, раздается звон бьющегося стекла, свет гаснет)
   Голос (воет) Вау!
   Одессий (орёт) И хватит анахронизмы городить! Сколько раз тебе повторять, у гриков не было негодяев и злодеев, все были героями - и Ахиллес, убивающий женщин и детей пачками, и Одессий, подставляющий своих от зависти (показывает на Паламеда) И безвинный, как овечка, Паламед (какому-то гоплиту) Камень!
   Ему суют в руку камешек, Одессий достает рогатку, целится и, наконец, стреляет в Паламеда.
   Паламед (прижимает руки к лицу) Нет! Не-ет!
   На него обрушивается град камней. На заднем плане вспыхивает пламенем деревянная катапульта.
  
   С трилитроном хмурый день светлей
   Из трилитрона Гелиос напьётся
   Поделись спиритусой своей
   И оно к тебе не раз ещё вернётся...
  
   АКТ XIII Сторукий Бриарей
   Сцена I
   Постельная сцена. Огромное ложе с четырьмя столбами и поднятым пологом. На полу разные предметы туалета и не только туники с хитонами, есть ещё чулки и пояс к ним. Процесс в самом разгаре. Сладострастные стоны, не менее сладострастные всхлипы и прочее... тоже сладострастное. Кто и с кем, понять невозможно... Нет, ясно, конечно, что в роли мужчины Арес, потому что то и дело мелькает его шлем. А вот кто женщина?
   Наконец, самый сладострастный стон, и любовники лежат, переводя дыхания. Женщина оказывается Африкой.
   Арес Это... твой муж неожиданно из командировки не вернётся?
   Африка (усмехнувшись) С каких это пор ты чего-то боишься?
   Арес О! Гефест - это страшный бог.
   Африка (с горечью) Я знаю... Он не придёт - уехал на Лемнос (проводит несколько раз по груди Ареса) Милый, ты подумал над моим предложением? (несколько раз целует)
   Арес (подозрительно) Не хочешь ли ты повесить мне на шею безнадёжную компанию? Даже самый великий полководец - Наполеон проиграл, сколько я его не поддерживал.
   Африка А Александр Македонский всех убил, один остался. Несмотря на то, что всё складывалось против него... А сейчас, неужели ты не хочешь помочь ещё одному Александру - Парису? К тому же силы почти равны. Если троянцам удастся собрать всех союзников (ласково проводит несколько раз по шлему Ареса)
   Арес Ладно. Только ради тебя. Всё равно уже надоело быть в стороне, а грики и не собираются меня звать... Осталось только вспомнить, где я зарыл свой томагавк.
   Африка Спасибо, милый (горячо целует Ареса в шлем)
   Сначала поцелуи, потом опять стоны и всхлипы... соответствующие движения. Все продолжается некоторое время. Появляется Гефест.
   Гефест (хватается за сердце) О-о! Гелий не обманул. О, горе мне! (щупает рога на голове) Бедный я, несчастный! (плачет)
   Некоторое время отрешённо наблюдает за постельной сценой. Наконец, скрежещет зубами и достает огромный молот. Примеряется куда бы ударить - по головке Африке или по шлему Ареса.
   Гефест (воет) Ву-у-у! Нет, так просто они не отделаются. Я их в своей кузне за ноги подвешу и буду каленым железом пытать (отбрасывает молот и убегает)
   А накал все нарастает и нарастает... Ещё немного и... Тут прибегает Гефест с сетью.
   Гефест (раскручивает сеть над головой) Сейчас вы у меня побарахтаетесь, голубки.
   И тут наступил самый кульминационный момент акта... сексуального акта, а не акта номер 13. Не успели любовники отстраниться, как на них упала сеть.
   Гефест (затягивает) Эх, дубинушка, ухнем.
   Африка (вопит) А-а! Помогите! Что происходит?!
   Арес (Гефесту) Мать твою! Ты что творишь, урод?!
   Гефест (привязывает конец сети к прикроватному столбу) Во-первых, не мою мать, а нашу мать. А во-вторых (зловеще) Познакомишься с моей наковальней, и посмотрим, кто из нас будет большим уродом.
   Африка (растеряно, кусая губы) Дорогой, отпусти нас. Ты все неправильно понял, мы искали в кровати брошку.
   Гефест (поддев ногой пояс для чулок) Искали брошку голышом? Не держи меня за дурака, благоверная.
   Арес Если ты нас сейчас не отпустишь, я тебя в капусту покромсаю, ублюдок.
   Гефест (мрачно смеется) Ха-ха-ха! В своей кузне я заставлю проглотить тебя оскорбления.
   Дверь открывается, и входят: Гераника, Зивис, вплывает Посейдон, влетает Гермес, гремит костями Гадес, следом появляются Аполло и Афена.
   Зивис Уи! Где бесплатное кино? (застывает на месте, раскрыв рот)
   Гераника И впрямь, в натуре... (толкает в бок Зивиса) Слышь, придурок, а кто эти мужик с бабой?
   Аполло Ого! А это эротика или порёво?
   Гераника И всё-таки... Кто мужик с бабой?
   Афена (мрачно) Этот шлем я где угодно узнаю.
   Зивис (вопит) Арес?! Хрю! В натуре, это ж круто! (садится в кресло) Кто-нибудь притащил попкорн?
   Гефест Вот какие нравы нынче на Олимпе и в окрестностях. Я думал, что меня хоть минет эта участь - носить рога.
   Зивис Да ты чё, братан, ты ж мастер на все руки. Возьмёшь ножовку и срежешь аккуратненько. Какие проблемы?
   Гераника Да кто баба?!
   Посейдон Как будто и так не ясно. Что у нас много цветных богинь?
   Гераника Нет, а всё-таки? Может быть, подстава какая-нибудь и поклёп. Не поверю, пока своими глазами не увижу (подходит к кровати и нагибается)
   Зивис Но-но, только прикоснись у меня к мужику?
   Гераника (оборачивается и руки в боки) Чья б корова мычала. Кстати, на счёт коров - ещё раз про какую-нибудь бурёнку услышу, такое устрою... К тому же этот (указывает на Ареса) Сыночек мой единоутробный, я лично ему памперсы меняла...
   Гефест (обиженно) А меня кормилице на Лемнос сплавили.
   Гераника (нагибается ещё раз к парочке) Ну-ка, ну-ка. Гюльчатай, открой личико (берёт за волосы и локон за локоном осторожно освобождает лицо... Африки)
   По щеке Африки беззвучно текут слезы унижения.
   Гераника (радостно) Ха!
   Гефест Она это, она - изменница. Ух, что я с ней в своей кузне сделаю. Рожу бритвой располосую, грудь покромсаю, руки-ноги поотрываю, пасть порву и моргалы выколю... Будет знать в следующий раз, как изменять.
   Афена Ну, а с ним? (показывает на Ареса)
   Гефест О! Он не отделается так просто. Я его кастрирую - это в первую очередь. Потом вырву щипцами ногти и локти, скальп сниму, вырежу аппендицит без наркоза, пощекочу пером пятку, а на последок самое страшное - в терновый куст брошу.
   Гермес (вздрагивает и прячется за Посейдона) На его месте мог бы быть я.
   Посейдон (тоже вздрагивает) Я тоже.
   Гадес И я! И я!
   Посейдон Брось заливать, куда тебе.
   Гадес краснеет. Вы видели, как черепа краснеют?
   Гераника (поднимает с пола пояс для чулок) Оба-на! Вот это фасончик (Африке) Эй, подруга, дашь потаскать?
   Африка Положи на место!
   Гераника (вертит пояс в руках) А она в натуре разговаривать умеет.
   Зивис Уи! Я не понял, а когда они трахаться начнут?
   Посейдон Не, так они не начнут, Гефест так затянул сеть, что даже пошевелиться не могут. Я в этом деле спец... Хнык... Сколько бедных рыбок моих так страдало (вытирает слезу) Надо немного ослабить (прикасается к верёвке)
   Гефест (орёт) Нет! Не трогай!
   Но поздно. Арес, вскакивает, словно раненный лев. Ревёт. Все в ужасе разбегается. Арес бежит следом за остальными. В окне сидит Деймос и машет маме ручкой.
   Африка (устало выпутывается из сетей) Спасибо, сынок.
  
   Сцена II
   Эрот, что-то насвистывая, стреляет из лука в мишень в виде человеческой фигуры - как в тире. Забегает Африка и бросается к шкафу. Достаёт чемодан и бросает туда вещи - в основном нижнее бельё.
   Эрот Эй, что случилась?!
   Африка (оборачивается, на лице следы побоев) Этот Отелло недоделанный совсем достал! (морщась, дотрагивается до шеи, плачет) Он застукал меня с твоим отцом.
   На шее тоже синяки.
   Эрот (с возмущением) Да что он себе позволяет?! (выхватывает маленький деревянный меч) Хочешь, я убью его?!
   Африка (с любовью) Спасибо, мой герой. Но нет, никто не должен про это знать. Я уезжаю на Кипр, его воды быстро излечат меня (подходит и целует Эрота в курчавую голову)
   Эрот Но...
   Африка подхватывает чемодан и убегает.
  
   Сцена III
   Кузница. Гефест зло стучит молотком по заготовке щита. Гераника в роли молотобойца.
   Гераника (отдуваясь) Фу-у! Африку видели на Крите в обществе молодого смертного...
   Гефест (зло) Смертные - это ещё никуда не шло. Мало ли у кого какие слабости бывают. Но вот так вот - с богом, с равным... А тут ещё Эрот прилетал с деревянным мечом.
   Гераника Сыночек твой?
   Гефест Мой! Это его сын. Да-да, и Эрот, и Антэрот, и Фобос с Деймосом, и... (плачет) И Гармония тоже.
   Гераника Вот это номер! Страсти-мордасти, как в мексиканском сериале. В натуре. Эх, если б я так могла своего муженька послать, как ты свою зазнобу... Кстати, что это мы делаем?
   Гефест Доспехи Ахиллесу. Я обещал когда-то его матери Фетиде, да Африка просила не делать... Но сейчас меня с этой изменницей ничего не связывает.
   Гераника Клёво! С таким прикидом Ахиллесу вообще ничего не страшно... Главное, стали побольше легированной, иначе век воли не видать.
  
   Сцена IV
   Аид. Харон перевозит на тот берег группу лиц в капюшонах. Некоторые духи пытаются к ним прицепиться с вопросом: "Закурить не найдётся?". Кто-то из группы показывает духам своё лицо. Духи в ужасе разлетаются.
   Гераника (смеётся) Хи-хи. Красота - страшная сила.
   Группа подходит к железной двери.
   Посейдон (стучит) Тук-тук! Кто в склепе живёт? Кто в подземном живёт?
   Гадес (из-за двери) Я мышка-норушка, а вы кто?
   Гераника (смеётся) Я лягушка-квакушка.
   Посейдон А я морской конёк-горбунёк.
   Аполло А я чёрная пантера - Багира (все на него удивленно смотрят) Ну, не хочу я быть петушком с каким-то там гребешком.
   Гермес Я зайчик-побегайчик.
   Афена Я комарик, а в руке у меня фонарик.
   На какое-то время пауза.
   Гадес И это всё? А где лисичка-сестричка?
   Гераника На Кипр уехала, на воды.
   Гефест Я вместо неё - ёжик, ни головы, ни ножек.
   Гадес Ладно, тогда заходите (открывает дверь)
   Цербер (весело виляет хвостом) Гав-гав!
   Гадес Не беспокойтесь, он с нами - волчок, о трёх головах бочок.
   Гераника Ты уверен, мертвяк, в натуре, что наш базар ни одно ухо не услышит?
   Гадес (хрипло посмеиваясь) Услышать-то услышат, только вот рассказать никому не смогут. Не выходит никто из царства мёртвых.
   Гераника Вспомни про Геракла с Орфеем.
   Гадес Это временная неудача (приводит всех в зал с круглым столом) Так пусть же этот стол отправится туда, где его никогда не было...
   Гераника Ты бы ещё чисто конкретно мир во всем мире пожелал (похрюкивает)
   Гадес Ой! Я текст перепутал... Я хочу сказать - пусть этот стол послужит символом нашего равенства в будущем.
   Все рассаживаются.
   Афена Всё равно сферы влияния придётся поделить.
   Гераника Главное, чтоб за спиной не торчала белобрысая харя с пучком молний в лапе.
   Посейдон Кстати, а кому этот пучок с молниями достанется?
   Гадес Потом решим. Хотя я так думаю - я единственный, кто с ними управляться умеет. Зивис мне, как братану своему, показывал.
   Все замирают без движения, в страхе ожидая услышать молнию.
   Гераника Ты, пень костлявый, о конспирации помни в натуре. Не называй его по имени и даже по отчеству. На его, ясен перец, икота нападёт, он и смекнёт, а какая это скотина его вспоминать удумала. Поминать его имя всуе, его мать. Он проходит по кликухе Миша - грическая крыша.
   Аполло Я вот что думаю. Как мы его свергнем? Спорим об этом уже вторую сотню лет и никак к согласию не придём. Сейчас-то что изменилось?
   Гераника (хитро) А сейчас в натуре с нами ёжик - ни головы, ни ножек.
   Аполло Какой еще ёжик?
   Гераника (кивает на Гефеста) Ну, ёжик...
   Аполло Ах, ёжик! Ну и что, что ёжик?
   Гераника А видели, кореша, как наш ёжик в натуре приковал Африку... то есть, лисичку-сестричку к... Хм, а какая у Ареса подпольная кликуха?
   Посейдон (подсказывает) Может дракончик - в попе батончик?
   Гераника Да, нет же.
   Посейдон Тогда тигрище - в дерьме задище.
   Гераника Я поняла. Он просто в нашем заговоре не участвует, вот и подпольной кликухи у него нету... Так какую ж ему кликуху придумать...
   Гефест (злобно) Олень - большие яйца.
   Афена Странно, а почему его не привлекли? Помните, как мы с ним чуть Зи... то есть Медведя - полоскуна, прямо в его Олим... то есть в берлоге не угробили.
   Посейдон Вы чуть не угробили Зиви... то есть Мишку Гамми?!
   Афена Дурные были, баловались, нет, чтоб до конца.
   Гераника Подруга, ты не шаришь... (показывает на Гадеса) Посмотри на этого Кащея. Он живее всех живых, хотя в Стикс бультухнулся. Богов в натуре нельзя порешить... Не, есть, конечно, способы... Например, стрелами Геракла, смоченными в дерьме лернейской гидры. Да и то не факт. Помучается от яду и желудочного несварения, да и всё.
   Гермес Так что нам тогда делать, если убить его мы не можем?
   Посейдон В Тартар отправить, как папашу нашего Хроноса.
   Гераника А кто-нибудь знает, где в натуре этот Тартар?
   Все смотрят на Гадеса.
   Гадес А что это вы на меня смотрите?
   Гераника Колись, давай.
   Гадес Ну, ладно, что только не сделаешь для общего дела. Из Аида туда подземный ход ведет, только длинный, девять с половиной недель топать в одну сторону... Если на метро, то конечно быстрее... А дальше - дверь медная, а на двери замок железный... И ни вскрыть его ни ломом, ни палкой-открывалкой.
   Посейдон Н-да, идея отпадает.
   Вбегает Паламед с грудой свитков. Расстилает свиток перед Гадесом.
   Паламед Оцените, шеф, до чего смог додуматься великий ученый Аида.
   Гадес (устало) Ну и до чего ж ты там додумался?
   Паламед Я назову это изобретение - динамит. Оно изменит ход истории, теперь ни одна скала не сможет устоять, и человечество всюду проложит туннели. А уж всякие сейфы - это вообще для динамита смех один.
   Гадес Молодец. Изобретай дальше... Склифосовский. Хотя нет. Нобель - во.
   Паламед убегает, оставив свиток.
   Гадес (мнет свиток и выбрасывает куда-то за спину) Как же он мне надоел. Лучше б его в живых оставили. А тут, поскольку невинен, как овечка, пришлось на легкий режим определить, хотя я этого приставучего камень заставил бы таскать, как Сизифа.
   Гераника Ключ. Я помню, у... него есть ключ, он с ним никогда не расстаётся.
   Посейдон Значит, осталось только схватить... хм... его, забрать у него ключ от Тартара и запереть его там в компании с титанами. Уверен, они очень обрадуются этой встрече.
   Аполло Бедная, бедная задница Мишки-малышки
   Гермес Вы тут говорите, говорите... Вроде складно получается. Но у меня такое чувство, что повяжут нас всех. Потому что, как мы медведя схватим? Он же всё время со своим пучком молний ходит.
   Гераника Я в натуре про Гефеста... вот хрень, про ёжика без головы и ножек рассказывать начала. Как он связал лисичку-сестричку и оленёнка-большие-яйца... пусть будет так, ладно. Так вот, точно такой же сетью мы и Мишку запутаем, уроним его на пол, оторвем ему лапы... и в Тартар бросим, потому что нехороший.
   Гадес Только надо быть настороже... У нашего олимпийского Миши тайное оружие есть (зловеще) Сторукий Бриарей.
   Гераника Да кто такой в натуре этот Сторукий Бриарей?
   Гадес Не знаю, но от его имени прям мороз по коже, правда?
  
   Сцена V
   Кася и Гелен, взявшись за руки, пляшут танец маленьких лебедей.
   Приам (с усилием жмёт несколько раз на пульт) Вот же... По всем каналам "Лебединое озеро".
   Гекуба А долго? (смотрит на песочные часы на тумбочке) Через десять минут мой любимый сериал начинается... Он закончился на самом интересном месте - как мальчика чуть у гранатового дерева не убили.
   Парис (выпускает соску изо рта и орет) А-а! А-а! Хочу фильмы ужасов!
   Кася Уважаемые телезрители. Прослушайте обращение генерального комитета по чрезвычайному положению к грическому и варварскому народам.
   Приам Оба на! Вот это номер.
   Гекуба перестает вязать, а Парис плакать. Гелен и Кася водят руками, пока не проявляется картинка - длинный стол, а за ним шесть рыл, слева направо: Гефест, Афена, Посейдон, Гераника, Аполло, Гадес.
   Гераника (остальным) А что говорить-то?
   Все на неё шикают и показывают на камеру.
   Гераника (в микрофон) Мы, члены генерального комитета по ЧП заявляем, что верховный бог и генеральный секретарь Зивис Хронид отрекся от власти по состоянию здоровья и теперь отдыхает в санатории на острове Фарос, ну, знаете в Александрии, возле маяка... Теперь в натуре мы здесь шишки и все нас должны бояться и уважать... (руки Гераники трясутся всё больше и больше) Что за трясогузка, не пойму? (Гераника начинает подпрыгивать на месте)
   Посейдон (забирает микрофон) Дай, я скажу. Так вот... смертные в конец опоясались. Мало того, что богам стали рога с копытами и требухой жертвовать. Мало? Так вот это правило мы в первую очередь отменим. Отныне, богам, как положено, будете жертвовать мясо филейное, а сами требуху жрите (руки Посейдона начинают колотиться) Что дальше? Ах да, огонь... думаете, Прометей просто так пострадал? Что боги такие злые? Нет, Прометей - преступник, укравший огонь с Олимпа. Так вот, огонь мы у вас заберём. И не надо меня умолять... Заберём также у вас одежду из шерсти, шёлка и льна... Оставим только звериные шкуры (руки Посейдона трясутся с сумасшедшей силой) Да, что это такое, в самом деле?
   Аполло (забирает микрофон) Я скажу... Сколько среди вас не верит в нас? Не прикидывайтесь. Каждый второй, да? Надеюсь, после всего этого вы поверите, что боги есть. Такие меры просто необходимы. Вы не верите, но пройдет совсем немного времени и некий Иешуа из Ершалаима станет вашим верховным богом. А он вам устроит Варфоломееву ночь. Чтобы не допустить этого, мы должны подтянуть пояса и закрутить гайки... (руки Аполло трясутся, как заведённые) Это что, заразное?
   Гадес (забирает микрофон) Моя очередь... Это, конечно, всё печально, но мы решили понизить вам средний срок жизни. Да-да, с шестидесяти трёх лет до двадцати пяти (руки Гадеса так трясутся, что вылетают из суставов и скачут по столу) Стой! Куда?!
   Афена (подхватывает микрофон) И это... мы решили устроить конец света, правда, какой, ещё не придумали. Я предлагаю - падение метеорита, чтоб вы вымерли, как динозавры. А кое-кто... (кивает в сторону Посейдона) Настаивает на всемирном потопе, хотя предыдущие три не дали никакого эффекта (руки Афены не сразу, но всё равно трясутся) Да, что это с ними? Никогда не тряслись. Как же я тогда меч в руках держать буду?
   Гефест (с микрофоном) И права женщин мы урежем. Я дам вам эмансипацию! Короче, матриархат окончательно отменяется... Да здравствует патриархат! (вскидывает вверх кулак, тот дрожит дрожью)
   Пандора (с ящиком) А вось скажите мне, людцы-боги. Зачем у меня в ящике усе помидоры гнилые?
   Боги недоуменно переглядываются.
   Пандора (достает помидор из ящика) А вось зачем! (бросает помидоры в богов, те слабо защищаются трясущимися руками)
   Картинка меркнет. Гелен и Кася берутся за руки и опять начинают танцевать "Лебединое озеро".
   Гекуба Батюшки! Батюшки! Что ж это будет?
   Парис Всему трындец. Пойду, напьюсь к чертям (присасывается к трилитрону)
   Приам Цыц всем! Наши к власти пришли (вскакивает) Нужно быстрее доносы писать, пока недруги не опередили.
  
   Сцена VI
   Зивис лежит, прикрученный к наковальне, в кузнице Гефеста. Гефест разогревает что-то в горне. Гераника сидит на стуле.
   Зивис (визжит) Уи-уи-уи! Развяжите меня! Уи-уи-уи! Не бейте! Уи-уи-уи!
   Гераника (Гефесту) Ну, что молчит?
   Гефест (достаёт раскалённый прут) Да, нет, ругается.
   Зивис Ну, погодите у меня! Уи-уи-уи! Вот доберусь до пучка с молниями, я вам всем устрою грозу в ясный день.
   Гераника (смеётся) Ой, насмешил, вобла копчёная.
   Гадес (выходит из тени и играется с молниями) Ты про это говоришь?
   Зивис И ты, Брут?!
   Гадес скрипуче хохочет. Появляется Посейдон.
   Посейдон И он - Брут, и я - Брут, все мы тут Бруты.
   Гераника (Зивису) Последний раз спрашиваю: куда ты задел большой железный ключ, который у тебя постоянно на поясе болтался?
   Зивис (плюёт в лицо Геранике) Есть у меня великая тайна, но больше я тебе ничего не скажу, буржуинка проклятая.
   Гераника (машет рукой, Гефесту) Приступай!
   Прибегает Аполло и тяжело дышит.
   Аполло (всем) Чего уставились? Сегодня у меня роль Диомеда...
   Гераника Ну и что сказать хочешь?
   Аполло Там, перед Олимпом, толпа смертных. Свободы требуют.
   Гераника (пренебрежительно) Свободы? Да что они в свободе понимают? Они б ещё равенства и братства в натуре потребовали.
   Посейдон Так Афена на что? Пусть их всех колесницей раздавит.
   Аполло Она... это... не может... вылезла и ревёт, как девочка. А старушка какая-то её манной кашей кормит.
   Гераника Мать вашу! С кем я связалась - с нытиками и хлюпиками. Уже смертных колесницей подавить не в состоянии. Все приходится самой делать (встает и уходит, все идут следом)
  
   Сцена VII
   Не прошло и трёх дней, а власть опять переменилась. Пришлось Приаму все свои доносы сжечь - не пригодились.
   Гераника подвешена за руки к потолку, в ногах у неё болтается наковальня.
   Зивис (вертит в руках пучок молний) Ну, что, тёлка, познакомилась со сторуким Бриареем?
   Гераника Твою мать! Какой ещё Бриарей? Мне дышать трудно.
   Зивис Бриарей в натуре - это сила. У него сто рук, сто глаз и сто ушей. С ним лучше не ссориться.
   Гераника Слышь, отпусти меня. Или в Тартар забрось. Задрало уже висеть.
   Зивис Какой Тартар в натуре? Думаешь, я помню, где этот ключ ржавый? Может, я его даже съел. Так что, висеть тебе, не перевисеть.
   Гераника Ну ничего, мои друзья так дело не оставят. Они меня освободят.
   Зивис (смеётся, похрюкивая) Они уже блин, извинений попросили, какая жалость, так хотелось их молнией угостить. Что типа, сами не свои были и за базар не отвечали. Что ты их на это дело подбила. Так что - виси, пока не поумнеешь.
  
   Сцена VIII
   Зивис восседает на троне и чешет подмышкой. Перед ним куча богов на коленях, методично стучат лбами по полу. В первых рядах - Посейдон и Аполло.
   Все (бубунят) Признаем тебя, Зивис Хронид, своим верховным богом и сюзереном.
   Зивис Хрю. Это вы клёво придумали (Аполлу и Посейдону) Вы двое, в натуре, по этапам в лагеря пойдёте. Будете на морозе камни таскать и лес валить.
   Посейдон А почему сразу мы? Твоя жёнушка больше всех виновата.
   Зивис Я знаю, братан, ты Трою не любишь. Ведь не любишь да? Так вот... отправляйся в Трою и забомби им такую стену, чтоб ни одна сучара не перелезла... А женушка моя будет наказана мною лично... я уже лишил её карманных денег и подвесил за руки к потолку.
   Аполло Садюга!
   Зивис А ты ниггер, будешь на белых господ в рабстве вкалывать...
   Аполло (рвёт на себе волосы) Нет, только не на белых. Ну, пожалуйста, можно на жёлтых или на зелёных?
   Гадес (робко) А остальным что?
   Зивис Домашний арест в Аиде, вот что. И чтоб ноги твоей здесь больше не было.
   Шепот среди рядов: "Дешёво отделался".
   Зивис (Гефесту) А ты сыночек мой приемный, подойди-ка.
   Гефест робко приближается.
   Зивис (манит) Ближе-ближе. Вот что я тебе скажу, птица - ты летать умеешь?
   Гефест (мотает головой) Н-нет.
   Зивис Придется научиться (корчит страшную рожу) У-а-а-а-у!
   Гефест (в ужасе) А-а-а-а!
   Шатается и падает... с Олимпа. Летит вниз, оставляя след, как метеор. Зивис провожает его взглядом. Все в ужасе нагибают головы.
   Зивис Ну чё, заговорщики? (чешет молнией бороду) Грохнуть бы вас, да молний жалко. Короче, можете пока гулять, но помните - сторукий Бриарей не дремлет.
   Все расходятся, спрашивая друг у друга: "Да кто такой - этот сторукий Бриарей?"
  
   Троянский парень в огне не горит,
   Троянский парень в воде не тонет.
   Когда спирт из трилитрона налит,
   И Посейдон над стенами стонет
  
   АКТ XIV Крыс с Суматры
   Сцена I
   В шатре Агамемнона. Агамемнон на троне, на спинку трона опирается Афена, жонглирует мечом. За столом прикорнул Нестор.
   Перед троном на коленях стоит Хрис.
   Хрис (рыдает) О, царь Агамемнон! Ты великий, ты могучий, ты прям... ну, как Советский Союз! Ты волнуешь стаи туч! Ты - страх и ужас всех троянцев! (пытается схватить Агамемнона за ноги) Пусть твои враги быстрее будут повержены!
   Агамемнон (задирает ноги на трон) Да, сколько можно уже скулить? Что тебе надо?
   Хрис (рыдает) Отпусти мою дочь - Хрисеиду, Христа... тьфу! Аполлона ради!
   Агамемнон Так ты, козёл бородатый, её отец?
   Хрис Да, я её несчастный отец. А она - пифия Аполлонова. Отпусти её, не гневи бога! (достает из-за пазухи денег мешок) А я тебе денежку дам.
   Агамемнон Ха-ха-ха. Имел я твоего Аполлона. Тоже мне бог нашёлся (кивает на Афену) Видишь, кто у меня за спиной стоит? А ты каким-то негритосом угрожаешь (зовёт) Эй там! Двое из ларца!
   Прибегают Аяксы.
   Агамемнон Вышвырните этого надоедливого старикана из лагеря. А если ещё раз появится, живьём шкуру спустить, в сортир окунуть, в перьях выкачать и на осла задом наперёд посадить.
   Аяксы (кивают) Ага! (хватают Хриса за плечи)
   Аякс Ст. Позвольте, дедушка, мы вам поможем.
   Аякс Мл. Покажем, где выход.
   Хватают Хриса за руки и за шиворот и тащат из шатра.
   Аякс Ст. (забирает денег мешок) Это нам? Вот спасибо.
   Аякс Мл. пинает Хриса, и тот кубарем валится из шатра. Аякс Ст. подает мешок Агамемнону. Тот развязывает его и достает монетку.
   Агамемнон (кидает монетку Аяксам) Это вам!
   Аяксы (хором) Ура!
   Агамемнон (кидает мешок Нестору) Оформи, как пожертвование благодарных жителей Фригии грическим воинам-освободителям.
  
   Сцена II
   Грический лагерь с палатками до горизонта на заднем плане. Вдоль берега идёт Хрис с отпечатком сандалии сзади на хитоне. Плачет. Какое плачет? Воет - вот верное слово.
   Хрис А-а-а-а! Папа Аполлон! Грики твоих жрецов обижают! А-а-а-а-а!
   Ему навстречу попадается Аполло, бегущий трусцой. Пробегает мимо Хриса.
   Хрис (удивлённо) Что? (бежит следом, задыхаясь) Господи, господи! Постой! Выслушай своего верного раба и жреца! (наконец, догоняет)
   Аполло (раздражённо) Ну, чего тебе? Ты не папарацци часом?
   Хрис (задыхаясь) Камо грядеши, господи?
   Аполло (недоумённо) А-а-а?
   Хрис Кво вадис, в смысле (тараторит) Помоги мне, пожалуйста. Подлые грики похитили мою единственную дочь и твою служительницу - Хрисеиду. И отказались вернуть, хотя весь выкуп забрали (плачет)
   Аполло (останавливается и вытирается полотенцем, высокомерно) Мне не досуг всякими мелочами заниматься (в сторону) И не до сук тоже (Хрису) Ты ведь знаешь, какой у меня напряженный график тренировок.
   Хрис (бросается на колени) Внемли мне, среброликий! Помоги сиротинушке, которую всяк обидеть может!
   Аполло Ого! Среброликий? Как только белые перед нашим чернокожим братом не унижаются. Ладно, так и быть, помогу тебе немного, раз так унижено просишь (лезет за пазуху и достает громадную крысу) Познакомьтесь. Хрис, это Крыс. Крыс, это Хрис.
   Хрис О, бриллиантовый мой! Ты уверен? Как мне поможет какая-то крыса?
   Аполло Не какая-то, не какая-то. А Крыс с острова Суматра. Подкинешь его в колодец в лагере ахейцев и можешь плыть себе спокойно на родной Сминфос. Поверь, пройдёт совсем немного времени, десять дней, не больше, и грики сами привезут тебе любимую Хрисеиду на блюдечке... А если грики не захотят привозить, то привезут ахейцы или данайцы, а может вообще арговяне.
   Хрис (в ужасе) На блюдечке?!
   Аполло На тарелочке с голубой каемочкой. Ты что, не шаришь, это пословица такая... Отдадут то есть, добровольно, ещё и спасибо скажут, что взял (бежит дальше) Ну, бывай.
   Хрис (держит крысу в руках) Спа... си... бо.
   Крыс ему подмигивает.
  
   Сцена III
   Возле шатра Агамемнона ходят какие-то полутрупы. Ковыляют на негнущихся ногах, все покрыты язвами, да ещё и чешутся в придачу.
   Среди них толкается Одессий, щупая путь палочкой, тащит за шиворот Калхаса.
   Калхас (бормочет) Господь наш Гадес, еже еси ты подземли, да светится Стикса твоя, да прибудет царствие мертвых твоё. Солёно и пресно, и да вовеки веков. Каминь!
   Одессий (бьёт его палкой) Я тебе дам каминь! Иди, давай! (вталкивает в шатер и сам заходит следом)
   Махаон и Капустник... Ну, Капустник - это кликуха, а звать его было Подалирий... Махаон и Капустник в белых халатах окуривают помещение. Здесь также основные грические вожди.
   Нестор (ругается) Тоже мне - целители, блин, врачеватели. Даже простых прививок от чумы не предусмотрели... Куда вам до своего папани - Асклепия.
   Махаон посылает в его сторону струю дыма.
   Нестор (страшно кашляет) Акху! Акху! А чтоб вас! Акху!
   На троне сидит Агамемнон, а сзади в противогазе под шлёмом Афена.
   Идоменей (визжит) А-а-а-а! Там заразный вошёл!
   Все (в ужасе) Где?! Где?! (хватают респираторы, полотенца, тряпки, чужие и свои хитоны и прижимают их к лицу)
   Агамемнон (в панике) Да что? Да что это? (срывает с Афены противогаз вместе со шлёмом)
   Шлём звонко катится по полу. Афена оказывается коротко подстриженной под новобранца. Некоторое время старается не дышать, потом зеленеет и падает без чувств.
   Агамемнон (отрывается на секунду от противогаза) Окурить! Окурить их!
   Махаон и Капустник бросаются к Одессию и Калхасу и некоторое время окуривают их дымом.
   Одессий (кашляет) Акху! Акху! Да не заразный я! Акху!
   Калхас (кашляет) Акху! Геена огненная! Акху!
   Одессий (кашляет) Акху! Ты чё, старый, вообще в маразм впал? Акху! Где ты гиен огненных видел? Гиены бывают полосатые или пятнистые. Ахку! Еще есть гиеновые собаки. Акху! Да уберитесь вы со своим дымом! (отталкивает Махаона и Капустника) Я вам прорицателя привел, а вы...
   Агамемнон (отрывается от противогаза) Это и есть прорицатель? А другого не нашлось?
   Одессий Не... Другие - только у троянцев. Ну, знаете, Гелен и Кассандра.
   Агамемнон (мечтательно) Ах, Кассандра, моя тайная любовь... Нужно их срочно взять в плен.
   Одессий И убить...
   Агамемнон Какое убить? Прорицателей нельзя убивать, они ещё пригодятся.
   Одессий Ты ж сам говорил - всех детей Приама убить.
   Агамемнон Всех, кроме этих. Ладно, давай сюда своего прорицателя, будем пользоваться тем, что есть.
   Одессий подталкивает Калхаса к трону Агамемнона.
   Калхас (бубнит) Н-ничего я н-не видел, н-ничего я н-не знаю...н-ничего я н-не скажу.
   Агамемнон Харе все отрицать, не в суде. Скажи-ка нам лучше, прорицатель, за что нам такое наказание? Почему вдруг половина моего войска валяется в своих палатках и шагу ступить не может, а вторая половина шатается, как тихо помешанная... Прям не лагерь, а лепрозорий какой-то... А если сейчас троянцы нападут?
   Одессий Не нападут. Что они дураки в чумной лагерь соваться?
   Агамемнон Прорицатель?!
   Калхас (вздрагивает) А?
   Агамемнон Я жду ответа.
   Калхас А на какой вопрос? Есть ли жизнь после смерти?
   Агамемнон Да нет же, болван! Откуда в нашем лагере чума появилась?!
   Калхас Так ведь это ясно, как божий одуванчик. Сначала простая чума, потом чума XX века, потом атипичная пневмония, потом реки из берегов выйдут, потом, кажется, птицы на землю падут мертвыми, а потом явятся четыре всадника Рамойи - Атос, Портос, Арамис и Д'Артаньян отомстить богам за своих братьев титанов... И тогда наступит гибель богов и новая эра - эра милосердия...
   Агамемнон Да что ты болтаешь, придурок? Причём тут гибель богов до чумы, поразившей наш лагерь?
   Калхас Как причем?! Все ведь на свете взаимосвязано. Не украл бы Парис трилитрон - не пошел бы Агамемнон на войну. Не пошел бы Агамемнон на войну, не приносил бы в жертву Ифигению. Не жертвовал бы Ифигенией, не убила б его Клитеместра. Не убила б Клитеместра Агамемнона, не убил бы её Орест, когда вырос...
   Агамемнон (в гневе) Вышвырните этого идиота! Пророк, блин, грёбанный!
   Аяксы хватают Калхаса и вышвыривают из шатра.
   Одессий Как же тогда понять, почему нас чума поразила?
   Нестор Может, наши воины просто руки перед едой не мыли?
   Агамемнон Я тоже руки перед едой не мою, и что? Постоянно чумой болею что ли? (качает головой) Эх, чувствую, опять какие-нибудь боги недовольны.
   Нестор Да сколько можно? Мы им мало жертвовали что ли?
   Агамемнон Осталось выяснить, кто этот нехороший бог (всем) Ну-ка, народ колитесь, кто поминал имена богов всуе?
   Аякс Ст. Это... я был случайно сказал: "Клянусь Зивисом, если это не котлеты по-киевски".
   Агамемнон Ах ты... всех нас подвел, понимаешь... Эй, Аякс Младший, дай Аяксу Старшему по харе.
   Аякс Мл. Как? Он меня и выше, и в плечах поширше.
   Аякс Ст. Мне в харю! Ты лучше сам расскажи, царь царей Агамемнон, как оскорблял Аполлона в присутствии его жреца.
   Нестор (в ужасе) Ты оскорблял Аполлона в присутствии его жреца?! Зачем? Жрецы - такой народ, который напрямую с богами общается. Вот он и попросил Аполлона.
   Агамемнон Да? А я не знал. Будь прокляты эти боги! Ой... Надеюсь, жрецов среди вас нету.
   Калхас (заглядывает в шатер) А я всё слышал... А я всё слышал... А я всё... Хм, а что я слышал?
   Агамемнон Аяксы! Выбросить этого старикана!
   Аяксы бегут к Калхасу, но тот убегает из шатра, повизгивая.
   Агамемнон Делать что будем? Вечно вы напортачите, а мне потом расхлебывай.
   Аякс Ст. (поднимает руку) А давайте убьем Ахиллеса. Всё равно он лежит пластом и не шевелится.
   Агамемнон Да задрал уже со своим Ахиллесом.
   Нестор А зачем приходил жрец Аполлона?
   Агамемнон Кажется, он требовал Хрисеиду... Что вы так на меня смотрите? Если вы подумали, что я собираюсь её отдавать, то мне глубоко по барабану.
   Одессий Вот мать! Мы все из-за твоего беса в бедре должны от чумы помереть?! Короче, ребята, мочи Агамемнона! А главным поставим...
   Агамемнон (показывает язык) Хи! А Паламед-то уже в Аиде шикует.
   Нестор Эка досада! Ладно, будем все сами по себе, без главных.
   Все выхватывают ножи.
   Агамемнон Погодите! Ваши требования?
   Одессий Хрисеиду на бочку. И по триста тридцать талантов каждому.
   Агамемнон Хорошо. Только взамен Хрисеиды я заберу у кого-нибудь его наложницу. Потому что не могу я так - без женской ласки.
   Нестор Жаль что у меня наложницы нет, так бы уступил с радостью. Мне-то она без надобности.
   Менелай А у меня только Идоменей (целует в щечку) Хочешь, отдам его на пару ночей?
   Идоменей посылает Агамемнону воздушный поцелуй.
   Агамемнон (в ужасе) Голубые в штабе! (бросает в них противогазом) Вот отсюда пошли, голубизна несчастная! (остальным) Ну что, нет больше желающих наложницами поделиться?
   Аякс Ст. поднимает руку.
   Агамемнон (Аяксу Ст.) Мы не будем убивать Ахиллеса!! Сколько раз тебе повторять?!
   Аякс Ст. (обиженно) Эвтальназия - гуманный способ. Зачем бедняге мучаться?
   Одессий ёлкает пальцами) Погодите, это хорошая идея. Ахиллес!
   Агамемнон Ты тоже предлагаешь отключить Ахиллесу приборы жизнеобеспечения?
   Одессий Нет, забрать у него наложницу.
   Агамемнон (с сомнением) У него есть наложница?
   Одессий Ну, типа наложницы. На самом деле она его сиделка, ну там утку выносит и всё такое.
   Агамемнон (воодушевлённо) Ах! Я назову ее Хрисеида...
   Нестор (бросает перо) Нет, так не годится. Хрисеида уже была, нужно что-то другое придумать. Для истории, иначе путаница возникнет.
   Агамемнон Хрисеида - Брисеида, какая разница?
   Нестор (берёт перо и записывает) Так и запишем - Брисеида.
   Агамемнон Эй! Двое из ларца! (Аяксы вытягиваются) Идите в шатер к Ахиллесу и заберите его наложницу - сиделку Брисеиду (грозно) А Ульянку... то есть Хрисеиду... вернуть домой к родителям. Не жана она мне болей, не жана.
   Одессий А возвращать-то кто будет?
   Агамемнон Ты и будешь, раз вызвался.
   Одессий А почему я? Чуть что так сразу Одессий.
   Агамемнон А я тебе пасть порву, паршивец ты этакий.
   Одессий Ладно-ладно, только и знаешь, что пасть - пасть.
  
   Сцена IV
   Святилище Аполлона на острове Сминфос. Небольшой алтарь среди колонн, рядом сидит за столом Хрис, что пишет. По лестнице к алтарю поднимаются Одессий с палочкой и Аяксы, волокущие кого-то в мешке.
   Одессий Приветствую тебя, Хрис, жрец светлоликого Аполлона. Мы привезли тебе твою дочь, как ты и хотел.
   Хрис Хорошо. Поставьте там, у алтаря.
   Аяксы кладут мешок у алтаря. Хрис не поднимая головы, продолжает писать.
   Одессий Кхе! Кхе! Так как на счет нашего дела?
   Хрис Проходите, товарищи, не задерживайте. У меня еще столько вопросов не решённых.
   Одессий Это... пока ты все вопросы решишь, мы от язвы умирать должны?
   Хрис откладывает ручку, встаёт из-за стола, подходит к мешку и развязывает. Оттуда встает Хрисеида. Плачет.
   Хрис (успокаивает) Ну, не плачь! Не плачь! Все позади, среброликий Аполлон нам помог.
   Одессий Так это... с нас бы болезнь снять... а то... (чешется) Я уже, кажись, тоже подхватил.
   Хрис Ладно! Сожжете всю одежду, палатки, мертвых и тяжёлораненых. Но это не главное. А главное - в северном колодце достанете и бросите в костер подарочек Аполлона - Крыса с Суматры... Повтори!
   Одессий Да что тут не понятного - всё сжечь и из колодца достать какого-то Крыса... Он твой родственник?
   Хрис Нет! Я со Сминфоса, а он с Суматры.
   Одессий Ну, тогда прощай, жрец (поворачивается и уходит, Аяксы, помявшись, идут следом)
  
   Сцена V
   В шатре Агамемнона. На кровати сидит Брисеида в простыне и только глазами моргает. Невдалеке расхаживает Агамемнон. Больше никого нет, даже Афены.
   Агамемнон Да это ни в какие ворота. Не может быть, чтоб ты ничего не умела. Чем вы там с Ахиллесом в его шатре занимались?
   Брисеида (всплёскивает руками) О, Ахиллес - это просто душка. Он научил меня вязать крючком, а ещё красиво так вышивать крестиком... Не говоря уже о том, как огурцы закатывать и готовить вишнёвый пирог. А какие мы с ним оладушки бомбили! (сложив руки) Дяденька, отпустите меня, пожалуйста, к Ахиллесу. Он обещал, когда выздоровеет, научить меня печь ватрушки.
   Агамемнон (сжимает и разжимает кулаки) Харе, блин, ломаться... Скидай простыню и ложись поперёк.
   Брисеида (недоумённо) Да? А зачем?
   Агамемнон Ложись-ложись, потом увидишь.
   Брисеида ложится, Агамемнон хватается за пояс и идёт к ней. Залезает сверху.
   Брисеида Слышь, дяденька, а что это ты делаешь? (на ложе некое движение под простыней) Хи-хи-хи! Дядя, хватит щекотаться
   Агамемнон (отстраняется) Лежи смирно и не трепыхайся. Ты моя рабыня или что?
   Брисеида Ахиллеса.
   Агамемнон Забудь про Ахиллеса, теперь я твой хозяин и властелин (опять залезает на Брисеиду)
   Снова под простыней какое-то шевеление.
   Брисеида (смеётся) Хи-хи. Дядя, а что это там у тебя такое мягкое и маленькое?
   Агамемнон вскакивает и ходит по шатру.
   Агамемнон Ну, что ты такое говоришь? Совсем с мужиками разговаривать не умеешь. А ещё и наложница называется.
   В шатер врывается Ахиллес с повязками на груди и голове, с рукой в гипсе. И мечом во второй руке.
   Ахиллес (хрипит) М...моя с...сиделка (роняет меч и падает без чувств)
   Брисеида (бросается к Ахиллесу) Ну, кто тебе велел вставать? Этак ты никогда не выздоровеешь. Ну, вот, опять раны открылись.
   Забегают Аяксы и останавливаются в недоумении.
   Брисеида (Аяксам) Не стойте пнями, быстро носилки в зубы и несите Ахиллеса.
   Аяксы вопросительно смотрят на Агамемнона.
   Агамемнон (махает рукой) Выполняйте. И девчонка пусть идёт - я её и пальцем не тронул.
   Аяксы на носилках выносят Ахиллеса, Брисеида идёт следом.
   Агамемнон (устало) Эх, женщины (подходит к статуе Гераники и сдувает с неё пыль, снимает паутину) Одна ты меня понимаешь и никогда не отказываешь.
  
   АКТ XV Клятва Горациев
   Сцена I
   Толпа гоплитов и прочих воинов перед шатром Агамемнона. Агамемнон за трибуной в очках.
   Агамемнон Дорогие мои гоплиты, пелтасты, гипастисты, сарисофоры и фалангиты. Не говоря уже о димахах, катафрактах и гейтарах - конница у нас тоже есть, но мало. Так вот... кхе-кхе... я опечален. Мы тут уже десять лет воюем... или, вернее сказать, стоим под стенами. Да раньше религия некого И...е... ну вы поняли... станет главенствующей, прежде чем мы Трою разрушим. Казалось бы, что тут такого - маленький рыбацкий городок на побережье. Что его захватывать? Да если взять в рабство всех троянцев, включая женщин и грудных младенцев, сгрудить в одну кучу и раздать всем нам, то даже каждому десятому раб не достанется... И вовсе не потому, что Ахиллес всех заберёт (в толпе гробовое молчание) К сожалению, троянцы понимают это и не хотят с нами сражаться, а отсиживаются за стенами, которые, к слову сказать, сам Посейдон за ночь вдвое нарастил. А как разрушить эти стены и проникнуть в город никто не знает... Эх, я уже тысячу раз пожалел, что религия некого И... е... еще не стала главенствующей. Подудели бы в рожок и пали бы стены, как в Иерихоне. И союзников у Трои до хрена: вся Азия, включая Манчжурию, считай. Короче, что тут долго говорить - решил я с войной этой завязать, пока корабли вконец не сгнили и есть на чём на родину плыть.
   Вопли в толпе: "Ура!", "Домой!", "Да здравствует Агамемнон!" и "По кораблям!". Толпа срывается и бежит к берегу моря.
   Афена (преграждает путь) Стой! Куда?!
   Её сбивают с ног и топчут.
   Аякс Ст. (обнимает Аякса Мл., со слезами на глазах) Ах, как долго я этого ждал! Наконец-то я увижу родной Саламин!
   Аякс Мл. (плачет) А я родную Локриду!
   Одессий (воет) А я свою Итаку с Пенелопой... Нет! За что?! Не хочу... (бросается к трибуне и сталкивает Агамемнона, в толпу) Воины Гриции! Эй! Козлы вонючие, я кому обращаюсь?!
   Толпа медленно оборачивается.
   Аякс Ст. (Аяксу Мл.) Это он нам говорит?
   Аякс Мл. пожимает плечами.
   Аякс Ст. (Одессию) Слышь! А за козла ответишь.
   Одессий (в толпу) Вам что, воевать надоело?! Домой захотелось?! Какие ж вы после этого солдаты Красной Армии?! И вообще, знаете в Трое сколько всего можно награбить?!
   В толпе переглядываются и чешут репы.
   Аякс Ст. Так мы это... того... уже и награбили.
   Одессий Это вы в аулах награбили. То аулы, а то Троя... Чувствуете разницу? А трилитрон? Про трилитрон забыли?
   Толпа сглатывает.
   Аякс Ст. А что це таке - трилитрон? Мы так долго за него воюем, что уже и забыли, как он выглядит.
   Одессий Выглядит он обычно - большая трехлитровая амфора с наклеенным клочком папируса. Но главное, не это, а то, что внутри. А внутри не иссякающий источник чистого спиритуса - священного напитка самого Диониса...
   Аякс Ст. Хнык! Я тоже хочу хоть глоточек... хоть малюсенький глоточек спиритуса.
   Одессий Боюсь, ничего не выйдет. Трилитрон весь у троянцев.
   В толпе вопли: "Бей троянцев!", "Забрать трилитрон!", "Разрушить Трою!", "К оружию!". Толпа срывается и бежит в сторону Трои.
   Афена (хлопает по плечу Одессия) Молодец, юнга! Объявляю тебе благодарность! Можешь идти получить сосиску!
   Одессий Служу Грической федерации! (козыряет)
  
   Сцена II
   С одной стороны приближается Диомед. С другой стороны - Полит. Оба внимательно осматривают окрестности, нюхают, слушают лежа землю. Постепенно приближаются друг к другу, пока не сталкиваются нос к носу. Некоторое время удивленно смотрят друг на друга.
   Диомед (вопит) Троянец!!!
   Полит (вопит) Данаец!!!
   Приседают. Один тянется к мечу, второй тоже. Один хватается за копье, второй повторяет движения. Постепенно пятятся задом, пока не скрываются.
  
   Сцена III
   Тронный зал в Трое. Парис и Гелен как всегда за столом возле трилитрона. Гектор и прочие чуть в стороне. Вбегает Полит.
   Полит Братья! Там грики к стенам подходят!
   Парис (лениво) Опять?
   Гелен (посмеивается) Хи-хи-хи! Который уже раз - тридцать четвертый?
   Деифоб (Гектору) Как всегда - дерьмометчиков на стены?
   Гектор Не, биться будем.
   Парис Что?! Но нас же намного меньше. Не все союзники подошли. Китайцы не приехали, и эфиопов нету. Так мы и проиграть можем.
   Гектор (раздражённо) Опять придут, опять будут под стенами кричать. Мы, мол, козлы трусливые, слизни вонючие. Как же невыносимо всё это слушать, в прошлый раз я чуть на стену не залез.
   Парис Покричат и перестанут. А потом вообще разойдутся. А после и по домам разъедутся. Не надо с ними сражаться.
   Гектор Нет надо, Федя. Мне это уже до чёртиков надоело. Ни тебе рыбалки нормальной, ни охоты, не говоря уже про грибы с ягодами. Выйдем разочек и разгоним данайцев к едрени фени. К тому же нас уже не так и мало.
   Парис Всё равно раз в десять меньше, чем их.
   Гелен Братья! Братья! Братья, кому сказал!? (все на него смотрят) Аполлон сказал, что не нужно бояться данайцев, потому как боги на нашей стороне. Мы разобьём их.
   Парис Боги?! Может, боги и драться выйдут?
   Гелен А хорошо попросишь и выйдут (достает кинжал) Лично я уже побежал просить. Кася!
   Кася Ик...
   Гелен Возьмёшь на себя Аполлона. А я побегу в храмы Ареса и Зивиса.
   Парис (опускается на колени) А я на Африку буду молиться.
   Гектор (недоумённо) Всё равно эфиопы так быстро не приплывут.
   Парис Да не на ту Африку, а на ту которую Афродита.
   Эней (поясняет) На маму мою (опускается на колени) Может, меня послушается.
   Гектор Странные люди - можно подумать Афродита в военных делах шарит (идёт к выходу)
  
   Сцена IV
   Грическое войско организованной толпой приближается к Трое. Все с копьями, щитами - от горизонта до горизонта. Всадников вообще нет и только несколько колесниц. В одной из них посапывает Агамемнон. Одессий на месте возничего.
   Одессий (едет по телам гоплитов) Ой! Простите! Я, кажется, кого-то переехал (давит на клаксон) Поберегись! За рулем слепой водитель, в смысле - за поводьями слепой возница.
   Агамемнон (безразлично) Зря мы под эти стены тащимся. Ничего нам не проклюнется, покричим и разойдёмся.
   Одессий Не будь таким букой. А вдруг у троянцев стена развалилась?
   Агамемнон Да её совсем недавно Посейдон отреставрировал, ещё и достроил в высоту. А мы ему жертвы жертвовали. Тьфу!
   По толпе проносится клич: "Троянцы! Троянцы!"
   Агамемнон (вскакивает) Какие троянцы?! Где?! На стенах?! (всматривается) Хм, и впрямь троянцы. И перед стенами... Эй! Кто-нибудь! Принесите мой боевой шлем, боевое копье и боевой гульфик!
  
   Сцена V
   Два войска стоят друг против друга и топчутся в нерешительности.
   Аякс Ст. (в нетерпении) Ну, чего мы стоим? Давайте уже сражаться (аж подпрыгивает)
   Агамемнон (ударяет его скипетром) Успеешь ещё. Пошли со мной на переговоры.
   Аякс Ст. У меня с троянцами только один разговор (тянется к дубине)
   Аякс Мл. (указывает на приближающегося Париса) Да он и не хочет переговариваться. Кажется, нас на бой вызывает.
   Аякс Ст. Можно я? Ну, пожалуйста, можно я?
   Одессий А он близко подошел? Давайте его с луков пристрелим.
   Парис (кричит) Эй! Данайцы! Я, Парис, сын Приама, вызываю любого из вас на бой. Ну, кто не трус?
   Менелай (выхватывает меч) Он мой! (расталкивает ряды гоплитов и приближается к Парису)
   Парис неожиданно бежит и прячется за спинами своих. Все грическое войско разражается смехом и свистом.
   Менелай (кричит) И этого труса ты, Елена, предпочла мне?!
   Агамемнон (недоумённо) О какой это Елене он говорит?
   Нестор Ты что забыл? Для потомков мы здесь воюем из-за его жены. А трилитрон приказано в летописях не упоминать.
   Агамемнон А-а... А я уж было подумал...
   Гектор (кричит) Какая ещё Елена?!
   Менелай То есть... я хотел сказать... И этому трусу боги отдали священный трилитрон?! (плюёт в сторону троянцев и идёт к своим)
  
   Сцена VI
   Парис тяжело дышит, опираясь на копьё. Вокруг свои, а на заднем плане чужие.
   Гектор (с презрением) И это ещё называется моим братом! Лучше б тебя в детстве не со стены сбросили, а в сортире замочили! Тебе лишь бы спиритус пьянствовать и в онучах валяться! Как только смелости хватило чужое святилище обокрасть?
   Парис Ты не понимаешь. Мы с Геленом его уже убили. И его, и Одессия. Это не человек, дух бесплодный, зомбя, край (трясётся от страха)
   Гектор Чего? О чем ты бормочешь? (всматривается в ахейский стан, выискивая Менелая) Не может быть, чтоб это был жмурик. Живее всех живых.
   Парис (трясётся) Я ему лично голову отсёк.
   Гектор Ты просто трус, вот и выдумываешь всякие небылицы. Удивляюсь, как троянцы до сих пор тебя второй раз вниз головой со стены не сбросили.
   Парис (решительно) Ты прав. Из-за меня столько народу страдает. Пойду с ним сражаться... Будь хоть это трижды дух. Только глотну для храбрости (достаёт из-за пазухи трилитрон и глотает, с головы валит пар) Ик... Я покажу ему стиль пьяного троянца (подзывает жестом Гелена и отдает трилитрон)
   Гелен принимает святыню с трепетом.
   Гектор (с сомнением) И кто победит - заберет трилитрон?
   Парис (решительно) Да. Кто победит - заберет трилитрон. И заплатит дань.
   Гектор (не скрывая радости, идёт к грическому войску) Пойду, скажу данайцам.
   Гелен (прижимает к себе трилитрон, Парису) Ты уверен, брат?
   Парис кивает.
  
   Сцена VII
   Гектор приближается к грикам, показывает, что в руках у него ничего нет.
   Агамемнон (напряжённо вглядываясь) А это кто там идет?
   Аякс Ст. (рычит) Р-р-р-р! Это Гектор (хватает Агамемнона за кирасу) Позволь, я отрублю ему голову!
   Одессий Я просто балдею. Вы кто - благородные рыцари средневековья? Пришьём его стрелами, копьями и камнями (кричит, отдавая команду) Лучники! Пращники! Дротщики! Приготовились! Целься...
   Агамемнон Отставить! Послушаем, что он скажет.
   Одессий (в сердцах) Да какое отставить?! Вы не шарите - Гектор самый основной у них. Если его замочим - всё будет гораздо проще. Нет, я этого дела так не оставлю (забирает копье у ближайшего гоплита, мечет в Гектора, но копьё значительно недолетает и вонзается в спину кого-то из своих) Разве не попал?
   Агамемнон (смеётся) Ну, не то чтобы совсем не попал, просто не попал в Гектора.
   Одессий в бессилии бросает палкой об землю.
   Гектор (кричит) Менелай! Агамемнон! Остальные вожди и простые сыны Даная! Слышите вы меня?
   Агамемнон (отвечает за всех) Слышим-слышим!
   Гектор Мой брат Парис предлагает решить дело поединком. Он против Менелая. Если победит Парис - вы уплывёте отсюда, если Менелай - мы признаем себя побежденными и отдадим трилитрон вместе с требуемой контрибуцией... ну, в разумных пределах, конечно.
   А в ответ ни звука. Менелай и Агамемнон переглядываются.
   Менелай Теперь-то этот сосунок у меня попляшет.
   Агамемнон Может, не стоит? Вряд ли троянцы потом своё обещание сдержат. Особенно когда ты Париса убьёшь.
   Менелай Рискнём. Разве ты не хочешь быстрее получить деньги и отправиться домой?
   Агамемнон Вообще-то меня подряжали разрушить Трою. Ну да ладно (вытирает пот) Неужели всё это закончится?
   Менелай Я знаю, что надо сделать, чтобы троянцы клятву не нарушили (кричит Гектору) Мы согласны! Только все участники должны принести клятву Земле и Солнцу, что не нарушат договоренности. И приведите сюда Приама! Пусть он скрепит клятву!
   Гектор Зачем вам Приам?! Отец слаб совсем - с постели не встаёт!
   Менелай Хотим Приама и точка!
   Гектор Ладно. Будет вам Приам (идёт к своим)
   Агамемнон ёлкает пальцами) Эй вы, Аяксы! Бегом в лагерь и тащите двух баранов - белого и чёрного - принести их в жертву Гее и Гелию.
   Аякс Ст. А давайте вместо белого барана Ахиллеса пожертвуем, всё равно только зря место в палатке занимает.
   Агамемнон Хорошо. Только тебя - вместо чёрного барана. Потому что баран ты и есть. Бегом, кому сказал!
   Аяксы убегают.
  
   Сцена VIII
   Смешались в кучу - кони и кобылы, ахейцы и троянцы, боги и герои. Среди толпы к алтарю Полит и Деифоб ведут Приама. Возле алтаря уже ждут Гектор, Агамемнон, Калхас с ножом и Аяксы с баранами. Простые гоплиты стоят неподалеку, опираясь на копья, сидят и лежат на земле. Вокруг смех и веселье. Троянцы с ахейцами чуть ли не братаются.
   Приам (тянется к Одессию) А... друг...
   Одессий (отшатывается) Да какой ты мне друг? Расхититель грической собственности.
   Деифоб (грудью загораживает Приама) Какие-то проблемы? Знаю, вы, грики, только и хотите, что царя и отца нашего подло в спину кинжалом ткнуть (отталкивает Одессия и уходит вместе с Политом и Приамом)
   Одессий Вот ё! Чего же я сам про кинжал в спину не додумался?
   Наконец, Приама подводят к алтарю.
   Приам (бросается и обнимает Агамемнона) Сыночек мой, маленький... Троил... Хнык... Как давно ты не навещал своего старого родителя... Хнык... А вырос-то как, а возмужал.
   Гектор (оттаскивает Приама от недоумевающего Агамемнона) Что ты, отец. Это не Троил. Но когда-нибудь вы обязательно с ним встретитесь.
   Деифоб и Полит отводят Приама чуть в сторону.
   Приам (плачет) Троил, сыночек мой!
   Гектор (Агамемнону) Я говорил, что не стоило сюда приводить отца. После смерти Троила он вообще разумом повредился... Да и пьянство организм подкосило.
   Агамемнон (сочувственно) Да, зеленый змий никого не щадит.
   Калхас (трясёт колокольчик) Тишина в зале заседаний! (миролюбиво) Уважаемые ахейцы и троянцы, мы собрались здесь, чтобы... чтобы... (мучительно морщит лоб) Кто-нибудь знает, зачем мы здесь собрались?
   Все смеются.
   Агамемнон Когда-нибудь я этого жреца сам придушу (подсказывает) Чтобы принести клятву, идиот.
   Калхас (стучит себя по лбу) Ах, да... конечно. Так вот, месье... мадамов среди вас, кажется, нету...
   Гектор (показывает на стену Трои) Все мадамы наблюдают со стены.
   Нестор (готовится записывать) И Елена, похищенная вами арговянка? (всматривается) О, кажется, я её на стене вижу. Интересно, за кого она больше боится - за Париса или за Менелая?
   Гектор (всматривается) Всё это очень подозрительно, уже не в первый раз про какую-то Елену слышу. Объяснитесь, пожалуйста, как вас там бишь, по имени отчеству.
   Нестор Нестор Петрович...
   Калхас (стучит сандалией по алтарю) Цыц! Не то сейчас покажу вам кузькину мать в заднем проходе (миролюбиво) Так вот мы собрались здесь, месье... в этом зале для игры в мяч затем, чтобы выработать конституцию. Поскольку с зала заседаний нас прогнали. Так принесём же клятву Горациев...
   А в толпе свист и смех.
   Агамемнон (пинает Калхаса ногой и отгоняет от алтаря) Вон пошёл отсюда! (недовольно) Ну, нет жреца нормального, всё самому приходится делать (достает кинжал, Аяксам) Давайте сюда баранов.
   Бараны жалобно скулят. Аякс Ст. подает Агамемнону Ахиллеса в овечьей шкуре...
   Агамемнон (не выдерживает и роняет Ахиллеса на алтарь) Мать вашу! Так ведь это Ахиллес...
   Гектор (тянется к мечу, которого нет) Ахиллес?! Он ещё жив?!
   Приам (вырывается из рук Деифоба и Полита) Убийца моего любимого Троила!
   Агамемнон (в гневе) Аяксы, чтоб вас! Видите, что вы наделали! Унесите Ахиллеса, не смущайте наших троянских друзей... И дайте сюда барана - хватит и одного...
   Аякс Ст., обиженно надувшись, уносит Ахиллеса.
   Агамемнон (кладёт барана на алтарь) Великий дурачок Зивис! Всевидящий, всеслышащий, всеобоняющий и всепрощупывающий Гелиос! Гея - земля-матушка! Дети подземелья Гадес и Персефона! Станьте же свидетелями нашей клятвы на крови... в смысле на крови барана... Храните её и покарайте отступника её! Если Менелай порешит Париса, то троянцы отдадут нам трилитрон и такую дань, ну такую дань, чтобы потомки тысячи лет помнили... А если вдруг почему-то, что крайне невероятно, но всё равно... Если Парис как-то умудрится убить Менелая, мы все: ахейцы, грики, данайцы, арговяне и прочие всякие, кто с нами, уплывём назад на родину и оставим Парису его трилитрон и... всё прочее, что он со Спарты вывез (перерезает барану горло, сливает кровь в чашку, потом отпивает оттуда, протягивает чашку Гектору)
   Гектор (отшатнувшись, брезгливо) Да вы просто варвары!
   Агамемнон Не заставляй нас усомниться в вашей честности.
   Гектор (берёт, наконец, чашку и, пригубив, долго сплевывает) Тьфу!.. Тьфу!.. Ве-е-е!.. Тьфу! Тьфу!.. Ве-е-е-е!
   Агамемнон (всем) Ахейцы и троянцы! Клятва произнесена! Освободите место для поединка, и да свершится воля рогов... то есть... богов.
  
   Сцена IX
   Одессий сидит на земле с тремя шлемами и одним камнем. Рядом с ним Гектор. За спиной Одессия чуть в стороне Аяксы разминает плечи и ноги Менелая, а Афена дает тактические советы - нашёптывает на ухо, изредка проводит рукой возле горла и стучит кулаком в воздух. За спиной Гектора тоже проделывают с Парисом Деифоб и Полит.
   Одессий (Гектору) Это очень простая игра - мое изобретение, кстати... Ну ладно, предатель Паламед мне немного помогал. Так вот - три шлема, один камень, угадаешь под каким...
   Гектор (подозрительно) Я тебя знаю, Одессий. Это очередное надувательство. Давай, по-простому (берёт шлем) Один шлем, два камня (раскрывает ладонь) Вытащишь белый - Менелай будет первый бросать копьё, а чёрный...
   Одессий (стучит по тёмным очкам) Ты забыл, что я слеп от рождения? Как я узнаю, какой камень вытянул? Давай так, по-современному, пусть станут спина к спине и расходятся. А через тринадцать шагов кидают копья...
   Гектор Очередная ахейская хитрость? Нет я в поединках собаку съел, поэтому разрешу убить своего брата не как-нибудь, а по точным правилам искусства... Пусть они отойдут на сто шагов, а потом сходятся. И кто кинет первый копьё - тот кинет.
   Одессий Ладно, секундант Гектор, раз ты так в поединках шаришь, так и быть... Всё равно результат предугадать несложно (улыбается)
   Гектор подходит к Парису, а Одессий поднимается и, ощупывая палочкой путь - туда же.
   Одессий Ой! Куда это я пришёл?
   Гектор Не туда, ясен пень (разворачивает) Туда иди (Парису) Готов?
   Парис (поспешно кивает головой) Осиновое копьё приготовил и серебряный меч. Говорят, помогает против нежити.
   Африка (массирует плечи Парису) Ни о чем не волнуйся, милый (целует в щеку) Я с тобой. Менелай не мертвец, его спас Асклепий.
   Афена (заметив, покатывается со смеху) Ха! Браво, шоколадка. Что, переговоры с Аресом провалились, самой приходится крутиться? Только учти, дорогая... (с ненавистью) Ты следующая (жестом патриция тычет большим пальцем в горло)
   Гектор (кричит) Начинайте! А то уже обед скоро.
   Парис и Менелай поднимаются со своих мест и расходятся в разные стороны, Менелай пышет ненавистью, а взгляд у Париса затравленный. Гектор достаёт платочек и бросает на землю. И лишь коснулся он земли, противники начали сближаться. Парис поспешно метает копье, Менелай закрывается щитом. Копьё попадает в щит и отскакивает.
   Менелай (смеётся) Хи-хи! Тебе конец, сопляк! (кидает копьё, осечка) Вот же! (трясет копьё) Кидайся, твою мать! (направляет копьё, на Париса... у того трясутся колени... пробует кинуть, осечка) А чтоб тебя! (отшвыривает копьё и щит и выхватывает меч)
   Сходятся. Менелай долго и упорно бьёт мечом по щиту Париса. Парис пятится и выставляет щит. Пока меч Менелая не ломается.
   Менелай (в сердцах) Ну, что ты будешь делать! (хватает Париса за руки)
   Парис вырывается и бьет эфесом меча в лицо Менелая.
   Менелай (выплевывая зубы) Ах так! (вырывает у Париса меч) На части покромсаю! (за ремешки шлема тащит Париса к ахейскому войску)
   Ремешок рвётся, Парис падает, но вскакивает и, держась за горло, ковыляет к своим, спотыкаясь. Ползёт.
   Менелай Что?! (бежит за Парисом)
   Парис в панике прижимается к ногам Гектора.
   Менелай (Гектору) Отойди, царевич Трои, или я убью его у твоих ног.
   Африка (судорожно вцепившись в руку Гектора) Гектор, ты же не дашь убить своего брата.
   Гектор (Менелаю) Ты победил, Менелай, и мы исполним клятву. Поединок закончен.
   Менелай Нет, не закончен!! Мы договаривались биться до смерти, поэтому отойди и не мешай! (замахивается мечом)
   Африка (трясёт Гектора) Ну же, Гектор, спаси своего брата! Что же ты стоишь?! (отпускает Гектора, выхватывает какую-то баночку и бросает о землю, всё окутывает розовый туман)
   Ничего не видно, только кашляют Гектор и Менелай. Наконец, туман рассеивается, а там только Гектор и Менелай с мечом. Ни Африки, ни Париса... Европ с Азиями тоже нету...
   Гектор (с уважением до дрожи) Голография!
   Менелай Да какая, б... голография?! (трясёт Гектора за грудки) Где?! Где он?! Куда ты его спрятал?! Я хочу выпустить у него кишки! Хочу увидеть его кровь!
   Гектор (вырывается) Что ты ко мне пристал?! Откуда я знаю?! Иди вон (показывает на своё войско) Поищи. Найдёшь - он твой.
   Менелай только опускается на колени и воет в небо. Приближаются Агамемнон и Одессий, за их спинами Нестор с рукописью и Аяксы.
   Агамемнон (громко) Слушайте меня все! Вы, троянцы и вы, арговяне с союзниками! Бесспорно, мы все видели, Менелай победил в этом поединке. Куда делся Парис? (пожимает плечами) Не всё ли равно? Может, прямо в Аид провалился или и того ниже - в Тартар (смеётся, все вторят ему, и троянцы, и грики, лишь Гектор смотрит мрачно из-подо лба) Поэтому, исполните клятву. Отдайте трилитрон с данью, как обещали.
   Гектор (решительно) Да будет так, царь Агамемнон (через плечо) Деифоб, Полит! Разыщите Гелена и заберите у него трилитрон.
   Улыбающиеся в камеру Гектор и Агамемнон пожимают друг другу руки. Оба войска радостно кричат, трясут оружием и бросают вверх шлемы. Аяксы рыдают друг у друга на плечах. Нестор вытирает слезы умиления.
  
   Сцена X
   К радостной толпе решительно приближается Гераника, к ней бросается Афена.
   Афена (чуть не плача) Шеф, всё пропало! Всё пропало! Париса не убивают, Трою не разрушают, трилитрон забирают!
   Гераника хватает Афену за лицо и отшвыривает. Афена падает на землю, плачет.
   Гераника Ничего доверить нельзя. Пока я у одного садюги в подвешенном состоянии находилась, ты тут дело до мирных переговоров довела.
   Идёт среди троянского войска и вглядывается в лица. Все троянцы не скрывают радости. Гераника идёт дальше, упёртая. Наконец, подходит к Пандару, лениво опирающемуся на лук и жующему жвачку. Внимательно осматривает, заглядывает в глаза. Пандар её будто не видит. Гераника гладит его, словно при эротическом танце. Провидит руками по плечам, рукам, луке.
   Гераника (шепчет Пандару на ухо) Ты разочарован, да? Собирал братву - собирал, ковылял сюда на стрелку за тысячи километров. И что? Теперь придётся назад отправляться. И без заслуженного бабла.
   Пандар тяжко вздыхает.
   Гераника (нежно) Доверься мне. Ты не разочаруешься. Возьми свой лук и вложи стрелу в тетиву.
   Пандар Да (выполняет)
   Гераника (чуть сдвигает стрелу Пандара) Кого же нам порешить? Может, главного пахана - Агамемнона (направляет лук на Агамемнона, что-то обсуждающего с Гектором) Нет. В этом никакого резона. Скажу тебе по секрету, Агамемнон - лох, убьёшь его - грики тебе ещё спасибо скажут (направляет лук на Одессия, щупающего путь палочкой, но кружащегося на месте) О, да! Этот слепой - страшный мудила. Страшнее его только одноногий. Но убивать инвалидов нехорошо. Кто ещё остался? Этот - лох, этот - лох... Этот тем более лох... (наводит лук на Менелая, стоящего чуть в стороне, расстроенного) Враг Париса. Из-за этого чма грики на стрелку и явились. Уроешь его - Парис тебе спасибо скажет. А спасибо у него всегда пятизначное.
   Пандар О да! (стреляет)
   Гераника (трясёт руку и орёт) Ау! Гад! Пальцы расцарапал.
   Стрела по кривой траектории, мимо троянских и грических воинов, наконец-то находит цель - сердце Менелая.
   Гераника Кажется, перестарались. Ладно, что уж тут поделаешь?
   Все застывают в ужасе.
   Агамемнон (бросается к Менелаю) Братан! (трясёт Менелая) Не умирай! (Гектору с ненавистью) Подлые троянские собаки, вы не соблюдаете договор! Будьте вы прокляты! Вы убили моего брата, готовьтесь к бою!
   Гектор Погоди, Агамемнон. Это недоразумение.
   Агамемнон Сейчас ты сам будешь недоразумением!
   Гектор (гордо) Хорошо, не больно-то и хотелось вам дань платить (плюёт на землю и уходит)
   Троянцы отшатываются от ахейцев, а ахейцы от троянцев. Смотрят друг на друга с ненавистью. Бегут к оставленному в стороне оружию.
   Гераника (Афене) Учись, куколка.
   Идоменей (бросается к Менелаю и лезет обнимать) Ау! Ау! Любимый мой! Родной! (раздается звук "чпок" - заело пластинку) Любимый мой, родной... (чпок) Любимый мой, родной...
   Агамемнон ударяет Идоменея по плечу.
   Идоменей (воет) Вау! Вау! За что?! Без кормильца оставили! Вау! Вау!
   Агамемнон (Аяксам) Держите гражданочку, она медицине работать мешает.
   Аяксы оттаскивают Идоменея. К Менелаю приближается колесница скорой помощи с Махаоном и Капустником. Махаон садится на Менелая сверху и приставляет к груди два утюга. Причём не просто утюга, а электроутюга.
   Махаон (орёт) Разряд!
   Капустник щёлкает тумблером. Менелай подскакивает вместе с Махаоном.
   Махаон (трёт утюг об утюг и опять приставляет к груди Менелая) Разряд!
   Агамемнон (удивлённо) Что это они делают?
   Махаон присоединяет к Менелаю капельницу. Подхватывают вместе с Капустником тело, кладут на колесницу и уезжают. С сиреной.
   Капустник (озвучивает) Уи! Уи! Уи! Уи! Уи! Уи!
   Прибегает Одессий.
   Одессий (задыхаясь) Чего вы стоите? Троянцы вон - наступают. Сейчас всех нас, как Менелая.
   Агамемнон Не паникуй, паникёр (всем) Вой мои храбрые! Троянцы хотят войну? Они её получат! (поднимает руку со скипетром) Бей этих варваров!
   Все войско вторит ему.
  
   АКТ XVI Раны богов
   Сцена I
   Нестор (сидит на щите и пишет) "И пошла толпа на толпу, а куча на кучу..."
   Патрокл (смотрит вдаль, закрываясь рукой от солнца) Если наши - это куча, то троянцы - это точно не куча.
   Нестор Я не понял, кто тут великий летописец у руссов? Я или Ахиллесовы побратимы? И вообще, почему не в армии?! Косить вздумал?!
   Патрокл Мы - мирмидоняне, подчиняемся только приказам непосредственного начальника - Ахиллеса.
   Нестор Ну и что приказал Ахиллес?
   Патрокл А ничего. Только бред какой-то про какую-то Брисеиду.
   Нестор Переживает, бедняга, что её Агамемнон забрал, даже воевать не захотел... (пишет) Надо пометить в рукописи: "Но не было среди ахейцев могучего Ахиллеса, потому что..."
   Патрокл Гелен его камнем в головку ранил, Парис - десятью стрелами в спину, Деифоб - копьём. Полит - в бедро, Эней - между ног, а Гектор - в сердце, горло, в оба глаза, в печень, почки, лёгкие и...
   Нестор Пожалуй, это слишком подробные сведения, не стоит их в летописи упоминать. Так... на чем я остановился? (пишет) "Словно морские волны на берег шли ахейцы на троянцев, волна за волной, волна за волной. И не было им числа... Побелели троянцы от страха, Гектор так вообще в штаны наклал..."
   Патрокл (недоверчиво) Гектор? (всматривается) О! Там твой сыночек Антилох с кем-то схватился.
   Нестор Что? Разве троянцы ещё не разбежались? А ахейцы по их трупам в город не ворвались, как когда-то славные воины Геракла... (неожиданно дошло) Антилох? Где? (вскакивает и вглядывается)
   Патрокл (показывает) Да вон он...
   Нестор Ну, должен победить. Антилох же не лох.
   Патрокл и Нестор зажмуриваются, словно на них кровь брызнула.
   Патрокл (сочувственно) Н-да, Антилох оказался лох.
   Нестор (садится) Нет, так история не пишется (пишет) "Ударил Антилох своего противника и сразу из него дух вышиб, а потом ещё тридцати трём..."
   Патрокл (смотрит вдаль и опять зажмуривается) Вот же! Элефенор, наш царь абантов, хотел тело вынести, а ему в бок копьём зарядили. Кажется, Арагорн, сын Араторна.
   Нестор Не, таких у троянцев нет. Наверное, Агенор, сын Антенора.
   Патрокл (зажмуривается несколько раз, с отвращением) Аякс Старший своим щитом... бедные, бедные троянцы.
   Нестор (записывает) Ага! Хорошие воители на нашей стороне дерутся.
   Патрокл (удивлённо) Антиф, сын Приама, метил в Аякса Старшего, но попал в Левка, Одессиева собутыльника. Но удивительно не это, а то, что Антифа-то уже порешили по приказу Агамемнона вместе с братом Исом.
   Нестор Наверное, это его брат-близнец, похож на него, как две капли об асфальт (старательно пишет)
   Патрокл А вон и Одессий с копьём... Какой ужас - перепутал, где свои, а где чужие... Уже тридцать трёх наших убил... (спустя паузу) Всё! Не выдержали троянцы такого - бегут, даже Гектор.
   Нестор Ура! Победа! Одна на всех, мы за ценой не постоим.
  
   Сцена II
   Толпа троянцев бежит к городу и возле самых ворот натыкается на Ареса, подпирающего стену. Останавливается в нерешительности.
   Арес Далеко бежать собрались? Отступать то уже и некуда, позади (кивает головой за спину) Москва.
   Деифоб Так ведь... это... батюшка. Гриков много, а нас мало. Может, быть за стенами отсидимся?
   Арес Трусы! А вот я вас всех порешу. Вперед, в бой! Считайте, что я ваш заградотряд.
   Деифоб А ты с нами? С тобой мы всех врагов разгоним.
   Арес (усмехается) Ну ещё бы! Кто тут бог войны? Я или Афена?
   Вопли среди троянцев: "Вперёд!", "За Трою!", "С нами Арес!". Вся толпа разворачивается.
  
   Сцена III
   На холме шатёр и штандарт в виде оливковой ветви. Афена сидит на ковре в позе восточного завоевателя и жрёт оливки. Рядом куча гоплитов-адъютантов.
   Прибегает Диомед и опускается на одно колено.
   Диомед О, великая богиня! Наши ряды дрогнули, нужно подкрепление.
   Афена (грозно) Подойди.
   Диомед робко, ожидая наказания, подходит... гуськом.
   Афена (заклинает) Знание - сила! Оливковую косточку в землю зарою - вырастет олива. Наделяю тебя силой немереной, умом несчитанным, храбростью безрассудной. А также одариваю щитом железным и джедайским мечом лазерным. Но сроком на сутки. Крутись воин, веди своих арговян.
   Диомед (поднимается, сияя) Служу олимпийским богам! (убегает)
   Афена вытирает руки и поднимается. Раздаётся какое-то жужжание и с неба приземляется вертикально, словно вертолёт, Гермес.
   Афена А ты что здесь делаешь?
   Гермес (кружится рядом) Зивис недоволен, что вы так открыто вмешиваетесь (показывает красную карточку) Вон с поля!
   Афена (возмущённо) А компот? То есть... а Арес?
   Гермес Его тоже забирай.
  
   Сцена IV
   От меча Ареса валятся тысячи и тысячи гриков... Ещё чуть-чуть и никаких бы у них тысяч не осталось. Плечом к плечу с Аресом дерутся Гектор и Деифоб. По мере сил стараются не отставать от бога.
   Появляется Афена и в разгар сечи кладёт руку на плечо Ареса.
   Арес (оборачивается, в гневе) Что?! А и ты здесь... Сразиться хочешь?
   Афена (качает головой) Не, нас решили обменять.
   Арес Как это обменять?
   Афена Ну, шаришь в шахматах? Типа как ферзя на ферзя, для облегчения партии. Поэтому (манит рукой) Бери меня за руки и портируемся на Олимп.
   Арес (отдёргивает руку) Чёрта с два! Я хочу наблюдать битву своими глазами.
   Афена (в гневе) Да что, это я виновата?! Думаешь, я сама не хочу остаться?! Пошли, тебе говорят, приказ свыше!
   Голос Зивиса Ладно, в натуре, его мать. Пусть остаётся, только отправится вон туда... подальше, вон на тот холмик... (Афене, грозно) А ты! Ноги в зубы и сюда живо! Я тебе ещё за Диомеда выговор объявлю, с занесением в грудную клетку!
   Афена А что я, а я ничего (расставляет руки и кружится на месте) Три! Два! Один! Ноль! Пуск! (медленно, на парах, поднимается вверх)
   Арес провожает её, закрываясь рукой от яркого света сгораемых газов. С сожалением смотрит на дерущихся троянцев и гриков, наконец, кладёт меч в ножны и уходит.
   Гектор (улучив момент обернуться) Стой! Куда?! (долго возмущаться ему не дают)
  
   Сцена V
   Диомед на фоне панорамы битвы. Рассматривает железный щит, покрытый наполовину ржавчиной.
   Диомед (восхищенно проводит по ржавчине пальцем) Технология будущего! (берёт в руку) Такой прочный (достаёт рукоятку от лазерного меча) Вот мать! Лезвие, дура, забыла (случайно нажимает на кнопку, раздаётся гудение и появляется светящееся лезвие... ну, похожее на люминесцентную лампочку) Вау! Ну, теперь я этим троянцам покажу!
   А мимо пролетают дорогие лимузины, там женщины с горящими глазами... тьфу! Пролетает золотая колесница, там жрецы в сверкающих мантиях и бриллиантовых диадемах в волосах.
   Диомед (причмокивает) Тачка! Вот что мне сейчас нужно (становится на дороге и махает мечом)
   Лошади становятся на дыбы.
   1-й жрец (за поводьями) Мужик, ты чё делаешь? Ты не понимаешь, на кого амброзию поливаешь.
   2-й жрец (рядом) Не видишь, брат, это - данаец. А этим зверям всё едино, кто перед тобой - жрец или не жрец.
   1-й жрец (Диомеду) Эй, пропусти нас! Мы жрецы Гефеста. Ты же не хочешь с богом поссориться?
   Диомед Вы - троянцы. Поэтому смерть вам, вы собираетесь молить своего бога поддержать свой город.
   2-й жрец Умри сам! (метает копьё)
   Диомед закрывается щитом, и копьё отскакивает. Диомед подбегает ко 2-му жрецу и рубит его мечом... на две половинки.
   Диомед (с восхищением смотрит на лазерный меч) Вот это оружие!
   1-й жрец орёт, спрыгивает с колесницы и бежит прочь.
   Диомед (злобно) Врёшь - не уйдёшь! (бежит следом)
   Гефест (встаёт из-под земли на пути Диомеда) Ты чего моих жрецов маленьких обижаешь? Нужна тачка, бери. А жреца оставь в покое.
   Диомед Да кто ты такой?! Нет, ну кто ты такой?!
   Гефест (достаёт молот) Я кто такой?! Ну всё, смертный, напросился.
   Диомед (поспешно) Ой, прости! Не признал в горячке (целует грязные Гефестовы руки - ну, кузнец все-таки)
   Гефест (недовольно) Ладно, только чтоб больше такого не было.
   Диомед вскакивает на колесницу, давит на сцепление и уезжает.
  
   Сцена VI
   Нестор (записывает) И разразилась битва с новой силой! Идоменей валил троянцев...
   Патрокл (перебивает) Пилкой для ногтей что ли?
   Нестор Не перебивай. Так вот... Идоменей валил троянцев, Агамемнон валил троянцев, Менелай валил троянцев...
   Патрокл Да что ты брехню гонишь? Агамемнон вон - последний самый, руководит якобы... Типа... полкан командует "вперёд!" а сам, конечно, отстаёт. Но это ещё ладно... Но Менелай... Он может в очереди на переправу через Ахерон, а ты тут его склоняешь.
   Нестор Такое в летопись не пишут. Рана Менелая была лёгкая, Махаон и Капустник её перевязали, и он смог принять участие в битве (продолжает) Но больше всех троянцев завалил Диомед...
   Патрокл Да, с этим спорить не буду. Прорубился, как нож сквозь сыр, аж светится.
   Нестор Слава светлоокой деве Палладе! Хорошо звучит, да? Надо записать.
   Патрокл (всматривается) Бегут! Бегут троянцы! На этот раз им ничего не поможет.
  
   Сцена VII
   Троянцы бегут мимо Пандара, внимательно наблюдающего, как Диомед рубит на части тех, кто рискнул с ним сражаться.
   Пандар (останавливает одного гоплита) А ну стой смирно. Руки по швам.
   Тот выполняет. Пандар, как акробат, в кувырке через голову запрыгивает гоплиту на плечи. Вскидывает лук и некоторое время целится, прищурив глаз. Стреляет. Стрела по очень кривой траектории, минуя и притормаживая перед дерущимися, наконец, находит Диомеда. Вонзается ему в плечо.
   Пандар (вопит, подняв вверх кулак в перчатке) Есть! Готов! (прыгает от радости у гоплита на плечах)
   Троянцы вокруг ему вторят, потрясают оружием и бросаются в бой.
  
   Сцена VIII
   Диомед стиснув зубы, лежит на песке. Махаон, упираясь в его тело, тащит стрелу. Живьём, стрела-то с зазубринами, прям как гарпун. И со смещённым центром тяжести.
   Махаон (вытащив стрелу, чуть не падая) Готово! (смотрит на стрелу) Фирменная, именная даже (читает) Пан-да...
   Диомед Гималайский медведь?
   Махаон Пандар! Тот же, что и Менелая завалил.
   Диомед Я убью его!! (вскакивает и бежит к полю боя)
   Махаон Стой! Тебе бы отлежаться денёк! Эх...
  
   Сцена IX
   Диомед махает своим мечом, сражая всех вокруг. Правда, щит ему пришлось бросить - вторая рука болтается вдоль тела.
   К нему на огромной скорости приближается локомотив. В смысле колесница. За вожжами Эней, а за его спиной Пандар целится из лука. Стреляет.
   Стрела летит на этот раз по прямой и прямо в сердце Диомеда. Диомед замечает стрелу и сбивает её мечом. С ненавистью смотрит на приближающихся Энея и Пандара. Эней хочет его затоптать копытами и переехать колесами, но Диомед вовремя отпрыгивает в сторону. Пандар стреляет второй раз.
   Теперь стрела поступает хитрее и некоторое время, огрызаясь, увертывается от ударов лазерного меча. Эней тем временем разворачивает колесницу.
   Пандар (заряжает сразу три стрелы) А на это что скажешь? (стреляет)
   Стрелы летят клином, жужжат от нетерпения. Диомед размахивает над головой световым мечом, словно идёт дождь и он решил сбить все его капли. Стрелы некоторое время кружатся вокруг, жужжат, как шмели. Наконец, одна заходят сзади и атакует. Диомед разворачивается и пробует её сбить. Стрела резко отшатывается. Две других целятся Диомеду в спину. Прошлось бедному применить супер-прием. Кружится на одном месте, громко крича, как самурай. Стрелы издают недовольный писк, когда их сбивают.
   Третья стрела всё-таки втыкается Диомеду в задницу.
   Колесница пролетает мимо и Пандар мечет копьё. Попадает Диомеду в грудь и сбивает с ног.
   Пандар Е! Е! Мы сделали это! Умри ж в мучениях, данаец!
   Диомед (выдёргивает копьё) Это для меня, как слону дробина (вскакивает и рубит проезжающего мимо Пандара)
   Тело валится на землю. Эней, видя такой ужас, осаживает коней и спрыгивает с колесницы с обнаженным мечом. Становится возле тела Пандара. Некоторое время рубятся с Диомедом, вокруг летят искры. Скоро меч Энея становится со щербинами. Неожиданно светящийся меч меркнет и гаснет.
   Диомед (трясёт ручку от меча) Мать вашу, аккумуляторы сели.
   Эней (приближается с мечом) Похоже конец тебе, Диомед Скайуокер. Зря ты выбрал путь тьмы.
   Диомед отбрасывает рукоятку от меча и поднимает с земли огромный камень, больше себя в два раза. Кидает в Энея и сшибает с ног. Эней стонет на земле, окровавленный.
   Диомед берёт копьё Пандара и мрачно приближается. Неожиданно между ним и Энеем вклинивается Африка.
   Африка (чуть толкает Диомеда в грудь ладошками) Стой, Диомед! Я тебе приказываю! Ты не тронешь моего сына!
   Диомед (угрожает копьём) Прочь с дороги, или тебя тоже порешу, бессмертная!
   Африка пинает его между ног ногой. Пока Диомед стонет, хватает Энея и улетает, махая крыльями, неожиданно появившимися за спиной, как у гарпии.
   Диомед рычит и бежит следом. Метает копьё, и сбивает Африку. Та кричит от боли, вращается, как падающий истребитель и выпускает из рук Энея. Возле самой земли дематериализуется. Энея подхватывает Аполло.
   Диомед наступает на него. Некоторое время пытается ткнуть Аполло копьём, тот увёртывается, а потом посылает Диомеда оземь хуком слева.
   Диомед трясёт головой и пробует подняться.
   Аполло Уймись, смертный! Тебе ли тягаться с чемпионом? И Афена не поможет.
   Диомед злобно отшвыривает копьё. Аполло взваливает на плечо Энея и уносит.
  
   Сцена X
   Арес, увешанный оружием с ног до головы, в позе Конана-варвара сидит, опираясь на меч. К нему на холм поднимается Африка.
   Африка (укоризненно протягивает ему свои окровавленные руки) Посмотри! Это кровь! Сколько ты будешь здесь сидеть?! Хочешь, чтобы меня совсем убили?!
   Арес (вскакивает) Что?! Кто посмел?!
   Африка (плачет у него на плече) Диомед! Любимый, мне плохо, больно и холодно. Пожалуйста, дай мне своего дракона. У меня сил не осталось даже, чтобы на Олимп попасть.
   Арес Хорошо. Я отомщу за тебя! И плевать мне на запрет Зивиса (через плечо) Дракоша, отвези Афродиту на Олимп.
   Дракон рычит, Африка залезает ему на спину и улетает, как назгул. Машет Аресу ручкой.
   Арес берёт в руки меч и идёт вниз с холма.
  
   Сцена XI
   Нестор (старательно пишет) Мрачный день для сынов троянских. Сколько их уже в мрачном царстве Аида благодаря стараниям великого грического героя - Диомеда.
   Патрокл (смотрит вдаль) Троянцы наступают, а Диомед бежит от Ареса...
   Нестор Что? Не может быть! Ему же запретили вмешиваться в обмен на невмешательство Афены.
   Патрокл только пожимает плечами.
  
   Сцена XII
   Олимп. Перед Зивисом карта сражения с оловянными солдатиками.
   Зивис (трясёт солдатика на коне) Ты-гы-дык! Ты-гы-дык! Ты-гы-дык! Ура! Ура! Да здравствует товарищ маршал! Верные мои солдаты, сокрушим врага!
   Гераника (недовольно) Пока ты тут в натуре играешься, смертные друг друга порешить готовы. Пора завязывать с войной, и так уже десятый год длится, заколебала уже. Пусть троянцы побегут, а грики следом в город ворвутся. С Диомедом они это сумеют, поверь мне.
   Зивис (обиженно) Хнык! Я ещё не наигрался. А за Диомеда Афене выговор объявил и отправил сортиры драить... Незаконное вмешательство второй степени, всё-таки. Если Дневной Дозор узнает...
   Гераника Но Гессер... то есть... Зивис. А что Арес вытворял? Сам с мечом пошёл грических солдат крушить. И чуть всех не перебил, кстати.
   Зивис Про Ареса другой разговор.
   Появляется Афена со шваброй и ведром.
   Афена Это... сортиры я уже помыла.
   Зивис Ну, здесь тогда пол помой. Тысячу лет никто в тронном зале не прибирался.
   Афена макает швабру в ведро.
   Появляется Африка с перебинтованным пальцем.
   Афена (Африке, опираясь на швабру) Что с пальцем? Бандитская пуля?
   Гераника (ехидно) Или порезалась во время бритья?
   Африка плачет. Афена и Гераника посмеиваются.
   Зивис Ну-ну, успокойся. Кто тебя, такую красивую, в натуре обидел?
   Африка (плачет) Диомед.
   Афена Круто! (кружится вокруг швабры) Хоть кто-то на твои чары не поддался.
   Африка (плачет) Да... да... Как он смог?
   Афена Так я ж в него такую силищу закачала.
   Зивис Диомед, конечно, поступил подло - наезжать на такую клёвую и не воинственную богиню... (Африке) Но ты тоже виновата. Зачем туда попёрлась? Как будто Арес с Афеной недостаточно напакостили? А там ещё и Аполло где-то ошивается. Но не трясись, мы же не хотим остаться без своей богини любви. Поэтому, конечно, восстановим тебя ментально.
   Африка (кланяется) Спасибо тебе, бог богов.
   Гераника Не строй глазки, не строй. Моему зоофилу только коровы нравятся.
   Неожиданно солдатики на столе Зивиса, изображающие гриков, в панике бегут на край стола.
   Зивис Стой! Куда?!
   На стол взбирается фигурка Ареса и грозно размахивает мечом.
   Афена (бросает швабру на пол) Так! Я тут полы драю, а он опять за своё взялся.
   Зивис Да, этот вепрь поганый уже и на меня лепешку крошит - прямых приказов не слушается. Эй, там...
   Гераника А можно нам с Афеной? (дергает Афену за руку) Мы уж его остановим.
   Африка Я протестую! Они натравили на троянцев свое чудовище - Диомеда, да ещё и силищей напитали, прибамбасами обвешали. Только Арес его способен остановить (зло) Вот пусть и отправит его в царство мёртвых.
   Гераника Послушайте, что она предлагает - прямое убийство смертного богом. И это называется невмешательство?!
   Африка Мне плевать! Пусть будет не прямое. Пусть его поразит ещё одна ошалевшая стрела. Ну и что, что Пандара убили, лук-то его остался.
   Зивис Харе кричать, тёлки. Я вот что решил - Ареса надо остановить, поэтому отправляйтесь.
   Гераника Съела, шоколадка?
   Африка (в гневе) А Диомед?! Кто убьет Диомеда?!
   Зивис Хм... позволь подумать... Как тебе ответ - потом?
   Гераника громко смеётся.
  
   Сцена XIII
   Гераника тащит упирающуюся Афену к полю битвы, мимо бегущих грических гоплитов.
   Афена Да не пойду я! Как я, по-твоему, Ареса остановлю?
   Гераника Что?! Кто говорил, что Арес нам не нужен?!
   Афена (в гневе) Ты и говорила! А теперь он воюет на той стороне и ты хочешь, чтоб я с этим что-то сделала?! Вот сама и иди - дерись с ним. Или уговаривай - сыночек твой всё-таки.
   Гераника Ну, я с ним немного в натянутых отношениях.
   Афена Ха... Я теперь тоже, и все благодаря твоим стараниям.
   Гераника Может... ну, это... где-нибудь интереснейшая война? Ну, гунны какие-нибудь на Китай напали...
   Афена Да-да, конечно. Племя Тумбо-Юмбо напало на племя Юмбо-Тумбо. Очнись, зачем Аресу куда-то идти, когда под самым боком такая эпохальная война?
   Гераника Неужели ты так слаба? Все ж относительно, завалил же как-то Давид Голиафа.
   Афена Я знаю, как он его завалил. Кто очень ловко миф о Самсоне извратил. Причем, Давид был не Самсоном... То ли ещё про нас напишут. Впрочем, тут есть кое-какой резон... Нужно навестить моего терминатора - Диомеда (убегает семимильными шагами)
  
   Сцена XIV
   Диомед идёт по полю битвы, туда, где самая большая сеча. И где мелькает шлем Ареса. Афена подталкивает Диомеда в спину.
   Диомед (робко) Но... как я его убью? Он же бог.
   Афена Я тебе дам - убью! Тоже мне придумал, моего лучшего друга замочить! Да у тебя, да и у меня тоже, это всё равно не получится. Боги на то и бессмертные... что бессмертные. Ты не убьёшь, а только ранишь его. Это заставит его войти в сумрак и унестись на Олимп. Поскольку раненным богам очень худо.
   Диомед Но как у меня получится его ранить?
   Афена Н-да, правы те, кто говорит, что не те нынешние геройчики. Твой папаша Тидей, помню, ничего не боялся. Зверь был, а не человек... Рассказываю ещё раз. Я дам тебе ещё один мощный артефакт, так называемую "Пращу Давида", которой он поразил своего неприятеля Самсона.
   Диомед (с сомнением) Пращей? Бога?
   Афена Иди-иди. Сомневаться потом будешь... Главное, чтоб Арес меня не заметил, иначе будет война и немцы.
   Арес между тем всё ближе и ближе, добивает в спину бегущих гриков. Троянцы наступают вслед за Аресом. Диомед останавливается в шоке.
   Афена Ну же! Чего ты ждешь?
   Арес (оборачивается и замечает Диомеда) Вот ты где! Обидчик Афродиты. Тебе никто не говорил, что наезжать на богов нехорошо? (приближается со своим громадным мечом)
   Афена (трясёт Диомеда) Давай же! У тебя праща есть - стреляй.
   Диомед поднимает на плечо какую-то трубу, подозрительно похожую на базуку. Арес в последний момент неожиданно отшатывается. Диомед нажимает на кнопку. В грудь Ареса врезается ракета и сбивает с ног. Арес громко и долго кричит, все в ужасе останавливаются. Изображение Ареса бледнеет, у него вырастают красные крылья. Арес улетает.
   Афена (вытирает пот со лба) Неужели получилось? Не верю.
   Диомед отрешенно смотрит на базуку, пока она не исчезает у него в руках.
  
   Сцена XV
   Ещё долго длился бой. Все намаялись, запарились. Грики и троянцы же не дураки, чтобы биться от заката до рассвета. Даже Гектор в город на обед смотался, перекусить борщом, который приготовила его супруга Андромаха. И воротился спустя час вместе с Парисом. Последнего, правда, очень сильно шатало... и несло от него за пять километров. Как троянцев не разбили в отсутствие главнокомандующего? Сложный вопрос. Наверное, у него были отличные подчинённые - есть на кого оставить войско в случае гибели...
   Уже и Гелий за горизонт клониться начал... Или Аполлон - это смотря кого считать богом солнца.
   Афена Аполлон! Аполлон! Аполлон, твою мать! Где ты?!
   Аполло (у неё за спиной) Не видишь что ли - вон, на небе сияю.
   Афена Ты мне эти еретические заблуждения брось. Это Гелий сияет, а ты бог - искусства и врачевания.
   Аполло (обиженно) Ну, я ещё боксер неплохой.
   Афена Короче, ночью, наверное, драться не будём. А чтобы определить, кто всё-таки победил, предлагаю назначить поединок.
   Аполло Опять? Был уже один... Ну да ладно, с нашей стороны будет драться Гектор.
   Афена А с нашей Ахилл... тьфу, блин, вечно забываю, что он нынче инвалид второй группы... Нет, не первой. Первой - Менелай (призадумывается) Хм, а драться-то кого послать. Жаль, с Диомеда уже заклятье спало, тут же все раны сказались - лежит теперь в бреду.
   Аполло (ехидно) Агамемнона пошли. Или Одессия...
   Афена мучительно морщит лоб.
  
   Сцена XVI
   Гелен передал волю богов Гектору, а Афена своим сама сказала. Сражаться с Гектором никто не хотел. Когда речь заходила о вожде троянцев, у ахейцев сразу начинали поджилки трястись. Пришлось тянуть жребий методом того же Гектора - камешки из шлема. Нечего даже и говорить, что Одессий подстроил так, что ему-то жребий не выпал в любом случае. А ещё Агамемнону по блату. И... впрочем, ладно, древние грики же не такие коррумпированные были, как сейчас.
   Аякс Ст. (чинно кланяется) Это большая честь для меня, сэнсей, драться с тобой. На твоих уроках вырос не один великий воин.
   Гектор (кланяется в ответ) И вот как вы мне отплатили, ученики. Пошли войной на своего учителя.
   Аякс Ст. Сэнсей, мы деремся не с тобой, а с твоим негодяем-братом. Переходи на нашу сторону.
   Гектор (выхватывает меч и становится в позицию) Прочь разговоры, Аякс Теламонид, к бою.
   Аякс Ст. Прости за мое предложение (достает дубину)
   Дерутся. Гектор играется с Аяксом Ст., легко увертываясь от сокрушительных ударов дубины, изредка приставляя лезвие к вражескому сердцу, глазам, горлу, лёгким, печени, почкам, паху и т.д. Но никогда не доводит движения до конца. Аякс будто не замечает этого, и с ожесточением рубит дубиной воздух, намереваясь зацепить Гектора. Гектор не дерётся - он пляшет, как искусный фехтовальщик.
   И тут солнце заходит за горизонт.
   Гектор (салютует мечом) Закончился день, Аякс Старший. А по правилам, поединок нельзя продолжать ночью. Поэтому предлагаю тебе боевую ничью.
   Аякс Ст. (тяжело дышит, опираясь на дубину) Встретимся завтра на поле боя, сэнсей.
  
   АКТ XVII Чья нынче победа
   Сцена I
   Олимп. Зивис идёт вдоль шеренги богов, выстроившихся по росту. А кто из них выше, кто ниже - решайте сами.
   Зивис (держит в руках пучок молний) Ну что, граждане боги, божки, божочки... Кто хочет потрудиться?! (перебирает листы папируса) Освящение храма - два человека...
   Дионис Огласите, пожалуйста, весь список. Ик...
   Зивис (смотрит неодобрительно) Итак, освящение храма - два человека, исцеление калек - два человека, грико-троянская война...
   Вся шеренга богов делает шаг вперёд.
   Зивис (переворачивает бумагу) На сегодня нарядов не поступало... О, есть наряд на строительство стен... Шутка. Чё вы, народ, я прикалываюсь, сколько уже можно эти стены наращивать? (смеётся, похрюкивая)
  
   Сцена II
   Нестор одевает доспех, шнурует боевые сандалии, наносит на морду полосы перед зеркалом, усиленно отталкивает Идоменея.
   Идоменей (подводит глаза) Милый, ты с ума сошёл? В твои ли годы в первых рядах драться? Как будто тебя подруга Афена для этого в армию взяла. Ты кто? Бригадный генерал. А что должен делать бригадный генерал? В штабе сидеть и рапорты слушать.
   Нестор Когда воевать больше некому, приходится и старым генералам штыки в руки брать.
   Идоменей (надув губки) Почему некому? А я? (показывает когти) Посмотри на моё оружие, да я всем троянцам глаза выцарапаю.
   Нестор (с неодобрением) Вот я и говорю, совсем воевать некому. Эх, не те нынче геройчики, ох не те. А каким был папаша твой Девкалион. Вот это настоящий герой, сколько мы с ним дичи во время Калидонской охоты забили, а сколько винила выпили... А как за золотым руном плавали...
   Идоменей (с подозрением) Что-то не помню, чтобы папаня о тебе рассказывал. Обо всех вот рассказывал: о Теламоне, Пелее, Геракле, Орфее, Касторо-Полидевке, Аталанте, Мопсе, Мелеагре, Автолике с Лаэртом. А вот о тебе...
   Нестор Чего?! Ты смеешь сомневаться в чём-то?!
   Идоменей (смеётся) А про Калидонскую охоту рассказывал, что ты на дерево залез, когда зайца увидел.
   Нестор (задыхается в гневе) Ах... Ах, ты гад! Как смеешь такие слухи распространять?! (выхватывает меч и бежит за Идоменеем)
   Идоменей, смеясь, убегает. Посылает на прощанье воздушный поцелуй.
   Нестор (кладёт меч в ножны) Ну и молодёжь пошла, никакого уважения к старшим.
  
   Сцена III
   Патрокл пишет рукопись вместо Нестора.
   Патрокл (оправдываясь) Дед вместо себя поставил, повоевать на старости лет захотелось (вскакивает и смотрит) Ага... (возвращается и пишет) Здравствуй, дорогой потомок, расскажу я тебе сегодня, как пошли грики на троянцев, а троянцы на гриков. Пошли и сшиблись. Убитые, раненные и просто затоптанные с обоих сторон тут же появились (задумывается) Чтобы тебе ещё такого рассказать, потомок? Приехал, значит, Агамемнон к Приаму, а тот его сразу на пир позвал, всякими лакомствами угощает. Агамемнон спрашивает: за какие средства, банкет, мол. А Приам ему: вон видишь стену? Подряжали мы Посейдона стену соорудить, он соорудил, а мы ему за это не заплатили. Кинули его. Вот за это и гуляем... А в следующий раз уже Приам к Агамемнону поехал. Видишь стену вокруг лагеря? - спрашивает Агамемнон. - Нет? Вот и гуляем.
   Раздаётся какой-то звон, крики, вопли, звуки сталкивающегося оружия...
   Патрокл (отбрасывает стило) Да что там происходит? (встаёт и смотрит) Чего? Троянцы наступают, а наши бегут? Не может быть (бросается к летописи) Надо записать... Какое записать? Драпать надо... Так что, извини, дорогой потомок, обо всём остальном в следующий раз (подхватывает рукопись и убегает)
   На холм поднимаются Деифоб и Полит в сопровождении гоплитов.
   Полит (смотрит вслед Патроклу) Кажется, убежал.
   Деифоб (махает рукой) Ну и фиг с ним. Главное, хавку бросил (садится на место Патрокла и достаёт узелок) Перекусим?
   Полит садится рядом.
  
   Сцена IV
   Нестор с колесницы хлещет плетью бегущих гоплитов.
   Нестор (в сердцах) В кои-то веки повоевать собрался, а они уже убегают. Назад, вашу мать, кому сказал!
   Гоплиты, не замечая его побоев, продолжают убегать. Наконец, остаётся только колесница Нестора.
   Возница (в страхе) Нестор Петрович, что делать? Драпать надо.
   Нестор (бьёт его плетью по голове в шлеме) Я те дам драпать. Вперёд! (показывает плетью) В атаку! Эх, тачанка-пилосянка, наша гордость и краса... (неожиданно раскрывает рот)
   Наступает троянское войско. В одной колеснице Гектор с копьём и Парис с луком. Ещё есть возница с вожжами.
   Нестор (бьёт своего возницу) Чего мы ещё ждём? Бежим!! (бьёт плетью)
   Колесница разворачивается, но тут её замечает Парис и, вскинув лук, стреляет. Стрела летит, плотоядно скалясь. И прямо в лицо Нестору. Неожиданно притормаживает, и облетев Нестора, вонзается в шею лошади. Лошадь ржёт, встает на дыбы и валится на бок.
   Парис (комментирует) Лук Пандара! Ничего, да?
   Нестор (орёт) Изверги! Общества зелёных на вас нет! (хватает меч и лезет, чтобы перерубить упряжь)
   Лошади обезумели, а раненная только хрипит. А Гектор с Парисом всё ближе и ближе. Гектор готовит копьё, а Парис стрелу.
   Неожиданно Нестора догоняет Одессий на колеснице и едет рядом.
   Нестор Одессий! Как ты вовремя! Можно нам на твою колесницу?
   Одессий Ась? Что ты сказал? Ничего не слышу.
   Нестор Брось притворяться! Не время, враг рядом!
   Одессий (ковыряется в ухе) Заложило что-то. А что это вы так медленно? Троянцы догонят и секир башку сделают.
   Нестор (орёт) Одессий, твою мать! Притормози! Я ж не могу на такой скорости!
   Одессий (приставляет руку к уху) Ась? Ну, как знаешь (хлещет вожжами) Но! Пошла, залётная! (уезжает)
   Нестор (кричит вслед) Будь ты проклят! Чтоб твои дети всю жизнь от отчимов отбивались!
   Его догоняет колесница Гектора.
   Гектор (поигрывает копьём) Эй, дед! Сдавайся! Сопротивление бесполезно!
   Нестор Русские не сдаются! (метает копьё в Гектора, но попадает в возницу)
   Колесница Гектора выписывает зигзаги, становится на одно колесо, потом на второе. Пока Гектор с Парисом её не останавливают.
   Гектор (орёт) Возницу! Полцарства за возницу!
   Возница Нестора, бросив вожжи, удирает пешком.
   Нестор Стой, трус! Спасай своего царя!
   Парис стреляет в спину убегающего и тот падает.
   Нестор Так тебе и надо!
   К Нестору подъезжает на колеснице Диомед.
   Диомед Скорее, прыгай! Пока они нового возницу не нашли.
   Нестор (прыгает в колесницу и сталкивает возницу Диомеда) Пошёл отсюда и не путайся под колёсами (хлещет вожжами)
   Диомед Вперед! На Гектора! Убьём его и троянцы разбегутся, как тараканы.
   Несутся на таран.
   Гектор Геката кровопьющая! (спрыгивает с колесницы)
   Парис прыгает в другую сторону. Колесница Димеда врезается в колесницу Гектора и подминает её под себя.
   Гектор Колесницу испортили, вредители!
   Парис (трясёт его) Брат! Что делать, что делать?! Они нас сейчас раздавят!
   Гектор А кто виноват?! Зачем тебе понадобилось лошадь убивать? Стрелял бы прямо в Нестора.
   Парис А ты зачем предлагал ему сдаваться?! Кидал бы свое копьё.
   Тем временем колесница Диомеда несётся на них.
   Гектор Копьё?! (показывает копьё) Что ты привязался к моему копью?! Не всё на свете можно решить с помощью копья! (отшвыривает копьё)
   Копьё отлетает далеко в сторону и вонзается в землю перед лошадьми Диомеда. Лошади ржут, становятся на дыбы. Нестор никак не может их унять.
   Гектор (кричит) Эй, гоплиты! Возьмите этих двоих! Они мне ещё за разбитую колесницу заплатят.
   А действительно, всё троянское войско рядом.
   Нестор (Диомеду) Бежать надо!
   Диомед (высокомерно) Это ты мне говоришь?! Ты забываешься. Я - великий терминатор. Меня Афена на дичь натаскала. Я самого Ареса победил, что мне какой-то Гектор с троянцами?
   Нестор (толкает его с колесницы) Вот иди с ним и сражайся, раз такой герой.
   Над их головами пролетает град стрел.
   Диомед Что мы тут делаем?! Быстрее уезжаем! Ты же не хочешь, чтобы такой герой, как я, погиб?! (пытается вырвать у Нестора вожжи)
   Некоторое время дерутся, наконец, их совместными усилиями... а также усилиями их лошадей, колесница трогается с места.
   Гектор (орёт) Стойте и сражайтесь! Вы не данайцы, вы просто трусы! Ну ничего, я запомнил ваши номера! Я подам на вас в суд!
   Колесница с Диомедом и Нестором уезжает.
   Парис (Гектору) Что ты так убиваешься? (показывает на колесницу Нестора) Бери его колесницу.
   Гектор (смотрит) И возьму. Имею полное право (идёт к колеснице Нестора)
  
   Сцена V
   Гектор в колеснице обозревает панораму грического палаточного лагеря. Возле него стоят троянские гоплиты с копьями. Прибегает Полит.
   Гектор (Политу) Ну, что там происходит? Готовы данайцы к бою? (смотрит на песочные часы на руке) А то скоро обедать пора, а я даже с утра не перекусил.
   Полит А мы с Деифобом свой обед уже съели... Хи-хи... И вражеский тоже.
   Гектор Так то, наверное, ужин был. Данайцы ж ужин всегда врагу отдают.
   Полит Короче... никакого войска у них нет. Все бегают беспорядочно по лагерю, кто на корабли грузится... Ударим сейчас, пока не уплыли.
   Деифоб Может, это... пусть плывут, кто их здесь держит?
   Гектор Не, сегодня уплывут, завтра приплывут, знаю я их. Нужно данайские корабли сжечь, а самих данайцев в море утопить (обращается к войску) Воины мои верные! Боги на нашей стороне! Сокрушим ненавистного врага, и раз и навсегда прогоним с нашего берега! Чтоб не повадно было всяким-яким сюда плавать (поднимает вверх копьё) Убьём этих варваров!
   Войско ему вторит.
  
   Сцена VI
   Афена лопатой гребёт деревянные стружки. Рядом большой фуганок строгает доски. Его приводят в действие два раба в набедренных повязках. Посейдон лежит на груде опилок. Шум стоит такой, что ничего не слышно. Появляется Гераника в пробковом шлеме.
   Гераника (Афене) Ну как напарник?
   Афена ёпотом) Перевоспитывается.
   Гераника А что так тихо?
   Афена (вытирает очки) Спит.
   Гераника Что?! Ну, я ему! (идёт к Посейдону и что-то говорит, а что, не слышно)
   Наконец шум смолкает.
   Гераника В то время, как троянцы поджигают грические корабли! (усиленно жестикулирует)
   Афена пожимает плечами и гребёт лопатой. Когда поднимает голову, Гераника пляшет перед Посейдоном. Шум смолкает.
   Гераника Ладно, поехали дальше... ё заглушает шум, пока не прекращается) Придумано множество пословиц, таких, как например: "Хороший враг - мёртвый враг!" - раз, "Убил врага - съешь пирога" - два, "Тяжело в учении, легко в бою" - три, "Чем дальше в лес, тем злее партизаны"... Ой, нет, последнее, пожалуй, не надо... (что-то ещё говорит, её заглушают)
   Наконец, Посейдон вскакивает и долго что-то говорит Геранике.
   Посейдон (обрывок фразы) ... до лампочки!! (уходит)
   Афена (Геранике, опираясь на лопату) А в чём сыр-бор?
   Гераника Уговаривала его на троянцев идти, а он, фифа такая, не хочет. Зивиса испугался.
   Афена Я Зивиса не боюсь. Давай я пойду на троянцев, а то уже лопата эта...
   Возле неё в землю вонзается молния.
   Афена (прижимает к себе лопату) А что? Лопата как лопата (целует лопату) Я люблю лопату (продолжает грести стружку)
  
   Сцена VII
   Троянское войско наступает на грический лагерь и неожиданно возле рва сталкивается с грическим войском.
   Полит (виновато) Так ведь драпали все.
   Гектор Не расстраивайся. Зато подраться есть с кем.
   Тут из грических рядов выбегает Диомед, метает копьё. Троянцы следят за его полётом. Копьё вонзается в возницу Гектора.
   Гектор (кричит) Заколебали уже! Сколько можно моих персональных водителей колесниц убивать?!
   Вперёд выходит Аякс Ст. с двумя щитами. Троянцы смеются.
   Гектор (смеётся) Чем драться будешь, мастер двух щитов?!
   Аякс Ст. (выглядывает из-за щита) А драться за меня брат будет.
   Троянцы недоумённо переглядываются.
   Гектор (Политу) Его брат - Аякс Младший?
   Полит Не, его брата зовут Тевкр. Кстати, он и наш родственник. Сын тётки Гесионы.
   Из-за щитов Аякса Ст. выходит Тевкр с луком. Скажем так, он значительно ниже брата и троянцы смеются ещё больше. Тевкр стреляет, несколько раз, очень быстро. Несколько троянцев падает, остальные отступают.
   Гектор (сам за вожжами) В семье не без урода (своим) Стойте! Чего вы какого-то карлика испугались!
   Троянские лучники стреляют в Тевкра, но тот прячется за щиты Аякса Ст. Некоторое время продолжается перестрелка. Тевкр высовывается из-за щитов и в него никак не могут попасть.
   Гектор (спрыгивает с колесницы и хватает камень с земли) Вперёд! Убьём их! (бежит на Аякса Ст. и Тевкра)
   Тевкр несколько раз стреляет в него, но попадает в других, бегущих рядом. Гектор метает копьё. Аякс Ст. отводит удар щитами. Гектор кидает камень и расшибает Тевкру голову.
   Аякс Ст. уносит Тевкра, а троянцы вклиниваются в грические ряды. Грики бегут внутрь лагеря.
   Гектор (бьёт врагов в спины) За Атоса! За Портоса! И за Арамиса!.. В смысле... (находит ещё бегущие спины) За Антифа! За Иса! И за Ликаона! А убийце Троила я отомщу персонально (хватает за шиворот пытающегося убежать Диомеда) Ага! Обидчик Ареса. Ну что, как тебе без побрякушек Афены?
   Диомед (пытается вывернуться) Да не очень.
   Гектор заносит меч, намереваясь поразить Диомеда, и тут звучит сирена...
   Гектор (кладёт меч в ножны) Вот же - на самом интересном месте (отпускает Диомеда)
   Диомед поспешно убегает.
   Гектор (своим) Эй, народ! Хватит драться и все на ужин! Режим питания нарушать нельзя.
   Троянцы уходят.
  
   Сцена VIII
   В шатре Агамемнона паника. Слуги носятся туда-сюда, сундуки таскают, ковры. Кто-то несёт статую Гераники.
   Агамемнон (распоряжается) Казну! Казну не забудьте! И трон! Какой же я царь и без трона (подбегает к трону, а там сидит Одессий)
   Одессий Успокойся, троянцы ушли. Не будут же они ночью драться.
   Агамемнон Утром опять явятся. А кто их встречать будет? Все уже по щелям, по углам разбежались. Я один с троянцами воевать должен?! (кричит слугам) Осторожнее! Это мой любимый ночной горшок!
   Одессий Так ты всерьез решил уехать?
   Агамемнон Нет, буду тут сидеть и дожидаться троянцев. Пусть берут меня в плен, пусть убивают прилюдно, голову рубят и это... самое дорогое тоже.
   Одессий Не понимаю, с чего ты взял, что завтра троянцы обязательно победят? Их мало, а у нас... ого-го! Сегодня им просто повезло. А завтра повезет нам.
   Агамемнон Что-то я не понимаю, почему ты так воевать рвёшься. Можно подумать тебя дома жена не ждет, дети голодные не плачут.
   Одессий Да пропади они все пропадом! Ни тебе побухать, ни тебе в карты поиграть, ни тебе с друзьями на рыбалку не сходить... Тьфу! Приеду, в первую очередь разведусь.
   Агамемнон (сталкивает Одессия с трона и садится сам) Так ты считаешь, что уплывать не нужно? Но кто тогда остановит Гектора? Наши все бежали от него, как мухи от мухобойки.
   Одессий Ахиллес нам нужен. Когда он был жив-здоров, троянцы в открытом поле ночевать не оставались.
   Агамемнон Да что один Ахиллес сделать может? А троянцы тогда не воевали, потому что их мало было и все силы к ним не подошли. Да и что тут разговаривать - Ахиллес всё равно раненный валяется и не встаёт.
   Одессий Симулянт он. А почему мирмидоняне его не воюют? Что им мешает? Надо пойти и проверить, всё вынюхать.
   Агамемнон Иди, проверяй. Я пока здесь подожду (слугам) Эй! Несите всё назад, я раздумал уезжать.
  
   Сцена IX
   В шатре Ахиллеса. Ахиллес на кровати, капризничает, дрыгая ногами. Рядом Брисеида с книгой.
   Ахиллес Не хочу сказки! Не хочу! Хочу ужасы, мистику и хоррор!
   Брисеида Ладно! Ладно! Будет тебе страшная сказка, страшнее не придумаешь (читает) Жила, да была... Баба Яга. Да такая была она красивая...
   Ахиллес Кто-то жил?
   Брисеида Ну, какая тебе разница, как её звали? Баба Яга, кикимора болотная или Чудо Юдо трехголовое. Главное, что была она красива. Въехал? (читает дальше) Так вот - была она так красива, что влюбился в неё сам Орфей... Это над ним Африка с Эротом прикольнулись, что он так долго любовь отвергал. "Бабусенька моя! Ягусенька! - говорил Орфей. - Любишь ли ты меня, как я тебя?" Ну, а старушка обрадовалась, что такого красавца под старость лет подцепила. На радостях даже тайное имя свое открыла, которое никому и никогда открывать не должна... Тут бабусе и смерть приснилась (Ахиллесу) Ну что - страшно?
   Ахиллес (задумывается, словно проверяя свои ощущения) Да как то, не очень. Подумаешь, смерть во сне увидела. Я тоже иногда вижу, как она мне в пятку... Ой!..
   Брисеида Ты не понял, смерть ей не просто приснилась. Эвридика, так звали нашу Бабу Ягу, на самом деле умерла.
   Ахиллес зевает.
   Брисеида Ладно, слушай дальше. Так вот, Орфей как только не старался её забыть. И за золотым руном плавал, и менадам песенки пел, и жрецом Аполлона работал. Ничего не помогало. И вот решил Орфей сойти в мрачное царство Аида...
   Ахиллес вскрикивает и прячется под кровать.
   Брисеида Ты чего?
   Ахиллес (из-под кровати) Н-ничего. Чем же закончилась страшная история?
   Брисеида (вытаскивает Ахиллеса за ноги) Ничем и не закончилась. Ну, походил Орфей по Аиду, походил. Никого и не встретил.
   Тут в шатёр входит Одессий.
   Одессий (бубнит, протягивая руки) Сами мы не местные... Подайте бедному слепому, лишившемуся драгоценного зрения на войне за нашу королеву.
   Ахиллес поспешно накрывается одеялом с головой.
   Брисеида (Одессию) Проваливай, древние грики не подают попрошайкам, они их на месте мечом кончают.
   Одессий (поспешно) Да знаю я, знаю. Просто подумал, что к троянцам попал, вот и несу всякую околесицу. Слушай, как здоровье нашего великого героя Ахиллеса? Может, ему на войну уже пора.
   Ахиллес (высовывается) Я самый больной в мире человек... (Брисеиде) Чего ты стоишь? Ты ж обещала заменить мне родную мать, канувшую в воду, когда я ещё был младенцем. И папашу, сплавившему меня в круглосуточный детсад на горе Пелион.
   Одессий А по-моему, ты не болен.
   Ахиллес Нет болен! Что я заболеть, как все нормальные герои, не могу? Ты знаешь, сколько раз меня в храме Аполлона ранили? Тридцать три - сам считал.
   Одессий Ну и что? Диомеда вон тоже ранили - и стрелой, и копьём, и мечом. И что? Сражается, потому что знает - империя в опасности. Если б все, как ты, в шатрах прохлаждались и варенье вместо лекарства глотали, давно б уже троянцы и корабли наши пожгли, и нас самих порезали (умоляет) Ахиллес, одевай завтра доспех и пойдём в бой. Увидев тебя, дрогнут троянцы. Ну или мирмидонян своих пошли...
   Ахиллес Нет! А теперь вон пошёл! Ты мне лечится мешаешь. Брисеида, проводи.
   Брисеида (выталкивает из шатра Одессия) До свидания.
   Ахиллес Так, напугать ты меня, напугала. А теперь возбуди меня (Брисеида в смущении краснеет) Расскажи мне эротическую сказку.
   Брисеида (вздыхает) Ну, хорошо. Слушай. Жила была, значит, Психея. А мужем у неё был сам Эрот...
  
   АКТ XVIII Пылающие корабли
   Сцена I
   Лагерь троянцев. Много костров на заднем плане, и на переднем тоже. Возле одного из костров троянские вожди. Храпит с колышущимся пузом Дионис, на его плечах посапывают Парис и Гелен. Возле костра клюёт носом Эней, рядом спит Деифоб. Гектор в раздумье. Возвращается Полит.
   Гектор Все тихо?
   Полит Грики всё никак успокоиться не могут. Некоторые корабли уже в море вышли, я считал-считал, да сбился. Но самые упёртые не уплывут.
   Гектор Ну и хорошо, будет кого убивать завтра (поворачивается набок, зевая) А они сюда не сунутся?
   Полит Не, они напуганы слишком. Да я и охрану выставил мощную, своего коллегу по контрразведке - Долона.
   Гектор Всё. Всем спать - завтра ж на охоту (достаёт пульт и направляет его на костёр)
   Нажимает на кнопку и костёр гаснет.
  
   Сцена II
   В шатре Агамемнона. Агамемнон, сжавшись, сидит на троне, а вокруг остальные.
   Нестор Не те нынешние геройчики, ох не те. Даже летопись не про кого писать. Одни трусы и дезертиры. За эту ночь половина лагеря небось снялась и по домам разъехалась. Нужно с этим что-то делать, например...
   Агамемнон (перебивает) Уезжать самим...
   Нестор (с неприязнью) И в кого ты только уродился таким трусливым? То ли дело папаша твой - Атрей. Как сейчас помню...
   Агамемнон А мне казалось, что единственное достижение моего родителя - что он не пожертвовал златорунного барана одной богине ёлкает пальцами) Как там бишь её звали?
   Все в ужасе перешептываются.
   Аякс Мл. (Аяксу Ст.) Артемида опять разгневается.
   Агамемнон Вот-вот, Артемидой.
   Нестор Значит, яблоко от яблони недалеко падает. Какой отец, а сын - ещё хуже.
   Агамемнон Но-но, старикан, ты забываешься. Как смеешь моего папашу оскорблять?
   Одессий Да успокойтесь вы оба, нашли время. Я так думаю - нам нужно перемирие с троянцами, чтобы с силами собраться, новые налоги с Гриции выкачать, дезертиров вернуть - иначе разгромят нас и не подавятся.
   Агамемнон Ты не последователен. Кто говорил, что Тихе - богиня капризная, сегодня одним улыбается, завтра вторым? Я уж было поверил.
   Одессий Ну я же не думал, что Ахиллес такой слабоумный симулянт и воевать не хочет.
   Аякс Ст. (подхватывает) Убить его мало.
   Агамемнон Перемирие-перемирие. А на каких условиях? И пойдут ли на это троянцы?
   Одессий (хитро) А на любых, какая разница, что они затребуют, хоть последнюю рубашку. Всё равно мы потом всё вернём.
   Диомед А у меня другое предложение - нужно пробраться в их лагерь и убить Гектора. Раз они так беспечно остались ночевать в открытом поле. Без Гектора троянцы воевать не будут - сразу разбегутся.
   Все счастливы, что выход найден. Раздаются выкрики: "Великолепная идея!", "Обезглавим троянскую армию!"
   Агамемнон Хорошо. Кто пойдёт убивать Гектора?
   Все затихают и прячут глаза.
   Агамемнон Ахиллес! Тьфу, опять забыл, что он симулянт. Итак есть добровольцы или сразу назначать принудительно? А может, жребий кинем?
   Аякс Ст. Не пойду я. Одно дело в честном поединке Гектора победить, а другое, как вор, в ночи...
   Одессий Ишь, что вы, что вы, благородный воин мне нашёлся.
   Аякс Ст. Да уж поблагороднее тебя. Вот сам и иди, раз без моральных принципов.
   Одессий (в страхе вздрагивает) Да? Когда вокруг эти твари - троянцы.
   Все смеются.
   Диомед Я пойду.
   Агамемнон Что? Повтори ещё раз, плохо слышно.
   Диомед Сказал - я пойду, всё равно только я умею в ночи ориентироваться.
   Одессий Правильно. Пусть Диомед и идёт, раз предложил.
   Диомед Но мне нужен помощник, мало ли - на шухере стоять или что. Например, Одессий.
   Одессий А почему Одессий? Чуть что так сразу - Одессий, Одессий. Что я рыжий что ли?
   Диомед Просто ты слепой - значит лучше всех ориентируешься в темноте.
   Агамемнон Вот и ладненько, вот и договорились... Итак, сверим часы (достает солнечные и некоторое время не может понять, почему не показывают) Вот же, модель бракованная попалась, только днём показывают. Короче, можете отправляться прямо сейчас. Начинацию операю... то есть, операцию начинаю.
  
   Сцена III
   Лагерь троянцев и только один костер на всю округу. Раздаётся чей-то богатырский храп. У костра сидит Долон, кутается в волчью шкуру и подбрасывает дровишки. Поёживается и стучит зубами от холода. К нему с разных сторон ползут Диомед и Одессий. Неожиданно Долон настораживается и оглядывается по сторонам. Диомед замирает, Одессий же ничего не замечая, продолжает ползти. Долон берёт копьё, крадётся навстречу Одессию и замахивается.
   Долон Стой, кто ползёт?
   Одессий Мяу!
   Долон (возвращается на место) Не коты нынче, а переростки какие-то.
   Одессий и Диомед опять ползут. Долон вскакивает, и целится копьём в Одессия.
   Долон Стой, стрелять буду!
   Одессий Мяу!
   Долон Тьфу ты! Расползались тут (садится на место)
   Одессий и Диомед близко. Долон видит Диомеда и замахивается.
   Диомед Да мы это - коты.
   Долон кидает копьё над головой Диомеда.
   Долон (поясняет) Первый - предупредительный, в воздух (тянется за вторым копьем)
   Тут на него прыгает Диомед. А Одессий, промахнувшись, словно Акелла, попадает в костер.
   Одессий (бегает и орёт) А-а-а-а!
   Диомед (шипит на него) Т-с-с! (прилаживает палец к губам)
   Одессий (кивает головой) Т-с-с-с! (прилаживает палец к губам)
   Одессий дальше страдает молча. Кривит рожу и отряхивает пламя с одежды.
   Диомед (отрывает руку от рта Долона) Пикнешь - убью.
   Долон Что вы, я просто помочь хотел, тяжело, наверное, мальчика нести.
   Диомед Какой ещё мальчик? Ты что мелешь?
   Одессий (подскакивает к Долону) Ты тут нам зубы не заговаривай. Отвечай на вопросы, только честно. И останешься жив.
   Долон поспешно кивает головой.
   Диомед Гектор. Нам нужен Гектор. Быстро, говори, где он остановился.
   Долон (вскакивает и показывает) Идите вон на тот большой камень, потом повернёте налево к реке, потом вдоль русла до брода возле камышей, перейдете реку и идите к горе. Потом возле старого дуба свернете направо и пока не уткнетесь в овраг. Переберетесь через овраг, там и будет лагерь Гектора.
   Диомед Спасибо за сотрудничество (хлопает Долона по щеке)
   Диомед отпускает Долона и идёт в указанном направлении. Не веря, что его отпустили, Долон порывается бежать, и натыкается на меч Одессия.
   Одессий Ты что, слепой что ли? (вытирает меч об одежду)
   Одессий бежит вслед Диомеду.
  
   Сцена IV
   Одессий и Диомед крадутся среди каких-то спящих фигур.
   Диомед Вот она - ставка Гектора (озирается вокруг с мечом в руках)
   Одессий Ты уверен? Мне кажется, мы не туда повернули возле дуба.
   Диомед (хватает Одессия за грудки) Ты не доверяешь моим способностям разведчика?
   Одессий (поспешно) Конечно, доверяю, успокойся ёпотом, ещё тише, чем всегда) А как мы найдём Гектора? Может, зажжем факел?
   Диомед Не, ещё какой троянец проснётся. Давай убивать всех подряд - наверняка с Гектором все его братья, заодно и от них избавимся.
   Одессий Ладно (достаёт меч)
   Одессий и Диомед быстро снуют между фигур и режут. Слышны всхлипы, кровавое бульканье и хрипы. Одессий и Диомед всё режут и режут. Уже и рука бойцов колоть устала.
   Одессий (тяжело дыша, хватает Диомеда) Пошли, хватит уже.
   Диомед (кровожадно) Нет, ещё не всех прирезали. Вдруг и Гектор миновал наших мечей (идёт дальше и режет)
   Одессий разворачивается, спотыкается об чью-то фигуру и падает.
   Одессий Мать вашу, нашли, где спать!
   Неожиданно раздаётся громкий лай, потом ещё один.
   Диомед (в панике убегает от собак) А! Только не за икры!
   Одессий бежит следом. Две лохматые собаки прыгают ему на спину, кусают за руки, ноги. Одессий вопит и убегает.
  
   Сцена V
   Утро в сосновом лесу... в смысле, в троянском лагере. Все на прежних местах. Гектор потягивается, громко зевая и замечает у себя под боком Поликсену в доспехе.
   Гектор (трясёт Поликсену) А ты что здесь делаешь?!
   Поликсена Я тоже хочу воевать с данайцами.
   Гектор Чего?! (показывает пальцем) Марш в город! Ещё чего выдумала, как будто у нас воинов недостаточно.
   Поликсена Ну, пожалуйста, брат! Позволь мне остаться, я хочу сама отомстить убийце Троила.
   Гектор Всё равно его убийца Ахиллес не воюет. Иначе я бы сам порвал его голыми руками.
   Поликсена Ну и что? Он же не уехал. Когда разобьём остальных данайцев, дойдёт и до Ахиллеса очередь.
   Все остальные тоже проснулись, спросонья прислушиваются к разговору. Парис чешет репу. А Дионис за ночь исчез.
   Гелен Пусть остается. Это ободрит наших воинов. Они увидят, что даже девы готовы убивать врага, и будут драться с особенной храбростью.
   Гектор Хорошо, оставайся, только, ради Аполлона, не подходи близко к полю битвы.
   Поликсена Спасибо. А теперь дайте мне меч или копьё. А ещё лучше топор.
   Прибегает Полит.
   Полит (Гектору) Прибыл посланец наших фракийских союзников. Кто-то за ночь их стадо порезал, почти всех коз и овец... И еще - Долон пропал, дезертировал, наверное.
   Гектор (с отвращением) Есть же такие выродки. Тут родина в опасности, а они драпают (разворачивает карту, подзывает всех)
   Все склоняются над картой - Гектор, Деифоб, Полит, Гелен, Парис, Эней, Поликсена. Потом вклинивается рожа Аполло.
   Гектор (тычет в карту) Они обнесли лагерь стеной. Впрочем, какая там стена, так - тень на плетень. А перед ней - ров. Так вот разделимся на пять отрядов и ударим сразу в пяти местах. Придётся сойти с колесниц и драться пешком. Я и Полидамант поведём первый отряд. Парис и Агенор возглавят второй, Деифоб, Полит и наш союзник Азий - третий, Эней поведет четвертый, а в пятый мы включим все союзные ополчения.
   Поликсена А я?
   Гектор А ты - останешься здесь (все смыкают руки над картой) Ну, да поможет нам Аполлон.
   Аполло (кладёт сверху свою лапу в боксерской перчатке) И помогу, а вы как думали?
   Неожиданно раздаются вопли и звуки битвы. Бежит куча троянских воинов.
   Гектор Да что происходит? Кто без меня начал битву?
   Полит Это фракийцы - пошли мстить данайцам за овец и получили.
   Гектор (в сердцах) Вот идиоты! Одним словом варвары... Все в бой!
   Все выхватывают оружие и убегают.
   Поликсена Стойте! А как же я?
  
   Сцена VI
   Агамемнон бежит в толпе, держась за руку, из которой поливает кровь.
   Агамемнон (воет) У-у-у! Где моя колесница?! У-у-у-у! Мне нужно в санчасть! Я ранен!
   Одессий (трясет его) Опомнись, полководцу нужно быть возле войска. Сейчас ответственный момент - Гектор наступает. Если ты побежишь, все остальные тоже побегут.
   Агамемнон (вскакивает на колесницу) Прочь с дороги! Я тяжело ранен, мне нужна помощь. Но пошла, но! (уезжает)
   Множество грических гоплитов бегут следом, толкая Одессия.
   Одессий (в панике) Что делать?! Что делать?!
   Диомед (хватает Одессия за грудки) Что делать?!! Сражаться, твою мать! (кричит) Воины! Во имя трилитрона остановитесь! Притормозим Гектора, он же не бессмертный бог. А я даже бессмертных останавливал.
   К ним приближается Гектор. Услышав его шаги, Одессий в ужасе валится на колени и пытается уползти.
   Диомед метает копьё и попадает Гектору в голову, защищенную шлемом. Копьё отскакивает, Гектор падает.
   Диомед (кричит) Я убил Гектора! Я убил Гектора!
   Гектор приходит в себя и уползает.
   Диомед Копьё! Одессий, дай мне своё копьё! (протягивает руку)
   Одессий (на коленях) Ась? Что вы сказали?
   Диомед Копьё, мать твою!
   Одессий (пожимает плечами) Ничё не слышу.
   Диомед выхватывает меч и бежит к Гектору. Но поздно, Гектор уже уполз куда-то. Крича в бессилии Диомед носится по полю, словно ищет Гектора. Натыкает на какого-то гоплита и зверски его рубит. Некоторое время кромсает труп.
   Появляется Парис и стреляет в Диомеда из лука. Стрела, выписывает зигзаги и икает. Впрочем, Парис тоже ещё не отошел после вчерашнего, смотрит с мутным взором. Стрела вонзается в пятку Диомеду.
   Парис Пардон - я подумал, это Ахиллес... Ик...
   Диомед (с ненавистью поворачивается) Ну, ты попал.
   Выпрямляется и идёт с обнажённым мечом к Парису. Тот убегает. Неожиданно, нога Диомеда подворачивается, он падает на землю и стонет. Держится за ногу и выдёргивает окровавленную стрелу.
   Воя, кряхтя и спотыкаясь, ковыляет назад. Прыгает в колесницу и хлещет вожжами.
   Одессий (бежит следом) Стой! Подожди! Возьми меня!
   Диомед уезжает.
   Одессий (падет на колени) Нет! Не-ет!
   Его окружают троянцы со щитами и копьями.
   Одессий (вскакивает и пятится) Нет! Пожалуйста, не бейте, дяденьки, маменькиного сыночка! А-а!
   Какой-то троянец вонзает ему копьё в грудь.
   Одессий (пятится, зажимая рану) А-а! Меня ранили! Спасите! Помогите! Ой-ёй-ёй! (смотрит на кровь и падает в обморок)
   Троянцы заносят оружие, готовые... как вдруг оборачиваются. Среди их рядов продвигается Аякс Ст., раздавая удары направо и налево. Троянцы отлетают.
   Аякс Ст. (кричит) Поберегись! Зашибу! Иду на вы! Держись, Одессий! (кого сшибает копьём, кого сминает щитом)
   У него на плечах сидит Тевкр и стреляет из лука. А рядом дерётся Аякс Мл. Троянцы разбегаются, как овцы перед волком.
   Аякс Ст. (Аяксу Мл.) Вынеси Одессия, а мы тут ещё повоюем.
   Аякс Мл. кладёт Одессия на спину и убегает зигзагом. Троянцы бросаются с новой силой на Аякса Ст. И откатываются, как волны от скалы. Многие от мощных ударов отлетают далеко в сторону. Тевкр разит врагов из лука. Но троянцев много, где-то на заднем плане маячит Гектор, и Аякс Ст. отступает, прикрываясь щитом.
  
   Сцена VII
   Грический госпиталь. Сидит с перевязанной рукой Агамемнон, ковыляет на костылях Диомед, Одессий весь перебинтованный, Менелай так вообще под капельницей. И ещё куча грических воинов с ранами разной степени тяжести. В палатке с красным крестом какое-то движение. Палатка трясётся туда-сюда и ещё звуки, будто дрова пилят.
   Приближается с луком Парис, то ползком, то перебежками, наконец, находит удобную позицию в кустах неподалеку. Вскидывает лук и целится. Сначала в Агамемнона, потом в Менелая, потом по очереди в остальных.
   И тут из палатки выходит Махаон с каким-то тазиком. Вытряхивает на землю отпиленные руки и ноги. Возле него виляет хвостом Цербер с тремя головами.
   Махаон (собачке) Погоди, будет тебе угощение.
   Парис в отвращении блюёт. А потом, не глядя, наводит лук и стреляет. Убегает, зажимая руками рот.
   Стрела через каждые пять метров останавливается, чтобы подавить рвотные позывы. Наконец, втыкается в спину Махаона. Тот падает прямо на кровавые ошмётки, Цербер еле успевает отпрыгнуть. Все вскакивают и бросаются к Махаону, кроме, конечно, Менелая.
  
   Сцена VIII
   Олимп. Зивис и его солдатики. Одна группа солдатиков штурмует частокол, за которым засела вторая группа.
   Посейдон (подсказывает Зивису) Лошадью ходи. Лошадью ходи, век воли не видать.
   Зивис Какой в натуре лошадью? Ни о чем, кроме лошадей думать не можешь.
   Посейдон Вот этой лошадью (берёт со стола колесницу и ставит прямо за воротами частокола) А мы вот так... (на коника тотчас обрушиваются вражеские стрелы)
   Зивис (хнычет) Какой был конь, какой был конь... Хнык! Ладно, братан, теперь моя очередь ходить (двигает пехотинцев, штук пять и всех внутрь частокола) Вот так! И вот так! И ещё вот так! Шах и мат.
   Посейдон (хватается за голову) Я вот не пойму, ты за нас или за троянцев?
   Появляется Гераника и начинает танцевать эротический танец. Изгибается и водит руками.
   Зивис Уйди, старушка, я в печали! (берёт одну из фигурок и уже хочет захватить вражеский флаг)
   Гераника скидывает юбку, а там кружевной пояс для чулок, позаимствованный когда-то у Афродиты. Зивис таращится на Геранику, а челюсть Посейдона падает на стол.
   Посейдон Ну сестрёнка даёт...
   Гераника Конечно, даю, а кто-то смотрю - никак не въедет.
   Зивис (сомневаясь) Это подвох какой-то?
   Гераника Вот же дурак. Ну, не хотите - как хотите. Ждите тогда ещё сотню вторую годков.
   Зивис Я не хочу?! Это вы у меня спрашиваете?! (стучит себя кулаками по груди, воет в потолок, мычит и хрипит, как бык)
   Вскакивает и топая ногами бежит за Гераникой. Оба убегают.
   Посейдон (смотрит на солдатиков) Н-да, а партия-то проигрышная. Впрочем, кто это сказал? (даёт троянским пехотинцам по щелчку) А мы - так, так и так! Ну, что вы на это скажете? (пехотинцы валятся)
  
   Сцена IX
   Впереди вытащенные на песок грические корабли. Между ними и троянцами - грический отряд. Там уже мелькает щит Аякса Ст. Гектор поднимает руку, чтобы отдать приказ атаковать.
   Поликсена (хватает за руку Гектора) Брат - нам туда (указывает в сторону, где виднеется юрта Ахиллеса)
   Гектор (в гневе) Кому я сказал оставаться на месте?!
   Поликсена Ты не понимаешь - там Ахиллес - убьём его.
   Гектор Нет времени. Сначала этих разобьём (указывает вперед, своим) Вперёд! В атаку! Мочи варваров!
   Устремляется на врага, за ним остальные троянцы.
   Поликсена (орёт) Стойте! Куда?! (в сердцах) Мать! Мать! Мать! (подбирает с земли меч и идёт к шатру Ахиллеса)
  
   Сцена X
   Идоменей и Деифоб приглядывают друг к другу.
   Идоменей Ты такой красавчик, просто душка! Сдавайся ко мне в плен!
   Деифоб сплевывает.
   Идоменей А хочешь - я тебе сдамся? (посылает воздушный поцелуй)
   Деифоб бежит на него с копьём.
   Идоменей (убегает) Помогите! Насилуют!
   Неожиданно Деифоб разворачивается и бежит назад. Идоменей и ещё десять гоплитов его преследуют.
   Идоменей Мальчики, хватайте его! У меня любовь с первого взгляда!
   Неожиданно банда Идоменея останавливается - к Деифобу на помощь пришел Эней. Короткая стычка и все бегут в обратную сторону. К Идоменею ещё приходит помощь, человек двадцать.
   Эней Нам их не одолеть!
   Эней и Деифоб убегают. К ним на помощь приходят Парис, Гелен и ещё группа воинов. Наконец, два отряда сталкиваются всерьёз и надолго.
  
   Сцена XI
   Поликсена врывается с обнажённым мечом в шатер Ахиллеса. Ахиллес спит, посапывая. Поликсена крадётся к нему, заносит меч и...
   Ахиллес (просыпается и увёртывается) Поликсена? Это сон или на самом деле ты?
   Поликсена (держит меч в двух руках) Умри, негодяй!
   Ахиллес (увёртывается) Ты пришла навестить меня? Какое счастье! С тех пор, как я тебя увидел, я места себе не нахожу. Это любовь с первого взгляда.
   Поликсена (пытается достать его мечом) Что ты мелешь, идиот? Какая любовь? Ты убил моего любимого брата - Троила.
   Ахиллес (бросается на колени и хватает её за руку) Любовь моя! Неужели ты никогда меня не простишь? Что мне сделать ради тебя? Ну хочешь, я всех гриков убью. Хочешь - все их корабли сожгу. Хочешь - звёзды с неба достану.
   Поликсена (рубит Ахиллесу голову, но лезвие ломается об неуязвимую шею) Что за?.. (в шоке) Это невозможно. Как это так?
   Ахиллес (целует ей руки) Поликсена. Ну скажи хоть слово про любовь. Или даже два слова про любовь, а ещё лучше - три слова про любовь.
   Поликсена (с ненавистью) А четыре слова про любовь не сказать? Или целых восемь, чтоб дошло?
   Ахиллес (не веря своему счастью) Как? Целых восемь?
   Поликсена Ну так слушай (наклоняется к нему и словно выплёвывает) Вот тебе четыре слова о любви, и пусть я лучше умру - Я не люблю тебя! Тебя я не люблю! (вырывается и убегает из шатра)
   Ахиллес (тянет к ней руки) Любимая, ты куда? Мы же только встретились.
  
   Сцена XII
   Идёт жуткая сеча между грических шатров. Гектор остановился на секунду передохнуть. Его находит Полит. Гектор смотрит на него вопросительно.
   Полит (печально) Деифоб и Гелен ранены, Азий убит. Их отряды отступили. Парис и Агенор уже на грани. Только наши союзники под командованием Сарпедона держатся. Но это не самое страшное - кажется кто-то из богов дерётся на их стороне. Нужно отступать, брат.
   Гектор (хватает его за доспех) Что?! Ни слова об отступлении - мы будем драться! Я уже как никогда близок к цели - вон их корабли, осталось поджечь. Вперёд - в бой!
   Бежит, сотрясая копьём, Полит, вздыхая, достает меч.
   Троянцы наступают на гриков и замечают среди них самого Посейдона с трезубцем в руках. Троянцы останавливаются в ужасе.
   Гектор Вперёд! Чего застыли?!
   Подгоняет своих. Оба войска сталкиваются. Посейдон разит всех вокруг. Однако некоторое время чаша весов колеблется.
   Гектор и Аякс Ст. стоят друг напротив друга.
   Аякс Ст. Вот мы и встретились, сенсей (кланяется)
   Гектор вместо приветствия метает копьё и сшибает Аякса Ст.
   Гектор (комментирует) Во время боя есть только одно правило - нет никаких правил.
   Достает меч и приближается к Аяксу Ст. Тот нащупывает камень, вскакивает и кидает. Попадает в грудь Гектора и сбивает его.
   Аякс Ст. (своим) Пал Гектор! Добьём его!
   Грики бросаются к тому месту, но Гектора уже защищают троянцы. Все яростно дерутся.
   Наконец, группа гоплитов выносит из сечи Гектора.
   Эней (распоряжается) Везите его в город. Быстро!
   Колесница с Гектором уезжает. Тут троянцы не выдерживают натиска и бегут.
   Посейдон (добивает троянцев в спину) Вот вам! Так! Получите! Хрена вам, а не грических кораблей!
   Гермес (кашляет за спиной) Кхе-кхе!
   Посейдон (оборачивается) Здорово! Бери свой меч, племянничек, и помогай дядюшке. Вдвоём мы мигом с троянцами разделаемся.
   Гермес (смотрит с укоризной) Опять незаконное вмешательство? (лезет в нагрудный карман)
   Посейдон Нет! Что ты делаешь?! Ты не можешь так поступить!
   Гермес (показывает ему красную карточку) Вон с поля! Зивис сто раз тебе говорил, чтоб ты не вмешивался. А ты что?
   Посейдон Ничего! Мы ещё разрушим Трою, можешь бы увере... (исчезает недоговорив)
  
   Сцена XIII
   Гектор лежит окровавленный у ручья. Рядом стоят опечаленные троянцы.
   Гектор Подождите минуту. Это моё любимое место, будет о чём вспомнить в Аиде.
   Аполло Не рано ли ты собрался умирать, доблестный Гектор?
   Гектор (вздрагивает) Аполлон? Ты поможешь мне?
   Аполло Да, теперь я имею специальное разрешение Зивиса (достаёт бутылочку, набирает в рот воды и прыскает на Гектора)
   Раны Гектора заживают, как на дрожжах. Гектор вскакивает на ноги и поводит плечами.
   Аполло Это ещё не все (достает полотенце и обмахивает Гектора) Это прибавит сил. А теперь собирай воинов и нападай на данайцев. Я буду рядом. Зивис зол на Посейдона и поручил мне исправить всё, что тот натворил.
   Гектор (с воодушевлением) Ну тогда - убьём их всех и сожжем их корабли!
  
   Сцена XIV
   А грики и ахейцы продолжали драться у кораблей. С переменным успехом, пока не заметили одинокую колесницу. Но главное - кто там ехал. Простой троянский возница, простой троянский вождь - Гектор и простой троянский бог - Аполлон. Тут уж грики не выдержали и побежали. Прыгали в море, пытались отчалить на пылающих кораблях. Те разваливались и тонули. А троянцы, словно взбесившись, бегали с факелами и поджигали...
   Лишь к концу дня грики, кто остался, вышли с белым флагом.
   Гектор и Аполло на колеснице. Рядом стоят, понурив головы, грические вожди.
   Агамемнон Прошу тебя, Гектор - ты же разумный человек. Заключим же мир и обещаю, что навсегда Фессалию покину... то есть, тьфу... я хочу сказать, навсегда покину этот берег и никогда не вернусь.
   Одессий И я! И я!
   Остальные смотрят угрюмо.
   Гектор Вы понимаете, что это было вчерашнее предложение. Мы шли сюда, в ваш лагерь - терпели убытки, кое-кто погиб и их семьям нужна компенсация.
   Агамемнон Какие ваши предложения?
   Гектор Вы возвращаете все награбленное нашим союзникам, выплачиваете каждому троянцу и воину союзников по таланту золотом, а царям и вождям по сто. Нам остаётся трилитрон, ещё вы складываете всё оружие и доспехи. Также отдаёте свои припасы, а по возвращению в Грицию обязуетесь двадцать лет платить дань.
   Агамемнон (в гневе) Не много ли ты хочешь, узкоглазый индус?!
   Гектор (ехидно) Так и знал, что не согласитесь. Ну что ж, продолжим нашу битву завтра. Если учесть, что кораблей у вас больше нет, и уплыть вам не на чем.
   Агамемнон (поспешно) Мы согласны.
   Гектор (в сердцах) Что?! Не может быть?! Да вы просто трусы! (с презрением) Нашли с кем воевать! Сидели б дома и не гавкали.
   К Гектору приближается Поликсена и шепчет что-то на ухо. Гектор улыбается и кивает головой.
   Гектор (Агамемнону) И ещё одно.
   Агамемнон (в панике, чуть ли не плача) Как?! Ещё что-то?
   Гектор Один из ваших воинов особенно не угодил нашему народу. Он вел себя, как подлый негодяй и негодный подлец. Убивал наших женщин, детей и стариков. Разорял целые города. Моего престарелого тестя убил, всех его сыновей и внуков...
   Поликсена (с ненавистью, перебивает) Он убил Троила! Этот человек - Ахиллес!!
   Гектор И вы выдадите его нам, иначе не бывать никакому соглашению.
   Грические вожди переглядываются.
   Аякс Ст. (поднимает руку) А можно я убью Ахиллеса?
   Агамемнон (с грустью) Думаю, Аякс Старший, троянцы с этим прекрасно управятся сами.
  
   АКТ XIX Мёртвые и похороненные
   Сцена I
   Храм Аполлона. Статуе приделали новую голову, только немного другого цвета. Возле алтаря стоит на коленях Ахиллес, прикованный руками и ногами к колоннам. Шлем надвинут на самую рожу, как у Ареса, только торчат белокурые кудри. Ахиллес в блестящем доспехе.
   Возле Ахиллеса Гектор с копьём и Поликсена с мечом. А чуть в отдалении - остальные троянские вожди. Приама поддерживают Кася и Гелен.
   Возле лестницы к храму стоят грические вожди и гоплиты без оружия.
   Поликсена (Ахиллесу, напевает) Повсюду принципы невмешательства. Но в грудь твою воткну я олово (наклоняется к Ахиллесу) И это прекрасное обстоятельство (с ненавистью) Я убью тебя - это здорово!
   Ахиллес дёргается, словно хочет порвать путы и мычит - кляп во рту.
   Приам (вырывается из рук Каси и Гелена) Нет, нет! Это я убью его - вот это будет здорово! Дайте мне меч!
   Аякс Ст. (почему-то среди троянцев) А если я его убью - будет ещё здоровее.
   Гектор Чего вы все спорите? Знаете, какая эта падла неуязвимая? Прошлый раз мы ему тридцать три раны нанесли, а он жив до сих пор. Поэтому не волнуйтесь - ударов на всех хватит.
   Поликсена Только первый удар нанесу я (замахивается мечом)
   Приам (вырывается) Нет я! Отпустите меня! Дайте мне меч!
   Аякс Ст. (поднимает с земли камень) Я! Я! Всю войну мечтал!
   Ахиллес меж тем дёргается, словно пытается повалить колонны.
   Гектор Стойте! Так мы к согласию не придём. Предлагаю вот что - бить всем одновременно, на счёт три (замахивается)
   Все подходят к дергающемуся в цепях Ахиллесу. Гектор целится куда-то в шею, Поликсена готовится ткнуть в корпус, Аякс заносит камень над головой, а Приам замахивается, будто собрался рубить дрова.
   Гектор (считает) Раз! Два!.. Предупреждаю ещё раз - эта тварь живучая, и ему этого будет мало... Три...
   Все бьют одновременно. Гектор насквозь протыкает шею, Аякс сминает голову вместе со шлемом, меч Поликсены выходит у Ахиллеса из спины, а Приам не выдерживает веса меча и падает на руки Гелена и Каси.
   Поликсена (Гектору) Ну и где его хваленая неуязвимость?
   Все выдергивают оружие из тела.
   Гектор Хм... Не знаю, может Аполлон снял в наказание? Гелен, спроси.
   Гелен (некоторое время водит руками, закрыв глаза) Не отвечает, один автоответчик. Что-то типа "Если вы хотите оставить сообщение, сделайте это после сигнала. Пип!"
   Поликсена Ну и куда он делся?
   Гелен Говорил, что концерт у него сегодня в Гарлеме.
   Гектор (очищает оружие о труп Ахиллеса) Ладно, какая собственно разница. Главное, что Ахиллеса мы уже убили.
   Аякс Ст. Это... Вы обещали нам отдать тело.
   Поликсена Ни за что! Мы ему сначала в рот нагадим и яйца отрежем.
   Гектор Не обращайте внимания на сестру. Она иногда забывает, что она из Трои. Конечно, можете забрать труп.
   Поликсена Брат! К нам бы они не были так великодушны!
   Аякс Ст. (кладёт Ахиллеса на плечо, в сторону) Хи-хи. Теперь он мой! Так, что с ним сделать - отдать на съедение собакам или самому съесть?
   Гектор (Аяксу Ст.) Эй! А доспех-то сними!
   Аякс Ст. Тоже покусился на эту мишуру? Не доспехи это - липа (отрывает от нагрудника кусок дерева)
   Гектор И впрямь, зачем такому неуязвимому ко всему ещё и настоящие доспехи?
   Все смеются. Аякс Ст. с Ахиллесом, а за ним и остальные грики уходят.
   Гектор Сограждане! Война закончена - враг отдал нам всё свое золото, еду и оружие. И лишился кораблей. Но главное - у него нет больше Ахиллеса. Возвращаемся в город. Да здравствует Троя!
   Все ему вторят. Парис, Гелен и Кася по очереди хлебают из трилитрона, потом передают его Приаму.
  
   Сцена II
   Гераника и Афена возле юрты Ахиллеса.
   Афена (смотрит вдаль, радостно) Возвращаются! Возвращаются!
   Гераника (лениво) Кто? Печальные грики или разъярённые троянцы?
   Афена Печальные грики.
   Гераника (вскакивает) Дай пять, подруга! У нас всё получилось.
   Из шатра выходит Ахиллес и громко потягивается. Афена и Гераника прячутся в кусты. Появляется процессия гриков с Аяксом Ст. во главе и мёртвым Ахиллесом - вторым Ахиллесом. Увидев первого Ахиллеса, все останавливаются в шоке.
   Ахиллес (грозно) Так! Кто к озеру ходил?! Где моя корова?!.. То есть. Кто взял мой доспех? И где Патрокл?
   Аякс Ст. (мямлит) И это... как это... почему... (пробует содрать с мёртвого Ахиллеса шлем, а тот не снимается)
   Долго скрипит зубами и, наконец, разрывает шлем на части. Ну так шлем же тоже липовый был. А под шлемом... с трудом, конечно, но всё же можно опознать. Вот все и опознают - Патрокла.
   Все ахают.
   Ахиллес (хватается за сердце) Кто?! Кто это сделал?!
   Все смотрят на Аякса Ст. и отшатываются от него.
   Ахиллес (орёт) Кто?!!
   Аякс Ст. швыряет Патрокла на землю и хватается за меч.
   Одессий (выглядывает из-за спины Аякса Ст.) Гектор! Его убил Гектор!
   Ахиллес (садится на землю и плачет) Нет! Почему?!
   Агамемнон (Одессию) А почему Гектор? А как же Аякс Старший и Поликсена?
   Одессий (тычет Агамемнона в грудь) И все остальные троянцы и грики как соучастники? Смотри, чтоб ни одна падла Ахиллесу не разболтала.
   Агамемнон Что же делать? Если троянцы прознают... Нужно спрятать Ахиллеса.
   Одессий (вырывается из рук Агамемнона, подходит к Ахиллесу) Я сочувствую тебе. (кладёт руку на плечо) У нас была кошмарная неделя. Троянцы били нас и били. Ну, Патрокл переживал по этому поводу. Вот и решил одеть твой доспех и как следует шугануть троянцев.
   Ахиллес Ему это удалось?
   Одессий О да! Троянцы драпали, как тараканы от света. Аж до самых стен города. А Патрокл преследовал их, как цыплёнок червячка (с гордостью) Он тридцать трех врагов убил и чуть один не взял Трою. Но подлый враг - слишком подлый. Троянцы объединились и втроём, нет всемером, а что там - тридцать три их было. И среди них Гектор. Он и нанес смертельный удар.
   Ахиллес (плачет и, наконец, вскакивает) Я убью Гектора! Я убью ещё тридцать трёх троянцев! А триста тридцать возьму в плен.
   Одессий (удивлённо) Зачем тебе столько пленных?
   Ахиллес Двенадцать из них я убью на могиле Патрокла. Нет, даже не двенадцать, а двести двенадцать (вскакивает) Где моя колесница?! Где моя колесница?!
   Появляется Гефест.
   Гефест (протягивает доспех) Возьми это... доспех... я его сделал...
   Ахиллес Что вы, что вы! Не прошло и тридцати лет.
   Гефест в смущении краснеет. Ахиллес вырывает у него нагрудник и одевает через голову.
   Одессий (скептически) Опять липа.
   Гефест Обижаешь! Чисто легированная бронза.
   Одессий Да... я вот не понимаю, на хрена неуязвимому легированный доспех? Нет, чтоб мне сделали.
   Гефест Может ты и Гектора тогда убивать будешь?
   Одессий (поднимает руки) Нет-нет, это я так. Не обращайте внимания. А вообще-то я по другой части.
   Гефест Знаем, например, оклеветать кого-нибудь или убить исподтишка в спину.
   Мимо на колеснице проезжает Ахиллес.
   Гефест Стой! Возьми меня! (бежит сзади и запрыгивает)
   Гераника и Афена наблюдают из кустов.
   Гераника (Афене) Проследи. А то парень наш ещё напортачит чего-нибудь.
   Афена кивает и устремляется бегом за колесницей.
  
   Сцена III
   Река. Мост. Полосатый шлагбаум. Возле шлагбаума прохаживается какой-то дедок с копьём. Подъезжает колесница Ахиллеса. Ахиллес за вожжами, у него за спиной Гефест и Афена. Ахиллес давит на клаксон.
   Афена (орёт) Заснули там что ли?! Дорогу давай!
   Старичок Троянская таможенная застава, инспектор Скамандр. Ваши документы? Что везём?
   Афена Руки, ноги и лица нам, богам, документы. А везём мы героя Ахиллеса, чтоб убил он Гектора.
   Скамандр (категорично) Пущать не велено!
   Афена Эй, Гефест! Поговори-ка с таможней.
   Гефест выпрыгивает из колесницы с молотом. Замахивается и бежит на Скамандра. Сшибает его с ног. Гефест и Скамандр падают в реку и там борются. То Скамандр трясёт Гефеста, то Гефест Скамандра.
   Афена Что ты там возишься?! Ещё бог называется!
   Гефест Ой! Я и забыл (колдует) Рахат ибн лукум! (выдёргивает из бороды волос)
   Вода превращается в пламя и Скамандр горит, страшно крича.
   Афена Вот же, всю силу на какого-то деда потратил (Ахиллесу) Поехали!
   Гефест Эй, Афена! Таможня дает добро! (провожает колесницу взглядом) Стойте! А я?! (выходит из огненной реки)
  
   Сцена IV
   Троя. Тронный зал. Троянцы празднуют победу, и веселье близится к логическому завершению. Все так упились, что валяются на полу. Там и Парис, и Гелен, и Полит. И Кася с Поликсеной. И прочие троянские сановники и гоплиты. Приам уснул прямо на троне. За столом Дионис и Гектор. А по залу кружатся менады и сатиры.
   Дионис А я говорю - пей! (пододвигает к Гектору трилитрон)
   Гектор (отодвигает трилитрон) Да надоел ты со своим спиритусом. У нас, в Трое, уже везде спиритус. В фонтане на площади - спиритус, в пруду у дворца - спиритус. В реке - спиритус. Дождь пошёл, да и то не из воды, а из спиритуса. А хотел я вчера бишь корову подоить и молочка похлебать. И что? (кричит) Корова тоже доится спиритусом!
   Дионис (обиженно) Разве это плохо? Это ж - рай настоящий.
   Вопль Ахиллеса (за сценой) Гектор!
   Гектор (Дионису) Ты что-нибудь слышал?
   Дионис Ну ты даешь, вроде не пил - а уже белая горячка. Голоса какие-то средь бела дня мерещатся.
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Гектор Ну вот - опять (выглядывает из окна, отшатывается, не веря) Ахиллес?! Его что - из царства мертвых вернули? Специально за мной? (бледнеет)
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Гектор Что же мне делать? Ничего. Как он на стену взберётся? Нет, привидения могут, конечно, только иначе он бы меня не звал.
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Гектор (хватается за голову) Нет! Я этого не выдержу. Сколько он здесь кричать будет?
   Дионис Забей, Сеня! Выпей лучше и обрубись. Пусть себе кричит.
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Дионис Да это он вообще не тебя зовёт, а сто соток земли требует.
   Гектор Великий Дионис, помоги мне. Пошли - убьём Ахиллеса, или пошли своих менад, они говорят и не таких ещё убивали.
   Дионис (махает руками) Что ты? Что ты? Я вообще в этой войне гриков поддерживаю, а с вами так - бухаю.
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Гектор (замахивается) Ух! Предательская рожа (подбегает к Парису и трясёт) Брат, вставай! Помоги мне разделаться с Ахиллесом.
   Парис не отвечает. Гектор по очереди трясёт Энея, Полита, Гелена, даже Поликсену. Ахиллес периодически его зовёт. Появляется Афена.
   Афена (тихо, Дионису) Ну что?
   Дионис (отпивает из трилитрона и махает рукой) А, бесполезно. Один он драться не пойдёт - надо протрезвить кого-нибудь.
   Афена Ещё чего?! Так они и Ахиллеса прикончат ёлкает пальцами) У меня идея.
   Одно легкое движение и Афена превращается... превращается... превращается Афена... в Деифоба.
   Гектор (увидев Деифоба) Брат! Ты как?! Драться сможешь?
   Деифоб Да я трезв, как египетская бутылка! Вперед! Убьём Ахиллеса! Но пассаран!
   Гектор и Деифоб выхватывают оружие и убегают.
   Вопль Ахиллеса Гектор!
   Деифоб (выползает из угла) Брат! Стой!
   Дионис (подходит к Деифобу и льёт ему в рот из трилитрона) Пей! И ни о чем не волнуйся.
   Деифоб засыпает.
  
   Сцена V
   Ахиллес стоит у колесницы. За его спиной мрачно точит меч Афена. Из ворот выходит Гектор. Его встречает Гадес.
   Гадес Бронь заказывать будете?
   Гектор (недоумевая) Какую ещё бронь?
   Гадес Что тут непонятного? Место в Аиде. Без брони придётся в холле ночевать, у двери то есть.
   Гектор (отталкивает Гадеса) Да что ты гонишь? (указывает на Ахиллеса) Ему иди - бронь предлагай (идёт к Ахиллесу)
   Гадес Ну, не хотите, и не надо. Только не говорите потом, что я не предупреждал.
   Гектор (Ахиллесу) Давай поклянемся сперва, что победитель позволит воздать поверженному все подобающие почести.
   Ахиллес (с ненавистью) Нет. Клятв между мухами и котлетами быть не может. Ты появишься благодаря моим стараниям в Аиде без рук, ушей, глаз, языка и аппендицита. И все будут говорить - глядите, это Гектор - дурак, который вообразил, что убил Ахиллеса.
   Афена (Ахиллесу) А это будет не слишком вызывающе? Понимаешь, боги... мы то есть, можем обидеться и тогда... пеняй уж на себя, следующим в Аиде окажешься ты.
   Ахиллес Чего?! Имел я таких богов! Вот поставлю раком-задом, будешь знать, как...
   Афена (в гневе) Прочь разговоры, пока я вместо Гектора не убила тебя. К бою!
   Ахиллес (Гектору, злобно) Я буду убивать тебя всегда! Свою судьбу с твоею разделю! На земле никто и никогда не убивал, как я тебя убью!
   Выхватывает копьё и приближается к Гектору. Дерутся, умело отбивая вражеские удары, и заслоняясь щитами.
   Появляется Танатос с катафалком.
   Гадес (Танатосу) Рано припёрся, ещё дерутся.
   Гектор попадает копьём Ахиллесу в глаз и... копьё ломается.
   Гектор (орёт) Деифоб! Ты где?! Мне нужно другое копьё!
   А в ответ тишина. Гектор выхватывает меч. Поединок возобновляется. Гектор несколько раз тычет Ахиллесу в грудь и только портит меч.
   Афена (комментирует) Наш пацан непобедим!
   Гектор бьёт Ахиллеса локтем и сбивает с ног.
   Афена (вскакивает) Э! Запрещённый прием!
   Ахиллес в одной стороне, копьё в другой. Гектор подхватывает копьё Ахиллеса и приближается. Афена вклинивается между ними и дерётся с Гектором.
   Гектор Что ты здесь делаешь, богиня?!
   Афена (фехтует) Тебя убиваю, идиот.
   Ахиллес (Афене) Погоди-погоди. Это был просто камень. Ты же не хочешь, чтобы какой-то камень лишил меня славы?
   Афена (протягивает Ахиллесу копьё) Возьми копьё (отдаёт и отходит)
   Гектор Всё лучшее детям, прям (ударяет Ахиллеса копьём в живот)
   Ахиллес вопит и прижимает руки к животу.
   Афена (удивлённо) Неужели и неуязвимость не помогла?
   Ахиллес Всё равно больно (встает и опять дерётся с Гектором)
   Гектор (ударяет копьём Ахиллеса в шею) Это копьё лучше моего. Гефест сделал?
   Ахиллес не отвечает и только держится руками за шею.
   Гектор Ахиллес, ты хил. Ещё раны не залечил, понимаю... А всё-таки, кто вместо тебя был в храме Аполлона?
   Ахиллес (хрипит) Патрокл! Ты убил моего лучшего друга.
   Гектор Очень жаль. Мы думали, что это был ты. Твои соотечественники ещё ответят за обман.
   Дерутся. Гектор попадает копьём Ахиллесу в голень и выступает кровь. Ахиллес падает.
   Гектор О! А в ногах ты, кажется, слаб (подпрыгивает и замахивается копьём, метя в голову, одновременно готовя удар мечом в ногу)
   Афена (орёт) Время - деньги - время-штрих!
   Гадес Пого... (замирает с открытым ртом)
   Время застывает, как Танатос с тележкой. Гектор в полёте, уже заносит меч и копьё. На лице Ахиллеса выражение крайнего ужаса.
   Афена (подходит к Ахиллесу, с презрением) А какие надежды подавал. Нет, однозначно не последний герой, надо другие кандидатуры искать (поднимает с земли брошенное копьё Ахиллеса, вручает ему в руки и направляет в грудь Гектора)
   Напоследок рисует на груди Гектора мишень.
   Афена щёлкает пальцами и запускает время.
   Гадес (договаривает) ...ди. Остановкой времени нельзя...
   Гектор натыкается на копьё Ахиллеса и валится на землю, окровавленный. Ахиллес, не веря, смотрит на своё копьё.
   Афена (Ахиллесу, скептически) Герой! Нечего сказать.
   Ахиллес А в чем дело? Я ж завалил Гектора.
   Из-под земли появляется Хронос. Афена пытается убежать, но он стреляет ей в спину. Афена падает на колени.
   Хронос (подходит к Афене) Статья триста тридцать третья. Незаконная остановка времени и убийство.
   Афена Может договоримся, дедуля?
   Хронос (расстреливает Афену, презрительно) Олимпийка! Терпеть не могу этих родственничков.
   Гектор стоит на коленях и хрипит. К нему подходят Танатос с катафалком и Гадес с косой. Гадес замахивается. Рядом с Гектором стоит Ахиллес.
   Гектор (Ахиллесу) Предсказываю тебе скорую гибель, Ахиллес. Жаль, мне не удалось с тобой покончить, но братья за меня отомстят.
   Ахиллес Мечтать не вредно (со злобой втыкает меч в грудь Гектора)
   Гадес (отшвыривает косу) Мать твою! Лишил такого удовольствия.
   Танатос тащит Гектора к катафалку, а Ахиллес - к колеснице. Да, Гектор раздвоился - на тело и душу.
  
   Сцена VI
   Погребение Патрокла. Под Патроклом дров выше юрты. Там же устроили алтарь -Ахиллес приносит в жертву пленных троянцев.
   Ахиллес (втыкает меч в очередную грудь) Сто девяноста девять! (втыкает следующему) Двести!..
   И так далее до счета двести двенадцать. Наконец, жертвы кончаются и Ахиллесу протягивают факел. Костер никак не может разгореться, потому как все дрова залиты кровью.
   Прибегает Одессий с ведром.
   Ахиллес (Одессию) Что там?
   Одессий Нефть! Говорят, хорошо горит.
   Ахиллес Да какая, блин, нефть! Богам молиться надо - Зефиру и Рахат-Лукуму.
   Неожиданно Одессий спотыкается и падает на тело Патрокла.
   Одессий Мать вашу! Набросали тут покойников (выливает нефть на дрова)
   Погребальный костер вспыхивает.
   Одессий (горит и орёт) А-а-а! А-а-а-а! (скатывается с лестницы и долго катается по земле, сбивая пламя)
  
   Сцена VII
   В каморке, что за актовым залом, репетировал школьный ансамбль. Кто играл на ударных, кто был бас-гитарист. А кто и соло-арфист.
   Аполло (наяривает что-то тяжёлое) А где живет железный Рим?! Ты-ды-ды! А где металл?! Ты-ды-ды! А где... (неожиданно роняет арфу и орёт в потолок) Гектор!! (кружится на месте и исчезает)
   ... чтобы опуститься перед трупом Гектора у шатра Ахиллеса.
   Аполло (плачет) Сынок... как же ты так?! (некоторое время рыдает над телом, наконец достаёт губку и вытирает лицо Гектора) Да не коснется тебя разложение и тлен. Пусть мухи и черви стороной оббегают твоё тело.
   Появляется Ахиллес и, не замечая Аполло, хватает Гектора за ноги.
   Ахиллес (Гектору, злобно) Належался? Пошли со мной - мирмидонским собачкам очень кушать хочется.
   Тащит к ограде, за которой бесятся волкодавы. Прыгают на ограду и скалят зубы. Ахиллес перебрасывает тело Гектора к собакам.
   Ахиллес (собакам) Кушать подано.
   Собаки приближаются к Гектору, нюхают и облизываются.
   Аполло (корчит рожи и заклинает) Крэкс! Фэкс! Пэкс!
   Собаки отшатываются от Гектора и разбегаются по углам.
   Ахиллес (орёт) Стой! Куда?! Жрать, кому сказал!
   Но собаки его не слушают.
   Ахиллес (вытаскивает Гектора из-за ограды) Поехали. Патрокл хочет на тебя полюбоваться.
  
   Сцена VIII
   Олимп. Зивис на троне, остальные рядом.
   Гадес Я тоже считаю, что над Гектором нужно провести ритуал, как полагается. Это ж что такое выходит - претендент опасный. Так, глядишь, скоро труппы в землю закапывать начнут, вместо того, чтоб сжигать.
   Персефона Я поддерживаю своего мужа.
   Посейдон А я считаю, что Гектор это заслужил. Он слишком зазнался, считал, что один способен выиграть войну.
   Африка Так и выиграл бы, если б кое-кто не вмешался...
   Зивис А мне этого кое-кого теперь у папаши выкупай. Он ведь её вообще пожрать хотел, как нас когда-то, еле отговорили. Короче, млин, тёлки и бычки, слушайте мое божественное слово. Ахиллес или отдаёт Гектора, или ему секир-башка - лично молнией зашибу.
   Гераника Ты чё в натуре слюной на своих брызжешь? Не, не согласная я, пусть отдаёт труп, но не за так же. Пусть, например, троянцы за Гектора отдадут всё грическое оружие, всю еду и все их золото...
   Аполло Может, пусть троянцы сами решают, что они готовы отдать за тело Гектора? И Ахиллес - что он за него хочет.
   Зивис Уи! Да будет так! Я всё сказал!
  
   Сцена IX
   Стол переговоров с бутылочками минеральной воды, стаканами, трилитроном и двумя флагами - грическим и тем, на котором написано Це2-Аш5-О-Аш. С одной стороны сидят Парис и Приам, а с второй Ахиллес и Одессий.
   Парис (хватает трилитрон и прижимает к груди) Трилитрон - за тело Гектора? Да даже б и за живого не отдал.
   Приам сидит, посапывая, Ахиллес, надувшись, а во главе стола - Гермес.
   Одессий Ну, не получилось, что я виноват? Но попробовать стоило.
   Гермес (смотрит на часы) Вы там это - договаривайтесь скорее, а не договоритесь... (грозно) я превращу ваши ваучеры в бумагу!
   Парис (смеётся) Ха-ха-ха! (хлопает Гермеса по плечу) От жизни отстал. Ваучеры - уже бумага... или папирус? Туалетный.
   Гермес (в гневе) Что вы собираетесь отдать за Гектора?
   Парис Хм... Позволь подумать? Как на счёт - ничего. Они отдают нам Гектора, а мы не будем их бить.
   Одессий (выскакивает с тростью наперевес) Да я... Да я ему! (ударяет по голове... Гермеса)
   Гермес Вау! (потирает макушку, Одессию) А ну сядь, кому сказал! Пока не убил кого-нибудь (миролюбиво, когда Одессий садится) Ну что вы хотите? Только чтоб о трилитроне я больше не слышал.
   Одессий А сколько у них есть золота, серебра, бронзы, меди, олова, свинца, драгоценных камней, мрамора, дерева, шерсти, маслин, вина...
   Парис А дерьма на палочке?
   Одессий (в гневе) Я отказываюсь вести переговоры с подобным типом! (вскакивает и собирается уходить)
   Гермес (хитро) Так, значит, Ахиллесу мы можем секир-башку сделать?
   Одессий (садится) Тогда пусть отдают нам золото, оружие и еду, которую мы им заплатили в качестве контрибуции.
   Парис Можем отдать только одну сумасшедшую, которую я из Спарты привёз - она теперь у Деифоба в дурдоме... Как там, бишь, её звали? Елена что ли... (чешет затылок)
   Гермес Парис, будь серьёзен... и ты, Одессий, умерь свои аппетиты.
   Приам всё посапывает-посапывает, моргает глазами, словно пытается разглядеть, кто перед ним. Неожиданно вскакивает из-за стола и бросается на колени перед Ахиллесом.
   Приам (плачет, целуя Ахиллесу руки) Гектор! Сыночек мой, ты жив? Мне говорили, что тебя убил террорист номер один - Ахиллес, но я не верил.
   Ахиллес пытается вырвать руки.
   Парис (оттаскивает Приама) Отец! Как ты можешь целовать ему руки?! Это же... животное... Он даже руки после сортира не моет.
   Гермес (недоумённо) А что тут такого? Я тоже руки после сортира не мою.
   Парис (удивлённо) Не моешь? Правильно мы сделали, что тебе храм не построили.
   Гермес (в гневе) Вернемся к нашему барану!
   Одессий Ну... это... пусть отдадут нам золота столько, сколько весит Гектор...
   Парис А ху-ху не хо...
   Появляется Поликсена и решительно сдергивает с себя золотые браслеты.
   Поликсена Гад! Какой же гад! (швыряет браслеты на стол) Ничего для тебя брат не значит (вынимает из волос диадему) Возьмите! Всё заберите, подлые варвары! (сдёргивает с ушей серьги, а с пальцев перстни)
   Ахиллес (восхищённо открыв рот) Вот это женщина!
   Одессий (ничего не понимая) А что происходит? Что это гремит?
   Поликсена бросает на стол кулоны, браслеты, обручи, золотые часы, золотую пудреницу, алмазные подвески, золотой бюстгальтер, золотую корону троянской империи...
   Парис (вскакивает и оттаскивает Поликсену) Сестра, зачем такие жертвы? (постепенно вручает ей всё назад - корону на голову, браслеты на руки, только бюстгальтер одеть не решается) Мы и из казны заплатим (Одессию) Ладно, согласны.
   Одессий (в сторону) Вот... мля! Продешевил (Парису, хитро) Только Гектор будет на коне.
   Парис (вскакивает) Чего?! А на слоне - не хочешь?! (оглянувшись на Поликсену) Ладно, крот безглазый! Согласны! (протягивает руку)
   Одессий Это... и на колеснице...
   Парис (в гневе) Может ещё - в танке?! Согласны, мать твою! (видя, что Одессий пытается что-то сказать) И это наше последнее слово.
   Одессий Хотел сказать: на колеснице и на триере, да где мы теперь триеру найдём - сожгли все, супостаты (хочет пожать руку Парису, но теряет равновесие и падает на стол) Мать вашу! Наставили тут столов! Ну откуда вы взяли, что во II-м тысячелетии ДНЭ были столы?! Это ж - анахронизм!
  
   Сцена X
   Троя. Площадь перед дворцом. Собрался весь город, многие плачут. Сверху, на большой охапке дров, которая выше крыши дворца, лежит Гектор. Рядом с ним, на площадке рыдает вдова - Андромаха.
   Андромаха А на кого ж ты нас покинул! А-а-а! А на кого ж ты нас оставил! А-а-а! (плачет)
   Ей вторит ребёнок в руках - Астианакт. По лестнице поднимается Калхас и тащит что-то тяжёлое. Его останавливает Парис.
   Парис А ты кто? Жди своей очереди - сначала близкие прощаются с Гектором. После Андромахи - Гекуба - его мать, потом отец Приам, потом братья и сестры по старшинству, потом их жёны и мужья. Потом их братья и сестры. Потом двоюродные, троюродные и так далее. Сваты, кумовья, соседи, товарищи по оружию... И только потом все остальные.
   Калхас (отталкивает Париса) Да я жрец и прорицатель! На каждый глаз мёртвому нужно по таланту положить (взвешивает в руках груз) Чтоб было чем с Хароном рассчитаться.
   Парис Ты б ещё плиту бетонную ему на лицо положил (сталкивает Калхаса вниз) Вон пошёл, идиот!
   Гекуба (вторит меж тем Андромахе) Сыночек мой! Будь проклят его убийца Ахиллес! Пусть вороны растерзают его чёрное сердце! А-а-у! (плачет)
   Наконец, доходит очередь до Приама. Его поддерживают под руки Гелен и Кася. Приам обводит мутным взором площадь. И тишина...
   Гелен (толкает Приама в бок) Давай... Говори...
   Гелен подаёт Приаму лист папируса, а Кася надевает на нос очки.
   Приам (наконец) Я очень опечален... Кхе-кхе... Наш любимый сын и полководец - Гектор почил... или почил... Мы посовещались и решили наградить его... (Гелену) Неразборчиво написано.
   Гелен (подсказывает, шепотом) Медалью.
   Приам Мебелью... А на хрена ему мебель в загробном мире? И меня решили тоже наградить - орденом.
   Гелен раздражённо махает рукой и Приама подхватывают Деифоб и Полит.
   Гелен (всем троянцам) Сегодня тяжкий день для нации. Мы прощаемся с нашим великим героем - Гектором (плачет, вытирая слезы) Спи спокойно, брат! Да будут благосклонны к тебе боги Аида.
   Калхас (прорывается сквозь стражу) Пустите меня! Пустите! Я всё скажу! Я не могу больше молчать! (отталкивает Гелена от микрофона) Я часто копался во внутренностях людей, прежде, чем их бальзамировать и вот... (задыхается) Я понял, что всё на свете тщетно. Люди и герои - зачем мельтешите вы, зачем совершаете великие деяния? А? Всё равно ведь умрете и обратитесь во прах... И великий Гектор, и ненавистный Ахиллес, и самый последний нищий в вашем городе... все обратятся в прах...
   Парис (комментирует) Да ты гонишь, в нашем городе нет нищеты...
   Калхас Так зачем что-то делать? Зачем воевать, зачем любить и ненавидеть, воровать и убивать...
   Гелен (в гневе) Святотатство! Боги покарают тебя за такие слова!
   Калхас Троянцы! Я открою вам ещё одну тайну - богов нет, все это выдумки жрецов, чтобы вы чтили их и жертвовали жертвы им!
   Гадес (Танатосу) Слышь, демон. Тебя оказывается - нет (Танатос исчезает) Постойте, что ж это получается - меня тоже нет? Просто гибель богов какая-то (исчезает)
   Парис Как это - богов нет? А кто ж тогда людей создал... Бред какой-то.
   Калхас Людей никто не создавал! Человек произошёл от обезьяны! Не верите - сплавайте на Галаппагоские острова и убедитесь!
   Вся толпа кричит от негодования.
   Пандора (свистит) Геть отсель! Нас на эту сказку не купишь! (бросает в Калхаса помидором)
   Кроме этого в Калхаса летят яблоки, огурцы, бананы, ананы - мизийцы наторговали. Калхас, закрываясь, убегает.
   Гелен (успокаивая) Сограждане! Вы забыли зачем мы здесь собрались...
   Все переглядываются и чешут репы.
   Кася (подсказывает толпе, показывая на Гектора) Гектор.
   Вся толпа, вспомнив, продолжает оплакивать.
  
   Воителя два сошлось в одной сече.
   Один - мертв, другой - покалечен.
   Да будет проклят террорист!
   Но и его отпоёт арфист.
  
   АКТ XX Амазонки и эринии
   Сцена I
   Тёмной претёмной ночью... Раздался мощный стук в дверь. Он разбудил всех троянцев во дворце. Уж не данайцы ли это пробрались, ночью, как подлые твари?
   Парис, Кася, Поликсена, Гелен и прочие в ночных сорочках, колпаках и тапочках (вернее сандалиях на меху) идут к двери. У кого в руках свечка в подсвечнике... ладно, пусть будет факел. Кто держит в руках бейсбольную биту.
   Громкий стук, дверь трясётся.
   Парис (с факелом, остальным) Что делать? Открывать или как?
   Поликсена (с веслом) В глазок посмотри...
   Парис (какое-то время смотрит) Темно, как у негра под туникой.
   Кася А давайте я напророчу, кто там.
   Парис Молчи уж, напророчит она.
   Кася (всё равно пророчит) Вижу! Вижу! Там ужас, летящий на крыльях ночи... (растопыривает руки, словно собралась пугать детей)
   Парис (подозрительно) Артемида что ли? Ну тогда бояться нечего, в этой войне она поддерживает нас.
   Гелен Она неправильно пророчит. Теперь моя очередь (закрывает глаза и водит руками)
   Все в нетерпении, спрашивают, кто там.
   Гелен Группа женщин. Двенадцать необычных, но смертных... И ещё три - необычных и бессмертных.
   Парис Да задолдали уже со своими пророчествами (открывает дверь, всех чуть ли не сдувает ветром)
   На пороге стоят двенадцать амазонок в блестящих эротических доспехах и три эринии - сгорбленные чёрные старухи со звериными лицами - шакала, гиены и грифа. Вместо волос - змеи, на руках длинные когти. С окровавленными пастями.
   Троянцы замирают в ужасе. У одной из амазонок отличительные доспехи - более роскошные.
   Амазонка Чё не открываете? Сколько тарабанить можно? Мы, понимаете, летели тысячи километров, а нам не рады?!
   Парис (трясущейся рукой показывает на эриний) К-кто... кто это?
   Амазонка (оборачивается) Где?.. Короче, я - нынешняя царица Амазонии Пенфесилея. Но вы меня можете звать просто Пеной.
   Деифоб Долгожданные амазонки? Припозднились вы, однако. Война-то с данайцами уже закончилась.
   Пена (в сердцах) Вот оринокская пиранья! А пленные есть? А то меня эринии в конец заклевали, жертв требуют.
   1-я эриния (с шакальей головой, остальным) Слышали, сестры, мы зря оказывается сюда пёрлись.
   2-я эриния (с головой гиены) Хи-хи-хи-хи-хи! Ха-ха-ха-ха-ха!
   3-я эриния (с головой грифа) Не кани, Мегера. И ты, Тисифона, харе ржать.
   Тисифона Хи-хи-хи!
   Мегера Как же тут не канить, Алекто? Я крови хочу! Я мяса хочу! А эта сестроубийца (показывает на Пену) нас даже накормить не может. Не на ту войну явилась. Предлагаю её съесть (скалит окровавленные зубы)
   Алекто Погоди, ещё не время. Посмотрим, может чем и поживимся.
   Парис (Пене) Так ты убила свою сестру?
   Пена (рвёт на себе волосы) О, горе мне! Я ж случайно...
   Тисифона Уа-ха-ха-ха-ха-ха! (падает на землю и дрыгает ногами)
   Пена (с ненавистью оборачивается) Да, случайно. А эринии мне не верят. Привязались, и ходют, и ходют следом. Всё крови требуют.
   Мегера Сегодняшнюю дозу мы, кстати, не получили, поэтому... (достаёт плеть с семью хвостами)
   Эринии бьют плетьми Пену, Тисифона при этом ещё и хохочет, как полоумная.
   Гелен (остальным амазонкам) А чего это мы все здесь стоим? Проходите в дом. Слуги вас спать положат, а завтра с утра и поговорим. Утра вечера хитрее.
   Троянцы и амазонки уходят. Остается только Пена и бьющие её эринии.
  
   Сцена II
   Наутро. Приам на троне, как истукан. Остальные за столом, на котором расстелены карты и расставлены кубки и закусь. И трилитрон тут, куда ж без него?
   Перед столом, словно заезжие скоморохи, эринии. Алекто с барабаном, Мегера с лирой, и Тисифона с трубой.
   Алекто Послушайте очень поучительную песенку про милого мальчика Эдю, который любил...
   Тисифона (перебивает) Ха-ха-ха-ха-ха-ха!
   Алекто (бьёт Тисифону по голове) Да-да, очень любил маму.
   Эринии начинают играть.
   Алекто (поёт) С рождения Эдик пай-мальчиком был.
   Мегера (комментирует) Хороший мальчик.
   Алекто (поёт) Имел Эдик хобби - он маму любил...
   Тисифона Хи-хи-хи-хи-хи!
   Алекто (поёт) А папу убил...
   Мегера Вот оно как? А дальше что было?
   Алекто (поёт) Но в том-то всё дело, теперь он не один...
   Тисифона Хи-хи-хи-хи-хи!
   Алекто (поёт) Кто больше всех отцеубийц на свете любил?
   Мегера (комментирует) Этот человек наш.
   Алекто (поёт) Эд это забыл.
   Все эринии (хором) Убей папу, убей маму, убей брата иль сестру.
   Алекто (поёт) Убей тетю!
   Мегера (поёт) Убей дядю!
   Алекто (поёт) И дедулю поутру!
   Тисифона Хи-хи-хи-хи-хи!
   Алекто (поёт) И малую детвору!
   Тисифона Хи-хи-хи-хи-хи!
   Эринии прекращают петь и кланяются.
   Алекто (достаёт шляпу) Господа. Если вас развлекла эта милая песенка, подайте что-нибудь заезжим скоморохам.
   Пандора (за столом вместе с троянцами, взвешивает в руках помидор, свистит) Халтура! (бросает помидор и тот размазывается на морде Алекто)
   Тисифона Хи-хи-хи! Ха-ха-ха!
   Пандора попадает вторым помидором в её. Некоторое время шарит в ящике и наконец достаёт... змея за голову.
   Пандора (удивлённо) Ты кто?
   Змей Как кто? Ну ты, блин, даёшь. Ну, что ж, приятно познакомиться. Я - Мировое Зло.
   Пандора (захлопывает крышку ящика и ударяет змея по голове) Ни хрена ж себе, чего только в ящике с гнилыми помидорами не заведётся.
   Пена (троянцам) Что я слышу? Враг - деморализован, разоружён, ограблен. А вы вместо того, чтоб добить его, позволяете спокойно строить корабли?!
   Гелен Так ведь у нас договор с ними, и его нельзя нарушать, иначе боги разгневаются.
   Пена Договор уже не действует, грики его нарушили, когда убили Гектора. Поэтому вы имеете полное право напасть на них, половину убить, а половину взять в плен.
   Парис Всё-то оно так, всё правильно. Только кроме Гектора у нас никто в тактике и стратегии не шарит. Полит больше по разведке, Деифоб - по внутренним делам, Эней - по флоту, Гелен - вообще жрец и прорицатель. А я... ну, в овцеводстве разбираюсь, ну из лука и пращи умею. Но войском командовать... Не, нет ни у кого таких способностей (обводит всех взглядом) Ну, Поликсена ещё б смогла, только кто будет женщину слушать?
   Пена Я буду вашим войском командовать.
   Парис (смущённо) Не можем мы просто так назначить, без резюме, рекомендаций... Да и на предыдущее место работы позвонить надо...
   Пена (бросает на стол свитки папируса) Вот мои рекомендации!
   Парис (одевает на нос пенсне и читает) "Дана любимой дочурке Пенфесилее в том, что она закончила Олимпийскую военную академию, с отличием. Ректор Арес, бог вероломной войны" (читает следующий свиток) "Справка. Дана Пенфесилее Аресиде, в том что она является царицей и главнокомандующим амазонок в Южной Америке. Подпись - Артемида, верховная богиня всех амазонок" (следующий свиток) "... Пенфесилее в том, что она убила свою сестру Ипполиту. И подпись - эринии"
   Пена (поспешно забирает свиток) Ой, это не то. Это личное.
   Мегера Я бы даже сказала - семейное (все эринии хохочут)
   Пена бросает на них ненавидящий взгляд.
   Парис (смотрит поверх пенсне) Что ж, неплохо, совсем неплохо. Хорошо, вы приняты на должность полководца и стратега...
   Поликсена (перебивает) А почему мне нельзя, а ей можно? Она ведь тоже женщина.
   Гелен Думай о чем говоришь! Она не женщина, вернее, не просто женщина - она амазонка.
   Парис (подсовывает Приаму свиток) Только два слова - "казнить" или "помиловать".
   Приам (считает слоги) По-ми-ло-вать (загибает пальцы) Каз-нить.. Напишу "казнить" - это короче...
   Парис (подсовывает Приаму второй свиток) Назначение Пенфесилеи стратегом и полководцем... Нужна твоя подпись, отец.
   Приам Тогда я не буду дописывать "зенелеет" (подписывает)
   Алекто (отвешивает оплеуху Мегере) А ты говорила: съесть-съесть. Наша девчонка нас ещё напоит кровушкой.
   Тисифона Хи-хи-хи-хи-хи!
  
   Сцена III
   В шатре Агамемнона ничего нет, кроме трона и статуи Гераники в углу. Слуги оглядываются - чтобы ещё такое вынести. Наконец, оставляют Агамемнона одного.
   Гераника (подходит к Агамемнону, одевая змею на руку) Ну чё, опять не оправдал оказанное тебе высокое доверие?
   Агамемнон (в ужасе заслоняется от Гераники руками и ногами) А что я? А я ничего... В конце концов, я не виноват, что все разбежались. Не могу же я один Трою разрушить. А я старался, честно-честно. Дрался, как лев.
   Гераника ёлкает змеёй у носа Агамемнона) А уплывать чего надумал? Сейчас не время. Вражеское войско обезглавлено, боги руками Ахиллеса замочили вражеского пахана Гектора.
   Агамемнон (увёртывается от укусов змеи) Это понятно. Но как мы драться будем без денег? Они у нас же все деньги забрали...
   Гераника Ни фига себе, прям дитё малое. Увеличь налоги, введи продразверстку, возьми кредит в Финикийских банках... Что я тебя учить должна?
   Агамемнон Ладно, деньги мы, допустим, стрясём. Допустим, что и продовольствие достанем... Но оружие? Как мы будем драться без оружия? Камнями и палками? Да нас троянские куры засмеют... (резко встаёт и сбрасывает Геранику на пол) В конце концов, я требую божественного вмешательства.
   Гераника (на полу) Офигел? Божественное вмешательство ему (показывает фигу) Во тебе, не хочешь?
   Агамемнон (слаживает руки на груди) Ну, богиня. Однако ты ставишь нереальные планы. Короче, или вы (с пренебрежением) боги, достаёте пятьдесят тысяч комплектов вооружения, или мы все завтра же уплываем... Ну, или пешком пойдём.
   Гераника (зло) Вот ты как заговорил? Забыл, на какой помойке тебя нашли? Ладно, будет тебе оружие. Гефест уж постарается, подрядит своих подгорных гномиков.
   Агамемнон (удивлённо) Зачем гномиков? Может, лучше Гермеса послать, чтобы у троянцев наше оружие украл?
   Гераника Какой умный! Из вашего оружия троянцы давно статую Гектора отлили в пропорциях десять к одному (вскакивает) Всё! Не отвлекай меня. Как думаешь, кто молотобойцем у Гефеста будет? (застывает без движения в виде статуи)
   Агамемнон (вслед) Стой! Неужели ты только ради этого приходила?!.. Вот мать её, улетела уже.
  
   Сцена IV
   Щиты в стопочках, копья в шалашиках, мечи в стойках, доспехи на вешалках. Весь склад забит. Между ними ходят грические вожди и дивятся.
   Диомед (вооружается) Фантастика!
   Нестор Откуда это всё?
   Агамемнон (гордо) Я раздобыл. Чтобы вы без меня делали?
   Нестор Но как? Вся Гриция за год бы столько не изготовила. А ты буквально за неделю достал.
   Агамемнон Места знать надо.
   Диомед (читает на щите) Made in China. Опять эта подозрительная надпись.
   Одессий (спотыкается об шалашик копий и падает) У-у-у! Наставили тут копий.
   Агамемнон (смеётся) Смотри, не поранься.
   Вбегает Аякс Мл.
   Аякс Мл. (задыхается) Там... там...
   Все в ужасе.
   Агамемнон (заикается) Т.. троянцы?
   Аякс Мл. Свят! Свят! Не, Аякс Старший устроил сеанс одновременной борьбы...
   Нестор Простите, может, одновременной игры?
   Аякс Мл. Да нет, борьбы. И всех уже поборол.
   Агамемнон Ну и что? Пусть развлекается, мышцы разомнёт. В бою они ему ещё понадобятся.
   Аякс Мл. А потом пришёл Ахиллес и решил с Аяксом побороться.
   Нестор И что дальше?
   Аякс Мл. Не знаю, но чувствую, кто-нибудь кого-нибудь убьёт.
   Все убегают, кроме Одессия.
   Одессий (кое-как вылезает из груды копий) Эй! Куда вы все подевались? (натыкается на вешалки с доспехами) Мать вашу!
   Доспехи падают один за другим.
  
   Сцена V
   Небольшая арена на свежем воздухе. Вокруг зрители.
   Аякс Ст. (тащит Ахиллеса за ногу) Мечом, значит, тебя не убить. Топором, дубиной тоже...
   Прибегают Агамемнон, Нестор, Диомед, Идоменей и прочие.
   Агамемнон Стой! Что ты делаешь?!
   Аякс Ст. С лука попробую. А то ни мечом, ни топором, ничем.
   Все переглядываются. Тут по рядам зрителей проносится вопль "Троянцы!", "Троянцы!" Все в панике и уже собираются разбегаться.
   Агамемнон Все на склад! Вооружаемся и к бою!
   Все убегают, кроме Аякса Ст., прикручивающего Ахиллеса к столбу.
   Аякс Ст. (берёт лук) Ну что, с лука тебя замочить ещё не пробовали? (отходит и целится)
   Ахиллес мутным взором поднимает голову и... в его глаз вонзается стрела. Ну, по идее должна была вонзиться, а на самом деле отскочила, словно глаз бронированный.
  
   Сцена VI
   Спустя какое-то время. Аякс Ст. пробует утопить Ахиллеса в бочке. Всё не получается как следует удержать. Ахиллес периодически выныривает и фыркает.
   Мимо бегут в панике грические гоплиты. Некоторые раненные, с поломанным оружием.
   Аякс Ст. (не обращая на гоплитов внимания) В огне он, видите ли, не горит. А воде тонешь?
   Аякс Мл. (останавливается, Аяксу Ст.) Брось этого Ахиллеса! Сейчас здесь троянцы будут... (махает рукой) Да что троянцы? С ними амазонки и эрин... Ой! Конечно, эвмениды. Это я не подумавши ляпнул (убегает)
   Аякс Ст. (зло) Нет! Я всё-таки утоплю его.
   Гоплиты продолжают убегать. И тут появляются эринии. Громко хохочут, прыгают гоплитам на спину, кусают их за шеи и пьют кровь.
   Мегера (радостно) Ах, кровушка! Моя любимая!
   Алекто (причмокивает) Ам-ням-ням... ам-ням-ням.
   Тисифина (смеётся, скаля окровавленные зубы) Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!
   Появляются амазонки и троянцы и по примеру эриний добивают бегущих гриков. Некоторое время. Наконец, амазонки замечают Идоменея.
   1-я амазонка (Идоменею) Приветствую, сестра, ты чьих будешь?
   Идоменей (женским голосом, очень старается) Что значит "чьих"? Не понимаю я ваших формулировок.
   1-я амазонка С какой организации я спрашиваю? Из Понта, наверное. А мы прилетели из Южной Америки.
   Идоменей Не, я с Крита.
   1-я амазонка (задумывается) А я и не знала, что там тоже наши есть.
   2-я амазонка (отвлекается от избиения гриков) Сестра, ты что не видишь - это мужик переодетый.
   Идоменей (пронзает 1-ю амазонку копьём) Но в душе я с вами.
   Все амазонки вопят и бегут за Идоменеем. Убегают. Появляется Пена, смотрит, как эринии пожирают трупы. Подходит к Аяксу Ст. и Ахиллесу.
   Пена (Аяксу Ст.) А что это ты тут делаешь? Давай лучше биться (трясёт копьём) А то, понимаете ли, даже подраться не с кем. Все разбежались.
   Аякс Ст. Ни за что. Пока Ахиллеса не убью, ни с кем сражаться не буду.
   Пена (присматривается к Ахиллесу) Может, я чем помогу?
   Аякс Ст. Ха-ха-ха. Да, куда уж тебе? Телеф бил - не убил, Кикн бил - не убил, Гектор бил - не убил, я вот бью, и всё никак не убью. А тут женщина какая-то...
   Пена (в гневе) От женщины слышу! Короче, давай сюда своего Ахиллеса. Сейчас от него ничего не останется, даже костей. Я его на землю положу, сандалией наступлю - мокрое место.
   Аякс Ст. (достает Ахиллеса из бочки и швыряет на землю) Ну, терзайте-терзайте, великая давительница. Если какая-то баба сможет сделать то, что не удалось великим воинам современности, я на собственный меч брошусь... (показывает всем меч)
   Пена (заинтересовавшись) Интересный меч какой-то... С виду заколдованный.
   Аякс Ст. (гордо) Это мне Гектор подарил когда-то, как своему любимому ученику.
   Пена Ну не идиот ли? У тебя есть меч Гектора, а ты до сих пор Ахиллеса замочить не можешь... (протягивает руку) Дай сюда инструментарий.
   Аякс Ст. смущённо протягивает.
   Пена (поднимает меч двумя руками) Гектор! Взываю к тебе! Надели этот меч силой, пусть послужит он тебе в последний раз. Сокруши моими руками своего врага, пусть погибнет он и составит тебе компанию в царстве Аида (меч чернеёт) О, боги! Отец мой Арес, великая Артемида и ты, светлоликий Аполлон - защитник Трои. Направьте мой удар и пусть умрёт Ахеллес (наливается сначала красным, потом жёлтым и, наконец, зелёным) Умри, козел! (рубит Ахиллесу голову)
   Голова катится по песку. Пена тяжёло дышит, обессиленная. Подходят эринии.
   Алекто (хлопает Пену по плечу) Ай, да девочка! Молодец, не ожидали, честное слово.
   Мегера Сколько мы с тобой ещё дел наделаем. Ух!
   Тисифона (хихикает в кулак) Хи-хи.
   Аякс Ст. (вырывает у Пены меч) Дай сюда! (вытирает слёзы) Пойду с жизнью покончу.
   Голова катится в другую сторону и становится на место. Ахиллес поднимается на ноги и перекручивает голову. Держится за шею. Все стоят в шоке, раскрыв рты.
   Ахиллес (хрипит) Меня рубить?! (вонзает копьё в грудь Пене)
   Пена хрипит и падает. Эринии в недоумении, наконец, ревут и воют в небо. Мимо бегут троянцы и амазонки. Их преследуют грические гоплиты во главе с Идоменеем.
   Идоменей (добивает очередную амазонку) Получи, противная конкурентка!
   Троянцы убегают, амазонки гибнут. Аякс Ст. со страхом поглядывает на Ахиллеса, а тот присматривается к Пене. Эринии рвут ромашки и обкладывают ими тело. Периодически стонут.
   Парис (убегает с остальными троянцами, эриниям) Чего вы стоите?! Кто мяса хотел?! Кто крови хотел?! Эринии, мать вашу!
   Алекто (махает рукой) Ах, не надо нас так называть, пожалуйста. Зовите нас просто - эвменидами... Хнык!
   Мегера (смотрит на свою лапу) Я таю, нет! Я таю!
   Тисифона (хохочет, чуть не плача) Ух-ха-ха-ха! Ух-ха-ха-ха!
   Алекто (обращается ко всем) Граждане! Почаще убивайте своих близких родственников! Эринии ведь тоже люди, им тоже кровь нужна! Это... не поминайте лихом. Ваши эвмениды.
   Эринии исчезают, троянцы убегают. Перед Идоменеем кладут вряд тела амазонок.
   Идоменей (идёт и считает) Все здесь, дорогуши! Все!
  
   Сцена VII
   Эрот летит над полем боя и кого-то высматривает. Наконец, видит, как в кустах Африка о чём-то шепчется с Антэротом. Антэрот - младший брат Эрота, но выглядит старше. Лет на шесть, в кожаной с цепями куртке, причёске ирокез и многочисленными пирсингами по всему лицу. Африка что-то усиленно объясняет, жестикулируя, Антэрот довольный кивает и хихикает. Наконец, достает плевательную трубку и улетает. За спиной крылья, как у летучей мыши. Эрот подлетает к Африке.
   Эрот (обижено) Скажи, я тебе чем-то не угодил? Плохо работал или как?
   Африка (задумывается) Ну, не то чтобы совсем хорошо. С Брисеидой у тебя так ничего и не вышло. А ведь планировали поссорить Агамемнона и Ахиллеса.
   Эрот Зато как я дело с Поликсеной провернул? Да, Ахиллес теперь наш - бери голыми руками.
   Африка И это хорошо. Но мало. А я хочу, чтобы Ахиллеса все ненавидели. Не только троянцы. Вот поэтому и позвала Антэрота.
   Эрот Ничего у вас не выйдет.
   Африка (смеётся) Ха-ха-ха! Не забывай, что противоестественная любовь ничем не хуже естественной.
  
   Сцена VIII
   Бой закончен - враг повержен. Грики сдирают с убитых доспехи. Идоменей с амазонок, остальные - с троянцев. Ахиллес стоит перед Пеной. Появляется Антэрот и некоторое время летает над Ахиллесом.
   Ахиллес (гоплитам возле него) Снимите-ка с неё шлем. Посмотрю, насколько уродливые бабы в амазонки записываются.
   Двое гоплитов расстегивают у Пены шлем. Антэрот замирает и достает баночку с зелёным горошком. Сует трубку в рот. Шлем снимают, Антэрот стреляет. Горох попадает Ахиллесу в грудь.
   Ахиллес (отшатывается, хватаясь за сердце) Ах! Какая красавица! Никогда я не видел такой красоты!
   Гоплиты недоумённо смотрят то на Ахиллеса, то на позеленевшее лицо Пены.
   Идоменей (подходит сзади и гладит Ахиллеса по спине и плечам) Милый, что с тобой? Обычный труп бабы, уже и воняет даже (морщит нос) Ты совсем того? (стучит себя по лбу)
   Антэрот (хихикает) Ещё пока нет. Но все впереди (стреляет в лоб Ахиллеса)
   Ахиллес (плачет, падает перед Пеной на колени и срывает с неё доспех и одежду) Зачем? Зачем я её убил?! Надо было взять в плен и вдоволь насладиться её прелестями.
   Идоменей Ахиллес, дорогой, я начинаю волноваться. Почему бы тебе не насладится моими прелестями, например? Зачем тебе гниющий жмурик?
   Антэрот Ещё насладится, успеет. Всё впереди, а вы как думали? (стреляет Ахиллесу в пятку)
   Ахиллес (целует и ласкает Пену) Милая! Любимая! Будь моей! Будь!
   Гоплиты в шоке смотрят на такое действие. А Ахиллес заводится все больше и больше. Подходят Диомед и прочие вожди. Среди них брат Диомеда по имени Терсит.
   Диомед Что здесь происходит?
   Терсит (поясняет) Некрофилия.
   Все отшатываются и крестятся. Повторяют: "Табу! Табу!" Ахиллес отрывается от Пены и зло на всех смотрит. Встает, поднимает тело. Идет мимо вождей и гоплитов. Все отшатываются, как от очумелого. Только Терсит не успевает. Ахиллес хватает его и бьёт кулаком. Терсит падает замертво. Ахиллес уходит вместе с Пеной, все подходят к убитому.
   Диомед (вытирает слезу) Бедный Терсит, говорил я тебе: язык твой - враг твой. Бедный братишка (ревёт, прижимаясь к плечу Аякса Ст.)
  
   Сцена IX
   Юрта Ахиллеса шатается и трясётся. Грические вожди наблюдают за этим, в такт тряся головами.
   Возвращается Идоменей, подглядывавший в замочную скважину.
   Агамемнон Ну? Что там?
   Идоменей Я, конечно, как наследник великой минойской цивилизации, всякое видел. И с зоофилией сталкивался, и с монстрофилией, и даже с богофилией. Но чтобы так вот, с мертвецом... Если б с мёртвым мужиком, это б ещё куда ни шло, но с мёртвой бабой... Ни в какие щели...
   Агамемнон Ладно, что делать будем? Какие предложения? Он с ней уже там третий день кувыркается. Войско в шоке, на грани бунта. И боги разгневаны. Если так и дальше будет продолжаться...
   Аякс Ст. (зло) Нужно убить Ахиллеса.
   Агамемнон (вздыхает) И как же ты его убьёшь?
   Аякс Ст. (обрадовавшись) Значит, в принципе, ты не возражаешь?
   Агамемнон Дерзай, если сможешь его убить, в чем я лично сомневаюсь.
   Одессий Но... Ведь Ахиллеса боятся троянцы. Глупо лишаться такого бойца... Пока... пока глупо, а потом можно и обсудить этот вопрос.
   Агамемнон Ну? И что ты тогда предлагаешь?
   Диомед (достаёт меч) А что тут предлагать? Вперёд! В шатёр!
   Идет к шатру, все следом, нерешительно. Забегают в шатёр. Тот трясётся ещё сильнее, раздаются крики, вопли. Стоны. Визг Идоменея.
   Диомед (вопит) Держи! Хватай этого извращенца!
   Аякс Ст. (чуть не плача) Не берёт его копьё! Не берёт!
   Одессий (вопит) Мать вашу! Набросали тут мертвецов под ноги!
   Кто-то кубарем выкатывается из шатра - Аякс Мл. Тотчас бежит назад.
   Диомед (вопит) Задержите этого ублюдка! Она у меня!
   Выбегает из шатра с телом Пены на спине.
   Ахиллес (выбегает следом) Стой! Отдай мою девушку! Похититель!
   Остальные выбегают из шатра и прыгают ему на спину. Только Одессий, как Акелла, мимо. Валят на землю. Ахиллес отшвыривает всех и бежит за Диомедом. Тот карабкается на высокий берег реки. Бросает тело с обрыва.
   Ахиллес Нет! Нет! (хочет прыгнуть следом)
   Его придавливают к земле.
   Капустник (распоряжается) Держите его, хлопцы! Держите! (капается в саквояже) Где-то у меня здесь была смирительная рубашка.
  
   Ты глубоко от меня.
   Нырять к тебе ещё три дня.
   Но даже боги мне не смогут помешать
   Водолазный одеть скафандр,
   На дно заплыть реки Скамандр
   И тебя, любимая, холодную обнять.
  
  
   АКТ XXI Чёрные воины Ареса
   Сцена I
   А в Африке, а в Африке, на чёрной Лимпопо...
   Мемнон...можно использовать того же актёра, который играл Телефа - всё равно никто ничего не поймёт... Так вот, Мемнон сидит возле ограды с человеческими головами и считает. Рядом в котле что-то варятся.
   Мемнон Одна голова - хорошо, две голова - лучше, три голова - ещё лучше, а четыре голова...
   Возле него материализуется Арес.
   Мемнон Вай! Шайтан!
   Арес Харе анахронизмы пороть.
   Мемнон (падает на колени и стучит головой об землю) Прости меня, великий дух. Прости, не узнал с перекура... (показывает свою трубку)
   Арес Я зол. Ух, как я зол! Что же такого мне сделать плохого? Ты когда письмо Приама получил? Обещанного три года ждут? Почему к Трое на войну не пошел?
   Мемнон Трое, Четверо, Пятеро... (достаёт из котла человеческую руку) Нас и здесь неплохо кормят.
   Арес (забирает руку и выбрасывает) Постарел, говоришь? Обленился? Марш под Трою, кому сказал! За новыми головами! А то старые почернели уже все.
   Мемнон (поднимается и чешет пузо) Моя пойти. Моя не ослушаться великий дух. Только Троя далеко - в Малая Азия, а я - в Африка, да еще и Южная. Это сразу по джунглям до истоков Нила у больших озёр...
   Арес (поспешно зажимает рот Мемнону) Ты что порешь? Истоки Нила ещё не открыли.
   Мемнон (продолжает) Потом по Нилу сквозь Куш, Нубию и Кемет. Потом по Средиземному морю до Малой Азии (расстилает карту - подозрительно современную) Придётся на южном берегу причаливать, Эгейское море грики контролируют... Потом пешкоходом через всю Малую Азию...
   Арес (задумавшись) Н-да. Это слишком долго. Раньше троянцы сами гриков побьют, без тебя. Сам виноват - вышел бы в поход сразу, как раз бы дошёл.
   Мемнон (обиженно) Артемида вон своим амазонкам чартерный рейс устроила из Южная Америка.
   Арес Ладно. Отправлю тебя по порталу. Короче, иди к храму войны. Как увидишь светящееся пятно - не бойся, это я портал открыл - попадешь в Трою, как лягушонка в коробчонке.
   Мемнон (порывается бежать к храму) Ура! Да здравствуй великий дух войны!
   Арес Стой! Ты собираешься воевать один? Без войска? (качает головой и достает мешочек) Сейчас будет тебе воины (поясняет) Эти зубы дракона в любой момент по моему требованию превращаются в чёрных воинов - личную гвардию Ареса (разбрасывает зубы, словно сеятель) Встань, земля африканская!
   Появляется из-под земли множество воинов с копьями и продолговатыми пятнистыми щитами.
   Мемнон (робко) Это... мы пойти?
   Арес Ха-ха-ха! Как же ты пойдёшь на войну в этом? (показывает на голый в набедренной повязке торс Мемнона)
   Мемнон А что? Всегда так воюю!
   Арес Сейчас как всегда не получится. Слишком много героев собрал враг. Это (загибает пальцы) и могучий Аякс, и слепой Одессий, и чуть менее могучий - второй Аякс, и Диомед - терминатор Афены, и... а что там, все они левые. А вот Ахиллес... Он такой сильный, неуязвимый и бронированный, что и драться ему в падлу. Но если его разозлить... Короче, тебе нужно бальное платье... в смысле боевой доспех, не хуже тех, что Гефест изготовляет (снимает доспех через голову) А, бери мой - я себе ещё нарисую.
   Мемнон Спасибо, великий дух войны.
  
   Сцена II
   В шатре Ахиллеса.
   Ахиллес (пишет письмо) Милая. Любимая моя Поликсена! (задумывается) Это самое... Ну, это... люблю и это... хочу... (махает рукой) А что там? (быстро пишет) Я вас люблю, чего же более? Что могу я написать? Я знаю, в вашей воле меня презреньем наказать... (громкий стук, Ахиллес отбрасывает перо в гневе) Вы мне мешаете! Меня нет дома!
   Брисеида (заглядывает) Я понимаю, что тебя нет дома. Тебя никогда нет дома. Но это Калхас, а ты сам его звал. И он тебя уже два часа дожидается.
   Ахиллес Ладно, пусть войдёт.
   Брисеида исчезает и вскоре заходит Калхас.
   Калхас (оглядывается вокруг) О! Да у вас тут шатёр (садится возле Ахиллеса) Вам случайно зиц-председатель не нужен? (загибает пальцы) Я ведь и при Эврисфее сидел, и при Фиесте сидел, и при Атрее сидел... А как я сижу сейчас при Агамемноне! И потом сидеть буду - при Эгисфе.
   Ахиллес Скажи мне лучше, кудесник, любимец богов, что станет в жизни со мною. Под чьей паду я, сраженный в пятку стрелою? Ой! Что это со мной сегодня? ёпотом) Понимаешь, у меня такое чувство, что мне недолго осталось глину сандалиями месить. Сначала Гектор напророчил, потом и все остальные как-то странно поглядывают. А вчера бишь, совсем недавно, маму свою - богиню во сне увидел.
   Калхас (сочувственно) Да. Мне тоже в последнее время всякая гадость снится.
   Ахиллес Знаешь, что она мне сказала? Что список на Олимпе составили, кто следующий из героев погибнет. И предо мной только один человек остался. Сначала он, а потом уже и я.
   Калхас На все воля мойр!
   Ахиллес Слушай, прорицатель, не можешь ты напророчить, кто будет следующим этим героем - чтобы я его не убил случайно ненароком. Кто этот последний герой?
   Калхас (смущённо) Ну, чтобы определить последнего героя - нужно собрать всех убитых до этого героев и чтоб они проголосовали. Против тебя коалиция неудачная складывается пока (вздыхает) Никто не любит тебя в царстве Аида (водит руками, закатив глаза) Абра-швабра-кадабра!
   Ахиллес (в нетерпении ломает руки) Ну?! Ну?!! Ну?!!!
   Калхас Новичок, только внедрённый в противоположное племя. У новичков всегда самые большие шансы на вылет. Сначала голосуют за него, потом будут голосовать за тебя.
   Ахиллес Имья, сестра! Имья!
   Калхас Да, что-то неразборчиво написано... Мемнон. Во - Мемнон.
   Ахиллес Агамемнон?! Я думал, эта падла живучая всех переживёт.
   Калхас Конечно, нет. Ему тоже недолго осталось, но погибнет он после Троянской войны, как домой вернётся.
   Ахиллес А как выглядит этот Мемнон?
   Калхас Ну, как тебе описать... Короче, как Телеф, только в Аресовых доспехах. Увидишь - не ошибёшься.
  
   Сцена III
   Олимп. Большой зал среди колонн. По центру на троне посапывает Зивис, сжимая в руках пучок с молниями.
   В одной стороне, возле фонтана с амброзией, нежится одна кучка богов - Африка, Аполло, Арес и Арта. Аполло развлекает всех игрой на лире.
   В другой стороне с ненавистью на них поглядывают Гераника, Афена, Посейдон и Гефест. Мимо пролетает, жужжа, Гермес.
   Гераника (хватает Гермеса за ногу) Стоять, Гермя!
   Гермес (в страхе) А? Что? А я то тут причём? Я - нейтралитет сохраняю.
   Посейдон (подсовывает ему под нос трезубец) Да за такой нейтралитет по морде бить надо.
   Гераника (Гермесу) Короче, кореш. Ты тот, которого все посылают? Брось канить, я знаю, что ты. Поэтому и мы тебя пошлём...
   Гефест (перебивает) Подальше...
   Гераника (показывает на другую кучку богов) Вон видишь тех нехороших богов, редисок, можно сказать. Летишь к ним в натуре и вызываешь на стрелку.
   Гермес (поежившись) А почему я? Сами летите и вызывайте.
   Гераника Ну ты, кореш, блин даешь. Мы ж с ними не разговариваем, у нас без понтов волки в лесах подохли.
   Посейдон Лети-лети! Пока трезубцем по горбу не получил.
   Гефест вручает Гермесу коробку с-под торта.
   Гермес ёпотом) Там бомба?
   Гефест Сам ты бомба! Это вызов! На матч-реванш, в предыдущих трёх они нас побили.
   Гераника (прижимает палец к губам) Т-с-с-с! Об этом решено никому ни гу-гу. Смотри, не проболтайся.
   Афена (в мятом доспехе) Может, не будем сегодня драться? Не в форме я (показывает на доспех) Дедуля пожевал... вместе со мной.
   Гермес летит к кучке богов у фонтана.
   Гермес (робко) Извините...
   На него не обращают внимания - заслушались Аполло.
   Арес (вырывает арфу у Аполло) Моя очередь! (брымчит) Вставай, страна африканская, вставай на смертный бой! С фашистской силой тёмною, с грической ордой...
   Африка (вырывает арфу) Ты не умеешь, милый (поёт) Я люблю тебя, Троя моя, белокаменная...
   Арес (перебивает) Троя! Доспехи звенят! Троя! Кирасы скрипят! Троя! Кольчуги гремят! Троя...
   Аполло (передразнивает) Бронежилеты стучат!
   Арес (не понимая) Какие бронежилеты? Их не изобрели ещё, нужно Паламеда из Аида для себя лично выписать.
   Арта (робко) А можно я спою? (поёт) Оленёнок Феофан по лесу идёт... травку кушает, песенки поет... Вдруг охотник вышел и стрельнул Феофану в лоб...
   Все (громко) Заткнись, малая, это не в тему!
   Гермес (поёт) Пой, моя богиня, пой! Как прекрасен голос твой...
   Все оборачиваются.
   Аполло (раздражённо) А тебе чего? Мы в наш ансамбль никого не принимаем. И так уже спелись.
   Гермес Это... Та сторона (показывает) Просила вам вызов передать (ставит коробку на пол и улетает, куда-то к Зивису, ворчит) Помешались уже на этой войне. Поделились на два лагеря, одни мы с Зивисом в нейтралитете.
   Арес, Аполло, Арта и Африка подходят к коробке и наклоняются.
   Африка Слышите? Что-то тикает.
   Арта Может не будем открывать?
   Аполло (уже открывает) А что нам бояться?
   Боксёрская перчатка на пружине бьёт его по лицу и повергает на землю. Аполло трясёт головой, над головой летают звёздочки. Арес, Африка и Арта громко хохочут. Из коробки выскакивают ещё три перчатки и бьют уже их. Арес, Африка и Арта в свою очередь трясут головами, сидя на полу. А Аполло хохочет.
  
   Сцена IV
   Зивис на троне просыпается от какого-то шума. Перед ним площадка между четырьмя колоннами повязана канатами.
   Зивис (возмущённо) Уи! Задрали уже! Сколько можно драться?
   Гераника Пока кто-нибудь не победит.
   Зивис Так они ведь в прошлый раз победили.
   Гераника А это не твое дело, придурок. Знай себе, суди.
   Зивис (поворачивается на другой бок) Не хочу. Задрало.
   Гераника Слышь, перец! Не будешь судить, мы другого судилу найдём. Вон папашу нашего, Хроноса, давно просится.
   Зивис (резко подскочив) Нет! Только не Хроноса! Ну, хорошо, только это... в последний раз.
   Гермес меж тем вешает огромное табло: "Гриция - Троя, 0:0". Бойцы усиленно разминаются по обе стороны ринга.
   Пандора (присаживается возле Зивиса) Шо показывають? Бокс? А яки бокс - нормальный или эты... ну, тайский.
   Зивис Не. Уи! Скорее будет что-то типа борьбы без правил. Кто во что горазд. Уи!
   Пандора Хватит хрюкать - не свинья (ставит ящик с помидорами на колени)
   Партия Гераники совещается.
   Гефест (зло) Я буду драться с Африкой.
   Афена (фыркает) Это глупо.
   Посейдон (смущённо) Ну, не могу я бить женщину, с которой меня связывают приятные воспоминания.
   Афена (с пренебрежением) И этот не устоял...
   Гераника А вот я всё Амфитрите настучу?
   Афена Против Африки нужно ставить женщину. Она у них самая слабая.
   Гераника А кто ж тогда против Ареса драться будет?..
   Зивис (вопит) Начинайте! Сколько можно ждать?!
   Пандора взвешивает в руках помидор. Мировое Зло периодически ломится из ящика. На ринг забирается Африка и посылает всем воздушный поцелуй. Многие в зале... ну, остальные божки и божочки тоже собрались посмотреть представление... многие в зале вопят от восторга, кое-кто рвёт на себе одежду, у многих текут слюни.
   Зивис (Пандоре) Я не понял - это та девушка, что будет цифры носить?
   Пандора вместо ответа целится помидором.
   Гефест (в гневе) Изменница! Изменница! Убью! (лезет на ринг)
   Афена (орёт) Стой! Куда?!
   Гераника (орёт) Не поддавайся гневу! Вспомни - вы уже в разводе!
   Все, увидев Гефеста, свистят, хулят и забрасывают овощами.
   Пандора (лезет за следующим помидором) Так и помидоры скоро все закончатся (Мировое Зло пытается выбраться) Сидеть! Кому сказала!
   Зивис (стучит по гонгу молнией) Первый бой!
   Толпа подбадривает бойцов. Гефест дышит, как разъярённый бык и дёргает ногами. Изо рта валит пар. Африка мило улыбается и принимает соблазнительные позы. Наконец, распахивает тунику на груди и показывает всем свою грудь. У многих челюсти падают на пол. Зал замирает.
   Гераника (орёт) Это не честно!
   Гефест шатается и падает в ауте.
   Зивис (стучит по гонгу) 1:0 в пользу троянцев!
   Гермес меняет цифру на табло. Зал кричит, кто радостно, кто яростно. Гераника и Афена пытаются что-то проорать, но их заглушают. Африка, победно улыбаясь, обходит ринг. Гефеста утаскивают за ноги.
   Гераника (лезет на ринг) Моя очередь! Моя! Ну, кто на меня?!
   Африка, Аполло, Арес и Арта о чём-то совещаются. Наконец, выставляют вперед Арту. Арта достает лук и поднимается на ринг.
   Гераника (пренебрежительно) Что?! Против меня какую-то малявку?! Совсем не уважаете!
   Арес Ну, не могу же я с любимой мамой драться.
   Аполло А я с любимой мачехой.
   Арта (Аполлу) А я, значит, могу?
   Аполло Ну, с Посейдоном хочешь? (Посейдон мрачно улыбается) Или с Афеной? (Афена тычет двумя пальцами себе в глаза)
   Арта (посмотрев на них) Лучше с Гераникой.
   Зивис (стучит по гонгу) Второй бой!
   Гераника, расставив руки, бросается на Арту, но та выскальзывает, как Бене Гессерит.
   Гераника Неплохо, девочка! Но тебе это не поможет.
   Дерутся, только мельтешат руки и ноги. Гераника гоняется за Артой по всему рингу, в том числе и по канатам. Все пытается схватить своими загребущими руками. Арта выскальзывает и стреляет из лука.
   Гераника (ловит стрелу у своего затылка) Могла бы и получше.
   Арта быстро стреляет несколько раз, Гераника сбивает почти все стрелы, только последняя втыкается ей в левую грудь. Гераника воет. В правую грудь втыкается ещё одна стрела.
   Гераника Ах так?! (бросается на Арту и хватает её за руку)
   Раскручивает над головой и швыряет об пол. В зале вскрикивают. Гераника забирает лук и бьёт им лежачую. Некоторое время. Пока не звучит гонг. Ломает лук и бросает его на тело Арты. Уходит, тяжело сопя.
   Зивис Ну, 1:1.
   Следующие - Афена и Арес. Выбрали классический вид боя - долго месили друг друга по корпусу и лицу кулаками. Долго, очень долго. Триста тридцать три раунда. Зал погрузился во храп. Пока его не разбудил рёв Ареса.
   Зивис (подскакивает) А?! Что такое?!
   Афена выплевывает ухо Ареса. Зал свистит и забрасывает Афену фруктами, особенно старается Пандора. Постоянно запихивает в ящик Мировое Зло.
   Арес (орёт) Это не честно! Это не по правилам!
   Афена (орёт) Как это не по правилам?! Кто говорил - кто во что горазд?! Вот я и горазда кусаться.
   Арес А кусание запрещено! Не верите - спросите у Гектора - он специалист по поединкам.
   Все оглядываются на Гектора, сидящего среди зрителей. Гектор важно кивает.
   Зивис (стучит по гонгу) Хорошо! Афена дисквалифицирована. 2:1 в пользу троянцев.
   Гераника (массирует Посейдону плечи) Ну, давай. На тебя последняя надежда на ничью свести.
   Посейдон (смеётся) Не волнуйся. Мне один Зивис - противник. А племянничка как-нибудь уломаем.
   Сходятся. Посейдон огромным змеем бросается, Аполло птицей выскальзывает. Посейдон слоном несется, Аполло мышью убегает. Лисой кинется - колобком укатывается. Такой зоопарк продолжался довольно долго. То, как петухи, подерутся. То как динозавры, то как быки во время гона, то как рыбы во время нереста. Наконец, превратившись в человеческие... в смысле в божественные... обличья стоят друг против друга и тяжело дышат.
   Посейдон Я тебя съем!
   Аполло (робко) А я - тебя!
   Пандора (свистит соловьем) Халтура! (лезет в ящик) Ну, сейчас я вам... (достаёт за хвост Мировое Зло и раскручивает над головой) Получите!
   Мировое Зло падает между Аполло и Посейдоном.
   Аполло (показывает на Мировое Зло) Что? Что? Что это?
   Посейдон (в ужасе) Кошмар какой! Это же Мировое Зло! Вылупилось всё-таки, говорил я вам - не надо было так злобствовать.
   Весь зал в ужасе вскакивает с мест.
   Мировое Зло (вырастает в размерах) Да! Это я! Ну, я вам всем теперь покажу!
   Все разбегаются, визжа.
  
   Сцена V
   Агамемнон обозревает Трою из колесницы. Рядом войско. Прибегает Диомед.
   Агамемнон Ну, что? Будут троянцы драться?
   Диомед Как раз из ворот выходят. Только согласия у них нет. Один одно кричит, другой - второе. Разобьём их, как русских на Калке.
   Агамемнон А у нас все в войске? Никто симулянтом не прикинулся?
   Диомед Если ты имеешь в виду Ахиллеса, то он будет воевать. Не даром все утро доспех полировал (всматривается) Троянцы, кажется, готовы. Что ж, да помогут нам боги закончить эту войну.
  
   Сцена VI
   Центральная площадь в Трое. Дворец, статуя Гектора в центре, а сбоку храмы. Возле храма Ареса на коленях стоит Кася. Что это храм Ареса, можно понять по его статуе у входа.
   Кася (молится) О, Арес! О, защитник наш! Тебе молю - не дай врагам взять Трои! Не дай им разбить наше войско!
   Прибегает Гелен.
   Гелен Усерднее! Усерднее молись! Наши еле держатся. А у данайцев Ахиллес зверствует. Нам бы ночь простоять и день продержаться (убегает с оружием в руках)
   Кася (молится) Арес! Не отворачивай шлема своего от города нашего! Не бросай его на произвол чёрной судьбы! Не отдавай на поругание неистовым варварским ордам!
   Появляется окровавленный Гелен.
   Гелен Грики прорвали наш центр, зашли с флангов, мы держимся, но еле-еле. Кассандра, молись. Молись, как Дездемона, молись лучше Дездемоны (уходит)
   Кася (молится) Великий бог! Ты такой сильный, такой могучий! Пожалуйста, защити наш город, помоги отогнать врагов! Помоги поразить их чёрные сердца! Помоги! Помоги! Помоги!
   Гелен (еле ползёт) Кассандра... я больше не могу... я умираю...
   Кася (плачет) Пожалуйста, Арес! Спаси нас, спаси наш народ от порабощения (обнимает ноги статуи) Спаси! Спаси! Спаси!
   Арес (проявляется из статуи) Твой зов услышан, дева. Отойди в сторону и не путайся под ногами.
   Появляется Мемнон в доспехах Ареса. Гордо сходит по лестнице храма. За ним идут и идут толпами чёрные воины, в чёрных доспехах и с чёрным оружием. Всё идут и идут. Кася и Гелен с удивлением наблюдают за этим шествием.
  
   Сцена VII
   Удар африканцев был страшен. Грическое войско опрокинули наземь, хорошенько по нему потоптались, и оно, потоптанное, поползло назад, к своему лагерю. А троянцы и африканцы преследовали и добивали...
   Особенно неустрашим был Мемнон. Многих героев он кончил. Поименно? Ну, вы многого хотите. Впрочем, есть сведения, что Антилох, сын Нестора, пал от его руки. Впрочем, мы-то знаем, как было на самом деле.
   Ахиллес дерётся с толпами троянцев, не рискуя приближаться к Мемнону.
   Ахиллес (поясняет) Вы в курсе, кто будет следующий, после него?
   Диомед (молит) Ахиллес, только на тебя надежда. Этого полубога никто остановить не может. Иди, убей его.
   Ахиллес Только через мой труп. И вообще, Аякса Старшего пошлите.
   Агамемнон Так посылали уже - Мемнон его обезоружил и прогнал.
   Нестор А меня он даже убивать не захотел - сказал, что с дедами не воюет (плачет)
   Идоменей А меня изнасиловал.
   Все на него странно смотрят.
   Одессий Я было пошел, так искал его среди троянцев искал, ни его - ни коня его.
   Агамемнон Так у него же нет коня.
   Одессий Вот я и говорю, что не нашел.
   Ахиллес А мне наплевать. Сами с ним бейтесь, а я же не убиваю негров - специально, чтобы в расизме не обвинили.
   Появляется Мемнон.
   Мемнон Моя не понимать. Не понимать, зачем великий дух войны моя сюда звать. Здесь даже воевать не с кем (идёт мимо грических вождей, с пренебрежением) Со всеми уже бился - лохи, а не воины... Этот - лох, этот - лох, этот - тем более лох... А этот? (вытаскивает Агамемнона за шиворот из строя) А ты кто такой? Что-то моя не помнить, чтобы с тобой драться (отшвыривает Агамемнона и становится в позицию) К бою!
   Агамемнон Что вы, я и не хотел с вами драться. Да я и драться-то не умею.
   Мемнон Тогда твоя будет изображать покоренный раб...
   Агамемнон (не поняв) Что?
   Мемнон (угрожает копьём) На колени!
   Агамемнон в страхе валится.
   Мемнон Моли о пощаде, вонючий червь.
   Агамемнон (заплетающимся языком) Дяденька, не бейте меня! Я больше так не буду! Я и волшебное слово знаю. Пожалуйста.
   Мемнон (грозно) Лизать! На земле лизать!
   Агамемнон воя лижет Мемноновы сандалии.
   Диомед (пихает в плечо Ахиллеса) Ну, что же ты стоишь? Видишь, как гриков унижают.
   Ахиллес А мне плевать.
   Мемнон (оборачивается) Кто посметь раскрыть рот? (подходит к Ахиллесу) Какой милый белокожий мальчик (категорично) Будешь моей любимой женой.
   Все хихикают, Ахиллес багровеет.
   Ахиллес Я - не жена никакая. И вообще - я не женщина.
   Мемнон (удивлённо) Как это не женщина? Моя сказать женщина - значит женщина.
   Идоменей (поднимает руку) А можно мне любимой женой?
   Мемнон Нет. Ты скорее подзаборная шлюха, чем любимая жена (гладит по щеке Ахиллеса) А вот это вот настоящая жена, беленькая, гладенькая. Как тебя зовут, дэвушка?
   Ахиллес (отшатывается) Ахиллес.
   Мемнон Нет. Теперь ты не Ахиллес, а Ахиллиса. А будешь противиться, отдам чёрным воинам великого духа. Они любят таких толстозадых... Так, что хорош ломаться, дай я тебя поцелую для начала.
   Идоменей (вздыхает) Дурак этот Ахиллес. Вот я бы...
   Ахиллес отталкивает Мемнона и хватается за копье.
   Мемнон Решил подраться? (направляет копьё на Ахиллеса) Молодэц, хоть один нормальный воин в вашем войске нашёлся. А вы перед первым встречным раком прогибаетесь.
   Ахиллес и Мемнон дерутся. Долго, очень долго, просто неприлично долго. Уже и троянцы все домой ушли, и грики в лагерь, и Гелиос за горизонт закатился. И чёрные воины Ареса растворились - срок их действия вышел. А Ахиллес и Мемнон всё дерутся и дерутся. И хоть бы один доспех треснул.
   Уже и боги все вокруг собрались.
   Гадес Это... я не понял. Сколько постояльца ждать можно? Они тут до гибели богов драться будут?
   Зивис А ты не вякай. И вообще, кого я под домашний арест в Аиде посадил?
   Гадес (раздражённо) Не под домашний арест. Просто запретил на Олимпе показываться. А я туда и не хожу - что я там забыл?.. Да, кто кого убьёт, их мать?!
   Зивис У них не одна мать - а разные (кивает в сторону от себя) Фетида и... (кивает в другую) Эос.
   Фетида Ясен пень, что Ахиллес победит. Иного просто быть не может.
   Эос (ну, она такая пурпурная) Это почему это Ахиллес? Вот я считаю - победит Мемнон.
   Фетида Какой Мемнон? Ты там совсем уже от жизни отстала на своём востоке. Помалкивай себе в тряпочку. Помни о своём отце-титане. Вполне можешь по его стопам в Тартар сойти.
   Эос (в гневе) Что?! Мне ещё какая-то нереида угрожать будет!
   Зивис Тёлки, тёлки. Не ссорьтесь. Эх, как все-таки определить, кто раньше сойдет в Аид - Ахиллес или Мемнон.
   Гадес (хихикает) А пусть подерутся. Кто победит, тот и спасет своего отпрыска.
   Эос и Фетида уже закатывают рукава.
   Зивис Не, это не гуманно. Нужно какой-нибудь другой способ выискать. О, давайте позовём богинь рока...
   Гадес (смеётся, перебивая) Ты б ещё их судьбу на весах взвесил.
   Зивис Тогда сам предлагай, в натуре!
   Гадес Книга судеб. Что тут непонятного?
   Зивис Ну и чем же это отличается от тех же весов?
   Гадес А тем, что в книге всё написано давным-давно, а показания весов от погрешности зависят.
   Зивис Ну, хорошо. Эй, Гермес! Бегом к мойрам за книгой! Одна сандалия здесь - другая там.
   Гермес тут же возвращается.
   Зивис Эй! Ты чё, баклан в тапочках, права качаешь? Я ж сказал - к мойрам...
   Гермес (протягивает книгу) А я уже оттуда.
   Зивис (разворачивает) Мемнон! Первым погибнет Мемнон, а за ним Ахиллес.
   Гадес (хитро) Не значит ли это, что они просто-напросто погибнут оба. Сначала Мемнон, а потом спустя секунду - Ахиллес.
   Зивис Ну, нет. Ты много чего хочешь.
   И тут Ахиллес вонзает копье в грудь Мемнона.
   Зивис (захлопывает книгу) Н-да. Книга не врёт.
   Эос (бросается перед Зивисом на колени) О, отец богов! Дозволь обожествить Мемнона.
   Зивис Дозволяю.
   Эос Только чтоб на этот раз без фокусов. А то отец его Титон хоть и стал бессмертным, только сейчас уже совсем одряхлел, ходить даже не может.
   Фетида (вклинивается) Не согласная я! Пусть Ахиллеса тогда убьют, но и обожествят соответственно.
   Зивис (разводит руками) Поздно пить амброзию.
   Эос (Фетиде) И ещё я как богиня постарше тебя буду.
   Гадес А выкуп души? Я требую выкупа!
   Эос Свои люди, сочтёмся как-нибудь (Мемнону) Добро пожаловать на Олимп, сынок.
   Боги удаляются. Ахиллес тяжело дышит, опираясь на копьё. Подходит к мёртвому Мемнону и нагибается, чтобы снять с него доспехи Ареса. И тут Мемнон меркнет и исчезает.
   Ахиллес Стой! Куда?! Я же твое тело ещё вдоволь не осквернил! Вот, вечно так бывает.
  
   Чем надо чисть зубы,
   Чтобы откусить богу ухо.
   Сколько надо выпить нектара,
   Чтобы стало таком же толстом пузо.
   Я хочу быть стройным,
   Я хочу быть умным,
   И таким же красивым,
   Как богиня Афена.
  
   АКТ XXII Месть Поликсены
   Сцена I
   Троя, тронный зал.
   Поликсена (возле окна, читает письмо) "Ещё одно нас разлучило - случайной жертвой Троил пал. Ещё второе нас разлучило - случайной жертвой Ликаон пал. Ещё третье нас разлучило - случайной жертвой Гектор пал..." (мнёт письмо, с ненавистью) Я убью этого Ахиллеса! Убью! (плачет, прижимая руки к лицу) Как? Как его убить? Никому это не удаётся.
   Мимо проходит походкой Диониса Парис, прижимая трилитрон к груди.
   Парис Ик... Чего рыдаем, сестрёнка? (обнимает за плечи) Забей! Трилитрон есть, а что ещё нужно для полного кайфа? Ик...
   Поликсена (отшатывается от него) Уйди, пьянь! Из всех братьев больше всех ты мне ненавистен. Это из-за тебя все наши беды! Сломал бы ты себе хребет, со стены падая, и не было б ничего. И что главное - самые лучшие и любимые погибли, остались только такие - ненавистные ничтожества (кривит рожу)
   Парис На все воля... ну, этих... (смотрит в потолок) Против них не попрёшь (забирает скомканное письмо) Что читаем? О - письмо Онегина Татьяне...
   Поликсена (пытается забрать письмо, зло) Отдай! Я его только сжечь хотела.
   Парис (читает, на вытянутой руке, как дальнозоркий) "Я вас любил, любовь ещё быть может?.." Ну, и кто этот таинственный поклонник? (переворачивает страницу) Ахи... (чихает, роняя письмо) Апчхи! Апчхи! Апчхи! Апчхи... ллес!
   Поликсена подбирает письмо и зло рвёт несколько раз.
   Парис (задумывается) Постойте-постойте, что-то я такое уже слышал... (глотает из трилитрона) Без стакангенса не разберёшься. Ик... А! Мне Африка говорила, да я подумал - прикалывается, как тогда с самой красивой женщиной на свете (с неожиданным вдохновением) Поликсена!! Этим же можно воспользоваться!
   Поликсена (зажимает уши руками) Не хочу слушать эти пьяные речи.
   Парис (возбуждённо ходит около Поликсены) Устроить ему засаду! (орёт) Эй! Деифоб! Полит! Быстро сюда! Я понял, как нам покончить с врагом народа Ахиллесом.
   Прибегают Деифоб и Полит.
   Парис (продолжает) Заманим его в ловушку! Например, в лес. Поликсена напишет, что хочет с ним встретиться в лесу, а мы на каждом дереве по лучнику посадим.
   Деифоб Не забывай - стрелы его не берут. Мечи и копья, кстати, тоже.
   Парис Все равно попробовать стоит... Кто не рискует, как говорится, тот всегда раком ходит.
   Полит (робко) Может, не надо? Лучше раком ходить, чем всю оставшуюся жизнь в Аиде парится. К тому же у меня дурные предчувствия.
   Парис Только не говори, что и ты у нас пророк. Двоих на семью вполне достаточно. Один даже лишний, вернее, одна. Садись - пиши письмо.
   Полит садится и достаёт перо и папирус... или пергамент (роль пергамента играет бумага).
   Парис (диктует) Дорогой Ахиллес... Кажется, нормальное такое обращение... Прости за все недоразумения, что произошли между нами, за то что хотела тебя убить ... (Поликсене) Ты ведь хотела его убить?
   Поликсена (трясёт головой и повторяет) Я не слышу, я ничего не слышу...
   Парис (продолжает диктовать) Я хочу тебе что-то сказать. Что-то очень важное... Но это не письменный разговор - у нас всю почту Деифоб просматривает. Поэтому встретимся... хм... в храме Аполлона...
   Поликсена (зло) Где ты убил моего любимого братика - Троила! Негодяй! Мерзавец!! Убийца!!! (плачет)
   Деифоб обнимает её.
   Парис (со значением) Час мести близок! На чем я остановился... Встретимся, значит, в храме Аполлона сегодня в полночь. Я буду очень ждать. Твоя Поликсена (забирает письмо и подсовывает Поликсене) Подпиши, сестра. Заманим Ахиллеса, пусть клюнет, как мышь на сыр в мышеловке. Придёт, тут мы его и замочим.
   Поликсена (недоверчиво) Замочите? Да куда уж вам.
   Парис (убеждённо) Замочим-замочим. С твоей и бога Аполлона помощью. Недаром я Ахиллеса в его храм позвал.
   Поликсена (подписывает) Хорошо. Попытаемся в очередной раз.
   За окном громы, молнии - Зивис старается. Все вздрагивают.
   Полит Постскриптума не будет? Обычно в таких письмах всегда постскриптум есть.
   Поликсена Как мы его Ахиллесу доставим?
   Полит На этот счет не волнуйся. Кто тут великий троянский разведчик? Прямо в шатер к Ахиллесу подброшу, никто ничего и не заметит. Я знаю их лагерь, как свои пять пальцев на ногах.
  
   Сцена II
   Шатёр Ахиллеса.
   Ахиллес (кружится, прижимая к груди письмо) Ах, Поликсена! Моя любовь, моя жёлтая магнолия! (под мотив Штрауса) Тали-тали-ё-па-па! Тали-тали-ё-па-па! У-ё-па-па! У-ё-па-па! (подскакивает к зеркалу и расчесывает волосы)
   Появляется Идоменей.
   Ахиллес (оборачивается к нему) Скажи, мне идёт этот доспех? (показывает)
   Идоменей (хихикнув) Этот, по крайней мере, настоящий (грациозно махнув ручкой) Милый, ты красив в любом обличье. Не доспех красит мужчинку, а мужчинка доспех...
   Ахиллес по-братски его целует и убегает из шатра.
   Идоменей (промокнув глаза платочком) Ах, какой красавчик.
  
   Сцена III
   Полночь. Храм Аполлона, бог грозно поглядывает на влюблённых, даже боксерской перчаткой замахнулся. В смысле, статуя бога. За колоннами на заднем плане прячутся Парис, Полит и Деифоб. О чем-то шушукаются. На переднем плане возле алтаря стоят, держась за руки, Ахиллес и Поликсена.
   Ахиллес Я не верю своему счастью - ты со мной и ты моя. Ах, на Земле, Аиде и Олимпе нет никого счастливее меня...
   Поликсена Я думала посвятить себя богине Артемиде, стать амазонкой, ведь им можно (скрежещет зубами) убивать ненавистных врагов.
   Ахиллес Милая, зачем тебе служить богине чистоты? Плат девственницы жалок и невзрачен (проводит рукой по щеке Поликсены) Он не к лицу тебе. Сними его. Я сам всех твоих врагов убью. Со мной ничего тебе не страшно (становится на колено) О, милая! Становись моей женой.
   Поликсена (со злостью пробует вырвать руку) Не такой партии я для себя желала. Грязный данаец, жалкий варвар, необразованный, тупой, как лошадь. Ты - враг, и родных моих убийца.
   Ахиллес Зову любви нельзя противиться. Так повелели боги на Олимпе.
   Поликсена На погибель тебе, дурак!
   Ахиллес На погибель?! Ха-ха-ха! Никто не поспорит с неуязвимостью моей. Пожалуйста, дай руку мне, и уведи меня вдаль за собою. Дай руку мне, поверь в мечту и останься со мною. Не говори, что знаешь ты всё наперед. Не говори, случиться может и наоборот... Перекрести меня, прими в свою веру. Ради тебя гриков я предам и Трое стану надежною опорой и защитой...
   Поликсена (кашляет, подавая знак) Кхе-кхе! Кхе-кхе!! Кхе-кхе, вашу мать!!!
   Ахиллес Что с тобой, любимая, ты не заболела?
   Поликсена Нет-нет, продолжай. Кхе-кхе!!!
   Ахиллес А я уже почти закончил. Милая, иди ко мне, я весь пылаю. Так хочу тебя, что готов весь храм этот разбомбить (тянется к Поликсене, хочет обнять, целует)
   Поликсена (в отвращении вырывается) Погоди, милый, погоди. Мне нужна всего лишь минута (убегает вглубь храма)
   Ахиллес (хватается за сердце) Ах! Она назвала меня милым! (кладёт руки за голову и ложится на алтарь, скидывает сандалии)
   Поликсена появляется среди спорящих Париса, Деифоба и Полита.
   Поликсена (зло) Сколько можно уже сигнал подавать?! Чего вы ждёте - пока он мной овладеет?! Я сама должна этого Ахиллеса убить?!
   Парис Это было бы замечательно (протягивает меч) Слабо во время оргазма, как в "Основном инстинкте"?
   Поликсена (бьёт его по лицу) Подонок! (Деифобу и Политу) А вы - трусы! Стоило тогда это всё затевать! Ваш брат Гектор никого и ничего не боялся.
   Полит Вот и оставил Астианакта сиротой. Нет, тут нужно с умом подойти.
   Парис Эх, помог бы кто. Аполлон какой-нибудь.
   Рядом материализуется Аполло. Все от неожиданности отшатываются.
   Аполло Ладно. Помогу вам, всё равно одни не справитесь. Даже со мной это будет трудно (выуживает из воздуха лук) Это не простой лук - а составной ассирийский лук, даже скорее лук в луке. Артефактный. Стрелы тоже не простые, а отравленные сильным ядом халдейского производства.
   Парис (обрадовавшись) Да? И из этого лука мы сможем убить Ахиллеса?
   Аполло качает головой.
   Парис Так нафиг он нам нужен?!
   Аполло А дальше всё зависит от любви и ненависти. Насколько сильно любит Поликсену Ахиллес, и насколько сильно она его ненавидит.
   Поликсена О! За мной дело не станет! Я ненавижу его! Я так ненавижу его, как никто на Земле, Аиде и Олимпе ненавидел!
   Аполло Звучит внушительно. Что ж, тогда ты должна выяснить, какое у него слабое место. Мы как-то с его мамашей Фетидой амброзии на брудершафт перепили, она мне и рассказала, слюной брызгая, что есть у него оно. В нем его вся сила заключена. К сожалению, большего я узнать не смог, Фетида обрубилась не вовремя.
   Поликсена Хорошо! Я узнаю, какое у него слабое звено (решительно направляется к алтарю и Ахиллесу)
   Аполло Пусть у тебя всё получится, девочка (исчезает)
  
   Сцена IV
   Там же спустя какое-то время. Ахиллес горлопанит серенады.
   Голос Ахиллеса (типа поёт) Любовь, похожая на сон, волшебным сделала пион. Но вопреки законам сна, пускай не кончится она...
   Поликсена возвращается к Политу, Деифобу и Парису.
   Парис Ну? Что? Выяснила, где у него слабое место?
   Поликсена Нет. Я так не могу. Как вижу его, так всё внутри кричит: "Убей! Пронзи мечом! Проткни копьём! Поруби топором! Расчлени бензопилой!" А он ничего не слушает, то целоваться лезет, то какие-то серенады поёт. Вот идиот! Как в такого влюбиться можно, не понимаю. А ведь на полном серьёзе хочет моим мужем стать и на сторону Трои перейти.
   Деифоб (возмущённо) Что?! Этот убийца наших братьев! Ни за что! Даже думать об этом не смей!
   Поликсена А я и не думаю, да и никто не думает.
   Голос Ахиллеса (типа поёт) Я отдам последнее мечте! Жизнь стоит, как счетчик на нуле! У меня всего одна мечта - чтобы ты была моя! Чтобы ты была моя!
   Парис (обнимает Поликсену за шею) Поликсена, слушай меня. Ты хочешь убить Ахиллеса?
   Поликсена Да!
   Парис Хочешь увидеть его мертвым и оскверненным?
   Поликсена Да!!
   Парис Хочешь отомстить за братьев?
   Поликсена Да! Да! Тысячи раз - да!
   Парис Тогда соберись. На тебя вся Троя надеется. Ну, вытри слезы и к нему.
   Поликсена кивает и уходит. Подходит к лежащему на алтаре Ахиллесу.
   Ахиллес (тянется к ней) Любимая! Не уходи так надолго. Иди ко мне, я так долго жду этого (хватает за руку)
   Поликсена Нет. Погоди, Ахиллес. Сперва ты должен сказать мне, где у тебя слабое звено. Только тогда я поверю, что ты действительно меня любишь. И отдамся тебе всей душой.
   Ахиллес (недоумённо) Слабое звено?
   Поликсена Ну, болевая точка.
   Ахиллес (недоумённо) Болевая точка?
   Поликсена Вот же идиот! В чем твоя сила, брат? Почему ты такой неуязвимый? Почему тебя убить нельзя? И где у тебя уязвимое место? В чем твоя ахиллесова пята, так сказать?
   Ахиллес Ах вот оно что. Ты это хочешь знать?
   Поликсена кивает.
   Ахиллес Хорошо, любимая. Я сознаюсь тебе. Сила моя - в бороде... (прикасается к своей жидкой бородке)
   Поликсена (недоверчиво) Что? Не принимай меня за дуру.
   Ахиллес Верь мне. Если побрить меня - я буду слаб, как младенец, и как младенец уязвим. Как младенец, не искупавшийся в Стиксе.
   Поликсена А при чём тут Стикс?
   Ахиллес Не при чем. Это так, к слову пришлось.
   Поликсена В бороде, значит?
   Ахиллес Да. Теперь ты видишь, как я тебя люблю. Иди ко мне, моя прелесть!
   Поликсена Погоди, мне нужна ещё минута (убегает)
   Ахиллес Ах, женщины! (кладёт руки за голову и ложится на алтарь)
   Поликсена появляется среди братьев.
   Поликсена (со злой радостью) Я выяснила! Я выяснила! Он неуязвим, потому что с бородой. А если её сбрить, станет обычным смертным. И тогда... (задумывается) Только как его побрить, чтобы он не заметил?
   Парис со значением протягивает ей тазик, бритву, помазок и пенку для бритья. Под глазом у Париса бланш.
   Поликсена Что я с этим всем должна делать?
   Парис Обычно после этого дела... ну, ты понимаешь... мужиков на сон тянет. Вот ты, когда он спать будет, побрей его.
   Поликсена (бьёт его под другой глаз) Что?! Подонок, ты хочешь, чтоб я... чтоб я...
   Парис (хнычет) Ты хочешь отомстить или нет? На что ты пойдёшь ради мести?
   Поликсена забирает принадлежности и уходит к Ахиллесу.
  
   Сцена V
   В шатре Ахиллеса. Брисеида подметает пол, поднимая в воздух тучи пыли.
   Брисеида (ворчит) Ну и неряха же этот Ахиллес (поднимает письмо) А это ещё что такое? (прочитав) Он любит другую (садится на пол) Вот тебе и любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждут. Влюбиться и в кого? (припоминает, подглядывая в письмо) В Поликсену?! Но она же ненавидит его! Только и жаждет, что убить (бегает по шатру, ломая себе руки) Что делать? Что делать? Поликсена не упустит возможности (останавливается) Может, пусть убивает? Кто он мне такой? Убийца всех моих братьев, сестер, родителей и мужа? Сделал меня, царицу Лирнесса, своей рабыней. Впрочем, что тот Лирнесс - аул из аулов. А убьют Ахиллеса - отдадут кому-нибудь другому. Например, подлому похотливому козлу Агамемнону. Нет, нужно созывать героев на помощь Ахиллесу (решительно выбегает из шатра)
  
   Сцена VI
   Брисеида, Аякс Ст., Аякс Мл., Одессий, Диомед и куча гоплитов приближаются к храму Аполлона. Замечают возле алтаря Поликсену и Ахиллеса.
   Брисеида (с облегчением) Мы успели. Поликсена ещё не успела привести в исполнение свой зловещий план (порывается бросится к Ахиллесу и Поликсене)
   Диомед (хватает её за руку) Погоди, не время. Подождём, может, увидим что интересное.
   Одессий (с сожалением) Кто увидит, а кто и не увидит.
   Аякс Ст. (недоумённо) Так сними свои тёмные очки. Тоже мне придумал - в тёмных очках ночью ходить.
   Диомед (прижимает палец к губам) Тс-с-с! Послушаем, что они скажут.
   Все (согласно кивают) Тс-с-с!
   Поликсена добривает Ахиллеса.
   Ахиллес Ты уверена, что такая нынче мода в Трое? Меня ж твои братья засмеют.
   Поликсена (старательно бреет, высунув язык) Не засмеют. Наоборот! Уважать будут.
   Ахиллес А, ну тогда ладно.
   Поликсена (закончив, критически оглядывает и пырскает Ахиллеса одеколоном) Ну, вот. Жилет - лучше для героя нет.
   Ахиллес Ты точно таким больше меня любить будешь?
   Поликсена Обязательно (неожиданно кашляет) Акху! Акху! Чтоб тебя!
   Из укрытия с громким криком выбегают: сначала Полит с копьём, за ним Деифоб с мечом, а потом Парис с луком. Полит бьёт Ахиллеса в спину, однако копьё прогибается, как тростинка, и ломается в древке.
   Ахиллес Что?! А это ещё что такое?! (оборачивается и отшвыривает Полита)
   Брисеида (в кустах у храма, рвётся из рук Аяксов) Ахиллеса! Ахиллеса убивают!
   Диомед Не дергайся. Никто его не убивает...
   Аякс Ст. Попробуй убей такого кабана.
   Диомед Короче, не будем ему мешать, он ужасно этого не любит.
   Полит обнажает меч. К Ахиллесу поспевает Деифоб и тычет несколько раз в грудь. Парис маячит где-то между колонн и всё никак не может прицелиться.
   Ахиллес Ах вы разбойники! (выламывает одну из колонн и сшибает ею Деифоба и Полита)
   Полит воя уползает, Парис, поняв неладное, тоже удаляется.
   Ахиллес (поднимает с пола Деифоба) Молись, разбойник, ибо настал твой последний миг! (прижимает чей-то меч к шее Деифоба)
   Поликсена (бросается и хватает Ахиллеса за руку) Нет! Пожалуйста! Не дай повториться истории! Докажи, что ты на самом деле меня любишь! Не убивай! Не убивай ещё одного моего брата!
   Деифоб (орёт) Дура! Ты погубила меня, обрекла на судьбу Троила! (зажмуривается в страхе и что-то шепчет)
   Ахиллес (радостно) Что? Это твой брат? (отбрасывает меч) Что ты мне сразу не сказала? (крепко обнимает Деифоба) Брат мой! Ты ведь теперь брат мне! А Поликсена - моя жена! А теперь - беги в Трою и скажи всем троянцам - отныне великий Ахиллес с вами, он - троянец. У Трои появился надежный защитник! (отпускает Деифоба)
   Деифоб, не веря своему счастью, исчезает среди колонн. Поликсена садится на пол и плачет.
   Ахиллес Что с тобой, любимая?
   Поликсена Не называй меня так - ты не любишь меня.
   Ахиллес Что ты такое говоришь? С чего ты это выдумала? Я люблю тебя, ночь моя, звёздная!
   Поликсена Нет, не любишь, иначе бы не обманывал...
   Деифоб в ужасе бежит среди колонн, его останавливает Парис.
   Парис Погоди убегать. Сестрёнка его сейчас расколет (поглаживает ассирийский составной лук)
   Поликсена (отшатывается от Ахиллеса) И хватит меня обнимать! Вон пошел отсюда! Уходи и не возвращайся!
   Ахиллес Что на тебя нашло? (решительно) Ладно. Я расскажу тебе.
   Поликсена И обманешь, как в прошлый раз.
   Ахиллес Нет, не обману (садится на алтарь и показывает голую пятку) Видишь?
   Поликсена Что? Ты издеваешься?
   Ахиллес Нет, это и есть моя ахиллесова пята. Ты ведь знаешь, что мать моя богиня?
   Поликсена И что тут такого? Аполлон тоже отец Гектора и Троила (вспомнив стонет)
   Ахиллес (продолжает) Она просто помешалась на моей безопасности. Кто-то подсказал ей, что я умру в раннем возрасте. Ну, а Гадес ей был должен - проигрался как-то в крестики-нолики.
   Гадес (подмигивает Поликсене) Правда-правда, я подтверждаю (достаёт косу и громко зовёт) Эй! Танатос! Шевели помидорами, живее там со своим катафалком, я вместо тебя души таскать буду?!
   Поликсена в удивлении открывает рот.
   Ахиллес (продолжает) Вот и снесла меня мамаша живого в царство мёртвых, чтобы искупать в реке Стикс. А пятка? (ещё раз показывает) Да и голень в целом... Её воды реки не коснулись. За неё меня мамка держала. Удивляюсь, как это за эти десять лет войны до сих пор никто случайно туда не ткнул. Впрочем, Гектор в последний миг догадался...
   Поликсена (визжит) Братья! Вперёд! Убейте его! Убейте!
   Первым среди колонн появляется Парис и стреляет. Стрела летит на удивление прямо, с неё так и капает зелёный халдейский яд. Вонзается в пятку Ахиллеса и пробивает до самого колена.
   И вскрикнул внезапно ужаленный князь...
   Брисеида (плачет и вырывается из рук Аяксов) Они убивают его! Убивают!
   Диомед (хитро) Разве? Да ты что? Как можно убить такого... хм... "героя", как Ахиллес?
   Одессий (прислушивается) Похоже, на самом деле убивают.
   Аякс Ст. Ну и пускай убивают.
   Все хохочут.
   Брисеида Негодяи! Мерзавцы! Я всем расскажу, что вы не помогли Ахиллесу! Всем!
   Одессий Что? (выхватывает меч и протыкает Брисеиду) Будет тут ещё всякая рабыня вякать!
   Аяксы, ругаясь, роняют тело.
   Аякс Ст. Эй, ты там полегче с холодным оружием. Ещё порежешься.
   Диомед (Одессию) Однако тебе не кажется, что это несколько жестоко?
   Одессий (смеётся) Ва-ха-ха-ха! Опять моральные принципы взыграли? Или христианское сострадание? Сколько раз тебе повторять, чтоб ты анахронизмы не порол?!
   Позеленевший Ахиллес корчится на алтаре. Поликсена, Парис, Полит и Деифоб наблюдают за агонией, не решаясь приблизиться.
   Гадес Мать вашу! Что я зря пришел? Оклемается же! Давайте, смелее - тычьте копьями, он теперь уязвим, как младенец. Защита спала!
   Парис робко колет Ахиллеса в плечо копьём. Ахиллес воет, из раны течёт чёрная кровь. Тут уж набрасываются все. В исступлении колют копьями.
   Поликсена (с яростью) Копьё! Дайте мне копьё! Я хочу сполна насладиться своей местью.
   Наконец, вырывает копьё у Деифоба. Неистово скалит зубы, все ударяет и ударяет Ахиллеса. Деифоб кромсает мечом. А Ахиллес уже давно испустил дух, и Танатос кладет его на катафалк.
   Гадес Браво! Вы всё-таки сделали это! Молодцы! (исчезает)
   Диомед (всматривается) Вот теперь - пора.
   Одессий Быстрее, пока они доспех Гефеста не сорвали.
   С громкими криками грики выбегают из укрытия. Троянцы убегают: Парис первый, Полит и Деифоб тащат упирающуюся Поликсену.
   Полит Сестра, пора уходить. Это данайцы!
   Поликсена (скрипит зубами) Нет! Я ещё вдоволь не испоганила его тело!
   Полит Нет времени! Он мёртв, а над трупами только данайцы измываются, троянцы для этого слишком культурные.
   Полит, Деифоб и Поликсена убегают. Грики останавливаются перед Ахиллесом. Аякс Ст. в первую очередь протыкает Ахиллеса копьём.
   Аякс Ст. (поясняет) На всякий случай.
  
   И я разрушил бы Трою,
   Взял бы себе трилитрон,
   Если б не было тебя
   В моем разбитом сердце
  
   АКТ XXIII Доспехи бога
   Сцена I
   Аякс Ст. делает жим лежа примитивной штангой. Роль грифа играет копье, а роль блинов - множество щитов и шлемов. И все троянского пошива - боевые трофеи.
   Афена (становится за головой Аякса Ст.) Подстраховать, герой? (протягивает руки к грифу)
   Аякс Ст. (в гневе, красный от напряжения) Пошла вон, богиня! Не мешай! Других страхуй!
   Афена (убирает руки, удивлённо) Разве тебе не нужна помощь богов? Да, брось, она всем нужна, все милости просят - только успевай оказывать.
   Аякс Ст. С помощью богов любой трус и глупец может обрести славу. А я сам достиг всего.
   Афена (в ярости) Дурак! Да как ты смеешься так с богиней разговаривать?! Но на первый раз я тебя, так уж и быть, прощаю. А теперь говори, примешь мою помощь? Со мной ты поднимешься на небывалую высоту, станешь тем великим и пресловутым последним героем.
   Аякс Ст. (смеётся, отжимая штангу) Ха-ха-ха! Ты мне не нужна. Обойдусь как-нибудь. Зачем мне делить свою славу с какой-то вшивой богиней?
   Афена (кипит, аж трясётся) Ну всё, напросился! А ведь искренне предлагала помочь. А ты - существо неблагодарное! Предупреждаю, теперь никто за твою жизнь не даст и ломаной драхмы.
   Аякс Ст. Оставь свои угрозы при себе, я их не боюсь.
   Афена (отходит, напоследок оборачивается и колдует) Мир насилья мы разрушим, а затем... мы свой, мы новый мир построим... ёлкает пальцами)
   Копьё-гриф ломается и штанга падает на голову Аякса Ст.
   Аякс Ст. Вау! (встаёт, потирая лоб)
  
   Сцена II
   Возле медицинской палатки Капустника. Грические вожди ходят среди больных и раненных, дивятся их скорому выздоровлению.
   Агамемнон Да, больных здесь немного.
   Капустник А зачем долго держать? Я так считаю - боги сами позаботятся, кому жить, а кому умереть, вот и выписываем всех подряд.
   Агамемнон Ладно, зачем позвал?
   Капустник У меня для вас две новости...
   Агамемнон Начинай с плохой.
   Капустник Обе хорошие. Во-первых, вуаля... (сдергивает полог, там на тумбочке лежит голова Махаона и моргает глазами)
   Все в отвращении отшатываются.
   Агамемнон Что это за мерзость?
   Капустник Это голова профессора Махаона. Поскольку тело спасти не удалось, остаётся довольствоваться малым. Она не может делать хирургические операции, но зато теперь у меня есть бесценный советник и консультант (голова Махаона важно кивает головой) А вторая новость - вот она (выводит за руку из палатки Менелая)
   Все ахают. Менелай местами перебинтованный, местами в ночной пижаме.
   Капустник Мы с головой профессора Махаона всё-таки смогли поставить Менелая на ноги. Правда, он немножко в уме повредился, ничего не помнит, как младенец, но это временно, пока временно. Сейчас мы его учим ходить (толкает Менелая в направлении Агамемнона)
   Агамемнон (радостно тянет руки) Ну, иди сюда - сюда иди, маленький. Агу-агу! А у братика конфетка есть (лезет в карман)
   Менелай падает и громко плачет.
   Капустник (пробует его поднять) Ну-ну, не плачь, не плачь. Ты будешь ходить, обязательно будешь (подзывает троих санитаров, и, наконец, совместными усилиями Менелая поднимают)
   Идоменей (тоже помогает поднимать) Маленький мой, выздоровел. Ну, иди к мамке. Мамка сейчас тебе подгузники поменяет.
   Агамемнон (вытирает слезу) Как я рад, что мой брат пошёл на поправку.
  
   Сцена III
   Агамемнон и прочие перед толпой грических воинов.
   Калхас (стучит сандалией по трибуне) Тишина в зале заседаний! Рассматривается дело "Народ против..."
   Агамемнон (сталкивает Калхаса с трибуны) Не слушайте этого старикана, он опять не знает, что мелет. Мы собрались здесь, чтобы решить, кому всё-таки достанутся доспехи бога Гефеста, снятые нами с тела Ахиллеса.
   1-й выкрик из толпы А что тут решать?!
   2-й выкрик из толпы Аякс Теламонид наш герой!
   Вся толпа (скандирует) Аяксу! Аяксу! Аяксу! Мастерские - ремесленникам! Землю - илотам! Войну - народам! А доспехи - Аяксу!
   Аякс Ст. гордый, надувшись, стоит среди толпы.
   Агамемнон Ну, раз вы все этого хотите... Может, есть какой-нибудь другой претендент на доспехи Гефеста?
   Афена обходит всех, достает шпильку и колет в зад Одессия.
   Одессий (вскакивает) А-а-а-а-у!
   Агамемнон (удивлённо) Одессий? И ты хочешь доспехи Гефеста?
   Афена (гладит Одессия по плечу) Конечно, хочет, но молчит.
   Калхас (сталкивает Агамемнона с трибуны) А давайте, давайте... ну, спросим у пленных троянцев. Пусть они присудят, кому нам отдать доспехи.
   В толпе громко смеются.
   Агамемнон (сталкивает Калхаса) Вон пошёл, старый пердун, пока в дом престарелых не отправили. Дело решит совет грических вождей тайным закрытым голосованием, которое состоится сейчас, в моем шатре. Попрошу всех участников совета пожаловать на огонёк.
   Вожди идут в шатер и рассаживаются по углам. Агамемнон садится на трон.
   Идоменей Милые, а кто будет арбитром?
   Агамемнон Каким ещё арбитром? Тебе мало меня - вашего главнокомандующего?!
   Идоменей Так главнокомандующий же тоже будет голосовать и у него есть свои интересы.
   Диомед (поднимает руку) А пусть арбитром станет богиня Афена Паллада.
   Аякс Ст. Я протестую! У неё тоже есть интересы, почище, чем у Агамемнона.
   Агамемнон Ну, остается только одно (оборачивается к дальнему углу) Эй! Ты там! Я к тебе обращаюсь! Морская фигура отомри! (снимает сандалию и бросает в статую Гераники)
   Все в ужасе.
   Аякс Мл. (Аяксу Ст.) Опять святотатство.
   Гераника (потягивается) Ну, чего тебе надобно, старче?
   Агамемнон Ты думаешь, что можно так просто: ни здрасте, ни пошел нафиг - с новым годом? Будешь арбитром на тайном голосовании (встает и вручает в руки свой любимый ночной горшок)
   Гераника (отшвыривает, скривившись) Ты когда его в последний раз мыл?
   Агамемнон На прошлой неделе, а что?
   Гераника Ну уж нет! Дайте чей-нибудь шлем.
   Аякс Ст. снимает шлем и услужливо подает его Геранике.
   Гераника Только голосуйте скорее, можно подумать, мне больше заняться нечем (переворачивает и ставит шлем на столик)
   Нестор, кряхтя, поднимается со своего места и подходит к столику. Пишет углём на клочке папируса, потом показывает всем.
   Нестор (озвучивает) Я, конечно, хотел, чтоб доспехи достались самому достойному - Аяксу Старшему, но во сне мне явилась сама товарищ Афена и сказала, чтоб я даже думать не смел так голосовать. Поэтому - "Тевкр". А уж он-то, я уверен, передаст доспехи брату.
   Следующий Агамемнон.
   Агамемнон "Тевкр". Носи их с честью, коротышка. И пусть они послужат тебе лучше, чем Ахиллесу.
   Диомед (следующий) Ну, я не хотел вступать ни в какие коалиции, поэтому голосую от балды. То есть за того, кому эти доспехи в любом случае не достанутся - "Калхас".
   Калхас (трясущимися руками показывает) "Богу Посейдону". Поясняю, то есть утопить. А на хрена эти доспехи вообще нам нужны? В чем сыр-бор. Отдать, как говорится, богу божье, а грику гриково. Хотя (задумывается и стирает надпись) "Богу Гефесту". То есть, бросить в его вулкан на Лемносе. Ну и что, что он уже потухший, воронка ж небось осталась...
   Идоменей (отталкивает его от шлема) Не задерживай, не задерживай. У нас уже эфирное время кончается. "Тевкр". Просто Тевкр и всё.
   Тевкр (решительно пишет) "Аякс Старший". Думаю, боги простят меня, что я проголосовал за собственного брата.
   Аякс Ст. Я голосую за своего любимого братишку Тевкра. И думаю, он правильно распорядится этими доспехами, они ж ему безнадежно велики (подмигивает)
   Менелая поддерживают за руки санитары и Капустник.
   Менелай ямлит) Ау! Мауа! Мао!
   Капустник Что? Только я могу понять, что он говорит. Ну, маленький, какое твое решение? Что? Не может быть. Махаон! Наша любимая голова профессора, моего брата. Это в качестве благодарности за лечение? Ах, спасибо, спартанец Менелай, спасибо.
   Одессий (показывает в смущении клочок папируса, там написано: "Одессий", да и то с ошибкой, то есть - "Одиссий") Просто не вижу больше достойных.
   Аякс Мл. "Тевкр". Просто мы так договорились, а вы как думаете?
   Гераника (словно отвлекшись) Что такое? Уже проголосовали? Ну что ж, сейчас посмотрим, кому достанутся доспехи бога.
   Мимо проходит Афена и плюёт в шлем с записками.
   Гераника В натуре, ты что творишь? Еще б туда нагадила. А мне потом руки сунь (брезгливо достаёт первый клочок, тот что сверху лежал, озвучивает) "Одессеюшка".
   Все переглядываются, как бы решая, кто бы это мог так написать.
   Аякс Мл. (повтор его голосования, держит в руках клочок папируса с надписью "Одессеюшка") Даже и не знаю, почему я так проголосовал. Вот хотел же написать "Тевкр", а руки сами это вывели.
   Гераника (достаёт следующую записку, озвучивает) "Одессий Лаэртид Итакийский".
   Нестор (с клочком, повтор голосования) Только так: по имени, отчеству и месту прописки. Это великий слепой... то есть, тьфу! Герой, конечно, почти как те герои, с предыдущих поколений. С которыми я и в Калидонской охоте участвовал и за золотым руном плавал ёпотом) Хотя, скажу по секрету, среди аргонавтов-то меня и не было. Мама не пустила. Но только никому не говорите.
   Гераника (озвучивает следующую записку) "Одессий".
   Диомед (повтор голосования) Этот человек, безусловно, заслужил мое уважение. Мой друг, товарищ по оружию и верный соратник - Одессий. Уж не знаю, что он будет с этими доспехами делать, ну да ладно, мне-то какая разница.
   Тевкр (повтор) А я всё равно буду голосовать за Аякса Старшего. По любому и никакие плевки богинь моё решение не переменят.
   Агамемнон Мне эти доспехи ни к чему, моему брату тоже, так что пусть достаются Одессию.
   Калхас (стирает надпись "Богу Гефесту") Нет-нет, вы ничего не говорите, я это ещё раз передумал, в самый последний миг. И хочу присудить эти доспехи всё-таки Одессию. Польза от них будет такая, как если б их в вулкан кинуть или утопить.
   Менелай Бр... Мр... Кукарр...
   Капустник А что ты там мямлишь? Ни хрена разобрать не могу (радостно) Что? Не Махаону доспехи бога, а Капустнику? Вот спасибо! И правильно, что какая-то голова, пусть даже и профессора Махаона, будет делать с таким доспехами.
   Аякс Ст. (держит табличку с надписью "Одессий") Удивлены, да? Я и сам удивлен. Только боги знают, почему я так проголосовал...
   Идоменей (посылает воздушный поцелуй) М-м! Одессийка! Вот это мужчинка!
   Гераника (оглашает результаты голосования) Короче, всё ясно. Одессий, возьмите свой факел и подойдите сюда.
   Одессий, вытирая слёзы, подходит.
   Гераника (вручает доспехи) Получи и распишись. Носить тебе их, не сносить.
   Одессий Как я рад! Как я рад! У меня слов нет, как я рад (от тяжести колени подгибаются, падает)
   Аякс Ст. (вскакивает) Нет, ну так не честно! (всем) Почему вы все так проголосовали? Договорились же - за Тевкра. А вы!
   Агамемнон Сам же тоже за Одессия голосовал. Вот и не попрекай.
  
   Сцена IV
   В шатре Одессия. Диомед и Одессий осматривают обновку на вешалке.
   Диомед Красотища-то какая!
   Одессий Да уж.
   Диомед (пробует вырвать кусок) Надо же - настоящие, а с виду и не отличишь от тех, липовых.
   Одессий Гефеста обижаешь - это ж буль-гум... то есть... тьфу! Чисто легированная бронза (неожиданно хватает доспехи и прячет их в сундук)
   Диомед Эй! Что на тебя нашло?
   Одессий Всего надо опасаться - вокруг враги. Ещё украдут моё сокровище - мою прелесть.
   Диомед Где-то я такое уже слышал.
   Одессий Например, Аякс Старший - спит и во сне видит, как бы мои доспехи забрать.
   Диомед Аякс? Да ты что - он же глуп, как телёнок. Ему и в голову такое не взбредёт.
   Одессий Нет, он не глуп. Просто притворяется.
   Диомед Типа как ты умным?
   Одессий Поэтому нам нужно опередить Аякса Старшего. Первым нанести первый удар.
   Диомед Что ты задумал?
   Одессий Сейчас расскажу (манит поближе и что-то шепчет на ухо)
  
   Сцена V
   В шатре Аякса Старшего. Аякс Младший и Тевкр утешают.
   Аякс Мл. Ну-ну, не плачь. Не в доспехах счастье.
   Аякс Ст. Да-да, а в их количестве.
   Тевкр Подумаешь, достались доспехи этому ничтожеству Одессию. Ему они не помогут. Да и вообще, я считаю, что Ахиллес был такой крутой, круче тебя, брат, потому что был увешан всеми этими побрякушками, да ещё и неуязвимостью не обижен. И что - стоило богам от него отвернуться, ничего не помогло.
   Аякс Ст. (ободрившись) Ты как никогда прав, Тевкр. Теперь я даже рад, что эти доспехи мне не достались.
   Появляется Афена.
   Афена Но ты их всё равно хочешь, правда? Хочешь ведь, я по глазам вижу. Вон как забегали. Какой воин не любит блестящей брони? А знаешь, всё ещё можно исправить. Но на одном условии, как ты мог догадаться.
   Аякс Ст., Аякс Мл. и Тевкр переглядываются.
   Афена (Тевкру и Аяксу Мл.) Ну-ка, пацаны, выйдете, у меня с этим дружбаном серьёзный разговор.
   Те поднимаются и уходят. Аякс Мл. на прощание похлопывает Аякса Ст. по плечу.
   Аякс Ст. Ну, что ты хочешь сказать, Афена?
   Афена Вот как? Просто Афена? Не великая богиня Афена? И даже не Афена Паллада? Просто Афена? Ладно, пусть будет так, но неужели ты сам не догадался? Я возвращаюсь к нашему тогдашнему разговору и вновь предлагаю тебе покровительство. Поверьте, юноша, это большая честь и большие деньги.
   Аякс Ст. Я мзду не беру, мне за державу обидно.
   Афена Чего?
   Аякс Ст. Просто меня не поймут. Это будет выглядеть так, будто я продался за какие-то доспехи.
   Афена Во-первых, не за какие-то, а за доспехи бога Гефеста. Многие ради них поубивать готовы. Да ты и сам готов, я вижу. А во-вторых, ну и что, что ты продашься? Разве ты не за этим приехал под Трою? За воинской славой и большой добычей. Я дам тебе и то, и другое, ещё и третьего подкину. В последний раз предлагаю играть на моей стороне и плясать под мою дудку.
   Аякс Ст. Нет. Пусть под твою дудку пляшет Одессий. Я же не желаю. И повторю. С божьей помощью любой идиот станет последним героем. А вы попробуйте без них.
   Афена (в гневе) Это было твое последнее святотатство, Аякс Старший! Если б не твоя твердолобость, всё ещё можно было исправить. А теперь прощай и не поминай лихом (вздыхает) Честное слово, я так не хотела (исчезает)
   Аякс Ст. (неожиданно побледнев) Стой, богиня! Я передумал! Стой! Эх, ушла.
   Появляется Диомед.
   Аякс Ст. А тебе чего?
   Диомед (запыхавшись) Там... Там... стадо взбесилось. Оно несётся к ущелью, а там... там... Тевкр!
   Аякс Ст. (в ужасе) Тевкр?! Мой маленький братишка?! Его надо спасти! (убегает, за ним Диомед)
  
   Сцена VI
   Аякс Ст. освобождает Тевкра, привязанного к дереву вниз головой.
   Аякс Ст. Кто этот негодяй? Кто тебя привязал?
   Тевкр Не знаю. Подошли двое, сначала закурить попросили, а потом так: и что же ты, мальчик, здесь делаешь поздней ночью? Всегда так, за мальчика принимают. Хотели деньги забрать, да я их вовремя в рот спрятал. Вот меня и привязали, чтоб к утру деньги сами выпали (в ужасе) А ведь хотели сначала рот порезать!
   Наконец, Аякс Ст. отвязывает Тевкра и снимает с дерева. И тут раздается топот.
   Тевкр (насторожившись) Что это?
   Аякс Ст. (ложится на землю и слушает) Это буйволы. Будет чем поужинать.
   Тевкр Идиот! Кто сможет устоять против стада?! Бежать надо.
   Аякс Ст. и Тевкр бегут в одну сторону. Вскоре бегут назад, преследуемые стадом бычков.
   Одессий (сидит на первом бычке) Хей! Хей-хо! (погоняет)
   На встречу Аяксу Ст. и Тевкру несётся второе стадо, на первом бычке сидит Диомед и тоже погоняет. Аякс Ст. смотрит в одну сторону, потом во вторую. Наконец, хватает Тевкра и забрасывает на скалу.
   Аякс Ст. (на прощанье) Спасайся, братишка!
   Бычки сталкиваются и всё заволакивает пылью. Наконец, она оседает. Бычки мирно пасутся в стороне. А Одессий и Диомед, ползают, ища тело.
   Одессий (шарит руками) Да куда же он подевался?
   А над их головами Аякс Ст. упорно, стиснув зубы, ползёт на скалу. Раненный, окровавленный. Замечает вверху сияние и, вдохновлённый, собирается с силами. Уже готовится в последний раз подтянуться, как замечает Афену. Богиня, улыбаясь, протягивает руку.
   Аякс Ст. (хрипит) Уйди, богиня! И без тебя справлюсь.
   Афена (в ярости топчется у него по рукам) Справишься?! Справишься?! Получи! Как справишься с этим?!
   Аякс Ст. срывается, кричит. Падает возле Одессия и Диомеда. Те поднимают голову и смотрят на Афену.
   Афена (тычет себя в горло) Киллед!
   Одессий Понятно! (опускает на голову Аякса Ст. камень)
   Диомед тоже нагибается за камнем. Афена злобно наблюдает со скалы.
  
   Сцена VII
   В шатре Агамемнона. Агамемнон на троне, за ним в кои то веки пристроилась Афена.
   Тевкр (умоляет) Великий царь, дозволь похоронить моего брата!
   Агамемнон (категорично) Ни за что! Мне тут компетентные источники начирикали (кивает в сторону Афены) Что брата твоего не зря застукали с коровами. Думал Аякс Старший всех нас во сне порешить, да с коровами перепутал. А потом не выдержал такого позора и на меч Гектора бросился.
   Тевкр Что?! Как Аякс мог перепутать ахейцев с коровами? Он что - совсем был того? (показывает)
   Агамемнон Знатоки (кивает на Афену) не могут ошибаться. Сказали: перепутал, значит - перепутал. Поэтому (показывает фигу) Вот ему, а не погребение. Пусть валяется, пока не сгниёт.
   Входит Одессий.
   Агамемнон Верно я говорю, Одессий?
   Одессий А в чём сыр-бор?
   Агамемнон Да Тевкр у меня разрешения спрашивает - похоронить Аякса Старшего хочет. Так вот - хрен ему. А ведь какая наглость - сам-то уже давно и похоронил и курган насыпал, чтоб не откопали, должно быть.
   Одессий Так чего ты ему тогда запрещаешь? Пусть ещё раз хоронит. К тому же (понизив голос) в войске нехорошие такие брожения. Говорят, что так и их всех, остальных, хоронить запретят.
   Агамемнон В самом деле? А я и не знал.
   Одессий (почти шепчет) А ещё говорят, что это мы с тобой Аякса убили. И даже хотят отомстить.
   Агамемнон Какой ужас! (оглядывается на Афену, словно ища поддержки - богиня беспристрастна)
   Одессий Поэтому пусть хоронит Аякса Старшего. Что от этого изменится? Не воскреснет же он, в самом деле? (хихикает)
   Агамемнон (хлопает в ладоши) Эй, там, кто-нибудь!
   Прибегает Аякс Мл.
   Агамемнон Аякс Младший! Поздравляю с присвоением тебе нового звания - Аякс. Поскольку ты остался один Аякс и ни с кем тебя больше не перепутаешь. Иди, объяви решение войску - за многочисленные заслуги перед партией и отечеством наградить Аякса Теламонида посмертно и воздвигнуть ему огромный курган славы с обелиском. И ещё - помнить его имя в веках и написать про него в летописях.
   Аякс (радостно) Служу грической федерации! (убегает)
  
   Герои гибнут за "металл",
   Вот и ещё один пропал.
   О, бог! За какую дерзость
   Ты так жестоко наказал?
  
   АКТ XXIV Возвращение на остров сирен
   Сцена I
   Агамемнон, Нестор и Идоменей идут вдоль строя гоплитов.
   Идоменей Ах, что за мальчики! Наконец-то я испытаю давно забытое чувство (всплескивает руками) Ощущение чужого фаллоса в собственном анусе - ничего нет прекраснее этого (посылает гоплитам воздушный поцелуй)
   Агамемнон (Нестору) Кто это?
   Нестор Призывники из Гриции, подкрепление нам прибыло.
   Агамемнон Но это совсем мальчишки.
   Нестор (разводит руками) А что делать? Боги выполняют свою задачу - сокращают род людской на земле. В Гриции никого больше ни осталось - только женщины, старики и закосившие.
   Агамемнон (останавливается около одного мальчика) Как твое имя? И сколько тебе лет?
   Мальчишка (выходит из строя, гордо) Мое имя - Пирр и мне десять лет. Я убежал добровольцем на фронт, поскольку узнал, что мой отец погиб под Троей. Я жажду отомстить троянцам.
   Агамемнон Вот как? И как же звали твоего отца?
   Мальчишка Ахиллес Пелид Фтийский.
   Агамемнон Чего? Нет, я не желаю слышать это имя! (в ужасе убегает)
   Нестор бежит следом. Идоменей немного задерживается и смотрит влюблёнными глазами на Пирра.
   Пирр (угрожает копьём) Вон пошел, старый развратник!
   Мимо строя несётся колесница, а скорее квадрига.
   Голос с колесницы Поберегись, зашибу!
   Пирр еле успевает отпрыгнуть. Квадрига останавливается и на землю спрыгивает Агенобарб - рыжий, в лавровым венке, с арфой под мышкой, в тоге, а ещё высокий, упитанный и с мясистой рожей.
   Агенобарб (шарит перед квадригой) Вот мать моя Антония Старшая! Ещё одного мальчика сшиб. Это уже входит в привычку.
   Все удивлённо на него поглядывают.
   Агенобарб (оглядывается вокруг) А куда это я попал? Какие у вас доспехи примитивные... (щупает) Постойте-постойте, сейчас догадаюсь - вы актёры, играете пьесу... кого-кого... Софокла "Филокрет"? (тычет в Идоменея) А ты должно быть, Идоменей.
   Идоменей (поправляет причёску) Моя слава бежит впереди меня. А ты кто такой, милый?
   Агенобарб (одёргивает тогу и посылает Идоменею воздушный поцелуй) Разве ты не узнала меня, крошка? Я - Гней Домиций Агенобарб, первый в Риме развратник, отец Нерона кстати... (пододвигается к Идоменею)
   Хронос (направляет на него пистолет) Стоять, не двигаться! Офицер полиции времени Хронос. Кто такой и с какого века? Сейчас впаяю штраф за превышение скорости на квадриге. Мало того, что в другое время по теории Эйнштейна попал, так ещё мог какого-нибудь мальчика сбить.
   Агенобарб (в гневе) Да как ты смеешь со мной так разговаривать, плебей! Я родственник Тиберия!
   Хронос (расстреливает его) Всё ясно!
   Агенобард исчезает, за ним и его квадрига.
   Идоменей Стой! Куда? Мы же только познакомились!
  
   Сцена II
   В шатре Агамемнона. Агамемнон на троне, расстроенный, глотает валерьянку. Нестор его утешает.
   Нестор Успокойся! Что на тебя нашло? Подумаешь, сыночек приехал. Все бы было гораздо хуже, если б сам Ахиллес из царства мёртвых вылез.
   Агамемнон (морщится) Пожалуйста, я запретил произносить его имя в моём присутствии. У меня от него руки трясутся (показывает) С мальчишкой надо покончить. Вдруг он решит отомстить за папашу?
   Нестор Так уже и решил.
   Агамемнон в ужасе, закрывается подушкой.
   Нестор Отомстить троянцам, это же они Ахиллеса убили. Ну, ладно, мы на это смотрели и не помешали, но кто узнает? Я ему и летопись покажу (достаёт гроссбух) Что Ахиллес погиб у Скейских ворот двумя стрелами Париса, вдохновлённого Аполлоном, когда намеревался захватить Трою.
   Агамемнон А он поверит?
   Нестор Это же мальчишка, его ничего не стоит обмануть.
   Агамемнон Да и впрямь, что это я? Боюсь какой-то малявки, пусть даже и пышущей ненавистью.
   Нестор Вот эту ненависть и нужно направить в нужное русло.
   Агамемнон Но что сможет сделать какой-то мальчишка? Его первый попавшийся троянский ополченец прибьёт.
   Нестор Вспомни, кто его отец. Отдадим ему полк мирмидонян, может, это поднимет им дисциплину. Они и при Ахиллесе были слишком буйными, сейчас вообще в конец распоясались. Знаешь, что они мне на днях заявили?
   Агамемнон Что?
   Нестор Что всё люди братья, а троянцы грикам тем более. Поэтому нечего воевать с ними, а нужно побрататься. Якобы эту мысль им внушил некий пророк... забыл имя. Жрец этого... (показывает в небо)
   Агамемнон Какого ещё этого? (смотрит в небо)
   Нестор Ну... этого (морщится, мучительно вспоминая)
   Агамемнон (догадавшись) Ах, этого.
   Нестор Вот-вот, его самого. Я, как бригадный генерал, был в ярости. Приказал казнить каждого десятого, только это не помогло. Вот думал, стоит ли ещё каждого десятого? Или уж сразу всех? А тут такой выход - сынишка их начальника сыскался. Ох, уж они обрадуются, опять в Олимпийских богов поверят.
   Агамемнон (смеётся) А Одессий отдаст мальчишке доспехи Гефеста. Ха-ха-ха. Всё равно они у него в сундуке пылятся.
   Нестор подхихикивает.
   Агамемнон И ещё одно - имя у него какое-то странное... Как там бишь? Забыл.
   Нестор (смотрит в список) Пирр.
   Агамемнон Да, точно. Ещё с таким именем наша победа будет Пиррова. Нужно ему другое имя придумать (задумывается) Может, назовём его Аяксом Младшим, а бывшего Аякса Младшего переведём в Аяксы Старшие?
   Нестор Да тут и так с этими Аяксами путаница в летописях. Давай его лучше назовём Неоптолем - новый воин.
   Агамемнон Да, какой он Неоптолем? Мелюзга паршивая.
   Нестор Ну, тогда Неоптолик. А Неоптолемом станет, когда вырастет.
  
   Сцена III
   Одессий в своем шатре.
   Одессий Хнык! Какие же гады! Никак меня за героя не считают, даже доспехи забрали и отдали какому-то малявке (стискивает зубы) Нужно покончить с ним, как с Аяксом Старшим.
   Появляется Гелен, вернее не сам, а его голографическое изображение.
   Гелен Раз! Раз! Раз! Раз! Проверка связи. Как слышно меня, приём?
   Одессий Чего? (оборачивается) Ты кто?
   Гелен Не узнал что ли? Гелен я, троянский прорицатель.
   Одессий (протирает очки) А что ты здесь делаешь? В лагере врагов. А если тебя убьют?
   Гелен Кто убьёт?
   Одессий Да, кто угодно. Например, я (протыкает изображение мечом)
   Гелен Ха-ха-ха! Вот же идиот. Это всего лишь моё изображение, а сам я сижу во дворце в Трое. Да и то не сейчас, а в будущем, этак месяц спустя.
   Одессий Ну, и что тебе нужно?
   Гелен Понимаешь, я решил предать троянцев и перейти на сторону данайцев. Вот думал, к кому бы из данайских вождей мне сунуться. И выбрал тебя.
   Одессий Почему меня? Чуть что, так сразу - Одессий, Одессий.
   Гелен Просто тебя любит богиня Афена, а это уже кое-что значит. Впрочем, остальные-то боги тебя ненавидят, но что такое остальные боги против Афены? К тому же ты имеешь вес в данайском войске, да и пройдоха ещё тот.
   Одессий (возгордившись) Ну и что ты хочешь мне сказать? Во-первых, почему ты решил предать своих братьев, сестер, матерей, отцов, дядюшек и племянников? Чем они тебе не угодили? Ты ж с таким упорством до этого защищал Трою.
   Гелен (вздыхает) Всё зелёный змий виноват. Это он меня сгубил... Сейчас я всё отдам за глоток из священного трилитрона. И брата родного не пожалею (показывает свои трясущиеся руки) Видишь, какая я развалина?
   Одессий Но... у вас же есть трилитрон. Что тебе мешает? Пошёл и глотнул. Это у нас с этим проблемы (достаёт откуда-то бутылку) Думаешь это что? Вино в бутылке, египетское, вкусное? Хрен там (выливает на пол) Вода простая. С тех пор, как вы, троянцы, украли трилитрон, Дионис проклял всю Грицию. Не бродит теперь виноградный сок (плачет)
   Гелен Понимаешь, после смерти Париса...
   Одессий Разве Парис уже умер?!
   Гелен Я же говорю, что я из будущего к тебе обращаюсь. Так вот, после смерти Париса трилитрон отдали Деифобу, хотя я грозил, доказывал, говорил, что он мне нужнее. Но троянцы меня не послушались.
   Одессий А что Деифоб, неужели трилитрон только для себя держит?
   Гелен Хуже. Он, как говорится, ни себе, ни людям. Спрятал трилитрон где-то у себя дома, под замок, и заявил, что отныне Троя будет вести трезвый образ жизни (плачет) Объявил сухой закон и Диониса с менадами прогнал - винные фонтаны сами исчезли.
   Одессий Ну-ну, не надо так расстраиваться. Скажи, чем ты можешь нам помочь? Может, ты станешь, ну - нашим шпионом? Впрочем, у нас в Трое итак шпионов до фига, например, Антенор и его семейство.
   Гелен Нет. Я ведь всё-таки прорицатель. Я открою тебе, при каких условиях Троя падёт.
   Одессий (шарит по углам) Подожди-подожди, я запишу.
   Гелен Потом запишем (растопырив руки, грозно) Если одна палочка и десять дырочек смогут уничтожить целое войско, если король обнажит голову, а ты останешься в шляпе...
   Одессий (поспешно записывает) В шляпе...
   Гелен Ой! Я тебе не те условия рассказал. Слушай настоящие условия (грозно) Если в грическое войско на войну явится сын Ахиллеса Неоптолик...
   Одессий (усмехнувшись) Хе! Как же так, великий прорицатель? Неоптолик-то уже с нами.
   Гелен Точно? Это вы поторопились. Или мне самому надо было раньше явиться? Но тем лучше. Значит, первое условие уже выполнено.
   Одессий А второе условие?
   Гелен (грозно) Второе условие - это поражение и смерть Париса. Без этого не взять вам Трои. Но так просто его не убить, это сможет сделать только единственное на земле оружие - лук Геракла и его стрелы, смоченные в дерьме лернейской гидры...
   Одессий Лук... стрелы... А где их взять?
   Гелен Ты идиот или просто прикидываешься? Лук и стрелы у Филокрета, забытого вами на острове сирен, в самом начале войны.
   Одессий Нет! Только не Филокрет! Он же такой... такой... вонючий. Его рана так дурно пахнет, что хочется быстрее оттуда бежать и не возвращаться. Такое ему наказание выдумала богиня Гераника. Нет! Не поеду я туда!
   Гелен Я не понял, ты хочешь разрушить Трою или нет? Ты хочешь стать последним героем?
   Одессий Хочу, но не такой же ценой. Да если я привезу его сюда, всё наше войско разбежится.
   Гелен Не разбежится. Гераника сказала, что снимет с него проклятие и разрешит Махаону и Капустнику его вылечить.
   Одессий Всё равно - мне же разговаривать с ним, а потом на корабле плыть.
   Гелен Ну, потерпи как-нибудь. Только боюсь, это будет не самое сложное. Филокрет очень сердит, что вы его бросили и больше всех он ненавидит тебя. Так ненавидит, что может даже и со своего волшебного лука пристрелить.
   Одессий бледнеет.
   Гелен Поэтому советую взять тебе с собою Неоптолика. Может, мальчишка на Филокрета повлияет. Всё, прощай, меня тут уже Хронос засёк и со штрафными санкциями лезет. Третье условие я скажу потом, когда ты выполнишь второе. Просто назови моё имя - Гелен, смотри, не перепутай (исчезает)
   Одессий (в шоке, машет ручкой) Пока.
  
   Сцена IV
   Каменистый берег острова сирен. Море, триера на якоре и маленькая тростниковая хижина Филокрета на заднем плане. Перед Одессием стоят в ряд несколько гоплитов в одинаковых доспехах и шлемах. Перед ними Неоптолик в доспехах Гефеста до самых пят.
   Одессий Мне доверена эта важная операция. И вы все не должны меня подвести, иначе я вас в этот каменистый берег зарою... Нет, хуже - я вас здесь брошу, на этом острове, чтоб вас сирены пожрали...
   Неоптолик (в нетерпении) Ну когда же... когда же можно будет кого-нибудь убить?
   Одессий (замахивается) Я те дам убить! Чтоб даже волос с головы Филокрета не упал. Смотри у меня! А вообще, поосторожнее с ним, у него на руках небольшой арсенал, и он не стесняется им пользоваться... Ну, каждый знает, что ему делать?
   Все кивают головой.
   Одессий (Неоптолику) Неоптолик, ты пойдёшь первым. Только тебя он не знает в лицо (гоплиты согласно кивают головами в шлемах) Если он в хижине, постарайся заболтать его умными речами и потихоньку забрать лук и, главное, стрелы. А уж потом и мы подоспеём. Если же его там нет (указывает на хижину), зови нас, и мы устроим ему засаду. И смотри, не прикасайся к наконечникам стрел - дерьмо лернейской гидры смертельно (толкает его в сторону хижины) Ну, вперёд, герой, труба зовёт.
   Неоптолик уходит. Одессий достает подзорную трубу и...
   Одессий А что? У нас тоже договор с очередным Рамзесом подписан (прилаживает подзорную трубу к глазу и смотрит сквозь тёмные очки, наконец, убирает) Чтоб мой корабль молнией потопило, вечно забываю, что я слепой с рождения (передает трубу одному из гоплитов) Смотри и докладывай.
   Гоплит смотрит.
   Одессий Ну? Что там?
   Гоплит Красиво.
   Одессий Чтоб тебе всю жизнь с козлами спать! За Неоптоликом следи, за Неоптоликом!
   Гоплит Кажись, возвращается.
   Одессий (собираясь убегать) Один или с Филокретом?
   Гоплит Один.
   Одессий облегчённо вздыхает. Появляется Неоптолик.
   Неоптолик В хижине никого нет, лука со стрелами тоже. Только вонючие тряпки валяются.
   Одессий Бинты, наверное, он ими свою рану перевязывает (гоплитам) Вперёд, устроим ему засаду!
   Гоплит (с подзорной трубой) Это... он вернулся.
   Раздаётся страшный вой Филокрета. На заднем плане Филокрет кричит, стонет и прочее. На костылях хромает к хижине, за спиной - заветный лук, а у пояса - заветный колчан. Скрывается в хижине и некоторое время всхлипывает там от боли.
   Гоплиты в ужасе жмутся друг к другу.
   Неоптолик (достаёт меч) Его надо убить, чтоб не мучался.
   Одессий Люди, не ссорьтесь с богами, иначе страдать будете, прям как Филокрет. Все десять лет, наверное, здесь воет и мучается. Неоптолик, меняем план. Он так страдает, что возможно и сам согласится покинуть этот остров сирен. Осталось только пойти к нему и убедить...
   Неоптолик Сам пойдешь, великий герой?
   Одессий Я? А почему, чуть что, так сразу Одессий? Нет, пойдёшь ты. Филокрет немного зол на меня, ведь это по моему совету мы бросили его на этом острове... И не надо на меня так смотреть, древние грики не знали жалостей.
   Неоптолик Я просто дивлюсь твоей глупости. Забрали б его тогда, не пришлось бы вам столько лет под Троей париться (зло) И отец мой был бы жив.
   Одессий На всё божья воля, и советую, юноша, вам побыстрее это уяснить, пока не кончили так же, как полководец Красс. А он, как известно, с моста свалился... И папаша твой погиб, потому что богов не уважал... Короче, вперёд, иди убеждай его, сули золотые горы...
   Неоптолик Чужда мне эта интрига, лучше я по-простому (махает мечом) Трах! Голова полетела! Хрясь! Кровяшка потекла! Хрусь! Мозги по стенам размазались!
   Одессий И думать не смей. Филокрет опасен, как раненный лев. Со своими стрелами он непобедим... Тут нужно хитростью взять. Вот что, скажи-ка ему, что ты уже возвращаешься с Трои. Что тебя прогнали Агамемнон и Одессий. А плавал ты туда, значит, доспехи своего отца требовать, ну эти, Гефестом сработанные. А их тебе не отдали (сдирает с Неоптолика доспехи) Дай сюда! Великоваты они тебе ещё (не выдерживает тяжести доспехов и прогибается, отдает одному из гоплитов) Из чего их только делают, такие тяжелые?..
   Неоптолик Чисто легированная бронза.
   Одессий Ладно, что там дальше в нашей легенде? Вот ты, такой опечаленный, возвращаешься в Грицию... Все, шуруй (толкает Неоптолика к хижине, гоплитам, когда Неоптолик ушел) Лихо я чужими руками жар загребаю?
   Все, согласные, кивают.
  
   Сцена V
   Внутри тростниковой хижины. Все на прежних местах - гамак, плетёное кресло, только всё прогнило и покрылось плесенью... красной.
   Филокрет сидит на полу и бинтует свою страшную рану на ноге.
   Филокрет (жалобно поет) Жадность подсказала, алчность привела меня туда, где кобра белая жила. И сердце загорелось от золота дождя, но острыми зубами ты встретила меня. Кобра белая моя, сердце часто бьётся. Яда твоего дурман надо мною вьётся. Кобра белая моя, привыкаю к боли. Навсегда твои клыки сердце мое прокололи.
   Появляется Неоптолик, от ужасной вони отшатывается к стене.
   Неоптолик (зажимает нос) Фу! У тебя что, кондиционера нет?
   Филокрет (равнодушно) А, люди. Почему вы не можете оставить меня в покое? Всё плаваете сюда, плаваете. И хоть бы один вшивый рыбак, хоть один зачуханный торговец согласился довести меня до моего родного берега близ Эты. Нет, никто не хочет, каких бы сокровищ я ему не предлагал. Вот она, цена проклятия.
   Неоптолик Но кто ты? И что здесь делаешь, на этом неблагоприятном берегу?
   Филокрет Я самый нечастный из смертных. А что там, даже в Аиде нет никого несчастнее меня. Я - Филокрет, брошенный на этом острове Агамемноном и Одессием. Я здесь уже тринадцать лет, вслушайся - тринадцать лет.
   Неоптолик Ну, до рекорда Робинзона - двадцать восемь лет, два месяца и девятнадцать дней тебе ещё далеко... Но в какой-то мере мы с тобой друзья по несчастью, ведь меня тоже обидели Агамемнон и Одессий. Они не отдали мне доспехи моего отца Ахиллеса, а подло прогнали, даже обещали спустить собак.
   Филокрет Так ты был под Троей? Я очень рад, что Троя ещё не пала, ведь это подтверждает мою правоту - что без меня им не победить. Но... неужели могучий Ахиллес погиб? Я с трудом могу в это поверить.
   Неоптолик (вздыхает) Да, мой отец теперь в царстве Аида, а может, ещё до сих пор летает над Ахероном с простыней на голове.
   Филокрет А другие герои? Жив ли мудрый Паламед, сильнейший из смертных Аякс Теламонид, побратим твоего отца Патрокл и сын Нестора Антилох?
   Неоптолик Увы! Они все погибли, причем многие из-за козней Одессия.
   Филокрет (воет, скорее от боли, держась за ногу) Ау-у-у-у! Ау-у-у-у! Будь он проклят, этот ублюдок Сизифа, якобы сын Лаэрта. Лучшие погибли, а презренные до сих пор живы!
   Неоптолик Не только живы, но ещё и в большом почёте. Но мне теперь нет до этого дела. Я плыву на свою родину на Скирос, к матери Деидамии и дедушке Ликомеду. А сюда мы причалили только заправиться водой. Так что, прощай, несчастный Филокрет.
   Филокрет (воет от боли) А-а-а-у! Чтоб этому Одессию ещё двадцать лет не видеть родной Итаки! Ва-у-у-у! (катается по земле) Постой, сын Ахиллеса. Не уходи (тянется к Неоптолику, тот отшатывается) Заклинаю всем на свете! Отцом твоим, матерью и дедом! Забери меня отсюда, Христа... тьфу ты, клянусь эриниями, это я от боли анахронизмы порю... Возьми меня с собой, не хочешь вести на Скирос, так высади на большой земле, чтобы я дошёл до своей родины.
   Неоптолик отворачивается, кривится, даже бледнеет, держится за нос... Наконец, ощущая рвотные позывы, убегает за дверь. Слышно, как там блюёт.
   Филокрет (в отчаянии) Пожалуйста! Не покидай меня. Посади меня на нос своего корабля возле статуи, или привяжи в лодке за кормой. Только не оставляй меня здесь! (корчится от очередного приступа боли) Вау! Ау! Ау! Чтоб этого негодяя Одессия киклопы пожрали! Ау!
  
   Сцена VI
   Неоптолик решительно приближается к Одессию и гоплитам.
   Одессий (в нетерпении) Ну, что он сказал?
   Неоптолик Ничего! Мы уплываем, пока меня ещё раз не вырвало.
   Одессий (орёт) Что он сказал?!
   Неоптолик Что-что? На коленях ползает, всё умоляет, чтоб его забрали. Задолбало говорит на этом острове мясом сирен питаться, да ещё и без сыра.
   Одессий Так это ж великолепно. Скажем, что везём его в Грицию, а сами привезём в Трою. А там уж видно будет.
   Неоптолик Ни за что. Чтоб я плавал на триере с этим вонючкой!
   Одессий (трясёт Нептолика) Слышь ты! Думаешь мне приятно его миазмами дышать?
   Неоптолик Ты ими ещё не дышал.
   Одессий Ещё надышусь. До Трои-то путь неблизкий. И вообще я не понял, кто тут глава операции я или мелочь пузатая? Марш за Филокретом, пока ремнём по попе не всыпал! И веди его на корабль... И ещё, постарайся у него лук забрать (толкает Неоптолика в сторону хижины)
   Неоптолик уходит. Одессий смотрит хмуро.
   Одессий (гоплитам) Всё идёт по плану?
   Одни гоплиты согласно кивают, другие отрицательно и хватаются за головы. Всё галдят.
   Одессий Заткнитесь (задумывается) Меняем план (одному из гоплитов) Ты! Беги и скажи Неоптолику, чтоб поспешили. Мол за Филокретом послан сам Одессий, чтобы схватить его, приковать в мачте, забрать лук и привести в Трою. Бегом! (гоплит убегает)
  
   Сцена VII
   Филокрет по-прежнему стонет на полу, появляется Неоптолик.
   Неоптолик Я согласен отвезти тебя в Грицию.
   Филокрет (хочет поцеловать ему руки) О, спасибо тебе, добрый юноша! Хочешь, я отдам тебе все сокровища Трои, награбленные во время первой войны Гераклом? Только увези меня отсюда.
   Неоптолик (отшатывается) Пожалуйста, не надо меня целовать! (дергает руками, стучит ногами и выбегает из хижины, слышно, как блюет)
   Филокрет Ой, извини. Я больше не буду.
   Берет костыли и выходит из хижины.
   Неоптолик (вскакивает и пятится со слезами) Нет, не приближайся ко мне. Не испытывай моего терпения.
   Приближается гоплит, которого послал Одессий. Увидев Филокрета, хватается за нос и падает. Отползает в сторону.
   Неоптолик (гоплиту) А тебе чего?
   Гоплит (запинаясь) Меня... это... послал Одессий.
   Филокрет Кто-кто тебя послал?! (приближается, а Неоптолик с гоплитом пятятся)
   Неожиданно Филокрет падает, сраженный приступом боли. Катается по земле, воет и держится за ногу.
   Гоплит То есть, я хочу сказать, что до нас дошли тревожные известия. На корабле увидели триеру Одессия. Он плывёт сюда, чтобы отвести Филокрета в Трою (Неоптолику) Нам надо торопиться, господин.
   Филокрет (тянется) Нет! Нет! Не отдавайте меня Одессию! Лучше я всю жизнь буду мучаться от боли, чем помогу этому мерзавцу взять Трою.
   Неоптолик (отшатывается) Не приближайся ко мне!
   Филокрет Веди меня к своему кораблю. Я буду сзади недалеко.
   Неоптолик падает без чувств. Гоплит его подхватывает и несёт к морю.
   Гоплит Держись, молодой господин. То ли ещё будет на корабле.
   Филокрет (скачет сзади на костылях) Стойте! Не так быстро! Я же не успеваю на костылях. И вообще, помогли бы мне - соорудили носилки. Я же инвалид (падает, сражённый очередным приступом) Ва-ау! Чтоб этому слепому и глухому стать ещё и одноногим! Вау-у! Ау!
  
   Сцена VIII
   Неоптолик, пересиливая себя, тащит Филокрета за руку. Филокрет корчится на земле, воя.
   Неоптолик (зло) Да сколько можно падать?! Уже четвертый раз на сто метров. Так мы никогда до корабля не доберёмся.
   Гоплит поглядывает издалека, не рискуя приближаться. Из-за камней следят Одессий и остальные.
   Филокрет (подскакивает и выхватывает лук) Одессий! Подлый мерзавец! Я его чувствую! (воет от боли) А-а-а-у-у! Как не вовремя! (бьёт себя луком по ноге) Я должен поразить... Я должен поразить Одессия... (манит Неотолика) Подойди, мальчик мой (что это тому стоило?) Возьми лук и стрелы... (отдаёт) Если увидишь Одессия - стреляй. Можешь особо не целиться - стрелы сами найдут его (корчится на земле, воя и крича)
   Неоптолик (показывает ему средний палец) Отсоси, козёл вонючий! Сдохни на своем острове! Лук у меня! (убегает к укрытию Одессия)
   Гоплит бежит следом. Филокрет долго воет, но непонятно отчего - от обиды, или от боли.
   Неоптолик подбегает к Одессию.
   Неоптолик (орёт) Круто! Круто! Я сделал это! Ё! Ё! Ё!
   Одессий Ну, и что ты этим добился? Нам нужны были не лук Геракла, и даже не стрелы, смоченные, сам знаешь в чем. А лук и стрелы вместе с Филокретом.
   Неоптолик Но без лука он нам не страшен. Заведём на корабль силой.
   Одессий А если он плюнет тебе в лицо и скажет, что знать ничего не знает. Тогда что? Я посмотрю, как ты его тащить будешь на своём горбу.
   Неоптолик А почему я? Чуть что так сразу - Неоптолик, Неоптолик... Тебе тоже поручили эту операцию. Я добыл лук и стрелы - а ты теперь тащи Филокрета.
   Одессий Все вместе будем тянуть - по очереди. Один от вони окочурится, второй его заменит. Ну, как я придумал?
   Неоптолик (отрешённо) Нет. Так не годится (бежит назад к Филокрету)
   Одессий Стой! Куда?! Хорошая же идея. Вас тут... (пересчитав гоплитов) Восемь. Как раз бы хватило.
   Гоплиты в ужасе жмутся друг к другу.
  
   Сцена IX
   Филокрет ковыляет на костылях к своей хижине. Лук за спиной, колчан у пояса.
   Неоптолик (бежит следом, впрочем, не рискуя приближаться) Постой! Ты куда?! Я ж отдал тебе лук. Теперь ты должен отправиться с нами под Трою и помочь её разрушить. Стой!
   Филокрет (оборачивается) Не испытывай моего терпения, мальчуган! Иначе узнаешь, что такое стрелы, смоченные в дерьме лернейской гидры (ковыляет дальше)
   Неоптолик Нет! Нет! Не уходи! Не бойся богов - бойся лжи. А боги? Боги не обманут! Под Троей они тебя исцелят!
   Филокрет (оборачивается и показывает фигу) Можешь передать своим богам (плюёт ядовитой слюной) Торчите под своей Троей хоть всю жизнь. Мне до этого нет никакого дела! (уходит)
   Неоптолик идёт следом, старательно обходя ядовитый плевок.
  
   Сцена X
   В тростниковой хижине. Филокрет кричит и воет, забинтовывая открывшуюся рану. Кто-то входит в дверь.
   Филокрет (зло) Опять ты, мелюзга?! Вон пошел отсюда, я никогда не поеду под Трою!
   Геракл Меня ещё никогда не называли мелюзгой. Ростом я повыше многих буду.
   Геракл ростом с Аякса Ст. и такой же здоровый, только в шкурах льва и с большой дубиной, а также с большим круглым щитом.
   Филокрет (оборачивается) Геракл?! Неужели это ты? Мой старый друг и учитель! (бросается на колени и обнимает Геракла за ноги)
   Геракл (будто не замечает вони) Но-но... успокойся. Я так и не поблагодарил тебя за то, что ты поджёг мой погребальный костер, когда все остальные друзья от меня отвернулись. Спасибо тебе, Филокрет.
   Филокрет О чем ты говоришь, великий Геракл? Ты дал мне свой лук - лучшую награду для смертного. Она враз превратила рядового козопаса в героя. И я тоже благодарен тебе.
   Геракл Вот про лук я и хотел с тобой поговорить. Не противься воле богов - отправляйся под Трою.
   Филокрет Раньше ты был не таким. Ты смеялся над богами, особенно над Гераникой, я у тебя научился этому.
   Геракл Всё в прошлом. Теперь я и сам бог, а Гераника - моя любящая мать. Поэтому, противясь богам, ты противишься и мне. Подумай об этом, Филокрет.
   Филокрет (задумывается) Нет, что же мне делать?
   Геракл (протягивает руку) Доверься нам, и боги вознаградят тебя за все твои страдания.
   Филокрет (протягивает ему руку) Хорошо, я отправлюсь под Трою.
   Геракл легко поднимает Филокрета на ноги и помогает выйти из хижины. Неоптолик, раскрыв рот, наблюдает, как Геракл и Филокрет идут к берегу.
  
   Хочу тебя коснуться, клыки мне пальцы жгут
   Хочу убежать, но ноги обратно не несут
   Стою перед тобою, дыханье затая.
   Не будь со мной такою, кусачая моя.
  
   АКТ XXV Оскорблённая нимфа
   Сцена I
   В медицинской палатке Махаона и Капустника. Филокрет лежит на операционном столе. Рядом стоят Капустник, Асклепий и лежит голова профессора Махаона, все в респираторах.
   Капустник Ну и что мы поняли в результате нашего симпозиума, коллеги?
   Асклепий Консилиума, идиот.
   Капустник Какой ты умный, батя. Не даром бог.
   Голова пр.Махаона Без наркоза его надо оперировать, чтобы навсегда запомнил, что такое настоящая боль. А то змейка его укусила, а он крику на весь лагерь поднял.
   Капустник В любом случае операцию нужно делать поскорее, пока мы тут от вони не окочурились. Кто будет ассистировать?
   Голова пр.Махаона Папа.
   Капустник Заткнись, голова дурная.
   Асклепий Голова профессора Махаона права. Ассистировать действительно буду я.
   Капустник (удивлённо) А кто ж тогда оперировать будет? (оглядывается) Дедулю нашего, ниггера, позовем?
   Асклепий Не, ему тоже нельзя. Богам запрещено в это дело вмешиваться, поскольку это будет незаконное вмешательство, дневной дозор нас с потрохами съест. Поэтому оперировать будешь ты.
   Капустник Не хочу я его оперировать - он пахнет, в смысле воняет.
   Асклепий (надевает ему на голову противогаз) Ничего, выдюжишь, как-нибудь.
  
   Сцена II
   Операция подходит к концу. Асклепий тампоном на пинцете вытирает пот с противогаза Капустника.
   Капустник (командует) Зажим! Тампон! Спиритус! Тьфу! Вечно забываю, что спиритус весь у троянцев.
   Филокрет (в нетерпении поднимает голову) Ну? Теперь-то всё готово?
   Капустник И теперь не всё готово.
   Филокрет (в гневе) И теперь не всё готово?!
   Капустник Не готово - что ж такого? Операция только начата.
   Филокрет (в гневе) Только начата?! (вскакивает, сбрасывает с себя жгуты капельниц и резво убегает)
   Капустник (сдергивает противогаз) Стой! Куда это он так ломанулся?!
   Асклепий Наверное, Париса на бой вызывать, Геракл ему всю дорогу уши прожужжал.
  
   Сцена III
   Парис завязывает туго пояс. Потом подходит к тазику с мелом, и тщательно смазывает им руки, торс и лицо.
   Кася Не ходи. Ты погибнешь.
   Парис (зло) Отстань, припадочная, заколебала уже со своими пророчествами (швыряет ей трилитрон) Вот, пригляди лучше, пока меня не будет.
   Кася (чуть не роняет трилитрон на пол) Ты что? А если б разбился?
   Парис (смеётся) Трилитрон невозможно разбить.
   Кася Ну и кому его отдать после твоей гибели?
   Парис Слышь, малая, я сейчас обижусь. Не погибну я. Посмотри на мой лук (показывает) Ассирийский, составной, лук в луке. А к нему стрелы, ещё Пандаром зачарованные. Да с таким оружием я непобедим. И вот, что я тебе посоветую - бросай пророчествовать, сестрёнка.
   Уходит, Кася плачет.
  
   Сцена IV
   Поле, Троя на заднем плане. Парис и Филокрет стоят друг против друга.
   Парис (удивлённо) Это ты, дед, вызвал меня на поединок? Наверное, совсем из ума выжил.
   Филокрет Прощайся с жизнью, подлый троянец, отныне тебе только в царстве Гадеса с лука стрелять, если он разрешит.
   Парис А чё с таким пафосом? Что я тебе такого сделал?
   Филокрет Ты начал эту войну.
   Парис Вот только не надо ля-ля. Войну начали боги - иди в них со своего лука стреляй (смеётся)
   Филокрет (достаёт из колчана светящуюся зелёным стрелу) Моими стрелами я могу даже богов поразить.
   Парис Ого! Где взял такие? Лучше моих.
   Филокрет Это смерть твоя. Не зря лернейская гидра испражнялась, специально по твою душу (стреляет)
   Парис вскидывает лук и стреляет в ответ. Его стрела вдвое меньше стрелы Филокрета. Пытается помешать ей лететь, заходит с боков и кусает. Блестящая стрела огрызается, но с курса не сворачивает. На помощь приходит вторая стрела. Первая кусает за оперенье. Наконец, большая стрела замечает обидчиц и гоняется за ними, пышет ядом.
   Парис Стрелы у тебя, конечно, крутые, но лучник из тебя никудышный (несколько раз стреляет очень быстро)
   Стрелы летят, гудя, как немецкие бомбардировщики. Первая несется зигзагом, остальные две постоянно меняются местами. Четвертая прячется за пятую. Наконец, все пять собираются в пучок и устремляются к сердцу Филокрета. Филокрет в ужасе закрывает глаза. Пучок распадается, первая, самая нетерпеливая проносится между ног - мимо. Вторая вонзается в кисть. Филокрет орёт, ну ему не привыкать к боли. Третья втыкается в лодыжку - мало ли, вдруг Филокрет неуязвимый, как Ахиллес. Четвертая находит глаз Филокрета и вылезает наконечником из затылка. Ещё долго ёрзает в голове, ворочается, словно заглохший вентилятор. И, наконец, пятая втыкается в сердце. Филокрет падает.
   Парис Ха! (оборачивается, собираясь уходить)
   Меж тем большая стрела расправляется с малыми. Первую она просто кусает напополам. А вторая сама нарвалась - попробовала укусить за наконечник и сгорела от яда.
   Стрела вонзается Парису в спину.
   Парис Что? (выдергивает стрелу из спины, удивлённо) Меня ранили! (отшвыривает стрелу)
   Та, сделав свое зелёное дело, блекнет и затихает. Парис бодрым шагом направляется в сторону Трои.
  
   Сцена V
   Африка с пудреницей перед зеркалом. Пудрит нос. Неожиданно отшатывается от своего отражения и роняет баночку.
   Африка (громко и пронзительно кричит) Па-а-а-ри-и-ис!
   Быстро вращается на месте и, наконец, исчезает...
   ...чтобы приземлиться возле Париса. Тот лежит под деревом, до Скейских ворот осталось всего несколько шагов. Тяжело дышит, прижимая к себе свой ассирийский лук. Побледнел, изо рта течет пена. Руки так вообще сине-зелёные.
   Африка (шарит у него по груди) Нет! Нет! Не умирай!
   Парис (хрипит) Богиня! Мне осталось только это.
   Африка (неожиданно отшатывается) Дерьмо лернейской гидры (плачет) Любимый мой, я не могу тебя спасти!
   Появляется хмурый Аполло и отстраняет Африку. Достаёт молоточек и трубку. Стучит по телу Париса, одновременно слушая. Парис стонет, а Африка заламывает руки. Наконец, Аполло отстраняется.
   Африка (хватает его за руку) Скажи, есть ли какая-нибудь надежда? Его можно спасти?
   Аполло Энона. Только она сможет.
   Африка (отшатнувшись) Тогда всё пропало. Она ненавидит его с тех пор, как я сделала его красивым (плачет) Может, ты её попросишь?
   Аполло (с грустью) После того, что я с ней сделал? Она плюнет мне в лицо.
   Африка А я забрала у нее Париса (решительно) Идём к ней вдвоем.
   Аполло хлопает в ладоши, появляются музы с носилками и кладут на них Париса.
  
   Сцена VI
   Гора Ида. Уставшие боги карабкаются на её вершину. Африка, потом Аполло, потом музы с носилками. Парис без сознания. Все тяжело дышат.
   Энона, словно почувствовав что-то, встречает их на пороге своего жилища.
   Энона Кого я вижу. Что вам здесь надо, боги? Вы не самые желанные гости в моём доме.
   Аполло Энона, мы причинили тебе когда-то много зла, но ты должна забыть об этом. Ведь тот, кого ты любишь, умирает. И только ты сможешь его вылечить.
   Энона (показывает свое "красивое" лицо) Смотри. Это ты со мной сделал, когда я отвергла твои притязания. Ты на всю жизнь обрёк меня на страдание. А теперь хочешь, чтобы я всё забыла и помогла в ваших планах?
   Африка Если любишь, всё сделаешь ради любимого. Уж поверь моему опыту. Пожалуйста, вылечи его, все должны жить надеждой. Возможно, не всё ещё потеряно у вас.
   Энона (показывает на Париса) Да я любила его когда-то. До того, как он поддался твоим чарам, богиня. До того, как ты превратила его в красивое чудовище. Он стал злым и жестоким, вместо того доброго Париса, которого я знала. Он в первую очередь отверг мою любовь. Сказал, что не дело принцу Трои и первому красавцу на деревне знаться с какой-то ведьмой-уродкой.
   Африка Он собирался плыть за Еленой, самой прекрасной женщиной на свете, но всё изменилось. Афена очень хитро уберегла её от любых искушений - она сделала мою любимицу безумной (вздыхает) Так что Парис свободен, он был свободен все эти годы.
   Энона (зло) Меня это не волнует. Главное, что он не со мной.
   Африка Он будет с тобой. И в этом я, богиня, клянусь тебе. Поверь, в этих вопросах я никогда не нарушаю своих клятв. Только спаси его, я готова на всё. Даже отправить вас с ним далеко отсюда и от Трои, где бы вы были вместе навсегда. Всё, что угодно, только спаси его. Что же касается твоего увечья? (смотрит на Аполло, тот кивает) Разве это проблема для богов? (направляет на Энону указательный палец, будто собралась стрелять) Взгляни теперь (выуживает из воздуха зеркало и подаёт Эноне)
   Энона смотрит на свое гладкое лицо и проводит по нему рукой.
   Африка А теперь - исцели Париса, время не ждёт.
   Лицо Эноны искажает злоба, она бросает зеркало на землю и топчет осколки.
   Энона (с ненавистью) Нет. Я любила его когда-то. Но теперь моя любовь умерла. Я ненавижу его, пусть он умрёт, и я приду плюнуть на его могилу.
   Африка Ты смогла обмануть себя, но меня-то ты не обманешь.
   Энона (орёт) Вон отсюда! Вон! Никто вас сюда не звал! Уходите! (убегает в дом, хлопнув дверью)
   Африка (делает два шага следом) Энона!
   Аполло (кладет ей руку на плечо) Пойдем отсюда, наверное, так распорядились мойры.
   Африка и Аполло удаляются под руку. Африка плачет. Музы с умирающим Парисом идут следом.
  
   Сцена VII
   Энона сидит на пороге и плачет. К ней подходит оленёнок и кладёт голову на колени, из его глаз текут слезы. Плачут бабочки на цветках, стрекозы в небе, лягушки в пруду. Даже цапля, их кушая, плачет. Пичужки на ветке вообще заливаются в три ручья. Медведица стоит, подпирая дерево, и утирает слезу. Обливаются слезами Аякс Ст. и Аякс Мл. Из пруда выползает крокодил - плачет. Плачет в своей колеснице Гелий, его сестра Эос тоже слез не сдерживает.
   Только одни эринии не в тему хохочут, да ещё и так оглушительно.
   Энона (выпрямляется) Что же я наделала?
   Все плачут ещё сильнее, а эринии соответственно сильнее хохочут.
   Энона Быстрее к нему. Может, ещё не поздно (забегает в дом, потом выбегает и бежит по дорожке вниз с горы)
   Все ей машут, желая удачи, и эринии тоже.
  
   Сцена VIII
   Площадь в Трое. Сцена, как при погребении Гектора. Собрался весь город оплакивать Париса. Парис, чёрный с фиолетовыми губами, лежит на горе дров.
   Калхас (возле тела Париса) Мы собрались здесь, что поддержать этого славного юношу. Ведь именно сегодня он вступает в зрелую жизнь - приносит присягу. Вот мы, все его родные и близкие, желаем ему удачно служить своему царю и полису. А теперь он всё-таки произнесёт текст присяги (пинает Париса) Ну, повторяй: "Я, Парис-Александр Приамид, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь..." Да что это такое? Я сам всё произносить должен?
   Появляется Энона и отрешенно пытается пробраться к лестнице, что ведёт к телу Париса. На неё укоризненно смотрит Африка в чёрной накидке.
   Гелен (останавливает Энону) Нельзя. Сначала с Парисом попрощаются родители, потом братья и сестры... Впрочем, иди.
   Энона поднимается по лестнице, весь город замирает и провожает её взглядом.
   Энона (становится на колени перед Парисом) Любимый мой. Ну, вот - ты почти такой же, каким я тебя любила (дотрагивается до почерневшего лица) А я?
   Африка направляет на неё палец, будто собралась стрелять.
   Энона (дотрагивается до своего обожжённого лица) Вот! Я тоже, как раньше. Милый мой, я хочу сказать, что люблю тебя. Прости, что тогда всего наговорила со зла (целует Париса в фиолетовые губы)
   Гелен (громко орёт) Нет! Нельзя! Ты заразишься ядом! (бросается к Эноне)
   Но поздно... Энона трясется, как будто горит. Её тело покрывается язвами, а потом вообще чернеет. Энона падает рядом с Парисом.
   Гелен (гоплитам с факелами) Зажигайте! Пока ещё кто-нибудь не умер!
   Те, послушные, зажигают внизу гору дров. Тела Париса и Эноны вспыхивают.
  
   Плачь, плачь, да наливай скорей.
   Плачь, плачь, я пропился в дым.
   Плачь, плачь, да ещё налей.
   Плачь, плачь, хорошо сидим!
   Плачь, плачь, да по всей Трое - плач...
  
   АКТ XXVI Великий слепой
   Сцена I
   В шатре Одессия. Одессий внимательно осматривается по сторонам, смотрит за полог шатра. Никто его не подслушивает? Наконец, садится на землю и сосредотачивается.
   Одессий Гелен!
   Некоторое время ждёт, но ничего не происходит.
   Одессий (в гневе) Гелен, забодай тебя баран!
   Ничего не происходит.
   Одессий (чуть не плача) Гелен, чтоб эринии твою печень сожрали, где ты?
   Тут что-то сверкает и проявляется сонный Гелен в ночной рубашке. Только почему-то вниз головой. Некоторое время смотрит, недоумевая, на Одессия, наконец, подходит и переворачивает своё изображение. Возвращается на место.
   Гелен Кому не спиться в ночь глухую? Кто меня зовёт, я про ясновизионную связь никому не рассказывал.
   Одессий Ты без трилитрона совсем уже того? (крутит пальцем у виска) Забыл уже всё. Я хотел тебе сказать, что Парис мёртв и...
   Гелен Я узнал тебя - ты Одессий! Что, позлорадствовать хочешь, изверг?!
   Одессий Да ты что? Мы ж с тобой в сговоре, ты сам мне открыл, как убить Париса. Это якобы условие падения Трои. Но есть ещё одно, последнее, третье, условие. И ты обещал рассказать мне о нём.
   Гелен Что? Чтоб я предал свою родину, отца, мать, братьев, сестер и прочих родственников?! Никогда!
   Одессий Да ты их уже продал, причем с потрохами. Так что, харе дурку ломать, говори третье условие.
   Гелен (задумывается) Впрочем, предать?.. Хм, что-то я даже как-то и не думал об этом... А это выход. Как иначе я уйму свои горящие трубы?.. Слушай, как там тебя... Одессий. Почему ты говоришь, что я уже предал своих?
   Одессий Да потому, что ты являлся ко мне из будущего, идиот. И всё мне рассказал. Про три условия, и про то, что Деифоб у тебя трилитрон забрал.
   Гелен И второе условие я тебе уже рассказал? А первое?
   Одессий (теряя терпение) И первое тоже. Осталось только третье. Говори его быстрее, пока Хронос не засёк твои игры со временем.
   Гелен Но я не играюсь со временем, мы в реале разговариваем (удивлённо) А что по ясновизионному окну можно и в прошлое слетать?
   Одессий Не знаю. Всё, что мне нужно - это третье условие. Только не говори, что ты его не знаешь.
   Гелен Нет, я знаю, только мне нужны гарантии.
   Одессий Какие ещё гарантии?
   Гелен Что меня не убьют, когда разрушат Трою. Живым оставят, то есть.
   Одессий Обещаю, к тому же Агамемнон и так приказал тебе и Кассандре сохранить жизнь. Но за остальных родственников даже не проси.
   Гелен И не буду. Деифоба так вообще можете убить с особенной жестокостью. Хорошо - слушай третье условие. Покуда в Трое находится трилитрон, Трою не взять ни одному врагу. И это общеизвестно, её охраняют боги. Удивляюсь, как только вы, грики, об этом до сих пор не догадались.
   Одессий Постой-постой, тут у меня типа непонятки. Выходит, чтобы разрушить Трою, нужно забрать трилитрон. А чтобы забрать трилитрон, нужно разрушить Трою. Замкнутый круг какой-то.
   Гелен И вовсе не замкнутый. Чтобы забрать трилитрон, необязательно разрушать Трою.
   Одессий Как это? А как же иначе?
   Гелен Очень просто. Пробраться в город и украсть трилитрон. Только не говори, что тебе, внуку великого вора Автолика, помешают какие-то моральные принципы. Я именно поэтому, наверное, и обратился к тебе, а не к другому, знал, что ты ни перед чем не остановишься.
   Одессий А как я проберусь в Трою?
   Гелен Есть один способ - через сточную трубу. Не удивляйся, у нас, в Трое, уже построили канализацию. Труба вытекает в реку Скамандр, возле городской стены со стороны устья. Будь там завтра на рассвете, проберёшься по трубе, на том конце я буду тебя ждать. Только иди не один.
   Одессий Неоптолика я на этот раз брать не буду. Посвящу лучше в наш заговор своего дружбана Диомеда.
   Гелен Человек хоть надёжный?
   Одессий Ещё бы. Сколько мы уже с ним каверз провернули.
   Гелен Ну тогда я спокоен. Короче, всё понял? Ладно, до встречи, мне ещё нужно тебе сообщение в прошлое послать.
   Одессий Так я не понял, что получается? Кто первый наш заговор придумал, ты или я?
   Гелен (чешет репу) А пес Цербер его знает. Всегда так бывает, когда со временем начинаешь баловаться. Не даром Хронос за это всех расстреливает (меркнет и исчезает)
   Одессий (орёт) Диомед! Диомед, чтоб тебя Никта в яму завела!
   Появляется сонный Диомед.
   Одессий Вот, что я тебе скажу, птица. И вообще, хорош спать - дело есть. Скажи, ты ведь, правда, всю жизнь мечтал в троянском дерьме искупаться?
  
   Сцена II
   Простая троянская улица... Мимо по своим делам спешат рядовые троянские граждане, кто газету на ходу читает, кто по мобиле разговаривает. На заднем плане - троянские небоскрёбы. Посреди улицы Гелен сдвигает в сторону канализационный люк, кряхтя. Все проходят мимо, странно поглядывая.
   Кася (с собачкой - в роли собачки Цербер) Привет, Гелен. А что это ты тут делаешь?
   Гелен (зло) Что же ещё? (кряхтя, выпрямляется, откатывает люк) Деифоб, как власть захватил, в издевку меня назначил министром ЖКХ.
   Кася Всякая работа хороша (неожиданно падает на землю и трясётся в припадке)
   Цербер лает.
   Кася (поднимается, Гелену) Чую! Чую! Ты что-то недоброе замыслил.
   Гелен Слышь, брось пророчествовать, это ни одну девушку не красит.
   Кася (зло) Ах так! Ах так! (уходит, с высоко поднятой головой)
   Цербер гребёт задними лапами песок в сторону Гелена.
   Гадес (выглядывает из люка) Вот ты где! (хватает Цербера) Хватит, гулять - Персефона уже о тебе спрашивала (скрывается в люке вместе с Цербером)
   Гелен втыкает вокруг люка колышки и повязывает красную ленту. И тут в люке что-то булькает.
   Гелен (смотрит в люк) Эй!
   Из люка вылезает Диомед, весь в... испачканный, короче.
   Диомед Ну и гадость же ваша троянская канализация.
   Следом вылезает Одессий с тросточкой... испачканный даже больше Диомеда.
   Одессий Кажись, добрались...
   Возле них собирается толпа троянцев, показывают пальцами, хихикают.
   Гелен Чего собрались? Никогда не видели, как канализацию чинят? Вот утонете в дерьме, будете знать, как хохотать (словно в угрозу достаёт пожарный шланг)
   Толпа разбегается. Гелен поливает из шланга Диомеда и Одессия.
   Одессий (орёт, захлёбываясь) А-а-а! Что происходит?! Уберите водопад!
  
   Сцена III
   Одессий, Диомед и Гелен возле дома Деифоба. А там - гоплиты перед дверьми, вокруг камеры ясновидения навешаны...
   Гелен Сам же ему эту охранную систему устанавливал. Кто ж знал, что так дело обернётся.
   Одессий Тогда ты должен знать, как её отключить.
   Гелен Да, знаю.
   Диомед Так в чем дело - иди отключай.
   Гелен Я-то отключу, но у него сейчас народу полная приёмная. Деифоб ведь теперь премьер-министр, победил меня на выборах. А что вы так на меня смотрите - у нас конституционная монархия, как в Японии.
   Одессий Ну и что же тогда делать?
   Гелен Дождаться ночи и тогда под покровом ночной темноты и... (делает жест, будто что-то хватает) А пока ждите в этом парке - притворитесь статуями.
  
   Сцена IV
   В дом Деифоба входят и выходят, дверь только лязгает. Гоплиты у входа напоминают манекены. А, напротив, в парке, среди ёлочек, туй и эвкалиптов Одессий и Диомед изображают статуи.
   Диомед (заломив взад руки) Я типа Венера Милосская.
   Одессий (за трибуной и с тремя кепками) А я - Ульянов (Ленин) (махает руками - в кулаке по кепке) Товагищи! Ничего не пожалеем для дела гевалюции!
   Диомед ёпотом) Долго мы здесь ещё стоять будем? Уже обеденный перерыв начался.
   Из дома выходит Деифоб с трилитроном. А следом семенит какой-то горожанин.
   Горожанин Деифоб Приамович, Деифоб Приамович, я вас с утра дожидаюсь.
   Деифоб (смотрит на солнечные часы на руке) Обеденный перерыв, погуляйте пока (уходит по улице)
   Горожанин всплескивает руками, шепотом ругается и заходит назад в дом.
   Диомед (подбегает к Одессию) Это он. Ну же, нельзя терять такой возможности (делает жесты, будто откручивает кому-то шею) Подбежим к нему и...
   Одессий Но-но, товагищ. Без пговокаций, пожалуйста. Это дело тонкое.
   Диомед тащит его за собой.
  
   Сцена V
   Деифоб идёт по улице, за ним, мимо кустов крадутся Одессий и Диомед. Деифоб, настороженный оборачивается. Одессий и Диомед застывают в виде статуи - Геракл, разрывающий пасть льву. В роли льва - Одессий. Деифоб идёт дальше, прохиндеи отмирают и крадутся следом. Деифоб настораживается, прислушивается и оборачивается. Одессий и Диомед застывают в виде композиции - Лакоон, терзаемый змеями. И так далее: Эней с Анхисом на плечах, Петр I на коне, Зивис на троне, рабочий и колхозница, богиня Афена Паллада с крылатой богиней Никой, Пигмалион на коленях перед Галатеей...
   Мимо них проходит Эвдем с кучей туристов - толстых немцев и маленьких, улыбчивых японцев. Все с фотоаппаратами.
   Эвдем (указывает на Одессия и Диомеда) Обратите внимания на следующую композицию - Одиссей и Диомед пробрались в Трою, чтобы похитить у троянцев священный трилитрон... то есть, тьфу... священный палладий.
   Переводчики переводят, в нужном месте плюются. Туристы фотографируют Одесия и Диомеда, те скалят зубы.
   Эвдем (смотрит на часы... современные) Ой! Время экскурсии истекло.
   Хронс Опять ты?! (стреляет) Чтоб больше я тебя здесь не видел!
   Туристы исчезают. Одессий и Диомед опять бегут за Деифобом. Тот останавливается возле уличного торговца. В лавке разные статуи, а сверху надпись: "Секс-шоп".
   Деифоб (показывает на статую Гераники) А сколько статуя стоит?
   Торговец Для тебя, дорогой, всего лишь двести драхм.
   Деифоб Это... а дешевле ничего нет?
   Торговец Дешевле только руки от статуи (выламывает у статуи руки) Отдам за сорок.
   Деифоб Заверните (идёт дальше, забывая на прилавке трилитрон)
   Но в последний миг вспоминает и возвращается. Подходит к дороге, чтобы перейти на ту сторону, останавливается на светофоре. Тот тоже специфический - "стоять" или "идти" изображают керамические таблички с рисунками. По дороге сплошным потоком едут колесницы и прочие повозки.
   Диомед (Одессию) Что предпримем? В этой толпе особо на него не нападёшь.
   Одессий Эх, Дима, чтобы вы без меня делали?
   Диомед Что? Уйдёт ведь.
   Одессий Вы поезжайте на Итаку и спросите, что делал Одессий до революции.
   Диомед (раздражённо) Ну и что делал Одессий до революции?
   Одессий Нет, вы поезжайте и спросите. И вам ответят, что Одессий был великим слепым.
   Диомед Я типа не понял, сейчас ты резко стал ничтожным слепым?
   Одессий Нет, всё революция виновата. Взяла и сделала меня царем Итаки вместо папаши моего приёмного - Лаэрта. А не к лицу ведь царю быть великим слепым. Но ради общего дела я согласен вспомнить старые привычки... (идёт, шаря путь тросточкой)
   Натыкается на Диомеда и ощупывает его, особенно задницу. Диомед с отвращением его отталкивает.
   Одессий (идёт, наталкиваясь на троянцев) Простите! Извините! Мон пардон! (наталкивается на Деифоба) Простите, мне на ту сторону надо.
   Тут как раз светофор выдает нужную табличку и Деифоб ведёт Одессия через дорогу. Рука Одессия тянется к трилитрону. Наконец, хватает трилитрон. И тут перед ними тормозит колесница.
   Одессий (отпрыгивает с трилитроном) Ты куда прёшь на красный свет?!
   Деифоб Граждане, это ведь вор! (вырывает трилитрон)
   Возле Одессия собирается галдящая толпа. Диомед убегает и сталкивается с Геленом.
   Гелен Где вы пропадаете? Кто вас просил по городу шляться? Вас первый попавшийся патруль загребёт.
   Диомед Там... там... Одессия бьют!
   Гелен Уже? Что-то слишком быстро.
   Диомед Но ведь Одессия бьют!
   Возле Одессия галдящая толпа. Гелен, вклинивается, одев шлем стражника.
   Гелен Товарищи, кто кричал: держи вора? Где этот вор?
   Деифоб (показывает) Вот он. Наверное, из твоих, брат, бывших собутыльников. Хотел трилитрон стянуть.
   Гелен (всем) Граждане, воровство в нашем городе недопустимо! (Деифобу) Брат, позволь я отведу его в отделение.
   Деифоб Хорошо. А то у меня столько вопросов ещё не решенных (уходит с трилитроном)
   Гелен (всем) Граждане, кто свидетель? (первому попавшемуся) Вы свидетель? Может быть, вы?
   Толпа быстро рассеивается. Наконец, остаются Гелен, Одессий и Диомед.
   Гелен (Диомеду) Вы свидетель?
   Диомед Я!
   Гелен Попрошу пройти в отделение для дачи показаний (уводит под руку Одессия)
   Диомед идёт следом.
   Одессий Но-но, попрошу без рук.
   Гелен (зло) Иди-иди, ещё один великий слепой. Мильтон, Гомер и Одессий. Странно, как тебя не узнал Деифоб.
   Мимо проходит наряд стражников. Гелен отдает им честь.
  
   Сцена VI
   Ночь, парк перед домом Деифоба. Расходятся поздние посетители. К статуям подходит Гелен.
   Гелен (Одессию и Диомеду) Морская фигура отомри!
   Диомед, изображавший метателя диска, выпрямляется, хрустя суставами. А вот Одессий от долгого стояния в позе Гагарина на колонне падает - мышцы задеревенели.
   Гелен Сигнализацию я отключил, так что - вперёд.
  
   Сцена VII
   Гелен, Диомед и Одессий крадутся по коридору мимо двери с решёткой. На решётку прыгает Елена и трясёт её, скаля зубы.
   Диомед (отшатывается) Кто это?
   Гелен Никто не знает. На улице поймали, когда она всякими безобразиями занималась. Деифоб её себе и забрал, ни слова не понимает, но спиритус любит.
   Идут дальше по коридору. За дверью слышен громкий храп.
   Гелен Вот она - спальня Деифоба. Дальше - сами, только поосторожнее.
   Одессий Не учи профессионала.
   Одессий и Диомед заходят в спальню и закрывают дверь. И тут раздается грохот, будто медный тазик свалился.
   Одессий (вопит) Чтоб меня в свинью превратили! Какой осёл набросал тут хлама под ноги?!
   Гелен хватается за голову. Храп Деифоба стихает, слышно как он, мямля, переворачивается на другой бок. Храпит дальше. Гелен подсматривает в замочную скважину.
   Диомед (выбегает из двери, сбивая Гелена) Он у меня! Трилитрон у меня!! Радуйтесь, боги!!!
   Одессий (бежит следом) Стой! Отдай! Это я должен был его украсть!
   Гелен (поднимается и бежит за ними) Стойте! Дайте хотя бы глоточек!
   Деифоб (вопит проснувшись) Украли! Ограбили! Воры-ы!!!
  
   Сцена VIII
   Гелен, Диомед и Одессий прячутся в переулке. Одессий пробует вырвать трилитрон из рук Диомеда.
   Диомед (выдёргивает трилитрон) Не время напиваться! (Гелену) Как мы выберемся из города?
   Гелен (сглатывает слюну, не отводя от трилитрона взгляда) Так же, как и пришли - через канализацию.
   Одессий Ни за что! Не полезу я туда.
   Диомед Он прав. К тому же нас ищут, а вход в канализацию прямо по центру улицы. Нужен другой способ... Гелен, чтоб тебе на Андромахе жениться!
   Гелен А? Что? Хорошо, есть ещё один способ (манит рукой)
  
   Сцена IX
   Троянский аэродром Илионово. Вряд стоят самолеты - скорее трипланы времен первой мировой. Гелен, Диомед с трилитроном и Одессий с палочкой подходят к одному триплану красного цвета с крестами Люфтваффе.
   Диомед Что это?
   Гелен Механические драконы. Это нам Арес через реку времени протянул. Как с Хроносом договорился, понятия не имею. Не поздоровилось бы вам, если б следующая битва состоялась.
   Одессий Когда там Агамемнон в очередной раз нападать планировал?
   Диомед Вроде в следующую пятницу.
   Гелен Эх, и почему только люди не летают как птицы? Наверное, потому что слишком много пьют. Кстати, на счет питья. Ну-ка дай сюда трилитрон.
   Диомед отдаёт.
   Одессий (тянется) Не отдавай!
   Диомед кладёт руку на кинжал - вооружился по легкому, по-воровски.
   Гелен Что вы волнуетесь? Стал бы я тогда все это затевать (глотает из трилитрона) Ик... Ах, как давно я к трилитрону не присасывался (глотает ещё) Впрочем, с горла советую не пить. Вы же новички в этом деле, у вас опыта нет. Возьмёте и выпьете всё, до капли... (достаёт раскладной кубок) Лучше наливать куда-нибудь (наливает и пьёт)
   Одессий Слышь, ты нам оставишь чего-нибудь?
   Гелен (выпивает) Вот же идиот. Спиритус в трилитроне бесконечен, если всё сразу не выпить (берёт ведро и переворачивает туда трилитрон, спиритус течёт змейкой)
   Одессий и Диомед в ужасе пялятся. Наконец, спиритус кончается, Гелен даже трясёт.
   Гелен Ой! Никогда так не делайте, ещё вытрясете последнюю каплю (переворачивает трилитрон и встряхивает) И снова мы имеем чистенький дневник, то есть, полненький кувшин...
   Диомед и Одессий удивлённые смотрят внутрь трилитрона.
   Гелен Инструкция понятна?
   Те кивают головой. Гелен швыряет трилитрон, Диомед бережно ловит, боясь уронить.
   Гелен Не бойся, не разобьётся!
   Диомед Не может быть.
   Гелен вырывает трилитрон и швыряет о землю - и хоть бы капля пролилась. Восхищённый Диомед поднимает, Одессий хлебает у него из рук. Крутится на месте, когда останавливается, волосы дыбом, рожа перекошена.
   Гелен Добро пожаловать в банду любителей спиритуса.
   Одессий Ик...
   Гелен А теперь я хочу...
   Одессий Ещё хочу! Ик...
   Диомед Не время, сначала надо убраться отсюда. По одному разу и хватит (пьёт из трилитрона)
   С Диомедом происходят те же метаморфозы, что и до того с Одессием.
   Гелен А теперь - на дракона. Управлять им просто - одна ручка для поворота и рычаг подачи топлива. Полезайте, а я раскручу винт.
   Одессий и Диомед садятся в триплан, Одессий впереди, на место пилота. Гелен раскручивает.
   Одессий (орёт) От винта!
   Гелен отскакивает, триплан выруливает на взлёт.
   Гелен (провожает, отвечая самому себе) Убить-убить?! Не всё на свете решается убийством. Ну, убил бы я их, так что с трилитроном один делал - из города сбежал, чтобы потом всю жизнь от Деифоба прятаться?! (поднимает ведро) На неделю должно хватить (уходит)
  
   Сцена X
   Где-то среди облаков.
   Одессий (горлопанит) Я хотел бы Икаром быть и над землей лететь! К солнцу, в снега! Я хотел бы ветра пускать, стоя в облаках! Но боги сказали мне - это мечты, и ничего в них нет! Вот и всё, что сказали они... (оборачивается к Диомеду) Наливай!
   Диомед Может, хватит уже? Слепой и пьяный пилот - что может быть хуже?
   Мимо на колеснице пролетает Гелий.
   Гелий Что вы здесь делаете, смертные?
   Одессий Бухаем! Если, хочешь, присоединяйся...
   Гелий Не откажусь (протягивает золотой кубок)
   Диомед наливает туда из трилитрона, заодно и Одессию - в баночку с-под майонеза.
   Одессий (чокается с Гелием) Ну, за свет в каждой квартире!
   Гелий Ик... Давно я не разговаривал со смертным, последним, кажется, был Икар. Да самолёт у него был несовершенной конструкции, развалился весь... Не то, что у вас.
   Диомед (в ужасе) Кажется, наш тоже начинает... Одессий, улетаем!
   Одессий (голосом пьяного) Не хочу я улетать! Ик... Какой прекрасный собутыльник! (тянет руку к Гелию) Скажи, ты меня уважаешь?
   Тут триплан падает.
   Гелий Эх, и почему только люди не летают, как птицы?
  
   Сцена XI
   На заднем плане - рухнувший триплан. Диомед и Одессий в копоти по пояс.
   Диомед Вставай и пошли. Нам ещё столько топать (оборачивается к Одессию спиной)
   Одессий (ноет) Хнык! Я старый больной человек.
   Диомед, не обращая внимания, удаляется. Одессий со злобой выхватывает кинжал и бросается Диомеду на спину. Промахивается, как всегда. Некоторое время, хрипя, катаются по земле. Наконец, Одессий поднимается с окровавленным кинжалом. Долго пытается вытащить трилитрон из рук Диомеда.
   Одессий (поднимает трилитрон в небо) Он мой! Он мой! (хохоча, убегает зигзагом)
   Ветер начинает засыпать тело Диомеда песком.
  
   Но я хочу, как Икар петь,
   И над землей лететь.
   Но так опасна и жарка
   Дорога в облака
  
   АКТ XXVII Падение Илиона
   Сцена I
   Утро в грическом лагере. К сортиру выстроилась огромная очередь. Сортир классического вида - этакая деревянная будка с окошком в виде сердечка и литерой "м". Первый в очереди Одессий. Дёргает ногами от нетерпения, держится за причинное место. По лицу вполне можно сказать, что он вчера весело провел время. За Одессием страдают остальные: Нестор, Аякс Мл., Калхас, Тевкр, Менелай в пижаме с бинтами, Капустник и гоплиты в шлемах.
   Тут раздаётся звук сливного бачка и из сортира выходит гоплит.
   Одессий Наконец-то (хочет зайти в сортир)
   Мимо очереди бежит Агамемнон.
   Агамемнон Поберегись! (отталкивает Одессия и забегает в сортир) Я первый!
   Одессий Почему без очереди?
   Агамемнон (из сортира) Мне можно - я тут самый главный (кряхтит)
   Мимо очереди проходит Идоменей, походкой от бедра. Все провожают взглядом. Заходит в сортир с другой стороны - там над дверью написана буква "ж".
   Идоменей (в дверях посылает всем воздушный поцелуй) Милые, меняйте ориентацию!
   Афена (выталкивает Идоменея) Занято!
   Агамемнон (приоткрывает дверцу) Кто-нибудь видел Диомеда? Он мне талант должен, а как отдавать - исчез, будто в Тартар провалился.
   Одессий Так я ему ножиком в спину ткнул. В пустыне валяется, не веришь - сходи проверь (держится за одно место)
   Агамемнон (закрывает дверцу) Вечно ты со своими шуточками...
   Некоторое время все страдают молча, слушая кряхтение Агамемнона.
   Агамемнон (приоткрывает дверцу) Слышь, Одессий, у тебя клочка папируса не найдётся?
   Одессий достаёт огромную папку и выуживает какой-то лист. Подаёт в щель Агамемнону.
   Агамемнон (из сортира) А что это?
   Одессий Я ж слепой от рождения, ты б ещё, что написано на заборе, у меня спросил.
   Агамемнон (хохочет) Ой, не могу, ой, не могу! Ты где этот папирус выкопал?
   Одессий (припоминая) Наследство от Паламеда, кажется... Точно, мы там у него в шатре пошарили, вот я туалетный папирус и приватизировал. В Аиде ж он ему не нужен.
   Агамемнон (хохочет) Да это не туалетный папирус вовсе! Это его дурацкие проекты! Ха-ха-ха-ха! (высовывает лист) Взгляните!
   Все смотрят и хохочут. Только Нестор задумчиво чешет подбородок.
   Одессий (теряя терпение) Да что там такое, Приап вас покрой?!
   Нестор (поясняет) Деревянный конь, полый внутри, чтобы спрятать там от пятнадцати до тридцати трех воинов. Фишка в том, чтоб троянцы поверили, что этот конь - дар богу Посейдону. Троянцы заносят коня в город, поближе к храму моря, ложатся спать, вот тут-то воины вылезают и...
   Одессий (хохочет, держась за живот) Ой, не могу! Бейте меня менады! Ну и приколист же был этот Паламед!
   Все хохочут.
   Нестор Зато, как смешно. Надо обязательно в летописях написать, чтоб потомки тоже посмеялись.
   Все хохочут ещё сильнее.
   Агамемнон (протягивает руку) Дай сюда этот проект, надо ж чем-то задницу подтереть.
   Наконец, Агамемнон выходит из сортира, и туда забегает Одессий.
  
   Сцена II
   Одессий заходит в шатер и в первую очередь бросается к сундуку. Достает трилитрон, гладит его, целует, наконец, пьёт. С головы валит пар. Вытирает губы и прячет трилитрон в сундук.
   Одессий (садится на землю) Гелен! Отзовись, троянский пьянчуга!
   Появляется изображение опухшего Гелена.
   Гелен Ну и что тебе ещё нужно? (берёт кубок и делает оттуда глоток)
   Одессий Это... типа, а что делать дальше?
   Гелен Как, что?! Мать твою! Все условия соблюдены! Идти и разрушать Трою, чтоб такого тупого между Сциллой и Харибдой разорвало!
   Одессий Не ругайся ты там. Не забывай у кого трилитрон. Как нам взять Трою?
   Гелен Я просто дивлюсь, какие все данайцы тупые. Да, как угодно! Хоть со стороны гавани по мелководью, хоть на триерах, хоть с суши, там у нас стена только наполовину построена.
   Одессий Как это наполовину?
   Гелен А вот так. В одном месте есть стена, в другом нету. Думаешь, мы со злобы Посейдону за работу не заплатили? Схалтурил наш милый бог.
   Одессий Неужели всё так просто? Зачем мы тогда стояли под стенами десять лет?
   Гелен Ха! Если б у троянцев был трилитрон, ни одна армия б не взяла их город, хоть один проём в стене был, хоть тридцать три.
   Одессий Кажется, я понял. Нужно просто прийти и взять то, что плохо лежит. Ха!
   Гелен Лучше ударить ночью, так вас не увидят дозорные, и все троянцы будут спать.
   Одессий (возмущённо) Но это не по правилам. Мы никогда не воевали ночью.
   Гелен А вы попробуйте. Гораздо приятнее, чем днём, и главное - безопасней.
   Одессий А боги? Они не вмешаются? За всю эту войну я понял, они ох как не хотят, чтоб она закончилась.
   Гелен (смеётся) Богам сейчас не до этого. Они с Мировым Злом борются, этот змей уже половину Олимпа пожрал. Собирайтесь завтра в полночь у стены с востока, я подам знак, в каком месте находится пролом.
  
   Сцена III
   Ночь. Грическое войско ждёт во всеоружии.
   Агамемнон (Одессию) Но мы никогда не воевали ночью, это не нравится богам, потому что они с Олимпа ничего не видят.
   Одессий Ты ведь хочешь, чтоб эта война закончилась? Тогда слушай меня и не задавай глупых вопросов.
   Агамемнон Ах, спасибо, Одессий, что ты распоряжаешься мною, главнокомандующим.
   Одессий А теперь я обращусь к войску.
   Агамемнон (обиженно) Что? Но это моя обязанность обращаться к войску.
   Одессий Ничего, потерпишь один раз (гоплитам) Ну-ка, поднимите меня.
   Гоплиты поднимают, но к Трое передом, а к войску задом.
   Одессий Войны Гриции!
   Агамемнон (гоплитам) Разверните, разверните.
   Одессия разворачивают.
   Одессий Войны Гриции, сегодня наступила ваша ночь! И ваша Троя! Бейте, убивайте, грабьте, насилуйте! Мужчин - на копьё, детей - в костёр, женщин - на похоть! С нами трилитрон! (высоко поднимает трилитрон над головой) Сегодня Трое не устоять!
   Все войско радостно вопит. На троянской стене на заднем плане кто-то размахивает факелом.
   Одессий Это сигнал! Вперёд! Сокрушим этих варваров!
   Все устремляются в атаку, Одессий не удерживается на плечах гоплитов и падает на землю.
  
   Сцена IV
   Приам просыпается среди ночи и нюхает воздух... Идёт к окну в тронном зале, распахивает шторы и застывает. Троя за окном залита заревом пожара.
   Приам Великолепно! Какой изумительный фейерверк! (прыгает, хлопая в ладоши)
   Вбегает Полит.
   Полит Отец! Нужно спасаться! Все наши уходят по подземному ходу на гору Ида. Их ведет Эней. Поспешим и мы, пока сюда не явились данайцы!
   Приам Что?! Да кто ты такой, чтоб царём командовать?!
   Полит (чуть не плача) Отец! У нас нет времени, скоро здесь будут данайцы! (тянет за руку)
   Появляется Неоптолик и ещё куча гоплитов-мирмидонян.
   Неоптолик (зло скалит окровавленный рот) Приам, бывший царь Трои! Ха-ха-ха! Твоя голова послужит достойным украшением на могиле моего отца - Ахиллеса. Убейте его!
   Полит (с обнажённым мечом) Нет! Вам не пройти! Беги, отец, спасайся!
   Дерутся, Полит пятится, отбивая удары. Приам садится на трон и хлопает в ладоши.
   Приам Вот это представление!
   Полита тычут несколько раз мечами, и он падает на колени.
   Неоптолик (протягивает руку) Копьё!
   Ему подают. Неоптолик кидает в Полита и пронзает его в спину. Умирающий Полит ползет к хохочущему Приаму, оставляя за собой кровавый след. Неожиданно Приам бледнеет.
   Приам (недоверчиво) Полит? Сынок?
   Неоптолик А почему это чмо до сих пор на троне?
   Приам (хватает копьё и кидает в Неоптолика) Получи, убийца моего сына!
   Один мирмидонянин заслоняет Неоптолика и падает сраженный. Остальные бросаются на Приама, стаскивают его с трона и избивают. Неоптолик садится на трон и хохочет, дрыгая ногами.
   Наконец, один мирмидонянин выхватывает меч и приставляет его к горлу Приама. Вопросительно смотрит на Неоптолика.
   Неоптолик (злобно) Убить!
   Гоплит рубит Приаму голову и подает её Неоптолику. Неоптолик хохочет, держа в руках голову.
   Появляется ещё один гоплит.
   Гоплит (становится на колено) Господин! Нам сообщили, что все наши подтягиваются к дому Деифоба - там троянская казна.
   Неоптолик (вскакивает и швыряет голову гоплиту) Вперёд! К дому Деифоба, может нам перепадет ещё немножко троянской крови (уходит) Дворец - сжечь! Пленников и ценности - в лагерь!
  
   Сцена V
   Менелай и Одессий во главе гоплитов идут по коридору мимо клетки с Еленой. Елена прыгает на решётку и скалит зубы.
   Менелай (в шоке останавливается и показывает на Елену пальцем) Э... мэ... гэ...
   Одессий Что ты там увидел? Подумаешь, сумасшедшая какая-то... (неожиданно всматривается, потом снимает очки и протирает) Чтоб мне медузу Горгону увидеть! Это ж... это ж... мы все когда-то к ней сватались. Какой ужас! Откройте клетку, только держите её крепко, чтоб не покусала.
   Гоплиты открывают клетку и хватают Елену за руки. Сзади появляется Африка и разглаживает Елене волосы.
   Менелай (хрипит) Нэ-э-э! Мэ-э-э! (поднимает копьё)
   Африка направляет на Менелая палец, будто собралась стрелять, и Менелай опускает копьё.
   Менелай (чуть не плачет) Нэ-э! Гэ-э-э! (опять поднимает копьё)
   Африка повторяет движение. Так продолжается некоторое время. Появляется Афена и отталкивает Африку.
   Афена Уйди, шоколадка! Теперь моя очередь (суёт оливку в рот Елене) Оливка съедается, разум возвращается. Оливка съедается, разум возвращается.
   Елена выворачивается и кусает её за руку.
   Афена Вау! (командует) На корабль её! Я с ней потом разберусь.
  
   Сцена VI
   Дом Деифоба горит, также как и все остальные здания вокруг.
   Агамемнон (орёт в небо) Сжечь Трою! Всё сжечь! Чтоб ни дома, ни сарая, ни собачей конуры не осталось! Сжечь! Все сжечь!
   Из окна горящего дома высовываются Одессий и Менелай.
   Одессий Прими подарок, царь Агамемнон (бросает тело Деифоба)
   Агамемнон подходит к Деифобу и ставит ему на грудь ногу. Гоплиты вокруг воют от восторга. Деифоб ещё жив - хрипит в агонии.
  
   Сцена VII
   Троя продолжает гореть. Огонь подточил бронзовую статую Гектора, и она падает. Удивительно, как это остались целы храмы? Впрочем, общеизвестно, что огнём управляет Гефест - как он мог себе такое позволить - спалить чужие храмы? Слева направо храмы: Аполлон, Африка, Зивис, Афена, Арес, Артемида, Гераника. Не помогли эти боги Трое, некоторые вообще стремились её разрушить.
   Вокруг стоны убиваемых, крики. Появляется Кася и, оглядываясь, забегает в храм Афены. За ней, мрачно ухмыляясь, наблюдает Аякс Мл. Бежит к храму и распахивает дверь.
   Кася (молится) О, девственница Афена Паллада! Позволь и мне сохранить свою невинность, не отдай поруганию данайских солдат, подлых насильников.
   Аякс Мл. Мадам! Вы-то мне и нужны!
   Кася Мадемуазель, кстати.
   Аякс Мл. Тогда тем более нужны. И вообще, тем лучше. Сейчас вы узнаете, что такое любовь настоящего Аякса (расстегивает пояс)
   Кася (горячо молится) Милости прошу, богиня Афена Паллада, защити меня от похоти этого мужчины.
   Аякс Мл. (смеётся) Ха-ха-ха! Неужели ты подумала, что какая-то Афена защитит тебя. Я часто насиловал пифий возле их алтарей, и, как видишь, жив и почти здоров, может только ранен чуть-чуть.
   Бросается на Касю. Некоторое время борются. За это время Аякс Мл. успевает порвать Касе не только пеплос, но ещё и нижнюю тунику. Аякс Мл. уже собирается делать своё чёрное дело, как вдруг поднимает глаза и замечает укоризненный взгляд Афены. В смысле статуи Афены.
   Аякс Мл. Совестишь, да? Сама ведь набрала нас в это войско, сама призвала на эту войну. И что теперь - лишаешь заслуженной добычи. Ладно, тебе не нравится, что я насилую эту девку в храме, что ж - я вытяну её отсюда.
   Аякс Мл. вскакивает, хватает Касю за ноги и тащит к выходу из храма. Кася кричит и цепляется за статую Афены. Что ж - Аякс Мл. вытаскивает её на улицу вместе со статуей. Причем статуя волочится по полу, у неё отваливаются голова и руки.
   На храмовой площади. Аякс Мл. прыгает на Касю, чтобы её изнасиловать. Здесь же - Агамемнон, Менелай, Нестор, Одессий и прочие. Смотрят с ужасом на поверженную статую.
   Нестор Какой ужас, какое святотатство!
   Агамемнон махает рукой и Аякса Мл. оттаскивают от Каси. Кася в шоке на всех смотрит.
   Агамемнон (Касе) Скажи, дева, он не повредил тебе ничем... в храме Афены Девственницы?
   Кася (отрицательно машет головой) Нет, не успел...
   Агамемнон (вытирает пот) Фу, слава богу... Ну, вне храма можно.
   Аякс Мл. злобно ухмыляется.
   Гелен (расталкивает всех и выходит на передний план) Это Кассандра, моя сестра (Агамемнону) Великий царь, ты сказал, что помилуешь меня и Кассандру.
   Агамемнон (хватается за сердце) Это и есть Кассандра? Ах, Кассандра, моя тайная любовь! (гоплитам) Отведите деву на мою триеру.
   Гоплиты подхватывают Касю и уводят.
   Агамемнон (Аяксу Мл.) Ну и что мне с тобой делать, осквернитель храмов?
   Разбитая статуя Афены приходит в себя. Сначала к ней прирастают руки, потом голова.
   Афена (встаёт и трясёт головой, Агамемнону) Советую его прикончить (держится рукой за горло)
   Аякс Мл. (пятится, лепеча) Великий царь, я ж не знал, что это твоя тайная любовь. Зачем меня убивать ради этой ошибки? (становится на колени и протягивает руки) Пожалуйста, оставь мне жизнь.
   Афена (Агамемнону) Дело не в том. Этот гад разбил мою статую (показывает, а статуи-то и нет)
   Агамемнон (Афене) Богиня, не могу ж я убивать всех подряд (Аяксу Мл.) Не волнуйся, воин, тебе ничего не угрожает, но впредь будь поосторожнее с богами.
   Афена (Агамемнону) Я тебя предупреждаю, смертный. Отныне я не дам за твою жизнь и ломанного обола. А желающих покончить с тобой выше крыши, так что (указывает на Аякса Мл.) Лучше убей его.
   Агамемнон Нет. Я не буду убивать своих лучших воинов ради какой-то прихоти.
   Аякс Мл. показывает Афене язык.
   Афена (Аяксу Мл.) Не думай, что ты избежал мести богов. Жить тебе осталось не больше месяца (Агамемнону) Тебе жить немножко побольше, но всего лишь чуть-чуть.
   Агамемнон Знаешь ли ты, сколько мне богинь угрожало смертью? Вон пошла, чтоб я тебя больше не видел! Отправляйся на свой Олимп!
   Афена (злобно) Тебе никогда ещё не угрожала богиня Афена Паллада (исчезает)
  
   Сцена VIII
   Совет грических вождей прямо в Трое, возле городской стены. С внутренней стороны.
   Агамемнон Нет, я должен быть уверен, что никто не покусится на моих сыновей и дочерей через каких-то двадцать лет. Вы уверены, что все потомки Приама мужского полу погибли?
   Одессий (поднимает руку) Во-первых, жив Эней, он теперь возглавляет силы троянцев. Но он только племянник Приама. Ещё ушёл Полидор, его младший сын.
   Агамемнон (в ужасе закрывается подушкой) Нет, только не это. Этот Полидор захочет мстить и всех нас убьёт.
   Одессий (хитро) О, не волнуйся, храбрейший из царей. Полидор во Фракии, у своей сестры Илионы, жены царя Полиместора. Так вот, я отправил к Полиместору послов. Если он не убьёт Полидора, его песенка спета. Поверь, за этим дело не станет. Кто ж теперь сможет противиться Микенскому царю, хозяину всей Азии.
   Агамемнон выпрямляется на троне.
   Одессий Есть ещё один.
   Агамемнон (в ужасе) Кто?
   Гелен (встревает) Астианакт, сын Гектора и Андромахи.
   Одессий Да ему от роду где-то год. Никто из нас не решился решить его судьбу. Оставили эту задачу тебе, великий царь.
   Агамемнон Что?! Вы разве не слышали мой предыдущий приказ - всех троянских царевичей мужского полу убить! Так вот, я его повторяю: всех троянских царевичей мужского полу убить!
   Все сидят, задумавшись.
   Нестор Верное решение, конечно. Вспомните, что было с Приамом, когда его пощадил Геракл. Из-за этого мы все с вами торчали здесь более десяти лет. А вдруг и нашим детям такое предстоит, если мы пощадим Астианакта.
   Идоменей (с пилочкой для ногтей) Всё верно, милые, всё правильно. Только кто будет убивать Астианакта, сына Гектора? Лично я пас. Ни за что.
   Одессий (смеётся) Ха-ха-ха! Неужели, моральные принципы взыграли? Что ж, если вы все такие принципиальные, я согласен сам покончить с единственным сыном грозы гриков Гектора.
   Неоптолик (поднимается) А почему ты? Чуть что так сразу Одессий, Одессий. Я тоже хочу покончить с букашкой - сыном врага моего отца.
   Одессий (зло) Да кто ты такой?! Нет, ну кто ты такой? Я, и только я покончу с Астианактом.
   Неоптолик (тычет себя в грудь) Нет, я! Я жажду ещё крови, а война уже закончилась. Какая жалость. Ух, кого бы убить?! Хоть беззащитного младенца порешу!
   Одессий Это я беззащитного младенца порешу!
   Агамемнон Отлично. Вон сколько желающих. Ну-ка, скатерть самодранка... Среди чьих там пленников оказался Астианакт, сын Гектора?
   Нестор (смотрит в рукопись) Он и его мать Андромаха попали к мирмидонянам Неоптолика.
   Агамемнон Неоптоплик, ты позволишь распорядиться? (гоплитам) Забрать у Андромахи, рабыни Неоптолика, её сына Астианакта и принести сюда.
   Гоплит А если?
   Агамемнон А если не отдаст - дать в ухо и привязать к мачте триеры, а потом наградить двадцатью плетьми.
   Гелен Эй, не лихо ли? Бедная женщина не выдержит.
   Агамемнон Ну ладно, я сегодня добрый - десять плетей.
  
   Сцена IX
   Гоплит приносит младенца-Астианакта на совет вождей.
   Агамемнон Ну, что там Андромаха?
   Гоплит Получила десять плетей и воет у мачты.
   Агамемнон (берёт на руки Астианакта) Агу, маленький. А у врага Агамемнона конфетка есть, дать? (Астианакт кусает его за палец) Ва-у!
   Одессий (выхватывает ребёнка из рук Агамемнона) Я с ним покончу, что тут мульку тянуть?
   Неоптолик (выхватывает ребёнка из рук Одессия) Нет, я с ним покончу. А ты вообще, свалил отсюда нафиг.
   Одессий (тянет ребёнка за ноги на себя) Что?! Да кто ты такой?! Это я - самый жестокий и беспринципный в грическом войске.
   Неоптолик (тянет Астианакта) Кто тебе такое сказал? Ты был самым жестоким и беспринципным, пока я не приехал. Поэтому дай сюда тело!
   Перетягивают младенца, тот кричит.
   Агамемнон (наблюдает за этой картиной) Ну, вы уж как-нибудь решайте, кто именно.
   Одессий (тянет Астианакта за ноги) Я! Я убью его!
   Неоптолик (тянет Астианакта за руки) Нет, я! Только я достоин убить сына врага моего отца!
   Агамемнон (хлопает в ладоши) Хорошо, раз никто никому не хочет уступать, убивайте двое одновременно.
   Одессий и Неоптолик переглядываются. Тащат Астианакта к троянской стене. Одессий за ноги, Неоптолик за руки. Астианакт плачет. Убийцы раскачивают тело младенца и бросают его вниз, со стены.
   Одессий (снимает очки и делает вид, что смотрит вниз) Хана, с тридцати метров ещё никто не выживал, особенно младенцы сопливые.
   Бол.Медведица (ловит Астианакта) Что? Опять? (обнюхивает) Да сколько уже можно детей скидывать? Ну, пойдем, малыш, я воспитаю тебя и когда-нибудь, может быть, ты станешь царем этого города (уносит Астианакта)
  
   Сцена X
   Грические корабли раздувают паруса, готовые к отплытию. Все собрались возле молящегося Гелена. Смотрят с тревогой. Наконец, Гелен поднимается, все на него вопросительно смотрят.
   Гелен Ну, что я вам скажу, боги очень злы, непонятно почему. Лично я бы не рискнул выходить в море...
   Менелай Бу-бу-бу... шу-шу-шу... му-му-му...
   Гелен Сам такой, я знаю, о чем говорю!
   Менелай Ха-ха-ха... Я... уплы... ватэ... Но сна.. чала... (Одессию) Трилитрон мне отдай! Оно моё!
   Одессий (прижимает трилитрон) Чего? Вали отсюда, пока не накостыляли.
   Менелай смотрит на Агамемнона.
   Агамемнон Да-да, вали. Одессий добыл трилитрон, он ему и достанется.
   Менелай плюёт и уходит.
   Агамемнон Стой, брат! Подумаешь, трилитрон! Слушай прорицателя, или вообще умрёшь. Эх, ушёл (Гелену) Но почему боги прогневались? Может, мы как-нибудь их умилостивим? Принесём кого-нибудь в жертву.
   Появляется Ахиллес, вернее его дух...
   Неоптолик (бросается к нему) Папаня!
   Ахиллес (отстраняет его) Я тебя не знаю (Агамемнону) Помнишь ли ты меня, царь Агамемнон?
   Агамемнон (в ужасе) Д-да, помню. Как такое забудешь?
   Ахиллес Вот что я тебе скажу, Агамемнон. Боги в гневе и никто не доберётся до дому... Ни те, кто вместе с Менелаем поплыл на кораблях, ни вы, собравшиеся идти посуху...
   Агамемнон (недоумённо) Разве мы собрались идти посуху?
   Гелен Это кстати, идея, как это мы только раньше не додумались... с Одессием, он ведь тут самый умный.
   Ахиллес (злобно) Так вот - вы все тоже не дойдете, это я вам гарантирую.
   Агамемнон Но... э... как тебя там? Почему ты так разгневан? Что мы можем сделать, чтобы ты сменил свой гнев на милость.
   Ахиллес Хорошо. Вы должны убить всех моих убийц. И окропить их кровью мой алтарь.
   Агамемнон Но Парис, Деифоб и Полит уже мертвы. Не говоря уже об Аяксе Старшем (в ужасе) Или ты имеешь в виду бога Апполона?
   Ахиллес Нет, идиот, я имею в виду Поликсену, твою пленницу. Убейте Поликсену на моей могиле и я обеспечу вам благоприятную дорогу по суше.
   Агамемнон Но... Ахиллес... Зачем тебе такая жертва? Понимаешь, мои отношения с Кассандрой стали только налаживаться, а тут если я прикажу убить её сестру, как она ко мне будет относиться?
   Ахиллес А мне плевать, я хочу посмотреть в глаза этой изменницы, хочу увидеть её в царстве мертвых.
   Неоптолик (встревает) А что там рассуждать? Нужно выполнять все, как велит папаша. Эй, гоплиты, тащите Поликсену, рабыню Агамемнона, к могиле Ахиллеса, где уже валяются тела Приама, Полита и Деифоба... Хи-хи, сейчас и Поликсена составит им компанию.
  
   Сцена XI
   Поликсену ведут к кургану Ахиллеса. В подножии действительно валяется множество тел убитых, но кто из них Приам, кто Деифоб, кто Полит, разобрать невозможно. Поликсена идёт, понурив голову. Избитая, босая, в изорванных одеждах. А у вершины её ждёт Неоптолик с обнажённым мечом. Наконец, её доводят.
   Поликсена отрешённо смотрит на Неоптолика, потом медленно обнажает грудь.
   Поликсена (распахнув полностью, монотонно) Девочкой своею ты меня назови, а потом обними, а потом уби. В грудь мою бронзу ты воткни. Ни о чем не жалей и убей просто так (зажмуривается)
   Неоптолик (отшатывается) Что б меня в храме Аполлона замочили. Не могу я так, она слишком красива. Я к ней даже похоть испытывать начал.
   Одессий Не говори ерунды. Какая похоть в твои десять лет с хвостиком. Ну, давай я тебе помогу (встаёт за спиной Неоптолика и берёт его руку с мечом в свою) Ну-ну, вот так (как бы управляя рукой Неоптолика вонзает меч в грудь Поликсены) Вот и всё, а ты боялся.
   Поликсена падает.
   Одессий (зовёт) Эй, Ахиллес... или как там тебя? Мы теперь можем отправляться в путь?
   Ахиллес (проявляется возле тела Поликсены, с окровавленным ртом) Да, безопасность на сухопутном пути через Гелеспонт, Фракию и Македонию я гарантирую.
  
   Сцена XII
   Агамемнон смотрит, как разгружают корабль. Вокруг валяются неубранные тела троянцев, один даже плавает в водах, совсем юный. А с корабля всё выносят и выносят троянские сокровища.
   Агамемнон (ворчит) Ну вот, столько добра на плечах тащи.
   Выводят Касю.
   Агамемнон Постой, дева! Я хочу сказать тебе, что люблю тебя самой безнадежной любовью (становится на колено) Стань моей женой и царицей моего царства. Конечно, у меня уже есть жена - Клитеместра, но я прогоню её, Зивисом клянусь (как бы в подтверждение гремит гром)
   Кася Ты действительно меня любишь?
   Агамемнон (с жаром) Да! Да!
   Кася И ты будешь верить моим предсказаниям?
   Агамемнон Конечно, буду так верить, как никто не верит.
   Кася закатывает глаза и трясётся в руках гоплитов. Те смотрят с отвращением.
   Кася (придя в себя, в ужасе) О, царь Агамемнон, пожалуйста, не вези меня к себе в Микены. Там мне грозит гибель, и тебе тоже, кстати.
   Агамемнон (смеётся) Ха-ха-ха! Хорошая шутка. Не бойся, ни мне, ни тебе, ничего не угрожает (махает гоплитам, чтоб увели Касю)
   Кася (кричит) Прислушайся к моим словам! Тебя убьют в Микенах! (плачет) И меня вместе с тобой.
   Касю уводят. С корабля сходит Гекуба, её сопровождает парочка гоплитов. Бывшая царица Трои гордо проходит мимо Агамемнона, как вдруг замечает, чьё тело плавает в море.
   Гекуба (бросается к утопленнику) Полидор! Сынок мой последний! О, горе матери, сына потерявшей! (плачет, обнимая тело) О, сынок мой!
   Агамемнон (подходит ближе) Это действительно был твой сын?
   Гекуба Да! Это Полидор, давно Приам послал его к нашей дочери Илионе и её мужу Полиместору. Но коварен был Полиместор, убил Полидора (ожесточившись) Царь Агамемнон, позволь мне отомстить Полиместору и его сыновьям.
   Агамемнон (в ужасе) Но это же твои внуки и твой зять. Ты хочешь оставить дочь вдовой?! Опомнись, старуха! Как было поступить Полиместру, когда Одессий от моего имени приказал убить твоего сына?
   Гекуба (бросается к нему) Нет! Я хочу отомстить!
   Агамемнон Держите эту сумасшедшую! Свихнулась вслед за мужем на почве алкоголизма.
   Но Гекуба вырывается и бежит в сторону моря. Некоторое время её преследуют, пока она не уплывает. А гоплиты? Не могли же они плыть за ней в своих доспехах.
   Агамемнон (махает рукой) Пусть топится, кому нужна эта идиотка.
   Появляется Одессий с трилитроном.
   Одессий Нужно срочно уплывать. Причем, прямо сейчас. Эней собрал троянцев и, горя местью, собирается напасть на нас. Боюсь, нам не поздоровится.
   Агамемнон Ты что, тоже из-за алкоголизма помешался? Что нам могут сделать какие-то сбежавшие троянцы? Сам их бойся, раз такой трус.
   Одессий Да боюсь, и не стесняюсь этого. Поэтому я уплываю.
   Агамемнон Но Ахиллес ведь обещал, что только путь по суше будет безопасным.
   Одессий А мне плевать на какого-то Ахиллеса. Я презирал, когда он был жив, и Гадес меня побери, если буду бояться его мёртвого. Всё, я ухожу (и, действительно, уходит, унося трилитрон)
   Агамемнон (смотрит на оставшихся) Но вы хоть со мной?
   Нестор Пока до родины не добрался.
   Агамемнон (Гелену) А ты, прорицатель?
   Гелен Что? Я? Нет, спасибо. С тобой очень опасно. Я лучше... (оглядывается кругом, но бесполезно, остальные - Идоменей, Аякс Мл., Тевкр, Калхас, Капустник с головой Махаона - уплыли вместе с Менелаем) С Неоптоликом... (обнимает Неоптолика за плечи) Я пойду с Неоптоликом и его мирмидонянами. Пока... (быстренько уводит Неоптолика)
   Нестор Подождите! Я с вами! (убегает)
   Агамемнон Стойте! (окружающим гоплитам) Что ж это получается? Я один остался? А если впрямь троянцы нагрянут? Нет, мы тоже уходим (уходит, за ним идут все остальные)
  
   Послесловие
   Тяжек и долог был путь гриков на родину... некоторых гриков.
   Те, кто не поддался первому желанию плыть на кораблях против воли богов, благополучно достигли родного берега. Так бывший бригадный генерал Нестор попал на родину в Пилос и там дожил свой век.
   Неоптолик и Гелен дошли до царства Пелея Фтии, ну и навели там шороха. Впрочем, вскоре им пришлось несладко, бежали бедняги в Эпир, где и остались до конца жизни. Гелен умер в глубокой старости, окружённый сыновьями от Андромахи, бывшей жены Гектора, и внуками. Неоптолика, которого уже все называли Неоптолемом, убили в расцвете юности жрецы Аполлона - слишком многого потребовал от бога сын Ахиллеса.
   Агамемнон и Кассандра благополучно добрались до Микен... чтобы сразу же погибнуть от рук Клитеместры и Эгисфа. Что ж, не защищала Афена больше бывшего главнокомандующего.
   Благополучно достиг родины Подаллирий - Капустник, неизвестно только, куда он дел голову профессора Махаона.
   Лишения гриков, плывших морем, не поддаются исчислению. Отец Паламеда Навплий, горя местью, зажег ложные маяки на побережье Эвбеи. Те, кто не утонул, а высадился на берег, погиб от эвбейского копья.
   Идоменею относительно повезло, впрочем, критяне его сразу же прогнали со своего острова.
   И Тевкра не пустили на родной Саламин. Его отец, престарелый Теламон, участник ещё первой Троянской войны, наверное, больше любил Аякса Старшего. Не позволяя сойти на берег, Тевкра осудили на изгнание.
   Менелай и Елена странствовали восемь лет, побывали на Кипре, в Финикии, Эфиопии, Ливии и Египте, но всё же чтобы благополучно вернуться в Спарту.
   Безумный прорицатель Калхас, внук Аполлона, тоже успешно вернулся домой, но там встретил прорицателя, более безумного, чем сам. Так и умер с расстройства, что кто-то переплюнул его - в предсказаниях, или в безумствах.
   Судьба Аякса Младшего самая ужасная - его корабль разбила буря, посланная Афеной Палладой. Погубить Аякса ей помог сам бог Посейдон.
   Ну, а трилитрон ещё долго плавал вместе с Одессием по разным морям. Куда его дел великий слепой, известно лишь богам.
   Троянцы во главе с Энеем нашли новую родину в Италии, в области Лаций. Позже на месте их поселения возник город Рим.
   Олимпийские боги ещё долго правили на Олимпе. Постепенно теряя власть в Гриции, они, поменяв паспорта, перебрались в Рим. До гибели богов оставалось ещё долго, очень долго по человеческим меркам, но для бессмертных богов эти столетия прилетели, как мгновения. И вот небожители отныне узники Тартара, сидят в одной камере со свергнутыми ими титанами и дожидаются тех, кто последует за ними.
  
   Ноябрь 2003г. - январь 2005г., Солигорск
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 2.63*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Богатова "Ведьма для Чудовища. Часть 2"(Любовное фэнтези) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) А.Вичурин "Ник "Бот@ник""(Постапокалипсис) К.Тумас "Генеральный эксперимент"(Научная фантастика) А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"