Варов Сергей Юрьевич : другие произведения.

Осколки чудес

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Осколки чудес.

  
   Сентябрь четвертого года. Счастливая улыбка на лице Янки предвещает долгожданный пропуск в нирвану. Ненадолго. Вечное блаженство нам пока не грозит - не заработали. Поэтому пока ограничиваемся двухдневным отпуском. Электричка неспешно перебирает колесами, а я пытаюсь сочинить какое-нибудь глупое стихотворение. Умное вряд ли получится: для этого надо вывернуть душу наизнанку, соскрести оттуда всю гадость и вылить ее на бумагу. Но в том то и дело, что гадость с изнанки куда-то испарилась - впервые за пару месяцев. За окном проплывают нестройные ряды деревьев, где-то вдали серебрится Кама, а ручка сама выводит на клочке бумаги:
  

Медленно скользящий поезд. На сиденье сладкий сон.

Может, путь мой не окончится - я не выйду на перрон.

Может, больше я не буду дни впустую прожигать...

Только снова остановка не дает мне дописать.

  
   И, действительно, последнюю строчку дописываю уже в тамбуре. Почему-то это дурацкое стихотворение кажется мне верхом совершенства. Наверное, в этих четырех строчках отражается наше удивительное настроение. Просто бывает так, что все проблемы внезапно заканчиваются. А ты по-детски веришь, что завтрашний день принесет еще больше радости.
   Самое интересное, что так и случается. В воскресенье нам кажется, что мы способны перевернуть мир. На улице бесчинствует ветер, а мы, вместо того чтобы искать убежище от стихии, вбираем ее в себя. Подзаряжаемся на долгую, счастливую жизнь...
   А в понедельник отпуск заканчивается, и тяжелая кувалда проблем вновь опускается на наши головы. Но вместе с проблемами приходят чудеса...
  
   Тот воскресный вечер до сих пор стоит перед моими глазами. Мы с Янкой стали катализаторами удивительных событий. Все началось с детской шалости.
   Мы вышли на станцию позже - я хотел показать Янке мост. Кроме того, мне пришла в голову бредовая идея: перейти его с закрытыми глазами. Прекрасно понимая, что "чужими путями можно ходить только на послеобеденную прогулку", - я все-таки решил попробовать. На то было ряд причин: ветреная погода, отсутствие людей, впечатление от прочитанной книжки и, разумеется, гигантская заноза в одном пикантном месте.
   Не долго думая, мы поднялись по ступенькам. Одной рукой Янка взялась за перила, другой за меня. Мы переглянулись, глубоко вздохнули, закрыли глаза и пошли.
   Ходить по мосту с закрытыми глазами, мягко говоря, сомнительное удовольствие. Такое ощущение, что ступаешь прямо по воздуху. Нет, теоретически ты знаешь, что под ногами твердая поверхность. Но почему-то с каждым шагом мысленно готовишься полететь в бездну. Мне очень хотелось завопить во всю глотку, но я не имел права поддаваться панике. Рядом со мной шла Янка, и я считал своим долгом уберечь ее от любой опасности. Сам это развлечение придумал, значит, и ответственность на мне.
   Когда мы шли по мосту, мое сознание как бы разделилось на две части. С одной стороны, мне хотелось, чтоб наша шутка не имела никаких последствий. Но, с другой стороны, все мое тело требовало чуда. И смутная надежда постепенно перерождалась в твердую уверенность, что мы придем не туда, куда надо. За мостом окажется не наш город, а какой-то другой, хотя и весьма похожий. Такая перспектива пугала, но в тоже время завораживала.
   Янка почувствовала, что перила кончились, и мы открыли глаза. То ли к сожалению, то ли к счастью, пейзаж оказался вполне привычным. Мы остановились перед самой лестницей - мост был успешно пройден. Где-то наверху мелькнула зеленая фигурка - это меня несколько насторожило. Мне казалось, что мы - единственные представители человечества, вышедшие на этой остановке. Впрочем, может, я просто был невнимателен.
   По лестнице поднялись довольно быстро. Ничего из ряда вон выходящего с нами не произошло, но мы не расстроились - не все сразу. Автобусная остановка оказалась довольно близко от станции, так что нам не пришлось долго блуждать по неприветливым подворотням. Маршрутка тоже пришла на удивление быстро.
   Янке надо было в общагу, а мне домой, но я решил проехаться с ней - на всякий случай. Воображение уже и так рисовало мне черт-те что. Например, приезжаю я домой, а ключ к дверям не подходит. Или еще круче: родители спрашивают: "А вы к кому, молодой человек?" Такая перспектива не очень радовала хотя бы потому, что у меня в кармане было всего пятьдесят рублей, а где взять денег в чужом городе, я, честно говоря, не очень представлял. Янка тоже периодически хмурилась - вряд ли в ее голове мелькали радужные мысли.
   Но реальность начала играть с нами вполне безобидно: ее первые выходки были настолько забавными, что тот воскресный вечер я до сих пор вспоминаю с улыбкой. Во-первых, нас совершенно проигнорировал кондуктор, хотя народу в автобусе было немного и не заметить нас было практически невозможно. Конечно, может, девушка просто устала, и ее внимание окончательно притупилось. Но все к лучшему. Когда денег катастрофически мало, то сэкономленная десятка весьма поднимает настроение.
   Потом в автобус зашла пожилая парочка с огромными рюкзаками, из которых торчали громадные корни каких-то растений. Что это они там решили посадить в конце сентября, для меня до сих пор загадка. А самое главное: откуда они это выкопали, если оно периодически шевелилось? Мы оба обратили внимание на эти щупальца - поэтому вариант с временным помешательством отпадает. А пить нам было элементарно не на что...
   На Гознаке я решил выйти, потому что стало ясно, что чудеса имеют вполне безобидный характер. Мы договорились созвониться где-то в районе полуночи и поделиться впечатлениями.
   Если подробно пересказать все, что я увидел за этот вечер, то придется исписать страниц двадцать, поэтому не буду останавливаться на мелочах, а расскажу о том, что шокировало мою неокрепшую психику больше всего.
   47-ой приходится ждать долго, и тот воскресный вечер не стал исключением. Я стоял на остановке и разглядывал театральные афиши. В павильоне до семи вечера работает билетная касса, так что плакатов там уйма. И на одном из них была нарисована эмблема "Нашего Радио". Но частота была вовсе не 100 FM, а 104,3. Я долго пилил взглядом этот плакат и никак не мог понять, как такое может быть. На опечатку не похоже. Предположил, что плакат привезли из другого города. Да, но реклама-то пермская.
   Вечером рассказал об этом Янке, и она мне радостно сообщила, что приемник как раз на этой волне "Наше Радио" и ловит.
   Еще всю дорогу домой меня преследовал зеленый цвет: то ларек зеленый мимо проскочит, то машина зеленая проедет, то какое-нибудь дурацкое объявление зеленью отсветит. А на остановке вообще целую полосу зеленого цвета удалось заметить. Книжный магазин, машина, светофор, плакат, ларек. Поворачиваюсь в другую сторону - мальчик зеленую жвачку надувает. Я чуть смехом не подавился.
   Радостным голосом поведал Янке об этом цветовом открытии, спрашиваю:
   - А у тебя как?
   Она мне:
   - Ты на небо смотрел? Здесь небо другое.
   Подбежал к окну и обомлел. По-другому и не скажешь - другое. Доигрались, одним словом.
  
   А потом наступил понедельник, и шутки реальности приняли какой-то садистский характер. Янку попросили из общаги. Хотя до этого была четкая договоренность, что она там останется. Мы стали срочно искать жилье, и на нас вылилось столько гадости, что, наверное, хватит на всю жизнь.
   На Янкино место вселили какую-то жутко болезненную девочку, которая ну никак не в силах подниматься до седьмого этажа. А до пятого - хоть бегом. Но Янка договорилась с девочкой, даже почти договорилась с ее невменяемой мамашей, но... У меня сложилось чувство, что кто-то на высшем уровне не желает присутствия Янки в общежитии. Понедельник, вторник и среду тянулась эта неразбериха, а в четверг новый мир сказал свое веское слово. Мамаша сдала Янку профкому. И ей сказали: в понедельник тебя здесь нет.
   Но самое удивительное, что шеф нашел моей девушке временное жилье на следующий же день. Всего на три недели, но мы успели обернуться за две и найти комнату у одной старой маразматички. Янка, конечно, с ней хлебнула горя, но все-таки крыша над головой появилась.
   В то время я так замаялся, что все непостижимые вещи просто вылетели из моей головы. Но не тут-то было. Умоляли о чудесах? Получите и распишитесь.
   Во вторник ко мне на работу зашла Янка и спросила:
   - Зачем мы перешли этот дурацкий мост?
   - Это же просто была шутка.
   - Шутка. Сережка, может, можно пройти обратно? Здесь все не так. Ленка ведет себя странно, босс тоже какой-то не такой - ты бы видел их глаза. У всех, кого я знаю, изменился цвет глаз.
   Мне стало жутко и в то же время безумно интересно. Значит, правда. Все-таки другой мир. Ведь я уже, признаться, никакой особой разницы не замечал. Приспособился. И, конечно, решил, что в воскресный вечер у меня чересчур разыгралась фантазия. Янка продолжала рассказывать, но я не был уверен, что хочу это слушать:
   - А еще я заметила, что если тихо-тихо сидеть в уголке, то тебя никто не видит. Хоть десять человек в комнате - ты для них стенка.
   Я потом пришел на работу и попробовал - не замечают. Только надо сидеть абсолютно неподвижно.
   - Самое страшное, что здесь, похоже, кое-кого из моих знакомых просто не существует. Никак не могу дозвониться.
   Она мне многое рассказала: от некоторых вещей, ей-богу, волосы на затылке шевелились. Сейчас, когда все вроде уладилось, вспоминать об этом не хочется.
   Но самое жуткое случилось через три недели. С жильем проблемы решились, с работой тоже все устаканилось. Жизнь свернула в более спокойное русло. Но это только казалось.
   Внезапно выяснилось, что Янка ни черта не помнит. У нее совершенно вышибло из памяти, что мы переходили мост. И все последующее тоже. Небо для нее было привычным, цвет глаз у окружающих никогда не менялся, босс всегда был сволочью. Кроме того, она сказала, что никаких провалов в памяти у нее нет и быть не может - она вполне связно помнит, что с ней происходило. Сначала я подумал, что она привыкла к этому миру и специально закрывает глаза на все необычное. Но тогда почему мне просто этого не объяснить? Очень неприятно чувствовать себя идиотом. Но через некоторое время я понял, что у нас действительно разные воспоминания. И перестал ей досаждать. В конце концов, каждый человек приспосабливается по-своему.
   Янка все время хочет упростить мир, разложить все по полочкам. А это значит, все лишнее надо выкинуть. Мне же хочется увидеть мир во все многообразии, я хочу насладиться всеми красками жизни. Наверное, именно поэтому чудеса случаются по большей части с Янкой, но в памяти они остаются у меня. И пока что обоих это устраивает.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"