Варзина Татьяна: другие произведения.

Янтарная слеза

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман закончен. Работа над ошибками будет произведена несколько позже, как только появится свободное время. И спасибо всем, кого заинтересовала "Янтарная слеза".


   Над гладью лесного озера сияла полная луна, освещая густо поросший камышом берег. Водная гладь отражала деревья, окружающие её, и ясное, темное небо с россыпью звезд. На берегу, под ветвями большой ивы, низко склонившей свои ветки к воде, сидела маленькая девочка, в простом сером платье из грубого полотна. Малышка радостно улыбалась, глядя в воду, нисколько не страшась пустынного ночного леса и таинственных шорохов за спиной.
   -Велена, - раздался над водой звонкий, девичий голос,- здравствуй, милая! - Из воды недалеко от берега вынырнула длинноволосая нагая девушка, радостно улыбаясь своей маленькой подружке.
   -Велена! Привет! Велена! - из воды показались еще несколько девушек, и звонкий смех зазвучал над озером.
   Девочка встала и счастливо улыбаясь, подошла ближе. Как всегда робость и неуверенность охватили ее и девочка остановилась у самой кромки темной воды.
   -Пойдем быстрее!- засмеялись девушки, и та, что вынырнула первой, протянула ей руку. Поборов страх, Велена вложила маленькую ладошку в холодную руку речной девы и ступила в воду, но не поплыла, а пошла по воде, с удовольствием ощущая босыми ступнями прохладу озера. И вот уже она сама бежит по ровной глади воды, радостно смеясь со своими подругами. На берегу мелькнула тень и из зарослей показалась морда большого волка. Шкура зверя казалась почти черной в темноте, желтые, по-человечески осмысленные глаза внимательно следили за играми девушек. Почувствовав на себе взгляд, Велена обернулась к берегу и ,улыбнувшись старому знакомому, помахала рукой. Волк приоткрыл пасть, словно в улыбке и скрылся из виду.
   Счастливый смех девочки звучал над озером, звезды и яркая луна освещали девочку, превращая капельки воды в искрящиеся блестки, запутавшиеся в длинных, темных волосах Велены. Безграничная, беззаботная детская радость переполняла ее...
   - Велена! - зычный, громкий голос неожиданно раздался над озером, заставляя все вокруг замереть, - Велька! Да что ж за дитё несносное! А ну вставай, лентяйка!
   Испуганно мигнула луна, осыпались порванными бусами звезды и девочка полетела в темноту, чтобы в ту же секунду очнуться от грубого встряхивания за плечо. Открыв глаза, Велена тут же зажмурила их и вжала голову в плечи, спасаясь от грозного взгляда тетки Марты, своей воспитательницы и хозяйки дома, где она жила.
   - Вот же лежебока! А ну вставай, уже заря занимается, дел полно, а ты все спишь! Приютила на свою голову сироту, что взамен получаю? - грозно вещала тетка, пока девочка спешно надевала линялое платье и заплетала длинные волосы в косу.
   Страшась теткиного гнева, девочка споро собралась и мышкой скользнула во двор, мимо упершей в необъятные бока пухлые руки Марты. Наскоро умывшись из бочки с дождевой водой и подхватив ведро, девочка отправилась в хлев, чтобы вывести козу и надоить молока к завтраку. Привычный распорядок дня сделал движения девочки почти автоматическими, позволяя ей мысленно вернуться к недавнему сну. Сны - единственное, что осталось яркого в жизни девочки, наполненной рутинной, а подчас и тяжелой, выматывающей работой. Прошло почти два года, как родители Велены погибли в пожаре, оставив счастливую, беззаботную жизнь девочки  в прошлом. Других родственников, если они у нее и были, девочка не знала, да и деревенские о них не слышали. Родители Велены переехали в Пеструшку (так называлась деревенька) незадолго до рождения дочери. И хотя Лексин, мать Велены, была радушной и приветливой, а ее отец Нил всегда вызывал уважение дельными советами, о своем прошлом они никому не рассказывали и откуда пришли в деревню, никто не знал.
   Ночь пожара Велена помнила смутно, девочке тогда едва исполнилось семь лет. В памяти сохранились только какие-то размытые облики, испуганное лицо матери, бледное, с упрямо сжатыми губами лицо отца и смутные, непонятные тени, лишь отдаленно напоминающие людей. Но что только не привидится напуганному ребенку? - судачили деревенские, и со временем, девочка тоже стала считать это своими фантазиями.
   . Местный староста Ворт взял заботу о девочке на себя, чему его жена, тетка Марта, была не слишком-то рада - своих детей хватает! Но мужу перечить не осмелилась, выделила девочке коморку рядом с сенями, в которой с трудом помещалась лавка с тряпьем и пестрым одеялом вместо кровати и маленький сундучок, для скудного скарба Велены.
   За два года, почти все воспоминания стерлись из детской памяти, отчетливо Велена помнила только чудесные сказки, которые отец рассказывал ей перед сном. Волшебные существа, диковинные места и страны, русалки, лешие, ведьмы, оборотни...Всё это и снилось теперь девочке каждую ночь. Укладываясь на жесткую лавку в своей комнатке, Велена закрывала глаза и погружалась в волшебный мир, где она беззаботно жила в сказках знакомых с детства, играла с их обитателями и была действительно счастлива.
   От приятных мыслей ее отвлек легкий подзатыльник и вкрадчивый голос над ухом:
   - О чем замечталась, сказочница? - старшая дочь старосты, пухлая, розовощекая Малуша, считавшаяся первой красавицей на деревне, скрестила руки на пышной груди и недовольно смотрела на девочку. - Мать тебя заждалась уже, все к завтраку собираются, а молока нет! Вот получишь сейчас по первое число! - довольно ухмыльнулась девица.
   Тихонько ойкнув, Велена торопливо засобиралась. Злить тетку, щедрую до тумаков, ей не хотелось.
   День как всегда прошел в хлопотах, хозяйство у старосты было большое и дел всегда хватало. Вечером, за плотным ужином (несмотря на крутой нрав, тетка Марта не была жадной и голодной Велена никогда не оставалась), девочка уже предвкушала новые, сладкие сны, когда на улице послышался какой-то шум.
   На кухню влетел Горд, младший сын старосты. Он был всего на год старше Велены, поэтому, в отличии от старших детей, стал для девочки закадычным другом и частенько подбивал ее на шалости, пока строгая мать была занята и не могла уследить за ними. Впрочем, безнаказанными они оставались редко, что нисколько не остужало пыл сорванца Горда, всегда готового втянуть подружку в новую проказу.
   - Велька! Там путники! Воины! - на последнем дыхании выпалил  запыхавшийся мальчишка и плюхнулся на скамейку вместе с Веленой. - В трактир к дядьке Бересеню пошли. А один парень с лютней! - Глаза парня блестели знакомыми искорками любопытства, как и всегда перед очередной авантюрой, в которую он собирался втянуть Велену. - Ну, что ты сидишь?! Пойдем скорее посмотрим!
   - Да ты что! - ахнула девочка, - тетка узнает, что вечером в трактире были, сохрани  Светлые Боги, хорошо, если тумаками отделаемся!
   - Да ладно тебе, Велька! Откуда она узнает? Они с отцом уже в первых рядах, а мы тихонечко от дверей посмотрим! Там народу столько - никто и не заметит!
   - Ой, и попадет нам! - испуганно шептала девочка, спеша за другом и крепко сжимая его руку. Любопытство было сильнее страха перед наказанием, а уж пришлые в их деревеньке и впрямь были в диковинку!
   Подумать только - воины, посетившие множество земель, столько увидевшие и узнавшие! А если один из путников с лютней, это без сомненья менестрель или сказитель! Он наверняка знает столько историй, легенд и приданий! Глаза девочки заблестели в предвкушении. Пожалуй, это стоило любого наказания, ведь последнюю историю, что она слышала, рассказывал ей еще отец. Ах, как давно это было...
   Трактир, единственный во всей деревне, не имел даже названия. Добротное, деревянное строение в два этажа было расположено у края деревни, окруженное многочисленными сараюшками и пристройками. Изнутри раздавался громкий гул, смех и шум голосов. Велене сразу вспомнилась пасека старого бортника Выжиха, к которому она частенько бегала угоститься мёдом. Дети и внуки бортника уже выросли, и он с радостью общался с девочкой, утешая медом после очередных теткиных тумаков или насмешек детей постарше.
   Горд нетерпеливо тянул подругу за руку, но по мере приближения к трактиру ее ноги становились словно все тяжелее.
   -Горд, а может ну его? Увидят же! - испуганно заканючила девочка.
   -Да не бойся, Велька! Мы ж одним глазком! Пошли скорее, посмотрим и удерем тихонько!
   И не тратя больше времени на уговоры, с силой дернул девочку за руку. Та только обреченно вздохнула, зная, что не сможет ни отговорить неугомонного приятеля, ни бросить его одного.
   Крадучись, они добрались до дверей, распахнутых настежь и стали вглядываться в толпу, надеясь заметить тетку Марту и старосту заранее. Люди в трактире не обращали никакого внимания на малышню, с интересом рассматривая стол в центре зала, где расположились путники.
   Тихо пробравшись к стене, дети выглядывали из-за широких спин крестьян и, наконец, тоже смогли увидеть гостей.
   Их было четверо. Двое - настоящие воины, с огромными мечами на поясе и в блестящих, тяжелых кольчугах. Первый молча сидел, хмуря брови. Высокую скулу воина пересекал тонкий, белесый шрам, особенно заметный на загорелом лице. Он не был так широкоплеч, как его сосед, но в жилистом теле чувствовалась сила. Второй воин в противовес другу, был невероятно улыбчив и по таверне постоянно проносился его громкий, заливистый смех. Казалось, воин был огромен как скала, особенно рядом с третьим путником, сидевшим по правую руку от него. И уж на этого человека, Велена уставилась, восторженно приоткрыв рот, поскольку это, несомненно, был самый настоящий менестрель, самозабвенно перебирающий струны лютни и мечтательно уставившейся на кувшин, стоявший перед ним на столе. Он был худой, изящный, весь какой-то воздушный и невероятно симпатичный, как показалось девочке. Глядя на густые локоны вьющихся каштановых волос, тонкие иронично изогнутые брови и ловкие длинные пальцы на на лютне, Велена даже слегка покраснела, неожиданно смутившись своего восхищения. Она поспешно перевела глаза на последнего спутника разномастной компании. Им оказался мужчина лет сорока, плотный, с широким добрым лицом и ранней сединой в растрепанной темной шевелюре. Его одежда была неброской, но даже на детский взгляд Велены - из дорогого сукна и прекрасно сшитой. Длинный дорожный плащ, покрытый пылью, небрежно свисал со спинки занятого им стула. Мужчина добродушно ухмылялся, глядя на местных, и попивая эль из кружки.
   - Может, развлечешь добрых людей и споешь нам, Левонис? - обратился мужчина к менестрелю.
   Тот сощурился, как довольный, сытый кот:
   - От чего ж не потешить почтенную публику? - весело ответил менестрель, - я как раз вспомнил одну песню, которой в далекие годы моей юности меня научил Николас, храни его Светлые Боги.
   Хмурый воин, не обращавший до этого никакого внимания на окружающих, поднял взгляд на мужчину и, неожиданно грустным, чуть хрипловатым голосом произнес:
   - Мы не найдем его, Брэм! Столько лет... Если бы он помнил о нас, он давно послал бы весть! Но столько лет... - он расстроено покачал головой.
   - Не нужно, Кейтен. Не время и не место, - чуть нахмурился седоватый мужчина, - забудь хотя бы сегодня. И послушай Левониса, пусть он разгонит нашу тоску.
   Кейтен отвел глаза и вновь уставился в кружку мрачным взглядом. Сидевший рядом воин сочувственно похлопал его по плечу. А менестрель уже начинал свою песню, медленно перебирая струны. И вот тихая, грустная мелодия разлилась по притихшему трактиру. Левонис закрыл глаза и чистым, звонким голосом запел:
   -Как под светлеющей луной, 
Как при бледнеющей печали, 
Иду дорогою прямой, 
Где феи в старину играли. 
Где раньше пел речной камыш, 
Под музыку плакучей ивы, 
Где слушал сладостную тишь 
Уставший путник у залива. 
   Велена удивленно замерла и неверяще уставилась на менестреля. Откуда он знал эту песню? Ведь ее всегда пел папа, когда она не могла заснуть. И много раз, засыпая, она тихонько напевала ее для себя, представляя, что родители все еще рядом. Но откуда эту песню может знать кто-то еще? Ведь это песня только ее и родителей! Ведь это была маленькая, но принадлежащая только ей тайна - песня, которую папа написал для ее мамы, ведь он столько раз говорил им это! Девочка стояла и молча слушала, не в силах даже шевельнуться. Из глаз катились крупные, горячие слезы обиды - ведь только что, кто-то украл ее секретное воспоминание, которое она хранила только для себя...
Где звезд сверкающих река 
Пленяла взгляды двух влюбленных, 
Где ярким золотом сиял 
Их сон, любовью опоенный. 
Где робкий месяц освещал 
На озере русалок игры, 
Где смех их звонкий привлекал 
Погибших капитанов призрак. 
Где в глубине лесных оков, 
Неслышно по листве ступая, 
Прошелся вечный ужас снов - 
Волк-оборотень, вождь их стаи... 
Где воздух полон волшебства, 
Где место для любви осталось, 
Надежда и мечта жива, 
Не ощущаешь где усталость... 
Куда исчез тот дивный край? 
И чьи магические сети 
Смогли пленить собою рай, 
Что прожил здесь тысячелетья? 
Иду дорогою лесной, 
В ночной тиши чуть шепчут тени... 
В моих мечтах всегда со мной 
Волшебный лес из сновидений. 
И там живет моя любовь, 
Навеки в плен забрав дыханье, 
Лишив меня спокойных снов 
И заковав мое сознанье. 
Но без нее мне жизнь - не жизнь, 
Но без нее надежда гаснет... 
Я без нее, как без души, 
А жизнь с мечтой о ней - 
прекрасна!.. 
   Песня закончилась, прозвучали последние задумчивые аккорды и , особенно громко в наступившей тишине, прозвучал срывающийся от слез детский голос:
   - Это же папина песня!
   Люди начали оборачиваться на голос и девочку тут же заметила тетка:
   - Велена! - тетка грозно нахмурилась и начала пробираться к девочке, с легкостью расталкивая толпу, - ах, ты ж дрянь такая! Ты что тут делаешь?!
   Испуганный Горд попытался утянуть Велену за руку, но девочка оттолкнула его и, не обращая ни на кого внимания, звонким, от неожиданно переполнившей ее злости, голосом, прокричала в сторону менестреля:
   - Это папина, папина песня! Ты ее украл! - размазывая слезы по чумазой мордашке кричала девочка. Путники с удивлением смотрели на нее. Подбежав к девочке, красная от гнева тетка Марта схватила ее за плечо.
   - Вот зараза, ты что творишь-то? Ты чего нас перед гостями позоришь?! - женщина занесла руку над испуганно сжавшейся девочкой, осознавшей, какую взбучку она получит сейчас.
   Но удара не последовало. Мужчина, по имени Брэм, остановил Марту, сжав ее пухлую руку своей огромной рукой.
   - Не сердись на ребенка, хозяйка! Эй, малышка! - он обратился к заплаканному ребенку. - С чего ты взяла, что Левонис украл песню? С чего это она "папина"? - передразнил он притихшую девочку, - ну же, не бойся.
   Девочка упрямо задрала подбородок и глядя в глаза огромному, так страшно нависавшему над ней мужчине, проговорила, старательно скрывая свой страх:
   - Потому что папа ее придумал! Для мамы! - И девочка отвела глаза, не в силах больше смотреть в насмешливое лицо мужчины.
   - Где твой отец? - взволнованный хриплый голос хмурого воина, которого спутники называли Кейтен, разнесся по комнате. Он резко встал, едва не опрокинув свой стул.
   - Ох, не гневайтесь, господин! - испуганно забормотал староста, закрывая девочку от хмурого взгляда воина. - Сирота она, да и дурочка, что с нее взять?
   - Сирота?.. - Растерянно произнес Кейтен и крепко схватился за столешницу, как будто боясь упасть.
   Брэм бросил на друга встревоженный взгляд и поспешно снял с шеи небольшой круглый медальон. Подцепив ногтем застежку, мужчина открыл его и протянул Марте. Внутри оказались две миниатюры - мужчины и женщины:
   - Скажите, вы знаете этих людей?
   Марта аккуратно взяла в руки дорогую вещь и поднесла к глазам, подслеповато щурясь.
   - Так это ж Лексин! А вот мужчине, если бородку с усами подрисовать, ну точь-в-точь Ник будет!
   - И они - погибшие родители этой девочки? - нахмурился Брэм.
  
- Да, господин.
   Кейтен упал на стул и со стоном закрыл лицо ладонями.
   - Вот и нашли, - грустно пробормотал Брэм.
  
   ***
   Велена сидела на лавке в своей коморке, подтянув колени к груди и безразлично глядя в стену. После пережитого в трактире, она чувствовала себя невероятно усталой и опустошенной. Что случилось, она толком и не поняла, но интуитивно чувствовала, что в ее жизни грядут серьезные перемены. Только думать об этом не хотелось. В голове все еще звучала знакомая песня, которую пел такой незнакомый, такой чужой голос. И к горлу вновь подступал комок непрошенных рыданий. Она упрямо сжала кулачки. Зачем эти люди приехали сюда? И зачем они пошли в их дом? Ведь из таверны все четверо отправились с ними. И хотя обратный путь девочка вспоминала с трудом, но идущие рядом со старостой Вортом высокие фигуры помнила отчетливо. Всю дорогу Марта вела ее за руку и, как не странно, не разу не стукнула и даже не прикрикнула на девочку. Потом отвела в комнату и приказала ложиться спать. Но уснуть девочка так и не смогла.
   Дверь скрипнула и в проеме показалась взлохмаченная голова Горда.
   - Велька, не спишь? - тихо позвал он.
   - Нет, - хмуро отозвалась девочка.
   - Ну и устроила ты! - устраиваясь на лавке рядом с подругой, протянул Горд. - И чего это на тебя нашло? Мать сказала, что ты совсем сбрендила! - мальчик опасливо покосился на Велену, - правда что ли? Ты чего кричать-то начала?
   - Отстань! - буркнула девочка и отвернулась от друга. Ей было все еще обидно и его слова отнюдь не подняли ей настроения.
   - Вель, ну ты чего? - растерянно протянул мальчик.
   - Да ничего! - Велена резко развернулась и зло заговорила, чуть ли не срываясь на крик, - это папина песня была! Он нам с мамой ее придумал и пел! А они! Как будто так надо... как будто это не папа, а они! - девочка никак не могла подобрать слова, чтобы выразить свое возмущение. Она махнула рукой и снова заплакала.
   - Вель... - Горд сочувственно смотрел на девочку и не знал, как ей помочь и чем утешить, - Веля, ну не плачь! - он неумело погладил подругу по голове, но та не успокаивалась.
   - Ты видел, как тот длинный на меня смотрел? - всхлипывая, проговорила девочка, - и дядька Ворт испугался! И мне страшно, Веш! - она подняла на мальчика полные слез глаза, казавшиеся огромными на худеньком лице.
   - Да пусть только попробуют! Да чего они могут сделать-то! - вздрагивая от собственной смелости, воскликнул мальчик. - Я тебя не дам в обиду и буду защищать! Только не бойся! И плачь больше, ладно? - неожиданно тихо добавил он, - ты когда плачешь, мне тоже грустно становится...
   - Не буду! - поспешно вытирая слёзы затертым рукавом, сказала Велена, - а ты правда меня будешь защищать? Как рыцарь из папиной сказки, да? - она восторженно смотрела на друга.
   - Даже лучше! - гордо задрал нос тот, - только обещай, что плакать не будешь.
   - Не буду! Никогда! - торжественно пообещала девочка.
   - Тогда я пойду, пока мамка не увидела, - улыбнулся Горд. - А ты ложись спать, поздно уже.
   - Светлой ночи, - улыбнулась в ответ Велена.
   После ухода друга девочка мирно уснула, и впрямь успокоившись после его уверенных слов. В эту ночь ей ничего не снилось.
  
   ***
   Кейтен сидел на старой, скрипучей кровати, облокотившись спиной о стену и задумчиво глядя в ночь за окном. В комнате, выделенной им владельцем трактира, горела одинокая свеча, едва освещая скудную обстановку. Комнат для постояльцев в трактире было всего две, да и те последний раз использовались столь давно, что и сам хозяин, дородный Бересень не помнил, когда это было. Но воины путешествовали долго, так что после ночевок под открытым небом, комната с двумя кроватями казалось им почти роскошью. Левонис разделил комнату с Виктаном, Кейтен - с Брэмом, старшим в их компании и своим опекуном и наставником по совместительству. После смерти отца, графа Сормаса Эллиона, его верный друг и соратник Брэм остался рядом с мальчиком, помогая ему во всем - от получения достойного лорда образования, до ведения хозяйства в имении, доставшемуся Кейтену по наследству. Вскоре Кей отбыл на службу в императорские войска, которую проходили все дети дворян. Конечно, многие предпочитали откупиться, вместо того, чтобы заставлять своих детей нести эту бессмысленную, по мнению большинства, повинность. К тому же всегда существовала вероятность, что проходить службу придется в приграничных землях, где не редко случались стычки со степными варварами, а так же селились дикие тролли, не брезгующие людоедством в голодные месяцы. Вот только после гибели отца их усадьба пришла в упадок, к тому же тут же слетелись дальние родственники, о существовании которых Кейтен и не подозревал ранее. Мать его умерла, еще когда он был ребенком, так что все состояние и титулы Эллионов перешли к едва справившему совершеннолетие Кейтену. Поэтому, как только ему исполнилось 19 лет, юный лорд оставил имение в руках наставника Брэма и отбыл в армию, чтобы провести год вдали от вездесущих искателей легких денег. Брэм в отношении любителей дармовщинки был суров и вскоре бесконечные паломничества к их дому прекратились. Кроме того, Брэм, как и отец Кейтена, всегда считал, что мужчина должен уметь постоять за себя, и где, как ни на службе, он может приобрести это умение.
   После армии, Кейтен планировал отправиться в путешествие, чтобы найти своего пропавшего дядю, младшего брата отца, исчезнувшего за два года до отцовской смерти. Разница в возрасте у них была всего в десять лет, поэтому дядя Николас всегда относился к Кейтену, как к младшему брату. Сормас оставил ему часть имущества, дав в личном письме некоторые указания, где тот мог находиться. По размывчатым объяснениям отца, Кейтен понял, что дядя сбежал со своей избранницей, чтобы спокойно жениться на ней. Леди Лексин, которую он видел только на хранившейся у отца миниатюре, не была человеком. А межвидовые браки порицались в светском обществе империи, хотя среди простого народа это соблюдалось не слишком строго. Но только не среди дворян. И чтобы избежать косых взглядов, а то и наказания от высшей власти, Николас предпочел исчезнуть и жить тихой и спокойной жизнью в деревне.
   Вот только судьба внесла свои коррективы и, в первый же месяц службы, Кейтен оказался на удаленной приграничной заставе. А потом были сражения со степняками, рейды в разгромленные троллями деревни и похороны боевых товарищей. В приграничье титулы не играли огромной роли, заслуги влиятельных отцов перед короной не дарили автоматического почтения со стороны сослуживцев, а уважение можно было заслужить только в очередном бою. И Кейтен заслужил его. Лейтенанта Эллиона уважали и офицеры, и простые солдаты. Судьба берегла его. Безрассудно храбрый, он сражался наравне с рядовыми солдатами и выходил их многих стычек, вынося на себе раненых солдат. По истечении положенного года службы, Кейтен просто не смог сразу уехать и оставить своих друзей и подчиненных. Он откладывал подписание увольнительной почти два года, а когда наконец решил вернуться домой к наставнику, его знаменитая удача сыграла с ним злую шутку. В одном из рейдов в Седые степи, свободную территорию, заселенную кочующими племенами, отряд Кейтена нарвался на охотников диких троллей, собирающихся в набег на небольшое человеческое поселение близ границы. Один тролль в бою стоит троих опытных воинов, а уж голодный тролль и вовсе впадает в безумную ярость, если на его пути кто-то становится. Тролли примитивно мыслят, но обладают огромной силой, а их дубленые степным солнцем шкуры пробьет не каждый меч. Их было всего 15 человек, против шести опытных троллей-воинов. И им удалось победить. Ценой жизней дюжины своих товарищей. Выжить удалось только троим - израненные, еле живые они добрались до заставы. Кейтен провалялся в лазарете три месяца и только чудом не остался калекой, над ним трудились лучшие маги-лекари. Оправившись от болезни и получив шрам на лице, как напоминание о битве, Кейтен не смог продолжать службу. Постоянное чувство вины за гибель товарищей по оружию мучила его и, наскоро уладив вопрос с увольнением, он отправился домой, чтобы начать так давно запланированные поиски единственного своего родственника.
   В путь Кейтен отправился в компании Брэма и своего близкого друга Виктана, с которым он познакомился на службе в приграничье. Виктан был третьим сыном обнищавшего барона, наследства ему не светило, как и выгодный брак. Единственно возможной карьерой было служение при храме кого-нибудь из светлых богов или армия. Это нисколько не прельщало жизнерадостного парня, поэтому когда Кейтен предложил отправиться с ним и поступить на службу его семье, Виктан с радостью согласился.
   Руководствуясь записями графа Сормаса, трое мужчин отправились на поиски. Но драгоценное время было упущено. И в небольшом городке, откуда Николас присылал последнее письмо брату, Кейтен дядю уже не застал.
   Воины продолжили свой путь и в небольшом селении по дороге встретили Левониса, старого друга их семьи. Несмотря на видимую молодость, Левонис прожил почти сотню лет, и отнюдь не достиг поры старения, ведь менестрель был полукровкой - плодом страсти эльфа и простой человеческой женщины.
   Когда-то давно полуэльф познакомился с братьями Эллион и изредка навещал своих друзей. Так как ветреный менестрель нигде подолгу не задерживался, он изъявил желание помочь в поисках друга и его жены, которую, оказывается, тоже неплохо знал. Правда, на все вопросы он только мечтательно закатывал глаза и бормотал о том, что Николас увел ее у него из-под носа и жаль, что он не встретил ее раньше.
   В эту деревеньку они заехали случайно, пополнить запас провизии. Но теперь Кей думал, что это была судьба, хотя всё и оказалось напрасным. Николас мертв, как и прекрасная Лексин. Разговор со старостой занял немного времени, Кейтен быстро убедился, что в пожаре два года назад погиб именно его дядя, по нескольким старым документам, хранящимся у старосты. Так же молча они вернулись в трактир и разошлись по комнатам, не зная, что сказать друг другу.
   - Кей, как ты, мальчик? - тихо спросил Брэм.
   - Не знаю, - тяжело вздохнул тот, - не могу осознать... Это все как-то неправильно. Я столько лет злился на него, столько хотел сказать и услышать. Но его больше нет...
   - Пусть будет светлой память его и прекрасной Лексин, - грустно улыбнулся Брэм в ответ.
   - Пусть новый путь их будет легким, - пробормотал дежурную фразу в ответ Кейтен. - Теперь нам пора возвращаться домой. Без них.
   - Не грусти, мой мальчик. Ты не один. У тебя есть друзья и теперь, к тому же, на тебя ложится ответственность за воспитание той милой девчушки.
   - О чем ты? - нахмурился Кей.
   - О дочери Николаса и твоей новоиспеченной кузине конечно, - удивленно посмотрел на воспитанника Брэм.
   - Но... Я никогда не общался с детьми! - растерянно выдавил из себя Кейтен, - может, лучше будет оставить девочку в ее новой семье и выделить денег на ее содержание?..
   - Что это ты там бормочешь, а? - грозно переспросил наставник. - Ты собираешься оставить свою родную кровь, единственное, что напоминает о твоем дяде, прозябать в этой деревне? О каком содержании ты говоришь? Ты разве не заметил, как относятся тут к этой девочке? Сирота, дурочка и приживалка! Оставить ее в новой семье, где на нее с раннего детства сваливают всю грязную работу?!
   Кейтен смущенно опустил глаза. Предавшись своей скорби, он и впрямь не обратил никакого внимания на девочку.
   - Брэм...
   - Нет уж, послушай! - перебил его мужчина, - если твой взгляд затуманен горем, позволь мне его прояснить! Девочка одета в чьи-то обноски, шарахается от своих благодетелей в ожидании очередного тычка и ее маленькие, детские руки покрывают мозоли. К тому же, как я заметил, ночует юная леди Эллион в коморке около сеней. И не думаю, что из содержания, которое ты собирался оставить здесь, ей перепала бы хоть пара медяков.
   - Хватит, Брэм! Я всё понял и мне уже стыдно! - нахмурился Кей. - Утром пойдем и поговорим со старостой и заберем девочку с собой. Ты доволен, мой дорогой наставник?
   - Вполне, - хмыкнул тот.
   - Жаль только, я слабо себе представляю, как трое воинов смогут воспитать ребенка. Особенно девочку, - тоскливо протянул Кейтен.
   - Не переживай, мой мальчик, это проблема решается с помощью найма гувернантки и нескольких учителей. А теперь ложись спать, я думаю, чем раньше завтра мы выдвинемся в путь, тем лучше. Светлой ночи.
   - Светлой ночи, Брэм, - без особого оптимизма протянул Кей.
   Почти всю ночь Кейтен провел без сна, ворочаясь на своей узкой кровати. Его отвлекали то грустные мысли о смерти дяди, то храп наставника на соседней кровати. Но больше всего его пугали и отгоняли сон испуганные мысли о маленькой девочке, забота о которой отныне ложилась на его плечи.
   Утром он встал, едва рассвело, и измученно побрел в общий зал, сопровождаемый бодрым и отвратительно довольным наставником. Они только успели заказать Бересеню завтрак и занять вчерашний стол, как к ним присоединились остальные участники их отряда. Виктан сонно тер лицо, а идущий рядом с ним Левонис уже перебирал струны лютни, что-то мурлыча себе под нос.
   - Прекрасного дня, друзья мои! - почти пропел менестрель, - какая чудесная сегодня погодка! Ах, последние теплые летние деньки, разве они не волшебны?
   " И стали ярче небеса,
   И звонче птичьи голоса.
   В преддверье осени сырой,
   Мы летнею пьяны порой " - пропел Левонис.
   - Я вижу, ты как всегда в хорошем настроении? - улыбнулся Брэм.
   - К чему грустить, друг мой? - легкомысленно рассмеялся глаза тот. - Да и ты, Кейтен, улыбнись. Твой дядя просто ступил на новый путь. И пусть будет легкой его дорога!
   - Эльфы, - закатил глаза Виктан.
   - Но в чем-то он прав, друг мой, - усмехнулся Брэм, - давайте закончим с завтраком и поспешим уладить все дела перед дорогой домой.
   - Какие дела? - удивился Виктан. - Разве мы не выяснили все... что хотели? - запнулся он и виновато посмотрел на Кейтена.
   - Выяснили, - ответил за него Брэм, - но не забывай, что мы так же выяснили, что у Николаса и Лексин есть ребенок. Прямой долг Кейтена позаботиться о кузине, ведь больше у нее нет родных.
   - Ах да, та девочка, которая вчера обвиняла Левониса в воровстве песни, - усмехнулся Виктан.
   - Смелая малышка, - рассмеялся Левонис, - вылитая Лексин в юности. Она унаследовала ее чудесные зеленые глаза! С удовольствием с ней пообщаюсь.
   К столу подошел Бересень, сопровождаемый дочерью Верой, которая несла друзьям завтрак.
   - Надолго решили задержаться у нас, господа? - пробасил трактирщик.
   - Нет, друг мой. Сегодня же мы отправляемся, пора вернуться домой. Только уладим несколько дел со старостой.
   Вера проворно расставила тарелки перед мужчинами, поставила большой кувшин молока и замерла рядом со столом, с интересом косясь на Виктана. Тот перехватил взгляд, усмехнулся и заговорщически подмигнул молодухе. Вера смущенно заулыбалась, щеки раскрасило румянцем.
   - Что стала, негодница? - перехватив ее взгляд, нахмурился Бересень, - иди на кухню, помоги матери. Господа пожелают взять припасы в дорогу, так что поспешай. - Девушка послушно кивнула и направилась в кухню, не забывая, впрочем, покачивать бедрами и бросать на приглянувшегося ей воина игривые взгляды через плечо.
   - Спасибо, хозяин, это будет нелишним. Скажи, где у вас можно прикупить одежды? - поинтересовался Брэм.
   - Ну, одежду-то у нас обычно жены шьют для всей семьи, если только готовую у кого прикупить. Да только на вас все равно перешивать придется... много одёжы-то надо вам, господин?
   - А это и не для нас, - рассмеялся Брэм, -одежда нужна госпоже Велене.
   - Госпоже Велене? - удивленно уставился на него трактирщик.
   - А вы разве еще не в курсе? - усмехнулся Левонис, - а ведь вчера в вашем трактире произошло прекрасное событие, воссоединение семьи вот этого хмурого юноши, - он указал на Кейтена, который бросил на него суровый взгляд исподлобья.
   - Вот же как... - растерянно пробормотал Бересень, - никогда бы не подумал... "Госпожа Велена"?
   - Госпожа, - довольно подтвердил Брэм, - Велена двоюродная сестра нашего Кейтена, а он, скажу вам по секрету - Брэм положил руку на плечо воспитанника, - владеет титулом графа.
   - Ох, ты ж... - испуганно залепетал Бересень, - а мы с вами так по-простому. Вы уж простите нас, Ваша Светлость...
   - Брэм, прекрати уже этот балаган! - недовольно передернул плечами Кейтен. - И вы, почтенный, успокойтесь. Ничего большего нам не нужно, вы и так все прекрасно устроили.
   - Ну, раз вы так говорите, - улыбнулся трактирщик. - А Велену нашу, забираете, значит. Хотя и к лучшему. Не такая она, как нашенские дети, нелюдимая. Только сказки одни на уме. Да и Марта очень уж строга к девчонке, не иначе как за мать ее.
   - О чем это ты? - нахмурился Брэм, - что такого сделала ее мать?
   - Да что вы, господин, ничего она не сделала! - замахал руками Бересень, - святая была женщина! Всем готова была помочь, а уж сколько всего знала! И в травках целебных понимала, людей там полечить или совет какой дать.
   - Так за что жене старосты на нее злиться?
   - Да за то и злиться, понятное дело. Люди-то в деревне Лексин уважали, да и к Нилу чаще, чем к старосте за помощью ходили. Ворт мужик с пониманием, рад только, что есть кто образованный, людям помочь, не то, что мы дурни деревенские. А Марта... дура баба, что с нее взять. Затаила злобу, что люди Лексин, больше, чем ее, жену старосты, уважают.
   - Вот оно что, - задумчиво протянул Брэм, - твой дядя не смог быть незаметный. Впрочем, не удивительно, - покосился он в сторону Кея.
   - Люди, - презрительно хмыкнул Левонис, - вы всегда ищете власти и находите причину обвинить других в своих ошибках.
   - Как ни печально, но наш эльфийский друг прав, - вздохнул Виктан.
   Бересень с интересом следил за разговором друзей, но вмешиваться не решался. Он уже смекнул, что хрупкий менестрель не человек, как кажется на первый взгляд и теперь его догадки подтвердились. В их тихой деревушке такие гости были еще большей редкостью, чем обычные люди, поэтому трактирщик тщательно разглядывал Левониса, чтобы было потом о чем посудачить с друзьями за кружкой пива.
   - Так что же нам делать с одеждой для девочки? - вспомнил Брэм.
   - Не беспокойтесь, господин. С этим будет проще. Небось от дочек старших остались кой-какие платья. Сейчас клинку хозяйку мою, Миловану, найдем что-нибудь.
   - Кей, пойдешь выбирать платья? - заулыбался Виктан, - а то вдруг не подойдет по твоему тонкому вкусу?
   - Иди ты, - отмахнулся от друга Кейтен, - выберете с Левонисом, вот уж кто знаток женской моды. Я пойду к старосте, вчера мы не сказали, что заберем ребенка, да и девочку надо предупредить, ведь нам пора в дорогу.
   - Так вы ее сейчас дома и не застанете небось, - опустил вдруг глаза Бересень, - раз не предупредили, что девочку с собой забираете.
   - Почему же, друг мой? - заинтересовался Брэм.
   - Так ведь день почти, девчонка если все дела переделала, до обеда к Выжиху, на пасеку убежала. Она всегда к старому бортнику бегает, после Мартиных оплеух поплакаться. А уж за вчерашнее ей точно перепало.
   Кейтен растерянно посмотрел на Брэма, тот решительно произнес:
   - Вот что, Кей. Я пойду к старосте и всё с ним обговорю. А ты иди и найди девочку.
   Кейтен молча кивнул и, спросив у трактирщика дорогу, поспешил к выходу.
   - Ну вот, видишь как он за нее волнуется, можешь не переживать, Брэм. Они быстро найдут общий язык, - улыбнулся Левонис.
   - Я разве сказал, что переживаю? - Брэм, внимательно следивший за уходом воспитанника, повернулся к сияющему улыбкой полуэльфу.
   - Да тут и говорить ничего не надо, - подхватил Виктан, посмеиваясь, - даже мне все понятно, что уж говорить об эльфе. Ну что ж! Почтенный хозяин! - обратился он к Бересеню, - что там у нас сегодня с выбором платьев для юных благородных дам?
  
   Велена сидела в тени большого, раскидистого клёна, неподалеку от ровных рядов ульев, над которыми стоял ровный гул и легким облаком кружили пчелы. Дед Выжих был занят, поэтому, потрепав девочку по голове, вручил ей кусок пирога и отправил отдыхать под деревья. Солнце почти достигло зенита и тень давала слабое облегчение от жары. Хотелось спать, но уже через час ей нужно было вернуться и помочь тетке накрыть к обеду. Идти не хотелось, особенно вспоминая утро.
   Сегодня Марта разбудила ее раньше обычного и девочка сразу поняла - тетка не в духе. Видимо, зря она вчера думала, что за проступок в трактире ей ничего не будет и тетя забыла о наказании. Все утро девочку сопровождали обидные насмешки и затрещины. Приживалка, лентяйка, дрянь неблагодарная - с каким-то странным удовольствием поносила ее тетка, так что девочка чуть не плакала. Тяжело вздохнув, она потерла щеку. Утром Велена умудрилась пролить целую кружку молока и Малуша, оказавшаяся рядом, поспешила наказать ее хлесткой пощечиной, приговаривая, что от нее одни убытки. Щека уже почти не болела, но обида все так же жгла огнем - разве она нарочно?
   С трудом дождавшись, когда Марта с дочерью займется шитьем, девочка поспешила сбежать до обеда на пасеку. Но дед был занят, поговорить с ним не получалось. Даже Горда, как назло отец сегодня оставил при себе, помогать с делами. Что ж, лучше тогда ей вернуться домой. Если вдруг она понадобиться тетке и не окажется рядом, станет только хуже.
   Велена побрела к дому бортника, чтобы попрощаться. Подходя, она услышала голоса и заметила высокую фигуру рядом с Выжихом. Прикрыв глаза от слепящего солнца, она смогла разглядеть вчерашнего хмурого воина из трактира, что так ее напугал.
   Девочка остановилась, не решаясь подойти ближе.
   - Вот оно значит как, - задумчиво кивал воину дед, - ну может оно и к лучшему... - он повернул голову и заметил стоящую в стороне девочку.
   - Велена! - позвал он, - что стоишь там егоза? Иди, поздоровайся с господином.
   Она медленно подошла, с опаской глядя на высокого воина, и стала за спину Выжиха.
   - Ну, чего испугалась, глупая? - погладил девочку по голове старик, - господин проводит тебя домой, а у меня еще дел полно. Ты уж будь счастлива, маленькая, - Выжих вдруг крепко обнял ее и на мгновение прижал к себе, - и не забывай старика.
   - Ты чего, деда? - удивленно уставилась на него девочка, - как же я тебя забуду? Я к тебе еще завтра приду.
   Бортник грустно улыбнулся и повернулся к воину:
   - Вы уж берегите ее, господин! - Выжих развернулся и скрылся в доме.
   Велене на миг показалось, что на глазах деда блеснули слезы. Глупости какие, одернула она себя. Чего это деду плакать? Нерешительно подняв глаза на воина, она в ожидании замерла. Тот, как-то смущенно переминаясь с ноги на ногу, с трудом выдавил из себя:
   - Ну что, давай знакомиться? Меня зовут Кейтен.
   Большую часть пути Кейтен и Велена молчали. Воин косился на девочку, не зная, с чего начать разговор, та, в свою очередь, боялась поднять глаза и хоть чем-то разозлить пугающего ее человека. Хотя не такой уж он и страшный, вдруг подумалось ей. Просто необычный. И грустный немного. Почему она вчера его так испугалась?
   - Велена, скажи, - вдруг произнес мужчина, - родители тебе что-нибудь рассказывали о своих родных? О том, как они жили прежде?
   - Нет, господин, - девочка удивилась такому вопросу, - папа только говорил, что если бы не мамин дедушка, мы бы жили совсем по-другому. Но из-за него нам нельзя. Когда мама не слышала, он называл его глупой деревяшкой, - захихикала девочка.
   - Вот как, - задумчиво протянул Кейтен, - зови меня по имени, пожалуйста, - и дождавшись робкого кивка, снова спросил, - а ты не хотела бы уехать отсюда? Узнать, как это, жить по-другому?
   - Уехать? - девочку так поразила одна эта мысль, что она даже остановилась, - но куда же я могу уехать, госпо... Кейтен? Даже тетя Марта говорит, что я бесполезная, и пользы от меня - один вред. Кому же я такая понадоблюсь и куда поеду? - она грустно и не по-детски серьезно смотрела воину в глаза.
   Кейтен почувствовал, как внутри него поднимается волна жалости, смешанная с отвращением к людям, что внушили такие мысли ребенку. Он протянул руку, чтобы утешить ее, но вдруг заметил на щеке девочки красный след. Отвращение тут же превратилось в гнев.
   - Что это? - он взял девочку за подбородок и повернул щекой в свою сторону, - это твоя тетка сделала?
   - Нет! - девочка поспешно прикрыла щеку ладошкой и опустила голову. Ей вдруг стало невыносимо стыдно, что Кейтен увидел этот след, - это не она. И вообще никто. Я сама виновата, потому что неуклюжая и всегда все порчу.
   - Это не правда, - твердо сказал Кейтен. Он присел перед девочкой и заговорил, глядя ей в лицо и осторожно подбирая слова. - Видишь ли, Велена, твой папа был моим родным дядей. И когда я приехал в вашу деревню, я хотел найти его. Но, к сожалению, я не успел.
   - Правда? - девочка недоверчиво смотрела на воина, - а почему папа никогда о вас не говорил?
   - Я бы сам хотел это знать, - с такой обидой протянул взрослый воин, что Велене на мгновение даже стало смешно.
   - Жалко, что вы не увидели папу. Наверное, он был бы вам очень рад. Получается, вы зря приехали? Вы поэтому такой грустный все время?
   - Грустный? - улыбнулся Кейтен, - наверное, ты права. Но не думаю, что приехал зря. Ведь я нашел свою кузину и хочу забрать ее с собой, в дом, где раньше мы жили вместе с Николасом и моим отцом.
   - Правда? Тогда вам не стоит так грустить, у вас же будет семья, - завистливо протянула девочка.
   - Только если моя кузина согласиться поехать со мной. Ну, так что, согласишься? - улыбнулся мужчина.
   - Я? - удивилась девочка.
   - Ты, - рассмеялся Кей, - а разве не ты дочь Николаса, моя кузина?
   - Правда... Это правда, - растерянно протянула Велена, - значит, вы мой двоюродный брат?
   - Совершенно верно, - кивнул Кей в ответ, - и я надеюсь, ты согласишься уехать со мной?
   - Уехать с вами? И вы правда хотите этого? Чтобы я жила с вами? - девочка не знала, стоит ли ей радоваться, но губы уже сами собой растянулись в улыбку. Внезапно девочка помрачнела и отвела взгляд, - нет, я не могу поехать.
   - Почему? - удивился воин. - Ты не хочешь ехать со мной? Может быть, я чем-то тебя напугал?
   - Нет! - искренне воскликнула девочка, - вы сильный, красивый и наверняка храбрый, как герои из папиных сказок. Только... только я вам не нужна. Я же бесполезная, даже самую простую работу плохо делаю. Тетя сказала, что никто кроме нее не согласиться терпеть такую обузу. Я не хочу, чтобы вы тоже на меня сердились.
   Кейтен пораженно замер. Он не ожидал услышать такую причину отказа. Он взял девочку за руки и внимательно глядя ей в глаза, начал тихо ей говорить:
   - Велена, ты не бесполезная. И не обуза. И я очень хочу, чтобы ты верила мне. Обещаю, что не буду сердиться и буду защищать тебя. Всегда. Ты мне нужна и я хочу, чтобы мы стали одной семьей, понимаешь?
   Девочка неуверенно кивнула.
   - Ты правда хочешь быть моей семьей? Как были мама и папа? Честно?
   - Честно. Даю тебе слово. Теперь ты согласишься ехать со мной?
   - Да, - счастливо вздохнула девочка и доверчиво сжала его руки своими маленькими ладошками.
   Они подходили к дому, крепко держась за руки. Больше Кейтена не тяготила и не пугала ответственность. Он был твердо намерен сдержать все свои обещания, и был рад этому.
   Рядом с домом старосты он заметил нервно вышагивающего Виктана и стоящего рядом Левониса.
   - Кейтен! - воскликнул заметивший его воин. - Наконец-то! Почему так долго?
   - Долго? - насмешливо посмотрел на друга Кейтен.
   - Он просто волновался, что ты не найдешь общий язык с нашей маленькой леди, - улыбнулся Левонис, - но, как я вижу, все в порядке?
   - Да, все хорошо. Где Брэм?
   - Он в доме, разговаривает со старостой. И было бы не плохо, если бы ты присоединился к нему. Все-таки ты родственник девочки. А пока позвольте представиться, маленькая леди, - эльф сделал изящный поклон, - я Левонис Коинес, странствующий менестрель, поэт и ценитель прекрасного. А вы, как я понимаю, Велена? Ах, как вы похожи на свою матушку, прекрасную Лексин. - И эльф мечтательно закатил глаза.
   - Вы знали мою маму? - жутко стесняясь красивого юноши, тихо спросила Велена.
   - Да, имел честь. Это были золотые дни... - эльф резко склонился к девочке и та испуганно вздрогнула.
   - Хватит дурачиться, Левонис. - перебил его Виктан. - Идите в дом, Кей. Пусть девочка переоденется и соберет вещи, а ты посети старосту. Зови меня Вик, малышка. Надеюсь, ты обедала? Нам предстоит долгая дорога.
   - Да, господин Вик, - пробормотала девочка. - А мы уже уезжаем? - повернулась она к Кейтену, - так скоро?
   - Не думаю, что есть смысл тянуть, - ободряюще улыбнулся он девочке, - но если ты не готова, то мы, наверное, можем и задержаться.
   - Нет, - покачала головой девочка, - у меня немного вещей. И прощаться почти не с кем.
   - Тогда пойдем? - кивнул Кейтен в сторону дома.
  
   Разговор со старостой не занял много времени. Прощание вышло сухим и скомканным. Тетка недовольно хмурилась, но Ворт предостерегающе на нее посмотрел и та ничего не сказала. Староста искренне пожелал девочке удачи и ненадолго прижал к себе. Девочку расстраивало только отсутствие Горда, но тот так и не явился проводить подругу.
   Лошади были оседланы, вещи собраны, и люди готовы отправиться в путь. Кей посадил Велену на лошадь впереди себя и они поехали через деревню. Местные удивленно, а некоторые и с откровенной завистью, провожали их взглядами. Новость о том, что местную дурочку забирает к себе ее брат (самый настоящий граф!), быстро облетела маленькую деревушку. На улицу уже вышли все любопытные, с интересом рассматривая маленькую компанию. Уже подъезжая к краю деревни, путники услышали срывающийся детский голос:
   - Велена! Велька! Подожди!
   Девочка обернулась и увидела бегущего к ним Горда.
   Кейтен остановил коня и обратился к сестре:
   - Это твой друг? Хочешь попрощаться?
   - Если можно, - кивнула девочка.
   - Ну, конечно. - воин спешился и опустил девочку на землю.
   - Велька! - подбежал запыхавшийся мальчик и с трудом отдышавшись, поднял на девочку глаза и виновато произнес, - прости, что сразу не подошел, мамка опять зачудила, не хотела пускать. Значит, уезжаешь?
   - Да, - кивнула девочка, - это мой кузен, Кейтен, - указала она на стоящего рядом воина. - Я теперь буду с ним жить. Мы, наверное, больше никогда не увидимся?..
   - А ты не хочешь меня больше видеть? - надулся мальчик.
   - Очень хочу! Ты же мой друг!
   - Тогда обязательно увидимся! - неожиданно весело улыбнулся Горд. - Только подожди! Я вырасту и к тебе приеду!
   - Обещаешь? - улыбнулась Велена в ответ.
   - Обещаю! А вы не вздумайте ее обижать! - он выпрямил спину и стараясь выглядеть как можно более грозным, повернулся к Кейтену. - Потому что когда я вырасту, я буду сильный и буду Велену защищать, как рыцарь!
   - Договорились, - рассмеялся Кей, - а до того момента, пока ты вырастешь и станешь достаточно сильным, уж позволь мне оберегать мою сестру самому.
   - Хорошо, - важно кивнул мальчик в ответ, - обещайте, что с ней все будет в порядке!
   - Даю слово! - серьезно сказал воин и протянул руку. Горд неуверенно протянул свою в ответ и они скрепили обещание рукопожатием.
   - До встречи, Велька! - кричал вслед удаляющимся от деревни путникам мальчик.
   Велена с трудом сдерживала слезы. Ей было грустно покидать друга. Было страшно вступать в новую жизнь с незнакомыми людьми. Она шмыгнула носом. А не зря ли она согласилась? Вдруг Кейтен окажется таким же, или спаси Светлые Боги, еще хуже тетки Марты? Права была Малуша - дурная она. Всегда сначала делает, потом думает...
   - Ну, чего загрустила? - посмотрел на девочку Кей, - если из-за того смешного парнишки, то не переживай. - он погладил девочку по голове, - он ведь обещал тебе. А друзья всегда держат слово, если они настоящие друзья. Ведь твой Горд такой?
   - Да. Он самый настоящий друг. - гордо задрала нос девочка. - Только мне все равно грустно почему-то, - она не сдержалась и всхлипнула.
   Кейтен покрепче прижал ее к себе, девочка уткнулась носом в жесткую кожу его жилетки и тихонько заплакала. Воин продолжал поглаживать ее по голове, пока не услышал, как судорожные всхлипы превратились в мирное сопение.
   - Уснула? - подъехал поближе Брэм.
   - Да, - улыбнулся Кей в ответ, - слишком много событий. Она ведь еще совсем маленькая. - Покачал он головой, - и уже столько горя.
   - Ну, теперь девочка с тобой. Так что постарайся подарить ей побольше хороших воспоминаний. Дети быстро забывают плохое, если растут в любви.
   - Я буду очень стараться, Брэм, уж поверь мне, - снова улыбнулся Кейтен. Он вообще забыл, когда в последний раз так часто улыбался. - Нам всем нужны хорошие воспоминания.
   - Ты прав, мой мальчик. Ты совершенно прав.
  
   Полуденное солнце грело изо всех сил, словно собираясь выдать путникам все запасы тепла перед долгой осенью. Дорога проходила через лес, так что кроны деревьев дарили относительную прохладу, но не спасали от духоты. Велена оглядывалась вокруг, в надежде заметить хоть что-то интересное, но вокруг были все те же молодые дубы, большие вязы и золотистые клёны. Девочка вздохнула. Она впервые за всю свою жизнь выбралась из деревни и надеялась увидеть что-то новое. Но, ни приключения, ни прекрасные виды ей не открывались. Что ж, рассудила она, они в пути всего четыре дня, так что все может случиться.
   - Вик, ты уверен, что это лучшая дорога к столице? - в который раз нахмурился Кейтен. На пути домой они решили сделать небольшой крюк и посетить Аллаин, главный город империи Мор.
   Левонис собирался навестить друзей, живущих там, и устроить несколько выступлений. Друзья решили составить ему компанию и сделать кое-какие покупки, к тому же, они хотели показать столицу Велене. И вот уже несколько дней, как девочка в предвкушении оглядывалась по сторонам, хоть и знала, что путь до столицы займет у них неделю.
   - Чем тебе так не угодила эта милая рощица, Кейтен? - усмехнулся Виктан.
   - Даже не знаю, какую именно причину тебе назвать. Может тем, что эта рощица не заканчивается уже второй день? Или тем, что на карте нет этой дороги? Ну или просто тем, что с самого утра меня не покидает ощущение, что кто-то пристально смотрит мне в спину. Какая из этих причин достаточно уважительная для тебя?
   - У тебя разыгралось воображение, - нахмурился Вик. - Эта дорога ничем не хуже и не лучше других. А на карте ее нет потому, что о ней знают только местные.
   - Вот только что-то этих местных тут даже след остыл, - задумчиво протянул Левонис. - Ты не единственный, друг мой, кого не покидает ощущение чужого взгляда на спине, - обратился он к Кейтену. Давайте будем осторожнее.
   Брэм подъехал ближе к Кейтену, а Вик еще больше нахмурился и положил руку на рукоять меча. В чутье эльфа он не сомневался, да и Кейтена интуиция не раз выручала из передряг. Но пока все было тихо, воин все еще надеялся, что это просто фантазия его друзей.
   - Возможно, нам следует поискать в Аллаине учителя для Велены? - задумчиво спросил Брэм, ни к кому не обращаясь. - Скажи, малышка, ты умеешь читать или считать?
   - Немного, - вздохнула девочка, - папа учил меня. Только у старосты книг не было совсем, только записи всякие с расходами. Я уже наверное ничего не смогу...
   - Хм, давай-ка проверим, что ты помнишь, детка, - Левонис достал из дорожной сумки потрепанную книжку и протянул девочке.
   - Что это? - подозрительно спросил Кейтен.
   - Всего лишь "Сказание о Вельрихе Отважном",мне подарил ее один старый друг, - фыркнул эльф. - Не переживай, друг мой, ничего плохого в этой книге нет. Обычная сказка старых лет. Ну что же, Велена, попробуешь?
   Девочка с благоговением взяла в руки книжку и провела рукой по обложке, с затертым изображением голубоглазого рыцаря на огромном жеребце. В руках у героя сказания был огромный меч, которым он грозил невидимым врагам. Велена восхищенно вздохнула - как давно она не держала в руках книгу. А истории о рыцарях были самыми любимыми из тех, что читал ей отец. Она перевернула страницу и напряженно всмотрелась в текст. Буквы были красивыми, украшенные завитками и дугами.
   - Эта книга поведает вам о славном рыцаре Вельрихе, - медленно, но уверенно прочитала девочка, - непобедимом герое. Защитник слабых, воин добра - одни из немногих его имен.
   - Замечательно! - перебил ее Брэм, - ты просто умница, Велена.
   Девочка зарделась от похвалы, но отдавать книгу не спешила:
   - Левонис, а можно мне оставить книгу ненадолго у себя? Я бы очень хотела ее дочитать, - она смущенно прижимала свое новое сокровище к груди.
   - Конечно, детка, - заулыбался тот в ответ, - пожалуй, я ее даже тебе подарю.
   - Ой, спасибо! - взвизгнула девочка.
   - Не вертись, Велена! - засмеялся Кейтен, придерживая девочку, сидящую перед ним в седле рукой - а от упадешь от радости. Успеешь и поблагодарить Левониса, и почитать на привале.
   - Извини, - смутилась девочка и крепко ухватилась за луку рукой, продолжая прижимать к себе книгу.
   - А остановиться придется скоро, - пробормотал Виктан, - Кей, справа от вас, присмотрись аккуратно.
   Кейтен осторожно скосил глаза на деревья и заметил, как среди густой листвы блеснул металл. Через несколько секунд солнце отразилось уже в другом месте.
   - Велена, спрячь свою книжку и держись за седло как можно крепче, сейчас мы очень быстро поскачем. - тихо произнес Кей, спокойно потрепав девочку по голове.
   - Что-то случилась? - испуганно спросила девочка.
   - Все в порядке, милая. Просто держись крепче. - Кей незаметно опустил руку на рукоять меча, привязанную к сумке на лошади.
   Все остальные, кроме Левониса, так же сосредоточенно всматривались вперед. Лошади постепенно ускоряли шаг.
   - Можно не спешить, - тихо произнес Левонис, - дорогу впереди перекрывает поваленное дерево.
   Виктан тихо выругался себе под нос.
   - Вик, при ребенке! - укоризненно покачал головой Брэм.
   - Прости, - но извиниться Виктан уже не успел.
   На дорогу перед ними с громкими воплями выскочили несколько человек, еще около десятка стояли на тропе позади них. С тихим шелестом воины достали мечи из ножен. Разбойники, а это несомненно были разбойники, ощетинились ржавыми мечами и ножами в ответ. Велена покрепче прижалась к Кейтену и с интересом рассматривала окруживших их людей. Ей было ни капельки не страшно, она была уверена, что такие грозные воины как кузен и его друзья, с легкостью обратят разбойников в бегство.
   - День добрый, господа! - обратился к путникам высокий мужчина, вышедший вперед из толпы разбойников. Его одежда была немного лучше, чем у других, из чего можно было сделать вывод, что он главный в этой шайке, - прекрасная погода, не находите?
   - Прекрасная, - кивнул в ответ Брэм, - и день был достаточно добрым до нашей встречи. Как я понимаю, вы сейчас попытаетесь нас ограбить?
   - Вы невероятно проницательны, друг мой. - заулыбался разбойник. - Только не советую вам сопротивляться. Вы на прицеле у моих друзей, поверьте, с такого расстояния они не промажут. - По взмаху руки главаря из кустов вышли двое разбойников с арбалетами. - Не будем травмировать ребенка гибелью спутников. Это неподобающее зрелище для маленькой девочки, - разбойник подмигнул Велене.
   Друзья переглянулись. Левонис улыбался своей беззаботной улыбкой, Виктан иронично поднял бровь и насмешливо смотрел на грабителей. Эта насмешка во взгляде начала раздражать главаря.
   - Давайте только без глупостей. Спешивайтесь и передайте нам свои вещи. И побыстрее, господа, - нахмурил он брови.
   - Разве можем мы отказать столь любезному человеку? - Кейтен спешился и поднял Велену на руки, - не бойся, милая, все будет хорошо. Постой здесь тихонько, ладно? - он ободряюще улыбнулся девочке.
   Велена послушно встала возле лошади, всё еще прижимая к себе книгу, которую так и не успела убрать.
   - Вот и славно, - облегченно заулыбался разбойник, - ведите себя тихо и никто не пострадает.
   - Вот здесь ты не прав, - еще сильнее заулыбался Левонис и двое разбойников с арбалетами оказались насквозь прошиты двумя метательными ножами. Их товарищи еще не успели ничего осознать, но вот двое из них с хрипом падают на землю, а в руках эльфа уже блестят новые клинки.
   - Убить их! - закричал главарь и бандиты ринулись навстречу спешившимся друзьям.
   - Велена, постарайся не высовываться из-за моей спины. И закрой глаза! - скомандовал Кей, поворачиваясь к нападающим.
   Девочка послушно закрыла лицо ладошками. Разбойники дрались яростно, их преимуществом были злость и количество, но на стороне Кейтена и его друзей стояли умение и опыт. Трое воинов стояли спокойно, защищая ребенка за их спиной, и только Левонис мелькал то тут, то там, вращая двумя тонкими мечами с огромной скоростью.
   Велена осторожно приоткрыла глаза. Поняв, что на нее никто не смотрит, она убрала от лица руки и стала наблюдать за битвой. Все ее внимание тут же привлек эльф, он словно танцевал какой-то боевой, кровавый, но от этого не менее изящный и прекрасный танец. Он порхал и парил над землей, кружил вокруг противников в немыслимых поворотах, прыжках и пируэтах.
   Засмотревшись на очередной невероятный кульбит Левониса, Велена случайно сделала шаг из своего укрытия и тут же споткнулась о лежащий рядом камень. Она неловко взмахнула руками и растянулась на земле. Торопливо встав, девочка отряхнула испачканное платье. Какая она неуклюжая, вздохнула девочка. Колени и ладошки болели от свежих ссадин, новое платье было запачкано и немного порвано, да еще и книга...а где же книга?!
   Девочка растерянно огляделась вокруг и увидела, что ее книга, ее сокровище лежит в нескольких шагах от нее. Но вот кто-то из разбойников, пробегая мимо, наступил на книжку и со злостью пнул мешающий предмет.
   Велена ахнула и не раздумывая бросилась вперед. Пробежав мимо дерущихся мужчин, она схватила с земли пыльный томик и облегченно вздохнула.
   - Какая прелесть! Глупая девчонка дает мне шанс на спасение! Я должен горячо поблагодарить тебя, - прозвучал голос у нее за спиной. - Но только немного позже.
   Девочка обернулась и увидела перед собой главаря разбойников. Она дернулась было назад, но тот с легкостью схватил ее и поднял над землей.
   - Что же, - посмотрел разбойник на остатки своего воинства, - пожалуй, кроме меня здесь спасать уже и не кого. Поспешим, малышка, - и мужчина направился в сторону густеющих деревьев.
   - Нет! - закричала девочка, - отпусти меня! - она беспомощно дергалась и старалась вырваться из рук похитителя, но силы ребенка значительно уступали крепкой хватке взрослого мужчины. - Кейтен! - отчаянно закричала девочка.
   - Велена? - воин обернулся на крик и увидел удаляющегося разбойника, на руках у которого билась его сестра.
   Кей дернулся в их сторону, но путь ему тут же преградили двое разбойников. Воин рассвирепел - его сестренка в руках этого человека, а он тут теряет время! Яростные, сильные удары обрушились на его противников.
   - Он забрал Велену! - закричал Кей подоспевшему Брэму.
   Левонис тоже услышал эти слова и, легко увернувшись от ударов своих противников, подбежал к друзьям.
   - Бегите за ним, с этими я закончу, - он указал на оставшихся на ногах разбойников.
   - Спасибо, - коротко кивнул Кей и бросился в сторону, где скрылся главарь разбойников с его сестрой. Брэм с Виктаном переглянулись и отправились следом.
   Левонис повернулся к подступающим бандитам:
   - Продолжим, господа?
  
   Разбойник несся по лесу, не разбирая дороги, и нес за собой девочку, закинув как мешок на плечо. Велене было очень страшно, теперь она по настоящему осознала опасность ситуации. Ветки больно хлестали ее по лицу, путались в волосах, вырывая пряди. Девочка тихо, отчаянно заплакала. Что же ей делать? Теперь Кейтен ни за что не сможет ее найти! Отчаяние накатило острой волной, в голове поплыл туман. Надо что-то делать... Почти теряя сознание, она до предела вывернула голову и со всей силы укусила разбойника за руку. Рот заполнил железный привкус, а похититель дико закричал. Он сбросил девочку на землю и схватился за раненое предплечье. Велена сильно ударилась о землю, но поспешила отодвинуться подальше от вопящего бандита.
   - Маленькая дрянь! - мужчина выхватил нож и подскочил к девочке, - может мне проще прикончить тебя, чем тащить за собой?
   Желая припугнуть девочку, он замахнулся на нее ножом. Велена испуганно закричала и в ту же минуту в воздухе мелькнула серая тень. Огромный волк повалил бандита на землю и вцепился ему в горло. Разбойник тонко взвизгнул, но звук тут же оборвался и тело мужчины обмякло. Велена сидела не шевелясь, от ужаса она даже не могла повернуть голову или закрыть глаза. Волк спрыгнул с трупа убитого им мужчины и обернулся к замершей девочке. И вдруг, огромный, страшный зверь с окровавленной пастью припал на задние лапы и, поскуливая, как щенок, подполз к девочке, преданно глядя ей в глаза. Велена изумленно смотрела в желтые глаза зверя. Они вдруг показались ей очень умными... Странно знакомыми... Как будто она видела их уже. Видела прежде... Ну, конечно! Она видела их во сне!
   - Это же ты? - неуверенно спросила девочка, - ты мне снился?
   Волк подполз ближе и завилял хвостом. Велена неуверенно положила руку на загривок зверя, погладила густую шерсть. Волк заработал хвостом еще быстрее.
   - Это правда ты, - всхлипнула девочка и обняла своего спасителя за шею. Она ревела, уткнувшись в густую шерсть и не могла остановиться. Волк в ответ тихо поскуливал.
   Рядом послышались голоса и треск ломающихся веток. Волк насторожился, подняв голову в сторону шума. Из кустов выбежал Кейтен, с мечом на перевес.
   - Велена! - он заметил девочку и сидящего рядом волка. - Велена, что ты делаешь? - охрипшим голосом прошептал он.
   Волк посмотрел на мужчину и широко зевнул, обнажив внушительные белоснежные клыки. Позади Кейтена показались отставшие от него Брэм и Виктан, рядом бесшумно появился Левонис. Волк поднялся, смерил взглядом появившихся людей и, ткнувшись мокрым носом в щеку Велене, одним гигантским скачком скрылся в чаще.
   - Велена! - подлетел к девочке опомнившийся Кей, - О, Светлые Боги! С тобой все в порядке? - он поднял девочку с земли и старательно вертел в поисках ран.
   - Все хорошо, - шмыгнула носом девочка, - волк меня спас.
   - Спас? Велена, ты меня с ума сведешь! - Кейтен прижал девочку к себе.
   - Всегда хотел посмотреть, что сделает хранитель с идиотом, осмелившимся угрожать жизни ведуньи, - Левонис брезгливо потыкал труп разбойника ногой, - ничего особенного. Хотя эффективно, должен признать.
   - О чем ты? - повернулся к эльфу Брэм.
   - О хранителе Велены. Может, когда она подрастет, это будет интереснее?
   - Ты хочешь сказать, что тот волк?..
   - Ну да, он ее хранитель. У каждого ведуна из правящей семьи он есть. Хотя она и не видела их ни разу, кровь оказывает сильное влияние, пусть и разбавленная вполовину.
   - Постой, - нахмурился Кейтен, - ты хочешь сказать, что Велена на половину ведунья? И Лексин была из правящей семьи?
   - Ну не твой же дядя, - улыбнулся Левонис. - Он был чистокровным человеком.
   - Ты никогда не говорил об этом, - растерянно провел по волосам ладонью Кей.
   - А ты и не спрашивал, - равнодушно пожал плечами в ответ Левонис.
   - Но тогда почему?
   - Почему они скрывались? Не думаешь ли ты, что Лекс с Ником прятались из-за людей? - фыркнул эльф, - что ты, их мало волновало чужое мнение. Но дочь гордого народа ведунов, наследница дома Вечного Тиса себе не принадлежит. Судьбой Лекс было служение своему народу. Ее ждал янтарный посох их правящего дома. Перед тем, как она сбежала, ее дед заключил договор о браке с другим правящим домом. Он не мог допустить связи Лексин с человеком, поэтому их долго искали.
   - И, видимо, нашли два года назад. - нахмурился Брэм.
   - Что ты, друг мой! - замахал руками менестрель, - правитель Салтрен никогда бы не допустил гибели внучки. После смерти родителей Лексин во время войны Плачущих Деревьев она и ее младший брат единственные его наследники. Старик сильно сдал с тех пор. Хоть и прошло уже почти сто лет, он не перестает скорбеть по ним.
   - Давайте выбираться отсюда, поговорить вы успеете и потом. Лучше выйти из этой гостеприимной рощицы до темноты и найти место для ночлега. - обратился к друзьям Виктан.
   - Ты прав, Вик. - Кей подхватил на руки притихшую Велену, - нам действительно нужно поторопиться.
  
   Дальнейший путь друзей прошел спокойно. К вечеру третьего дня они подъезжали к столице. Город встретил их сиянием шпилей на городских храмах, гулом многотысячного населения и огромной очередью у центральных городских ворот.
   - Мы рискуем простоять тут до ночи, - тоскливо протянул Виктан.
   - Но если ехать до других ворот и стоять в очереди еще там, то ночевать нам точно придется за воротами, - вздохнул Кейтен в ответ, - а нам еще нужно устроиться в городе. Мы едем без предупреждения, не думаю, что слуги в нашем городском доме готовы принимать гостей.
   - За что люблю нашего Кея, так это за скромность. - Усмехнулся Брэм. - Ты снова забываешь, что ты граф и можешь не стоять в очереди среди простых людей?
   - Ты прав, это не пришло мне в голову, - смутился Кейтен, - я слишком давно живу как простой офицер. Я никак не могу привыкнуть к тому, что унаследовал.
   - Тебе нужно скорее вживаться в эту роль, учитывая то, чем закончились наши поиски.
   Кейтен болезненно сморщился, но послушно отправил лошадь в обход толпы к воротам. Люди вокруг недовольно заворчали, но вид грозных воинов не позволял открыто возмутиться. Подъехав к стражникам у ворот, Брэм достал из сумки свиток с перечнем титулов и привилегий графа, с подписью и печатью Императорской семьи.
   - Светлого дня вам, молодцы. Нам нужно срочно попасть в город, надеюсь, это не станет проблемой для графа Эллиона и его свиты?
   - Не положено вне очереди, - нахмурился молодой стражник и поправил съехавший на нос шлем, явно ему великоватый. - Много Вас с такими липовыми бумажками ездют тут...
   - Ты пытаешься обвинить нас во лжи, парень? - сурово нахмурился Кейтен, - ты знаешь, какое наказание можешь понести за свои слова?
   - А вы мне тут не угрожайте! Я между прочим при исполнении... здесь. - парень вытащил короткий меч из-за пояса, - сказал не положено. Надо ждать пока капитан придет, он уж с вами разберется.
   - Тогда отыщи его побыстрее, - спрыгнул с коня Брэм, - не заставляй ждать усталых путников, добром это не кончится.
   - Ничего, все ждут, и вы подождете, - отвернулся стражник в сторону своего напарника, который досматривал крестьянскую повозку.
   - По-моему ты не понял, мальчик. - Виктан спешился вслед за Брэмом, - нам нужно попасть в город. Сейчас. - он положил руку на свой меч и сделал шаг в сторону стражника.
   - А я сказал пошли отсюда, господа хорошие, пока я подмогу не кликнул! А то попадете в город, сразу в тюремный подвал! - стражник выставил вперед меч, Виктан потянул свой из ножен.
   - Что здесь происходит?! - раздался громкий голос над притихшей в предвкушении интересного зрелища толпой, - что за беспорядок, сержант?
   К посту подошел крепкий, широкоплечий мужчина, слегка прихрамывая.
   - Да вот тут лезут без очереди, господин капитан. Я им говорю - не положено, а они бумажки в нос тыкают, мол графья! Ну, вот...
   - Ты что, идиот, сержант? Или забыл указ императора?! Ты должен был проверить документы, а если сам неграмотный, у тебя в сторожке писарь для таких дел сидит!
   - Так ведь...
   - Цыц, бестолочь, потом поговорим. А вы господа, что ж сразу за оружие хватаетесь? Не хорошо! Показывайте свои документы, сейчас разберемся. - обратился капитан к путникам.
   - Герик? - удивленно повернулся Кейтен, - лейтенант Герик Кроф?
   Капитан удивленно повернулся и громогласно захохотал:
   - Кейтен Эллион! Граф! - он направился к Кейтену.
   Тот поспешно передал Велену в седло эльфа и спрыгнул с лошади. Мужчины крепко обнялись и засмеялись уже вместе.
   - Гер, дружище! - подлетел к ним Виктан.
   - Пройдоха Вик! - процедура объятий и похлопываний повторилась.
   - Так ты теперь капитан! - улыбнулся Кейтен, - поздравляю!
   - Да с чем тут поздравлять? - скривился Герик в ответ, - после той стычки со степняками звание-то мне дали, но теперь я не боец. - он указал на левую ногу, - только здесь вот место подыскали, за желторотиками в городской страже присматривать. Но к чему об этом? Давайте-ка пройдем в город, отыщем хорошую таверну и посидим за кружечкой пивка! Познакомишь меня с друзьями...
   - Постой, Гер! Давай отложим это до вечера. Мне нужно заехать в городской дом и устроить ребенка.
   - Ребенка? - изумленный взгляд капитана остановился на Велене, - мы не виделись всего год, откуда у тебя взялся ребенок?
   - Это длинная история, друг мой. Я расскажу тебе все позже.
   - Тогда встретимся вечером, в таверне "Гоблинская подкова". Она недалеко от площади, любой прохожий подскажет.
   Друзья тепло попрощались и путники, наконец, въехали в город. Их тут же поглотила толпа.
   Город оглушал. Город ослеплял. Повсюду сновали люди, проезжали экипажи, проносились всадники, горделиво шествовали стражи. Велена зажмурила глаза и покрутила головой. На миг ей показалось, что она спит, голоса толпы сливались в один неясный гул, от разнообразных нарядов рябило в глазах. Она прижалась к Кейтену, который снова усадил ее к себе в седло, не зная, ужасаться или восхищаться огромным городом.
   - Не переживай, Велена, - разгадал ее смятение Кейтен, - ты быстро привыкнешь к этому. Лучше посмотри вперед, сейчас мы будем проезжать главную площадь, или как ее называют - Площадь Семи Храмов.
   Велена послушно подняла голову и тут же восхищенно задержала дыхание. Впереди возникла огромная площадь, в центре которой стояла гигантская статуя верховного бога Легфела, создателя сущего и хранителя порядка. По традиции бог был изображен высоким, стройным мужчиной, с суровым и хмурым взглядом. Верховный бог держал в руках меч, на эфесе которого были изображены серебряные весы, символизирующие его власть. Судья земных поступков, карающий грешников и следящий за порядком в мире, который создал.
   Чуть подальше, за статуей верховного бога располагались еще шесть статуй, не столь больших, но так же поражающих своим масштабом. По три статуи по правую и левую сторону Легфела, изображающие остальных богов из пантеона. Жена Легфела, богиня плодородия, хранительница домашнего очага, милосердная Армелия, их сын - Харт, покровитель воинов и боевых искусств, а также их дочь - богиня любви и красоты, прекрасная Феральти, защитница природы. Они стояли по правую сторону от Легфела, слева же располагалась статуя бога стихий, грозного Тордена, брата Армелии; его жены, темной богини Демы, владычицы царства мертвых и их сына, Яндерфальда, покровителя изящных искусств, дипломатии и хитрости. Позади величественных скульптур располагались храмы, выстроенные в честь верховных богов, куда нескончаемым потоком тянулась череда паломников и просто желающих помолиться. У ворот каждого храма стояли жрецы, отдавшие жизнь служению тому или иному богу, встречая страждущих и осеняя их знаками своего бога.
   - А что это за храм сзади всех? - с интересом спросила Велена, вглядываясь в величественное здание, расположенное дальше за высокой железной оградой и утопающее в тени прекрасных деревьев и цветов.
   - Это не храм, милая, - улыбнулся Кейтен, - это императорский дворец.
   - Красивый, - восхищенно протянула девочка, приглядываясь к изящным башенкам, высоким светлым стенам и стройным шпилям. Вокруг дворца были разбиты многочисленные клумбы с незнакомыми ей, но такими прекрасными цветами, тщательно ухоженный сад пересекали ровные ряды аллей, разноцветными бликами искрились фонтаны.
   - Да, красивый, - усмехнулся Кей, - и внутри он так же великолепен, как снаружи.
   - Ты был во дворце императора? - с придыханием спросила Велена.
   - Конечно, Велена, я ведь граф, а император любит пышные приемы, куда созывается множество дворян. Думаю, ты тоже сможешь посетить его, когда подрастешь, - взлохматил волосы девочки брат.
   - Я? В императорский дворец? - изумленно распахнула глаза девочка.
   - Ты, Велена, ты, - рассмеялся Кейтен. - Начинай привыкать к тому, что теперь ты леди Эллион, наследница графского титула.
   Девочка потрясенно молчала, переваривая заявление брата. Она так задумалась, что пропустила остаток пути к городскому дому Кейтена и опомнилась, только когда лошади остановились и Брэм устало произнес:
   - Ну, вот мы и дома.
  
   В таверне "Гоблинская подкова" было шумно и многолюдно, свободны были только несколько столиков, один из которых и поспешили занять Кейтен с друзьями. Пару часов назад они устроились в городском доме Эллион, порядком переполошив прислугу. Разместившись и поручив заботу о Велене своей старой экономке, добродушной тётушке Элли, мужчины решили отправиться в трактир, чтобы успеть поговорить до прихода Герика.
   Они хотели услышать от Левониса более подробный рассказ о происхождении Велены и ее матери, Лексин. И хотя они считали Герика другом, все же этот разговор был слишком личным. Устроившись, и сделав заказ у миловидной официантки, мужчины устремили свои взгляды на эльфа. Тот, впрочем, внимание друзей игнорировал, лениво перебирая струны лютни, которая всегда оказывалась в его руках, во время урочное и неурочное.
   - Ну же, Лео, не томи! - не выдержал наконец Виктан , - мы же так и не закончили разговор о семье Лексин.
   - Ненавижу, когда ты сокращаешь мое имя, - поморщился в ответ Левонис, но сжалился над друзьями и пояснил, - я все расскажу, как только та милая, но чрезвычайно любопытная девушка принесет наш заказ. К чему нам лишние слушатели?
   С трудом дождавшись, пока подавальщица расставит их заказ на столе, воин снова пристально уставился на эльфа и нетерпеливо заерзал на стуле. Левонис усмехнулся, но все же соизволил спросить:
   - Так что же еще вы хотите узнать, друзья мои?
   - Как вообще вышло, что Николас познакомился с ведуньей? - опередил Кейтен вопросы друзей. - Насколько я знаю, их города закрыты от посторонних и охраняются детьми природы надежнее, чем императорская сокровищница или эльфийский венец!
   - Ну, ты же знаешь, как твой дядя любил путешествовать? Он никогда не стремился к карьере придворного, вести дела усадьбы ему так же было не интересно. Мы и познакомились в одном из его очередных странствий. Пока он не встретил Лексин, он был словно ветер - легкомысленный, свободный, постоянно меняющий направление. Я не был свидетелем их знакомства, только слышал от самого Ника. Он тогда наслушался сказок о чудодейственных свойствах озера Гаираш, которое находится как раз на границе владений Вечного Тиса. Но он заблудился, что немудрено в этих густых лесах, к тому же умудрился наткнуться на выводок трикс. И именно в это время на него наткнулась Лексин. Она направлялась на поиски редких трав, а нашла раненого воина. Бросить его ведунья, понятное дело, не могла. Поэтому она отвела его во владения ведунов - Амбрест, в город Янтарных деревьев, Сагрин. За время поправки Ник познакомился со многими жителями леса, даже дед Лексин, правитель Салтрен проникся к нему чем-то вроде уважения и подарил ему статус желанного гостя в их городе.
   - Симпатия ведунов прямо какая-то мистическая вещь, - присвистнул Брэм, - чем же Ник заслужил такое доверие?
   - Ты недооцениваешь его обаяние, - усмехнулся Левонис, - как недооценил его в свое время Салтрен. Он не сразу понял, к чему ведут частые визиты Николаса в их дом и категоричный отказ Лексин очередному знатному жениху. Дед только посмеивался, думая, что внучка унаследовала его суровый характер и когда придет время, выбор правителя она примет спокойно. А Лексин согласилась только на одно предложение, которое сделал Николас. Салтрен был в ярости. Нику дали сутки, чтобы навсегда покинуть Амбрест, а Лексин заперли, в срочном порядке заключив договор о браке с домом Седого Вяза. Их правитель не раз делал предложение и самой Лексин, и пытался договориться с правителем. Это древнейший род, второй по значимости после самого Тиса. Обычно, Салтрена останавливала дурная слава этого дома, но в этот раз гнев ослеплял старика и Ирвис, правитель Вязов, как нельзя кстати подвернулся под руку. И тогда Ник и Лексин сбежали. - Эльф потянулся к кружке с вином, делая внушительный глоток.
   - Просто сбежали? - недоуменно спросил Виктан. - Из Сагрина, из Янтарных лесов?
   - Ну не просто конечно, - пожал плечами Левонис, - им просто немного помог один хороший друг.
   - Не ты ли был этим помощником? - поднял бровь Брэм.
   - Ну, я, - не стал скрывать Левонис, - отчего же не помочь влюбленным? Тем более друзьям. Но эта долгая история, быть может, как-нибудь в другой раз я поделюсь с вами. Итог один, им удалось сбежать. В ближайшем городе был проведен брачный обряд, Лекс немного расслабилась и уже не так боялась погони. Сначала они хотели остаться в имении твоего отца, Сормас был только рад видеть остепенившегося наконец брата и прекрасную невестку рядом. Но молодоженов быстро нашли. На Ника было совершено покушение. Тогда они решили скрываться. Когда мы последний раз виделись, Лексин уже была в положении и Ник искал спокойное место, какую-нибудь глухую деревушку, где их не смогли бы найти.
   - Неужели дед Лексин был настолько против Ника, что готов был оставить ребенка без отца?
   - Нет, что ты. Салтрен, конечно, старик суровый, но не жестокий. Их искал обманутый жених. Ирвис преследовал Лексин с маниакальной настойчивостью, все же Салтрен погорячился с тем брачным договором. Воины Седого Вяза опасные противники, а иметь их правителя в списке врагов близко к самоубийству.
   - Так ты думаешь, это он виновен в смерти моего дяди? - нахмурился Кейтен.
   - Я ничего не думаю, друг мой. Но мне кажется более чем странным, что Лексин, дитя природы, не смогла сдержать стихию и погибла в огне. Но сейчас уже невозможно говорить о чем-то с уверенностью. Давайте просто почтим память Николаса Эллиона и его прекрасной супруги Лексин.
   За столом повисла гнетущая тишина. Каждый думал о своем и воины молча потягивали вино. В таком состоянии их и застал Герик. Он с улыбкой подошел к столу, но увидев мрачные лица друзей и сам нахмурился.
   - Что-то случилось? - с тревогой спросил он, присаживаясь на свободный стул.
   - Нет, друг мой, мы просто почтили память моего умершего дяди. - Грустно улыбнулся Кейтен.
   - Значит, ты все-таки нашел его, - растерянно протянул капитан Кроф, - прими мои соболезнования, друг. Пусть будет легким новый путь твоего дядюшки.
   - К чему столько грусти, - вдруг хлопнул ладонью по столу Кейтен, - мы так давно не виделись, Герик! Давайте-ка забудем о плохом, друзья мои, и как следует отпразднуем нашу встречу!
   - Вот это другой разговор, - капитан мигом оживился и закричал подавальщице, с легкостью перекрывая гул собравшихся сочным басом. - Мэг, детка! Принеси-ка мне и моим друзьям побольше хорошего вина! Сегодня мы будем веселиться!
  
  
   День у Дариэль не задался с самого утра. В воду для умывания кто-то щедро плеснул зеленки, а платье было заботливо разглажено и прочно прибито гвоздями к стулу. К слову сказать, гардероб девушки и так был довольно скудным, так что эта потеря была весьма ощутимой. Конечно же, преступник тщательно скрыл все следы, но Дара и так прекрасно знала, кто это сделал. Ее маленький воспитанник, проказник Ян. Она была учителем в семье купца Пайсена всего месяц, но уже готова была бежать оттуда без оглядки. Капризный мальчишка Ян, постоянно доводящий ее до белого каления своими шалостями; его старшая сестра Линетт, относящаяся к ней с показным презрением и равнодушием; их отец, дородный купец, постоянно провожающий ее сальными глазами и отпускающий двусмысленные намеки, пугая и без того задерганную девушку. Но самым главным кошмаром была жена купца, мадам Пайсен, вредная, сухая женщина неопределенных лет, которая с упорно не замечала гадкие выходки своего сыночка, но не сводила глаз с мужа, определенно поняв его намерения и без сомнений считая, что только Дара дает этому повод.
   Вот только уйти Дариэль было некуда. Найти работу в большом городе оказалось слишком сложной задачей, особенно для изнеженной девушки из обедневшей дворянской семьи. К черной работе она была не приучена, делать ничего не умела и ее попытки устроиться гувернанткой или учителем, раз за разом проваливались. Брать в дом молодую, красивую девушку, подвергая соблазну мужа, осмеливалась мало какая хозяйка, даже в семью Пайсенов она попала со скрипом, только благодаря настойчивости самого купца. Хотя, если бы она знала, во что выльется его настойчивость, бежала бы от него не оглядываясь.
   После часа упорных трудов надежда спасти платье угасла, пришлось доставать другое. С трудом приведя себя в порядок и бросив прощальный взгляд на обрывки ткани, еще недавно составляющих львиную долю ее гардероба, Дара отправилась на кухню. Розовощекая пухлая кухарка Анна уже возилась у огромной печи, оглушающее звеня сковородками.
   - Доброе утро, Дарочка, - пропела она, - сегодня прекрасный день, не находишь?
   - Доброе, Анна. Не могу сказать, насчет прекрасного дня, этот паршивец Ян уже успел испортить мне настроение.
   - Опять напроказил? - покачала головой толстушка, - ну да я сейчас тебя порадую. Не больше чем полчаса назад, наша дорогая хозяйка собрала своих детишек и отправилась на ярмарку, после которой собирается отправиться в гости к своей тетке. Так что до вечера мы с тобой свободны и избавлены от счастья лицезреть эту семейку.
   - А вот это действительно прекрасная новость, - радостно вздохнула девушка, присаживаясь за стол и двигая к себе чашку горячего чая, которую ей поставила заботливая Анна. - А хозяин?
   - Да на складе где-то у себя, как всегда. Так что отдыхай, девочка. Я сама на рынок скоро пойду, мешать тебе никто не будет.
   После завтрака, распрощавшись с Анной, Дара поднялась в гостиную и удобно расположилась в кресле у большого окна. Вообще-то, подобные вольности прислуги хозяйка не поощряла, но раз ее нет, логично рассудила девушка, ничего страшного не случится, если она немного почитает, устроившись с комфортом. Девушка с ногами забралась в уютное, большое кресло и открыв книгу, умиротворенно вздохнула и погрузилась в чтение.
   Спокойный отдых Дариэль прервал шум. Погрузившись в чтение, она не сразу сообразила, что происходит, а когда подняла голову, обнаружила, что прошло уже много времени и солнце стоит в зените. Хлопнула входная дверь и Дара испуганно встрепенулась. Поспешно поднявшись и разгладив платье, она поспешила покинуть гостиную, в надежде прокрасться в комнату незамеченной, но не успела.
   - Дариэль, птичка моя, что это ты тут делаешь? - послышался довольный голос купца от двери.
   Дара поморщилась. Судя по его интонации, мужчина воспользовался отлучкой жены и успел уже где-то изрядно напиться.
   - Добрый день, господин Пайсен, - она скромно опустила глаза и снова попыталась уйти, - я просто читала, но уже собираюсь уходить, нужно подготовить пособия для занятий с Яном.
   - Какая трудолюбивая птичка, - протянул купец, - успеешь еще повозиться со своими книжками, составь мне лучше компанию за стаканчиком вина.
   - Спасибо, господин Пайсен, но мне не стоит...
   - Нет, нет! Отказа я не приму! И что это за "господин Пайсен", - передразнил он тоненьким голосом девушку, - зови меня просто Питер, птичка моя.
   - Право, это не уместно для гувернантки и нанимателя, господин Пайсен, - отрезала девушка и вновь попробовала проскользнуть мимо стоявшего в двери купца. Но тот остановил ее, схватив за руку.
   - Так давай станем ближе, Дарочка, - слащаво протянул Пайсен, - к чему эти условности между мужчиной и женщиной. - Он попытался притянуть девушку к себе, но Дара с негодованием оттолкнула его.
   - Что вы себе позволяете? Немедленно дайте мне пройти! - девушка с трудом подавила панику, прижав руку к высоко вздымавшейся от сбившегося дыхания груди.
   - Ой, да что ты из себя недотрогу корчишь? - скривился Пайсен. Он вошел в комнату и прикрыл за собой дверь.
   - Что вы делаете? - охрипшим голосом спросила девушка.
   - Пока ничего, - усмехнулся мужчина, медленно приближаясь к Дариэль, - только не вздумай дергаться, птичка.
   Девушка попятилась, стремясь сохранить дистанцию, но Пайсен резко рванул вперед, с неожиданной для него ловкостью, и схватил Дару за запястье. Девушка дернулась, пытаясь освободить руку, но купец оказался сильнее.
   - Отпустите меня немедленно! - все еще пытаясь сохранить ровный тон, Дара безуспешно пыталась вырваться, чувствуя, как ее охватывают волны нарастающей паники.
   - И не подумаю, Дарочка. Мы же только начали, - Пайсен прижал к себе отчаянно бьющуюся девушку, обдавая ее резким запахом спиртного, - ну же, птичка, спокойнее, тебе будет хорошо со мной.
   Он сжал ее запястья одной рукой и рванул воротник платья. Затрещала рвущаяся ткань и девушка в ужасе поняла, что остановить мужчину она не сможет, тот просто не станет слушать ее. Жадные руки уже пытались пробраться к ее груди, мужчина медленно подталкивал девушку к стоящему рядом с камином дивану. Еще немного и ей уже никто, и ничто не поможет. Отчаянье придало Дариэль сил и, изогнувшись, она изо всех сил пнула купца по колену. Тот удивленно охнул, но хватку ослабил. Всего на пару мгновений, но этого ей хватило, чтобы вырваться и рвануться к двери.
   - Поиграть захотела, сучка? - раздался злой голос опомнившегося купца, - ну давай поиграем.
   Дара испуганным зверьком метнулась вниз по лестнице, надеясь оказаться на улице раньше, чем разгневанный купец догонит ее. Она слышала его неровное дыхание за спиной, на плечо легла тяжелая рука. Девушка толкнула входную дверь, но мужчина уже был рядом и крепкая рука обхватила ее талию. Судорожно рванувшись, Дариэль отчаянно закричала, понимая, что спасения ждать уже бессмысленно...
  
   Жаркое полуденное солнце освещало тихую улицу жилого района. Ровные каменные дома окружали небольшие садики, декоративные литые заборы и общее впечатление домашнего уюта. В этом районе жили в основном горожане не знатные, но с высоким достатком - разбогатевшие купцы, торговцы, именитые мастера. Здесь было немноголюдно, поэтому сделав небольшой крюк, отсюда можно было попасть в прилегающий к главной площади Дворянский квартал, минуя шум и толчею центральных улиц. Именно это и решили сделать Кейтен и Брэм, возвращаясь с ярмарки, на которую с утра водили Велену. Девочка была счастлива и в то же время невероятно смущена. Ведь они специально ходили в лавки портных, чтобы купить ей одежду. И не простые холщовые платья, к которым привыкла девочка. Ее новые наряды будут из дорогих тканей, да к тому же в таком количестве, что просто кружилась голова! Кейтен попросил портного снять мерки и в короткие сроки сшить целый гардероб на все случаи жизни. Они заходили так же к сапожнику и к скорняку, ходили в охотный ряд смотреть на продающихся там животных. Велена была в восторге. Сейчас она сидела на руках у Брэма, держа огромный сахарный леденец и довольно улыбаясь. Брэм выглядел не менее довольным, баловать девочку и слышать ее искренний смех мужчине безумно нравилось.
   Кейтен же, напротив, хмурился, морщился и выглядел предельно несчастным. Виной тому стал вчерашний вечер в таверне "Гоблинская подкова", а точнее огромное количество вина, которое они с Гериком и Виктаном выпили. Брэм ушел домой рано, сославшись на усталость, Левонис отправился в гости к какой-то старой знакомой. И трое воинов пили до утра, вспоминая годы службы, проведенные на приграничных постах, победы и поражения, друзей и врагов. Расстались они незадолго до рассвета, шагая в обнимку по темным улицам города и во все горло распевая песни. А рано утром наставник поднял Кейтена и заставил сопровождать их с Веленой на ярмарку. Поэтому воина мучило жестокое похмелье и улыбаться ему совсем не хотелось. Впрочем, прогулка по тихой улочке и искренний восторг кузины не оставили Кейтена равнодушным, головная боль понемногу проходила и настроение было уже не таким мрачным. Спутники миновали уже середину улицы, как вдруг, тишину разорвал отчаянный женский крик.
   Кейтен с наставником тревожно переглянулись:
   - Я посмотрю, что там. Останься с Веленой. - попросил Кей и бросился в сторону утихшего крика.
   Пробежав несколько домов, Кейтен остановился, пытаясь понять, откуда раздался крик. Несомненно, это был один из этих домов, вот только какой? Еще один крик, но уже более тихий и сдавленный дал ему подсказку. Кей бросился к дому, откуда слышался слабый шум борьбы. Дверь оказалась незапертой, воин рванул ручку на себя и вбежал в просторную прихожую. Картина, открывшаяся ему, заставила воина презрительно сморщиться - на полу возле лестницы дюжий мужик навалился на маленькую, хрупкую девушку, заламывая ей руки и пытаясь задрать платье.
   - Нет, пожалуйста, не надо, - рыдала девушка, тщетно пытаясь освободиться.
   Не раздумывая больше, Кейтен схватил мужчину за плечо и оторвав от заплаканной девушки, отбросил в сторону.
   - Что за черт?! - с трудом поднимаясь на ноги взревел мужчина и Кейтен с отвращением мотнул головой, почуяв стойкий запах алкоголя. - Ты кто такой еще?
   - Я твоя совесть, - ехидно усмехнулся воин.
   - Чего? - выпучил глаза мужик.
   Кейтен хмуро покосился на девушку. Она сидела на полу, сжавшись в комочек и пыталась стянуть на груди порванное платье, судорожно всхлипывая.
   - Что здесь происходит? - уже серьезным тоном спросил Кейтен.
   - А твое какое дело? - окрысился купец, - какое право ты имеешь врываться в чужой дом?
   - Никакого, но думаю, можно позвать стражу, у них должно быть есть права войти сюда и арестовать тебя, - Кейтен спокойно смотрел на мужчину.
   - Да о чем вы говорите, господин? - скривился мужчина, - за что арестовывать-то? Велико дело, со служанкой решил развлечься. Или может, вы и сами хотите поучаствовать?
   Кейтен перевел взгляд на девушку, всё еще сидевшую на полу. Она подняла глаза и, заметив, что Кейтен смотрит на нее, попыталась подняться. Воин молчал и Дариэль с ужасом взирала на еще одного предполагаемого насильника, пальцы судорожно сжимали на груди порванное платье.
   - Я смотрю, она вам понравилась? - на лице Пайсена заиграла кривая ухмылка, - так присоединяйтесь, господин, я не жадный, а от девки не убудет.
   Воин молча снял с себя легкий плащ и двинулся в сторону девушки. Дара обреченно зажмурилась, горячие слезы покатились по щекам. Она опустила голову, понимая, что теперь сопротивляться не имеет смысла. Внезапно, она почувствовала, как на плечи опускается теплая ткань. Дара подняла глаза - воин опустился рядом с ней на колено и закутал ее в свой плащ. Поддерживая девушку, Кейтен помог ей подняться и тихо спросил:
   - Вы в порядке, мисс?
   Дариэль кивнула, с трудом подавив желание снова разрыдаться, на сей раз уже от облегчения. Она с надеждой смотрела на своего неожиданного защитника:
   - Пожалуйста, - дрожащим голосом произнесла она, - уведите меня отсюда.
   Кейтен кивнул и перевел взгляд на хмурого купца. Но не успел он что-либо сказать, как входная дверь распахнулась и в комнату вошла невысокая, худая женщина, держащая за руку пухлого, розовощекого мальчишку лет десяти.
   - Питер, что здесь твориться? - высоким голосом спросила она.
   - Ничего, дорогая. Ничего особенного. - испуганно залебезил купец, громко сглотнув. - Ты так рано вернулась, что-то случилось, Лимочка?
   - Я вижу, что вернулась как раз вовремя. Кто этот мужчина, Питер, и что он делает с нашей гувернанткой? - женщина перевела тяжелый взгляд на Кейтена, поддерживающего за плечо заплаканную Дариэль.
   - Я всего лишь спасаю девушку от вашего мужа, мадам, - ответил воин.
   - Что?! - голос мадам Пайсен сорвался на визг.
   - Лимочка, кого ты слушаешь? - воскликнул купец, - да эта девка сама возле меня крутилась, я ничего такого и не хотел! Я же люблю тебя, моя дорогая!
   Лицо мадам пошло красными пятнами, она разгневанно смотрела на Дариэль:
   - Ах, ты дрянь! Ты что же тут удумала? Стоило мне выйти за порог, а ты сразу решила соблазнить моего мужа?!
   - При всем моем уважении, мадам! Здесь все было скорее наоборот... - поспешил вступиться за девушку Кейтен, удивленный такой реакцией.
   - А вы кто вообще такой? - взвизгнула женщина, не дав воину договорить, - по какому праву какой-то оборванец вмешивается в дела моей семьи?! Я сейчас же вызову стражу, пусть арестуют вас и эту девку! Вы наверняка вместе сговорились оклеветать моего мужа!
   - Думаю, это хорошая идея, - раздался голос от двери и все повернулись в сторону человека, прервавшего их спор. У двери стоял Брэм, из-за спины которого выглядывала любопытная мордашка Велены. - Вот только чьи слова вызовут у них больше доверия? Ваши, мадам, или графа Эллиона?
   - Графа? - побледнел Пайсен.
   - Пожалуйста, не нужно, - подала голос Дара, - я просто хочу уйти. Пожалуйста...
   - Вам нужно собрать какие-то вещи? - тихо спросил ее Кейтен.
   - Их немного, я быстро управлюсь. Только... не уходите пока.
   - Я дождусь вас здесь. Думаю, любезные хозяева с удовольствием развлекут меня разговором.
  
   Дариэль действительно собралась быстро. Достав последнее целое платье из шкафа, она со вздохом принялась переодеваться, постоянно оглядываясь на дверь. Побросав в сумку свои немногочисленные пожитки, она со вздохом посмотрела на тощий кошелек и бросила его сверху. Денег у нее оставалось мало, но просить расчет в этом доме она не будет. На пару дней в дешевой гостинице ее грошей будет достаточно, а завтра же она начнет поиски нового места. Пусть даже судомойкой, лишь бы не задерживаться здесь больше ни минуты. Она спустилась по лестнице и, сопровождаемая Кейтеном, вышла на улицу. Немного отойдя от дома, она повернулась в сторону своего спасителя и попыталась улыбнуться:
   - Вы спасли меня, теперь я даже не знаю, как вас благодарить. Денег у меня нет, но если...
   - Давайте для начала найдем тихое место, где мы могли бы спокойно поговорить, - мягко перебил ее Брэм.
   Девушка нерешительно кивнула:
   - Здесь есть небольшая таверна рядом, тихая и чистая.
   - Надеюсь, туда можно пойти с ребенком? - улыбнулся Брэм.
   - Да, господин, там готовят отличные пирожные, - уже искренне заулыбалась девушка в ответ.
   Таверна действительно была чистой и уютной. В это время почти все столы пустовали и спутники без труда разместились, заказали травяной отвар и пирожные для девушек. Дара попыталась отказаться, но Кейтен заверил смущенную девушку, что это их совсем не обременит.
   - Я думаю, нам стоит представиться, - сказал Брэм, как только им принесли заказ. - Меня зовут Брэм Витольд Оденберг. Это Кейтен, граф Эллион. И его кузина - Велена Эллион.
   - Дариэль Викерс, - кивнула девушка. - Приятно познакомиться. Особенно учитывая обстоятельства знакомства, - последнюю фразу она произнесла совсем тихо, опустив глаза.
   - Викерс... хм, - задумчиво протянул Брэм, - знавал я одного Викерса, виконта Эрика Викерс. Уж не родственник ли он вам?
   - Он мой отец, - удивленно подняла глаза Дариэль.
   - Ну, надо же! - вскинул брови Брэм, - а что же вы делаете здесь, моя дорогая? И как поживает ваш отец?
   - Отец умер год назад, - тихо произнесла Дара, - а я здесь... Я работала гувернанткой в том доме, обучала сына купца. - Она с вызовом подняла подбородок, словно ожидая услышать насмешку или неодобрение в ответ на свои слова.
   - Прошу простить меня, леди, я не знал, - покаянно опустил голову Брэм. Кейтен молча кивнул, предоставляя наставнику и дальше вести беседу. - Но как получилось, что вам пришлось работать у этих... - он на мгновение замялся, - у этих людей? Насколько я помню, Эрик не жаловался на бедность в нашу последнюю встречу, хоть и было это много лет назад.
   Дара некоторое время молчала, сжимая в руках принесенную ей кружку с отваром. Потом, все так же не поднимая глаз, начала тихо говорить:
   - Два года назад отец начал заниматься морской торговлей. Он арендовал, а в последствии и купил, корабль для перевозок. По началу дела шли успешно, отец путешествовал в города Тысячи островов. Путь был сложный, но у островного народа много редкостей, так что отец считал, что прибыль компенсирует риск. Но год назад он не вернулся из очередного плавания. Корабль так и не нашли, все решили, что он затонул. Вместе с экипажем и товарами. - Девушка ненадолго замолчала. Чувствовалось, что этот рассказ давался ей с трудом. - Большая часть отцовского капитала была вложением в это путешествие. Оставшихся у нас с мамой денег едва хватило на то, чтобы выплатить компенсацию семьям погибших. А потом явились его деловые партнеры. Оказалось, что отец остался должен и им. Пришлось продать имение, городской дом... Да практически все ушло на погашение долгов.
   - И вы решили устроиться на работу, маленькая храбрая леди, - грустно улыбнулся Кейтен.
   - Я бы не сказала, что у меня был выбор, - покачала головой Дариэль. - После похорон отца у мамы случился срыв и она заболела. Оставшиеся средства ушли на лекарства и покупку скромного домика в соседнем провинциальном городке. Только работы там для меня не нашлось. Я оставила маму с нашей старой служанкой, которая заботилась обо мне с детства и отправилась сюда, в столицу. Я думала, что смогу устроиться гувернанткой, но и это оказалось слишком сложным. Когда мадам Пайсен согласилась нанять меня, я думала, что мне наконец-то улыбнулась удача, - ее голос сорвался и Дариэль замолчала, боясь, что если скажет еще хоть слово, снова заплачет.
   - Вам есть куда пойти? - осторожно спросил Брэм.
   - У меня осталось немного денег, думаю, на пару дней в гостинице их хватит. А завтра же я попробую найти новую работу.
   - Вам следует учитывать и ваши деньги за работу в доме купца, - сказал Кейтен.
   - Что вы! - ахнула Дара, - какие деньги! После того, что случилось, мадам Пайсен не заплатит мне ни гроша! Да и я возвращаться в их дом даже на короткое время я не собираюсь!
   - Да и не надо, - улыбнулся воин в ответ, - потому что господин Пайсен любезно попросил меня передать вам расчет за месяц работы в их доме, вместе с его глубочайшими извинениями. - С этими словами он выложил на стол довольно увесистый мешочек с монетами и подтолкнул их к изумленной девушке.
   - Как вам это удалось? - восхищенно воззрилась на Кейтена девушка.
   - Ничего сложного, Пайсен был рад оплатить ваш труд должным образом. По крайней мере, мне послышалось что-то в этом роде. К тому же, он готов предоставить вам достойные рекомендации на новом месте работы. Но надеюсь, это не понадобиться. Леди, скажите, не хотели бы вы поступить ко мне на службу?
   - К вам? - казалось, изумлению девушки нет предела.
   - Видите ли, мы как раз искали достойную компаньонку и учителя для Велены. Девочка какое-то время жила крайне уединенно, поэтому ей нужен кто-то, чтобы обучить ее манерам и помочь освоиться в роли знатной дамы. А кто может сделать это лучше, как не другая благородная леди? Скажи, Велена, тебе нравится леди Викерс?
   Девочка кивнула, смущенная, что ее привлекли к взрослому разговору:
   - Леди очень красивая, - тихо сказала она.
   - Так что скажете, моя дорогая? - вступил в разговор Брэм, - работать, правда, придется большое время далеко от города, в поместье Эллионов, но зато Кейтен может гарантировать достойную оплату.
   - И безопасность - вставил Кей, посерьезнев, - даю вам слово, леди, что буду защищать вас и инциденты, подобные сегодняшнему, больше не повторяться.
   - Теперь я действительно не знаю, как смогу вас отблагодарить. - Дара подняла глаза на улыбающихся мужчин. - Вы уверены, что я могу обучать вашу сестру, граф?
   - А почему вы в этом так неуверенны? - рассмеялся Кейтен.
   Через два дня все дела были улажены, вещи собраны, и маленький отряд двинулся в путь. Друзья попрощались с Левонисом, который оставался в столице, но обещал навещать друзей. Зато к отряду присоединилась Дариэль Викерс. Дорога была не близкой, но Дара заверила, что с легкостью преодолеет трехдневный путь верхом. По этому случаю Кейтен купил ей маленькую каурую лошадку со спокойным нравом, снова невероятно смутив девушку заявлением, что это подарок и отныне лошадь принадлежит ей. Решено было делать частые остановки, чтобы не переутомлять маленькую Велену, благо путь пролегал через оживленный тракт с многочисленными тавернами. Кейтен отдал последние распоряжения городской прислуге, и спутники направились в сторону городских ворот.
   За несколько дней, проведенных в столице, Велена посетила не так много достопримечательностей, но и увиденного с лихвой хватило, чтобы привести в абсолютный восторг бывшую деревенскую жительницу. Проходя храмовую площадь, девочка замерла, заново переживая чувства, охватившие ее в первый день пребывания в городе. В этот ранний час было еще немноголюдно, жрецы приводили в порядок ступени перед храмом, редкие прохожие спешили по своим делам, занимали свои места вблизи от храмов юродивые и калеки, в надежде на подаяние. Велена с жадностью смотрела вокруг, желая сохранить в памяти прекрасные виды Аллаина. Внезапно, ее взгляд натолкнулся на слепого старца, сидящего неподалеку от дороги, по которой проходил их путь. Словно поняв, что него обратили внимания, оборванный старик начал заунывно причитать, потрясая сжатой в руке деревянной кружкой:
   - Подайте несчастному слепому калеке! Подайте, да благословят вас Светлые боги за доброту!
   Велена тяжело вздохнула. Чувство жалости в ней мешалось с брезгливостью, но первое все же перевешивало. Она перевела взгляд на тощие, ободранные руки слепца, на тугую, черную повязку, закрывающую глаза, на впалые щеки и устыдилась своего отвращения. Ей повезло, ведь у нее нашелся добрый брат, и дядюшка Брэм, и мисс Дариэль. А у этого старика наверняка нет никого. Никого, кто бы помог, утешил, поддержал.
   Идущий впереди Кейтен заметил замешательство Велены и придержал коня, которого вел под уздцы.
   - В чем дело, малышка?
   - Ни в чем, - смущенно покачала головой девочка и двинулась к брату, но снова остановилась и нерешительно спросила, - Кейтен, а нельзя вернуть часть моих платьев и получить за них немного денег?
   - А для чего тебе понадобились деньги? - удивленно изогнул бровь Кей.
   - Понимаешь, - быстро заговорила девочка, - мне все равно не нужно столько одежды. Раньше у меня было всего два платья, я уже привыкла. А вот у него ничего нет. - Она перевела взгляд на нищего, который теперь молча держал в руке кружку.
   - Вот как, - внимательно посмотрел на нее Кей, - и ты расстанешься со своими новыми нарядами ради этого?
   Девочка с готовностью закивала, вновь бросая смущенный взгляд на брата. Тот только улыбнулся в ответ:
   - Давай не будем возвращать платья. А если хочешь помочь этому человеку, что ж, - он достал несколько монет и привязанного к поясу кошелька, - думаю, этого хватит. Отдай деньги и быстро возвращайся, я подожду здесь, - он протянул деньги девочке.
   - Спасибо, Кей! - просияла та в ответ и бегом припустила в сторону нищего.
   Подбежав, она опустила монеты в кружку, на мгновение задержав ладони на руках старца:
   - Возьмите, дедушка. Пусть Светлые боги хранят вас.
   Она уже собиралась уйти, но старик взял ее за руку:
   - Спасибо. Ты добрая девочка, - проскрипел он, - Скажи, как тебя зовут, чтобы я мог помолиться за тебя Богам. - Старик еще сильнее сжал ее руку, и Велена вдруг ощутила странное покалывание кожи в том месте, где морщинистая рука сжимала ее ладонь.
   Она хотела отдернуть руку, отойти, но жуткий, панический страх охватил вдруг девочку, лишая воли, не давая пошевелиться.
   - Ну же, назови мне имя! - настаивал старик, и Велена поняла, что уже не слышит ни шума просыпающейся улицы, ни голосов идущих мимо людей. Время вокруг словно замерло, и в этой безумной, оглушающей ее тишине, было отчетливо слышно, как быстро бьется ее сердце.
   - Скажи свое имя, ведунья, - голос слепца звучал у нее в голове, словно завладев всем ее существом.
   Чувствуя, как слабеют колени, девочка приоткрыла пересохшие губы, чтобы назваться и покончить, наконец, с этим безумием, как вдруг услышала тихое, злое рычание. Краем глаза, она заметила стоящего у ее ног волка, того самого, что уже спасал ей жизнь. Уши зверя были прижаты к голове, короткая шерсть на загривке встала дыбом, из оскаленной пасти вырывался грозный, предостерегающий рык.
   Что раздраженно прошептав, старик отпустил ее руку и мир снова наполнился звуками. Она отшатнулась от нищего и бросилась в сторону ожидающего ее брата. Подбежав, она ухватила его за руку и обернулась. Слепца не было, словно он растворился в воздухе или вовсе не появлялся на площади. Как, впрочем, не было и волка.
   - Эй, что стряслось, малышка? - удивленно посмотрел на нее Кей.
   Девочка подняла глаза и наткнулась на недоумевающий взгляд брата. Он ничего не видел, поняла она.
   - Ничего, все в порядке, - неожиданно для самой себя солгала девочка. Она не знала, почему вдруг поступила так. Кейтен поверил бы сестре, она была уверенна. Но какое-то странное чувство поселилось в груди, не давая вымолвить ни слова о произошедшем.
   Кей не заметил волнения девочки, потрепал ее по взлохмаченной голове и она с облегчением вздохнула. Выйдя за пределы города, спутники разместились на лошадях и тронулись в путь, спеша оказаться дома. Велена с грустью обернулась, бросая прощальный взгляд на стены столицы. Прекрасные виды Аллаина покорили ее, она покидала город с тоской, будто прощаясь с близким другом. А впереди ее ждал новый дом и новая жизнь, такая непонятная и волнующая. Девочка вздохнула. Она страшилась новой жизни, боялась подвести новых друзей, но была полна решимости. Она сделает все, чтобы брат гордился ей.
   Солнце медленно вставало над горизонтом. На ровной поверхности лесного озера отражались облака, чуть розоватые в первых солнечных лучах. Они медленно проплывали по небу, изредка открывая последние, уже гаснущие в утреннем небе звезды. На берегу, под ветвями раскидистой ивы сидела юная девушка, задумчиво глядя на горизонт. Не долее, чем час назад, она кружилась в танце на этом берегу, окруженная речными девами. Но близился рассвет, и друзьям пора было прощаться. Русалки скрылись в глубине озера, а девушка все сидела на берегу, погруженная в раздумья. Позади раздался шорох, и девушка почувствовала, что в руку уткнулся мокрый, холодный нос.
   - Да, Гвинд, ты прав, пора, - девушка провела рукой по гладкой шерсти большого волка, тот довольно зажмурился от полученной ласки.
   - Велена, - услышала девушка шепот, - ну где ты там?
   Девушка прикрыла глаза, чувствуя знакомое головокружение. Стихал шум пробуждающегося леса, не чувствовался больше легкий освежающий ветер и запах лесных трав. Когда она снова открыла глаза, то увидела уже знакомый белый потолок над кроватью, в которой сейчас лежала. Солнечный луч рассеяно скользнул в раскрытое окно и перебрался девушке на руку. Она улыбнулась и потянулась до хруста, разминая молодое сильное тело, сладко зевнула и встала с кровати. У ее ног на полу лежал волк, внимательно следя за перемещениями подруги, приоткрыв пасть, словно в улыбке. Девушка улыбнулась ему в ответ.
   - Велена! - вновь раздался сдавленный шепот, - ты что, еще спишь? - Под окнами послышалась возня и в окно упал маленький камешек, приземлившись точно на кровать.
   Девушка хихикнула, покачала головой и подошла к окну.
   - Ну что ты разорался, Винс? - она нахмурила брови, в притворном гневе, - ты же всех разбудишь! Я сейчас спущусь!
   - Давай быстрее, - пробормотал стоящий под окном смуглый парень, поспешно опуская глаза.
   Но Велена успела заметить, как его щеки покрылись краской смущения, при виде ее открытой ночной рубашки. Девушка хихикнула и отошла от окна, вид смущенного друга ее позабавил. Но Винс прав, надо поспешить и выйти из дома, пока ее не заметил никто из домочадцев. Наскоро одевшись и приведя себя в порядок, девушка подбежала к двери, на ходу завязывая волосы в длинную, толстую косу.
   - Пока, Гвинд, - шепнула Велена зверю, наблюдающему за ее лихорадочными сборами. Волк лениво вильнул хвостом и, положив голову на лапы, задремал.
   В это раннее время холл пустовал, лишь с кухни слышался грохот посуды и веселая болтовня прислуги. Велена тихо проскочила мимо двери, сдернула с вешалки у двери плащ и выбежала на улицу. Дорога перед домом была пуста, сухие листья уже пожелтевших деревьев худым ковром стелились под ноги, оставляя прорехи серого камня. Девушка поспешно свернула за угол и направилась в глубь сада, окружающего усадьбу. Винс уже ждал ее, нетерпеливо притоптывая и скрестив руки на груди:
   - Ты чего так долго? - хмуро спросил он, пытаясь за показным недовольством скрыть робость, всегда охватывающую его при виде Велены.
   - Как грубо, виконт! - наигранно охнула девушка, - мне следует попросить леди Дариэль, чтобы она сообщила об этом вашему преподавателю этикета, милейшему господину Ветланку! Уж он преподаст вам пару уроков хороших манер.
   - Простите, леди! - поддержал игру Винс, смиренно опуская глаза и склоняясь в учтивом поклоне - недостойно с моей стороны винить вас в опоздании, даже если я вижу, что сейчас на крыльцо выходит ваш кузен и наш поход может сорваться!
   - Ой! - Велена резко обернулась. Ее кузена, Кейтена, не было видно, впрочем, с этого ракурса увидеть дверь усадьбы было вообще невозможно. Поняв, что друг просто разыграл ее, она гневно ткнула его в плечо маленьким кулачком.
   - Винс, нельзя же так шутить! - она быстро накинула плащ и укоризненно посмотрела на Винса, - но ты прав, прости. Так мы и впрямь не успеем на большую ярмарку.
   И молодые люди поспешили за пределы усадьбы, в сторону маленького городка, больше схожего с деревней, входящего во владения графа Эллиона, кузена Велены. Сегодня в Сотвиге, а именно так назывался этот городок, должна была состояться большая ярмарка, приуроченная к празднику светлой богини Армелии, день, когда ее благодарят за щедрый урожай и приносят дары, дабы она была милостива и в следующем году. По меркам маленького, тихого графства это было громким событием. В город приезжали селяне из ближайших деревень, странствующие торговцы и артисты, устраивались представления, а вечером молодежь собиралась на танцы и гулянья. Обычно, Велене не разрешали оставаться на вечерние празднества, но теперь, когда девушке исполнилось семнадцать, достаточно было найти достойного сопровождающего. Как нельзя кстати, в усадьбу приехала семья их соседа, графа Мизарда, единственный сын которого, Винсент, с детства дружил с Веленой. Он был старше ее всего на три года, и молодые люди быстро нашли общий язык, тем более что их поместья находились рядом и виделись соседи довольно часто. Родителя Винса были только рады этой дружбе, втайне лелея планы на скорую свадьбу молодых людей. Кейтен же до сих пор считал кузину ребенком, поэтому особенно не волновался. Хотя его друг и наставник Брэм не раз обращал внимание графа Эллиона на то, что Велена уже вступила в брачный возраст, а юный виконт без сомнений влюблен в нее. Но Кейтен смотрел в зеленые, по-детски наивные глаза кузины и только отмахивался от друга. Ему не верилось, что маленькая девочка, которую он семь лет назад привез в свое имение, уже стала взрослой. Нет, он конечно замечал, что из худого и забитого ребенка, Велена уже превратилась в прекрасную молодую девушку, но с грустью отгонял от себя мысли о ее возможном замужестве и разлуке.
   Имение Эллионов находилось недалеко от города, поэтому вскоре молодые люди уже шли по узким улицам, многолюдным, несмотря на раннее утро. Кругом висели праздничные гирлянды из осенних цветов, нарядно одетые горожане степенно вышагивали в сопровождении своих семей, всюду сновали торговцы с лотками, полными выпечки и сладостей. Стайки малышни с визгом носились друг за другом, изредка врезаясь в прохожих, притворно грозившим им вслед. Собирались шумные компании молодежи, нарядные девушки кокетничали с горделивыми, приосанившимися юношами, спеша найти пару к вечерним танцам. Ведь считалось, что в этот день милосердная Армелия дарит свое благословение влюбленным.
   Появление Велены и Винса так же не осталось незамеченным. Друзья хоть и оделись попроще, надеясь слиться с праздничной толпой, но все равно привлекали внимание своим внешним видом. Красивая, стройная девушка, с глазами цвета весенней травы, длинными, темными волосами тут же обратила на себя внимание местных мужчин. Останавливало их только присутствие рядом с девушкой смуглого, высокого парня, которого никак нельзя было назвать слабаком, да и на поясе у него висел короткий меч.
   - Как тут сегодня здорово, Винс! - засмеялась Велена, восторженно осматриваясь.
   - Ты, кажется, хотела попасть в торговые ряды? - подтолкнул ее приятель, хмуро глядя, как пожирают ее глазами парни из близстоящей компании, - может, поспешим?
   - Торговля будет идти до самого вечера! - всплеснула руками Велена, не замечая как высокий, светловолосый юноша старательно подмигивает ей, вызывая неудовольствие стоящих рядом девиц - куда спешить, Винс? Мы успеем еще купить всем подарки, давай пока осмотримся!
   - Хорошо, как скажешь, - сдался парень, смущенно отводя взгляд от роскошной полногрудой горожанки, которая весьма откровенно смотрела на него, кокетливо наматывая на палец длинный, темный локон завитых волос.
   Друзья двинулись вдоль нарядных улочек, медленно пробираясь в сторону площади, где в этот день и располагались торговые ряды. Велена с интересом осматривалась вокруг, наслаждаясь праздничной суматохой, радостная улыбка не сходила с ее лица. Винс, любующийся довольным лицом своей подруги, в конце концов тоже заулыбался в ответ, не обращая больше внимания на окружающих. Когда молодые люди, наконец, добрались до ярмарочной площади, вокруг уже было не протолкнуться. Вокруг было не то, что яблоку, огрызку некуда упасть. Но Велена, нисколько не огорчившись, крепко ухватилась за руку Винса и нырнула в толпу, ловко лавируя и уворачиваясь от многочисленных прохожих. Она с восторгом перебегала от прилавка к прилавку, скупая яркие безделушки и нарядные праздничные украшения. Через полчаса Винс начал тоскливо вздыхать, через час начал недовольно бормотать под нос ругательства, а через два готов был взвыть и бежать куда глаза глядят, лишь бы оказаться подальше оттуда. Но стоило Велене мило ему улыбнуться, показывая свою очередную покупку, и сердце юноши таяло. И он был готов и дальше ходить по шумному, многоголосому ряду, в надежде на еще одну улыбку Велены, от которой его сердце на миг замирало, чтобы в следующую секунду пуститься в бешеный пляс.
   Когда все ряды были пройдены и покупки перестали вмещаться в купленную по случаю корзину, Велена наконец решила, что можно и передохнуть. Солнце уже стояло в зените, ощутимо припекая, несмотря на то, что близилась середина осени. Винс вздохнул с нескрываемым облегчением и повел девушку в первую попавшуюся таверну, боясь, что она передумает и решит еще задержаться. С трудом выбравшись из толпы, друзья вошли в небольшой прохладный зал таверны под названием "Медный бык", над входом в который весьма схематично были нарисованы красные рога.
   Обстановка заведения была довольно простой: грубо сколоченные столы и стулья, дешевые занавески на запотевших окнах, да несколько цветочных венков по стенам, долженствующие, видимо, обозначить праздничное убранство. Внутри царили шум и оживление, чувствовалось, что многие посетители начали отмечать праздник светлой богини еще ранним утром, остальные же явно не хотели отставать от более удачливых собутыльников. С трудом пробившись к одному из последних незанятых столиков, под аккомпанемент громкого смеха и нескончаемого стука деревянных кружек, Винс и Велена наконец смогли устроиться и перевести дух. К ним тут же подскочила юркая подавальщица и, заинтересованно стрельнув в сторону Винса глазами, пропела:
   - Что будут заказывать господа?
   - Что-нибудь освежающее, - шумно вздохнула Велена, ослабляя завязки плаща, - хотя и перекусить не мешало бы. Может, дадите совет?
   - Попробуйте наше фирменное блюдо, телячьи отбивные. А на десерт могу посоветовать ягодный пирог, сегодня он особенно удался поварихе. Из выпивки эль и вино. Или господа предпочитают что-то покрепче?
   - А что-нибудь безалкогольное у вас есть? - с сомнением посмотрел Винсент на подругу.
   - Ой, Винс! Не будь занудой! - сморщила носик Велена, - принесите холодного эля и все, что советовали из еды!
   Подавальщица кивнула и проворно заскользила между столами, ловко уворачиваясь от рук клиентов, так и норовивших ее облапить. Винс тяжело вздохнул. Если граф Эллион узнает, что кузина пила спиртное в его компании, то неприятности юноше обеспечены. Оставалось надеяться на благоразумие самой Велены, ведь не будет же она напиваться в первый же свой самостоятельный выход в город?
   - Ну не переживай, Винс, - словно читая его мысли, девушка доверчиво заглянула в его глаза и мило заулыбалась, - что случится от одной кружки эля?
   И Винс, тяжело вздохнув, сдался. Молодым людям принесли заказ и они приступили к обеду, весело переговариваясь и подшучивая друг с другом.
   Было довольно темно, когда молодые люди собрались продолжить свою прогулку. Несмотря на относительно теплую погоду, осень уже вступала в свои права и фиолетовые сумерки стремительно сгущались за окном. В таверне зажгли факелы и многочисленные масляные лампы, отбрасывающие загадочные тени в углах. Велена расслабленно откинулась на спинку стула, чувствуя приятную истому после плотной трапезы. До вечерних танцев оставалось еще больше часа, поэтому девушка лениво обдумывала их дальнейший путь. Можно было пойти к большому фонтану у городской ратуши, где наверняка давали представление бродячие артисты. Или вернуться на площадь, где сейчас в преддверии вечерних гуляний веселилась молодежь и зажигали огромные костры. Или просто погулять по нарядному и оживленному городу, ведь девушка давно убедилась, что с Винсом ей не будет скучно. Она перевела задумчивый взгляд на приятеля и удивленно подняла брови. Тот смотрел на нее не отрываясь, с каким-то напряженным ожиданием в глубоких, карих глазах.
   - Велена, я хотел поговорить... - начал было юноша, но внезапно ровный гул подгулявших посетителей таверны прервал веселый, звонкий голос.
   - Дамы и господа! Судари и сударыни! - на небольшое возвышение у стены запрыгнул высокий, худой парень в яркой одежде, раскланиваясь по сторонам - позвольте предложить вашему вниманию выступление прекраснейших музыкантов, по счастливой случайности сегодня прибывающих проездом в вашем городе!
   В таверне стало тише и на импровизированную сцену поднялись двое мужчин и маленькая, хрупкая девушка, закутанная в тонкий, блестящий плащ с капюшоном. Мужчины были высокие и светловолосые, в руках у одного была лютня, второй держал виолу. Парень, ранее делавший объявление, достал из-за пазухи флейту. Музыканты поклонились, подняли инструменты, а девушка откинула с лица капюшон. По таверне пронесся вздох мужского восхищения, легкий гул разговоров, до этого звучавший от столов, мгновенно стих. Девушка была прекрасна. Светлые волосы, с медовым отливом, большие миндалевидные глаза цвета небесной лазури, изящные черты лица и заостренные ушки, указывающие на ее принадлежность к эльфийскому народу. Вот один из мужчин коснулся струн лютни, первые аккорды поддержали мягкий, сочный голос виолы и нежный перелив флейты. Девушка подняла глаза на сидящих перед ней людей и запела чистым, высоким голосом:
   Здравствуй, странник... Что не весел?
   Видно ты устал в пути.
   Отдохни, присядем вместе,
   Тихо вместе погрустим.
   Скинь тяжелую кольчугу,
   Обогрейся у костра.
   Стану для тебя подругой,
   Позабочусь, как сестра.
   Накормлю и обогрею,
   Песню для тебя спою,
   О печальной ворожее,
   Что живет в лесном краю.
   Раздели со мною ужин...
   И печали раздели.
   Расскажу, о том, кто нужен
   И о ком душа болит.
   Ничего взамен не нужно.
   Благодарность есть в глазах.
   За окном метель закружит,
   Прошлогодних листьев прах.
   Дай сказать... облегчить душу...
   Слишком долго я одна.
   Просто так, прошу, послушай,
   Чашу осуши до дна.
   Утром снова в путь пуститься,
   Все забыв, открыв глаза.
   Словно вечер нам приснился,
   Тихое прощай сказать.
   Странник ты устал в дороге.
   Я устала без дорог...
   Но судьбу такую боги
   Нам отдали без тревог.
   Спи... сейчас я буду рядом.
   Сберегу короткий сон.
   Под прощальным, грустным взглядом.
   В путь вернешься с новым днем.
   На несколько мгновений в таверне воцарилась тишина. Потом раздались редкие хлопки, постепенно перешедшие в громкие аплодисменты, топот и одобрительные крики. Велена так же не осталась равнодушной, бросив в шапку проворно снующего между столами парня крупную серебряную монету. Увидев щедрое подношение среди медяков, музыкант довольно цокнул языком и изящно поклонился девушке, выражая благодарность. Девушка улыбнулась в ответ. Музыканты напомнили ей старого знакомого, менестреля Левониса Коинеса, эльфа полукровку. Он путешествовал по городам, писал свои баллады, выступая при дворе почти каждого из нынешних правителей. Хотя, учитывая долголетие эльфийского народа, в некоторых странах и королевствах, преимущественно людских, власть успевала смениться не раз. Но интерес к поэзии талантливого менестреля оставался неизменным. В имение Эллионов Левонис периодически заезжал, радуя друзей новыми произведениями, а Велену неизменными подарками. С девочкой они быстро сдружились, легкий нрав эльфа всегда был по душе Велене. Менестрель же проникся почти отеческими чувствами к такой же полукровке, как и он, хотя по просьбе Кейтена происхождение матери Велены, ведуньи из правящего дома, они держали от девочки в тайне. Раз в год, а иногда и раз в полгода, Левонис приезжал к друзьям, переворачивал всё вверх дном, успевая устраивать громкие попойки с друзьями, выступать на местных приемах и участвовать в шалостях Велены. Каждый его приезд был подобен празднику.
   Девушка вздохнула. Последний раз Левонис приезжал в середине весны, поэтому Велена успела соскучиться по своему бесшабашному другу. Музыканты заиграли новую, веселую и быструю мелодию, по таверне разнеслись довольные выкрики и Велена очнулась от своих размышлений. Переведя взгляд на хмурого Винсента, девушка улыбнулась. Винс нравился ей, с ним было легко и уютно. С ним было интересно и весело, что девушка зачастую ценила больше всего. Велена действительно была рада, что у нее появился такой друг, даже не смотря на постоянные попытки его родителей и ее наставницы Дариэль устроить их брак. Девушка считала, что о браке думать ей еще рано, в чем ее горячо поддерживал кузен. Впереди ее ждал первый выход в столичный свет, да и мысль о том, что Винс может быть влюблен в нее, казалась бредом. Они ведь просто друзья.
   - Винс, почему ты такой хмурый? - обратилась девушка к приятелю, - ты, кажется, хотел что-то сказать?
   - Давай позже, - вздохнул парень, - здесь слишком шумно. Уже стемнело, скоро нам будет нужно возвращаться домой. Так что если хочешь попасть на площадь к кострам, то нужно поторопиться.
   - О, я и не заметила, как пролетело время! - Велена встала и бросила последний взгляд в сторону помоста с музыкантами, улыбнулась Винсу, - тогда поспешим?
   Они расплатились и направились к выходу. Воодушевленная грядущим весельем, Велена не замечала, как внимательно смотрит ей в спину один из музыкантов, как в его глазах загорается странное выражение удивления и непонимания. Он что-то шепнул флейтисту и быстрым шагом отправился вслед за парой.
   Городская площадь шумела и бурлила, утопая в свете десятков костров. Повсюду звучала музыка, слышался смех, сновали люди, танцевали и веселились. У костров стояли высокие алтари, застеленные алыми скатертями, на которые водружались дары милосердной Армелии. В основном это были фрукты и вино, более щедрые дары принимали жрицы богини, несколько служительниц Армелии присутствовали на празднике, облаченные в праздничные желтые накидки, вышитые золотой нитью.
   Укромные уголки, вроде беседок и окруженных тенью деревьев аллей, занимали влюбленные парочки, и частенько из темноты раздавался кокетливый женский смех или мужской шепот. В центре площади пространство было отведено под площадку для танцев, в центре которой располагались стулья для музыкантов и несколько столов для продавцов вина и закусок. Пройдя к площади, Велена чуть ли не взвизгнула от восторга. Она ухватила Винса за руку и потянула в сторону танцующих, сама пританцовывая от нетерпения.
   - Велена, подожди! - Винс сжал руку девушке, удерживая ее на месте, - я хотел сказать тебе... кое-что важное.
   - Ой, Винс, а это не может подождать? - разочарованно протянула девушка, бросая любопытные взгляды в сторону танцующих.
   - Нет. Велена, пожалуйста! - почти взмолился юноша и Велена сдалась. Тяжело вздохнула и, с сожалением отведя взгляд в сторону от манящих огней площади, она повернулась к другу.
   - Что случилось, Винс? - она, наконец, заметила взволнованный взгляд приятеля.
   - Давай найдем место потише, - смущенно кашлянул он в ответ и потянул девушку в сторону незанятой скамейки, в окружении пожелтевших кустов боярышника. Велена, удивленная и заинтригованная такой таинственностью друга, послушно отправилась за ним следом. Усадив девушку на скамейку, Винс устроился рядом и напряженно застыл. Затем встал и отступил на шаг, после снова сел и опять вскочил. Велена удивленно смотрела на друга, стараясь не рассмеяться. Уж очень забавно выглядели его метания. Но понимая, что Винс несомненно чем-то взволнован, и взволнован сильно, она сдержалась. Наконец, устроившись рядом с Веленой, он видимо на что-то решился, схватил ее руку и, сделав глубокий вдох, как будто собирался нырять в воду, выпалил:
   - Велена, я хочу с тобой серьезно поговорить!
   - Я уже поняла, - иронично изогнула бровь девушка, - правда не поняла о чем.
   - Я хотел сказать... Только не перебивай, пожалуйста! - тихо начал Винс, глядя себе под ноги, - мы знакомы с тобой почти с детства, Велена. Я знаю, что ты всегда видела во мне друга и не более. Но для меня... - он запнулся и поднял глаза, пристально и напряженно следя за реакцией девушки. - Но для меня ты не просто друг. Я люблю тебя, Велена, - почти прошептал он и уже увереннее продолжил. - Я люблю тебя и хочу, чтобы ты всегда была рядом. Чтобы ты стала моей женой.
   - Винс... - ошарашено пролепетала она в ответ. Слов не находилось. Не то, чтобы ей были неприятны его слова или он не нравился ей. Нет, напротив, она прекрасно понимала, что Винс уже давно занял место в ее сердце. Вот только понять, любит ли она его как друга или все же, как мужчину, Велена не могла. Она никогда не испытывала подобных чувств, только читала об этом в нескольких романах, тайком унесенных из библиотеки кузена.
   - Я пойму, если ты откажешь мне, Велена. Если я не нравлюсь тебе, ты можешь просто мне сказать - нахмурился Винс, - прости, если смутил тебя...
   - Нет, Винсент! - перебила его девушка, - ты нравишься мне. Очень, - она слегка покраснела. - Но я не знаю, могу ли я назвать это любовью. И я совсем не ожидала, что ты любишь меня... К тому же, сразу свадьба...
   Винс вдруг рассмеялся:
   - Я так долго репетировал, что скажу тебе, а в итоге с трудом выговорил только несколько фраз. Велена, я знаю, что ты не спешишь под венец. Знаю, что зимой ты хотела поехать ко двору вместе с кузеном. И понимаю, как это все неожиданно с моей стороны. И я не тороплю тебя. Я рад, что нравлюсь тебе и готов ждать столько, сколько потребуется. Достаточно того, что ты не отвергаешь меня. Спасибо.
   - Тебе не за что говорить спасибо, Винс, - тихо проговорила девушка, смущенная всплеском эмоций друга, - это я должна благодарить тебя. За твои чувства и терпение.
   Винсент поднес руку возлюбленной к губам и пробормотал:
   - Но, может быть, мне стоит помочь тебе в принятии решения? - в его глазах заплясали лукавые искорки и, прежде чем Велена поняла, что он имеет ввиду, Винс наклонился и поцеловал ее.
   Его поцелуй был мягким и осторожным, он медленно, будто пробуя на вкус, ласкал ее губы. Велена ошарашено замерла, прислушиваясь к новым ощущениям. Но растерянность постепенно сменила сладкая истома, где-то внутри она почувствовала нарастающий жар и робко ответила на поцелуй. Губы Винса сразу стали настойчивее, словно он ждал этого, и Велена почувствовала, как бешено заколотилось ее сердце. Когда Винсент прервал поцелуй, девушка тяжело дышала и чувствовала легкое головокружение. Она покраснела, смутившись собственных чувств, все мысли смешались в голове.
   - Наверное, нам стоит отправляться домой, - поняв, что сейчас ощущает девушка, Винсент нежно провел ладонью по ее щеке и нехотя отстранился.
   - Да, пора... - хрипло прошептала девушка. В горле у нее пересохло и как теперь обращаться к другу она не знала.
   - Может быть, принести тебе попить? - с мягкой улыбкой предложил Винс.
   - Да, пожалуйста! - Велена с радостью ухватилась за возможность немного побыть одной и подумать. - Я подожду здесь, хорошо?
   Винс снова улыбнулся и медленно пошел в сторону шумной площади, давая подруге время осмыслить произошедшее. Как только он отошел, Велена с шумом выдохнула и откинулась на спинку скамейки, сжав пальцами виски. Сказать, что она не ожидала этого, было бы не правдой. Она ведь всегда догадывалась, что внезапное смущение друга, в последние полгода их общения, не случайно. Задумчивые взгляды, желание держать ее за руку... это трудно было не заметить. Но его признание все равно застало врасплох.
   Велена задумалась так сильно, что не услышала шороха шагов за спиной, поэтому прозвучавший сзади насмешливый голос заставил ее вздрогнуть и подскочить.
   - И что же столь юное дитя из лесного народа делает среди людей? - позади нее стоял один из музыкантов, виденных Веленой в таверне. Он стоял, прислонившись к стволу дерева и скрестив руки на груди, глядя на девушку с откровенной издевкой.
   - Мы знакомы, господин? - настороженно протянула Велена, делая шаг в сторону от мужчины. Ее охватило странное чувство, словно сердце кольнуло иголкой.
   - Не строй из себя дурочку, - скривился мужчина, словно почувствовал дурной запах, - я почувствовал твою принадлежность к Древу, ты тоже узнала сородича. Так ты ответишь на мой вопрос? Что ты делаешь среди людей, я вижу, ты не достигла зрелости.
   - О чем вы говорите? - Велена изумленно распахнула глаза. Он что, какой-то сумасшедший? Где, черт возьми, застрял Винс! - Я не понимаю вас, - девушка пыталась говорить спокойно, потихоньку пятясь в сторону освещенной площади.
   - Я так и думал, - презрительно хмыкнул мужчина и вдруг в одно движение оказался рядом. Велена не успела среагировать, а он уже крепко держал ее за локоть, - очередная идиотка, решившая сбежать из дома, не так ли? И что вас всех тянет на приключения среди людей? Ну, ничего, старший твоего рода разберется, я уже отправил зов ближайшему отряду Ловчих. - И он потянул девушку за собой, с легкостью преодолевая ее сопротивление.
   - Отпустите меня! - осознав наконец, что незнакомец не шутит, Велена попыталась вырвать руку. Но мужчина только сильнее сжал руку, заставив девушку поморщиться от боли. Поняв, что вырваться не получится, девушка с тоской посмотрела в сторону площади, прикидывая, услышат ли ее, если закричать.
   Словно прочитав ее мысли, мужчина усмехнулся:
   - Вот только не вздумай кричать! Иначе мне придется... - но фразу он не закончил, потому что рядом вдруг раздалось тихое, злое рычание. Мужчина удивленно обернулся и застыл, с какой-то смесью ужаса и изумления рассматривая появившегося, словно из ниоткуда, большого волка у их ног.
   - Гвинд! - облегченно выдохнула Велена. Вот теперь посмотрим, как заговорит этот сумасшедший!
   А сумасшедший тем временем и впрямь отпустил руку девушки, но не успела она сделать и шага в сторону, как мужчина рухнул перед ней на колени. От удивления Велена даже забыла, что собиралась бежать. Гвинд улегся у ее ног и лениво зевнул, с какой-то снисходительностью глядя на расположившегося напротив мужчину.
   - Госпожа, я не знал, - заговорил тем временем мужчина, не поднимая глаз, - простите меня, госпожа! Я заслуживаю наказания! Но я и подумать не мог, что встречу здесь кого-то из Высшего дома, - его голос звучал глухо, мужчина словно выдавливал из себя слова. Он поднял глаза, и Велена с удивление увидела выражение страха и вины на его лице.
   - Я ничего не понимаю, - вздохнула девушка. Страх сменило любопытство, хотя подходить ближе она все еще опасалась. - Куда вы пытались меня увести и зачем?
   - Мне нет прощенья, госпожа. Я причинил вам боль? - мужчина смотрел на нее с такой болезненной гримасой, будто эту боль он ощущал сам.
   - Нет, я в порядке! Я не держу на вас зла! - всплеснула руками девушка, не выдержав несчастного вида мужчины.
   - Вы великодушны, моя госпожа! Спасибо вам! - мужчина встал и низко поклонился, - простите, мне нужно идти, ваш спутник возвращается. Меня зовут Ронтан. Ронтан из дома Серой Ольхи. Светлой ночи, госпожа.
   И он так бесшумно исчез, как и появился, оставив девушку стоять в шоке от случившегося. Из состояния глубокой задумчивости ее вывел волк, мягко ткнувшись мокрым носом ей в руку. Машинально погладив его, Велена спросила:
   - Ну и что это было? Бред какой-то! - волк, конечно же, не ответил.
   Гвинд настороженно поднял уши в сторону площади и, лизнув руку девушки, одним прыжком скрылся в темноте. Значит, возвращается Винс. Гвинд никогда не показывался на глаза никому из ее близких, всегда немыслимым образом исчезая при их появлении. И хотя он с детства, так или иначе, находился рядом с ней, о существовании защищающего ее друга знал только Левонис. От эльфа волк не только не скрывался, но и снисходительно позволял себя погладить.
   - Прости, что так долго, - раздался голос Винса, - местные уже раскупили почти все запасы, мне удалось добыть только немного вина. - Он протянул Велене кожаный бурдюк, виновато глядя на нее. - Извини, посудой тут тоже не разжиться.
   - Ничего, - хрипло проговорила девушка и, выхватив вино из руки друга, сделала несколько больших глотков. - Очень хотелось пить, - с вымученной улыбкой объяснила она в ответ на изумленный взгляд Винса.
   - Пожалуй, нам действительно пора домой, - задумчиво протянул Винсент в ответ.
   Друзья направились в сторону площади, когда раздался громкий женский визг, перекрывший на миг музыку и голоса. На мгновение площадь накрыла тишина, сменившаяся громкими криками и непонятной суетой. Музыка стихла, возле одной из затемненных беседок столпились люди, образовав полукруг.
   - О, Светлые Боги! Кошмар! Что твориться-то?! - раздавались отовсюду шепотки, - Позовите стражу!
   - Что там случилось? - встревожилась Велена.
   - Не знаю, - нахмурился Винс, - но нам лучше пойти домой. Велена!
   Девушка уже не слушала его, пробираясь к беседке, с трудом проталкиваясь сквозь плотную толпу народа. Ее не отпускало ощущение, что случилось что-то важное, что-то касающееся именно ее. Она уже не слышала криков Винсента, который просил ее остановиться и подождать. В ушах стоял громкий стук сердца, оно тревожно билось и сжималось, словно схваченное чьей-то ледяной рукой. Она не поняла, как оказалась так близко к темной беседке, как пробилась сквозь столпившихся людей. В одно мгновение весь мир сузился до маленького, едва освященного участка земли, на котором лежал человек. " Ронтан. Ронтан из дома Серой Ольхи" - Прозвучал голос в ее голове. Тот самый мужчина, что несколько минут назад называл ее госпожой, сейчас лежал бездыханным в двух шагах от ее ног. Лицо его было бледным, умиротворенные, светло-голубые глаза смотрели в небо, а в грудь, по самую рукоять был воткнут тонкий стилет с деревянной резной рукоятью. Вокруг тела мужчины уже образовалась большая лужа крови и Велена почувствовала, как в горлу подступает комок тошноты. В глазах потемнело, стало трудно дышать. Девушка пошатнулась, едва не упав в обморок, но подошедший Винсент обнял ее за плечи, удержав от падения:
   - О, Боги! Велена, зачем ты бежала сюда?! - Он перевел взгляд на лежащее рядом тело, - Демово отродье! Что здесь случилось?
   Ответить ему никто не успел, даже если и собирался - в отдалении послышался недовольный ропот толпы и громкие крики:
   - Пропустите стражу! С дороги! Дайте дорогу графской страже!
   - Мне кажется, нам не стоит тут задерживаться, - осторожно потянул Велену в сторону Винс, - не думаю, что твой кузен сильно обрадуется, если тебя заметят в таком месте.
   - Ты прав, - встрепенулась Велена, - к тому же там может быть дядя Брэм, он сегодня собирался смотреть за работой городской стражи на празднике.
   Молодые люди отступили в сторону, стараясь слиться с толпой. Многие присутствующие так же поспешили покинуть площадь, видя приближение стражи, поэтому друзьям удалось затеряться среди удаляющихся людей. Быстро пройдя по темной аллее в сторону городских ворот, они молча шли по улице.
   - Как ты? - наконец спросил Винсент, с тревогой глядя на бледное, сосредоточенное лицо подруги.
   - Я в порядке. Винс... Не говори, пожалуйста, ничего Кейтену. Я не хочу его беспокоить.
   - Хорошо, - помедлив, согласно кивнул молодой человек. Он хотел добавить что-то еще, но промолчал, только недовольно качнув головой.
   Оставшуюся дорогу до дома они молчали.
   Этой ночью Велену посещали странные сны. Не было обычных танцев у озера, прогулок по ночному лесу, к которым она привыкла, не было даже усталой темноты, в которую она проваливалась, если у нее совсем не было снов. Она спала урывками, постоянно вздрагивая и просыпаясь. Стоило ей задремать и перед ее внутренним взором вставали мертвые, светло-голубые глаза и в голове звучал голос, повторяющий одно и то же: "Ронтан. Ронтан из дома Серой Ольхи, госпожа". Тогда она вскакивала на постели, испуганно оглядывая комнату, тревожно разглядывая тени, клубящиеся по углам. Но через пару минут страх разжимал свои объятья, недовольно ворочался рядом верный Гвинд, и она снова пыталась уснуть. Но стоило ей закрыть глаза и все повторялось: мертвые глаза, тихий голос и страх.
   Утром Велена чувствовала себя разбитой, за ночь она спала едва ли пару часов. Она с трудом встала с кровати и умылась ледяной водой. Спускаться к завтраку не хотелось, но вечером она отложила разговор с кузеном, сославшись на усталость, и пообещала рассказать ему и Дариэль о празднике утром.
   Она одела светлое, домашнее платье, заплела волосы в косу и ущипнула себя за щеки, пытаясь скрыть болезненную бледность. Не стоит давать кузену повод для дополнительного волнения.
   Когда Велена спустилась вниз, было уже довольно поздно, и за столом сидел только ее кузен и Брэм, обсуждавшие какие-то дела.
   - А вот и наша соня! - заулыбался ей дядя Брэм. Он поднялся навстречу Велене и поцеловал ее в лоб, - Доброе утро, велена.
   - Доброе, дядя Брэм, - улыбнулась Велена в ответ, - уже уходишь?
   - Дела не ждут, моя дорогая. После вчерашнего инцидента на празднике у меня много работы.
   - А что случилось? - поинтересовалась девушка, стараясь, чтобы в голосе звучало искренне любопытство и мысленно благодаря Винса, что он ничего не стал рассказывать старшим.
   - История не очень приятная, Кейтен расскажет. А мне пора бежать. - Брэм перевел взгляд на воспитанника, - жду тебя днем в магистрате.
   Кейтен кивнул в ответ и Брэм покинул столовую.
   - Прекрасного дня, Кей. - Велена улыбнулась кузену и поцеловав его в щеку, устроилась за столом.
   - Прекрасного дня, малышка, - Кейтен перевел задумчивый взгляд на кузину. - Хорошо вчера погуляли?
   - Да, все было прекрасно, - улыбнулась девушка, стараясь не выдать голосом свое волнение. - А где все?
   - Ты поздно встала, все уже разбрелись по делам. Дариэль в библиотеке, Виктан поехал в город - вчера произошла одна...хм, неприятность в городе. Не спрашивай, - предупредил он готовый сорваться у Велены вопрос, - не за завтраком. Расскажу позже.
   Велена кивнула, она была уверена, что Винс не стал рассказывать Кейтену о произошедшем, но ведь это было не единственным важным событием вчерашнего вечера.
   - Или ты хотела знать, где сейчас Мизарды? - усмехнулся он, заставив кузину покраснеть, - они всем семейством отправились в город, леди Леста хотела посетить магазины и очень просила сына ее сопровождать. Хоть он и тянул до последнего.
   Не зная, что сказать в ответ, девушка покраснела еще сильнее, боясь, что кузен начнет подшучивать над ней, но Кей молчал и Велена, успокоенная, приступила к завтраку. Есть не хотелось совершенно, но девушка старательно заталкивала в себя омлет, запивая сладким чаем. Во рту поселилась неприятная горечь. Девушка тяжело вздохнула - что же с ней происходит?
   - Велена, все в порядке? - Кейтен внимательно смотрел на нее, слегка нахмурив брови. - Ты выглядишь бледной.
   - Плохо спала сегодня, - неуютно поежившись под пристальным взглядом кузена, ответила девушка. - Думаю, верховая прогулка после завтрака меня взбодрит. - Она улыбнулась и встала из-за стола.
   - Подожди, Велена, - остановил ее кузен, - я хотел с тобой поговорить. Давай поднимемся в кабинет.
   - Хорошо, - спокойно пожала плечами Велена. Наверняка кузен хочет обсудить предстоящую поездку в столицу, о вчерашнем вечере он ничего не знал, в этом она уже успела убедиться.
   Они поднялись на второй этаж, в кабинет графа. Сев за большой стол в центре кабинета, Кейтен сцепил руки в замок, смущенно поглядывая на кузину. Девушка встала у камина, удивленно посматривая на кузена. О чем же столь серьезном он хотел с ней поговорить?
   - Велена, я говорил вчера с Винсом. Он сказал, что сделал тебе предложение, и ты дала свое согласие.
   - Что? - ошарашено выдохнула девушка.
   - Это не так? - нахмурился граф.
   - Не совсем... - Велена задумчиво закусила губу, - Винсент действительно сделал мне предложение, но... Я не давала согласия!
   - Он совсем безразличен тебе? - лоб кузена слегка разгладился, но напряженная морщинка все еще лежала между бровей.
   - Нет, - пожала плечами Велена, - но я правда думаю, что мне слишком рано выходить замуж. И Винсент сказал, что готов ждать. Ты сердишься? - она виновато посмотрела на кузена, - но я действительно не уверена, что мои чувства к Винсу сильнее обычной симпатии...
   - Что ты, Велена! - Кейтен рассмеялся, - я рад, что ты не спешишь покинуть нашу семью. И я полностью согласен, что тебе рано выходить замуж. Чем дольше ты будешь оставаться моей маленькой кузиной, тем лучше.
   - Если ты волновался только из-за этого, то я готова сохранять этот статус максимально долгий срок, Кей! - Велена улыбнулась и в ее глазах заплясали лукавые искорки. Она подошла к кузену и, крепко обняв его, поцеловала в щеку.
   - Малышка, для меня ты всегда останешься ребенком, - улыбнулся кузен. Но через мгновение, его тон снова стал серьезным, - но это не все, что я хотел сказать.
   - Что-то случилось? - девушка отстранилась от брата и тревожно посмотрела ему в глаза.
   - Нет, просто... Скажи, Велена, как ты относишься к Дариэль?
   - Хорошо отношусь, а разве может быть иначе? - вопрос кузена удивил девушку.
   - Это прекрасно, - Кейтен вдруг покраснел и продолжил говорить, с трудом подбирая слова. - Велена, если я скажу, что предложил Даре стать моей женой, ты будешь против?
   - Против? - Велена всплеснула руками, - почему я должна быть против, Кей? Это же здорово! Она согласилась? Когда вы проведете обряд?
   - Ты и правда не против, - облегченно выдохнул граф, - Дариэль сказала, что согласиться только после твоего благословения. Так что считай, что она сказала "да" - он довольно хмыкнул, - а обряд мы проведем так скоро, как только можно, я и так слишком долго ждал.
   - Я очень рада за вас, - тепло улыбнулась Велена.
   Обряд действительно провели скоро. Через несколько дней в городском храме Светлой Армелии, в присутствии близких друзей в лице Брэма Оденберга и Виктана Прайнда, кузины графа Эллион, Велены и почетных гостей, семьи графа Мизард, сочетались браком Дариэль Викерс и Кейтен Эллион. Со стороны невесты не было гостей, мать Дариэль почила несколько лет назад, а других родственников девушка не имела.
   Прекрасная, светловолосая невеста была облачена в светло-голубое, расшитое жемчугом платье, жених красовался в темно-синем с серебром камзоле, на смуглом лице сияла счастливая улыбка.
   - Наконец-то он уговорил ее, - тихо шепнул жене Роберт Мизард, - но сколько разочарованных вздохов будет в столице!
   - Еще бы, - тихо ответила ему Леста, - столько дамочек лелеяло мечту стать графиней Эллион!
   - Молодой, богатый и к тому же граф! - присоединился к беседе Виктан и тихо фыркнул, - в столице нам приходилось прятаться от назойливых поклонниц и мамочек девиц на выданье!
   Слушая краем уха беседу старших, Велена не сводила восторженного взгляда с молодых. Какой же у нее красивый брат, с гордостью отметила она. И Дариэль будет ему хорошей женой. Она почувствовала, как стоящий рядом Винс взял ее за руку. Слегка наклонившись к девушке, он прошептал:
   - Надеюсь, скоро и мы будем так же стоять у алтаря Пресветлой.
   Велена вздрогнула от его тихого голоса и, недовольно покосившись на приятеля, вырвала руку:
   - Зачем ты сказал Кейтену, что я согласилась стать твоей женой? - недовольно прошептала она.
   - А разве это не так? - с улыбкой шепнул Винс, - мне показалось, что ты будешь очень даже не против - и он многозначительно посмотрел на ее губы.
   - Прекрати! - ахнула Велена, мгновенно покраснев.
   - Что прекратить? - поддразнил ее парень и снова взял за руку, на этот раз крепко сжав и игнорируя попытки вырваться. Он пристально посмотрел на нее и уже серьезно сказал, - я люблю тебя, Велена. И сделаю все, чтобы ты тоже полюбила меня.
   - Звучит как угроза, - хмыкнула девушка.
   - Как тебе будет угодно, любовь моя, - усмехнулся он в ответ.
   Вечером, за празднично накрытым столом, Дариэль улучила минуту и отвела в сторону свою воспитанницу.
   - Велена, я так рада, что ты не против наших отношений, - смущенно проговорила она, - мне не хотелось бы терять твое доверие больше всего.
   - Почему я должна быть против, Дара? - отмахнулась девушка, - я действительно рада за вас. К тому же, теперь в столице меня будет сопровождать графиня Эллион, - подмигнула она наставнице.
   - О, Боже! Твой выход в свет! - встревожено ахнула новоиспеченная графиня, - я даже не подумала, что мое замужество повлияет на положение... Ох, как же не вовремя я дала себя уговорить!
   - Конечно, я тоже считаю, что соглашаться надо было еще раньше, - хихикнула Велена, - а теперь бедным портным придется в короткий срок шить гардероб для графини.
   - Может, мне стоит остаться дома? - задумчиво протянула Дариэль, - в конце концов, близится зима, у меня может быть простуда...
   - Даже не думай! - уже откровенно захохотала Велена, - тебе не удастся сбежать от высшего света Аллаина!
   - Это мы еще посмотрим - нахмурилась в ответ Дара и сменила столь неприятную для себя тему, - но я хотела поговорить с тобой совсем о другом. Велена, это правда что Винсент сделал тебе предложение?
   Настала очередь Велены хмуриться:
   - Правда, - осторожно начала она.
   - И?.. - поторопила наставница, - ты согласилась?
   - Не совсем, - вздохнула девушка, - Дара, мне ведь только через пару месяцев будет восемнадцать. Я совсем не хочу замуж!
   - Многие твои сверстницы уже вынашивают своего первенца! - недовольно фыркнула Дариэль.
   - Зато ты только в двадцать пять поддалась на уговоры Кея, - язвительно напомнила Велена.
   - У нас была совсем другая ситуация! - возмущенно выговорила Дара в ответ, но под скептичным взглядом воспитанницы стушевалась.
   История отношений Кейтена и Дариэль началась давно. Дара почти сразу влюбилась в своего спасителя, да и Кейтен не остался равнодушным к красивой девушке, всегда спокойной и выглядевшей истиной леди. Впрочем, Дариэль и была истиной леди по рождению - она выросла в дворянской семье виконта Викерс, но судьба распорядилась жестоко. Девушка стала сиротой и вынуждена была сама зарабатывать себе на жизнь. Но воспитание Велены никогда не тяготило ее, что вызывало еще большую симпатию у Кейтена, нежно любившего маленькую кузину. Когда граф понял, что испытывает к Дариэль не просто симпатию, он начал ухаживать за девушкой, стараясь быть ненавязчивым, памятуя о прошлом ее работодателе, от домогательств которого в свое время ему пришлось спасать Дариэль. Девушка ценила терпение графа, но принять его предложение долгое время не позволяли гордость и затаенный страх. И вот, спустя столько лет, она наконец согласилась стать его женой.
   - Дара, - мягко улыбнулась Велена, - не стоит так переживать. Мы с Винсом решим все сами, а тебе сейчас лучше вернуться к мужу, который уже пять минут не сводит с тебя влюбленных глаз.
   Дариэль покраснела и метнула взгляд в сторону Кейтена, тот ответил счастливой улыбкой.
   - Наверное, ты права, - пробормотала графиня Эллион и девушки вернулись к столу.
   Праздничный вечер шел своим чередом, Велена любовалась молодоженами, Винсент не сводил глаз с Велены. Гости произносили праздничные тосты, искренние, как бывает только в узком кругу близких людей. Тихо вздохнув, Велена подавила странное предчувствие, что для нее это последний спокойный вечер в кругу родных.
   ***
   - Ну, как тебе? - довольный девичий смех мягкими колокольчиками звенел в комнате. Велена закружилась перед зеркалом, демонстрируя подруге свое вечернее платье, пышными волнами струящееся до пола, приоткрывая только кончики изящных, шелковых туфелек.
   - Ты прекрасно выглядишь, дорогая, - заулыбалась в ответ Атия Сторн, - тебе очень идет зеленый, виконт Мизард будет сражен.
   - При чем тут Винс? - нахмурилась Велена.
   - Ой, ну прекрати, все знают, что он ухаживает за тобой. Половина наших сверстниц локти кусают от зависти, а ты кривишься. Не понимаю, - презрительно фыркнула подруга и, отвернувшись к зеркалу, принялась поправлять свои идеально уложенные белокурые локоны.
   - Винс мой друг. - Упрямо повторила Велена, хотя в глубине души разлилась теплая волна удовольствия.
   Что скрывать, за неделю пребывания в столице, Винсент проявил себя учтивым кавалером. Их дружеские отношения вышли на новый, абсолютно другой уровень, ведь молодой человек и не думал скрывать своих намерений. К удивлению Велены, в высшем столичном свете, ее друг пользовался популярностью и был совсем не похож на бесшабашного мальчишку, игравшего с ней в детстве.
   Впрочем, это было не единственным открытием для девушки. Столица затянула и поглотила ее, маня все новым соблазнами и обещая неведомые прежде развлечения. Местное общество хорошо приняло Велену, окружило новыми друзьями и многочисленными поклонниками. И если поначалу приемы и балы утомляли девушку, то лишь с непривычки. Когда же вычурные наряды и вольное поведение перестали ее смущать, Велена почувствовала себя словно рыба в воде.
   Сегодня было назначено одно из самых главных событий этого сезона - торжественный прием у императора, в честь помолвки его старшего сына. Среди приглашенных были иностранные делегации, эльфийский посол со свитой, многие именитые артисты и музыканты. Велена надеялась, что сможет встретить на приеме и своего друга Левониса.
   С улицы послышался шум подъезжающей кареты, сменившийся настойчивым стуком в дверь.
   - А вот и нетерпеливый виконт, просто твой друг, - подмигнула Атия подруге.
   - И наверняка в сопровождении робкого барона Рейджа, безответно влюбленного в тебя, - не удержалась от ответной шпильки Велена, прекрасно зная, что подруга отнюдь не в восторге от вечно краснеющего в ее присутствии барона, но не оставляющего попыток завоевать сердце Атии.
   Атия только поморщилась, но ничего не сказала. Девушки спустились вниз, где их уже ждали кавалеры и кузен Велены со своей молодой супругой.
   - Прекрасно выглядишь, дорогая, - улыбнулась Дариэль.
   - Не настолько прекрасно, как ты, - ответила Велена, обнимая наставницу.
   Со дня свадьбы Дариэль словно расцвела, счастливый брак наполнил и прежде милые черты девушки особым очарованием. Да и с лица Кейтена редко исчезала довольная улыбка. Атия украдкой подавила вздох, исподтишка бросив взгляд на молодоженов. Повезло же этой дурочке! О таком мужчине, как граф, она могла только мечтать, несмотря на молодость и состояние семьи. Да и Велена не понимает, как удачно ей удалось завоевать сердце виконта - это ведь такая удачная партия! Мать чуть ли не в каждом разговоре ставила эту сельскую выскочку ей в пример, заставляя постоянно общаться с этой ненормальной семейкой. Но чего не сделаешь ради отличных знакомств и светлого будущего, ведь среди друзей графа и виконта было столько состоятельных и именитых дворян! Так что Атия потерпит немного эту наивную курицу, искренне улыбаться, скрывая злость и зависть, ее научили с детства.
   - Граф, - Атия с милой улыбкой присела в книксене, - графиня.
   - О, милая, ну к чему эти формальности! - добродушно улыбнулась Дариэль, - друзья Вел и наши друзья. Ты можешь звать меня просто по имени.
   - Спасибо, вы оказываете мне честь, - с благодарностью в голосе пропела Атия и скромно опустила глаза, мысленно скривившись. Деревенская выскочка!
   - Л-леди, вы прекрасно в-выглядите, - слегка заикаясь, приветствовал их коренастый барон, привычно краснея при взгляде на предмет своего обожания.
   Атия едва сдержала раздраженное фырканье. Как она устала от этого настойчивого идиота! Неужели он думает, что она будет благосклонна к смешному, даже нелепому, барону! Был бы он хотя бы маркиз... а лучше граф! Тогда Атия подумала бы. Но он всего лишь барон, а значит, недостоин ее внимания.
   - Прекрасного дня, - слегка поклонился Винсент, не сводя взгляда с Велены. В его глазах было настолько искренне восхищение и откровенное обещание, что девушка сразу смущенно отвела взгляд.
   - Нам, кажется, уже пора, - надеясь, что ее голос не дрогнет, выдав чувства, обратилась она к кузену.
   Детские воспоминания ничуть не отличались от реальности. Дворец императора был прекрасен. Велена отчетливо помнила, как впервые увидела стройные белые стены, изящные узоры кованой ограды, аллеи величественных деревьев. Помнила и свое восхищение, и желание рассмотреть все, пройтись по аккуратным дорожкам и провести рукой по влажным статуям фонтанов. И сейчас все это было ей доступно. Открытый экипаж вез их по широкой каменной дороге, приближая к величественному дворцу, сверкающему от множества факелов и свечей. У центральной лестницы выстроились неподвижные гвардейцы, сновали вышколенные слуги и спешили гости, громко переговариваясь между собой.
   Экипаж графа остановился и рядом тут же появился Винсент, ехавший с бароном Морисом Рейджем в отдельной карете. Он с учтивым поклоном подал руку Велене, удерживая ее пальцы дольше положенного и совсем не следуя этикету, нежно погладил ее ладонь. Велена, хоть уже и привыкла к подобным выходкам друга, все же не смогла скрыть легкого румянца. С каждым днем она все отчетливее осознавала, что ее сопротивление слабеет. Винс больше не друг, точнее, не просто друг. Все ее чувства были обострены до предела рядом с ним, вызывая путаницу в мыслях и слабую дрожь в коленях. Ни один из многочисленных поклонников не вызывал в ней столь трепетных чувств. И, наверное, ей давно стоило дать свое согласие, но что-то останавливало Велену. Словно кто-то настойчиво твердил, что нужно подождать, не время. И она ждала.
   У массивных, распахнутых дверей стоял чопорный церемониймейстер, проверяющий приглашения. Он с низким поклоном проводил компанию в залу и звонким голосом объявил новоприбывших. Зала была наполнена людьми, звучала музыка от помоста с музыкантами, поэтому о появлении графа и его друзей узнали лишь близстоящие гости.
   К компании тут же подскочила маленькая, полная женщина, мать Атии, графиня Сторн. Она приветливо раскланялась с графом и графиней, поприветствовала виконта и барона, не преминув тут же попенять дочери:
   - Посмотри, как прекрасно выглядит Веленочка! Атия, тебе стоит брать с нее пример! - она оценивающим взглядом скользнула по наряду Велены, - но я хотела бы ненадолго забрать у вас свою дочь, кое-кто желает быть ей представленным. Приятного вечера, господа, - и не слушая робких возражений Атии, потянула ее за руку в глубь зала.
   Барон тяжело вздохнул, с тоской глядя им вслед, что не укрылось от Кейтена.
   - Не расстраивайся, Морис, - он ободряюще хлопнул юношу по плечу, - вечер только начался, ты успеешь еще пригласить Атию на танец.
   - Я надеюсь, - пробормотал барон.
   Компания двинулась вглубь залы. Вокруг стояли многочисленные группы и группки гостей, сновали лакеи с подносами, уставленными бокалами и легкими закусками, в небольшой нише наигрывали ненавязчивую мелодию музыканты. В дальнем конце залы, под большим витражом, стоял императорский трон на небольшом возвышении. Вокруг него выстроились несколько кресел поскромнее, для императорской семьи, и стулья для послов со свитой. Трон пока пустовал, правящая семья традиционно появлялась на балу после прибытия основной массы гостей, а вот многие представители других стран уже были на месте. Вот стоит, рядом со своей супругой и несколькими детьми, посол соседнего королевства Бентарии, сэр Аелред, высокий седовласый мужчина с военной выправкой. Неподалеку расположилась чета эльфов - высокий, светловолосый посол, со своей прекрасной супругой, презрительно поглядывающей на снующих вокруг людей. Еще несколько послов, из менее значимых и более бедных королевств, держащиеся особняком ото всех. А вот это кто? Велена удивленно уставилась на высокого, широкоплечего мужчину, в кожаной безрукавке, расшитой ярким орнаментом. Его длинные, темные волосы были заплетены в сложную косу, пронзительный взгляд внимательно осматривал залу из-под темных, четко очерченных бровей. На поясе, вопреки традиции, висел длинный кинжал в простых ножнах.
   Заметив взгляд кузины, Кейтен наклонился к ней:
   - Это посол с Великих островов. Воин, выбранный советом племен, Аррог Лакхар.
   - Оборотень? - с интересом протянул Винсент, слушающий их разговор.
   - Конечно. Самые сильные воины островов всегда имеют вторую ипостась, а послом выбирают одного из сильнейших.
   - Как интересно, - пробормотала Велена, внимательнее всматриваясь в воина. Аррог Лакхар был силен, это было видно по сильным, мускулистым рукам, грациозным, звериным движениям, внимательному, цепкому взгляду. Несмотря на тонкие шрамы, виднеющиеся сквозь одежду, островитянин был хорош собой. Звериной, дикой красотой, которую, несомненно, заметили многие светские дамы, как бы невзначай крутившиеся неподалеку. Но Аррог упорно делал вид, что не замечает кокетливых взглядов.
   - А в кого он обращается? - обратилась Велена к кузену.
   - Не знаю, милая, - улыбнулся граф, - и не советую тебе узнавать. На Великих островах такой вопрос считается очень интимным, в некоторых случаях даже используется для предложения... кхм, скажем так, руки и сердца.
   - О, - покраснела Велена, - хорошо, что ты сказал.
   Девушка поспешно перевела взгляд на следующего иностранного гостя. В некотором отдалении от основной массы гостей, слегка скрытый тенью от стоящего рядом декоративного растения, сидел еще один мужчина, за спиной которого стояли двое темноволосых юношей. Сначала Велене показалось, что мужчина этот стар, из-за белого цвета его волос. Но внимательно приглядевшись, она поняла, что волосы его скорее пепельные, чем седые, а сам он довольно молод, не старше тридцати уж точно. Скромный серо-зеленый костюм был покрыт серебряной вышивкой, изображающей переплетенные ветви деревьев, с редкими зубчатыми листьями. Тонкие черты лица, чувственные губы, высокий умный лоб, который венчал серебряный обруч. Странное чувство возникло у Велены, при взгляде на этого мужчину. Ей вдруг страстно захотелось подойти к нему ближе, заглянуть в глаза, прикоснуться к тонким, длинным пальцам изящных рук, украшенных простым серебряным кольцом. И в тоже время все ее существо кричало об опасности этого человека, отталкивало, рождая желание зажмуриться, отгоняя наваждение и бежать от него как можно дальше. Словно почувствовав взгляд девушки, мужчина повернул голову и остановил на Велене внимательный взгляд серых глаз. На мгновение его тонко очерченные брови приподнялись в безмолвном удивлении, взгляд стал цепким и изучающим. Он пристально смотрел на девушку, не так, как это делали ее многочисленные кавалеры, ощупывая фигуру масляным взглядом, а словно проникая ей в душу, читая самые ее сокровенные мысли. Но это длилось лишь несколько секунд, вот он снова отвел глаза, и, обратился к одному из стоящих рядом юношей. Велена с облегчением вздохнула, наваждение прошло, оставляя лишь легкую, неприятную тяжесть на сердце, которая, впрочем, почти сразу исчезла.
   - А это? - она указала кузену на поразившего ее мужчину, стараясь скрыть волнение.
   - Это? - внимательно посмотрел Кейтен на очередного посла, - это... Не может быть! - тихо воскликнул он.
   - Что такой, дорогой? - удивленно обернулась к нему Дариэль.
   - Это посол из Амбреста, - пробормотал Кейтен, с каким-то ужасом глядя на посла.
   - Амбрест? Город янтарных деревьев? - с восторгом воскликнула Велена.
   - Успокойся, Кей, - мягко произнесла Дариэль, положив руку на локоть мужа, неодобрительно косясь на Велену, - прошел не один год, все обойдется, я уверена.
   - О чем ты, Дара? - удивленно посмотрела в ее сторону Велена.
   - Ни о чем, Вел, - натянуто улыбнулась графиня своей воспитаннице, - это старая история для взрослых.
   - Можно подумать, я еще ребенок, - обиженно фыркнула девушка в ответ.
   - Может быть, вам стоит пойти к друзьям? - постаралась перевести тему Дариэль, - вы же пришли на бал веселиться.
   - Отличная идея, - слегка наклонил голову Винс и, не слушая возражений Велены, потянул ее к одной из компаний молодежи в центр залы, - мы найдем вас позже.
   Как только молодые люди отошли на достаточное расстояние, чтобы не слышать их беседы, Кейтен тяжело вздохнул. Остановив проходившего мимо лакея, он взял у него бокал с игристым вином, залпом осушил его, и взял еще два, для себя и супруги.
   - Я надеялся, что она никогда не встретит кого-либо из ведунов. Они живут так скрытно, не имеют почти никаких дел с людьми! Что здесь забыл этот?... - Кейтен слегка замялся, покосившись на жену.
   - Какая разница, Кей? - поморщилась Дариэль, - я, право, не понимаю твоей тревоги! Как он поймет, что Велена наполовину ведунья? Она никогда не видела Янтарных деревьев, не общалась ни с кем из их народа. Даже если он каким-то чудесным образом опознает девушку, что с того? Она сестра графа Эллион, подданная Империи Мор!
   - Надеюсь, ты права, моя дорогая, - вновь вздохнул Кей и, предложив жене руку, неторопливо пошел вглубь шумящего зала.
   Двигаясь в сторону знакомой компании молодежи, Велена злилась. Очень злилась. Даже не так. Она была ужасно ЗЛА! Зачем Винс увел ее от кузена, когда она почти узнала какую-то семейную тайну! Словно почувствовав ее состояние, виконт обернулся и притормозил, на мгновение сжав руки Велены в своих.
   - Вел, ну что ты обижаешься? - вздохнул он, - разве сама не поняла, что кузен ничего тебе сейчас не скажет? После бала попробуешь расспросить его снова, а сейчас лучше отвлекись.
   Велена хотела возразить, но передумала. Винс прав, как и всегда. Кей иногда бывает очень упрям, а при таком скоплении народа расспрашивать его бесполезное занятие. Ничего, после бала она возьмется за эту тайну всерьез! Сейчас же Велене пришлось отвлечься, приветствуя многочисленных друзей и отвечая на комплименты, посыпавшиеся на нее от молодых людей со всех сторон. Хорошо, что Винсент был рядом, в его присутствии еще ни один, даже самый настойчивый, кавалер не переходил границ дозволенного.
   А бальная зала все заполнялась прибывающими гостями. На возвышение у трона поднялся церемониймейстер, и по залу разнесся звонкий стук резного посоха о паркет.
   Музыка стихла, затихли голоса гостей, прислушивающихся к громкому голосу объявляющего:
   - Его Императорское Величество Конгрегор Морский! - снова удар резного посоха по паркету, шум в зале окончательно стих, гости расступились, образуя живой коридор от внутренних дверей до трона, - Его Высочество Крон-герцог Эйкен Морский.
   Придворные склонились в почтительном поклоне, приветствуя императора с сыном. Велена с интересом наблюдала за ними сквозь ресницы, склонившись в почтительном реверансе. Короля она видела только мельком, а крон-герцог так и вовсе месяц гостил в соседнем королевстве, ухаживая за будущей невестой, поэтому сейчас она спешила удовлетворить свое любопытство. Вряд ли она будет представлена императорской фамилии лично, Кейтен хоть и принадлежал к древнему дворянскому роду, но в интриги никогда не лез и в придворной жизни не принимал активного участия.
   Король был высоким, грузным мужчиной, с аккуратной светло-русой бородой и чуть более светлыми волосами. Несмотря на свой преклонный возраст, Конгрегор Морский сохранил прямую осанку и ясный, пронзительный взгляд карих глаз.
   Сын императора, несомненно, пошел в отца. Та же высокая, массивная фигура, чуть более грациозная в силу молодости Эйкена, и светлые волосы до плеч. Вот только глаза у него были голубые, какие-то светлые, словно выцветшие, во взгляде отражалась жестокость и странное выражение то ли отвращения, то ли крайней брезгливости. Проходя мимо Велены, Эйкен мазнул по ней взглядом, и выражение его лица на миг изменилось, промелькнуло что-то вроде интереса в светлых глазах. Но это длилось так недолго, что Велена убедила себя, что ей всего лишь почудилось. Прошествовав к трону, Его Величество поднял унизанные массивными перстнями пальцы, и обратился к притихшей толпе:
   - Приветствую Вас, мои подданные и гости империи. Благодарю всех прибывших, в этот радостный для меня день. Хочу объявить, что недавно состоялась помолвка моего сына, крон-герцога Эйкена Морийского и принцессы Алетты Бентарской, старшей дочери нашего дорогого друга короля Бентарии, Гориса Третьего. Прошу Вас отпраздновать это с нами!
   Император сел на трон, Эйкен поклонился под приветственные аплодисменты придворных и занял кресло рядом с отцом. Вперед выступил посол Бентарии, Конгрегор поднял руку и гости вновь притихли. Сэр Аелред произнес какую-то длинную, витиеватую речь, упомянул о каких-то подарках и с поклоном отошел. Следом за ним потянулись послы других королевств, причем, чем меньше была родина выступавшего, тем длиннее и пространнее звучали поздравления. Велена стала откровенно скучать. Да, не такого она ожидала от императорского приема. К тому же, в зале было ужасно жарко, от огромного количества горящих свечей было трудно дышать. Что же, придется терпеть. Велена украдкой огляделась по сторонам, но все придворные подобострастно пялились на императорский помост, где с очередной речью выступал эльфийский посол. Убедившись, что никто не обращает на нее внимания, девушка достала из рукава кружевной платок, опустила его в стоящий рядом бокал простой воды и провела влажной тканью по горячей коже плеча. Поняв, что никто не заметил ее недостойного поступка, она аккуратно встряхнула платок, охлаждая мокрую ткань и протерла шею, опуская руку к линии декольте. Едва не застонав от удовольствия, девушка вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Испуганно подняв глаза, она чуть не выронила злополучный платок. На нее пристально смотрел крон-герцог, весело ухмыляясь. Велена почувствовала, что стремительно краснеет, и поспешно отвела глаза. Эйкен громко хмыкнул, явно забавляясь смущением девушки, но император хмуро посмотрел на сына и тот, покорно вздохнув, принял серьезный вид.
   Немного погодя, к трону подошел посол Янтарных деревьев. Ведун почтительно склонился:
   - Ваше Величество, я уполномоченный посол Амбреста, Ирвис из рода Седого Вяза. Наш правитель, Светлейший Салтрен из рода Вечного Тиса шлет вам свои поздравления, подарки и письмо, которое я хотел бы вручить вам лично и удостоиться аудиенции.
   - Я с удовольствием побеседую с вами, Ирвис из рода Седого Вяза, - кивнул император.
   Ведун с изящным поклоном отступил в сторону и занял свое место, позади все так же неподвижно стояли темноволосые юноши.
   Последним вперед вышел посол Великих Островов. Он небрежно поклонился и его хриплый голос зазвучал спокойно и без намека на заискивающий тон, объединяющий предшествующих ему.
   - Приветствую тебя, Император. Совет племен Великих островов передает поздравления тебе и твоему сыну. Я, глава клана Светлой Луны, Аррог Лакхар, доставил подарки на свадьбу твоего сына, и согласие Совета об использовании торговых путей, договор по которым ты хотел заключить.
   В толпе придворных раздались недовольные шепотки. Обращаться к императору на "ты", какое оскорбление! Да еще этот варвар заговорил о делах, не прося аудиенции, прямо на балу! Немыслимо! Велена так же удивленно взирала на воина.
   - Не удивляйся, - тихонько шепнул ей Винс, заметив взгляд подруги, - в языке Великих островов обращаются только на "ты", а дела не принято откладывать на потом. Сначала дело, потом развлечение.
   Велена понимающе кивнула. Теперь поведение посла стало ей понятно. Чтож, традиции других народов достойны уважения, особенно если их представитель - твой гость. Император, видимо, придерживался того же мнения, поэтому, несмотря на недовольные взгляды гостей и презрительное выражение лица сына, спокойно ответил оборотню:
   - Мы с благодарностью принимаем ваши поздравления, вождь клана Светлой луны. Я рад, что Совет племен дал разрешение на свободную торговлю наших народов. Если Аррог Лакхар согласен задержаться, то завтра мы могли бы обсудить договор подробнее, дабы учесть выгоды для обеих сторон. А пока, я прошу тебя задержаться и отдохнуть сегодняшним вечером на балу.
   - Хорошо Император, - склонил голову посол, - я принимаю твое приглашение, а завтра же подпишем договор. - И спокойно развернувшись, воин прошествовал к своему месту, не замечая возмущенных взглядов.
   Наконец, традиционные поздравления были завершены, король дал отмашку, и вечер продолжился своим путем. Вновь зазвучала музыка, загомонили гости, засновали лакеи с подносами. Велена со вздохом облегчения решила отправиться на поиски кузена, но ее остановил Винсент:
   - Велена, ты подаришь мне следующий танец? - с легким поклоном спросил он.
   - С удовольствием, - пробормотала девушка, заметив, что к ней уже направляются несколько особо настойчивых кавалеров.
   Молодые люди двинулись ближе к центру зала и, под первые аккорды заигравшей мелодии, взялись за руки.
   Кейтен стоял неподалеку от светлой колонны, задумчиво глядя на танцующую кузину. Дариэль отправилась в дамскую комнату, поэтому он отошел подальше от гостей, прихватив очередной бокал вина. Когда он услышал имя посла Амбреста, первым его порывом было схватить кузину в охапку и немедленно покинуть зал, а лучше всего и столицу. Но жена убедила его, что это было бы глупостью. Конечно же, никто не мог знать, что Велена внучка правителя. Никто вообще не знал о ее существовании. Ей ничто не грозит, Дариэль права. Но внутри острыми волнами поднималось беспокойство, смутное предчувствие беды и страх за любимую кузину. Из раздумий его вывел тихий голос, раздавшийся рядом:
   - Здравствуй, Кей.
   Вздрогнув, граф повернулся и с изумлением уставился на окликнувшего его:
   - Левонис? - напротив Кейтена стоял эльф, только сейчас на лице старого друга не было обычного легкомысленного веселья. - Как я рад тебя видеть, друг мой! Как ты здесь оказался, неужели сегодня мы услышим твои новые песни?
   - Да, я был приглашен, чтобы развлечь сегодняшнюю публику. Я видел Велену в зале...
   - Она будет безумно рада видеть тебя.
   - Я тоже буду рад встрече. Но сначала нам нужно с тобой очень серьезно поговорить, Кейтен. Нашей малышке грозит опасность, отойдем подальше, - и Левонис потянул друга в сторону выходящих в сад дверей, бросая грустный взгляд в сторону танцующей девушки.
   Но в тоже время другой взгляд внимательно следил за девушкой. Герцог Эйкен смотрел на Велену не отрываясь, обшаривая ее фигуру жадным взглядом. Наконец, словно что-то решив для себя, он подозвал одного из приближенных придворных, стоящих неподалеку от кресла герцога.
   - Скажи, Бейт, кто эта крошка, в зеленом платье, что танцует с виконтом Мизард? Почему я не видел ее прежде?
   Найдя глазами заинтересовавшую герцога девушку, придворный пояснил:
   - Это Велена, кузина графа Эллион. Это ее первый сезон. Девушка уже произвела небольшой фурор, но ходят слухи, что она помолвлена с виконтом.
   - И насколько верны эти слухи? - задумчиво протянул Эйкен.
   - Ну, виконт постоянно рядом с ней, да и девица явно отдает ему предпочтения. К тому же, насколько мне известно, владения Мизард и Эллионов соседствуют, для графа было бы неплохо заключить такой союз.
   - О чем это вы там шепчетесь? - повернулся в сторону сына император.
   - Всего лишь обсуждаем прекрасных дам, отец, - улыбнулся Эйкен, не сводя взгляда с девушки.
   - Если ты положил глаз на Велену Эллион, то забудь! - нахмурился Конгрегор, заметив, куда смотрит сын - нам с трудом удалось замять прошлый твой проступок, когда ты соблазнил жену маркиза Сентион! Так что не вздумай даже смотреть в сторону этого невинного дитя, мне не нужны проблемы с ее опекуном, граф ценный для короны человек!
   - Невинная девица, - усмехнулся Эйкен в ответ, и в его глазах загорелся какой-то странный огонек, - тем интереснее...
   - Эйкен! - стараясь не повышать голос, оборвал сына император, - только попробуй, щенок!
   Лицо крон-герцога исказила гримаса ярости, но, прежде чем он успел что либо ответить отцу, их разговор перебил тихий голос секретаря, с поклоном обратившегося к императору:
   - Ваше Величество, посол Янтарных деревьев нижайше просит вас уделить ему несколько минут и поговорить в приватной обстановке.
   - Проклятые ведуны, - пробормотал король, - если бы мы не нуждались в их помощи, приказал бы спустить этого кузнечика с лестницы. Отведи посла в зеленую гостиную, надеюсь, это стоит моего терпения. Эйкен, - обратился он к сыну, - помни, что я сказал. Думаю, задержусь я не больше, чем на час.
   Левонис вел друга все дальше и дальше вглубь сада, остановившись лишь тогда, когда высокие, ровно постриженные кусты скрыли их фигуры.
   - В чем дело, Левонис? - Кейтен встревожено смотрел на друга, серьезное лицо которого так отличалось от обычной его беззаботности.
   - Велене надо бежать, Кей. Он узнал ее.
   - Бежать? - ошарашено пробормотал граф, даже не уточняя, о ком говорит друг. Ему и так было ясно, что речь идет о после Янтарных деревьев, - но куда бежать? И как ее могли узнать, ведь столько лет...
   - Это неважно! - нетерпеливо перебил его Левонис, - Какое значение имеет время для тех, кто живет не одну сотню лет? Ведуны чувствуют своих сородичей, а такие как Ирвис, могут определить и принадлежность к дому.
   - Но что с того, Левонис? - непонимающе протянул Кейтен, в волнении проводя по волосам, - что он может сделать Велене? Да и зачем она ему?
   - Месяц назад погиб единственный наследник Вечного Тиса, брат Лексин. Старик Салтрен уже совсем плох, поэтому если он умрет, начнется серьезная борьба за власть. И Велена будет главным козырем. Если Ирвис получит нашу малышку, он будет править Амбрестом. И если Велена попробует противиться ему, ее жизнь окажется в серьезной опасности.
   - Он получит ее только через мой труп, - сжал кулаки Кейтен.
   - Ирвис опасный противник, Кей. Воины Седого Вяза сильнейшие среди всего лесного народа, а их хозяин не остановится ни перед чем и пойдет на любую подлость, чтобы заполучить ее, - покачал головой эльф.
   - Тогда мы немедленно едем домой, а завтра же покинем столицу. В поместье мне будет проще ее защитить.
   - Я отправлюсь с вами, друг мой.
   Мужчины поспешили вернуться, но на входе в зал Кейтена остановил придворный из свиты императора.
   - Граф Эллион? - с поклоном обратился он к мужчине и, дождавшись ответного поклона, известил, - Его Величество хотел бы переговорить с вами. Прошу, следуйте за мной.
   Друзья тревожно переглянулись, и Кей шепнул эльфу:
   - Найди Велену и Дариэль, пусть будут готовы ехать домой в любую минуту.
   Вот уже десять минут Велена со скучающим видом выслушивала высокого старичка маркиза, который нудно рассказывал ей об особенности разведения скаковых лошадей. Винсент танцевал с Атией, которая смогла наконец-то освободиться от внимания своей деятельной матери. А Велена не успела принять чье-либо приглашение, остановленная маркизом, которому была представлена на одном из светских вечеров. Его имя почти мгновенно вылетело у нее из головы, совершенно не задержавшись в памяти. Но приличия требовали уделить внимание пожилому маркизу, поэтому Велена стоически терпела, с трудом удерживая заинтересованное выражение лица.
   - Так вот, деточка, - продолжал вещать маркиз, - главное, это тренировки! Только так можно развить выносливость животного! И интервал между темпами скачки...
   Велена мысленно вздохнула, пропуская разглагольствования маркиза мимо ушей. Она любила лошадей, но от нудной речи маркиза уже начинало сводить зубы. От мыслей о побеге, Велену отвлек громкий смех компании, стоящей неподалеку от них. Делая вид, что продолжает с интересом слушать о необходимости своевременной смены лошадиных аллюров, Велена присмотрелась к молодым людям, окруживших массивную фигуру посла Великих островов.
   - Ах, господин посол! - услышала она ехидный голосок леди Джессики Вирел, известной своей привычкой насмехаться над новичками в столичном обществе, - скажите, это правда, что самые знатные жители ваших островов носят ожерелья из зубов или иных, - она сделала многозначительную паузу, - частей тела поверженных врагов?
   - Не совсем, леди, - раздался раздраженный, чуть хрипловатый голос Аррога Лакхара, - просто в некоторых племенах коллекция клыков убитых животных считается показателем доблести воина, к тому же это хороший подарок для возлюбленной.
   - О, Боги! Какой кошмар! - послышались приглушенные шепотки с разных сторон.
   - Неужели правда и то, что традиции предписывают вам пить еще не остывшую кровь убитых животных, прямо из вены?
   - Да, но только при особом обряде во второй ипостаси, который проводят очень редко... - начал объяснять оборотень, но окончание его фразы уже никто не слышал.
   Вновь послышались приглушенные восклицания : "Отвратительно!", "Какое варварство!".
   - У вас наверное и мыться принято только по праздникам, а спать - перед костром на голой земле! - раздался чей-то насмешливый голос из толпы, который тут же потонул в громком смехе.
   "Прямо как кучка шакалов" - с отвращением подумала Велена. Решительно извинившись перед престарелым маркизом, она отправилась в сторону смеющейся компании.
   - Ах, а я надеялась на танец, - с наигранным отчаянием в голосе произнесла леди Вирел, - но в бальной зале не принято скакать вокруг ритуальных костров!
   Новый взрыв смеха прервал веселый голос Велены:
   - Нет, Джесси, - прекрасно зная, как ненавидит леди Вирел, когда кто-то сокращает ее имя, Велена усмехнулась, - тебе не светит танец совершенно по другой причине.
   - Что ты имеешь в виду, милочка? - прошипела Джессика, зло глядя на девушку, помешавшую ее развлечению. От леди Вирел не укрылось, с каким восхищением многие мужчины, не сводившие с нее минуту назад взгляда, уставились на Велену.
   - Просто я приглашаю лорда Лакхара на танец первой, - она нарочито подчеркнула высокий титул, с которым обратилась к послу, - надеюсь, вы не откажете мне, вождь? - она дружелюбно улыбнулась Аррогу.
   - Почту за честь, леди, - с легким поклон протянул ей руку оборотень.
   Под взглядами притихшей компании Аррог провел Велену к центру зала, осторожно положил руку на спину девушки и повел ее в медленном танце. Оборотень двигался легко и грациозно, сейчас, глядя на то, как он танцует, вряд ли кто-то принял бы всерьез слова леди Вирел о ритуальных прыжках вокруг костра. Некоторое время они просто молча танцевали, но потом посол не выдержал:
   - Ты помогла мне, прекрасная леди. А я ведь даже не знаю твоего имени.
   - Меня зовут Велена. Велена Эллион - вновь улыбнулась девушка, - Не столь уж велика была моя помощь, лорд Лакхар. Я прекрасно понимаю, как тяжело одному противостоять этой разряженной толпе. Но не держите на них зла, в большинстве своем они просто глубоко несчастные люди.
   - И в чем же их несчастье? - удивленно хмыкнул оборотень.
   - В их глупости, неуверенности. В закостенелых правилах и мыслях. Они столь безнадежно связаны условностями общества, что уже давно забыли, каково это - быть свободными. Их поглотили предрассудки.
   - Столь мудрые слова в столь юном возрасте, - слегка наклонил голову Аррог, смотря на Велену каким-то новым, задумчивым взглядом. - К тому же, я чувствую твою странную силу, Велена Эллион. Прости, если обижу... но запах твоей крови говорит, что ты не чистокровный человек.
   - Что вы, лорд Лакхар! - рассмеялась Велена, - вы, верно, что-то путаете. Я обычный человек, кровь в моих венах не смешанна.
   - Я уважаю твое право на тайну, - серьезно кивнул оборотень и сменил тему разговора. - Если тебе понадобиться помощь, помни, что Аррог Лакхар твой друг, маленькая леди.
   - Спасибо, лорд Лакхар, - Велена присела в глубоком реверансе под последние аккорды затихающей мелодии, - я рада иметь такого друга.
   После танца Велена извинилась перед своим кавалером и отправилась в дамскую комнату, провожаемая восхищенным и признательным взглядом посла.
   В комнате отдыха девушка неторопливо умыла лицо холодной водой, поправила прическу и, присев в мягкое кресло, перевела дух. Бал начал утомлять ее, от жары слегка кружилась голова, а от многочисленных взглядов кожа начала буквально зудеть. Но нужно возвращаться в зал, пока Кейтен или Винс не начали беспокоиться из-за ее долгого отсутствия.
   Толкнув дверь, Велена удивленно вздрогнула. В коридоре стоял крон-герцог Эйкен, внимательно глядя на нее.
   - Ваше Высочество, - пробормотала девушка, склонившись в реверансе. Ей стало немного не по себе от пристального взгляда мужчины, поэтому она поспешила пройти мимо него и вернуться в бальную залу.
   Но Эйкен сделал шаг вперед, становясь на ее пути.
   - Мы, кажется, не были представлены лично, моя дорогая? - усмехнулся крон-герцог, - какое досадное упущение!
   - Велена Эллион, - вновь склонилась в поклоне девушка.
   - Наслышан о твоем кузене, Велена. Герой приграничья, - хмыкнул он, делая шаг к девушке - ты, наверное, гордишься им?
   Недоумевая, к чему ведет Эйкен, Велена просто пожала плечами:
   - Как и любой на моем месте, Ваше Высочество.
   - Не каждый может оказаться на твоем месте, - пробормотал мужчина, поднимая руку и небрежно проводя рукой по щеке Велены, попутно пропуская меж пальцев выбившуюся из прически прядь шелковистых волос.
   - Я видел, как ты танцевала с этим варваром, послом Островов. С чего ты вдруг решила проявить расположение к грязному дикарю?
   - Аррог Лакхар не дикарь, Ваше Высочество, - возмущенно фыркнула девушка, - и не его вина, что обычаи наших стран столь разнятся!
   - Столь прекрасный цветок среди дворцовых колючек, - с насмешкой проговорил Эйкен, кладя вторую руку на талию девушки.
   - Что вы делаете, герцог? - Велена смущенно покраснела и попыталась отодвинуться, но рука мужчина крепко сжимала ее, только придвинув ближе в ответ на этот протест.
   - Ничего особенного, мой невинный цветочек, - жестокая усмешка вновь появилась на лице наследника и он, наклонив голову, впился в губы Велены поцелуем.
   От неожиданности Велена замерла и задержала дыхание, чем не преминул воспользоваться Эйкен. Его поцелуй становился все более настойчивым и страстным, руки начали неторопливо изучать тело девушки, сжимая сквозь мягкую ткань. Горячие мужские пальцы скользнули в вырез корсажа, что мгновенно привело девушку в чувство. Велена попыталась вырваться из рук крон-герцога, упираясь маленькими ладошками ему в грудь, но ее сил не хватало, чтобы справиться с мужчиной. Эйкен с легкостью прижимал ее одной рукой к себе, второй неторопливо исследуя нежную кожу груди, не прерывая жесткого поцелуя. Слезы злости и унижения выступили на глазах Велены, придавая ей сил. На миг ей удалось отстраниться от наследника, отступив на шаг в сторону. Девушка подняла руку и залепила Эйкену звонкую пощечину.
   - Глупая девочка, - вздохнул мужчина, спокойно проведя рукой по своей щеке, - ты ведь пожалеешь об этом.
   - Как вы смеете! - дрожащим от возмущения голосом выговорила Велена.
   - Я? - самодовольно заулыбался Эйкен, - я смею все, что мне угодно, девочка! Я твой будущий император, а ты должна быть послушна мне, если не хочешь, чтобы у твоего кузена появились проблемы. Или у того смешного мальчишки виконта. Но если ты будешь хорошо себя вести, то все обойдется, понимаешь?
   Он снова двинулся в сторону девушки, заставляя ее отступать, пока она не уперлась спиной в холодную стену. Но прежде, чем герцог успел подойти к ней вплотную, в дальнем конце коридора послышались чьи-то голоса и смех. Эйкен повернулся на шум, досадливо поморщившись, чем тут же решила воспользоваться Велена. Она рванула в сторону, но герцог с усмешкой схватил ее за руку чуть выше локтя и больно сжал.
   - Сейчас вокруг слишком много лишних глаз, моя дорогая, - глядя в испуганные глаза девушки, произнес он, - но я всегда получаю то, что хочу, запомни это, - и отпустив руку девушки, развернулся и спокойно зашагал в противоположную от бального зала сторону.
   Велена облокотилась на стену, проведя дрожащей рукой по волосам. О, Светлые Боги, что это было? И что будет с ней теперь? Как герцог Эйкен мог так поступить с ней, какой позор! Никто не должен знать об этом, лихорадочно думала Велена, стремительным шагом двигаясь в сторону залы. Она никому не скажет и не появится больше ни на одном приеме! Конечно, они просто уедут домой и герцог забудет о ней! Переведя дыхание, Велена шагнула в бурлящую толпу, немного успокоенная своим решением.
   Следуя по темному коридору за приближенным императора, Кейтен напряженно размышлял, зачем он мог понадобиться правителю, отгоняя тревожные мысли о кузине.
   - Прошу вас, - с легким поклоном остановился придворный, приоткрывая небольшую дверь в стене.
   Кейтен сделал шаг в комнату и зажмурился от яркого света, ослепляющего глаза после сумрака коридора.
   - Граф Эллион, рад видеть вас, - раздался спокойный голос монарха.
   - Ваше Величество, - поклонился Кейтен, обретая возможность нормально видеть.
   Комната, в которую был приглашен граф, была оформлена в зеленых тонах, повсюду стояли мягкие кресла и приземистые диванчики, горело множество свечей в изящных канделябрах червленого золота.
   В большом, уютном кресле восседал император, задумчиво покачивая в руке серебряный кубок. За его спиной, облокотившись на камин, с весело потрескивающим огнем, стоял один советников, неотрывно глядя на пламя. Напротив императора, на мягком стуле, восседал посол Янтарных деревьев, с интересом разглядывая вошедшего. Кейтен почувствовал, как тревожно екнуло сердце.
   - Присаживайтесь, граф, - указал на стоящее рядом кресло император, - у нас есть к вам пара интересных вопросов.
   - С радостью отвечу вам, Ваше Величество, - присаживаясь, ответил Кейтен, стараясь скрыть свое напряжение.
   - Думаю, вы слышали, что нас посетил посол Амбреста, друг мой, - указал на ведуна император, - позвольте представить вас друг другу в более неофициальной обстановке. Лайс Ирвис из рода Седого Вяза, доверенный правителя Салтрена. Граф Кейтен Эллион, отставной лейтенант императорской гвардии приграничья.
   Кейтен кивнул, приветствуя посла, тот вежливо склонил голову в ответ.
   - Мой дорогой друг, - вновь обратился к Кейтену правитель, - наш гость рассказывает мне странные вещи! Лайс Ирвис утверждает, что ваша прекрасная кузина, давно потерянная дочь их народа, которую много лет разыскивают родные, весьма влиятельные люди, по словам лайса. Неужели Велена Эллион состоит в родстве с народом ведунов, и вы скрывали это, граф?
   - Ваше Величество, как можно! - спокойно ответил Кейтен, сделав себе мысленную пометку, что Ирвис не сообщил, с какой именно семьей состоит Велена в родстве. - Видите ли, Велена дочь моего покойного дядюшки, Николаса Эллион, пропавшего много лет назад. После смерти моего отца, я пытался найти дядю, но, к сожалению, не успел. Как оказалось, Дядя Ник женился и уехал из дома, дабы в уединении жить со своей супругой. Когда же я нашел деревеньку, где они проживали, оказалось, что дядя погиб в пожаре вместе со своей супругой, а их дочь живет на попечении местного старосты. Так как я не был знаком с матерью Велены, то и предположить не мог, что она относится к народу ведунов.
   - Вот как? - протянул Ирвис, пристально глядя на графа, - и вы никогда не задавались вопросом, почему ваш дядя бежал в глухую деревеньку, скрывая ото всех жену?
   - Мой дядя не бежал, лайс. - Холодно обратился к Ирвису граф, - он просто решил жить тихой и спокойной жизнью со своей супругой. И ее он не скрывал, ведь мой отец был знаком с невесткой.
   - А вы? - обратился к Кейтену император, - вы были знакомы с супругой вашего дядюшки, граф?
   - К несчастью нет, Ваше Величество, - покачал головой Кейтен, - тот короткий срок, что Николас с женой провели в нашем поместье, я гостил у друга моего отца, Брэма Одинберга.
   - О, я помню этого достойного воина, - кивнул император, - кажется, они вместе с вашим отцом сражались в битве у Грайского ущелья.
   - Совершенно верно, Ваше Величество.
   Беседу мужчин прервал звук открывающейся двери. В гостиную вошел герцог Эйкен, небрежным кивком поприветствовал присутствующих, и обратился к императору:
   - Отец, вы не против, если я присоединюсь к вашему собранию?
   - Присаживайся Эйкен. Но постарайся не мешать, - хмуро пригласил Конгрегор сына и продолжил, больше не обращая на него внимания. - Но довольно вспоминать времена моей молодости. Полагаю, вы выяснили все, что хотели, лайс Ирвис?
   - Да, Ваше Высочество. - Несколько недовольно кивнул ведун.
   - Надеюсь, теперь вы понимаете, что граф Эллион не пытался скрыть местонахождение кузины от вашего народа?
   - Да, Ваше Величество, - еще более недовольно произнес Ирвис, но тут же упрямо поднял подбородок, - но я продолжаю настаивать на том, что девушка должна вернуться в семью.
   - Вот как, - приподнял бровь император.
   - О какой девушке идет речь, отец? - заинтересовался Эйкен.
   - О кузине нашего дорого графа Эллион, - недовольно пояснил император.
   - Вот как, - ухмыльнулся наследник, - милая девчушка.
   - Эйкен, - сощурился император. Он прекрасно знал нравы своего сына, поэтому сразу заподозрил неладное. Но в присутствии графа решил промолчать.
   - Что такое, отец? - Эйкен нагло ухмыльнулся ему в лицо, - ты хочешь что-то спросить?
   - Нет, мы поговорим с тобой позже, - скрипнул зубами император.
   - Но я хотел бы поучаствовать в вашем обсуждении, - деланно возмутился крон-герцог, - мне кажется, мы могли бы оставить девушку при дворе, пока не примем окончательное решение. Или позволить лайсу Ирвису встретиться с ней, дабы самому поведать о нашедшейся родне.
   - Это не тебе решать, сын, - обманчиво спокойным голосом произнес император.
   - Отец, тебе следовало бы проявлять больше участия к своему наследнику при посторонних...
   - Заткнись, Эйкен! - взревел император, - мы уже обсуждали это! Демово отродье, не выводи меня из себя! - Конгрегор покраснел от злости и стукнул кулаком по подлокотнику кресла. Несколько минут он молчал, успокаиваясь.
   - Лайс, - обратился он к послу, напряженно следящему за гневным всплеском Его Величества. - Я сообщу вам о своем решении завтра, а сейчас, я уверен, вы хотели бы отдохнуть.
   - Конечно, Ваше Величество. - Поклонился посол и вышел за дверь, скрывая раздражение в глазах.
   - Что же касается вас, граф, - взгляд императора стал более мягким, - я понимаю, что просьба посла несколько... неудобна. Ваша кузина - подданная Империи, поэтому вы можете не бояться за ее судьбу. Эти кузнечики нужны нам сейчас, поэтому я вынужден хотя бы сделать вид расположения. Я попросил бы вас задержаться в столице на некоторое время, но как только договор с ними будет подписан, вы можете отправляться домой. Пока я советовал бы вам не посещать приемов, дабы избежать стычек с ведуном.
   - Благодарю, Ваше Величество. - Кейтен облегченно вздохнул.
   - Тебе не за что благодарить, друг мой. Я прекрасно вижу, что Ирвис в отличие от тебя слишком многого не договаривает. Не знаю, что ему понадобилось от твоей кузины, но обязанность императора - защищать своих подданных. Теперь иди. В скором времени я пришлю за вами.
   Поклонившись, граф Эллион вышел за дверь. Император тяжело вздохнул.
   - Что думаешь, Джеймс? - обратился он к молчаливо стоявшему все это время советнику.
   - Вы поступили мудро, Ваше Величество. Лайс Ирвис действует в обход своего правителя в том, что касается этой девушки. Граф Эллион же - герой приграничья и верный короне человек, было бы неразумно обидеть его.
   - А почему ты не спрашиваешь моего мнения, отец? - раздался раздраженный голос Эйкена. - Я считаю, что девчонку нужно было оставить во дворце и...
   - Джеймс, выйди. Я хочу поговорить с сыном.
   Советник молча поклонился и выскользнул за дверь.
   - Чертов щенок! - прошипел император, - думаешь, я не понял, что означают твои наглые взгляды и ехидные усмешки? Если ты, опозорив имя наследника, посмел хоть пальцем тронуть эту девочку...
   - И что ты сделаешь? - лениво усмехнулся Эйкен.
   - Что я сделаю, ублюдок?! - закричал император, - я сегодня же внесу изменения в список наследников! Я не допущу, чтобы ты стал императором!
   - И кто же тогда будет править, старик? - повысил голос в ответ крон-герцог, - ты уже стоишь одной ногой в могиле, где ты возьмешь другого наследника?!
   - В империи хватает умных и именитых дворян! Да хотя бы твой троюродный брат...
   - Этот слюнтяй? - прошипел Эйкен, - да только такой идиот как ты может подумать, что он способен править империей!
   Конгрегор молча поднялся со своего кресла и отвесил сыну звонкую пощечину.
   - Убирайся, - тихо произнес он, - иди к себе, или я убью тебя, клянусь всеми богами.
   - Отец... - ошеломленно пробормотал Эйкен.
   - Пошел вон! - взревел император.
   Крон-герцог вскочил и бросился к двери:
   - Ты пожалеешь об этом, старик! - бросил он и с силой захлопнул за собой дверь.
   Эйкен летел по коридору, прижимая руку к горящей щеке. Вторая пощечина за день... Да его с детства никто не осмеливался и пальцем тронуть! Они пожалеют! И отец, и эта девка! Все они!
   Он остановился у двери в свои покои и впечатал кулак в стену. Сумасшедший старик! От злых, обиженных мыслей его отвлекло деликатное покашливание. Эйкен резко развернулся. У стены стоял посол Янтарных деревьев и сочувственно смотрел на него.
   - Прошу прощения, что прервал размышления Вашего Высочества, - склонился он в низком поклоне.
   - Что вы хотели, лайс? - настороженно посмотрел на ведуна крон-герцог.
   - О, всего лишь побеседовать и выразить свое сочувствие. Я слышал, как император кричал... Иной раз пожилые люди переходят все границы. С возрастом разум затуманивается...
   - Да этот старик просто сошел с ума!
   - Полностью с вами солидарен! И разве может сумасшедший человек править страной? Быть может, император просто не понимает, что нужно уступить путь молодому наследнику, привнести свежую струю в порядки империи?
   - Старик ни за что не откажется от трона, пока может дышать, - пробормотал Эйкен, с интересом глядя на собеседника.
   - Вот об этом я и хотел бы с вами побеседовать... в более приватной обстановке.
  
   Входя в бальный зал Велена старательно прятала дрожащие руки. Она растерянно огляделась в поисках кузена или Винсента. Но они словно сквозь землю провалились. Внимательно вглядываясь в лица окружающих людей, Велена медленно двинулась по залу, погруженная в тяжелые раздумья, поэтому опустившаяся на плечо рука застала ее врасплох.
   Едва не вскрикнув от страха, девушка резко обернулась и увидела стоящего рядом Аррога Лакхара. Велена прикрыла глаза, успокаивая бешено колотящееся сердце.
   - Что случилось, маленькая леди? - нахмурился оборотень.
   - Ничего, лорд Лакхар, - натянуто улыбнулась девушка, - просто я не заметила, как вы подошли.
   - Зачем ты обманываешь, Велена Эллион? - укоризненно произнес Аррог, - я чувствую твой страх с того самого момента, как ты вошла в зал.
   - Я... ничего особенного, право слово, лорд, - почти прошептала девушка, отводя глаза.
   - Тебя кто-то обидел? - зло сощурил глаза оборотень. Его ноздри затрепетали, словно у гончей, почуявшей свежий след, - я знаю этот запах. Что сделал тебе сын императора? - Аррог нахмурился, его вертикальные зрачки расширились, почти скрыв радужку.
   - Ничего... - робко начала Велена, но напоровшись на строгий взгляд посла, пояснила, - он не успел. Прошу, лорд Лакхар! Не говорите никому об этом! - оборотень хотел перебить ее, но девушка, схватив его за руку, умоляюще произнесла, - прошу вас! Если кто-то узнает... - девушка не договорила, обреченно опустив глаза.
   - Хорошо, маленькая леди, - тяжело вздохнул Аррог, - иногда я совсем не понимаю вас, людей. Но если ты просишь, пусть будет так.
   - Велена, у тебя все в порядке? - раздался позади напряженный голос Винсента.
   - Винс? - обернулась к нему подруга, - да, все хорошо. Мы с лордом Лакхаром беседовали. Лорд, познакомьтесь, это мой друг - виконт Винсент Мизард. Винс, это лорд Аррог Лакхар, посол Великих Островов.
   Мужчины церемонно раскланялись, в глазах виконта читалось напряженное любопытство, в глазах посла - лишь ленивая насмешка. Оборотень чувствовал ревность и настороженность юноши, прекрасно понимая причины. Когда-то он тоже был влюблен и видел соперника в каждом мужчине, готовый защищать свою подругу любой ценой. Аррог грустно улыбнулся своим мыслям - как давно все это было!
   - Велена, тебя ищет Кей. Он сказал, что вам пора отправляться домой. - Винсент говорил с Веленой, но взгляд его все так же был устремлен на оборотня.
   - Так пойдем же скорее, - нетерпеливо потянула виконта за руку девушка, - прекрасного вечера, лорд Лакхар.
   - Пусть хранят тебя Боги, маленькая леди.
   У дверей в зал молодых людей уже ждал граф Эллион, раздраженно оглядываясь по сторонам. Заметив кузину, он облегченно вздохнул. Наверное, он зря так нервничает. Все будет хорошо, да помогут им Боги.
  
   Зимние сумерки сгущались над столицей. Пусть зимы в Аллаине были не слишком суровы, но ледяной ветер с отлогов гор уже вольно гулял по ярко освещенным улицам Дворянского квартала и Храмовой площади, проносился по торговым рядам и завывал среди темных закоулков трущоб.
   Велена отошла от окна, выходившего на маленький сад у их дома. Улица за широким каменным забором была пуста. Знатные жители Аллаина предпочитали не высовывать свои холеные носы на улицу в такую погоду. Куда приятнее сидеть перед жарко натопленным расторопными слугами камином или, если станет совсем скучно, отправиться на очередной прием или званый ужин. Изредка тишину улицы нарушал топот тяжелых сапогов стражи, но чем темнее становится - тем реже храбрые воины показываются здесь. К чему напрягаться, если никто этого не оценит? У богатых людей есть своя охрана, вот пускай они и работают.
   Девушка тяжело вздохнула. Вот уже третий день она проводила дома, отказываясь от всех приглашений. Казалось бы, Кейтен должен был удивиться, а он словно обрадовался этому, только объяснил, что сразу уехать не получится, нужно уладить несколько дел. Велена могла бы подумать, что он узнал о происшествии с наследником, но в остальном отношение кузена ничуть не изменилось. Они проводили вечера дома, вместе с Дариэль и неизменно посещающим их каждый день Винсентом. Вот Винс действительно был удивлен. Он никак не мог понять, почему Велена, так стремившаяся посетить сезон, вдруг сделалась такой домоседкой. Но расспросить подругу наедине не представлялось случая, поэтому юноша лишь молча бросал заинтересованные взгляды.
   Очередной тяжкий вздох раздался в тишине комнаты. Похоже, сегодня ей суждено сойти с ума от скуки. Кей вместе с Дарой уехали к какой-то ее подруге, поэтому Велена проводила вечер одна. Даже Левонис до сих пор ни разу не зашел в гости, хоть Кейтен и говорил, что тот в городе.
   Стук в дверь разорвал тишину, давившую на девушку со всех сторон. Дождавшись разрешения, в комнату скользнула молодая горничная и присела в легком поклоне:
   - К вам прибыл виконт Мизард.
   - Как замечательно! - встрепенулась Велена, - Бетси, проводи виконта в гостиную, я сейчас спущусь!
   Как только горничная вышла, девушка заметалась по комнате, приводя себя в порядок. Все внутри нее буквально пело. Как хорошо, что он пришел! Долой тоску, ее любимый Винс сейчас развеет скуку! Замерев на миг, девушка слегка покраснела. Она и не заметила, как давно стала в мыслях называть Винса любимым. Это казалось настолько естественным, словно так было всегда. О чем она думала раньше? Почему сомневалась? И скольких неприятностей можно было бы избежать, согласись она на его предложение сразу!
   Сбегая вниз по лестнице, Велена горько подумала, что теперь он не заговаривает о любви. Неужели Винс больше не хочет, чтобы она стала его женой?
   - Велена, - обернулся виконт в сторону входящей в гостиную девушки и от его теплой улыбки у девушки захватило дух. Глупости. Конечно же, Винс любит ее. И теперь она готова дать ему ответ.
   - Как здорово, что ты пришел, Винс! - радостно рассмеявшись, девушка взяла виконта за руку.
   - У тебя настолько хорошее настроение? - слегка удивился ее радости Винс и тут же лукаво добавил, - или ты просто рада меня видеть?
   - И то, и другое, Винсент, - ответила озорной улыбкой девушка.
   Они сидели у теплого камина и болтали. И внутри каждого из них теплой волной поднималась какое-то доброе, светлое чувство. Так и должно быть. Так правильно. И молодые люди счастливо улыбались друг другу и своим мыслям.
   В коридоре мелькнула тень горничной, когда Винс поднес руку Велены к губам. Девушка хотела дотронуться до его щеки, но вошел дворецкий и уточнил, не подать ли им еще чаю. Их головы случайно склонились и тут же появилась экономка, уточняя, не сказал ли граф Эллион во сколько вернется.
   - По-моему, это заговор, - пытаясь не засмеяться, прошептала Велена.
   - Они просто заботятся о твоей нравственности, - нарочито серьезно поправил Винсент, но не выдержав, фыркнул от смеха, - может быть, нам стоит выбраться ненадолго в сад?
   - Неплохая мысль, - хихикнула в ответ Велена.
   Ей вдруг стало очень весело и легко. Тревоги прошедших дней забылись, как будто их и нее было. Молодые люди вышли в освещенный уличными фонарями сад и устроились на скамейке под облетевшими деревьями.
   За это время на улице окончательно стемнело. На небе изредка проплывали рваные тени облаков, мчавшиеся вперед по велению ветра.
   - Я и не ожидала, что будет так холодно, - зябко поежилась Велена.
   - Давай, я согрею тебя? - прошептал в ответ Винс, и девушка тут же оказалась в теплом кольце его рук. Ей было так уютно и так хорошо, что она расслабилась, откинув голову Винсенту на грудь.
   - Любимая, - пробормотал юноша, вдыхая запах летних трав, исходящий от волос девушки.
   Она подняла голову, чтобы сказать что-то в ответ. Но когда их взгляды встретились, не смогла вымолвить ни слова. Винсент наклонился и нежно поцеловал ее и Велена ответила на поцелуй, поражаясь собственной страсти. Она не чувствовала больше холода зимней ночи, все ее тело горело, сладко кружилась голова и дрожала все тело, словно в нетерпении, в ожидании... Чего? Она не знала сама. Да и какая разница?
   Из состояния сладкой истомы ее вывел легкий стон:
   - Велена, подожди, - Винс нерешительно отстранил девушку от себя, как будто боялся, что сейчас она исчезнет, - еще немного и мне будет трудно остановиться. Пойми, хорошая моя, я люблю тебя...
   - И я люблю тебя, Винс, - прошептала в ответ Велена.
   - Что ты сказала? - словно не веря, прошептал Винсент.
   - Я люблю тебя, - повторила девушка, глядя ему в глаза.
   - Ты. Любишь. Меня. - Юноша произносил каждое слово, будто не понимая, что они означают, - ты любишь меня?
   - Да, Винс, - засмеялась Велена, - люблю. Я безумно тебя люблю.
   - И... ты, наконец, выйдешь за меня? - недоверчиво уточнил он.
   - Если твое предложение еще в силе, да. - Велена серьезно кивнула, но, не выдержав его напряженного взгляда, снова засмеялась, - да, Винс! Выйду.
   - О, Велена! - Винс вскочил на ноги и, обхватив девушку за талию, закружил, - любимая моя, как же долго я этого ждал!
   Винсент счастливо рассмеялся и смех Велены вторил ему звонкими колокольчиками. Остановившись и снова прижав девушку к себе, Винс заглянул ей в глаза и прошептал:
   - Спасибо, любимая, - он наклонился, чтобы снова поцеловать ее, когда в темноте ночного сада раздался странный шелест.
   Глаза Винсента широко раскрылись, взгляд выражал удивление.
   - В чем дело, Винс? - тревожно спросила Велена.
   Но Винсент не ответил. Из уголка его губ медленно потянулась темная вязкая ниточка крови. В последний раз юноша судорожно вздохнул и крепко сжал руки, будто прощаясь. Затем его тело обмякло и рухнуло к ногам Велены. Застывший взгляд устремился в небо, на губах застыла легкая полуулыбка. А из груди выглядывал железный наконечник стрелы. Рубашка в этом месте потемнела, напитавшись кровью. Все еще не в силах понять, что происходит, Велена замерла, не сводя глаз с тела Винсента.
   - Винс, - осторожно позвала она, но ответа не было. И она начала вновь повторять его имя, постепенно переходя на крик, - Винс! Винс!!!
   Позади послышались какие-то шорохи, чьи-то осторожные шаги и Велена испуганно обернулась. Перед ней стояли несколько мужчин, в руках один из них держал арбалет.
   - Вы пойдете с нами, леди, - выступил вперед высокий мужчина, с головы до ног закутанный в плащ. Велена непонимающе посмотрела на обступавших ее людей и вновь перевела взгляд на тело любимого у ног. Она медленно опустилась на колени и провела рукой по волосам Винса.
   - Леди, нам нужно спешить. Или вы пойдете с нами по доброй воле, или... - мужчина шагнул к девушке, намереваясь взять ее за руку. Но прежде, чем он сумел дотронуться до нее, в воздухе мелькнула серая тень.
   Огромный волк замер между наступающими и своей хозяйкой, послышалось тихое, угрожающее рычание. Мужчина отшатнулся, в изумлении глядя на появившегося зверя.
   - Гвинд, - прошептала девушка, поднимая глаза на появившегося волка. Затем снова перевела взгляд на тело Винсента, осторожно взяла его голову и положила к себе на колени. Первая слеза медленно скользнула по щеке, давая дорогу остальным. Велена не слышала, как кричал закутанный в плащ мужчина, требуя убить Гвинда. Не замечала, как продрогла на холодной земле, как свело судорогой мышцы. Как за ее спиной сражался волк, мелькая серой молнией, убивая и калеча нападавших. Она просто сидела и плакала, обнимая мертвое тело и раскачиваясь из стороны в сторону, словно убаюкивая лежащего у нее на коленях убитого юношу.
   Где-то на границе сознания она различила пронзительный вой, переходящий в жалобный скулеж. Гвинд! Подняв голову, Велена тревожно оглянулась, силясь найти верного друга взглядом, но в ту же минуту что-то тяжелое опустилось ей на затылок. В глазах полыхнули яркие зимние звезды, мир вздрогнул и погрузился в темноту.
  
   Неизвестность сводила Кейтена с ума. Уже несколько часов, как он вернулся домой, и узнал, что Велена пропала. Смущенные слуги в один голос твердили, что не видели ничего. Просто леди вышла в сад с посетившим ее виконтом Мизард, а когда, обеспокоенный их долгим отсутствием, дворецкий вышел в сад, молодых людей уже и след простыл. Слабая надежда, что Велена и Винс просто ушли, развеялась как дым при осмотре сада. Поломанные ветки кустов, многочисленные следы борьбы и тонкая шаль Велены, небрежно брошенная на землю. Пришедший Левонис только подтвердил страшные подозрения, когда обнаружил капли застывшей крови на земле. Он оглядывался по сторонам, вглядываясь в ночную мглу.
   - Не думаю, что возможно найти еще какие-то следы, - хмуро проговорил Кейтен, тяжело садясь на скамью, рядом с которой обнаружились следы крови.
   - Я ищу не следы, - тихо произнес эльф. Его лицо было непривычно серьезным.
   Он аккуратно двинулся вглубь сада и замер у одного из деревьев, закрыв глаза. Затем сделал еще несколько шагов и, присев на корточки, протянул вперед руку:
   - Гвинд, иди сюда, - Левонис всматривался в смутную тень у деревьев, - ну же, не бойся.
   Кейтен удивленно смотрел на тень, приобретавшую все более четкие очертания. Когда тень приблизилась совсем близко, Кей удивленно вздрогнул. Большой, серебристо-серый волк медленно подошел к Левонису, подволакивая переднюю лапу и тяжело дыша, и рухнул около ног эльфа на землю. Шкура зверя была покрыта запекшейся кровью, широкая, резаная рана на боку еще слегка кровоточила. Зверь тихо поскуливал, доверчиво заглядывая Левонису в глаза.
   - Это ее хранитель? - спросил Кейтен, подходя ближе.
   - Да. Он серьезно пострадал, но поправиться быстро, если Велена жива. - Эльф провел рукой по загривку зверя, задерживая на миг руку, - а она жива. Гвинд видел, как ее забрали люди, с которыми он дрался. Ну, тише, мальчик, - пробормотал он в ответ на жалобные поскуливания зверя, - мы вернем ее, не переживай.
   - Гвинд? - несколько удивленно уточнил Кейтен.
   - Да, так его назвала Велена, - улыбнулся эльф, - в переводе с эльфийского, это означает "ветер". Не переживай, она ничего не знала, - заметив ошеломленный взгляд графа, пояснил Левонис, - он просто всегда был рядом, а она воспринимала это как должное. Но сейчас не время говорить об этом. Нужно попытаться найти Велену. Я боюсь, что это дело рук Ирвиса, и тогда мы рискуем опоздать.
   - Я сейчас же отправлю послание императору. Он обещал нам свою защиту, сейчас это будет как нельзя кстати.
   - Не спеши, Кейтен, - раздался голос и из темноты вышел старый знакомый Кея, капитан Герик Кроф.
   - Герик? Что ты здесь делаешь, дружище? - удивился Кейтен.
   - Сегодня я принес плохие новости, граф, - хмуро ответил капитан, - император мертв. Сегодня ночью Его Величество Конгрегор Морский почил в своей постели и на престол вступил его сын. Его Величество Эйкен, новый правитель Империи Мор.
   - Что за бред? - ошеломленно прошептал Кейтен, - еще вчера Конгрегор был вполне здоров!
   - Королевский лекарь постановил, что у Его Величества не выдержало сердце. Он был пожилым человеком и...
   - Да ты сам понимаешь, что это бред! - зло вскинулся Кей.
   - Понимаю. Но не советую тебе распространяться и дальше в том же духе. Сегодня несколько именитых дворян, осмелившихся высказать свое сомнение, были казнены за измену. Еще трое отправлены к императорским дознавателям. Его Императорское Величество Эйкен Третий и его новый советник лайс Ирвис сурово карают недовольных.
   - Новый советник? - тихо проговорил Кейтен. Он вновь опустился на лавку и поднял взгляд на Герика, - зачем ты пришел, капитан?
   - Среди казненных стоит имя виконта Мизард. Его родители лишены части титулов и сосланы в дальнее поместье, - капитан отвел глаза, - с этого момента ты вместе с семьей находишься под домашним арестом, до выяснения обстоятельств. Официально, Винсент Мизард - совершил преступление против короны, а ты подозреваешься в пособничестве.
   - Какого черта! - Кейтен с силой ударил кулаком по деревянному сидению скамьи.
   - Не горячись, друг мой, - нахмурился Герик, - думаю, если тебя не отправили ни в пыточные подвалы, ни в ссылку, это недоразумение скоро проясниться. Но пока тебе лучше сделать вид, что ты предан новому императору. Эйкен крайне болезненно реагирует на малейшее непослушание его приказам.
   - Что будет с Веленой? - прошептал Кейтен.
   - Что ты имеешь ввиду? - непонимающе спросил капитан, - на ее счет не было никаких особых указаний.
   - Велена пропала, - пояснил Левонис, все это время молча слушающий разговор, - и последний раз ее видели вместе с Винсентом Мизард.
   - Мне ничего об этом неизвестно, - Герик выглядел растерянным.
   - Вот что, Кейтен, - Левонис решительно выступил вперед, - иди в дом, поговори с Дариэль и постарайся успокоиться. Я попробую разузнать о судьбе Велены, у меня есть несколько знакомых во дворце.
   - Как я могу успокоиться? - потерянно прошептал Кейтен.
   - Велене ничего не грозит, пока она нужна Ирвису. Держись, друг мой, мы вытащим нашу малышку. - С этими словами эльф бесшумно скользнул в темноту.
  
   Лайс Ирвис мчался по дворцовому коридору, не различая ничего вокруг из-за гневной пелены стоящей перед глазами. О, Пресветлый Ибигор, как же он зол! Наглый мальчишка Эйкен обманул его! Ему была нужна дочь Лексин, но новоявленный император решил оставить ее себе! После того, как Ирвис помог ему занять трон, усмирить недовольных придворных, Эйкен осмеливается врать ему, что не нашел девчонку. А между тем, шпионы Ирвиса доложили, что еще три часа назад она была доставлена во дворец!
   Войдя в отведенные ему, как новому советнику покои, Ирвис заметался по просторной гостиной. Нужно что-то делать! Время, отведенное ему, почти на исходе. Если в ближайшее время он не найдет наследницу рода...
   - Ирвис, дорогой, чем ты так взволнован? - раздался у него за спиной томный, женский голос, заставив посла похолодеть от ужаса.
   - Госпожа Хаилит, - обернулся он к той, что бесшумно появилась в кресле у резного столика за его спиной. Ирвис склонился в подобострастном поклоне, - я счастлив видеть вас.
   - Охотно верю, - рассмеялась темноволосая красавица, томно вытягиваясь в кресле.
   Женщина была поистине прекрасна. Копна иссиня-черных, длинных волос переливалась в блеске свечей, пухлые губы были слегка приоткрыты, словно маня к поцелую. Бархатное, фиолетовое платье открывало вид на покатые плечи и соблазнительную ложбинку пышной груди в глубоком декольте. На смуглом лице сияли большие, чуть раскосые карие глаза. Но Ирвис знал, насколько обманчивой была эта красота, и какой яростью могут сверкать глаза, становясь почти черными от злости.
   - Надеюсь, у тебя есть для меня хорошие новости? - одним плавным, неуловимым для взгляда движением, красавица поднялась с кресла и оказалась в полушаге от мужчины.
   - Не совсем, госпожа, - дрожащим голосом выдавил Ирвис, - то есть она во дворце, но...
   - Ты разве не знаешь, как я ненавижу все эти твои отговорки? - прошипела женщина.
   - Да, госпожа.
   - Тогда почему я все еще их слышу?! - в комнате стало заметно холоднее, пламя свечей робко затрепетало, готовясь погаснуть. - Я простила твою ошибку, которая привела к смерти Лексин. Простила, когда ты упустил ее дочь в том провинциальном городке. А сейчас ты снова пытаешься мне сказать, что упустил ее?!
   - Она у молодого императора, госпожа, - шумно сглотнул мужчина, - я найду способ вернуть ее, я клянусь!
   Ирвис чувствовал, как дрожат его руки. Воспоминания о прошлых ошибках погружали его в невероятный ужас. Да, его госпожа, демоница Хаилит простила его, но какой ценой... Многие месяцы боли и страха, отчаяние, сводящее с ума. Но и благосклонность владычицы сулила многое - она обещала ему огромную силу и власть, к которой Ирвис так стремился.
   - Я устала терпеть твои неудачи, - вздохнула Хаилит, - но я дам тебе еще один шанс. У тебя в запасе три дня. Достань мне эту девчонку, мне нужен ключ к Хранилищу Ветра! Если что-то случится с последней женщиной из рода Вечного Тиса, амулет Янтарной слезы будет утерян навсегда! И вот тогда, мой сладкий, - демоница нежно улыбнулась, - ты пожалеешь, что родился на свет!
   - Я все сделаю, госпожа, - снова склонился Ирвис, не смея поднять взгляда.
   - Хотя бы устрой ей побег! Дальше мне будет проще подобраться к ней. Кажется, я даже знаю, кто мне в этом поможет. - Хаилит хищно усмехнулась, - помни Ирвис, у тебя три дня.
   Пламя свечей снова мигнуло и демоница исчезла. На подгибающихся ногах ведун подошел к столу и рухнул в кресло. Схватив стоящую на столе бутылку вина, Ирвис дрожащими руками вытащил пробку и сделал несколько больших глотков прямо из горлышка. Нужно срочно что-то делать, иначе его история закончится очень печально.
  
   Сознание возвращалось с трудом. Сначала Велена почувствовала резкую тошноту и головную боль. Потом в глаза ударил яркий свет, заставив зажмуриться и поднять руку к глазам. Девушка глубоко вздохнула и со стоном приоткрыла глаза. Тошнота прошла, но все плыло перед глазами и ей никак не удавалось сосредоточиться и понять, где она находится. Велена снова закрыла глаза. Что произошло, почему ей так плохо?
   Она попыталась вспомнить, попыталась понять, но тут же испуганно вздрогнула. Перед глазами замелькали образы - жалобный вой Гвинда, какие-то мужчины в темной одежде и Винс... С широко раскрытыми, мертвыми глазами. Велена почувствовала, как глазам подступили слезы. Нет, этого не может быть! Это просто сон! Кошмарный, ужасный сон! Она снова сделала усилие и попыталась сесть, опираясь на локти. С трудом, но это ей удалось. Она медленно, казалось целую вечность, сползала с кровати, борясь с приступами головокружения. Наконец, ей удалось встать на дрожащие ноги, крепко держась за прикроватный столбик. Велена огляделась, с изумлением разглядывая незнакомую обстановку. Огромная кровать с балдахином, на которой она очнулась, зеркало в золоченой раме у стены, маленький резной столик, пушистые ковры. Вся отделка комнаты была выполнена в красно-золотых тонах. Золото и пурпур, императорские цвета, с ужасом осознала Велена. Додумать она не успела, за спиной распахнулась дверь и в комнату вошла молоденькая служанка.
   - Вы уже проснулись, миледи? - девушка сделала легкий книксен, - меня зовут Вета, я ваша новая горничная.
   - Где я? - хрипло пробормотала Велена и только сейчас поняла, что ужасно хочет пить. Она сделала осторожный шаг и едва не упала, снова судорожно вцепившись в деревянный столбик.
   - Ох, миледи! Зачем же вы вставали! Вам нужен отдых! Сейчас я помогу вам переодеться и принесу завтрак. - Вета подошла к Велене и попыталась придержать ее.
   Велена немедленно вырвала руку, чуть не рухнув при этом на пол, и снова спросила, стараясь придать дрожащему от дурноты голосу твердости:
   - Где я нахожусь?
   - В императорском дворце, где же еще, - раздался насмешливый голос от двери, - поприветствуй своего нового императора, девочка.
   Велена подняла глаза. У открытой двери стоял Эйкен, скрестив руки на груди. От отчаяния у Велены потемнело в глазах и она медленно опустилась на пол. Значит, все это правда. Винс мертв. И ее ждет участь похуже смерти.
   - Оставь нас, - рявкнул на служанку Эйкен, быстро подходя к Велене.
   Хлопнула дверь - горничная поторопилась выполнить указание. Велена закрыла глаза, чтобы не видеть насмешливого лица императора. Эйкен склонился к ней и, с легкостью подняв на руки, бережно уложил на кровать.
   - Эти идиоты перестарались, - услышала она хмурый голос. Его пальцы аккуратно коснулись затылка, ощупывая внушительную шишку на голове девушки, - они будут наказаны по всей строгости.
   - Не трогайте меня, - прошептала Велена, не открывая мгновенно повлажневших глаз.
   - Не будь дурочкой, - вздохнул Эйкен, - я же говорил, что всегда получаю то, что хочу. Теперь я император, Велена, тебе лучше быть послушной.
   - Вы убили его, - открыла глаза девушка и с ненавистью посмотрела на императора.
   - Признаться, я не планировал этого, - скривился Эйкен, - мои люди слишком рьяно кинулись выполнять приказ и проявили ненужную инициативу. Но что сделано, то сделано, - он провел рукой по щеке девушки и усмехнулся, когда она дернулась, как от удара, - я сделаю скидку на эту оплошность и дам тебе время прийти в себя. Если что-то будет нужно, только протяни руку, - он указал на шелковый шнурок, свисающий рядом с кроватью, - и мой тебе совет, девочка, смирись. Тот мальчишка мертв, но у тебя все еще есть кузен. Его благополучие напрямую зависит от твоего поведения.
   Эйкен резко наклонился, поцеловал девушку в губы и направился к двери.
   - Позаботься о завтраке и ванной для леди, - приказал он стоявшей за дверью девушке. - Я пришлю лекаря, пусть осмотрит ее, - с этими словами император вышел из комнаты.
   Велена устало откинулась на подушки. Ее била нервная дрожь, и девушка обхватила себя руками, стремясь хоть немного успокоиться.
   - Я принесу завтрак, миледи, - тихо проговорила Вета, отводя сочувственный взгляд.
   Когда горничная вышла, Велена закрыла лицо руками и тихо заплакала. Кто поможет ей теперь, когда она в руках у самого влиятельного человека империи? Неужели действительно придется смириться?
  
   Он скучал. В его жизни давно не происходило ничего значимого или хотя бы просто интересного. Государственные дела стали единственным развлечением, с тех пор как месяц назад он разогнал всех придворных льстецов, живущих за счет его казны. Но Светлейший князь Кеннет так устал от их наигранно-преданных глаз, что какое-то время чувствовал себя почти счастливым. А сейчас начал сомневаться - не поспешил ли он с решением. Все же, после скучной бумажной работы и разъездов по границам княжества, иногда хочется отдохнуть в шумной толпе суетливых придворных.
   Князь откинулся в уютном кресле с высокой спинкой, разглядывая рубиновые всполохи от горящего в его кабинете камина, отражавшиеся в хрустальном бокале с вином. А ведь когда-то он мечтал о тихих временах, пока еще был простым человеком. Тогда его тяготила затяжная война, голод и болезни его подданных, вечная опасность удара в спину. Но раздери его пламя бездны, в те времена ему никогда не приходилось скучать! А сейчас он Темный. Нападать на него - сумасшедших нет. И пусть ему пришлось отдать часть своей души темной богине Деме, зато с тех пор войны обходят его княжество стороной и единственной проблемой стали бандиты на границе, да отряды оголтелых фанатиков Светлых богов.
   И неизвестно, кто был хуже. И те, и другие не щадили попадающихся на пути людей, но бандиты искали только наживы, были трусливы как помойные крысы и бежали от одного вида регулярной армии.
   Освободители же, как называли себя отряды воинов под предводительством жрецов, считали всех подданных князя темными и продавшими душу. Если в империи Мор существовали законные храмы богини Демы, то в более мелких королевствах ее паства не редко подвергалась гонению. И чем ближе к Хрустальным эльфийским городам или лесам ведунов, тем сложнее приходилось служителям владычицы царства мертвых, ведь эти народы ненавидели тьму.
   Но в княжестве Кеннета храмы Демы строились повсеместно, и пусть покровительница Смерти считалась суровой богиней, никому из подданных князя не приходилось жаловаться на жестокость судьбы. Кеннету еще повезло, что соседствующие с ним степные племена уважали силу и не смели совершать набеги на его земли.
   - Родерик, - раздался высокий женский голос, заставляя князя поморщиться, - ты опять сидишь здесь один, а я, между прочим, скучаю!
   Родерик Кеннет лениво обернулся и с презрением уставился на свою фаворитку, баронессу Аннет Люксириан. Невысокая пышногрудая блондинка, как всегда кричаще одетая, капризно надула губки. Аннет была его любовницей уже несколько месяцев, и Родерик успел тысячу раз пожалеть, что купился на ее прелести. Иногда она умудрялась доводить его до белого каления своими капризами, но вспоминая предыдущих любовниц, он понимал, что альтернативы нет. Лечь в постель к Темному спешили или жадные дурочки, или властолюбивые стервы, пытающиеся вертеть им в своих интересах. Аннет была из первых, что Родерика полностью устраивало.
   - Что случилось, прелесть моя? - протянул он, пытаясь угадать, чего на этот раз захочет любовница - новую цацку или пышный бал, чтобы похвастаться уже купленными.
   - Ах, Роди, в последнее время в твоем дворце так скучно, разве что волки не воют, - хныкающим голоском затянула Аннет. Значит, все-таки бал, решил Родерик.
   - Ну, может тебе тогда следует куда-нибудь поехать и развеяться? - насмешливо уточнил князь.
   - Роди, ну где тут можно развеяться? - всплеснула руками баронесса, - быть может, я могу устроить прием...
   - Я не помешаю вам? - раздался вдруг насмешливый женский голос.
   Баронесса взвизгнула и возмущенно уставилась на появившуюся у камина женщину. Родерик слегка нахмурился, потирая оглушенное фавориткой ухо.
   - Что привело тебя сюда, Хаилит? - лениво протянул он, - не помню, чтобы назначал тебе встречу или разрешал без приглашения появляться в моем замке.
   - Роди, ты знаешь ее? Кто эта женщина? - возмущенно заговорила баронесса.
   - Аннет, выйди, мы продолжим разговор позже. - Отмахнулся от фаворитки князь.
   - Но Роди...
   - Я сказал позже, Аннет, - тон Родерика не сильно изменился, но в кабинете повеяло ледяным холодом.
   Леди Люксириан мгновенно побледнела, закрыла рот, и чуть ли не бегом покинула кабинет князя. Она успела хорошо узнать, что означает этот тон, и какими будут последствия, стоит ей сказать еще хоть слово.
   - Какая милая глупая куколка, - томно проговорила Хаилит, как только за баронессой закрылась дверь.
   - Ты пришла сюда, чтобы обсудить мою любовницу? - усмехнулся Кеннет.
   - О, нет, что ты, Темный. Твои игрушки меня не интересуют. Я пришла к тебе с предложением.
   - Чем ТЫ можешь меня заинтересовать? - фыркнул князь.
   - К примеру, прогулкой по Хранилищу ветра, - с милой улыбкой произнесла демоница.
   - Глупости, - уверенно заявил Кеннет, но Хаилит заметила, как его серые глаза заблестели от интереса, - ключ к Хранилищу утерян. Последняя ведунья из рода Тиса пропала лет двадцать назад.
   - А если я скажу, что у нее была дочь? - Хаилит плавной походкой подошла к креслу князя, словно невзначай прижимаясь к его бедру стройной ножкой.
   - Наверняка соврешь, - ответил Темный, равнодушно глядя на демоницу.
   - А если я покажу тебе эту девушку? - прошептала Хаилит, наклоняясь к его лицу.
   - Тогда что помешает мне забрать ее у тебя? - насмешливо протянул Кеннет в ответ, взяв женщину за подбородок жесткими пальцами.
   - Ритуал, - выдохнула демоница прямо ему в губы, - ее кровь разбавлена на половину, и только я знаю, какой ритуал поможет открыть Хранилище.
   - Ты действительно заинтересовала меня, Хаилит, - хмыкнул Родерик, - прибереги свое демоническое обаяние для других и переходи сразу к делу.
   - Твоя подстилка права, ты ужасно скучный, - наигранно вздохнула женщина и одним изящным движением отстранилась от князя.
   Она устроилась в кресле напротив Кеннета, закинув ногу на ногу и, уже более серьезным тоном, сказала:
   - Мне нужна защита, Родерик. Сам понимаешь, долго существование ключа в тайне не продержится. За девчонкой начнется охота, артефакты Хранилища Ветра слишком лакомый кусочек. А я всего лишь женщина.
   - И у кого же хватит сил бороться с далеко не последней в иерархии демонов женщиной? - удивленно вскинул бровь князь.
   - Боюсь, таких будет слишком много, - серьезно вздохнула демоница. - Давай на чистоту, Темный. Я прекрасно знаю, что нужно тебе в Хранилище. И в этом наши интересы не сходятся, что полностью меня устраивает.
   - И что же там запрятано такое, ради чего ваша братия будет готова стравиться с любовницей Ибигора?
   - Ради Янтарной слезы Ибигор и сам может забыть о своей страсти...
   - Янтарная слеза? - Родерик присвистнул, - а ты играешь по-крупному. На месте твоего любовника я бы тоже забеспокоился - зачем тебе оружие против демонов, противостоять которому может только четверка высших?
   - Не твое дело, - прошипела Хаилит, - для тебя оно не опасно, Темный, а в остальное не лезь!
   - Хорошо, - усмехнулся князь, - лезть к вам демонам в пекло я и не собирался, одного раза хватило. Может, ты, наконец, покажешь мне ключ?
   - Так ты согласен? - подалась вперед демоница.
   - Я обещаю подумать, - кивнул Кеннет, - пока не узнаю больше.
   - Хорошо, - уныло вздохнула Хаилит, - вот она, смотри.
   Женщина провела перед собой рукой с тонкими изящными пальчиками, и воздух в этом месте заколебался тонким маревом, постепенно уплотняясь и превращаясь в чуть размытую картинку.
   В большом мягком кресле у окна сидела хрупкая, темноволосая девушка, зябко кутаясь в пушистую шаль. Безразличный взгляд был устремлен за окно, на бледном лице пролегли усталые тени. Родерик внимательнее присмотрелся к ее ауре. Несомненно, это была она, нежный голубоватый свет, исходивший от девушки, по краю был переплетен узором из серебряных нитей, которые доказывали принадлежность к роду хранителей. Это сияние завораживало, маня своим теплом, и на миг князю захотелось приблизиться, согреться в его лучах. Вспыхивающие искорки показывали, что девушка взволнована, а едва заметные всполохи синих и темно-серых оттенков ауры над головой выдавали печаль и страх, которые ощущала девушка.
   Темный нахмурился. Ему показались ужасно неправильными эти цвета в свете ее души. Захотелось подойти, разгладить эту хмурую морщинку на лбу, обнять хрупкие плечи и окунуться в это тепло, согреваясь и растворяясь без остатка.
   В поле зрения показалась еще одна девушка, в белоснежном фартуке горничной. Родерик вздрогнул и наваждение тут же рассеялось, оставляя ноющее чувство в груди. Служанка держала в руках поднос, нагруженный посудой и что-то тихо выговаривала ведунье, казалось, даже не заметившей ее присутствия. Но горничная не сдавалась, поставив поднос на стоящий рядом столик, она осторожно дотронулась до руки девушки. Ведунья вздрогнула и, переведя от окна отсутствующий взгляд, что-то произнесла, поплотнее закутавшись в шаль, и снова уставилась в окно.
   - Ты убедился? - Хаилит повела рукой и видение пропало.
   - Да, - неожиданно хриплым голосом ответил Темный, - как зовут ведунью и где она сейчас?
   - Ее имя Велена Эллион. И сейчас... Мой слуга оплошал, - поморщилась демоница, - поэтому пока она в руках новоиспеченного правителя Империи Мор. Как я понимаю, он собирается сделать девочку своей фавориткой, а она не в восторге от этой перспективы.
   - В Империи сменился наследник? - удивленно воскликнул Родерик.
   - Три дня назад Конгрегор Морский умер, сегодня должна была состояться официальная коронация его наследника, Эйкена Третьего. Предыдущий император решил взять девчонку под свое покровительство, кузен девушки по линии отца имеет какие-то заслуги перед короной, да и род у них древний. Моему слуге пришлось помочь сменить власть, новый император благоволит ему и слушается почти во всем. - Пояснила Хаилит.
   - Тогда почему ведунья еще не у тебя?
   - Я же сказала - почти... - пожала плечами женщина, - как оказалось, мальчишка император присмотрел ее для себя. Поэтому просто забрать ее не получится. Но в течение недели мы устроим побег. Ритуал требует подготовки, и проводиться должен в новолуние, а до него всего двадцать дней.
   - Новолуние бывает каждый месяц, Хаилит, - внимательно глядя на демоницу, проронил князь.
   - У меня нет столько времени! - зло произнесла та в ответ, но запнулась под любопытным взглядом Кеннета и уже спокойнее продолжила, - впрочем, это не твое дело. Так ты поможешь мне, Темный?
   - Защитить девушку-ключ? - задумчиво протянул князь в ответ, - помогу.
   - Поклянись! - хищно улыбнулась демоница.
   - Я, князь Родерик Кеннет, Хранитель слова Темной владычицы царства мертвых Демы, клянусь защищать ведунью Велену из рода Вечного Тиса и демоницу Хаилит Огнерожденную, - спокойно произнес Темный и, в воздухе сверкнула и осыпалась яркими искрами замысловатая руна, - этого достаточно?
   Хаилит кивнула и, произнеся ответную клятву, острым ногтем сделала глубокий разрез на своем запястье, который вспыхнул и мгновенно затянулся, оставляя тонкий, едва заметный шрам. Сделка совершилась.
   Когда демоница ушла, Родерик задумчиво встал и подошел к окну. Ночь медленно опускалась на замковый сад, стирая яркие краски цветущих деревьев. Бледный полумесяц в окружении мигающих звезд давал мало света, но князю он и не был нужен. Его мысли сейчас были далеко от собственного замка, перенесшись за много километров в сторону Империи Мор. Он напряженно думал, не зря ли ввязался в эту затею с Хранилищем Ветра. И что означает этот внезапный всплеск эмоций от вида маленькой ведуньи?
   За спиной послышались тихие шаги, но Родерик даже не обернулся. Только тихо, устало вздохнул.
   - Роди, - осторожно позвала Аннет, - мы уже можем поговорить?
   - О чем, моя прелесть? - пробормотал Темный и отвернувшись от окна, направился к столику с вином.
   - Ну, как же, Роди! - возмущенно заговорила баронесса, - мы же обсуждали будущий прием! Неужели ты меня совсем не слушал? Или уже все забыл? И вообще, кто была эта девица?!
   Кеннет почувствовал, как от пронзительного голоса фаворитки в висках начинают стучать молоточки приближающейся мигрени. Он снова вздохнул, мысленно считая до десяти, и спокойно ответил:
   - Аннет, сейчас не время для разговора. Мне нужно кое-что обдумать, поэтому будь умницей и иди спать. Обещаю, завтра мы обсудим прием. Можешь пока составить список гостей.
   - А я не хочу быть умницей! - прошипела баронесса в ответ, - почему у тебя никогда нет для меня времени? Я вечно на вторых ролях! Мне надоело с этим мириться, слышишь, Родерик?
   - Надоело? - усмехнулся он и пригубил вина. - Зачем же тогда ты терпишь, моя прелесть? Не хочу, чтобы ты мучилась, радость моя. Я прикажу слугам собрать твои вещи. - С этими словами он спокойно отвернулся к камину, любуясь язычками пламени.
   - Что? - раздался растерянный голос фаворитки, - но как же, Роди... Но я ведь... Милый, я же люблю тебя! Мой дорогой, я просто погорячилась! Ты же знаешь, ради тебя я готова на все!
   " Ты любишь свой статус, - усмехнулся про себя Родерик, - и те преимущества, что он тебе дает. И столь сильно боишься его потерять, что действительно готова на все. На любые унижения".
   - Тогда иди спать, Аннет. Тебе нужно отдохнуть, мне кажется, ты перенервничала.
   - Хорошо, дорогой, - тихо пробормотала баронесса, - но ты...
   - Не жди меня сегодня, Аннет.
   Родерик снова подошел к окну, не слушая удаляющиеся шаги фаворитки. Она поступит так, как ей сказано, в этом князь уверен. Слишком боится потерять свое положение.
   Князь смотрел в окно, но перед глазами стояло бледное лицо ведуньи. Не сопротивляясь больше этому порыву, он мысленно потянулся к образу, закрывая глаза.
   Велена смотрела на кружащийся за окном снег. Еще совсем недавно, она была бы рада снегу, который был столь редким гостем в их краях. Совсем недавно... или очень давно? А впрочем, какая разница. Спасительное равнодушие охватило ее, укутав прохладным коконом. Она не хотела есть или спать, не чувствовала грусти или усталости. Ей было все равно. Краем глаза она отмечала, что рядом суетится ее горничная. Вета, кажется. Она подсовывала Велене поднос с едой, уговаривая поесть, о чем-то причитала. Но есть не хотелось совершенно. Да и зачем? Гораздо лучше просто сидеть и наблюдать, как кружатся снежинки за окном, в сумасшедшем танце, известном только им одним.
   Из ступора девушку вывел мужской голос. Она не сразу поняла, что обращаются к ней. Повернувшись к вошедшему, она постаралась сосредоточиться на словах.
   - Ты слышишь меня, Велена? - голос императора имел странную, слегка виноватую интонацию.
   Велена кивнула, попытавшись встать. Наверное, нужно что-то сказать... Император жестом остановил ее, и она снова села. Вета мышкой выскользнула за дверь. Велена проводила ее равнодушным взглядом, и увидела, что у двери стоит еще один мужчина, внимательно разглядывая ее. Его лицо было ей знакомо. Посол Янтарных деревьев. Ирвис из рода Седого Вяза. Туман в голове слегка прояснился, и в груди появилось незнакомое чувство тяжести.
   - Что с ней? - нахмурился посол.
   - Она была слегка... расстроена, - поморщился Эйкен, - я приказал дать ей успокоительное. Доза была совсем небольшой, не понимаю, почему оно так подействовало.
   - Потому что следовало сначала спросить, - недовольно произнес Ирвис, - она же не человек. Некоторые препараты действуют на нее слишком сильно, некоторые не действуют совсем. Но это не критично, я попробую снять эффект. Для блокировки нужно, чтобы она была в трезвом уме, иначе браслет может навредить.
   - Ты уверен, что эта блокировка необходима? - император с сомнением смотрел на Велену. - Она ведь даже не в курсе своего происхождения.
   Смысл этого разговора ускользал от нее, как и все происходящее вокруг. Но так даже лучше. Так она спокойно может думать... о чем? Неважно. И это тоже хорошо.
   - Неважно, - будто повторяя ее мысли, ответил посол, - способность к зову у ведунов на уровне инстинктов. Она может не осознать, что случилось, но тот, кто перехватит ее призыв, мгновенно все поймет.
   Ирвис подошел к креслу девушки и, взяв ее за руку, попросил:
   - Велена, закрой глаза.
   Девушка послушно смежила веки. Сначала ничего не происходило, но, через пару минут, девушка почувствовала слабое покалывание в том месте, где ее руку сжимали чужие, холодные пальцы. Сквозь туман в голове начал пробиваться свет, серебристый и завораживающий. И она потянулась к нему, ощущая, как рассеивается дымка безразличия вокруг, как в голову врывается тугой комок чувств и эмоций, разрывая яркими пятнами темноту вокруг. Она раскрыла глаза и вновь зажмурилась, ошеломленная нахлынувшими на нее ощущениями. Казалось, мир стал в сотню раз ярче, а звуки в тысячу раз громче. И знакомые уже боль и отчаяние вернулись, вызвав невольный стон, который не было сил заглушить.
   - Все хорошо, девочка, - похлопал ее по руке Ирвис и девушка вырвала руку, испуганно глядя на ведуна. - Не стоило держать ее в таком состоянии. Она нестабильна, пока проходит период взросления. Еще пару дней и она могла сойти с ума.
   - Я не знал, - растерянно пробормотал Эйкен, с жалостью глядя на девушку. - Прости, Велена.
   Простить? Она с ненавистью смотрела на императора. Она никогда не простит убийцу. Ее чувства вернулись и она с ужасом думала, что была беспомощна все это время... Сколько же прошло дней?
   - Придется потерпеть еще немного, девочка. - Ирвис вновь потянулся к ее руке, но Велена отпрянула, насколько это позволяла высокая спинка кресла.
   - Что вы собираетесь со мной делать? - она настороженно смотрела на ведуна.
   - Нужно поставить небольшой блок на твои способности, девочка. Мы же не хотим, чтобы ты нас покинула.
   - О чем вы? - девушка с подозрением переводила взгляд с одного мужчины на другого, - какие еще способности?
   - Расскажи ей, - словно на что-то решившись, Эйкен кивнул ведуну, и направился к двери, - я распоряжусь насчет ужина.
   Велена перевела взгляд на Ирвиса, вздохнув с облегчением, когда он отошел от нее и остановился напротив горящего камина.
   - Что ты знаешь о своей матери, девочка? - не сводя взгляда с языков пламени, спросил ведун. Пламя извивалось и гладило паленья в очаге, завораживая, как и вкрадчивый голос Ирвиса.
   - Я мало помню, - с сомнением начала девушка, не понимая, к чему он задал этот вопрос, - мои родители погибли, когда я была маленькой. Мы жили в небольшой деревне и после того, как их не стало, - девушка упрямо мотнула головой, отгоняя воспоминания, - я жила у местного старосты, пока меня не нашел кузен.
   - И тебя никогда не удивляло, что знатный и далеко не бедный человек предпочитал жить в забытой всеми богами глуши?
   - Папа говорил, что это из-за моего дедушки, но я плохо помню то время.
   - А что говорит твой кузен? - повернулся к девушке Ирвис.
   - Ничего. Он не знает причин, но очень любил моего отца. Его смерть стала тяжелым испытанием для Кейтена. Поэтому мы стараемся не говорить на эту тему, - пожала плечами Велена. Она считала, что ей повезло. Она почти не помнит родителей, ей легче. А причинять боль кузену - самому близкому ее человеку - из-за обычного любопытства, она никогда не станет.
   - Не уверен, что твой дорогой кузен настолько не осведомлен, - хмыкнул мужчина, заставляя Велену нахмуриться, - но сейчас это не столь важно. Твоя мать, мое дорогое дитя, была ведуньей. И род ее имеет весьма высокое положение в Янтарных лесах. Брак твоих родителей нарушил все мыслимые запреты нашего народа. Но Лексин всегда была упрямой и своевольной, - он недовольно поджал губы, - поэтому она осмелилась сбежать с этим человечком. Ужасная глупость!
   - Этот человечек - мой отец. Как и я впрочем, - Велена почувствовала жгучую обиду от столь презрительного тона ведуна.
   - Только наполовину! - оборвал ее Ирвис. Его взгляд неожиданно стал теплым и заботливым. - И тебе пора вернуться в семью, девочка. Тебе не место в этом сумасшедшем городе.
   - Моя семья здесь, среди людей. И другая мне не нужна, - Велена упрямо вскинула подбородок.
   - Такая я же гордячка, как и твоя мать, - усмехнулся Ирвис, - но ни к чему хорошему общение с людьми ее не привело. Да и ты, как мне кажется, не слишком стремишься оставаться здесь, в роли любовницы императора. Так к чему тебе держаться за людей? В Сагрине ты будешь в безопасности, город Янтарных деревьев защищает своих детей.
   - И вы думаете, что император так просто отпустит меня? - с горечью произнесла Велена, - или вы намерены подождать, пока я ему надоем?
   - Не отпустит, ты права. Но я достаточно близко, чтобы помочь тебе сбежать. А как только мы доберемся до границы с Амбрестом, император будет бессилен.
   - Я не могу, - отвела глаза Велена, - что будет с моей семьей, если я разозлю императора? Он сказал, что их благополучие напрямую зависит от меня. Я не имею права думать только о себе, - с каждым словом ее голос становился все тише. Отступившее ненадолго отчаяние вновь взметнулось в душе.
   - Твой кузен покинул столицу. Сегодня, сразу после коронации. И он принес императору клятву верности. - Ирвис произносил каждую фразу четко, внимательно следя за реакцией Велены, - он бросил тебя, девочка. Но если тебя это утешит - в своем поместье твой кузен фактически в безопасности.
   - Нет, - покачала головой девушка, - этого не может быть.
   - Эйкен возвращается, - повернулся к двери ведун, - подумай над моими словами. И помни - я на твоей стороне.
   Дверь открылась, пропуская императора, и Ирвис замолчал. Эйкен с подозрением посмотрел на Велену и перевел взгляд на своего советника.
   - Вы поговорили?
   - Да, Ваше Величество, - кивнул Ирвис.
   - И что ты думаешь по этому поводу, Велена? - теперь пристального взгляда удостоилась девушка.
   - Я не знаю, - пробормотала она, старательно разглядывая узор каминной решетки, - разве это может быть правдой?
   - Я тоже был удивлен, - хмыкнул Эйкен. - Ты уже отдал браслет?
   - Как раз собирался, - мужчина достал из кармана тонкий обруч золотого браслета и подошел к Велене. - Надень его, девочка.
   - Что это? - к девушке вновь вернулся страх. Зачем ей этот браслет? Что, если они решили вновь погрузить ее в то сонное, равнодушное состояние?
   - Это небольшая перестраховка, девочка, - император не сводил с нее глаз.
   Ирвис резко наклонился и схватил ее руку, словно зажав в тиски. " Не бойся " - беззвучно шевельнул он губами, глядя в глаза Велены, и защелкнул браслет на запястье. Золото с вкраплением черных камней обожгло кожу, браслет ярко вспыхнул, заставляя зажмуриться, и плотно обхватил руку. И где-то внутри вдруг появилась пустота, как будто пропала какая-то важная ее, Велены, часть.
   - Что вы сделали? - прошептала девушка.
   - Обезопасили тебя от глупых поступков, - тон Ирвиса был спокоен и безразличен, - и не пытайся его снять, не получится.
   - Ты закончил? - император был мрачен и смотрел на своего советника с неприязнью. - Тогда оставь нас. И прикажи слугам подавать ужин.
   Ведун молча поклонился и не глядя на Велену пошел к двери. На миг девушка даже засомневалась, а не почудился ли ей их разговор и его предложение помощи?
   Слуги торопливо вносили подносы с едой, разжигали свечи на столе, придвигали к столу еще одно кресло. И все, как один, испуганно прятали глаза, спеша покинуть комнату. Велена перевела настороженный взгляд на императора. Что он будет делать сейчас, когда они остались одни?
   - Не смотри на меня так испуганно, Велена, - рассмеялся вдруг Эйкен, - я не собираюсь на тебя набрасываться. По крайней мере, пока. - Он усмехнулся, от чего Велене мгновенно стало не по себе.
   Император тем временем наполнил вином их бокалы. Открыл крышку серебряного блюда - одного, второго, третьего. Комнату заполнили умопомрачительные ароматы, заставляя желудок Велены сжаться, а рот наполнился голодной слюной. Но она не спешила есть. Опасалась.
   - Больше никакого зелья, - разгадал ее подозрения Эйкен, - я не думал, что безвредный травяной сбор так на тебя подействует. И хочу повторения не больше твоего. Ешь спокойно, ты голодала больше суток. - Он положил ей на тарелку тушеного мяса.
   Еще немного поколебавшись, Велена взялась за вилку. Ей казалось, что под насмешливым взглядом императора, она не сможет проглотить ни кусочка, но голод брал свое. С первым блюдом она расправилась за пару минут, а Эйкен уже заботливо подкладывал новую порцию, комментируя достоинства изысканного кушанья. Сам император ел немного, лениво ковыряясь в тарелке, по большей части налегая на вино. И когда Велена почувствовала, что уже сыта, император щелкнул пальцами и появилась горничная, бесшумно убрала остатки их трапезы и снова незаметно удалилась.
   - А теперь давай немного выпьем и поговорим, моя дорогая, - Эйкен расслабленно откинулся на спинку кресла и, прищурившись, смотрел на Велену.
   Девушка сжимала свой бокал дрожащими пальцами, напряженно глядя на императора. Она ожидала всего - от уговоров до угроз, но точно не ждала ничего хорошего от их разговора.
   - Ты же понимаешь, зачем ты здесь? - начал император, лениво прокручивая бокал в руках.
   Велена не нашла в себе сил даже кивнуть, но Эйкену ответ и не требовался:
   - Признаю, я действовал несколько грубо. Думаю, мне даже стоит извиниться, - он усмехнулся, словно его рассмешила нелепость собственных слов, - но теперь уже ничего не изменить. И я хотел бы заключить с тобой небольшой договор. Если ты будешь послушна, я не буду спешить. Ты привыкнешь ко мне. Я понимаю, насколько это тяжелый для тебя шаг. Но если ты не смиришься, то будет только хуже.
   - Хуже? - с сомнением спросила Велена. Ей казалось, что хуже уже не может быть. Было мерзко и противно. И внутри все переворачивало от его спокойного тона.
   - Поверь, может быть гораздо хуже, - медленно протянул Эйкен, словно пробуя эту фразу на вкус. И она явно ему понравилась, в глазах зажегся жестокий огонек, заставляя Велену вздрогнуть.
   - Зачем я вам? - тихо спросила она, опуская взгляд.
   - Я хочу тебя, - пожал император плечами, - по-моему, этого достаточно.
   Велену затрясло от злости. Достаточно? Ему этого достаточно, чтобы сломать ее жизнь? Она резко вскинула голову и, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не закричать, спросила:
   - А что, если мне этого не достаточно?
   - Когда ты злишься, ты нравишься мне еще больше, - император поднялся и подошел к ней вплотную, - но ты плохо слушала меня, Велена. Ты должна быть послушна своему императору.
   - И что вы сделаете, если я не буду? Что может быть хуже той участи, что вы мне уготовили?
   - Тебе лучше бы не знать, - жесткие пальцы впились в волосы, запрокидывая ей голову, - но если тебе так интересно, я могу рассказать. О пытках в императорских подвалах. Или о твоем славном вояке кузене, который может там очутиться, по подозрению в измене. Знаешь, искусники, которые там трудятся, умеют задавать вопросы так, чтобы получать нужные ответы. А можно пополнить нашу славную компанию новоиспеченной графиней Эллион. Она наверняка понравится моим солдатам, я отдам им ее на денек, прежде чем отправить следом за мужем, - с каждым словом император усиливал хватку, пока у Велены не выступили на глазах слезы.
   Но внезапно он замолчал и убрал от нее руку, отступая на шаг.
   - Ты все поняла? - его голос был безразличным, но Велену бросило в дрожь. Она кивнула, не поднимая глаза и изо всех сил сдерживая слезы, - тогда поднимайся и подойди.
   На негнущихся ногах девушка встала и медленно подошла к императору. Почему-то его фигура расплывалась перед глазами и голос стал приглушенным, словно звучал издалека.
   - А теперь раздевайся, - снова ни малейшего оттенка эмоций в приказе. Девушка положила руки на пояс домашнего платья, в которое была одета, и нерешительно замерла, не в силах выполнить его приказ, - быстрее Велена, я жду, - голос стал жестче и, вздрогнув, девушка непослушными пальцами развязала пояс.
   Платье шелковым облачком опустилось к ее ногам. На ней осталась только тонкая нижняя рубашка, прикрывающая ее тело до середины бедра. Велена мучительно покраснела, понимая, что это слабая преграда для жадного взгляда императора, который она ощущала почти физически.
   - Дальше, - послышался новый приказ и она не посмела ослушаться. Император подошел ближе, опуская тяжелую руку на ее обнаженное плечо. - Ты еще прекраснее, чем я себе представлял, - послышался его тихий голос.
   Казалось, она стоит так вечность, умирая от стыда и бессилия. А рука императора неспешно двинулась вдоль ее тела, скользя по гладкой коже. Другой рукой Эйкен поднял подбородок девушки и впился жестким поцелуем в ее губы. И сдерживать слезы больше не получилось, они горячим потоком заструились по лицу, оставляя соленый привкус на губах. Голова закружилась и Велена упала бы, если бы ее не подхватили руки императора, ставшие вдруг невероятно аккуратными. Он бережно подхватил ее на руки и отнес на кровать. Осторожно, словно хрупкую скульптуру, закутал в одеяло и сжав в объятьях, снова поцеловал.
   Но этот поцелуй был совершенно не похож на предыдущий. Губы Эйкена вдруг сделались мягкими, он ласково покрывал поцелуями ее лицо, заставив Велену приоткрыть от изумления глаза.
   - Ну же, успокойся девочка, - тихо прошептал он, - я всего лишь преподал тебе небольшой урок. И если ты будешь слушать меня, этого больше не повториться, обещаю. - Он осторожно погладил ее растрепавшиеся волосы, задержав руку на щеке, - ты же будешь хорошей девочкой?
   Велена судорожно кивнула, чувствуя, что-то еще чуть-чуть и она вновь расплачется. Девушка готова была пообещать сейчас что угодно, лишь бы прекратился этот кошмар. А император прижал ее к своей груди, укачивая, как ребенка и шепча что-то нежным голосом. И от этого голоса в душе Велены поднималась горячая волна ненависти, осушая слезы. Она будет послушна. И смириться. Но лишь до того момента, пока он не повернется спиной. И тогда она убьет его. Да простят ее светлые боги, но Велена сделает это. Без сожаления и каких-либо сомнений.
   Она сомкнула отяжелевшие веки, мерное покачивание навевало дремоту. Эйкен осторожно уложил ее на кровать.
   - Спи, Велена, - шепнул он и девушка почувствовала, как Эйкен нежно прикоснулся губами к ее лбу.
   Но как только за императором закрылась дверь, она распахнула глаза и уставилась в темноту. Больше она не сомневалась, принимать ли помощь Ирвиса. И слабо надеялась, что тот сможет организовать ее побег как можно быстрее. Усталость брала свое и Велена уснула.
   Но и во сне тревога не отпускала ее. Сначала, появилось знакомое озеро. Старая ива на берегу, россыпь звезд на водной глади. И вот из воды появляются знакомые стройные фигуры ее подруг. И она бежит, спешит им на встречу, радуясь встрече после стольких дней разлуки. И изо всех сил ударяется о невидимую преграду, всего в нескольких шагах от кромки воды. Удивленно останавливается, протягивая вперед руку, и чувствует ледяной холод на кончиках пальцев.
   Этого не может быть! Она отступает, проходит пару шагов в сторону, и снова под рукой незримая стена. Велена толкает ее, бьет сжатыми в кулаки руками, до боли, до ломоты в ладонях, до ссадин на костяшках пальцев. Но это преграда слишком прочна для нее. И тогда она кричит. Зовет. На глазах выступают слезы, в горле образуется тугой комок, прерывая крик. Но ее все равно не слышат, словно не замечают совсем.
   Девушка медленно сползла на землю, жалобно всхлипывая. Неужели теперь она осталась совсем одна?
   Вздрогнув, Велена проснулась. Она не сразу поняла, что разбудило ее, вырвало из тяжелого сна. Проведя дрожащей рукой по лицу, вытерла мокрые от слез щеки, и поняла.
   Взгляд. Чей-то пристальный, внимательный взгляд. Вот что заставило ее проснуться. Судорожно подтянув одело к груди, она лихорадочно осматривала комнату, боясь увидеть высокую фигуру императора. Смутная тень в противоположном углу комнаты заставила Велену испуганно вжаться в постель.
   - Не бойся, - послышалась тихая просьба. Это не император. Девушка была уверена, что впервые слышит этот чуть хрипловатый мужской голос, но спокойнее не стало.
   Тогда тень придвинулась ближе, наступив на дорожку мутного лунного света, льющегося из окна. Мужчина. Высокий, худощавый, с правильными чертами лица, в темноте трудно разглядеть подробнее, но, кажется, темноволосый.
   - Кто вы? - ее голос дрожал от пролитых недавно слез.
   - Я? Просто сон, - пожал плечами мужчина, словно удивляясь ее недогадливости.
   Да и что еще он мог ответить? Когда перед глазами Родерика появился образ ведуньи, он даже не предполагал, что его сознание сможет перенестись на огромное расстояние так легко. И теперь, отвечая на законный вопрос девушки, клял себя последними словами.
   - Очередной кошмар? - Велена грустно улыбнулась, с невыразимой горечью глядя на ночного гостя.
   - Нет, я не хочу стать кошмаром, - нахмурился Кеннет, только сейчас замечая неестественную бледность девушки и следы слез на лице.
   - Значит, вы хороший сон? - недоверчиво спросила Велена.
   - Я мог бы попробовать им стать, - серьезно кивнул Родерик.
   Он медленно подошел к кровати, осторожно присаживаясь у нее в ногах. От князя не укрылось, как в глазах у Велены промелькнул страх, и это заставило его сердце болезненно сжаться. Он снова почувствовал желание защитить эту девушку, спрятать от всего мира и не делиться ни с кем.
   - Не бойся меня, - снова попросил он, просто не зная, что еще сказать, как вызвать ее доверие, - расскажи мне.
   - Что рассказать?
   - О чем ты грустишь?
   - Не хочу, - мотнула она головой, - это больно.
   - Если расскажешь, я смогу разделить с тобой эту боль. - Родерик облокотился на прикроватный столбик и прикрыл глаза.
   - Я не знаю... - робко начала Велена, тяжело вздохнув, - смогу ли.
   - Не попробуешь - не узнаешь.
   И Велена начала рассказ. Медленно и сбивчиво по началу, постепенно она вкладывала в свои слова все больше и больше эмоций. Рассказывая, как больно ей было терять Винса. Как мучает ее неизвестность о положении родных и Гвинда. Как страшно ей от того, что делает с ней император. И что даже во сне она больше не может быть рядом с друзьями. Ночь стерла границы, позволяя без стыда выплескивать чувства утраты, страха, боли. Даже ненависти, которую она испытывает к своему мучителю. Родерик слушал внимательно и не перебивал, не выказывал сочувствия и не смеялся. Просто слушал. И ей действительно становилось легче.
   Она начала говорить об императоре, и чувство ненависти вновь затопило ее, мешаясь со страхом, грозя перерасти в истерику. Но остановиться Велена уже не могла. И когда ее голос почти сорвался на крик, вдруг оказалась в объятьях незнакомца. Он прижимал ее к себе и молча гладил по волосам. Слезы пропитали тонкую ткань его рубашки, от которой исходил знакомый, приятный аромат. Так пахнет лес после дождя. Свежестью воздуха, терпкой древесиной, горьковатой травой.
   Родерик все еще молчал, но Велене и не нужны были слова. Ей просто стало спокойно, боль притупилась, как он и обещал. И они еще долго сидели, обнявшись в тишине ночи.
   - Мне пора идти, - произнес Родерик, заметив как начало светлеть небо на востоке.
   - Почему? - вздохнула Велена.
   - Я ведь сон. А сны всегда уходят утром.
   Осторожно отстранив от себя девушку, Кеннет сделал шаг назад и его фигура начала медленно таять в воздухе.
   - Ты приснишься мне снова? - грустно спросила Велена.
   - Я очень постараюсь, - кивнул он в ответ и исчез.
   Девушка легла в кровать, зябко кутаясь в одеяло. Она верила, что он придет снова. Она не останется больше одна. С этой мыслью Велена уснула, на этот раз спокойно и без сновидений.
   Родерик встречал рассвет у окна кабинета. Когда его сознание вернулось в замок, он не помнил. Минуту назад он сжимал в руках хрупкое тело девушки, вдыхая аромат луговых цветов, погружаясь в ее теплый свет, и вот он снова один. За ночь огонь в камине погас, но Темный не чувствовал холода. Его грело чувство, родившееся этой ночью где-то в глубине его души. Он еще плохо понимал, чем грозит ему такая неосмотрительность, но изменить что-либо было невозможно. И это пугало Темного. И радовало одновременно.
   Велена сидела в тяжелом кресле у окна, уже привычно кутаясь в шаль, и безразлично смотрела в книгу, лежащую на коленях. У камина сидеть было бы теплее и удобнее, но тогда она не смогла бы наблюдать за кружащимися за окном снежинками. Или изучать тонкие, хрупкие узоры инея на стекле. Все равно отвлечься на книгу не получится, слова не откладываются в памяти, мешают собственные мысли. Громкие, тревожные, они кружились в голове стремительно, как снежинки за окном. Прошло уже три дня с того ужасного ужина с императором. Он не солгал. С тех пор, как она стала послушно принимать его внимание, Эйкен вел себя вполне миролюбиво и обходительно. Каждый вечер он ужинал с ней, вел светскую беседу, лишь изредка выходя за рамки приличий. Она научилась не показывать этого, но внутри все еще вздрагивала от страха и отвращения, когда он целовал ее. Или гладил по руке. В игривом жесте наматывал на палец прядь ее волос, поднося к губам. Он не спешил. Знал, что Велена полностью в его власти, и достаточно напугана, чтобы не возражать.
   Ее не выпускали из покоев, назначенных ее временной тюрьмой. Комфортной клеткой, в которой помимо спальни была ванная и гардеробная комната, набитая до отказа одеждой, которую ей некуда было надеть. У двери дежурил молчаливый охранник, никогда не переступавший порога, с безразлично-суровым лицом. К ней заходила только Вета, чтобы прибраться или принести еды, или помочь ей с выбором платья для ужина с императором. Велене было все равно, как она выглядит, но горничная тщательно следила за ее внешним видом. А потом приходил Эйкен, с неизменной улыбкой и букетом белоснежных лилий. Велена ненавидела лилии.
   И каждый вечер она с ужасом ждала, что императору надоест играть. А она не сможет, не выдержит. И тогда повториться его урок. Но императору нравился ее страх, он не спешил заканчивать игру, каждый раз придумывая для нее новое испытание, и искренне наслаждался молчаливой покорностью своей жертвы.
   Велена чувствовала его удовольствие, возбуждение и азарт. Она вообще стала удивительно тонко различать чужие эмоции. У ее стража безразличие мешалось со скукой. А у Веты - страх с тонкой ноткой сочувствия. И еще больший страх, что это сочувствие обнаружат. Но, наверняка, это всего лишь воображение Велены, которое разыгралось от скопившегося напряжения этих дней.
   Спасал только Сон. Тот мужчина, что появился в первую ночь ее здесь пребывания. Она не знала, как его зовут, поэтому так и называла - Сон. Он не возражал. Слушал ее, внимательно и не перебивая. Объяснял, что ее способность различать чувства окружающих - это врожденная способность всех ведунов, которая проявляется в период созревания. Сказал, что она не может попасть на озеро с речными девами из-за браслета. Это именно тот блок, о котором говорил ей Ирвис. Только ведун больше не появлялся и Велена почти потеряла надежду на побег. Но Сон убеждал, что ей не стоит расстраиваться. Что все будет хорошо, надо только потерпеть. И сжимал зубы от злости, когда она упоминала императора. Виновато говорил, что пока не может помочь, но скоро она будет свободна. Велена не верила, но согласна кивала. Зачем расстраивать человека, даже если он просто сон?
   Раздался тихий стук, и на пороге комнаты появилась Вета. Как всегда, испуганно-сгорбленная спина, чуть подрагивающие плечи и полный сочувствия взгляд, опущенный в пол. Она робко сообщила, что ужин уже скоро, поэтому леди стоит принять ванную и переодеться. Платье сегодня было светло-голубым, волосы уложены в высокую прическу, открывающую шею и жемчужное ожерелье, подчеркивающее белизну ее кожи.
   Эйкен как всегда появился, как только на стол было выставлено последнее блюдо. Вета поклонилась и поспешила покинуть комнату.
   - Добрый вечер, Велена, - традиционный поцелуй и ненавистный букет из лилий, - прекрасно выглядишь.
   Император галантно отодвинул для нее стул и устроился напротив. Не прекращая бессмысленную болтовню, наполнил ее и свою тарелки, налил вина. Он ел с аппетитом, весело посматривая на Велену, периодически касаясь ее руки, словно в случайном жесте. Девушка молчала, как и всегда. Делала вид, что не замечает. Так было проще.
   Ужин подошел к концу, император задумчиво потягивал вино из хрустального бокала, казалось, забыв, что Велена сидит напротив. А она замерла, стараясь даже дышать тише, чтобы не привлекать к себе внимания. Но вот Эйкен, словно что-то решив для себя, отставил бокал в сторону и подошел к окну, на подоконнике которого лежала забытая Веленой книга. Задумчиво пролистнув пару страниц, приказал:
   - Велена, подойди. У меня кое-что есть для тебя.
   Она встала, помедлив пару мгновений, двинулась к нему. Император наблюдал, склонив голову к плечу, не скрывая ироничной ухмылки. Когда расстояние между ними сократилось до одного шага, Эйкен нетерпеливым жестом обхватил девушку за талию и притянул к себе. Свободной рукой вытащил из внутреннего кармана сюртука небольшой продолговатый футляр темного дерева, жестом фокусника откинул крышку. На мягкой бархатной подушке лежала изящная золотая подвеска в виде клевера, с бриллиантовой капелькой росы на изящном листочке.
   - Тебе нравится, милая? - прошептал Эйкен ей на ухо, опаляя кожу горячим дыханием.
   - Очень красиво, - тихо ответила Велена, сжимая кулаки так, что побелели костяшки пальцев. Она не покажет, как противно ей находиться близко к нему. У нее получится.
   - Я знал, что тебе понравится, - самодовольно ухмыльнулся император. Он отстранил ее, поворачивая к себе спиной, - я помогу тебе его надеть.
   Осторожно расстегнув ожерелье, Эйкен небрежно отбросил его на подоконник и застегнул на шее девушки подвеску. Но рук не убрал. Медленно провел по спине, вновь обнял за талию, прижимая к себе, зарываясь лицом в собранные на затылке волосы. Затем горячие губы проложили дорожку по шее девушки, заставляя кожу покрыться мурашками. Велена закрыла глаза. Надо терпеть. Скоро он уйдет, надо только потерпеть.
   - Знаешь, Велена, - голос Эйкена стал вдруг низким, вибрирующим, - я думаю, что достаточно долго ждал. Нам пора сделать следующий шаг.
   Нет! Велена резко распахнула глаза. Только не сейчас! Но настойчивые руки уже скользили по животу, сминая мягкую ткань платья. Девушка испуганно дернулась, но император даже не обратил на это внимания. Просто подхватил ее на руки и понес в сторону кровати.
   - Не нужно, пожалуйста, - но робкий шепот не возымел никакого действия, как и попытка оттолкнуть его.
   - Тише, милая, тише, - шептал император, осторожно расстегивая мелкие пуговки платья, - тебе будет хорошо, обещаю.
   Из крепко зажмуренных глаз Велены медленно покатилась предательская слезинка. Тяжелое тело императора навалилось сверху, лишая возможности нормально дышать.
   - Ваше Величество! - в дверь нерешительно постучали, голос был испуганным, - Ваше Величество! Беда!
   - Какого демона?! - зарычал император, скатываясь с оцепеневшего тела девушки. Она тут же вжалась в спинку кровати, судорожно обхватив себя руками. Ее трясло, и сердце билось, норовя выскочить из груди.
   - Что произошло? - распахнул дверь Эйкен, его лицо исказила гримаса ярости. Мужчина в форме императорской гвардии отшатнулся, с ужасом глядя на правителя. - Ты что, язык проглотил? Что тебе здесь понадобилось?!
   - Ваше Величество, пожар! - попытался взять себя в руки гвардеец, опасаясь подходить ближе к разъяренному императору, - ваш кабинет...
   - Что? - округлились глаза у Эйкена, - как такое могло произойти?
   - Мы выясняем, огонь почти удалось погасить...
   - Почти?! - снова заорал Эйкен, - кретины! Там же договоры... векселя... - он побледнел и схватился за косяк. На минуту прикрыл глаза, приходя в себя, - Велена, - уже почти спокойно обратился он к девушке, - если я не вернусь через пару часов, ложись спать, хорошо?
   Девушка кивнула, моля про себя всех богов, чтобы так и случилось. Дверь за императором захлопнулась, оставляя девушку одну. Она слышала, как Эйкен за дверью отдает ее охраннику приказ не отлучаться ни на минуту, и в изнеможении закрыла глаза. Ей повезло, но это лишь маленькая отсрочка неизбежного. Вскочив с кровати, девушка заметалась по комнате, стараясь успокоиться. Ей нужно что-то придумать. Что-то сделать. Она больше не может сидеть сложа руки, плевать на последствия!
   От лихорадочных мыслей девушку отвлек странный шум от двери. Непонятная возня и глухой звук удара. Велена замерла, прислушиваясь. Но за дверью снова воцарилась тишина. Осторожно подкравшись, девушка приоткрыла дверь. Коридор был пуст и странно темен. Ни единой свечи или даже тусклой, масляной лампы. Она сделала маленький шаг, ежеминутно готовясь услышать окрик или хотя бы чьи-то шаги. Но ничего не происходило. Окончательно осмелев, девушка двинулась вперед, но в ту же минуту кто-то закрыл ей рот тяжелой рукой, второй сжимая руки и лишая возможности сопротивляться. Она возмущенно замычала, когда ее потянули в темноту коридора, закрывая дверь ее комнаты.
   - Тише, маленькая леди, я всего лишь хочу тебе помочь, - знакомый голос заставил замереть, и ее уже без помех затащили в какую-то маленькую коморку.
   - Лорд Лакхар? - ахнула Велена, как только получила возможность говорить.
   - Да, маленькая леди, это я, - в темноте блеснули кошачьей желтизной глаза.
   - Но как вы здесь оказались?
   - Поговорим об этом позже. Переодевайся быстрее, - в руки ткнулся холщовый мешок, - император может заметить твое отсутствие в любой момент.
   Больше не задавая вопросов, Велена без стеснения скинула тяжелое, неудобное платье, облачаясь в оказавшиеся в мешке штаны и тяжелую куртку. Бархатные туфельки без сожаления были заменены короткими сапожками. Ей было неудобно одеваться в темноте, руки дрожали от страха быть обнаруженной, пуговицы куртки выскальзывали из рук словно живые.
   - Надо спешить, - услышала она недовольный голос оборотня и почувствовала, как быстро застегивают непокорные пуговицы его ловкие пальцы. - Теперь тихо, маленькая леди, - оборотень взял ее за руку и, приоткрыв дверь, уверенно повел сквозь темноту.
   Они прошли несколько ярко освещенных коридоров и лестниц, переходя в крыло дворца, где жили слуги. Здесь было гораздо темнее, но, несмотря на это, двигаться они стали еще медленнее и аккуратнее. Несколько раз им приходилось прятаться в нишах стен или за портьерами, прячась от спешащих по полутемным коридорам людей. Аррог в очередной раз потянул ее в сторону, и Велена напрягла слух, готовясь услышать торопливые шаги. Но в коридоре было тихо, а оборотень толкнул незаметную до этого дверь, пропуская Велену вперед, и осторожно прикрыл ее за собой.
   Этой комнатой явно давно не пользовались. На узкой кровати под окном не было белья, комод покрывал толстый слой пыли. В воздухе стоял отчетливый запах сырости. Аррог отошел к дальней стене, погруженной в темноту, поэтому Велене было непонятно, что он там делает.
   - Почему мы не уходим?
   - Тсс, маленькая леди. Подожди немного.
   Раздался сухой щелчок, словно подтверждая его слова. Она почувствовала, что Аррог снова взял ее за руку и потянул в сторону стены. И только подойдя ближе, Велена смогла различить в темноте еще более темное пятно, от которого тянуло легким сквозняком. Где-то за пределами комнаты послышался топот, крики и хлопанье дверей.
   - Скорее, - потянул девушку за руку оборотень, вталкивая в пятно и заходя следом. Очередной щелчок и последний, смутный источник света исчезает.
   Мир погрузился в темноту, настолько кромешную, будто Велена ослепла. Стало страшно, особенно когда пришла мысль - а вдруг это навсегда? Но тут же в темноте зажглись знакомые желтые глаза.
   - Осталось недолго, потерпи. И держись крепче, идти будем быстро.
   Они и впрямь шли быстро - Велене так и вовсе приходилось почти бежать, чтобы поспевать за широким шагом оборотня. Благо, пол был ровным, а рука Аррога - сильной, не позволяющей споткнуться или упасть. И когда девушке стало казаться, что они бродят в этой кромешной тьме уже целую вечность, впереди вдруг забрезжил неяркий лунный свет. Потянуло морозной свежестью, в волосах запутался легкий пока еще ветерок. Когда впереди показался узкий, забранный тяжелой решеткой проход, Велена искренне удивилась, насколько яркие за ним прячутся звезды.
   Аррог подошел к решетке, прислушался, и осторожно потянул ее на себя. Та поддалась легко, без малейшего шума. Он потянул девушку за руку, выводя навстречу ослепляющим звездам, пьянящему ветру. И кружевным снежинкам, которые тут же устроились у девушки на щеках и ресницах, таяли на губах от горячего дыхания.
   - Вот и встретились, - прошептала она, ловя снежинки рукой.
   - Малышка! - раздался негромкий, знакомый голос, и девушку сгребли в объятья, закружили. Левонис тихо рассмеялся, когда Кейтен выхватил кузину у него из объятий и молча прижал к себе. Он обнимал ее так крепко, словно боялся, что она сейчас пропадет, стоит выпустить ее хоть на миг. А Велена просто улыбалась, чувствуя его тепло. И было как в детстве - надежно, спокойно и совсем не страшно.
   Яркий свет костра освещал небольшую, окруженную высокими елями, полянку. Шедший несколько дней снег серебристыми искорками блестел на ветвях, укрывая тонкой простынёй спящий лес. В котелке над костром закипала вода, распространяя по поляне терпкий запах травяного сбора. Велена сидела на мягких, еловых лапах, заботливо собранных оборотнем, кутаясь в плащ и наблюдая за Левонисом, который ловко потрошил тушку пойманного зайца.
   - Как ты, малышка? - рядом подсел Кейтен, держа в руках кружку с дымящимся отваром, - выпей, пока горячий.
   - Я не уверена, что могу, - с опаской покосилась на кружку Велена. В памяти еще жили воспоминания о затуманенном рассудке, после похожего отвара, который дала ей заботливая служанка Вета.
   - В чем дело, Велена? - подошел к ней Левонис, отложив в сторону тушку животного. - С чего ты взяла, что тебе не стоит это пить?
   - На меня странно действуют некоторые травы... Только я не знаю, какие, - вздохнула она, укоризненно посмотрев на кузена.
   Кейтен отвел глаза. После побега Велены, друзья несколько часов провели в седле, спеша оказаться как можно дальше от столицы. Поэтому тяжелый для графа разговор откладывался, но он прекрасно понимал, что избежать его совсем не выйдет. Кузина имела право знать правду.
   - Допустим, я знаю, какие травы ты можешь безбоязненно использовать. Но откуда ты узнала, что тебе нельзя их пить? - внимательно посмотрел на девушку Левонис.
   - Во дворце... - девушка замялась, но все же решила рассказать, - император приказал дать мне успокоительный сбор, после которого я некоторое время провела в очень странном состоянии. Я не испытывала каких-либо эмоций. Не понимала, что происходит вокруг, не знала, сколько прошло дней... - девушка вздрогнула, вспомнив то состояние беспомощности, - Ирвис сказал, еще пару дней и я бы сошла с ума.
   - Ирвис говорил с тобой? - отвел глаза Кейтен, - и что он рассказал?
   - Все то, что должен был рассказать ты, - посмотрела в глаза кузену Велена.
   - Прости, малышка, - вздохнул в ответ Кейтен, - я думал, что это правильное решение. Мне казалось, что так защитить тебя будет проще.
   - Скажи, император специально давал тебе этот отвар? - вмешался в разговор Левонис.
   - Нет, - Велена опустила глаза и сжала руками мягкую ткань плаща, скрывая дрожь в руках, - он тоже ничего не знал. Больше он не давал мне ничего подобного. Ему нравилось, когда я понимала все происходящее.
   - Девочка, - Кейтен тщательно подбирал слова, - скажи, император... он... с тобой...
   - Нет! - Велена покачала головой, - собирался, но пожар отвлек его. Кейтен, это было так страшно, - ее голос сорвался на всхлип и кузен мгновенно прижал девушку к себе, - Ирвис сказал, что ты уехал домой, ты бросил меня...а он приходил каждый день и обещал, что бросит тебя и Дару в камеру, если я не буду слушаться.
   - Тише, Велена, - погладил Кейтен ее по голове. Левонис отошел обратно к костру, чтобы не мешать, - все позади, малышка, больше он не тронет тебя.
   - Он ужасный человек, Кей, - тихонько всхлипывала Велена, - я так боялась, что ты не придешь за мной, что я останусь там навсегда. А он говорил, что я должна быть благодарна! Что я должна быть послушной, делать так, как он говорит. Ему нравилось, что мне было страшно, я чувствовала это! Это мерзко, Боги, как же это мерзко! - она зарыдала, больше не сдерживаясь.
   Кейтен крепко прижимал кузину к себе, его лицо окаменело от ярости. Все эти дни он сходил с ума от ощущения собственной беспомощности. Левонису и Аррогу с трудом удавалось сдержать его от решения напрямую обратиться к императору. Только обещание оборотня, вхожего во дворец, успокоило графа. Аррог Лакхар многим помог за эти дни. Как только он узнал от вездесущих придворных сплетников о том, что Велена находится во дворце в статусе новой фаворитки императора, он сразу вспомнил их последнюю беседу и страх девушки. Поэтому, как только появился Левонис, аккуратно выспрашивающий о местонахождении девушки испуганных слуг, оборотень предложил ему свою помощь. Он же придумал отвлечь внимания императора поджогом его кабинета и разузнал о подземном ходе из дворца. Кейтен рассказывал все это Велене, стремясь отвлечь ее от дурных воспоминаний. Девушка уже не плакала, только тихо шмыгала носом, уткнувшись в плечо кузену. Она просунула руку в ворот своей куртки и нащупав подвеску, подаренную ей императором, с силой дернула, обрывая цепочку.
   - Что теперь делать, Кейтен? - рассматривая лежащий на ладони золотой клевер, спросила Велена, - я ведь не смогу вернуться домой?
   - Нет, малышка, - сжал зубы Кейтен, - боюсь, император не оставил нам выбора. Ты должна отправиться в Амбрест, чтобы получить поддержку правящей семьи.
   - Ты думаешь, глава Янтарных лесов встанет на мою защиту? Я ведь всего лишь полукровка. Лайс Ирвис говорил, что мама была родом из знатной семьи, но все же...
   - Из знатной семьи? Милая, Ирвис не рассказал тебе всей правды. Он обещал тебе помочь совсем не из симпатии. Твой дед, отец Лексин, - Светлейший правитель Салтрен. И сейчас ты единственная наследница этого рода.
   - Но почему он солгал? - удивленно посмотрела на кузена девушка, - какая ему разница...
   - Он тоже хочет власти, малышка, - присел рядом с ней Левонис, - прости, если мои слова покажутся тебе жестокими, но сейчас ты ценный приз в борьбе за власть. Плюс притязания императора. Без поддержки твоего деда ты станешь просто игрушкой в чужих руках. Поэтому нам нужно спешить. Мы с оборотнем проведем тебя во владения ведунов.
   - Я иду с вами, - упрямо мотнул головой Кейтен.
   - Мы уже обсуждали это, Кейтен Эллион, - послышался от костра голос оборотня. - Ты не можешь ехать с нами. Император будет искать Велену в твоем доме. Если тебя не будет там, твоя семья будет в опасности.
   - Лорд Лакхар прав, Кейтен, - положила руку на локоть кузена Велена, мягко улыбаясь, - ты должен позаботиться о Дариэль. Из-за меня уже погиб Винсент, я не выдержу других смертей. Если бы могла, я отправилась бы в дорогу одна, - она опустила голову, - я не хочу, чтобы кто-то еще пострадал, но я не вернусь к императору, лучше смерть.
   - Не переживай, маленькая леди, - раздался уверенный голос оборотня, - мы не дадим тебя в обиду.
   Велена с благодарностью посмотрела на своего спасителя, тот ответил ободряющим кивком. Девушка чувствовала эмоции оборотня, его спокойствие и симпатия ощущались теплой волной, придавая уверенности.
   Ночь уже давно перешагнула за середину, когда путники поужинали и стали устраиваться на ночлег.
   - Зимой светлеет поздно, но до рассвета не так много времени. Тебе нужно поспать Велена, мы рано двинемся в путь, - произнес Левонис, подбрасывая веток в костер, - до Сагрина далеко, а дороги зимой не самые лучшие. Завтра мы доберемся до Южного тракта, там наши с Кейтеном пути разойдутся.
   - Мне страшно оставлять тебя, малышка, - обнял девушку кузен.
   - Ты должен позаботиться о Дариэль. Со мной все будет в порядке, Кей, - девушка прижалась к кузену, тихонько вздохнув. Ей тоже не хотелось с ним расставаться, но подвергать его опасности хотелось еще меньше, - я столько хотела спросить у тебя.
   - Мы поговорим, когда ты вернешься, малышка, - заметив, что кузина тихонько зевает, Кейтен достал одеяло и набросил ей на плечи, - спи, девочка. Тебя ждет сложный путь.
  
   Мягкий ковер впивался в лицо иглами. Он ощущал каждую ворсинку на своей коже, голову сдавливал раскаленный обруч боли.
   - И я ведь говорила, что у тебя больше нет шанса на ошибку, Ирвис, - нежный женский голос заставлял кровь стыть в жилах, - но ты снова упустил девчонку.
   Ведун почувствовал, как зарождается новый приступ боли, заставляя тело выгибаться и корчиться в судорогах, но из широко раскрытого рта не получилось выдавить ни звука. Он почувствовал железный привкус на языке, но боль на время отступила.
   - И что ты можешь сказать в свое оправдание? - на спину опустилась маленькая женская ножка, немилосердно вдавливая в кожу острый каблучок, - ах, да. Ты же не можешь говорить.
   Щелчок пальцами и речь вновь вернулась к нему, он издал глухой стон:
   - Госпожа, на девушке мой браслет. Я прошу... умоляю, госпожа! Я смогу найти ее! Пожалуйста! - последнее слова превратилось в жалобное всхлипывание.
   - Ты же понимаешь, что у тебя совсем немного времени?
   - Да, госпожа, - боль отступила совсем, оставляя в каждой мышце ноющее чувство, - император тоже захочет отправиться за девушкой, что мне делать с ним?
   - Мне плевать. Будет полезен - используй, будет мешать - убей. Как только найдешь девушку, свяжись со мной, я не хочу больше рисковать. У тебя два дня, Ирвис.
   - Да, госпожа Хаилит, - прошептал ведун, но в его комнате уже никого не было. - С трудом поднявшись на ноги, лайс Ирвис добрался до двери и кликнул дежурившего там воина, - собирай отряд, мы выступаем так быстро, как только сможем.
  
   Тусклое солнце изредка выглядывало из-за туч, отнюдь не добавляя оптимизма. Снег под копытами коней быстро таял, мешаясь с грязью и затрудняя дорогу. Вот уже несколько часов, как путники достигли Южного тракта и расстались с Кейтеном, свернув на неприметную старую дорогу, тянувшуюся вдоль леса. Велена с трудом сдерживала слезы, глядя вслед удаляющемуся кузену. Облетевшие деревья, тоскливое серое небо и молчание спутников отнюдь не добавляли девушке оптимизма. Ее страшила будущая встреча с ведунами, возможная погоня, опасения за кузена... Слишком много мрачных мыслей витало в голове, заставляя уныло опускаться плечи.
   - Взбодрись, маленькая леди. Через пару дней мы достигнем границы империи, и тебе больше не нужно будет опасаться погони. Да и дорога станет лучше, - ободряюще улыбнулся ей оборотень.
   - Тебе и впрямь не стоит так грустить, малышка, - к Левонису вернулся прежний беззаботный вид, на губах блуждала мечтательная улыбка, - всего через пару недель мы доберемся до владений ведунов. Поверь, их леса прекрасны! Моего таланта не хватит, чтобы описать все их чудеса. Вечнозеленые деревья, цветущие поляны, роща Плачущих деревьев, где янтарная смола стекает со стволов. Возможно, тебе даже разрешат посетить Озеро грез, все-таки ты из правящей семьи. Говорят, там живут речные девы, прекраснейшие существа, что давно покинули остальной мир.
   - Достаточно будет, если они снимут с меня этот браслет и позволят защитить семью, - вздохнула Велена, - к тому же, я скучаю по Гвинду.
   - С ним все будет хорошо, - укоризненно посмотрел на девушку эльф, - перестань изводить себя!
   - Через пару часов стемнеет, - задумчиво обронил Аррог, глядя на небо, - нужно найти место для ночлега.
   - Если я правильно помню эту дорогу, впереди должен быть охотничий домик. Конечно, он, как и эта дорога, не используется довольно давно, но для одной ночи сгодится. - Эльф двинулся вперед, указывая путь.
   Левонис был единственным, кто хорошо знал эту местность. Велене не приходилось раньше путешествовать дальше границ графства Эллион, а посол Великих Островов добирался до империи только обжитыми дорогами и многолюдными трактами.
   Когда они добрались до старого, но добротного домика в стороне от дороги, уже окончательно стемнело. Мужчины, не сговариваясь, взяли на себя обязанности по подготовке к ночлегу, оставив девушку внутри чуть обветшавшего дома. Стараясь внести свою лепту, девушка решила вычистить старый очаг и хоть немного стереть пыль, осевшую плотным слоем на деревянных лавках и добротном столе, стоявшем посреди небольшой комнаты. В стенах дома образовались щели, откуда пробивался холодный ветер с улицы, но все же, это было гораздо лучше, чем ночевать под открытым небом. Закончив выгребать старые угли из очага, Велена вышла на улицу, оттирая руки от золы и вдруг услышала тихий шепот:
   - Велена... - звал ее чей-то голос. Девушка испуганно оглянулась, но рядом стояли только привязанные под худым навесом кони, меланхолично жующие овес из привязанных торб.
   - Велена! - на этот раз голос прозвучал громче, заставив ее вздрогнуть. Браслет на руке ощутимо нагрелся и девушка испуганно перевела взгляд на собственное запястье, - где ты, Велена? Где ты?
   Казалось, голос раздается всюду, то отдаляясь, то приближаясь вплотную к ней.
   - Велена! Велена...Где ты? Велена! - девушка зажала уши руками, испуганно зажмурившись.
   - Велена! - на плечо опустилась тяжелая рука, и девушка испуганно вскрикнула, отшатнувшись в сторону. - Что с тобой, малышка? - рядом стоял Левонис, встревоженно глядя на девушка.
   - Это ты, - облегченно вздохнула Велена, на миг прикрыв глаза.
   - А кого еще ты здесь ожидала увидеть? - усмехнулся эльф, но сразу же посерьезнел, - малышка, тебе не нужно больше бояться. Ты в безопасности, понимаешь? - он положил руки ей на плечи и дождавшись неуверенного кивка, притянул к себе и крепко обнял, - все будет хорошо. Я обещаю тебе.
   Велена уткнулась в плечо друга, пытаясь успокоиться. Она убеждала себя, что ей почудился чужой голос, но чувство тревоги не отступало, хоть ей и стало спокойнее. Вскоре появился оборотень, неся в руках небольшого зайца:
   - Мне трудно здесь охотиться, - со вздохом признался он, - все же, на островах я давно не добываю пищу сам, да и природа здесь другая.
   - Вы и так делаете слишком много, - улыбнулась Велена, - я в жизни не смогу отблагодарить вас за вашу доброту, лорд Лакхар.
   - Зови меня по имени, Велена Эллион, - отозвался оборотень, - пока этого достаточно.
   - Хорошо, Аррог, - слегка покраснев, ответила девушка и поспешила зайти в дом.
   После ужина оборотень вышел на улицу, он должен был первым нести стражу. Велена, свернувшись калачиком на своем спальнике, зябко куталась в одеяло.
   - Скажи, Левонис, - глядя на пляшущий в камине огонь, спросила девушка, - почему Кейтен никогда не рассказывал мне, кем была моя мать?
   - Тебе стоило задать этот вопрос ему, малышка, - недовольно проворчал эльф, - я и сам считаю, что ты имела право знать все с самого начала. Но мне трудно понять людей. Думаю, Кей просто вбил себе в голову, что если ты не узнаешь об этом, то не узнают и те, кто охотился за твоими родителями.
   - Почему их искали? - приподнялась на локте девушка, внимательно вглядываясь в тонкие черты лица эльфа, освещенные отблесками пламени, - это из-за мамы, да?
   - Да, - грустно вздохнул Левонис, - семья Лексин хотела непременно вернуть ее в Сагрин. А Ирвис никак не мог упустить возможность на брак с наследницей правящей семьи. Думаю, он и сейчас так просто не сдастся, так что чем скорее мы доберемся до владений Салтрена, тем лучше.
   - Какой он? - тихонько вздохнула девушка.
   - Твой дед? - усмехнулся Левонис, - самый упрямый старик, которого я когда-либо видел. Но он мудрый и справедливый правитель. И души не чаял в своей дорогой внучке Лексин. С годами старик становится все более сентиментальным, да и смерть твоего дяди, брата Лексин серьезно его подкосила. Я уверен, что он будет счастлив видеть тебя.
   - Надеюсь, ты прав, - пробормотала девушка, погружаясь в глубокий сон.
   - Я в этом уверен, малышка, - прошептал Левонис, с нежностью глядя на спящую девушку, - надеюсь только, мы доберемся туда вовремя.
   Через час дверь в доме тихо скрипнула, пропуская в комнату морозную свежесть зимней ночи.
   - Велена уснула? - раздался тихий голос оборотня. Дождавшись утвердительного кивка от эльфа, Аррог продолжил, - я не хотел, чтобы она узнала и начала волноваться заранее. Нас уже начали преследовать. Пока погоня не слишком близко, но дожидаться рассвета не стоит. Ты хорошо знаешь эти места, эльф, сможешь найти неприметную тропу в лесу? А собак я собью со следа.
   - Собак? - изумленно выдохнул Левонис, - неужели император настолько раздосадован этим побегом?
   - Не думаю, что только император. Я чувствую магию того ведуна, что был во дворце. Ее запах повсюду, даже в этой комнате. Так ты сможешь нас вывести?
   - Думаю, да, - кивнул Левонис, растерянно взъерошив свою роскошную шевелюру пятерней. - Я ожидал, что Ирвис примет участие в нашей поимке, но вместе с императором... Это странно. Не думал, что он захочет делиться такой добычей.
   - Не знаю, какие причины заставили его примкнуть к отряду правителя. Да меня это и не интересует. Главное сейчас, защитить маленькую леди, - нахмурился оборотень.
   - Ты прав, друг мой, - ответил эльф, странно посмотрев на Аррога. - Я соберу вещи и оседлаю лошадей. Думаю, тебе стоит сразу разбудить Велену, не стоит скрывать от нее наши трудности. Поверь, она храбрая девочка и не поднимет панику из-за новостей о погоне.
   - Может, ты сам ее разбудишь и... - неожиданно смутился оборотень, но Левонис уже выскочил за дверь.
   Аррог тяжело вздохнул и осторожно тронул девушку за плечо:
   - Велена, - девушка в ответ только тяжело вздохнула и пробормотала что-то невразумительное.
   Оборотень встряхнул ее чуть сильнее, и девушка жалобно застонала, но так и не проснулась. Из уголка глаз покатилась одинокая слезинка, девушка забормотала громче и Аррог с трудом смог разобрать ее слова:
   - Не надо... пожалуйста... не надо... - в ее голосе было столько муки, что его сердце болезненно сжалось. Он сжал зубы, борясь с желанием прижать девушку к себе, и крепче сжал ее плечо. Девушка широко распахнула глаза, испуганно отпрянув.
   - Тише, маленькая леди, это всего лишь я, - прошептал оборотень, с сочувствием глядя на меленькую, съежившуюся фигурку.
   Повинуясь внезапному порыву, он протянул руку и осторожно погладил Велену по щеке. Она с облегчением прикрыла глаза, подаваясь навстречу этой случайной ласке. Ободренный, Аррог прижал ее к себе, продолжая гладить по волосам.
   - Неужели он не оставит меня даже во сне, - прошептала Велена, уткнувшись в плечо оборотню.
   Она не плакала, но была напряжена словно натянутая до предела струна, готовая вот-вот порваться.
   - Успокойся, девочка. Это пройдет, - тихо шептал ей оборотень, с удовольствием перебирая мягкие пряди ее волос, - все будет хорошо. Со временем ты все забудешь, твои сны снова станут счастливыми, а наяву я буду защищать тебя, обещаю.
   Аррог Лакхар обнимал доверчиво прижавшуюся к нему девушку, понимая, что проиграл в борьбе с собственными чувствами. Он ощутил симпатию к девушке сразу, с первой их встречи, но упрямо не хотел признавать, что простой интерес перерастает в нечто большее. Это была не та пьянящая страсть, что он испытывал со своей первой, давно погибшей женой, и не то сладкое вожделение, что ждало его в объятьях случайных женщин. Безграничное чувство нежности охватывало мужчину, стоило ему только взглянуть в зеленые глаза ведуньи. Он боялся отпугнуть ее, ведь сейчас она не смогла бы принять его чувств, но и отпустить девушку было выше его сил. В чем-то он, как мужчина, понимал императора в желании спрятать девушку от всего мира и владеть ей единолично, зная, что она принадлежит только ему.
   Нахмурившись, мужчина сделал усилие и отстранил девушку от себя, придавая голосу нарочито-деловой тон:
   - Велена, нужно собираться. За нами пустили погоню, поэтому выходить придется прямо сейчас.
   - Погоня? - испуганно встрепенулась девушка, - император, он?..
   - Еще далеко и мы успеем уйти, - спокойно пояснил оборотень, помогая Велене подняться, - но медлить не следует.
   - Хорошо, - кивнула девушка, поспешно собирая вещи.
   Эльф был прав, облегченно вздохнул Аррог, движения ведуньи были быстрыми и четкими, ни малейшего признака паники он не заметил. Ободряюще улыбнувшись, оборотень вышел за дверь, уверившись в том, что девушка в порядке.
   Дверь натужно скрипнула, закрываясь, и девушка осталась одна. Она и впрямь чувствовала себя удивительно спокойно, быть может, из-за утешений оборотня, а может, она просто устала бояться. Собирая скудный скарб в походный мешок, Велена собиралась выйти из дома, как вдруг над ухом у нее раздался знакомый уже голос:
   - Велена! - Девушка испуганно обернулась, но рядом никого не было. На этот раз Велена была уверена - это ироничный тон принадлежал лайсу Ирвису. Она опустила голову, массируя виски кончиками пальцев, стараясь успокоить охвативший ее страх, но в ужасе распахнула глаза, когда голос ведуна торжествующе воскликнул, - нашел!
   Девушка схватила вещи и выбежала из дома, почти столкнувшись с ведущим лошадей Левонисом.
   - Ты готова, малышка? - протянул ей поводья одной из лошадей эльф.
   - Да. А где лорд Лакхар? - оглянулась она по сторонам.
   - Он догонит нас позже, не волнуйся. У тебя слишком встревоженный вид. Все обойдется, Велена, - запрыгивая на лошадь, попытался успокоить ее друг.
   - Да, я знаю, Левонис, просто... - замялась девушка, но решившись, призналась, - я слышу голос. И кажется, это голос лайса Ирвиса. Браслет постоянно нагревается, сначала я думала, что мне просто показалось, но сейчас я уверена - он знает, где я.
   - Если ты уверена в этом, то нам действительно стоит поспешить, - внимательно посмотрел на девушку эльф, направляя лошадь вперед, по едва различимой лесной тропе. Его голос звучал уверенно, но Велена заметила, как друг с силой сжал поводья, задумчиво глядя в темноту леса.
   А потом была долгая скачка в темноте. Велене казалось, что дорога никогда не кончится, а воображение рисовало в голове то упавшую в темноте лошадь, то бьющую в лицо ветку, которую она не успела заметить. Но шли минуты, а потом и часы, небо понемногу светлело и дорога стала шире и удобнее. Через несколько часов, после их поспешного бегства, из-за стволов ближайших деревьев вдруг мелькнула быстрая тень и на дороге появился большой рыжий зверь, заставив Велену вскрикнуть от неожиданности. Зверь укоризненно покосился на девушку и потянулся, демонстрируя грациозное кошачье тело. Желтые глаза показались ей странно знакомыми, и Велена восторженно воскликнула, осененная догадкой:
   - Лорд Лакхар!
   Зверь подошел к встревожено всхрапывающей лошади Левониса и его тело скрылось в мягкой золотистой дымке.
   - Угадала, маленькая леди, - произнес он уже в своем обычном человеческом облике, и Велена смущенно отвернулась - мужчина был полностью обнажен.
   - Ты долго, друг мой, - подавая оборотню одежду, несколько взволнованно попенял Аррогу Левонис.
   - Мне удалось ненадолго увести погоню, но совсем сбить со следа их не получится. Нужно спешить, на границе с Империей будет гораздо безопаснее. Но впереди еще два дня пути. Думаю, придется обойтись без остановок до поздней ночи, ты справишься, маленькая леди? - встревожено уточнил у Велены оборотень.
   - Да, - уверенно кивнула девушка.
   Левонис недоверчиво покосился на нее, но не стал говорить ничего о своих сомнениях:
   - Тогда думаю, стоит выбраться на более удобную дорогу. Если будем двигаться по этим тропинкам, то определенно замедлимся. Сейчас скорость важнее скрытности.
   Аррог кивнул, направляя свою лошадь следом за конем Велены. Следующие часы путникам было не до разговоров. Дорога становилась все более оживленной, изредка друзья обгоняли крестьянские повозки или небольшие купеческие обозы, все подгоняя взмыленных лошадей. Днем выглянуло солнце, но насладиться неожиданным теплом не получилось - дорога мелькала под копытами лошадей, сливаясь грязной лентой, и Велена уже ничего не замечала, силясь только удержаться в седле и не сдаться подступающей усталости. Тысячу раз Велена проклинала себя за излишнюю самоуверенность, снова и снова сжимая зубы, чтобы не выдать случайным стоном свою усталость. Последнюю часть пути она с трудом держалась в седле, упрямо не замечая черные точки перед глазами и поселившийся во рту железный привкус крови. Поэтому, когда лошадь Левониса, едущего впереди, замедлила бег, а потом и вовсе остановилась, Велена не придала этому значения. Они и прежде замедляли скачку, давая разгоряченным лошадям несколько минут отдыха.
   - Остановимся в том трактире, - услышала она приглушенный голос оборотня, смысл слов не сразу дошли до утомленного сознания.
   Поняв, что впереди ее ждет долгожданный отдых, Велена едва не закричала от радости. Но тут же чуть не завыла от тоски, когда Левонис с сомнением обратился к спутнику:
   - Не слишком ли это опасно, друг мой? Быть может, стоит проехать еще пару часов и остановится в лесу, ближе к границе?
   - Думаю, мы ушли достаточно далеко, чтобы позволить себе несколько часов отдыха, - качнул головой оборотень, - чтобы преодолеть остаток пути нам потребуются силы.
   Велена бросила на мужчину благодарный взгляд, облегченно вздохнув. Думать о том, что завтра их ждет такой же утомительный путь, девушке не хотелось.
   Трактир имел символичное название "У дороги" и был хоть и небольшим, но достаточно чистым. Несмотря на многолюдный зал, путникам повезло - свободными оставались еще две комнаты. Мужчины не сговариваясь, решили уступить Велене одну из них. Отказавшись от ужина, девушка поднялась к себе. На полу уже стояла заранее заказанная лохань с горячей водой, заполняя комнату клубами пара. Стянув одежду, Велена со стоном наслаждения опустилась в воду, ощущая болезненное покалывание в усталых мышцах. В голове туманом плавали тяжелые мысли, рассеянно сменявшие друг друга. Девушку охватила дрема, прикрыв глаза, она откинула голову на высокий бортик лохани, и незаметно для самой себя уснула.
   Свеча догорела уже почти до половины, горячая вода ласкала усталое тело, было спокойно и уютно. Велена прикрыла глаза и отстраненно наблюдала за мерцающим огоньком свечи сквозь ресницы. В темном углу раздался тихий шорох, заставив девушку вздрогнуть и широко открыть глаза. В ее сторону двинулась высокая мужская фигура, и девушка облегченно выдохнула, узнавая пришедшего:
   - Сон!
   - Здравствуй, Велена, - улыбнулся Родерик в ответ.
   Девушка радостно подалась навстречу мужчине, но вспомнив, в каком она сейчас виде, резко плюхнулась в воду, подняв тучу брызг:
   - Ты мог бы предупреждать о своем появлении!
   - Ну... Я же всего лишь сон, - проказливо ухмыльнулся тот.
   - Все равно, - проворчала девушка, слегка краснея, - отвернись, будь любезен!
   Князь повиновался, издав наигранно-тяжелый вздох, вызвавший у Велены улыбку.
   Выскользнув из воды, девушка завернулась в приготовленное полотенце и подошла к кровати, где лежала чистая рубаха. Одевшись, она забралась на кровать и, тщательно закутавшись в одеяло, обратилась к Родерику:
   - Можешь повернуться, - скомандовала она.
   - Спасибо, моя леди, - церемонно поклонился мужчина и сел на кровать, внимательно вглядываясь в лицо девушки.
   - Ты давно не приходил, - столь же пристально глядя ему в глаза, попеняла Велена.
   - Прости, я был занят, - он протянул руку и погладил ее по щеке, - и прости за то, что не смог помочь тебе.
   - О чем ты? - покачала Велена головой, - ты ничего не должен мне, своим появлением ты и так придавал мне много сил...
   - Нет, должен, - оборвал ее Кеннет, опуская глаза, - я обещал, но не сдержал своего слова. Давно не ощущал себя таким беспомощным, ужасное чувство, хочу тебе сказать.
   - Прекрати! - сердито возразила девушка, накрыв его руку своей. - Сейчас уже все хорошо, скоро я буду в безопасности. Да и что ты мог сделать?
   - Велена... - почти простонал он, - мог! Я ведь... ты же понимаешь, что я не просто "Сон", как ты все время меня называешь?
   - Ты же понимаешь, что я не настолько глупа, как ты по-видимому считаешь? - язвительно передразнила его Велена.
   - Ты вовсе не глупая, - мягко улыбнулся девушке князь, - но скажи, ты не хочешь знать, кто я?
   - Конечно, мне интересно, не буду спорить, - кивнула девушка, - но я давно решила, что не буду спрашивать об этом, пока ты сам не захочешь мне все рассказать.
   - Велена, я... - замялся мужчина, - я расскажу тебе, обязательно. Только немного позже, хорошо?
   - Как скажешь, - пожала она плечами, - мне не трудно подождать. Для начала, можешь назвать мне свое имя? Называть тебя все время Сном, это как-то странно, - сморщила девушка хорошенький носик.
   - Спасибо, - снова улыбнулся он, с нежностью глядя на девушку, - ты можешь звать меня Родерик. Но я пришел сюда не просто так. У меня есть кое-что для тебя.
   - Подарок? - прищурилась Велена.
   - Не совсем, но надеюсь, тебе понравиться, - задорно усмехнулся Родерик в ответ, - дай мне свою руку.
   Велена протянула ему правую руку, ладонью вверх, но князь только покачал головой, взяв за левое запястье, на котором поблескивал браслет Ирвиса. Достав из кармана брюк небольшую сухую веточку, почти щепку, он положил ее поверх браслета. Велена непонимающе посмотрела на мужчину, но тут же перевела изумленный взгляд обратно, почувствовав странное покалывание кожи под браслетом. Веточка увеличивалась в размерах, превращаясь в крепкую лозу, покрываясь маленькими темно-зелеными листочками и оплетая золотой узор. Еще пару мгновений и раздался тихий щелчок - оплетенный лозой браслет расстегнулся и упал на кровать под ошарашенным взглядом девушки.
   - О, Светлые Боги! - прошептала Велена и тут же, с громким восклицанием, порывисто обняла князя, - Родерик, это же просто чудо! Как ты это сделал? Спасибо!
   - Я ожидал просто благодарности, но это даже лучше, - смущенно кашлянул Кеннет, прижимая девушку к себе.
   - Ой, прости, - отстранилась от него Велена, - просто это... очень здорово.
   - Я не против объятий молодой и красивой девушки, - усмехнулся мужчина и уже серьезнее добавил, - но тебе не стоит слишком расслабляться. Да, теперь Ирвис не сможет точно узнать, где ты находишься, но боюсь, императорские ищейки успели понять, в какую сторону вы держите путь.
   - Но зато теперь я смогу вернуться на озеро... - мечтательно закатила глаза девушка, - и Гвинд наконец-то почувствует меня и вернется!
   - Я рад, что смог хоть чем-то помочь тебе, - сжал ее руку Родерик, - а сейчас тебе нужно отдохнуть, у тебя впереди еще один тяжелый день.
   - Ох, это сводит меня с ума, - тяжело вздохнула девушка, - у меня создается впечатление, что всю свою жизнь я только и занимаюсь тем, что убегаю от кого-то.
   - Все наладится, - осторожно приобнял Велену за плечи Темный, - тебе нужно только немного подождать. Спи, девочка.
   - Не уходи, пожалуйста, - попросила Велена, устраиваясь поудобнее в кровати, - останься, пока я не усну.
   Родерик молча кивнул, сжимая руку девушки и присаживаясь рядом. Велена уснула быстро, но он еще долго сидел и смотрел на девушку, доверчиво сжимающую его руку. Блики от догорающей свечи играли в ее длинных, темных волосах, на щеки падала тень от длинных ресниц. Когда он расскажет ей, кто он такой на самом деле, будет ли она так же тепло улыбаться и держать его за руку? Не сменится ли радость от их встреч отвращением в ее глазах? Темный тяжело вздохнул. Какие же странные, давно забытые чувства и желания пробуждает в нем эта девушка. Он не должен, не может ее потерять. Наклонившись к спящей, он убрал упавшие ей на лицо волосы, на миг прижавшись к ее губам своими. Девушка вздохнула и легкая улыбка осветила ее лицо. Сегодня Велене снова снилось озеро и ее друзья.
   Незадолго до рассвета девушку разбудил стук в дверь. Она испуганно встрепенулась, сразу же открыв глаза. Родерика рядом не было. И хотя девушка знала, что так и будет, почему-то ощутила легкий укол разочарования.
   - Велена, - послышался тихий голос Левониса за дверью, - просыпайся, скоро мы выезжаем.
   - Хорошо, - отозвалась девушка, - я только оденусь.
   - Ждем тебя внизу, - за дверью послышались удаляющиеся шаги.
   Девушка широко зевнула и потянулась, почувствовав, как протестующее заныли усталые мышцы. Тряхнув головой, она начала собираться. Когда через десять минут она спустилась вниз, мужчины уже ждали ее за накрытым столом, рядом позевывал разбуженный владелец трактира, расставляя на столе тарелки с завтраком.
   - Прекрасного утра, малышка, - поприветствовал ее легкой улыбкой эльф.
   - И тебе, Левонис, - поцеловала она в щеку старого друга, - прекрасного утра и вам, Аррог.
   - Яркого солнца, Велена, - улыбнулся в ответ оборотень, - ты выглядишь довольной и отдохнувшей.
   - И этому есть причины, - кивнула девушка, садясь за стол и оглядывая блюда голодным взглядом, - Боги, как же я проголодалась!
   - И какие же это причины? - умиленно наблюдая, как девушка опустошает свою тарелку, спросил Левонис.
   - Ммм, - протянула Велена, откусывая большой кусок от теплой ватрушки с творогом, - вот, шмотри,- с трудом прожевав, она протянула эльфу руки, - его больше нет!
   - Что? - удивленно приподнял бровь менестрель, беря ее руки в свои, - и как же тебе это удалось?
   - Ну... скажем так - я экспериментировала и мне повезло, - отвела взгляд Велена.
   - И где же браслет теперь? - спросил оборотень, настороженно глядя на девушку.
   - А... он пропал. Как только я его сняла - просто растворился в воздухе. - Велене почему-то совсем не хотелось рассказывать о Родерике.
   - Да ну? - с сомнением протянул Лакхар.
   - Ну да, - раздраженно передразнила его Велена, - да какая, в конце концов, разница? Главное, что его больше нет!
   - Я рад, малышка, - как всегда беззаботно улыбнулся Левонис, - но нам все еще стоит быть осторожными.
   - Я понимаю, - серьезно кивнула девушка, - когда мы доберемся до границы?
   - Боюсь, только завтра, - виновато посмотрел на девушку эльф, - ночевать снова придется в лесу, благо с нашим продвижением на юг погода становиться мягче. Продержишься еще немного, малышка? Сегодня мы не будем так спешить...
   - Все в порядке, - поспешила успокоить друга Велена, - я ведь прекрасно понимаю, что все это ради меня самой.
   Закончив завтрак, друзья снова двинулись в путь. Как и говорил Левонис, на этот раз путники не гнали лошадей изо всех сил, поэтому девушка успевала осматривать окрестности. Дорога стала легче, по весеннему яркое солнце согревало землю и путники, незаметно для себя, расслабились и стали веселее смотреть на дорогу. Пару раз они позволили себе делать остановки, подкрепляясь купленной в трактире едой, весело переговариваясь и смеясь. Велена чувствовала себя невероятно свободной и почти счастливой. Несмотря на то, что их путь еще не завершился, забыв о предполагаемой погоне, девушка просто наслаждалась весенним теплом и приятной компанией.
   Ближе к закату, Левонис предложил заранее найти место для ночлега, чтобы пораньше выдвинуться в путь на следующий день. Велена не возражала, оборотень только рассеянно кивнул. Уже пару часов, как он беспокойно осматривался и нервно поглядывал назад.
   Как только было выбрано подходящее, по мнению Левониса, место, путники расседлали лошадей и начали готовиться к ночлегу. Небольшая полянка в лесу, который окружал тракт, пришлась эльфу по вкусу. Велена как раз разбирала припасы для ужина, когда краем глаза заметила мелькнувшую золотистую тень. Обернувшись, девушка поняла, что не ошиблась - она осталась с Левонисом одна, оборотень куда-то исчез.
   - Куда ушел лорд Лакхар? - спросила она у друга.
   - Осмотреть окрестности. Тебе не о чем волноваться, Велена, - ровным голосом ответил эльф, стаскивая в одну кучу большие еловые ветви для лежаков.
   - Он ведь что-то почувствовал, я права? Нам не удалось уйти от погони?
   - Я же сказал, все в порядке. Он просто решил перестраховаться.
   Велена в ответ только недоверчиво мотнула головой, но решила не расспрашивать дальше:
   - Я видела по дороге сюда небольшой ручей, схожу за водой, - подхватив котелок, девушка направилась в обратную их пути сторону.
   - Будь осторожна, малышка! - крикнул ей вдогонку эльф.
   Влажная почва, с клочками еще не растаявшего серого снега, неприятно скользила под ногами. Дойдя до увиденного ручейка, девушка умылась и потирая озябшие руки, мрачно уставилась в бегущую у ног воду. Чувство тревоги охватывало ее все сильнее. К тому же, нежелание Левониса рассказывать ей правду, жутко раздражало ее. Как было хорошо, когда она не чувствовала чужых эмоций! А теперь его ложь, с горьковатым оттенком тревоги, была для нее столь явной, что казалось, до нее можно было дотронуться. Тяжело вздохнув, девушка опустила котелок в воду. Наблюдая, как вода быстро наполняет емкость, Велена услышала тихие шаги за спиной. Испуганно вздрогнув, девушка резко обернулась.
  
   Князь Родерик Кеннет расслабленно сидел в мягком кресле с высокой спинкой, вытянув длинные ноги к камину и наблюдая за язычками пламени, танцующими на резной решетке. На его лице блуждала задумчивая улыбка, рука рассеянно поглаживала пушистого серого кота, лежащего на его коленях.
   - Здравствуй, Темный! - раздался томный женский голос за его спиной.
   Кот выгнул спину и, зашипев, спрыгнул с колен хозяина, поспешив ретироваться. Родерик вздохнул, поднимаясь навстречу незваной гостье.
   - Прекрасного вечера, Хаилит, - холодно улыбнулся он демонице.
   - А где твоя глупая кукла? - осмотрела она комнату, - я думала, она боится отойти от тебя дальше, чем на полметра.
   - Понятия не имею. Она мне надоела, - равнодушно пожал плечами мужчина.
   - И что, она так просто смирилась с этим? - с наигранным удивлением всплеснула Хаилит руками.
   - Не совсем, - поморщился Темный, - но я могу быть убедительным. К тому же, она получила достойную компенсацию.
   - И почему же ты вдруг поспешил избавиться от своей девки? - задумчиво протянула демоница и вдруг зло рявкнула, - не потому ли, что посещаешь по ночам нашу маленькую ведунью?!
   - Какая тебе разница, чем я занят по ночам, Хаилит? - иронично вздернув бровь, Родерик спокойно смотрел на женщину, однако та заметила, как он с силой сжал руку в кулак.
   - Что ты задумал, князь?
   - Интриги по твоей части, демон! - усмехнулся князь, - мне просто было интересно.
   - Интересно? - прошипела женщина в ответ, но неожиданно успокоилась, мягкой походкой подошла к освободившемуся креслу и сев в него, подперла рукой изящный подбородок. - В чем-то ты прав. Возможно, это действительно неплохая идея. Пройти сквозь врата девчонка должна по доброй воле, а тратить уйму сил, чтобы зачаровать ведунью...
   - А как же твой ритуал? - с сомнением протянул князь, - думаешь, он останется незамеченным?
   - Да она даже не поймет ничего, - отмахнулась от Родерика демоница, - сложна лишь подготовка. Дальше ведунье достаточно оказаться в нужное время в нужном месте. И вот тут мне все больше нравится твоя идея - близкому человеку будет гораздо проще все это провернуть.
   - По-моему, я выразился достаточно точно - у меня нет никакого желания устраивать заговоры и интриги, Хаилит.
   - Чистоплюй, - фыркнула демоница, - справлюсь и без тебя. Помни, ты поклялся меня защищать, Темный!
   С этими словами Хаилит исчезла, оставляя князя одного в комнате. Родерик тяжело вздохнул. Признаться этой стерве, что Велена что-то для него значит... Тоже самое, что отдать в чужие руки козырь, который непременно будет использован против него самого.
   Надо признаться Велене. Рассказать все, она поймет, поверит... А что, если нет? Он не может так рисковать. Ему нужно попасть в Хранилище Ветра. Он обязан выполнить свое обещание. Любой ценой.
  
   Обернувшись, Велена едва удержалась от того, чтобы вскрикнуть. В нескольких шагах от нее стоял высокий, крепко сбитый мужчина, следивший за ней цепким взглядом. Девушка резко поднялась, мертвой хваткой вцепившись в ручку котелка, на дне которого плескалась вода.
   - Я напугал тебя, девочка? - хрипло произнес мужчина, словно невзначай делая шаг к ней навстречу. - Прости, не ожидал встретить в лесу молоденькую леди, да еще и совсем одну.
   - Я не одна, - напряженно ответила девушка, следя как мужчина делает еще один осторожный шаг в ее сторону.
   Отступать назад было некуда, поэтому девушка сделала осторожный шаг вдоль ручья, стараясь оставаться лицом к мужчине. Тот проследил ее маневр и усмехнувшись, сделал очередной шаг. " Словно добычу загоняет" - мелькнула в голове Велены испуганная мысль. Мужчина был одет в простую кожаную куртку, на поясе висели потертые ножны двуручного меча. Заросшее щетиной лицо не внушало и толики доверия. Однако Велена старалась сохранять хотя бы видимое спокойствие, снова слегка попятившись:
   - Я спешу, мои спутники, верно, уже заждались меня и отправились на поиски. Прошу простить, сударь...
   - Правда? - перебил ее мужчина и ухмылка на его лице сделалась еще шире, - мы же только начали общаться, не убегайте, леди. К тому же, - еще один медленный шаг, - о твоих спутниках уже позаботились.
   На этот раз движения мужчины были резким и быстрым, он в два счета сократил расстояние, отделявшее его от девушки. Велена испуганно вскрикнула и бросила в него котелком, обдав и себя и нападающего тучей брызг, и бросилась бежать. Но мужчина только отмахнулся и бросился следом за ней, настигнув уже через пару шагов. Схватив Велену за руку, он крепко сжал ее запястья и завел обе руки ей за спину, прижавшись сзади к отчаянно вырывающейся девушке.
   - А мне говорили, что ты горячая штучка, - прошептал он, обдав затылок горячим дыханием, - не даром за тебя дают такую награду. Ну-ну, не дергайся, девочка, мы же не хотим подпортить тебе товарный вид? Хотя если на тебе вдруг появиться пара синяков, всегда можно списать их на твою же глупость.
   - Отпусти меня, - закричала Велена, с силой пнув ногой стоящего позади, и, неожиданно для себя самой, попала.
   Мужчина охнул и на несколько секунд разжал руки, хватаясь за ушибленное колено. Велена рванула в сторону, в тщетной попытке убежать, но была сбита с ног сильным ударом в спину. Падая, она выставила вперед руки и приземлившись на колени, обдирая ладони, попыталась отползти. Но мужчина уже был рядом. Схватив ее рукой за волосы, наемник развернул девушку к себе лицом, занося руку для удара. Из горла девушки вырвался крик, в панике она зажмурилась, ожидая болезненного удара по лицу. Но неожиданно, жесткие пальцы, вцепившиеся ей в волосы, разжались и, нападающий сдавленно охнул. Велена осторожно открыла глаза.
   Мужчина лежал на земле, прижимая ладони к животу, а напротив него стояла невысокая девица, сжимая в руках два тонких клинка. Она насмешливо взирала на мужчину, прижимая острие одного из клинков к нервно вздрагивающему кадыку:
   - Надеюсь, я тут не в семейную драму влезла? - обратилась она к Велене, - а то не люблю я этого. Вроде вот так поможешь человеку, а потом еще и сама виновата оказываешься.
   Голос девушки был наполнен нескрываемым сарказмом, маленький, чуть курносый носик на веснушчатом лице забавно морщился.
   - Нет, помощь была крайне своевременной. Спасибо, - вполголоса произнесла Велена, настороженно разглядывая незнакомку.
   Тоненькая, гибкая и невероятно хрупкая на вид девушка очень уверенно сжимала в руках опасные клинки. Она была одета в плотные, облегающие штаны (неприлично облегающие, по мнению Велены) и длинный меховой плащ, на спине висели простые кожаные ножны. Карие глаза, опушенные темными ресницами, весело блестели, полные губы изогнула приветливая улыбка. Рыжие волосы девушки были стянуты в высокий хвост, но пара непослушных прядей солнечной паутинкой обрамляли лицо.
   - Не лезь туда, откуда не сможешь выбраться, девочка, - зло произнес лежащий на земле наемник, - тебе лучше пройти своей дорогой и не лезть в дела взрослых.
   - Ты знаешь, что говорить о возрасте девушки неприлично? - хмыкнула девица, отводя клинок от шеи мужчины.
   - Заткнись и вали отсюда, - мужчина выхватил меч и начал подниматься.
   Девушка опустила клинки, но вдруг сделала быстрый шаг в сторону мужчины, обрушивая рукоять клинка ему на висок. Оглушенный мужчина снова рухнул на землю, на этот раз теряя сознание.
   - Ненавижу хамов, - словно извиняясь, обратилась девушка к Велене, подавая ей руку и помогая подняться, - меня зовут Лита.
   - Я Велена... Спасибо тебе, - Велена осмотрела саднящие ладони и поморщилась - болеть они будут еще долго.
   - Как ты оказалась здесь одна, Велена? - наклонила голову на бок Лита, - юная леди в лесу... Неужели ты сбежала из дома?
   - Нет, что ты, - выдавила из себя улыбку ведунья, - не сбежала, да я и не одна... О, Боги! Этот мерзавец говорил что-то о моих друзьях!
   Велена бросилась в сторону их стоянки, на бегу махнув рукой своей спасительнице:
   - Спасибо, Лита!
   - Ты куда? - удивленно уставилась на нее девушка и, недовольно мотнув головой, двинулась следом, - если твои друзья в беде, что ты сможешь одна?
   Велена слегка притормозила, поняв, что Лита права. Внезапно, вдалеке послышались приглушенные возгласы и лязг металла, заставив девушек одновременно вздрогнуть.
   - Придумаю что-нибудь! - с отчаянием в голосе бросила Велена и побежала в сторону раздававшегося шума.
   - Что ты придумаешь? Не сходи с ума! - крикнула ей вслед Лита, но ведунья никак не отреагировала и девушка пошла за ней, бормоча себе под нос, - а я-то какого лешего бегу? Может, это заразно?
   Добежать до облюбованной ими поляны Велена не успела, всего за пару метров ее перехватили чьи-то сильные руки.
   - А вот и наша беглянка, - хмыкнул над ухом знакомый голос Ирвиса и девушка отчаянно, хотя и безуспешно, забарахталась в его руках.
   Но, несмотря на видимое изящество, ведун был слишком силен для нее. Осмотревшись, девушка заметила, что на противоположном крае поляны застыли Лакхар и Левонис, окруженные десятком вооруженных воинов. Сзади бесшумными тенями подошли ведуны из свиты Ирвиса. Эльф, успевший обнажить свои клинки, испуганно смотрел в ее сторону.
   - Прекрати вырываться, Велена! - с досадой в голосе попросил Ирвис, сильнее сжимая руки девушки, - ты хоть представляешь, сколько проблем ты мне создала своим побегом? Не считая того, что мне пришлось избавляться от людей императора, которых он мне навязал с собой в дорогу?
   - К чему же столько усилий, лайс Ирвис? - язвительно произнесла Велена, - ведь я фактически следую вашему плану - сбежать от императора и вернуться в Амбрест. Так чем вы недовольны и почему ваше оружие направлено в сторону моих друзей?
   - Видишь ли, моя дорогая, в мои планы и не входило спасать тебя из рук мальчишки императора сразу. Я просто хотел подождать, пока Эйкен сломает тебя и сделает покорной. Так мне было бы гораздо проще использовать тебя. Ты стала бы послушной марионеткой в моих руках... Хотя, думаю, твой не в меру болтливый дружок-эльф все уже рассказал? Я ведь помню тебя, менестрель. Если бы ты не помог сбежать Лексин и тому человечку, сколько лет ада я мог бы избежать?! - Тон ведуна становился все более резким, в голосе зазвучали визгливые нотки, - я ждал момента, когда мы сможем встретиться, чтобы я смог отплатить тебе за весь гнев моей госпожи, что обрушился на меня!
   - Госпожи? - равнодушно хмыкнул Левонис, - не думал, что глава Седого Вяза будет служить кому-то, кроме себя самого. Разве твоей целью является не Янтарный Посох главы Салтрена?
   - Само собой, эльф. Но это будет только началом! Теперь, когда девчонка в моих руках, госпожа будет довольна мной и щедро наградит своего преданного слугу! Янтарные леса станут всего лишь моим первым владением, первой ступенькой... - взгляд ведуна затуманился, - достаточно одной из теней моей госпожи и уже никто не сможет со мной соперничать!
   - Тени? - нахмурившись, прошептал Левонис и тут же повторил, словно не веря своим же словам, - тени?! Ты связался с демоном?! Ты сошел с ума, ведун!
   - Да что ты знаешь, эльф?! - окрысился Ирвис, - Власть есть власть, кто даст мне ее не играет роли! Но ты все равно не поймешь, - внезапно успокоился ведун, - хотя мне и не нужно твое понимание. Меня утомил этот разговор! - он обернулся в сторону наемников - Оборотня убить, эльфа оставьте живым... по возможности.
   - Нет! - закричала Велена, делая новую попытку вырваться из рук ведуна.
   - Замолчи, - устало бросил Ирвис, но тут же вскрикнул и выпустил Велену - толстый арбалетный болт пронзил его предплечье, окрасив ткань куртки алым.
   Велена поспешно отскочила в сторону, с ужасом глядя, как стоящий рядом с ней ведун из свиты Ирвиса с тихим восклицанием упал на землю. Из его спины торчал наконечник с белым опереньем.
   Левонис, воспользовавшись тем, что все взгляды были обращены в сторону убитого, атаковал ближайшего к нему наемника. Аррог последовал его примеру, вступая в бой.
   Ирвис, прижимая к себе раненую руку, бросился было в сторону Велены, но путь ему заступила девушка с двумя обнаженными клинками, словно выскочившая из-под земли перед ним.
   - Лита! - удивленно воскликнула Велена из-за спины внезапной союзницы.
   - Я же просила не спешить, - ворчливо ответила девушка.
   - Почему ты здесь?
   - Да я и сама не знаю, - задорно пожала плечами девушка, - давай обсудим это попозже, мне сейчас как-то неудобно...разговаривать, - добавила она, отвечая на выпад оставшегося в живых ведуна из свиты Ирвиса.
   Противник Литы был силен, но девушка умело отражала его выпады, нисколько не уступая воину в умении, и, пожалуй, даже превосходя его. Из защиты девушка быстро перешла в нападение, ее клинки стальными вихрями мелькали в воздухе, пара минут - и поверженный противник лежит на земле, прижимая руки к глубокой ране на животе. Между тем, Левонис и Лакхар почти справились с осаждавшими их воинами - благо, те были простыми людьми, и явно уступали в скорости оборотню и эльфу.
   Длинный клинок двуручного меча Лакхара вспорол руку последнему из наемников, стоящему на ногах. Он отшвырнул раненного противника ударом ноги и кинулся в сторону Велены.
   Ирвис удивленно смотрел на свой поверженный отряд. Из его раненой руки все еще обильно капала кровь, стекая по кончикам пальцев на землю. Он перевел взгляд на Литу, все еще настороженно наблюдающую за ним с поднятыми клинками в руках, и в его глазах загорелось безумие.
   - Ты! - почти прорычал он, указывая на девушку здоровой рукой, - как ты посмела явиться и помешать мне?! Кто ты вообще такая?!
   - А я так, мимо проходила, - спокойно хмыкнула девушка, впрочем, не торопясь опускать оружие, - решила заглянуть на огонек.
   - Это было самым глупым решением в твоей жизни, мотылек, - прошипел Ирвис, вскидывая в сторону Литы руку, - последним решением!
   На кончиках пальцев ведуна заиграли багровые искры, послышался предупреждающий вскрик Левониса, но девушка вдруг смело шагнула Ирвису навстречу. Велена с ужасом смотрела, как с руки ведуна срывается небольшой шар черно-красных, бушующих искр. Казалось, время вокруг замедлилось, погрузилось в вязкий кисель... Шар врезался в грудь рыжеволосой девушки и... с шипением исчез, не причинив ей ни малейшего вреда. А Лита уже приблизилась к ведуну на расстояние удара и сделала резкий выпад вперед. Клинок с легкостью вошел в грудь Ирвиса. Несколько секунд ничего не происходило, ведун поднял глаза на стоящую перед ним девушку, словно не веря в то, что происходит. Но как только их глаза встретились, выражение лица Ирвиса вдруг стало изумленным и... обиженным:
   - За что... - начал фразу он, но договорить не успел.
   Лита одним резким движением выдернула клинок из его груди и ведун рухнул на колени, из открытой раны пульсирующими толчками вытекала кровь. Он бросил последний тоскливый взгляд в сторону своей убийцы и рухнул на землю, закатив глаза.
   - Он мертв? - прошептала Велена, не сводя с затихшего ведуна глаз. Девушку пробирала нервная дрожь, ее ноги подкосились и она непременно упала бы, не поддержи ее подошедший оборотень за плечи.
   - Тише, Велена, - успокаивающе прошептал Лакхар, - все хорошо, все уже закончилось.
   Но Велена вдруг рассмеялась. Громко, с истеричными нотками в голосе. По ее щекам катились слезы.
   Мужчины растерянно смотрели на истерику девушки, не зная как ее успокоить. Их выручила Лита. Она стояла в стороне, вытирая о траву окровавленное лезвие меча. Заметив состояние ведуньи, она молча подошла к ней и отвесила хлесткую пощечину. Смех мгновенно стих. Велена все еще всхлипывала, но выглядела уже вполне вменяемой.
   - Спасибо, - прошептала она, закрывая лицо руками, - не знаю, что на меня нашло.
   - Да ладно, что тут непонятного, - пожала плечами Лита, - мертвецов, небось, впервые в жизни видишь?
   - Нет, к сожалению, - помрачнела Велена, но распространяться на эту тему не стала.
   Лакхар бросил на ведунью понимающий взгляд и крепче прижал ее к себе, успокаивающе поглаживая по плечу.
   - Я понимаю, что это тяжело для тебя, малышка, - к ним подошел Левонис, сочувствующе глядя на вздрагивающую девушку, - но нам нужно торопиться. Леди, - обратился он к стоящей рядом Лите, - вы оказали нам неоценимую услугу. Теперь мы перед вами в неоплатном долгу, а я даже не знаю, как вас зовут.
   - Лита, - улыбнулась в ответ девушка и протянула эльфу руку для пожатия.
   - Левонис Коинес, - эльф аккуратно сжал ладонь девушки, облаченную в перчатку с обрезанными пальцами и, поднеся к губам, эти самые пальцы поцеловал. Лита смутилась и выдернула руку, ее скулы покрылись очаровательным румянцем.
   Эта сцена неожиданно разрядила обстановку. Аррог с обреченным вздохом закатил глаза, а Велена тихонько хихикнула, тут же заработав сердитый взгляд смущенной воительницы. И только Левонис по-прежнему не отводил от Литы внимательных глаз:
   - Скажите, леди, как вам удалось отразить магию ведуна?
   - Сама не знаю... Может, поговорим об этом в другом месте? - сморщила носик девушка, - думаю, вы были правы и нам следует поспешить убраться отсюда.
   Оборотень кивком подтвердил свое согласие и направился за вещами. В лесу темнело быстро, но благодаря тому, что Лакхар прекрасно видел в темноте, спутникам удалось найти новое место для ночлега, подальше от произошедшего нападения. Ведун был мертв, преследовать их было уже некому, но выжившие наемники вполне могли решить отомстить за убитых товарищей. Впрочем, это было весьма сомнительно, к тому же им потребовалась бы уйма времени, чтобы прийти в себя и устроить погоню.
   Было довольно поздно, но укладываться на ночлег никто не торопился. Спутники уселись у костра, обсуждая произошедшие события. Левонис все так же настойчиво пытался выяснить, как Лите удалось избежать магического удара. Девушка обиженно фыркнула на подозрительный тон эльфа:
   - А что, было бы лучше, если бы я погибла? - Левонис после этой фразы несколько смутился, но взгляда не отвел и девушка тяжело вздохнула, - ну хорошо! Я не уверена, но кажется, меня спасло вот это.
   С этими словами Лита вытащила из-за пазухи небольшой серый кристалл на простой шерстяной нитке, который висел у нее на шее. Глаза эльфа тут же загорелись, он потянулся к кристаллу, но словно опомнившись в последний момент, отдернул руки:
   - Можно мне посмотреть? - девушка кивнула и сняв амулет с шеи, отдала его Левонису. Тот с величайшей осторожностью взял предмет кончиками пальцев и поднес ближе к глазам, - как необычно! Откуда он у вас, леди?
   - Можно просто Лита, - выдавила из себя улыбку девушка, - этот амулет подарок моей бабки. В наших местах она слыла ведьмой, - фыркнула она, - глупости конечно, но жители приграничья всегда были слишком суеверными.
   - Лита... Скажите, вы сильно расстроитесь, если я скажу, что ваша бабушка, похоже, и впрямь была ведьмой? Причем, довольно сильной, не каждый человек обладающий даром может ТАК зачаровать Дымчатый кристалл.
   - Кхм, не расстроюсь... Скорее, удивлюсь... Да и то не слишком сильно, - Лита только махнула рукой в ответ, - я хранила этот камень скорее как память, но кажется, он имеет гораздо больше полезных свойств, чем я думала.
   - В этом можете не сомневаться, - Левонис вернул амулет девушке, - храните этот оберег, моя дорогая, и он принесет вам удачу.
   - Надеюсь, - ворчливо ответила девушка, - пока он не слишком-то помогал.
   - Но как вы оказались здесь одна? - продолжал расспросы Левонис, - хотя должен признать, для нас это стало весьма удачным стечением обстоятельств!
   - Я путешествую, ищу работу, - пожала плечами Лита, - думала, в столице смогу найти что-то подходящее.
   - И какого же рода работу вы ищите? - с интересом уточнил эльф.
   - Я наемница, - хмыкнула девушка в ответ, - работа охранника, бойца, простого вышибалы... несколько раз я сопровождала караваны купцов через приграничье. Правда, в последний раз не слишком удачно, поэтому и подалась в Аллаин.
   - И как относятся к вашему роду деятельности ваши близкие? Родители? Ваш муж? - недоверчиво уточнил Левонис. Хотя в последнем его вопросе слышался куда больший интерес, чем в остальных.
   - У меня нет родных. Отец погиб, когда мне было семнадцать, нарвался на налетчиков из степных племен. Год назад умерла бабушка, а больше у меня никого и нет. С тех пор я путешествовала по приграничью, но пару месяцев назад, в связи с... кое-какими обстоятельствами, решила перебраться вглубь страны.
   - И что за обстоятельства? - уточнил Лакхар, подбрасывая веток в костер. Все это время оборотень молчал, но за разговором следил внимательно.
   Велена так же не отрывала глаз от своей спасительницы, с восхищением и некоторой толикой зависти слушая ее речь о путешествии и самостоятельной жизни. Ведь именно об этом она мечтала в детстве, хотя и понимала, что вряд ли решится осуществить подобные мечты.
   - Это не слишком приятная история, - между тем хмуро ответила оборотню Лита, - женщин, занимающихся моим ремеслом, не принимают всерьез, что совсем не облегчает работу.
   - Не стоит грести всех под одну гребенку, - равнодушно пожал плечами Лакхар в ответ, - на моей родине не разделяют женщин или мужчин, все зависит лишь от того, насколько хорошо ты справляешься со своей работой.
   Оборотень говорил искренне, а не просто стараясь обелиться в глазах юной наемницы. Ведь на Великих островах и впрямь царило равенство полов. Женщины сами выбирали свой путь - быть ли воином, следить за домом или же осваивать ремесленные профессии. Во многих племенах женщина могла стать даже главой клана. Да что там говорить - треть Совета Старейшин состояла из женщины, что по меркам других, "просвещенных" стран было воистину шоком. Впрочем, жителей Великих островов все равно считали дикарями.
   Слегка ободренная словами оборотня и восхищенным взглядом Велены, Лита все же начала свой рассказ.
   Родилась девушка в небольшом городке под названием Регил, где и провела все свои детство и юность. Воспитывали ее бабка, считающаяся кем-то вроде местной ведьмы и отец - старый вояка в отставке. Мать свою Лита никогда не знала. Бабушка обучала девочку собирать травы, отец - держать в руках меч. Правда, Инвирт (так звали отца Литы), дома появлялся не так часто. Он был наемником, и маленькая Лита всегда мечтала пойти по стопам отца. В семнадцать лет ей уже не было равных среди сверстников - девушка виртуозно владела двумя мечами, подаренными отцом на тринадцатилетие. Ей грезились путешествия, приключения, опасности... Но на ее восемнадцатый день рождения случилась беда. Отец повел очередной купеческий обоз на дальние заставы - намечался праздник урожая - но так и не вернулся. По дороге на них напали степняки, нередко грабившие путников. Обычно сил наемников было достаточно, чтобы отпугнуть разбойников, но в этот раз разбойников было слишком много. Тело Инвирта прислали в закрытом гробу - топор степняка раздробил ему голову.
   Для Литы смерть отца была как гром среди ясного неба, но свою детскую мечту она не забросила, напротив, появился дополнительный стимул пойти по стопам отца.
   Поначалу девушку не воспринимали всерьез, но ее упрямство и храбрость сыграли свою роль. А после того, как ей удалось выиграть поединок с лучшим бойцом среди телохранителей заезжих купцов, ее даже впервые наняли сопровождать купеческий караван. Через какое-то время умерла бабушка Литы и девушка осталась совсем одна. Теперь она не спешила домой после очередного похода, находила работу все дальше и дальше от родных мест. Поэтому, когда знакомый рассказал ей о том, что набирают наемников на трехнедельный поход одного богатея - поспешила предложить услуги проводника и телохранителя, тем более что платили за это приличную сумму.
   Купец отнесся к девушке с сомнением. Слишком уж маленькая, слишком хрупкая. Но Лита не спешила сдаваться - снова выручил поединок с телохранителем купца. Молниеносная победа - и вот Лита уже входит в пятерку самых высокооплачиваемых проводников. Другие наемники отнеслись к этому спокойно - они и сами выросли в приграничье и привыкли проявлять уважение к тем, кто сильнее или равен им. Хотя купец все так же недоверчиво поджимал губы. Но он всегда ценил безопасность, поэтому спорить из-за личных предубеждений не стал. Заключил с Литой договор, указав ту же сумму оплаты, что и другим проводникам.
   Путешествие прошло гладко - пара стычек с разбойниками и лесным зверьем на привале была не в счет - ведь ни наниматель, ни его имущество не пострадали. И вот обоз уже входит в крупный приграничный форт, конечную точку их пути. Но вот тут и начались проблемы Литы.
   Купец спокойно рассчитался со всеми наемниками, выдал своим постоянным телохранителям премию, дабы те могли провести спокойный вечер в трактире, а девушку зачем-то попросил подняться в снятую им комнату на втором этаже того же трактира. Лита, конечно, удивилась, но получить деньги было все-таки нужно. Хотя теперь, спустя время, она корила себя за то, что не обратила внимания на похабные ухмылки сидевших в зале телохранителей, не потребовала расчета сразу же, в присутствии не успевших еще уйти наемников.
   В маленькой комнате, с узкой скрипучей кроватью, Салд Каритон (так звали купца), заявил, что Лита выполнила еще не все свои обязанности. Усевшись на кровати и вытянув длинные, худые ноги, он прямо заявил девушке, что получит деньги она, только если проведет с ним эту ночь. Вот это и впрямь женская работа - ехидно добавил он.
   Лита, конечно, возмутилась. Первым ее порывом было тут же силой вытрясти из купца свои деньги, но тот лишь пожал плечами и пригрозил позвать телохранителей, а затем и местную стражу. Его люди охотно подтвердят, что Лита обычная воровка, так что пусть она даже не думает хвататься за клинки.
   - Так что выбор простой - останешься и получишь деньги или можешь валить на все четыре стороны, - самодовольно улыбаясь, подошел Салд к девушке, - да что ты выбираешь? Я молод, хорош собой. Если мне понравится - заплачу даже больше. Соглашайся, Лита, - склонился к девушке купец, с явным намерением поцеловать ее.
   Дальше Лита свой рассказ оборвала. Тяжко вздохнула и неожиданно быстро пробормотала, утыкаясь в кружку:
   - Вот так и получилось. Из города я убежала, да и приграничье решила оставить от греха подальше.
   - То есть сейчас ты совсем без денег и работы? - сочувственно вздохнула Велена.
   - Почему? - растеряно повернулась к ней Лита, - у купца были довольно неплохие сбережения, какое-то время я могу еще проболтаться в поисках работы.
   - То есть... Вы? - ошарашено пробормотал Левонис, глядя на Литу со смесью смущения и удивления, - неожиданно... Но почему в таком случае вы сбежали из города?
   - Не знаю, что вы там себе подумали, - фыркнула девушка, - но надеюсь, не решили, что я приняла предложение этого... кхм, мужчины? А сбежала я... Ну, думаю, Салд не обратился к местным властям с жалобой, но поиски мои скорее всего начал. Не думаю, что ему пришлось по душе полночи просидеть полуголым на кровати, связанным, да еще и с кляпом во рту. Хотя, может он больше обиделся на пропавшие деньги? В любом случае, возвращаться и спрашивать я не рискну.
   На поляне повисла гробовая тишина, прерываемая лишь потрескивающими ветками в костре. А затем раздался громкий смех, заставивший вспорхнуть с соседних деревьев перепуганных птиц.
   - Лита, ты - мой кумир! - торжественно объявила Велена, вытирая выступившие от смеха слезы.
   - Присоединяюсь к мнению Велены, - заулыбался Левонис.
   Оборотень только хмыкнул и стал укладываться на ночлег - ночь давно шагнула за середину и усталость после дня, насыщенного событиями, давала о себе знать. Да и остальные почувствовали, что отдохнуть стоит. Левонис устроился у костра - он дежурил первый. Постепенно, на лагерь опустилась сонная тишина.
   Утро встретило Велену ярким солнечным светом и запахом жарящегося на костре мяса. Было неожиданно, по-весеннему тепло, несколько пташек выводили немудреные трели вокруг места стоянки. Девушка с наслаждением потянулась и широко зевнув, откинула одеяло в сторону.
   - Ты проснулась, Велена? Прекрасного дня, - послышался голос оборотня. Поднявшись, Велена обнаружила, что все давно уже проснулись и занимались своими делами. Левонис и Лита о чем-то переговаривались, стоя у лошадей. Лакхар следил за нанизанными на ветки тушками зайцев, жарящихся на костре.
   - Прекрасного дня, Аррог, - улыбнулась Велена, - какой чудесный аромат. Я, оказывается, жутко проголодалась.
   - Мне посчастливилось поймать пару зайцев этим утром, - ответил оборотень, провожая девушку своим пронзительным взглядом, - думаю, это будет отличным дополнением к завтраку.
   Отойдя на пару шагов за деревья, Велена умылась водой из походной фляги и расчесав волосы, повернула обратно к костру, на ходу заплетая косу. Мысли Велены витали где-то далеко от этого места. Она думала о том, что впервые за долгое время смогла спать спокойно - лайс Ирвис мертв, а погоня императора уничтожена. Если бы только она могла знать, что и у Кейтена все в порядке... Но впереди ее ждет путь в Янтарные леса ведунов, как-то примет ее грозный правитель Салтрен? Об этом девушка старалась не думать, слишком страшно.
   Под ноги вдруг подвернулся торчащий корень ближайшего дерева, прерывая размышления девушки. Велена неловко взмахнула руками и непременно рухнула бы землю, если не молниеносная реакция оборотня. Он мгновенно оказался рядом и подхватил девушку на руки, спасая ее от падения, но выпускать из объятий не спешил.
   А Велена вдруг покраснела, осознав, что их лица находятся очень близко друг к другу. Их взгляды встретились - желтые глаза оборотня по-кошачьи прищурились, Аррог приоткрыл рот, собираясь что-то сказать. Девушка заворожено смотрела на него, не в силах даже шевельнуться, тело застыло в странном оцепенении.
   - Какая же ты неловкая, малышка, - послышался голос эльфа, заставляя Велену вздрогнуть.
   Оборотень сжал губы и поставил девушку на ноги, смущенно пробормотав:
   - Осторожнее, Велена.
   - Спасибо, - не менее смущенно ответила девушка.
   Лита, смотревшая на эту картину со странным выражением лица, громко хмыкнула. И Велена почувствовала, что почему-то краснеет еще сильней.
   Левонис же не обратил на эту сцену внимания. Он, как и всегда, жизнерадостным тоном, заявил:
   - Друзья мои, у меня хорошие новости. Мне удалось уговорить нашу прелестную наемницу сопровождать нас в дальнейшем, вплоть до Амбреста.
   - Я все равно искала работу, - смущенно пожала плечами Лита, - а Левонис сказал, что вам может понадобиться помощь хорошего бойца.
   - Это же здорово! - всплеснула руками Велена, - я буду рада твоей компании, Лита!
   - Это будет не лишним, - спокойно кивнул оборотень.
   - Ну, я же говорил, что никто не будет против, - улыбнулся эльф, с теплотой глядя на наемницу. - И если этот вопрос можно считать решенным, предлагаю обсудить наш дальнейший путь.
   - Ты прав, эльф, - кивнул Аррог, доставая потрепанную карту из седельной сумки. - Думаю, уже к вечеру мы будем вот в этой небольшой деревушке, - провел он пальцем короткую линии по карте, - она называется Решки.
   - Всего двадцать дворов, - задумчиво произнес Левонис, глядя на указанную точку, - надеюсь, там найдется место, чтобы разместиться на ночлег.
   - Не думаю, что сейчас у нас есть особый выбор, - подключилась к разговору Лита, - если там нет трактира, попросимся на ночлег к кому-нибудь из местных.
   Солнце старалось вовсю, согревая оживающий после зимней спячки лес и неспешно движущихся в сторону тракта путников. Вместе с погодой улучшилось и настроение, вскоре в отряде завязалась веселая беседа, постоянно слышался задорный смех девушек, звонкий голос эльфа, напевающего очередную балладу о любви. И даже обычно серьезный оборотень не сдерживал улыбку, что делало необычайно привлекательным его суровое лицо. Сейчас он ехал рядом с Веленой, рассказывая о своей родине, обычаях и традициях, с удовольствием отмечая искреннюю заинтересованность девушки. Чуть впереди ехали Левонис и Лита. Эльф, похоже, решил серьезно приударить за наемницей - он постоянно шутил, цитировал свои же стихи, перемежая их комплиментами в ее адрес. Лита благосклонно улыбалась, вполне довольная подобным вниманием с его стороны.
   - Скажи, Аррог, ты говорил, что на Островах другая природа? - обратилась Велена к своему спутнику.
   - Да, маленькая леди, мой дом сильно отличается от этих краев. Почти все время у нас царит жаркое лето, прерываемое лишь на сезон дождей. Наши леса полны прекрасных цветов и фруктов, хотя и опасных хищников тоже хватает. Но для того, кто родился на островах, лес как открытая книга - всегда можно успеть перевернуть опасную страницу.
   - Когда-то я мечтала путешествовать по всему миру, - задумчиво протянула Велена, глядя перед собой, - меня манили неизвестность, опасности и приключения. А вот теперь я понимаю, что сыта по горло этой дорогой, ночевкой на холодном ветру и едой из походного котелка...
   - Так и должно быть, Велена, - вздохнул оборотень, - ведь эту дорогу ты не сама выбрала, обстоятельства заставили тебя идти по ней. Быть может, выбирай ты направление по своему желанию, такие мелочи не волновали бы тебя.
   - Может быть, - натянуто улыбнулась девушка, - все может быть...
   На этом их разговор прервался и возобновлять его не стал ни Аррог, ни Велена. Девушка погрузилась в свои мысли, время от времени вздыхая о чем-то. Оборотень же грустно смотрел на ее профиль, борясь с желанием сказать хоть что-то, лишь бы утешить ее. Но все слова, что вертелись у него на языке, казались сейчас глупыми и несвоевременными.
   Когда впереди показалась деревня, солнце уже клонилось к горизонту. Над домами вился дым из печей, слышался детский смех и голоса селян. Отряд, въезжающий в Решки, не остался незамеченным, хотя особого ажиотажа не вызвал. Сказывалось расположение деревушки - все же она была не так далеко от тракта, поэтому путники здесь были не редкостью. Вот и сейчас, на привязи у местного трактира в два этажа, стояло несколько лошадей, а из приоткрытых дверей слышались музыка и шум.
   Поняв, что они не единственные гости в этой деревне, оборотень насторожился. Он попросил остальных не спешиваться и отправился в трактир, чтобы осмотреться. Темные брови воина были сурово нахмурены, когда он подходил к дверям, отчего Велена почувствовала легкое беспокойство. Но спустя несколько минут Аррог уже возвращался, причем с хорошими вестями. Пришлые в трактире, всего лишь пару купцов с охраной, возвращавшиеся в столицу после удачных торгов, да и мест оказалось достаточно, чтобы друзья могли разместиться. Спешившись, спутники отправились к трактиру. К ним тут же подбежал мальчишка, работающий на трактирщика, за пару монет пообещавший вычистить и накормить лошадей, а на пороге уже встречал сам хозяин, представившийся как мастер Болле. Толстячок небольшого роста так и лучился приветливой улыбкой, провожая гостей и усаживая их за стол.
   - Ну, так сколько комнат вам нужно, господин? - обратился он к оборотню, ставя на стол большой, запотевший кувшин холодного пива.
   - Было бы неплохо получить четыре, хозяин. И прикажи подать ужин, я и мои спутники проголодались в дороге.
   - Всенепременно, господин, всенепременно. Только самое лучшее для дорогих гостей! Тайса, передай на кухню, что у нас еще гости, пущай поторопятся! - крикнул он пробегавшей мимо служанке, - Что леди желают выпить? У нас вкуснейшее пиво, сам варю, но есть и молочко парное, и новомодный кофий - только на прошлой неделе купцы завезли.
   Оборотень вопросительно посмотрел на Велену и Литу.
   - С удовольствием отведаю ваше пиво, хозяин, - улыбнулась Лита, лениво откидываясь на спинку стула и вытягивая уставшие ноги.
   - Я тоже, спасибо, - кивнула Велена, - у вас можно попросить горячей воды?
   - Сей же минут прикажу слугам бадью в комнату поставить, - закивал Болле, - или после ужина прикажете?
   - Нет, лучше сразу, - мотнула головой Велена, - я позже к вам присоединюсь, позовете, когда ужин будет готов?
   - Конечно, малышка, - кивнул эльф, доставая из сумки карту, - думаю, мы пока обсудим дальнейший путь.
   Велена направилась к лестнице на второй этаж, впереди нее шел сам трактирщик, постоянно покрикивая на нерасторопных слуг.
   Левонис наклонился к карте, разложенной на столе и задумчиво провел пальцем линию от деревушки, где они находились, до границы с Амбрестом, лесами ведунов.
   - Неделя пути, - задумчиво пробормотал эльф, поднимая глаза на спутников. - И всю эту неделю нам предстоит держать путь по довольно необжитым местам. Заехать мы сможем только в пару деревень и небольшое графство недалеко от Лесов. Путь не слишком опасный, но хорошего в ночевке под открытым небом мало.
   - Так почему бы нам не продолжить путешествие по Империи, чтобы выйти к границе с Амбрестом на ее территории? - протянула Лита, оглядывая зал.
   Несколько местных селян глушили пиво за столами, с любопытством разглядывая приезжих. Пришлые купцы ужинали, обсуждая что-то свое, за соседним с ними столиком расположилась компания воинов, явно купеческих телохранителей. Они весело о чем-то разговаривали, ежеминутно прикладываясь к своим кружкам. Трактир то и дело вздрагивал от их оглушительного хохота. Парни явно отдыхали и расслаблялись после долгого путешествия. На Литу, как единственную женщину кроме местных подавальщиц, заинтересованно косились сразу трое из них, принимаясь подмигивать, как только на них останавливался ее взгляд. В углу, неподалеку от стойки с напитками, вяло брынчал на гуслях какой-то парень, тоскливо глядя на выпивку на столах.
   - Путешествовать по Империи для нас сейчас будет слишком рискованно, - с сожалением ответил девушке Левонис, оборотень поддержал его молчаливым кивком, - кто знает, как император отнесется к гибели своего отряда и сколько еще сил приложит для поисков Велены? К тому же, нам лучше выйти ближе к владениям Вечного Тиса, шататься по Янтарным лесам без приглашения ведунов - не лучшая идея.
   - Все-таки удивительно - Велена наполовину ведунья, - задумчиво протянула Лита, - никогда бы не подумала!
   - А вот и ужин! - прервал ее нарочито веселый голос Левониса. Он бросил на девушку предупреждающий взгляд, к столу подходил трактирщик и подавальщица с подносами, - нам следует позвать Велену.
   - Я схожу, - кивнул оборотень, поднимаясь.
   Велена с удовольствием приняла горячую ванну, чувствуя, как расслабляются усталые мышцы. Раньше она и не подозревала, как приятно может быть просто от осознания того, что ты можешь вымыться и переодеться в чистое. Мурлыкая про себя какой-то незатейливый мотивчик и расчесывая мокрые волосы, она направилась к двери и почти столкнулась со стоящим за ней Аррогом.
   - Уже пора? - весело улыбнулась она, глядя в глаза застывшему на пороге оборотню.
   - Да, - хрипло ответил он, не сводя с нее пронзительного взгляда.
   Сейчас девушка была особенно хороша - мягкая улыбка на лице, сияющие теплым светом глаза, лицо обрамляют вьющиеся от воды волосы. Велена сделала шаг в сторону двери, но оборотень так и не сдвинулся с места. Он подумал, что наверное нужно что-то сказать. Или отойти в сторону, а лучше вообще отодвинуться назад. Но вместо этого, неожиданно для самого себя, шагнул вперед и, обхватив ладонями лицо Велены, припал к ее губам в жадном поцелуе.
   На мгновение девушка опешила, широко открыв глаза. Губы Аррога были мягкими и в тоже время настойчивыми. Поцелуй увлекал, ласкал, уговаривал. На мгновение Велена даже увлеклась и закрыла глаза. Ей было спокойно в руках оборотня, появилось ощущение комфорта и безопасности. И того, что она делает что-то совершенно неправильное. И как только появилось это ощущение, перед глазами девушки будто наяву встало лицо Родерика, во взгляде которого читались обида и разочарование. Велена тут же положила ладонь на грудь Аррога и мягко отстранилась. Но она уже не могла видеть, как за ее спиной тает мужской силуэт того, чье видение заставило остановиться. Князь Кеннет, минуту назад появившийся в комнате, с силой сжал кулаки и молча исчез, переносясь к себе в замок. А перед его глазами еще долго стояла картина хрупкой девушки, сжимаемой в объятьях другого.
   Велена выскользнула из объятий оборотня, чувствуя, как лицо краснеет от смущения. Аррог вновь было подался к ней, но девушка тихо, но твердо произнесла:
   - Прости, но я не могу.
   Мужчина застыл, пытливо вглядываясь в ее лицо, и так же тихо ответил:
   - Это я должен извиняться, маленькая леди, - он прерывисто вздохнул и продолжил, - я не хотел обидеть тебя. Но и скрывать своих чувств я больше не хочу. Я люблю тебя и хочу быть с тобой. Я понимаю, ты многое пережила, и если тебе нужно время...
   - Боюсь, дело не в этом, Аррог, - девушка виновато смотрела в его глаза, - то есть и в этом, конечно, тоже, - замялась Велена.
   - Я неприятен тебе? - помрачнел оборотень.
   - Нет, что ты! - отчаянно воскликнула девушка. Меньше всего она хотела обидеть друга, так много для нее сделавшего, - ты нравишься мне, даже очень, вот только... Не думаю, что чувствую к тебе тоже, что и ты ко мне. Ты дорог мне и я многим тебе обязана, но любовь ли это?
   - Если дело только в этом, - облегченно улыбнулся оборотень, - я же говорил, что готов ждать столько, сколько тебе будет нужно. Знаешь, у нас на Островах много обычаев. Когда оборотень находит себе пару, он дарит любимой украшение, говоря о своих чувствах.
   Аррог залез под ворот своей жилетки, снимая с шеи тонкую серебряную цепочку с простеньким кулоном в виде летящей ласточки. Взяв руку Велены в свою, он положил кулон ей на ладонь и легонько сжал ее пальцы.
   - Нет, лорд Лакхар, я не могу принять это... - смущенно забормотала Велена, но оборотень ее перебил.
   - Ты обещала звать меня по имени, Велена. И это не подарок, это залог. Пусть это будет нашим обещанием. Я пообещаю ждать, а ты - подумать о моих словах и своих чувствах. Нам некуда спешить, ведь мы все равно должны добраться до твоих родных в Амбресте. И если ты примешь мои чувства, просто надень цепочку.
   - А если нет? - тихо ответила девушка, опуская глаза, - если я не смогу принять твоих чувств, Аррог?
   - Просто вернешь ее мне и это станет твоим ответом, - пожал плечами Лакхар, отпуская ее руку, - мне хотелось бы надеяться, что я увижу ее на тебе, но я не стану уговаривать и давить на тебя. Это будет только твоим решением и я приму его, каким бы оно ни было. Давай закончим этот разговор и спустимся к остальным, пока наши друзья не решили, что с нами что-то случилось. - Аррог улыбнулся и первым направился к двери, оставляя Велену растерянно смотреть ему вслед.
  
   Маленький магазинчик прятался на окраине одной из узких улочек торгового квартала графства Малграсск. Несколько щербатых порожек вели к обшарпанной деревянной двери. Потертая вывеска на слюдяном окне, прикрытом темно-синими тяжелыми гардинами, гласила, что в лавке мастера Раутнефа покупатели могут приобрести сувениры и редкости со всего света. Дверь приоткрылась, пропуская вместе с редким посетителем немного дневного света в полутемное нутро лавки, освещенное лишь тусклым светом мутных масляных ламп. Внутри стоял терпкий запах благовоний, смешанный с пылью, которая в огромном количестве покрывала все в комнате. Все пространство внутри было заставлено тумбами и тумбочками, на которых громоздились всевозможные статуэтки, вазы, причудливые украшения и посуда, а то и вовсе неизвестно для чего предназначенные предметы; стены были завешены полками, заваленными книгами, гравюрами или старинными свитками. Всюду царили небрежность и запустение.
   В дальнем углу, перед дверью в соседнее помещение, стоял массивный стол из красного дерева. Как ни странно, на поверхности стола не было заметно и следа пыли. На гладкой столешнице красовалось маленькое чучело химеры. Маленький зверек хищно скалил острые зубы, встопорщив кожаные крылья и обвивая мохнатое тельце чешуйчатым хвостом. Черные глазки-бусинки хитро поблескивали в свете стоящей на столе лампы. В большом кресле, придвинутом к столу, сидел владелец лавки - маленький, тщедушный старичок, с любопытством читая большую книгу с пожелтевшими страницами. Сгорбившись над лежащим на столе манускриптом, старик задумчиво жевал губами, подслеповато щурясь.
   Старый, замусоленный берет на голове, частично скрывал торчащие в разные стороны длинные седые волосы. Выцветшую мантию, по-видимому, когда-то давно бывшую темно-красной, покрывали многочисленные заплатки и россыпь пятен, не поддающихся выведению. Очки с круглыми, толстыми стеклами, были сломаны и перевязаны бечевкой, кончик которой свисал вдоль длинного острого носа старичка.
   Услышав, как жалобно тренькнул медный колокольчик над дверью, старичок рассеянно поднял взгляд, словно не понимая, что могло его отвлечь от интересного чтива. Заметив у двери фигуру, скрытую плащом, мастер Раутнеф удивленно пробормотал себе под нос:
   - Неужели покупатель? - с трудом выбрался из кресла и, по-старчески кряхтя, засеменил навстречу гостю. - Добро пожаловать, господин! Я вижу, вы истинный ценитель, если посетили мою лавку! Здесь вы сможете найти себе любую редкость, мои товары собраны по всему свету и никого не оставят равнодушными! Все мои покупатели оставались довольными и никогда не уходили с пустыми руками! Позвольте показать вам эту...
   - Хватит, Раутнеф, - оборвал речь старика презрительный женский голос, - оставь рассказ о своих безделушках деревенским дурочкАм, что населяют это графство. Я здесь не за этим.
   - Тьфу, ты, демона принесло, - сплюнул старик и продолжил уже совсем другим тоном, - что ты здесь забыла, Хаилит, Демово отродье?
   В один миг Раутнеф стал выглядеть другим человеком. Распрямилась по-стариковски сгорбленная спина, походка стала пружинящей и уверенной, рассеянный до того взгляд выцветших глаз - острым и цепким.
   - Так зачем пришла, демоница?
   - За покупками, конечно, - ослепительно улыбнулась Хаилит, проходя вглубь комнаты и словно не замечая неодобрительного взгляда хозяина.
   - Давненько ты не обращалась ко мне, - задумчиво склонил голову на тонкой птичьей шее Раутнеф, - что же такого особенного тебе понадобилось, раз решила забрести в нашу глушь?
   - Да ничего особенного, - поморщилась Хаилит, - просто была здесь, неподалеку. Мне нужна кровь, старик.
   - Я что, похож на вампира? - фыркнул Раутнеф, - в моей лавке такого не водится.
   - О, наверно стоит уточнить. Мне нужна кровь Плачущих деревьев ведунов.
   - А луну тебе с неба не достать? - возмущенно каркнул лавочник, - где ты найдешь сумасшедшего, промышляющего святынями лесного народа?
   - Не корчь из себя праведника, - скучающим тоном протянула демоница, проводя острым ногтем по гладкой поверхности стола, - я же знаю, что ты не брезгуешь нарушать подобные запреты, когда слышишь звон монет. Я щедро заплачу, не сомневайся, - Хаилит извлекла из-под плаща увесистый мешочек и бросила его на стол.
   - Я ценю свою репутацию честного торговца, демон, - пробормотал лавочник, но его глаза уже жадно блестели, отражая искрящиеся в развязанной горловине кошелька драгоценные камни.
   - Честный торговец? - захихикала Хаилит, - это все равно, что продажная девка, уверяющая в своей невинности, старик. Вот, в оплату твоей репутации, - на стол полетел еще один мешочек с драгоценностями.
   - Неприятные слова, демон, - сощурился Раутнеф, но его по-старчески худые руки ловко сгребли плату, отправив ее в карман широкой мантии, - но я не обидчив. Возможно, я и смогу тебе помочь. Жди здесь.
   С этими словами старик скрылся за дверью смежной комнаты. Хаилит усмехнулась. Старый скряга, как всегда набивал цену. Ну да ничего, главное достать кровь. Сегодня же ночью ритуал укрепит узы ведуньи, а уж втереться к ней в доверие проще простого. Уж кому как не демону, созданию Яндерфальда, бога хитрости и обмана, под силу затуманить голову доверчивой девчонке?
   Раутнеф вернулся через несколько минут. Хаилит прервала свои размышления и выжидающе посмотрела на старика. В руках лавочник нес небольшую деревянную шкатулку, с замысловатой резьбой на крышке. Осторожно поставив его на стол, Раутнеф бережно погладил искусно изображенный на шкатулке клен, нажимая на одному ему известные потайные пружинки, прячущиеся за изящным барельефом. Шкатулка с тихим щелчком открылась, позволяя увидеть лежащую на бархатной подушке прозрачную склянку. Внутри переливалось несколько капель янтарной жидкости.
   Хаилит зачарованно уставилась на отблески пламени, сверкающие под тонким стеклом. Протянув руку, она вытащила склянку, уместившуюся на ладони, и перевела взгляд на Раутнефа:
   - Еще одно, старик. Тебе лучше было бы молчать, что сегодня ты видел меня. И уж тем более, не распространяться о моей покупке.
   - Желание клиента, закон, - усмехнулся лавочник, - даже если этот клиент демон.
   - Тебе следовало сказать - особенно, если клиент - демон, - в глазах демоницы полыхнули багровые искры, заставив старика вздрогнуть.
   Раутнеф смиренно поклонился, но Хаилит уже не было в комнате. Старик задумчиво пожевал губами. От стола, за его спиной, послышались клекот и урчание, ожившее чучело химеры переступило с ноги на ногу, внимательно глядя на хозяина, и одним взмахом кожистых крыльев, переместилось Раутнефу на плечо. Химера ластилась к морщинистой щеке, тихо мурлыча, словно кошка.
   - Да, моя дорогая, ты абсолютно права! - рассеянно погладил пушистую мордашку старик, - думаю, наш дорогой граф щедро заплатит за сию небезынтересную информацию. Ты же знаешь, как он любит свежие сплетни... особенно, если из них можно извлечь свою выгоду.
   И лавочник, все так же задумчиво что-то бормоча, направился к выходу.
  
   Вечер прошел на удивление весело, чего Велена совсем не ожидала. Отступила неловкость, которую она чувствовала в присутствии оборотня, исчезла усталость, постоянное беспокойство забылось. Спутники расслабились и отдохнули вволю. К середине вечера даже Левонис, желающий произвести впечатление на Литу, прервал очередную тихую песню местного менестреля и исполнил несколько своих баллад, приведя в восторг постояльцев и снисходительно взирая на оторопевшего трактирного певца.
   Когда глубоким вечером Велена поднималась в свою комнату, голова ее слегка кружилась от выпитого эля, но на душе было удивительно легко. Какое-то время, девушка упрямо сидела на кровати, надеясь, что Родерик и сегодня придет к ней, но глаза никак не хотели держаться открытыми, голова тяжелела и Велена все же уснула.
   Сегодня ей снился странный сон... Все тот же постоялый двор, погруженный в сон. Та же скрипучая лестница. В зале, на первом этаже, было темно, лишь тонкая полоска света пробивалась из-под неплотно прикрытой двери в кухню. Но Велена шла дальше, к выходу во двор, потому что в этом сне она должна была поступить именно так. Это был сон, несомненно сон, и делать в этом сне она должна была именно то, что делает. Какие странные мысли, мелькнуло в голове. С чего она вообще обо всем этом думает? Ах да, потому что ей так сказал голос. Чей голос? Ну, какая разница! Ведь он зовет, он приказывает, она должна подчиниться!
   Девушка вышла в освященный луной двор, где-то недалеко тревожно ухал филин. Она шла, шла и шла... Дорога не откладывалась в памяти, время словно стояло на месте, и Велена так и не поняла, почему она вдруг оказалась одна посреди широкой, открытой равнины. Высокая трава щекотала безвольно опущенные вдоль тела руки, луна заливала все вокруг голубым светом. Что она делает здесь одна?
   Нет, не одна! Есть же голос, что ведет ее дальше. И этот голос принадлежит тому, кто стоит впереди, возле большого костра. Девушке хотелось глупо смеяться - как она могла не заметить такой большой костер, ведь минуту назад осматривалась вокруг! Жар от огня пробирался сквозь одежду и только сейчас Велена поняла, что ужасно продрогла. Фигура перед ней была укрыта длинным плащом, и разглядеть, кто под ним никак не удавалось.
   - Подойди, - женский голос был нежным и мягким, повиноваться такому было совсем не трудно, - протяни руки к костру, ты ведь замерзла?
   Девушка послушно вытянула руки, наслаждаясь теплом. Незнакомка придвинулась ближе, но различить ее лица было все так же невозможно, лишь длинные темные волосы мимолетно взметнулись от случайного порыва ветра. Длинные тонкие пальцы крепко ухватились за ладонь Велены, мелькнуло тонкое лезвие, порезав кожу на запястье. Девушка посмотрела, как порез медленно наполняется темной, тягучей кровью и перевела на незнакомку удивленный взгляд.
   - Так надо, - прозвучал в ответ спокойный голос, и Велена послушно кивнула, снова опустив глаза и отсутствующе наблюдая, как несколько капель крови падает в небольшую серебряную чашу.
   Между тем, незнакомка смешала в чаше ее кровь с какой-то темной, медово-янтарной жидкостью и протянула Велене:
   - Пей.
   Послушно взяв в руки странную смесь, девушка выпила ее, а незнакомка вдруг запела. Низким, проникновенным голосом, она пела на непонятном девушке гортанном наречии, но прекраснее песни ей не приходилось слышать никогда. Голова кружилась, голос становился все громче, и стало казаться, что ее кровь закипает в венах. Нет, ей не показалось... По венам уже словно бежит раскаленная лава, причиняя невыносимую боль, от которой хочется кричать, катаясь по земле, но тело послушно замерло у костра, словно тепла было еще недостаточно. В глазах темнело, видения проносились перед затуманенным взором, не задерживаясь в памяти. Вот поле, костер и незнакомка. А через секунду - знакомое лесное озеро и испуганные глаза речных дев. Рядом чудится злое рычание Гвинда, но его почти не слышно из-за пения незнакомки. Высокие стволы деревьев, с которых медленно стекает смола... Ночное небо, с россыпью звезд...
   Последнее, что запомнила Велена, была ее комната в трактире, ноющая боль во всем теле и тихий голос Родерика:
   - Прости меня, Велена... Прости...
   Но это был всего лишь сон. Чего только не приснится...
  
   Он стоял у окна, прижавшись лбом к холодному стеклу. Чертова демоница провела его... Или он просто поддался глупой ревности. Когда Хаилит сказала, что хочет провести ритуал этой ночью, князь Кеннет сначала растерялся. Пожалуй, за долгие годы своей жизни, он впервые забыл о своей цели и своем долге. И осознание этого вызвало стыд и оторопь. Поэтому, когда Хаилит сказала, что ритуал все-таки может вызвать у девушки некий дискомфорт, Темный решительно пропустил эти слова мимо ушей. Подозрений не вызвала даже просьба подчинить волю Велены, стереть воспоминания... Вспоминая, как оборотень сжимал ведунью в объятьях, Родерик, пожалуй, даже хотел, что девушке было больно. Чтобы его собственная боль отступила.
   Но глядя, как корчится и выгибается в судорогах хрупкое тело на его руках, князь осознал, насколько заблуждался. Он проклинал Хаилит за ее демонскую привычку недоговаривать, проклинал себя за... Впрочем, за что он винит себя больше, Родерик до сих пор так и не определился. За то, что поддался ревности и желал Велене зла? За то, что пустил эмоции на самотек и доверился демону? Или за то, что позволил себе испытывать чувства, стать пристрастным, когда на кону стоит что-то настолько важное...
   Он, как мог, облегчил страдания девушки и держал ее за руку, пока менялась ее кровь под действием древнего заклятия. Стер воспоминания одурманенного разума и ушел, только когда Велена перестала вздрагивать и спокойно уснула.
   И после долгих раздумий в одиночестве, решил, что при первой же возможности поговорит с ней и расскажет все. И будь, что будет.
  
   В эту ночь не спал еще один человек. Он, так же, как и Темный, размышлял. Но его размышления, в отличие от мыслей князя Кеннета, были довольно радостными. Можно было даже сказать, восторженными и возбужденными. Графа Бэйлит совсем недавно посетил один из его осведомителей, старый лавочник Раутнеф. И сведения он принес весьма, весьма любопытные! Демоница Хаилит искала столь редкий товар...
   Не сложно было сопоставить ее покупку со слухами, что пришли из столицы. О побеге фаворитки новоявленного императора, о безуспешных попытках его нового советника лайса Ирвиса ее найти, о пропаже самого советника. А если учесть, что некий надежный источник, так же сообщил, что фаворитка была из древнего рода ведунов... О, все это складывается в весьма занятную картину! Но последней частичкой мозаики для графа Бэйлит стала странная магическая активность, зафиксированная его наемным магом текущей ночью. Маг предположил, что подобные астральные колебания может вызвать древний ритуал. А что требуется для древнего ритуала? Древняя кровь конечно! Например та, что прикупила Хаилит. И если здесь замешана демоница, ведунья и кровь основателя лесных народов, то значит, на кону нечто чрезвычайно дорогое! Например, вход в Хранилище Ветра, где собранны величайшие, могущественные артефакты!
   Граф Бэйлит знал много легенд и историй Янтарных лесов. И, конечно, знал, что ключом к Хранилищу может стать женщина из рода Вечного Тиса, последняя из которых исчезла много лет назад. Прекрасная Лексин. Бэйлит ностальгически вздохнул. Он гостил в Янтарных лесах, собирая истории ведунов, и видел наследницу Рода. Пожалуй, даже его очерствевшее сердце чуть вздрогнуло, при виде ее красоты и милой улыбки. Лексин показалась ему светлым духом, явившимся из божественных чертогов. Жаль, что старик Салтрен узнал о его пристрастии к темной магии и прогнал из Амбреста.
   Но граф получал иногда вести от своих многочисленных шпионов, и знал, что Лексин сбежала с виконтом Николасом Эллион. И вот же совпадение - сбежавшая от императора фаворитка, похоже, его дочь. Потирая руки от предвкушения, Бэйлит принимал все новые донесения от своих соглядатаев. Он всегда гордился своей шпионской сетью, словно паук сидящей в центре огромной паутины, он дергал за тонкие ниточки, подкупая, угрожая или просто обманом выуживая нужную ему информацию.
   В дверь кабинета, где сидел граф, раздался тихий стук и робкой тенью внутрь скользнул его личный помощник.
   - Цель найдена, милорд, - склонился он в низком поклоне. - Четверо спутников остановились в трактире небольшой деревни, примерно в трех днях пути.
   - Прекрасно, прекрасно! - подскочил граф, - нужно срочно распорядиться... срочно все устроить... Кто ее спутники?
   - О, это весьма занятная компания. Эльф-бард, оборотень Великих Островов и наемница. Девица из приграничья, - статус девушки слетел с губ помощника, как оскорбление.
   - Как интересно! Как прекрасно! - снова воскликнул граф, быстрым шагом заметавшись из угла в угол кабинета.
   - Прикажете собрать отряд, милорд?
   - Что? Ах, нет-нет, что ты, Альен, ты мыслишь слишком прямолинейно! К чему нам проблемы с эльфом и оборотнем? Кто знает, сколько людей мы можем потерять, действуя нахрапом? Нет-нет... Зачем кому-то знать о моем интересе к этой девочке? Нам нужно просто отвлечь ее спутников, проявить осторожность... Скажи, как там звали того бандита, что задолжал мне свою жизнь?
   - Нильс Верд, милорд.
   - Да-да, - отмахнулся граф, - передай, что для его банды есть работа. А ты, выбери пару проверенных людей, для особенного задания. Выполнишь лично.
   - Как будет угодно, милорд, - вновь поклонился Альен.
  
   Заходящее солнце золотило верхушки деревьев. Было по-весеннему тепло, настроение не портило даже то, что друзьям вновь приходилось ночевать под открытым небом. Велена переступила с ноги на ногу, ища более удобную стойку для тренировки. Вот уже третий день пути и третий день, как она попросила оборотня обучать ее владению мечом. Пусть она выросла в семье воинов, но любимая учительница Дариэль никогда не позволяла ей всерьез увлечься воинским искусством. Конечно, иногда Велене удавалось вырваться из-под бдительной опеки нынешней графини Эллион, но те крупицы знаний, что давали ей за это время Брэм, Винсент или изредка навещающий их Левонис, успели почти позабыться.
   Поэтому, чтобы не быть более бесполезной в бою, что крайне угнетало девушку, она упросила Аррога стать ее учителем. Вообще-то, сначала она хотела обратиться с этой просьбой к эльфу или наемнице, так как все еще чувствовала себя неловко и даже виновато, после разговора с оборотнем, но Левонис и Лита были так поглощены друг другом, что девушка только махнула рукой.
   Скрепя сердце, Велена попросила Аррога помочь ей, и тот незамедлительно согласился. Со временем, девушка поняла, что боялась зря - чувства не стали помехой в учебе, оборотень оказался строгим, но терпеливым наставником, и никаких неудобств она не ощущала.
   Сейчас, в очередном тренировочном бою, оборотень теснил девушку, успевая попутно делать замечания:
   - Велена, не бойся наносить удары. Ты построила неплохую защиту, но с твоими навыками, противник быстро тебя вымотает и с легкостью найдет ошибку, - дзынь-дзынь, сталкивались мечи, с силой отскакивая друг от друга и вынуждая девушку отступить на шаг назад, - попробуй закрепиться на позиции, - еще шаг и робкая попытка нанести удар, - рука жестче!
   Когда девушке казалось, что еще чуть-чуть, и она не сможет даже стоять на ногах, оборотень наконец разрешил ей отдохнуть. Вытирая со лба едкий пот, Велена решительно сдернула с себя короткую куртку и облилась водой из фляги. Стало прохладнее, разгоряченное тело покрылось мурашками, и девушка довольно вздохнула.
   - Ну что ты делаешь, - послышался ворчливый голос оборотня, - простудишься ведь! - он протянул девушке полотенце и та благодарно улыбнулась.
   - Не волнуйся, я довольно сильная девушка, - она со смехом согнула руку, демонстрируя несуществующие мышцы на хрупком предплечье.
   - Переоденься, пока окончательно не замерзла, сильная девушка, - хмыкнул оборотень.
   Велена покорно вздохнула и, подхватив сухую рубашку, направилась за ближайшее дерево. Пока она переодевалась, на поляне послышались голоса эльфа и наемницы, которые ходили за дровами. Хотя, судя по тому, как долго их не было, Велена начала подозревать, что молодые люди нашли занятие поинтереснее.
   - Аррог, друг мой, вы уже закончили свою тренировку? - буквально пропел Левонис, всем своим видом излучая радость.
   - Да, вы вовремя. Скоро стемнеет, надо бы развести костер, - оборотень положил меч к своим вещам, как всегда сохраняя полное спокойствие.
   - А где Вел? - огляделась Лита.
   - Переодевается, она... - начал объяснять оборотень, но его прервали.
   В землю у его ног воткнулась стрела, а из кустов буквально посыпались вооруженные люди весьма бандитской наружности. Друзья среагировали мгновенно. С тихим шелестом выскользнули из ножен клинки Литы, в руках Левониса блеснули тяжелые кинжалы. Аррог метнулся к своему мечу, одновременно пытаясь взглядом найти Велену, но один из разбойников выступил вперед и заговорил:
   - Не надо резких движений. Нам нужны только ваши кошельки. Ну и лошади. Если вы не будете сопротивляться, то я, пожалуй, сохраню вам жизнь.
   - Простите, сударь, но это совершенно неприемлемо, - издевательски процедил Левонис, - расставаться с имуществом не входило в наши планы. Как, впрочем, и осквернять этот прекрасный вечер чьим-либо убийством. Поэтому, если вы сейчас уйдете, то МЫ, пожалуй, сохраним вам жизнь.
   - Издеваешься, эльф? - прорычал главарь, подавая знак своим людям, - не хотите по-доброму, демон с вами.
   После этих слов Лита злорадно ухмыльнулась, а Левонис метнул кинжалы, разом лишая разбойников преимущества в виде стрелков. Аррог не отстал от спутников, его меч присоединился к битве, почти сразу лишив одного из противников возможности продолжать бой.
   Левонис и Лита порхали среди врагов, почти синхронно поражая их своими двуручными мечами, Аррог же стоял словно скала, делая четкие, выверенные удары, не тратя ни одного взмаха впустую. И уже через несколько минут, разбойники позорно бежали, подхватывая раненых и торопясь спастись.
   Левонис все так же умиротворенно улыбался, вытирая клинки небольшой тряпицей, словно ничего и не произошло. Лита растерянно оглянулась и встревожено спросила:
   - А где Велена?
   Спокойствие мгновенно слетело с лиц оборотня и эльфа. Друзья еще долго пытались найти следы или дозваться до Велены. Но она уже не могла их слышать. Как только сражение с разбойниками началось, и девушка хотела броситься на помощь друзьям, чьи-то тяжелые руки схватили ее за плечи, а к лицу прижалась резко пахнущая травами тряпка. В глазах потемнело, закружилась голова, и вот уже чьи-то руки осторожно несут ее в противоположную от стоянки сторону.
  
   В замке графа Бэйлит царили оживление и суматоха. Господин немилосердно подгонял слуг, впрочем, и сам он не сидел спокойно, постоянно порываясь проконтролировать все, вплоть до выметания пыли из подготавливаемой комнаты.
   - Джером, ты установил антидемоническую защиту? Джером! - в очередной раз теребил он своего мага, который уже не в первый раз со смиренным спокойствием утвердительно кивал, - прекрасно! Теперь эта демоница не сможет найти наших следов! Альен! - тут же переключался граф на своего помощника, - наша гостья еще не пришла в себя? А ты не перестарался с сонным зельем?
   Не менее терпеливый, чем маг, Альен уверял графа, что с девушкой все в порядке, что все так и должно быть. А Бэйлит, неотступно следуя за ним, нетерпеливо взмахивал руками. Уложив спящую девушку на кровать в приготовленной ей комнате, помощник графа застыл у стены, как всегда спокойный и невозмутимый, следующий словно тень за своим господином. Граф же выдвинул на средину комнаты стул, устроившись напротив кровати Велены, но выдержал не долго, вскочил и начал расхаживать по комнате.
   Когда девушка очнулась, Бэйлит успел пройти по комнате не один десяток кругов, но словно и не заметил этого. Слабый стон со стороны кровати заставил его замереть и, чуть ли не подпрыгнув, ринуться на звук. Велена непонимающе осматривалась вокруг, еле сдержавшись от крика, когда к ней подскочил граф. Она попыталась встать, но легкое головокружение заставило вновь откинуться на подушки.
   - О, моя дорогая, вы очнулись! - воскликнул Бэйлит, склонившись над испуганно сжавшейся девушкой, - я прошу у вас прощения за этот вынужденный дискомфорт, но надеюсь, вам понравится дальнейшее пребывание в моем замке!
   - Кто вы? - прошептала Велена, и Альен, отлепившись от стены по щелчку заботливого хозяина, подал девушке стакан с водой.
   - Позвольте представиться, граф Инджимар Бэйлит, к вашим услугам, - поклонился мужчина, не сводя с Велены заинтересованного взгляда.
   Девушка, в свою очередь, с опаской разглядывала графа. Смуглый, коренастый человек, среднего роста, Бэйлит казался неуклюжим и полноватым. Но присмотревшись, можно было понять, что мужчина просто крепко сложен, а суетливость его движений не лишена некоторой изящности.
   - Почему я здесь, граф? - все еще сжимая в руках стакан с водой, напряженно спросила Велена. В голове у нее мелькали несвязные мысли и опасения, требующие срочно себя опровергнуть или подтвердить.
   - О, леди Эллион... Или, если позволите, Велена, - протянул граф, заметив, как вздрогнула девушка, когда он назвал ее по имени, - крайне прискорбно, что наше знакомство происходит при таких обстоятельствах! Какое-то время вам придется погостить в моем замке, а причину я объясню вам за ужином, если позволите.
   - Погостить? А что, если я откажусь?
   - Боюсь, это совершенно невозможно, моя дорогая! - возмущенно всплеснул руками Бэйлит.
   - Значит, я пленница, - подвела итог Велена.
   - Ну, мне бы не хотелось прибегать к подобным эпитетам! - поморщился мужчина, - разве гостья звучит не приятнее, моя доро...
   - Как бы это не звучало, факт остается фактом, граф, - перебила девушка, - и я не "ваша дорогая", не нужно меня так называть.
   - Ну зачем же так грубо, Велена, - вздохнул Бэйлит, - я же стараюсь быть помягче... Но коли уж вы предпочитаете говорить прямо, хорошо. В таком случае, вы ошибаетесь. Вы, как раз, очень даже дорогая, можно сказать, редкая ценность. И теперь вы моя. Смиритесь с этой мыслью, пока будете готовиться к ужину, нас ждет интереснейший разговор.
   Граф направился к двери, но его остановил презрительный голос девушки:
   - Я не собираюсь ужинать с вами, милорд, - девушка встала с кровати и отодвинулась к окну, - потрудитесь немедленно объяснить, по какому праву вы собираетесь удерживать меня здесь. Что вам вообще от меня понадобилось?!
   - У вас скверный характер, вам никто об этом не говорил? - с деланным разочарованием вздохнул Бэйлит, - не хотите ужинать - воля ваша. Думаю, вы уже давно догадались, что мне нужно. Давайте не будет тратить времени на пустые разговоры. Вы откроете мне путь в Хранилище Ветра, а я постараюсь быть к вам снисходительнее и закрою глаза на вашу грубость, но только в этот раз.
   - Что за чушь? - нахмурилась Велена, - вы сошли с ума, милорд?
   - Леди, вы испытываете мое терпение, - граф сузил глаза и сделал маленький шаг в сторону девушки, - кажется, вы не хотите понимать моих слов. Я настоятельно прошу вас прикусить язычок и даже не помышлять о малейшем неповиновении. Хранилище Ветра...
   - Просто красивая сказка, - перебила его Велена, - и уж я точно не имею к этому никакого отношения!
   Одним быстрым, смазанным движением граф сократил расстояние, отделявшее его от девушки. Звонкий удар и щеку Велены обожгло огнем. От пощечины графа голова девушки дернулась, и она отшатнулась назад, едва удержав равновесие.
   - Вы вынуждаете меня быть грубым, но кажется, я не единожды предупреждал вас, - спокойно произнес граф, - красивая сказка? Быть того не может, чтобы наследница рода не знала... - теперь Бэйлит словно рассуждал сам с собой, - но история вашего детства, насколько я понял, не совсем проста...хм, значит, вполне возможно, что вас держали в неведенье. Это все усложняет.
   Велена с ненавистью смотрела на графа, прижимая ладонь к горящей щеке. Его странные слова настораживали, а сам он вызывал страх, хотя Велена старательно пыталась подавить его в себе.
   - Как это непредусмотрительно! Я бы даже сказал, преступно! Да-да, преступно! - Бэйлит начал расхаживать перед девушкой, его движения вновь стали слегка неуклюжими, он порывисто размахивал руками, словно не в силах передать свое возмущение только на словах. - Я даже предположить не мог! Это же весьма, весьма усложняет дело! Допустим, найти путь в Хранилище самому будет не так уж и сложно, но как неопытная девчонка, к тому же лишь наполовину ведунья... Альен! - почти вскрикнул граф, обращаясь к своему помощнику, - пусть ужин подают в библиотеку, нам предстоит много работы! Прикажи Софи позаботиться о нашей гостье, мы же не хотим, чтобы она чувствовала дискомфорт, правда? А вы, моя дорогая, всенепременно поужинайте и отдохните! - он схватил ее за руку и силой сжал, - и не вздумайте своевольничать, иначе мне придется вас наказать! Всего хорошего, я навещу вас позже, Велена.
   И отдав эти наставления, граф, хитро подмигнув девушке, скрылся за дверью, оставляя Велену в одиночестве. Девушка в бессилии присела на край кровати. Неужели снова? Снова она стала пленницей человека, внушающего ей страх, пожалуй, не меньший, чем император. И ничего поделать с этим она не может...
   В дверь, тихонько постучав, вошла высокая худая женщина со строгим лицом.
   - Ваш ужин, леди, - с легким поклоном поставив поднос, полный различной снеди, на прикроватный столик, произнесла женщина тихим, ничего не выражающим голосом , - милорд Бэйлит отдал приказ не выпускать вас из комнаты, но если хотите, я могу распорядиться насчет горячей воды и свежей одежды.
   Велена с тоской посмотрела на женщину и перевела взгляд на распахнутую дверь, за которой статуей торчал дюжий охранник.
   - Вы, верно, Софи? - тихо произнесла девушка.
   - Да, леди, я здешняя экономка и граф поручил мне заботиться о вас, - равнодушно кивнула женщина и Велена поняла, что сочувствия от Софи она не дождется, надежда угасала в ее глазах.
   - Я не голодна, Софи, - тихо проговорила Велена, опустив глаза.
   - Простите леди, но граф отдал четкие указания, а значит, вы должны поесть, - нахмурилась экономка, впервые за весь разговор проявив каплю эмоций, - в этом замке слова хозяина - закон. Мне отдан приказ проследить за этим, так что прошу, не упрямьтесь и ведите себя подобающе.
   В голосе Софи неожиданно зазвучали железные нотки и Велена случайно уловила в эмоциях экономки раздражение, даже презрение, которое та испытывала к неожиданной гостье. И эти чувства заставили девушку разозлиться, отчаяние, что терзало Велену, исчезло без следа. Будь проклят этот сумасшедший граф, его высокомерная прислуга, весь этот демонов замок! Хватит, она не собирается больше быть покорной овечкой, ожидать помощи друзей и бездействовать. Она будет сама бороться за свою свободу! А для этого нужны силы, значит, надо поесть, даже если и не хочется. Но для начала...
   - Потрудитесь следить за своим тоном, Софи, - с ледяным презрением протянула Велена, поднимаясь с кровати и машинально выпрямляя спину и задирая подбородок, как ее учила когда-то Дариэль, - не думаю, что даже высочайшее место среди здешней черни дает вам право делать подобные наставления леди. Воду для ванной и одежду пусть принесут через четверть часа, - Велена сделала небольшую паузу, с удовольствием наблюдая, как экономка меняется в лице, но стоически молчит, - а пока можете идти, я хотела бы поужинать одна.
   - Как прикажете, леди, - прошипела экономка, буквально вылетев из комнаты.
   А Велена устало потерла лицо руками и пересела поближе к подносу с едой. Ну что ж, сейчас действительно стоит отдохнуть, похоже, в ближайшее время другой такой возможности ей может не представиться.
   Вечер пролетел незаметно. Расторопные слуги принесли ей воды и одежду, с равнодушием приняв отказ Велены от предложения помочь. Когда за окном сгустились глубокие сумерки, девушку посетил помощник графа. Альен в весьма учтивой форме сообщил Велене, что сегодня граф не сможет нанести ей визит, поэтому девушка должна отдыхать. Пожалуй, немногословный помощник графа, был единственным, чьи эмоции девушка не ощущала. Не было любопытства, как у его хозяина, презрения и злости, как у экономки, равнодушной усталости и страха, как у прочих слуг. Словно это был вовсе не человек. До сих пор она не могла почувствовать эмоций только у двух своих знакомых - Левониса и Родерика. Но эльф сам объяснял девушке, что эльфы умеют скрывать свои чувства, а Родерик показывал охраняющий амулет. Неужели у Альена есть такой же? Но почему у него, а не у графа Бэйлит? Странно...
   Размышляя, девушка подошла к окну, с тоской оглядывая незнакомый пейзаж. До горизонта протянулась голая степь, с редкими вкраплениями чахлых кустиков весенней травы. Боги, как долго она была без сознания? Почему она не спросила у Левониса, как называется графство, мимо которого они должны были держать путь? Сейчас бы не ломала голову, как далеко находится замок ее похитителя от того места, где на них напали. Тревога за друзей не отпускала, сдавливая горло судорогой, мешая нормально дышать. Они сильные воины, справиться с кучкой разбойников для них просто пустяк - успокаивала себя Велена. А ей нужно найти способ выбраться отсюда и вернуться к друзьям. Окно находилось слишком высоко, охрана за дверью тоже явно ей не по силам... Быть может, удастся выбраться, когда графу взбредет в голову ее посетить. С тяжелым вздохом девушка отправилась спать. Утро вечера мудренее.
  
   Хаилит ворвалась в гостиную Темного, словно вихрь. Нервной походкой подошла к креслу, в котором сидел Родерик, потягивая вино, и выпалила, судорожно сжимая кулаки:
   - Я не могу ее найти!
   Князь недоуменно посмотрел на демоницу. Вот уже сутки он провел в одиночестве, мысленно выстраивая будущий разговор с Веленой. Когда на следующий день, после увиденной им сцены с поцелуем, он решил навестить девушку, оказалось, что поговорить наедине им не представляется никакой возможности. Теперь девушка и ее спутники ночевали под открытым небом, и застать Велену в одиночестве стало непосильной задачей. Если эльф и рыжая девчонка иногда отлучались, то рядом с Веленой непременно вертелся этот оборотень, при виде которого у Родерика чуть ли не темнело в глазах от злости. Радовало только одно. Судя по обрывкам подслушанных разговоров, девушка не дала согласие быть с воином, так что Темный довольно ухмылялся, думая, что его соперника постигла неудача. Но судя по взглядам, которые Лакхар бросал на Велену, думая, что этого никто не видит, надежды он не терял. И руки князя сжимались в кулаки, буквально чесавшиеся от желания разбить наглую физиономию оборотня.
   Прошло несколько дней, а случая поговорить с Веленой Родерику так и не представилось. Он не мог следить за ней непрерывно, ведь дела княжества требовали не мало внимания, и он просто с ума сходил, думая, что быть может упустил уже не один шанс на разговор. К тому же, его решимость по прошествии времени таяла... Если сначала он был готов рассказать все, не утаивая от Велены каких-либо подробностей своей жизни, то теперь уверенность в том, что девушка все поймет и примет его таким, какой он есть ослабевала.
   Вот и сейчас он мысленно строил разговор с Веленой, оправдываясь и не находя слов в свою защиту. И каждый раз девушка с негодованием отвергала его, уходя прочь, почему-то под руку с ненавистным уже оборотнем. Этот-то как пролез в его мысли?! Князь Кеннет хмурился и начал мысленный диалог с самого начала.
   Голос Хаилит прервал его мысли, в которых Велена почти простила его и с сочувствием смотрела Темному в глаза.
   - Кого найти, демон тебя раздери? - прорычал Родерик, раздраженный тем, что кто-то прервал его мысли.
   - Поосторожнее со словами, Темный, - оскалилась Хаилит, но тут же вновь отчаянно взвизгнула, - Велена пропала!
   - Что?! - князь подскочил с кресла, опрокидывая стоящий на столике бокал. По белоснежной скатерти мгновенно расплылось алое пятно, несколько капель медленно скатилось на ковер...
   - Ты оглох, Темный? - заметалась по комнате демоница, - я же говорю, она пропала. И я не могу найти ее! Не чувствую, нет даже отголосков, даже малейших следов! Прошло пять часов, но никаких известий!
   - Как это случилось?
   - Расскажу на месте, идем! - схватила Хаилит князя за руку и они тут же исчезли из комнаты, оставляя за собой опустевшую гостиную и сиротливо лежащий на столе бокал в луже красного вина.
  
   Как ни странно, уснула Велена быстро и, проснувшись ранним утром, чувствовала себя свежей и отдохнувшей. На трельяже стоял медный таз и кувшин с водой, рядом стопкой было сложено белье и полотенце. Значит, слуги уже позаботились о пленнице своего хозяина.
   Умывшись и приведя себя в порядок, девушка осмотрелась и поняла, что ей совершенно нечем заняться. Дельных мыслей о побеге в голове не было и Велена принялась мерить шагами комнату, придумывая и тут же отбрасывая абсолютно нереальные планы своего спасения. Через пару часов, когда девушка совсем уже измучилась от вынужденного безделья, в комнату постучали, и на пороге появился Альен.
   - Прекрасного утра, леди, - спокойным голосом поздоровался он, - милорд Бэйлит просит вас присоединиться к нему за завтраком.
   - Сколь великодушное предложение, - усмехнулась Велена, но покорно направилась к двери.
   Помощник графа провел девушку по длинному коридору к лестнице, залитой светом стоящих повсюду подсвечников. С любопытством разглядывая обстановку своей временной тюрьмы, Велена вновь попыталась уловить хотя бы отблеск эмоций со стороны Альена, но тщетно. Впереди нее словно двигалась статуя, а не человек. Разочарованно вздохнув, девушка переключила свое внимание на многочисленные картины, висевшие на всех свободных от свечей и ниш стенах. В основном это были пейзажи, во многих из которых девушка узнавала кисть известных художников старины и современности, но попадались и портреты. Судя по всему, изображены на них были предки нынешнего графа - смуглые, плотно сложенные люди рассеяно смотрели на девушку со стен. Сходство с нынешним владельцем замка было просто поразительным.
   Рассматривая картины, Велена не заметила, как они подошли к высоким, массивным дверям из светлого дерева. Распахнув их, идущий впереди Альен с легким поклоном пропустил девушку вперед и неслышно скользнул следом, привычно сливаясь с одной из стен.
   За длинным, уставленным многочисленными блюдами столом, восседал и сам граф Бэйлит, задумчиво потягивая белое вино из высокого бокала. Увидев Велену, Инджимар поспешно поднялся и с радушной улыбкой отодвинул для девушки стул:
   - Прекрасного утра, Велена. Вы потрясающе выглядите, словно созданы быть украшением моего стола!
   Присевшая за стол девушка кашлянула, недоуменно взирая на сделавшего ей столь странный комплимент графа, но он не обратил внимания на растерянный взгляд девушки, продолжая что-то восторженно болтать.
   - Попробуйте эти замечательные булочки с корицей, моя дорогая! - щебетал граф, изо всех сил демонстрируя свое гостеприимство, - а мясные рулетики с орехами сегодня особенно удались повару! Налить вам вина? - предложил граф, но девушка решительно покачала головой, - это правильно моя дорогая, не слишком полезно для организма употреблять алкоголь прямо с утра. А я вот никак не могу избавиться от этой пагубной привычки! - Бэйлит наигранно вздохнул.
   Некоторое время в столовой раздавались только звон бокалов и тихие шаги слуг, предупредительно следящих за малейшим движением своего господина и его гостьи. Но когда голод был утолен, а на столе, словно по волшебству, завтрак сменился на легкий десерт, Инджимар властно махнул рукой, отсылая слуг из столовой. В помещении остался только он, Велена и неподвижно стоящий у стены Альен.
   - А теперь давайте поговорим, моя дорогая! - расслабленно откинулся на высокую спинку стула граф и пригубил немного вина из бокала, кажется, уже третьего за это время.
   - Я вся внимание, милорд, - не без ехидцы проговорила Велена, впрочем, стараясь скрыть вызов, звучащий в голосе.
   - Как вы уже знаете, вы стали моей гостьей потому, что с вашей помощью я надеюсь открыть легендарное Хранилище Ветра. - Он смерил Велену внимательным взглядом, - рад, что сегодня вы не спешите подвергать сомнению мои слова. Так вот, моя дорогая, к моему величайшему сожалению, вас, видимо, не кому было просветить о вашем особенном даре... или проклятии, как посмотреть. Скажите мне, что вы сами слышали о Хранилище?
   Велена нахмурилась, с трудом припоминая о прочитанной когда-то в детстве сказке, не слишком увлекшей сознание ребенка скудным описанием артефактов и страшных последствий их появления в мире.
   - Все, что я запомнила - в этом Хранилище сокрыты от людских глаз величайшие артефакты. Запрятали их туда Боги, указав навсегда запечатать вход... Еще помню, что всего там должно быть восемь предметов - по одному, как воплощение каждого Бога и один собранный из крупиц их отражений... кажется, так.
   - Все верно, моя дорогая, все верно. Но это лишь малая толика, поверхностное описание, доступное обывателям... Ведь Боги укрыли не только эти артефакты, но и кое-что из принадлежащего им лично. Поэтому, милостью Светлых, был назначен род Хранителей, чья кровь достаточно сильна, чтобы выдержать в себе крупицы божественной силы и распахнуть двери, по зову того, кто достаточно отчаялся и нуждается в помощи... И сможет убедить Хранителя, а точнее Хранительницу помочь ему. Ведь первой Избранной стала прародительница рода Вечного Тиса и с тех пор все женщины этого рода несут благословение Богов. Как и ты, последняя из них.
   - Благословение? - повторила девушка, все это время, молча и не поднимая глаз, слушавшая речь графа, - мои родители погибли. А я осталась бы сиротой, если бы не мой кузен, который не имеет никакого отношения к ведунам, да и моя кровь разбавлена вполовину. И если бы не это "благословение", быть может, моя жизнь была бы по-прежнему мирной и счастливой... О какой милости вы ведете речь, граф?
   - Милость Богов почти всегда ложиться на плечи, как величайшее проклятие, - задумчиво произнес граф, на миг утратив свой легкомысленно-суетливый вид, - даже сильнейший из древних родов мира не в силах слишком долго нести искру божественной силы в своей крови... Вас становилось все меньше, плетение силы в крови все больше ослабляло ведунов Вечного Тиса. Ты права, родись ты в обычной семье, твоя судьба сложилась бы совсем по-другому. Но какое значение имеют эти рассуждения, моя дорогая, - вновь перешел к игривому тому Бэйлит и в его глазах загорелся опасный огонек, - сейчас ты - последняя возможность прикоснуться к легендарным отражениям Богов, последняя женщина из рода Вечного Тиса. И мне повезло первым завладеть тобой, а значит и величайшей силой нашего мира!
   - Первым? - нахмурилась Велена.
   - О, я вижу сомнение в твоих глазах, моя дорогая, - рассмеялся Инджимар, - но не удивляйся, я не единственный, кто охотится за столь редким сокровищем. Неужели ты не почувствовала, как менялась твоя кровь? Или не заметила, что участвовала в древнейшем ритуале единения?
   - Не понимаю, о чем вы, - мотнула головой девушка.
   - Хм, надо же, - задумчиво посмотрел на девушку граф, - неужто это не демоница? Ей бы не хватило сил так мягко воздействовать на твой разум, в этой сфере ее сила не велика. Плохо, значит, у меня есть и другие конкуренты. Хотя, кто бы это ни был, уже слишком поздно! Кто бы ни проводил ритуал, он сильно облегчил мне задачу, теперь открыть Хранилище не составит труда. Дело за малым - попасть в горы Эльваса, минуя стражей ведунов.
   - Горы Эльваса? - недоуменно посмотрела на графа девушка, - но ведь они простираются и за пределы владений ведунов...
   - Все верно, моя образованная леди, - хмыкнул Инджимар, - но выход к вратам Хранилища есть только со стороны Янтарного леса. К тому же, демоница что тебя охотится, не сможет нас преследовать открыто.
   - Демон? - побледнела Велена, - лайс Ирвис... Да, точно! Посол из Амбреста говорил что-то о своей госпоже, что дала ему одну из теней. Но ведь он мертв...
   - О, а она крайне изобретательна. Но, видишь ли, Велена, смерть одной из марионеток не остановит демона, когда на кону столь лакомый кусок. Слыхал я, что за артефакты лежат в Хранилище... Но тебе нечего бояться, - самодовольно хмыкнул граф, - я смогу защитить тебя от демона.
   - Вопрос в том, нужна ли мне ваша защита, - еле слышно пробормотала Велена, но граф услышал и не замедлил ответить.
   - Именно, моя дорогая, именно! Я прекрасно понимаю, что не дождусь от тебя благодарности, - Инджимар глубоко вздохнул, с укором глядя на Велену, - и вот ведь незадача, открыть Хранилище ты сможешь, только если будешь уверена, что действительно хочешь этого, Светлые Боги позаботились об этом. Поэтому, нам придется немного поработать с твоим сознанием.
   - Что? - Велена резко встала и сделала порывистый шаг назад, - у вас ничего не выйдет, милорд! Никогда я сознательно не захочу помогать вам!
   - Поверь, через неделю пути, что мы проведем с тобой вместе, и после ряда несложных магических действий, ты будешь не просто благодарна мне. Ты будешь меня боготворить, - граф усмехнулся, - быть может, я даже сделаю тебя своей женой. Породниться с правителем Сагрина будет не так уж и плохо, к тому же ты так похожа на свою мать...
   - Нет, - прошептала девушка, глядя на Инджимара широко открытыми от ужаса глазами.
   - Ты не сможешь мне помешать, - равнодушно пожал плечами мужчина в ответ, - Альен, отведи леди во двор, мы скоро выезжаем. А я пойду проверю, готов ли отряд в дорогу.
  
   Левонис нетерпеливо притоптывал ногой, стоя рядом с расседланными лошадьми. Час назад он и его спутники были вынуждены остановиться, чтобы отдохнуть и накормить усталых животных. Поиски Велены зашли в тупик, девушка словно в воду канула. Они уже выбились из сил, но не нашли никаких следов, кроме рубашки, которую успела переодеть Велена. Но и сейчас, не в силах бездействовать, Аррог отдохнув всего пару минут, ушел в попытках отыскать хоть какие-то следы, надеясь на свою вторую ипостась. Лита, все дорогу мрачно молчавшая, сказала, что тоже пока пройдется и скрылась в густых зарослях, оставляя эльфа одного прежде, чем он успел возразить.
   Послышался шорох и рядом с Левонисом мелькнула золотистая тень. На ходу принимая облик человека, лорд Лакхар только грустно покачал головой на молчаливый вопрос в глазах эльфа. Через полчаса вернулась Лита. Выражение лица наемницы говорило само за себя - она тоже не преуспела в поисках. Левонис в отчаянии опустил голову. Что делать теперь? Нападение разбойников было подстроено, чтобы отвлечь их внимание, это стало понятно почти сразу. Но кто мог похитить девушку? Неужели император все же нашел их? Тогда к чему такие сложности, не проще было бы убить их всех?
   От вопросов уже гудела голова, а ответов не предвиделось. Спутники начали седлать лошадей, стараясь не встречаться взглядами. Шансов найти Велену с каждой минутой становилось все меньше...
   - Я чувствую, что за нами кто-то следит... - вдруг с сомнением произнес оборотень, втягивая воздух затрепетавшими ноздрями, - это зверь, - глаза оборотня сжались в узкие щелочки, он потянулся к рукояти меча.
   - Стой! - вдруг крикнул Левонис, всматриваясь в том же направлении, что и Аррог, - это же... - Послышалось тихое поскуливание, эльф сделал осторожный шаг в сторону кустов, из которых и доносился звук, - не может быть! Гвинд!
   Фигура крупного волка медленно выдвинулась навстречу, настороженно косясь в сторону оборотня. Левонис, удивленный и даже обрадованный, потрепал зверя по густой шерсти на холке.
   - Что это? - напряженно спросила Лита, с некоторым страхом разглядывая крупного зверя, благосклонно принимающего ласку.
   - Не что, а кто, милая, - усмехнулся Левонис в ответ, - это Хранитель Велены. Она ведь из правящего рода. Догнал-таки, зверюга.
   - Если он хранитель маленькой леди, почему его не было раньше? - с сомнением спросил оборотень.
   - Когда ее похитили люди императора, он был сильно ранен, - оправдал волка Левонис, - будь он обычным зверем, то уже давно бы умер. А теперь у нас появился шанс, друзья мои! Гвинд почувствует хозяйку, даже не имея следов! Правда, мальчик?
   Волк в ответ завилял хвостом, словно большая собака, и уверенно двинулся в сторону дороги. Друзья, не сговариваясь, запрыгнули на лошадей и двинулись следом. Теперь у них снова была надежда на благополучный исход.
  
   Оказавшись во дворе замка, Велена вдруг четко осознала, что сейчас выпадает ее последний шанс убежать. Как только она сядет в закрытую карету, которую подготовили для путешествия графа и его пленницы, возможности больше не представиться. Недалеко от кареты, почти у самых ворот замка, стояла группа воинов, седлавших своих лошадей. Быть может, если она смогла бы украсть одну из них...
   Дождавшись, пока сопровождающий ее Альен отвернется к подошедшему с багажом слугу, девушка решительно повернулась в сторону воинов. Но успела сделать лишь несколько торопливых шагов, как почувствовала на плече тяжелую руку:
   - Моя дорогая, неужели ты решила оставить меня без своего блистательного общества?
   Позади нее стоял граф, словно выросший из-под земли. Минуту назад, Велена могла поклясться, его не было во дворе замка! От Бэйлита исходили волны ярости, столь сильной, что Велена едва ли не зажмурилась от страха. Мужчина крепко сжимал ее плечо, до боли стискивая пальцы, так что девушке стало казаться, что еще чуть-чуть и послышится хруст сломанной ключицы. Девушка отчаянно дернулась, но Бэйлит только сильнее сжал руку, заставив Велену поморщиться.
   - Давай решим с тобой сразу и навсегда. Когда я говорил, что не потреплю от тебя неповиновения, мысли о побеге имелись в виду тоже. Но, раз уж ты не понимаешь простых слов... - на сей раз удар был гораздо сильнее, чем та легкая пощечина, которой граф наградил ее в их первую встречу.
   Девушка буквально отлетела в сторону кареты, потеряв равновесие и растянувшись на земле, крепко приложившись головой о твердую стенку. В голове зашумело и словно что-то взорвалось, рождая волну острой боли. Она открыла глаза, и смутно, словно в тумане увидела приближающуюся к ней коренастую фигуру графа.
   - А теперь, когда ты какое-то время будешь достаточно спокойной, мы пожалуй сможем отправиться в путь, правда, моя дорогая... - начал было издевательским тоном говорить граф, но замолчал на полуслове и резко обернулся назад.
   Велена перевела взгляд за спину Бэйлита, но перед глазами все расплывалось и она смогла различить лишь высокую мужскую фигуру. Понять кто это, девушка не смогла. Тяжело опираясь о пыльную землю, Велена попыталась принять более удобное положение, слегка покачивая головой, в надежде прояснить взор, но мир упорно вращался, не желая останавливаться. И только отчетливо услышанный знакомый голос заставил девушку вновь замереть, удивленно вскинув брови:
   - Велена? О, Боги, что с тобой? - встревоженный голос без сомнений принадлежал Родерику.
   Чувства захлестнули Велену - от облегчения и радости, до изумления и недоверия. Она подняла глаза, не понимая, как здесь мог оказаться ее друг, надеясь, что ей это не чудится, боясь ошибиться.
   - Темный? - между тем пролепетал граф Бэйлит, и в его голосе девушка явственно уловила страх, почти животный ужас, - Ваша Светлость, чем я обязан такой чести?..
   - Ты! - тон Родерика изменился, девушка никогда не слышала в нем столько холода, не ощущала столько угрозы в одном коротком слове, - почему эта девушка у тебя? И что ты с ней сделал, раздери тебя демоны!
   - Но, Ваша Светлость... Эта девушка... ключ. За ней охотится демон и я решил, что ей лучше находиться под моей защитой... - забормотал Инджимар, с трудом подбирая слова.
   - Защита? - буквально прорычал Родерик, а Велена, к которой потихоньку возвращалась способность нормально видеть, смогла наконец разглядеть его искаженное яростью лицо, нависшее над побледневшим графом, - я прекрасно знаю, кто она, и уже вижу, как ты о ней заботишься!
   - Но позвольте, - попробовал возмутиться Бэйлит, но его тон все равно был до смешного жалким. - Какое вам, Темному Посланнику, дело до того, как я обращаюсь с какой-то ведуньей? В конце концов я не нарушаю никаких запретов Владычицы Демы, не посвящаю в свои дела других, не причиняю никакого ущерба... - Бэйлит вдруг запнулся на полуслове и округлил глаза, его голос почти перешел на шепот, - если только вы сами не... О, князь! Я и подумать не мог, что эта девушка принадлежит вам! Я прошу вас, простите меня!
   Граф бросился к Велене, пытаясь помочь ей подняться, но Темный рявкнул:
   - Убери от нее руки! - и граф поспешно отскочил в сторону.
   Родерик подскочил к нему и молниеносным движением сжал горло Инджимара, его серые, обычно спокойные глаза, горели безумным алым светом. Подскочивший на выручку хозяину Альен был отброшен одним небрежным движением руки, Велене показалось, что Родерик даже не дотронулся до помощника графа, но его тело, описав широкую дугу, отлетело под ноги застывших от ужаса воинов графа.
   - И присмири своего мертвяка, не хочу марать рук о всякую падаль, - презрительно прошипел Темный. Теперь у Велены язык не повернулся бы позвать его по имени, перед ней словно стоял совершенно незнакомый человек... нет, назвать его человеком сейчас она тоже не смогла бы. - Ты прав, она моя! И за то, что ты сотворил с ней...
   - Не может быть... - жалобно прошептала Велена, сгорбившись и не делая больше попыток встать. На глазах девушки выступили слезы обиды, и каждое слово Родерика словно ложись тяжестью ей на плечи. Ее голос был едва слышен, но Темный сразу же обернулся в ее сторону.
   - Велена, - он отбросил графа в сторону и тот упал на землю, держась руками за горло и пытаясь отдышаться, - Велена, милая, ты в порядке? - Темный бросился к девушке, опускаясь перед ней на колени и протягивая руку, чтобы помочь.
   - Не смей! - всхлипнула девушка, делая отчаянное усилие подняться, - не прикасайся ко мне!
   Родерик отдернул руку, словно обжегшись. В его глазах полыхнуло пламя - боль, вина, решимость. Он тихо заговорил, стараясь поддерживать спокойный тон:
   - Велена, прости, я должен был сказать тебе раньше, - он не оправдывался, а признавал свою вину. Велена подняла заплаканное лицо, со злостью глядя на Темного, заставляя его вздрогнуть, - давай поговорим позже, ты ранена...
   - О чем говорить? - прошептала девушка, - я верила тебе!
   Она медленно встала на ноги, опираясь о стенку кареты, и сделала неуверенный шаг в сторону от Родерика. Кружилась голова и ноги упрямо отказывались держать дрожащее тело, еще немного и она снова упала бы, если бы ее не подхватили сильные руки. Она хотела возразить, оттолкнуть от себя мужчину, но мысли путались, и знакомый запах дождя, исходящий от его тела туманил голову, окутывал, даря ощущение покоя и защищенности. Уже засыпая, она чувствовала, что Родерик несет ее куда-то, бережно удерживая в кольце рук.
   Темный шагал за ворота замка, оставляя его владельца и челядь облегченно вздыхать. Он смотрел в бледное лицо лежащей у него на руках девушки, прощупывая повреждения магическим зрением. Легкое сотрясение мозга, с облегчением понял он, но увидев расплывающийся на виске Велены безобразный синяк и запекшуюся кровь на разбитой губе, снова нахмурился, жалея, что не убил выродка Бэйлита. Но сейчас важнее помочь Велене. Сердце судорожно сжималось при взгляде на потерявшую сознание девушку, а в голове царил хаос. Лучше всего сейчас ему было бы оставить девушку в том месте, где ее быстро смогут найти друзья, чтобы помочь. Так будет правильно. Но оставить ее сейчас... При мысли об этом у него разрывалось сердце. Он хотел как можно скорее поговорить с ней, объяснить, что не желал ей зла. И те слова, что он в запале сказал графу, о том, что девушка принадлежит ему... Боги, пусть она поймет, что он говорил так, только чтобы защитить ее!
   Но захочет ли девушка слушать его оправдания? Как оставить ее сейчас, не зная, когда представиться возможность для разговора? Размышления Родерика, давно покинувшего территорию замка и сейчас бесцельно бредущего по дороге, прервал стук копыт приближающихся лошадей.
   Он поднял глаза и увидел, как навстречу ему несется огромный серый зверь, - то ли собака, то ли волк, так сразу и не разобрать, - следом за которым двигался отряд из трех всадников. В едущем впереди мужчине он узнал столь ненавистного ему оборотня, Лакхара, и мгновенно сжал зубы от злости. Но оборотень тоже заметил впереди фигуру мужчины, несущего на руках бесчувственное тело его любимой. Едва успев остановить коня, Аррог почти на ходу спрыгнул и, доставая из ножен меч, бросился в сторону предполагаемого похитителя:
   - Что ты с ней сделал, отродье?
   - Я? - презрительно выгнул бровь Родерик, останавливаясь, но не выказывая и тени страха перед вооруженным противником, - кто ты такой, что бы требовать отчета в моих действиях?
   - Я друг этой девушки, что ты похитил и держал в плену! - глаза оборотня зажглись опасным безумием, - отпусти ее немедленно и ответь за свой поступок, как подобает мужчине...даже такому ублюдку, как ты!
   - Нет, Аррог! - остановил его вдруг резкий голос эльфа, который смотрел на Родерика, подозрительно сощурив глаза, - во-первых, он говорит правду, я вижу, это не он причинил Велене зло... - пояснил он удивленно посмотревшему на него другу, - а во-вторых... мне знакомо это плетение силы. Я удивлен, хотя и не скажу, что рад приветствовать тебя, Хранитель слова Темной Владычицы.
   Словно подтверждая его слова, глухо зарычал Гвинд, прижав уши, а Темный только иронично кивнул:
   - Твоя проницательность поражает, эльф.
   - Что тебе нужно от Велены, князь? - продолжил Левонис, словно не замечая насмешки в тоне Родерика.
   - Это не касается тебя, или кого-то другого из присутствующих, - отрезал Кеннет.
   - Ошибаешься, - нахмурился эльф, - я несу ответственность за эту девушку, так что все, что связано с ней, касается меня напрямую.
   - Ты плохо выполняешь свои обязанности! - еще более насмешливо произнес Родерик, - тебе не по силам защитить девушку от всех желающих попасть в Хранилище Ветра.
   - Она уже знает? - с горечью произнес эльф, отводя глаза.
   - Человек, похитивший ее, не замедлил просветить Велену на этот счет, - кивнул Темный, и в его глазах на миг промелькнуло сочувствие и даже понимание.
   - Не знаю, о чем вы говорите, - вмешался в разговор Лакхар, - но если ты немедленно не вернешь Велену...
   - Что ты сделаешь? - позволил себе снисходительную улыбку Родерик, - поосторожнее со словами, оборотень, если хочешь уберечь свою шкуру!
   - Ты! - прошипел оборотень, делая шаг в сторону Темного и тут же недоуменно заморгал - на том месте, где еще секунду назад стояла мужская фигура с девушкой на руках, уже никого не было.
   - Потерял что-то? - раздалось у него из-за спины.
   Лакхар вновь молниеносно обернулся и бросился на голос, но словно нарвался на невидимую преграду. Зарычав от досады, оборотень со всей силы ударил по невидимой стене рукой, но все было безрезультатно.
   - Сейчас, когда Велена не может постоять за себя, ей нужна защита, - задумчиво, словно ни к кому не обращаясь, а просто озвучивая свои мысли, произнес Родерик, - я принял решение.
   - О чем ты? - нахмурился Левонис, предчувствуя неладное, - какое решение?
   - Пока Велена останется со мной. Позже она присоединиться к вам. Если захочет, конечно, - серьезно, глядя в глаза эльфу, произнес Темный и его фигура, как и фигура девушки, замерцала в воздухе.
   - Постой! Ты не можешь! - закричал Левонис, ринулся сквозь исчезнувшую преграду оборотень, но поздно.
   Темный исчез, буквально растворившись в воздухе. А вместе с ним исчезла и Велена.
   Эльф с тяжелым стоном отчаяния обхватил голову ладонями. Почему Темный оказался здесь? Почему Велена у него? И как он мог не уследить, не уберечь свою малышку?
   - Левонис, - позвал оборотень, его голос был спокоен, но в глаза напряженно и решительно смотрели на друга, - о чем говорил этот... Посланник? Что за Хранилище, как оно связано с Веленой?
   - Хранилище Ветра? - пробормотала молчавшая все это время Лита, - неужели он говорил о легендарном Хранилище, где спрятаны артефакты, созданные самими Богами? - глаза девушки изумленно и понимающе расширились, - но если верить легендам, получается, Велена - из рода хранителей, ключ к величайшей силе?
   - Ты очень догадлива, милая, - горько усмехнулся эльф в ответ, - все именно так. И теперь, если оказалось, что об этой тайне знают многие... Боюсь, князь был прав. Не в наших силах защитить Велену от алчущих власти. Я слишком долго хранил этот секрет, переданный мне ее матерью, Лексин, и надеялся, что правда никогда не выплывет наружу... Но, похоже, Боги рассудили иначе, - тяжело вздохнул он, - нам остается лишь надеяться, что Темный сдержит свое обещание и вернет Велену.
   - Ты предлагаешь сидеть сложа руки, пока Велена находится у этого порождения тьмы? - удивленно спросил оборотень, - мне плевать, о каких артефактах и ключах идет речь! Я смогу защитить Велену! Я, а не этот выродок! Где она сейчас, Левонис? Ты знаешь, куда мог забрать ее Темный?!
   - Не горячись, Аррог, - поморщился эльф от громкого, почти срывающегося на крик, голоса Лакхара, - княжество Кеннет лежит далеко отсюда, но благо, пока нам не придется менять маршрут. Мы будем двигаться дальше, быть может, к тому времени, Велена вернется. Я слышал, что князь - человек слова. Надеюсь, эти слухи правдивы, потому что сейчас мы можем положиться только на это...
  
   Ей снова снился странный сон. Раскидистые ветви старого дуба, недалеко от их дома в графстве Эллион, пряный запах летних трав и ласковое вечернее солнце.
   Велена сидела в густой траве, прислонившись к широкому стволу исполинского дерева и тихо напевала. Чувства умиротворения и покоя складывались легкой улыбкой на губах. Все было так правильно и естественно...
   Не нужно больше убегать, скрываться, бояться за жизнь близких, а главное - ее сердце больше не сжималось от чувства утраты. Эти мысли заставили девушку нахмуриться, невольно в голове замелькали воспоминания, которые никак нельзя было назвать приятными. Велена тряхнула головой, отгоняя смутные образы и стала внимательнее всматриваться в предмет, который держала в руках. Ну, конечно! Она ведь плела венок для Винса! Надо поторопиться и закончить до того, как он вернется. Счастливо улыбаясь, девушка начала ловко связывать маленькие фиолетовые цветки перелески. Она закончила, соединив концы венка, как раз вовремя.
   Со стороны усадьбы к ней двигалась высокая, гибкая фигура юноши. Велена встала, почти бегом бросившись ему на встречу, и звонко смеясь, положила венок на копну его темных, чуть взъерошенных волос. Винсент засмеялся в ответ, подхватил девушку на руки и закружил, крепко прижимая к себе. Он остановился, когда у нее уже начала кружиться голова, нежно обнял за плечи и поцеловал.
   В этот момент Велена хотела, чтобы эта минута длилась вечно. Девушка обвила руками его шею, зарывшись одной рукой в мягкие волосы. Хотелось раствориться, остаться в этом сне навсегда. Она ведь знала, что это только сон. Одна эта мысль тут же развеяла сказочную иллюзию, из глаз покатились слезы.
   - Ну же, любимая, перестань, - тихо произнес Винс, прижимая голову всхлипывающей девушки к груди и успокаивающе поглаживая ее по спине, - ты у меня сильная девочка, а смерть - еще не конец.
   - Но, Винс, - тихо прошептала она, - это не правильно. Все, что происходит в моей жизни в последнее время - не правильно! Я старалась не думать о тебе... ты не обижаешься?
   - Глупенькая, - вздохнул юноша в ответ, поднимая ее лицо к себе и осторожно стирая с ее щек слезы, - ты подарила мне столько радости и света, я умер счастливым. К тому же, - лукаво ухмыльнулся он, совсем как в старые добрые времена, - разве все так плохо, Вел? Разве нет кого-то, кто стал бы близок для тебя?
   - Винс, я не должна была... - девушка слегка покраснела.
   - Влюбляться? - хмыкнул он, - нет, Велена, не прячь эти чувства от себя самой. Ты влюбилась и поверь, он любит тебя не меньше. И я не злюсь и не обижаюсь, ведь на самом деле, я был для тебя лишь другом, согласись.
   - Нет, Винс, это не так!
   - Если подумаешь об этом получше, поймешь, что это правда. Но в любом случае, жизнь не стоит на месте. Сейчас есть человек, который нужен тебе и которому нужна ты.
   - Конечно нужна, - горько усмехнулась девушка, - ведь я единственная возможность обрести власть, проникнуть в легендарное Хранилище Ветра.
   - Но это не мешает ему любить тебя, несмотря на темную сущность, любить искренне и по-настоящему. И сейчас ему нужна твоя помощь. Постарайся понять его.
   - Это не просто, - покачала головой девушка.
   - А кто сказал, что должно быть легко, - хмыкнул Винс, - любить вообще не просто.
   - Ты поэтому сейчас в моем сне? - грустно спросила девушка.
   - Не совсем, - Винсент нежно погладил ее по щеке, - я ведь так и не успел попрощаться с тобой. Давай просто немного побудем вместе? Забудь обо всем, ненадолго, только на эту ночь.
   Девушка кивнула в ответ. Все это казалось логичным и правильным, ни на мгновение у Велены не возникло сомнений в правдивости его слов. Молодые люди присели в тени большого дуба и начали неторопливый разговор. И Велена почувствовала, что время словно остановилось и все ее заботы и грустные мысли остались где-то за чертой. Они еще долго сидели обнявшись, смеясь и греясь под лучами солнца. И на закате их последний поцелуй заставил глаза девушки вновь наполниться слезами. А Винс тепло улыбался, исчезая в сумерках.
   Когда она проснулась, перед ее мысленным взором все еще стояло его улыбающееся лицо, а щеки Велены были мокрыми от слез. Но на душе было легко, ее друг, ее первая любовь навсегда останется в ее памяти, но больше она не будет чувствовать боли, только легкую грусть.
   Осмотревшись по сторонам, Велена окончательно проснулась. Она лежала на большой кровати в незнакомой ей комнате в золотистых, теплых тонах. За окном, в отличие от ее сна, стояло раннее утро, весело щебетали птицы и зеленели ветки деревьев. Девушка вдруг поняла, что очень сильно хочет есть. С трудом восстанавливая события, предшествующие ее сну, девушка испуганно охнула. Как же долго она была без сознания? Ведь за окном лето, а в графстве Бэйлит была только ранняя весна!
   Девушка откинула шелковое одеяло, и обнаружила, что одета она в тонкую шелковую рубашку, длинную, но довольно прозрачную. Девушка резко села, опустив ноги на пол и чуть было не рухнула обратно - так сильно закружилась у нее голова.
   Зажмурившись, Велена переждала неприятное ощущение и снова попыталась встать, на этот раз, двигаясь медленно и аккуратно.
   - Велена, ты уже проснулась? - послышался тихий голос от двери и девушка, испуганно вздрогнув, подняла голову.
   У порога стоял Родерик, взволнованно глядя на нее. Она не слышала ни звука его шагов, ни скрипа двери, поэтому в первый момент даже испугалась. Уловив страх, мелькнувший в глазах Велены, увидев ее слезы, Родерик остановился и замер, хотя явно собирался подойти. В его глазах были затаенная боль и вина, он отвел взгляд и тихо попросил:
   - Не бойся меня, пожалуйста, - его голос звенел от напряжения, - я не причиню тебе зла.
   - А я и не боюсь, - спокойно ответила Велена. Она помнила слова Винса, понимала, что скрывать чувства от самой себя действительно глупо, но простить его так сразу не могла, - я только зла, Родерик, очень зла!
   Он несколько удивленно и растерянно посмотрел на нее и сделал осторожный шаг вперед. Поняв, что девушка и впрямь не боится, он слегка ободренный, подошел ближе и осторожно присел на край кровати. Он не знал, что сказать ей. Сейчас сбывались его худшие опасения, ведь теперь она отвернется от него?
   - Ну и что ты молчишь? - ворчливо произнесла девушка, скосив на мужчину хмурый взгляд, - надеюсь, потому, что тебе стыдно?
   - Прости, - тихо сказал он, - я не мог сказать тебе раньше, кто я такой. И...
   - Я помню, и говорила, что готова подождать, пока ты захочешь рассказать мне все сам, - поймав непонимающий взгляд мужчины, Велена усмехнулась, - неужели ты думаешь, что напугал меня или оттолкнул тем, что ты Темный? Я мало знаю о том, что это означает, но зато неплохо узнала тебя. Не думаю, что ты ужасный злодей, - она фыркнула.
   - Только не для тебя, Велена, - тихо произнес он, с нежностью и благодарностью глядя в ее глаза.
   От этого взгляда девушка почувствовала, как начинает ускоряться ее пульс, а в душе рождается какое-то теплое и светлое чувство. Подавив внезапный порыв усилием воли, девушка слегка нахмурилась и ответила ему так же тихо:
   - Но ты врал мне. Врал все это время. Ты знал, что я последняя в роду хранителей ключа? - отчаяние, мелькнувшее в его глазах, подтвердило догадку. Она грустно вздохнула, - знал. И собирался воспользоваться мной. Я верила тебе, Родерик. Но как мне быть теперь?
   - Я хотел сказать, - Темный нервно провел рукой по волосам, - не сразу, не буду отрицать этого. Поверь, Велена, попасть в Хранилище ветра очень важно для меня, но открыться я не мог. Я давно отвык верить людям, но ты другая. Я понял это почти сразу, но... Потом, когда я наконец понял, что тянуть дольше нельзя, я не мог и на минуту застать тебя одну! С тобой постоянно был кто-то рядом, а этот чертов оборотень вообще не спускал с тебя глаз!
   Постепенно, его голос становился громче, последняя фраза была наполнена возмущением и злостью. Глядя в его потемневшие, словно небо перед грозой, серые глаза, Велена удивленно воскликнула:
   - Ты что, ревнуешь меня к лорду Лакхару?
   Родерик застыл, недоуменно нахмурился, словно вспоминая, что он сейчас сказал. Но затем он недовольно поджал губы и словно решившись, твердо сказал:
   - Да. Раздери меня демоны тьмы, да, Велена! Я ревную тебя к этому проклятому оборотню! Да я с ума схожу, когда вижу его рядом с тобой!
   - Но почему? - почти прошептала девушка, придвинувшись немного ближе.
   - Почему? Да потому что люблю тебя, Велена! - Темный смотрел на нее неожиданно зло.
   - Скажи это еще раз, - улыбнулась она.
   - Велена! - почти простонал он, - зачем ты мучаешь меня? Я люблю тебя, люблю! Но какое это имеет значение, если твое сердце принадлежит другому? Я видел, как самозабвенно ты отвечала на его поцелуи, я все понимаю, такому как я не место рядом с тобой. Я Темный, проклятый...
   - Ничего ты не понимаешь, - устало выдохнула Велена, - Аррог действительно поцеловал меня. И сделал мне предложение, но...
   - Поздравляю! - резко вскочил Темный, перебивая ее на полуслове, - волнуешься за жениха, наверное? С ним все в порядке, я видел твоих друзей и сказал, что ты скоро к ним вернешься...
   - Это хорошая новость, - улыбнулась Велена, встав с кровати и делая шаг вслед за Темным, - но ты недослушал. Я рада, что с моими друзьями все в порядке. Но жениха у меня нет. Я ведь не приняла предложение лорда Лакхара.
   - Это правда? - напряженно посмотрел на нее Родерик, невольно двигаясь ей навстречу.
   - А зачем мне врать? - пожала плечами девушка, - я не могла принять его чувств, хотя признаюсь, его предложение стало неожиданным и приятным. Лорд Лакхар замечательный человек... то есть оборотень.
   - Тогда почему же ты отказала ему? Такому замечательному? - раздраженно фыркнул князь.
   - Потому что я уже влюблена в другого, не менее замечательного человека. Или не человека? - словно у самой себя спросила Велена, - кажется, мне еще многое предстоит узнать о тебе!
   На минуту в комнате повисла тишина, прерываемая лишь птичьим щебетом за окнами. Затем Велена озадаченно склонила голову на бок, глядя на молчаливо застывшего Родерика:
   - Признаться, я ожидала несколько иной реакции...
   - Велена, то есть ты хочешь сказать... Ты вообще понимаешь, что говоришь сейчас? - тихо произнес Темный, делая шаг ей навстречу.
   - А ты думаешь, что неправильно понял меня? - грустно улыбнулась девушка, - тогда я скажу прямо. Я люблю тебя, Родерик. Невероятно злюсь, правда, но моих чувств это не меняет. Или ты сомневаешься в здравости моего рассудка? - усмехнулась она.
   - Скорее своего, - ошарашено произнес Родерик, внимательно глядя ей в глаза. - После того, как ты узнала кто я, как поступил с тобой. Ты все равно говоришь, что любишь меня?
   - Я тоже думаю, что стоило бы немного потянуть с признанием. В конце концов, ты еще не рассказал мне всего, да и не подобает леди так открыто заявлять о своих чувствах, - она наигранно-тяжело вздохнула, но продолжила уже серьезным тоном, - пусть я влюбилась в тебя, когда не знала ничего о Темном князе или Хранилище ветра. Что, по-твоему, могло измениться сейчас?
   - Велена, разве ты не понимаешь? - грустно начала он, подходя почти вплотную к девушке и нежно проводя ладонью по ее щеке, - я прозван Темным не просто так. Я проклят, я служу темной богине, и жрецами светлых богов я давно уже признан отродьем тьмы...
   - Какое мне дело до мнения напыщенных фанатиков. - Девушка потерлась лицом о его руку, довольно, словно кошка, щуря глаза, - я не слепая и вижу, что в твоей душе есть свет. Я сделала свой выбор. Сделай и ты свой.
   - Вел... девочка, что же ты творишь! - с отчаянием простонал мужчина, привлекая ее к себе и сжимая в крепких объятиях, - еще немного и я не смогу отпустить тебя, уже никогда!
   - Не отпускай. С тобой спокойно и легко. - Она обвила его руками за талию и подняла голову, с улыбкой глядя в его глаза, - но разговор нам еще предстоит. Я хочу, чтобы ты доверял мне, Родерик. Потому что я верю тебе.
   - Я попробую, - прошептал Темный, осторожно касаясь губами ее губ, - если ты будешь рядом, я попробую.
   Он осторожно убрал с ее лба непослушную прядь волос, покрывая нежными поцелуями лицо. В ответ она только вздохнула, крепче прижимаясь к любимому, и следующий их поцелуй был уже более чувственным и глубоким. Родерик нежно ласкал ее губы, осторожно перебирая шелковистые пряди волос на затылке.
   - Моя светлая девочка... - в промежутках между поцелуями шептал он, - нежная моя... любимая... - Темный все еще не верил, что она рядом, что узнав так тщательно скрываемый им секрет, не отвернулась, а словно стала ближе.
   Он мысленно поклялся себе, что сделает все, чтобы Велена была рядом. Прижимаясь губами к нежной коже на шее, осторожно поглаживая тонкую кожу в районе ключиц, он все повторял и повторял про себя, что сможет сделать ее счастливой, а с демоницей он разберется. Хаилит исчезнет, а значит, исчезнет и необходимость рассказывать об их договоре.
   Тихий стон Велены отвлек Темного от размышлений. Девушка чуть дрожала, доверчиво откинувшись у него на руках и прикрыв глаза. Родерик подхватил ее на руки и присел край кровати, удерживая девушку на коленях. Новый поцелуй был требовательным, передающим всю силу его желания. Велена судорожно стиснула ткань его рубашки, с восторгом отвечая на поцелуй. Его сильные руки гладили тело девушки, а она могла только выгибаться в его руках, чувствуя, что словно плавиться от каждого прикосновения. Голова кружилась, словно она летела в пропасть, внизу живота зародилась жаркая волна, заставляя тяжело дышать, замирая в ожидании большего. Родерик накрыл мягкий холмик груди ладонью, лаская сквозь ткань затвердевший сосок, понимая, что еще немного и уже не сможет остановиться. А Велена тихо, протяжно застонала, словно нарочно лишая его этим остатков самообладания. С хриплым вздохом Темный провел рукой по ее ноге, поглаживая тонкую щиколотку, поднимая ткань ночной рубашки, лаская округлое бедро. Когда его рука медленно двинулась выше, Велена широко распахнула глаза.
   - Родерик, - немного испуганно позвала девушка. Ее голова все еще слегка кружилась, тело пребывало в сладкой истоме, но разум почти кричал, приказывая остановиться.
   Он поднял на нее чуть затуманенные желанием глаза, но заметив ее испуг, мгновенно замер, встревожено спросив:
   - Я напугал тебя? Прости, Велена, - он торопливо прижал ее к себе, но в теперь в его объятьях не было и намека на интимность, - прости, моя светлая девочка, я слишком спешу.
   - Тебе не за что просить прощения, - глубоко вздохнула она, пряча покрасневшее лицо у него на груди, - это я вела себя слишком... откровенно. Но мне стало страшно, когда я поняла, что мое тело больше не слушается меня.
   - Велена, - его тихий, довольный смех чередовался с легким поцелуем в макушку девушки, - моя маленькая, невинная девочка. Ты вела себя так, как и нужно было. И я рад, что вызываю именно такую реакцию, - хмыкнул Темный, поднимая к себе ее смущенное лицо и нежно целуя в кончик носа.
   - Правда? - шепнула она, и в ее глазах тут же появилось облегчение, которое сменили лукавые искорки, - значит, тебе понравилось? - девушка провела кончиками пальцев по его груди.
   - Маленькая соблазнительница, - улыбнулся он, перехватывая ее руку и поднося пальцы к губам, - но нам действительно не следует спешить... какое-то время. Боюсь, долго я не выдержу...
   - А нам еще нужно поговорить, - серьезно кивнула девушка, чуть отстраняясь.
   Темный тяжело вздохнул. Перевел мученический взгляд на любимую девушку, но та была непреклонна, в зеленых глазах была уверенность и решимость.
   - Хорошо, но сначала тебе нужно поесть... и переодеться! Твой вид располагает совсем не к разговорам!
   - Я совсем забыла, - пробормотала девушка, стремительно краснея и отодвигаясь в сторону, - только где моя одежда?
   - Если честно, Велена, ее пришлось выкинуть, - потер переносицу Родерик и нехотя ответил на ее удивленный взгляд, - ну, она запылилась и немного, кхм, порвалась, пока тебя переодевали...
   - Ты раздевал меня сам? - догадалась Велена, думая, что скоро ее лицо окончательно сменит цвет на ярко-красный.
   - Прости, я волновался и хотел быть уверенным, что эта скотина граф не причинил тебе вреда. Благо, те небольшие повреждения я смог сразу исправить.
   - Как? - внимательно посмотрела на него девушка.
   - Мое проклятие дает немало привилегий, - грустно улыбнулся князь, - я пришлю горничную с одеждой, позавтракаем в саду? Тебе нужен свежий воздух.
   Бережно поцеловав Велену, Темный вышел, оставляя ее наедине со своими мыслями. Предстоящий разговор был неприятен ему, это ведунья поняла сразу, но твердо решила выяснить все и сразу. От нее всегда скрывали правду, больше никаких недомолвок, особенно в отношениях с любимым человеком.
   Вспомнив их поцелуи, Велена вновь почувствовала, как ее бросает в жар и спешно отошла к окну. А в дверь уже тихонько стучали.
   Вошедшие молоденькие служанки робко переминались с ноги на ногу, держа в руках приборы для умывания и одежду. Им явно было очень любопытно, но девушки не осмеливались разглядывать неожиданную гостью своего господина. Пока ей помогали одеваться, Велена не раз ловила их эмоции - от любопытства и опаски, до сильнейшей зависти. Не понимая, чем может вызвать такую реакцию у местной прислуги, девушка решила не обращать на это внимания, сосредоточившись на своем новом наряде. Точнее, не совсем новом, а кем-то одолженным, как она поняла. Легкое голубое платье было, несомненно, дорогим и вряд ли его надевали большего одного раза, если надевали вообще, но было велико в груди и талии, к тому же, коротковато по длине.
   Тяжело вздохнув, Велена позволила служанке заплести ее волосы в косу, рассуждая, у кого Родерик отобрал этот наряд. Когда на него смотрели горничные, она уловила явное злорадство, которое читалось даже в их глазах, но относится оно к бывшей владелице платья или все-таки к ней, девушка так и не поняла.
   Шествуя по широкому коридору, Велена с интересом оглядывалась по сторонам. Высокие стрельчатые окна давали много света, оставляя сотни солнечных зайчиков на изящной мозаике пола. Светлый потолок с лепниной поддерживал ряд декоративных мраморных колон, из украшений помимо изящного барельефа - только канделябры и несколько старинных гобеленов.
   Спускаясь по широкой лестнице, девушка вдруг подумала, что в таком красивом месте, наверное, было бы здорово жить. Поняв, какие мысли ходят у нее в голове, девушка смущенно улыбнулась сама себе. Поспешив выкинуть эти мысли из головы, Велена скользнула в услужливо распахнутую перед ней лакеем дверь и замерла, ахнув от восхищения.
   Под ярким ультрамарином неба раскинулся великолепный, казалось, бескрайний сад. Высокие деревья, изящные арки, увитые цветами, изумрудная зелень трав. Вдалеке, на горизонте, виднелись величественные силуэты гор. Проведя девушку вглубь сада, служанка склонилась, указывая в сторону изящной беседки, из которой ей навстречу уже спешил Родерик.
   - Ничего, если мы побудем вдвоем? - князь взял Велену за руку, жестом позволяя прислуге удалиться, - я подумал, что ты будешь не против.
   - Родерик, тут так красиво! - выдохнула девушка, позволяя усадить себя за стол в беседке, - но я не понимаю! Еще вчера, во дворе замка графа, было довольно прохладно, но здесь... как минимум разгар лета!
   - В этом саду всегда лето, Вел, - улыбнулся Темный, протягивая девушке чашку чая, - но ты права, в моем княжестве сейчас тоже довольно тепло, оно граничит с Седыми степями и приграничными землями Империи.
   - Но это же так далеко от графства Бэйлит, - ахнула девушка, - как мы оказались здесь?
   - Я перенес тебя в свой замок с помощью Путей, - пожал плечами Кеннет.
   - Путей? - нахмурилась девушка, - я впервые слышу...
   - Конечно, прости, - князь старательно наполнял тарелку девушки стоящими на столе блюдами, - хм, трудно описать что это, если ты мало знакома с аспектами темной магии. Если кратко - я могу создавать прокол в пространстве и переносить свое эфирное, или в редких случаях материальное тело на большие расстояния. Переносить сознание довольно легко, это могут даже некоторые слабые маги, а для перехода, скажем так "во плоти", нужно тратить много энергии. Но мне это по силам, ведь я использую дар моей покровительницы, владычицы царства мертвых, Демы. И как Хранитель слова темной богини, большую часть силы беру у нее.
   - Родерик, я столько не съем, - перевела взгляд на свою тарелку девушка, отвлекаясь от интересного рассказа, - подожди, значит, ты можешь так просто перенестись в любую точку мира?
   - Не так просто, конечно, - поморщился Темный, - и далеко не в любую. Но большая часть мира открыта для меня.
   - Тогда почему? - нахмурилась вдруг девушка, - почему ты не помог мне, когда я была у императора?
   Взгляд Велены был серьезным и, хотя в нем не было осуждения, Родерик виновато отвел глаза:
   - А вот это как раз то самое место, куда и сознание переносить довольно трудно. Императорский дворец охраняется не только отрядами воинов и магической защитой, но и благословением Светлых богов. Мне там не место, Велена. Так же, как и в Янтарных лесах твоего деда Салтрена. Попасть туда я смогу только как обычный человек, потеряв большую часть силы.
   - Но ведь ты не всегда был Темным, правда? - осторожно спросила его девушка, - как получилось, что Владычица Дема стала тебе покровительствовать?
   - Знаешь, это было так давно, - задумчиво начал князь, немного помолчав, - тогда мне было двадцать лет, кажется. Глупый, но весьма гордый и заносчивый мальчишка. Мой отец, Ренвальт Кеннет умер, оставив меня у власти... В его правление наше княжество процветало, он был суровым, но мудрым человеком, а я... я недолго грустил, познав вкус свободы и власти. Балы, придворные красавицы, советники, столь умело врущие в глаза, чтобы урвать себе кусок побольше. Быть может с годами, я набрался бы и опыта, и ума, если бы не мой лучший друг. Точнее, я считал его таковым.
   Кеннет снова замолчал, словно вспоминая события прожитых лет. Но прежде чем девушка решилась спросить, продолжил:
   - Как безрассудна юность. Я думал, что судьба так и будет баловать меня, пронося в калейдоскопе ярких дней. Но Майлзу претило мое счастье. Мой друг - Майлз Осон, был младшим сыном захудалого барона, но к власти стремился всегда и умен был не по годам. Умело дергая за ниточки, произнося нужные слова, он с легкостью втерся в доверие к глупому, самовлюбленному князю. Но на его беду, даже убив меня, он не смог бы захватить власть, охочих и помимо него было хоть отбавляй. И тогда он заключил союз с соседним королевством, чтобы пойти на меня войной и стать официальным ставленником у трона после моего свержения. А потом было многое - война, голод подданных, невесть как появившаяся в княжестве чума... Я был в отчаянии, я молил всех богов о помощи, но откликнулась только Она. Да и кому было спешить на помощь в почти мертвое княжество, как не владычице Подземного царства? Но я был горд и поначалу отказался стоять на службе у тьмы... Но Дема была права, я все равно пришел к ней. Для этого мне пришлось пробраться в царство демонов, пройти к ее престолу... Я справился. Ни мне, ни моим подданным больше не грозит война. Но платой стала часть души и вечное проклятие. Темный... теперь меня знают только под этим именем и многие пугают им детей.
   У Велены оставалось еще столько вопросов, но задавать их она все не решалась.
   - Не понимаю, - вздохнула девушка, - как ты можешь быть порождением тьмы, я ведь вижу, что это не так. Да и твои эмоции... Ни разу за все это время я не почувствовала ненависти или подобного. Правда, когда ты появился в замке Бэйлита, твоя ярость сверкала ярким пламенем. Но ты этого и не скрывал, - девушка усмехнулась, - Даже у твоей прислуги больше тайных и темных чувств.
   - Ты ощущала мои эмоции? - изумленно выдохнул князь, - но это невозможно! Ты не могла их почувствовать!
   - Почему? - пожала плечами девушка.
   - Я всегда ставлю защиту, ведуны - не единственные эмпаты нашего мира. Но если ты чувствуешь...
   - Раньше нет. Когда ты приходил ко мне, я ничего не ощущала. Но теперь все по-другому.
   - Значит, твоя сила растет, - задумчиво наклонил голову Темный.
   - Да демоны с ней, с этой силой, - тяжело вздохнула Велена, - что хорошего она мне принесла? Расскажи, почему тебе так нужно попасть в Хранилище ветра?
   - Я... потерял кое-что очень важное в той войне, Велена, - не поднимая глаз от тарелки, тихо произнес князь, - из-за своей глупости, гордости и упрямства, не смог уберечь самое дороге, что было у меня. Мне следовало сразу принять помощь богини... - Кеннет замолчал, налил вина и сделал несколько больших глотков, - я не смогу жить спокойно, если не исправлю своих ошибок.
   Снова повисла тишина, а Родерик поднял на девушку глаза, и она приподняла бровь, призывая его продолжать, но Темный только упрямо сжал зубы. В глубине его зрачков плескалось столько боли и тоски, что девушке захотелось обнять, утешить, сделать хоть что-то, лишь бы облегчить его страдания. И он понял это, но продолжать не стал, снова виновато отвел глаза.
   - Ты не скажешь? - грустно прошептала она, - ты не доверяешь мне, но хочешь, чтобы я верила и помогала тебе... Это не честно, Темный.
   Велена впервые назвала его так, что не укрылось от мужчины. Он поднялся и подошел к ней вплотную, присев рядом и взяв ее руки в свои. Несколько секунд тишины нарушил спокойный голос девушки:
   - Я помогу тебе, постараюсь, по крайней мере. Если это так важно для тебя, разве я могу отказать? - он придвинулся ближе, радостно и удивленно глядя на девушку, но та жестом прервала не успевшие слететь с его губ слова благодарности, - но если ты не веришь мне, мы не сможем быть вместе, понимаешь?
   - Велена, - нахмурился князь, - я верю, просто...
   - Просто недостаточно сильно, правда? И пока это так, нам лучше забыть о том утреннем разговоре. Я чувствую, что ты скрываешь от меня не только свою цель, но и что-то еще, что беспокоит тебя. Мне надоело, что от меня постоянно что-то скрывают... Давай не будем об этом больше. Обсудим, когда ты захочешь быть честным со мной - Велена натянуто улыбнулась, - сейчас нашей задачей станет попасть в Хранилище ветра.
   Он грустно смотрел на нее, но ничего не говорил в свое оправдание. Молча кивнул, встал и отошел на несколько шагов.
   - Хорошо, Велена. Тогда нам стоит обсудить дальнейший путь, вдвоем продвигаться будет трудно, но зато быстро.
   - Кто сказал, что мы пойдем вдвоем? - хмыкнула девушка, - не думаю, что Левонис отпустит меня наедине с тобой блуждать по Амбресту, да и остальные, возможно, захотят присоединиться.
   - Ты хочешь, чтобы они пошли с нами? - озадаченно спросил Темный.
   - Несомненно, мой дорогой князь, - улыбнулась в ответ она, - и перед тем, как отправиться в путь, мне нужно обсудить все с моими друзьями. Наедине. Поэтому ты отправишь меня к ним, а на следующий день можешь присоединиться к нам.
   - Велена, я думал... - начал Родерик, но словно оборвал себя на полуслове, - хорошо. Как пожелаешь. Когда тебя отправить к твоим друзьям?
   - А ты знаешь, где они сейчас? - с интересом посмотрела на него девушка.
   - Да. Таверна "Старый дракон", в небольшом городке, примерно в дне пути от замка Бэйлит.
   - Прекрасно! Тогда я хочу отправиться прямо сейчас, - девушка встала и сделала решительный шаг в сторону князя, - это возможно?
  
   В полутемном зале таверны "Старый дракон" играла легкая музыка и звучал нежный женский голосок. Несмотря на дневное, вполне рабочее время, народу в таверне было предостаточно. Еще бы, эльфийские менестрели не часто посещали подобные места, особенно сразу двое. Правда, выступала сегодня только прекрасная, светловолосая эльфийка, прибывшая в компании людей. Но ее звонкие песни уже успели привлечь немало внимания со стороны жителей маленького городка Ротленда, особенно мужской его части населения. Впрочем, сегодня опрятно одетых мужчин сопровождало немало нарядных женщин, успевших мельком увидеть второго менестреля - прекрасного Левониса, о котором слыхали даже в этом захолустье. А уж разглядев сопровождающего его воина, многие девицы спешно бросились к сундукам, ища праздничные платья, в надежде привлечь хотя бы толику его внимания.
   Но смуглый мужчина, с необычными, пронзительно-желтыми глазами не смотрел на местных красавиц. О чем-то очень тихо, но крайне эмоционально поругавшись со своими спутниками, воин поднялся на второй этаж, в снятую комнату, громко хлопнул дверью и больше не появился в зале, где ужинали его друзья. Решив не падать духом, женское население переключило свое внимание на изящного эльфа, с каштановыми кудрями, живописно струящимися по плечам. Но и тут их ждало разочарование. Петь Левонис не стал, после ссоры он переговорил о чем-то со светловолосой эльфийкой, уселся за дальний стол и начал методично напиваться. Поначалу, особо бойкие дамочки пытались составить ему компанию, но присевшая рядом подтянутая и воинственно настроенная девица так недвусмысленно поигрывала кинжалом в руке, что, в конце концов, эльфа оставили в покое. Конечно, оборачивались, вздыхали, строили глазки, но подойти так и не осмеливались.
   В тайне злорадствующие мужчины, напротив, не были обделены вниманием светловолосой красавицы из дивного народа, которая дарила всем улыбки, пела песни и даже пару раз согласилась потанцевать с настойчивыми парнями. Постепенно, обстановка в зале становилась все более непринужденной. Местные принялись танцевать, эльфийка ушла передохнуть перед вечерним концертом, а Левонис все никак не мог напиться...
   - Прекрати так убиваться, - Лита присела к эльфу поближе и осторожно накрыла его руку своей, - ты же сам сказал, что этот Темный держит слово и вернет Велену.
   - Сказал, - грустно хмыкнул Левонис, - но Аррог прав, как я могу быть в этом уверен? И что может сделать с девочкой князь, что у него на уме... Велена уже достаточно натерпелась от императора, а тут еще это!
   - В любом случае, сейчас мы ничего не можем сделать, - вздохнула наемница, опуская взгляд.
   - И это бесит больше всего! - стукнул ладонью по столу Левонис.
   Лита с удивлением посмотрела на обычно спокойного и легкомысленного эльфа, но говорить ничего не стала. Да и что она сейчас могла сказать?
   Шум и музыка в зале становились все громче, в таверну постоянно входили новые посетители, суетились подавальщицы, дерганные от обилия свалившейся на них работы. Неожиданно, после очередного стука открывающейся двери, в таверне стало тише. Кто-то из мужчин удивленно присвистнул, кто-то начал яростно шептаться, поглядывая в сторону выхода. Лита с интересом оглянулась к двери, выискивая того, кто так заинтриговал местных и с изумлением охнула.
   У дальних столиков, на небольшом свободном пространстве стояла юная, хрупкая девушка, в светло-голубом платье и немного растерянно осматривалась по сторонам. Весь вид девушки, от длинных, темных волос, наивно распахнутых голубых глаз и слишком дорогого для простой горожанки платья, выдавал ее чуждость этому месту. На красивую девушку уже начали заглядываться местные парни, спеша добраться до незнакомки быстрее своих товарищей.
   - Велена! - воскликнула наемница, вскакивая со своего места.
   - Что? - с изумлением оглянулся Левонис и тут же сорвался с места, ловко лавируя между посетителями таверны.
   Велена, между тем, с вежливой улыбкой отказалась от предложения дюжего детины присесть за его столик, перевела взгляд на подоспевшего к ней эльфа и ее улыбка стала еще шире:
   - Левонис! Я уж думала, не найду вас!
   - Малышка! - выдохнул эльф, словно не веря своим глазам, и крепко стиснул девушку в объятьях.
   Сзади к ним подлетела Лита, не менее пылко бросилась к друзьям и схватив подругу за руки, рассмеялась:
   - Вел, Слава Богам! Как же мы волновались! С тобой все в порядке? Как ты оказалась тут? Как тебе удалось сбежать от Темного?
   - Ох, Лита, - рассмеялась девушка, поочередно обнимая друзей в ответ, - со мной все в порядке, волноваться не о чем. Может, мы все-таки отойдем от входа и потом поговорим?
   - Да, конечно, - растерянно произнес Левонис, тщательно оглядывая девушку на предмет возможных повреждений после пребывания у Темного.
   Не успели друзья приблизиться к столу, как со второго этажа раздался какой-то шум, и посетители таверны, которые все это время с интересом следили за появлением странной девушки, увидели несущегося вниз воина, с горящими желтыми глазами. Он стремительно преодолел лестницу, перепрыгивая сразу через две ступеньки и закричал чуть ли не на все таверну:
   - Левонис, я чувствую ее! Маленькая леди где-то... - в этот момент Аррог заметил стоящую рядом с Левонисом девушку и резко затормозил, - где-то очень близко...
   Замерев на мгновение посреди зала, Лакхар как-то потерянно прошептал "Велена" и бросился к девушке, подхватывая ее на руки. Крепко прижав девушку к себе, он молча стоял, уткнувшись носом ей в макушку и вдыхая любимый запах. Девушка смущенно пискнула, пытаясь осторожно высвободиться из его рук, но он словно не замечал этого:
   - Как же ты меня напугала, девочка, - он сам опустил ее на пол, но объятий не разомкнул, - я думал, что потерял тебя, не знал, где найти хотя бы след... - Девушка покраснела, понимая, что из-за ее исчезновения друзья действительно сильно переживали. Они сходили с ума, пока она вела праздные беседы и наслаждалась обедом в компании Родерика, - больше не отпущу тебя, никогда, - между тем шепнул Аррог, склоняясь к ее губам.
   Но не успела Велена возразить или хоть что-то сказать, как от двери послышался тихий, злой голос, больше напоминающий рычание:
   - Убери от нее свои лапы, оборотень, пока я не подпалил тебе шкуру!
   Воистину, сегодняшний вечер был богат на события и запомнился местным жителям надолго. У двери стоял князь Кеннет, сжимая кулаки и гневно сверкая глазами. Оборотень не остался в долгу, быстро отодвинул девушку себе за спину и, тщательно скрывая бешенство, произнес:
   - Это тебе лучше убраться, князь, - расплавленное золото глаз оборотня встретилось с холодной стальной яростью в глазах князя, ни один из них не хотел уступать, - тебе здесь не место! На этот раз я смогу защитить маленькую леди, даже если мне придется сдохнуть, вцепившись тебе в глотку!
   В трактире уже никто не танцевал и не шушукался. Воцарилась тишина, все ожидали продолжения бесплатного представления, кто-то с интересом, кто-то с удовольствием, а кто-то и со страхом.
   - Хватит! - раздался решительный, звонкий девичий голос, - Аррог, прошу тебя, князь пришел к нам с миром!
   - О чем ты говоришь, Велена? - сощурил глаза оборотень, все так же, не отрывая настороженного взгляда от Темного.
   - Родерик! - между тем продолжила Велена, выходя из-за спины Лакхара и делая шаг в сторону застывшего у двери мужчины, - я же просила тебя дать мне время, чтобы рассказать все моим друзьям. А ты врываешься сюда и начинаешь им угрожать!
   - Я просто хотел удостовериться, что ты благополучно добралась и нашла своих друзей, - уже несколько смущенно ответил князь, но тут же снова зло посмотрел на Аррога, - но, кажется, я пришел как раз вовремя, чтобы оградить тебя от притязаний этого дикаря...
   - Отродье тьмы, - прошипел в ответ оборотень, но Велена не дала ему продолжить.
   - Хватит! - снова повысила голос она, - устроили тут балаган! Нам нужно поговорить, желательно, где-нибудь в тишине.
   Девушка перевела многозначительный взгляд на разочарованно вздохнувшую публику, а Левонис, молчавший все это время, кивнул и указал в сторону лестницы:
   - Мы сняли комнаты, там и поговорим. Но Велена, ты уверена... - эльф с сомнением покосился в сторону Темного, но продолжать и так понятную всем мысль не стал.
   - Да, Левонис, я уверена. Считайте князя Кеннета моим гостем. Все препирательства потом, хорошо?
   Друзья поочередно кивнули, все так же с опаской глядя на неожиданного "гостя". Темный хмыкнул в ответ, но поймав строгий взгляд Велены, промолчал, безропотно следуя к лестнице за остальными.
  
   - Велена, это сумасшествие! - уже не в первый раз повторял Левонис, расхаживая по комнате.
   Аррог согласно кивнул, зло покосившись в сторону нарочито-расслабленно сидящего на колченогом стуле Родерика. Сам оборотень стоял у стены, скрестив на груди руки и неодобрительно переводя взгляд с Велена на Темного. Девушка сидела на краешке кровати, напряженно выпрямив спину, но всем своим видом выказывала решимость придерживаться выбранного ею пути.
   - Левонис, я уже говорила, что понимаю твои опасения, но решения своего не изменю.
   - Как ты уговорил ее, Темный? - зло спросил Аррог, пристально следя за каждым движением князя, - какие чары применил? Или, быть может, ты угрожал ей?
   - Прекрати, Аррог! - раздраженно воскликнула девушка, не давая Родерику ответить и развязать новую свару, - мне никто не угрожал, не подкупал и не накладывал никаких чар, сколько можно повторять!
   - Да уж, - тихонько хмыкнула Лита, сидящая на подоконнике, и перевела на князя многозначительный взгляд, - тут никакие чары и не нужны.
   Велена бросила на подругу недовольный взгляд, но промолчала. Левонис же, остановившись у кровати, взял девушку за руку и осторожно сжал:
   - Малышка, я понимаю, что рассказ о Хранилище ветра был для тебя неожиданным. Но стоит ли так спешить? Мы же собирались добраться до Амбреста, ты так хотела встретиться с Салтреном. Не забывай, что люди императора, возможно, не оставили попыток найти тебя!
   - Но на территории янтарных лесов, по которым мы с Родериком будем держать путь, императору точно до меня не добраться. Левонис, - она улыбнулась старому другу и поочередно скользнула взглядом по остальным присутствующим, - и вы, друзья мои, я понимаю, насколько глупым и сумасбродным выглядит мой поступок в ваших глазах. И не хочу, чтобы вы подвергались опасности или слепо следовали по моему пути. Поэтому, я не хочу принуждать вас или уговаривать идти со мной...
   - Что ты сейчас имеешь в виду? - нахмурился эльф, - если ты вдруг решила, что я отпущу тебя вдвоем с князем, то сильно заблуждаешься! Да, я против этого глупого похода, но если уж тебя никак не переупрямить, то я отправляюсь с тобой!
   - А я вообще наемный работник, - весело хмыкнула Лита, - твой друг заплатил мне за твое сопровождение, так что я не оставлю тебя, пока не выполню свою часть сделки.
   - И уж точно я не собираюсь оставлять тебя без присмотра, маленькая леди, - нахмурился Аррог, - особенно, когда рядом этот...
   - Вот уж без чьего навязчивого внимания мы вполне бы обошлись, - тихо прошипел Темный, раздраженно глядя на оборотня.
   - Попридержи язык, - оскалился тот в ответ, прекрасно расслышав эту фразу.
   - А иначе что? - уже громче и с явной издевкой в голосе усмехнулся князь.
   - А иначе я забуду, что Велена по какой-то странной причине встает на твою сторону, - угрожающе проговорил Аррог.
   - Не боишься остаться без хвоста, котик? - Родерик столь явно нарывался на драку, что Велена невольно поморщилась.
   Она чувствовала эмоции обоих мужчин, их злость и ревность, почти равные по своей силе. Девушка встала и стараясь говорить спокойно, попросила:
   - Хватит. Я не хочу все время выслушивать ваши ссоры. Ваши бесконечные придирки друг к другу сводят меня с ума. Я прошу, хотя бы на время нашего пути, заключите перемирие!
   Мужчины с ненавистью смотрели друг на друга, но спорить дальше не стали. Поочередно кивнув, они с безразличным видом прервали молчаливую дуэль. Хотя Велена поняла, что они просто отложили ее до лучших времен... Что ж, хотя бы так, вздохнула про себя Велена.
   - Знаете, вы как хотите, - спрыгнула с подоконника Лита, прерывая напряженную паузу в разговоре, - а я пошла ужинать. Разговор как-то затянулся, а нам и пообедать нормально не удалось. Вел, ты со мной?
   Велена задумчиво посмотрела на друзей и неуверенно кивнула. Есть не очень-то и хотелось, но оставаться здесь и дальше, чтобы вести бесполезные беседы, хотелось еще меньше.
   - Только переоденусь. Вы не захватили мои вещи?
   - Все здесь, - улыбнулась наемница, указывая на стоящие у кровати сумки - тогда спускайся, мы пока закажем что-нибудь.
   И не обращая больше внимания на молчаливо стоящих мужчин, Лита открыла дверь и первой покинула комнату. Покачав головой, последовал ее примеру и Левонис. Родерик встал, нерешительно глядя на Велену, но та ободряюще улыбнулась ему и он тоже вышел за дверь, бросив косой взгляд в сторону отлепившегося от стены оборотня:
   - Аррог, подожди, пожалуйста, - остановила собравшегося уже выходить мужчину Велена, - я хотела бы с тобой поговорить.
   Оборотень остановился на пороге, не поворачиваясь к девушке лицом и глухо произнес:
   - Я так и думал. Но если ты хочешь вернуть мне кулон, то сейчас я не хочу об этом разговаривать.
   - Аррог... - растерянно произнесла девушка.
   Именно об этом она и хотела поговорить, старательно набираясь храбрости для неприятного разговора. Девушка чувствовала себя виноватой, но врать другу она не хотела.
   - С появлением этого Темного ты словно сама не своя, - между тем, все так же стоя к ней спиной, продолжил оборотень, - и чтобы ты не говорила, я не поверю, что он не применял чары, пока не удостоверюсь в этом сам.
   - Аррог, я не хочу давать тебе ложных надежд. И дело не в Родерике, точнее, не только в нем. Я хочу вернуть тебе кулон, потому что обдумала все, как и обещала. Ты прекрасный друг, но полюбить тебя как мужчину я вряд ли смогу... Поэтому, если ты хотел ехать с нами, руководствуясь этими чувствами и ожидая другого ответа, то это будет неправильно. И я пойму, если ты больше не захочешь нас сопровождать.
   - Не говори глупостей, маленькая леди, - все же обернулся мужчина, с грустной улыбкой глядя на девушку, - как я оставлю тебя сейчас? Я понял тебя, но пока не приму такого ответа на мое предложение. Я еще не готов оставить попытки побороться за тебя.
   С этими словами он вышел за дверь, оставляя Велену растерянно смотреть ему вслед. И те чувства грусти, надежды и любви, что испытывал оборотень, тяжким грузом вины легли ей на плечи.
  
   Солнце изо всех сил освещало землю, припекая с каждой минутой все сильнее. Велена устало смахнула со лба выступившие капельки пота и перебросила за спину тяжелую косу. По мере приближения к Янтарным лесам погода становилась все жарче, пронзительный ультрамарин неба ослеплял, оглушающее стрекотали кузнечики, прячущиеся от жары в высокой траве. Поначалу их путь лежал через крестьянские посевы, но вот уже несколько часов вокруг не было даже намека на людские поселения. Буйное разнотравье лугов, высокая трава и изредка попадающиеся на пути крошечные островки деревьев.
   - К вечеру доберемся до границы с Амбрестом, - едущий позади их компании Родерик направил своего каурого жеребца к маленькой лошадке Велены, - потерпи еще немного, на опушке отдохнем.
   - Все в порядке, - вымученно улыбнулась Велена, - не волнуйся за меня, я справлюсь.
   - Я не могу быть спокойным, ведь именно я ввязал тебя в эту авантюру. На границе лошадей придется оставить, а пробираться несколько дней пешком, минуя лесные заросли... не слишком простая задача. Прости, Велена, - князь виновато смотрел на девушку и ей до зуда в кончиках пальцев захотелось погладить его темные волосы, сказать что-то утешающее.
   С трудом сдержавшись, она тяжело вздохнула. Два дня пути она пыталась держаться от Родерика на расстоянии. Два дня пути, к вящему облегчению Левониса и явному удовольствию Аррога, всеми способами увиливала от разговора наедине. Два дня пути она сходила с ума.
   Хотелось плюнуть на все его тайны и недомолвки, обнять и просто быть рядом, но... Червячок сомнения все время грыз изнутри, нашептывая, что если Родерик все время что-то скрывает и недоговаривает, то стоит ли вообще доверять ему? Искренни ли его слова о любви?
   Нет, она прекрасно помнила слова Винса, что прозвучали в ее сне. Винсент уверял, что князь любит ее, да и сама девушка чувствовала теплоту, с которой Темный к ней относиться. Только вот смириться с ложью не могла. Эти дни девушка старательно игнорировала взгляды Родерика, проводя время в компании Литы и Левониса, изредка переговариваясь с Аррогом. Единственное, что действительно радовало в эти дни - возвращение Гвинда. Любимый питомец присоединился к их компании, едва они отъехали подальше от Ротленда, и счастью Велены не было границ. Прыгая вокруг хозяйки, словно щенок, поскуливая и виляя хвостом, волк почти неотступно следовал за ней. На других членов команды волк раздраженно порыкивал, позволяя лишь Левонису находиться рядом с ним. А вот Темный вызвал у зверя какую-то странную реакцию. После первого знакомства он больше не рычал, но стоило князю оказаться поблизости от Велены, прижимал уши и молча скалил зубы. Так и не поняв, как ее мохнатый друг относиться к Родерику, девушка в итоге просто махнула рукой.
   - Тебе не нужно извиняться, Родерик, - вздохнула Велена, немного помолчав, - по крайней мере, не за это.
   Князь Кеннет нахмурился, открыл рот, намереваясь что-то сказать, но в последний момент упрямо мотнул головой и послал коня вперед, так и не промолвив ни слова. А Велене оставалось только грустно смотреть ему вслед.
   Солнце почти зашло за горизонт, когда путники заметили вдали величественный силуэт Янтарных лесов. Огромный лес манил и пугал одновременно, красноватые лучи закатного солнца окрасили верхушки деревьев торжественно-алым цветом, теряясь в тени у корней.
   - Кажется, ты говорил, что вечером мы будем у границы Амбреста? - с сомнением протянула Велена, обращаясь к Родерику, - а здесь не меньше нескольких часов пути, если не половина дня... Заночуем в поле?
   - А это, Вел, магия ведунов, - хмыкнул Темный в ответ, - обычный человек будет блуждать в этой иллюзии сутки...или больше, если его намерения по отношению к жителям Янтарных лесов враждебны. А вот тот, у кого есть приглашение, или право крови пересечет границу за пару минут.
   Князь провел ладонью в воздухе перед собой и все могли увидеть легкое марево в нескольких шагах впереди. Словно тонкая стена тумана, переливающаяся изумрудными всполохами, встала на их пути.
   - Вот как, - восторженно присвистнула Лита, - и как же мы тогда пройдем? Будем сутки кружить, пробираясь сквозь эту стенку?
   - Нет, - покачал головой Левонис, так же знакомый с магией ведунов и не раз посещавший Сагрин, - у меня есть приглашение от самого правителя, а Велена и так является частью этих мест. Так что мы пройдем спокойно и сможет провести с собой по парочке спутников. Хотя, как отреагирует светлая магия на князя, я предположить не могу...
   - Плохо отреагирует, - скривился Родерик, - я буду лишен части силы, к тому же, чтобы не потревожить сигналки и не привлечь всю приграничную стражу, мне придется первое время не отходить от Велены ни на шаг.
   - Хорошо, - кивнула девушка, - должен быть физический контакт или достаточно просто идти рядом?
   - Хотел бы я соврать, - хмыкнул Темный, - но твоя аура достаточно сильна, чтобы просто находясь рядом скрывать меня. Но нам стоит переночевать за пределами Амбреста, собрать вещи, отдохнуть и спрятать лошадей.
   - Ты хочешь оставить их прямо здесь? - нахмурился Левонис.
   - Животных нужно спрятать, - пояснил князь, - в лесу их быстро заметит патруль Ловчих, а пока силы все еще со мной, я с легкостью смогу их замаскировать. Не волнуйся, эльф, я не причиню им вреда, я ведь не живодер какой-то.
   - Сомнительное заявление, - буркнул себе под нос оборотень, но Родерик никак не отреагировал на его подначку.
   Место для ночлега нашлось быстро. Обязанности в их небольшом отряде были распределены уже давно, так что без дела оставался только Родерик, стараясь помогать всем по мере сил, каждый раз словно случайно оказываясь неподалеку от Велены.
   Но сегодня он был занят совсем другим. Согнав в большой, очерченный на земле круг, нервно всхрапывающих лошадей, Родерик встал на границе круга и начал нараспев произносить заклинание. Странные, неясные слова вдруг показались Велене смутно знакомыми. Нет, даже не слова, а язык, на котором тихо говорил, почти пел Темный. Почему-то девушке казалось, что нечто подобное она уже слышала, вот только голос был другим - женским, нежным... Она как зачарованная сделала шаг в сторону читающего заклинание мага, вслушиваясь, пытаясь понять.
   - Лучше бы оставили несчастных животных в деревне, - хмурый голос Аррога развеял наваждение, заставив девушку закрыть глаза, приходя в себя.
   А Родерик, между тем, закончил говорить и просто хлопнул в ладоши. Лошади исчезли, словно их и не было здесь минуту назад. А сам Темный встряхнул руками, словно сбрасывая остатки силы, и направился в сторону разгорающегося костра, обращаясь к недовольному оборотню:
   - Тогда нам пришлось бы слишком долго добираться сюда. Сейчас животные просто находятся в состоянии своеобразного сна, ничего страшного с ними не случится.
   Лорд Лакхар ответил недоверчивым взглядом, но промолчал.
   Вечер плавно перетек в ночь, на небе рассыпались мелким горохом звезды, и убывающая луна освещала землю тусклым светом. Родерик сидел у костра, вглядываясь в танцующее пламя, изредка бросая взгляды в сторону темнеющих силуэтов спящих спутников. Сейчас на часах стоял Левонис, но Родерику не спалось. Да и не спать по несколько суток было для правителя Кеннета обычным делом. Сейчас в его голове накопилось слишком много неприятных мыслей, чтобы они позволили ему спокойно уснуть.
   Не заметить, как Велена сторониться его, мог бы только слепой. Но виноват в том, что она отдалилась был он сам, Родерик прекрасно это осознавал. Но рассказать ей все... Быть может, причину, по которой он так стремиться попасть в Хранилище ветра, Велена поймет, хотя признаваться в собственной страшной ошибке было тяжело. Но его связь с демоном, проведенный ритуал! Разве можно это простить?
   По другую сторону мелькнул силуэт, заставив Темного отвлечься от тяжелых мыслей, а лежащего с другой стороны костра Гвинда настороженно поднять уши. Но это был Левонис, тихо прошедший на границе света и снова углубившийся в темноту. Родерик с усмешкой посмотрел на мгновенно успокоившегося волка. У них был установлен нейтралитет. Он чувствовал, что не слишком нравится зверю, но ради своей хозяйки Гвинд был готов терпеть его, быть может, даже привыкнуть и не скалить зубы при одном виде опасного человека.
   Потрескивание костра сменил раздраженный женский голос, и Родерик не сразу сообразил, что звучит он в его голове.
   " Что ты задумал, Темный?"
   " Хаилит, я уж надеялся, что ты сгинула в своем демонском царстве " - усмехнулся Темный, отвечая.
   " И не надейся, твоя клятва защищать меня все еще в силе! "
   " Я всегда держу слово, демон. Вот только... - Темный позволил себе легкую иронию, - разве мы обсуждали срок нашего договора?"
   " Темны-ы-ый... - голос демоницы стал похож на змеиное шипение, - неужели ты вздумал меня обмануть?"
   " Нет, Хаилит, только предупредить, - в голосе Родерика зазвенела сталь, - не лезь в мои планы, не обсуждай моих решений. В положенное время я дам тебе знак и ты сможешь забрать Слезу. Но до того момента тебе лучше не высовываться"
   " Знаешь, князь, мне совсем не нравится тон, которым ты говоришь со мной, - в голосе Хаилит вдруг прорезались томные, игривые нотки, - неужели ты пытаешься запугать слабую женщину? Не стоит, мой дорогой, я и так готова быть послушной... и даже более того. Мне всегда нравились сильные мужчины, а ты так силен. К чему нам ссориться, если попав в Хранилище ветра, мы можем..."
   " Ты что, пытаешься соблазнить меня, Хаилит? - перебил ее Родерик, едва не расхохотавшись, - нет, демоница, оставь свои льстивые речи для бедняги Ибигора, меня не прельщают твои прелести!"
   Повисла пауза, Темный почти наяву увидел, как перекосило Хаилит от злости.
   " Не смей упоминать при мне его имя! Что же, не хочешь, как хочешь, я настаивать не буду! Но о нашем уговоре не забудь! Я жду твоего зова, Темный!"
   После этих слов Родерик почувствовал, как его сознание освобождается от чужого присутствия и грустно вздохнул. С демоницей будут проблемы. Пожалуй, ее участие в этом деле будет трудно укрыть...
  
   Огромный серебристо-серый волк восторженно носился по лесной тропе. Он успевал умчаться далеко вперед, покататься в высокой траве и вернуться к хозяйке, радостно виляя хвостом.
   - Что твориться с Гвиндом? - удивленно воскликнула Велена, глядя вслед вновь умчавшемуся любимцу.
   - Он просто рад, что оказался дома, малышка, - улыбнулся Левонис, умиротворенно оглядываясь вокруг.
   Пару часов назад, ранним утром, друзья прошли сквозь магическую завесу ведунов, крепко держась за руки, и оказались в светлом лиственном лесу. Одного шага по территории ведунов хватило Велене, чтобы ощутить все величие их владений. Она не знала, что это за чувство, но сейчас, подобно Гвинду, она ощущала себя дома. Спокойно, уютно, тепло. Всю гамму чувств она не могла даже описать, но это было просто волшебно!
   Огорчала только слабость Родерика. Как только они пересекли границу, князь рухнул на колени и подняться смог далеко не сразу, да и то с большим трудом. Заверив перепуганную Велену, что скоро ему станет лучше, Темный достал из притороченной к поясу сумки скатанные в комочек травы, с трудом проглотил и через четверть часа ему действительно полегчало. По крайней мере, его походка вновь обрела былую твердость, а со щек исчезла болезненная бледность. Но Велена все равно старалась держаться ближе к нему, не столько следуя его совету о сокрытии ауры от Ловчих, сколько надеясь подстраховать, если мужчине снова станет плохо.
   - Если честно, я ожидала большего от таинственных Янтарных лесов, - разочарованно протянула Лита, - тут конечно миленько, но не на столько, как описывают слухи.
   - Это лишь начало, - мягко улыбнулся девушке эльф, поддерживая за руку. Не то, чтобы наемнице нужна была помощь, скорее Левонису просто доставляло удовольствие это мимолетное прикосновение. И, судя по игривому взгляду Литы, ей это нравилось не меньше, - истинные чудеса ведунов сокрыты от случайных глаз. Но нам следует быть осторожнее. Пусть приграничные отряды Ловчих не чувствуют нас, наткнуться на их пост мы можем и случайно.
   - Думаю, следует разведывать местность впереди, - задумчиво протянул Аррог, - скажи, Левонис, наш путь будет продолжаться по этой тропе?
   - Понятия не имею, друг мой. Я знаю примерное направление к горам Эльваса, но бывать у Врат Хранилища ветра мне не приходилось. Думаю, стоит задать этот вопрос князю.
   Лорд Лакхар скривился, как от зубной боли. Почти весь их путь он старательно делал вид, что вообще не замечает Темного, а теперь ему нужно обращаться прямо к нему с вопросом... Благо, Родерик не стал заострять своего внимания на столь явном пренебрежении к своей персоне.
   - Пока нам не нужно менять направление, чуть позже двинемся на северо-запад, - на минуту прикрыв глаза, князь приложил открытую ладонь ко лбу, - да, я вижу точку перехода. Я скажу, когда подберемся ближе.
   - Хорошо, - с неохотой кивнул оборотень, - я буду идти впереди отряда, проверю путь.
   Быстро скинув с себя одежду, Аррог привычно перекинул вещи в руки эльфа, и на мгновение исчез в золотистой дымке. Через несколько секунд большой золотистый леопард уже втягивал трепещущими ноздрями воздух, и одним плавным прыжком свернув с тропы в густые заросли, исчез из вида. Гвинд настороженно смотрел ему вслед, но не издал ни звука.
   - Каждый раз с удовольствием смотрю на это перевоплощение лорда Лакхара, - с легкой толикой зависти в голосе произнесла Лита, - да и мужчина он красивый, - хихикнула она, ткнув острым локотком Велену.
   Ведунья, неожиданно для себя, слегка покраснела, а Родерик смерил ее подозрительным взглядом, заставив Литу, наблюдавшую за этой картиной, вновь рассмеяться.
   - Неужели здесь больше не на кого любоваться? - возмущенно фыркнул Левонис, эффектно встряхивая густой шевелюрой, - как по мне, то в нашем отряде существуют и более интересные мужчины.
   Велена искренне расхохоталась, глядя на картинно вышагивающего эльфа, Родерик тоже хмыкнул.
   - О, Левонис, любоваться тобой я могу бесконечно, - с улыбкой протянула Лита, даря эльфу страстный взгляд, - и не только любоваться.
   - Несомненно, твоя красота - вне конкуренции, - старательно сдерживая улыбку, подтвердила Велена.
   - Правда? - растаял эльф, - ну, я в этом и не сомневался! - он приобнял наемницу за талию, что мурлыча ей на ушко. Девушка тихо отвечала, игриво поглаживая руку возлюбленного.
   Шутя и весело переговариваясь, друзья двинулись дальше. Только Родерик тревожно оглядывался вокруг, и иногда бросал осторожные взгляды на наемницу, удостоверившись, что на него никто не смотрит. Что-то в образе разбитной рыжей девицы его насторожило, показалось смутно знакомым. Он так и не смог понять, чем так заинтересовала его Лита, поэтому решил просто тщательнее следить за ней. А между тем, к задумчиво хмурившемуся князю осторожно прижалась Велена, заметившая странность в его поведении:
   - Что-то не так? Родерик, как ты себя чувствуешь?
   - Все хорошо, любовь моя, - перевел на нее взгляд Темный, хмурая морщинка на лбу разгладилась, - но я рад, что тебе не безразлично мое состояние. Если для того, чтобы ты вновь стала обращать на меня внимание, нужно чтобы мне было плохо, я даже могу попросить этого оборотня покусать меня.
   - Не говори глупостей, - фыркнула девушка, - лорд Лакхар ни за что не сделает подобную глупость.
   - Не уверен, - хмыкнул Родерик, - ты видела, как он нервно скрипел зубами, глядя на меня? Хотя, может у него просто блохи или глис...
   - Родерик! - возмущенно перебила его Велена, - хватит, я же просила тебя...
   - Хорошо, - вздохнул князь, - но ты же видишь, я стараюсь! Просто трудно все время помнить об этом.
   - Старайся лучше! - возмущенно проговорила девушка, а князь вздохнул, понимая, что его сейчас будут долго отчитывать, и избежать этого не получится...
   День спутники провели относительно спокойно, быстрым шагом двигаясь вперед по тропе. Иногда впереди мелькала золотистая фигура оборотня, показывая, что их разведчик на страже. Солнце клонилось к горизонту, когда друзья решили устраиваться на ночлег. Велена поняла, что безмятежная прогулка и впрямь разбудила сильный аппетит, если не сказать - зверский голод. К тому же, она успела устать от долгого пути, поэтому с удовольствием присела в тени дерева, вытягивая слегка гудящие ноги.
   Вернулся оборотень, неся в зубах тушки двух упитанных птиц. Принимать человеческий облик Аррог не стал, долго играл в гляделки с эльфом и, дождавшись понимающего кивка Левониса, забрал одну птицу и приступил к трапезе, с урчанием вгрызаясь в дичь.
   - Лорд Лакхар сказал, что поблизости не отрядов, но он нашел следы чьей-то стоянки, так что следует быть аккуратнее, - пояснил эльф, принимаясь неспешно ощипывать вторую птицу.
   - Ты можешь понимать его? - удивленно спросила Велена.
   - Оборотни могут общаться ментально, - пояснил Родерик, присаживаясь рядом с Веленой и старательно игнорируя злобный взгляд, брошенный на него Аррогом.
   - Да, малышка, князь абсолютно прав, - кивнул эльф, - но в связи с тем, что всем нам нужен отдых, не могли бы вы, Ваша Светлость...
   - Хватит, эльф, - поморщился князь, устало закатив глаза, - тебе давно пора звать меня просто по имени. Я понимаю, что ты не испытываешь особой симпатии ко мне, но церемонии в пути излишни.
   - Что же, Родерик, - кивнул Левонис, признавая правоту князя, - постараюсь не забыться. А сейчас скажи, ты сможешь поставить сигнальный круг, пока мы отдыхаем?
   - Поставить охранку? - задумчиво потер подбородок Темный, - сделать это не сложно, даже с теми силами, что есть у меня сейчас. Но не привлечет ли моя магия слишком много внимания? Думаю, нам не стоит рисковать. Да, а почему бы сигнальный круг не поставить Велене?
   - Мне? - девушка с таким изумлением посмотрела на Темного, что тот едва удержался, чтобы не рассмеяться, - но я не умею... Даже не представляю, как сделать это...
   - Велена, ты наследница правящего рода, пусть ты и не осознаешь этого, но здесь, в лесах ведунов, твоя сила почти безгранична, - князь улыбнулся и ей и аккуратно сжал ее ладонь, - если бы ты не родилась среди людей, то знала бы, что для тебя подобная магия сущий пустяк.
   - Ты научишь меня? - воодушевленно уточнила девушка.
   - Служитель Демы учит ведунью магии, как все же порой причудлива судьба, - задумчиво протянул Левонис, глядя на склонившихся друг к другу молодых людей, и добавив так тихо, что не расслышал уже никто, - и кто бы мог подумать, что подтолкнет их к этому любовь.
   - Закрой глаза, Велена, - между тем попросил девушку Темный, - постарайся почувствовать мир, что окружает тебя. Весь этот лес - живой. Каждое дерево, трава, зверь или птица - часть единого целого, в унисон с которым ты дышишь сейчас. Ты чувствуешь?
   - Да, - тихо прошептала девушка, - я чувствую, что-то могущественное, что-то сильное и большое. Это правда! - воскликнула девушка, широко распахнув глаза, - Родерик, я чувствую! Эти чувства, что испытывает лес вокруг! Он приветствует меня! Не словами, но я как-то поняла...
   - Не отвлекайся, - он легко погладил ее по щеке, - ответь ему и попроси оградить, предупредить, если к нам будут двигаться чужаки.
   Девушка снова закрыла глаза. Перед ее внутренним взором возник образ, шар изумрудно-зеленого, искрящегося цвета. Дух леса. Велена мысленно позвала его и попросила о помощи, послушно повторяя сказанные Родериком слова. Лес удивленно прислушивался к ней, его эмоции она ощущала отчетливо, он никак не мог понять, о каких чужаках она ведет речь. Единственные чуждые по силе существа были сейчас рядом с ней, остальные живущие здесь были такими же, как и она. Тогда девушка попробовала зайти с другой стороны, уговаривая предупредить ее о незваных гостях, потому что она не хочет, чтобы о ее присутствии кто-то узнал. Лес снова недоуменно замер, но в этот раз в просьбе не отказал, хотя и не скрывая сомнений. И все же, теперь Велена поняла, откуда у нее возникло ощущение радостной встречи, что она испытала, попав сюда. Дух леса приветствовал ее - дитя, вернувшееся домой.
   - Получилось? - выдохнула девушка, открывая глаза.
   - Да, - кивнул Родерик, странно глядя на нее.
   - Что-то не так? - смутилась девушка.
   - Нет, просто выражение твоего лица, - слегка замялся мужчина, - я никогда не видел тебя настолько умиротворенной и счастливой. Пожалуй, я мог бы любоваться вечно, - последнюю фразу он прошептал только для нее, с неожиданной грустью отводя взгляд.
   - Хорошо, если я справилась, - неожиданно смутилась девушка и поспешила сменить тему разговора, - и что еще я могу?
   - Не могу сказать точно, ведуны всегда хранили свои знания и силы в тайне, но думаю, сейчас твоя сила почти безгранична. В этом месте, у истоков, тебе достаточно просто сильно пожелать чего-либо.
   - Чашечку чая, например? - хихикнула Велена.
   - Нет, я говорю не о мимолетных прихотях, - улыбнулся Темный в ответ, - а о сильных желаниях, ведомых сердцем. Например, защитить и оградить своих близких, как ты сделал сейчас. Или излечить любую рану... или убить того, кто вызовет в тебе настоящую ярость.
   - Значит, сейчас я могу заставить тебя рассказать мне всю правду, без тайн и недоговорок? - перестала вдруг улыбаться Велена, серьезно глядя князю в глаза.
   - Можешь, - хрипло ответил он, зрачки испуганно расширились.
   На поляне воцарилась тишина. Оказывается, все это время все спутники напряженно прислушивались к разговору Велены и Родерика, и теперь настороженно смотрели на застывшего князя.
   - Не волнуйся, - покачала головой Велена, с горькой усмешкой отводя глаза, - я не буду делать этого. Ведь я все еще надеюсь, что ты откроешься мне сам, хотя, наверное, зря.
   Девушка отвернулась и больше не произнесла ни слова. Молчал и Родерик. Тишина становилась настолько гнетущей, что хотелось громко закричать, лишь бы разрушить возникшее напряжение, до предела натянутой тетивой повисшее в воздухе. Первой не выдержала Лита, махнув рукой, она нарочито несчастным голоском попросила:
   - Велена, а ты не могла бы очень-очень сильно, всем сердцем, захотеть горячую ванну?
   У наемницы был настолько несчастный вид, из широко распахнутых глаз уже почти лились слезы, а кончики пальцев аккуратно сжимали край пропыленной туники.
   - Знаешь, Лита, я уже давно этого хочу, но видимо, недостаточно сильно, - хмыкнула девушка.
   " Неподалеку протекает широкий ручей, я могу проводить вас" - вдруг прозвучало в ее голове, и девушка поняла, что сейчас с ней общается оборотень.
   " Я была бы очень благодарна тебе, Аррог" - ответила Велена, переводя взгляд на лениво вытянувшегося в тени деревьев большого кота.
   Оборотень тут же встал и направился вглубь леса.
   - Лита, Аррог говорит, что здесь есть ручей, пойдем?
   - Ого, здорово! А ничего, что мы задержимся?
   - Ничего, бегите, я пока разведу костер, - кивнул Левонис, все это время продолжая неспешно потрошить дичь, - успеете как раз к ужину.
   - Обожаю, когда мужчины берут на себя хозяйственные заботы, - послала эльфу воздушный поцелуй наемница.
   - А что насчет ауры Родерика? - вдруг остановилась Велена, замерев над сумкой, из которой доставала сменную одежду.
   - Не волнуйся, думаю, я провел здесь достаточно времени, чтобы хоть ненадолго сойти за своего, - усмехнулся князь, - помогу Левонису с ужином. Иногда я тоже могу быть полезным.
   С дальнего конца поляны, куда ушел Аррог, раздалось громкое фырканье, показывающее, что оборотень в словах Темного сильно сомневается. Велена подавила смех, мило улыбнувшись недовольному князю, и подхватив вещи, пошла в сторону обещанного оборотнем ручья. Следом, поспешно вскочив, побежал Гвинд, до этого лениво дремавший под деревом.
   У места ночевки остались только эльф и Темный, и снова воцарилась тишина. Родерик молча выкладывал из сумки хлеб и сыр, Левонис нанизывал на толстый прут тушку птицы.
   - Знаешь, Родерик, - вдруг тихим, спокойным голосом произнес Левонис, - ты действительно мне не слишком нравишься. И, конечно, я не одобряю выбор Велены. Но если уж малышка любит тебя... Позволь дать совет. Не пытайся ничего скрыть от нее, если хочешь сохранить те чувства, что возникли между вами. Правда рано или поздно всплывет наружу, но чем дольше врешь - тем сложнее ей будет тебя простить.
   - Я приму это к сведенью, эльф, - хмуро кивнул князь, с горечью думая, что менестрель словно читает его мысли.
   Добравшись до обещанного ручья, девушки стали приводить себя в порядок, убедившись, что оборотень отошел от них достаточно далеко, Гвинд, тщательно обнюхав берег, умчался следом. Без какого- либо стеснения скинув с себя пропыленную одежду, Лита ринулась в ледяную воду, восторженно попискивая. Велена, слегка помедлив, присоединилась к подруге, осторожно ступив в ручей. Ноги словно обожгло, дыхание перехватило, но, не давая себе опомниться, девушка двинулась дальше и присела, погружаясь в воду. В глубину ручей был едва ли по колено, но усталым девушкам казался бурной рекой. Смеясь, они плескались в воде, смывая не только пыль, но и усталость.
   - Пора идти обратно, - все еще хихикая, Лита двинулась в сторону разложенной на берегу одежды, - здесь тепло, но вода слишком холодная, так и простудиться не долго.
   Велена кивнула, следуя за наемницей, и на ходу отжимая длинные, мокрые волосы. Девушки успели слегка обсохнуть и одеться, когда на краю сознания Велены мелькнул образ движущихся в их сторону людей.
   - Сюда приближается отряд, - взволнованно сообщила Велена подруге.
   - Демоны, - ругнулась Лита, - предупредить наших уже не успеем. Попробуем спрятаться?
   - Тогда они наткнуться прямо на них, - качнула головой Велена, - они движутся в сторону стоянки.
   - Может, попробуешь наколдовать что-то? - с надеждой спросила Лита.
   - Что, например? - огрызнулась ведунья, - я понятия не имею, что и как делать, не говоря уж о том, что только сегодня узнала, что вообще что-то могу.
   - Ну, тогда остается только встретить опасность лицом к лицу, - иронично протянула наемница, доставая из под одежды невесть откуда взявшийся острый кинжал.
   - Не лучшая идея, - пробормотала Велена, - но за неимением других... они близко. Попробуем поговорить, но приготовься бежать.
   - Я никогда не бегу от... - зло начала наемница, но на противоположной стороне ручья показался высокий мужчина, следом за ним, словно из ниоткуда, вышли еще пятеро.
   Они все были одеты в длинные, тонкие рубашки болотно-зеленого цвета, перехваченные поясами, темные штаны из такой же ткани, но на этом сходство заканчивалось. Хотя нет, было кое-что еще. Мужчины были красивы, все до одного, без исключения. Стройные фигуры, точеные черты лица и строгое выражение глаз.
   - Кто вы и что делаете на территории Янтарных лесов? - приятным баритоном обратился к ним мужчина, вышедший первым.
   Его зеленоватые глаза с подозрением следили за каждым их движением, подметив, несомненно, и растрепанный вид, и кинжал в руках у Литы. А Велена удивленно поняла, что мужчина кажется ей смутно знакомым, словно она уже видела ранее эти светлые, длинные волосы, сурово сжатые губы и пронзительные, зеленые глаза. Но вспоминать где она могла видеть его, было не ко времени.
   - Мы обычные путники, - как можно более спокойным голосом произнесла Велена, - движемся в сторону гор...
   Сердце вдруг кольнуло, мимолетно, но довольно сильно, на несколько мгновений учащая пульс. Чувство было знакомым, ей доводилось испытывать его и впредь... А у стоящего впереди мужчины вдруг расширились зрачки, он подался вперед, пристально рассматривая девушку.
   - Ты одна из нас, - спокойно кивнул он, - добро пожаловать домой. Но кто твоя спутница?
   - Она и еще несколько человек помогают мне в пути.
   - Несколько? - изумленно спросил мужчина, - но охрана не почувствовала чьего-либо присутствия. Как это возможно? Кто твои спутники, девочка? Ты получила согласие у старшего рода, чтобы провести их?
   - Нет, - спокойно ответила Велена, и не давая мужчине возмутиться, продолжила, - но думаю, в этом нет необходимости. Гвинд! - позвала она.
   Из кустов послышалось шуршание и спустя пару минут к ногам девушки выскочил огромный волк, преданно заглядывающий ей в глаза. Мужчины удивленно зашептались, вглядываясь в девушку, а потом тот, что говорил с ней, плавно опустился на одно колено, остальные последовали его примеру.
   Лита приподняла брови, взирая на эту картину и вопросительно посмотрела на подругу. Та в ответ пожала плечами.
   - Встаньте, прошу вас, - попросила она.
   - Госпожа, я прошу простить нас за неучтивость. Я капитан отряда Ловчих, Самин из рода Серой Ольхи. Я рад приветствовать вас.
   А Велена вдруг поняла, почему этот мужчина кажется ей таким знакомым. Ронтан из дома Серой Ольхи. Тот, чей голос долго преследовал ее по ночам, тот, чья смерть оставила след в ее сердце. Они и впрямь были похожи, странно, что она не поняла этого сразу.
   - Что с тобой? - испуганно спросила Лита, взяв Велену за руку.
   Пальцы ведуньи слегка дрожали, лицо побледнело, но девушка постаралась взять себя в руки.
   - Ронтан... - прошептала она, дрогнувшим голосом, - кем он был тебе?
   - Откуда вы знаете, - в глазах Самина мелькнула затаенная боль, но уже секунду спустя он взял себя в руки и спокойно ответил, - Ронтан был моим братом, госпожа. Он погиб около года назад. Но позвольте и мне задать вопрос.
   - Конечно, Самин. И прошу вас, встаньте, - грустно ответила девушка.
   - Как прикажете, госпожа, - мужчина поднялся, жестом приказывая своему отряду подняться. В два прыжка он пересек ручей и подошел к девушкам. Лита настороженно посмотрела на слишком ловкого ведуна, - вам нечего бояться, - заметив ее взгляд, с легкой снисходительной улыбкой сказал Самин.
   - Я пока еще не уверена, - буркнула наемница, но кинжал убрала в ножны и засунула за пояс.
   - Так вот, госпожа, - вновь слегка склонил голову ведун, - как получилось, что я, возглавляя долгие годы охрану нашего Светлого правителя Салтрена, ничего не слышал о вас.
   - Потому, что я жила вдали от Амбреста, - пожала плечами Велена, - а причину этого, уж простите, я назвать вам не могу.
   - Тогда госпожа простит меня, если я сочту своим долгом сообщить о вас и ваших спутниках правителю?
   - Да, Самин, пожалуй, это было бы даже хорошо, - задумчиво кивнула Велена, - сейчас я не могу направиться к Светлому Салтрену, у меня есть другие дела. Но рано или поздно, мне придется с ним встретиться. Вы не могли бы кое-что передать ему?
   - Да, госпожа?
   - Скажи, что дочь Лексин надеется на скорую встречу.
   - Это все?
   - Да. И прошу вас, никому кроме правителя об этом не говорите. Объясните ему, что я просила держать это в тайне.
   - Хорошо, госпожа, - с сомнением произнес Самин, - если такого будет ваше желание...
   - И еще, - Велена замялась, но все же решилась спросить, незаметно для себя переходя на ты - скажи, как погиб твой брат? Ты знаешь об этом?
   - Зачем вам, госпожа? - нахмурился ведун.
   - Если тебе тяжело говорить об этом, я пойму, - мягко произнесла Велена, кладя ладонь на сгиб локтя Самина.
   - Тяжело, но если ты так хочешь знать... Его убил демон. В ночь, когда это случилось, Ронтан вызвал ближайший отряд Ловчих, но когда они подоспели в маленький городок, откуда пришел зов, он уже был мертв.
   - Почему... почему ты сказал, что это был демон?
   - Потому что все вокруг пропахло его магией, - с ненавистью процедил мужчина, - так же кинжал, которым он был убит - такие используют слуги демонов, получившие тень. Мы так и не узнали, для чего брат вызвал отряд и чем привлек отродье тьмы...
   Велена вздрогнула. "Я уже отправил зов ближайшему отряду ловчих" - прозвучал голос в ее голове. Значит, он недаром снился ей по ночам, она стала причиной смерти Ронтана из рода Серой Ольхи.
   - Спасибо, Самин, - тихо проговорила Велена, - и прости, что потревожила эту рану. Нам пора.
   - Светлого дня, госпожа, - вновь перешел на официальную речь капитан, - я поспешу передать ваше послание правителю.
   Девушка в ответ кивнула, на лбу залегла мрачная морщинка. Правильно ли она поступила, столь вольно присваивая себе титулы и передавая послание деду? Быть может, ее вольность выйдет боком для нее самой и спутников. Но слова слетали с губ сами по себе, словно она знала, что должна сказать. В любом случае, сейчас об этом думать уже поздно, вздохнула девушка.
   - Вернемся к нашим, - потянула за рукав задумавшуюся подругу Лита, - где носит Аррога?
   Оглядевшись, Велена поняла, что они остались у ручья одни. Гвинд, махнув хвостом, скрылся в зарослях, а Велена, озабоченная вопросом наемницы, мысленно позвала оборотня
   "Аррог!" - нет ответа - "Аррог! Где ты? У тебя все в порядке?"
   "Все хорошо, Велена" - послышался ответ через несколько минут - " Я немного проследил за этим отрядом. Похоже, я вовремя успел затаиться, они ушли"
   "Возвращаемся?"
   "Да, встретимся у места ночлега"
   - Пойдем, - кивнула Велена нетерпеливо притоптывающей рядом наемнице, - с Аррогом все в порядке.
   Девушка кивнула в ответ, заинтересованно взглянув на Велену, но промолчала.
   У костра аппетитно пахло жаренным мясом, Левонис следил за его приготовлением, всем своим видом излучая спокойствие и безмятежность. Родерик, напротив, мерил край небольшой поляны нервными шагами. Увидев девушек, он облегченно вздохнул, порывисто шагнул в сторону Велены и осторожно сжал ее руку:
   - Вы долго, я начал волноваться.
   - Я пытался уверить его, что в этом лесу Велене и ее спутникам ничего не грозит, - пожал плечами эльф, - но, похоже, князь мне не поверил.
   - Но их же не было так долго, - смущенно пробормотал Темный, вызывая невольную улыбку на лице у Велены.
   - Все в порядке, Родерик, - она сжала его руку в ответ, - просто состоялась одна неожиданная встреча.
   - И весьма интересная встреча, - на поляне, словно из ниоткуда, появился Аррог, уже в человеческом обличии и направился в сторону сумки с вещами, - девушки встретили отряд Ловчих, которого мы так опасались. И как выяснилось, зря.
   Эльф удивленно посмотрел на девушек, Темный сильнее сжал руку Велены, встревожено разглядывая ее со всех сторон с таким видом, словно ожидал обнаружить последствия встречи визуально.
   - Все оказалось не так плохо, - улыбнулась девушка, - просто теперь ведуны осведомлены о нашем присутствии в Амбресте. Думаю, это даже неплохо. Я передала Салтрену, что хочу встретиться, надеюсь, капитан отряда исполнит мою просьбу.
   - Все будет хорошо, малышка, - подмигнул девушке Левонис, - старик будет рад видеть тебя.
   - А судя по тому, что я успел услышать, - подошел успевший одеться Аррог, - они незамедлительно донесут до правителя эту весть. Капитан был озадачен твоим появлением, но никаких сомнений в том, что ты из правящего рода, у отряда не возникло.
   - Вот и хорошо, - завершил разговор Левонис, - давайте ужинать и устраиваться на ночлег. Думаю, завтра стоит отправиться в путь с рассветом.
   Темнело быстро. Если возвращались к костру девушки еще в сумерках, то во время ужина, за пределами их стоянки уже сгустилась чернильная темнота. Но место их ночлега ярко освещал костер, весело потрескивали искры, летящие в небо, за кронами деревьев проглядывало звездное небо. Велена молча сидела, смотря на пляшущие язычки пламени, машинально перебирая шерсть устроившегося рядом Гвинда. Зверь довольно жмурил глаза, наслаждаясь этой случайной лаской. Девушка же выглядела задумчивой и немного печальной.
   Рядом присел Левонис, опережая на миг замешкавшегося Родерика. Темный недовольно нахмурился, но отошел, промолчав.
   - О чем задумалась, малышка? - осторожно спросил эльф Велену.
   Девушка вздрогнула, отвела взгляд от костра. Она явно не заметила, что друг присел рядом, поэтому его вопрос застал врасплох. Велена натянуто улыбнулась и пожала плечами, но эльф аккуратно приобнял ее за талию, продолжая расспросы:
   - Я знаю тебя с детства, Велена. Вспомни, сколько раз мы сидели с тобой вот так, у вечернего костра, любуясь звездами в вашем поместье?
   - Сколько? Трудно сосчитать, - улыбнулась Велена, прижимаясь к другу и устраивая голову у него на плече, - но тогда было здорово. Я была обычным ребенком, беззаботным, веселым. Не нужно было обращаться к неизвестным родственникам в поисках защиты - я всегда знала, что ты и Кей, Брэм и Вик защитите меня от любой опасности. Я понятия не имела о Хранилище ветра - приключения рыцаря Вельриха и твои песни интересовали меня гораздо больше этих невнятных легенд. К тому же, я не должна была беспокоиться о том, что могу причинить вред своим близким, самой страшной случайностью были заляпанные сажей от костра штаны... Как я хотела бы вернуться в это время!
   - Ты просто устала, - мягко улыбнулся Левонис, выслушав этот монолог. - Самое страшное уже позади, малышка. Тебе не стоит волноваться о встрече с дедом, он примет тебя, в этом можешь быть уверена. И о друзьях не переживай - все мы здесь по своей воле, все мы хотим помочь. И здесь нам ничто не угрожает. Поэтому, даже если ты не можешь вернуться во времена беззаботного детства, сохранить свою детскую непосредственность и обаяние ты можешь в своей душе.
   - Ты как всегда поддерживаешь меня, мой дорогой друг, - вздохнула девушка, улыбаясь, - за что огромное тебе спасибо.
   Эльф только хмыкнул в ответ, крепче прижимая девушку к себе. Этим вечером, Велена засыпала с легкой улыбкой на губах. Слова эльфа не уверили ее в том, что все вокруг станет прежним и впереди не ждут неприятности. Но поддержка друга придала сил. Теперь Велена была готова к новому дню, что бы он ей не приготовил.
   А следующие дни и впрямь были полны спокойствия. Путники не спеша двигались к намеченной цели, идя по маршруту, указанному Темным. Правда, из обещанных эльфом необычайных красот, им не удалось почти ничего увидеть. Конечно, гигантские поляны красочно-ярких цветов, заставили девушек восторженно охать, но у мужчин вызвали лишь легкие улыбки. Оборотень все так же уходил далеко вперед, загодя упреждая спутников о возможных встречах с местными обитателями, но попутно вынуждая обходить и самые живописные места.
   По мере приближения к горам Эльваса, путники становились все более настороженными. Гвинд больше не убегал вперед, неотступно следуя за своей хозяйкой. Велена буквально кожей ощущала, как меняется лес вокруг, как становится все ближе сила, от которой появлялось странное, щекочущее чувство в ее груди. К полудню четвертого дня, они вышли к подступам гор. Величественные, седые вершины нависали над путниками, заставляя смотреть с восхищением и опаской на этих исполинов.
   - Вот и пришли, - вздохнул Родерик, первым двигаясь вперед. - Подъем займет несколько часов, но в горах темнеет быстро, возможно, стоит сделать привал здесь и уже утром начать путь.
   - Дорога будет сложной? - нахмурился Аррог, озабоченно глядя на Велену.
   - Нет, она довольно удобная, насколько вообще может быть удобна дорога в горах, - качнул головой князь.
   - Тогда, может быть, отправимся прямо сейчас? - вмешалась в разговор Велена, все этот время заворожено смотрящая на силуэты гор, - чем раньше выступим, тем раньше будем у цели.
   - Не знаю, Вел, - подошел к девушке Левонис, - в горах труднее найти укрытие, мало ли что может задержать нас по дороге.
   - Трудно, но ведь возможно? - упрямо уточнила девушка.
   - Да, но к чему рисковать? - непонимающе посмотрел на нее эльф, - к чему так спешить, малышка?
   - Не знаю, - с трудом отвела взгляд от туманной дымки вершин девушка, - но мне хочется быть там как можно скорее. Словно что-то или кто-то зовет меня вверх... Давайте выступим сейчас, - почти взмолилась девушка.
   Обеспокоенно переглянувшись, спутники ведуньи принялись старательно разглядывать девушку.
   - Возможно, ты слышишь зов той магии, что заключена во вратах и твоей крови, - наконец, задумчиво протянул Темный, - но мне все равно не хотелось бы выступать сейчас. Ко мне вернулась большая часть силы, но та магия, что сокрыта здесь, вряд ли даст мне безнаказанно ее использовать.
   - Твоя магия не понадобится, - покачала Велена головой, вновь пристально вглядываясь вперед, - все будет в порядке, я знаю.
   Родерик нахмурился. Ему совсем не нравился этот отсутствующий взгляд Велены, ее слова вызывали настороженность. Но девушка уже не слушала. Она действительно ощущала странный зов. Кто-то ждал ее, и в этом ожидании было столько тоски, столько грусти, что становилось больно, и сил ждать больше не оставалось.
   Тревожно взрыкнул Гвинд и попятился, отказываясь подходить ближе к горам.
   - Что с тобой, мальчик? - удивленно позвала волка Велена, но тот отказывался подходить ближе, только потряхивая пушистой головой.
   - Не думаю, что он сможет двигаться с нами, малышка, - осторожно пояснил Левонис, - думаю, ему не по нраву магия этих мест.
   - Но как же... Разве другие ведуны приходили сюда в одиночку? - растерянно протянула девушка, - и что, ему теперь остаться здесь одному?
   - Это место родное для него, Вел, - подбодрил подругу эльф, - ему и впрямь стоит дождаться нас здесь.
   Велена перевела взгляд на своего любимца, тот в ответ вильнул хвостом и отступил, виновато поскуливая.
   - Хорошо, Гвинд, - вздохнула девушка, - дождись меня, я постараюсь вернуться как можно скорее, - словно только и дожидавшийся этих слов, волк одним прыжком скрылся в густой листве.
   Что же, вот и еще одна причина выдвигаться немедленно. Девушка уверенно двинулась вперед, поэтому ее спутникам не оставалась ничего, кроме как поспешить следом. Родерик обогнал ее, крепко взяв за руку, и пошел впереди, выбирая более удобную дорогу. Велена благодарно кивнула, сжимая его ладонь. Хотя она уже знала дорогу, перед ее мысленным взором этот путь был четким и ясным, но все же поддержка князя была не лишней. Ее чувства, столь обострившиеся, стоило ведунье ступить на эту дорогу, были натянуты как струна, казалось, еще немного и она зазвенит от напряжения.
   Дорога уходила все выше, но не откладывалась в памяти. Велена смутно запомнила серые камни под ногами, чахлую поросль жесткой, горной травы, разительно отличающейся от того буйного разнотравья, что они оставили внизу. Постепенно становилось холоднее, но она упрямо шла дальше, стиснув зубы и не обращая внимания на испуганные взгляды друзей.
   И то, что ждало ее в конце пути, тоже менялось. Зов неведомой силы становился все более властным, торопил, приказывал. В том, что звал ее не человек, девушка уже была уверена. Ощущения были сродни тем, что она чувствовала в Янтарных лесах. Желая проверить свою догадку, Велена прикрыла глаза и едва сдержала изумленный возглас. Пожалуй, она погорячилась, сравнивая эту силу с духом леса. Тот изумрудный, теплый по цвету и эмоции шар, который она видела перед своим внутренним взором в лесу, был песчинкой по сравнению с нынешним исполином. Серебристо-белый, искрящийся туман был разлит в воздухе, а впереди сиял, так что глазам было больно, его источник. Огромный, холодный и властный, он не имел постоянной формы, ежеминутно меняя свои очертания, оставляя неизменным ощущение чуждости этому миру.
   - Как ты? - вопрос Родерика заставил открыть глаза, вырываясь из плена видений. Темный обеспокоенно смотрел на нее, все так же бережно поддерживая под руку, - ты очень бледная, Вел.
   - Все в порядке, - вымученно улыбнулась девушка, - со мной все в порядке.
   Она слегка ускорила шаг, стараясь показать, что у нее достаточно сил, но тут же споткнулась о камень и едва не растянулась на каменистой дороге. Родерик успел подхватить ее в последний момент, крепко прижал к себе и, глядя в глаза, строго произнес:
   - Велена, приди в себя! Ты НЕ в порядке, разве ты сама не видишь? Ты бледная, у тебя ледяные руки и ноги дрожат, неужели не чувствуешь?
   - Я... - прошептала девушка, намереваясь сказать, что все это глупости, но прислушавшись к собственным ощущениям, с изумлением поняла, что князь прав!
   Как она вообще шла все это время? Усталость сковывала все тело, в висках посилилась пульсирующая боль, к тому же ледяной ветер забрался под плащ, вызывая сильную дрожь.
   - Я поищу место для ночлега, - к ним подошел Аррог, хмуро слушающий их беседу все это время.
   - Не стоит, - мотнул головой Родерик, - лучше присмотри за Веленой. Я неплохо ориентируюсь в горах, тебе будет сложнее найти укрытие.
   Оборотень не стал спорить, просто обхватил девушку за плечи, а князь тут же отошел, направившись в сторону от тропы, по которой они проходили. Велена попыталась проследить его путь, но мешало широкое плечо Аррога, а сил отодвинуть его почему-то не оставалось.
   - Я доставляю слишком много проблем, правда? - прошептала она.
   - Правда, - улыбнулся Аррог, - но радости приносишь не меньше.
   - Вот-вот, подружка, - подмигнула подошедшая к ним Лита, - так что прекращай заниматься самобичеванием и настраивайся на отдых. Все-таки пять часов в таком темпе, по горной дороге, выдержит не каждый. Я удивлена, ты молодец.
   - Сколько? - вскинула голову ведунья, - но ведь мы только начали подъем... мне показалось, прошло не больше четверти часа!
   - Да, Вел, с тобой и впрямь не все в порядке, - покачала головой наемница, - а я еще думала, почему у тебя такое равнодушное выражение лица, словно ты все это время и впрямь была не в себе...
   - Я подозреваю, что так и было, - раздался голос Родерика, - но это лучше обсудить позже. Чуть дальше по склону есть пещера, в которой вполне можно устроиться на ночлег. Места там достаточно и ветер не продувает, - князь подошел к опершейся на оборотня девушке и обратился к Аррогу, - спасибо, дальше я справлюсь сам.
   Несколько мгновений Аррог внимательно вглядывался в глаза соперника, его брови были сурово нахмурены. Но, как ни странно, он передал девушку князю, который тут же подхватил ее на руки и, не сказав ни слова, отошел.
   - Я смогу дойти сама, - попыталась возразить Велена, впрочем, не слишком охотно.
   - Отдохни немного, любимая, - тихо попросил Родерик, - не заставляй меня беспокоиться еще сильнее.
   На руках князя было уютно и возражать больше совсем не хотелось, поэтому Велена просто прикрыла глаза, с тихим вздохом доверяясь теплу его рук. Головная боль по чуть-чуть отступала, но усталость все еще разливалась по телу, а рядом с Родериком было очень уютно.
   Дорога до найденной князем пещеры не отняла много времени. Место оказалось подходящим - просторно, но с узким выходом, что не позволяло ветру проникать далеко вглубь. Было темно, слабый свет сумерек, проникающий в пещеру, не давал достаточного обзора. Благо, ночное зрение оборотня помогло Аррогу быстро развести небольшой костер из найденного по дороге сушняка. Бросив вещи, оборотень отправился на поиски дров, едва ли найденные ветки будут гореть достаточно долго.
   Родерик опустил Велену на расстеленное заботливым эльфом одеяло рядом с разгорающимся костром. Девушка глубоко вздохнула, свернувшись калачиком и закрывая глаза. Сейчас ей не хотелось делать вид, что все хорошо, слишком сильна была усталость.
   - Поспи, малышка, - послышался голос Левониса и на плечи ей опустилось еще одно одеяло, но сил поблагодарить его уже не было.
   Голоса друзей звучали неразборчиво, веки стали неподъемными, убаюкивало тепло костра, и всего пора минут спустя Велена крепко уснула. В пещере воцарилась тишина, нарушаемая лишь тревожным завыванием ветра снаружи.
   - Ты знал, что с ней может случиться подобное? - спокойно спросил Левонис, не отрывая взгляда от костра.
   - Нет, - выдавил из себя Родерик, потерянно оглядываясь вокруг, - врата лишь отражение божественной магии, просто зачарованный предмет...но, по словам Велены выходит, что там есть нечто, имеющее собственное сознание. Но это же невозможно!
   - И ты считаешь, мы можем тебе поверить? - раздался злой голос от входа. В пещеру входил Аррог, пристально вглядываясь в Темного, застывшего у стены, - только ты так стремишься попасть в Хранилище ветра, что готов рисковать всем. Так что мешает тебе обмануть Велену ради своей выгоды, затуманить голову молоденькой девчонке проще простого, не так ли?
   - Не так! - зло отрезал князь, - я не стал бы ей лгать о таком!
   - А о чем бы стал? - эльф поднял глаза на Темного, но в его взгляде не было злости, только затаенная грусть, - сейчас бесполезно говорить об этом. Мы уже на полпути к цели. Я готов поверить вам, князь Кеннет, так как доверяю мнению Велены. Но если с ней что-то случится, будьте уверены, мне станет наплевать, знали вы об угрозе или нет.
   - Если с ней что-то случится, мне и самому уже будет на все наплевать, - пробормотал князь, опуская глаза и устало прикрывая лицо ладонью.
   Она стояла посреди белоснежной пустыни, единственным вкраплением в эту мертвую белизну были уже знакомые серебристые искры. Оглянувшись, Велена поняла, что не видит горизонта, небеса сливались с землей, становясь отражением друг друга. Но ей нужно было идти, если она хотела выбраться из этого мертвого мира. И девушка начала путь. Странно, но она абсолютно точно знала, в какую сторону нужно идти, хотя никаких ориентиров так и не обнаружилось. Все та же белая пустыня, все те же искры света вокруг, хаотично вспыхивающие и исчезающие. Сколько времени она шла, ведомая лишь странным чувством, поселившимся в груди? Велена не знала, но была уверена, что приближается к цели, но все равно вздрогнула, увидев впереди фигуру человека.
   Остановившись, девушка прислушалась к своим ощущениям, и осторожно позвала:
   - Кто вы? Это вы звали меня?
   Фигура дернулась, на миг расплылась и вдруг оказалась рядом с ней, так близко, что она уловила тонкий запах орхидей исходящий от длинных волос. Напротив нее стоял молодой человек, высокий, изящный и хрупкий. Длинные белоснежные волосы падали на плечи, светлая кожа подчеркивала тонкие черты лица, белый камзол с серебристой вышивкой - все подчеркивало неземную красоту юноши. Даже голубые глаза его сверкали льдинками, когда он внимательно смотрел на Велену.
   - Ты пришла, - выдохнул он тихо, - я позвал и ты пришла!
   - Кто ты? - девушка осторожно дотронулась до щеки юноши, не в силах бороться с желанием прикоснуться к нему.
   - Ты пришла, - вновь повторил юноша и прикрыл глаза, с наслаждение потерся о ее ладонь, словно диковинный зверь, принимая ласку, - я так давно здесь один. И никто кроме тебя не слышал...
   - Ты больше не один, - улыбнулась девушка, понимая, что это единственно правильные сейчас слова.
   - Прости, я причинил тебе боль, - скорбно заломил тонкие брови юноша, - когда звал тебя сегодня, я так сильно желал видеть тебя, что забыл, насколько хрупкие те, что живут в реальном мире. Я постараюсь стать осторожнее, - торопливо забормотал он, - ведь ты придешь, правда? Придешь в жизни, а не во сне, как сейчас? Я укажу дорогу, помогу...
   - Я приду, - кивнула Велена, - только скажи, кто ты?
   - Я... они не дали мне имени, ведь я появился случайно. Они зовут меня Ветер и я должен вечно быть здесь и следить за тем, что они оставили.
   - Кто они? - осторожно спросила девушка, уже догадываясь, каким будет ответ.
   - Боги, - пожал плечами, словно удивляясь ее непонятливости, юноша.
   Девушка глубоко вдохнула воздух. Несмотря на то, что она ожидала такого ответа, его слова прозвучали набатом. Этот прекрасный юноша, что так доверчиво смотрел сейчас на нее - творение богов, привратник Хранилища. Да и называть его юношей было бы странно. Сколько веков провел он здесь, в одиночестве?
   - Неужели никто не приходил сюда? - спросила она, - неужели никто не пытался открыть врата? Или они не слышали тебя?
   - Приходили... но не хотели слышать, - грустно опустил глаза юноша, - они были похожи на тебя внешне, но совсем другие внутри. Они были такими же, как и всё, что окружает меня - холодные, равнодушные... но ты другая! Мне так тепло когда ты рядом! - и тот, кого боги прозвали Ветром, доверчиво опустил голову на ее плечо.
   Велена почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы от его печали, что она ощущала сейчас всем существом. Осторожно подняв руку, девушка погладила его по волосам, понимая, что теперь не сможет его оставить. Не сможет вновь обречь на одиночество и эту холодную, снежную пустоту.
   - Велена, - тихий голос нарушил их молчание и воздух вокруг задрожал.
   - Тебе пора, - отстранился от нее юноша, грустно вздыхая, - но ты ведь придешь? Я буду ждать тебя.
   - Скоро, - кивнула девушка, - пройти осталось совсем чуть-чуть, просто потерпи.
   Фигура Ветра расплывалась и таяла, теряя четкие очертания, но она успела заметить, как надежда зажглась в его глазах. Несколько мгновений и на нее обрушилась темнота.
   - Велена! - кто-то встряхнул ее за плечи и девушка широко распахнула глаза.
   Вокруг были каменные своды, откуда-то тускло пробивался свет. За плечи ее держал Родерик, вид у него был слегка испуганный и обеспокоенный.
   - Ты плакала во сне, - глухим голосом пояснил он и только сейчас девушка почувствовала, что ее щеки мокрые от слез, - тебе приснился кошмар?
   - Нет... - задумчиво качнула головой девушка, - скорее, сон был просто грустным. Нам пора выдвигаться в путь?
   Как ни странно, но, не смотря на вчерашние недомогания, девушка чувствовала себя невероятно бодрой и отдохнувшей. Хотелось идти, или даже бежать, вперед. Туда, где ждал ее юноша с грустными, голубыми глазами. Она была уверена, что это был не просто сон, поэтому сейчас ее сердце быстро стучало, предвкушая новую, волнующую встречу.
   - Велена, я хотел поговорить с тобой, - отвел глаза князь.
   Девушка потянулась, с легкостью поднимаясь на ноги, и огляделась. В пещере кроме них никого не было, не горел уже и костер.
   - Не стоит так резко вставать, еще вчера ты едва держалась на ногах, - он протянул ей кружку с едва теплым ароматным травяным отваром и большой бутерброд из мяса и хлеба, - поешь для начала.
   - Со мной все хорошо, - задорно улыбнулась девушка, принимая еду из рук князя, - больше можно не волноваться, больше таких недомоганий не повторится. Так о чем ты хотел поговорить? И где все? - спросила она, с удовольствием делая большой глоток из кружки.
   - Нас ждут снаружи, - пожал плечами Родерик, все так же не глядя на нее.
   - У меня такое чувство, что за то время, пока я спала, случилось что-то страшное.
   - Велена, - поднял на нее взгляд Темный и девушка вздрогнула. В его глазах было чувство вины и столь неприкрытая скорбь, что это пугало, - я хочу извиниться. Весь этот путь ты проделала ради меня. Из-за меня вчера ты была в таком состоянии и неизвестно, что будет, если мы доберемся до врат. И в то же время, я столько скрывал от тебя, но больше это не может продолжаться.
   - Родерик, ты пугаешь меня, - нервно улыбнулась девушка, - то, что было вчера, не относится к тебе никоим образом, об этом тебе переживать не следует. Хотя, если ты решил открыться мне, я буду только рада.
   - Я не могу сказать всего. Боюсь загадывать, но причину, по которой я хочу попасть в Хранилище, я открою, только если наш поход увенчается успехом. Но сейчас я должен рассказать тебе о другом, - князь встал и сделал несколько шагов по пещере, собираясь с мыслями, - и после этого рассказа, думаю, ты не захочешь мне помогать и продолжать дальнейший путь. Но, каким бы ни было твое решение, я пойму.
   Велена промолчала, кивком головы предлагая ему продолжать. Новый скорбный вздох и Темный заговорил:
   - Все это время ты слышала от многих, что на тебя идет охота, правда? О демоне, что управлял лайсом Ирвисом, проводил ритуал изменения крови...
   - Только не говори сейчас, что ты и есть этот демон, - нервно хихикнула девушка.
   - Нет, Велена. Но я заключил с ним договор. Точнее, с ней.
   - Что? - хрипло выдавила девушка.
   - Ее зовут Хаилит. Она рассказала мне о тебе. И в тот же день я дал слово защищать не только тебя, но и ее. И сейчас, когда мы так близко подобрались к Хранилищу, я не сомневаюсь, что скоро она проявит себя.
   - И что ей нужно?
   - Янтарная слеза. Оружие против демонов, созданное самим Легфелом. Мало кто из подземного царства сможет противостоять ему.
   - Что за чушь! Зачем демонице такое оружие?
   - Не знаю, меня мало интересовали ее нужды.
   - Мало, но достаточно для того, чтобы поклясться защищать ее, - покачала головой Велена.
   - Иначе, я не смог бы узнать о тебе.
   - И проникнуть в Хранилище... А ты тоже ищешь оружие, Темный? - грустно спросила Велена, - или, быть может, другой источник власти? Для чего ты проделал этот путь?
   - Я могу дать слово, что из наследия богов меня ничто не интересует. Цель моего похода... этот предмет попал туда случайно, с одной из Хранительниц твоего рода. Она не знала что это, да и шла туда совсем за другим... Но попутно, выполнила просьбу своего отца, спрятать некий артефакт, якобы могущественный и темный.
   - А это не так? - с сомнением спросила Велена.
   - Не так! - зло вскинулся Родерик, - и если бы правитель ведунов, что был тогда у власти, не был должником Майлза, моего дорого друга, ничего бы и не случилось! Но Майлз сумел убедить его, что этот предмет несет в себе зло, что я пытаюсь добраться до него, чтобы получить силу!
   - Но не проще тогда было бы уничтожить этот предмет?
   - Конечно, но ведь Майлз собирался заставить меня отречься от престола... Поэтому наплел ведунам, что ищет способ уничтожить артефакт так, чтобы это не имело последствий для мира, поэтому в Хранилище ветра он будет в сохранности до поры, до времени. А потом... Я получил силу Демы и Майлз умер.
   - Тогда почему ты не обратился к правителю Амбреста, почему не попробовал просить их и рассказать, чем в действительности является этот артефакт?
   - Думаешь, я не пытался? - горько усмехнулся Темный, - но после смерти Майлза и гибели захватчиков ведуны сочли меня чудовищем... Я никогда не смог бы добиться их расположения. И, если быть честным, я этого заслужил. Велена, сила Темной богини безжалостна к врагам. Порой, мне и самому начинало казаться, что более жестокого ублюдка, чем я, мир еще не встречал.
   - Прекрати, мы уже говорили об этом, - девушка подошла к Темному и приложила ладонь к его груди, - здесь бьется доброе сердце, - шепнула она.
   - Моя наивная девочка, - покачал он головой, - доброе сердце... Оно не помешало мне убивать, обманывать и запугивать людей. Не помешало заключить договор с демоном и врать тебе все это время!
   - Я боюсь, мне уже поздно менять свое мнение. Знаю, что это глупо, и мысленно не раз уже назвала себя дурой, но... что-то выше рассудка, что-то внутри, твердит, что я должна помочь тебе. Должна верить в тебя, Родерик.
   - Велена, - он порывисто сжал ее руку, поднимая к своим губам, - ты словно спасение, что я ждал все эти годы. Последняя надежда, что я все еще человек. Но сейчас, - он глубоко вздохнул, - сейчас я должен просить тебя о другом.
   - О чем? - нахмурилась девушка.
   - Ты должна оставить этот путь и идти в Амбрест. Только теперь я понял, что это слишком опасно. Хаилит может появиться в любой момент, но с ней я в силах справиться. А вот то, что ждет тебя в Хранилище, представляет немалую опасность. Не перебивай, пожалуйста, - остановил он возражения, которые уже готова была высказать ему девушка, - то, что произошло вчера, сила, которую ты почувствовала - я впервые слышу о таком, поэтому рисковать тобой не хочу. И не хочу, чтобы из-за меня с тобой что-то случилось.
   - А тебе и не надо рисковать, Родерик, - улыбнулась Велена, - и та сила, что ждет нас... меня. Она дружелюбна. Точнее он.
   - С чего ты взяла? - недоуменно вскинул брови князь.
   - Он приходил ко мне сегодня. И я обещала прийти. Пойми, ему одиноко оставаться одному, Ветер не может больше...
   - Ветер? - глаза Родерика изумленно расширились, - Велена, но этого не может быть! Ветер, что обитает в Хранилище, всего лишь сгусток силы! У него не может быть чувств и эмоций!
   - Не забывай, что чужие эмоции для меня - открытая книга. Не знаю, почему другие ведуньи не чувствовали его грусть, не знаю, почему все считают его не живым, но я не могу бросить его.
   - Другие? Ну, это как раз логично. Все ведуны умеют закрываться от чужих эмоций, это ведь только тебя некому было обучить...Но я все равно не могу поверить...
   - Тебе и не нужно, - вновь улыбнулась девушка, - достаточно того, что верю я. И я не оставлю его, как не собираюсь оставлять тебя без помощи. Пора в путь, Родерик, не будем больше заставлять ждать наших друзей.
   И не слушая больше возражений, девушка направилась к выходу из пещеры. Князь хотел еще что-то сказать, но передумал, только печально качнув головой.
   Снаружи светило солнце, даже ветер, казалось, был мягче, чем вчера. Велена вдохнула полной грудью свежий горный воздух и с улыбкой обратилась к друзьям, на лицах которых застыл немой вопрос:
   - Нам пора в путь!
   - Велена, быть может, стоит еще передумать, - напряженно произнес Аррог.
   - Быть может, - кивнула она, - но я не передумаю. И сейчас хочу спросить, возможно, передумали вы? Дальше дорога будет безопасной, да и идти осталось недолго.
   - Не говори чепухи, малышка, - вздохнул Левонис, закидывая на плечо дорожную сумку, - вперед, так вперед.
   Недовольно покачал головой оборотень, задорно улыбнулась наемница. Вышедший следом за Веленой князь пожал плечами, словно говоря друзьям, что не смог ее убедить. Аррог недоверчиво покосился на него, но промолчал. Они начали подъем к вершине, туда, где томился в ожидании хрупкий юноша из сна ведуньи.
   Несколько часов по горной дороге были не слишком сложны. Или погода была сегодня мягче, или Ветер и впрямь помог, но Велена совершенно не чувствовала усталости. Сейчас ее настроение было радужным, хотелось улыбаться или напевать. Друзья, словно заразившись ее настроем, тоже заулыбались, шутили, болтали и выглядели счастливыми. Когда компания добралась до длинной лестницы, прорубленной прямо в скале, и уходящей куда-то вверх, почти за облака, никто не успел устать и вымотаться.
   - Это и есть путь в Хранилище? - тихо уточнила Велена.
   - Да, Вел. Эта лестница - последний рывок к цели. И там тебе предстоит открыть дверь, чтобы мы смогли пройти.
   - А мы зайдем туда все? - восхищенно переспросила Лита.
   - Не думаю, что будут какие-то ограничения, - пожал плечами Темный, - я знаю как минимум один пример, когда в Хранилище оказался обычный человек.
   Велена перевела взгляд на князя, уловив волну грусти и скорби, что он ощущал, и догадалась, что это был Майлз, тот самый друг. "Что же столь ценного отнял он у тебя, - подумала Велена, сочувствуя любимому, - что заставляет тебя скорбеть и винить себя все эти годы?" Но спрашивать поостереглась, помня желание Родерика сохранять тайну до конца их похода.
   Несколько минут отдыха и друзья вступили на крутые ступени, ведущие ввысь. И как только Велена сделала первый шаг, она ощутила чью-то радость, легкий и невесомый всплеск нежности, адресованный только ей. И в тоже время, с другой стороны пришло ликование. Кто-то, находящийся совсем рядом, торжествовал. Но это был не Ветер, а кто-то более темный и злой. Притормозив, она оглядела своих друзей. Нет, быть не может, что кто-то из них. Эмоции Родерика она чувствовала все это время, но эмоции остальных как-то упустила из виду. И, хотя больше она не ощущала присутствия того существа, девушка на всякий случай вгляделась в спутников. Легкое беспокойство, смешанное с восхищением - это Левонис, недовольство и настороженность - Аррог. Лита... неужели не ощущает ничего? Велена изумленно уставилась на подругу. Но нет! Любопытство, опаска - странно, что не почувствовала сразу столь ярких чувств наемницы. Значит, рядом есть кто-то еще.
   - Родерик, - тихонько позвала она идущего рядом князя, - я могу ошибаться, но кажется, та демоница где-то рядом. Я почувствовала ее радость, едва мы ступили на лестницу.
   - Да, это вполне ожидаемо с ее стороны, - обеспокоенно кивнул Темный, - держись рядом, пожалуйста. И еще... Велена, я обещал позвать ее, когда мы будем на месте. Но, забрать что либо из Хранилища, она сможет только если ты позволишь. Будь осторожна, хорошо?
   - Не бойся, - улыбнулась девушка, мимолетно касаясь губами его щеки, - все получится.
   - Надеюсь, - пробормотал Родерик, приобнимая девушку за талию.
   Лестница, что казалась совсем короткой внизу, на деле была достаточно длинной. К концу подъема Велена успела основательно запыхаться, хотя, с досадой отметила она, остальные выглядели такими же бодрыми, как и внизу, даже дыхание не сбилось. Подняв в очередной раз глаза, девушка восхищенно ахнула. Всего через десяток метров впереди высились Врата. Окруженные скалами, огромные, выполненные из какого-то светлого камня, они были врезаны прямо в горную породу. Несмотря на размер, створки казались ажурными и невесомыми. Неизвестный мастер покрыл их поверхность тончайшими узорами, словно мастерица кружевной платок. Никаких замков или других механизмов, их открывающих, заметно не было и, поднявшись на небольшую площадку перед ними, друзья застыли, с немым восхищением разглядывая творение Богов.
   Стоило им подняться и Велена ощутила знакомый, приятный аромат. Он исходил от Ветра вчерашней ночью и теперь девушка поняла, почему. Все пространство у входа заполняли цветы. Белоснежные орхидеи, хрупкие, с тонким и нежным запахом - они словно олицетворяли юношу из ее сна.
   Приблизившись к воротам вплотную, Велена нерешительно замерла. Что делать дальше, она понятия не имела. Закрыв глаза, девушка глубоко вздохнула, набираясь смелости и отметая охватившую ее робость, и уже более уверенно положила руку на резную поверхность врат. Легкие, щекочущие искорки кольнули кончики пальцев, разбегаясь по камню, словно круги по воде. Створки дрогнули и начали медленно открываться. Минуту спустя, взору людей открылся огромный, светлый зал, с высоким сводчатым потолком, украшенный колоннами из того же светлого камня, что и сами врата. Но не успели они сделать и пары шагов внутрь, все так же храня восхищенное молчание, как на Велену налетел белоснежный вихрь.
   - Ты пришла! - в этом крике слилось столько радости и восторга, что девушка невольно заулыбалась.
   Хрупкий юноша с длинными волосами крепко обнимал ее, чуть подрагивая всем телом и не спеша отстраниться, словно боялся выпустить Велену из объятий хоть на секунду.
   - Все хорошо, я рядом, - тихо прошептала девушка, осторожно отстраняя юношу от себя. Почему-то рядом с ним Велену переполняла безграничная нежность, хотя она прекрасно осознавала, что это чувство разниться с тем, что она испытывала к Родерику, в которого была влюблена, отличается от того трепетного уважения к Кейтену, который воспитал ее и непохоже на искреннюю симпатию, что чувствовала она к своим друзьям.
   Ветра ей хотелось защищать, пусть она и понимала, что это существо гораздо сильнее, оберегать и заботиться, словно он был ребенком, а не тем, кто живет уже многие века.
   - Поверить не могу, - тихий голос Родерика оторвал Велену от раздумий, - это правда! Ветер, привратник Хранилища... - князь замолчал, потрясенно разглядывая юношу.
   - Кто?! - не менее удивленно спросил Левонис, настороженно глядя на судорожно вцепившегося в руку Велены юношу.
   - Это Ветер, - с улыбкой представила Велена юношу друзьям, - он... кхм, здесь живет.
   - Вы ее друзья? - улыбка Ветра была искренней и счастливой, он с любопытством рассматривал гостей.
   - Да, - настороженно кивнул Аррог. В отличие от остальных он не выглядел удивленным, скорее, местный привратник заставил напрячься осторожного оборотня.
   - Тебе не нужно бояться, я никогда не причиню Велене зла, - с той же улыбкой открыто посмотрел на Аррога Ветер, - и ревновать не нужно, - перевел он взгляд на Родерика и задумчиво нахмурил брови, - хотя я не совсем понимаю, что это значит.
   - Ты читаешь мысли? - слегка покраснел князь.
   - Конечно, ведь я должен быть защитой этого места, должен знать, зачем явились просители, - он грустно вздохнул, - вот только раньше меня никто не видел, я мог только помочь или не допустить... как хорошо, что ты пришла! - он снова сжал ладони Велены тонкими пальцами, - пусть ненадолго, пусть ты не сможешь остаться, но я так счастлив!
   - Остаться? - растерянно посмотрела на него Велена, - но разве ты не можешь уйти?
   - Мне некуда идти, - Ветер нежно погладил девушку по щеке, грустно улыбаясь. В этот миг в его образе не осталось ничего восторженно детского, из голубых глаз на девушку взглянула вечность, - к тому же, я не могу ослушаться воли богов и оставить это место без защиты.
   - Но это же несправедливо! - воскликнула девушка, - почему ты должен вечно быть здесь один?
   - Потому, что для этого я и был создан, - склонил голову юноша, - но ты ведь еще не уходишь? Давай, я покажу тебе то, что должен охранять? Это интересно, правда! - тон Ветра стал снова беззаботным, он потянул Велену за собой вглубь зала.
   Но, пройдя всего несколько шагов, юноша остановился. Резко обернувшись, он вновь внимательно осмотрел следующих за ним людей, и озадаченно обратился к Велене:
   - Ты говорила, что это твои друзья... не знал, что ты дружишь с демоном!
   Словно пораженная громом, Велена остановилась на месте. Эти слова, произнесенные Ветром, с трудом доходили до ее сознания:
   - О чем ты? - голос девушки дрожал, выдавая волнение. Она судорожно сжала руку стоящего впереди привратника, жалобно заглядывая ему в глаза.
   - Но как же? - непонимающе пожал плечами юноша, указывая за спину Велены, где стояли ее друзья, - ведь эта девушка...
   - Нет, этого не может быть! - Велена медленно повернулась, вглядываясь в знакомый силуэт рыжеволосой наемницы, на которую и указывал Ветер, - это же Лита. Она спасла меня, она помогала и... Лита, скажи ему! Это же глупость какая-то! - голос Велены сорвался, она жалобно смотрела на наемницу глазами, полными слез.
   - Что сказать, дуреха? - вздохнула наемница и презрительно скривилась, - привратник прав. Жаль, хотела еще немного за вами понаблюдать.
   Стройный силуэт девушки подернулся легкой дымкой, становясь выше, меняя очертания. Несколько секунд и перед глазами изумленных людей стоит уже не растрепанная девушка, а темноволосая женщина с презрительной улыбкой на пухлых губах.
   - Хаилит! - с ненавистью произнес Родерик, двигаясь ближе к Велене.
   - Ты удивлен, правда, Темный? - томно проворковала демоница, делая короткий изящный шаг вперед, - но чему же тут удивляться, партнер? Мы заключили договор и вот я здесь! По-моему, это я должна быть обижена, что ты не держишь слово!
   - Ублюдок! - выплюнул оборотень, поворачиваясь в сторону князя, - Велена, ты и после этого будешь утверждать, что это отродье тьмы заслуживает твоей помощи?!
   - Успокойся, Аррог, - грустно покачала головой Велена, пытаясь взять себя в руки, - я все знала, Родерик не врал мне. Вот только не думала, что Лита... хотя, теперь мне следует называть тебя Хаилит, демон?
   - Да как тебе будет угодно, девочка! - отмахнулась демоница, иронично улыбаясь.
   Родерик благодарно сжал руку Велены, оборотень только недоверчиво покачал головой. Ветер с интересом взирал на эту сцену, склонив голову на бок:
   - Значит, она врала тебе? - юноша слегка сощурил глаза, - хочешь, я накажу ее? Только скажи...
   Велена молча покачала головой. Она не знала, что должна сказать или сделать. Наказать? Нет, ей совсем не хотелось этого. Но сейчас, в душе посилилась невыносимая грусть и хотелось рыдать, словно оплакивая мертвого. Девушке казалось, что ее подруга умерла, а не была всего лишь обманом и искусной иллюзией. Только теперь Велена поняла, как сильно привязалась к беззаботной наемнице, которая спасла ее и протянула руку...
   - Вот значит как... - раздался тихий, полный горечи голос Левониса. Все это время эльф молча смотрел на демоницу и в его взгляде отражались боль и усталость. - Значит, ты и есть тот демон, что охотится на Велену.
   - О, любимый, надеюсь, ты на меня не в обиде? - с преувеличенным отчаянием в голосе произнесла Хаилит.
   - Не называй меня так, - скривился Левонис в ответ, - из твоих уст это звучит, как оскорбление.
   - Не зарывайся, эльф! - издевательски протянула демоница, - в конце концов, мы провели несколько неплохих ночей вместе, чем ты недоволен?
   - Только собственной глупостью, - тихо произнес Левонис, грустно опустив взгляд.
   - О, неужели ты влюбился в эту человеческую девчонку, чей облик я приняла? - сочувственно выговорила Хаилит, - хочешь, я еще разочек стану ей и мы с тобой как следует попрощаемся? - она шагнула в сторону Левониса, игриво облизнув пухлые губы.
   - Провались ты в бездну! - отшатнулся от нее Левонис, зло сжимая кулаки.
   - Ну и дурак, - равнодушно пожала плечами демоница, - впрочем, можешь поискать эту наемницу где-нибудь в приграничье, в яме для воров, куда ее отправил наниматель пару месяцев назад. Последний раз я видела наемницу именно там.
   - Не слушай ее, - презрительно процедил Аррог, - это наверняка вранье, как и все, что она говорила до этого.
   - Нет, она говорит правду, - вновь улыбнулся Ветер, все это время внимательно вглядывающийся в демоницу.
   Левонис растерянно посмотрел на него, не зная, как реагировать на эти слова. В голове эльфа было столько противоречивых мыслей, пожалуй, столь потерянным он не чувствовал себя еще ни разу за долгие годы жизни.
   - Ну, хватит! - между тем всплеснула руками Хаилит, - в конце концов, какая разница, что там случится с этой бродяжкой! Мне нужна Янтарная слеза! Слышишь, Темный, ты обещал мне!
   - Нет, Хаилит, - покачал головой Родерик, - я всего лишь обещал защищать тебя и Велену, пока мы не достигнем Хранилища Ветра. Но вот мы здесь. И больше я тебе ничего не должен.
   - Разве мы обговаривали срок? - усмехнулась Хаилит, поднимая запястье, на котором виднелся тонкий шрам, - ты должен защищать меня, пока я не решу, что ты мне больше не нужен! А взамен, я предоставляю тебе свою помощь в проникновении в Хранилище Ветра.
   - Ты невнимательно читала договор, - язвительно улыбнулся князь.
   - Мы не составляли договора! - прошипела демоница, чувствуя подвох.
   - Правда? - удивленно вскинул брови Темный. Одно неуловимое движение кистью и у него в руке оказался перевязанный нитью пергамент, - тогда, я могу уничтожить этот свиток, на котором стоит руна с моим именем?
   - Ах ты тварь! - взвизгнула Хаилит, с молниеносной скоростью бросившись в сторону князя.
   Но привратник Хранилища Богов оказался быстрее. Одно неуловимое движение и Ветер оказался между демоном и князем, отшвырнув Хаилит в сторону с такой силой, которую трудно было бы заподозрить в столь хрупком на вид юноше. Демоница отлетела в сторону, чудом удержавшись на ногах, и замерла, тяжело дыша.
   - Откуда ты еще взялся! - зло пробормотала она, сверля юношу взглядом.
   - Я был здесь всегда, - беззаботно улыбнулся привратник.
   - Ты не должен быть здесь! - отчаянно закричала Хаилит, - тебя вообще не должно быть! Почему ты встаешь у меня на пути? Ты - просто ошибка Богов! - демоница сжимала кулаки, ее взгляд метался.
   - Пусть так, - пожал плечами юноша, глядя на взъерошенную женщину со странной жалостью во взгляде, - но я наделен достаточной силой, чтобы остановить тебя.
   - О, Пресветлый Яндерфальд, ну почему вы стоите у меня на пути?! - взвыла Хаилит, - мне нужен этот артефакт, мне нужна Янтарная слеза! Слышите?! Я получу ее любой ценой! Я не отступлю, теперь, когда цель так близка!
   - Но это не вернет тебе его любовь, - снова заговорил Ветер, - ты ведь и сама знаешь, правда?
   - Нет! Не смей! Не смей лезть в мою голову, слышишь! - закричала демоница, зло глядя на юношу.
   - Прости, - улыбнулся Ветер, - но ты так отчаянно, так громко желаешь этого. Такие странные мысли... Любовь неподвластна ни одному артефакту.
   - Нет! - замотала Хаилит головой, - я смогу! Я подчиню себе подземный мир, он преклонится перед моей властью, он снова будет моим!
   - Или рассмеется тебе в лицо, узнав, ради чего ты все это делаешь, - вздохнул юноша, - твой возлюбленный жесток, демоница. Не думаю, что Ибигор когда-либо разделит твои чувства.
   - Прекрати! - взвизгнула женщина, - не смей произносить его имя! Если он не станет моим, я просто убью его! Я не позволю ему оставить меня!
   - А сможешь ли? - задумчиво протянул Ветер, - но даже если ты получишь Янтарную слезу, ты знаешь, чем рискуешь? Знаешь, что грозит тому, кто вздумает использовать оружие Верховного Бога?
   - Я знаю все! - упрямо заговорила Хаилит, - мне нечего терять! Я делала все, чтобы он остался со мной, а что в итоге? Гордая Хаилит, Огнерожденная Хаилит превратилась в посмешище! - она хрипло рассмеялась, - все подземное царство хохочет над обезумевшей от любви демоницей! Но я покажу им, чего стою! Я отомщу всем этим наглым тварям, осмелившимся смеяться надо мной, я верну свою любовь или умру!
   - Оружие Светлого Бога не может служить ради мести, - покачал головой Ветер, - ты не получишь желаемого, если будешь все время думать о смерти - своей или других. Мне жаль тебя!
   - Не смей меня жалеть! - закричала Хаилит, - у меня все получится! Я завоюю его любовь кровью, если не могу получить ее по-другому! - И видя, что привратник в ответ вновь грустно покачал головой, бросилась в его сторону, - хватит! Прекрати меня жалеть! Хватит!
   Демоница ринулась на юношу, яростно сверкая глазами, но на ее пути словно выросла прозрачная стена. Снова и снова, раз за разом ее отбрасывало в сторону, но результатом были лишь сбитые костяшки пальцев. Как сумасшедшая она кидалась вперед, только за тем, чтобы в очередной раз взвыть от отчаяния, а юноша даже не шелохнулся, печально глядя на беснующуюся женщину. Наконец, Хаилит оставила свои попытки подобраться ближе к привратнику, замерев и зло сжав кулаки, она прожигала его ненавидящим взглядом.
   Несколько мгновений в зале царила тишина, нарушаемая лишь эхом тяжелого дыхания демоницы, да странными шорохами, звучащими в высоких сводах. Затем юноша тяжело вздохнул. Его взгляд вновь был наполнен мудростью и пониманием веков, даже голос, казалось, изменился:
   - Хорошо. Я дам тебе то, что ты хочешь, - он протянул вперед руку, ладонью вверх, и мягкое свечение окутало его пальцы.
   - Что ты делаешь? - изумленно уставился на юношу Темный, - ты и впрямь собираешься дать в руки демону столь мощное оружие?!
   - Так правильно, пойми, - мягко улыбнулся юноша, - ей нужна помощь.
   Недоумение в глазах окружающих, казалось, нисколько не тронуло юношу. Он продолжал все так же безмятежно улыбаться, а свечение на его ладони начало приобретать формы. Словно густая патока или раскаленная лава, мягкое свечение перекатывалось на его ладони, постепенно принимая форму янтарной капли.
   Глаза Хаилит лихорадочно блестели, отражая артефакт. Она почти простонала, просительно вытягивая в сторону привратника руки:
   - Янтарная слеза! Дай ее мне!
   - Ты готова заплатить любую цену, чтобы получить силу Янтарной слезы? - голос Ветра был спокойным, чуть равнодушным, голубые глаза бесстрастно смотрели в потемневшие дочерна глаза демоницы.
   - Да! - рявкнула та в ответ, - отдай ее, слышишь?!
   - Слово было услышано, - тихо произнес привратник Богов, и золотистая капля оказалась в руках у Хаилит.
   Несколько мгновений ничего не происходило. Демоница недоверчиво переводила взгляд с Ветра на Янтарную слезу, словно все еще не веря, что заполучила артефакт. А затем она рассмеялась. Сначала это был тихий, неуверенный смех, постепенно становившийся громче, словно нарастающая лавина, эхо сумасшедшего женского смеха отражалось в высоких сводах замка.
   - Он будет моим! Он снова будет моим! - повторяла Хаилит, задыхаясь, давясь смехом, не замечая, как по ее щекам катятся слезы, - и они склонятся! Склонятся перед обновленной Хаилит! Огнерожденной Хаилит! А вы... - ее взгляд зацепился вдруг за стоящих перед ней, - вы посмели стоять у меня на пути! Стали свидетелями моего позора! Надо бы растоптать вас, как надоедливых клопов!
   - Я не позволю, - выступил вперед привратник, все тем же спокойным голосом обращаясь к безумной демонице, хотя в его взгляде затаилась грусть, - ты же знаешь, что тебе не справиться со мной.
   - Ошибка Богов! - зашипела Хаилит, но внезапно успокоилась, мрачно усмехнувшись, - да и бездна с вами! Какая теперь, в конце концов, разница? Я получила все, что хотела! И тратить на вас силы перед битвой, что мне предстоит, было бы глупо! - она подняла ладонь, на которой покоился артефакт, с восхищением вглядываясь в него и, вдруг замерла, широко распахнув глаза.
   Маленький осколок янтаря, хрупкий, словно и впрямь был чьей-то слезой... Он мягко пульсировал, вторя одному ему известному ритму, похожему на биение сердца. А демоница, словно завороженная смотрела на него, чуть приоткрыв пухлые губы. А, между тем, свечение артефакта становилось все ярче, освящая тонкие пальцы Хаилит, ее запястье, предплечье... Словно переплетаясь с демоницей в одно, Янтарная слеза растворилась на ее ладони, свет пропал... чтобы через секунду вспыхнуть вновь, рисуя на руке Хаилит золотистые узоры. Огненные ручейки, словно корни дерева, оплетали тело застывшей в изумлении женщины, продвигаясь все дальше и дальше по ее смуглой коже. Демоница подняла глаза на привратника, в ее взгляде смешались растерянность, непонимание и страх.
   - Нет, - прошептала она, - не может быть...
   - Ты готова была отдать любую цену, - грустно произнес Ветер, - ты получила силу Янтарной слезы, чувствуешь? - Хаилит с ужасом перевела взгляд на свои тонкие запястья, испещренные многочисленными светящимися линиями, а юноша продолжал, - а Янтарная слеза получила тебя.
   - Нет, - вновь прошептала Хаилит, пряча лицо в ладонях, - только не так! Ведь я могла бы...
   - Ты могла бы умереть. В одиночестве, злости, страдая от своей неразделенной любви. Без права на очищение и перерождение. Но теперь у тебя есть шанс, - улыбнулся ей Ветер, - ты вновь возродишься, но на этот раз будешь иной. И найдешь любовь, которой так жаждешь, - Хаилит с тоской смотрела в глаза привратника, по ее щекам катились слезы, - прощай, Огнерожденная, - шепнул юноша.
   Тоскливый вой вырвался из груди демоницы, словно дикий зверь, что предчувствует гибель. Яркий узор покрывал уже все ее тело, пульсируя и переливаясь, в такт бешено стучащему сердцу Хаилит. Ослепительная вспышка, от которой на миг все присутствующие, кроме привратника, были вынуждены закрыть глаза. А когда свет погас - на пол с тихим стуком упала маленькая капля янтаря. Хаилит исчезла.
   В Хранилище воцарилась тишина. Друзья не знали, что сказать. На душе остались грусть и чувство вины, от того, что они не могли помочь той, которую, казалось, должны были ненавидеть. Велена с трудом сглотнула подступивший к горлу комок, прогоняя непрошенные слезы:
   - Что с ней случилось? - тихо спросила она задумчиво молчащего Ветра.
   - Как я и говорил, она получила второй шанс, - юноша медленно подошел к лежащему на полу артефакту, провел над ним рукой и тот исчез, мигнув на прощание теплым светом, - теперь ее душа сможет переродиться. Не сразу, лишь когда избавится от своей болезненной любви и жажды мщения, но время лечит.
   - Все то, что она делала, непростительно, - качнул головой Аррог, - но сейчас я чувствую жалость. Жалость к демону, - удивленно хмыкнул он, - никогда бы не подумал, что способен на такое.
   - Мы никогда не знаем, на что способны, пока судьба не вздумает нас испытать, - задумчиво протянул Родерик.
   - Наверное, ты прав, - грустно кивнула Велена.
   - Не расстраивайся! - повернулся к ней Ветер, на его лице вновь играла беззаботная улыбка, - так будет лучше для нее. Так будет правильно.
   И только Левонис молчал, хмуро глядя в пол и о чем-то напряженно размышляя. Но сейчас ему сложнее всего, подумала Велена, сочувственно глядя на старого друга. Она перевела взгляд на стоящего рядом с ней юношу и улыбнулась ему в ответ. Привратник Богов, с такой легкомысленной улыбкой и мудрыми глазами. И впрямь, кто кроме него может знать лучше, как будет правильнее всего? И все же, какой он удивительный, как легко и спокойно рядом с этим хрупким юношей! Заглянув девушке в глаза, Ветер счастливо рассмеялся, как будто читая ее мысли. Хотя, почему "как будто", так оно и было. И, удивительное дело, это казалось Велене вполне естественным. Снова заулыбавшись, юноша потянул ее за руку:
   - Пойдем скорее! Я хочу столько тебе показать!
   Велена с улыбкой двинулась следом за ним. Сейчас все грустные мысли оставили ее, словно ничего и не случилось. Словно не было никаких причин, чтобы волноваться и спешить...
   - Подожди! - резко остановившись, попросила девушка, - сейчас, важнее то, ради чего мы шли сюда. Ты не мог бы помочь Родерику?
   Юноша с любопытством посмотрел на князя, слегка сощурив светлые глаза. Выпустив руку Велены, он нахмурился и подошел к Темному вплотную:
   - Зачем она тебе? - но не успел Родерик ответить, как глаза юноши яростно блеснули и он выкинул вперед руку, останавливая открытой ладонью напротив сердца Темного. Князь замер, но встретил взгляд голубых глаз привратника уверенно и открыто.
   - Что происходит? - растерянно прошептала Велена, но отвечать ей никто не спешил, и девушка замерла, не решаясь прервать этот молчаливый поединок.
   Прошло еще несколько томительно-долгих минут и, наконец, юноша отступил в сторону от Родерика и улыбнулся. Хмурые морщинки на высоком, бледном лбу разгладились, взгляд потеплел:
   - Значит, это ты. Пойдем, она заждалась тебя, - и больше ни на кого не глядя, направился вглубь зала.
   Темный побледнел, со смесью страха и надежды глядя на привратника, и поспешил следом. Велена, переглянувшись с оборотнем, хотела отправиться с ними, но задержалась, заметив отсутствующий взгляд Левониса. Пропустив Аррога вперед, девушка подошла к эльфу и осторожно положила руку ему на плечо:
   - Как ты?
   - В порядке, малышка, - хрипло ответил друг, поднимая грустный взгляд, - вот только трудно сейчас мыслить здраво.
   - Так бывает, когда влюблен, - лукаво улыбнулась девушка, - но здравомыслие тебе не помешает, все-таки в приграничье опасно, а я пока не могу отправиться с тобой, как бы мне этого не хотелось.
   - Ты думаешь, мне стоит?.. - Левонис поднял растерянный взгляд на девушку.
   - Конечно, - сжала его руку Велена, - более того, мы все поймем, если ты отправишься на поиски настоящей Литы прямо сейчас. Пусть все это время демоница лишь искусно разыгрывала ее роль, но все мы успели искренне полюбить эту девушку, поэтому оставлять ее в беде не следует.
   - Нет, я не могу бросить тебя сейчас. Я должен сопроводить тебя к Салтрену, объяснить ему...
   - Левонис! Мой дорогой друг! - с улыбкой перебила эльфа девушка, прислоняясь к его плечу, - тебе не кажется, что ты и так сделал слишком много для меня? Пусть мне приятно оставаться "малышкой", но все же я выросла... И должна научиться решать проблемы сама. К тому же, что может случится со мной, если рядом столько заботливых друзей?
   - Девочка, ты и впрямь выросла, да? - приобнял девушку Левонис, - хорошо, как только мы покинем Хранилище, я отправлюсь в путь. Хотя на душе у меня не спокойно.
   - Сейчас тебе нужно беспокоиться о девушке, незаслуженно упрятанной в яму для воров!
   - Эта мысль и так не дает мне покоя, - запустил пятерню в густые волосы эльф, - и еще... ведь на самом деле она даже не знает меня...
   - Левонис, вот уж от кого не ожидала такой робости! - рассмеялась девушка, - не волнуйся, друг мой! Если Хаилит и впрямь точно скопировала образ наемницы, никаких проблем у такого обаятельного эльфа не возникнет! А сейчас давай поспешим, мы и так уже порядком отстали от остальных.
   А Родерик, сопровождаемый привратником, и следующий за ними Аррог и впрямь ушли уже довольно далеко, остановившись у очередной колонны из светлого мрамора. Переговариваясь, Левонис и Велена поспешили догнать их. У небольшой, неприметной на первый взгляд деревянной двери, стоял Ветер, с неизменной улыбкой глядя Темному в глаза.
   - Она здесь, - указал он на дверь, но жестом руки остановил готового ринуться вперед князя, - только спит, - он грустно вздохнул, - единственный, кто слышал меня на протяжении стольких лет, не мог ответить, лишь изредка вырываясь из дремы, чтобы передать свою тоску.
   - Я знаю, как разбудить ее, - хриплым шепотом ответил Темный, - пожалуйста, дай мне войти!
   Велена с любопытством прислушивалась к разговору. Ей становилось все более странно слышать обмен этими репликами, но девушка терпеливо молчала.
   Наконец, Ветер толкнул дверь и та бесшумно распахнулась, открывая проход в небольшую комнату, освященную несколькими факелами. В центре комнаты находился невысокий, примерно в пару локтей, постамент, на котором покоился небольшой округлый камень синего цвета.
   - Он принес ее и просто бросил у стены, - со вздохом произнес привратник, - но я подумал, что она должна обрести достойное пристанище, пока не придет кто-то, способный ее разбудить.
   - Боги, за что? - тихо произнес Родерик, делая неверный шаг вперед, - столько лет ты провела здесь, заключенная в холодный лазурит, безмолвно, неподвижно...
   Темного слегка пошатывало, словно он был пьян, по побледневшей щеке скользнула слеза. Он протянул вперед руку, проведя чуть подрагивающими пальцами по холодной поверхности камня.
   - Что это? - тихо спросила Велена отступившего к ней Ветра.
   - Душа, уснувшая много лет назад, - так же тихо ответил ей юноша, - когда тот странный человек принес ее сюда, я думал, что эта душа мертва. Но со временем, понял, что она просто спит.
   - Кто - она? - чуть принахмурилась Велена.
   - Не знаю, - пожал плечами Ветер, - ей редко удается отвечать мне, хотя она всегда внимательно слушает. Я смог понять только то, что эта девушка... и что она тоскует и ждет кого-то важного.
   Велена перевела внимательный взгляд на Родерика, но отвлекать его не стала. Лишь внимательно, чуть встревожено наблюдала за его действиями. А, между тем, Темный взял камень в руки и начал тихо, нараспев произносить какие-то странные слова. А лазурит в его руках становился все ярче, словно свет пробивался изнутри, а затем стал покрываться небольшими трещинками. Они все разрастались, голос Темного становился громче и громче, а затем все прекратилось.
   На секунду воцарилась тишина, словно само время замерло вокруг. А потом все пространство вокруг пронзила ослепительная вспышка света. Велена зажмурилась, прикрывая мгновенно заслезившиеся глаза ладонью, а когда смогла видеть, то чуть не охнула в изумлении. Родерик все так же стоял посредине комнаты, замерев у постамента, а на руках у него покоилась красивая темноволосая девушка. Девушка казалась маленькой и хрупкой в его объятьях, она растерянно оглядывалась по сторонам, сонно моргая. Потом ее взгляд стал более осмысленным, она посмотрела на князя и ее лицо осветила счастливая улыбка:
   - Дерек! - девушка засмеялась, обвивая руками шею мужчины, из ее глаз покатились крупные слезы, - Дерек, ты все-таки пришел! Ты спас мен! Дерек!
   - Рина, моя маленькая девочка, - шептал в ответ Темный, все крепче прижимая девушку к себе, - прости, прости, девочка, все это моя вина! Прости! - он прижимал к груди ее голову, путаясь пальцами в длинных волосах и целуя высокий лоб девушки, - моя дорогая Рина!
   Велена смотрела, с какой нежностью Родерик обнимает девушку и шепчет что-то ласковое. А в груди вдруг неприятно кольнуло и отчего-то захотелось плакать. Она сделала осторожный шаг назад, отходя дальше и отворачиваясь от картины счастливого воссоединения, на которую сейчас с удивлением смотрели ее друзья. Ее уход остался незаметным и, прислонившись к холодной стене, она крепко зажмурилась и сделала глубокий вдох, прогоняя вдруг подступивший к горлу комок. Кто эта девушка? И почему ее так задело нежное отношение Родерика? Неужели она ревнует?!
   Слезы высохли так же внезапно, как и подступили к глазам. О, Светлые Боги, ну конечно ревнует! Почему он лгал, что любит, если все это время стремился сюда, к этой... Рине! " Моя дорогая Рина! Моя маленькая девочка!" - вновь зазвучал сбивчивый шепот Родерика у нее в ушах. Сколько любви было в его словах, сколько боли в извинениях... Неожиданно, Велена разозлилась. Так вот почему он скрывал от нее, зачем должен попасть в Хранилище! Боялся, что Велена не захочет спасать соперницу? Как он мог о ней такое подумать?! Как он мог вновь врать ей! И снова слезы подступают к глазам - но на этот раз, слезы от злости. Девушка с силой сжала кулаки, сдерживаясь из последних сил.
   - Вот, вновь это непонятное чувство - ревность, - раздался задумчивый голос рядом с ней, и Велена испуганно подняла голову. Напротив стоял Ветер, задумчиво глядя на девушку, - никак не могу понять, что оно значит и отчего возникает? А твои мысли так скачут, что становится только сложнее!
   - А ведь ты прав, - отвела взгляд Велена. При виде юноши ей снова стало спокойнее, - откуда здесь взяться ревности? Вот глупости здесь навалом! Я буквально кладезь, - мрачно усмехнулась она.
   - Почему? - удивленно спросил юноша, просительно заглядывая ей в глаза, - что-то случилось? Расскажи мне!
   - Все в порядке... Давай поговорим о чем-нибудь другом. Например о том, что теперь, когда цель нашего путешествия достигнута, мне нужно будет уйти, - девушка внимательно смотрела в голубые глаза, испуганно расширившиеся при этих словах.
   - Так скоро? - тихо произнес юноша, опуская взгляд себе под ноги, - но ты права... Тебе и впрямь незачем здесь задерживаться...
   - Как и тебе, - подошла к нему девушка и осторожно погладила по светлым волосам, - почему бы тебе не отправиться с нами? По-моему, ты достаточно служил Богам, чтобы теперь мог подумать и о себе.
   - Что? - вид у привратника был потрясенным, он поднял глаза и теперь смотрел на Велену со смесью страха и надежды, - но разве я могу оставить этот место? Ведь я обязан...
   - А ты пробовал? - хмыкнула Велена, - как давно ты видел тех, кому столь верно несешь службу? Быть может, они и не были бы против?
   - Но что я буду делать там? Ведь до тех пор, пока ты не появилась рядом, никто не мог даже видеть меня...
   - Я могла, - раздался спокойный голос позади. Обернувшись, Велена обнаружила, что остальные стоят позади и внимательно прислушиваются к ее разговору с привратником. А Рина, стоявшая рядом с Родериком, продолжала, - я могла видеть и слышать тебя все эти годы. И если бы не ты, то я сошла бы с ума от тоски в этом месте. И сейчас я безмерно благодарна тебе, Ветер.
   - Я рад, что смог помочь тебе, - улыбнулся юноша в ответ.
   - В любом случае, - вновь вступила в разговор Велена, - ты можешь быть со мной, если боишься сам вступить в наш мир. Я всегда помогу тебе.
   - И я не стану для тебя обузой? - голубые глаза юноши были наполнены слезами, - ведь Хаилит была права - я всего лишь ошибка Богов.
   - Ты всегда будешь моим дорогим другом, - Велена взяла юношу за руки и осторожно сжала, - не говори, что ты - ошибка, ведь ты достойнее и лучше многих известных мне людей. И я уверена, что многие меня поддержат.
   - Я присоединюсь к ее мнению, - выступила вперед Рина, - тебе не стоит бояться жить среди людей. И я тоже готова помочь тебе. В нашем княжестве для тебя всегда найдется место.
   Велена приподняла бровь, подмечая про себя слова девушки. "Наше княжество", - мысленно хмыкнула она. Неужели отношения Родерика и этой девицы зашли так далеко? Что же, сейчас это должно беспокоить ее меньше всего, ведь больше она не собирается гостить во владениях Темного. Ее ждет встреча с Салтреном, помощь Левонису... Надо еще найти способ получить новости от Кейтена. Дел много, поэтому думать о Родерике времени не останется. По крайней мере, она на это очень надеялась.
   - Если вы так говорите... - Ветер сделал глубокий вдох и решительно кивнул, - я готов попробовать. Когда мы двинемся в путь?
   - Можем идти хоть сейчас, - рассмеялась Велена, - к чему тянуть? Да и Левонису не терпится отправиться в путь, я же вижу.
   Эльф кивнул, подтверждая ее слова.
   - Тогда мне нужно кое-что подготовить... - задумчиво протянул привратник, - дайте мне четверть часа и двинемся в путь. Кстати, в сторону гор движется отряд.
   - Что? - встрепенулась девушка, - откуда ты узнал?
   - Я знаю все, что происходит поблизости от Хранилища, - улыбнулся юноша, - знаю так же, что у подножия гор тебя ждет твой волк.
   - Гвинд! - ахнула Велена, - надо поспешить, он ведь был совсем один все это время!
   - Я постараюсь собраться быстрее, - кивнул привратник и отправился вглубь Хранилища.
   - А мы ведь даже не осмотрелись здесь, - протянул Темный, по прежнему крепко прижимая к себе Рину, словно боялся, что девушка снова исчезнет, - а другого шанса уже не выпадет.
   - Вот уж о чем не стоило бы жалеть, - фыркнула Рина, - кстати, Дерек, за эти годы ты успел забыть о вежливости? Почему ты до сих пор не представил меня своим друзьям?
   - Ты права, - улыбнулся Темный, - я позабыл о правилах приличия... Я и впрямь изменился, как изменилось многое вокруг. Мне столько нужно тебе рассказать! Но это терпит. Позволь представить тебе моих спутников, - Родерик по очереди назвал мужчин, и перевел взгляд на Велену, - а это - Велена Эллион. И благодарить за твое спасение я должен только ее. Велена - это Ринальда, моя сестра.
   - Можно просто Рина, - протянула девушка руку.
   Велена несколько секунд не двигалась, но спохватившись, пожала тонкую ладонь девушки, стараясь не выдать своего удивления и облегчения. Боги, Рина - его сестра! Какая же она дура, успела напридумывать себе столько глупостей...
   - Почему ты не говорил, что именно тебе нужно в Хранилище ветра? - несколько возмущенно спросила Велена, - Не понимаю, зачем нужно было это скрывать! Я уже подумала... - она осеклась.
   - Что подумала? - с лукавой улыбкой спросил Темный, подходя ближе.
   - Неважно! - чуть покраснела девушка, - но было бы лучше, скажи ты все сразу.
   - Прости, - он осторожно провел тыльной стороной ладони по ее щеке, - я знаю, ты поддержала бы меня, но так мне было проще. Я боялся, что ничего не выйдет или ты не поверишь мне...
   - Глупый! - сделала вид, что сердиться, Велена, - я же говорила тебе, что не изменю своего мнения.
   - Что, мой братец даже не потрудился объяснить тебе всего? - вмешалась в их разговор Рина, с лукавой улыбкой посматривая на стоящую перед ней парочку - как ты вообще согласилась ему помогать? Он всегда был слегка... недалеким! Но ничего, я вернулась и смогу проследить, чтобы этот болван впредь вел себя как полагается.
   - Рина! - возмущенно посмотрел на девушку Темный, - прояви хоть каплю уважения к старшему брату!
   - Я подумаю об этом! - рассмеялась девушка и подошла поближе к Велене, не преминув ткнуть брата по дороге острым локотком, - он иногда бывает таким занудой, не находишь? - обратилась она к Велене и девушки захихикали, слушая возмущенные возражения князя.
   Велена смотрела на темноволосую девушку, стоящую рядом с ней и думала, что они точно подружатся. И сердце согревало чувство умиротворенности, когда она оглядывала стоящих рядом друзей.
   - Кажется, я готов отправляться, - раздался неуверенный голос привратника позади.
   - Тогда в путь, - улыбнулась ему Велена, - пора оставить это место.
   Спуск к подножию гор оказался гораздо легче, чем подъем. Было ли это от того, что вниз по склону двигаться стало легче, или от того, что они достигли своей цели и теперь у всех было весьма приподнятое настроение, Велена не знала. Но когда они добрались до пещеры, где провели предыдущую ночь, девушка с удовольствием отметила, что ни капли не устала. Друзья так же были полны сил, даже Аррог больше не хмурился и не косился на Темного, узнав его истинную цель похода в Хранилище. Но все же, решено было сделать привал и остаться в пещере на ночлег, чтобы двинуться в путь утром. Как бы ни бодрилась Рина, все же она отвыкла от долгих переходов и выглядела порядком уставшей. Всю дорогу Ветер не отходил от нее, поддерживая и помогая, так что даже Темный в конце концов перестал следить за каждым шагом сестры, лишь провожая привратника задумчивым взглядом. Ветер уверил спутников, что отряд, движущийся к горам, прибудет к подножию не раньше следующего полудня, поэтому опасаться незваных гостей им не стоило. К тому же, Велена и так догадывалась, кто движется им навстречу. Кто, как не ведуны могут спокойно путешествовать по Янтарным лесам? А уж просто это отряд или посланный правителем Салтреном - не имело большого значения, ведь теперь путь Велены лежал во владения Вечного Тиса.
   Вечером, компания собралась у костра, разложенного у входа в пещеру. Родерик и Рина сидели обнявшись и что-то тихо обсуждали, судя по серьезным лицам - нечто крайне важное. Левонис и Ветер выстраивали предполагаемый маршрут эльфа по приграничным землям, основываясь на воспоминаниях, которые привратник успел вычерпать из головы демоницы. Велена прислонилась к холодной каменной стене пещеры и просто старалась выкинуть из головы мысли о предстоящей встрече с Салтреном, которые заставляли ее волноваться и чувствовать себя крайне неуверенно. Получалось не очень. Тяжело вздохнув, девушка встала и направилась к выходу, решив немного проветрить голову. Снаружи было темно, но близкое присутствие друзей ободряло и девушка запрокинула голову, вдыхая свежий горный воздух и любуясь россыпью звезд.
   - Не замерзнешь? - сзади тихо подошел оборотень, сверкая в темноте желтыми глазами.
   - Нет, я ненадолго, - улыбнулась девушка и вновь перевела взгляд на ночное небо.
   - Наверное, мне повезло, что сейчас ты здесь одна, - тихо проговорил Аррог, - я хотел поговорить с тобой.
   Девушка подавила тяжелый вздох и обернулась. Она понимала, что рано или поздно лорд Лакхар вновь заведет этот разговор, но не отказалась бы отложить его на неопределенный срок. Сейчас ей совсем не хотелось спорить с ним, переубеждать насчет Родерика или вновь разрушать надежды оборотня. Но следующая фраза заставила Велену широко распахнуть глаза от удивления:
   - Я хотел попрощаться, - девушка резко повернулась к оборотню, но тот продолжил, предвосхищая ее вопросы, - я слишком задержался в ваших землях, и теперь, когда ничто не держит меня здесь, пришла пора вернуться домой. Я был не прав, - немного помолчав, добавил он, - неприятно осознавать, но этот Темный не так уж плох. К тому же, ты любишь его... и тут я бессилен.
   - Аррог, мне очень жаль, - тихо произнесла девушка, опуская взгляд.
   - Не нужно, маленькая леди, - в темноте было сложно различить, но девушке показалось, что оборотень улыбается, - я не жалею ни о чем, поэтому и тебе не следует.
   Девушка молча кивнула, чувствуя, как к глазам подступают слезы. Она достала из кармана куртки кулон, что когда-то подарил ей оборотень и, нащупав в темноте руку Аррога, осторожно вложила тонкую серебряную цепочку в его ладонь:
   - Я должна вернуть это тебе. Спасибо, что был рядом.
   Оборотень ничего не ответил. На мгновение он чуть крепче сжал ее руку, задерживая в своей, а затем отступил в темноту:
   - Я пройдусь немного. Возвращайся к костру, простудишься, - с этими словами он исчез в темноте.
   Велена немного постояла, вглядываясь ему вслед. Какое-то время оборотень еще будет с ними, но сейчас у нее появилось чувство, будто они уже попрощались навсегда. Нет, так и оно и было... Сейчас они попрощались и впредь их пути не пересекутся.
   Вернувшись внутрь пещеры, Велена почти у входа наткнулась на князя. Левонис уже спал, завернувшись к одеяло, Рина и Ветер о чем-то шептались в глубине пещеры, а вот Родерик явно поджидал ее, с крайне недовольным видом скрестив руки на груди:
   - О чем говорили? - нарочито равнодушным тоном спросил он.
   В другое время она не упустила бы возможности немного подразнить Темного, чувствуя его ревность, которая, несомненно, была приятна ей, но сейчас шутить не хотелось. Она просто подошла к нему и молча уткнулась лбом в плечо, обняв за талию. Вдыхая такой знакомый, приятный запах, исходящий от его кожи и одежды.
   - Что случилась, Вел? - тон Родерика тут же изменился, в нем слышалось беспокойство. Но отстранить девушку от себя он и не подумал, лишь крепче прижал к себе.
   - Ничего, просто друг, наконец-то, одобрил мой выбор, - она подняла голову, с улыбкой заглядывая в глаза любимого, - я чувствую себя виноватой, если честно. Но я рада, что Аррог понял, что ты неплохой человек.
   - Он сам тебе это сказал? - недоверчиво выгнул бровь Темный.
   - Представь себе, - хмыкнула Велена в ответ, - и я рада, что все мои друзья разделяют мое мнение о тебе.
   Родерик ничего не ответил на ее слова. Некоторое время он просто смотрел ей в глаза, а потом одними губами шепнул : " Спасибо".
   Свежий утренний ветер пробирал до костей, заставляя поеживаться и покрывая кожу россыпью мурашек. Велена плотнее завернулась в плащ, выйдя из пещеры и ожидая, пока остальные соберутся в путь. Когда она проснулась, Аррог уже был в пещере, хотя вчера вечером она уснула, так и не дождавшись, пока он вернется. Сзади к ней подошел Родерик, приобнимая за плечи:
   - Вел, а тебе обязательно идти сейчас туда? Если ты все еще боишься императора - можешь не сомневаться, я смогу защитить и тебя и твоих близких. Мы можем прямо сейчас отправиться в мой замок, теперь, когда я знаю, что опасаться привратника не стоит, перенести тебя и Рину не составит труда.
   - Нет, - решительно качнула головой девушка, прижимаясь к любимому ближе, - я хочу узнать, какой он, мой прадед. К тому же, нужно проводить Левониса хотя бы до границы Янтарных лесов.
   - Если твой прадед узнает, что ты связалась с Темным, он запрет тебя на сотню замков, - фыркнул Родерик, взъерошив ей волосы на затылке.
   - Поэтому вам с Риной лучше отправляться домой прямо сейчас, - Велена обернулась, не размыкая объятий и заглянула Темному в глаза, - я хочу найти свое место в жизни, Родерик. И если дорога в родное графство мне заказана, то я должна попробовать устроить свою жизнь здесь. Найти для себя дом.
   - Почему бы тебе не поискать его в другом месте? - недовольно проворчал князь, - к тому же, будет странно, если моя жена будет жить отдельно.
   - Что? - вопросительно посмотрела на него девушка.
   - Вообще-то, я хотел сделать тебе предложение в другой обстановке, но раз уж на то пошло... - Родерик вздохнул и отстранился от девушки. Взяв ее за руку, князь торжественно спросил, вглядываясь в зеленые глаза, - Велена Эллион, ты выйдешь за меня?
   Несмотря на то, что Велена ждала этого вопроса, мысленно дав свой ответ, она почувствовала, как губы сами собой раздвигаются в счастливой улыбке:
   - Да, Родерик... Да! - он прижал ее пальцы к губам, нежно целуя внутреннюю сторону ладони и Велена вдруг с удивлением почувствовала тяжесть кольца на безымянном пальце.
   Недоверчиво переведя взгляд на свою руку, девушка увидела тонкий ободок серебряного кольца, с небольшим синим самоцветом в виде капли. Родерик довольно улыбнулся, заметив ее удивление и восхищение при виде кольца.
   - Это фамильное кольцо, его надевают на палец невесты при обручении, - пояснил он.
   - Значит, теперь ты мой жених? - со смешком спросила девушка.
   - Самый счастливый на свете жених, - серьезно подтвердил князь, склоняясь к губам девушки.
   Их поцелуй был долгим и чувственным, и прерваться их заставило только громкое покашливание за спиной.
   - А я смотрю, вы тут времени не теряете, - протянула вышедшая наружу Рина, рядом с которой, как всегда, маячил Ветер.
   - Я всего лишь целовал свою невесту, сестричка, что такого? - усмехнулся князь, словно невзначай поднимая к губам руку Велены, на которой красовалось кольцо.
   - Ого! - расширила глаза Рина, - как ты только уговорил эту милейшую девушку стать твоей невестой!
   - Рина! - недовольно фыркнул князь.
   - Вел, поздравляю! - девушка уже подошла к Велене, ненавязчиво оттеснив от нее своего брата, - я безумно рада, что ты станешь частью нашей семьи, - искренне улыбнулась она, обнимая Велену, - и что бы я не говорила, мой брат отличный парень, - добавила она шепотом на ухо Велене.
   - Я знаю, - так же тихо ответила ведунья в ответ.
   - Значит, теперь ты отправляешься вместе с нами? - отстранившись, но все еще держа свою будущую родственницу за руки, спросила Рина.
   - Нет, Рина, сначала я должна увидится с правителем Салтреном, - качнула головой Велена, - к тому же было бы нелишним отправить весточку Кейтену.
   Немного узнавшая от брата о ситуации Велены, Рина понятливо кивнула. Родерик же при последних словах Велены спросил:
   - Вел, как ты посмотришь на то, чтобы твоего брата посетил я?
   - Зачем? - непонимающе посмотрела него девушка.
   - Ну, во-первых, мне это не составит большого труда, во-вторых так будет гораздо быстрее и в-третьих - я должен просить графа Эллион твоей руки.
   - Ты правда хочешь сделать это? - немного удивленно спросила Велена.
   - Конечно. А я не должен? - нахмурился князь.
   - Нет, просто... я не ожидала этого, - улыбнулась девушка ему в ответ, - а почему тогда у Кейтена, а не у правителя Салтрена?
   - А разве так не будет правильнее? - с лукавой улыбкой спросил ее Темный.
   Их разговор прервало появление Левониса и лорда Лакхара, которые вышли из пещеры последними и что-то бурно обсуждали.
   - Прекрасного утра, друзья мои! - оживленно поприветствовал друзей Левонис, оборотень спокойно кивнул, - нам пора в путь!
   - Смотрю, ты в хорошем настроении, - Велена поцеловала друга в щеку, внимательно вслушиваясь в его эмоции.
   От былой тоски и боли эльфа не осталось и следа. Сейчас, Велена чувствовала, что Левонис полон воодушевления и надежды. Она улыбнулась другу, радуясь этой перемене.
   - Я полон сил, малышка, - кивнул эльф, - к тому же, Аррог решил помочь мне в моих поисках, так что теперь я почти не волнуюсь, уверен, поиски будут успешными.
   "Волнуешься, и еще как, - подумала про себя Велена, - но ты найдешь Литу, в этом я уверена, мой дорогой друг".
   Спускаясь к подножию гор, Велена заметила, что Ветер стал все чаще и чаще бросать нежные взгляды на идущую рядом Рину. Еще раньше они договорились, что дождутся появления идущего им навстречу отряда вместе и лишь потом Рина и Родерик отправятся домой, а Аррог и Левонис двинутся в приграничье на поиски наемницы. Ветер пока оставался с Веленой, видимо, почувствовав волнение девушки. И хотя, Велена видела это отчетливо, расставаться с Риной ему совсем не хотелось, да и девушка была совсем не против такого внимания.
   - Знаешь, я только сейчас поняла, что у тебя нет имени, - вдруг произнесла Рина, глядя на Ветра и задумчиво наклонив голову.
   - Это важно для тебя? - растерянно спросил юноша, сбиваясь с шага.
   - Не очень, - честно призналась девушка, забавно сморщив носик, - но не могу же я всегда звать тебя Ветром?
   - Но я понятия не имею, какое имя мог бы взять, - несчастно заломил брови юноша.
   - Тогда давай просто придумаем его прямо сейчас! - рассмеялась Рина и привратник тут же заулыбался в ответ.
   Девушка с воодушевлением принялась перечислять все известные ей имена, но Ветер только привередливо качал головой. Наконец, когда Рине стало казаться, что больше в ее голове не осталось ни одного мало-мальски сносного имени, в голову вдруг пришла идея:
   - А как ты относишься к эльфийским именам?
   - Не знаю, - пожал плечами юноша, - я не слышал их до сих пор, кроме имени Левониса.
   - Ну, мое имя не совсем эльфийское, - вступил в разговор менестрель, который, как и все остальные в их небольшой компании, уже давно с любопытством прислушивался к этому разговору, - все же, я наполовину человек. А какое имя ты хотела предложить, Рина?
   - Кельтион, - улыбнулась девушка.
   - Ветер-хранитель, - перевел Левонис, задумчиво глядя на юношу, - по-моему, подходит.
   - Мне нравится, - немного подумав, кивнул юноша и повторил, слегка растягивая гласные, - Ке-ельти-ион! Да, определенно нравится!
   - Вот и славно, - заулыбалась Рина, довольная, что ее вариант наконец одобрили.
   Друзья стали повторять новое имя привратника на все лады, шутя и смеясь, так что даже не заметили, как оказались у кромки леса. Но стоило им ступить на чуть поросшую лесной травой землю, как из кустов промелькнула серая тень и бросилась к Велене, чуть не сбив ее с ног.
   - Гвинд! - засмеялась девушка, почесывая за ушами довольного волка, который радостно крутился у нее под ногами, - мой хороший, я тоже соскучилась!
   - Давайте немного передохнем здесь, - попросил Родерик, с беспокойством поглядывая на слегка запыхавшуюся сестру, - дождемся отряд ведунов. К тому же, не знаю, смогу ли я переместиться домой, я окажусь в глубине леса ведунов.
   - Но они и так уже здесь, - удивленно сказал Кельтион, не понимая, почему друзья не замечают столь очевидных вещей.
   Велена растерянно обернулась, вглядываясь в пустынный лес перед ними, и только хотела спросить, где привратник увидел отряд, как из-за деревьев начали медленно выходить люди. Нет, не люди, мысленно поправила себя Велена, ведуны. Отряд, встречающий их, был довольно большим, девушка успела насчитать два десятка стройных мужчин, одетых в одинаковые зеленоватые костюмы.
   Вперед выступил уже знакомый ей юноша, Самин из рода Серой Ольхи и замер, склонившись перед ней в полупоклоне:
   - Госпожа.
   Девушка кивнула в ответ, но через секунду все ее внимание переключилось на другого мужчину. Он медленной, уверенной походкой вышел из-за спин остальных ведунов, которые склоняли перед ним голову. Мужчина был уже седым, но назвать его стариком не поворачивался язык - широкие плечи, прямая спина, четкая походка и острый взгляд зеленых, таких же как и у нее самой, глаз. Он был одет в темно-зеленый камзол до середины бедра, длинный плащ стелился по земле, в руке мужчина держал посох из светлого дерева, украшенный замысловатой резьбой и янтарными вставками.
   - Салтрен! - ахнул за спиной у девушки Левонис.
   - А это ты, Левонис, старый пройдоха, - хмыкнул правитель, услышав его голос.
   - Не такой уж и старый, особенно в сравнении с некоторыми, - проворчал Левонис, но Салтрен уже не слушал его.
   Все внимание правителя было обращено на Велену. Он смотрел на нее, не произнося ни слова, в глазах мужчины, наполненных мудростью и бесконечной усталостью, заблестели слезы:
   - Ты так похожа на свою мать! - неожиданно хрипло произнес Салтрен и, прикрыв на миг глаза, словно собираясь с мыслями, уже более уверенным голосом произнес, - ну здравствуй, внучка.
   - Здравствуйте, Светлейший - неуверенно поздоровалась Велена, пока еще совсем не понимая, как ей вести себя с этим человеком.
   - Не нужно так официально, - поморщился мужчина, - ты часть нашего рода, часть моей семьи, девочка. Эти люди - твои друзья? - перевел он взгляд на стоящих позади.
   - Да, - кивнула девушка, - они помогли мне добраться сюда.
   Взгляд правителя потеплел:
   - Я благодарен вам, молодые люди, - легкий полупоклон в сторону спутников Велены, - за то, что помогли нашей семье воссоединиться. Но разговоры можно отложить до того момента, когда мы окажемся в Сагрине. Пора отправляться домой, - протянул он руку Велене, - твои друзья будут почетными гостями в нашем городе. Пойдем, представишь их мне по дороге.
   - Прошу прощения, Светлейший, - поклонился Родерик, выступая вперед, - но сейчас я и моя сестра, - он указал на Рину, - не сможем отправиться вместе с вами. Обстоятельства вынуждают нас откланяться, но позже, мы с удовольствием посетим Вас, если приглашение останется в силе, - последнюю фразу князь произнес с усмешкой, - нам будет, о чем поговорить.
   - Что же, не смею задерживать, - чуть принахмурился Салтрен и перевел взгляд на Левониса, - а ты, мой старый друг, останешься ли здесь, с нами?
   - Прости, правитель, - развел руками Левонис, - сейчас у меня есть одно неотложное дело, но я вернусь в скором времени.
   - Неужели твои друзья так спешат тебя оставить, - хмыкнул Салтрен.
   - У них свои причины спешить, - с легкой грустью откликнулась Велена.
   Прощание было недолгим. Левонис и Аррог скрылись в чаще леса, крепко обняла Велену Рина и Родерик, покосившись на Салтрена, поднес руку девушки к своим губам:
   - Я приду к тебе, как только навещу твоего брата, - тихо сказал он, - но мне совсем не нравится оставлять тебя здесь одну.
   - Я не одна, - ободряюще улыбнулась ему Велена, хотя внутри у нее все ныло от предчувствия будущей разлуки, - со мной останется Кельтион. К тому же, я буду со своим дедом...
   - Меня это не слишком утешает, но особого выбора нет... Послушай, если что-то случится или ты захочешь меня увидеть, дотронься до камня в том кольце, что я дал тебе, и мысленно позови меня. Я услышу и найду тебя, где бы ты не была.
   - Мы же ненадолго расстаемся, - тихо прошептала Велена, - не нужно так сильно волноваться, хорошо?
   Родерик кивнул в ответ и с неохотой выпустил руку невесты. Сделав легкий поклон в сторону Салтрена, князь приобнял сестру за плечи и, скороговоркой что-то прошептав, исчез.
   Правитель удивленно расширил глаза, но промолчал, видимо, решив повременить с расспросами. Тихо подошел Кельтион и ободряюще сжал руку девушки.
   - Пора отправляться в путь, Велена, - вновь протянул девушке руку Салтрен и Велена осторожно вложила пальцы в его ладонь, мысленно пожелав себе удачи.
   Дорога до столицы Янтарных лесов не заняла много времени. Их путь был легким, в чем, несомненно, помог Дух леса. В сумерках отряд ведунов подходил к границам Сагрина. Вокруг сгущалась темнота, но стоило им переступить невидимую черту и оказаться в городе, как Велена вынуждена была зажмуриться - в глаза бил яркий свет, направленный, казалось, со всех сторон.
   - Добро пожаловать домой, внучка, - торжественно произнес Салтрен, а сзади восторженно охнул Кельтион.
   Друзья договорились не раскрывать личности привратника, с его внешностью он вполне походил на эльфа полукровку, как и Левонис. Поэтому сейчас правитель несколько удивленно посмотрел на искренне восхищающегося юношу - эльфы непосредственны от природы, но удивить их чем-то, после Хрустальных городов их страны было довольно трудно.
   А, между тем, Велена широко распахнула глаза, разглядывая столицу лесного народа. Свет, что пролился на них, шел от крон высоких деревьев, листья которых были усеяны небольшими огоньками. Изумрудная трава под ногами казалась непримятой, несмотря на то, что вокруг было довольно много местных жителей. Осторожно шагая по мягкому покрову, который так и манил разуться и ощутить эту мягкость босыми пальцами ног, Велена исподволь рассматривала местных жителей и окружающий их город. Ведуны были красивым народом. Высокие, светловолосые мужчины и женщины, неспешно прогуливались под сводами деревьев, сидели у небольших, выложенных камнями, родников, мимо пробегали босоногие мальчишки, за которыми спешили девочки их возраста, стараясь подражать степенной походке взрослых, но постоянно сбиваясь на легкомысленные прыжки. Компании молодых людей постарше собирались у изящно выполненных, резных беседок или обычных поваленных бревен, они о чем-то громко беседовали, кокетливо смеялись девушки, откуда-то слышались звуки музыки и звонкий, юношеский голос пел что-то радостное и веселое.
   Велене казалось, что она угодила в какой-то вечный праздник, все это было так похоже на обычный человеческий город и в то же время - отличалось столь сильно, что спутать было невозможно. Когда их отряд вступил на улицу лесного города, ведуны, замечавшие их, начинали говорить тише, с интересом посматривая на Велену и Кельтиона, уважительно кланяясь Салтрену и Самину. И пусть поклон в сторону капитана отряда Ловчих был скорее похож на приветственный кивок, в отличие от поклона в сторону правителя, полный уважения к мудрому правителю, при виде капитана в глазах ведунов скользило восхищение, многие молодые девушки, краснея, игриво стреляли глазами. Похоже, капитан пользовался здесь большим успехом. Впрочем, Велена сегодня явно была в центре внимания. Ее осматривали с ног до головы и что-то шептали за спиной, и хотя этот интерес не был давящим и не вызывал неприязни, все же девушке было не по себе.
   - Все уже знают, что дочь Лексин вернулась домой. Не волнуйся, твою мать любили здесь, полюбят и тебя, - Велена почувствовала, как сильная ладонь деда сжала ее руку и благодарно улыбнулась ему в ответ.
   - Все хорошо, просто в последнее время мне становится не по себе от чужого внимания, - тихо ответила девушка.
   - Я вижу, что тебе предстоит многое мне рассказать, - кивнул Салтрен, - но здесь тебе нечего бояться. Здесь твой дом и твоя семья.
   Велена улыбнулась в ответ, хотя при словах о семье вспомнились строгие глаза Кейтена и стало грустно... Все же, она надеялась, что Родерик сможет принести ей хорошие вести в скором времени.
   А впереди все дальше и дальше простирались бесконечные аллеи деревьев, изредка, по сторонам их пути возникали деревянные дома, в которые словно врастали высокие деревья, украшая крыши зеленой листвой, а стены - замысловатым переплетением веток и корней. Они шли уже четверть часа, а границы города не было видно. По пути к Салтрену подбежал кто-то из ведунов и, отвесив глубокий поклон, начал быстро что-то рассказывать приглушенным голосом. Правитель отвлекся, бросив Велене извиняющийся взгляд, и пошел чуть в стороне, внимательно выслушивая доклад.
   - Это Нелтор, управляющий дома Вечного Тиса, - склонившись к девушке, пояснил Самин, - он ведет все дела в доме вашего деда, так же следит за донесениями в его отсутствие. Нелтор уже не молод, но все так же предан вашей семье.
   Велена с интересом посмотрела в сторону Нелтора, что-то деловито обсуждавшего с Салтреном. Она и впрямь не заметила седину, посеребрившую виски управляющего, легкие морщинки вокруг болотно-зеленых глаз. Боясь, что пристальное внимание с ее стороны будет невежливым, девушка поспешно отвела глаза, вновь вглядываясь в кроны деревьев, освященных странными огоньками.
   - Эти деревья - символ вашего рода, госпожа, - похоже, Самин решил провести для Велены небольшую экскурсию, - Вечнозеленый Тис... свет излучают его плоды, это особенная магия, доступная ведунам. Днем ягоды накапливают солнечный свет, чтобы освящать Янтарный город ночью.
   - Это очень красиво, - тихо ответила девушка, - я никогда не думала, что увижу нечто подобное.
   - Вам предстоит увидеть еще много чудесного, госпожа, - улыбнулся Самин.
   - Самин, это обращение...может быть, вы могли бы звать меня по имени? Я не привыкла к такому обращению, - качнула головой девушка.
   - Но госпожа... - растерянно уставился на девушку капитан, - так принято! Ведь вы из рода Вечного Тиса, вы Хранительница врат...
   - Самин! - перебила его девушка, - я не хотела бы, чтобы ко мне относились, думая только о моем статусе здесь. Мне не нужно поклонение, которое я не успела заслужить.
   - Хорошо, Велена, - задумчиво кивнул Самин.
   - Ты и впрямь похожа на свою мать, даже говоришь, как она, - послышался голос Салтрена, который, как оказалось, все это время внимательно следил за их разговором.
   Велена смутилась, ожидая, что правитель будет против ее самовольного нарушения традиций, но Салтрен лишь улыбнулся и покачал головой.
   - Вот мы и пришли, - он указал рукой вперед, на большой дом, выполненный так же, как и виденные девушкой прежде.
   Вот только размером этот дом превосходил все остальные, да и украшен был все теми же вкраплениями янтаря. Велена застыла, восхищенно оглядывая дом правителя, а навстречу им уже спешили несколько женщин, приветствуя правителя в низком поклоне.
   - Я с нетерпением жду нашего разговора, Велена, - произнес Салтрен, ведя девушку за руку вглубь дома, - но сначала, тебе и твоему спутнику нужно отдохнуть. Я попрошу проводить вас в отведенные комнаты.
   - Велена, - чуть напугано произнес Кельтион, сжимая руку девушки, - я не устал... можно я пойду с тобой?
   Велена чуть не рассмеялась, глядя на то, как потерянно осматривается по сторонам юноша. Правда, заметив чуть шокированный вид Салтрена и Самина, поспешила пояснить:
   - Кельтион провел всю жизнь крайне уединенно, можно сказать, что он был отшельником. Поэтому сейчас ему неуютно оставаться одному в незнакомом месте, - взгляд правителя слегка потеплел, хотя некоторое недоумение не исчезло из выражения его лица, - Кель, обратилась девушка к другу, - мне нужно будет немного времени, чтобы привести себя в порядок, а для этого я должна остаться одна. Я постараюсь управиться побыстрее, а затем сразу же найду тебя, хорошо?
   Юноша кивнул, его лицо приняло грустное выражение, смотрящееся настолько забавно, что Велена едва сдержалась от смеха. А ведуньи, вышедшие из дома, уже вели их вперед, о чем-то весело болтая...
   Разговор с правителем состоялся только на следующий день. Когда вечером их отвели в комнаты, Велена едва успела принять ванную и привести себя в порядок, как прибыл Нелтор и сообщил, что правитель ожидает госпожу и ее спутника на ужин. Немного поблуждав по деревянным коридорам дома, Велена обнаружила печально сидящего в плетеном кресле Кельтиона, который обрадовался ей и тут же бросился на шею. Смеясь, девушка ухватила его за руку и повела в столовую, где ожидал их правитель, спросив дорогу у пробегающей мимо девушки. По дороге, Кельтион приостановил Велену и напряженно глядя ей в глаза, спросил:
   - Велена, почему мы скрываем, кто я на самом деле? Я... смущаю тебя, да?
   - Кель, как ты мог такое только подумать! - всплеснула руками девушка, - как я могу стыдиться своего дорого друга? - она взяла его за руку и не отрываясь, смотрела в глаза, - мы же говорили еще до появления отряда, что нужно узнать, как ведуны отнесутся к твоему происхождению...
   - Да, я понимаю, - отвел глаза юноша.
   - По-моему, не очень! - вздохнула девушка, - Кель, если ты хочешь, мы расскажем все правителю. Он достаточно мудрый, чтобы хранить твою тайну. Я ведь прежде всего волнуюсь за тебя...
   - Правда? - со смущенной улыбкой посмотрел на нее юноша, - прости. Но он бы и так все понял. Не слишком-то я и похожу на эльфа, природа ведунов мне ближе... К тому же, я ведь не нуждаюсь в пище.
   - Ты не ешь? - озадаченно нахмурилась девушка, - просто не пробовал или не можешь употреблять пищу?
   - Могу, наверное, - пожал плечами юноша, - но зачем, если я прекрасно обхожусь и без этого?
   - Думаю, тебе все же стоит попробовать, - ухмыльнулась каким-то своим мыслям Велена, - почему-то мне кажется, что кое-что из нашей пищи придется тебе по душе, - и не дав юноше больше возражать, потянула его в сторону столовой.
   Ужин прошел в теплой атмосфере. Они сидели вчетвером - Велена и Кельтион, правитель Салтрен и капитан Самин, лишь изредка рядом появлялся Нелтор, принося новое блюдо или кувшин со сладким, ягодным соком. Правитель не торопил Велену с разговором, за что она была ему крайне благодарна, а вот известие о том, кто такой Кельтион, повергло его и Самина фактически в шоковое состояние.
   Юноша равнодушно слушал их вопросы и восклицания, уделяя гораздо больше внимания орехам и фруктам в меду, которые были поданы им на десерт. Велена, с лукавой улыбкой предложившая юноше попробовать один ма-а-аленький орешек, теперь с улыбкой смотрела, как Кельтион уплетает лакомство за обе щеки, повергая смотрящих на него ведунов в шок и трепет. После ужина, заметив, что Велена едва сдерживает зевоту, Салтрен предложил отложить все разговоры на следующий день, за что девушка была ему только благодарна.
   Попросив Самина проводить девушку в ее комнату, Салтрен остался о чем-то беседовать с Кельтионом, который после ужина несколько расслабился и уже не чувствовал себя потерянным в обществе ведунов.
   Утро началось с шумной возни, яркого солнечного света, бьющего в открытое окно и щебетом девушек, работающих в доме правителя. Они помогали Велене умыться, одеть утренний халат, даже порывались заняться ее прической и макияжем. Девушка смущенно отмахивалась от столь пристального внимания. Пусть половину жизни она провела, как сестра графа, но Кейтен, как бывший солдат, не был сторонником роскоши, да и Дариэль приучала свою маленькую воспитанницу к самостоятельности.
   Когда утренний моцион был завершен, стайка девушек выскользнула из комнаты и что-то весело обсуждая, отправилась по своим делам. В комнату же вошла изящная ведунья гораздо более зрелого возраста, обладающая такой грацией в одном только поклоне, что Велена невольно позавидовала ей. Одета женщина была в легкое, серебристо серое платье, длинные волосы платинового оттенка были уложены в сложную высокую прическу. Поздоровавшись, ведунья представилась, машинально перебирая дымчатые камни в браслете на тонком запястье:
   - Меня зовут Мерил, госпожа. Девочки, наверное, замучили вас своей болтовней?
   - Что вы, они были очень любезны, помогая мне, - смущенно пробормотала девушка, - и прошу, зовите меня по имени, мне неудобно слышать подобное обращение, которое я не успела заслужить...
   Величаво кивнув, женщина замолчала, осматривая Велену внимательным взглядом, так что девушка начала чувствовать себя крайне неловко. Потом Мерил вдруг лукаво улыбнулась, в глазах ее заплясали искорки:
   - Ты очень похожа на свою мать, Велена. Знаешь, мы были с ней хорошими подругами, пока она не ушла с Ником...
   - Вы знали мою мать? - окончательно растерялась девушка, - вы... расскажете мне о ней?
   - Конечно, все, что смогу. Но для начала, я хотела бы тебе кое-что показать. Пойдем.
   С этими словами Мерил вышла из комнаты, и Велене ничего не оставалось, как поспешить за ней следом. Их путь был коротким. Всего десяток шагов по коридору, несколько деревянных дверей по сторонам и вот, Мерил уже толкает дверь в очередную комнату.
   - Знаешь, Светлейший Салтрен решил, что тебе неплохо было бы переодеться. Походные штаны не являются твоей излюбленной одеждой, правда?
   - Я привыкла, - пожала плечами Велена, - какая разница, что на тебе одето? Главное, кто рядом.
   - Ну, это не лишено смысла, но хорошо, когда есть из чего выбирать? - подмигнула Мерил, - проходи, подберем тебе что-нибудь симпатичное.
   Не дожидаясь ответа, ведунья зашла в просторную светлую комнату и направилась к высокому, резному шкафу. Распахнув створки, Мерил указала на ворох всевозможных нарядов:
   - Выбирай.
   - Мерил, мне бы не хотелось... - замялась Велена, хотя глаза округлились от открывшегося ей великолепия, - в конце концов, эти вещи кому-то принадлежат...
   - Принадлежали, - тихонько вздохнула женщина в ответ.
   - Что? - удивленно посмотрела на нее девушка.
   - Это комната твоей матери, Велена. И все эти наряды принадлежали когда-то Лексин. Салтрен решил, что ты будешь не против выбрать что-то из них, - пояснила Мерил.
   Велена молча подошла к распахнутым створкам и провела рукой по нежной ткани одного из платьев:
   - Я могу здесь осмотреться? - попросила она.
   - Конечно, - кивнула Мерил, - я не буду тебе мешать. Позови, когда осмотришься и определишься с выбором.
   Женщина вышла из комнаты, но Велена уже не слышала ее. Она растерянно оглядывалась по сторонам, впитывая, как губка, каждую деталь в обстановке комнаты. Большая кровать, высокий шкаф с одеждой, небольшой письменный стол с множеством ящичков, большое зеркало у стены, с расставленными на небольшой полочке баночками с косметикой и резной шкатулкой. Велена медленно подошла к зеркалу, взгляд зацепился за знакомый флакон из темного стекла. Память отказывалась выдавать четкую картинку, но все же, тонкий аромат духов запечатлелись в детском сознании. Поднесся флакон к лицу, Велена глубоко вдохнула знакомый запах и на глаза навернулись слезы.
   - Мама... - прошептала она, - мама...
   Маленькая девочка с растрепанными косичками влетела в дом, на ходу запнувшись о высокий порог и чуть не растянувшись на полу небольшой, но уютной кухни.
   - Мама! - воскликнула она, - мама! А ты знаешь, что дед Выжих сказал, что если ты разрешишь, то он нас с Гордом возьмет с собой за синикой им малиной! Можно, мам? Ну, можно?
   - Велена, не мельтеши! - деланно сурово ответила высокая, светловолосая женщина с ласковыми зелеными глазами, - а ты помнишь, что обещала мне вечером отнести тетушке Марте лечебные травы?
   - Маааа, так это когда будет! Мы уже вернуться успеем! Ну, пожалуйста!
   - Что случилась, крошка моя? - в кухню вошел смуглый, темноволосый мужчина и тут же подхватил радостно смеющуюся девочку на руки.
   - Папа, - засмеялась девочка, - папа, можно мне с Гордом и дедом Выжихом в лес за ягодами? Можно?
   - Хм, даже не знаю, - сделал вид, что задумался, мужчина, - а что мама сказала?
   - Маааам, - вновь затянула девочка.
   - Велена, - тяжело вздохнула женщина, - ты ведь устанешь к вечеру и уже не захочешь идти к старосте...
   - Тогда с тобой схожу я, - подмигнул девочке отец и поставил ее на стол, - беги, крошка. Только обещай, что будешь осторожна!
   - Обещаю, пап! - радостно взвизгнула девочка, целуя отца в подставленную щеку и повернувшись, прижалась к руке матери.
   - Ник, ты слишком ее балуешь, - вздохнула женщина, но в глазах ее не было и капли упрека, только безграничная нежность и любовь, - иди Велена, только не отходи от дедушки слишком далеко!
   - Хорошо, мамочка! - серьезно пообещала девочка, глядя в ласковые зеленые глаза...
   - Мамочка... - Велена стояла, все еще сжимая в руке флакон с духами и не замечала, как по щекам катятся крупные слезы.
   Она провела еще много времени в комнате матери, по кусочкам складывая воспоминания, возникающие в голове. Она рассматривала тонкие ниточки украшений в шкатулке, проводила рукой по шероховатой поверхности письменного стола, нашла даже несколько записок, явно написанных отцом - как ни странно, она все еще помнила его твердый почерк, с крупными рунами. Солнце уже стояло в зените, когда она наконец добралась до шкафа с нарядами. Ткань ласково скользила сквозь пальцы, все наряды были по своему чудесны, но Велена недолго мучилась с выбором. Один взгляд на светло-зеленое платье свободного кроя и образ матери вновь стоит перед глазами - Лексин любила именно такие легкие платья цвета весенней листвы.
   Девушка успела переодеться и завязать волосы в высокий хвост, как в комнату, легко постучавшись, вошла Мерил.
   - Велена, - ахнула она, - как тебе идет! Надо же, это было одно из любимых платьев Лекс! Словно вновь смотрю на нее... только волосы тебе достались от отца, ведуны ведь все светловолосы. Ты выбрала туфельки?
   - Нет, - растерянно посмотрела на свои чуть стоптанные, короткие сапоги девушка.
   - Тогда я знаю, что тебе нужно! - чуть не захлопала в ладони женщина, став в этот момент похожа на совсем юную девчушку.
   Подойдя к шкафу, Мерил распахнула один из ящиков и вытащила мягкие бархатные туфельки на низком ходу, они были на несколько тонов темнее платья.
   - Как я и думала, они будут тебе впору! - улыбнулась Мерил, - а теперь последний штрих.
   С этими слова ведунья вытащила из кармана платья небольшой мешочек. Подойдя к Велене, она вытряхнула содержимое мешочка на ладонь и протянула девушке. Велена с восхищением рассматривала тонкие длинные серьги и подвеску к ним. Небольшие камни янтаря и малахита были призваны изображать ягоды тиса, оправа из светлого серебра - его тонкие листья.
   - Когда-то это принадлежало твоей матери. Перед своим побегом она отдала их мне, но я бы хотела, чтобы ты носила их впредь.
   - Мерил, - подняла полные слез глаза Велена, - разве я могу принять это?
   - Конечно, можешь! - улыбнулась женщина, - ты - дочь моей дорогой подруги, а это ее любимые украшения, которые она не взяла с собой только из гордости. Но думаю, она бы хотела, чтобы ты могла их носить.
   - Спасибо, - прошептала Велена, а Мерил вдруг сделал шаг вперед и крепко обняла девушку за плечи.
   - Я так рада, что встретила тебя, Велена, - порывисто заговорила Мерил, - ты даже не представляешь, как мне не хватает моей дорогой Лексин!
   - Мне тоже, - прошептала Велена в ответ.
   Когда Велена покинула комнату матери, было уже время обеда. Она даже не заметила, что провела там не один час, но теперь желудок громко напоминал своей нерадивой хозяйке, что пора бы и перекусить. Войдя в столовую, девушка обнаружила там вчерашнее общество, Самин приветливо поздоровался с девушкой, Кельтион бросился ей на встречу, привычно схватив за руку, а вот Салтрен замер, словно громом пораженный.
   - Что-то не так? - испуганно посмотрела на него девушка.
   - Нет, Велена, - он медленно покачал головой, словно отгоняя наваждение, - просто на миг мне показалось... ты так похожа на свою мать!
   - Да, вы уже говорили мне это, - с улыбкой кивнула девушка, подходя к столу.
   Обед прошел в легкой атмосфере, сегодня к ним присоединилась еще и Мерил, поэтому нередко за столом слышался веселый женский смех. А Велена вдруг поняла, что зря боялась и переживала о том, как ее примут здесь и от этого на сердце становилось тепло.
   А когда трапеза подошла к концу, правитель сделался серьезным и попросил Велену остаться и поговорить с ним наедине. Кельтион был перепоручен заботам Мерил, Самин с легким поклоном вышел, и девушка осталась наедине со своим дедом. Взяв девушку за руку, Салтрен вывел ее в небольшую гостиную с уютным диванчиком и, присев рядом, попросил Велену рассказать о ее жизни и о жизни Лексин.
   Поначалу разговор давался девушке нелегко, но правитель не торопил ее, задавая вопросы, когда она теряла нить повествования или сохраняя тактичную паузу, если Велене было сложно или неловко о чем-то говорить. Они беседовали очень долго, под конец у девушки пересохло в горле от долгих разговоров, но Салтрен тут же понял это и налил ей сока из предусмотрительно поставленного на маленький столик графина.
   За окнами уже темнело, когда их разговор подошел к концу. Салтрен сидел молча, держа внучку за руку, осмысливая сказанное ему. Наконец, тяжелый вздох прервал молчание:
   - Это моя вина... - он прикрыл глаза, слова давались ему с трудом, - я виноват в том, что случилось с моей дорогой девочкой...в том, что жила сиротой...в том, что некому было вступиться за тебя. Только мое упрямство тому виной. Простишь ли ты меня, Велена?
   - Я простила вас уже давно, - взгляд девушки был открытым и серьезным, - быть может, мои родители были лишены вашей защиты, но то недолгое время, что они были вместе - было счастливым временем. И мне не за что винить вас. Я не была одинока. Рядом был мой замечательный брат, мои друзья. И в том, что случилось со мной в столице, нет вашей вины. Вы не виноваты, что я привлекла внимание императора, не виноваты, что лайс Ирвис оказался мерзавцем... И я действительно рада, что наконец познакомилась с вами.
   - Велена, - Салтрен словно на глазах постарел, сейчас он не выглядел тем величественным правителем, как прежде. Просто несчастный старик, которого не пощадили годы, - моя дорогая внучка... Я хотел бы хоть как-то загладить свою вину перед тобой. Скажи, ты останешься здесь? Жить со мной, в Янтарных лесах? Ведь теперь ты моя единственная наследница, в конце концов тебе достанется Янтарный посох и...
   - Простите, лайс Салтрен, - покачала головой Велена.
   - Зови меня дедушкой, - попросил правитель.
   - Хорошо...дедушка, - кивнула Велена, - я не могу остаться здесь. Я не создана для такой жизни и быть наследницей... Нет, это не для меня! Я просто хочу быть вашей внучкой, обычной девушкой, как и была всегда.
   - Но как же император? Велена, разве ты можешь вернуться? И кому теперь я передам Янтарный посох правителя...
   - Разве рядом с вами нет достойного? - улыбнулась девушка, - я видела, как жители смотрят в сторону капитана Самина, и видела с какой теплотой и гордостью смотрите на него вы... А у меня теперь есть тот, кто может защитить от любого зла. И я надеюсь, вы дадите мне свое благословение.
   - А разве я могу приказывать тебе? - грустно усмехнулся Салтрен, - я не хочу повторять те же ошибки, что совершил с твоей матерью. И кто же твой счастливый избранник? Неужели это привратник Кельтион?
   - Нет, что вы, дедушка! - рассмеялась Велена, - Кельтион мой дорогой друг! А мой жених... Вы видели его - он оставил нас ранее, чтобы позаботиться о своей сестре. В ближайшее время он проведает моего кузена и вернется за мной.
   - Тот темноволосый юноша? - принахмурился правитель, - я с радостью познакомлюсь с ним. Как его зовут?
   - Родерик, - девушка немного помялась, но не решилась скрывать от правителя правду, - князь Кеннет.
   Несколько мгновений Салтрен молчал, словно не веря в услышанное, но затем его глаза округлились и он чуть ли не закричал:
   - Темный?! Велена, ты сошла с ума! Как ты могла связаться с этим порождением тьмы! Или ты не знала, что он такое?! Так позволь просветить тебя!
   - Я все прекрасно знаю, - спокойно ответила Велена, - и даже больше, чем вы можете себе представить...
   - Велена, он убийца! - взвился правитель, - он служит Темной богине, он...
   - Хватит, - Велена резко встала и подняла руку в предупреждающем жесте, - минуту назад вы были полны раскаяния, вы говорили, что не повторите прежних ошибок! Но сейчас я слышу обратное и понимаю, что вы ничуть не изменились.
   - Велена, - старик взъерошил волосы чуть дрожащей рукой, - девочка, неужели ты не понимаешь?
   - Я понимаю, - вдруг успокоилась Велена, присела рядом и осторожно взяла худую руку старика в свою, - я понимаю ваше волнение, ваше непонимание и страх. Я ведь чувствую все это. Но вам не стоит волноваться о Родерике, вы поймете это, как только узнаете его поближе. Быть может, когда-то его имя навевало страх и это было заслуженно. Но время не стоит на месте, все меняется, изменился и князь Кеннет. И вам стоит изменить свое мнение о нем.
   - Велена, не думаю, что это возможно, - упрямо сжал губы Салтрен.
   - Но попробовать стоит, - вновь улыбнулась девушка, - я не изменю своего мнения, но постараюсь сделать все, чтобы его изменили вы...
   Выйдя из гостиной, девушка оставляла правителя наедине со своими мыслями, надеясь что сумела зародить хотя бы искру сомнений. Впрочем, сейчас ее не покидала уверенность, что со временем все наладится...
   Она не успела выйти на улицу, как ее остановил возглас Кельтиона:
   - Велена! - юноша почти бежал ей навстречу, сверкая радостной улыбкой, - ты уже обговорила все, что хотела с Салтреном?
   - Да, Кель, - улыбнулась девушка, - а ты почему здесь? Я думала, вы с Мерил отправитесь на прогулку по городу.
   - Мы гуляли, - задумчиво произнес привратник, - но знаешь, как бы мне ни было интересно, я вдруг почувствовал, что я очень скучаю...
   - Скучаешь? - непонимающе улыбнулась Велена, - разве тебе не нравятся ведуны и Янтарный город? Ты находишь это место скучным?
   - Нет! Не так, - покачал головой он, - я вдруг понял, что мне не хватает рядом... Рины, - он тяжело вздохнул, - я так привык, что она рядом, что слышит и слушает меня. И когда ее брат снял с нее заклятье лазурита, я был очень рад... и в тоже время, испытал такое разочарование, что сейчас мне даже немного стыдно... И теперь я не нужен ей, правда?
   - Кельтион! - рассмеялась Велена, - Кель, ты...
   - Я сказал что-то смешное? - совсем растерялся юноша.
   - О, нет, Кель, прости! - постаралась взять себя в руки девушка, хотя ее все еще так и подмывало посмеяться, - Кель, ну с чего ты взял, что ты ей не нужен? И ничего страшного в твоем разочаровании нет! О, Светлые Боги, никогда бы не подумала, что мне придется объяснять привратнику Богов, прожившему в разы больше чем я, что он просто влюблен!
   - Влюблен? - повторил юноша, словно пробуя это слово на языке, - я слышал об этом чувстве, - серьезно кивнул он и Велена вновь рассмеялась.
   - Слышал? А теперь и чувствуешь, - улыбнулась она, - знаешь, пойдем поболтаем. Тебе наверняка есть, о чем спросить и что рассказать, правда?
   Юноша неуверенно кивнул, но его лице уже озаряла привычная легкомысленная улыбка. Молодые люди направились к выходу на улицу, оживленно переговариваясь. А в вечнозеленых лесах ведунов сгущались фиолетовые сумерки, разгоняемые мириадами ярких огней в кронах деревьев...
   Велена уже приготовилась ко сну и лежала в постели, когда услышала осторожный стук в дверь.
   - Кто там? - с удивлением спросила она, выбираясь из-под тонкого одеяла. Кельтион уже уснул, утомленный бурными событиями дня, дед и Мерил пожелали ей приятных снов еще за ужином. Странно, кто бы это мог быть?
   - Велена, прости, ты не могла бы уделить мне несколько минут? - раздался неуверенный голос за дверью, в котором девушка с изумлением узнала Самина.
   - Да, подожди, я только оденусь, - в неясном свете, падающем из полузакрытых окон, Велена нащупала длинный халат и босиком подбежала к двери.
   Распахнув деревянную створку, девушка с беспокойством смотрела на незваного гостя:
   - Что-то случилось? Что с дедушкой?
   - Нет, Велена, - покачал головой Самин, - прости, если напугал тебя, но мне нужно было с тобой поговорить.
   - Так срочно?
   - Да! То есть, нет... - мужчина неловко топтался на месте, - наверное, это можно было отложить и до утра, но раз уж я пришел...
   - Проходи, - улыбнулась девушка, - сейчас только зажгу свечу.
   Она направилась к кровати, где на небольшом столике лежал подсвечник. Слабый огонек осветил взволнованное лицо ее гостя, стоящего посредине комнаты, и Велена жестом указала ему на небольшое кресло у окна. Но Самин только покачал головой.
   - Я не займу у тебя много времени, - капитан вновь отвел глаза, став совсем не похожим на того уверенного и хладнокровного мужчину, что она видела в нем прежде, - Велена, сегодня у меня и Светлейшего правителя состоялся разговор.
   - И о чем же? - поторопила вновь замолчавшего ведуна Велена.
   - О передаче Янтарного посоха, - выпалил на одном дыхании Самин, даже прикрыв слегка глаза.
   - И? - девушке уже становилось смешно от того, как ей приходилось вытягивать из этого взрослого, внешне уверенного парня, каждое слово.
   - И правитель Салтрен сказал, что хочет передать посох мне! - проговорил Самин и выжидающе уставился на Велену.
   - Но это же замечательно! - улыбнулась девушка, - мне кажется, ты станешь отличным правителем! Или ты не рад?
   - Я не могу сказать, что я совсем не рад... - протянул мужчина, - это великая честь, столь же великая, как и ответственность... Но Велена, почему я, а не ты? Ведь посох по праву принадлежит тебе!
   - Может быть, - улыбка девушки стала еще шире, - но вот ведь какое дело... Меня это совершенно не интересует!
   - Не интересует? - с сомнением выгнул светлую бровь Самин, - Велена, если это из-за меня, только скажи! Я не собираюсь претендовать на то, что принадлежит тебе по праву. Поэтому, если дело только в нашей свадьбе...
   - Какой свадьбе?! - подавилась Велена, - ты о чем, Самин?
   - Но...как же... еще когда мы только встретили тебя за территорией Сагрина, правитель сказал, что надеется устроить нашу помолвку, и вот теперь... Если ты отказываешься от посоха правителя только из-за того, что не хочешь быть связана со мной, я пойму. Я знаю, почему Янтарные леса покинула твоя мать, знаю, что ты так же как и она ценишь свою свободу. Я откажусь от посоха, достаточно тебе только сказать!
   - Ох, дедушка... - пробормотала Велена и неожиданно рассмеялась - старый лис! Нет, Самин! Ты можешь принять пост правителя спокойно, я отказалась от него вовсе не из-за тебя. Понимаешь, все это не для меня. И я уже нашла то место, где буду счастлива.
   - Это правда? - на лице мужчины столь явно проступило облегчение, что Велена чуть не рассмеялась вновь, - я рад слышать это. Мне не хотелось становиться причиной размолвки между тобой и твоим дедом.
   - Все хорошо, Самин. Ты будешь справедливым и мудрым правителем, - девушка лукаво улыбнулась, - надеюсь, и при новом правителя я смогу навещать Янтарные леса?
   - Ты будешь самым желанным гостем, Велена, - улыбнулся Самин и вдруг, опустившись на одно колено, прижал к губам руку девушки, - я останусь вечно преданным вам, моя госпожа. Помощь и поддержка Велены из рода Вечного Тиса будет честью для любого из лесного народа.
   - Спасибо, Самин, - девушка чувствовала себя растроганной, - я буду помнить о твоей дружбе всю жизнь.
   С легким поклоном мужчина направился к выходу:
   - Доброй ночи, Велена.
   - Доброй ночи, Самин.
   Как только дверь за мужчиной закрылось, послышался недовольный голос от окна:
   - Я оставляю свою невесту всего на один день и что вижу по возвращении? Она уже окружена поклонниками, обещающими ей вечную дружбу и преданность!
   - Родерик! - радостно воскликнула Велена, оборачиваясь в сторону чуть размытой фигуры у окна. Девушка хотела подбежать к нему, но князь только огорченно покачала головой:
   - Нет, Велена. Здесь я слишком слаб и даже обнять тебя не получиться.
   - Род, я так соскучилась, - чуть обиженно прошептала девушка.
   - Я тоже, любимая, - грустно улыбнулся мужчина, - но здесь моих сил едва хватает на разговоры. Но это только добавляет решимости ускорить дату нашей свадьбы. К тому же, твой кузен обещал в ближайшее время посетить мое княжество, ведь потом он вряд ли сможет это сделать...
   - Ты виделся с Кейтеном? - широко распахнула глаза Велена, - как у него дела? И как он... отреагировал на нашу помолвку? И почему он не сможет выезжать потом?
   - Узнаешь, когда прибудешь в мой замок, - загадочно улыбнулся Темный, - а что касается его поездок. Хм, выезжать-то он сможет, но вот его очаровательная жена Дариэль - уже нет. Не оставит же он супругу одну в таком положении?
   - Что? - у Велены буквально глаза на лоб полезли, - Дара беременна?
   - Именно, моя дорогая. И ей не терпится увидеть тебя. Как и мне не терпится тебя обнять... Когда ты наконец уедешь из Янтарных лесов?
   - Трудно сказать, я ведь только-только начала общаться с дедом, почти никого не успела узнать...
   - Зато тот блондин с каменным лицом уже готов узнать тебя получше, - недовольно хмыкнул мужчина и скрестил руки на груди.
   - Мне нравится, когда ты ревнуешь, - игриво улыбнулась девушка и подошла чуть ближе к мерцающему силуэту жениха, - знаешь, у меня есть еще одна интересная новость. Кажется, Кельтион влюбился в твою сестру, - хихикнула девушка.
   - Привратник? - нахмурился князь, - но он же... Хотя, быть может это и к лучшему. Рина прожужжала мне все уши тем, какой он замечательный и как поддерживал ее все это время!
   - Из них получится красивая пара, - серьезно кивнула девушка
   - Красивая и странная, - не менее серьезно ответил Родерик, с легкой грустью в голосе.
   - Не переживай, - ободряюще улыбнулась Велена, - у них все будет хорошо. А знаешь, сейчас мне почему-то отчетливо вспомнился тот момент, когда ты впервые появился передо мной и назвался Сном.
   - Тогда ты боялась, что я очередной кошмар, - с болью в голосе ответил князь.
   - Но ведь ты не захотел быть кошмаром, - вновь улыбка осветила ее лицо.
   - Да. Но стал ли я хорошим сном для тебя, Велена?
   - Самым лучшим, - тихо выдохнула девушка.
  
   На правах эпилога.
   Затхлый воздух, липкая тьма, духота и зловоние... Где-то вдалеке капает вода, набатом ударяя по натянутым нервам. Впрочем, за несколько месяцев, проведенных в застенках, даже этот звук стал почти привычным. Как и далекая ругань стражников, что спускались сюда раз в пару дней, что принести узникам воды и немного хлеба, изредка раздававшаяся откуда-то сверху, как и редкое бормотание узников в соседних камерах...
   Как не хватает солнечного света! Свежего воздуха, который можно было вдыхать полной грудью, шелеста ветра в волосах! Как давно она не чувствовала этого! Как давно она здесь? В темноте тюремных камер не замечаешь, как летит время... Кажется, что все эти воспоминания всего лишь игра воспаленного сознания и ничто уже не изменится...Ничего больше нет... Нет, нет, нет... Нет! Надо взять себя в руки, иначе она окончательно сойдет с ума! С трудом поднявшись, узница в ветхой, грязной одежде стала осторожно прохаживаться в тесном пространстве камеры, держась за осклизлые стены руками. Она не сдастся так просто, ни за что! Она выберется отсюда и сможет отомстить! О, Светлые Боги, дайте только срок, она выдержит все, но получит желанную свободу.
   Заскрипела дверь где-то наверху и девушка моментально откатилась в дальний угол камеры. Тяжело дыша, она тревожно застыла, прислушиваясь к каждому шороху. Еду им приносили вчера, тогда зачем стражники спускаются вниз? Новый заключенный? Или просто решили поиздеваться над полумертвыми узниками, дрожащими от страха? А, может, о ней вспомнил этот ублюдок, Салд, по чьей указке ее и забросили сюда?
   Девушка отчетливо помнила, как шипел и плевался купец, когда его людям удалось ее поймать.
   - Несколько месяцев в яме для воров и ты забудешь о своих фокусах, и будешь умолять меня на коленях, чтобы я вытащил тебя оттуда! - кричал мужчина, потирая прокушенную девушкой до крови губу.
   Сейчас он вряд ли воспылает к ней той же страстью, ухмыльнулась про себя девушка. Грязная, похудевшая до истончившейся кожи, насквозь пропитанная запахом нечистот... Что же, она и в этом виде найдет силы гордо встретить его. Пытаясь встать, девушка до крови закусила запекшиеся губы, но получилось только чуть опереться о стену - слишком долго она сегодня маршировала по своей клетушке. На глаза навернулись слезы отчаяния, а замок на ее двери уже громко лязгал несмазанным железом.
   Дверь приоткрылась и на пороге и показался высокий, стройный силуэт мужчины. Большего разглядеть было невозможно:
   - Лита? - осторожно позвал незнакомый голос и девушка недоуменно подняла голову, гадая, кого еще принесло ей на беду, - Лита, ты здесь?
   - Здесь, - ответила девушка и не узнала своего голоса. Это хриплое карканье и впрямь издала она?
   - О, Боги, девочка! - отчаяние, проскользнувшее в голосе пришедшего, зародило внутри какое-то незнакомое, но, несомненно, приятное чувство.
   Тень стремительно двинулась в ее сторону, незнакомец осторожно протянул руку, чтобы дотронуться до ее щеки. Но Лите, впервые за все это время, вдруг стало ужасно стыдно за свой внешний вид, грязь и вонь, что окружали ее, и девушка только дернула головой, отстраняясь. А на пороге камеры, между тем, появился еще один силуэт, в темноте зажглись два ярких желтых огонька и низкий хрипловатый голос поторопил:
   - Скорее, друг мой, мы не вечно будем здесь одни, скоро придет другая смена и стражники наверняка заинтересуются, отчего их дружки так упились всего с одного кувшина вина.
   - Да, Аррог, прости, - ответил стоящий перед ней и одним легким движением подхватил девушку на руки.
   Будь у нее чуть больше сил, Лита могла бы воспротивиться этому или хотя бы идти сама, но сейчас тело словно не слушалось и девушка сломанной куклой лежала на тонких, но сильных руках мужчины, чувствуя, как из глаз начинают падать первые слезы. От мужчины исходил приятный цветочный аромат, от которого, после вони в камере, начала кружиться голова, и Лита чувствовала себя так, словно плывет в шторм на лодке.
   - Она сможет идти сама? - послышался голос желтоглазого мужчины.
   - Не думаю, - она скорее почувствовала, чем увидела, как несущий ее мужчина качает головой.
   - Плохо, но думаю, все обойдется, если проскользнем по тому же пути, что и сюда.
   Она хотела сказать, что не хочет быть обузой, хотя бы сказать, что может идти, но от легчайшего усилия закружилась голова и сознание все же покинуло узницу...
   Было невероятно тепло, солнечные лучи ласково скользили по лицу, а воздух был таким свежим, что сделав слишком глубокий вдох, девушка закашлялась с непривычки и проснулась. Она лежала на большой, залитой солнечными лучами, лесной поляне, неподалеку плескался небольшой ручей и в первое мгновение она не поверила, что все это происходит наяву. Но постепенно, в голове всплывали обрывки воспоминаний и мир вокруг уже не казался надуманной грезой. С трудом приподняв голову, Лита обнаружила, что лежит на тонкой одеяле, накрытая чьим-то плащом, и, судя по всему, это единственное, что прикрывало ее сейчас.
   Рядом раздались тихие шаги и девушка тут же повернула голову, на миг ослепнув от ударившего в глаза солнца. Очертания мужчины перед ней становились все четче и ярче, и хотя она готова была поклясться, что видит его впервые в жизни, это несомненно был тот, кто нес ее на руках из каменных застенков - спутать этот тонкий силуэт и упоительный запах цветов было просто невозможно!
   Она приподняла голову и хотела заговорить, но пересохшее горло отказывалось воспроизводить какие-либо звуки. Незнакомец тут же бросился в ее сторону, доставая откуда-то из-за спины флягу с водой, и поднося к ее губам, бережно поддерживая ее голову и помогая напиться. От резких движений длинные, каштановые волосы мужчины рассыпались по плечам и девушка вдруг заметила острые ушки, выглядывающие из-под волос. Она хотела поблагодарить его, представиться или хотя бы поприветствовать, но из удивленно приоткрытого рта само собой вырвалось:
   - Эльф?..
   -Левонис Коинес, - с какой-то странной усмешкой представился мужчина.
   - Лита, - эльф кивнул и поднес руку девушки к губам, нежно целуя тонкие пальцы.
   Девушка замерла, поймав себя на мысли, что этот мужчина удивительно красив... Но тут же смутилась, попыталась выдернуть руку и ее скулы покрылись румянцем смущения.
   А Левонис, внимательно смотревший на нее все это время, вдруг рассмеялся счастливым и беззаботным смехом, с любовью глядя в удивленные карие глаза.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.72*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Вайс "Его трофей" (Любовная фантастика) | | О.Валентеева "Прокляни меня любовью" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | В.Ксения "Леди-детектив" (Магический детектив) | | A.Moon "Дороже золота" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"