Ващилин Николай Николаевич: другие произведения.

Первая любовь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О детской любви


Первая любовь

   Автор:
   Ващилин Ник

Автор оригинала:

   Ващилин Николай
  

Наступило первое сентября. Мы собрались в своем классе и расселись по партам. После лета мы не узнавали друг друга. Мальчишки, которые заострились чертами лиц, мерялись бицепсами. Девчонки округлились и мы, переглядываясь, оценивали их разросшиеся формы. Я снова сел у окна, в котором, как и семь лет назад заглядывался на ветки клена. Сквозь листву виднелось окошечко моего родного подвала, где прошло мое детство. Теперь мы жили в другой, большой и красивой комнате на Второй линии, д. 31 у Большого проспекта. Я смотрел на ветви клена и уплывал в воспоминаниях о лете, проведенном в родной деревне Борсаново, в Пушкинских горах, в Псково-Печерском монастыре.
Учебный год начался с сенсации. Наша оторва Тамара Рысьева пришла в школу в немыслимой кофточке, облегающей ее выдающуюся грудь и бедра, и объяснила это тем, что ее мать пьет, и не купила ей новую школьную форму, а в старую она не влезает. Учителя сочли довод основательным, но на всякий случай повели ее в медицинский кабинет. Кто-то из наших побежал подслушать и прилетел молнией обратно с выпученными глазами:
- Рысьева беременна, - разнеслось громом по классу.
Эльвира Львовна пришла в класс озабоченная и бледная и сказала встревожено:
- Тамара заболела.
Все захихикали.
- Это не эпидемия? - в своем стиле съязвил я.
- Не знаю.
Школа наша была семилетняя, то есть мы теперь стали выпускниками и на всех прочих учащихся смотрели свысока. Главной темой всех школьных предметов стала любовь. На естествознании мы усваивали способы размножения млекопитающих и с улыбкой вспоминали наивных гусениц и бабочек. Мы осознали, что опыление друг другом растений - это не что иное, как секс деревьев и цветов, что оплодотворение молокой рыбьей икры - это вообще извращение. Алгебраические двучлены и трехчлены вызывали хохот класса и тоже предназначались, по нашему мнению, для размножения всяких математических глупостей. Химические реакции между кислотой и щелочью приводили к выпадению двусмысленного осадка в виде потомства. А на уроках литературы Ирина Ивановна Добрынина сама каталась с нами от хохота. Каждый старался сострить по поводу множественных любовных ситуаций героев, изучаемых произведений. Наш классный руководитель, Эльвира Львовна Вассерман, дала мне почитать журнал с новомодным романом Дж. Сэлинджера "Над пропастью во ржи" и с неподдельным интересом заглядывала мне в глаза, обсуждая поступки героя Холдена Колфилда. Где ей было знать, что обо всем этом с нами много лет тому назад, в первом классе, беседовали паханы во дворе. И не только беседовали, но и проводили практические занятия. Где ей было знать, что еще в четвертом классе мы протирали до дыр штаны, в двадцатый раз пересматривая "Возраст Любви" и оценивая несравненные ножки Лолиты Торес, и что уже тогда догадывались, что это так льнет Аксинья к Григорию, а тот из-за этого даже бросил свою жену Наташу в глубокую и холодную воду Тихого Дона.
Где ей было знать, что наш дворовый дружок, Борька Волкович, подсмотрев, чем занимается с любовником его мать, красавица Нона, в деталях рассказывал нам технологию секса. Сэлинджера нужно было читать быстро и я, экономя время, читал ночью с фонариком. Маму заинтересовала такая моя увлеченность и, почитав книгу, она чуть не упала в обморок.
На новый год папа достал мне билет на Елку во Дворец работников искусств на Невском, 86. Я ходил туда на Елку в прошлом году и получил от Деда Мороза подарок, который съел по дороге домой в автобусе N 44. На этот раз Дед Мороз устроил танцы в Греческой гостиной. Когда кларнет запел мелодию "Маленький цветок", все бросились танцевать. Даже Дед Мороз со снегурочкой. Я выцелил модную красотку и уже было решился сделать шаг ей навстречу, как из-за колонны выскочил чумазый паренек в стоптанных ботинках и она повисла у него на шее. Они пропрыгали мимо меня, изображая модный танец "трясучка", слившись в пылу своих чувств.
После зимних каникул в нашем классе появилась новенькая. Ее звали Рита. Когда директор вошла с ней, в классе повисла мертвая тишина. Было слышно, как за окном падает снег.
- Вот, ребята, познакомьтесь. Это Рита. Она приехала из Семипалатинска. Будет учиться в вашем классе. Помогите ей почувствовать себя, как дома.
Девочки замерли от зависти. Мальчики не знали, что такое бывает настоящим. Она была красива. Черные косы, голубые глаза, прямой нос, очень гордое, но доброе лицо, высокая грудь не по годам и не в пример нашим девочкам, тонкая талия, красивые длинные ноги, округлые бедра. Эльвира Львовна перехватила мой взгляд.
- Садись сюда, Рита, - показала Эльвира Львовна свободное место за моей партой. Так была решена моя судьба. Я влюбился сразу и сильно. Так сильно, что перестал шутить и ерничать на уроках.
- Что-то давно мы не слышали шуток нашего Коли. Иди Коля к доске, прочитай нам Маяковского. Понравилась тебе его поэзия.
- Нет.
- Вот как? А всем нравиться.
- Я не все.
- А что тебе, конкретно, не нравиться?
- Мне не нравиться, что он застрелился из-за женщины.
- А ты бы из-за любимой женщины не застрелился?
Весь класс обернулся и посмотрел на Риту.
- Самоубийство - это смертный грех, - сказал я.
- В комсомоле этому не учат?
- А я еще не комсомолец.
- Плохо.
Зазвенел звонок и спас меня, а то бы я вылез из кожи.
На физкультуре мы занимались гимнастикой на брусьях и кольцах. Форма у девчонок - трикотажные майки и трусы-фонарики были предметом постоянных насмешек. А особенно теперь, когда у них все торчало во все стороны и провоцировало нас чего-нибудь потрогать.
Виктор Иванович сам был гимнастом и ловко показывал нам упражнения. Потом назначал помощника, который с ним подстраховывал того, кто прыгал через "козла" или висел на кольцах. Я у него был в почете, потому что по его совету уже второй год занимался баскетболом в районной спортшколе. Мы стояли с ним по разные стороны мата и ловили тех кто, перепрыгнув через "козла" с подкидного мостика, как бомба приземлялся на мат. Когда в очередном прыжке Рита зацепилась и, потеряв равновесие, летела на нас вниз головой, он ловко подскочил и, нечаянно схватив ее за грудь, удержал от падения. Длилось это долю секунды. Все пошло своим чередом и никто ничего не заметил. У меня же вылезли глаза и скрипнули зубы так, что Виктор Иванович инстинктивно отпрыгнул в сторону.
- Что ты, Коля?
Я выбежал из зала и на урок больше не вернулся. Мне казалось, что тронули мое. Тронули у всех на глазах то, что вообще трогать никто не имеет права. Кроме меня.
Риту все оберегали и старались ей помочь. Оказалось, что у нее погиб папа и они с мамой приехали в Ленинград к своим родственникам. Отец Риты был военным. Думаю, что специально из-за нее Эльвира Львовна затеяла экскурсию в Эрмитаж. Мы туда давно не ходили. В седьмом классе нужно было ходить в театр. Особенно на спектакли, которые хоть как-то касались школьной программы. Тоска зеленая. Но в Эрмитаж я пошел. Конечно из-за Риты. Мне хотелось все время быть с ней рядом. Кстати с моей парты она пересела к Маринке Еременко. Они с ней подружились. И потом она устала от насмешек и косых взглядов. Я иногда провожал ее до дома, иногда мы гуляли по набережным Невы с Эльвирой Львовной и ребятами из других её классов, где она вела немецкий язык.
В Эрмитаже экскурсовод "вытягивала кишки" своим нудным толкованием живописных полотен. Я не заметил, как мы очутились в зале Рубенса перед "Союзом Земли и Воды". Тетя начала заливать про аллегории, о которых я не мог слышать с первого класса. Все внимали и следили за рукой, а я не знал, куда спрятать свои глаза, чтобы не видеть обнаженных тел мужчины и женщины в присутствии Риты. Хотя один приходил сюда часто и сверлил картину глазами до дыр. А потом под одеялом представлял себя на его месте. Рита заметила мое смущение и хитро улыбнулась. Когда они пошли к Рембрандту, я ушел к импрессионистам разглядывать шарады Пикассо. Встретились мы на улице, и пошли по набережным вдоль Невы, рассуждая о живописи и нашей будущей счастливой жизни.
Как гром среди ясного неба в космос полетел Гагарин: вся школа стояла на головах. Я подговорил класс сорваться с занятий. Мы поехали в ЦПКиО и перекачались на всех возможных качелях до тошноты, готовя себя в космонавты. Вечером мы пошли всем классом на Дворцовую площадь. Там собралось множество народу со всего города. Но вместо ликования и праздника в толпе обозначились шайки братвы. Я их сразу заприметил и очень испугался за Риту. Я видел, как они окружают и тискают девчонок. На одной даже пальто разорвали. Слава Богу, подоспела милиция и начала организовывать толпу, разделяя ее на сектора. Одноклассники дружно сдали меня школьному начальству как организатора и вдохновителя этой праздничной вылазки, и я получил выволочку от Эльвиры Львовны. Но по всему было видно, что она одобряет мой поступок.
Ближе к лету наши неугомонные учителя организовали поход на Сенную площадь с целью патриотического воспитания. Весь город собрался там посмотреть на мастерство наших подрывников, собиравшихся произвести в центре города уникальный взрыв без осколков. Расчищали место для станции метро.
Я как-то упустил из виду, что именно будут взрывать, а когда понял, внутри стало холодно. Взрывали церковь. Красивая, стройная она возвышалась в углу площади, приглашая к себе людей. Помешала кому-то. Другого места для метро не нашли.
Народ толпился, глазел, ждал "чуда". Глухим подземным громом прогремел взрыв. Медленно склоняясь вперед и бессильно опуская свою голову с крестом, упала на каменную брусчатку площади, церковь. Толпа ахнула, замерла... и раскатилась криками "Ура!"
- Скоро Спас на крови взорвут, сделают кольцо трамвая. Вот удобно будет, - послышалось из толпы.
Облако пыли взметнулось над площадью. Рита бросилась бежать. Мы знали, что в Семипалатинске от взрыва атомной бомбы погиб ее отец. Я побежал за ней. У меня в голове промелькнуло первое причастие, мерцание свечей и пение ангелов. Что-то они теперь делают? Наверное, плачут.
Весенний ветер принес в школу еще одну эпидемию. На все лады обсуждали новый кинофильм "Человек-амфибия". Начали учить друг друга плавать, как Ихтиандр, во всех углах орали песню: "Нам бы, нам бы, нам бы, нам бы всем на дно, там бы, там бы, там бы, там бы пить вино...". И, конечно, все восхищались красотой несравненной Гуттиерэ, которую играла московская школьница Анастасия Вертинская. Я видел в ней поразительное сходство с Ритой и решился пригласить ее в кино. Рита согласилась, только сказала, что спросит разрешения у мамы. Я купил билеты в кинотеатр "Великан" на третий ярус, подальше от назойливых глаз сверстников. Я любил кинотеатр "Великан" и чувствовал там себя, как дома, благодаря "дружбе" с художником. "Великан" был огромный, и там было множество укромных уголков. В один из таких мы и уселись с Ритой, насладившись мороженным в фойе. Она смотрела фильм, поглядывала на меня, а потом тихо шепнула на ухо, источая нежный аромат своих волос:
- Тебе нравиться Гуттиерэ?
- Ты мне нравишься, - шепнул я, как можно ближе прижимаясь к ее щеке, и осторожно взял ее за руку. Она руку не отдернула. Мы так и сидели до конца фильма, пропуская через себя сладостные токи.
Когда включился свет, я убрал руку, и мы пошли, как ни в чем не бывало через парк им. В.И. Ленина, рискуя быть униженными петроградской шпаной. Когда мы стояли на парадной лестнице ее дома, дверь открылась и ее мама ехидно спросила:
- Вы собираетесь готовиться к экзаменам?
А потом, смягчив голос, сказала:
- Коля! Не "обижай" Риту.
Я сделал удивленное лицо. Ведь не мог же я догадаться, что ей лучше известно, чем я могу "обидеть" Риту.
К экзаменам мы готовились на крышах. Привычка залезать на крыши домов, наверное, осталась с войны, когда наши сверстники тушили зажигательные бомбы. Да и мы часто, помогая матерям, носили постиранное белье сушиться на чердак. А там и по крыше можно полазать, полюбоваться панорамой любимого города. Солнце соблазнительно пекло и чтобы не тратить время на поездку в парки или на пляж, мы с учебниками устраивались загорать на крыше.
Как-то раз я подговорил Риту, и мы залезли на крышу ее дома. Она обомлела от вида крыш и колоколен и поцеловала меня в щеку.
- Ты молодец. Здорово!
Потом сняла платье и осталась в купальнике, обнажив свои смуглые плечи и ноги. Она улеглась спиной на подстилку и ее груди вздымались невероятными холмами. Я уставился на нее.
- Ты будешь читать? -спросила она.
Я лег на живот, чтобы она не видела моего позора, и сделал вид, что читаю. На самом деле я не мог оторвать взгляда от мраморной глади ее роскошного тела.
- Ты еврейка? - спросил я, чтобы как-то разрядить ситуацию.
Завистливые девчонки дразнили ее еврейкой.
- Нет, ассирийка.
- Что-о-о? - удивился я. - Где это?
- Историю надо учить. С географией.
- Почему ты им не сказала?
- Зачем?
Я поцеловал ее в плечо.
- Не надо, Коля.
Я поцеловал ее в щеку.
- Не надо. Давай готовиться к экзаменам.
На выпускной вечер девочки пришли в белых платьях и с немыслимыми прическами на головах. Некоторые намазали ресницы маминой тушью, а кто-то даже намазал губы. Рита была в темно-зеленом обтягивающем платье и с длинной черной шелковистой косой с зеленой лентой.
Выпускной вечер закончился, и мы всем классом пошли на Дворцовую площадь. На набережных Невы толпами гуляли "взрослые" опрятно одетые школьники. Марсово поле утопало в сирени. От духоты дня кружилась голова. Я предложил искупаться в Неве, на Петропавловке. Девчонки заупрямились, потому что все были в нарядных платьях и с копнами на головах.
Над Летним садом засверкала молния, и раздался сухой треск грома. Хлынул дождь. Мамина тушь потекла черными ручьями по лицам наших девочек, а их намокшие экзотические прически типа "Бабетта" превратили их в огородные пугала. Распущенные волосы Риты намокли и сделали ее еще красивее. Прятаться от дождя все разбежались в разные стороны. Я обнял Риту, прикрывая от дождя. Рита подмигнула мне, и мы отвалили. За время экзаменов мы почти не виделись и жадно болтали, перебивая друг друга. Мы успели перебежать через мост, который за нами взметнул свои "крылья". Вереницей потянулись баржи.
Мы свернули на пляж Петропавловки. Над городом сиреневой дымкой струилась белая ночь.
- Будем купаться? - спросил я.
- Давай.
Рита побежала по песку к кабинке для переодевания и вышла оттуда в белой шелковой сорочке.
- У меня нет купальника. Я так, - оправдывалась она.
Рита бросилась в воду, словно стесняясь своей красоты.
- Вода ледяная! - закричала она и выскочила на берег.
Мокрая сорочка прилипла к ее телу, обнажая ее неземную красоту.
Заглядевшись на изгибы ее тела, на шелковую гриву ее волос, я упал на песок, запутавшись, снимая свои брюки. Она подбежала ко мне, и я схватил ее в объятия. Я задохнулся от упругости ее тела, ее груди, ее бедер. Она вырвалась и побежала в воду. Я бросился за ней. Мне казалось, что вода шипит и пениться от моего жара. Я обнял ее и всем своим телом прижался к ней, к ее телу, такому гладкому, такому упругому и теплому.
Мы повалились на прибрежный песок. Нас трясло, как в лихорадке, и тут какой-то разряд разорвался у меня в голове и из глаз полетели искры. Я обессилевший лежал на песке. Она прильнула ко мне, и мы затихли. Слышно было, как набегают волны. Кончиками своих изящных пальцев она гладила мое лицо, мои глаза, мои губы.
Ударили куранты. Было три часа по полуночи. Был июнь 1961 года. Мы стали взрослыми.
Возвращались мы по пустынным линиям Васильевского острова. Вдалеке маячила одинокая фигура. Это была ее мама. Она с ненавистью посмотрела на меня и хотела ударить Риту, но та увернулась. И, плача, убежала. Больше мы не встречались. Никогда.
   0x01 graphic
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"