Aбвалов Василий: другие произведения.

Акцент судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья

  Акцент судьбы
  
  
  Кто-то думает, что судьбой нам все предначертано и не стоит тратить силы попусту, пытаясь изменить свое будущее, остается только жаловаться, по поводу высшей несправедливости - и он прав. А кто-то совершенно иначе смотрит на судьбу и считает, что это именно он указывает ей путь, именно своими усилиями он строит свое будущее - и он тоже прав. Но есть люди, которые совершенно не задумываются о своей судьбе, они идут по жизни так, как идут, ни легко, ни тяжело, они идут, как умеют, не надрываясь, стремясь вырваться вперед, и не проявляя откровенной лени. Но именно судьба таких людей становится предметом всеобщей зависти, именно им судьба дарит смысл и радость жизни. Им просто интересно жить.
   Они не стремятся показать свою исключительность и не хотят выделяться из общей массы, им надо только одно: жить как все... Но так уж устроена эта жизнь, что не позволяет им спрятаться за спины других и постоянно преподносит им сюрпризы, за которые другие готовы продать душу.
  
  
  Вторжение
  
  
   Желтый карлик с этого места смотрелся как яркая точка, до ближайшей планеты было около десятой цикла хода. Тяжелый крейсер коарвиан шел в расчетную точку перехода, разгонные кольца усилено напитывались энергией, еще двадцать микроциклов и гигантская энергия выплеснется наружу, порвет пространство и замкнется на поясе равновесия ближайшей по направлению звезды. Корабль войдет в разорванное пространство, как в воду, причем иллюзия будет полной, даже будут видны круги, расходящиеся в разные стороны, а вот вынырнет на другой стороне порванного пространства из серой светящейся мути, и расстояние в десятки или сотни световых лет будут пройдены за доли микроцикла. Но в этот момент в непосредственной близости от точки перехода появилось сначала легкое, слегка светящееся облачко, которое все больше и больше уплотнялось. Это означало, что из другой системы в эту прорывал пространство корабль. Анализ характеристики возмущения пространства однозначно показывал, что это один из гражданских кораблей содружества миров. В другое время коарвиане не упустили бы такого момента и без раздумий уничтожили бы судно, но времени на это у командования крейсера не было: кольца накачаны энергией, надо запускать процесс раскачки пространства, иначе выплеснувшаяся энергия преобразуется в гигантские гравитационные завихрения и крейсер превратится в космическую пыль. И процесс был запущен. Но когда крейсер уже был готов нырнуть в точку перехода, обе области искореженного пространства потянулись друг к другу, и вытянулись в щель. Физики всех миров уже долго пытались смоделировать такой процесс, и подтвердить или опровергнуть теорию параллельных пространств, но даже при идеальных расчетах осуществить задуманное не удавалось. И вдруг, по воле случая это произошло. Произошло вопреки всем законам вероятности, хотя нет, не вопреки, просто такой случай мог произойти теперь через восемь миллиардов гигациклов. Тяжелый крейсер стал терять очертания и превращаться в легкое облачко, а потом и облачко растаяло без следа. Все это прошло в течение трех микроциклов.
  
  *****
  
   Пассажирский лайнер 'Айрон' шел по своему обычному маршруту, ему предстояло совершить четыре перехода, четыре прыжка через пространство до первого места назначения, как раз сейчас он и подходил к первой расчетной точке перехода. Пассажиры находились в своих каютах, как и положено во время совершения прыжка.
  - Лен, помоги поместить ребенка в детский контейнер
  - Зачем его туда укладывать? Пусть спит в кроватке.
  - Нет, по инструкции во время перехода он должен находиться в контейнере.
  - Он может проснуться.
  - Значит, это надо сделать осторожно, и не ленись.
  - Хорошо. Сейчас помогу.
  - Так, тихонько. Ишь, губенки как вывернул, сладенький.
  - Эля, ты оставишь контейнер открытым?
  - Нет. Ты всегда сильно шумишь. Надо его закрыть.
   Лен закрыл контейнер и проверил систему жизнеобеспечения, все было в полном порядке. Зачем существовали такие правила, в общем-то, было непонятно. В лайнере существовала мощная система гравитационных компенсаторов, которая надежно защищала всех пассажиров от возникающих гигантских перегрузок во время совершения межпространственных переходов, и если бы она по каким-то причинам не сработала, то наличие даже сверхнадежного детского контейнера никоим образом не смогло бы защитить ребенка. Впрочем, на всех лайнерах родители малышей с удовольствием использовали детские контейнеры, так как они обладали хорошим звукоизолирующим свойством и поэтому, поместив ребенка в него, можно было не заботиться о соблюдении тишины.
  - Надеюсь, у него не возникнет 'детских' проблем, - усмехнулся Лен, - иначе проблемы возникнут у нас.
  Эля с укоризной посмотрела на своего мужа:
  - Между прочим, у него проблем бывает гораздо меньше чем у тебя.
  - Это, в каком смысле?
  - В смысле работы. Почему мы должны так далеко отправляться, неужели нельзя было найти что-нибудь поближе?
  - Ты же знаешь, что из-за этого конфликта на наших границах, все серьезные фирмы стали сворачивать свои представительства
  - Ты хороший специалист. Мог бы найти работу на 'Паладине'.
  - Эля, на 'Паладине' в основном курортные фирмы, там не требуется моя специальность.
  - В конце концов, тебе можно было бы и сменить специальность, уж коли на то пошло.
  - Ну, если менять специальность, то не надо было и на Бантан отправляться.
  - А это другое дело. Мне так хотелось вырваться с нашей планеты, с ее зеленым солнцем.
  - Солнце у нас не зеленое, это атмосфера такая. К тому же я слышал, что и на 'Паладине' люди беспокоятся за свою безопасность.
  - Ой, выкинь ты это все из головы! У наших военных достаточно сил защитить нас от этих мохнатых недоумков. А если учесть что и соседние миры обещали нам помочь, то все их потуги смешны.
  - Не сказал бы. Фирмы не стали бы тогда сворачиваться, а тут просто бегство какое-то.
   Эля задумалась, Лен был прав. Пресса ничего не говорила об этом, но транспортные компании были вынуждены в десятки раз увеличить количество рейсов в направлении дальних миров, и об этом она знала от своей дальней родственницы. Споря с Леном, она прекрасно осознавала, что мужу здорово повезло быстро найти работу в крупной компании, хотя и далеко, но, судя по описанию, на планете с прекрасными условиями, которые нисколько не уступали 'Паладину'. Все складывалось удачно, и она была в глубине души довольна развитием ситуации, однако мужу знать об этом было вовсе не обязательно:
  - Как думаешь, мы почувствуем переход?
  - В рекламе говорится, что пассажиры не замечают момент перехода.
  - Ха! Нашел чему верить - рекламе.
  - Если ничему не верить, не стоило тогда вообще все это затевать.
  В этот момент пол в каюте вздрогнул, и немного изменилась гравитация.
  - Я же говорила, реклама ... Ай! - Толчок был уже гораздо сильней - Лен, я боюсь.
  Но Лен ответить не успел, мощный импульс отбросил его на стену, а потом все резко перевернулось и потонуло во мраке.
  
  *****
  
  - Мелитор, ты где?
  - Я в седьмом кубе.
  - Что это было?
  - Туземный корабль проскочил в наше измерение и рассыпался на части.
  - Они уже достигли такого уровня?
  - Нет. Произошла случайная инверсия пространства.
  - Понятно. Погибли все?
  - Да.
  - Надеюсь, с нашей стороны прямых или косвенных причин в их гибели не было?
  - Почти.
  - Поясните.
  - Один контейнер с туземным детенышем столкнулся с нашим зондом. Определить, что явилось причиной его смерти сейчас невозможно.
  - Это очень плохо. Нас могут обвинить во вмешательстве в ход развития туземной расы. А этого допустить сейчас нельзя. У нас уже есть одно предупреждение.
  - Что же делать?
  - Насколько тяжело он поврежден?
  - До тридцати процентов мозга, многочисленные разрывы органов, повреждения скелета.
  - Значит, это можно восстановить.
  - Но у нас нет психоматрицы данного типа туземцев, а без этого мы не сможем установить правильного уровня развития.
  - Но он детеныш. А детеныши туземцев очень легко адаптируется.
  - Так мы его вернем?
  - По 'Уложению' мы обязаны все вернуть в их пространство.
  - Но потом об этом мы обязаны доложить в Совет?
  - Нет. Прямых указаний нигде нет. Есть только рекомендации. Если об этом позднее станет известно, то мы сможем отчитаться, что приняли все меры для устранения последствий нашего косвенного вмешательства в гибель туземного существа.
  
  *****
  
   Поисковый корабль содружества исследовал окрестности расчетной точки прыжка лайнера 'Айрон', лайнер не прошел по расписанию встречный грузовик, и немедленно была направлена поисковая команда. Обследуя одну за другой прыжковые зоны, и снимая данные с системных буев, наконец, натолкнулись на обломки лайнера.
  - Капитан, тут черт знает что. Видимо они попали в гравитационную воронку: все искорежено и разорвано, сейчас передам картинку, посмотрите сами.
  - Вижу. Пройдите курсом 7-53-11, обнаружен слабый сигнал маячка.
  - Тут никто не мог выжить.
  - Все равно надо проверить.
   Корвин чертыхнулся, и развернулся на курс. Наверняка пустой скафандр в автоматическом режиме подает сигнал. Когда весь лайнер порван в клочья, а толстенный корпус смят как бумага, в живых останутся разве что бактерии.
   Корвин уже давно работал в поисковой команде, случаи подобные этому случались очень редко, но все-таки случались, почему это происходило, было непонятно, после каждого такого случая проводилось полное расследование, но еще ни разу не удавалось докопаться до истинных причин трагедии, поэтому всегда в качестве официальных причин трагедии принималась 'техническая неисправность'. Была и еще одна характерная черта подобных аварий - живых не оставалось никогда, и даже более того, гравитационные возмущения были столь велики, что от всего живого не оставалось даже следов. Именно по этой причине Корвин считал бесперспективным обследование образовавшихся обломков, трата времени и не более того, но правила требовали, и нарушать их было нельзя. Сигнал исходил из такого же искореженного обломка. Корвин завис рядом с ним и с помощью маневровых двигателей, начал медленный облет. Ага, вот он, контейнер. Помят очень сильно, но, как ни странно, цел.
  - Командир, контейнер второй защиты. Детский... На запрос отвечает. Давление внутри в норме... Стоп!
  - Что там?
  - Работает система жизнеобеспечения. Возможно, ребенок жив. Сейчас срежу лохмотья обшивки и вытащу контейнер.
  - Осторожней там, мы сейчас поближе подрулим.
   Через двадцать минут контейнер был поднят на борт поискового судна. Вскрывали его со всей осторожностью, внутри в геле-массе находился семимесячный малыш и как только он увидел склонившихся над ним людей, дернул подбородком и стал объяснять всему миру на универсальном детском языке, насколько он возмущен таким отношением к нему.
  - Господи, живой! - воскликнул медик. - Его надо немедленно успокоить, сотой кубика филанина хватит. Сейчас мы его обследуем и решим, как кормить.
   Сканирование не выявило сколько-нибудь заметных повреждений, и поэтому решили кормить естественным способом. Малыш высосал питание, успокоился, а через несколько минут весело загулькал, высоко поднимая ножки и размахивая маленькими кулачками.
  - Это надо же, - удивлялся медик, - после такой катастрофы и абсолютно никаких повреждений. Он точно из этого лайнера?
   Случай был действительно уникальный, впервые за всю историю попадания корабля в гравитационную воронку были выжившие, и не просто выжившие, а ребенок, не получивший ни одной травмы. Это было чудом, которое, судя по всему, в последствии должно было войти в историю, именно по этой причине провели дополнительные исследования условий, которые поспособствовали тому, что ребенок выжил.
  - Командир, контейнер вначале отбросило в трещину, и он попал под гравитационную катушку. Вот этот обломок как раз и есть ее кожух. Потом, когда возник основной грави-удар, она все еще имела достаточно энергии, чтобы частично смягчить его и контейнер не раздавило, а дальше вместе с кожухом его выбросило в пространство, кожух сработал как защита.
  - А то, что контейнер сильно помят?
  - Так это не ударные вмятины, смотрите: они все примерно с одной стороны. Контейнер был прижат к одной из стенок, и его помяло лохмотьями обшивки. Кстати, я же вырезал его от туда, так что все вполне объяснимо.
  - Все равно при таком сильном возмущении серьезные травмы неизбежны. Судя по структуре геле-массы, ударные ускорения контейнера доходили до двадцати кратных величин, а на ребенке ни одного повреждения.
  - Это конечно удивительно, но подобные ударные ускорения хоть и травматичны, но не всегда смертельны. К сожалению, 'Курсор' контейнера в нерабочем состоянии, иначе мы бы получили полную картину.
  - Хорошо, опишите это в отчете.
  
  *****
  
   Лия в который раз просмотрела информационное табло транспортной компании, на нем вот уже двое суток ничего не менялось, напротив всех рейсов стояло сообщение о переносе отправления на неопределенное время в связи с постановлением правительственных органов. И, что обидно, никаких пояснений больше не приводилось. Она еще вчера попыталась выяснить причину столь масштабных проблем, но по указанной ссылке неизменно отвечал автомат, а на него, как известно, повышенный тон не действует: можно хоть до визга голос поднимать, охрипнешь только. Наконец, терпение ее лопнуло, и она уверенно выбрала соединение с агентством:
  - Что происходит? Почему мне не дают отправиться на курорт? У меня отпуск, если вы и дальше будете мне препятствовать в отъезде, у вашей компании будут крупные неприятности.
  - Наша компания приносит Вам свои извинения, но отправить сейчас мы никого не можем. По решению Чрезвычайного Комитета по военным вопросам все пассажирские космо-лайнеры в срочном порядке направлены в пограничные миры. Вопросы транспорта теперь находятся полностью в ведении Комитета, его представительство имеет контактный адрес...
  - К черту, этот Комитет. Я уже связывалась с ними, они ничего сказать мне не смогли, и все время ссылаются на какое-то постановление правительства.
  - Мы очень сожалеем, но работа компании в данный момент полностью парализована решениями Комитета. Если Вас это хоть как-то успокоит, могу сказать, что через двадцать минут будет правительственное сообщение. По всей вероятности ожидается, что-то экстраординарное.
  - Понятно. Хорошо, будем ждать.
  Лия раздраженно стукнула по пульту, отключая канал:
  - Гред, ты слышал, что мне говорят в компании? - обернулась она к своему мужу. - Можно подумать, что у них действительно забрали все лайнеры. Наверняка для некоторых у них есть забронированные места. Хорошо еще что они опять не связали меня с роботом, а то я бы устроила им веселую жизнь.
  Гред оторвался от планшета и рассеяно взглянул на свою жену:
  - Я думаю, нам не стоит беспокоиться, в случае большой задержки компания нам будет должна возместить не только прямые финансовые потери, но и немалый моральный ущерб. Видимо у них действительно забрали весь транспорт. Давай лучше подождем официальных разъяснений.
  - Да что там может быть такого? Ерунда все это.
  - Почему ерунда? Ты же знаешь, что переговоры с коарвианами зашли в тупик.
  - У наших военных вполне хватит сил поставить их на место. Явились откуда-то издалека и стали выдвигать требования, их надо просто вышвырнуть отсюда.
  - Это все не так просто. Никто не имеет полной информации, о них известно очень мало, неизвестно даже каким флотом они обладают.
  - О, смотри, официальный канал сейчас будет активирован. На семнадцать минут раньше срока... Гред, этого не может быть - официальный канал активируется раньше положенного, только если возникает чрезвычайная ситуация.
  - Видимо произошло что-то действительно чрезвычайное.
   На головизоре появился глава правительства и без всяких предварительных вступлений сразу начал говорить:
  - Граждане мира 'Амильен', сегодня правительство обращается к Вам с тревожной вестью. Как вам известно, нашими дипломатами два дня назад велись переговоры с недавно появившимися в нашем секторе представителями негуманоидной цивилизации- коарвианами, и так же известно, что эти переговоры закончились безрезультатно. Мы не стали раскрывать вам суть этих переговоров, чтобы не создавать нездоровый ажиотаж вокруг них. Однако теперь можно сказать, что переговоров по существу не было. Коарвиане выдвинули ультиматум, в котором потребовали полного и безоговорочного подчинения их воле, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда же мы отказались выполнить условия ультиматума, их огромный флот, тайно сосредоточенный на наших границах, атаковал четырнадцать наших граничных систем.
   В силу недостаточной численности наш флот не сумел организовать достойного сопротивления, понеся огромные потери. В настоящее время нам на помощь выдвигаются флоты дружественных миров, однако, враг силен и владеет инициативой, поэтому не стоит надеяться на быструю стабилизацию ситуации. Именно по этой причине мы приняли решение ввести чрезвычайное положение, с этого момента все ресурсы мира будут задействованы на решение военных задач и в первую очередь эвакуацию пограничных систем. Уже сегодня в другие человеческие миры отбывают наши представители с просьбой о незамедлительной помощи. Настало время всем нам сплотиться перед угрозой масштабного космического вторжения, только таким образом мы сможем сохранить наш мир и свои жизни.
   Глава правительства исчез, и сразу пошли ролики, разъясняющие суть введенного чрезвычайного положения, коммерческие каналы стали вывешивать анонсы на изменение программы вещаний.
  Лия растеряно смотрела головизор. Ей казалось, что сказано было недостаточно и теперь ей должны разъяснить, что делать дальше.
  - По моему, тебе только что сообщили, что твоя поездка на курорт сорвалась, - подал голос Гред.
  - Гред, ты с ума сошел. Какой к черту курорт. Это же все... Это конец света! От граничных систем до нас всего пять переходов, а флота, как сказали, у нас уже нет.
  
  
  *****
  
  - Господин адмирал, у нас снова возникли серьезные проблемы, - ворвался в кабинет адмирала секретарь, - Обнаружен выход передовых кораблей коарвианского флота в нашей системе.
   Адмирал тяжело поднял голову, он только что проводил очередной, черт знает какой по счету совет, на котором вырабатывались экстренные меры по противодействию развития наступления коарвиан в глубь мира. То, что коарвиане в ближайшее время пройдут в систему, сомнений не было, но оставалась надежда, что это произойдет спустя еще двое суток, а за это время будет эвакуировано все население и удастся в какой-то мере укрепить систему для обороны. Теперь все рушилось, сбылись самые мрачные прогнозы и, несмотря на то, что все считали адмирала неунывающим человеком, оптимизма это как-то ему не добавляло.
  - Понятно. Можете идти.
   Адмирал прикрыл рукой глаза, вот уже второй день он не мог выкроить время на полноценный сон и теперь, несмотря на принимаемые стимуляторы, у него начинала болеть голова. Однако секретарь не уходил и адмирал почувствовал это:
  - Что еще?
   Секретарь встрепенулся, ему было непонятно, почему адмирал не стал немедленно действовать, надо было срочно принимать хоть какие-то меры:
  - Я думал, последуют какие-то распоряжения.
   Адмирал откинулся на спинку кресла и мрачно взглянул на своего подчиненного:
  - Какие могут быть распоряжения? Эта ситуация обсуждалась уже неоднократно, перечень всех возможных мер уже был выработан, последствия просчитаны. Все что можно было сделать, уже сделано, и ничего нового мы сейчас придумать не сможем, собирать очередное совещание по этому поводу нет смысла, это только отвлечет людей от выполнения своих обязанностей.
  - Но мы не успеваем закончить эвакуацию населения.
   Адмирал считал себя выдержанным человеком, но сейчас у него, видимо, с нервами было не в порядке, события последних дней кого угодно доведут до крайности, поэтому проявление тупости секретаря не могло остаться без последствий:
  - Вы видимо совсем не понимаете, что происходит, - резко повысил он голос, - вопрос сейчас не в том, что мы успеваем, а что нет. Вопрос стоит в минимизации неизбежных жертв населения нашего мира. Сейчас не место причитаниям, нам необходимо ...
   Но тут до него дошло, что по всей вероятности у этого человека здесь остались родные, и его поведение вполне оправдано. Адмирал тут же изменил тон:
  - Прошу простить меня за резкость, но флот сейчас действительно делает все возможное, и даже невозможное. Сейчас нам остается уповать только на чудо.
   После того как секретарь вышел, адмирал снова погрузился в раздумья. Как разведка могла проморгать сосредоточение таких огромных сил на границах их мира? Флот не иголка и для того, чтобы организовать такое масштабное вторжение, необходимо было сначала построить базы для кораблей флота, построить сопутствующую инфраструктуру, разместить заводы для добывания реактивной массы, организовать потоки транспорта и т.д. и т.п. Это могло означать только одно: коарвиане давно готовились к вторжению и ультиматум предъявили только тогда, когда уже все было готово для вторжения, не мог флот долго проводить активные действия вдалеке от своих баз, а коарвиане наступали и наступали большими силами, продолжая расширять зону вторжения. Что можно было противопоставить им сейчас? А ничего. Тех сил, которые могли выставить против них три союзных мира, было явно недостаточно, оставалась единственная надежда на то, что политики сумеют убедить другие миры и они объединятся перед угрозой столь масштабного вторжения. Но это не могло произойти достаточно быстро, и участь миров, находящихся на пути коарвиан, была практически уже предрешена.
   Единственная задача, на выполнении которой сейчас сосредоточился флот, -это организация эвакуации населения, именно на это были брошены все ресурсы.
  
   Группа кораблей, оставшихся после тяжелого боя с коарвианами, уходила в пространство. Прорваться к точке перехода они уже не успевали, и единственное, что они могли сделать, это остаться около границ системы и приковать значительную часть сил коарвиан для охраны своих тылов. Надежды на спасение не было, и все это прекрасно осознавали, пока флот коарвиан развивает наступление в глубь их мира, он не мог серьезно заниматься их ликвидацией, гоняясь за ними по пространству. Но в будущем коарвиане неизбежно захотят очистить свои тылы и выделят большие силы, а в этом случае придется уходить дальше в пространство, что при ограниченных запасах реактивной массы равносильно медленной смерти, преодолеть пространство до ближайшей звезды в разумные сроки было невозможно. А пока необходимо было сделать все, чтобы ослабить наступательную мощь коарвиан, заставить их распылять свои силы по мере прохождения транзитных систем. Именно на этом и был построен расчет, и он оправдался. На охрану системы было оставлено соединение противника значительно большее по численности кораблей, расстояние между точками перехода было велико и для защиты их транспорта требовалось много сил. Коарвиане были вынуждены оставить боевые корабли для охраны. Это была маленькая, но победа.
   Передовая группа коарвиан не стала связывать себя боем с самого начала, а сходу прорвалась в следующую систему. Однако здесь их ждали. В результате непродолжительного боя им пришлось совершить обратный переход и остановиться, дожидаясь подхода основных сил.
  
   Секретарь снова влетел к адмиралу:
  - Господин адмирал, первая атака отбита, враг бежал.
   Адмирал смотрел на своего подчиненного с некоторой озадаченностью, в ближайшее время ему придется все-таки расстаться с ним. В мирное время он был, конечно, незаменим, его работоспособности можно было позавидовать, но вот в военное время держать у себя откровенного тупицу не следовало:
  - У Вас есть свои обязанности, и в них не прописана необходимость врываться в мой кабинет с криками о сомнительных успехах. Все эти данные уже давно есть на моем мониторе, и если бы вы были внимательней, то заметили бы мое распоряжение по данному поводу. Задание Вам уже дано, так что немедленно приступайте к его выполнению.
   Секретаря мгновенно выдуло из кабинета.
   Он еще не осознал устроенную ему адмиралом взбучку и находился в состоянии эйфории, однако когда он просмотрел распоряжение адмирала, улыбка медленно сползла с его лица. Адмирал приказывал группе кораблей оставить свои позиции и ускоренным ходом двигаться к обитаемой планете для проведения экстренной эвакуации.
   'Как же так?' - Думал секретарь,- 'ведь это прямое предательство. Это первый серьезный успех нашего флота, его надо развивать, а тут мы должны бросить позиции и без оглядки бежать из системы'
   Секретарь еще немного подумал, а потом активировал канал службы безопасности.
  
   Приказ адмирала на флагмане был принят с пониманием, капитан только глянул на него и кивнул:
  - Да. Этого следовало ожидать. Прежде всего, надо эвакуировать население, без нас они не успеют этого сделать. Объявите перестроение, курс на планету. Экипаж в капсулы. Здесь остается вторая группа. Пусть имитируют наше присутствие.
   Когда корабли перестроились в положение для перехода, на флагман пришел новый приказ: на этот раз им категорически запрещалось покидать свои позиции, и было распоряжение принять все возможные меры по организации отпора врагу.
   Капитан удивленно уставился на приказ: в штабе что-то произошло, первый приказ был за подписью адмирала, теперь же приказ поступил за подписью начальника штаба, но имел содержание полностью противоположное. Впрочем, он не мог знать, какие причины могли повлиять на изменение приказа, как говорится: 'Жираф большой - ему видней'.
   Противник начал новый прорыв спустя восемь часов. Еще спустя три часа стало абсолютно ясно, что ни отбить атаку, ни даже задержать такую массу боевых кораблей противника небольшое соединение прикрытия не сможет. Сделав несколько маневров, имитирующих атаку, и вынудив противника произвести перестроение, оставшиеся корабли на предельных ускорениях ринулись к точке перехода - у них еще оставалась надежда оторваться от преследования. Последнее, что засекли замыкающие корабли - это яркие вспышки погибающих лайнеров, которые не успели доставить эвакуируемых до спасительного рубежа.
  
  
  Родина
  
   Малыш, сильно размахивая руками, шел по улице, ему все было интересно. Он только что впервые один вышел за ограду и теперь обследовал окрестности. Вот по тротуару движется робот уборщик, он отмывает до зеркального блеска тротуарные плитки, которые и без того казались идеально чистыми. Но вот в пределах сенсоров робота показался какой-то мусор, и он прямиком направился в его сторону, перед ним он замер, определяя, на сколько этот мусор может оказаться ценной вещью, а потом с помощью манипулятора отправил его в бункер мусоросборника и снова двинулся на прежнее место продолжать прерванную работу. Малыш встал на его пути, робот замер на некоторое время, но ребенок не отходил, а введенное задание выполнять надо и робот двинулся в сторону, пытаясь обогнуть препятствие. Но малыш не думал уступать и снова перекрыл ему путь. Робот тут же попробовал объехать его с другой стороны, однако малыш снова встал на пути. Тогда робот остановился и, выждав с десяток секунд, стал издавать звуковой сигнал, чем-то напоминающий скуление нетерпеливой собачонки. Малыш, довольный одержанной победой, двинулся дальше. Встречные прохожие оглядывались на него, а потом крутили головами и искали кого-нибудь из родителей, и, заметив других людей, также наблюдавших за ребенком, думали, что ребенок все-таки под присмотром, и успокаивались. Внимание малыша привлекло большое голографическое панно, на котором непрерывно крутились рекламные ролики. Нельзя сказать, что он не был знаком с таким устройством, но он впервые смог к нему близко подойти. Действительность его разочаровала: когда он оказался в непосредственной близости от панно, объемный эффект пропал, и часть изображения рядом с ним превратилась в перемежающееся световое пятно. Стоило малышу немного отойти от панно, как на нем сразу появилась реклама для детей: это встроенная система управления панно определила интересы ребенка и запустила соответствующий материал. Чего здесь только не предлагалось! И всевозможные роботы-животные, и виртуальные друзья, с которыми ребенок мог вполне осмысленно общаться, и игровые системы, в которые можно было полностью погрузиться с помощью специального костюма, и т.д. и т.п. Но стоило мимо панно пройти кому-нибудь из взрослых, как реклама мгновенно менялась, оставляя для ребенка лишь маленькое окошко, причем система очень точно ориентировалась в интересах проходящих людей, подбирая рекламу не только в соответствии с полом и возрастом человека, но и по каким-то неведомым алгоритмам определяя его наклонности. Мир был велик и интересен, везде находилось достаточно того, что требовало немедленного и пристального внимания. Наконец, ребенок устал от огромного многообразия информации и, повернувшись, двинулся обратно.
   Обратный путь был не менее интересен и теперь уже то, что поначалу было отложено на потом, осматривалось с пристальным вниманием. Вот мимо ребенка катится небольшая роботизированная тележка, на которой установлен торговый автомат, а прямо на ее передней панели прокручивается реклама предлагаемых товаров. Ребенок заинтересовано посмотрел в ее сторону, тележка сразу изменила курс и подъехала к нему, на панели появилось меню с предлагаемыми прохладительными напитками и различными сортами мороженого. Малыш приложил большой палец к идентификатору, а потом ткнул по изображению напитка, однако автомат тренькнул, и появилось изображение знака запрета - идентификатор не принял папиллярного узора, и теперь программа просила ввести добавочный код. Это, конечно же, было глупостью: ни один ребенок в его возрасте не смог бы ввести этот код, но видимо те, кто настраивал автомат, решили, что если код будет все-таки введен, то вопрос самостоятельности ребенка будет решен сам собой. На малыша это никак не подействовало, и он, не моргнув и глазом, набрал на мониторе длинный набор значков и получил в итоге свой напиток.
  
  - Олег, я нигде не могу найти Кима, он просто пропал.
  - Опять, наверное, залез в подвал. А что, он без следящего браслета?
  - Дома браслет не нужен, он ему только мешает. А в подвале я уже смотрела. Оля сказала, что видела его минут двадцать назад во дворе. Он крутился у калитки, может, он сумел ее открыть?
  - Ерунда. Ее без брелка можно открыть только кодовым набором. Ты думаешь, он мог набрать код? Да я сам его не помню.
  - Ну, тогда бросай пялиться в головидение и помоги мне его найти.
  Через десять минут стало ясно, что дома Кима нет.
  - Дьявол! Как он смог открыть калитку? Куда он мог пойти? Позвони в пункт наблюдения, пусть выяснят, где он.
  - Уже позвонила, он идет сюда.
  - То есть, как идет? Откуда?
  - С шестого квартала.
  - Ого, путешественник! Ладно, подождем. Интересно как он выбрался?
  Малыш кое-как доплелся до калитки, и, привстав на цыпочки, дотянулся до кодовой клавиатуры и стал набирать код. Набирать было очень неудобно, приходилось тянуться слишком высоко, а снизу плохо было видно цифры, но малыш старался. Наградой ему послужил мелодичный звук и открытая калитка.
  - Олег, это на самом деле или кто-то над нами подшутил?
  - Похоже это он все-таки сам. Откуда он узнал код?
  - А может быть ... Помнишь в прошлом месяце я забыла брелок, и тогда набирала код. Наверное, он тогда и запомнил.
  - Правильно говорят, что детская память как чистый лист бумаги - на нем можно разглядеть любые каракули.
   Ким никак не мог понять, за что его ругают. Ну почему ему нельзя выходить на улицу? Ведь ничего страшного там нет. Что? Он может потеряться? Как это? Заблудиться? Не понимаю как это возможно, я же когда шел все видел. Забыл бы? А это как, что-то забыть?
  - Олег, хватить мучить ребенка. Он действительно не понимает, как можно что-то забыть. У него и в самом деле отличная память.
  - Хорошо Ким. Не выходи на улицу без нас, просто потому, что этого делать нельзя.
   Уже значительно позже, когда Олег просматривал отчет банка, у него просто 'отвалилась челюсть': на в первой строке красовалась картинка Кима с бутылочкой напитка в руках и подтверждение продажи по тридцатизначному коду. Из банка специально прислали столь подробный отчет, потому что на их памяти еще никто не покупал товары по коду идентификации.
  
  *****
  'Внимание! Экстренное правительственное сообщение.
  Первые успехи объединенного флота содружества миров.
  По поступившим сведениям из объединенного штаба флота содружества миров, сегодня закончилось двухдневное сражение в районе необитаемой двойной системы мира 'Илия'. Второй объединенный флот содружества одержал полную победу, разгромив один из флотов коарвиан. Остатки флота противника были вынуждены бежать из системы, понеся огромные потери. В настоящее время объединенным штабом рассматривается возможность проведения наступательных операций.'
  
   Адмирал Тец еще раз просмотрел сообщение. Он тоже был не против победных сообщений, тем более, что за прошедшие три года флоту содружества похвастать было нечем. Однако в данном случае ни о каких возможностях проведения наступательных операций не могло быть и речи. Противник действительно понес огромные потери, но и потери второго флота были тоже весьма значительны: более половины кораблей нуждались в капитальном ремонте, и если бы не преимущество в современных видах вооружений, еще неизвестно каков был бы исход сражения. Коарвиане как всегда продемонстрировали свое мастерство и упорство, они не умели отступать, и в данном случае адмирал построил всю свою тактику исходя из этого, и именно поэтому ему удалось достигнуть столь впечатляющих успехов. Но коарвианским флотом командовали тоже не новички, так что, хотя победа и впечатляла, но не была столь легка, как это представляли в средствах массовой информации. Однако здесь все-таки была доля здравого смысла: нападая на миры содружества, коарвиане владели инициативой, прикрыть все направления их возможной атаки было невозможно, поэтому крайне необходимо было предпринять наступление в направлении коарвианских миров.
   В настоящее время активных действий в направлении второго флота не велось, поэтому Тец, передав управление флотом в руки своих заместителей, отбыл в объединенный штаб для выработки дальнейшей стратегии.
  Содружество находилось еще в стадии формирования, политики до сих пор не смогли в полной мере согласовать все организационные вопросы, это же относилось и к объединенному штабу. Структура его была еще не отработана, и обязанности не распределены полностью, именно по этой причине основная нагрузка легла на командующих флотом. Тец это, конечно, прекрасно осознавал, но в будущем эта структура должна была заработать в полную силу и тогда польза от нее будет несомненной.
   Совещание проходило в представительном составе, на нем присутствовал весь штабной цвет, а председательствовал министр обороны содружества:
  - Господин адмирал, правильно ли мы Вас поняли? Вы предлагаете в срочном порядке подготовить мощную ударную группу из современных кораблей флота и послать их в коарвианские миры для нанесения так называемого удара возмездия.
  - Да. Вы совершенно правильно меня поняли, - ответил адмирал, - в этом случае коарвианский флот будет вынужден отвлечь огромные силы для защиты своих миров, и это даст нам время для организации обороны и строительства нового флота.
   Адмирал прекрасно отдавал себе отчет, о чем говорил, и знал, какие вопросы будут заданы ему вслед за этим предложением.
  - А что произойдет потом с кораблями этой ударной группы? У Вас есть идеи, каким образом они смогут вернуться из столь далекого и крайне опасного путешествия?
   Ну вот, вопрос, который он ожидал, был задан, и на него необходимо было отвечать прямо:
  - У нас достаточное количество наработок по возвращению ударной группы, но все это мало осуществимо. Скорее всего, все корабли ударной группы будут утеряны для флота содружества. При самом удачном раскладе они смогут атаковать не более семи систем коарвиан, и то, только те, о которых мы знаем, для возвращения у кораблей ударной группы не будет ни времени, ни ресурсов.
   В зале возникла неловкая тишина. Одно дело - неизбежные потери в ходе сражений, и совсем другое - посылать на верную смерть большое количество современных кораблей. Тец чувствовал, что штаб не готов принять такое решение, но это было необходимо, иначе невозможно было организовать действенную оборону миров содружества:
  - Я понимаю, что вам тяжело поддержать такое решение, но если мы этого не сделаем, наши потери будут значительно больше. - Тец подошел к схемной карте. - Сейчас коарвианский флот все еще находится в относительно разреженной области пространства. В этой области системы имеют в основном по два, и очень редко по три направления перехода. Прорвавшись вглубь содружества они смогут выйти на оперативный простор, где количество направлений в несколько раз больше, в этом случае мы уже не сможем каким либо образом предугадывать направление их атаки, и, следовательно, не сможем нормально организовать оборону.
   Система моделирования ситуаций стала показывать на карте дальнейшее развитие событий, и она не предвещала ничего хорошего для обороняющейся стороны.
  - Именно по этой причине, - продолжал Тец, - у нас просто нет другого выхода, кроме как организовать дальний рейд большой ударной группой по тылам противника. К тому же есть и еще один момент, подтверждающий необходимость такого решения: мы ничего не знаем о своем противнике, хотя он знает о нас практически все. Этот рейд следует рассматривать как глубокую разведку боем. Если мы сейчас же не начнем подготовку такого рейда, последствия могут оказаться для содружества ужасными.
   На этом Тец закончил, он привел достаточно аргументов для обоснования своего предложения, и если положительное решение не будет принято... что ж, он сделал все, что мог.
  
  
  *****
  
   Секретарь детской распределительной комиссии была сегодня в плохом настроении. Еще вчера она поругалась со своим другом, а сегодня с утра он даже не соизволил связаться с ней и извиниться.
  - 'Ну и пусть', - думала она, - 'видимо придется с ним расстаться, раз он не ценит мое отношение к нему. Если он сейчас позволяет такие выходки в мою сторону, то что же будет дальше? Не свяжется со мной до вечера, пошлю его ко всем чертям'.
   Она взяла планшет и стала просматривать списки выпускников детских подготовительных учреждений. Все было как всегда: средние показатели коэффициента умственного развития, и лишь небольшие отклонения в ту или другую сторону. Но тут ее взгляд упирается в совершенно невероятную цифру:
  - 'Чем они там все занимаются? Опять провели лишний тест и просуммировали результаты'.
   Такие случаи уже бывали в ее практике, когда в списках появлялись показатели вдвое и втрое выше обычных, но после анализа оказывалось, что горе-воспитатели просто проводили дополнительные тесты, не обнуляя прежний счетчик, и дополнительные результаты суммировались с уже существующими. Теперь надо было проанализировать тесты и выявить ошибку. Но голова ее была занята совершенно другим:
  - 'Почему он не звонит? Может мне самой позвонить? Нет, надо ждать'.
   Она нашла программу проведения тестов, и погрузилась в ее изучение:
  - 'Так, где этот Ким Томов? Вот здесь его тесты? Ага, понятно. Чего это они тестировали его три раза? Тогда возможно они действительно один раз не обнулили счетчик'.
   Поступил вызов на коммуникатор, звонил Андрей:
  - 'Ну, наконец-то! Все. Надо срочно успокоиться. Голос сделать безразличным. Ему вовсе не надо знать, что я переживала'.
   Андрей извинялся за вчерашнее, просил прощения, а в качестве компенсации предлагал прямо сейчас поехать на звездное шоу.
  - Даже не знаю, как у меня сейчас получится, - задумалась она, - мне надо срочно подготовить списки для дальнейшего рассмотрения.
  Однако Андрей тоже был не промах:
  - Тогда я сейчас наши места снова выставлю на продажу, а вечером поищем что-нибудь еще, попроще.
  - 'Вот, такой он и есть', - мелькнула у нее горестная мысль - 'никогда своей выгоды не упустит, даже в этом случае сумеет подработать. Нет уж. Пусть раскошеливается. Когда еще посчастливится попасть на это шоу?'
  Времени у нее было немного, и внимательно проанализировать тесты она не успевала:
  - 'А, все равно здесь явная ошибка', - думала она, исправляя результаты теста, - 'все, заверяем списки и отправляем дальше. Время не ждет!'
  
  *****
  
   Тец принимал поздравления, его затея с дальним рейдом по тылам корвиан оказалась действительно продуктивной. Все сложилось очень удачно, коарвиане никак не могли предположить, что такая мощная группа боевых кораблей совершит столь глубокий обходной маневр, пройдя через необитаемые системы, и сходу смяв все дежурные силы коарвианского флота, ворвется в их тылы. Шок был настолько велик, что они даже не смогли своевременно среагировать на эту угрозу, а потом просто началась паника. Коарвианские командиры, оставили в захваченных системах небольшие дежурные силы и ринулись спасать свои миры, несогласованность их действий привела к тому, что: огромная армада неслась вслед за ударной группой содружества, создавая хаос в транзитных системах. Пройдя по непредсказуемой траектории через ближайший мир коарвиан, ударная группа чудом сумела проскочить мимо основных сил возвращающегося коарвианского флота, и с боями прорваться в сторону содружества.
   Используя благоприятный момент, третий и четвертый флоты объединенных миров тоже сумели провели небольшие рейды, в результате которых разгромили восемь базовых станций флота коарвиан, это была уже серьезная заявка на стабилизацию положения на фронте. С потерей своих баз в непосредственной близости от границ содружества коарвианский флот уже не мог вести активных действий, а у обороняющейся стороны появилась возможность дополнительно укрепить важные в стратегическом плане системы и получить столь желанную передышку.
  
  *****
  
  - Ким, ты почему не делаешь уроки?
  - Мам я уже все выучил.
  - Когда успел? Ты же получил программу минут десять назад.
  - Ну, мам, ты же знаешь, мне достаточно только просмотреть.
  - Так когда ты смотрел-то?
  - А я на прокрутке.
  - Ким, ты уже совсем бросил учебу, я уже давно не вижу, чтобы ты занимался уроками.
  - Мам, скоро контрольная неделя и ты увидишь, что я все сдам.
  - Хорошо. Но смотри Ким, будет хоть на один балл ниже высшего, я запрещу тебе на неделю эти игры с приятелями.
  - Я с ними уже давно не играю, слабаки они, я в клуб виртуальных боевых игр вступил, там интересней.
  - И прекрати бегать на работу к отцу. Ты постоянно отвлекаешь его.
  - А там тоже интересно.
  - Запишись лучше в спортивный клуб.
  - Мам, ну ты даешь. Я же уже два месяца как на болдеринг хожу.
  - А это что за спорт такой?
  - А это по стенкам лазить.
  - Тоже мне, спорт нашел.
  - Мам не придирайся ко мне. Лучше вон Сашку с Ольгой воспитывай. Им твоего внимания точно не хватает.
  - Им сегодня тоже достанется, а ты не прячься за Александра. Может, потом в Горджимский университет поступишь.
  - Не мам, я туда не пойду. Чистой математикой пусть придурки занимаются.
  - Но у тебя же есть все данные для этого, вот и в колледже рекомендуют больше математикой заниматься.
  - Они много чего рекомендуют, а в итоге- куда комиссия направит, туда и придется идти учиться. Не, я потом постараюсь к отцу попасть, там интересней.
  - Чтобы потом всю жизнь пропадать на этой фирме?
  - А что в этом плохого? И вообще, мам, после контрольной недели нам обещают экскурсию на строительные верфи сделать.
  - Это еще что за новость? А нас предупредить забыли?
  - Так, предупредят еще, наверное.
  
   Ким, раскрыв рот, смотрел на происходящие в пространстве перемещения гигантских конструкций будущей станции. Конечно, он уже видел по головидению подобные операции, но почему-то дома это не впечатляло, здесь была совершенно другая обстановка, масштабность производимых манипуляций в космосе поражала и завораживала. Впрочем, все это завораживало не только Кима, его сверстники, находящиеся рядом, тоже не могли прийти в себя от вида происходящих в космосе процессов, вокруг все время раздавались восхищенные возгласы. Похоже, гид был готов к такой реакции своих подопечных и продолжал подробно с пафосом описывать то, что сейчас происходит в пространстве:
  - Сейчас вы видите перемещение центральной секции оборонной станции первого класса. Кажущаяся медлительность перемещения конструкции обманчива, левая ее часть сейчас перемещается со скоростью сорока метров в секунду. Если тормозные устройства не смогут вовремя погасить скорость до момента касания с другой секцией, то при такой их массе неизбежны критические деформации, а, следовательно, придется все изготавливать заново.
   Вокруг циклопических сооружений суетились маленькие кораблики, которых здесь называли 'толкачами', гид уже успел рассказать им, что 'толкачи' - дистанционно управляемые роботизированные малые суда, которые как раз и занимались всеми стадиями перемещений конструкций. Однако истинный масштаб производимых работ все смогли оценить уже после того, как их привели в ангар, где эти 'толкачи' проходили профилактическое обслуживание. Вблизи эти кораблики оказались огромными, по крайней мере, внутри его мог поместиться не один жилой дом, такой как тот, в котором жила семья Кима.
   Что еще сильно поразило Кима, это то, что людей вокруг видно было мало, почти все работы выполнялись дистанционно и с помощью различных механизмов.
  - А что здесь может сделать человек? - Удивленно на Кима вскинул брови гид, - Здесь нет ни одной детали весом менее ста тонн. К тому же, мы сейчас находимся в модуле управления, где есть гравитация, а вокруг космос и невесомость, делать там людям абсолютно нечего. Вот когда все эти конструкции будут перемещены по месту назначения, и когда начнется внутренне обустройство станции, вот тогда работы там будут контролировать операторы, но и в этом случае весь процесс будет сведен только к контролю за роботизированными системами.
   В след за этим их на специальном экскурсионном модуле доставили в производственный блок, где уже они наблюдали все стадии изготовления корпусных деталей будущей станции, и так же как и в предыдущем случае, все процессы контролировались людьми дистанционно. Когда экскурсионная группа подростков возвращалась на планету, Ким окончательно принял решение относительно своего будущего.
  
  - Пятый! Держи строй. Противник на пять часов.
  - На меня двое. Подстрахуйте.
  - Уходи на восемь.
  - Может ножницами?
  - Не надо, это 'Жнецы', не позволят.
  - Второго сбили. Перестраиваемся.
  - Я одного жмурика подцепил. К вам идет, добивайте.
   В клубе шел очередной бой, 'Костыли' против 'Жнецов', напряжение среди играющих было очень велико, выигравшая команда выходила в финал, ошибка была равносильна поражению. Жнецы были элитной командой, не дворовой, их постоянно тренировали опытные тренеры, в активе этого клуба было много славных побед, и кого попало, туда не брали. Игроку нужно было долго демонстрировать высокий уровень своего мастерства, прежде чем он получал право выступить за команду. В нынешнем сезоне им сопутствовала удача, с самого начала все складывалось как нельзя лучше, сначала удалось сходу выбить очень сильную конкурирующую команду, а потом выбыли и другие основные противники. Теперь на пути к победе у них стояли только дворовые команды, которые не имели соответствующего уровня мастерства и не могли составить серьезной конкуренции.
  Сегодня проводился первый бой с 'Костылями', эта команда была сформирована совсем недавно из игроков не элитного клуба. Они даже не имели постоянного названия, и каждый сезон назывались по-новому, что было характерно для подобных клубов, так же как и сами названия 'Костыли', 'Огарки', 'Скунсы' и т.д. и т.п. Начало боя для 'Жнецов' складывалось удачно, им удалось на первой минуте подловить на ошибке одного из пилотов 'Костылей', смешать строй противника и завладеть инициативой. Судья начислил бонусы за правильно проведенную атаку, победа должна была достаться относительно легко, но потом началось что-то непонятное: 'Костыли' произвели нестандартное перестроение и на немыслимых виражах ринулись на противника, выпустив на острие атаки одного из своих пилотов. 'Жнецы' мгновенно сомкнули ряды, разобрали цели и пошли на сближение, не обращая внимания на одинокую цель. Однако, как потом они поняли, именно это и было их роковой ошибкой, пилот противника, проделав серию боковых маневров высокой амплитуды, уйдя от выпушенных навстречу ракет, буквально вломился в их ряды, и теперь плотное построение сыграло с ними плохую шутку. Встречные скорости были очень высоки, поэтому системы ракет, отвечающие за автоматическое наведение по принципу 'свой - чужой', не успевали захватить цель, в тоже время у пилота противника таких проблем не было, и он выпустил весь свой боезапас четырьмя залпами с минимально возможным интервалом. Результаты оказались для команды 'Жнецов' катастрофическими, четыре их игрока сразу выпали из боя, а остальные четверо уже не смогли оказать сколько-нибудь значительного сопротивления надвигающейся атакующей группе, бой был проигран в рекордно короткое время.
   Такого поражения клуб 'Жнецов' еще не знал, все игроки были в шоке. Потерпеть сокрушительное поражение в короткий срок и не от элитного клуба, а от какой-то дворовой команды - это больше чем позор. Игроки уходили на перерыв, понурив головы, боясь встретиться взглядом со своими наставниками, со стороны же игроков команды 'Костылей' наоборот царило веселье и если бы не правила, запрещающие проявлять свои эмоции в игровом зале, то наверняка бы сейчас раздались вопли радости. Но зато, нырнув в выделенную им для отдыха комнату, они уже не стали себя сдерживать, и принялись кричать от восторга. Героем прошедшего боя был единогласно признан Ким Томов, он и принимал от всех поздравления за очень своевременный и удачный маневр, спасший команду от неминуемого поражения.
   В комнату зашел тренер:
  - Тихо. Успокойтесь. - И, подождав, когда страсти улягутся, продолжил - Сейчас вам несказанно повезло, команда соперников стала жертвой своей сверх организованности, но они учтут эти ошибки и не допустят подобного впредь. Поэтому прошу умерить свои восторги и готовиться к тяжелому бою.
  Однако первый успех, буквально окрылил игроков и они никак не могли воспринять голос разума, стоило больших усилий и терпения, чтобы наконец, перевести обсуждение в нормальное конструктивное русло.
   Ким слушал наставления тренера. Да, действительно, он говорил все правильно, но противник уже показал, что был подготовлен лучше и выиграть у него следующий бой, не используя преимущества нестандартных ситуаций, было весьма проблематично. Конечно, следование разработанному плану в бою необходимо, но только до определенной степени, строжайшая дисциплина сдерживает инициативу, не дает свободы творчеству, именно поэтому многие перспективные игроки не желают переходить в элитные команды, даже когда их персонально приглашают. В дворовых командах больше привлекает возможность показать свою индивидуальность, блеснуть мастерством и пусть они при этом проигрывают, но победа это далеко не главное, все прекрасно понимали это и были с этим согласны.
  - Мы не сможем удержать победу, если снова не подловим их на таком же маневре.
   Тренер задумался, а действительно, какие действия предпримет противник в случае повторения подобного момента:
  - Хорошим ответом на твой маневр будет вероятно массированный огонь всей группы.
  - Но в если в этот момент мы немного изменим строй, они не успеют разобрать цели и окажутся не готовы к отражению атаки основной группы. 'Пуганая ворона куста боится', а поэтому они, помня предыдущий бой, наверняка сосредоточат все внимание на атакующем, и чем больше они будут им заняты, тем больше шансов их потрепать.
  - Понимаю. Тебе хочется еще раз прокрутить 'Соло' и закрепить успех, но это может не сработать.
  - А что мы теряем? Если посмотреть правде в глаза, они лучше нас по командному мастерству и опыту, мы не сможем выиграть у них, играя в классическом стиле.
  - Выиграть бой, может быть, и не сможем, зато можем попытаться удержать победу по очкам.
  - Не знаю. Но как-то победа по очкам мне не нравится. Я, например, предпочитаю вести бой красиво даже если проигрываю его, это у них элитный клуб, они над каждым бонусом дрожат, а нам-то, что до этого?
  - Хорошо, если все согласны, давай рассмотрим и этот план тоже.
   Возражений не последовало, все прекрасно понимали, что в этом бою им просто повезло и по большому счету, противопоставить противнику было нечего.
   Второй бой развивался примерно в том же направлении, с той лишь разницей, что 'Жнецам' на сей раз, не удалось сразу нанести ущерб противнику, но все-таки мастерство есть мастерство и они теснили команду 'Костылей' по всему игровому пространству набирая бонусы. Когда стало ясно, что общая победа ускользает от команды, была дана команда на проведение разработанного маневра. Ким также, как и прежде, отделился от группы и ринулся в атаку. Со стороны его действия выглядели как шаг отчаяния, попыткой повторить удачный маневр прошлого боя. 'Жнецы' были готовы к подобному маневру, так же как и в прошлый раз, они сомкнули ряды, хотя и не так плотно как раньше, но сейчас уделили Киму значительно больше внимания. Но и Ким был готов к подобному ответу, теперь в его боекомплекте значительное место занимали светляки, которые слепили противника и отвлекали его ракеты. Совершая пространственные маневры с высокой амплитудой, Ким выпускал сериями светляки, и это позволило ему довольно близко подойти к группе противника. Желание во что бы то ни стало, не пропустить Кима внутрь строя оказалось столь велико, что на некоторое время противник потерял контроль, полностью сосредоточился на пресечении попытки его прорыва, и прозевал перестроение атакующей группы. Когда аппарат Кима был все-таки сбит, времени на организацию обороны уже не было, 'Костыли', ведя непрерывную стрельбу, сильно проредили группу 'Жнецов', и, получив значительное преимущество, довели бой до абсолютной победы. Выигрыш с абсолютной победой двух партий из трех позволил команде 'Костылей' выйти в финальную часть соревнований с приличным количеством заработанных бонусов, впереди забрезжил свет призового места. В команде же 'Жнецов' царило полное уныние, непредвиденное полное поражение от дворовой команды практически ставило крест на нынешнем составе команды.
   Ким не стал наслаждаться ликованием победы, у него просто не было на это времени, через час он должен был быть в другом клубе. В этом клубе занимались конструированием и изобретательством. Если в клубе виртуальных боевых игр Ким занимался для души, то здесь у него были далеко идущие планы. Раз в год в их секторе проводился планетарный конкурс лучших конструкций и изобретений, победители конкурсов получали всеобщее признание, немалое денежное вознаграждение и предложения работы от престижных фирм. Но и те, кто смог войти в двадцатку лучших тоже не бывали обижены вниманием, по крайней мере, предложения от менее престижных фирм им были обеспечены. Ким прекрасно осознавал, что предложений ему пока не последует- возраст не тот, но в том, что его заметят, он не сомневался, а это большой задел на будущее. Сегодня как раз и был первый день проведения конкурса, местная комиссия должна была определить наиболее интересные образцы для конкурса.
   В качестве конкурсной работы Ким решил использовать недавно исследованный эффект формирования гравитационного поля с помощью управляемых микродоменных полей. Существующие гравитационные катушки были громоздки и дороги в изготовлении, поэтому любое изобретение по уменьшению их массы или улучшению технологического процесса могло принести огромный экономический эффект во всем содружестве миров. Сделать нечто существенное Ким, конечно же, не мог, да и существовали определенные ограничения для проявления эффекта, но главной его задачей было продемонстрировать возможность использования микро доменных структур. В случае доведения его изобретения 'до ума', открывались захватывающие дух перспективы, например, существенное удешевление строительства космических кораблей, четверть стоимости которых как раз и приходилась на стоимость гравитационных компенсаторов. А пока, ввиду недостаточной мощности и протяженности эффекта, гравитационное поле можно было получить только на очень малом расстоянии от структуры, что сразу сильно ограничило его применение. Однако именно этой особенностью и хотел воспользоваться Ким. Если поле настолько непротяженно, то можно использовать его в качестве универсального крепежного устройства, которое будет удерживать что угодно на любой поверхности. Просто прислонил, включил и все. А для зрелищности демонстрации своего изобретения он надумал оснастить им робота уборщика, который должен был перемещаться по стенам и потолку выставочного павильона. Основная проблема для Кима заключалась не в изготовлении своего устройства, в этом как раз ничего сложного не было. А вот для изготовления самих микро доменных структур требуемых характеристик необходимо было довольно сложное оборудование, созданию которого он и посвятил основную часть времени занятия в клубе.
   Когда Ким прибежал в клуб, комиссия уже приступила к работе, требования конкурса были очень высокими, поэтому многие, даже с первого вида перспективные изобретения, откидывались безжалостно. Основной упор изобретательского дела делался на бытовую технику и очень редко на промышленное применение. Не стал нарушать традицию и Ким, его робот уборщик тоже относился к бытовой технике, хотя и несколько необычного применения. Когда дело дошло до его изобретения, члены комиссии были буквально шокированы: прозрачный робот-уборщик, выполненный из стеклопласта, размером с футбольный мяч, двигался по стене без всяких приспособлений, а то, что он был прозрачным, только добавляло удивления. В нем не было видно абсолютно никаких движущихся частей, но он исправно мыл стену и моющая жидкость не проливалась вниз, а как ей и было положено, собиралась в приемной емкости, сама очищалась непонятным образом и снова поступала в использование. Но вот робот дополз до потолка и, повиснув на нем, деловито продолжил выполнять свою работу.
  Домой Ким возвращался окрыленный, его изобретение произвело немалый фурор на первом этапе отбора, успех прочили и на других этапах планетарного конкурса, так что свою задачу он выполнил полностью. Его заметят, и это даст ему возможность в будущем пойти по пути освоения технических специальностей.
  
  
  Предписание
  
   Июль. Ким лежит на спине в лесу и смотрит вверх. Мягкий ветерок лишь чуть-чуть колышет пушистые лапки сосен на самых верхушках и, запутавшись, так и не может проскользнуть вниз. Розоватый мох как мохнатый ковер покрыл вокруг все пространство и от того здесь приходит ощущение какого-то домашнего уюта. Тишина... Приятно вот так, свернув с тропинки после небольшой прогулки, на пару километров, полежать в тишине, ни о чем не думая, вдали от постоянно бурлящей жизни центра. Он часто сбегал сюда на пару часов, хотя его и предупреждали о недопустимости подобных отлучек. Но что он мог сделать? Потребность немного побыть одному превратилась в привычную необходимость.
   Неожиданно возник звук рассекаемого крыльями большой птицы воздуха и на толстую ветку, в двадцати метрах примостилась ворона. Наступившая полудрема испарилась, возникшее беспокойство сразу переросло в раздражение. Все! Блаженство кончилось.
   Ворона внимательно осмотрела окружающее пространство, убедилась, что ей ничего не грозит, и резко крикнула, именно крикнула, а не каркнула как все нормальные вороны. Потом внимательно прислушалась, оценивая мощность своего голоса и, удовлетворившись результатом, принялась с настойчивостью достойной уважения непрерывно воспроизводить эти неприятные звуки. Такой резкий переход от тишины бил по нервам.
  Возникло желание прогнать птицу, вторгшуюся на эту территорию, но с вороной такое не пройдет, лучше самому уйти. Ким быстро вскочил и пошел назад.
   Сегодня служба профессиональной ориентации начнет проводить последний этап тестирования в их группе, на основе которого будут выработаны окончательные рекомендации по дальнейшему профессиональному развитию каждого подростка, а рекомендации эти почти всегда определяли весь дальнейший путь человека. Это был некий поворотный путь в судьбе, и именно поэтому подростков на этот период изолировали от дома, дабы родители не могли повлиять на решение специалистов. По существу наблюдение за ними проводилось с первого дня пребывания в центре и все об этом знали, так же как знали и основные принципы формирования рекомендаций, но это мало что меняло в их поведении. Составленный в детские годы психологический портрет человека в последующем почти не изменялся и поэтому всегда использовался в качестве основы для характеристики при приеме на работу или службу.
   Отец всегда говорил, что это ничто иное, как клеймо, которое отбивает всякое стремление к совершенствованию и убивает мечту. Конечно, сам он, в свое время, получил рекомендации, которые полностью совпали с его желаниями, нет, не мечтами, а именно желаниями, ибо даже в те годы он умел отделить мечты от реальности и поэтому считал себя в какой-то мере счастливым. И, когда он говорит что-то подобное, то с гордостью смотрит на окружающих. Но Ким заметил как слегка, едва заметно, иронично улыбается мама, кивая головой, и у него зародилось подозрение, что далеко не все так удачно сложилось у отца. Вообще, мнение общества относительно обязательной проф.ориентации было весьма неоднозначно и большинство считало, что нельзя заставлять человека идти по жизненному пути, который ему кто-то прописал. Но, пока шла война, неразумно было разбрасываться людскими ресурсами и отказываться от очевидных преимуществ. Конечно, можно было и не принять предлагаемые рекомендации, но в этом случае человек лишался многих льгот, и за все его дальнейшее обучение платила его семья, что было весьма обременительно. Но и по окончании обучения мало кто рискнет приютить 'бунтаря', и даже если ему очень повезет, и найдется такой филантроп, необходимо постоянно доказывать свою исключительность и необходимость. Ким уже давно определился в своих устремлениях, хотя ему в свое время и прочили светлое будущее с его победами в математических конкурсах, но привлекала его больше всего техническая направленность. Как только у него появлялось время, он бежал на работу к отцу и там отводил душу, возясь с различного рода техническими устройствами. Отца в этой фирме ценили высоко, многие его разработки уже давно были внедрены в практику, поэтому на интересы Кима смотрели снисходительно, видимо рассчитывая, что в будущем фирма сможет получить еще одного талантливого изобретателя. Но как уже было сказано, желания не всегда совпадают с рекомендациями, а совпадение для Кима было очень важно, именно по этой причине он стал очень активно интересоваться методикой работы центров профессиональной ориентации. Сами способы и методы работы центров разглашению не подлежали, но научные споры вокруг существующих у них проблем велись непрерывно и, если хорошо поработать над ними, то можно было получить полную картину. В результате проделанной работы, Ким получил довольно полное представление о возможности влияния тестируемых на результаты теста. Если человек никак не мог влиять на некоторые тесты, связанные с физиологическими способностями, как например, время реакции и скорость построения коротких связей мозговой деятельности, то вот с выявлением специфических логических способностей, все обстояло не столь однозначно. В одной из статей, посвященных данной проблеме был приведен возможный пример такого влияния с помощью небольших тренировок, и Ким сразу решил этим воспользоваться. На фирме отца существовало подобное оборудование, поэтому для Кима не составило особых проблем в осуществлении таких тренингов. До прибытия в центр он в качестве проверки уже проходил предварительные тестирования, которые проводились коммерческими предприятиями, имеющими сеть своих филиалов почти при каждом крупном медицинском учреждении. Полученные результаты полностью его устроили. Пока, можно было сказать, у него все получалось довольно удачно, и сложилась твердая уверенность в получении благоприятных рекомендаций.
  
  
  - Молодец Ким. Я горжусь тобой, - на прощанье говорил отец, - конечно, я надеялся, что ты останешься здесь, да и у нашей фирмы относительно тебя были далеко идущие планы, но будем считать, что у тебя все впереди появится возможность посмотреть на другие миры, далеко не каждому выпадает такая удача.
   Приглашение от военного ведомства в семье было встречено с настороженностью: с одной стороны, служба на флоте была почетна, а предлагаемые условия во многом превосходили все, что можно было найти для Кима в гражданском обществе. Но с другой стороны, такие хорошие условия даром не предлагались, содружество было втянуто в серьезную войну, которая вовсе не была похожа на приятное время провождение, риск был очень велик, и родители сильно переживали по этому поводу.
  - Да ладно вам, - успокаивал их Ким, - я же не на войну отправляюсь. Мне еще три года в учебке надо будет отучиться.
   Но мама не хотела успокаиваться и с каждым разом расстраивалась все сильнее:
  - А после? Можно подумать, что тебя все время будут держать в тылу.
  - Так и потом я буду в составе технического персонала. В мои обязанности не будет входить участие в непосредственных боевых действиях.
  - Все так, наверное, говорят.
  - Зато после первого срока можно будет уйти в отставку. Море льгот и пенсия. И будет у вас в доме молодой пенсионер.
  Мама все-таки улыбнулась:
  - Ладно. Иди уже, пенсионер! Почту присылай почаще.
  - Ты же знаешь. Не люблю я этого. Жив, здоров и все, о чем еще говорить?
  - У тебя всегда все хорошо.
  - Вот, вот. О чем я и пытаюсь тебе сказать.
  
  
  Ученье - свет
  
   Сегодня проходили финальные соревновались за кубок команд училищ. Встречались синие и зеленые. Команды выстроились у створок шлюзов в ангар и ждали сигнала. Цель задания - подготовка перехватчиков к полету, поиск неисправностей и переоснащение в условиях боя. Обе команды, выйдя в финал, сохранили несколько секретных домашних заготовок и надеялись их неожиданным применением существенно опередить соперников. Значение этих соревнований в училище было возведено в рамки абсолюта, все ресурсы учебных групп были направлены на достижение наилучших результатов. Как и в большом спорте, здесь были и свои звезды, которых различными способами переманивали учебные роты и заслуженные тренеры, постоянно анализирующие действия своих подопечных и неожиданные ходы соперников. Цена выигрыша была велика - кубок, денежное вознаграждение, отпуск и в будущем возможное распределение по выбору. Причем последнее считалось наиболее предпочтительным.
   Сирена. Распахнулись створки. Пошли.
   Справа три перехватчика для зеленых, слева - синих. Согласно регламенту - по трое на аппарат и трое на подаче. Дополнительная команда инструкторов на подстраховке и судьи.
  - Первый готов.
  - Принимай, - кричит подающий, и из ниши в стенке вылетает первая партия зарядных макетов.
  - 'Принял. Разворот'- и двое, сняв стопор, рывком немного поворачивают платформу - 'Замок' - одно движение, и отлетают в сторону полосы крепящей ленты - 'Подъем' - и, схватившись за ручки манипуляторов, рывком поднимают макет к держателю, небольшое перемещение вправо, вперед - 'Точно. Подъем' - и снова рывок вверх, раздается щелчок - 'Есть захват. Проверка. В норме. Снять чеку. Крепеж убрать. В исходную. Чисто' - крепежные ленты летят в бункер, на площадке должно быть чисто, иначе в случае внезапных эволюций на настоящей станции незакрепленные предметы натворят не мало бед. Платформа летит назад, и подающий готовит вторую. В это время третий в группе с помощью манипуляторов подключает трубопровод реактивной массы, на перехватчике четыре независимых емкости и все их надо заполнить последовательно. Это только с виду кажется, что эта работа самая простая, а на самом деле, скорость истечения реактивной массы весьма велика, и если по каким-то причинам сопло трубопровода окажется недостаточно прочно зафиксировано, неизбежно возникнет срыв, истекающая реактивная масса отбросит трубопроводы с огромной скоростью от перехватчика, и тогда останется уповать только на чудо, которое позволит избежать жертв и серьезных разрушений. Пока команды идут ровно, не совершая ошибок, но напряжение непрерывно растет.
  - 'Четвертая платформа. Разворот. Замок. Подъем. Точно. Подъем. ... Нет захвата. Вниз. Подъем. ... Нет захвата. Вниз. В сторону. Проверка. Визуальных повреждений нет'.
  - Третий, левый четыре нет захвата, готовь тестер-матрицу.
  -'Переход на правый четыре'
   Заправщик метнулся к стенду, быстро сориентировался, выхватил прибор контроля захватов, ударил по кнопке пуска, и пока стенд оживал, рванул к четвертой подвеске.
  - 'Подставить. Совместить. Зацепы активировать. Включить. Пошел сигнал. Пошел тест. Вернуться к заправке, тест будет 40 секунд. На контрольной панельке трубопровода цвет синий. Бак полный. Продувка. Вторичный клапан. Отсоединение. Первичный клапан закрыть. Лючок захлопнуть. Переход к последнему баку...'
   Возник первый срыв у зеленых, но пока еще незаметный. Один из подающих синих начинает внимательно следить за проблемами команды зеленых: если у зеленых возникла неисправность, значит точно такая же будет и у синих.
  - 'Тест прошел. Диффузия трущихся поверхностей стопора. Ремонту не подлежит, только замена. По регламенту 12 минут. Так, инструмент. Снять панельки передачи сигналов. Вычистить герметик...'
   Заминка у синих, но они уже знают, и время на тест не тратят, заправщик сразу метнулся за инструментом.
  - 'Снять фиксаторы. Вставить съемник. Поворот ...'
   Одна за другой группы рапортуют о готовности, остались только два неисправных перехватчика, и на них сосредоточено все внимание.
  - 'Хлопок - это держатель выскакивает из гнезда. Смена инструмента, оправка. Подставить оправку. Подставить новый держатель. Закрепить оправку. Проверить центровку. Запрессовка. Поворот ...'.
   Все вокруг следят за действиями курсанта, помочь ему нельзя, по регламенту замена данного устройства проводится только в одиночку, можно лишь подхватить отброшенный инструмент и вовремя подсунуть другой.
  Синие немного начали отставать, они, конечно, выиграли время не проводя теста держателя, но и неисправность обнаружили позднее.
  - 'Залить герметик. Разровнять. Покрыть отвердителем. Срезать приливы. Поставить панельки. Все. Инструмент на место',- и он метнулся в сторону, а на его место уже двигалась платформа.
  -'Инструмент разместил. Теперь в кабину, запуск теста готовности. И назад, все вокруг прибрать'.
   Догнать синие уже не успевали, и в стане зеленых появились признаки расслабления, но радость не проявляли - боялись сглазить.
   Тихая трель теста известила о его удачном окончании, последовал рапорт готовности и зеленые взвыли от восторга - первый этап за ними.
   Ким стоял уставший, мелко дрожали колени и спина была мокрой, он все делал быстро и правильно, его переполняла радость, но радость не от того, что они победили, а от того, что все закончилось для него благополучно, и он не подвел свою команду. Самым страшным для него было не справиться, ошибиться. С самого начала волнение сковывало его движения, а когда обнаружилась неисправность, и вся ответственность неожиданно свалилась на него, ноги стали ватными, и откуда-то сверху спустилась духота и только благодаря бесчисленным тренировкам у него все получилось как надо.
  - 'Нет! Хватит! Надо заканчивать такие соревнования. Еще несколько раз и придется лечиться. Сердце трясется, как поросячий хвост. В глазах круги. Сейчас не кровь, а чистый адреналин'.
   Когда синие справились с заданием, было объявлено общее построение, и судья зачитал протокол проведенных соревнований:
  - В результате проведенного анализа хода соревнований комиссия нарушений сторон не выявила, все действия персонала были признаны правильными. Победа по первому этапу соревнований между третьей и пятой учебными ротами присуждается третьей роте - 'зеленым'. - Он сделал паузу, подождав, когда стихнет восторженный гул, и продолжил: - Особо хочется отметить действия первой команды - зеленых. Выполняя ремонтные работы, они установили новый рекорд в данном виде упражнений, улучшив предыдущие достижения на восемь секунд. За это им начисляются дополнительные баллы. Поздравляю. Следующий этап назначен на завтра в четырнадцать часов в ангаре 4/3-1. Разойдись.
   Дождавшись, когда пройдет первая волна ликования по поводу одержанной победы, Ким тихонько выскользнул из толпы курсантов, и поспешил в душ.
   Киму было не понятно, почему здесь принято так сильно экономить воду, на этой планете уж с чем-чем, а вот с водой проблем не было. Вода была повсюду - сверху, снизу, сбоку. Найти сухое место было большой проблемой, а в душевой неизменный мелкодисперсный душ, вода не течет на тебя, а обволакивает под действием статического заряда, ни одной капельки мимо не пролетит. Он еще в первые дни поинтересовался, сколько воды тратится на них в душе, оказалось в среднем восемь литров.
   Учебная часть подготовки техников по обслуживанию летных систем мира Росс расположилась на четвертой планете, недавно освоенной звездной системы. Переформирование планеты под приемлемые условия жизни еще только начиналось, и именно по этой причине здесь было решено разместить несколько учебных частей вооруженных сил содружества миров. Конечно, изначально атмосфера планеты имела состав вполне пригодный для дыхания, хотя и содержала пониженное количество кислорода, но климат ее был, мягко выражаясь, не приемлем для нормального существования человека. По существу большая часть суши планеты представляла собой как раз не сушу в обычном понимании, а бесконечное, огромное болото с небольшими островками непроходимых джунглей. Великое множество агрессивных форм жизни на таких пространствах делало их опасными до крайней степени, что и испытали на себе первые экспедиции. Но разумной жизни на планете обнаружено не было. Изначальные условия тера-формирования были признаны наиболее приемлемыми, и поэтому ее освоение было определено как наиболее перспективное. Спустя несколько лет проводимых работ на поверхности, удалось резко снизить площадь болот, что сразу сказалось на количестве выпадаемых осадков, однако до приема первых колонистов было очень далеко.
   В настоящий момент поверхность планеты использовалась как гигантский военный полигон, где не только испытывались новые виды вооружений, но и проходили подготовку различные специфические подразделения армии.
   Приняв душ, Ким вышел из кабинки. В душевой его уже ждали двое старших курсантов, раньше он их не видел.
  - Ну, что? Тебя можно поздравить? Команду свою вытащил, премию заработал.
  - Спасибо. - Ким почувствовав неприязнь, решил быстро закруглиться.
  - Пожалуйста. Ты погоди, не спеши.
  - Чего не спеши? Холодно. Дай досохнуть.
  И он попытался проскользнуть мимо, но в этот момент, тот, что был покрепче, загородил проход:
  - Сказано, не спеши. Куда прешь?
  - А, вон что, понятно. Ты бы сразу не мог сказать, чего от меня надо?
  - Во как, смотри, ему непонятно, а говорили, парень умный.
   Ким уже слышал, что иногда в состязаниях применяются запрещенные приемы, и сейчас видимо такой прием применялся к нему. Он прикинул: двое здесь, а третий наверняка сторожит вход в душевую и никого не пускает, значит не пугают, бить будут обязательно.
  - Слушайте. Бесполезно это все. Я уже свое отработал. Дальше другие впахивать будут, - попробовал вывернуться Ким.
  - Ничего, не бойся, другим тоже наваляем.
   Ким быстро проанализировал ситуацию: физические данные у него по сравнению со старшими курсантами были явно не на высоте, так что оказать им какое-либо противодействие он не мог. Отношение в учебной части к избиению курсантов было весьма прохладным, существовало мнение, что стоящий курсант всегда должен был найти возможность постоять за себя, и если потом пострадавший искал справедливости у командования части, он заведомо обрекал себя на насмешки. Но, в тоже время, в случае явно превосходящих сил 'противника', применение опасных для жизни приемов для обороняющегося не осуждалось. Недолго колеблясь, Ким принял решение.
  - Погоди, валять-то, - сказал он, - у меня одна вещь есть, ты бы сначала на нее посмотрел, а уж потом бы думал, делать это или нет.
  - И что же это за вещь?
  - Ща увидишь. - И Ким попытался скользнуть в раздевалку.
  Но его тут же оттолкнули назад.
  - Куда? Резвый какой! Сначала скажи, что у тебя там.
  - Не, это видеть надо. А то объяснять долго.
  - Стой здесь. Мин, сходи взгляни.
   Мин, здоровенный бугай, выразив взглядом сомнение в необходимости подобных действий, все-таки повернулся в раздевалку. То, что дать этому выскочке 'по кумполу' он всегда успеет, сомнения не было, но уж очень интересно, что у него было такое, от чего надо было подождать?
  Ким крикнул ему в след:
  - В левом, нагрудном кармане.
  - Нет тут ничего, - крикнул Мин спустя некоторое время.
  - Как это, нету? Тащи сюда, покажу.
   Мин появился в двери.
  - Где?
   Ким взял свою куртку и, пошарив в кармане, вынул от туда карточку:
  - Не, это не то. Подержи - и он сунул карточку в руки курсанта, который стоял сбоку и продолжил поиск, - а, вот она.
  В руках у него появилась ручка:
  - Вот, смотри сюда. - И Ким придвинулся к Мину.
  - Ну и что? - спросил Мин, пытаясь поближе посмотреть на ручку.
  - Да как ты не видишь? Смотри лучше.
   В тот момент, когда Мин еще ближе склонился к ручке, Ким с силой ткнул ей в глаз курсанта, тот резко откинулся назад, зажал руками лицо и дико закричал от боли. Второй курсант в ступоре смотрел на Мина.
  - Чего стоишь, дубина? Зови медиков, сдохнет ведь, - закричал на него Ким, - быстро давай.
   Курсант вздрогнул, кивнул и рванулся к двери, и, выскочив в раздевалку, завопил от ужаса.
  Дежурный прибежал довольно быстро, он застал спокойно одевающегося Кима и воющего на полу в душевой курсанта.
  - Что? Что случилось?
  - Проникающее ранение глаза.
  - А ты чего?
  - Так я-то чем ему могу помочь? Сейчас медики придут и помогут.
   Дежурный санчасти пришел минут через пять, осмотрел Мина, ввел обезболивающее, потом загрузил его на каталку и отправил в санчасть. Кима и двух других курсантов отвели в дежурку, для дознания.
  Дознание проводил дежурный офицер части. Ким предоставил курсантам объяснять, как было дело, а сам пока старался отмалчиваться. Когда красноречие курсантов иссякло, офицер повернулся к Киму:
  - Вы подтверждаете слова ваших товарищей?
  Ким пожал плечами:
  - Это кто товарищи? Сначала ограбили, потом пытались избить, а сейчас еще меня и обвиняют. Пусть сначала мою карточку отдадут.
  - Он сам мне ее отдал - взвизгнул курсант.
  - Ага. Только вышел из душевой кабинки, увидел тебя и сразу стал умолять взять мою карточку.
  - Карточка у Вас, курсант? - поднял бровь зам.
  - Да вот она. Только он мне сам ее отдал.
  - А что вы делали в душевой?
  - Мы хотели его только припугнуть. А он сразу схватил ручку и в глаз Мину.
  - Да это не я ручкой в глаз, а он сам глазом на ручку. Не рассчитал, когда рассмотреть пытался.
  - Стоп. Прошу не разговаривать. - Потом офицер по коммуникатору вызвал оперативника и передал курсантов для дальнейшего разбирательства.
   На следующий день этот случай специально разбирался на заседании дисциплинарной комиссии. После довольно продолжительных дебатов действия Кима были признаны оправданными, но впредь ему рекомендовано по возможности исключить методы защиты, приводящие к серьезным травмам.
  
  *****
  
   Как это ни странно, но после того колоссального успеха с проведением дальнего рейда по тылам коарвиан, флот содружества не смог перехватить инициативу. Сил у коарвиан оказалось вполне достаточно, чтобы суметь пресечь все попытки флота отбить захваченные системы, а после того, как и коарвиане по примеру содружества разместили оборонные станции в граничных системах, пришлось и вовсе отказаться от таких попыток. Теперь военные действия перешли в фазу затяжного противостояния. Нельзя сказать, что активных действий не велось вообще, но теперь все они были не столь катастрофичны для содружества, и в последнее время флоту почти всегда удавалось отбить потерянные системы, пока противник не успевал в них укрепиться.
   Фронт в какой-то степени стабилизировался, и Теца призвали в объединенный штаб для создания независимой экспертной группы, в обязанности которой входил анализ практически всей деятельности объединенного штаба. Другой на его месте опустил бы руки: как же, ведь такое назначение было однозначно воспринято всеми в качестве почетной отставки, но только не адмиралом. Он сделал вид, что не понял никаких намеков и вместо принятия звания почетного адмирала, стал с упорством, достойным уважения создавать свою группу экспертов. Никто не может сказать, как и когда это произошло, но каким-то неведомым образом эта созданная группа стала приобретать авторитет в среде военных, а когда недоброжелатели спохватились, было уже поздно, Тец прочно укрепился в объединенном штабе, приобретя большой вес. Теперь уже ни одно значимое решение не могло быть принято без его участия, а уж вопросы финансирования и выделения ресурсов флоту содружеством почти полностью находились в его ведении.
   Вот и сегодня день Теца был расписан до последней минуты, надо было принять участие в совещании по обсуждению новых видов вооружения, сформировать несколько рабочих групп, которые займутся проработкой вопросов о наращивании производственных мощностей содружества в военной отрасли. Потом встречи с представителями миров содружества, согласование с ними графиков военных поставок, и, что обидно, передоверить эту работу Тец возможности не имел.
   В кабинет зашел очередной посетитель, его внешний вид буквально излучал бездну великолепного настроения и доброжелательности:
  - Господин адмирал, рад приветствовать Вас от имени мира Кнессел.
   Тец сразу встал и двинулся к нему навстречу, протягивая руку для приветствия:
  - Это большая честь для меня. Хочу поблагодарить в Вашем лице весь народ Кнессела, который вносит большой вклад в военную мощь содружества.
  - Да, должен сказать, что наш народ действительно делает все возможное для укрепления флота, - бодро продолжал посетитель. - Сегодня я рад сообщить Вам, что все поставки выполнены без срыва сроков. Я надеюсь, что и в будущем мы не допустим нарушения своих обязательств.
   Тец кивнул, но сделал это не совсем так, как требовало соответствие момента, и это несколько насторожило посетителя, заставив вести себя осторожней.
  - Я уже в курсе вашего очередного успеха, - сообщил Тец, приглашая его присесть, - однако нам стоит обсудить еще несколько проблем, решение которых не будет столь приятным.
  Посетитель в притворном ужасе вскинул руки:
  - Что такое? Неужели к нашей работе есть какие-либо претензии? Должен со всей ответственностью Вас заверить, что этого просто не может быть.
   Тец слегка приподнял руку, прерывая поток негодования:
  - Не торопитесь возмущаться. Вашим миром проделана огромная работа, ваш вклад в развитие флота содружества огромен, немногие миры могут похвастаться этим. - Адмирал доброжелательно улыбнулся, выдерживая паузу, но спустя еще секунду улыбка исчезла с его лица. - Однако должен поставить Вас в известность, что последняя партия реакторов не смогла вписаться в оговоренные параметры, причем параметры, критичные для военных кораблей. То же самое относится и к системе генераторов защитных полей: теперь для того, чтобы достичь необходимой степени защиты оборонных станций, потребуется увеличить количество таких генераторов, что приведет не только к удорожанию их обслуживания, но и к снижению надежности. Выводы экспертов мы уже подготовили и сейчас предоставим.
   Смутился ли посетитель на самом деле, судить было трудно, но его старания в этом направлении были на лицо.
  - Извините. Я не знал, что у нас настолько все плохо. Мы, безусловно, проведем расследование и в будущем не допустим таких промахов, - начал оправдываться он, - но в последнее время у нас возникли определенного рода трудности в выполнении заказов. Вы наверняка в курсе задержки передачи технологии генераторов полей, сроки были очень жесткими, и, видимо, наши производственники не успели устранить все недостатки.
  - Вы правы. Сроки передачи технологии были действительно нарушены нашим ведомством, виновные в этом уже понесли соответствующее наказание, и это единственная причина, по которой мы не стали применять санкции к вашим производственникам. Считайте, что сегодня вам удалось избежать убытков, но прошу учесть, что в будущем вам не удастся повторить это без последствий.
   Посетитель облегченно вздохнул: определенно, для него сегодня был удачный день. О существующих проблемах он, безусловно, знал, и, идя к Тецу, был готов к возможным санкциям. Теперь нужно было закрепить успех:
  - Благодарю Вас, господин адмирал, за понимание наших проблем, мы сделаем все возможное и недопустим этого впредь. Еще должен сказать, что мы бы хотели пригласить Вас и ваших подчиненных на торжество по случаю удачного окончания работ ...
  - Прошу меня простить, но не стоит дальше развивать эту тему. Забудьте об этом, я уже сказал Вам, что у нас есть серьезные претензии к качеству выпущенной вами продукции, поэтому я просто советую не проводить по этому поводу торжественных мероприятий, и уж тем более приглашать на него ответственных лиц.
  - Хорошо. Я Вас понял. В таком случае разрешите откланяться.
  - До встречи.
   После ухода посетителя Тец снова погрузился в изучение отчета по графику поставок. То, что он жестко провел встречу с представителем мира Кнессел, ни о чем не говорило. Со стороны могло показаться, что адмирал крайне недоволен их поставками, однако на самом деле это было не так. Да, действительно, существовали определенные проблемы с заниженными параметрами генераторов, но на самом деле, если говорить честно, эти параметры были навязаны военными, поэтому с самого начала, возникало большое сомнение в их выполнении. В военном ведомстве изначально сделали поправку на эти возможные сбои, и никаких проблем в действительности не существовало, но об этом поставщикам знать было не положено, иначе возникновение настоящих проблем было бы неизбежно.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"