Василий Aбвалов: другие произведения.

Небесный лед Мухора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Рыбалка на Байкале. В художественном плане не бог весть что, но дорог как память о выигранном коньяке.

  Небесный лед Мухора.
  Василий Абвалов
  
  Яркое весеннее солнышко изливает потоки света на городские улицы и, многократно отражаясь в окнах домов, сверкает веселыми огоньками, от этого город выглядят нарядным и веселым. Сейчас середина марта и в Иркутске начинает усиленно таять снег, таять он будет долго, возможно даже до конца апреля, а что поделаешь? Сибирь - матушка. Хотя у нас и не столь сурово зимой, как в городах на севере, но и нам иногда хорошо перепадает. А тут нынешней зимой пристрастился я ездить с сынишкой на спортивные базы, решил поучить его кататься на горных лыжах, да и самому свои косточки немного подразмять. Получалось замечательно, он у меня молодец, освоился быстро, вот только такие увлечения стали сильно отражаться на бюджете семьи и могли в дальнейшем привести к "снижению уровня жизни". Конечно, до серьезных проблем с деньгами дело не дошло, но и сильно себя ограничивать не хотелось. Теперь вот надо было поискать менее затратные развлечения, а то парень совсем у компьютера зачахнет. Может коньки для него купить? Хотя нет. Не очень-то он желает по льду кататься, да и нет у нас поблизости никаких катков. Ничего, сейчас в магазинчик заскочим, там и разберемся.
  Магазинчик оказался с богатым выбором, тут тебе и всевозможные лыжи и сноуборды, даже вон объявление висит - параплан предлагают, правда, за такую цену лучше автомобиль купить. Долго хожу между рядов с товарами и никак не могу выбрать что-нибудь стоящее с моей точки зрения, ладно, сегодня ничего не приглянулось, потом еще раз посмотрю.
  А дальше там что? "Все для рыбалки" - тоже нормально. Смотрю на все это из любопытства, покупать вроде ничего пока не собирался, а вот на лето можно чего и присмотреть. Книги всякие про рыбную ловлю и не только. А может действительно махнуть на Байкал и попробовать подледным ловом заняться, давно мечтал о такой экзотике. Как чертик какой подтолкнул, без всяких там долгих раздумий решаю купить зимние удочки и мормышки в придачу, а там и все остальное, даже книжицу еще одну прикупил, вроде сказали как раз для новичков.
  - Ну, ты и придумал. - Дома возразила Татьяна, это моя половинка, она периодически выговаривает мне за такие выверты - Это же далеко, и где вы там ночевать будете? Или собираетесь всю ночь в машине сидеть?
  Я гордо выпячиваю грудь, как же - все это заранее предусмотрел, меня так просто не возьмешь:
  - Вот, тут у меня списочек есть, турбазы зимние и еще пара адресочков, даже связался тут с одной, говорят, места есть. Так что одну ночь перекантуемся.
  - Пап. Там, вчера в передаче "Клюет" про какой-то "Ветер странствий" говорили. Я туда хочу, они там столько рыбы наловили. - Это уже мой сынишка встрял в разговор. Как говорится, включился сразу. Теперь нас уже двое, а Татьяна одна и против нас ей никак не устоять. Она, конечно, сразу это понимает и призывает себе подмогу:
  - Юля ты слышала, что они затеяли?
  Зря это она. Дочь прекрасно все слышала, только она сразу просчитала, что мама нас одних не отпустит и эти два дня она будет дома одна, а это ее голубая мечта, так что в нашем полку прибыло:
  - А чего им дома сидеть-то, все нормальные мужики зимой на рыбалку ездят.
  - А если по пути чего случится, как потом оттуда домой добираться, Сашке в школу надо в понедельник. - Не сдавалась Татьяна.
  - В случае чего эвакуатором притащат, - возражаю я.
  Вообще-то эвакуатор там может обойтись в такую копеечку, что мало не покажется, но не оставлять же реплику без ответа.
  - Ну, не знаю. Не нравится мне эта ваша рыбалка.
  Так, можно сказать - успех достигнут, и теперь его надо закрепить:
  - Ладно. Нет, так нет. - Я поворачиваюсь к сыну. - Все. В субботу едем в Байкальск на горнолыжную трассу.
  - Куда? - Возмутилась Татьяна - Там-то чего делать?
  - Как чего? Там мы с ним покатаемся. Прокат за целый день дешевле получается, ты же сама говорила, что дорого по два часа.
  - Нет уж, тогда лучше вашу рыбу ловить. И я заодно отдохну.
  Ура! Смелым и решительным натиском мы опрокинули оборонительные порядки противника, и теперь пора пожинать плоды победы и, прежде всего, начнем с чествования героев полководцев, гением которых и было выиграно это важное сражение. Сынишка уже схватил книжку и убежал ее изучать, я хмыкнул - уроки бы так учил. Правда есть у меня одно сомнение, что мы сможем чего-то поймать, это по телевидению все выглядит легко и просто, но да это и не важно, главное на природе побудем. А погоду я заранее по Интернету посмотрел, по всем прогнозам эти дни должны были быть прекрасными.
  Остальное время пролетело в подготовке: раскладные стульчики с дачи забрать, баллончики для газовой плитки приобрести, достать из кладовки свои старые унты, сыну на всякий случай валенки взять и т.д. и т.п. А самое главное без чего там никак нельзя обойтись, и это вам скажет любой рыбак, огненной водички две бутылочки - одну для себя и одну про запас, так, на всякий случай, мало ли чего. Татьяну тоже решил не обижать, там ведь целый день на льду придется сидеть, наверное, так что согревающее в виде красного винца и ей тоже положено. Ну, вот, вроде и все. Завтра с утречка и отправимся.
  Эх! И все-таки не в Африке живем. Утром вышел на улицу - минус пятнадцать, даже не верится что днем обещают около нуля. Но у нас весной всегда так - ночью мороз, а днем все тает. Зато сейчас хорошо, народ на улицу пока еще не вышел, рано, и я иду по улице, хрустя тонким белесым ледком. Надо же, как далеко разносится этот хруст в утреннем городе, даже эхо раздается, многократно отражаясь от сонных домов, да давненько я так не ходил. Мысли мои сразу унеслись в далекое детство, когда ранним утром по пути в школу специально выбирал места с таким ледком и тщательно вытаптывал его, стараясь произвести побольше шума. Очнулся от воспоминаний только когда подошел к своему гаражу.
  
  - К нашему приезду все дома уберешь, полы обязательно тряпкой протри, а то я тебя знаю, в холодильнике все есть, уж пельмени для себя сварить сможешь. - Это Татьяна пыталась давать задание дочке, только бесполезно это все, в таком состоянии она сразу все забудет, уж сильно ей спать хочется, вон как качает.
  - Да ладно тебе. - Говорю я, загружаясь заранее приготовленными вещами. - Там сотовый работает, потом оттуда домой позвонишь, она пока не выспится ничего не воспринимает.
  Дочка в подтверждение моих слов снова накрывается одеялом и мгновенно проваливается в сон, а Татьяна смотрит на нее и качает головой:
  - Да, уж.
  Зато сын, предвкушая рыбалку на Байкале весь заводной:
  - Пап, я вот вчера садок для рыбы купил. Хотел побольше взять, но там только такие. Если много наловим, куда рыбу девать-то будем?
  - Саш, ты это чего? Какая рыба? Нам хорошо бы поначалу парочку поймать. - Пытаюсь я немного остудить его не в меру разыгравшееся воображение. - Это по телевидению рыбу мешками ловят, а у новичков такого не бывает.
  Вроде начинает понимать, что не все так просто, но видимо осознается это трудно, у меня самого где-то в глубине теплится надежда наловить на пол ведра, чего уж про ребенка тогда говорить.
  
  Мягко под шины стелется дорога, асфальт уходящий вдаль и восходящее солнце светит мне прямо в глаза, оттого я их прищуриваю и постоянно посматриваю по сторонам, чтобы предательская дремота не овладела моим сознанием. А Татьяну разморило, она откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. А вот этого ни в коем случае делать нельзя, в пути спящий пассажир заражает сном водителя, и я громко начинаю декламировать:
  - Ничто не действует на водителя так усыпляюще, как спящий пассажир.
  - И ничто не действует на пассажира так отрезвляюще, как спящий водитель - также громко заканчивает сын.
  Это наш девиз в длительном пути, и мы стараемся его никогда не нарушать, иначе можно попасть в беду. Случаев у нас таких пока еще не было (тьфу, тьфу, дерева нет постучать), но и водитель я, можно смело сказать, с большим опытом, как-никак с восемнадцати лет за рулем. Татьяна улыбается и начинает прогонять наступившую дрему:
  - Поспать нормально не дадите.
  А вот и Баяндай, около этого поселка мы поворачиваем на дорогу идущую к Байкалу, теперь уже точно никто не заснет, да и солнышко скрылось за снежной пеленой.
  - Может, остановимся и немного передохнем? - предлагает Татьяна.
  - Не, не надо. Через десяток километров будет стоянка на горе там и разомнемся.
  Насколько мне известно, стоянку там организовали местные жители, работы у них здесь видимо немного, вот и решили завести свой бизнес, обустроили площадку, поставили небольшие торговые палатки и даже столы организовали под открытым небом. А что? Расположились они удачно, как раз на половине пути по времени, остановишься здесь, разомнешься и еще кое-какие удобства сделаны, а то ведь не слишком хочется по снегу в лес заходить. Да и прикупить чего можно на дорожку, правда, цены при этом немного кусаются, но людям тоже надо на что-то жить.
  Вот она, стоянка-то. Надо же. Вроде ехали по трассе одни. Машин почти не видели, а тут сразу с десяток стоит, откуда взялись? А стоянка-то расширилась. Местный народец видимо во вкус входит, палаток стало значительно больше, да и облагородились они немного, видимо бизнес у них процветает. Вон как бойко к себе зазывают. Сын сразу кинулся в ряды смотреть чего повкуснее, он у меня в таких случаях первый все исследует, и действительно, пока мы с Татьяной выбираемся из машины, он уже просмотрел, где что есть.
  - Пап пойдем, там такие пирожки продают с картохой, такие огромные. Во!
  Он складывает две свои маленькие ладошки, пытаясь изобразить размер, но, видя, что размер не соответствует действительному, как будущий рыбак разводит руками, показывая просто невероятных размеров пирожок:
  - Во, какие.
  - Ладно - снисходительно смеюсь я - Пойдем, купим.
  А местные пирожки действительно очень крупные, этакие "лапти". В городе можно только раза в три размером поменьше найти, вот что значит глубинка. Хозяйка палатки мгновенно раскрыла свои коробки с румяными пирожками и вцепилась в нас не хуже клеща:
  - Вам с чем? С мясом? С картошкой? Может с печенью?
  Все дальше уже не пройдешь, психологи они тонкие, ради тебя они все открыли и показали, даже как-то неудобно становится, человек столько для тебя старался, а ты такой неблагодарный не оценишь. Сын вцепился в руку:
  - Пап, давай с картохой.
  - Ну, ладно давай с картошкой. - И обращаюсь к хозяйке, - только нам погорячее.
  - Так давайте я вам прямо сейчас и зажарю, минут пять подождете? - она откидывает крышку большого железного ящика, а там у нее газовая плита и большая кастрюля с разогретым маслом.
  Вот это сервис, вот это я понимаю. Пока жарят наши пирожки, идем дальше, за палатками пристроились мангалы, где прямо на глазах у потенциальных покупателей готовились шашлыки. Вот тебе и раз, и здесь выходцы с Кавказа пристроились, хоть я ничего против них не имею, но все-таки старательно игнорирую их шашлыки, и направляюсь к соотечественнику, рядом с которым стоят старенькие облезлые Жигули. Прямо не знаю, но видимо народ у нас тоже как я действует, вроде ничем у него не лучше, но почему-то в первую очередь к нему идут, он бедняга едва успевает раскладывать на бумажные тарелочки свое произведение. И опять же, в городе таких шашлыков найти невозможно, не пожалел он мяса для него, и лучок с соусом не жалеет, видимо этим всех и подкупает.
  Располагаться на улице не стали - холодно еще с утра, перекусили прямо в машине, благо на троих места хватает. Эх, еще бы съел, да больше нежелательно, на полный желудок больше в сон клонить будет.
  Дальше дорога испортилась, старую дорогу забросили, а новую обходную еще до ума не довели. Иногда местами приходилось проезжать по новой отсыпке, у меня сразу портилось настроение, отсыпан балласт был какой-то местной породой, из довольно больших острых камней, а покрышки на машине, извините, для такого не приспособлены, даже если они сейчас выдержат, то свой срок они точно уже не отходят. Да тут еще джип на полном ходу навстречу проскочил, осыпал меня камнями так, что все вокруг зазвенело. Хорошо хоть, что еще одну трещину в стекле не сделал. Я аж зашипел с досады, сказал бы я что об этом придурке думаю, да вот только при сынишке такое произносить нельзя. Ну да ничего, прорвемся.
  Дорога эта мне хорошо известна, много лет назад меня по ней еще отец возил, тогда здесь даже асфальта не было, а перед самым Байкалом по степи было столько дорог проложено, что заблудиться было несложно. Есть у меня здесь еще одно местечко, хочу его сыну показать, если удачно получится, продемонстрирую ему что такое настоящее эхо. Да вот как раз к нему и подъезжаем.
  - Что случилось? - Заволновалась Татьяна.
  -Да нет. Нормально все. Саш, пойдем, покажу кое-что.
  А он уже пригрелся и на морозец выходить не хочется:
  - Пап, зачем еще.
  - Ну, как хочешь.
  Это хитрый такой ход. Если настаивать ребенок может заартачиться, а так у него сразу интерес в глазах вспыхнул. Он быстро выбирается из машины и встает рядом. Так шума никакого вокруг нет, как раз то, что надо. Я делаю вид, что меня начинает разбирать чих, а потом резко с рычанием чихаю. Надо же, сам не ожидал. Раз пять эхо повторилось, разлетаясь по полуголым сопкам. Сын стоит раскрыв рот, такого он еще никогда не слышал, дурной пример заразителен, поэтому он тоже пытается громко чихнуть, но у него естественно ничего не получается.
  - Да ты не чихай. Просто крикни погромче.
  Наверное, зря я ему такой совет дал. Голос у него еще тот. Звонкий, это он потом ломаться начнет, а сейчас крикнул так, что у меня уши заложило, а уж эхо постаралось на совесть. Оно буквально в конвульсиях забилось меж сопок. Угомонить Сашку, потом было довольно трудно, он постоянно кричал на все голоса, а эхо все время вторило ему, вызывая щенячий восторг. Так могло продолжаться довольно долго, но тут к счастью на дорогу выехал старый КРАЗ и все потонуло в многоголосом реве.
  - Хватит - говорю я сыну - Поехали. Хорошего помаленьку.
  Ну вот, скоро и Еланцы - это поселок такой, за ним леса уже не будет, голая степь до самого Байкала. А это что еще такое? На краю дороги кто-то повесил большой кусок доски, на котором углем прыгающими буквами разного размера было написано "Бормаш". О, это кстати, бормаш нам действительно очень нужен, говорят без него зимняя рыбалка не получится. Я сворачиваю с дороги и местные мужики, сидящие у костра, сразу оживились. Пока я выхожу из машины и разминаюсь, они тут же занимают позиции возле своих стареньких мотоциклов с колясками. Ждут. Видимо между ними уже есть договоренность, на покупателя не бросаются и к себе активно не зазывают.
  - Бормаш хороший, не сонный? - спрашиваю я у ближайшего.
  Вообще-то, каким бывает бормаш я понятия не имею, но слышал, что сонным он быть точно не должен.
  Местный за словом в карман не лезет:
  - Плохим не торгуем, сам посмотри. - Откидывает он мешковину с коробки, показывая качество.
  А чего мне на него смотреть? Вроде что-то там шевелится, но тут меня выручает приехавший следом опытный рыбак.
  - Ты че продаешь-то. Смотри, он у тебя уже заснул.
  Бойкий мужичок сразу несколько уменьшается в размерах и его взгляд становится виноватым, не удалось, стало быть, меня облапошить.
  - Так я же не полную прошу, за двадцать пять отдам, это он от холода, отогреется нормальным станет. - бормочет он виновато.
  Рыбак только машет рукой и отправляется к следующему.
  - Во, этот что надо. Сколько.
  - Пятьдесят.
  - Давай три литра.
  Мужик достает литровую банку и прямо рукой из коробки зачерпывает расползающийся в разные стороны бормаш. Сын выглядывает из-за моей спины и со страхом смотрит на резво шевелящихся малюсеньких серых креветок. Да, вид у них прямо скажем не очень, по крайней мере, взять их в руки сразу отважится далеко не каждый. Только тут я соображаю, что не придумал, куда мне его набирать, но продавец сразу догадался о моих затруднениях. Еще продолжая нагребать очередную порцию для бывалого рыбака, он меня успокоил:
  - У меня пакетики есть. Вам сколько надо.
  - Да, думаю, литра мне хватит.
  Рыбак повернулся в нашу сторону:
  - Если в первый раз, конечно, хватит. Куда заезжать будете? На Мухор?
  - А есть еще места?
  - Есть, но на Мухоре попроще.
  Мухор - это залив такой на малом море Байкала, насколько я знаю, основная масса рыбаков останавливается именно там, а значит и нам туда же.
  Вот и все, приманкой запаслись, дальше до самого Байкала остановок не будет.
  
  Байкал показался не сразу, сначала он мелькнул тонкой ленточкой впереди за поворотом, а потом стал медленно выплывать из-за сопки, потихоньку открывая свои темно-синие ледяные просторы. Вот и съезд на лед, мне говорили дальше можно на лед лучше съехать, но да чего уж, раз и здесь можно. Выезжаем на лед, Татьяна начинает нервничать:
  - А мы не провалимся, может сначала подождать кого-нибудь, а там следом за ними и поедем.
  - Не, не провалимся - успокаивает ее сын - В передаче "Клюет" говорили, что толщина льда больше метра. Под танком не прогнется.
  На всякий случай останавливаемся посмотреть, насколько велика толщина льда. По всей вероятности на дне росли какие-то водоросли, которые периодически выпускали пузырьки воздуха, и эти пузырьки так и вмерзли по всей толще льда, уходя на невидимую глубину.
  - Ого. Вот это да. - радовался сын - Да здесь лед больше двух метров.
  Насчет двух метров не знаю, но такой лед действительно внушал к себе уважение. Теперь мы уже не боялись и резво покатили к далекой черной полоске на горизонте.
  - Пап, смотри это же все рыбаки - расхохотался сын - Мы тут, наверное, места не найдем.
  Действительно, черная полоска на льду, через несколько километров обрела объем и появилась возможность рассмотреть, что на самом деле это было большое скопление машин и рыбацких палаток. Издалека казалось, что здесь мы действительно не найдем себе места, но на самом деле это было далеко не так. По мере того как мы подъезжали, становилось понятно, что места здесь еще очень много. Ездить и выбирать место мы долго не стали, а сходу остановились там, где нам показалось, будет наиболее приемлемым.
  Замечательно. Теплое солнышко, мягкий ветерок и чистый голубой лед. Рай рыболова. Сын уже торопит, ему не терпится начать ловлю, он выбрасывает из багажника вещи, добираясь до ледобура.
  - Пап, а я сам смогу пробурить лунку?
  - Пробуй, не получится, позовешь.
  Торопливость здесь ни к чему, впереди еще целый день, так что надо обустраиваться надежно. Сын в спешке разворачивает ледобур и пытается бурить. Скажу сразу, дело это непростое, а ему с его маленьким ростиком и вовсе невозможное, после нескольких неудачных попыток он просит сделать это меня. Ну что ж, так и должно было быть и уже через полчаса, две лунки моими стараниями были готовы, можно было конечно и быстрей, только не привык я как-то потеть, тем более что толщина льда в этом месте оказалась значительно больше метра.
  Татьяна вытащила нашу старенькую видеокамеру и потихоньку, чтобы сын ничего не видел, снимала нашу работу.
  - Саш, давай сюда бормаша, подкармливать будем - говорю я сыну - И удочки тоже тащи.
  - Пап, а в книге написано, что надо его понемножку бросать и лунку дополнительную сбоку пешней сделать.
  - Нет у нас времени на это. Давай просто так подкормим.
  Сын несет пакет с нашей наживкой-приманкой, и я начинаю понемногу вытряхивать бормаша в лунку. Попадая в лунку, бормаш проявлял немалую прыть, стремительно уходя в глубину, хотя до этого по его внешнему виду предположить такое было невозможно, сына это очень сильно позабавило. Наконец все подготовительные работы были проделаны, мы уселись на стульчики рядом с лунками, приковав взгляд к тонким кивкам.
  В нашем воображении стали возникать картинки подледной жизни, казалось, вот прямо сейчас под нами, наверное, проходит небольшим косячком стайка окуньков и внимательно изучают нашу приманку, пройдет еще немного времени один из самых нетерпеливых просто заглотнет ее.
  - Окуни косяками не ходят - Объясняю я сыну - Косяками ходят хариус, омуль, сорога и то, по-моему, только летом, когда они могут кормиться. А сейчас они по одиночке охотятся.
  - Пап, ну чего так долго?
  Я пожимаю плечами, откуда мне знать, почему нашу приманку игнорируют. Начинаю внимательно следить за окружающими нас рыбаками. Вот в тридцати метрах от нас прямо на льду лежат двое рыболовов, они лениво подергивают своими удочками и неспешно о чем-то беседуют. С другой стороны молоденький парнишка полностью накрылся большим полиэтиленовым пакетом и вроде тоже не видно, чтобы он что-либо сейчас ловил. Замечаю женщину, идущую в нашем направлении, одетую в тяжелую зимнюю одежду, она с интересом смотрит на нас:
  - Как ловится? - спрашивает она проходя.
  - Да никак не ловится.
  - Это из-за солнца, вот облачка набегут, и снова клев начнется.
  Мы с Татьяной понимающе переглядываемся: "а мы-то думали!". А в небе, как назло, ни облачка.
  - Саша - тихонько зову я сына - Пойдем лучше торосы пока посмотрим, там знаешь, какие льдины огромные бывают.
  Но настроение у него уже испортилось, реальность рыбалки оказалась совсем не такой, как он себе представлял, эта противная рыба никак не хотела попадаться на крючок. Он еще сидит минут десять, глядя на кивок удочки, а потом соглашается прогуляться до торосов. Но меня не обманешь, его вовсе не торосы интересуют, просто он хочет пройти мимо рыбаков и посмотреть, как им удается ловить рыбу, выведать их секреты. Мы долго идем до торосов, выбирая путь таким образом, чтобы как можно ближе проходить к группкам рыбаков и сын со свойственной ему непосредственностью везде просит показать улов.
  - Пап, они говорят, что клева сейчас нет. Значит, у всех нет, не только у нас.
  - Вот видишь, а ты уже в расстроенных чувствах.
  Я вижу, хорошее настроение к нему уже возвращается, и хотя внешне он продолжает хмуриться, веселая походка выдает его с головой. Наконец мы достигаем кромки торосов. В этом месте проходит граница залива Мухор, дальше начинается малое море Байкала, именно здесь сталкиваются течения, вынося с собой толстый лед, и именно в этом месте гигантские силы смяли ледовые пласты и выдавили осколки льда, создавая непроходимые торосы. Причем граница эта обозначена очень точно, как будто кто-то специально провел черту.
  - Папа! Пап! Смотри.
  Это сын нашел огромную глыбу льда, вывороченную снизу, и вставшую почти вертикально, ветер и солнце отполировали ее до идеального состояния, и теперь сын с другой ее стороны смотрел сквозь ее на меня, причем эта льдина почти не искажала его формы.
  - А здесь еще есть. Смотри.
  Он ныряет под еще одну такую же льдину, вмерзшую под углом, и так же смотрит на меня снизу.
  - Не надо так, Саша - Беспокоюсь я - Вдруг она упадет.
  Хотя я прекрасно знаю, что сдвинуть ее с места невозможно никакими силами, но на душе все равно тревога. А он продолжает перебираться от льдины к льдине и находить все более удивительные формы.
  - Пап, смотри стекло.
  Да, действительно, в его руках я вижу приличный кусок льда в сантиметр толщиной, идеальной прозрачности, он снова смотрит на меня через него и иногда кажется, что никакого льда на самом деле нет, чего только на свете не бывает. А я-то глупый считал, что видел на Байкале все. Мы еще долго пробираемся по торосам находя интересные ледяные изваяния, и вдруг сын замирает:
  - Папа, пап. Это что?
  Прямо перед ним, расцвела радуга. Огромный кусок льда перед нами светился всеми цветами. Я слышал рассказы о существовании такого эффекта, но до сих пор шли споры о его возможном проявлении, говорят очень редкое явление и увидеть его большая удача. Ученый люд постоянно доказывал, что такое не может быть, мол, степень преломления света у воды мала и поверхность льда не может быть достаточно гладкой. Не знаю, что там возможно, а что нет, но льдина осветилась радугой, и вместе с ней светился лед вокруг.
  - Каждый охотник ... - начал я.
  - Желает знать, где сидит фазан, - заканчивает за меня сын. - Пап, а где фиолетовый свет, я его не вижу.
  - Я тоже не вижу. Видимо хорошо спрятался.
  Мы еще долго смотрим на переливающиеся света, а спустя некоторое время они гаснут. Надо же, даже не заметили, как набежали легкие облачка. Пора возвращаться к машине. Рыбаки тоже вокруг зашевелились, их сбившиеся кучки стали распадаться, все устремились к своим "нагретым" местам.
  Мы вот уже полчаса сидим у своих лунок и с завистью поглядываем на рыбаков, которые раз за разом вытягивают крепких окуньков из лунок.
  - Нет, они просто над нами издеваются. - Обиженно говорит сын.
  - Кто? - не понял я.
  - Рыбы. Все вокруг ловят, а у нас ничего нет.
  Он вытягивает из лунки свою леску, собираясь пойти в машину, и только тут замечает, что наживки на крючке нет:
  - Пап, а меня объели.
  - Ну вот. Тоже мне рыбак, так клева можно до скончания века ждать.
  Интересно, у него наживку стащили, а у меня? Я достаю из лунки свою снасть, оказывается, и мою наживку стащили тоже.
  - Вот так рыбаки у меня - хохочет Татьяна - У них скоро удочки утащат, а они не заметят.
  Теперь мы уже более внимательно смотрим на кивок и постоянно снимаем тонкий ледок с поверхности воды, чтобы он не мешал леске двигаться. Стоп. Вроде немного кивок шелохнулся. Внимание. Есть. Я легонько подсекаю и чувствую, как леска стала вибрировать от заметавшейся внизу рыбы.
  - Пап, ты чего? Поймал?
  - Да вроде того. Вот он. - На лед из лунки выпорхнул небольшой окунек и запрыгал, оказавшись за пределами родной стихии.
  - С первой рыбой,- поздравила нас Татьяна
  Настроение у нас резко пошло в гору, а уже через несколько минут и сынишка вытащил своего первого окунька.
  Когда солнце коснулось вершины сопок, мы засобирались искать место для ночевки, конечно можно было и еще порыбачить, тем более что вечерний клев считается самым продуктивным, но лучше заранее побеспокоиться с поиском свободных домиков на местных базах. Попали мы удачно с первой же попытки, навстречу нам с базы выбежал грязный комок шерсти, отдаленно напоминающий собаку, и стал старательно облаивать машину. Хозяина базы мы отыскали быстро, и так же быстро решился вопрос о нашем ночлеге, если бы я знал заранее, что так все хорошо получится, то ни за что не стал бы рано сниматься с нашего места.
  - Саша, от печки отойди - постоянно увещевает сына Татьяна.
  Только это ее требование не достигает его ушей, это сейчас для него самое интересное. По себе знаю, как захватывает в таком возрасте постоянно подкладывать дрова в печку и смотреть на огонь.
  Постепенно на улице темнеет, и я достаю свою газовую лампу, предназначенную как раз для таких случаев. В домике становится тепло и уютно, весело потрескивают дрова в печке, Татьяна с сыном пьют горячий чай, а я чего покрепче, объясняя это необходимостью соблюдения рыбацких традиций. Перед сном выхожу на улицу немного проветриться и замираю. Красота-то какая. Сколько на Байкале бывал, а такого еще ни разу не видел. Тихонько зову своих на улицу, но они готовятся спать и не очень горят желанием выходить на морозец. Но любопытство пересиливает и они, в конечном итоге ворча, выбираются наружу, и тоже замирают от неожиданности.
  Этой ночью луны на небе не было, на таком морозце воздух чуть ли не звенел от сухости, и от этого все небо вызвездило до последней звездочки. Но самое интересное, что идеально отполированный лед залива без малейших потерь отражал ночное небо, от этого казалось, что мы стоим на краю вселенной и звезды просто пали к нашим ногам.
  - Вон там - показываю я сыну в ночное небо - Ковшик видишь? Это большая медведица, а вон там, если от края ковша отсчитать примерно пять расстояний будет полярная звезда, она находится в ручке маленького ковша. А значит север у нас там.
  - Пап, а вон там. - Тыкает он рукой в звездное небо. - Эта звезда как называется?
  - Не знаю. Вот приедем домой, есть у нас карта звездного неба, там и посмотрим. А еще смотри, видишь, по всему небу как дымка светлая полоской протянулась, это и есть млечный путь.
  Мы еще долго смотрим в ночное небо, пытаясь различить на нем созвездия, вокруг недалеко слышится тихий говорок, это из других домиков тоже вышли люди полюбоваться фантастической красотой.
  - Ну, ладно. Хватит. - Говорит Татьяна. - Это конечно все красиво, но уж больно холодно, пошли в дом.
  Она с сыном зашла в домик, а я еще продолжал смотреть в ночное небо и в голову лезли мысли о межзвездных перелетах, о тех фантастических рассказах, которыми я зачитывался в детстве. Не знаю, почему так произошло, но сейчас фантасты все больше о магах и колдунах пишут, совсем забросили звезды, а если и найдешь что, так и там все больше в мрачных тонах пишется. Нет в них сейчас легкости, светлых надежд, хоть сам роман пиши. А что, может и в самом деле написать. Я улыбаюсь своей дерзости, и последний раз вдохнув побольше морозного воздуха, иду в домик. Но тут из темноты выныривает тот самый комок темной шерсти, который встречал нас на въезде, и тихо провожает меня до двери. Ишь, стервец, знает, как и когда подъехать, он не просит, но так трогательно ждет, что мое сердце размягчается и я, собрав со стола недоеденные остатки курицы, вынес ему на крыльцо. Пес аккуратно взял в пасть свою добычу и отправился в темноту. Ага. Голодный значит. Это он, оказывается, в запас просил. Ну-ну, попробуй выпросить у меня в следующий раз.
  Утро. Бодрящий морозец. Тонкой струйкой вертикально вверх из труб выходит дымок и тишина. Это не та тишина, которая до звона в ушах, это натуральная тишина, какая должна быть на самом деле, в городе такого быть в принципе не может. Даже жалко ее нарушать, но приходится, не молиться же на нее.
  Не скажу, что утренняя рыбалка нас сильно порадовала, но и скучать нам сильно не приходилось. Когда солнце поднялось достаточно высоко, Сашка взял в багажнике брезент и, накрывшись им, лег прямо на лед, чтобы смотреть на подводный мир.
  - Пап, там дно видно. - Кричал он из-под брезента. - Водоросли растут. Папа там рыбки плывут.
  Это уже у него в воображении, сверху рыбу увидеть трудно, хотя чем черт не шутит, может, он там действительно чего увидал. День окончательно вступил в полную силу, стало тепло, и поклевка прекратилась. Все. Пора домой.
  Вот ведь как получается, на Байкал ехали против солнца и возвращаемся, солнце светит прямо в глаза, только на этот раз еще хуже, оно спустилось почти к самому горизонту и отгородиться от него нет никакой возможности. Приходится до боли напрягать глаза и значительно снизить скорость. В Иркутск мы въезжаем уже, когда на всех машинах начинают включать габаритные огни...
  * * *
  Я сижу в кресле, за окном темнота, по телевизору идет какая-то передача, но она проскальзывает мимо, не задевая мое сознание, сонная теплота разливается по уставшему телу, от допитых мной остатков с рыбалки. Татьяна с дочкой просматривают записи на видеокамере, а сын на кухне разбирает наш улов. Он на бумажке пишет размер каждой рыбины и ее вес, взвешивает он ее десятикилограммовым безменом, и от этого вес непрерывно растет.
  - Пап, мы целых четыре килограмма поймали, - сообщает он мне.
  Я киваю, подтверждая его выводы, и улыбаюсь - настоящий рыбак у меня растет. Давно так хорошо не отдыхал, хоть и поймали мы с ним совсем немного, зато, сколько удовольствия. Будет возможность, в следующем году обязательно на рыбалку туда же поедем.
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"