Васильев Андрей А.: другие произведения.

Глава 3 от 05.03.2014

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

  Глава третья
   Дом цвета осени
  
  Нельзя сказать, что Колька очень уж ждал похвалы или там чего-то такого за то, что было сделано, но он совершенно не ждал того, что вместо благодарности будет строжайшая отповедь, да еще вдобавок и не ему даже, а Пал Палычу. Ровнин, узнав о произошедшем, долго его отчитывал, особо напирая на то, что он, Пал Палыч, опытный оперативник, потащил с собой в призрачную Москву молодого парня, который даже и в отделе-то сидит если и не на птичьих правах, то уж без году неделя точно. А что если бы - и дальше следовала целая куча предполагаемых бед и несчастий, которые могли бы свалиться на голову Кольки.
  Колька было попытался вякнуть, что он сам за Пал Палычем увязался, но слушать его не стали, посоветовав помолчать.
  - Пойдем отсюда, Николенька - услышал он голос Тит Титыча - Не дело тебе тут сейчас быть.
  Колька рассудил, что призрак старого сыскаря плохого не посоветует и тихонько удалился, хотя это было и вне субординации.
  На крыльце стоял Герман, смотрел на падающие снежинки (Москву усиленно заметало снегом, видимо зима компенсировала непрекращающейся метелью бесснежный январь) и курил трубку.
  - Что, чистят Пашку? - дружелюбно спросил он.
  - Ага - виновато кивнул Колька - По полной.
  - И правильно - Герман выпустил кольцо дыма - А что если бы ты им сдуру имя назвал, или, не приведи Господь, там потерялся? Так бы бродил по осколкам реальности до сих пор.
  - И чего, не вышел бы? - у Кольки по коже пробежал морозец, но он смело и отважно решил, что это из-за пронизывающего ветра.
  - А кто бы тебе выход показал, сам подумай? Духи, что ли?
  - А как же... - Колька засопел.
  - Как, как... Каком кверху, как муж с женой четверть века спустя - грубовато ответил Герман - Ровнин за тобой пошел бы, скорее всего нашел, а потом прилюдно кремировал.
  Колька перевел дух.
  - А вообще запомни - в делах нашего отдела прокол частенько означает смерть. Причем не ту, о которой потом в газете "На боевом посту" напишут, красивую и героическую, а очень и очень нехорошую. Специфика-то у нас вон какая - веско сказал Герман и выбил трубку в урну, стоящую на крыльце - А по жизни - молодец, хоть и дрейфил, но пошел за товарищем. Будет из тебя толк, если выживешь.
  - Да я и не дрейфил вовсе - буркнул Колька, но Герман только потрепал его по плечу, коротко хохотнул и ушел в дом.
  Колька достал сигарету, размял ее в пальцах, и чуть не улетел в сугроб - дверь резко распахнулась, и из нее вылетел багровый Пал Палыч.
  - Палыч, ты чего? - Колька даже сигарету выронил - От тебя прикуривать можно!
  - А? - Пал Палыч посмотрел на молодого коллегу и рявкнул - Прикуривать? Ты давай, вообще курить бросай, набрался, понимаешь где-то всяких этих привычек вредных! Вон, кардиохирурги чего говорят? "Уже устали всем объяснять, что это вредно", а они знают свое дело! Брысь на пост!
  - Меня ругают - значит я существую - пробормотал Колька когда-то и где-то услышанную фразу и побрел в дом.
  Прошла неделя, потом еще одна, Колька потихоньку обживался в маленьком особняке в глубине Сухаревки, и, хотя его все еще не брали на выезды (а их за это время было целых три) чужим он себя больше не чувствовал. На следующий день после выволочки Ровнина он нашел на своем столе дежурного целую стопку старых дел, датированных еше сороковыми годами прошлого века. Кто ее ему принес, он так и не понял, но то, что что надо их прочесть и сделать какие-то выводы, смекнул. Правда еще был вопрос, почему ему дали дела именно сороковых годов, но тут на помощь пришел Тит Титыч.
  - А это Николенька, потому что в те годы, что до войны, что после нее, какой только нечисти на нашу землю не принесло.
  - Это с Гитлером что ли? - Колька историю своей страны знал и любил - Он и нечисть на службу призвал, что ли?
  - Нечисть и нежить никто добром служить заставить себе не может. Ну, кроме такой же нежити или сильного колдуна. Но колдун ее сможет приневолить только пока заклятие держится.
  - Значит он колдун был! - подытожил Колька
  Бум! В голову ему прилетел маленький валенок.
  - Правильно, Аникушка - Тит Титыч меленько засмеялся, как будто монетки рассыпал - Самый сильный колдун, о котором я слышал, Серендир Валахский, мог сковывать упыря заклятием не более чем на полтора часа, а уж ему-то сил было не занимать. А ты говоришь - на службу.
  - А как же тогда - Колька потер лоб - Почему?
  - Чует она кровь, тем более великую, всегда чует. А коли кровь будет - так и им пропитание сыщется. Ох, сколько же тогда мальчиков и девочек из отдела полегло.
  Тит Титыч пригорюнился и шмыгнул прозрачным носом.
   - Володичка Овсянников, Петя Швец, Роза Мейер, Гришечка Стеклов - всех не перечислишь.
  - На войне? - тихо спросил Колька.
  - И на ней, да и после нее - подтвердил Тит Титыч - Марина Крюгер уже после нее сгинула, а такие как она, раз в сто лет рождаются, любые заклинания снимать могла, даже посмертные, а вот не убереглась...
  - А что случилось то?
  Странное дело, Колька вдруг почувствовал некое родство с этими людьми, которые ушли из жизни задолго до его рождения и от которых сейчас остались только имена, да еще документы в этих старых папках на столе. Но он знал, что эти люди тоже были ему своими, несмотря на то, что он их никогда не увидит.
  - В Украину она поехала, там ведьмак появился, да похоже сильный, детишек повадился таскать. А поехала-то одна, в отделе не было никого. Я ей говорил - не надо, подожди день-два, ребятки с задания вернутся, но она упрямая была, ей же всего двадцать второй годок шел, вы в этом возрасте все такие. Как так - кричит - А он тем временем еще чего натворит. И уехала.
  - И? - Колька даже дышать через раз, уставившись на Титыча.
  - Ведьмака она похоже нашла, детишки потом не пропадали, но и сами они погибли все - и Мариночка, и два офицера, что с ней были, сопровождали ее, стало быть. Как потом Житомирскому объяснили (он тогда отделом-то руководил) на деревню, где они заночевали, набрел отряд каких-то вражин недобитых, вот они до конца и отстреливались, сначала офицеры погибли, а после Мариночка себя вместе с врагами гранатой подорвала. А может и не гранатой, может заклятием каким, она ведь много чего умела, хоть и молодая совсем была.
  Раздался топоток, и в руки Кольки ткнулся пухлый альбом с застежками. Аникушка смотрел на него строго, и махал лапками - мол, листай.
  Колька открыл фолиант и увидел старинное фото, на котором стоял молоденький офицер, придерживающий шашку, одетый в старинную форму с аксельбантами.
  - Валерик Мирошников - прошелестел Тит Титыч - Он в пятнадцатом году погиб, с армией Самсонова был, а как - это мне не ведомо.
  Колька листал фотоальбом, смотря на своих предшественников. Они были разные, большей частью молодые, в фуражках, кителях, смешных пиджаках с здоровенными плечами, в беретиках и накидках, но все очень живые.
  - Вот Марина - прошептал Тит Титыч - Это она сразу после войны фотографировалась.
  На Кольку с полуулыбкой смотрела круглолицая кудрявая девушка, с круглыми глазами и ямочками на щеках. Одета она была в солдатскую форму, на высокой груди, которую не скрывала ни форма, ни фото, у нее висели две медали, видно успела повоевать. По всему было видно, что была она веселая, бойкая и на язык острая.
  - Потом таких как она уже не было - печально подытожил призрак - Вика конечно молодец, но до Марины ей ой как далеко. Да и вообще, отдел только к пятидесятому году более-менее по штату выправился.
  - А чего так? - Колька закрыл альбом, который тут же у него отобрал Аникушка и куда-то унес - Чего новых-то не набрали?
  - Так это дело непростое - Тит Титыч укоризненно посмотрел на парня - Поди еще подходящего-то человека найди.
   - Да ладно - Колька махнул рукой - Меня вон сюда по разнарядке отправили и...
  Второй валенок врезался ему в лоб.
  - За что? - возмутился Колька.
   - За дурь - невозмутимо ответил ему Тит Титыч - Сюда так не попадают, стало быть подошел ты отделу. Это не начальство сюда назначает, это отдел выбирает тебя.
  Колька снова потер лоб, решил потом уточнить этот момент у Пал Палыча или Германа, показал язык Аникушке, подбиравшему свои валенки, и открыл первое дело, датированное сороковым годом.
  Дела оказались интересными, ну, насколько интересными могут быть пожелтевшие от времени справки, отчеты и протоколы. Но надо отметить, что сотрудники сороковых годов были ребятами с стальными нервами, коли писали такие отчеты сразу по горячим следам, Кольке после некоторых прочитанных дел кошмары снились, он после такого не то, что писать что-то не смог - стаканом бы в рот не попал. Если бы не прогулка в призрачную Москву, он бы и вовсе не поверил, что такое на свете бывает.
  - Ровнин у себя? - отвлек Кольку от чтения чей-то голос.
  Он поднял глаза и увидел перед собой развернутое удостоверение, судя по которому в отдел пожаловала городская прокуратура, в лице старшего советника юстиции Кондратьева.
  - Точно так - отрапортовал Колька - Наверх и...
  - Я знаю - ответил ему Кондратьев и пошел к лестнице.
  Колька посмотрел ему вслед, подумав о том, что, наверное, что-то неладное в городе случилось, коли целый старший советник к Ровнину пришел. И это неладное опять просвистит мимо него. А жаль...
  Он погрузился в дело номер 14/19КОВ от 20.06.1941, в процессе которого был обнаружен тщательно замаскировавшийся колдун, знатно вредивший московскому народонаселению не один год и, как это не печально, убитый при задержании. Впрочем, это словосочетание Колька встречал почти во всех делах, судя по всем ребята из сороковых годов особо не церемонились с представителями темной стороны. "Время такое было, наверное" - рассудил смекалистый парень.
  За этим увлекательным делом он чуть не пропустил уход Кондратьева, тот, кивнув ему, уже стоял у двери.
  - Ты новенький тут? - спросил старший советник, натягивая перчатки.
  - Так точно - ответил, встав со стула Колька.
  - И как тебе тут? - без улыбки поинтересовался Кондратьев.
  Колька несколько секунд помедлил, а после сказал честно -
  - Необычно. Меня такому не учили в школе милиции.
  Кондратьев понимающе кивнул и вышел из здания.
  Колька посмотрел ему вслед и снова углубился в дело, в котором осталось еще несколько непрочитанных документов.
  Через некоторое время на лестнице послышались шаги - со второго этажа спускались сотрудники отдела, о чем-то переговариваясь на ходу.
  - Совпадения - это удел романистов - послышался голос Ровнина - Я в них не верю.
  - Да и так понятно, что это не случайность, но с другой стороны - мы же тогда его так шуганули, что вряд ли он решится... Ну, вы помните - это уже говорил Пал Палыч.
  Он, Ровнин, Вика и Герман спустились вниз и стояли около лестницы, причем оперативники и эксперт уже были одеты в верхнюю одежду.
  - Помню я все, но факт есть факт - рубанул рукой Ровнин - Но тут и почерк другой. Тот, он расчетливый был, почти год орудовал, а тут сразу пять смертей, одна за другой.
  - Значит есть следы - уверенно сказал Вика - Невозможно в этом деле не наследить.
  - Все, выдвигайтесь на место - распорядился Ровнин - Все осмотреть, с кем можно поговорить. Явно он не успокоится и если это то, о чем я думаю, то и смерти эта сильно не последние будут.
  Колька вздохнул - явно какое-то дело и абсолютно точно, ну очень интересное. Но не про него, нос не дорос у него еще для таких дел. Колька залез в ящик стола и достал пакет с бутербродами - время обеденное, а он, как известно, по распорядку.
  Ровнин услышал шорох, окинул взглядом Кольку, и сказал Пал Палычу -
  - И Нифонтова с собой возьми, пора его к операциям привлекать. Засиделся парень на месте.
  Колька даже и не понял, что о нем речь, доставая из пакета бутерброд с колбасой.
  - Николай, елки-палки, ты едешь с нами или жрать будешь? - рявкнул Пал Палыч -Если да - то пулей одеваться!
  Колька на мгновение застыл, а после кинулся к шкафу, где висел его пуховик.
  - Пошли - скомандовал Пал Палыч остальным - А то на его метания смотреть больно...
  Когда Колька выскочил во двор, натягивая пуховик, у входа уже гудел мотором отдельский микроавтобус, небольшой, но крепенький "Форд". Водителя отделу не полагалось, (а может он был и не нужен), и за рулем сидел Герман.
  - Сколько вас можно ждать, Николай? - немного надменно сказал Вика, морща носик.
   Эксперт по заклинаниям почему-то недолюбливала Кольку, совершенно непонятно почему - вроде он ей гадостей не делал, денег у нее не занимал и даже шуток пошлых ей не говорил. Да и вообще никаких не говорил, робея только при одном ее виде, видимо потому, что парень Колька был самокритичный, и по его мнению, до такой красавицы ему было как до луны на тракторе. Не то, чтобы Колька себя в грош не ставил, а просто очень уж она умная да красивая была, у него-то девчонки попроще были всегда.
  - Я ж быстро - пропыхтел он - Я ж не знал!
  - "Я ж, я ж" - передразнила его Вика - А если война? А если враг нападет?
  - Какая война? - пробурчал Колька - С кем? Чего вы опять...
  Вика мотнула головой, как бы предлагая всем полюбоваться на это чудо чудное, но Пал Палыч только погрозил ей пальцем, а Герман уже выруливал со двора.
  - Так, подытожим - Пал Палыч обвел соратников взглядом - Ну, и Николая в курс дела введем, он-то вообще не знает, о чем речь идет.
  - Паша, ты полагаешь, что он вообще хоть что-то знает? - деланно удивилась Вика - Ты ему льстишь.
  - Вика, да ты никак на нашего юного друга глаз положила? - хихикнул Герман с переднего сиденья - Вот не ожидал!
  Колька внезапно ощутил тоску по уютному столу в дежурке, там было поспокойней, чем здесь.
  - Чтоооо! - взвилась Вика, ударилась головой о потолок микроавтобуса, чертыхнулась, и, надув губы, стала демонстративно смотреть в окно.
  - Герман, я тоже это заметил, но не фокусировал на этом внимание - мягко пожурил водителя Пал Палыч - За этим было забавно наблюдать, а ты все испортил. Тьфу на тебя!
  - Ну, извини - в голосе Германа было все, что угодно, кроме раскаяния - Лучше еще раз изложи то, что Ровнину прокурорский рассказал.
  Как выяснилось из рассказа Пал Палыча, этот Кондратьев был старым приятелем Ровнина, и попутно координатором отдела со стороны прокуратуры. Колька уже понял, что в каждом из ведомств МВД был такой человек, который сообщал Ровнину о всех необычных вещах, проходивших по их линии, и таким образом отдел никогда не сидел без работы.
  Вот и сегодня Кондратьев пришел в отдел с одним из таких условно-непонятных происшествий. В одном из окраинных районов Москвы, а именно в Ховрино, ни с того, ни с сего, свели счеты с жизнью сразу пятеро человек, причем между собой никак не связанных, не алкоголиков, ни сумасшедших, в общем - вполне себе нормальных граждан. И что самое странное - все это случилось в течении двух недель, и все они жили в одном доме, в большой одноподъездной башне. Способы самоубийств были разные - кто сиганул из окна, кто повесился, а молоденькая совсем девушка попросту вскрыла себе вены, и при всем этом факт того, это именно самоубийства, никаких сомнений не вызывал.
  Прокуратура на пару с сыскарями проверили все мало-мальски значимые версии - секты, черных риэлторов, еще что-то - пусто и глухо. Более того - все эти люди даже были толком друг с другом незнакомы - максимум здоровались, встречаясь в лифте, да и то не факт, народ нынче пошел неприветливый, и соседей-то по собственной площадке в лицо зачастую не знает.
   Но не сам факт столь странных самоубийств заставил Ровнина срочно высылать туда группу, а то, что случилось несколько лет назад. Тогда там же, в Ховрино, был аналогичный случай. В одном из домов началась такая же цепочка самоубийств, правда не столь скоротечных - тогда это длилось почти год, но и жертв было кудп больше - около десяти. Может оно бы и дальше продолжалось, но у кого-то хватило ума подключить отдел, и Катя Жильцова, тогдашний эксперт, довольно быстро обнаружила след заклинания, но след - не преступник, его в машину не затолкаешь. А вот злодей оказался расчетливый, хитрый и явно сведущий в магии, причем черной, чернее некуда. Он забирал жизненную силу самоубийц, а это страшное и очень скверное дело, а еще большую поганость придавало ему то, что он же и доводил людей до этого греха.
  - А это как же такое возможно? - удивился Колька.
  - Возможно, Николай, почти все - Пал Палыч вздохнул - Вопрос, как это все пресечь.
  След заклинания, который увидела Жильцова, в результате толком никуда и не привел - был он старый, и терялся за пределами квартиры последнего по времени самоубийцы. Не худо было бы посадить засаду - но где ждать этого колдуна - неясно, дом был многоподъездный, да и сколько по времени - тоже непонятно. Но и так это дело оставлять нельзя было, и тогда Ровнин принял решение использовать один из артефактов, хранящихся в отделе.
  - У нас и артефакты в отделе есть? - воодушевился Колька - Круто. А чего мне их не показывали?
  - Вот потому и не показывали, что любопытства и энергии у тебя много - подал голос Герман - Их и мне до сих пор не все показывали.
  - Я так думаю, что все их только Ровнин видел - согласился с ним Пал Палыч - И то не факт.
  В данном случае это был артефакт, который носил кодовое название "Двойное зло" (подлинных названий никто не знал, как зачастую и изготовителей этих устройств. Впрочем, со слов Германа, в некоторых случаях было неясно даже, что и сам предмет делать может). "Двойное зло" экстраполировало вред заклинания на самого заклинателя, причем с нанесением тому двойного предполагаемого урона. Поле действия артефакта было не так уж велико, но вполне достаточно для дома, где происходили массовые самоубийства, и откуда уже массово начали съезжать напуганные жильцы.
  Спустя пару недель артефакт сработал, это было по нему видно - в заряженном состоянии он выглядел как огромный кусок хрусталя, в опустошенном больше напоминал булыжник.
  С тех пор об этом колдуне ничего слышно не было, хотя Ровнин очень расстроился, что не удалось его прищучить. Тем не менее самоубийства прекратились, и Ховрино зажило своей привычной жизнью. И вот на тебе - опять тот же район, те же признаки, разве только что дом не тот же самый. Хотя почерк другой, пять человек за две недели - это вообще за гранью понимания.
  - Так может это не он, может кто еще? - предположил Колька.
  - Может - согласился Пал Палыч - Вот доедем - посмотрим.
  Кончики Колькиных пальцев внезапно обдало холодом. Он удивленно завертел головой и увидел в окне какую-то черную громаду недостроенного здания.
  - Елки-палки - раздалось с водительского места - Вот тебе и раз.
  - Вика? - Пал Палыч глянул на девушку, которая массировала виски.
  - Да как молотком ударило - скривилась та.
  - А это чего? - Колька глянул на оперативника.
  - "Амбрелла" - сказал тот - Ховринская больница, проклятое место, опять стало быть она ожила. Когда же ее снесут уже?
  - Может опять сатанисты чудят? - предположил Герман.
  - Может - вздохнул Пал Палыч - А может и нет.
  - Я до лета туда не полезу - категорично заявил Герман - Ну нафиг, там даже без всякой нечисти ногу можно сломать, там провал на провале.
  Колька посмотрел в заднее окно, в кружении снежинок шестиугольный силуэт удаляющейся больницы смотрелся на редкость зловеще.
  Вскоре автобус затормозил и Пал Палыч раздал финальные указания.
  - Так, Герман. На тебе старушки - божьи одуванчики, они тебя любят, а мы идем за участковым и дальше по квартирам самоубийц. Если что будет - сразу звони.
  Участкового удалось найти быстро, это был замученный жизнью и вчерашним похмельем мужичок лет сорока пяти, в криво сидящей на нем форме.
  - Вот же проклятый район - жаловался он на жизнь сотрудникам отдела - Что ни год - все напасть, то одно, то другое, теперь вот это.
  За разговорами они подошли к дому, Колька задрав вверх голову, посмотрел на его верхние этажи. Дом как дом, цвет правда какой-то печальный - темно-желтый, осенний какой-то. Впрочем, тут почти все дома в такой цвет покрашены - подумал он - Да и улица такая же, осенне-невеселая.
  Только войдя в квартиру последнего самоубийцы, Вика сразу заявила -
  - Не пустышка. Четкие эманации заклинания, причем мерзкого до невозможности. Этот идиот с той стороны помощь призывал, это видно по оставшемуся следу.
  - Чего призывал? - не понял участковый.
  - Не берите в голову - успокоил его Пал Палыч - Это наша коллега шутит. Идите пока покурите, мы тут поработаем.
  - Нашли время и место для шуток - пробубнил участковый и вышел из квартиры.
  Пал Палыч сделал страшные глаза, глядя на Вику. Та, впрочем, и ухом не повела, вышагивая по квартире.
  - След заклинания четкий - сообщила она через пару минут - Заклинание это я не знаю, скажу только, что очень сильное и очень старое, но сплетено грубо, скорее всего читал его дилетант, не понимающий, с кем он имеет дело. Как он жив-то до сих пор?
  - Найдем его - разберемся - обнадежил ее Пал Палыч - Куда след ведет?
   Вика повертелась по квартире и с удивлением сказала -
  - Никуда. Он только здесь есть, он за пределы квартиры не выходит.
  - Не понял - удивился оперативник - Это заклинание здесь что ли творили?
  - Не может этого быть - Вика замахала руками - Тут рунный круг тогда должен быть, чтобы сущности с той стороны сразу заклинателя не сожрали.
  Колька в этот разговор не лез, хотя смысл его улавливал.
  - Хрень выходит - почесал затылок Пал Палыч.
  - Хрень - согласилась Вика.
  В остальных квартирах была та же картина, с той разницей, что след был слабее, а то и вовсе еле различим.
  Через пару часов оперативники собрались у автобуса, чуть поодаль, злобно зыркая на них, топтался участковый.
  - След есть - зацепок нет - мрачно сообщил всем Пал Палыч - Ну, если только Герман нас не порадует. Гера, что у тебя?
  Герман с чувством превосходства окинул коллег и, задрав нос, сообщил -
   - Есть кое-что. Пока вы по этажам шныряли, я с бабой Леной познакомился, что со второго этажа. Чудная старушка, вымирающий вид, когда такие исчезнут - как работать будем?
  - Наблюдательница? - обрадовался Пал Палыч.
  - Она - кивнул Герман - Кто пришел, кто ушел, кто в лифте сикает, кто шалава - все знает.
  - А что еще знает? - Пал Палыч потер нос ладонью - Не тяни!
  - Про уже ушедших много чего, но не это главное. Когда второй чайник допивали, она мне поведала, что банкир-ворюга Старовойтов, что с четвертого этажа, сам не свой второй день. Раньше-то чуть свет на работу бежит, а тут, как алкаш какой-то прямо, второй сутки водку хлещет.
  - С чего бы это? - сузила глаза Вика - Ой как странно!
  - Вот и баба Лена не понимает - кивнул Герман - А он ей не рассказывает. Она со всей душой сегодня с утра к нему подошла, когда тот из магазина с водкой шел, так банкир ее только по матушке послал, чем окончательно убедил бабулю в том, что совесть его замучила, за то, что он народные денежки себе в карман положил.
  - Так если он серьезный банкир, куда его охрана смотрит? - удивился Колька.
  - Какой серьезный? - повертел пальцем у виска Герман - Ты вокруг посмотри, откуда тут серьезные банкиры. Пробил я его уже, начальник валютного отдела в небольшом банке, квартира куплена в ипотеку.
  - Так может на работе проблемы? - предположил Пал Палыч - Дебет с кредитом не сошелся, вот он и забухал? В преддверии неминуемой расправы?
  - Ну, тут я не знаю - развел руками Герман - Пошли к нему, да все и узнаем, других версий все равно нет. Только погодите минутку, я за микроавтобус отбегу - все-таки мы по чайнику каждый выдули!
  Банкир открыл дверь своей этажной секции тогда, когда надежда на это уже пропала, а звонок уже не звонил, а еле курлыкал.
  Перед оперативниками стоял покачиваясь мужчина лет тридцати. С свежей щетиной, в заляпанной пятнами когда-то довольно дорогой сорочке и в трениках.
  - Колоритен - оценил его Герман - Красив. Пошли пообщаемся.
  - Вы кто? - промычал мужчина.
  - Мы... - начал было Герман, видимо собираясь выдать очередной перл. Но Пал Палыч не дал ему это сделать, сунув мужчине под нос удостоверение.
  - Следственный комитет, позвольте нам войти.
  Мужчина сделал мужественную попытку протрезветь, вроде даже попытался выдать что-то по ордер, но после махнул рукой и побрел в свою квартиру. Оперативники тут же двинулись следом за ним.
  - Есть след - заявила Вика, едва перейдя через порог - Совсем свежий.
  - Стало быть, не зря ты чай пил - сообщил Пал Палыч Герману - В цвет вышел.
   - Или - гордо ответил ему Герман.
  А вот попытки разговорить банковского служащего к успеху не привели - он отказывался трезветь, знай только плакал, да бессвязно причитал, все поминая какую-то Лену.
  - Да пес с ним - минут через двадцать махнул рукой Пал Палыч - И так все ясно - ему давят на психику, видать с этой Леной что-то не то у этого буржуина вышло, ну и таким образом к суициду подводят. Его сейчас в петлю любой из нас, если по уму разговор повести, может отправить, а там еще и на психику прессинг неслабый. Опять же, если мы все верно понимаем, вид тех, кто на психику давит.
  - Вот так они в три дня народ и ломали - закончила его мысль Вика - Только все равно непонятно - почему след только до двери, а?
  - Не знаю - Пал Палыч пожал плечами - Колдуны на месте тоже не стоят, прогресс и все такое... Ладно, по расстановке. Герман, дуй за аппаратурой,
  Через полчаса Кольке был выдан микрофон с наушником, маленький совсем, он таких даже в кино не видел, и выданы инструкции.
  - Как бы что ни было, нынче ночью к нашему финансисту придут, и вот тогда мы все равно узнаем, что к чему - путанно, но уверенно сообщил ему Пал Палыч - Что до тебя - дуй на черный ход, этаж на двенадцатый, чтобы быть в аккурат посередине дома, и жди там сигнала. Когда начнется, Вика этого хмыря все равно вычислит и тогда ты пулей летишь туда, куда я скажу.
  Дом был конечно неплохой - признал Колька. Черный ход был теплый, все стекла были у него на месте, не то что в его двенадцатиэтажке. Там бы он за то время, что ждал команды, сто раз бы околел. И еще есть очень хотелось, Колька бутерброды, что на столе остались, раз сто, наверное, вспомнил.
  И, понятное дело, очень скучно было. Он и пистолет собрал-разобрал несколько раз (все-таки местами в отделе был бардак. Оружейки не было вовсе никакой, на вопрос же "Где хранить оружие?", Ровнин только рукой махнул и сказал Аникушке, чтобы тот Кольке маленький сейф спроворил. Колька теперь все время переживал - не случилось бы чего с табельным "Макаровым"), и в телефон поиграл, остановившись, когда деление приблизилось к красному сектору, потом послушал каких-то влюбленных, целовавшихся этажами тремя ниже.
  На Москву опустилась ночь, влюбленные ушли и даже лифты почти перестали шуметь за стеной - жильцы укладывались спать.
   Кольку тоже потянуло в сон, он моргал все чаще, то и дело сидя с закрытыми глазами по минуте-другой.
   - Восемнадцатый этаж! - рявкнуло внезапно в ухе - Бегом, мы тоже туда. Герман, ты нужен здесь, не дай этому придурку в окно сигануть, в крайнем случае по башке ему вдарь! И еще - амулет на тебе?
  - На мне - послышался голос Германа - Никак гости?
  - Они.
  Разговор Колька дослушивал, уже несясь прыжками вверх, перепрыгивая по три ступеньки за раз.
  На этаже уже стояла очень серьезная и бледная Вика, которая приложила указательный палец правой руки к губам, а левой показала на одну из квартир на этаже. Она, кстати, отличалась от других - вместо привычной уже металлической двери, тут была простая, обычная, обтянутая дермантином.
  С шипением раскрылись двери лифта и из него вышел Пал Палыч, который сразу глянул на Вику. Та и ему указала на дверь.
  - Отлично - негромко сказал оперативник - Это не металл, так вышибем.
  - Без санкции? - удивился Колька - Нас же ССБ потом...
  Пал Палыч ухмыльнулся и каким-то невероятно ловким движением нанес удар ногой в центр двери, после которого она распахнулась, осеяв все вокруг деревянной трухой. В руке у него блеснула сталь пистолета и, шагая как-то по кошачьи, но при этом очень быстро, оперативник скользнул в квартиру.
   Вика глянула на Кольку, и нехорошо улыбнулась, тот понял природу улыбки и вынув пистолет двинулся за оперативником.
   - Вы не имеете права - услышал он визгливый голос, как только вошел в квартиру - Кто вы вообще такой?
  - Я смерть твоя бессмысленная - таких ноток в голосе Пал Палыча Колька сроду не слышал - И скорее всего мучительная.
  Колька вбежал в комнату в которой он увидел оперативника, держащего на прицеле неопрятно одетого молодого человека, стоящего в круге, начерченном на полу то ли мелом, то ли краской. Круг был окружен горящими свечами, возле каждой из них был нарисован причудливый значок.
  - Дай сюда заклинание, тварь - грозно сказал Пал Палыч - Дай по-хорошему!
  - Да сейчас - оскалился юноша - Так я и выйду из круга, жди! И вообще - у меня есть права, покажите мне документ, на основании которого...
  - Это он - негромко прозвучал голос Вики - Точно он. А вот почему мы не могли увидеть след.
   Девушка показала пальцем на один из знаков.
  - Здорово придумано, очень оригинальный защитный круг - отметила она, несколько раз его фотографируя на телефон - Кто его придумал? Это точно не ты, в тебе нет магического дара.
  Молодой человек пакостно улыбнулся.
  - Кто надо - тот и писал. А вы вообще кто?
  - Туповат ты, приятель - влез в разговор Колька - Тебе же объяснили.
  И он передернул затвор пистолета.
  - Ой, не пугай - юноша махнул рукой, с зажатой в ней бумажкой - Я кстати сообщаю вам, что я вообще не гражданин вашей страны, я гражданин другой страны. Если вы меня хоть пальцем тронете...
  - Кто. Писал. Заклинание. - лицо Пал Палыча перекосилось и похоже, что проняло наглого юношу.
  - Брат мой - нехотя ответил он - Он тут уже был несколько лет назад, и рассказал мне зачем. А я что, хуже? Я тоже хочу долго жить, вот я у него все и вызнал, когда он в запое был. Он сначала ерепенился, а потом все рассказал.
  - Где он сейчас? - оперативник опустил руку с пистолетом.
  - Где, где... В Голландию уехал, там жить будет, надоело ему у нас.
  Вика и Пал Палыч переглянулись.
  - Еще раз тебе предлагаю - отзови силы и отдай нам заклинание. По-хорошему прошу, в последний раз.
  - Еще раз тебе говорю - иди ты знаешь куда. Доказать вы ничего не сможете и даже задержать меня не в праве. Кто вам поверит?
  Юноша расхохотался.
  - А нам и не надо доказывать. Вика, Коля, на выход, быстро.
  Вика как и сказал оперативник, очень быстро вышла в коридор и буквально через пару секунд ее шаги слышались уже на этаже. Колька тоже вышел из комнаты, залитой свечным светом, зачем-то обернулся и увидел, как оперативник, нехорошо улыбнувшись, стирает ботинком один из знаков около свечи, и еще часть круга рядом с ней.
  - Ты что делаешь!!! - раздался голос юноши, в котором наглость сменилось диким ужасом, огоньки свечей колыхнулись... А дальше Колька не видел, поскольку его буквально вынес в коридор Пал Палыч.
  - Ты чего застрял? - жестко спросил он Кольку, закрывая дверь, из-за которой слышалось какое-то сопение и повизгивание - Сказал же - уходи.
  - Поехали - раздался жалобный голос Вики, которая уже стояла в лифте - Пожааалуйста.
  Девушка была очень бледна, под глазами обозначились тени, она держалась руками за виски, а ее сумочка валялась на полу кабины.
  - Не ждала бы нас, малышка - Пал Палыч нажал на кнопку с единицей - Тяжко?
  - Ох - ответила ему Вика.
  На улице она немного порозовела, а после глотка коньяку из фляжки, которую ей протянул Пал Палыч, и вовсе отошла.
  - Герман - тем временем произнес Пал Палыч - Все кончилось?
  Видимо тот ему что-то ответил, поскольку Пал Палыч продолжил -
  - Там, я так думаю, тоже все уже закончилось, они тянуть не будут. Тебе надо пойти в квартиру и забрать заклинание, оно было у этого идиота в правой руке. Только осторожней, мало ли кто из гостей задержался.
  - А кто это был? - спросил Колька у оперативника, поняв, что он договорил с напарником.
  - Ты сейчас про кого? - не понял его Пал Палыч - Про этого идиота?
  - Да с идиотом как раз все понятно - махнул рукой Колька - Кого он призывал-то и зачем? Ну, про зачем я догадываюсь...
  - Это сущности из других измерений, их в старину частенько принимали за чертей - пояснил оперативник - Этот дурак призывал их и заставлял влиять на психику людей, те кончали жизнь самоубийством, а заклинание позволяло ему забирать себе их непрожитые годы. Этому колдовству знаешь сколько лет? Сен-Жермен, Калиостро - я так думаю, что они ходили той же дорожкой.
  - Но его брат хорошо над ним поработал - заметила Вика - Завтра же засяду за него, очень любопытно. И вот еще - почему именно здесь, в Ховрино?
  - Не знаю - пожал плечами Пал Палыч - Энергетика, "Амбрелла", память места... Не знаю.
  - А с дураком что? - спросил Колька.
  - А с дураком все - ответил ему Пал Палыч - Кстати, вот и Герман.
  Герман подошел, протянул оперативнику бумажку и утвердительно кивнул головой.
  - Совсем все - закончил фразу Пал Палыч - Этим сущностям человека с ума свести - в радость. А уж душу заклинателя сожрать - вообще праздник, и как по нам - поделом ему, паскуде. Все равно эта гнида не угомонилась бы, не здесь пакостил бы, так еще где-нибудь. Или ты считаешь, что мы не правы?
  - Отчего же - Колька сплюнул на снег - Убит при задержании, обычное дело.

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"