Васильев Денис Иванович: другие произведения.

Враги Государства (воспоминания толкиниста)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вместо аннотации: Если вкратце, то эта книга - литературный стеб над современными политическими и общественными деятелями, олигархами, представителями шоу-бизнеса, неформалами, гопниками и даже (О, Боже!) представителями силовых структур! И все это переплетено вокруг судьбы обычных, простых парней - рыцарей Исторического Клуба Хольмгард... Более подробное представление обо всем сказанном вы можете получить, только прочитав саму книгу!


  

Денис Васильев

  
  
  
  
  
  
  
  

Враги государства

(воспоминания толкиниста)

Юмористическая повесть

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Вместо аннотации: Если вкратце, то эта книга - литературный стеб над современными политическими и общественными деятелями, олигархами, представителями шоу-бизнеса, неформалами, гопниками и даже (О, Боже!) представителями силовых структур! И все это переплетено вокруг судьбы обычных, простых парней - рыцарей Исторического Клуба Хольмгард... Более подробное представление обо всем сказанном вы можете получить, только прочитав саму книгу!
   Ваши предложения и отзывы можете направлять по адресу: avalon.com@list.ru

Денис Васильев.

   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

115 стр., Times new roman, 2010.

All rights reservedNo Денис Васильев, 2010.

  
   Далеко не все события, описанные в данном произведении, основаны на реальных фактах. Хронология некоторых происшествий и дат намеренно изменена. Все совпадения, в т.ч. имен и названий - случайны, и обжалованию не подлежат.

Денис Васильев.

  
  
   Посвящается Историческому Клубу "Авалон" (г. Челябинск).

Денис Васильев.

  

Часть первая.

Перераздел

  
   "Если ты подался в рыцари,
   То окажешься в милиции..."

Древняя мудрость

  
   На волоске судьба твоя
   Враги полны отваги
   Но, слава Богу, есть друзья

И, слава Богу, у друзей есть шпаги!

Надо же как-то утешить себя перед боем...

  

1.

   - ... И вот, когда один из орков* высунулся из кустов, я смотрю - у него в руках резиновая дубинка...
   - Один из орков? - переспросил кто-то.
   - Ну, охранник, - подсказал другой.
   - ...то я, сам понимаешь, долго ждать не стал: достаю самую мою заветную стрелу ("стрела Элендила" называется), хорошенько прицелился и так приложил ему в глаз, что у того и очки черные на лоб съехали...
   - А стрела-то настоящая была?- снова задали вопрос.
   - Конечно, настоящая - с твердым резиновым наконечником!
   - И от такой очки на лоб съехали? - засомневались в соседнем отделении маленького, вонючего "обезьянника".
   - Конечно - если стрелять с пяти метров! Мало того, очки по инерции еще и вокруг головы обернулись!
   Послышался громкий хохот.
   - Да ладно, хрен с ними, давай дальше! - нетерпеливо потребовал кто-то.
   - ...Ну, так вот... И начинает он, значит, эти очки вместе со стрелой из глаза выковыривать, а я думаю: "щас я тебе, гад, еще пистонов добавлю!" Достаю меч из ножен, и только размахнулся, как слышу - трубят!
   - Отставшие войска на битву подходят?- поинтересовался сосед по камере.
   - Не, это обедать зовут!- пошутил другой, но никто почему-то не засмеялся.
   - ... Думаю: "что за хрень", но все же разворачиваюсь и вижу! Э-э, парни, тут даже меня дрожь пробрала! - и рассказчик неожиданно замолк, драматически выпучив глаза, и как бы давая слушателям вжиться в состояние дрожи, о которой только что рассказывал.
   Весь "обезьянник" возбужденно затих, только один маленький гопник (но зато с фингалом под глазом) храбро решился почесать нос, но передумал и также присоединился к общей атмосфере.
   - ... Да, парни, я многое видел на своем веку, но такого зрелища никому не пожелаю! Смотрю: несется на меня огромная хреновина, я бы даже сказал хтоническое чудовище, сверкая красно-синими глазами, которые еще и вращаются по своей оси - видимо для устрашения, и при этом трубит мерзкими звуками, наверно призывает всех к себе - я, мол, вожак, все ко мне, и не ерепениться! Но меня так просто не возьмешь! Это я только в первую секунду струхнул малость, а потом-то понял - Мумак это обыкновенный, и значит брать его надо как?
   - Как нужно брать?
   - Как! - хмыкнул говорящий. - На копье, конечно! А копий-то мы после Нового года заготовили во сколько!- и рассказчик выразительным жестом поперек горла показал, как много копий было заготовлено после означенного события.
   - Правда, некоторые из ребят изготовляли их непосредственно после Нового Года, так что часть копий остались кудрявыми и почти зелеными, но это даже и к лучшему - мумаки подумали, что это простые елки из леса, только со звездами... и не испугались!
   - А почему были звезды, а не обычные копейные наконечники?
   - Это же маскировка, баклажан! Наконечники ведь, понимаешь, снимать-одевать нужно очень долго! К тому же - вот если ты в июне пойдешь по нашему городу с палкой, одетой в средневековую стальную шнягу (да еще с затупленным, как монета, концом), о тебе что подумают?
   - Что я - идиот!
   - Вот именно! А если тот же самый наконечник замаскирован под рождественскую звезду?
   - Тоже же самое, наверно!
   - Ошибочка, ребятушки! Люди подумают, что ты еще празднуешь Новый Год, и при публичном задержании милицией многие граждане будут очень тебе сочувствовать!
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Примечание: из повседневного толкинистско-русского словаря:
   Орки - охранники или сотрудники МВД младших званий.
   Назгулы - сотрудники МВД старших званий или спецназ.
   Стрела Элендила - бронебойная стрела с мощным резиновым наконечником
   Мумак - милицейская машина или любое другое транспортное средство (по
   обстоятельствам).
   Мордор - место обитания орков и мумаков.
   Башня Сарумана - место обитания назгулов.
   Эльфы, гномы, хоббиты, тамплиеры (и другие) - представители соответствующих
   этнических группировок в стане толкинистов. Часто враждуют между собой.
   Пендальф - звание местного авторитета в ролевой среде, он же держатель общака из
   свитков, посвящений в рыцари и иных безусловных ценностей.
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   - Ты ладно, кончай это фуфло толкать! - послышались возбужденные голоса. - Дальше давай рассказывай!
   - Так вот, о чем это я?.. - продолжил тот. - Ах, да! Ну, в общем, несется на меня эта скотина с красно-синими глазами, а на обдумывание остается секунд десять, не больше! Но я ведь Король Королевства (а это вам не хухры-мухры), поэтому сообразил быстро! Кричу своим рыцарям и прочим "шкетам": "поднимайте, мол, копья и елки вверх, да держите их в один ряд!" Слава Богу, все необходимое тут же, под рукой, оказалось - подготовились-то мы основательно! Ну, мои парни побитых орков бросили, и стоят в ряд тут как тут - елки эти поднимают, значит, навстречу Мумакам!
   Некоторые рыцари, правда, сразу обратно кинулись, и кричат что-то несуразное, типа "мне еще сессию сдавать надо" или "у меня семья, дети, я жить хочу!". Но большинство оказались нормальными, правильными, и смело уперлись ногами в основания копий. "Храброе сердце" смотрел? Вот так и встали! А тут первый Мумак как раз и подоспел! Аккурат на нас навалился, и главное кричит русским голосом (их там, видимо, в Мордоре этому специально обучают): "Дави их, падл, мы из МВД, нам все равно ничего не будет!"
   - Ну, это-то точно! - подтвердил кто-то именно такую версию развития событий.
   Тут рассказчик вытер лоб и перевел дыхание. Слушатели, как по команде, тоже затеребили волосы и вздохнули.
   - Ну, в общем, не все звезды на копьях оказались прочными, а некоторые вообще рассыпались - это парни железные наконечники под стеклянные насадки забыли нацепить! Но большинство, слава Богу, хоть и затрещали, но выдержали! Тем более, что Мумак до нас и добежать-то не успел! У нас как раз в этом месте яма была вырыта и замаскирована, он туда мордой вниз и сиганул! Ну, глазки цветные повращались-повращались, и закатились... Захрипел этот бедняга и издох!
   Я подошел к нему, и только подумал: "Хана ему!", как слышу: он брюхом матерится! Оборачиваюсь - и точно! Брюхо-то со скрипом открывается, а оттуда, аккурат из задницы, назгулы вылетают с черными башками и глазами здоровыми, продолговатыми, остекленевшими! Ну, тут мне чуть второй раз Кондратий не пришел от такого подарка, да и остальным ребятам тоже было не легче!
   Но через секунды две я в себя пришел, и закричал: "Вперед, рыцари Королевства!" Тут и остальные наши очнулись! Тем временем вижу - первый назгул уже лезет из ямы! Ну, думаю: "Тебе че, больше всех надо, что ли?" Размахнулся мечом (а он у меня тяжелый, на латный доспех рассчитанный), да прямо по тыкве тому и приложил! Вижу - лезть ему расхотелось, но перед остальными своими соратниками, видно, стало стремно!
   Потом я уже узнал - это ведь сын какого-то Мордорского начальника был, его командиром по блату назначили, вот он себя крутым, видите ли, показать и хотел! А еще назгул! - тут говоривший смачно сплюнул и еще сочнее выругался.
   Дальнейшее изложение рассказчика стало смутным и невнятным. Единственное, что удалось понять слушателям о последовавшем за тем развитии событий - это то, что рыцари (да и сам Король) сражались очень храбро, но силы были явно не равны!
   Назгулы вились вокруг бравых защитников Королевства, как коршуны! К тому же, им полезли помогать начавшие не ко времени очухиваться, битые орки. Правда, они были не очень полезны назгулам, так как уже успели почувствовать на себе всю храбрость рыцарей! Но большая часть нападающих все же оказалась в состоянии окружить немногочисленных защитников Королевства, и наконец-то посадить их всех в служебного Мумака со страшными красно-синими глазами!
   Так как состав рыцарей был разношерстным, и частично состоял из гномов и эльфов, то именно тем удалось улизнуть от прихвостней Мордора, пользуясь умением закапываться и совершенным знанием леса! Захомутали же в основном представителей хоббитской и человеческой расы, а в довесок к ним (чтобы не скучали) отправили ни за что, ни про что влипших в это дело тамплиеров.
   О том, куда их везут, Король узнал уже только глядя на трясущийся лес через решетчатое брюхо скоропостижно выздоровевшего транспортного средства, не забыв спросить об этом одного из оставшихся в живых назгулов.
   - "В Большой Дом, родной!" - с этакой вот мерзкой улыбочкой ответил тот мне, и я понял - дело серьезное, ведь везли нас не куда-нибудь, а в Башню Сарумана! Значит, пыток не избежать! Самому Пендальфу, и то здесь мало не показалось, - горько прибавил рассказчик.
   - Да ладно, братан, не расстраивайся, перекантуешься как-нибудь, а если попал - держись до конца, не вздумай колоться! - решил подбодрить его какой-то гопан в спортивном костюме, но прозвучало это как-то неестественно ласково, даже учитывая характер говорившего. - И не такое бывало! Но, главное, запомни - все будет хорошо... Все будет нормально, - подмигнув остальным сокамерникам, повторил он, а те в свою очередь, сдерживая хохот, дружно закивали. - Вот я, например...
   Ласковый гопник еще долго бы излагал историю своего печального задержания, но на этом его перебил резкий голос милиционера:
   - Воронин, Васин, на выход!!!
  

2.

   Начальник УВД по Центральному району майор Суслов сидел в кресле за столом, тяжело подперев голову руками, да это было и понятно! Голова начальника была отягощена самыми разнообразными мыслями, отчего вес ее с каждой минутой стремительно увеличивался! Здесь были и размышления о ссоре с женой, и служебная бумажка о сломавшемся не вовремя милицейском уазике, который почему-то пришлось вытаскивать из глубокой ямы (почему, в бумажке не сообщалось), но главное - "палочки" в плане!
   Начальником отделения майор Суслов стал сравнительно недавно. Предыдущий его коллега был мужиком веселым, такими же веселыми были и его способы увеличения числа этих, так называемых "палочек"! Начальство требовало норматив вне зависимости от количества тех показателей, которые могли бы взять на себя многочисленные уголовные элементы, остававшиеся на свободе, даже если бы все они, вместе, взявшись за руки, пришли и дружно покаялись в собственных грехах! А уже знакомые с системой антиобщественные элементы энтузиазма сотрудников не разделяли, и часто вообще открещивались от всего подряд, даже от своих собственных грехов, так что каждую трудовую победу буквально приходилось брать с боем!
   Но был у предыдущего начальника и один удобный метод, наверное, самый веселый из всех! Благодаря этому методу, он мог уверенно смотреть в глаза всех генералов на свете, зная, что теперь спасение утопающих - всецело в руках самих утопающих, как и квартальные показатели. Да и нехитрым тот способ был, всего делов-то: к какому-либо человеку, желательно приезжему и с "чебуречной" внешностью, подходили на улице двое в штатском, и вежливо просили доставить до нужного места обычный целлофановый пакет, но за необычайно высокое вознаграждение, которое якобы ожидает его на месте. Предложение было заманчивое, хотя некоторые люди все же отказывались. А слишком жадные, или глупые получали заслуженное вознаграждение - правда, совсем не то, на которое они рассчитывали - несколько лет тюрьмы!
   Но желающие все-таки находились, показатели медленно, но верно улучшались, а смешная ситуация за толстыми портьерами ментовских кулуаров превращалась в очередной анекдот. В общем, с юмором был старый начальник!
   Но однажды, то ли по недосмотру, то ли из-за излишней фантазии исполнителей, нехороший пакет попал не к тому человечку - а именно, к племяннику какого-то местного "папика", родом из гордой южной республики! Пойманного "с поличным" пацана пришлось отпустить, а самого проштрафившегося начальника, от греха подальше, перевели командовать в другой район. Такими были дела главы этой грозной структуры непосредственно перед описываемыми событиями!
   И хотя причины радоваться у сидящего в кресле все же имелись, настроение все же было отвратительное! А тут еще и эти сумасшедшие, называющие себя "рыцарями"! И откреститься от этого дела нельзя, и пускать в ход как-то не очень удобно - потом всю жизнь над тобой коллеги ржать будут, а может еще и какую-нибудь гадостную кличку придумают - "борец с эльфами", например!
   "Ладно, пришьем что-нибудь нейтральное, - подумал начальник, - типа злостного сопротивления сотрудниками или хулиганства, а там посмотрим!".
   В этот момент дверь в кабинет отворилась, и на пороге появились двое. За ними маячил сонный милиционер.
   - Заключенные доставлены, товарищ майор! - отрапортовал милиционер.
   - Ладно, иди! - махнул рукой начальник, и сделал приглашающий жест в сторону новоприбывших. - Ну что ж, проходите, коли пришли...
   - Как же, пришли, - недовольно проворчал один из тех, к кому были обращены слова майора. - Правильнее сказать - "привели".
   - Ну, ты это, не очень-то тут! - блеснул глазами Суслов.
   - А, какая теперь разница, раз Империя пала... - обреченно вздохнул дерзкий пришелец, и подтолкнул в спину своего товарища. - Ладно, пойдем!
   - А вот это правильно, - наконец-то обрадовался сидящий за столом, - какой смысл покидать этот мир под стоны и хрипы "неизлечимо сидящих"?! Веселее, эльфы! Умели воевать - умейте и ответ держать!
   - Вот и мы! - провозгласил первый из присевших. - Ну, что говорить?
   - Как что? - удивился майор. - Рассказывайте, но только по порядку!
  

3.

Рассказ задержанных

   Жили эльфы в городском лесопарке. Сами никого не трогали, а занимались разными интересными вещами: строили деревянные замки (благо сухостоя было в избытке), бегали по тому же лесу с пластиковыми (или, на профессиональном жаргоне - с текстолитовыми) мечами, пугая и оживляя взгляды отдыхающих, устраивали средневековые турниры да исторические рыцарские свадьбы, шили себе одежду из старых занавесок с гербами неизвестных историческим факультетам рыцарей, а в целом - радовались жизни! В основной своей массе это были молодые люди и девушки, избравшие себе именно т.н. "ролевое" движение (как это называется), как интересный и нестандартный способ проведения времени.
   Но беда, как водится, подкралась незаметно, да еще и не одна, приняв вид толстой чиновницы из комитета по лесному хозяйству! В хозяйстве том было, как и в любом другом ведомстве нашей страны, многое не в порядке. В числе прочего, как всегда, была в наличии и неблагоприятная пожароопасная обстановка. Но решение проблемы нашлось быстро! Под лозунгом "Туши или проиграешь!" началась очередная кампания по выявлению "изредка виноватых" и "что-то не то делающих"! Тем более, что долго искать не пришлось!
   В городском парке всегда было много разного народу. Самую большую и, безусловно, неблагополучную в пожарном отношении, группировку старичков и старушек отмели быстро - война с обществами по защите ветеранов лесхозу была не нужна! Нелояльному существующему режиму клану мамаш, а также беременных и с детьми, хвост также решили не прищемлять: родят еще от волнения не во время, и не то, что нужно - потом тебя же во всем и обвинят!
   А тут как раз, очень кстати, было найдено совершенно гениальное решение - толкинисты! Чем занимаются - никому непонятно, какие-то замки строят, плащи из занавесок шьют... Никто за них и не вступится! Одним словом, это был наглый рассадник поджигательства и злоупотребления! Их-то и решили отработать, как наиболее предпочтительный вариант.
   На следующий же день в городском бору появились первые бригады зачистки. Деревянные башни и замки, несмотря на протесты их строителей, безжалостно уничтожались, а если рядом не оказывалось свидетелей - то просто сжигались! Именно так были уничтожены несокрушимый Гондор, а также "простоявший тысячи лет" Минас-Тирит, великие и непобедимые Дыгбург с Гырбургом, и даже самодельная землянка гномов - незабвенная Мория, в которую смогли войти только те, кто сказал "друг", и ничего не сказавший, по причине отсутствия мозгов, железный ковш экскаватора - ведь, по версии начальницы лесхоза, именно там и прятались поджигатели лесного хозяйства после всех своих темных дел!
   События развивались стремительно! После первых успешных действий групп зачистки, немалая часть бывших толкинистов просто перестала понимать, чем занять внезапно появившееся в их распоряжении свободное время. Многие начали развлекаться по обычным схемам рабочего человека, отчего работы у милиции только прибавилось. Зато за пожарную обстановку в лесу теперь можно было не беспокоиться!
   Однако, так повели себя далеко не все! После описанных ранее печальных действий властей, Король сгоревшего Королевства "Хольмгард" (было, оказывается, среди потерпевших и такое!) собрал всех своих самых преданных друзей на последний совет - что же делать дальше!
  
   Тут необходимо заметить, что Король, по природе своей, был человек с одной стороны очень благородный и романтичный, стремящийся к идеалам рыцарства и, что немаловажно, умеющий этими идеалами заразить всех, кто находился хотя бы на расстоянии ста метров от него (да так, что тому человеку хотелось немедленно вскочить на боевого коня, и тот же час скакать и скакать навстречу своей прекрасной даме, и беспримерным деяниям в ее честь)!
   С другой стороны это был человек постоянно во всем сомневающийся и непрактичный, не умеющий даже тех, кого он этой жаждой подвигов заразил, самостоятельно направить в нужное русло и твердо возглавить! Внешне это был высокий и худой молодой человек, с торчащими в разные стороны ребрами, локтями и коленями. Прикрывалось все это великолепие длинными густыми волосами до середины спины, собранными в косичку.
   Началось же все так: однажды, в пору еще ранней юности, Король (а тогда еще просто Сашенька Воронин) увидел в одном родительском журнале изображение рыцаря в блестящих доспехах! Ну что нам сказать на это? Доспехи на теле рыцаря блистали, острый меч, притороченный к поясу, сверкал на фоне возносящегося к небесам замка - и Саша пропал! Началась эра великой борьбы романтизма с серой безрадостной реальностью!
   И проросли рядом с вековыми соснами городского лесопарка замковые стены из сухостоя и веток! И началось великое превращение алюминиевых гардин в королевские Эскалибуры, а оконных занавесок - в алые рыцарские плащи и туники! Родители начали бить тревогу только через год-другой - то есть тогда, когда ничего, в общем-то, уже нельзя было исправить (как и будущую специальность их сына - "историк").
   Саша уже был Королем, и у него было свое Королевство! Впрочем, Королевство это было странным... В нем было всего несколько постоянных граждан. Остальные же, поначалу так радостно воодушевляясь увиденным, почему-то скоренько уходили куда-нибудь в другое, более теплое место. "Нехватка внимания со стороны Короля, - так выразился один "особо умный" психологический товарищ из "монаршего" окружения. - Да и дел-то реальных, если честно, маловато... Одними обещаниями, да романтикой сыт не будешь!"
   Собственно, вот и все, чем могло похвастаться первое лицо Королевства к описываемому моменту.
  
   - Ну, что будем делать, господа и дамы? Я не знаю... может у вас будут какие-нибудь предложения? - спросил после тех трагичных событий, на очередном совете, своих подданных Король. - Многие ушли, часть запила, один вообще женился! Если мы будем двигаться такими темпами, то что же нас ждет?
   - А может, уйти подальше в лес, и продолжать строить? - внес предложение один из рыцарей Королевства. - Может, там нас не найдут?
   - Нет, это не выход! Мы не мыши, чтобы прятаться по дырам!- встав во весь рост, благородно ответствовал глава Королевства, и он был прав. - Есть другие предложения?
   - А, может, подраться с ними? - пискнул кто-то.
   - А сам ты будешь драться? - и Король пристально посмотрел ему в глаза. - Нет? Вот то-то же!
   И тут поднялся граф Мерлин, правая рука Короля!
  
   Об этом молодом человеке также нужно сказать хотя бы несколько слов! В отличие от Короля, умевшего вдохновить других одной силой слова, граф был человеком глубоко практичным, хотя и не лишенным своей доли романтизма. Но его романтика носила иной характер. Это было поведение линейного полководца, во многом основанная на, порой, необоснованном упрямстве, смешанном с определенной долей грубости, вспыльчивости, и даже некоторой... как бы сказать... присущей всем руководителям надменности, что ли, и потому в итоге часто приводило к большим напряжениям в отношениях с людьми!
   В отличие от Короля, мечты которого могли долгими годами парить где-то высоко в эмпиреях, граф Мерлин всеми силами стремился к воплощению приходивших в голову идей в земное обличье. Любая оторванность слов от дела, и невозможность их практического воплощения глубоко раздражала и огорчала его, что часто и выливалось в нетактичность по отношению к разным людям. Внешность Мерлина также отличалась от облика Короля - если монарх был высок и худ, то граф был крепкий и коренастый человек среднего роста, с короткими волосами, и развитой по причине регулярных спортивных занятий мускулатурой, плюс ко всему прочему, обладал светлой курчавой бородой.
   В компанию современных рыцарей он попал и вовсе случайно! Однажды, как и всегда, Мерлин (тогда еще Дима Васин) рванул на ежегодный бардовский фестиваль в компании нескольких школьных друзей и одной гитары, подаренной музыкантом-отцом. Там, на фестивале, приняв по традиции немного на грудь, он разговорился с миловидной соседкой по лагерю. Соседка была не одна, но в компании некого молодого человека, что поначалу несколько помешало задушевной беседе.
   Но Дмитрий, как истинный джентльмен, все же дождался, пока она выполнит в соседней палатке свой гражданский долг, а когда ее кавалер перекурил и крепко заснул, молодые люди продолжили прерванную беседу, перемежаемую иногда звоном старой гитары. В ходе оной выяснилось, что дама из палатки занимается и вовсе странными вещами - а именно, является "толкинисткой"! Что это значит, Дима тогда и слыхом не слыхивал, но именно это его и заинтересовало. Может быть, потому он все же договорился о еще одной встрече с новой знакомой - когда-нибудь потом, по приезду назад, в каменные джунгли.
   Отношения их с этой девушкой в городских условиях были недолгими, но главное было сделано - он познал, что такое "толкинисты"! Его будущая встреча с Королем была просто предопределена! А уже после того, как на совместной фехтовке Дмитрий засветил Королю мечом в глаз - у них и вовсе возникли очень теплые, приятельские отношения. Скоро Дима уже вошел в состав Королевства, а позже стал одним из главных его лидеров, приняв новое имя и титул, в будущем известные в соответствующей среде, как "граф Мерлин"!
  
   - Я думаю, раз мы не можем их нейтрализовать, нам нужно себя легализовать! - сказал Мерлин, поднявшись со своего места, и несколько разрядив напряженный разговор. - Нам нужно оформить официальную спортивную организацию, арендовать место под тренировки - здесь же, в лесу, и подтянуть общественность!
   - Правильно! Это мысль! - послышались голоса.
   - Но... кто возьмется за это? - приподнявшись, с сомнением спросил Король. - Ведь это не два бревна к стене приколотить, на это нужно время и деньги!
   - Я займусь! - уверенно ответствовал граф. - И мы все сделаем так, что никто из этих тварей отныне не сможет сказать нам даже слова "против"!
  
   Не всем пришлась по душе идея графа Мерлина! Некоторые люди ушли, организовав свои притоны, но все же первотолчок был сделан. В следующие несколько месяцев была проведена большая и трудоемкая работа по оформлению, и запуску юридического лица под названием "Исторический клуб Хольмгард". Были налажены связи с администрацией города и, хотя в подавляющем большинстве там сидели люди, совершенно не заинтересованные в появлении новых культурных ростков на почве своего сурового уральского города, тем не менее, нашлись и другие, пообещавшие помочь в таком не простом деле! И вот, в начале июля, был созван очередной совет, на котором граф Мерлин объявил буквально следующее:
   - Господа и дамы, я рад вам сообщить, что, в результате упорных усилий, нам удалось убедить администрацию нашего рабочего города, что нам нужны не деньги, а нечто меньшее - а именно, его культура! После этого они решили пойти нам на встречу, и отдали нашему клубу в пользование одну из бывших баз отдыха, на краю городского лесопарка, разрушенную еще с советских времен, при условии охраны и уборки этой территории, сроком на 2 года. Виват, господа!
   Прошло три месяца. Граждане новоиспеченной организации уже вошли во владение территорией, построили пару замков и множество тренировочных снарядов. Теперь сотрудники лесхоза смотрели на них, держась на расстоянии, и уже начало казаться, что так было и будет всегда, как вдруг, однажды, во время очередного сражения, к Королю, держа в руке какую-то бумагу с печатями, быстрым шагом подошел Мерлин!
   - Отойдем в сторону, есть разговор!- сказал он.
   Король хотел было выразить свое недовольство, но заметил, что граф чем-то взволнован, и понял, что произошло нечто важное.
   - Что случилось?!
   - Вот, прочти! - протянул ему принесенную бумагу тот.
   - Что это? "Предписывается в течение недели покинуть территорию бывшего ..." ничего не понял! Кем предписывается? И почему? Ведь мы же заключили договор на 2 года! Разве нет? - вопросительно посмотрел на него Король.
   - Сам ничего не знаю! Завтра лечу в администрацию, и выясню, в чем дело!
   Новость быстро разнеслась по клубу! Сражений в этот день больше не было.
  

4.

   - Как бы тебе это объяснить?.. Понимаешь... был звонок из весьма весомой организации, ну и там объявили, что территория бывшей базы "Салют" должна перейти в их ведомство. Проще говоря, нас просто поставили в известность...
   Граф Мерлин стоял перед мощным столом руководителя одного из отделов администрации города и тяжело слушал. Он слушал, и не мог понять, не хотел понимать ничего из того, что ему говорила сейчас пожилая руководительница госаппарата администрации.
   - Но почему вы должны так просто отдать им эту территорию? Ведь это ваша собственность, а не их!
   - Так-то оно так, да только организация уж очень весомая...
   - То есть они ее просто отбирают?! Да?
   - Ну, я бы так не сказала, просто мы ее... ммм... передаем на их балланс... добровольно... вроде как...
   - А как же мы? Что будет с нами? - взволнованно спросил Мерлин.
   - Что будет, что будет!!! - сделала возмущенное лицо начальница. - Ничего не будет, поживете, как раньше, ведь до этого вы как-то существовали, и ничего...
   - Вот именно, что "как-то"! Ведь я же объяснял вам ситуацию, рассказывал, что нас просто выдавили из леса! Теперь обратный ход для нас закрыт!
   На некоторое время в кабинете повисло молчание. Граф не знал, что еще сказать этой женщине, вершительнице судеб. Начальница же как-то тоскливо отвернулась в окно.
   - Зачем хоть она им? - несколько поуспокоившись, спросил Мерлин. - Что они там будут делать?
   - Элитную базу с саунами строить вроде...
   - Элитную базу?!
   - Да это и не сама прокуратура это вовсе, - выдавила наконец начальница, - просто какой-то высокий чин хочет делать именно там свой бизнес - другого места, понимаете ли, не нашел! А проходит все через их ведомство. Вот так-то, дружок!
   - И мы из-за этого козла должны бросить все? Все, что мы сделали своими руками? Ну, уж нет! Не выйдет! - крикнул граф и повернулся к выходу.
   - Постой, ты что это задумал?! - аж привскочила начальница. - Освобождай базу сегодня же! Иначе вас просто выкинут оттуда!
   - Это мы еще поглядим, - выходя из кабинета, проворчал Мерлин.
  
   Дальнейшие события показали, что поглядеть можно, но только издалека! Суд не принял во внимание договор, представленный истцом, по которому право занимать данную территорию в течение двух лет оставалось исключительно за исторической организацией "Хольмгард". Напротив, клубу предписывалось, в течение ближайшего времени, освободить данное место, и это еще не считая расходов на судебные издержки!
   На следующий же день было назначено общее собрание членов клуба. После тягостной речи Мерлина, и повисшей после этого паузы, слово взял Король:
   - Ну что, какие будут мнения?
   - А что еще думать, надо освобождать базу, пока туда не приехали судебные исполнители с ОМОНом...
   - Но ведь мы столько времени и сил в нее вбухали! Неужели нет никакого выхода? Граф, скажи хоть ты! Неужели?..
   Граф Мерлин медленно поднялся со своего места. Помолчав немного, он начал говорить:
   - Психологи говорят, что выход есть всегда, но достойный из всех возможных, сейчас, по-моему, только один - тупо защищать то, что мы создали своими руками!
   Начался глухой ропот. Послышались выкрики! Король быстро привстал, и поднял вверх руку, устанавливая тишину.
   - Как так? Объясни нам, что ты хочешь сказать!
   - А я хочу сказать, что мы очень долго тренировались только на снарядах, пора уже использовать наше умение и в реальной ситуации! Мы построили крепости, у нас есть баллисты, мы отковали себе кольчуги и шлема! Так что же нам мешает применить все это, кроме нашего собственного страха? Или вы хотите кончить как Аркес? (Аркес был одним из тех, кто спился с горя, после разгона лесного Королевства.)
   Сделав небольшую паузу, Мерлин продолжил:
   - Понимаю и не требую от вас немедленного решения... Через три дня нас придут выселять отсюда! Даю вам на размышления один день! А завтра все, кто решил отстоять свой дом и свою честь, приходите сюда. Нас ждет серьезная работа! Все, собрание считаю законченым!
  
   На следующий день все пришедшие выстроились пред главной крепостной стеной Хольмгарда. Король и граф Мерлин встали перед собравшимися. Всего перед стеной стояло 33 человека.
   - Я рад, что пришли почти все, - начал Король.- Не пришли только Дюк, Джером и несколько людей иже с ними! Они всегда больше ворчали, и больше хотели клепать шлема, чем защищать свою честь, надев свои творения на голову. Тьфу! Да что тут говорить? Но я хотел бы знать наши дальнейшие планы, граф!
   - Прекрасно!- ответил граф Мерлин. - Тогда начнем!
   Двое суток продолжалась подготовка укреплений! Рылись траншеи, строились заграждения и дополнительные фортификации, расставлялись баллисты и другое оружие. Также до мелочей отрабатывались последние штрихи разнообразных тактических построений. Было сформировано несколько отвлекающих групп и развед-отрядов, проработаны лучные позиции на угловых башнях, для перекрестного обстрела территории, а также в защиту было "вшито" несколько основных, ударных и защитных сил разделенных на блоки и отряды артиллерии. Замковым камнем всей этой конструкции был "коридор смерти", сразу за главными воротами!
   После окончания предварительной подготовки, все собрались около подъемных ворот.
   - Теперь все готово! - резюмировал окончание граф Мерлин. - Мы знаем, кто и что делает во время битвы, и теперь все зависит только от нас самих! От нашей настроенности на победу, я бы сказал! Так сделаем же это, братья!- и он как-то, несколько помпезно, выбросил вверх руку с обнаженным мечом.
   - Даешь победу!!! - поддержали и все остальные.
   - Ну, а теперь - спать! И да завоюем мы свое право на жизнь с большой буквы Ж! Завтра у нас сложный день!
  
   На следующее утро все, как один, были на своих позициях. Солнце еще только мечтало о зените. К крепостной стене нестройно подбежала разведывательная группа копейщиков.
   - Ну, что там? - быстро спросил Король. В этой ситуации медлить было нельзя!
   - Приближаются, мессир! - не уступая ему в скорости, ответил командир группы, кучерявый парень с копьем в руке.
   - Все на позиции!!! Готовься! - прокричал Мерлин, и встал на втором этаже стены, над подъемным мостом. Воины Хольмгарда замерли...
   Невдалеке, на полузаросшей лесной дороге, показалась группа машин! Подъехав поближе, в кабинах заметили толпу на замковой стене. Головная машина заерзала и притормозила. Из нее вылез толстый, низкий мужичок в парадном костюме, с широким лицом и, несколько поколебавшись, направился к подъемным воротам.
   - Что здесь происходит?- спросил мужичок, подойдя к первой линии обороны.
   - А с кем имею честь разговаривать? - спросил со стены Его Величество.
   - Я - господин Синявин, новый хозяин этой базы! А вам, господа, было предписано оставить ее еще вчера! Вас ведь предупреждали...
   - А теперь я предупреждаю тебя, мерзкий ростовщик и плебей! Убирайся и не возвращайся сюда, если еще хочешь жить! Это наше Королевство, и тебе не удастся его захватить!
   - Ты че это щас сказал, а?.. - открыл рот Синявин. - Это я плебей? Да у бабла хватит титул князя купить! (На лицах его противников заиграли насмешливые улыбки, а сторонники, напротив, уважительно закивали.) Ну, ладно! Тебе это дорого обойдется! Охрана!!! - истошно завопил он.
   Из машины выскочили два амбала. Лица у амбалов были решительные. Увидев их, Король повернулся к своим людям и крикнул: "Граф, ваша очередь!"
   - Первый отряд, готовность! - скомандовал со стены Мерлин.
   Небольшая группа из пяти человек строем выбежала к передней линии укреплений. Блеснули стальные мечи, приподнявшись над шлемами. Охранники приехавшего господина чуть притормозили, видимо, не зная, как на все это реагировать. В то же самое время на башнях, и на стене, сопровождая выкрики десяток глоток: "Хольмгард! Хольмгард!", послышались ритмические удары точно такими же мечами в деревянные, окованные сталью щиты!
   - Через час вас выкинут отсюда! Тогда вы меня вспомните... в ногах будете валяться! - с ненавистью прошипел главный, и сделал знак охране. Вся компания в костюмах села в машины, и врезала обратно, пыля колесами по лесной дороге.
   - Давай-давай, вали отсюда! - послышались крики. Король и граф переглянулись, и захохотали.
   - Они вернутся!.. - отсмеявшись, как-то грустно вымолвил Король.
   - На это и рассчитывали! - возразил граф, и они еще раз переглянулись.
  
   Через час, на той же дороге, показалась новая процессия машин. На этот раз их было гораздо больше! Из головной машины вылез все тот же мужичок в костюме. Лицо у него сияло!
   - Ну что, мать вашу, дождались вы на свою задницу! - радостно, то ли спросил, то ли объявил он. - А ведь я вас предупреждал!
   - Предупреждения уже слышали... Что дальше? - сухо проворчал Мерлин.
   - Что дальше? А вот что! - беззастенчиво провозгласил новый владелец базы, и махнул в сторону последнего автомобиля. Оттуда медленно вылезли пять человек в форме судебных приставов.
   - Тебе же сказали, приятель, освобождай территорию! - подойдя поближе, угрожающе прохрипел один из них, в черных очках и, видимо, главный. - Или с первого раза не понял? Ну, так мы тебе сейчас объясним!
   Люди в форме, не спеша, начали приближаться! За ними, полукругом, выстроились еще несколько охранников для поддержки. Предводитель отряда в погонах поправил черные очки.
   - Предупреждаю: каждый сатрап, попытавшийся проникнуть на нашу территорию, будет уничтожен! - медленно и с расстановкой проговорил Король.
   - Ты че, мне еще и угрожаешь? - удивленно воскликнул пристав. - Да ты знаешь, кто я такой, мальчик юродивый? Да я тебя!..
   Далее начался поток нецензурной брани. Король повернулся и посмотрел на графа Мерлина. Граф поднял правую руку!
   Стрела пропела в воздухе и впилась в лоб судебного пристава! Черные очки слетели с носа начальника, и покатились по земле! Охранники и остальные, сидевшие в машинах, остолбенели. В это время с обеих угловых башен крепости полетел целый шквал стрел! Те, кто явились выкидывать оттуда их обладателей, оказались совершенно не готовы к такому повороту событий.
   Один из охранников все же сумел сориентироваться и, перепрыгивая рубежи обороны, подбежал к главной штурмовой стене! В это время, словно ожидая именно такого "героя", со второго этажа крепости вылетел полиэтиленовый пакет с черным веществом и приземлился точно на голову единственного смелого нападающего! Пакет согнулся пополам, и звучно лопнул! По щекам и туловищу охранника потекла резко пахнущая жижа, а сам он потерял равновесие, и рухнул в пыль!
   Послышалась команда: "Катапульта, к бою! Целься! Пли!" И еще несколько собратьев первого снаряда взлетели над полем битвы! Среди представителей официальных органов началась паника! Приставы бежали к деревьям, держась за форменные фуражки. Охранники, толкаясь, уже разлезали по своим машинам. В суматохе чуть не забыли и самого храброго своего товарища! Тот, словно легкоатлет-бегун, уже перепрыгивал в обратном скоке препятствия первой линии обороны, которые, еще недавно, так храбро штурмовал!
   Не успели на башнях опустеть и перемениться колчаны, как ни одной машины уже не было пред крепостью! Солнце взметнулось высоко над лесом. В рядах осажденных послышались радостные возгласы! Король повернулся к своим бойцам лицом и легким жестом руки привлек к себе внимание:
   - Это была только разминка! Соберите же свои стрелы, мои воины... Через час здесь будет повеселее - на нашу вечеринку ожидается ОМОН!
  
   Солнце садилось над ненавидимым прокуратурой городом. Деревянные стены и флаги на его башнях золотились в уставших за день лучах. Угроза нависла над Хольмгардом! ОМОН чувствовался в воздухе... ОМОН ощущался в черной, замкнутой в полиэтилен жиже катапульт... ОМОН хрустел в колышащихся кустах... Словом, над Хольмгардом навис черный призрак, и отогнать его прочь не было абсолютно никакой возможности!
   К Королю подошел Мерлин:
   - Черт возьми, становится скучновато! - зевнул он.
   - А ты очень торопишься в "обезьянник"?
   - Да нет, я могу еще лет сто подождать.
   - А вот они не могут! Слышишь визг?
   В воздухе послышались завывания милицейской сирены.
   - Полная готовность! - громко оповестил своих бойцов граф. - Катапульты, приготовиться! Лучники, достать стрелы с краской!
   В это время на избитой, многострадальной лесной дороге появился первый "уазик"! Он выл так, как будто изнутри его стегали нагайками. Когда машина вывернулась и уперлась в прямую траекторию от центральной стены, граф Мерлин скомандовал: "Пли!"
   Взметнулись катапульты, и пакеты с "жидкой тьмой" понеслись навстречу своему славному будущему! "Уазик" теперь несся прямехонько к штурмовой стене. И уже можно было разглядеть сквозь его прозрачные стекла добрые и кроткие лица милиционеров, неистово и выразительно артикулирующих на ходу! О чем они так настойчиво пытались сообщить бойцам Хольмгарда, еще не было слышно, но тут стало и не видно! Взлетевшие было вверх, пакеты с жижей неожиданно спикировали вниз и с лету растеклись по лобовому стеклу машины! В этот момент из крепости последовала вторая команда.
   И вдруг перед мордой уазика будто распахнулась дорога, и яма, нарочно вырытая здесь для этого случая, и прикрытая до селе подъемным деревянным щитом, приняла стремглав несущуюся машину в свои объятия! Уазик с размаха врубился внутрь, прямо в стенки выкопанной могилы, встал задом кверху, пожужжал, подергался еще немного внутри, и затих. Судя по доносившимся из ямы возгласам, двери в милицейской тачанке зажало земляными оковами стен.
   Но тут, из леса, вынырнули еще несколько "ментовозов", и остановились чуть подальше, не повторив судьбу первого автомобиля! Из них выпрыгнули ребята в пятнистой одежде, с резиновыми дубинками, и стремительно взяли темп к передней линии обороны! На ходу отбивая летящие в себя стрелы, с привязанными к наконечникам пакетиками краски, и щедро окропляя этой радугой свои шлема, они, наконец-то, добрались и до главной штурмовой стены! Начав подсаживать друг друга на второй этаж крепости, омоновцы только тут поняли, что лестницы при штурме средневековых замков, даже и самых простых - вещь очень даже нужная! Отмахиваясь от стальных клинков рыцарей Королевства, милиционеры метко метали в своих товарищей разлетающимися касками, и выбитыми из рук дубинками!
   Но в тот момент, когда первый блюститель уже был готов запрыгнуть на второй этаж, сзади послышались крики! Группа в зеленых туниках, и с копьями наперевес, вклинилась в облако битвы с обратной стороны ристалища! Пыль витала над полем! Шум стоял страшный! Крики милиционеров перемежались с треском копий, и хрустом проломленных шлемов. Казалось, что удача на стороне Короля и его сторонников... Но тут, из леса, через поляну, к месту битвы со всех вылетели охранники в противной черной форме! Как зубная боль, затрещала откуда-то первая автоматная очередь. Послышалась команды: "Держать!", "Дави!".
  

5.

   - А дальше вы уже знаете! - подытожил рассказчик, и горько вздохнул.
   - И как же вы, Король, сдались милиционерам? - все же нашел место для иронии начальник отделения. Рассказ настолько увлек его, что он даже перевесился вперед, через письменный стол!
   - Король не сдается! Он просто подчиняется силе, вот и все!
   - Что же, что же... а вы что теперь намерены делать, граф Мерлин? Ведь вас, кажется, именно так зовут? - спросил майор другого молодого человека.
   - Мы поступили согласно законам своей чести, - сухо ответил тот и отвернулся. - А вы поступайте согласно вашим законам!
   Нельзя сказать, чтобы начальнику очень понравились двое этих странных субъектов. Странных, причем очень даже странных! Но, все же, он почувствовал нечто вроде уважения к этой суровой, и в то же время наивной твердости. Наивной, если не сказать больше! Тем не менее, он еще не мог полностью избавиться от сомнений - ну, в самом деле, ведь нельзя же их не посадить! В таком случае все выльется в еще большие неприятности! В этот момент в кабинет вбежал молодой милиционер, тот самый, который проконвоировал их сюда в начале:
   - Товарищ майор! Товарищ майор!
   - Ну что там еще?- недовольно обернулся начальник.
   - Вот, смотрите! На первой полосе! - простонал тот, и сунул на стол газету.
   - "Милиция захватывает крепости!" Что это?
   - Статья, товарищ майор! Пишут, что мы захватили детей, мирно играющих в рыцарей и прославляющих нашу родную историю! Кроют нас, почем зря!
   Майор резко повернулся к графу Мерлину.
   - Твоя работа? А?
   И он потряс газетой у того под носом!
   - Никому не запрещается иметь друзей, товарищ майор! - кротко улыбаясь, ответил тот.
   Некоторое время начальник сидел молча. Потом поднял голову к вбежавшему молодому коллеге:
   - Ладно, отведи их в камеру, там разберемся!
  
   Через некоторое время майор стоял уже в другом кабинете, и вспоминал покорно выслушанную ругань непосредственных руководящих органов.
   - "...Дискредитируешь, скотина!..", - вспоминал он слова начальства. - Да, дискредитируем... "...Проклятые журналюги!.." Да, проклятые! "...Давить их надо! Опять нас объявили крайними!.." - всплыли в его мозгу теплые проклятия главы МВД города. - И хорошо, если одним матом ограничится! А то ведь могут и взыскать... А, разберемся! - внезапно ощерившись, решил он. - Отпустят этих придурков - значит, хрен с ними - и концы в воду!
  

6.

   На ступеньках, перед серым зданием Центрального УВД стояли двое. Здание было построено скучно, без фантазии, как, впрочем, и лесенка перед входом. Стоявшие на ней были Король и Мерлин, только что вырвавшиеся, наконец, из рук родной фемиды.
   - Ну, что граф? Хорошо на свежем воздухе?
   - Хорошо, хорошо... - задумчиво ответил тот.
   - Ну, выпустили нас отсюда, и что дальше? - обреченно спросил Король. - База-то все равно останется за ними...
   - Дорогой мой, умный человек всегда вынесет что-то, из любой ситуации! - отрезал Мерлин. - Хоть "обезьянник" и не самое лучшее место, но пока мы там сидели, мне в голову пришло кое-что интересное. Ну, да ладно, пойдем отсюда. Нас ожидают великие дела!
   Некоторое время они шли молча. Радость, и даже некоторая эйфория, которая всегда сопровождает людей, только что вырвавшихся из объятий "обезьянника", несколько пообветрилась и поблекла. Ее место заняли далеко не самые радужные мысли. Первым их озвучил граф:
   - Вот гады! Ну, они мне еще заплатят за этот день!
   - Знаешь, а я подумал о том же! - с воодушевлением подхватил Король. - Отсюда мое первое предложение: как только стемнеет, собираем наших, и идем в парк - жечь деревянные беседки!
   - Так это же беседки лесхоза!
   - Вот именно! Если вдуматься, именно они виноваты в том, что случилось! Ведь это они в самом начале спалили наши замки, и нас же еще обвинили в поджигательстве! Ну, а чтобы обвинения не были голословными, мы дадим им то, в чем они нас подозревали - сожжем все лавки в лесу к чертовой матери!
   - Не думаю, что это выход! Здесь дело не в лесхозе... Дело в системе, которая позволяет обвинять нормальных людей во всяком дерьме, и на основании этого выбрасывать их из собственных крепостей, или сажать в тюрьму! А любую систему может победить только другая система, более сильная...
   - А владельцы замков - это сильная система?
   - Не знаю... Но, по-моему, время такой системы пришло!
   - Что это ты имеешь в виду?
   - Я имею в виду то, что этот беспредел мне уже вот где сидит! - злобно тыкнул граф себе в шею.
   - Ты что это разошелся? - испугался Король. - И что ты предлагаешь? Выйти на улицы с флагами и обличать правительство?
   - Нет, милый мой, это и без меня делают все, кому не лень, всякие правдолюбцы или просто те, кому скучно сидеть дома! Их проблема в том, что делать это почти бесполезно! У меня есть другое предложение: создать альтернативную систему, основанную на самых лучших принципах наших предков - а именно, просто мочить козлов!
   - А как же демократия? - усмехнулся Король.
   - Демократия существует только для тех, кто в нее верит!
   - Ну, чувак! Таких националистических организаций в мире и без тебя хватает! Появиться еще одна, всего делов-то!
   - Я не националист! - стукнул себя в грудь Мерлин. - Я лишь хочу сделать это феодальное общество более человечным! Для основы возьмем, например, славянский уклад, и доведем его до ума, до современного образа жизни то есть... Вообще, я давно заметил - наше общество хочет быть традиционным, но ему этого не дают сделать! Они не дают! - погрозил он в сторону воображаемых, дискредитировавших себя демократов. - А мы достигнем этого за счет ролевой игры!
   - Что ты имеешь в виду? Игра - это игра, а жизнь - это жизнь!
   - Это ты мне говоришь?! - остановившись, уперся в Короля глазами Мерлин. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, а потом одновременно захохотали.
   - Если ты про различия между этими вещами, - отсмеявшись, продолжил граф, - то большинство людей всю жизнь играют в игры, и даже не замечают этого, вот так! Ну, да я не об этом... Дело в том, что человек, который воображает себя эльфом, гномом или средневековым рыцарем, может открыть в себе гораздо больше возможностей, чем человек, который ощущает себя, как обычный Вася Пупкин, и живет от работы до телевизора и обратно. Не понимаешь? Эльф Леголас стреляет гораздо лучше, чем Вася Пупкин, даже если по паспорту это одно и то же лицо!
   - Кажется, я начинаю догонять... психология роли...
   - Вот и отлично! Ну, да ладно, остальное потом! А для начала займемся теми, кто выпер нас из родного Королевства - то есть этими козлами из базы "Салют"!
   - Что, обсудим план кампании? - потирая руки, спросил Король.
   - Да!
   И Король с Мерлином пошли вдоль по улице, что-то энергично обсуждая, и не замечая случайных прохожих, изредка преграждавших им путь. Начинался новый день.
  

7.

   По коридору обычного, ни чем ни примечательного офиса в центре Москвы, шел молодой мужчина. Мужчина был в дорогом костюме и очках, и переставлял ноги с полным чувством собственного достоинства. За ним, быстро-быстро щелкая каблучками, семенила молодая секретарша с папкой бумаг в руке. Секретарша была в узкой юбочке, которая явно мешала ей в этом немаловажном деле! И хотя разнообразные девичьи журналы очень даже часто напоминают своим читательницам, что это мужчина должен бегать за женщиной, но в данном случае все было явно наоборот. Более того, в Москве и, пожалуй, во всей России, нашлось бы немало девушек, которые почли за великую честь каждый день производить аналогичные забеги! Да, в этом мире все относительно...
   Ведь тот, за кем пыталась, но так и не успевала угнаться молодая секретарша, был Великий и Могущественный Властитель Мира, господин Худруковский, владелец разнообразных активов в виде нефтяных, перерабатывающих, и иных компаний по всей России, а также глава одной из самых крупных корпораций под названием "СливКос"! Вторая часть названия компании, очевидно, имело намек на космический отрыв своих сотрудников от нашей грешной земли. По крайней мере, эта версия полностью подтверждалась ежегодными балансовыми отчетами корпорации, а также списками "Forbs" за последние несколько лет. Как расшифровывалась первая часть названия, никто не знал.
   - Иван Сергеевич, Иван Сергеевич! - уже, видимо, отчаявшись, воззвала секретарша. - Подождите, пожалуйста, Иван Сергеевич!
   - Ну, что еще?- недовольно оглянулся господин Худруковский. Секретарша - это, конечно, было хорошо, но сегодняшний день выдался не самый легкий, и потому ему еще многое хотелось обдумать в одиночестве. - Что тебе нужно? Я же тебе сказал - будь во всеоружии в вечер четверга!
   - Я не об этом, Иван Сергеевич! - потупилась секретарша. - Вот тут из Челябинска факс пришел, срочный! Какой-то сумасшедший, почему-то, именно нам сообщает о проблемах на какой-то элитной базе отдыха... Уже несколько сообщений пришло! А у нас и баз-то никаких нет... - продолжила секретарша, и осеклась, взглянув на лицо своего шефа!
   Господин Худруковский медленно, но верно менялся в лице. Из того дышащего кремом лица, каким оно было всего несколько секунд назад, кожа Ивана Сергеевича медленно менялась на какой-то желто-синий кремовый оттенок.
   - Да что же ты сразу не сообщила, дур-р-ра!!! - громко раскатив букву "Р", завизжал он. - Ты для чего здесь вообще сидишь? Для вот этого вечернего дивана?!
   - Иван Сергеевич...- оторопев, пропищала секретарша.
   - Ничего... не хочу... слышать! - задыхаясь, орал шеф, и чуть смягчившись, подолжил: - Где факс, чучело ты лохматое?
   - Вот он... - кое-как уняв дрожь в коленках, прошептала девушка.
   - Все, пошла вон!
   Дверь в кабинет захлопнулась. В зеркальном окне был виден Кремль, и бежали машины, но господину Худруковскому от этого было нисколько не легче. Впрочем, как и его секретарше и, как выяснилось в дальнейшем, отправителю факса. Но если секретарша сначала села на свое место, и всплакнула, а потом все же отвлеклась (подвела губки, стрелки на глазах, посмотрела в зеркальце) и, наконец, успокоилась, то другим участникам предыдущей сцены такой способ прийти в себя помочь явно не мог!
  
   Иван Сергеевич сидел в своем кожаном кресле, насилуя руками натруженный лоб, и в который раз перечитывал содержание факса:
   "...Неожиданные трудности..."
   Какие еще трудности могут быть в этой дыре, где все чиновники давно подмазаны?
   "... Регулярные нападения на охранников в течение двух месяцев..."
   Какие нападения? Кто-то из конкурентов? Но кто может осмелиться, зная владельцев? Конечно, схема трастовая, и главные владельцы неизвестны, но все же...
   "...Прошу выслать ... средств на обеспечение дополнительной охраны..."
   Если уже тех средств, которые были выделены, не хватило, то тогда это серьезно! Да, темная история... Видимо, придется самому туда тащиться! М-да, вот так история...
   "Ладно, - подумал Иван Сергеевич. - Съезжу сам, инкогнито, а уже на месте и разберемся. Дело-то уж больно важное!"
   Вздохнув, он откинулся в кресле и нажал на кнопку связи:
   - Леночка, зайдите ко мне, - сказал он в аппарат.
   Дверь в кабинет шефа отворилась и, опоясанная улыбкой, в нее зашла та самая секретарша в узкой юбочке.
   - Звали, Иван Сергеевич? - как бы застенчиво спросила она.
   - Заседание в четверг отменяется! Закажите мне билет эконом класса до Челябинска.
   - Но ведь у вас есть свой самолет... - опешила секретарша.
   - Не рассуждать! Завтра я должен быть там, и чтобы об этом никто не знал! Понятно?
   - П-понятно, - не совсем уверенно ответила секретарша и, вильнув бедром, выскользнула из кабинета. Дальнейший ход ее рассуждений носил и вовсе странный характер!
   "Вона как! - думала она. - Значит, отмазаться от меня решил! Четверг отменяется - это, типа " ты свободна, детка!"?! А то, что я ради тебя два аборта сделала? Билет - это, конечно, только прикрытие, потому он дешевый и заказал, чтобы не очень тратиться! Ну, нет, дорогой, от меня отделаться не так просто!"
   Но, так или иначе, а приказание шефа было исполнено, и через некоторое время все было готово к вылету на Урал!
  

8.

   Охранник элитной базы отдыха "Салют" сидел на своем месте в КПП N1 и пил чай. Чай был горячий, и охранник с наслаждением отдувал порозовевшие щеки после каждого глотка. Солнце ярко прорывалось сквозь окна, и все было отлично!
   Уже два месяца прошло с момента торжественного въезда на базу новых владельцев. Старые пионерские строения, оставшиеся еще с советских времен, а также деревянные замки толкинистов, снесли, и на их прежнем месте началось новое, безпрециндентное по масштабам и целям, строительство. Его открытие скрепили мэр города и губернатор, освятившие своим присутствием очередную стройку, и выдавшие что-то типа "... эта новая элитная база для малообеспеченных семей должна служить примером щедрости ... социальной справедливости ... восстановления исконных принципов, присущих нашему народу..." и так далее, и тому подобное!
   Тут, как водится, все зааплодировали, а федеральные каналы поставили местные власти в пример всем остальным властям мира! В общем, все были счастливы, в том числе и дети "из малообеспеченных семей", именно для которых, как все поняли, безусловно, и строилась эта база! Ура, товарищи!
   Поражала охранника только сверхестественная скорость строительства! Казалось бы: только вчера инвесторы заложили первый памятный кирпич для потомков, чтоб те знали, кому обязаны своим счастливым будущим, как уже через два месяца над ним возникла целая система пузатых корпусов. ("Начальника нашей стройки должны сделать президентом! - грешным делом даже подумал охранник, - ведь стал им тот, кто построил девятиэтажку в Екатеринбурге за одну неделю, а чем наш хуже?!")
   Вокруг базы возвели высокие стены, а поверх них, почему-то, два слоя колючей проволоки! Все это, очевидно, предназначалось малообеспеченным семьям - чтоб отдыхалось спокойней!
   Дальше - больше! Возникли укрепленные стальные ворота на КПП, несколько вышек по периметру стен, в разы увеличилось количество охраны. Подавляющее количество работников имело лицензию на ношение огнестрельного оружия.
   "Зачем для обычной стройки такое количество охраны?!" - поражался охранник сначала. Потом привык. Общую стройную картину портили только периодические нападения из леса! Сначала они даже забавляли дежурящих на стенах и вышках людей. Через некоторое время это стало уже раздражать!
  
   Ниоткуда, и без видимой на то причины, прилетали одинокие стрелы! Они были зловещего черного цвета, как бы в назидание новым владельцам. И хотя их наконечники были изготовлены из автомобильной резины, эффект от точных, и не очень, попаданий был не самым сладким!
   Стрелы ударяли в нос, в глаза, а одна из залетных гостий даже, как-то, попала прямо в рот какому-то неосторожному охраннику, вздумавшему перекусить на боевом посту! Застрявшее во рту древко пришлось вытаскивать в ближайшей больнице. Плюс ко всему пострадавшему пришлось вставить несколько новых зубов, а старые частично приняли черный цвет, из-за чего несколько дней при общении тому пришлось стыдливо прикрывать рот ладошкой.
   Иногда вместе со стрелами прибывали и, привязанные к ним, пакетики с краской! Краска заливала лицо и одежду, и очень затрудняла видимость водителей часто приезжающих в охраняемую зону машин, растекаясь по лобовым стеклам яркими лужами. Но это были еще только цветочки! В последнее время участились случаи прилета более крупных снарядов! Это были мешки с песком, отбрасывавшие охранников на несколько метров в сторону, и автомобильные шины, с глухим свистом приземлявшиеся на плечи, точно драгоценности на шею красавице. Шины потом долго не удавалось снять с головы, по причине узкого диаметра и раздражающих зацепок за нос и уши!
   Все это ужасно, просто невыразимо, накаляло атмосферу! Периодически в лесу устраивались неофициальные рейды, с целью найти, и хорошенько отделать организаторов диверсий, но каждый раз все заканчивалось ничем. Единственное, в чем преуспели охранники базы - это в денежных спорах на то, кому следующему выпадет счастье получить в глаз эльфийской стрелой, или снарядом баллисты! Что-что, а тотализаторы хоть сколько-то скрашивали негативный окрас этих странных происшествий. В милицию же хозяин категорически запретил обращаться, дабы не привлекать к этому делу, часто излишне назойливое, внимание общественности!
   Таким было состояние дел новых владельцев базы "Салют", через два месяца после начала ее реконструкции.
  
   Итак, охранник КПП сидел перед окном, и с наслаждением пил чай! Неожиданно солнце, дотоле так весело освящавшее небольшую каморку, несколько помрачнело. Страж недоуменно поднял глаза, и в этот момент длинная стрела, со звоном расколов оконное стекло, впилась прямо в лоб неудачливому "чефирщику"! Охранник инстинктивно откинулся назад, по инерции повалившись вместе со стулом на пол! Чашка, залившая форму, видимо, приняла точно такое же решение, поскольку валялась рядом, на грязном линолеуме.
   "Опять эти гады! - метнулось в мозгу охранника. - Ну, щас я им!" - кровожадно подумал он и, приподнявшись на локте, крикнул в сторону дырявого окна: "Эй, кто-нибудь, видели, откуда прилетела стрела? Сгоняйте-ка быстро туда, прессаните их!"
   В ответ послышался хохот, и чей-то участливый голос произнес: "Видимо, его точно в "кочан" долбануло! А я-то выиграл, так что платите!".
   - Да пошли вы!- пробормотал пострадавший, и начал медленно подниматься. И только тут он заметил то, на что от потрясения не обратил внимания с самого начала, а именно: к древку стрелы была привязана записка!
   - Вот эт-да!.. Раньше они писем не писали! - удивился он и развернул записку. На белой бумаге отчетливо краснели два слова: "Зверь в норе!". Надпись была выполнена кровью, со зловещими, еще даже не успевшими свернуться и побуреть, подтеками! Внизу красовался незамысловатый рисунок, изображавший виселицу и весело болтающегося на ней толстяка. Видимо, именно так неизвестный художник представлял себе будущую судьбу хозяина базы.
   Потрогав лоб пальцем, охранник поднялся на ноги, и быстро подбежал к телефону.
  

9.

   - Так, так, так! - с нарастающим упором произнес толстый господин в костюме. - Это значит, так они меня себе представляют? Что ж, им же хуже! Теперь, по крайней мере, у нас есть их почерк и ДНК!
   Начальник охраны Владимир (а в среде подчиненных просто Смон) стоял напротив, перед столом в кабинете начальника, и напряженно кивал головой в такт голосу, развивая и поддерживая мысль хозяина. Прозвище начальника охраны, как и его нынешняя профессия, росли корнями из тех времен, когда он, отслужив положенные два года в армии, подался в районное отделение УВД. Там он проявил себя, как талантливый организатор различного вида погромов и шмонов в среде гастарбайтеров, значительную часть которых составляли выходцы из средней Азии.
   Хотя Смон был такой же низкорослый, как и узкоглазые приезжие, те боялись его как огня! Кодовым словом, обозначающим Владимира, для этих бедняг стало слово "шмон", который приезжие выговаривали, как "смон"! Прозвище прижилось, и стало кочевать вслед за своим обладателем и на его последующие рабочие места. Так оно стало известным и на его теперешнем месте службы - элитной базе для бедных детей "Салют".
   Итак, Смон стоял перед столом, и напряженно кивал головой в такт, словно аккомпанируя мысли хозяина:
   - Мы их возьмем, за это вы не беспокойтесь, шеф! Все будет в ажуре!
   - В ажуре, в ажуре! Два месяца уже я это только и слышу! И что дальше? Сколько раз гоняли мы по этому ср...ному лесу, а нашли только автомобильные покрышки, да одну долбанную баллисту из бревен! И это ты, мудила, называешь "в ажуре"?!
   - Да вы не беспокойтесь...
   - Как же мне, Вова, не беспокоиться, если ты любое стопроцентное дело испоганить можешь?! Как же мне, дорогой, не волноваться, если ты...
   В это время в кармане начальника проснулся телефон. Еще раз зверски взглянув на проштрафившегося подчиненного, босс поднял трубку к уху:
   - Да! Завтра? Хорошо, ждем! - бодро проговорил толстенький, и посмотрел на понурого начальника охраны. - Твое счастье! Начинается то, для чего мы эту базу и строили! Завтра, в 10 утра, придет первый транш. Если ты, козья морда, не обеспечишь ему нормальную охрану, я не знаю, что я с тобой сделаю! Я тебя в резину из этих же самых покрышек закатаю, и в таком виде танцевать на вышке заставлю!
   - Шеф, да все будет сделано в лучшем виде!!! - уверенно, как и подобает начальнику охраны, ответил Смон, хотя сердце его непроизвольно екнуло в нехорошем предчувствии.
   - Ладно, иди уже... И запомни, урод, если не сделаешь все как нужно, всю жизнь на расклейке рекламных щитов работать будешь!
   Работа по оформлению рекламных билбордов была у Смона главным источником жесточайших неврозов, о чем шеф, безусловно, знал, а потому нарочно давил сейчас на это его самое больное место! Экстремальная работа на щитах ассоциировались у Смона с обязательным трагичным падением, непременным переломом спины, дальнейшим уходом в неизвестность жены, и, как следствие - с "никому-не-нужностью" (его собственный термин), и прочими неприятностями! Схема трагедии была детально проработана бесплатными ночными кошмарами, и ждала только приведения в действие. К тому же, такой вид деятельности не был очень уважаем, а это, пожалуй, было сейчас хуже всего!
   Испуганно кивнув, Смон с облегчением покинул кабинет своего шефа. На особо охраняемом объекте - элитной базе "Салют" - началась напряженная работа по встрече высоких гостей.
  

10.

   На небольшом - метр на полтора - деревянном настиле, прицепившемся где-то в вышине, на толстой ветке дерева, стояли двое. В руках у обоих были длинные луки с лежащими на тетивах стрелами. Стрелы были зловещего черного цвета! Рядом висели колчаны, полные древков того же оттенка. Оба незнакомца были одеты в зеленые, с разводами, туники, славянские льняные порты и мягкие кожаные сапоги. Один из них что-то настойчиво объяснял другому. Ветер весело раскачивал всю деревянную конструкцию, из-за чего стоящие на ней люди чувствовали себя, словно на палубе плывущего по бурунам корабля!
   - Вот, смотри сюда! - проговорил один другому, теребя в руках оперение стрелы. - Вот это стабилизирующее перо! Ставишь пальцы с древком под подбородок, делаешь поправку на раскачку настила, и мягко спускаешь тетиву! Наши стрелы отличаются умом и сообразительностью, поэтому часто летят по траекториям, ведомым только им одним... Твоя задача - сделать их полет максимально контролируемым!
   - Но Мерлин, как же это сделать? Ведь деревья качаются, да и охранники тоже на месте не стоят!
   - Ха! В этом и заключается весь фокус, поскольку в нашем случае трудности возрастают в разы! Ну, ладно, не расстраивайся, Сакрад! Ты еще влепишь свою стрелу какому-нибудь охраннику между глаз! На завтра у нас намечен штурм, так что и повод найдется.
   - Остается поверить в это, - грустно вздохнул Сакрад. Но он доверял графу, почти как самому себе, потому все же преисполнился надеждой!
   - Ладно, не стони! - постучал луком по его голове технический руководитель. - Пойдем лучше проверим, как там идут дела по остальной подготовке!
  
   Оба молодых человека, нацепив свое оружие за спины, спустились по веткам на землю, и двинулись сквозь кусты к месту общего сбора. Подойдя к небольшому возвышению на краю каменного карьера, Мерлин мягко свистнул, последовательно повышая, и понижая тон! В ответ послышался такой же замысловатый свист, только два раза.
   - Свои, свои! - поднял руку Мерлин и, рассмеявшись, направился к карьеру.
   Проходя через заросшие каменные завалы, он поднял голову к вершине одного из деревьев, и спросил:
   - Ну что, как наша развед-группа? Не вернулась еще?
   - Два часа назад ушли, и до сих пор нету! Сами ждем!- ответили сверху. - А зачем они тебе?
   - Так ведь сейчас начинаем прорабатывать последний план кампании! Оповестите остальные посты, пусть будут внимательнее!
   - Хорошо, понял тебя!
   Пробравшимся дальше, сквозь завалы, Мерлину и Сакраду открылась странная картина! Небольшие группы людей в зеленых туниках с разных сторон появлялись на небольшой полянке, в центре которой стоял деревянный навес, сколоченный из сосновых бревен. Рядом с навесом расхаживала девушка с вьющимися каштановыми волосами, держа в руках банки с консервами, хлеб и другую пищу. Подходя к скамейкам, люди усаживались и, получив из рук девушки деликатесы лесной жизни, немедленно принимались за еду.
   - Привет всем! - подойдя поближе, крикнул Мерлин. - Ну, как настроение?
   - Так себе... - ответил один.
   - А что такое? - удивился граф.
   - Чугуна опять засосало баллистой! - ответил другой. - Отрабатывали броски шин, а он, по обыкновению, вовремя не убрался с траектории полета, ну, и взлетел чуть ли не на два метра! Его отволокли под навес, теперь там отлеживается!
   Все захохотали! Граф Мерлин быстро подошел к тому, кого называли Чугуном - большому и грузному парню с широким и добрым лицом, лежавшему на переплетенных в ложе ветках. Чувствовалось, что это положение тела для него привычно, и намного предпочтительнее других.
   - Ну, ты как? Все цело?- хлопнул он пострадавшего по плечу.
   - Да все как обычно! Я же и с гопниками дрался... Что мне будет от какой-то чуханской баллисты?!
   - Ну, ты все-таки будь поосторожней! - хитро сощурив глаза, заметил Мерлин. - Сильные бойцы нам еще нужны - завтра ведь штурм! Слушай, а может нам тебя, как в фильмах - забросить превентивным броском через стену? - с усмешкой спросил он. - Ты как на это смотришь?
   - Да ну тебя! Че-то не прет! - отвернулся тот. - Мне бы пивасика, для лечения...
   - Я пошутил! - успокоил его граф. - Ну ладно, восстанавливайся, - закончил он.
   Отойдя от навеса, он повернулся к сидящим соратникам:
   - Господа хольмгардцы, завтра у нас тяжелый день! Я бы даже сказал "знаково-тяжелый"! Завтра мы выкинем с нашей базы захватчиков-орков, которые, незаконно подмазав местные власти, отобрали ее у нас! Они думают, что мы будем спокойно наблюдать за тем, как они жируют на нашей земле, и возят туда своих ангбандских проституток?! Но они жестоко ошибаются! И завтра мы покажем им, что толкинисты еще способны восстановить справедливость, хотя бы в пределах этого леса! Мы, присутствующие здесь эльфы, гномы, тамплиеры не допустим того, чтобы проклятое назгулье вилось на нашей земле!!!
   - Восстановить-то можно, а вот как ее удержать, эту справедливость? - пробурчал один из сидящих.
   - Как-нибудь удержим! Для нас главное, что была поругана наша честь, честь рыцарей! А за остальное не беспокойтесь!
   - Как же, не беспокойтесь! Мне отец еще в прошлый раз пообещал, что всю кожу на заднице сдерет, если еще раз в ментовку попаду, а судя по всему, все к тому и идет!
   - Сакрад, не гунди! Еще ничего не известно.
   - Вот и я о том же! Ну ладно, молчу, молчу...
   В это время на краю поляны показались несколько человек с копьями в руках! Впереди, держа в руке древко, шел кучерявый человек с лицом кавказского горца.
   - А, вот и вы! Ну, наконец-то, а то я вас уже заждался! - обернувшись к нему, воскликнул Мерлин. - Ну, и где вы пропадали?!
   - Вестимо где - в "Героев третьих" играли!- весело и в рифму ответил тот. - И, между прочим, там же узнали интересные новости!
   - Какие новости?! Ну, не тяни! - с нетерпением воскликнул граф.
   - Да подожди ты! Дай хоть сесть за стол, - почесав волосатую грудь, ответил командир разведки. Он знал о нетерпении Мерлина, и теперь специально заставлял его нервничать! Дожевав бутерброд со шпротами, он сообщил присутствующим:
   - Пришла новая партия охранников, всего человек 150 -200! Большая фура вошла внутрь! Что везли, не знаю, но, кажется, что-то серьезное! С ней было сопровождение, человек 40, и после еще несколько приехали... Мы видели с дерева, через забор, как разгружали ящики в центральный корпус!
   - А больше ничего?!
   - Нет... Короче, завтра будет жарко!
   - Ну что ж, жар костей не ломит! Карты местности есть у всех?! Маршруты операции у всех в наличии? Все подготовлено к штурму? Все знают свои места? Да, и еще: чтоб к завтрашнему все повторили Тенгвар и Футарх *, так как сообщения между группами будем писать рунами, справа на лево, и смотрите, не ошибитесь! Точки закладок сообщений тоже просмотрите еще раз. Ну, в общем, если все готово, завтра в 4 часа утра здесь же общий сбор! Проверьте оружие, одежду, обувь! А непосредственно операция "Полтава" начинается завтра утром, в пять, через час после сбора! Теперь все езжайте по одному домой, а мы с Королем, и со старшими офицерами еще раз повторим детали... И, главное - помните, вы настоящие рыцари, а рыцари должны быть сильными!
   После этих слов из-под маленького навесика в разные стороны начали растекаться небольшие группки людей, уже переодевшиеся в обычную, городскую одежду и, видимо, задумавшиеся над этими последними словами графа Мерлина.
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   *Примечание:
   Тенгвар - эльфийская письменность.
   Футарх - скандинавская руническая письменность.
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  

11.

   Над окнами охранной будки бывшей базы "Салют" вставал серый рассвет. Начальник охраны Смон поднялся по сварной металлической лесенке, и хозяйским жестом отшлепнул в сторону задвижку двери. Внутри, привалившись лицом на стол, ритмично храпел дежурный утренней смены. Открывшаяся взору картина не то, чтобы поразила начальника (к этому он давно привык), скорее неприятно сработал инстинкт самосохранения. В сие утро ожидалось прибытие Хозяина с каким-то таинственным гостем! Кем был этот человек в дорогом костюме, Смон не знал, но по тому, как суетливо в его присутствии держался Хозяин (а вот это было уже совсем не привычно), становилось ясно - приезжий явно не прост!
   Посему, все должно было быть сделано максимально четко, и теперь спящий на вышке подчиненный явно говорил не в пользу ответственных за охрану лиц. Поэтому Смон, не колеблясь, пошел прямо к охраннику, и начал стремительно тормошить того в разные стороны, сопровождая свои действия разнообразными нецензурными выражениями! Результат, как и следовало, не заставил себя долго ждать! Нерадивый подчиненный с неудовольствием открыл глаза, и тут же зажмурил их от резкого света. Понимая, впрочем, что ничем хорошим это все равно не закончится, один его глаз медленно открылся обратно.
   - Я тебе, урод, не говорил что ли, что сегодня будет особый гость? - привычно обрушил на него свой праведный гнев начальник охраны. - Ты что, сволочь, решил, что я шучу? А ну, поднимай задницу со стула!
   В этот момент в рацию на его груди прорвались шорохи, и чей-то хрипящий голос. Со стороны могло показаться, будто говоривший зарывается в кашле, и одновременно с этим параллельно отдает кому-то приказания.
   - Первый, первый, я третий, подъезжаем! - прохрипела рация.- Как поняли, прием!
   - Третий, третий, я первый, вас понял, к приему готовы, - ответил Смон, и напоследок, брякнул по шее с трудом протирающему зрачки подчиненному. - Твое счастье, что шеф уже здесь, иначе бы ты у меня седня побегал!
   Затем он тут же вышел на огороженную металлическую площадку перед вышкой, и теперь практически нависал над стальными воротами. На дороге, не сходя от прямой линии к КПП, показался черный "Бэнтли"! Начальник охраны нажал на нужную кнопку, и автоматические ворота поехали в сторону. Автомобиль неожиданно резво наджал внутрь и, завернув к центральному корпусу, остановился. Из него вышли двое.
   Один был толстенький и низенький, а другой - напротив, худой, как маршальский жезл, высокий, да еще и в очках! Очки блестели недобро, как бы предупреждая о чем-то.
   - Ну что, показывайте, где наше сокровище! - открыл рот высокий.
   - Тише, тише! - сжался толстый. - Здесь никто об этом не знает...
   - Да ладно! Сейчас пять часов утра. Сторожа спят, и видят сны! А больше здесь некоммм...
   Договорить он не успел! Черная, летающая тарелка стремительно обрушивалась на него сверху! Тарелка вращалась, издавала пугающий свист, и била вниз лазерными лучами. Испуганно произведя в ее сторону несколько мычащих звуков, высокий человек в дорогом костюме (который, как вы уже, наверное, догадались, был именно господином Худорковским и никем другим), рефлекторно подпрыгнув от страха, стремительно врезался снизу в это летающее устройство! Тарелка накренилась и, потеряв всяческое управление, скатилась в крутое пике, после чего с хрустом вошла в землю, подбитая снизу этим мощным ударом головы! Лазерные лучи погасли. Инопланетяне, если таковые и были, не подавали никаких признаков жизни.
  
  

12.

   Смон стоял над Иваном Сергеевичем, придавившим своим телом толстенького хозяина базы, и непочтительно хлопал его руками по щекам.
   - Что? Где? Когда?.. Где она? - все же очнулся господин Худруковский.
   - Кто?! Машина? - переспросил охранник.
   - Летающая тарелка, идиот! - даже после контакта с инопланетянами, начальник не утратил способности ругаться. - Где она?
   - Какая тарелка? - недоуменно воззрился на него тот.
   - Да та, которая на меня упала, болван! Где она?.. - взъярился господин в костюме. - Э-э, да вот же она...
   И он указал на лежащее в неподвижности неподалеку летающее устройство. И обессилено прошептал вслед охраннику:
   - Я по телеку видел: обещали миллион тому, кто предоставит доказательства жизни инопланетян! Или ее просто дома, в холле, поставлю, похвастаюсь, наконец, перед Березой...
   - Да это же автомобильная шина! - прервал его мечты начальник охраны. - Только они сегодня, зачем-то, к ней фонарик прикрутили... с чего бы это?..
   - Кто прикрутил? - нахмурился потирающий лоб Худруковский.
   - Да это все по тому делу, по которому я вам факс давал, Иван Сергеевич!.. - неохотно пояснил толстый. - Я вам сейчас все расскажу! А вы где, уроды, были?! - накинулся он на охранников, и с самыми серьезными намереньями начал подниматься с земли!
   Охранники скрипнули зубами, и уже приготовились получить от шефа в очередной раз по шее, как вдруг целый шквал летающих тарелок обрушился на базу! Тарелки падали вниз, попадали в головы, сносили антенны и зеркала у своих близких родственников - автомобилей, разбивали еще целые окна! Где-то в центре базы надрывно завыла сирена! С обратной стороны ворот, где-то у стены с колючей проволокой, звучно запели трубы, ритмично влупил барабан, и послышалось мощное "Ура!"
   - Что это?! - в страхе закричал Худруковский. - Что происходит?
   - Быстрее, Иван Сергеевич, к центральному корпусу! - сориентировался начальник охраны.
   - Ну, я тебе дам после всего этого, сука! - погрозил Худруковский на бегу пухлому директору. И уже вломившись в толстые двери центрального корпуса, он спросил Смона:
   - А что это, все-таки, было?
   - Сегодня что-то серьезное! Раньше такого не бывало! Похоже на штурм... как в "Жанне Д,Арк"!
   - Какой еще штурм, какая "Жанна Д,Арк"?! - заволновался Иван Сергеевич. - Ты о чем вообще? Хватит ерунду нести! Кто здесь может нас штурмовать и для чего?!
   - Дети... - грустно ответил тот.
   - Какие еще дети? Все дети в песочнице сидят, телевизор смотрят! Ты что мне тут впари...
- Сейчас расскажу, господин Худруковский! - задыхаясь на бегу, ворвался в холл хозяин базы. - Именно об этом я вам и давал факс!..
   И он немедленно начал говорить, в процессе широко размахивая руками. За дверьми были видны пробегавшие мимо, поднятые по тревоге, заспанные и полураздетые охранники, которых с криком пытался построить, тут же выскочивший к ним, грозный начальник охраны Смон!
  

13.

   Рыцарь Королевства граф Мерлин и его Король стояли недалеко от серой стены с колючей проволокой, и с удовольствием глядели на скрипящие рядом баллисты, на плотный град взлетающих автомобильных шин, и пелену гудящих в воздухе, в ту же сторону, мешков с песком. Изнутри базы доносились крики, скрежет открывающихся-закрывающихся дверей и звон бьющегося стекла! Операция "Полтава" началась несколько минут назад. Король и Мерлин стояли рядом и ждали.
   - Слушай, а почему у тебя к первой шине был привязан фонарик? - с усмешкой спросил Король.
   - Да, это Чугун привязал! Говорит: "Я в хайтек-фирме работаю, вот и проведу тест на работоспособность фонарика в экстремальных условиях"! И ведь провел, подлец!
   - А что дальше?
   - Я думаю - скоро, они очухаются, и выбегут из ворот! К этому моменту нас уже не должно здесь быть! Остаются только легкие "группы раскрутки". А мы отправляемся на основной пост!
   В этот момент к ним подбежал кудрявый командир разведки:
   - Выбегают из ворот, - запыханно доложил он. - Но им надо обогнуть почти всю базу! Мои ребята готовы!
   - Хорошо, Боб, - ответил ему Мерлин. - Дальше все по плану! Ждем вас под "Полтавой", - игриво, как во время флирта, проговорил он. - М-да, история - это не девка, ее забывать нельзя! Бывает опасно для жизни... - чуть расслабившись, усмехнулся он в сторону новых владельцев базы.
   Закончив разговор этой сакраментальной фразой, они пожали друг другу руки, и двинулись в противоположные стороны. Король и граф отправились вглубь леса, а начальник разведчиков Боб легкой рысью побежал в сторону стреляющих баллист! Там он отдал пару коротких команд, в результате которых снаряды были развернуты вдоль стены, лицом к уже выбегающим из-за нее дружной группой охранникам! После этого парни в зеленых туниках разведчиков произвели странные манипуляции с крепежными механизмами и, внезапно согнувшись, как один выставили перед глазами озлобленных преследователей ряд белых задниц!
   Те несколько опешили от такого зрелища, но это лишь подбавило пару в их ярость, и так уже разожженную падающими на головы автомобильными шинами! Главный в фуражке и черной форме, бегущий впереди, замахал в воздухе резиновой дубинкой и бешено заорал:
   - Мочи их, парни! В живот их, в печенку ...
   Его призыв был услышан, и дружно оря, толпа защитников базы "Салют" ломанулась вслед за, казалось, испугавшимися толкинистами! До поимки мерзавцев оставались считанные секунды, как вдруг случилось нечто неожиданное: бегущие впереди охранники стали падать вниз, по инерции придавливая предыдущих своими животами! А стоящие сбоку баллисты, доселе мирно наблюдавшие за происходящим, вдруг ополчились на бегущих, и начали, без видимых на то причин, прицельно стрелять в них мешками с песком, и другой разнообразной гадостью!
   Мешки разбивались о головы, песок залетал в глаза, заставлял плакать и чихать, пластиковые пакеты с бурой жидкостью заливали от взоров попавших в западню, обалдевших охранников реальную картину происходящего!
   А картина была таковой: между преследуемыми и преследователями вдруг проявились тонкие веревки, о которые и спотыкались невнимательные защитники базы. Это были растяжки, прикрепленными к спусковым механизмам баллист, которые и вывели из строя почти 20 человек из числа нападающих в черной форме! Но тут, на помощь своим поверженным коллегам, подоспели свежие силы! На ходу презрительно плюнув в сторону командира неудачливого первого отряда, начальник второго устремился к еще, по счастью, не успевшим убежать далеко толкинистам!
   Раздался дикий крик: "Орки!!!", и ребята в зеленых туниках быстро поломились в лес! За ними, пыхтя от натуги, пылили "орки" с красными от напряжения лицами! Преследование быстро переместилось в район парко-кустовой зоны. Спотыкаясь и сбивая ноги о камни незнакомых им мест, охотники все же не отставали от причинивших им столько неудобств убегающих! Злость придавала стражам порядка новые силы! Более того, казалось даже: вот-вот, и мелькающие в зарослях зеленые одежды, вместе с их обладателями, окажутся в справедливых руках возмездия!
   - Тому, кто первый поймает - премия! - многообещающе крикнул через плечо главный.
   Подчиненные воодушевились! И вот уже первый из них протянул руку для мертвого болевого захвата, уже слышался ему хруст костей с одной стороны и пачка купюр с другой, как вдруг сверху на преследователей обрушилась целая куча сухих елок, связанных между собой бечевочной паутиной и залитых клейстером! С трудом раздирая пальцами липкие веревки, и отплевываясь от назойливых сухих иголок, командир группы закричал, освобождаясь от власти упавших ему на голову лесин:
   - Ну, все, суки, вам могила! - и рванулся вперед, по прямой! Но только это он сделал зря, потому что так долго борясь с ужасом лесников - упавшим на него сухостоем - не заметил, как бегущие до этого дружной группой толкинисты, внезапно разделились и, цепочкой друг за другом, осторожно обогнули полянку, находившуюся непосредственно после места борьбы охраны со связками липких палок (то есть, справа и слева по ее касательной, не пробегая по самому ее центру)! Было этот маневр проделан все же не напрасно, как показала дальнейшая участь не последовавшего их примеру начальника охраны!
   Сослепу рванув по прямой, и отряхивая лицо от сухих иголок, командир внезапно почувствовал, что земля, буквально, уходит у него из-под ног! Инстинктивно рванувшись назад к небу, он окончательно прорвал закачавшийся под ним настил, и полетел вверх тормашками в специально приготовленную яму! Бегущие сразу за ним охранники, под давлением задних, также незатейливо последовали за своим полководцем, вминая рожи друг друга в сырую, грязную землю! Там же, рядом, нашелся и предмет совершенного преступления - железная лопата!
   Грязно матерясь по поводу и своих, и чужих, размахивая найденной лопатой, охранники взглянули вверх, и застыли! Группа беглецов, оказывается, все время находилась рядом, стоя на краю ямы и знаками показывала разные неприличные вещи! Стерпеть такое нахальство было совершенно невозможно и, перемазываясь землей, ругающиеся люди в черной форме устремились в их сторону. Но, выбравшись наверх, они увидели что-то совсем невероятное! Так долго убегавшие от них парни в зеленом и не пытались куда-то скрыться или убежать, а, цепляясь за ветви соседних деревьев, полезли по ним вверх!
   - Ага, отсидеться захотели! - радостно крикнул командир. - Ну, ничего, гады, сейчас мы вас спустим с небес на землю!
   И, схватившись рукой за испытанную резиновую дубинку, он весело загалопировал в их сторону! Ненавистные твари, уже утвердившись на стволах, знаками показывали ему, что они обо всем этом думают! Один из них даже плюнул в преследователей, но, кажется, не попал! Охранники подбежали к деревьям, и тут им открылся вид вниз с холма, на котором и росла вся роща!
   Раннее утро стояло над рекой... Туман стелился над камышами и осокой по той стороне... Пара рыбаков, нахохлившись, и задумавшись над своей невеселой жизнью, скучала с удочками на берегу... Солнце словно пыталось выпрыгнуть из смога сурового уральского города! Начинался новый день...
   Но тут крик с вершин оборвал всю, едва было проклюнувшуюся романтику:
   - Эй вы, олени! - совсем не поэтично кричали с деревьев. - Что вы там встали? Забыли чего-то?
   Дружный глумливый смех сопровождал эти слова:
   - Может, вам помочь, а то вы какие-то отмороженные!
   - Щас я вам сам помогу! - прорычал командир. - Уехать в морг!!!
   На деле подтверждая свои слова, он поместил резиновый инструмент между своих собственных челюстей, и начал карабкаться вверх!
   - А вы не упадете, гражданин начальник? - продолжали измываться с веток. - Может, вам "страховочку" скинуть?
   - Щас я вас сам скину! - пробурчал Смон, и тут сверху послышалась короткая команда "Поехали!" Тот, кто так недавно насмехался над ним, внезапно вспорхнул с дерева, и спланировал над серебрящейся рекой! Его полет был легок и стремителен! У всех присутствующих при виде такого от удивления вылезли глаза. А тут еще на шум подоспели отставшие охранники с базы! Теперь их было всего около ста человек. А люди в зеленых туниках, тем временем, все срывались и срывались в полет над рекой, пока не упорхнули все до единого!
   - Так это же "тарзанка"! - вдруг осенило одного из прибывших. - Точно, "тарзанка"!
   - Ах они, падлы! - огорчился вслух начальник охраны. - Ладно, Иванов, залезай, поедешь первым, за ними!
   - А че я-то сразу?! - возмутился Иванов, невзрачный и тощий охранник. - Я че, крайний?
   - А ты спал сегодня на посту! Вот и отрабатывай! Кто знает - если б не ты, то, может, ничего бы и не произошло! - веско подвел черту начальник охраны. Иванов понял всю основательность обвинений, горько вздохнул, но поделать было уже ничего нельзя, и он осторожно закряхтел вверх по дереву. Стащив с себя форменную куртку, он закрутил ее в жгут, и перекинул через толстую проволоку "тарзанки"! Снизу доносились смех, советы и предложения коллег.
   - Это не страшно, - сказал начальник. - Надо только попробовать! Зато ты войдешь в историю, как первый летун нашей охраны! Это же УТП* всей части!
   "Первый летун" отвернулся и, вздохнув и отчаянно труся, навалился всем весом на сантиметровую проволоку.
   - Пошел! - скомандовал начальник, и Иванов, завывая от страха в воздухе, понесся на свидание с землей-матушкой! Земля быстро приближалась, но тут "тарзанка" неожиданно начала прогибаться, и несчастливый охранник, по кривой, с размаха вошел в грязную и мутную воду местной речушки под названием Миасс! Отплевываясь и стирая с лица оранжевую краску заводских выбросов, он выбрался обратно на берег к своим коллегам. Вода текала с одежды ручьем! Надпись "Охрана" стала ярче и, кажется, приобрела более насыщенный оттенок. К выползшему из воды подчиненному подошел старшой:
   - Эх, ты! - только и сказал он, и грустно отвел глаза с подло обрезанной толкинистами в самый ответственный момент, волочащейся в потоке водорослей, "тарзанки". С другого берега послышались гадливые крики:
   - Эй вы, водоплавающие, ну как водичка? Бодрит с утра? - доносилось оттуда.
   - Ща мы вас поймаем, задницу-то надерем! - пытаясь казаться бодрым, ответил начальник. - Подождите, мы недолго!
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   *Примечание:
   УТП - уникальное торговое предложение
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   - Ну что ж, ждем! Только смотрите, не отравитесь! - посоветовали с того берега, сопровождая слова доступными и понятными жестами, показывающими, что может случиться с теми, кто когда-нибудь в ближайшие сто лет осмелится форсировать данный водоем.
   - Встать строем по четыре! - рявкнул командир своим людям. Охранники неохотно потопали к пузырящейся, холодной воде.
   - Куртки и оружие поднять над собой! Берегите рты и уши! Я слышал, что если, например, у лошади в уши попадет вода, то она утонет! - командуя, начальник все же сохранял чувство юмора.
   - Но мы же не лошади.. - робко ответствовал кто-то из строя.
   - Вы не лошади, вы ослы! - оборвал его тот. - А ну, пошли друг за другом! Наша задача - поймать этих ублюдков! И мне неважно, как вы это сделаете!
  
   Переправлялись тяжело. Водоросли и осока забивались под одежду, залезали в штаны, ноги вязли в иле и песке! Сверх всего один из охранников уронил в воду дубинку, и ту утащило течением к неведомым берегам, очевидно, в поисках лучшей жизни. Другой, словно последовав примеру первого, уронил одежду и кобуру с пистолетом в воду, которые и пришлось всем вместе долго и нудно вылавливать из мутного потока!
   Наконец, все были на той стороне - как один мокрые, замерзшие, нахлебавшиеся неведомых производственных мощей и отходов! Вода противно хлюпала в берцах, а губы и десны стали ощутимо ярче. Но главное было сделано - переправились почти без потерь, да, к тому же, и толкинисты-то далеко уйти не успели! Их голоса и смех слышались в соседних камышах.
   - Вперед! - уверенно скомандовал Смон. - Они близко! Мы их возьмем!
   И они устало зашлепали вперед, к победе. Отряд дружно втоптал в грязь растущую вокруг осоку, но вдруг все остановились! Впереди лежало болото. Но следов убегающих в грязи не было! Проваливаясь в жижу по пояс, и помогая друг другу плечами, плюхаясь на бока в тяжелую слизь, они поползли дальше. Все сто человек, чавкая грязью, и втаптывая под себя трясину, перемалывали грязь, вслед за своей, почти мистически ускользающей целью!
   - Странно как-то! - остановившись, и проведя грязной рукой по лбу, отметил капитан. - Они вроде все время были впереди нас, а следов нет, хотя осока как будто примята... Ладно, идем дальше!
   Разгадка этого феномена выяснилась очень скоро. Впереди показался бугор сухой земли! На нем лежали несколько фанерных щитов, по которым и прошли предусмотрительные эльфы и гномы. Вне себя от гнева, командир охраны набросился на ни в чем не повинное дерево, и начал ломать его кулаками! Но фанера, даже самая тощая, ломается неохотно, и скоро ему пришлось отказаться от своей затеи.
   - Ну, они мне еще ответят за эту стометровку! - закусил губу он. - Сам лично каждому засуну!..
   Что именно, и куда он хотел засунуть, начальник не стал пояснять, да это было и не нужно! Отлипляя с курток шматки грязи, и пуская фонтанчики из свежих пробоин в ботинках, подчиненные, высунув языки, падали на рядом на землю.
   - Эй, вы, не устали еще? - послышался откуда-то веселый крик. - А может, побегаем, мудила ты строеросовая?!
   - Ах, ты сволочь! - крикнул в ответ покрасневший от оскорбления, или от перенапряжения начальник охраны.
   - Вы нас, козлы, поймать не можете, потому что мы эльфы и сиды, существа неуловимые! Так что это бесполезно! Бросили бы вы это...
   - Суки вы, а не сиды! - выразил начальник свою точку зрения на происходящее. - Ну, ничего, недолго песенке осталось!
   И, внезапно вскочив на ноги, он скомандовал коллегам:
   - Встать, уроды! Вперед - они уже почти наши!
   Словно в подтверждение своих слов, он первый немедленно сорвался с места! Сжав зубы, и что-то бурча, охранники вяло последовали за ним.
  
   Перебежав через бугор, преследователи внезапно вылетели на большую поляну, окаймленную веселыми густыми кустами. С противоположной стороны поляны виднелась высокая земляная насыпь. Насыпь была ровная и длинная, похожая на вал. Над валом весело трепыхалась белая полоска ткани, на которой старославянскими буквами, зеленым по белому была выведена надпись: "Добро пожаловать в Полтаву!". За этим-то валом, со вкопанным в него стягом, и пытались скрыться ненавистные сиды! Однако, один из убегающих, бывший в шотландском килте, почему-то не смог этого сделать! Взбираясь на вал, он внезапно зацепился стопой за ткань тартана, подвернул ногу, и покатился вниз! Лучшего момента и представить было нельзя!
   - Взять! - коротко и профессионально скомандовал начальник охраны.
   Друзья неумехи в клетчатой одежде что-то кричали ему, и протягивали вниз руки. Но завидев быстро приближающихся охранников, они развернулись, и быстро скрылись за вершиной. Их оставшийся в одиночестве товарищ все еще пытался спастись от расправы, увязая в коварной, сыпучей насыпи!
   - А, твари, испугались! - прокричал им Смон. - Ну, ничего, мы на тебе и оторвемся! Ты у нас плакать на коленях будешь! - обрадовал он отставшего кучерявого парня в шотландском тартане. - Ты вроде их командир? Вот и ответишь за каждого!
   - Командир и есть командир... - как-то не очень грустно, учитывая ситуацию в которой он оказался, ответил тот. - А еще я легкоатлет! - крикнул "шотландец", и тут его словно сдуло в сторону. Подворот ноги оказался полной "липой". А из-за вершины вала стали появляться блестящие стальные трубы и синие, развевающиеся по ветру флаги!
   Охранники остолбенели. Сверху на них смотрели 20-30 странных существ, закованных в стальные доспехи и с деревянными щитами в руках! Посередине из строя торчали две стальные трубы. Раздалась команда "Огонь!" И вдруг передний охранник, увлекая за собой подвернувшихся товарищей по несчастью, обманом "шотландца" подошедших на расстояние выстрела, отлетел в назад глубину черной толпы.
   "Огонь!" - раздалась вторая команда, и следующая труба полыхнула в сторону догоняющих! Второй большой шмат, скрученный в узел, влетел в охреневших стражей порядка! После такого вся стоявшая под валом толпа непроизвольно повалила назад, давя и напирая спинами друг на друга!
   "Перезаряжай!" - послышалась новая команда! Начальник охраны с трудом пришел в себя. Он многого ожидал от беглецов, но такого он предположить не мог! Преследователи, сбитые с ног выстрелами из пушек, стали медленно поднимались с земли. А на валу произошло новое движение! Пушки отъехали назад, а рыцари в доспехах выстроились в ровную линию, сцепились друг с другом краями щитов, и начали ритмично бить мечами по их, окованных металлом, доскам! Глухие, устрашающие звуки разносились по окрестности. Смон оттер холодный пот со лба. "Сейчас начнется!" - мелькнуло у него в мозгу.
   - Всем в строй по четыре, - крикнул он, повернувшись к подчиненным.
   - Круговая оборона! - добавил он, заметив, что из-за кустов вокруг начинают вылезать молодцы в зеленых туниках, с длинными палками в руках. Предводительствовал ими тот самый кудрявый командир в клетчатом шотландском килте!
   Охранники перестроились. Вжавшись друг в друга, они нервно ожидали нападения блестевших на валу грозных существ. Однако, те не спешили вниз! А вот "зеленые" проявили большую активность! Бегая по одиночке вокруг строя, они издалека наносили болезненные удары длинными палками, с насаженными на них твердыми металлическими наконечниками! Сотрудники вневедомственной охраны падали жертвами ударов в живот, в пах и другие части тела, загибаясь и корчась на земле! Еще немного, и нападающие перебили бы их всех! Но долго так продолжаться не могло.
   Начальник охраны быстро просек ситуацию и срочно отдал приказ:
   - Выцепляем их по одному, и прессуем!
   Немногочисленные, еще сохранившие мужество охранники, начали смело выбегать из строя в погоню. Но парни в зеленых туниках вступать в прямое противоборство не спешили, видимо, решив, что эффективней будет каждый раз спасаться в соседних зарослях! Но, довольно скоро, Смон понял бесперспективность такой тактики, лишь изматывавшей его сотрудников, и отдал очередной приказ:
   - В кусты! За "шотландцем"! Он главный!
   Несколько самых сильных, из числа его подчиненных, устремились в ближайшие кусты за кудрявым парнем в килте, и нырнули внутрь. Послышались шум драки, глухие удары и крики! Скоро все стихло.
   - Ага, получил свое! - обрадовался начальник.
   Но в эту секунду из кустов высунулось копье, а вслед за ним вылез и его обладатель - тот самый легкоатлет! Поводив головой влево - вправо, он окончательно выбрался наружу и иронично усмехнулся. Его друзья вокруг также активизировались. Копья мелькали в воздухе! То и дело новые группы охранников бесследно исчезали в кустах, и оттуда раздавались крики о помощи. Но получалось что-то странное - назад не появился ни один!
   - Да что же это происходит, мать вашу? - выругался начальник охраны. - Они что там, др...чат, что ли?
   В этот момент он оглянулся назад и обомлел: из ста человек, которые так недавно были в его распоряжении, в строю оставалось только двадцать! Некоторое количество стражей в черных куртках спешно покидали поле битвы, большая же часть корчилась на земле от боли.
   - А ну, назад, суки, всех под трибунал подведу за дезертирство!.. - закричал Смон вслед разбегающимся, как тараканы, коллегам, размахивая дубинкой, но его слова так и пропали даром. Зато на валу произошло оживление! Существа в стальных доспехах, доселе мирно наблюдавшие за происходившим внизу, начали организованно спускаться на поляну, окружая сохранивших верность, сжавшихся в жалкую кучку охранников. Вперед вышли двое:
   - Сдавайтесь! - глухо донеслось из-под блестящего шлема. - Вы побеждены! Мы не хотим лишних травм!
   - Ага, как бы не так! - сквозь зубы ответил начальник. При этих словах люди в доспехах сразу ощетинились поднятыми над головой острыми мечами. - На, поцелуй меня в задницу! - добавил он. - И не таких мы видали! Я щас тебя расстреляю из пистолета! Я его не применял, только потому, что не было угрозы жизни, но вы меня сами вынудили!.. - пригрозил он и полез под куртку.
   Но его подчиненные, очевидно, имели другое мнение. Один за другим они поднимались и отбрасывали в сторону резиновые дубинки и другое оружие. Увидев такое, начальник охраны оглянулся, сел на грязную землю, и, впервые за много - много лет, горько заплакал.
   - Ничего, ничего! - утешил его подошедший молодой человек в шлеме. - Не каждую битву можно выиграть! Ваши руки, гражданин начальник! - указал он и вынул из-за пояса скотч.
   - Ну, нет! - внезапно взъярился тот. - Меня вы не возьмете!
   И прыгнув на ноги, он рванул в сторону, в кусты! Несколько человек бросилось вслед за ним, но рыцарь, который стоял посередине, остановил их поднятием руки:
   - Пусть бежит! - сказал он. - Ничего страшного! Собирайте всех, и идем на базу "Салют"! А пленных пока оставим здесь, под присмотром наших девочек!
   Из-за изрядно ободранных кустов с разных сторон начали выходить группы тяжелых пехотинцев в доспехах, с мечами и ужасающими секирами в руках. За ними следовали легкие копейщики, с завернутыми в скотч охранниками на плечах - теми самыми, кто пытался догнать их в зарослях. Охранники были щедро увенчаны боевыми отметинами. Первая часть операции "Полтава" была завершена!

14.

   - Че-то долго не идут, - выразил общую мысль господин Худруковский. - Ты их еще раз по рации посвищи, может, откликнутся!
   Его толстенький соратник подул в черную рацию, и снова заговорил с ней, но и эта попытка не увенчалась успехом - рация упорно не желала вступать в контакт.
   - Ладно, иди и посмотри, что там снаружи! - распорядился Худруковский. Начальник базы вышел было на улицу, но тут же с испуганным лицом влетел назад! Одновременно послышались глухие зловещие удары по стальным въездным воротам.
   - Что там? - сжавшись от этих новых неожиданных звуков, спросил Худруковский.
   - Внутрь лезут, гады! - бегая глазами, словно загнанный зверь, ответил толстый.
   - А где охрана? Что с охраной нашей, я тебя спрашиваю?!
   - Всей охраны осталось пять человек: на вышках сидят, и репу чешут, что делать дальше! Валить надо отселя, Иван Сергеевич! Сруливать, да по быстрому! Вот только не знаю, что с грузом делать! Ведь найдут, сволочи!
   Толстого, без сомнения, нужно было повесить на ближайшей сосне, но времени на это уже не оставалось.
   - Груз надо заныкать куда-нибудь! - подумав, выдал Худруковский. - Ты это, вспомни - есть тут у тебя какой-нибудь подвал?
   - А как же не быть! Конечно, есть! Вот здесь, аккурат под нами хранилище осталось, еще с советских времен!
   - Тогда щас берем коробки, складываем их внутрь, а сверху постелешь паркет, чтобы не видно было! И не тряси их, это тебе не мешки с цементом!
   Через некоторое время все было сделано.
   - Теперь можно и идти на улицу! - стерев в лица пот, отряхнул руки покрасневший от работы длинный.
  
   Снаружи творилось Бог знает что! Небольшие отряды в средневековых доспехах по 5-7 человек лезли на вышки! Охранники сопротивлялись, но как-то больше для вида. Железные ворота от ударов прогнулись посередине, а на стене с противоположной стороны была стащена колючая проволока, и уже были прислонены деревянные самодельные лестницы, по которым, очевидно, и забирались внутрь осаждающие. Через некоторое время все было кончено!
   Небольшая группа людей в доспехах подошла к Худруковскому с толстеньким, и проконвоировала их в центр базы, туда, где уже толпились несколько растерянных охранников. Сначала толстенький пытался, было, что-то кричать и сопротивляться, но высокий жестом прекратил его страдания:
   - Не сейчас! - прошептал он. - Потом отыграемся... Сейчас это бесполезно!
   Из сверкающей сталью толпы к ним вышли двое. Один из них стащил с головы шлем, и повернулся к начальнику базы.
   - Вы нас узнаете, господин Синявин? - насмешливо спросил он. Толстенький нахмурился.
   - Узнаете! - удовлетворенно заключил подошедший.
   - А, это вы, как вас там, граф Мерлин?! А вот и Король! - радостно, словно бы узнав дорогого друга, воскликнул толстый.
   - Я рад, что вы нас узнали! - ответил второй рыцарь. - У вас хорошая память!
   - Ну и что вы намеренны делать?! Будете удерживать нас в заложниках? Рано или поздно об этом узнают власти, и тогда вы окажетесь очень далеко отсюда, и совсем не на королевском троне, а скорее на параше!
   - Ой, об этом мы как-то не подумали! - насмешливо перебил его Мерлин. - Напротив, мы решили, что было бы хорошо организовать здесь подсобное феодальное государство, в составе нашего Королевства - рабочей силы-то ведь у нас теперь навалом! Ладно, не пугайтесь - все не так уж плохо, как вам кажется! Я вообще думаю, что всем банкирам неплохо было бы хоть на мгновение вернуться к натуральному хозяйству! А в подтверждение моих слов... расскажу-ка я вам сказку про одно Волшебное Королевство, и про двух его основателей! Назовем их, например... Добрыня и Алеша!
  
   15.
   Когда твой друг в крови
   А ля герт ком а ля герт
   Будь рядом до конца!
   Но другом не зови
   Ни труса, ни лжеца!

Присказка, но еще не сказка.

Сказка об учреждении Волшебного Королевства

   Итак, жили на свете два добрых молодца: Добрыня и Алеша! Жили себе, жили, и все вроде было у них хорошо - иногда даже песни пели!.. Но как-то пришел Добрыня к Алеше, и говорит ему:
   - Ты - мой друг, Алеша, и посему могу я рассказать тебе все, что на душе моей накопилось!
   - А что такое? - спросил Алеша, с трудом отрываясь от телевизора.
   - Понимаешь, вот живу я, значит, живу, и на работу каждый день хожу в офис (да-а, он работал не абы кем, а "белым воротничком"!), - горько вздохнул Добрыня. - Деньги, значит, зарабатываю, а чувствую в душе моей что-то не то! Не того душа моя русская жаждет, нету в этой жизни волшебства, ака "фэнтази", как говорят наши английские партнеры!
   - Но, как же так! - воскликнул верный друг Добрыни Алеша. - Ведь мы вместе ходили на "Властелина Колец" в комплекс развлечений, и я думал, что тебе люба стала теперь жизнь твоя - ведь все, как-никак, а разнообразие!
   - Да нет, друг мой любезный, не стала! Да только разожгла та история пыл в груди моей великий, и хочу я отныне с Тьмой бороться, да малых хоббитов защищать! - ответствовал Добрыня, и сжал ладони свои богатырские.
   - Что ж, друг мой, не оставлю я тебя в сей беде проклятущей, и да помогу тебе основать Королевство Волшебное, где будем мы вместе Зло попирать с помощью файерболлов и мечей эльфийских!
   И отправились оба старинных друга в путь-дорогу - выбирать место для своего Волшебного Королевства, ведь должно оно было быть хорошо защищено от врагов разных, мерзопакостных! И повстречали по дороге знакомца своего, по имени Карч. Тот, хотя и служил банкиром, а все же терзала и его тоска великая по землям дальним и холмам волшебным! Тогда взяли они и его с собой вместе. Да и другим не отказывали! И так набралась постепенно их кучка небольшая, но могутная. И пришли они в дебри дальние, городским лесопарком именуемые, и начали думать, как жить дальше!
   - Будем избы и крепость строить - от нашествий! - провозгласил Добрыня. И начали все с ревностью великою искать по парку бревна, и готовить новые постройки. Но скоро первый пыл малость поугас, а кое-кто даже гундеть начал, что не хочет он пачкать ручки свои золотистые о щепки грубые, сосновые!
   И собралась небольшая кучка тех, кто хотел строить крепость, и тех, кто просто жить в ней хотел, и единственно в этом вклад свой в общее дело видел! И встали во главе первых Добрыня с Алешей, а в начале других - Джером с Дюком (были там и такие имена, тогда еще никому не известные). И уже быть хорошему разногласию меж ними, как вдруг вышел вперед между враждующими сторонами Карч, и воскликнул:
   - Да придет спаситель! Только я могу вас примирить, братья!
   И вытащил он из кармана несколько шкурок чайного производства, и сказал:
   - Вот шкурки тигров азиатских! И чтобы все было по-честному, дам я вам, Джером и Дюк, их в ипотеку на приобретение изб у Добрыни и Алеши, а вы, в конце каждой недели, до конца месяца будете возвращать их с еще одной беличьей шкуркой сверху, и всего делов-то! И вам выгода, и вам! - свел он руками обе враждующие группировки.
   И затаили дыхание все, и призадумались над словами услышанными и, подумав еще немного, признали их разумными, и таки согласились! И были подписаны на куске коры березовой взаимные обязательства, и взяли тигриный мех Дюк да Джером, и отнесли их Добрыне с Алешею в уплату, и радовались, что так удачно все получилось. И начали они каждую неделю приносить еще по одной шкурке белки Карчу, благо тех зверей в окрестностях еще много было!
   И пришел после того Карч к Добрыне и Алеше, и предложил им положить полученный с продажи изб мех к нему на депозит, поскольку шкуры в избах все равно без дела валялись. И согласились богатыри, ведь и прибыль с того обещал Карч честно, да ласково! А на очередном собрании кликнул он клич, и возвестил, что есть у него источники надежные, и что зима будет лютая, и избы в крепости всем понадобятся! И предложил всем сомневающимся взять у него еще больше шкур тигров азиатских на приобретение собственных жилых метров, для защиты от холода и голода! И ломонулись к нему все, смущенные таким неожиданным геопрогнозом!
   Но объявил Карч, что теперь проценты стоят дороже, а значит, отдавать белок надо будет чуть больше! Но все ж согласились многие, наслушавшись Джерома и Дюка об их хорошей жизни. И провели те рекламную кампанию "ДДД" (то есть "Дом Джерома и Дюка")! И опять пришел Карч к Добрыне с Алешею, и опять взял у них те же шкуры тигриные (типа, на депозит), полученные ими за очередные избы, и вновь выдал их следующим бездомным людям на ипотеку.
   И теперь у них написано было на договоре березовом с богатырями, что у тех уже в два раза больше лежит сбережений на депозите! И продолжалась такая волынка круговая до тех пор, пока не выросла стоимость процентов за кредит до 500 у.е. (в беличьих шкурках), от стоимости самой проданной избушки (100 у.е.), а у богатырей скопилась целая кучка березовых векселей, на коре которых вписывались их новые и новые вклады!
   Но вот незадача! Теперь, вместо борьбы со Злом и Тьмой, приходилось всем людям, в крепости собравшимся, цельный день только лишь белок ловить на оплату ипотечного долга! А тут еще оказалось, что перебили уже всех этих животных в округе, и нечем отдавать проценты, а ведь оставался всего-то один единственный месяц до полного выкупа жилья! Мышиный же мех Карч принимать отказывался. Да и мех тигриный, взятый в депозит от Добрыни с Алешею, Карч теперь у себя под подушкой держал, и на рынок больше не выпускал для повышения ажиотажу! И бросились тогда все к Карчу, и стали молить его об отсрочке очередного взноса, но сказал Карч:
   - Не могу, господа дорогие: я и так давал вам шкуры тигриные, холеные, под льготный процент в 500 шкурок белки, а вы так меня обманули - не хотите оплатить долг полностью! Так отдавайте же мне ваши избы и возведенные замки, так как процент вы уплатить не можете, а сами идите куда хотите!
   И все, кто брал в ипотеку указанное жилье, а процент оплатить не смогли, отдали те избы Карчу в безвозвратную собственность, в оплату долга, да и ранее отданные шкурки белок также у него остались! И увеличилось количество незаселенных изб на рынке (поскольку почти всех из них повыгоняли), и переломился тренд, и кривая роста цен в беличьих шкурках вниз развернулась! И стояли все построенные избы пустыми, так как купить их честно у Карча никто просто не мог.
   И разозлились все жители Королевства тогда на Джерома с Дюком, и начали они их обвинять во всех грехах, потому как те двое своими обещаниями их в этот пузырь ипотечный втянули, а вытянуть назад так и не смогли, или не захотели! И дали тогда Дюку и Джерому пенделей хороших, и заповедали никогда здесь впредь не появляться, и слетела с тех враз вся их холеность и понтодельство!
   И пошли после того все жители к Добрыне с Алешею, и начали воем выть о том, что затащили их злые Дюк и Джером в эту аферу! И сжалились Добрыня с Алешею (да и как было не сжалиться!), и оплатили своими депозитами на корах березовых, которые у них скопились, Карчу долги народные, а также связанные с дополнительными кредитами на обустройство изб, и покупку полатей, светильников и иной утвари.
   Но, хоть и разорились богатыри при этом немало, а все же народ из пучины долговой вытащили! А Карч, банкир королевский, остался и со многими избами, и с замками, и с мехом тигров азиатских редким, и со шкурками беличьими, за весь год людьми добытыми (даже имя себе новое придумал - "Интена"... или "Интега"... точно не помню!)
   Выводы все делайте сами! На этом и сказке конец, а кто слушал - молодец!
  

16.

   - Вот такое бывает волшебство, господа! - подвел итог граф Мерлин. - Поэтому, я думаю, ремесленный труд пойдет вам только на пользу - хватит уже финансовыми аферами заниматься!
   - А Карча они не выгнали? - спросил заинтересовавшийся Худруковский.
   - За что же им было его выгонять? Он ведь формально никого не обманывал, все обо всем знали... - ответил Мерлин, а спросивший облегченно вздохнул.
   - Ну, а сейчас, если вы не возражаете, мы произведем первый поверхностный обыск, - подошел к стоявшим Боб, а Его Величество при этих словах, морщась, отвернулся. - Сами понимаете, это необходимо! Не возражаете? Вот и отлично! Как рыцари, мы предоставляем вам возможность спокойно, без резких движений, самостоятельно выложить из карманов все их содержимое!
   - Вы не имеете права! - воскликнул господин Худруковкий. - Я подам на вас в суд! А то сделаю еще чего-нибудь похлеще! - в высшей степени угрожающе закончил он.
   - Ась? Непонял? - приподнял брови Мерлин. - Что может быть еще хлестче, чем родной суд, который, как известно, самый гуманный?! И вы кто, собственно, такой дерзкий? Хотя подождите-ка, мне кажется, что я вас уже где-то видел...
   - Я... - поняв, что переборщил с преждевременными наездами, потерялся тот. - Ну, я...
   - Дорогой! Так вот ты где! - послышался влюбленный возглас. Все обернулись. По лестнице, оставленной на прежнем месте во время штурма, на территорию базы перелазила девушка в узкой юбочке - секретарша господина Худруковского собственной персоной. Перелезши и чуть не изодрав при этом юбку, к вящему удовольствию всех присутствующих, она немедленно подбежала к своему любимому:
   - А ведь я тебя подозревала! Но все не так плохо... ты прости меня, дуру грешную! - воскликнула она. - А вы гады! - в сердцах набросилась секретарша на стоящих рядом, ничего не понимающих рыцарей. И люди в стальных доспехах и с алебардами в руках испуганно попятились. - Да вы хоть знаете, кто этот человек, уроды, и что с вами будет уже через пять секунд?!
   - Молчи, сука... - прошипела ее "любовь" в дорогом костюме. - Молчи, а не то...
   - Ну, и кто же это? - иронично поинтересовался Король.
   - Да это же господин Худруковский! А ну, быстро освободите его! - не обращая внимания на протесты любимого, воскликнула секретарша.
   - Точно, вспомнил! - обрадовался Мерлин. - Я видел тебя по телевизору! Это ты владелец "СливКоса", и еще кучи нефтяных компаний! Ребята, перед вами один из самых богатых людей в нашей стране! Бис!
   По окружающим прошелестел поток удивленных возгласов.
   - Ну, теперь-то нам точно отступать некуда! - покачал головой граф. - Еще раз повторяю наше предложение насчет обыска! А вы, дамочка, стойте спокойно! - жестко осадил он дернувшуюся, было, девицу.
   Худруковский в последний раз испытывающе посмотрел на толстого, оценил сложившуюся ситуацию, и начал доставать из карманов различные удостоверения, бумаги и разные другие предметы. Выложив все, Худруковский вопросительно посмотрел на графа:
   - Все! Больше ничего нет!
   - Как же так? Так уж и нет? - по прокурорски прищурившись, спросил Мерлин. - А вон та бумажка, которая мелькнула у вас за отворотом? Покажите-ка ее, нам всем очень интересно, что это такое!
   - Что... эт-т-т-о?.. - сконфуженно замялся тот. - А это обычная счет-фактура, она вам не нужна!
   - А я все-таки поинтересуюсь! У меня времени много!
   Помявшись немного, Худруковский начал медленно доставать бумагу на свет Божий. В тот самый момент, когда бумажка уже готова была оказаться в руках Мерлина, он внезапно дернул ее назад к себе, и остервенело начал засовывать к себе в рот! Все стоящие бросились к длинному господину в костюме. Первый подбежавший рыцарь сразу дал ему под дых своей стальной перчаткой! Это подействовало - Худруковский закашлялся, и бумага выпала изо рта.
   - Так, так!.. Что же это может быть у нас такое, причем настолько важное, что наш герой непременно хотел оставить это при себе, даже ценой несварения желудка?! - поднял с земли мокрый, обслюнявленный лист Мерлин. - Может, это обязательство на выплату алиментов бывшей жене? Нет, это кое-что поинтересней! Так-так, прочтем!.. - и он погрузился в чтение. Король и еще несколько рыцарей столпились вокруг него.
   - Ни фига себе! - послышался чей-то возглас, а Худруковский опустил голову и закрыл лицо руками. - Вот это да!
   - Господа! В связи со вновь открывшимися обстоятельствами объявляется часовой перерыв! - распорядился Король. - Мы будем нескоро!..
   Охранников и их господ в дорогих черных костюмах посадили на землю, на ходу обматывая им руки скотчем, хотя в этом, собственно, уже и не было особой надобности, а группа удивленных рыцарей пропала в направлении центрального корпуса. Войдя внутрь его, Мерлин с главой разведки Бобом вытащили на середину узкий деревянный стол, и все пришедшие расселись тут же на стоящих вокруг стульях. Повисла мертвая тишина - все молчали.
   - Ну, хорошо, я начну! - прервал общую елейную атмосферу Мерлин. - Господа, я хочу сообщить вам пренеприятное известие - мы в полной жопе!
   - А что такое? - задал кто-то вопрос.
   - А вы не догадываетесь? Мы прессанули главу одной из самых крупных корпораций, и не только в России, но и во всем мире! Да за такое нас могут четвертовать не глядя - и никто даже не почешется! Или легонько так въедут в нас "Мерседесом" с мигалкой, а скажут, что мы двигались по "встречке"!
   - Че, все действительно так хреново? - привстал со стула Король.
   - Даже еще хуже, мать твою! Четвертование - это не самый страшный способ казни, если смотреть на это философски!
   - Вот блин! - опустился назад Король. - И что же будем делать?
   - Сейчас, насколько я понимаю, есть два реальных выхода! - уверенно, как и в любой другой ситуации, поднял руку командир разведки. - Либо мы никого не выпускаем отсюда вообще, либо отпускаем всех, и даем этому делу общественное признание - ну, резонанс, в общем! Но обязательно в нашу пользу! Тогда может и выкрутимся!
   - Думаю, кормить их долго за свой счет мы не сможем, даже если возделаем все поля в округе! - хмуро проговорил Мерлин. - Считая пленную охрану, у нас на руках больше ста человек.
   - Но честь-то свою мы все-таки отстояли! - положил на стол свой длинный меч Король.
   - Да, действительно, честь отстояли! Теперь надо думать, что с этим делать дальше! - послышался чей-то возбужденный возглас.
   - Так я не понял, почему бы не принять мое предложение?! - с некоторым наездом снова влез Боб. Граф подошел к нему и погладил его по самому верхнему отростку:
   - Голова у тебя светлая, как солнце... (тот самодовольно усмехнулся) ...но только и на солнце бывают пятна!
   После такого начальник разведки недовольно забурчал, а остальные повскакивали со своих мест, только сейчас осознав весь трагизм положнения.
   - Тише, тише! - успокоил собравшихся граф Мерлин. - У меня тут родилась одна идея! Дело в том, что нам в руки попал один очень интересный документ!
   И он указал на лежащую в центре обслюнявленную бумажку.
   - Это даже не один документ, это несколько подпольных договоренностей, в числе которых есть некий договор о фиктивном праве владения этой базой, и взаимные финансовые обязательства по черным схемам между Худруковским и Синявиным, как оказалось, являющимся только номинальным владельцем этой базы! Не знаю, зачем они его составляли, но думаю, что это может вызвать очень даже большой скандал... Кроме того, в бумажнике Худруковского я обнаружил документ, очень похожий на тайную договоренность с неким американцем, об учреждении в странах СНГ новой банковской системы!
   - Ты вспомни, - хлопнул себя по лбу Его Величество, - на тех бумагах, которые он пытался сожрать, в графе отправитель стоит американский банк, как его там... О, Лимон Бразерс! -припомнив, воскликнул Король. - Все это как-то странно!
   - Да, в этом надо разобраться более подробно! Слушай, Боб, ты говорил, что у тебя есть знакомые в одной газете... Ну те, которые помогали нам в прошлый раз?!
   Боб, все еще не отошедший от поражения в предыдущем споре, кисло кивнул.
   - Слушайте меня все - есть одна идея! - радостно прошептал Мерлин.
   И все собравшиеся с таинственным видом придвинулись почти вплотную друг к другу, сомкнув тесный круг.
  
   Через некоторое время из центрального корпуса вышла группа рыцарей, и двинулась по направлению к безрадостно сидящим на земле бизнесменам. Подойдя поближе, они остановились. Вперед, к сидящим, вышел высокий молодой человек с длинными волосами.
   - Господа! - торжественно начал он. - Мы провели заседание Совета Круглого Стола (если честно, то дело проходило вокруг стола квадратного, но сейчас это было не существенно), и единогласно пришли к выводу, что оптимальным для нас выходом из данной ситуации будет вас... - сделал паузу он.
   - Расстрелять?!- иронично предположил толстый.
   - ... отпустить!
   - Как отпустить? - изумился господин Худруковский. - Почему?
   - Ты что, еще и недоволен? - поднял голову Мерлин. - Говорят тебе, пшел вон отсюда! И орочье свое забирай, нам ваши морды и так уже порядком надоели!
   - А, все же ссыканули, лохи! - показала раздвоенный язык секретарша. - Я же говорила!
   - Ну что ж, сами напросились! - мстительно прошептал господин в костюме. - Завтра ждите у себя в гостях отряд ОМОНа!
   - Непременно, непременно! Но перед этим рандеву советую вам прочитать утреннюю газету! Обнаружишь много интересного!
   - Ах, ты сволочь! Гад! Ну, ладно... Но вы же ничего не докажете! - развел тот руками. - Вы же ничего не знаете!
   - Не бойся! Чего не знаем - мы и сами додумаем! - кивнул граф. - А тебе советую быстро валить, и куда-нибудь подальше... туда, где тебя никто не знает! Колыма как раз подойдет!
   Господин Худруковский, Властелин Мира и нефтяных промыслов, вздрогнув, развернулся и, согнувшись пополам, поплелся к выходу. За ним подавленно проследовали экс-начальник базы, и черная свита ничего не понимающих охранников.
  

17.

   Через несколько дней газеты пестрели огромными заголовками про внезапный арест господина Синявина и про его нехорошие дела! Даже мэр города прилюдно осудил такое поведение! Организация толстого была пущена под откос, и распилена на составные части, а у самого господина Синявина началась новая, интересная жизнь.
   Рыцари Королевства Хольмгард были довольны. Накануне у них состоялся разговор с представителем следственного комитета, который и сообщил им все подробности. Из этого диалога выяснилось, что так называемая "детская база" была построена для других, и совсем не детских целей!
   - Оказалось, - проговорил высокий посланник. - Что этот Синявин был ставленником некого таинственного гражданина, на которого нам, к сожалению, выйти не удалось...
   - Зато нам удалось... - проворчал Мерлин, вспомнив обслюнявленные бумажки.
   - ...Нужно это было для того, чтобы нейтрализовать хотя бы ту относительную финансовую независимость, которая есть у нашей банковской системы сейчас!..
   - Так вот за что мы боролись, оказывается! - подумал граф.
   - ...Для чего им это было нужно - пока неизвестно! - продолжил посланник.
   После этого повисла тишина.
   - ...Но мы знаем: они давно этого добивались! - погрозил он пальцем в потолок. - Ну и попутно хотели дискредитировать рубль как надежную валюту, устроив еще больший обвал еще на одной шестой части света, а затем подрубить ЦБ! В этой афере оказались замешаны и крупные чиновники и, теперь уже, слава Богу, бывшие, работники ЦБ! Если бы не вы, ребята, не знаю, чем бы все это могло закончиться! От лица нашего главнокомандующего объявляю вам благодарность и заверяю, что ваше дело рассмотрено, и та база отдыха, которую у вас так несправедливо отняли, передается вам в долгосрочное безвозмездное пользование!
   Напоследок он пожал всем рыцарям руки, и уже собрался уходить.
   - ...Только вот непонятно, куда деньги делись! Если верить бумагам, они обналичили разными путями почти 300 миллионов долларов на поддержку этого проекта, и это был только первый транш! - значительно проговорил посланник администрации уже на самом выходе, провожаемый графом Мерлином и Королем. - А задержанные не хотят "колоться"! Ну да ладно, это уже не ваша забота! Всего хорошего!..
   Услышав последние слова представителя президента, Мерлин задумался. Действительно, куда-то ведь эти деньги подевались! И груз, который был привезен на базу в фурах, тоже бесследно исчез, как будто растворился в воздухе! Странно как-то это все... А, часом, не валюта ли была в этих грузовиках?
   - М-да... - проговорил вслух граф.
   - Ладно, не парься, мы свое дело сделали! - похлопал его по плечу Король. - Базу отстояли, орков выгнали, теперь мы герои! Устроим пир, затем бал, потанцуем королевскую джигу, пофехтуем на мечах!.. А сейчас пойдем к столу - мы это заслужили!
   - Да... пожалуй... - задумчиво ответил граф, и они вместе направились к давно нетерпеливо ожидавшим их рыцарям Королевства.
  
  
  
  
  
  
  
  

Часть вторая.

Тендер на Национальную Идею

  
   "Стратегический разворот - это главный принцип выживания!"

Поговорка некоего бизнесмена.

  
   Противник пал, беднягу жаль
   Но наглецы несносны
   Недолго спрятать в ножны сталь
   Но гордый нрав не спрячешь в ножны!
   При той жизни и сам бы догадался.
  

1.

   С момента исторической битвы толкинистов с охранниками господина Синявина прошло несколько месяцев. Поскольку база, все-таки вернувшаяся к рыцарям, оказалась почти достроенной предыдущими владельцами, ее оставалось только довести под потребности исторического клуба, что и было проделано в достаточно короткие сроки. С серого забора сняли колючую проволоку, а сторожевые вышки были переоборудованы в крепостные башни. В малых корпусах начались тренировки и занятия различных секций, начиная от ролевых игр и заканчивая искусством владения копьем. В центральном корпусе периодически проходили балы и исторические пиры в стиле различных эпох и живших при них народов. Итак, жизнь продолжалась!
   Но, несмотря на все увеличивающийся рост численности занимающихся и блеск исторических костюмов, что-то, тем не менее, не давало покоя графу Мерлину! Король и начальник разведки Боб пытались, в меру своих возможностей, помочь ему отогнать это щемящее чувство, но через какой-то промежуток оно возвращалось снова.
   - Посмотри, как круто! - ласково убеждал графа Король на очередном праздновании. - Все так круто сошлось - лучше и не придумаешь! Теперь мы в неприкасаемых! База снова наша на веки вечные, да и люди новые приходят! Что тебе еще надо?
   - Не знаю... - задумчиво отвечал Мерлин. - Что-то не так... Что-то внутри меня покоя не дает... Может, это из-за того груза в фурах, пропавшего здесь после битвы? Не могу понять! Ты не знаешь?
   - Я знаю одно - что тебе просто необходимо расслабиться! Вон, посмотри - новая девочка пришла в клуб вчера: стоит - и не знает что делать! Иди к ней, пригласи на танец, а потом поиграешь ей на гитаре что-нибудь тет-а-тет!
   - Лучше пробегись по лесу с десяток километров! - в свою очередь советовал Боб. - А потом пойдем и вместе пофехтуем! В челюсть мечом получишь - сразу обо всем забудешь!
   - Может быть, может быть... - соглашался Мерлин. - Ладно, пусть будет так!
   Но и новые девочки на балах, и фехтование приносили лишь временное облегчение. Прошло еще некоторое время. В мире начали происходить определенные события, которые пока напрямую не касались деятельности исторического клуба, погруженного в танцы, фехтование и всяческое историческое моделирование.
  
  

2.

   Господин Синявин был выпущен досрочно "за хорошее поведение"! Эту новость разнесли местные СМИ. На зоне он участвовал в тюремной самодеятельности и был признан "более не представляющим опасности для общества".
   Дальше - больше! В начале июня 2007 года фондовые рынки США (DJIA и S&P 500) достигли вершины суперцикла с 1974г. Последний месяц они предпринимали попытки прорваться выше, но закончились еще до конца июля. После этого началась первая фаза падения, в дальнейшем облаченная в модное словосочетание "Экономический Кризис".
   Рынок недвижимости также полностью завершил суперцикл с начала 70-х, и при этом все еще пытался сохранить оптимизм и продолжить рост. Но тренды показателей один за другим начинали стратегический разворот: сперва объемы продаж и объемы предложения, потом отношение совокупной стоимости жилья к ВВП и ипотечным обязательствам, затем число обращений за ипотечными кредитами, количество закладок новых домов, номинальные цены на вторичном рынке, число невозвратов кредитов и т.д. Наконец, в апреле 2007, после неудачной попытки возобновления роста, началось бесповоротное падение номинальных цен на новые дома - последнего и главного индикатора состояния рынка!
   Индексы и банки обваливались один за другим! Миллионы долларов, нажитые непосильными спекуляциями на фондовых и валютных рынках рассыпались в труху. Еще вчера гипер-успешные компании сегодня одна за другой объявляли о своем банкротстве. Еще вчера всевидящие эксперты теперь завывали о всеобщей катастрофе, а главы государств поспешно успокаивали своих граждан, называя происходящее "небольшой коррекцией". Одним словом, начиналась очередная всеобщая истерия!
   Немного спустя, уже в России произошло еще одно событие, обратившее на себя столь пристальное внимание, что на какое-то время оно затмило другие, разворачивающиеся в тот момент на мировых фондовых площадках, хотя и было напрямую с ними связано.
   Практически одновременно - за 10 дней с 25 июля до 5 августа 2008, российский фондовый рынок и нефть подтвердили стратегический разворот 10-ти летних трендов, и начало долгосрочного масштабного падения. Одновременно с этим начался активный вывод из страны иностранных капиталов. А 7 августа подтвердилось начало долгосрочной ревальвации доллара, после почти 8 лет девальвации.
   Как известно, эти события сделали многих прежде очень богатых людей нищими. Заголовки газет пестрели о волне самоубийств на Уолл Стрите и других аналогичных переулках тупикового типа. Людям срочно понадобились деньги - даже и те, которые они до этого и за деньги-то не считали!
  

3.

   В Историческом Клубе Хольмгард все было, как и прежде, а может даже и лучше! Одни тематические фестивали и мероприятия сменялись другими - словом, все было очень даже хорошо! Граф Мерлин, как и вся остальная Россия, с тревогой наблюдал за финансовыми и политическими сводками с мест событий по телевизору. Так, однажды, упершись взглядом в очередного эксперта, рассказывающего на всю страну об "истинных" замыслах НАТО, Мерлин вдруг вспомнил те приключения, к которым он и сам не так давно имел отношение, а также сопутствовавшие тому слухи о финансовом вмешательстве неких заокеанских сил в финансовые дела России. То, что говорил с экрана очередной "эксперт" могло и не быть правдой, но параллели с Синявиным в контексте репортажей явно были прямыми!
   Синявина сдали его же хозяева. Но кто сказал, что он был такой один? Кто сказал, что это был эксклюзивный канал с Запада?! Ведь, как известно, умные люди обычно раскладывают имеющиеся в активе яйца по разным корзинам! А хозяева Синявина явно тупыми не были.
   - Черт его знает! - с сомнением проговорил граф. В это время послышался звонок в дверь. На пороге стоял Король.
   - Привет, я к тебе! - с ходу сообщил он эту потрясающую новость.
   - Заходи! - обрадовался Мерлин.
   - А ты че такой загруженный? Телевизор опять пересмотрел? - спросил Король.
   - Да, тут такие дела... - неопределенно помахал рукой в воздухе граф, а Король ласково прищурился.
   - Ну что же, тогда я попал по адресу! Тут у меня возникла одна идея - давай создадим общественную организацию!
   - А для чего? Ведь мы уже и есть некоммерческое партнерство!
   - Да тут ко мне звонили из МинЮста. Говорят, проверка у нас будет - чем это мы столько времени на своей базе занимаемся! Придется показывать все, что есть, а может даже и то, чего нет! Они же все время говорят, что хотят увидеть реконструкцию Ярославля - и что им этот город так нравится?!
   - А причем тут общественная организация? Не понимаю!.. - потряс головой Мерлин.
   - Ну... если мы все-таки будем ею, то разные уполномоченные на то органы будут гадить нам гораздо реже, поскольку мы общественники и все такое: лес убираем - и все дела! Проверок, опять же, меньше будет!
   - Ладно, я подумаю! - с сомнением согласился граф. - Хотя если честно, странная какая-то теория... А когда проверка-то?
   - В понедельник.
   На этом разговор завершился. Король пошел по своим таинственным монаршим делам, а Мерлин сел обратно на диван, чтобы обдумать услышанное.
  

4.

   Проверка пришла, как водится, точно в назначенное время - то есть с опозданием на несколько часов. Ответственная девушка в черном платье, из числа проверяющих, вручила юридическому главе клуба уведомление о начале сего мероприятия. После этого несколько человек в штатском по очереди обошли все корпуса, немного повздыхали над ними, что-то записали в блокнотики и благополучно удалились. На следующий день стали известны и первые результаты.
   Пришедшая бумага уведомляла исторический клуб, что допущенные нарушения касаются почему-то только центрального корпуса, в связи с чем и было принято решение закрыть его для общего посещения (то есть временно передать под юрисдикцию представителей комиссии, вроде бы как для скорейшего исправления недочетов)!
   "Мы вам поможем, - говорилось в бумаге, - исправить эти нарушения силами Минюста!"
   "Странно как то, - подумал Мерлин, прочитав эту бумагу. - Они вроде не должны этим заниматься. И почему только один центральный корпус? Остальные что, лучше что ли? Что-то я этого не замечал... М-да, странно..."
   В это время ему позвонил Король. Мерлин тут же поделился с ним своими сомнениями.
   - Не знаю, не знаю, - мягко засопел в ответ тот. - А ты уверен в этом?
   - Бог с тобой! Просто это не совсем логично!
   - Если все так, как ты говоришь, то им почему-то нужен именно этот корпус!
   - Но зачем? - почесал репу граф. - Что в нем особенного?
   - А давай сегодня, после тренировки, сходим и выясним?!
   На том и порешили! После тренировки, вечером, Мерлин и Король подошли к центральному корпусу бывшей базы "Салют", а ныне прибежищу исторического клуба Хольмгард. Солнце уже примеривалось шлепнуться на горизонт, и в воздухе трепетали отголоски дневной жары.
   Друзья вошли внутрь здания.
   - Что же здесь особенного?- вслух подумал Мерлин. - Что может быть такого нужного Министерству Юстиции в старой бетонной халупе?
   - Может, они хотят его забрать, а затем и всю базу, как и те, "черные", до них? - предположил Король.
   - Нет, тогда бы они нашли нарушения во всех корпусах! - возразил Мерлин. - Тут явно что-то не то!
   - Кроме того, они берут здание всего на несколько дней, и не хотят пускать нас внутрь под предлогом, что якобы сами все сделают! А корпус между тем не хуже, чем все остальные, даже лучше...
   - Следовательно, они хотят без помех побыть здесь эти дни, - осенило графа. - Но зачем? Шабаш они хотят устроить, что ли?! Мы же не знаем, как они там развлекаются в своих министерствах? - засмеялся граф. - Может, посвящения в чиновники устраивают с помощью укусов в шею!
   - Правильно! А может они проводят какую-нибудь страшную инициацию после приема на работу? Я ведь видел - у них одни девчонки работают, и это не спроста! Может, это женская секта бюрократок? И вот, в эти дни они свезут сюда очередную партию неофитов, чтобы провести над ними свой дьявольский обряд ...
   - Ну, не обязательно все так, как ты сейчас подумал! Может, инициацию они будут проводить с помощью самого большого и толстого "Дела" в бумажной папке, и самовара...
   - А в самовар будут наливать кровь принесенных в жертву посетителей, которые не дождались своей очереди и "двинули кони" в приемной! - зашелся от смеха Король. - Ладно, может, пойдем, осмотрим верхние залы?!
   Последовавший за этим двухчасовой осмотр помещений так и не увенчался успехом.
   - Стены вроде глухие. Там не то, что щелей нет, так даже бриллианта по нормальному не спрячешь! - обессилено опустился на ступеньку Король.
   - Бриллианты... бриллианты...- напряженно произнес Мерлин. - Точно! Слушай, помнишь тот момент, еще при Синявином, когда сюда приезжала фура с какими-то ценностями, а назад ничего не увезла. И вещи эти куда-то исчезли! А что, если эта проверка - вовсе не от сотрудников Минюста, а от людей Худруковского?
   - И что же, ты думаешь - они хотят найти эти вещи?!
   - Вполне возможно! Что, если они спрятали здесь что-то ценное - деньги или наркотики, и сейчас хотят все же довести то незавершенное дело до конца, а?!
   - А что, вполне!
   - Только где здесь можно что-либо спрятать?! - задумался Мерлин. - Только под полом, стены для этого слишком тонкие!
   - Правильно! Молодец, рыцарь - хорошо мыслишь!
   - Мыслим, - поправил его Мерлин. - Проверка приезжает только завтра! Значит, у нас есть вся ночь...
   Они спустились по лестнице в холл корпуса на первом этаже и осмотрелись.
   - Здесь все застелено паркетом - просто как на показ! А что, если его приподнять?
   И они начали выковыривать пальцами одну из ячеек настила. Через некоторое время фаланги на пальцах молодых людей подраспухли и стали нездорово красными.
   - Нет, так дело не пойдет! - выразил общую мысль Король. - Иначе мы достанем все как раз к их приходу! Нам нужна монтировка, - присел на пол он.
   - Щас, погодь, я быстро! - крикнул Мерлин и бросился к выходу. Через некоторое время он вернулся с металлической трубкой в руке.
   - Монтировки не достал, но принес вот это! - и он гордо покрутил в руке находкой.
   С трубой дела и в самом деле пошли лучше. Секции деревянного пола отваливались в сторону одна за другой!
   - Че-то ничего не видно - один бетон! - устало проговорил Мерлин и посмотрел на Короля.
   - М-да, действительно... Слушай, а если бы ты был хозяином груза, где бы спрятал его ты? - видимо, совсем войдя в роль следователя, пристально проговорил Король.
   - Когда мы пришли сюда, зал был почти пустой... Только один стол торчал в углу! Слушай, а может, они все там и заныкали - под столом?
   - Давай посмотрим, - с сомнением пожал плечами Король. - Центр залы все равно уже весь перелопатили!
   Молодые люди подошли к месту, где когда-то состоялось историческое собрание Совета Круглого Стола, и Мерлин отодвинул стоящие в углу вещи.
   - Валар, даруй нам победу! - провозгласил он и поддел стальной трубкой крайнюю секцию паркета. Паркет поежился и заскрипел.
   - Ничего, не скрипи, - успокоил его Мерлин. - А лучше вылазь оттуда по-хорошему!
   Вероятно, дереву все же пришлось согласиться, поскольку секция, хоть и недовольно, но все же начала медленно приподниматься вверх. Под ней показалась какая-то стальная пластина.
   - О, смотри! Вот это да! - воскликнул Король. - А что же будет дальше?
   Через некоторое время настил в этом месте был полностью снят. Под ним покоилась металлическая пластина размера примерно три на три метра. Она плотно прилегала на липучках и еще каком-то сентепоне к обнаружившемуся под ним странному бетонному основанию, похожему на круг колодца. Мерлин поддел это липкое железо, и стальной круг медленно, со скрежетом и звуками отдираемого поролона, отошел вверх, а глазам графа и Короля предстали длинные ряды коробок из-под какой-то офисной техники, уходящие вниз в колодезную шахту.
   - М-да!.. - проговорил Мерлин. - Кажется, мы нашли заветную дверь с сокровищами! Только вместо ключика у нас была железная трубка.
   - Они что, телевизорами собирались торговать? - воззрился на него Король.
   - Не думаю, что внутри телевизоры! - скептически проговорил граф. - Ну да ладно, давай вытащим одну коробку на пробу!
   Коробки оказались не такими тяжелыми, как ожидалось. Мерлин оторвал скотч с верхней картонной крышки и поднял ее. Под крышкой зеленели бледные пачки упакованных купюр. Граф и Король, не в состоянии вымолвить ни слова, открыв рты, уставились друг на друга.
   - Вот это телевизоры! - воскликнул, наконец, Король.
   - Вот это детская база отдыха! - проговорил Мерлин.
   - Господи, как давно я об этом мечтал! Спасибо, что ты услышал мои молитвы! - восхищенно поднял руки к небу его друг. Граф же напротив, задумался.
   - Надеюсь, ты понимаешь, что это значит?! - медленно сказал он. - Те люди, которые завтра придут сюда за этими деньгами, должны найти их. Если они их не найдут, то будет совсем плохо!
   - А что такое? - все еще во власти первой эйфории, вскочил на ноги Король. - Баллисты ведь у нас еще остались! Или ты хочешь вот так отдать все нажитое непосильным трудом? Ну, я хотел сказать: в древности все захваченное на поле боя являлось полноправной собственностью победителя! - выгнул грудь он.
   - Ты что, не понимаешь?!- несколько раздраженный этим несерьезным тоном, проскрипел зубами Мерлин. - Это тебе не вневедомственная охрана, как в прошлый раз! Приедут ребята с "калашниковыми" и все - ни баллист, ни нас на свете уже больше не будет!
   - Да ладно тебе! - отмахнулся Король.
   - Вот тебе и ладно! - грустно усмехнулся Мерлин. - Им зачем-то срочно понадобилось это бабло... Иначе они не стали бы так суетиться! Интересно, с чего бы это такая игра - почти на грани фола?
   Некоторое время друзья молчали.
   - Как быстро меняются времена! - сжал кулаки Король. - Проклятый кризис - не успели стать миллионерами, причем долларовыми, как все ушло в сортир! И приходится отдавать свои кровные, заработанные честным трудом каким-то шакалам, просто жирным котам с Уолл Стрита!
   Они еще помолчали, отходя от сказанного.
   - Слушай, есть одна идея, как нам оставить их себе! - вдруг проговорил Мерлин. - Помнишь, ты говорил про общественные организации?
   - Ну... А что с того?
   - Пойдем! Я, кажется, кое-что придумал!
  

5.

   В назначенный день на базе появились проверяющие, почему-то приехавшие на нескольких микроавтобусах. Главный - тощий серый мужичок в узеньких очечках - без лишних слов передал необходимые бумаги Мерлину и вся компания двинулась в направлении центрального корпуса.
   - Это дело непростое, требующее времени, так что просим нас не тревожить, пока мы не закончим реконструкцию полностью! - провозгласил мужичок. Мерлин, понимая всю сложность процесса, ответил утвердительным кивком. После этого вся толпа в черном скрылась за дверями центрального корпуса. Щелкнул входной замок. Процедура изъятия неизъятого началась, а Мерлин зашагал к группе своих одноклубников, стоявших тут же неподалеку вокруг Короля.
   - Началось! - тихо проговорил он Королю. - Теперь можно некоторое время и отдохнуть.
   Но не успел он повернуться спиной к корпусу, как только что закрывшиеся двери с треском распахнулись! Сломанный язычок английского замка тоскливо повис вверх ногами. Из дверей стремительно высыпала недавно скрывшаяся внутри проверка "из министерства юстиции". Лица ее членов были покрыты красно - белыми пятнами. Мерлин резко развернулся назад.
   "Что-то очень быстро!" - подумал он.
   - А вот и вы! - воскликнул он, раскрывая объятия. - Что-то вы быстро сработали в этот раз! Обычно все как-то медленнее!..
   - Ты это, мне мозги не пудри! - задыхаясь, видимо от заползавших в рот пятен, проговорил главный. - Говори, где все наше! А не то ты нас знаешь!
   - Ась? Что? Вы же еще в прошлый раз составили список нарушений! Мы ни одно из них не исправили без вас - все там же, где и были, гражданин начальник! - с усмешкой ответил граф.
   - Ты что мне голову морочишь? Говори, где... - и он внезапно осекся, взглянув на графа, который в это время вдруг начал быстро говорить:
   - Это уже вторая проверка за месяц, и все от каких-то министерств, и все в одном корпусе! - возмущенно прокричал он. - Совсем уже нас заколебали со своими нарушениями! Я... я на вас жаловаться буду! - в негодовании и совсем по-настоящему воскликнул Мерлин.
   - Что еще за проверка? - дрожащим голосом тихо спросил приехавший начальник. Горло у него перехватило. - Здесь кто-то уже был до нас?..
   - Конечно, были! Ездите сюда, как на курорт... У вас других баз отдыха не осталось, что ли?! - продолжал уже почти искренне возмущаться Мерлин.
   - А... кто это был, вы запомнили? - нервно спросил проверяющий. - Запомнил ты фамилию, я тебя спрашиваю?! - вне себя от волнения вцепился в графа он. Мерлин задумался, почесав лоб:
   - Кто же это был?.. Ведь кто-то знакомый был, как щас помню!- начал вспоминать он. - Ах, да, вспомнил! - проявил граф все-таки память. У начальника отлегло от сердца!
   - Ведь это был бывший глава охраны предыдущих хозяев, его еще подчиненные называли Смон, как щас помню! Да, верно! Слушайте, а зачем он вам?
   Серый проверяющий до крови закусил губу.
   - Хотим воспользоваться результатами их проверки! - вжав пятки в землю, злобно проговорил он. - А-то что вас два раза понапрасну дергать, правда?!
   - Вот это правильно! А то между ведомствами часто бывает такая несогласованность... просто а-я-яй, какая несогласованность, - грустно покачал головой граф и помахал ему рукой. - Ну что ж, желаю успехов в вашем нелегком деле!
   И коллегия проверяющих удалилась под дружный смешок людей в доспехах. Король оттер пот со лба, а Мерлин подошел к нему, и дружески похлопал по плечу - первый шаг был сделан!
  

6.

   Надо отдать должное проверяющим "из Минюста": экс-глава охраны Смон был найден в довольно короткие сроки! Но даже этот факт не облегчил жизнь господина Худруковского, каким-то образом уцелевшего после недавних событий (и, как все уже, наверное, поняли - являвшегося настоящим инициатором этой проверки). На допросе Смон всеми богами клялся, что никаких денег он в глаза не видел, и что все это время заливал горе в своей квартире на пару с длинным лысым приятелем, в доказательство чего предъявлял свежий фингал под глазом, а потом даже пробовал прикладывать к сердцу удостоверение охранника! После проверки предъявленных доказательств подозрения со Смона все-таки были сняты.
   Но теперь положение стало еще более запутанным! Оставалась последняя логическая цепочка: ведь если бывший начальник охраны был не при чем, следовательно, глава исторического клуба солгал! То, что он осмелился это сделать, означало лишь одно - он заранее знал, что приехавшие искали именно деньги, и сознательно направил их по ложному следу, а значит - он причастен к исчезновению коробок с валютой! Придя к такому ошеломительному выводу Синявин (технический глава проверочной группы, которая, как правильно догадывались толкинисты, не имела к государству никакого отношения, а была всецело на балансе господина Худорковского) срочно вызвал своего главного помощника. Когда тот явился, у них состоялся очень и очень серьезный разговор.
   - Здравствуйте, Александр Владимирович, - спросил заместитель. - Вызывали?
   - Проходи - есть срочное дело! - не ответив на приветствие, сразу начал шеф. - Расследование будем вести в новом направлении! Проверь неофициально, что происходит сейчас вокруг исторического клуба Хольмгард: ну, чем они на данное время занимаются, кто к ним ходит... Собери досье на каждого! А главное - деньги!.. Проверь, всплывали ли в последнее время у кого-нибудь из них какие-либо крупные суммы в расчетах. Да, подключи к этому Смона, он уже имел с ними дело и может оказаться полезен! Все, выполняй!
   Через три недели заместитель вновь явился в кабинет Синявина.
   - Вот, Александр Владимирович! - с порога крикнул он и положил на стол шефа папку с документами.
   - Не ори, не на базаре! - поморщился тот. - Ладно, колись, что нарыл!
   - Мы тут нашли очень интересные сведения! Я проверил все личные приобретения руководителей за последнее время - и в целом ничего особенного. А вот покупки для самого исторического клуба - тут ситуация другая! За последние три недели резко возросло количество заказов разных строительных товаров, дерева, металла и других материалов, инструментов, механизмов для кузницы и мастерских. Также они стали выплачивать зарплату тренерам своих секций! И даже заказали специально несколько чугунных пушек стоимостью в пятьдесят тысяч рублей каждая, а также прикупили несколько лошадей по аналогичной стоимости!
   - Да...- протянул шеф. - Вот и экономический след! Молодца, хвалю!
   - Рад стараться! - покорно согнулся подчиненный.
   - Ну, ладно, ладно... - довольно сощурился шеф. - Еще что-нибудь есть?
   - Есть также небольшая информация о каком-то секретном проекте, но подробностей они никому не раскрывают. Пробовали даже подсылать по очереди пьяного бомжа и стервочку Наташку, ну ту, что с большой задницей! Вы же лично знаете ее способности - и все равно бесполезно!
   - Ого! Это уже интересно!
   - Что именно, Александр Владимирович? Если вы насчет Наташки, так мы ее к вам мигом доставим - пусть отрабатывает, а если же вы про...
   - Заткнись! - оборвал его шеф. - Лучше проверь их на наличие слабых звеньев - кому из членов клуба можно было бы сделать наше фирменное безотказное предложение?! Мы их изнутри возьмем!
   Через две недели зам опять сидел в кабинете шефа, сжимая изрядно потолстевшую с прошлого раза папку документов:
   - Кое-что найдено, Александр Владимирович, - отчитался он.
   - Так, так! - оживился тот.
   - Появился один вариант: человек по имени Джером. Это лидер! Умен, талантлив в своих областях. Также стервозен, что среди мужчин встречается крайне редко! Любит создавать вокруг себя ореол таинственности - это очень интригует девушек, но впоследствии приводит к разочарованиям...
   - Не тяни, давай главное!
   - И теперь самое главное - он очень честолюбив! Даже слишком, я бы сказал! Поэтому всегда находится в оппозиции к другим лидерам - это уже, можно сказать, сложившийся стиль жизни. Склонен к расколу дружеских компаний, в которые пролазит за счет воздействия на зависимых и несамостоятельных людей. Этот может быть нам полезен!
   - М-да.. Есть что-нибудь еще?
   - Есть, но остальные, так или иначе, преданны своим друзьям. На прямое предательство они не пойдут!
   - Что же делать? - растерянно посмотрел на него Синявин.
   Помолчали.
   - Есть одна идея, Александр Владимирович! - подумав, проговорил зам. - Попробуем, может быть, что-нибудь да получится?!

7.

   В королевстве Хольмгард уже несколько недель наблюдалось большое оживление! На базу привозились разнообразные строительные материалы и инструменты для внутренней и внешней отделки. На месте старых неказистых башен, построенных из самостоятельно собранного толкинистами сухостоя, которые стояли здесь когда-то, сейчас красовались добрые могутные крепостные стены, сооруженные из толстых бревен! На этих стенах возились люди в ярких гербовых туниках, укрепляя в амбразурах чугунные литые пушки. Ядрами пушки пока еще, в целях безопасности, не заряжались, но глядя на их мощные бока, чувствовалось, что если до этого дойдет дело, то кому-то очень и очень сильно не поздоровится!
   Бетонные корпуса снаружи и изнутри были обшиты деревом и флагами со львами и лилиями, превратившись во внутри-замковые постройки. Таким образом, руководители клуба избавились от последнего духа коммерческой базы отдыха, коим дышало до тех пор все вокруг! Вообще, благодаря то ли активности самих членов клуба, то ли чему-то еще, но абсолютно все вокруг на территории бывшей базы "Салют" буквально преобразилось и за очень короткие сроки.
   Казалось, что теперь город приобрел собственную средневековую автономную область, внутри которой исчезали и современные понятия о жизни, и даже модные ныне темы для общения (где, например, сегодня самая выгодная распродажа, или какой автомобиль завтра будет новым трендом). Атмосфера историчности наваливалась и поглощала всех входивших абсолютно и безвозвратно!
  
   Король, граф Мерлин, командир разведки Боб и еще несколько человек сидели в главном зале, расположившись вокруг круглого стола, специально выстроенного по прототипу своего более известного предшественника, и обсуждали текущие дела. Многое уже было сделано, но многое еще только предстояло сделать! Граф сидел в кресле и, облокотившись на его резные ручки западно-европейского типа, настойчиво говорил что-то сидящему рядом кудрявому молодому человеку в шотландском килте, которого все звали просто Гвен:
   - Твоя ошибка, Гвен, состоит не в том, что ты делаешь, а в том, как ты это делаешь! Вот возьмем хотя бы лучную секцию, которую ты ведешь...
   - Ну, возьмем! - как-то без особого энтузиазма согласился тот.
   - Ты ведешь, по сути своей, военную секцию, а это значит что?
   - Что? - почесал репу тот.
   - То, что ты сам должен управлять ею по-военному! Твои ученики должны чувствовать твою волю, а у тебя что?
   - А что у меня?
   - Все, кому не лень, даже из числа неофитов, говорят тебе, ТРЕНЕРУ, - на этом слове граф сделал особый акцент, - что и как ты должен делать!!! Это ты должен говорить, что им делать на твоей секции! Ты понял меня?
   Гвен согласно кивнул. Чувствовалось, что ему это не в первой! Здесь необходимо заметить, что Гвен был человек добродушный, умный и даже можно сказать в чем-то талантливый, но все эти качества разбивались об одно совершенно непроходимое для всех достоинств в мире препятствие - несамостоятельность и стремление копировать всех и вся, абсолютно мешавшее раскрыть ему собственные, оригинальные способности как личности! В детстве мамуля так усердно руководила им, полагая, что она, конечно же, лучше всех знает, что необходимо ее малышу, что когда наконец пришла к выводу, что "малышу" уже пора стать и самостоятельным, оказалось что тот успел и окончить университет (естественно, по предварительному высшему указанию), и поступить на работу (выбор был продиктован тем же источником), а также отпраздновать свой двадцать четвертый день рожденья! После расставания с этим постоянным диктатом и переезда на съемную квартиру, эстафета производства указаний для "малыша" была передана его друзьям!
   - Так, с тобой все ясно! - вздохнул Мерлин. - Но только не перегибай палку, как Лонс, который готов всех задницей посадить на нужное ему место, не спрашивая их мнения! Великих вещей из-под палки не получишь!..
   Тот, кого граф называл Лонсом, услышав последние слова, привстал, чтобы выразить свое оригинальное мнение по сему вопросу, но в этот момент дверь в залу отворилась, и к круглому столу подошел молодой дружинник в синей тунике, с нашитой на ней желтой арфой в гербе, и Лонс недовольно опустился обратно в кресло.
   - Пришел Дюк - вас требует, хочет поговорить! - отрапортовал дружинник.
   Мерлин, усмехнувшись, взглянул на Короля, который неохотно ответил:
   - Ну что ж, требует - примем! Зови его сюда, пока все не разбежались...
   Рыцари, находившиеся за столом, обменялись странными взглядами. Дюк был единственным, кто в тяжелые для клуба дни просто исчез, не попрощавшись и даже никак не объяснив свой поступок!
   Раздались шаги, и в залу вступил грузный человек с большим висячим животом и одутловатым лицом, сквозь которое, впрочем, просвечивала некоторая надменность. Ступал он медленно и степенно, всеми силами стараясь походить на уважаемых и важных (по его мнению) людей - ну там, разных олигархов, чиновников, генералов! Для того, чтобы читателям в дальнейшем были понятны отношения и эмоции всех присутствующих в зале людей, следует кое-что прояснить.
   Человек, коего называли Дюком, был принят в клуб не очень давно. Основным качеством, которым можно было бы охарактеризовать этого персонажа, было стремление к всеобщему вниманию, выражавшееся в постоянных понтах, чего бы это ни касалось! Что бы ни происходило вокруг, Дюк всегда с важным видом давал понять, что он в этом деле и есть главнейший специалист! Те, кто впервые с ним сталкивались, покупались на это надменное лицо, и даже некоторое время уважали. При всем при этом никакими особенными заслугами ни в одной области он еще не отличился, хотя очень старался стать крутым, насколько это было возможно.
   Но жизнь - штука чуткая, и она не ведется на пустые понты! Всем запомнился тот случай, когда после одного особенно удачного концерта знакомого ему музыканта Дюк важно и со всем неповторимым обаянием (т.е. потрясая толстым животом) решил показать присутствующим, что такое настоящий фолк-рок! Выйдя на сцену с гитарой, он самоуверенно начал играть - так зрители его там же забросали пивными банками, даже белой пенки не пожалели!
   Второй особенностью этого человека было увлечение НЛП, в котором он также считал себя "мистером совершенством". Вот какое существо входило в данный момент в залу круглого стола!
   - Привет всем! - сказал Дюк, сделав круговой жест в сторону собравшихся. Сидящие за столом ответили лишь неопределенными кивками и возгласами, один только Лонс встал и пожал пришедшему руку.
   - Ну, как идут дела? Чем занимаетесь? Я смотрю, у вас жизнь кипит! - продолжил Дюк.
   - Да так, шагает потихоньку...- рассеянно ответил Боб. Мерлин при этом нахмурился. - А ты чего пришел-то?
   - Вас повидать - не встречались давно, вот и соскучился! Узнать хотел, нельзя ли мне вернуться...
   - Ты наши законы знаешь! - посмотрев на него исподлобья, ответил Мерлин.
   - Да-да, я так и думал... - отведя глаза, быстро произнес тот. - Ну, ладно, парни, я пойду! Кстати, Лонс, можно с тобой поговорить насчет одного важного дела?
   - Конечно, я сейчас! - криво улыбнувшись и отводя глаза, ответил тот. - Ты подожди меня снаружи!
   Дюк вышел, а напрягшийся было Мерлин, стиснув зубы, пробурчал:
   - Нам следовало бы повесить его на ближайшей сосне! Ладно, пусть уходит подобру-поздорову! - закончил он, а Лонс выкарабкался из кресла и, бросив на графа косой взгляд, вышел вслед за Дюком. Покуда сидящие в зале рыцари обменивались мнениями по поводу этого странного прихода, на улице тем временем состоялся личный разговор двух молодых людей.
   - Я хочу поговорить с тобой об одном важном деле! - начал Дюк.
   - Слушаю тебя, - ответил его бывший товарищ по клубу.
   - Только... сначала давай отойдем подальше!
   Лонс удивился, но смолчал. Отойдя поглубже в лес, Дюк начал излагать собеседнику свою мысль:
   - Ты знаешь, Лонс, я вот все смотрю на вас, смотрю - и не понимаю, как вы докатились до такой жизни?! - проговорил он.
   - Что это ты имеешь в виду? - наклонил голову тот.
   - Я имею в виду - как такой свободный, независимый человек как ты, с оригинальным личным мнением - и вдруг оказался в такой ситуации! - воскликнул Дюк и, как бы невзначай, прикоснулся к плечу собеседника.
   - В какой такой ситуации? - удивился Лонс.
   - Ведь ты - человек генеральского ума, а вынужден подчиняться какому-то Мерлину, который диктует тебе, что и как делать! Тебе!!! Ты это понимаешь?
   - Да, есть такое...- согласился Лонс, припомнив недавний разговор за круглым столом, а Дюк приобнял его как бы в искреннем дружеском порыве и продолжил дальнейшее конструирование своей мысли:
   - Сегодня он говорит тебе, как вести ТВОИ секции, завтра будет командовать в битве твоими людьми, а послезавтра что? Заставит ТЕБЯ мыть пол после занятий? Или скажет привести к нему твою женщину? Я думаю, он тебя эксплуатирует... - как бы отвлеченно, закончил Дюк, уже не глядя так пристально в глаза пришедшему.
   - Да ладно тебе, - еще противилось что-то внутри Лонса. - Ведь это он предоставил мне зал для тренировок!
   - Но ведь ты достойней его - и как человек, и как боец! У тебя должен быть свой зал!
   Лонс с признательностью посмотрел на него.
   - И у тебя должен быть свой клуб! - продолжил Дюк. - Представь только: ты клепаешь шлема в собственном клубе, с собственными людьми, которыми ты полностью управляешь! Ведь так гораздо круче, чем сейчас!
   - Точно! - восхищенно воскликнул тот. - А своей секции танцев я тоже достоин?!
   - И секции танцев, и фехтования... Тут один хороший человек предложил тебя на кандидатуру главы нового исторического клуба под названием "Лонс-клаб" - ведь ты самый лучший из всех! Дальше - больше! Твой клуб становится главным производителем клепанных шлемов на Урале, а затем и во всей России... На твои турниры станут съезжаться тысячи, я бы даже сказал - десятки тысяч любителей истории, и вот в один прекрасный день тебе дадут Нобелевскую Премию за создание лучшего исторического клуба! После этого ты станешь первым и единственным Главой всех исторических клубов мира, и оснуешь первую Всемирную Федерацию Исторических Клубов! Все будут протягивать к тебе руки и вставать, когда ты войдешь! И именно после твоего избрания главой Федерации все люди, до сих пор не интересовавшиеся историей, наконец-то, массово придут в исторические секции, и через некоторое время они изберут тебя президентом России, а затем и Мирового Исторического Правительства, как лучшего историка всего мира! Ну, что скажешь, будущий миллионер?
   Лонс несколько секунд пристально и мечтательно смотрел ему в глаза, очевидно отыскивая в них что-то нелогичное сказанному, но так ничего и не найдя, хлопнул Дюка по руке:
   - Ладно!!! Согласен!
   - Я так и думал! - облегченно вздохнул его собеседник.
   И они пошли дальше, развивая мысли по поводу создания собственного нового клуба, и возможных нюансов всей красочной и великолепной жизни в нем. Через несколько часов собеседники подошли обратно к стенам "де факто" отринутого ими Хольмгарда.
   - Ну что, значит - договорились?! - радостно прикрыл веки Дюк. - А теперь давай посмотрим - возможно, и еще кто-нибудь сможет уйти с тобой из Хольмгарда?
   - Да есть тут еще несколько человек, а еще девочки из танцевальной секции... В общем, кого-нибудь, да найдем!
   - Оп-па! Чуть не забыл, - как будто только сейчас припомнив нечто важное, воскликнул Дюк. - Ты не знаешь, на какие средства здесь все построено? Интересно все-таки! Нам самим ведь еще больше нужно будет строить...
   - Не, я лично не в курсе... Но есть тут один человек по имени Гвен, а через него уже можно узнать, я думаю.
   - Ладно, узнавай, только обязательно - ведь ты теперь наш первый человек клуба! Ну, до встречи!
   На этом они распрощались. Лонс, подпрыгивая от эйфории, направился к замковым воротам, а Дюк, потирая толстые ладони, достал из кармана "сотовый" и начал усердно набирать какие-то текстовые сообщения.

8.

   На следующий день индивидуальная работа по избранию Президента Мирового Исторического Правительства продолжилась. Дюк и Лонс встретились в кустах неподалеку от стен королевства Хольмгард для дальнейшей корректировки своих планов.
   - Ну, что? - торопливо поздоровавшись из вежливости, спросил Дюк. - Выяснил что-нибудь интересное?
   - Конечно! А вот и самое важное, - счастливо осклабился Лонс и полез в карман. - Я тут накидал схему занятий нашего нового "Лонс-клаба"! Начнем с клепанья шлемов, а дальше...
   - Да подожди ты! - оборвал его Дюк. - Я про деньги клуба!
   - А что деньги? - удивился тот. - Деньгами нашего клуба ведь ты занимаешься!
   - Да не нашего, болван! - уже начал выходить из себя Дюк. - Я про деньги Хольмгарда! Откуда они появились? Ведь не с неба упали?
   - Ах, ты про это... - насупился Лонс. - Я спрашивал, но руководители не колются...
   - Подумаем... - протянул Дюк. - Во! Появилась идея! Есть тут один товарищ по имени Джером. Попробуй поговорить с ним!
- Ну, хорошо, если ты думаешь, что это нужно, то мы возьмем к себе его к себе - может что и получится! - повел бровями тот.
   - Приводи его, я сам с ним поговорю! - закончил Дюк.
   Лонс исчез за стенами крепости, а через некоторое время явился с еще одним красивым, молодым человеком. Это и был Джером. Джером был человеком из той породы людей, которых называют "дивный"! Когда он шел по улице с элегантным рюкзачком за плечами, вздернув вверх аккуратный носик и сверкая свежее покрашенными красивыми длинными волосами, девочки тихо стонали в кулачки, маскируя призывные звуки под кашель, а гопники возбужденно смотрели ему вслед - это был не человек, это была мечта! Их скулы (гопников, а не девочек, хотя черт его знает - может и их тоже) двигались вверх-вниз, а кулаки машинально сжимались от горячего желания! Еще бы - ведь не каждому "реальному" пацану выдается удача дать в лоб такому существу, каким был Джером - удовольствие получаешь неимоверное! Кроме всего прочего, у того была одна особенность - ему нравилось морочить людям голову (а в простонародье - "любить мозги"). Поэтому, когда Дюк только начал излагать Джерому суть дела, тот сразу и без длинных объяснений (которые понадобились при разговоре с Лонсом) понял все очевидные плюсы данного предприятия. Пожав друг другу руки, они расстались.
   Лонс увлек Дюка в кусты, и тому все же пришлось выслушать все грандиозные планы по завоеванию исторического мира, а Джером тихо-мирно отправился под стены Хольмгарда. Через некоторое время он уже расправлял крылья на секции Гвена по лучной стрельбе.
   Лучники стояли, выстроившись в одну линию перед мишенями. Левая рука каждого указывала в сторону цели, вцепляясь в лук, правая же подпирала снизу подбородок, оттягивая тетиву. Ноги тоже не стояли без дела - параллельные друг другу, они устремлялись вверх, в сторону своих обладателей, удерживая тех от непродуманных маневров. У некоторых стрелков, впрочем, от длительных упражнений пальцы и на руках, и на нижних "батонах" уже начинали разъезжаться в стороны - ведь это был уже самый конец тренировки! Наконец, все занимающиеся выпустили в сторону мишеней по последней стреле, и отправились выковыривать из стоявших рядом деревьев впившиеся в тех стальные наконечники, а также обсуждать результаты. В этот момент Джером быстро подошел к Гвену:
   - Есть небольшой разговор, - загадочно произнес он, и поманил паренька в сторону.
   - Я слушаю, - кротко, как агнец, ответил Гвен.
   - Я слышал, вам сейчас зарплату не платят, - начал разговор Джером. Гвен грустно кивнул.
   - Есть один вариант, чтобы облегчить твои страдания. Я могу разделить с тобой квартиру, в которой ты живешь, а все расходы по содержанию буду брать на себя! Ну, как тебе такое предложение?
   Гвен задумался. Вообще-то, предложение было выгодным, можно даже сказать, заманчивым! Ведь довольно высокую по современным меркам зарплату в строительной фирме, в которой он состоял в должности, фигурально выражаясь, "главного мастера по гастербайтерам", начальство, ссылаясь на кризис, не платило уже почти шесть месяцев, и это было очень хреново! Был и еще один плюс - будет чем заняться в свободное время (Джером таки слыл известным дамским угодником)! А приняв его предложение, можно будет и как-нибудь вывернуться, причем во всех смыслах!
   Но что-то настойчиво томило душу Гвена! Ситуация была несколько непривычной - ведь он всю жизнь жил с диктатором-матерью, и только полмесяца как стал жить один! А может, было что-то и похуже, только Гвен еще не мог понять, что именно...
   - А ты станешь моей родной матерью? - спросил Гвен полушутя, не подозревая, как он близок к истине.
   - Не только матерью, но и гораздо больше!- вкрадчиво проговорил Джером. На том и сошлись. Откладывать дела в долгий ящик не стали, и уже вечером они вместе пили чай в некогда одинокой, а теперь в одночасье повеселевшей однокомнатной квартирке Гвена. Квартира когда-то досталась Гвену в наследство от его матери, а теперь перешла к Джерому - от ее бестолкового сына!
   Прошло довольно продолжительное время. Теперь Джером стал для Гвена уже нечто большим, чем просто другом. Он стал, в некотором роде, поставщиком удовольствий, и Гвен, человек все-таки очень подверженный чужому влиянию, счастливо примерял эти удовольствия с чужого плеча. Чем бы ни начинал заниматься Джером, будь то аниме, дельтапланеризм или настольные игры - вскоре после этого тем же самым начинал заниматься и Гвен, привыкший за свою жизнь, что всегда есть кто-то, кто за него решает все, даже и такие вопросы.
   Постепенно жизнь и увлечения Джерома полностью заменили собой предыдущие хобби Гвена и он начал отходить от своих привычных интересов, заменяя их на вновь приобретенные. Даже в историческом клубе он стал появляться гораздо реже. Тем более, что скоро там начали происходить события, непосредственно связанные с его теперешним сожителем!
  

9.

   Пока происходили эти увлекательные обновления в жизни тренера лучной секции, в клубе наметились не менее увлекательные инновации (как теперь модно говорить). Связано это было в первую очередь с подковерной деятельностью Дюка, хотя в тот момент руководители Хольмгарда обращали на нее наименьшее внимание, а он в свою очередь, был слишком хитер, чтобы делать какую-либо пакость своими руками!
   Началось все с того, что в один прекрасный день, а именно в понедельник (то есть через три недели после описываемых событий) внезапно произошел сбой в работе сразу трех секций клуба! Первая из них была под непосредственной ответственностью Лонса.
   Когда граф Мерлин узнал об этом от одноклубников, по непонятной для них причине пропустивших занятия (ведь тренер-то был на месте), он решил лично прояснить ситуацию! Но руководитель секции Лонс заявил ему, что в силу эгоизма первого (а именно графа Мерлина), он не станет более вести данные занятия, и пусть все что хотят, то и делают! Тоже же самое он повторил и позже, на общем собрании круглого стола, добавив, что уходит из клуба навсегда, измученный негуманным к нему отношением! Аналогично, почти слово в слово, эти слова повторил тренер и второй секции - девушка Лонса, до сего дня ведущая занятия кельтских танцев. Такой откровенный демарш стал для всех полной неожиданностью!
   - Очевидно, им не понравилось, что мы предоставляли им отдельные помещения и платили зарплату - ведь это, без сомненья, был чистый эгоизм с нашей стороны! - саркастически прокомментировал данное выступление граф, но все же и он ушел с собрания в смешанных чувствах.
   Вместе с Лонсом и его танцевальной девушкой ушло также несколько новых людей, поддавшихся на нехитрые, но заманчивые уговоры. Третью прекратившую существование секцию вел Гвен. И хотя он и не заявлял об уходе, но зато оповестил руководителей о внезапно усилившихся волнениях в среде подчиненных ему гастербайтеров на стройке, а все из-за просочившейся в СМИ информации о возможном приходе к власти на Украине Ксении Стропчак.
   - Кричат: "Хэй, дарагой, падавай и нам "Город любви", в крайнем случае вагончик, а то мы ехать назад домой, да"! - грустно рассказывал о "марше несогласных гастербайеров" Гвен. - Таджики везде по ангарам развесили ее фотографии! Только на них она почему-то с косой вокруг башки - наверное, так красивее... В связи с этим форс-мажором в ближайшие полгода вести лучную секцию я, сами понимаете, не смогу...
   - Теперь у тебя новый проект: "Девятиэтажка-2"?
   - А, там меня и так "любят" все кому не лень... - махнул рукой Гвен, утирая нечаянную слезу, видимо, как след последних еще не испарившихся идеалов детства. - И сверху, и снизу...
   Мерлин, Король и остальные рыцари и не догадывались, кто стоит за всеми этими подвижками! Тем более, они не могли знать, что за чередой таких странных "случайностей" стоят их бывшие знакомые во главе с господином Синявиным. Об этом также не догадывались ни Лонс, ни его приспешники, предавшие родной клуб за красивые "Песни о неглавном"! И только Дюк хотя бы частично владел правдой, хотя и он плыл по течению в полной темноте относительно истинных замыслов своих хозяев.
  

10.

   После того, как Гвен перестал вести лучную секцию в историческом клубе Хольмгард, он стал еще более зависим от Джерома. Тот же, в свою очередь, теперь управлял им, почти как бригадир таджиком! И вот однажды, сидя на кухне, он спросил у Гвена:
   - Слушай, я давно хотел у тебя спросить - откуда взялись все ваши деньги? На какие средства вы построили все это?
   Гвен заерзал на табуретке.
   - Да ладно тебе, ты ведь же уже не ходишь в клуб, значит теперь можно и рассказать! - по-свойски подмигнул ему Джером.
   Гвен заерзал так, что чуть не свалился со своей трехногой подставки.
   - Как ты можешь так ко мне относиться?! - укоризненно заметил его собеседник. - Ведь мы живем вместе душа в душу, а у тебя есть от меня какие-то тайны? - всхлипнул он, искоса поглядывая, впрочем, на Гвена.
   - Ну, понимаешь, - начал тот, - не все так просто...
   - Я понимаю, что это сложно, но не бойся, ведь я хочу тебе только добра! И жратву тоже я тебе покупаю! - очень искренне воскликнул Джером. Это был беспроигрышный ход - сказанные слова были для Гвена ужасающе знакомы с детства и, запинаясь, он начал свой рассказ. Джером же в это время подумал: " Да, почему я все-таки не актер? Какой талант пропадает!", а вслух, честно улыбнувшись, заметил:
   - Я слушаю, как твой искренний друг!
   - Понимаешь, эти деньги - они достались нам, можно сказать, по наследству - мы их нашли!
   "О, как!" - подумал Джером, а вслух осторожно спросил:
   - И где они сейчас?
   - А-а!.. В этом вся фишка! Мерлин создал общественный фонд, и они с Королем понемногу выкладывали все эти месяцы деньги на его счет от лица разных лиц. Фонд направлен на развитие исторических организаций и охрану памятников, так что деньги могут быть потрачены только на клуб! Как раз на днях они перевели последние деньги. Мы планировали потратить их не только на нашу организацию, но и на все исторические клубы страны, кроме того и на памятники немного... Даже начали уже перечислять понемножку некоторым историческим клубам в отдаленные области - туда, где вообще все хреново! Ведь должно же наше движение начать развиваться и в родном регионе, наконец! - гордо выпятив грудь колесом, закончил он.
   Джером же, услышав такое, аж присвистнул и, поняв, что теперь Гвен рассказал ему абсолютно все, что знал, начал суетливо натягивать на себя верхнюю одежду.
   - Ты куда? - тревожно спросил его тот.
   - А, так, по делам... - холодно пояснил его близкий друг. - Я что, не говорил тебе, что меня сегодня позвали на день рожденья? К кому?.. Не важно... И как я мог чуть не забыть о приглашении! Ну ладно, пока...

11.

   Когда к Синявину пришел его заместитель, вооруженный свежедобытыми новостями, тот не ожидал ничего экстраординарного, но ТАКИЕ сведения заставили его вскочить с кресла!
   - Вот так да! - забормотал он, нарезая круги вокруг подчиненного, как спутник по орбите. - Я многое мог предположить: и то, что они уже поделили деньги, и что положили их себе на заграничные счета, но то, что они организовали фонд толкинистов, я угадать не смог!!! Ну, и что сейчас с этим фондом происходит?
   - Я пробил его по нашим каналам, Александр Владимирович! Документы они еще представили не все, источники денег на счетах находятся в непонятном состоянии, так что их можно брать!
   - Еще бы! - воскликнул шеф. - Такая сумма! Ну что же, подключай к этому делу наших старых знакомых из числа верных слуг отечества! Да кинь им погрызть что-нибудь, чтобы были повеселее, но не слишком увлекайся!
   - Будет сделано! А что с нашими информаторами, внедренными в ту же среду, такими как Джером?
   - А что он сам хочет? - равнодушно спросил начальник.
   - Говорит: тепло и не дует...
   - Тогда пускай остается!.. К тому же, он может еще и понадобиться...
   Так судьба Гвена была решена.
  

12.

   Известие об аресте счетов фонда настигло Мерлина во время возведения им очередной замковой башни. Держа в руках топор, он всадил его в еще необтесанное бревно, оттер со лба пот, намереваясь присесть где-нибудь рядом и передохнуть, как вдруг заметил небольшую процессию с запыхавшимся от волнения Королем во главе. Тот подгалопировал к бревну сбивчивым бегом и еще не в силах справиться с дыханием, молча показал на шедшего вслед за ним, уже знакомого серого мужичка в очечках.
   - Что еще опять не так? - нахмурился Мерлин.
   - По результатам проведенной проверки вашего фонда, - начал тот, что в очечках, а граф при этих словах насторожился, - учитывая полное несоответствие предъявленных вами документов...
   - Когда это мы что-то вам предъявляли? Какая вообще проверка? Нас не ставили в известность! - воскликнул Король, и вопросительно посмотрел графа. - Ведь так?
   Тот пожал плечами.
   - ... учитывая ваше письменное согласие с данными грубейшими нарушениями, скрепленное вашей же подписью... - и он помахал какой-то бумагой, а Мерлин привстал.
   - ... учитывая полное несоответствие использования материальных средств вашего общественного фонда его уставным целям, наложить арест на безналичные счета фонда, начиная с сего дня! Вы меня понимаете? Постановление суда от...
   - Ну, ты и скотина! - вскочил с места Мерлин и резко выдернул торчащий из бревна топор. - Не удалось сразу все захапать, так вот вы как! Кто вам помогает? Прокуратура?
   - Спокойно, спокойно! Вы сами не явились, когда вас звали в суд!- попятился в испуге пришедший. - Все по закону! К тому же мы не навсегда их арестовали...
   - Как так? - опешил граф.
   - Там ведь тоже не звери сидят! - сладко улыбнулся мужичок. - Если вы докажете, что используете эти деньги на уставные цели, то их вам вернут! Мы тут нашли у вас одно несоответствие в документах... В общем, сейчас я прочитаю вам список требований и расскажу, что еще вы должны сделать!
   И он присел на лежащее рядом, так и недообструганное бревно, а Мерлин стал его внимательно слушать, в волнении намертво сжав торчащее из руки топорище.
  

13.

   - В общем, суть дела такова: они предлагают нам в течение года доказать им, что мы собираемся пустить такие большие суммы именно на общественную деятельность, связанную с целями по "культурной работе среди исторических клубов"! - насмешливо процитировал граф слова пришельцев. - Причем, учитывая величину сумм, эта наша деятельность должна быть проведена на территории как минимум всей России!
   В зале повисла почти мертвецкая тишина (но до конца не умерла - все-таки было слышно, как скрипят от натуги стулья). Наконец, кто-то закашлялся для затравки, и тихо, полушепотом, спросил:
   - А что же мы должны для этого сделать?
   - В том-то и дело, что для этого нам нужно развернуть общественную деятельность и привлечь к себе человек этак тысяч двести, не меньше! - развел руками Мерлин.
   - Многовато как-то! - выразили недовольство глубины зала.
   - То есть просто давать друг другу в жбан мечом теперь недостаточно? - спросил кто-то. - Хотя, если подумать, это ведь тоже общественная деятельность! Конечно, только в том случае, если гопники - это общество... Ну, а если нет, то нет... - грустно закончилось под неоднозначными взглядами это незапланированное выступление.
   - Вы абсолютно правы, господин Чугун! - посмотрел на оратора Мерлин. - Я имею в виду твое первое высказывание - про то, что этого абсолютно недостаточно!
   - И что же ты предлагаешь?
   - Начать именно такую, "культурную" деятельность.
   Послышался смех.
   - Я не про гопников, не ржи! - нахмурился граф. - А, например, создать общественную организацию под девизом типа "Исторические корни - залог выживания России!" Будем пропагандировать ее с помощью турниров и других мероприятий - этакая национальная идея по сбору культурного наследия...
   - М-да? А почему бы не общество любителей пива? И пропаганда будет веселей, и народу побольше...
   Послышались возмущения:
   - Ну, ты, Чугун, даешь! Мы же историческая организация, а не какой-нибудь бардовский фестиваль!
   - А у нас будет общество исторического и национального пива! Ну ладно, молчу, молчу!..
   - А я предлагаю создать партию! - крикнул один.
   - Все партии продажны! Мы против партий! - возразили ему с другой стороны.
   - Успокойтесь, пожалуйста, никаких партий не будет! - поднял руку граф. - Нам этот гемор ни к чему!..
   На том и порешили. После того, как все разошлись, Король подошел к Мерлину и тихо спросил:
   - Думаю, что все будет круто - понастроим фрегатов, будем плавать и проводить с них агитацию, как в фильмах! Только вот вопрос - на какие шиши?
   - У нас еще осталось немного денег... Думаю, их хватит. И не только на фрегат!
   - Ну, тогда ладно! А когда начнем шить флаги?
   Мерлин пристально посмотрел на него.
   - Завтра!
  

14.

   Через несколько дней план по переводу деятельности клуба на общественные рельсы был готов! На обсуждение, так сказать, количества и качества шпал для их прокладки собрались самые преданные и надежные друзья из числа членов клуба. Гвен также был среди них.
   Сначала, пока еще все не подошли, собравшиеся, как водится, обсудили несколько особо важных тем типа "новая девушка старого друга" и т.п. (перечислять их все здесь нет смысла, так как вы все с ними хорошо знакомы). Но, наконец, повздыхав по традиции над какими-то бумажками, участники перешли к тому, из-за чего здесь, собственно, все и собрались.
   Мерлин развернул заранее приготовленный лист с пошаговым планом кампании. Лица собравшихся помрачнели. Большинство из пришедших на заседание людей представляли новую деятельность намного проще представленной в этом проекте. Но все-таки постепенно рыцари втянулись в общее обсуждение.
   Закончилось собрание только через несколько часов.
   - Значит, все решено? - спросил Король у Мерлина на выходе.
   - Да все равно по ходу будут изменения - это точно! - ответил граф.
   - А как ты думаешь, почему они просто не отобрали у нас этот фонд?
   - Наверное, решили сохранить видимость законности. Они ведь думают, что у нас все равно ничего не получится!
   - Ну, это мы еще посмотрим, - засмеялся Король. - Они нас еще не знают! - горячо воскликнул он и погрозил на прощанье в сторону предполагаемых обидчиков.
  

15.

   - Все-таки пригодился нам этот мудень! - радостно воскликнул заместитель, распахнув дверь в кабинет Синявина. - Извините, что я без доклада...
   - Какой еще мудень? - нахмурился шеф. Он не любил, когда в его кабинете резко и без предупреждения открывались двери. Сказывались воспоминания о СОБРе и других неприятных моментах юности.
   - Да тот наш подселенный информатор! - замахал руками зам.
   - А, да-да... Что-то припоминаю...- с начальственным видом напряг память Синявин. - И что с ним?
   - Пришла новая информация! Оказывается, у Хольмгарда еще остались деньги - всего где-то на полмиллиона долларов. На них они и собираются развернуть агитационную компанию по всей России! Наш план может сорваться, Александр Владимирович...
   - Так - так, - заерзал в кресле шеф, - еще что-нибудь известно?
   - Как раз сегодня вечером эти деньги привезут на базу "Салют". Предположительно, они будут в коробке из-под телевизора "Горизонт". Это все! - развел руки тот. - Надо скорее брать их всей братвой, а иначе будет плохо!
   Шеф немного помолчал, сидя в кресле. Затем повернулся к своему заместителю:
   - В общем, так! Никакого силового вмешательства, а то опять начнется вой в газетах! Пошли-ка лучше двух ребят поумней, пусть они тайно проникнут вечером на базу. Если останется время, то пусть переложат деньги в сахарные мешки, и принесут их сюда! И не оставлять никаких следов, ты меня понял?
   - Все понял, Александр Владимирович, так и сделаем! - проговорил тот, восхищенно глядя на своего шефа.
   - И еще одно! - остановил его начальник. - Чтобы никаких упоминаний о "Горизонте" при братве - иначе могут догадаться, и захотят поучаствовать! Пусть это будет коробка из-под чего угодно другого ... из-под ксерокса, например! В коробках ксероксов, в отличие от "Горизонта", никто никогда не носит деньги!
   - Но ведь на стенках коробки будут надписи...
   - М-м-м... Тогда первым делом залепи их белым скотчем! То, что она на самом деле из-под "Горизонта", должны знать только мы - так надежней!
  

16.

   День близился к закату. Вечер уже томно потирал руки и поспешно готовился принять свои полномочия. Тени становились все более и более зыбкими и рассеянными, растворяясь в общем сумраке. Было что-то около десяти часов, когда на тропинке от главных ворот к центральному корпусу исторического клуба появились двое. Один из них держал перед собой какой-то массивный угловатый предмет, тяжело поддерживая его снизу руками. Поскольку вокруг уже было достаточно темно, в профиль идущий был похож на беременную мать, оберегающую свое достояние. Разница между ним и матерью состояла только в том, что искомое сокровище должно было стать общим уже на момент появления на свет - ведь это были те самые полмиллиона долларов, уложенные в картонную коробку! А нес их ни кто иной, как граф Мерлин, по пути развивая некоторые связанные со своим грузом идеи Королю, шагавшему рядом.
   - Вот и открылись перед нами новые "горизонты"! - пошутил он. - Я уже обо всем договорился! - уже более возбужденно проговорил граф. - Мы организуем PR-кампанию в нашу поддержку во всех крупных городах страны, пресс конференции в СМИ и большие митинги в защиту исторического наследия! Может, скандал какой замутим?
   - Ты думаешь, получится? - терзался в сомнениях Король. - Ведь мы это делаем в первый раз...
   - Да ладно тебе! - оптимистично возражал ему Мерлин. - Все что-то когда-то делают в первый раз, а потом часто даже не помнят об этом! Но мы это запомним надолго... Надеюсь, и нас тоже запомнят!
   - Ну, не знаю... - в волнении грыз пальцы Король. - Так ты думаешь - прокатит?..
   - Да ты не успокойся! Технология отработана веками. За основу возьмем прообраз избирательных кампаний, так что нам осталось только повторить их опыт... И денег как раз должно хватить!..
   Так, убеждая и разубеждая друг друга, они двигались вперед по дорожке. В то время, когда они уже почти подошли к дверям корпуса, сбоку, из темноты, без представления появились две странные черные тени и неожиданно мелькнул луч фонарика, ударивший прямо в коробку.
   Послышались тихие возгласы: "Она?!" - "Точно!"
   Король, будучи человеком мнительным, быстро повернул голову, среагировав на этот неожиданный звук, и в это мгновение чей-то кулак прилетел ему прямо в челюсть! От удара Короля перекосило, и он рухнул в траву рядом с тропинкой. Мерлин, находившийся в этот момент рядом, услышав глухой звук удара, в недоумении дернулся в ту же сторону, и в тот же миг чьи-то цепкие пальцы вцепились в груз, который он держал перед собой!
   Не успев даже оценить ситуацию, граф "на пофиг" пнул куда-то перед собой. Послышался чей-то стон и матерная брань, и тут же страшная черная рука обхватила его шею в болевом захвате. Граф инстинктивно втянул голову в плечи, но этого оказалось достаточным, чтобы его собственные руки ослабли, и коробка с деньгами на "восстановление исторической справедливости" вырвалась из его рук, уносясь во тьму. Получив откуда-то напоследок пендель в ухо, он свалился рядом со своим другом, точно повторив его траекторию. И тени, и коробка с последними его надеждами растворились где-то в ночи!
   На шум с главных ворот прибежали несколько человек, и начали помогать обоим пострадавшим прийти в себя. Приподнявшись на локте, и потрясся туда-сюда головой, чтобы отойти от удара, Мерлин отдал все необходимые распоряжения. Но он уже понимал, что теперь это необходимо скорее для очистки совести. Нападавшие пропали, а вместе с ними провалились в небытие и все гениальные планы исторического клуба Хольмгард!
   Когда оба участника событий пришли в себя, а Королю вправили выбитую при грабеже челюсть, граф взял в руки телефон для созыва экстренного собрания руководителей проекта. Через час-полтора пять человек, входящих в его организационный состав, были на месте. Граф и Король коротко рассказали о недавнем происшествии. В воздухе повисла тишина...
   - Главное - это решить, кто виноват, и что делать дальше, поскольку у нас уже нет денег на оплату нашего дела, - тихо повел плечами Мерлин. Вид у него был подавленный и, кажется, гораздо более, чем у всех остальных.
   - Как эти твари проникли к нам? Перелезли через забор, что ли? - спросил Король.
   - Стоп! Вы говорите, деньги были в коробке?! - в ужасе воскликнул Боб. - Вчера к охранникам подошли два каких-то человека в костюмах, представились сотрудниками сервис-центра "Горизонт"! Спрашивали, где у нас хранится офисная техника их фирмы. Наши ответили, что вся техника хранится в центральном корпусе, но решать эти вопросы надо исключительно с руководителями. После этого они исчезли.
   - А сегодня, перед тем, как напасть на нас, они посветили на коробку фонариком и крикнули "Она!", - как ужаленный, вскочил с места Мерлин. Король согласно кивнул, потирая челюсть.
   - Почему же ты сразу не сказал нам об этих двух? - набросились все на Боба. - Может, мы бы смогли их остановить!.. Если бы не ты, то...
   - Уезжал я автостопом в Магнитку - не до того было... - смутился тот. - Кроме того, а что в том вопросе было такого необычного? Я же не знал...
   - "Горизонт" - это телевизоры, а не офисная техника!
   - Можно подумать, в офисах не стоят телеки! - отвернулся Боб. - И чайники вдобавок...
   - О том, что эти деньги будут именно в такой коробке, знали двое: я и Король, ведь так? - уставился граф на Короля. - Ты ни кому не говорил?!
   - Никому... - протянул Король. - Хотя, я вчера заходил к Гвену на репетицию, и так, чисто между делом, чтобы было о чем поговорить...
   - Неужели нас сдает Гвен? Как так?! Да быть не может!- заволновались все, а Боб спросил, приподнявшись:
   - Там был еще кто-нибудь, кроме вас двоих? Был или нет?
   - Да не было, вроде... Хотя, нет - еще Джером смотрел на кухне аниме, он ведь сейчас живет вместе с Гвеном! Точно, он заходил один раз к нам в комнату во время разговора!
   - Да и ведет он себя последнее время как то странно! - ошеломленно проговорил Мерлин. - Я видел, как они часто шушукаются с Дюком в кустах, а это уже нездоровый симптом...
   - Мало ли кто о чем шушукается в кустах... - проворчал Боб.
   - Никогда бы не подумал, ведь мы знали его столько лет, - горько покачивая головой, пробормотал граф. - Но это обязательно нужно проверить! - встал он на ноги. - Давайте сделаем вот что!
  

17.

   На следующий день в квартиру Гвена вновь вошел Король. У него был расстроенный вид. Гвена в квартире не оказалось, но зато на месте был Джером. Таким образом, по отсутствию хозяина, Король излил все свои тревоги его сожителю (ведь больше было и некому)!
   - Коробку с оборудованием у нас украли, гады! - зарыдал Король. - А в ней был наш единственный "Ксерокс"!
   - Да ты что! - посочувствовал Джером. - Ай-яй-яй, какие все-таки есть на этом свете подлецы!
   - На нем мы собирались печатать новый журнал, под названием "Свободу хентаю!" И к тому же выпустить дополнительное издание "Путь Яойиста"...
   - Ах ты, блин! - уже искренне огорчился Джером. - Как же так?
   - ... который мы хотели доверить распространять тебе, друг, среди всех девочек Челябинска!
   При этих словах Джером совсем скис.
   - И ведь какие поганцы окзались - на наших же глазах стали залеплять коробку белым скотчем! Белый цвет у многих народов - знак смерти... Этим они хотели показать нам, что жизнь хентая закончилась!.. - перешел на рыдания Король.
   - Неужели они думают, что украв у вас "Ксерокс", они эту жизнь уничтожат? - удивился тот.
   - Для нас это было больше, чем просто копировальный аппарат! Это были наши надежды, уложенные в маленькую коробку! Как-никак "четвертая власть"... или пятая... не помню... К какой из них относятся анимешные журналы, а?
   Джером пожал плечами.
   - Но наши враги не знают главного! - успокоившись, продолжил Король. - Завтра мы привезем новую коробку с "Ксероксом", причем в то же самое время, что и первую - ведь два снаряда в одну воронку не падают! - оптимистично воскликнул Король и двинулся к выходу.
   - Удачи, бойцы большеглазого фронта! Свободу хентаю! - помахивая вслед платочком, пафосно продекламировал Джером. После этого он взял в руки телефон, и некоторое время сидел, в нерешительности смотря на дисплей, и шепча про себя:
   - Хентай... Яой... Аниме... Девочки...
   И, наконец, видимо переборов себя, все-таки встал и набрал уже знакомый номер.
  

18.

   Естественно, тем же вечером произошло и второе нападение. Коробка из-под "Ксерокса", нагруженная поломанным копировальным аппаратом с помойки, успешно стала достоянием двух теней, снова выросших из-за угла! В этот раз Мерлин и Король особенно не сопротивлялись, и берегли челюсти. Теперь для них все было ясно!
   На проведенном сразу после второго нападения вечернем совете были озвучены окончательные умозаключения.
   - Так вот, - как водится, прокашлявшись для затравки, осторожно проговорил граф, - судя по всему, инфу сливает именно Джером! Также будьте поосторожней и с Гвеном, не мелите при нем зря языком! Он не злой человек, но сейчас он - орудие в лапах этого предателя, и выбалтывает тому все, что знает сам. А Джером еще наживет хлопот на свои вторые пятьдесят! Ну, а мы будем сливать через него нужную нам дезинформацию.
   - А что с нашей общероссийской кампанией? - нервно спросил Король. Мерлин помолчал несколько секунд, а потом, с трудом, словно пробираясь через вязкую тину варенья, начал рассказывать:
   - Короче, у меня есть одна прикольная идея, но я не знаю, как она пойдет! Ладно, попробуем как-нибудь выкрутиться!
  

19.

   Прошло полтора месяца после означенных событий. Приближалось время начала намеченной агиткампании, но в прессе про клуб Хольмгард по-прежнему было ни слуху, ни духу! В офисе врагов истории, под руководством господина Синявина, царило неприкрытое веселье:
   - Сегодня последний день подготовки! - радостно журчал Синявин с рюмкой коньяка в руке. - Если они сегодня не начнут - значит, не начнут никогда! И тогда все деньги фонда наши! Ты понимаешь?! - потряс он короткими ручонками бедра секретарши. Голова той благосклонно затряслась вместе с ногами, обливаясь улыбками и ручейками шампанского из бокала, как во время качки.
   - Александр Владимирович, а зачем нам все это? - спросил один из охранников. - Ведь мы уже все у них отобрали...
   Договорить ему не дали. Александр Владимирович, подпрыгнув, залепил неожиданно поумневшему секьюрити хорошую оплеуху!
   - Молчать! - гордо воскликнул он. - Говорить будешь, когда я скажу, олень!.. Да я из-за этих уродов столько времени на нарах парился! Да ты знаешь, что там со мной было?!..
   Все присутствующие заинтересованно воззрились на него, но он не стал вдаваться в детали, и продолжил дальше:
   - Я теперь у этих толчков не только "бабло" отберу - я их теперь на части разорву! К тому же, у них еще и наша база осталась... - и он замахнулся, чтобы закатить охраннику еще одну плюху, и тот не посмел увернуться.
   Подчиненного спасло только то, что в коридоре послышались тяжелые шаги заместителя. Тот вошел громко дыша.
   - Ну что?! - в волнении запрыгал вокруг него Синявин. - Ну, что же, они, конечно, не решились ничего предпринять?..
   В ответ зам только подошел к телевизору, и включил "Первый канал". На экране появилось лощенное лицо известного телеведущего.
   - Сегодня мы поговорим с вами о национальной идее и сплочении нации, - заливался он с экрана. - А в гостях у нас сегодня люди, которые предоставят нам свою версию того, что должно быть в основе именно ТАКОЙ идеи. Встречайте!..
   С экрана послышались хлопки и перед носом Синявина появились лица Мерлина и Короля.
   - Что это такое?! - отвернувшись от изображения, затопал ногами он.- Что это?! Может, кто-нибудь мне объяснит?!
   В ответ все лишь уставились обратно на говорящий экран:
   - Мы не хотели бы долго и нудно рассуждать о сути так называемой "национальной идеи", ведь это могут сделать и другие! - начал в это время развивать свою мысль экранный Мерлин. - Давайте лучше поговорим о конкретных предложениях! Мы - исторический клуб, и мы примиряем людей не только между собой, но и между своей историей, которая, как известно, у каждого своя. Кто-то до одури любит СССР, а кто-то царскую Россию, хоть никогда ее не видел! Мы здесь не оспариваем ничьи предпочтения, но предлагаем всем хотя бы попытаться понять другого человека...
   - Так ведь это пытались сделать уже очень многие, и результат что-то не очень вдохновляет! - пожал плечами ведущий. - Чем же именно вы хотите заинтересовать наших граждан, да еще настолько чтобы они...
   - Мы предлагаем воплотить это с помощью нового реалити шоу!
   - Простите, но вам не кажется, что ваша идея с шоу... мм... несколько банальна?! - осклабился ведущий. - Ведь таких телепрограмм в нашей стране были десятки, если не больше!
   - Наше шоу будет принципиально отличаться от предыдущих, - вступил в беседу несколько смешавшийся поначалу Король. - Оно будет интерактивно (в зале послышался смех)! Интерактивно не за счет опросов на сайтах и телефонных звонков, а по сути, - поправился он. - Так как принять участие в нем смогут все! - вконец смешался монарх.
   - Как это "все"? - развел руками ведущий. - Это в смысле - "из всех слоев общества"?
   - Это в смысле - "любой желающий"! - помог товарищу Мерлин. - Шоу будет проходить во всех больших городах нашей страны в виде обширной ролевой игры, в которой каждый сможет отстоять свои личные взгляды на нашу историю в честной борьбе! Каждый новый месяц участникам дается одна общая тема, например, "Правление царя Ивана Грозного"... Каждый участник (а это может быть и пенсионер, и гопник, и неформал) сможет отстоять свои взгляды на данную тему истории, прожив месяц в этом историческом периоде, и так сказать, доказав превосходство своих идей практически!
   - А что необходимо простому гражданину, тому же пенсионеру, чтобы доказать превосходство коммунизма над капитализмом в эпоху опричнины? - скреативил ведущий.
   - Ему необходимо прийти в наш офис и зарегистрироваться как участнику, - улыбнулся граф. - А уже после этого он выезжает на место проведения игры! Дальше - все в его руках. Единственное условие проекта - это историчность образа! По приезду он может собрать дружину из таких же пенсионеров, и попытаться внедрить социализм в Древней Руси, таким образом получив возможность, как ему кажется, предотвратить жестокость опричнины, а может и наоборот - пойти по пути военного коммунизма... В любом случае, это выйдет за рамки никчемных споров на ток-шоу, которые надоели и вам и мне, а перейдет в разряд доказательств слов делом! Наши съемочные группы будут фиксировать весь процесс, и в конце каждого дня мы будем подводить итог по всей стране. В конце месяца мы будем анализировать, чем все-таки стала Славянская Русь, или Золотая Орда, или еще что-то в результате внедрения таких идей...
   - И вы будете строить крепости?
   - Не только крепости, - поднял голову снова собравшийся с духом Король. - Но и боевые ладьи, шатры, а также проводить большие битвы!
   - А... это не опасно? - с тревогой спросил его ведущий. - Все-таки как-то...
   - Ну, так ведь это РЕАЛИТИ-шоу! - светло улыбнулся тот. - Вообще-то каждый свою судьбу выбирает сам! Мы не несем ответственности за решения самих граждан, и предупреждаем всех об этом сразу!
   - А какие народы будут в наличии? - поинтересовался ведущий.
   - Все исторически обоснованные персонажи, вплоть до татар... Да, забыл сказать - для разминки, так сказать, начнем с эльфов и гномов! Надеюсь, все присутствующие смотрели "Властелин Колец"?
   В зале восторженно зааплодировали.
   - Неожиданный поворот событий! - подвел итог вспотевший ведущий. - Ну что ж, перед вами были организаторы нового телешоу, которое, быть может, и не претендует на то, чтобы стать серьезным проектом (учитывая эльфов и гномов), но без сомнения претендует на то, чтобы стать интересной страницей в истории телевидения! Ведь без согласия в оценке путей Прошлого не достичь согласия по поводу дороги в Будущее! - залечил он. - И, будем надеяться, что это новое историческое шоу изменит ситуацию в стране к лучшему! Адреса офисов исторического клуба Хольмгард на ваших экранах. С вами были...
   Синявин выключил телевизор. В кабинете установилась мертвая тишина.
   - Но откуда они нашли деньги? - прервал общие раздумья он. - Ведь откуда-то они достали...
   Он вопросительно посмотрел на заместителя. Тот неохотно ответил:
   - По моим источникам, деньги вкладывает сама телекомпания... Просто проект интересный оказался... - пожал плечами он.
   - И выгодный! - злобно прервал его шеф. - Ну ладно, мы с ними еще разберемся! Кто у нас больше всего разбирается в толкинистах?
   - Смон, наш бывший начальник охраны! После того памятного нападения на базу был уволен. Обладает высокими оперативными способностями, но уже несколько месяцев пьет беспробудно! Не знаю, подойдет ли он нам?.. - с сомнением закончил зам.
   - Думать здесь буду я! - резко сказал Синявин. - Пьют все, кто обладает высокими оперативными способностями, так что об этом не беспокойся! Быстро привести Смона в форму, и доставить ко мне. Все свободны!
  

20.

Завершая круг, ты назад посмотришь вдруг...

Почему то вспомнилось.

  
   Привычка - страшная сила! Она - как поток, который пробивает себе русло в течение многих лет, из анорексичного, маленького ручейка небольших, но пока еще интересных событий перерастая в бескрайнюю реку обыденности. Пока этот ручеек еще мал и немощен, его можно с легкостью повернуть куда душе угодно, и он будет с радостью течь в нужном направлении! Но, если вы не успели этого сделать - не вспомнили за более важными делами, или вам было просто все равно, то уже через двадцать-тридцать лет смотришь - а он течет по пробитому на века руслу, забитому всякой шелухой, и перенаправить его реально только огромными, можно сказать титаническими усилиями, а чаще всего и вообще нельзя!
   Тем более что почти никто и не пытается этого сделать. Разве что те, кому уже нечего терять?! И к этому процессу подключаются далеко не гидрологи и заведующие речным хозяйством, как могло бы показаться, а психологи, общества анонимных наркоманов, а чаще всего компетентные органы.
   Можно, конечно, попытаться выгнуть жизнь вспять и самостоятельно, пользуясь советами из разных умных книжек ("Пособие для стервы", "Как стать счастливым" и т.п.), но провернуть такое все равно, что повернуть против течения настоящую реку, или раздвинуть море, чтобы пройти по его дну - получается, мягко говоря, далеко не у всех! Впрочем, попробуйте, кто знает...
   Проект Мерлина и Короля был именно такой попыткой. При отсутствии денег на традиционные плавательные средства по бурлящему Океану Агиткампаний, им пришлось искать способы раздвижения Моря Безразличия, стоящего на пути к Болоту Взаимной Любви со СМИ, с помощью искреннего интереса людей. Перед тем, как состоялась упомянутая презентация на телешоу, пришлось много поработать! Для начала пришлось составить подробный медиапроект, и с ним, как с флагом в протянутой руке идти по длинным коридорам телекомпаний и приемных кабинетов.
   Местные телеканалы-инвесторы отпали почти сразу! Их бюджеты, как и взгляды на собственные пути развития, в большинстве случаев были очень скучны и ограничивались стандартным набором давно приевшихся всем передач!
   Затем пришла очередь федерального уровня. Здесь проявили больше заинтересованности, но с распростертыми объятиями также не спешили! В одной компании даже сказали "Хорошо, мы подумаем", но и они что-то все тянули и тянули, не могли до конца решиться на хотя бы обещание помощи. Частные спонсоры также не пылали страстью к новому проекту. В такой ситуации и пришлось пойти на радикальные меры!
  

21.

   Друзья жили в Москве уже полтора месяца. После того, как ни один инвестор не решился и дернуться на поддержку их проекта, в голове Мерлина созрел новый план!
   Жили они с Королем "на вписке" у одного молодого хиппана. Для читателей, не знакомых с жизнью хиппанов и представителей других неформальных сообществ, я расскажу, что такое "вписка".
   Среди т.н. настоящих неформалов России (да и сопредельных государств тоже), существует некая негласная договоренность (нечто вроде правил хорошего тона). Согласно этой договоренности, представители таких прогрессивных движений страны как-то: автостопщики, хиппаны, толкинисты, андерграундные музыканты и любые другие отвязные ребята, могут "вписываться" друг к другу (т.е. временно бесплатно подселяться к владельцу квартиры, просто на основании чувства взаимной поддержки, а также при условии соблюдения правил, принятых "на вписке" - т.е. в месте будущего проживания).
   Время проживания, количество кормежек и прочие тонкости зависят от характера и взглядов на жизнь хозяина жилища. Если "вписывающийся" является приятным собеседником, то, бывает, что владельцы квартиры не выпинывают своего гостя в течение даже целого месяца! Правда, бывает это достаточно редко, поэтому существует еще одно явление, которое я называю "круговорот вписок" (то есть когда подселенец уже настолько надоедает хозяину квартиры, что тот звонит своим друзьям и в качестве взаимной услуги договаривается с ними, чтобы они забрали, наконец-то, осточертевшего гостя к себе). Так происходит "круговорот неформалов в природе", после которого те либо снова возвращаются к владельцу исходной квартиры, либо, завершая круг, решают, что можно уже катить и дальше!
   Очевидно, Король и Мерлин оказались хорошими собеседниками - хозяин квартиры по имени Дикий Варвар терпел их уже полтора месяца и даже почти не жаловался! И вот, в очередной раз придя "на вписку" в конце дня, они замучено повалились на красочный хипповской диван, размалеванный пацификами, подписями и названиями родных городов предыдущих подселенцев и другими страшными вещами. Подписей было много, попадались даже и из совершенно отдаленных мест! Некоторые имена были дополнены красочными изображениями сердечек и признательными тирадами на имя хозяина.
   - Что же делать? - устало проворковал Король. - А?
   - Ну, если они сами не хотят нам помочь, надо разжечь в них это желание, просто раскалить его! - проговорил Мерлин, глядя на стершееся фломастерное сердечко рядом с ногой Короля.
   - Как же это сделать? - пробормотал тот. - Выйти на улицу в прикидах индейцев?
   - Что? Каких еще индейцев? - отодвинулся в сторону граф. - Нет... У нас индейцы не актуальны, в отличие от Украины или Грузии - у них-то с Америкой почти все совпадает, только перья оранжевые или в виде розочек... А вот выйти на улицу - это мысль... - задумчиво пробормотал он, припомнив слова своего друга.
   - На улицу?- недопонял Король. - Но зачем?
   - Есть одна идея... А пока надо связаться с нашими ребятами из газеты!
  

22.

   Через небольшое количество времени на необъятных просторах нашей родины возник новый сайт, который назывался "Королевство Хольмгард online". Сайт пестрел фотографиями из нелегкой жизни Королевства, личными воспоминаниями обиженных милицией членов клуба, статьями на ту же тему, но главным было все же не это! Главным было то, что на сим портале регулярно выкладывалось видео в формате ежедневных отчетов обо всем происходящем в Королевстве Хольмгард.
   Выложенное на сайте очень походило на реалити-шоу средневекового образца, снятого современными методами. Направление экранных действий было четко определено! Вместо всем привычных "розовых" и "голубых" конкурсов, с напомаженными лицами ведущих (которые, надо сказать, многим порядком надоели), теперь на первый план выступили командные битвы, реальная кровь, стекающая со стальных мечей и суровые парни в кольчугах. Место стероидных телевизионных мачо и полуголых надутых девиц заняли средневековые рыцари и леди!
   Вели они себя тоже не совсем современно, но, не смотря на это, их проблемы и заботы были очень похожи на заботы тех, кто смотрел на них через мониторы, и это привлекало внимание. А приправа романтики той эпохи просто опьяняла - к этому невозможно было отнестись без интереса!
   Сюжет нового шоу был продуман до мелочей. Кровавые соревнования и любовь сменяли друг друга, и хотя они были гораздо жестче, чем в обычных реалити-шоу, но "вдруг" оказалось, что именно эта жесткость интересует большинство людей! Рейтинги главных действующих лиц, в начале вяло текущие, начали взлетать непредсказуемыми темпами! Видеоролики и статьи о происходящем внутри шоу заполонили рунет и грозили вылиться за его пределы. Это и была идея Мерлина - создать интерес к своему проекту самостоятельно, с помощью кибер-пространства, без посредничества толстых, зашоренных продюсеров!
   Договориться о сотрудничестве с историческими клубами Москвы не удалось. Все они были чересчур помпезны и слишком зациклены на своих проблемах, потому совершенно не пылали желанием поддерживать чужие, тем более некоммерческие проекты. Мерлину и Королю срочно пришлось вернуться в Челябинск. Здесь мобилизовать людей оказалось гораздо проще, и уже через месяц в интернете появилось первое видео в формате средневекового телешоу. Далее активная реклама дала свои плоды! И, наконец, о проекте вспомнили пухлые дяди из кабинетов Останкино. Состоялась та самая первая пресс-конференция, после которой господина Синявина чуть и не хватил удар!
  

23.

   На кухне, перед чашками с налитым в них чаем, сидели двое: Мерлин и один из его приятелей. Мерлин рассказывал о ходе проекта, а приятель внимательно его слушал.
   - Уже два месяца идет шоу! - горячо возмущался граф. - Два! И во что это сейчас превратилось? В политический балаган! В проект влезли все кому не лень: и коммунисты, и демократы, и всякие теоретики-философы! Главное - каждый абсолютно точно знает, как достичь всемирного счастья с научно-исторической точки зрения. Каждый лезет со своим учебником!
   - А разве ты не этого хотел?
   - Этого, да не этого... - вздохнул граф. - А ведь как все хорошо начиналось! Мы набрали команду из абсолютно разных людей, посадили их в построенную в лесу крепость и сказали: "Живите, а мы будем вас снимать!". Сделали им ролевую игру времен освобождения Руси от Золотой Орды, хитро спросили: "Ваше поселение находится на самой границе, что же вы будете делать в этой ситуации?" Так нет же, и здесь умудрились передраться! Одни начали гнуть свое, другие другое, а когда начался широкий интерес к шоу - они даже начали набирать себе людей в личные команды! А теперь вообще умудрились взять в проект и политиканов, и религиозных деятелей. Теперь там не шоу, а цветник, и в нем сплошные тернии интриг! - Во как, уже стихами говорю! - покачал головой Мерлин. - Не к добру это...
   - С ума сойти!
   - Вот я и схожу потихоньку! Разом "сходить" скучно - такое надо делать постепенно... Но сейчас, когда они начали использовать наше шоу как средство пиара, я тут придумал кое-что!
   - Да? И что же?
   - Раньше ведь у нас все было как: пластиковые мечи, ненастоящая кровь, и в киоск можно было бегать! Сейчас все будет жестче!!! Мы перенесем проект далеко за город, в такое дупло, где сам черт задницу не чесал! Потом введем гонку за выживание и увеличим количество групп поддержки до нескольких тысяч. Русь, татары и монголы, Суздаль, тевтонцы и прочие суровые "перцы" будут там! За овладение всей землей - охрененный денежный приз! И жрать можно только то, что сам добудешь в лесу или с земли! Вот тогда посмотрим, как они запоют!
   - А за это не привлекут? Нарушение прав и все такое... Там ведь даже киосков нет!
   - Гляди в контракт! Там все сказано в обтекаемой форме, как в банке, да эти "участники" мне и не поверят - они думают, что там будет все то же самое, только за городом!
   - Ну тогда ладно... И что, выбывающий уходит насовсем?
   - Если ты выбыл под принуждением соперника или "по собственному" - на полгода запрещено появляться на проекте!
   - Так ты говоришь, призы за победу будут?
   - Конечно! Сейчас без призов никуда... Это толкинисты в ситцевых занавесках по лесам просто так бегали в девяностых, а сейчас ведь все умные стали - называют себя "реконструкторами" и денег просят! В обязательном порядке...
   - Нагловатые просто стали... Романтизму нету...
   - Нагловатые?! Пусть, но они у меня за эти деньги побегают так, что тошно станет!
  

24.

   На том и сошлись. Через две недели после означенного разговора все историческое реалити-шоу, которое, как и было сказано, успело уже превратиться в балаган мнений, где главная цель участников состояла в том, чтобы тебя услышали не коллеги, а операторы телекамер, переместилось в лес подальше от цивилизации. Даже на расстоянии двадцати километров от нового места простые люди появлялись крайне редко! Всего-то и было там, что какая-то приютившаяся, ветхая, доживающая свой век, захиревшая без внимания областной администрации, деревушка в несколько дворов, и та за 15 километров почти непролазного леса! В общем, место было дикое - дискотек и суши-баров даже днем с огнем не сыщешь!
   Вездеходы, торившие дорогу, с участниками на борту, подъехали сразу за "Уралами" со строй-материалами, в которых среди прочих вещей виднелись бесформенные каменные и металлические предметы непонятного назначения и целей использования.
   Первым из автобуса выпрыгнул толстенький, низенький мужчина, и быстро жестикулируя руками и ногами (и как это только у него получалось одновременно!), прыгнул на шедшего следом за ним Мерлина:
   - Вы куда это нас завезли?! Дурь какая-то, однозначно!
   Мерлин потянулся и зевнул, не ответив на вопрос. Толстый повторил:
   - Я же тебя спрашиваю! Это что за жопа, мать твою? Мы что, на пикник приехали? Если так, то, конечно, я однозначно "за", только зачем нам этот лом в грузовиках? Мангалы что ли из него строить?
   Тем временем все остальные сонно вытащились из транспортных средств, вылезла также и молодая, но не смазливая девушка в узких черных очках на носу и с лицом фотомодели, которую почему-то все звали Стропчак (наверное, за нелегкий нрав). Очевидно, она, как и многие другие "существа женского пола" (иначе и не скажешь) по всему миру, брала пример с "первопроходца и учителя всех времен, народов и социальных слоев", В.В. Ленина - того ведь тоже не раз "подтягивали" и набивали всякой гадостью. Так вот, вылезши наружу, она жеманно поежилась:
   - А солярия здесь что, нет? Фу, как некультурно!..
   - Все бы им солярий да солярий! - проворчал лысоватый мужчина с красным пламенным значком на груди. - Вот при Сталине такого не было! Одела бы ты телогреечку - и в солнечный Магадан! Там бы тебя припекло так, что будь здоров! Да будь моя воля, я бы вас всех, ворюг и проституток... - и он смачно плюнул, впрочем, не озвучив свои грандиозные планы.
   - Да ты что, Гена! - возмутилась та. - Не помнишь, что ли, как мы с тобой вместе перед поездкой в сауну в спа-салоне кувыркались?! Если забыл -ты так и скажи!
   Но тот уже отвернулся, и остальные слушатели, с интересом наблюдавшие за этой сценой, так и не узнали, ездил ли Гена в спа-салон или нет. Слышавший весь диалог низенький резко повернулся:
   - Ха! Я так и предполагал! Все это происки коммуняг, однозначно! - запрыгал он вокруг лысого. - Сговорились, гады, я вас насквозь вижу - вас и всю вашу гнилую политику! Опять хотите загнать народ в землянки? Чтобы потом самим по салонам красоты с телками гонять?!
   - Ну, во-первых, не в землянки, а в полуземлянки, - вмешался в разговор Мерлин. - Или избы - это кому как угодно, причем славянские, на любой вкус! Строить-то все равно вам...
   - Что это значит, Вольфыч? - крикнул кто-то. - Мы что, будем жить в лесу?
   Толпа притихла и напряглась. Мерлин вышел в центр и помахал руками, призывая общее внимание, хоть этого уже и не требовалось - все и так с опаской смотрели только на него! Вокруг полянки весело качались на ветру белые березки, сочувствуя новым соседям.
   - Мы не говорили вам до поры до времени, - начал граф, - что первая часть проекта успешно завершена! Она дала вам общее представление о том, что это такое - наша история...
   - Да мы и так знаем! - вскинулся тот, кого звали Гена. - Вот Сталин...
   - Что ты все лезешь со своим Сталиным?! - оборвал его толстенький, которого окружающие звали просто "Вольфыч". - Достал уже! Ты хоть знаешь, что он с русским народом делал все эти год...ыы...
   - Тише, тише! - еще раз поднял руки Мерлин. - Послушайте меня, пожалуйста! С этого дня начинается вторая часть нашего реалити-шоу - она называется "Живая история"! Название неоригинальное, но способ проведения рассчитан на людей смелых, каковыми вы и являетесь, доказав это в предыдущей нашей части! Вы будете жить в местном лесу, строить из него себе жилища, крепостные стены, а также ковать оружие и готовить еду. На первое время мы привезли вам и немного материалов, и зерна, и еще кое-каких продуктов... Дальше вы будете все производить сами!
   Послышался стон, но пока одинокий. Очевидно, это стонал самый сообразительный.
   - ... Тем более, что вы находитесь в эпохе Ивана третьего, где то на границе русских и европейских границ, и поэтому сделать это вам жизненно необходимо!
   - Так уж и необходимо?.. - ввернул кто-то.
   - Больше, чем вы думаете! Прислушайтесь-ка повнимательнее!
   Повисла тишина. И где-то за гранью ее послышались звуки барабанов и частые глухие удары.
   - Господи, что это? - прошептала Стропчак.
   - Это кочевники, и они уже готовят свой жестокий набег! Они будут брать в плен всех, даже женщин и политиков, а что они будут с ними делать - я и говорить не буду! Одним словом - " полная реконструкция"!
   - Когда я читала название, я не думала, что история будет настолько живой... - пискнула та. - И что, нам будет плохо от них? Они не дадут нам делать маникюр? Ведь телеведущих они не трогают, да?..
   Кто-то хмыкнул, видимо представив, что кочевники делают с телеведущими.
   "Я б тебе сделал маникюр, а также педикюр и завивку волос на груди" - проворчал про себя и сам Мерлин, а вслух произнес:
   - Плохо вам будет настолько же, как и вашим предкам пятьсот лет назад! Ну, может чуточку поменьше... Кочевники не знают жалости ни к подпольным миллиардерам, ни к элитным моделям из супермаркетов!
   - А зачем им это? - поинтересовался кто-то.
   - Ты что тупишь, это же реалити-шоу! - насмешливо протянул Вольфыч. - Затем же, зачем и вам, коммунягам - за счет народных страданий бабки срубить по легкому, однозначно! Приз-то, я слышал, большой! - повел он указательным пальцем.
   - К слову о призе! - поднял руку Мерлин. - Посмотрите туда! Видите те окованные сталью сундуки, которые разгружают рабочие? Там находится золото, и его много! Пока что оно на вашем попечении. Кстати, в округе живут также и тевтонские рыцари, и строятся другие городища... Вон они, с той и с той стороны, - обвел он пальцем круг. - Так что берегите свое богатство!
   Толпа недоверчиво вздохнула.
   - Настоящее золото? Не может быть! Должно быть, еще и червонное!
   - У нас появились спонсоры! - скромно развел руками Мерлин. - А впрочем, можете сами посмотреть!
   - Ну-ка, ну-ка, - оживился лысый и сделал шаг в направлении сундуков.
   - А ну стоять! - завопил толстый. - "Золота партии" вам мало было! Если прикоснешься к сундуку - я тебе, глотку прогрызу, однозначно!
   Гена замер на месте:
   - Ты не имеешь права! Это общее имущество! Народное, так сказать...
   - Опять двадцать пять! - удивился Вольфович. - Где-то я это уже слышал, кажется, или у меня "дежавю"? Ты, может, еще колхоз здесь организуешь? Я тебе покажу "общее"! Вот ведь, за восемьдесят лет все никак не успокоятся!.. Вот тебе, а не "золото"!- и он ткнул прямо в нос Гене большую дулю.
   - Никто не сможет изъять его без общего согласия! - успокоил всех граф. - Только с согласия тех, кто к концу месяца еще останется в проекте ... Вы сможете вместе решить, что с ним делать, но только после окончания съемок и после вашего участия в последней большой битве (если оно еще будет здесь, конечно!) - разъяснил детали Мерлин. - Через полчаса включатся камеры, установленные на территории. А пока вы можете задать вопросы!
   - Так, значит, мы в "центре земель"?
   - Как мы будем делить золото, если оно останется нашим?
   - Здесь все будет происходить по средневековому праву! - торопливо отвечали руководители.
   - Шо это за "пхаво" такое? - вмешалась толстая женщина в суровых роговых очках. - Не сысала о таком пхаве!
   - Опять вылезла, законница наша, мать ее! - буркнул толстый.
   - Это право силы! - спокойно резюмировал Мерлин. - Да, кстати! До начала ближайшего набега у вас есть целые сутки! Советую провести их с толком, иначе есть большой шанс отхватить стальной секирой по тыкве, - мило улыбнулся он. - У нас теперь все настоящее, а не только драгоценные металлы. Ну, желаю удачи!
   - А что делать-то надо?! - раздался горестный вопль.
  

25.

   В течении ближайших нескольких часов участники более-менее разобрались в ситуации и, разбившись на группы, обдирая наманикюренные коготки, с грехом пополам принялись за возведение обороны. Правда, вскоре от непривычки работать руками "грех" все же отошел на задний план, осталась одна усталость.
   Началу толковой и внятной работы предшествовали некоторые события, без которых эта работа и вовсе бы не началась, так как люди в команду подобрались совсем разные!
   Помимо уже упомянутых участников, также имелись в наличии: худосочный молодой человек по имени Паша. По ходу работы ему придумали другую кличку - Неволя, за способность посадить любое, даже самое смешное дело, в лужу, после чего знаменитая поговорка всех лентяев "Работа хуже Неволи" совершенно потеряла смысл!
   Был поющий бородатый мужик, с черной балалайкой наперевес, по имени Штрафчук. В первый же день он заявил, что пребывание в таком обществе хуже штрафного батальона, после чего, чтобы не бросать слов на ветер, быстро сложил и сыграл на балалайке очередную бессмертную вису под названием "Сага о битве конунга с драконом Попсом". В исполнении своего создателя Дракон Попс получился огромный, но почему-то с толстыми, чувственными губами, а на него зачем-то нападал храбрый рыцарь в очках и сияющих доспехах! Из доспехов рыцаря, как и из шкуры дракона, росли крылышки. Разница между крылышками дракона и главного положительного героя была только в их цвете.
   Сразу после ознакомления широкой публики с этим произведением, к Штрафчуку подошел Вольфыч и предложил тому, в свою очередь, послушать его песнь, которая называлась "Послание Лесному Человеку". Поскольку Вольфыч на балалайке играть и вовсе не умел, то исполнил ее "а-капелло". В ней он предлагал несчастному Лесному Человеку куда-то ехать, зачем-то кого-то на чем-то объезжать, что-то учить и так далее, после чего жизнь главного героя песни стала бы и вовсе хреновая. В общем, публика подобралась талантливая!
   Был также длинный хмырь по имени Филя, неизвестно как оказавшийся в этой компании, с волосами под стать, но почему-то сразу не полюбившийся Штрафчуку! Во время очередного рабочего перерыва, когда все сидели и обедали на бревнах, Штрафчук подошел и спросил этого бедолагу, нравится ли ему будущая штрафчуковская землянка. Услышав в ответ, что Филя в могильных ямах не очень разбирается, Штрафчук злобно отобрал у того заслуженный бутерброд с колбасой, предложив вместо этого, наконец, "включить настоящего мужика" и "пойти выйти в лес" - а именно, послушать свежую серию висы о страшном драконе! Ответивший отказом Филя был немедленно наказан пожизненным презрением и другими страшными вещами.
   Последним из приблудившихся новоселов был тертый жизнью, пожилой мужчина, звавшийся Иосиф Виссарионович Камбинензон, говоривший сочным густым басом (возможно от того, что все остальные звуки просто застревали где-то на выходе). К нему все относились с некоторым уважением - возможно из-за очень преклонного возраста.
   Неподалеку тусовались также и другие персонажи, но о них мы расскажем позже.
  

26.

   Итак, работа по возведению общего счастья началась. В первые же полчаса выяснилось, что строительный процесс организован в корне неправильно! Но неправильно не в техническом плане, как мог бы подумать читатель, а в социальном.
   - Опять эти коммуняки сачкуют! - выразила свое "правое" мнение правозащитница в толстых роговых очках. И точно, группа от коммунистической партии, во главе с Геной, дружно сидела на бревнах, к тому же чего-то жевала, не принимая совершенно никакого участия в общем деле. - Прифыкли, понимаесь, выессать на хабском тхуде! Вы еще тхудотни ффетите, да коухоз охканисуйте, шоп самим не хапотать!
   - Да помолчи ты, мы важный законопроект готовим! - отмахнулся Гена.
   Вольфыч, как всегда оказавшийся в нужное время в нужном месте, поддержал правозащитницу:
   - Ах вы, олени, это вам не Госдума! Здесь работа не роскошь, а средство выживания, однозначно! Ты, Геннадий, ваще представляешь, что с нами будет, если через сегодня мы эти стены ср...ные не построим? Нам же золото нечем будет защищать!!!
   - Да, кстати о золоте, - начал Гена, - вот наш законопроект, который регулирует все...
   - Ну, ты, американский прихвостень! - не дав тому и договорить, оборвал его Вольфыч.
   - Но вы же даже не дослуша... - запыхтел Геннадий.
   - Да ты же опять, как в семнадцатом году, все себе захапать решил! Да вы посмотрите на него!
   Все воззрились на Гену. Лицо его и вправду доверия не вызывало, скорее наоборот!
   - Гажанин Вофыч, я даеко не секта с фами сокасна, но секотня фы, касетса, пхавы! - пробулькала толстая правозащитница.
   - Но, все-таки, ведь нужно послушать, что они там понаписали! - протрубил Камбинензон. - А может в кои-то веки что-то хорошее!
   - Да ты не знаешь их, однозначно! У них же все самое хорошее осталось в 37-ом!
   - Давайте послушаем! Давайте! - послышались голоса вокруг.
   - Да что они могут сказать! - буркнул про себя Штрафчук. - Все хорошее я уже написал! И про весну, и про осень, и про облака...
   - Итак, - откашлялся Гена. - Итак, мы думаем, что перед началом строительства надо, так сказать, восстановить субординацию!
   - Чего сделать?
   - Ну, восстановить субординацию! То есть разделить - кто за что отвечает, и кто чем занимается! Заложить, так сказать, основы государственности, чтобы базара никого не было! А то один колья тешет, а нужно ему, положим, поджигать печку! - самодовольно подвел итог он.
   - Ага, понятно, - сморщился Вольфыч. - А дальше: генсека назначить, и партию с красным флагом созвать, а потом и Ленина из бревна вытесать! Типа "Вставай, поднимайся, рабочий народ... последний писец наступает"! Так что ли?
   - Какого еще генсека? Какого Ленина? - удивился Гена. - Мы же в шешнадцатом веке, или где мы там? А, все равно!
   После такого послышались смех и возгласы: "Да они только историю ВКП(б) и знают! Что с них взять!"
   - Короче! Нужно выбрать князя, ну а флаг и партии - если захотите, можно и наши оставить...- скромно потупился закончивший речь Гена. - И Ленин ничуть не хуже Перуна.
   - Все с вами ясно! - прокричал Вольфыч. - Опять всех кидануть хотите! Не выйдет, товарищи! Вы нам не Джорджи Буши, однозначно!
   - Господа, давайте обсудим ваши предложения! - вклинился перед ним Камбинензон.
   - Пока мы тут выступать будем, нам уже глаз на жопу натянут! - сделал последнюю попытку достучаться Штрафчук, но на него никто не обратил внимания, так как дележка мест захватила всех присутствующих.
   - Козлы попсовые!.. - как-то грустно добавил он и, махнув напоследок рукой, вышел из толпы.
   - Ну, что ж, господа! - прокричал Вольфыч. - Предлагаю средневековую партийную систему! А что еще думать, однозначно?!
   - Э нет, коспотин Вофыч, есси фы хесыли по еккому слупить папла, то мы фам этого не посолим! - насупилась правозащитница. - Это фам не Хосийская фетехация и не Костума!
   - Господа! Господа! - послышались выкрики. - Господа!..
   Ну, а мы пока оставим их делить должности и драть глотки за статусы при вновь обретенном государстве и посмотрим, что делается в совершенно ином месте.
  

27.

   Лагерь "Золотой Орды" представлял собой нелегкое зрелище! Расшитые палатки, ржущие кони, стрельбища с изогнутыми луками, да длинными стрелами (это для тренировок) - и среди всего этого - куча бритых молодцев, изо всех сил старающихся быть "степняками"! Орда находилась на расстоянии нескольких километров от лагеря делящихся между собой в данный момент "русичей", и должна была являть собой пример разрушительной мощи и напора татаро-монгольского нашествия! В общем-то, историки и по сей день спорят о том, было ли это нашествие или нет на самом деле. Но граф Мерлин все же принял постулат, гласивший что оно (т.е. нашествие) все-таки существовало в нашей истории. Того же мнения придерживалась и сама Золотая Орда, призванная совершить один из самых ужасных набегов за всю историю этого реалити-шоу!
   Узкий разрез глаз для степняков ЭТОЙ Орды не был обязательным условием зачисления в ее доблестные ряды. Ну, в самом деле, где же организаторам понабрать столько татар, монголов или хотя бы каких-нибудь бурятов, да еще согласившихся бы во всем этом участвовать, да еще и сильных физически! Посему, народ поднабирался разношерстный. Но одна схожесть у них все-таки была - все они были недавними учениками ПТУ, либо просто самыми отъявленными гопниками! Как объяснил выбор контингента сам Мерлин - "если в шоу нам нужна ярость, то и люди для этого нужны соответствующие!".
   Гопников на скорую руку переодели в степняцкие одежды, расселили по шатрам с новыми кошмами, в которых почему-то еще до прихода постояльцев начали появляться блохи. Но обычные спальники использовать не полагалось! Первые несколько дней вся эта братия переносила свою новую жизнь спокойно, но уже через неделю в стане степняков начались драки и темная беспредельщина!
   Пришлось по-быстрому начать поиски кандидатуры будущего Великого Хана, усмирившего бы всю эту братию, а пока обитателей поселения заняли обучением народным татаро-монгольским занятиям, таким как: верховая езда на лошадях, стрельба из луков стрелами с резиновыми наконечниками, громким пронзительным крикам и греко-римской борьбе. Для этой цели удалось приспособить несколько полянок.
   Через некоторое время все было готово и для первого набега! Бритая братия уже немного держалась в седлах и почти не падала на землю. Наконец, был объявлен и день выступления!
  

28.

   Ночь ожидалась хмурая. Небо с вечера затянуло серыми, гадливыми облаками. Дождя не намечалось, но и без него было как-то тоскливо. Граф Мерлин вошел в администраторскую палатку на территории Золотой Орды, где размещался видео-центр. У мониторов уже лениво раскинулся режиссер проекта - маленький, щуплый человек лет тридцати.
   - Ну, как дела? - спросил Мерлин.
   - Как-как, все так же, как и вчера... - что-то не особо весело ответил тот.
   - А что такое?
   - Да, че то мне весь этот степной сброд не нравится! Как бы чего не вышло...
   - Ты что, все будет нормально! - хлопнул его по плечу граф. - Ты чего?
   - Дело, конечно, твое, ты здесь босс... - скривил рот его собеседник, - но, по-моему, зря мы одних гопников набрали! Как бы они чего не выкинули!
   Снаружи послышались пьяные вопли и бренчание гитары, заглушаемое словами блатных песен.
   - Слышишь? И вот так уже три дня!
   - Ладно, ладно! Ведь они нам для другого нужны... Когда придет их время, они себя проявят. Думаю, что морды они бить умеют, а сейчас только это нам и нужно.
   - Надеюсь...
   После этого, узнав, все ли нормально с аппаратурой, Мерлин вышел наружу. Подойдя к недавно выбранному всей узкоглазой братвой пахану (или, сокращенно, "Хану"), он коротко переговорил с ним. После этого в стане кочевников началось оживление! Забил где-то барабан. Ударили в гонг. На главной площадке начали собираться хмурые и помятые степняки.
   Хан, самый суровый и отъявленный гопан из всех, какого организаторы только смогли найти (даже при таком выборе) выехал перед всеми на коне.
   - Братва! - крикнул он. - Пришло время нам исполнить волю наших предков - вкатать этим "чушкам" по самый "не балуйся"! Вы знаете, эти ...уеплеты вели себя не по пацански, и за это мы, вольные жители степей, должны обрушить на них свой грозный кастет Аллаха! (После этого он вопросительно посмотрел на Мерлина, и тот одобрительно кивнул, делая знак следовать дальше). Мы натянем им глаз на ...уй, ("А что, это вроде степняцкое слово",- подумал граф), мы накажем этих педиков за неповиновение нашей желтой силе! Вперед!!!
   - Ну, это уже расизм, а остальное нормально, - напутствовал Хана Мерлин. - Только постарайся без матюгальников...
   - Ладно, - хмуро проворчал тот.
   После этого в лагере началось большое оживление. Подводились кони, нанятые в местных клубах за право их владельцев размещать в шоу свою рекламу, скрипели кожаные доспехи, прикрывая воровские наколки на телах, трещали луки и стрелы в тулах!
   - Шевели батонами!- прокричал главнокомандующий. И все войско, скрежеща друг на друга зубами и матюгаясь, двинулось в поход на Русь!

29.

   Когда Мерлин и режиссер проекта прибыли в лагерь русичей, они застали там полный раздрай. На въезде им открылась примечательная в своем роде картина: Вольфыч и толстая правозащитница, сцепившись, катались по изрядно разбитой земле! Остальные члены группы, замкнув круг, поддерживали их веселыми выкриками.
   - Что здесь происходит?! - заревел Мерлин. Он был ко многому готов, но только не к такому!
   - Да вот, не поделили место! - поежилась в их сторону Стропчак. - Вольфыч князем хочет быть, чтобы звали его Вольфыч Красно Солнышко, а та супротив грудью встала! И правильно сделала, куда нам такого князя - без стразов, без сауны!..
   - Так у него же "Майбах" есть! - напомнил режиссер. - А ты че, не знала?
   - Правда?! А я-то, дура, и не вспомнила!!! - открыв рот, вскинула руки та. - Ну что ж, тогда, думаю, он наш самый оптимальный кандидат!
   И еще раз тихо спросила:
   - А еще че-нить у него есть? Ну, это я так, на всякий случай...
   - Двести квартир в Москве пойдет?
   Но Стропчак уже не стала терять времени на вежливый ответ и сразу развернулась к дерущимся:
   - Дорогой, я с тобой! Я буду твоей княгиней! Бери меня!
   Но Вольфычу в тот момент было явно не до нее. В этот самый миг вцепившаяся в его шкуру правозащитница треснула ему в лицо своим мощным лбом. Из глаз полетели звезды и контактные линзы! Но тот, быстро сообразив, что к чему, вцепился зубами в нос своей соперницы. Очки, до толе крепко сидевшие на ее мощной переносице, были перекушены с сухим треском и, развалившись две на половинки, упали на землю.
   - Моих оков я тебе никота не пхощу! - пропыхтела она, пытаясь дать в ответ виновнику по шее.
   От такого зрелища Мерлин уже рассвирепел!
   - Стоять!!!- проорал он. - Смирно!!! А ну встали, уроды, мать вашу за ногу!.. Вы чем тут занимаетесь, волки позорные? Мы вам доверили державу защищать, скоты паршивые, а вы что делаете?! Через несколько часов здесь будут кочевники, они уже выдвинулись в путь, мы же приехали к вам пораньше, посмотреть, что тут происходит, а вы вот, чем заняты?!
   - Как кочевники? Откуда? - послышались взволнованные голоса.
   - А вы что, думаете - я шутил? Они вам нахрен "башни" посносят, пока вы здесь между собой драться будете за теплые места, и в ваши "теплые места" вам же кольев и навставляют!
   - А с кем же нам против них выступать? - встал с места Камбинензон. - Нас ведь тут всего ничего, а их...
   - Больше ста человек, и еще кони... - подсказал режиссер.
   - Больше ста человек, и еще кони! Так от нас же вообще ничего не останется!
   - А бить будут сильно? А то синяки на лице, сами понимаете... - озаботился Филя.
   - Сильно, сильно ...- успокоил собравшихся режиссер. - На всех хватит!
   - Да еще эти кони... - не унимался Филя. - Они же лягаются!
   - Кони для того, чтобы степняки ехали помедленней! Для того, чтобы у вас, козлов, времени осталось больше на подготовку!
   - Но мы не сможем сражаться такими силами! - заголосили вокруг.- Мы не умеем! А там бригада каких-то гопников...
   - Вот тут ты в точку попал! - усмехнулся режиссер.
   Филя, офигев от такого заявления, сел на траву, прикрыл лицо ладонями и начал молча раскачиваться взад-вперед...
   - А как же с подмогой?! - вылез внезапно проявившийся на сцене Штрафчук. - У нас тут только одна попса голимая! Да они драться умеют только с плохими стилистами и старостью!
   Он обвел рукой присутствующих. Филя гневно дернулся было вперед, но режиссер жестом остановил его.
   - Через час к вам прибудет подмога, состоящая из членов нашего клуба - испытанных бойцов!
   - Вот это дело! - одобрительно пробасил Камбинензон. - А пока, господа, давайте строить оборону. Князя потом выберем! - успокоил он недовольно морщащихся Гену и Вольфыча.
   - Ладно, пойдем, нам еще штакетник ставить! - махнула своему коллеге правозащитница и, развернувшись, направилась в сторону одиноко лежащих, так и необтесанных со вчерашнего дня бревен.
   - Теперь, по закону Древней Руси, мы дадим тебе новое имя! - радостно прокричал ей Вольфыч. - После такого я буду звать тебя Новодворка! В награду за прорыв в строительном законодательстве Святой Руси - а именно, за законопроект по возведению заборов!
  

30.

   - А все-таки хорошо я тебе врезал! - подзуживал Новодворку Вольфыч. Оба они стояли на боевом посту, на площадке второго этажа свежевозведенной штурмовой стены. Очки, перемотанные изолентой, снова украшали фас правозащитныцы. Стену возвели очень быстро, с помощью вовремя прибывших на подмогу передравшейся аристократии рыцарей клуба, иначе те бы совсем сдохли от непривычной работы! Теперь все, кто был внутри крепости, поделились на пары и посменно выходили в боевой дозор. Новодворку (теперь правозащитницу с легкой руки ее оппонента называли именно так) и Вольфыча поставили в одну пару (как выразился Камбинензон - "для того, чтобы не заснули"), но драться строжайше запретили, вплоть до применения средневековых наказаний! Что это были за наказания, никто не знал, но все равно было боязно, и на ум лезли всякие нехорошие мысли.
   Небо над лагерем совсем потемнело, хотя скоро должен был прийти рассвет. Над горизонтом, поверх березок, полукругом окаймлявших лагерь, тьма уже начала слегка рассеиваться, и глазу стали видны какие-то ранние сойки (а может и не сойки!), перескакивающие туда-сюда с ветки на ветку.
   - Спать охота - жуть! - зевнул Вольфыч.
   - Ты шо! Какие тут ссы, кокта на нас в юбую миуту мокут напасть эти тфахи! - воскликнула Новодворка. - Ты шо!
   - Да ладно тебе! - миролюбиво проговорил Вольфыч. Ругаться в этот ранний час ему не хотелось. - Они ведь тоже люди, так кто же встанет в такую рань!
   - Юди то юди, но это отна ис воэнных хитхостей - напатать пехед хасфетом! - насупилась та. - И фоопще, ты толшен нести...
   Кто, чего должен нести и куда, Вольфыч так и не узнал! Сбоку послышался дикий вопль и не менее длинный матюгальник.
   - Опять Стропчак в собачье дерьмо наступила!.. - прокомментировал эти новые звуки Вольфыч. - И чего она так орет?! Это же простое га...
   - Это не Стхопшак! - горько простонала правозащитница. Из-за кустов напротив штурмовой стенки вылезали странные бритые рожи, в расшитой одежде степняков, с луками в руках и конями на поводу!
   - Сфони ф напат! - раскрыв пасть до предела, завыла она.
  

31.

   Резко и неприятно зазвенел набат. Люди выскакивали из палаток в чем попало! Привычные к сражениям, рыцари клуба частично спали в доспехах, поэтому и привели себя в порядок довольно скоро. Но среди наотрез отказавшихся ночевать в металле новичков царила сумятица. Неверный, мятущийся свет факелов освящал скачущих от палатки к палате людей, натягивающих шлема и кольчуги, и прицепляющих к телу мечи, влезающих в стальные перчатки и в другие полезные штуки.
   Хорошо еще, что гопники были изрядно уставшими после длительного ночного перехода, и не успели как следует отдохнуть. Ведь пока они прошли эти десять километров, почти каждый из них успел удариться в темноте о какую-нибудь некстати торчащую ветку, и свалиться с седла! Также приходилось тратить время на ловлю разбегающихся по кустам проклятых ржущих животных! Глава этого странного отряда уже десять раз проклял все кочевые обычаи, но деваться было некуда.
   Кроме того, степняков удивил неожиданный факт наличия на Руси штурмовых укреплений и блестящих стальных доспехов. Режиссер проекта уверял кочевников, что в лагере русичей будут одни лохи, отмутузить которых не составит большого труда! Кроме того, нападающим не хватало и опыта ведения подобных боевых действий. Оставался только боевой задор!
   - Вперед! На штурм!!! Штырь им в жопу!!! - скомандовал Хан, и вся братва, вопя и матюгаясь, понеслась к стене! Часть степняков была предусмотрительно оставлена сзади, и пока только прикрывала боевых товарищей верхним обстрелом. От неопытности часть резиновых наконечников впивалась в спины и другие части тел бегущих впереди боевых товарищей. Те, скоро оглядываясь на бегу, костерили неумелых соратников на чем свет стоит! Некоторые стрелы, впрочем, залетали и на территорию русичей.
   Как известно, людей, штурмующих крепость, должно быть как минимум в три раза больше количества смельчаков, эту крепость обороняющих. Конечно, все зависит и от типа крепости, и от смекалки бойцов. Говорят, в стародавние времена строили даже такие крепости, которые невозможно было взять просто физически, каково бы ни было число нападающих! По легенде, к таким, например, относился и знаменитый Орешек... Однако вернемся к нашему сражению!
   В данном случае пропорции и были примерно три к одному, но большинство защитников были опытнее и лучше вооружены! Тем не менее, степняки лезли вперед с завидным упорством! Помимо уже упомянутых луков и смягченных стрел, в их арсенале имелись стальные сарацинские мечи (правда, тупые как пробки) и несколько копий. Поскольку нападавшие и не подозревали о наличии каких-либо укреплений, то лестниц, или иных штурмовых приспособлений, которые были бы сложнее бревна, в их арсенале не было.
   Поразмышляв над сложившейся ситуацией, молодой узкоглазый предводитель отдал приказ использовать вместо лестниц лошадей. Под перекрестным огнем мешков с песком, и льющейся со второго этажа горячей воды, бедных животных, как могли, подводили к стене и, взбираясь на них, уже с этой опоры, как с трамплина, переваливались под удары защитников. Кони испуганно ржали и рвались в стороны, а также норовили укусить временных хозяев! Несколько степных витязей уже получили синяки и ушибы. Но все же, мало по малу, некоторые нападающие начали оказываться наверху.
   - Ср...ный степняк, бл.., - размахивая ручками, заорал Вольфыч. - Катись обратно в Орду, в степь, на мерине объезжай свои пустые земли, и учи казахский язык! А Орда уже говорит по-русски!
   Мерлин с режиссером находились неподалеку, и наблюдали за ходом битвы с экранов мониторов. Несколько гопников под точными и четкими ударами рыцарей клуба, обливаясь кровью из вновь обретенных ссадин, уже отползали прочь. Но нападающие и не собирались сдаваться!
   - Слушай, а как они узнают, кто кого победил? - спросил режиссер.
   - Это такая система боя - называется "укатайка"... Если тебя повалили на землю и пробежали по тебе, то ты считаешься побежденным! Ну, или если разбили голову, там, сломали ребро... Такое тоже бывает!..
   - А гопники про эти правила знают?
   - Да вроде бы... Не в курсе.
   Они помолчали, наблюдая за интересным зрелищем.
   - Ну, вроде бы уже хватит! - поднялся Мерлин. - Все, на сегодня им достаточно!
   И правда, ворота уже начали трещать под агрессивным напором осаждающих, а часть обороняющихся уже и вовсе не участвовала в битве, а сидя неподалеку, зализывала раны. В этот момент балка-засов на воротах с треском переломилась, и те с хрустом провернулись вокруг своей оси! Какой-то героический русич постарался удержать тяжелые створки, но получил сквозь проем такой удар копьем в голову, что, оглушенный, отшатнулся назад!
   - На этой оптимистической ноте, дорогие телезрители, мы заканчиваем сегодняшнюю передачу! - развел руки режиссер. - До новых встреч!
   - Видео получится классное!- улыбнулся Мерлин. - Ладно, труби отбой!
   Режиссер высунулся из шатра с аппаратурой и, поймав пробегавшего мимо степняка, передал ему приказ из центра. Степняк тут же развернулся и, подбежав к Хану, коротко передал ему новую весть. Хан кисло поморщился, несколько секунд ничего не отвечал и, явно недовольный тем, что его отрывают от вполне заслуженной и почти завоеванной победы, только резко кивнул в ответ.
   Загудела труба, возвещая об отходе! Но бойцы, разгоряченные битвой, не сразу оставили боевые позиции, и еще некоторое время обменивались ударами. Наконец, вопя и показывая противникам оскорбительные жесты, вся бритая братия подтянулась к своему Хану, и через некоторое время вместе с ним исчезла в тех же кустах, из которых и появилась до этого!
  

32.

   Итоги битвы были впечатляющими! Покосившиеся, полуразбитые ворота, обвалившийся верхний этаж крепости, изрубленные щиты и несколько сломанных мечей - и это далеко не полный список повреждений, нанесенных славянскому поселению! Впрочем, большинство бойцов, надежно прикрытых толстыми доспехами, серьезно не пострадали, а глупые и беспечные сами виноваты. Не зря историческое фехтование, при всей его видимой брутальности, считается одним из самых безопасных видов спорта! Несколько микросотрясений, ссадин, и один сломанный палец на ноге - вот и все, чем отделались бойцы Святой Руси.
   Вольфыч сидел на бревне с перемотанной челюстью. Бинт опоясывал его щеку и, устремляясь вверх, цеплялся за ухо, оттягивая его вперед. Из-за этого в анфас Вольфыч был похож на маленькую локационную станцию, или на "голосующего" ухом, правостороннего чебурашку. Какие повреждения были получены его противниками - осталось неизвестным.
   Пока врачи возились с пострадавшими, Мерлин с режиссером обошли всю маленькую крепость.
   - М-да... гопники есть гопники... - протянул Мерлин. - Ведь предупреждал я их - не бейте слишком сильно! Нет, им надо силу свою показать! Тфу... - плюнул он.
   - Я же тебе говорил, а ты не верил! - съязвил режиссер. - Эволюция обошла их стороной!
   - Эволюция, говоришь... - задумался граф. - Вообще-то у меня есть своя теория эволюции! Впрочем, она относится скорее к обществу в целом, ну и, конечно, к гопам и ниферам в частности...
   - М-да? - заинтересовался его собеседник. - Ну-ка, ну-ка, расскажи!
   - М-м-м... ну ладно! - немного помявшись, начал Мерлин.
  

33.

Теория эволюция графа Мерлина

   - По-моему, весь эволюционный процесс, как таковой, условно можно разделить на две большие ветки! Первая ветка - это эволюция генная. Вторая ветка - это эволюция культурная. Самое главное, что ни одна ветка не может обойтись без другой - как только загибается одна, начинает загибаться и другая!
   А весь род человеческий условно можно разделить на четыре группы! Схематически они напоминают классическую схему групп крови:
   Первая группа - это люди, которые ничего не производят ни в культурном, ни в генном планах - то есть, они не занимаются ни творчеством, ни производством потомства! Таковых огромное количество и именно их обычно называют "серой массой" или "национальным большинством".
   Вторая эволюционная группа - это те, кто занимаются производством исключительно культурного наследия. Они обычно называются "ботанами", а если все совсем запущенно - то, бывает, и "гениями"! Это ученые, писатели и другая творческая и научная интеллигенция. Часто они настолько поглощены своим делом, что на обычные вещи им совершенно "по-барабану", хотя чисто физически они могут быть готовы к производству себе подобных.
   Третья эволюционная группа - это те, кто вносят вклад в эволюцию генетическую - то есть, рожают детей! Таких обычно называют "домохозяйками", "домохозяевами", "мамочками" и тому подобными терминами. Значительного культурного или творческого наследства после себя такие люди обычно не оставляют, хотя часто бывают умными людьми, работающими на приличной работе.
   Вторая и третья группы встречаются уже реже, чем первая - все-таки им нужно прикладывать в жизни какие-то усилия!
   Четвертая группа эволюции - это люди, внесшие значительный вклад и в культурную жизнь общества, и в процесс воспроизводства своего вида! Это самая малочисленная группа из всех, и самая яркая - часто именно эти люди являются подлинными героями своего времени, и возделывая детей, и производя культурное наследие человечества! Как они все успевают - ума не приложу!
   Переход людей из одной группы также осуществляется по той же схеме групп крови. Обратный переход невозможен по причине уже имеющегося у человека наследия - так или иначе, они уже сделали свое дело, даже если "продукт" утрачен. Пропорции в процентном соотношении среди эволюционных групп, в общем и целом, совпадают с пропорциями распространения групп эритроцитных:
   0x01 graphic
  
   - Короче, кто не рожает яркие творческие явления, тот рожает детей - больше ему ничего не остается! - легко резюмировал граф. - А кто не имеет семью, тот заменяет ее наукой или творчеством - пока не завоет, как волк на Луну!
   - Да, каждому свое! А то если б все было только у одних, то было бы как-то несправедливо! - засмеялся режиссер.
  

34.

   А мы с вами, перефразируя Остапа Бендера, предоставим философствовать тем, кому нечем заняться, а сами обратимся к степнякам! Когда обратный путь от лагеря русичей был пройден и все гопники собрались в Золотой Орде, Хан встал в величественную позу перед своими подданными:
   - Ну что, братва (то есть братья татаро-монголы!), как вам этот поход?
   - Нормально! Кайфово мы им вкатали! - обрадовались узкоглазые воины.
   - Вот только эти ср...ные режиссеры добить нам их не дали! - обиженно заявил кто-то.
   - Не расстраивайтесь, через три дня новый набег, а пока можете оттянуться и похавать! - успокоил всех предводитель.
   Тут из толпы выскочил какой-то маленький грязный гопник.
   - Чего тебе? - сурово спросил Хан.
   - Я... это... Пацаны! Я щас там такое видел!!! Короче: пока вы на стенах мутузились, я подлез к одному славянскому шатру - дай, думаю, чего-нить сопру! Подползаю, значит, и слышу чей-то разговор. Чешу дальше и вижу: сидят два перца в доспехах, с мечами и обсуждают: за что это их, таких бравых, поставили охранять тут золото, когда они, мол, так драться хотят! Настоящее золото! Вы просекли? Приоткрываю я шатер, и охреневаю: стоит громадный сундук, а в нем, слышу по разговору - сейф! Слухаю дальше! И тут они говорят, что там не один килограмм настоящего золота и жалуются, что у них самих денег нет, а этого добра им бы на всю жизнь хватило...
   - И что? - спросил заинтересовавшийся Хан.
   - А то, что это золото надо сейчас же брать, пока они будут спать как убитые! И валить скорее с этого драного шоу - я уже просто охренел здесь! Пивасика хочу, с Вованом лохов разводить хочу, а треники уже лет сто не надевал! Телок сколько времени не видел!..
   При упоминании телок все благородное собрание заволновалось.
   - Так, все ясно! - остановил шум Хан. - Ты отвечаешь за базар?!
   - Да кепкой клянусь, начальник!
   - Тогда все пучком! Ладно, пока что - всем сдриснуть по палаткам и спать, а завтра я все обмозгую!
   В этот момент в лагерь кочевников вошли Мерлин и режиссер.
   - Вы что, уже провели общую сходку? - завопил режиссер. - Мы же ее еще не сняли! Вам всем надо было сесть вместе в круг, все обсудить, провести психологический анализ...
   - Обсудили уже! Поздняк метаться! - отрезал Хан, и повернулся к Мерлину. - А к вам у меня есть небольшой разговорчик... Прошу в мою палатку!
   Они вошли в небольшой, но красиво расшитый шатер и присели на кошму. Перед кошмой стояли разные яства и вареный плов.
   - Послушай, командир! - начал хозяин палатки. - У меня тут к тебе один разговор будет...
   - Ну что ж, я слушаю, - расслабленно откинулся граф.
   - Послушай: мы тоже участвуем в этом проекте, так же как все рискуем своими шкурами! Я думаю, мы имеем право на часть того золота, которое лежит у русичей!
   - А откуда вы знаете про золото?- подозрительно приподнялся Мерлин.
   - Да уж знаю! Я же Хан! - гордо встал на ноги тот.
   - Послушай, брателло! - так же поднялся граф. - Это золото принадлежит русичам, и пока что ты руки не распускай! Даже они еще не имеют права его трогать!
   - Ты че, меня не уважаешь?! - нахмурился предводитель кочевников. - Это не "по понятиям"!.. Мы тоже...
   - А мне плевать, что вы тоже! У этого шоу есть правила, и они будут выполняться! Все, разговор окончен! - и Мерлин повернулся к выходу. - А ты спи, Хан!
   - Это твое последнее слово? - прищурившись, холодно спросил тот.
   - Я же сказал - разговор окончен!
   - Сам напросился! - процедил сквозь зубы степняк. И как-то слегка повернувшись боком, он так страшно, с разворота дал графу в челюсть! От удара того вскинуло вверх, он потерял равновесие и повалился на пол. Немного полежав, граф приподнялся, и вытирая разбитые в кровь губы, начал медленно наступать на предводителя кочевников:
   - Ты че творишь, гад, а? Я тебя спрашиваю, отморозок, ты чего это делаешь?
   В ответ Хан только повернулся, чтобы нанести второй удар. Но на этот раз Мерлин был готов, и только заметив новое движение, он мгновенно выставил перед собой согнутую руку. Удар пришелся прямо в костяшку локтя! Хан запрыгал по палатке от боли, а граф, не теряя времени, дал ему вторым локтем в ухо, которое сразу начало приобретать ярко-малиновый оттенок. От такого пенделя степняка привалило на землю и он, упав навзничь, призывно завопил, обращаясь к своим приспешникам!
   В шатер вбежали несколько бритых морд. Некоторое время продюсер проекта еще пытался отбиваться от них, но, получив несколько хороших ударов в печень, загнулся на полу. Его по-быстрому связали и уложили в мешок из-под картошки - отдыхать до утра.
  

35.

   Режиссер, остававшийся все это время на улице, поначалу не знал чем заняться и несколько секунд просто прыгал на месте, как попугай, а потом, видимо все же определившись, направился в кусты. Пробыв там недолго, он повернул к режиссерской будке. Войдя в нее, он включил мониторы и лениво порыскал глазами по изображениям. Все было нормально. В какой-то палатке гопники вытаскивали из-под старой одежды заранее припасенное пиво, где-то начали играть в карты. Все это можно было вырезать при монтаже.
   Но тут его взгляд упал на изображение из камеры ханского шатра. Сначала он подумал, что обознался. Но в следующую секунду понял, что это не так! Мгновенно нацепив наушники, он услышал и конец фразы Хана, стоящего над связанным, окровавленным Мерлином:
   - Так ты не отдашь нам это золото по-хорошему?
   - Да пошел ты, урод...
   Тут граф получил очередной ужасный удар!
   - А ты не узнаешь меня? - продолжил степняк. - Ведь на самом деле мы с тобой давно знакомы!..
   - Что-то не припоминаю... я что, прилетал к оленеводам?..
   - А ты помнишь базу "Салют", которую у нас отобрали ваши рыцари? Я был на ней главой охраны...
   - Не может быть, - прошептал Мерлин. - Я помню... Главой охраны на той базе был Смон, а не ты!
   - А ты присмотрись хорошенько! Маленькая пластическая операция специально для этого дела! А вы, как идиоты, сами выбрали меня ханом - еще бы, ведь я так много умел!
   - Не может быть!.. - прогнусавил разбитым носом граф. - Не может быть... Ну, и что ты хочешь делать дальше?
   - А дальше мы уже завтра ночью выступим в поход, и не с резиновыми стрелами, а с отточенными топорами! Все ваши рыцари будут думать, что так и надо, и в темноте не заметят, что их друганы уже сдохли! - и тут он злобно рассмеялся, да так, что у Мерлина по спине пробежали мурашки.
   - Хорошо! Я отдам тебе это золото! Забирай его!
   - Ну, нет!.. Это не все!
   - Что же тебе еще нужно, сволочь?!
   - Помнишь моего хозяина? А ведь вы его очень сильно обидели! Но зато теперь пришло время отпущения грехов!
   - Нет... - простонал Мерлин. - Ну, ничего, дойдет и до тебя очередь, не переживай!..
   - В мешок его! - скомандовал Смон. - Пусть полежит с картошкой до послезавтра! А послезавтра он сам на себя руки наложит!
   Услышав такое, режиссер быстрее молнии выскочил из операторской палатки, позабыв обо всем.
   - Не дождешься, сука... - прошептал он, осторожно выбираясь из стойбища. Выйдя на прямую дорогу, он сразу взял новый темп, неожиданный при его худом теле, и рванул в сторону лагеря Святой Руси.
  

36.

   В лагере русичей все было более чем спокойно. Кто-то мирно спал в своей палатке, где-то пели песни под гитару. Ксюша Стропчак за соседними кустами выеживалась перед очередным хахалем, вроде бы невзначай, между томными вздохами выясняя, какая у того зарплата.
   Хотя нового нападения и не ожидалось еще как минимум три дня, стражу все-таки выставили - перевозбужденный ночными событиями Гена добровольно вызвался нести дозор! К нему присоединился и Штрафчук с объемной бутылкой водки:
   - Не, Филя мне не нравится... - с ходу начал он. - Намазанный весь, напудренный как баба! Одно слово - болгарин!
   - Так он румын!
   - Да? Какая разница!.. - сплюнул Штрафчук, и поставил перед собой "пузырь". Но не успел он налить и первый стакан за удачную оборону города, как со стороны дороги послышался какой-то шум, а потом показалась и вся странная, шатающаяся фигура.
   - А ну стоять, мать твою! - крикнул Штрафчук.
   - Не кричите...- прошептала фигура. - Это я!.. я...
   И свет факела осветил измотанного ужасным ночным марафоном режиссера. Дотащившись до ворот, он упал на землю, и начал открывать рот, как рыба. Грудь его поднималась и опускалась, а поршни, видимо, работали на полную мощь! Его затащили внутрь, но от волнения сначала он не мог сказать не слова. Но после того, как только он выговорил первые слова, дозорные кинулись поднимать своих главарей с постелей!
   Те поднимались очень долго и неохотно. Наконец, все собрались на полянке. Режиссер еще раз пересказал, что видел. Народ пригорюнился.
   - Ну, что скажете, мужики? - выдала Стропчак. - Вы же у нас, типа, главы нашей большой семьи!
   - Решать должен князь... однозначно, - неожиданно робко подал слово Вольфыч.
   - Так может, ты и будешь князем? - спросила Ксюша. - Я-то согласна!
   Окружающие одобрительно закивали.
   - Я ... не... я не могу... - смутился тот. - Какой я князь с такой рожей?! - и он потрогал свою распухшую челюсть.
   - Тогда может ты? - обратилась она к Гене. - Ты же мечтал!
   - Не-е! Я же коммунист, а это совсем не то, чего я хотел! Партия меня не поймет!
   - Тогда кто? - обвела она взором присутствующих.
   - Я...- протянул Неволя. - Я хочу...
   - Ну вот, нашелся хоть один настоящий мужчина! - восхитилась она.
   - Не, я не про то! Я хочу сказать: можно их дискредитировать - сделаем вид что нас побили в сортире, и потом все будут нас жалеть... И продажи повысятся... А что, - скукожился он под осуждающими взглядами. - Что мог - я предложил...
   - Других умных мыслей нет? - скривилась Стропчак. - М-да... Никогда в этом не сомневалась...
   - История знает немало таких примеров... - начал Штрафчук, но его грубо перебили:
   - Да помолчи ты, учитель хренов! И без тебя тошно!
   - Может набрать 02?
   - В ментовку звонить нельзя! - заявил Вольфыч. - Такой вой поднимется, что нас сразу прикроют, а может быть и упекут! Я пока еще депутат, и мне свой имидж портить нельзя!!!
   После этого все как-то потупились.
   - Думаю, нужно обратиться к руководителям клуба! - прогудел Камбинензон. - Пусть сами расхлебывают ту кашу, которую они же и заварили!
  

37.

   Предводитель копейного отряда Боб мирно укладывал спать проснувшуюся среди ночи маленькую дочь, когда неожиданно раздался телефонный звонок. Матюгнувшись на себя за то, что не выключил вечером мобильник, он взял трубку. Через минуту лицо Боба сменило оттенок! Положив трубку, он начал торопливо одеваться.
   - Куда это ты среди ночи? Опять в магазин за колбасой для бутериков? - сонно спросила проснувшаяся жена.
   - Не... Срочный вызов... Спи...
   Жена скептически усмехнулась, но ничего не ответила. Она слышала в трубке женский голос, но выяснять отношения в этот поздний час ей не хотелось.
   А Боб, выскользнув за дверь, и для чего-то захватив с собой стальной меч, побежал ловить ночное такси. Через полчаса он уже подъезжал к лагерю.
   - Ну, что тут у вас? Давайте, рассказывайте подробнее!
   Прослушав еще раз частично уже слышанное по телефону, Боб почесал репу.
   - Для этого никто из нас не подходит... - задумчиво произнес он. - Силы слишком неравны... Мы не сможем незаметно подойти и быстро взять их "на меч"! Тут все надо сделать незаметно...
   - Мосет все-сэ фызвать спеснас? - простонала Новодворка.
   - Нет, я их не люблю... Во! Есть одна идея!
   Резко вскочив на ноги, он побежал назад к задержавшемуся такси-Уазику, и прыгнул в салон. Машина рванула по газам.
  

38.

   Длинный худощавый парень по имени Рагнар мирно дрых, когда в воротах его коттеджа послышался барабанный бой!
   - Бля, опять эти "синяки" деревенские! - напрягшись, разлепил веки он. - Щас я им бошки поотварачиваю!
   Но выйдя в трениках наружу, он обнаружил там только одного человека!
   - Боб?! Ты чего здесь делаешь? - удивленно зевнул он. - Мне на тренировку по рукопашке через четыре часа собираться - нужно хоть немного поспать... А тут ты, в двери долбишь...
   - Срочное дело! По твоей части! - быстро наскочил на него Боб. - Мерлина захватили в плен!
   - Опять эти ваши игры! - зевнул тот.
   - Да не игры это! Ты послушай! Крови много может быть, понимаешь?!
   Выслушав его, Рагнар призадумался.
   - М-да... Сложное дело... Обычно я вообще на улицах не дерусь... Не знаю... Я же не спецназовец...
   - А ты представь, что это игра! Давай же, решай быстрей!
   - Ну-у... Ладно! Надо подумать... Кто же у нас самые надежные люди в секции?.. Хорошо! Ты гони назад, в ваш лагерь, а я подъеду через сорок минут... Я этих гопов с детства не люблю...
  

39.

   Через час несколько машин с заспанными спортсменами въехали на территорию лагеря русичей. Из машин вылезли несколько человек спортивного телосложения и собрались в круг.
   - Слушай, Рагнар, это что - новый вид тренировок? - недоуменно спросил один.
   - Ну, типа того... Сегодня тренируемся по системе спецназа "Альфы" - освобождение заложников! - даже не взглянув на задавшего вопрос, ответил тот.
   - Круто! А че делать-то надо?
   - Тебе ж сказали - заложников освобождать! Операция называется... ммм... операция называется... "Хрен Вам!" - во как!
   - Ниче себе название!
   - Это для конспирации! - пояснил Рагнар. - Так, разомнитесь пока, вспомните все наши фишки, а я скоренько составлю план и карту лагеря условных террористов!
   Пока спортсмены разминались, он разузнал от режиссера все, что было нужно.
   - Все готовы? Ничего тяжелого не надевать! Ладно, поехали... Пару дубинок возьми, лишними не будут - учения идут с максимальной реалистичностью!
  
   Две суровые машины с выключенными фарами медленно пробирались по проселочной дороге. Примерно за километр автомобили остановились. Из них выскользнули несколько молодых людей в камуфляже и осторожно направились к лагерю татаро-монголов! Подойдя к границе поляны с деревьями, они внимательно осмотрели место.
   - Так... - прошептал Рагнар. - Вот здесь палатка... здесь продукты... он говорил, что Мерлина посадили вместе с мешками картошки... (пронесся легкий смешок) Ладно... операция начинается!
   Новоявленные спецназовцы коснулись друг друга кулаками и шепотом выкрикнули:
   - "Хрен вам!"
   - Хрен нам? - послышался из кустов пьяный голос. - Это вы о чем, братва?
   Перед ними стоял, покачиваясь, какой-то пулупьяный гопник. - А вы че тут делаете, пацаны? Ну-ка скажи пароль, а то закричу...
   - Хрен тебе! - не задумываясь, ответил Рагнар.
   - Точно! Вроде он! Проходи... - пьяно улыбнувшись, махнул рукой тот.
   Члены операции, рассыпавшись, перебежками приблизились к нужной палатке. Войдя внутрь, они стали осматривать продовольственные запасы.
   - Да где же здесь картошка, мать ее за ногу! - прошептал один. - Включай фонарик, а то не найдем! Здесь же на сто человек жрачки!
   Вдруг снаружи послышался шум:
   - Вот они, "крысы"! Поймали мы их! Говорил я, что нужно выставить охрану, Великий Хан! И точно, пришли они, родимые!
   - А ну вылазьте, волки позорные! - загремел снаружи голос Хана. - Вычислили мы вас!
   - Че делать будем, командир? - прошептал один "спецназовец".
   - Спокойно! Ищи дальше!
   Снаружи послышались новые крики:
   - Знал ведь я, что эти "олени" лазят сюда ночью за жратвой! - послышался первый голос. - Вам что, закуси мало, "чурки" лысые, или лапши китайской уже не хватает?
   - Молодец, хвалю! - похвалил того Хан. - А ну, вытаскивайте-вытаскивайте жопы, а то мы сами за ними зайдем! Не по понятиям как-то поступаете, братаны!
   Рагнар приставил указательный палец к губам. И растягивая, будто пьяный, слова, ответил стоящим снаружи:
   - Э, вы че, пацаны! Мы ж только чутка хавнуть хотели... Вы чего?! Ну, в самом деле, едрен батон, на своих что ли бочару катите?!
   - Ну все, ты меня достал! - разозлился Смон (он же Хан). - Не хочешь по-хорошему, крыса, я тебя сам вытащу!!!
   И он шагнул внутрь палатки.
   - Это че такое? - не понял он, оглядывая помещение. - Ты кто такой?
   Но тут в горло ему прилетел удар с ноги, и договорить не получилось! Смон повалился назад, хрипя и схватившись рукой за шею! Весь "исторический" спецназ изумленно посмотрел на Рагнара.
   - А зачем бить два раза, если можно ударить один... - светло, как и всегда, улыбнулся тот.
   - Нашел! Нашел! - радостно зашептал другой. - Только, похоже, он в отключке!
   - Вытаскивай его, только кровью одежду не запачкай! - распорядился Рагнар. Вся бригада, приподняв задний полог шатра, выскользнула в темноту, унося с собой драгоценный мешок с Мерлином. А позади, между палаток, раздавая друг другу зуботычины, суетились степняки, пытаясь понять, кто же из них, такой дерзкий, осмелился поднять руку на своего любимого Хана!
  

40.

   Мерлин медленно приоткрыл глаза. Вокруг него кругом стоял весь русский лагерь!
   - Ну, слава Богу, очухался! - облегченно выдохнул доктор, осторожно бивший его по щекам. - А мы, батенька, очень волновались за вас!
   - Что... что со мной случилось? - тихо проговорил граф.
   - А вы не помните? Ведь вас же взяли в плен эти подонки, эти мерзавцы... Но ваши друзья спасли вас! У вас очень хорошие друзья, батенька!
   Мерлин снова обвел глазами стоящих перед ним людей. Увидев Боба, он остановился на нем.
   - И ты здесь... Это ведь ты организовал все, да? - медленно проговорил он. Боб застенчиво улыбнулся:
   - Не только я... - и он вытащил вперед бригаду "спецназовцев". - Хотя я, конечно, был "мозгом" операции, впрочем, как и всегда! Для этого нужно быть очень умн...
   - Спасибо тебе... и всем вам... - слабо помахал рукой Мерлин.
   - Ну, все, батенька, - вмешался доктор. - Теперь вам нужно отдохнуть! А еще лучше - езжайте-ка в больничку!
   - Вы не все знаете... - остановил его граф. - Ребята... тот человек, которого мы назначили Ханом у степняков... это... - тут он закашлялся. - Это Смон!
   - Что? Что он сказал? - понеслись возбужденные голоса. - Мы не слышали!
   - Это Смон, ребятушки! - повторил Мерлин. - Тот самый, помните? Начальник охраны на нашей базе!
   - Галлюцинации начались! - прокомментировал доктор. - Ну, ничего, через пару дней...
   - Как Смон? - подался вперед Боб. - Он же не похож на того... Ты что, бредишь?
   - Просто он сделал пластическую операцию... даже я его не узнал вначале...
   - Правда, правда! - подтвердил вовремя подоспевший режиссер проекта. - Я сам слышал, как тот признался в этом! Только я не знал, кто это такой... Но он очень нехороший человек!..
   - Это точно... Так что, боюсь, нас даже не выпустят отсюда... скорее всего, они уже обо всем догадались и двигаются сюда! - медленно проговорил Мерлин. - Боб! Помощь твоя нужна...
  

41.

   Едва Мерлин произнес эти слова, как за воротами послышались крики и вопли.
   - Все! Поздняк рвать тельняшку... они уже здесь! - выговорил он, и медленно приподнялся на ноги. - Все к воротам!
   Услышав это, все кинулись к стене. Пред ней, на гнедом жеребце, восседал бывший охранник базы "Салют", а ныне Хан степняков Смон собственной персоной.
   - Вы опозорили себя, и мы пришли покарать вас за это! - громко прокричал он, имитируя степняцкий акцент и обращаясь к стоявшим на стене. - Но я хочу дать вам последний шанс! Вышлите к нам вашего человека, и я передам ему наши требования!
   По толпе русичей пронесся возмущенный гул:
   - Нельзя никого выпускать! Они же сразу убьют его!..
   Из-за плотно сгрудившихся в кучу людей в центр протиснулся Камбинензон:
   - Я пойду!
   - Ты что?! - пытался кто-то удержать Иосифа Виссароновича. - Остановись!
   - Отвалите! - оборвал он эти возгласы. - Я знаю гопанские "понятия" - приглашенный в дом священен и удостаивается совместного распития самогона!
   И он двинулся вперед! Приблизившись к Хану, он некоторое время переговаривался с ним, а потом развернулся и пошел назад:
   - Он сказал, что мы должны отдать им золото, иначе они всех убьют! - проскрипел он, войдя в крепость.
   - Так уж и убьют! - засомневался кто-то. Но количество народу перед крепостью теперь было в два раза больше, чем в прошлый раз, а внушительные биты и стальные прутья в руках прибывших ничего хорошего не сулили! Лица сжимавших их людей тоже не внушали особого оптимизма. Многие из пришедших теперь были просто в трениках, без всяких намеков на реконструкцию, и при этом голые по пояс.
   - На размышление даю две секунды! А чтоб вам быстрее думалось, скажу, что у нас есть заложник - ваш вожак! Так что если вы не отдадите нам то, что мы просим, мы немедленно убьем его!
   - Это меня что ли? - вышел вперед наконец-то вскарабкавшийся на второй этаж стены Мерлин.
   У Смона отнялся дар речи! Он оглянулся на своего помощника. Но тот словно язык проглотил.
   - Это что такое, олень?! - зашипел на него Смон. - Ты же говорил, что он у нас - отдыхает вместе с картошкой!
   - Ладно, даю тебе двадцать минут на размышления! - повернулся он к Мерлину.
   Неожиданно из толпы вылезли Вольфыч с Геной.
   - Выпустите нас, дорогой! - крикнули они ему. - Мы здесь случайно! Пожалуйста... Ведь мы мягкие как женщины, и чистые, как дети! А их всегда выпускают!!! Ну, пожалуйста... - заныли они.
   - Ладно, выходите! - кивнул офигевший от такого зрелища Смон. - Депутаты в нашей стране издавна приравниваются к детям... Только быстро!
   - Да-да, сейчас! - благодарно закивали ему Вольфыч и Гена и начали спускаться вниз по деревянной стене. К ним же, тряся гривами, присоединились Паша Неволя и Филя! Все четверо, сгибаясь как червяки, перебежали по изрытой в предыдущей битве полянке, и кинулись прочь через кусты.
   - Тьфу! - плюнул им в спины Штрафчук. - Я так и знал!
  

42.

   Прошло уже тридцать минут. Перед крепостной стеной, кругом обвивавшей Святую Русь, было все спокойно.
   - Черт побери, становится скучновато! - проговорил Боб.
   - Эй, вы, пид..ры тупорогие! - бросила в раскинувшуюся напротив толпу стоящая рядом с ним Стропчак. - Вы сюда воевать или подр..чить пришли?
   По морю гопников прошел раздраженный ропот.
   - Тихо ты, не зли их... - недовольно прошептал ей Боб. - Ведь, может, есть еще способ решить все миром?! Я изучаю психологию и знаю, что существуют разные ...
   Что именно "разные", он так и не договорил. Степняки вдруг начали вставать со своих мест и поднимать принесенное оружие, а также почему-то и пустые пивные бутылки!
   - Полная готовность! - скомандовал Мерлин. В этот момент со стороны татаро-монголов раздался сигнал, и кочевники, как один, с воплями устремились к штурмовой стене! Они прыгали на нее как блохи. Но в этот раз намерения и у той, и у другой стороны были самые серьезные! Так же, теперь в арсенале степняков наличествовали и лестницы - видимо, именно для этого Хану понадобились пресловутые полчаса на обдумывание, которые он, как с барского плеча, подарил русичам.
   Первую же лестницу, которую нападающие приставили к стене, окатил горячий кипяток. Под стеной заорали, но от своего намерения все же не отказались! По той же лестнице поскакал наверх и первый герой в кепарике. Но пробежал он не далеко - мощный удар копья сбил его с ног, и тот, зацепившись щитом за верхнюю перекладину, потеряв равновесие, повис на мгновенно вылетевшей из сустава руке! Со вторым ударом он спикировал вниз на своих же товарищей.
   - Сбивай лестницу вниз! - заорала Стропчак.
   - Наоборот! Затаскивай ее наверх! - скомандовал Мерлин. Сверху в лестницу вцепилось несколько ладоней и общими усилиями ее удалось затащить на крепость! Одинокий гопник, не захотевший отдавать родное, поднялся на чуть-чуть в воздух, но получив стальным мечом по балде, отцепился от последней ступеньки и, как тюк, свалился вниз! В общем, веселье началось!
   Нападение с самого начала как-то не клеилось. Пивные бутылки были израсходованы в первую очередь, а свежих стрел с того раза степняки смастерить еще не успели. Впрочем, бутылки и не причиняли особо большого ущерба обороняющимся, разбиваясь о стальные шлема. Правда, острые осколки иногда залетали в проемы глазниц, но с этим худо-бедно справлялись, выцарапывая их изнутри пальцами.
   Так прошел целый час. Наконец, удача все же начала улыбаться нападающим! Но Хан на то и стал ханом, чтобы помнить обо всем, о чем необходимо! Единственным слабым местом в общем, целой стене, были подразбитые еще с прошлого раза ворота. В них-то бывший охранник и приказал нанести главный удар!
   На скорую руку было спилено какое-то несчастное дерево и степняки, даже не потрудившись обрубить у него сучья, потащились с тем, что еще цвело и пахло, на поле битвы. Весело шелестя зелеными листьями и подметая длинными ветками землю, новоявленный таран понесся на встречу своей короткой, но яркой судьбе!
   Раздался грохот! Маленькая крепость содрогнулась от удара, а на дальнем конце стены зашатались подпорки! Раздался еще удар - и ворота русичей затрещали!
   - Держи их!!! - завопил Мерлин, делая знаки уже истерзанным мечом. Увидев, что ворота почти открыты, он вставил меч на место сломавшейся опоры! Но закаленный клинок, использованный вместо перекладины, неожиданно с хрустом переломился у основания! Ворота покосились и начали медленно оседать вперед.
   - Берегись! - заорал кто-то из нападающих, и створки, поднимая тошнотворную пыль, хлопнулись на землю, погребя под собой нескольких легкомысленно залезших на петли степняков.
   - Вперед, мать вашу!!! - крикнул Хан, и толпа гопов, матюгаясь, затопала сквозь поднявшееся от падения облако пыли. Но, забежав внутрь и продрав глаза от осевшей грязи, самые первые из них увидели пред собой странный святящийся коридор, а в конце его неясную расплывчатую фигуру!
   - Охренеть... Мы что, умерли? - остановился передний. Коридор не исчезал! Но, судя по всему, умерли и все остальные, потому что они стояли тут же рядом, а так же вдобавок и русичи, сгрудившиеся неподалеку! Мощный удар копьем в лицо привел его в чувство, и сразу отправил назад в небытие. Гопники, как один, друг за другом валились на землю, теряя сознание под ударами, прилетавшими сбоку и сверху.
   - Все же они придурки! - покрутил пальцем у виска Боб. - Хан, ты ведь давно с нами общаешься, а так и не успел узнать что такое "Коридор Смерти"! Вот идиот...
   В ответ Смон только заскрипел зубами.
   Так что же такое этот пресловутый "коридор смерти"? Для читателей, не знакомых с устройством средневековых замков, находящихся на территории современных мегаполисов, я объясню, что это такое!
   За главными входными воротами крепости часто строился неширокий коридор, ограниченный двумя стенами. В этих стенах прорубается множество проемов, сквозь которые обороняющиеся легко могут колоть и отстреливать нападавших. А стрелой арбалета, как известно, пренебрегать не стоит! Ричард Львиное Сердце тоже относился презрительно к этому виду оружия - и что вышло?! А я вам скажу - ничего хорошего! Светящийся фигурой же оказался уже виденный нами до этого в битве с охранниками базы, белый стяг.
   Вот и гопники Смона попали под самый, что ни на есть жесточайший замес! Стрелы и копья летели в них со всех сторон! Сверху лил постоянно подаваемый на стену кипяток из бурлящих чанов! Это был настоящий ад! Под струями воды грязь размазывалась пленкой по лицам кочевников, и делала их похожими на восставших со страниц Толкиена орков! Почти вся, некогда бравая гвардия вбежавших, теперь либо лежала без сознания, либо, волоча ноги, отползала наружу, и заставить их идти в бой уже не было совершенно никакой возможности!
   - Победа!!! - заорал Камбинензон, как флагом махая деревянным копьем.
   - Победа!!! - подхватили и все остальные!
   Только Мерлин, почему-то сомнительно прищурившись, смотрел куда-то далеко, за окружающие поляну березки.
   - Ты чего? Мы же победили! - схватил его за стальной рукав Боб.
   - Смотри... - пробормотал граф. - Что это?..
   Из-за леса, из-за гор выезжала колонна синих тракторов!
   - Колхозники, что ли, заблудились?
   - Боюсь, что нет! - прошептал Мерлин. - Быстро все со стен...
   Но в суматохе его слова не были услышаны! Тем временем, тракторы скоренько обогнули крепость по периметру, и из них высунулись какие-то люди. Они быстро подбежали к стенам, как корсары закинули на них специально приготовленные стальные крюки с цепями, и влезли назад в кабины.
   - Давай! - махнул им рукой Смон. Тракторы рванули в разные стороны, как солнечные лучи от центра! Крепость застонала и начала расходиться по швам! Бревна отскакивали друг от друга и заваливались на бок. Второй этаж крепости затрещал и начал проседать! Стоящие на ней люди начали падать на землю, а потом и друг на друга.
   - Прыгайте! Все прыгайте внутрь!- заорал граф. На этот раз все полетели вниз и без его слов!
   Облако пыли поднялось над некогда крепкой цитаделью. Когда пыль осела, стало видно, что защитники лежат на земле кто как, а степняки торжествующе стоят вокруг них кольцом. Хан прошел внутрь сквозь толпу подданных, и некоторое время молча смотрел на эту картину.
   - Передайте спасибо шефу! - махнул он трактористам. - Ну, а теперь пришел час расплаты! - произнес он, обращаясь к уже лежащим на земле. Видимо, сказалась-таки страсть к дешевым эффектам! Он подошел к еще не очухавшемуся, стоящему на четвереньках Мерлину, подобрал с земли чей-то меч и поднял его у него над головой:
   - Ты первый! - засмеялся он. - А потом все остальные, в порядке очереди... - и он замахнулся для удара!
   В этот момент над головами стоящих резко пронеслись мятущиеся, воющие звуки и на поляну неожиданно вывернули несколько машин с красно-синими мигалками! Из них выскочили несколько суровых людей в комуфляже! Хан недовольно повернулся к этой новой помехе.
   - Нам позвонили и сообщили, что здесь происходит избиение! Якобы вы хотите захватить некие ценности - предположительно, золото! Это правда? - сказал кто-то из приехавших, одновременно предъявив служебную красную корочку.
   - Да вы что! Какое избиение! - криво растянул рот Смон. - Это же реалити-шоу! Да вот и продюсер подтвердит! - и он указал на все еще стоящего на карачках Мерлина. Тот как-то неуверенно кивнул.
   - М-да... - недоверчиво проговорил милиционер. - Странно все это!
   - А именно сейчас Золотая Орда взяла в плен русичей и везет их к себе в дальнее, совсем дальнее стойбище! - добавил Смон, махнув рукой туда, где, по его мнению, и находились искомые голубые дали.
   - Пусть так... - согласился милиционер. - Но мы все-таки за вами присмотрим! Да и ценности не полагается держать где попало! Мы возьмем их под свою охрану!
   - М-м... Ну что ж, - пробормотал Смон. - Раз надо - так надо! А мы поехали! Извините, дела! Вяжите их ребята! - отдал он приказ янычарам, указав на поверженных рыцарей.
  

43.

   "Почему же Мерлин не воспользовался удобным моментом?" - спросит читатель! Ведь он мог тут же раскрыть подлый план Смона и надолго засадить того в тюрьму! Возможно, потому и не воспользовался, что шоу для него было важнее этого проходимца, ведь если бы он признался в том, что произошло здесь, под ЕГО руководством, то единственное что ему бы позволили в дальнейшем - это вести тренировки по историческому фехтованию и учить детей истории! А может, была и другая причина - кто знает! Быть может, он понял, что под присмотром соответствующих органов и он, и вверенные ему люди теперь находятся в полной безопасности?!
   Так или иначе, а золото направилось под конвоем в госбанк, и дальнейшая его судьба нам не известна! Связанных русичей победившие степняки повезли с собой, но не в Золотую Орду, как мог бы подумать читатель, а на место их прежнего обитания - ту самую базу "Салют", с которой все и началось! Гопники были изрядно побиты и потому очень злы на своих пленников, но теперь, после вмешательства в это дело силовых структур, трогать этих людей все же не смели!
  
   Режиссер шоу избежал общей участи, так как прямого отношения к войску русичей не имел, и отвечал только за техническую сторону кино-процесса. После того, как гопники и их пленники скрылись за горизонтом, он кинулся к милиционерам, чтобы попросить их хотя бы на пару часов выставить охрану при оставшейся в разбитых лагерях аппаратуре. В награду он отдал им право съесть все продукты, какие они только найдут на освободившейся территории, а затем быстро метнулся в город! Там он договорился о вывозе всего добра с площади двух бывших лагерей, а после этого отправился на квартиру к некому молодому человеку по имени Король.
   Позвольте, но где же он - самый верный друг и соратник, тот, кого когда-то почтительно звали "Ваше Величество", и которого мы так давно не видели? И почему его так подозрительно долго не было с нами, несмотря на, казалось бы, столь высокий титул?
   Король сидел у себя дома и пил чай. В этот момент в его дверь постучали! Поколебавшись, он все же решил открыть дверь, хотя бы из чувства вежливости. Прокряхтев над всеми замками, он увидел перед собой задыхающегося от недавнего бега режиссера! Тот был грязен, ободран, и дышал тяжело. Король поморщился.
   - Привет! - поздоровался режиссер. - Давно тебя не было видно!
   - Проблемы у меня... - скукожившись, молвил его собеседник.
   - Неужели? Кто же смеет обижать нашего рубаху парня, как я его называю "нашего Королька", - пошутил пришедший.
   - Да, вот, девушка у меня появилась... - застенчиво и как бы нехотя, пояснил тот, - затаскала туда сюда... Да еще работать заставляет, прикинь! - пустив слезу, пожаловался Король.
   - Да? При таком подходе ее давно мышами кормить надо! - несмотря на свое дело, все же нашел время для сочувствия гость.
   - А ты че пришел-то? - спросил Король. - Если чего надо, так денег нет... Сам вот сижу уже месяц без...
   - Да не... - отмахнулся тот. - Срочное дело! Наши парни в беде! Вот видео с проекта, надо быстро сдавать его в эфир! Сможешь сделать?
   - Ну... ну... смогу... наверно... ну...
   В этот момент в комнату вошла вернувшаяся с работы дама Короля.
   - Здравствуйте, сударь! - мило поздоровалась она с гостем. - А ты что, хрен моржовый, опять дома сидишь, работать снова не пошел? - напустилась она на своего парня. Тот молчал, припертый к стенке ее буравящим взором.
   - Он у меня как собачка, - пояснила она гостю. - Пушистый (Король потрогал себя за длинные волосы), бестолковый, гадит иногда, ну... на самое святое!.. Пользы никакой, а все равно - люблю...
   - Ну, ладно, я пошел! - встал с дивана режиссер. - Так значит, мы договорились? Ну и отлично...
   - О чем это вы договорились, а?!.. - расслышал он уже вслед ее резкий голос.
   - Удачи в личной жизни!!! - крикнул напоследок режиссер, и усмехнувшись, пробормотал: - Она тебе понадобится...
  

44.

   Несмотря на наличие у Короля девушки, запись с реалити-шоу "Живая история" все-таки попала в эфир! И если честно, резонанс был страшный! Вообще-то наша страна уже привыкла к разного рода скандалам, но тут был действительно особый случай - ведь в деле оказалось замешано столько известных людей!
   Больше всего журналисты, по чем свет, крыли четверых сбежавших перед последней битвой товарищей, а именно: Гену, Вольфыча, Филю и Пашу Неволю! Про место работы последнего (то есть "Камеди-клоп") даже стали говорить следующее, цитирую дословно: "Вообще есть такое ощущение, что эта передача создана в противовес нормальным передачам, чтобы не увлекались!"
   Но больше всего взвились различные общественные организации. Мнения, как всегда, были радикально противоположны друг другу! Даже митинги в защиту 31 статьи конституции и гей-парады, так и те стало модно проводить именно на поле знаменитой битвы! Возникло даже целое движение за обязательную проверку на вшивость всех, каких бы то ни было, политических кандидатов, а также всех подряд госчиновников и работников силовых структур - с помощью подобных проектов, исключительно как метод очищения рядов "ради здоровья нации"! И чем громче звучали официальные возражения, тем в большую истерию превращалось это начинание! Мало по малу, перекрыв все остальные темы для обсуждений, оно превратилось в своеобразный прообраз некого неясного, но необычно нового образа жизни. И, наконец, апофеозом всего стали заявления в СМИ о том, что именно данное движение и есть новая национальная идея России, которой всем так не хватало!
   " - Давно было пора! - выразился на эту тему один известный телеведущий. - А то хоть тендер на нее объявляй, а иначе никто и не почешется!"
   Конечно, многие люди, подхватившие эту мысль, были далеки от мыслей о каком-либо единении! Частенько в подобном стремлении они опирались только на собственные интересы, которые выражались в весьма интересных лозунгах, таких как: "Чтоб наши "Яблочники" не угасли, пожалуйста, организуйте ясли!". Или вот еще: "Собрать колхозный сладкий овощ поможет только ПРЕЗИДЕНТСКАЯ ГОСПОМОЩЬ!".
   За всей этой шумихой люди как-то позабыли о судьбе захваченных в плен русичей, томящихся в стенах собственного клуба! Территория его вновь перешла под контроль банды Смона и известных нам "шефов". Большинство гопников - участников того достопамятного конфликта - уже разъехались по домам, осталось только самое необходимое количество охраны. Исторические постройки Хольмгарда в связи с новыми обстоятельствами были на скорую руку переоборудованы под тюремные камеры, в которых и содержались их, теперь уже бывшие, владельцы. Но и это могло продолжаться только до поры до времени!
  
  
  
  
  
  

Часть третья.

Свой среди чужих

"...Но тут мне открылась иная истина - кажется,

там, наверху, кто-то вздумал меня обмануть!"

И чего только не придет в голову, играющую не свою роль!

"Россия - это страна с самым непредсказуемым прошлым!"

No comments

1.

   В шикарном, длинном (почти овальном) кабинете, покрытом золотом и резными фигурами, за строгим дорогим столом красного дерева (госзаказ N 1187), сидели два человека. Я не стану долго томить вас и постепенно, драматически, нагнетать обстановку, а сразу признаюсь, кто были эти двое! Это были Президент и Премьер-министр нашей великой и могучей Родины (произносится с придыханием). Имен их я называть не буду, да это и не важно! Дело в том, что я уже совсем запутался в постоянном переходе их ФИОв с одной из упомянутых должностей на другую, посему в этом мы определимся условно.
   Того, кто постарше, посильнее характером и с биографией разведчика, мы будем считать Президентом, а того кто помоложе, полиберальнее-демократичнее, и пока больше говорит, чем делает, мы будем считать Премьером. Впрочем, если кто не согласен с таким раскладом - пожалуйста, пишите письма с вашими аргументами "за" и "против"!
   Секретарша одного из этих людей только что принесла кофе, и оба сидящих за столом человека мирно тянули его из маленьких чашечек, стоящих на блюдцах. Было сразу видно, что отношения сидящих за столом связывают самые, что ни на есть дружеские!
   - Ну, как дела, дорогой? - по-свойски спросил гость кабинета - то есть тот, кого мы посчитали Премьером.
   - Ты еще спрашиваешь! - улыбнулся хозяин, которому и был задан вопрос. - Дела, дела... Космодромы открываю, тигров воспитываю... А недавно дочь попросила купить ей квартиру где-нибудь в провинции, для отдыха от этого страшного торфяного смога...
   - Ты главное в Буйнакске и Волгодонске не покупай! - озаботился Премьер. - А в Москве, ты прав, жить становится вообще невозможно! Может, Е-бург попробовать? - хитро улыбнувшись, шутливым тоном добавил он.
   - Что ты! - махнул рукой Президент. - Там совсем что-то непонятное - ни то, ни се!
   - М-да, действительно! А у вас с дочерью хорошие отношения?
   - Еще бы! Только вот иногда она меня таким образом "шантажирует", а в остальном все в порядке! - гордо выпятил грудь Президент. - Она даже мой бронемерс знаешь, как называет - ласково: "папо-мобИль"! А мне, как назло, приходится с журналистами на этих канареечных "Жигулях" трястись, круги наматывать, да проезжая по всякой тынде, пляжи строить - в общем, одна морока! Впрочем, что это я все о себе, да о себе! Расскажи, как у тебя дела, брат! Что новенького в мире делается?
   - Да есть тут кое-что... - протянул Премьер. - Ты телевизор последнее время смотришь?
   - Не-е-е, я сейчас все больше в Интернете... А что такое?
   - Ты слышал о некоем движении под названием "Живая история"? Ну, телешоу еще такое было, а потом после него еще шумиха поднялась!..
   - Да, вроде что-то такое было ... А что с этим шоу не так? Прикрыть, что ли. надо?
   - Вот, посмотри! - ответил Премьер и выложил на стол толстую канцелярскую папку.
   - Что в здесь?
   - Дело в том, что это историческое движение на данный момент претендует на то, чтобы стать одним из самых основных общественных трендов! Некоторые СМИ уже называют его "Новой Национальной Идеей", сокращенно ИНН.
   - Так вроде не ИНН, ННИ! - с прищуром разведчика взглянул на него Президент.
   - Не обращай внимания - просто такой порядок всем привычней!
   - А-а-а... Ну, тогда ладно! И что дальше?
   - Так вот! Пробил я информацию об этой ИНН, и выяснилось, что все его руководители на данный момент находятся под стражей!
   - Это что, у нас что ли? Надеюсь, не в Лефортово? Сыро там очень...
   - В том-то и дело, что нет! Оказывается, под самый занавес шоу их взяли в плен участники этого же самого проекта, и посадили под замок! На свободу были выпущены только несколько "звезд" и общественных деятелей, остались только непосредственные члены клуба, продюсировавшие этот проект! И по нашим данным - это уже не игра! Их посадили, чтобы они не мешали кому-то!
   - Это кому же? - заинтересовался Президент.
   - Ты обалдеешь! Над всем этим стоит наш старый знакомый - Худруковский!
   - Владелец "СливКоса"?
   - Он самый!
   - Но зачем ему это надо?
   - По некоторым данным, через некоторое время он планирует начать предвыборную агиткампанию - ведь скоро выборы, и на волне популярности этой ИНН вылезти в президенты страны!
   - Вот гад!.. Совсем оборзел! Так что ты предлагаешь?
   - Я думаю, стоит его немного осадить! Во-первых, вменить ему заточение в плену людей, ну и напомнить, как он нажил свое состояние! Он, видите ли, теперь демократ!
   - Да какой он на хрен демократ, мать его ети! - негодующе воскликнул Президент. - Ладно, я дам своим ребятам задание! Пусть они с ним разберутся...
   - А что с клубом Хольмгард? Думаю, стоит этих бедняг подгрести под себя - возможно, они еще понадобятся!
   - Ну... делай как знаешь...
   - Договорились! - обрадовался Премьер. Возможно, он и в самом деле хотел помочь этому несчастному клубу, погребенному под руинами собственных амбиций, а быть может, ему просто внезапно захотелось, как и эти простые парни, надеть какие-нибудь бряцающие доспехи и рвануть автостопом на какую-нибудь ролевую игру, оря по дороге со случайным шофером песни группы Чайф!.. Туда, где можно хотя бы на пять-десять дней забыть обо всех этих надоевших государственных делах, где каждый пытается вырвать из большой государственной глотки свой кусок! Быть может, ему захотелось хоть на мгновение почувствовать себя средневековым рыцарем: вскочить и поскакать куда-то далеко-далеко на верном боевом коне и, размахивая древним заколдованным мечом, все-таки освободить из плена огненного дракона прекрасную пышногрудую красавицу! Все может быть... Но не будем отвлекаться!
   Позиция Худруковского по данному вопросу была выяснена на следующий же день. В приватном разговоре представителю Президента по особым делам было ясно дано понять, что господин Худруковский намерен идти до конца! Тем неприятнее для него были последствия.
  

2.

   Как и несколько месяцев назад, охрана базы "Салют" в Челябинской области, развалившись на диванах после ночной смены, дрыхла в своей (и, кстати, той же самой) каморке. Внезапно начальник охраны проснулся. Что-то будто кольнуло его в бок. В спящих рядом подчиненных не было ничего сверхестественного. Смон осмотрелся и, еще не отойдя ото сна, начал выбираться с дивана. Внезапно послышался резкий шум и дверь каморки, словно получив хорошего пинка, влетела внутрь, погребя вставшего под собою.
   В комнату вбежали несколько вооруженных автоматами людей в черных масках и спецодежде с надписями "Спецназ". Всех находившихся внутри охранников базы мгновенно положили мордами в пол!
   - Что происходит? - пытался сопротивляться наконец-то выбравшийся из-под власти двери Смон.
   - Молчи сука, пока цел! - рявкнул один из гостей, а остальные навели на Смона автоматы. И тут он понял, что с этими ребятами лучше не спорить!
   Охранников, под пахнущими смертью дулами, вывели во двор крепости, сохранившейся еще со времен клуба Хольмгард. Новое руководство не стало там ничего менять - видимо, не до того им было! Из всех исторических строений (скандинавских башенок, шотландских жилищ, славянских полуземлянок) спецназовцы выводили недавних пленников - членов того самого пресловутого исторического клуба! Те счастливо потирали кисти рук и искренне благодарили своих спасителей.
   Мерлин, такой же бледный и немытый, как и все другие, вышел на середину двора и, запинаясь, обратился к своим соратникам:
   - Ребята! Знаю - я виноват! Мы провели в этих казематах целый месяц... Мы готовили себе пищу исключительно в наших реконструкторских печах, ели из деревянных чашек - в общем, наша жизнь прошла как в средневековье... Я благодарю вас за то, что вы все-таки вынесли это, и хочу вам сказать, что я, от лица всего руководства клуба Хольмгард, постараюсь хотя бы в денежном отношении компенсировать ваши потери...
   - Да ладно, это было даже прикольно! - крикнул кто-то.
   - Конечно! Так и было!- послышались возгласы.
   - Вы... вы правда так думаете? - тихо спросил граф.
   - Естественно! - подошел к нему Боб. - Разве при других обстоятельствах, и по собственной воле, мы могли бы провести столько времени в средневековом городке?! Ведь мы теперь самые крутые реконсы во всей России, а может даже в мире!
   - Да... - чуть не заплакал при этих словах Мерлин. - Ну что ж, но компенсация вам все-таки будет!
   - Вот это жизнь! - восхитился массивный парень по имени Чугун. - Тебя отправляют назад на машине времени и еще платят за это! Я еще так хочу!
   - Хорошего понемножку! - сразу опомнился глава клуба.
   Начальник штурмового отряда, стоявший рядом, негромко кашлянул в ладонь.
   - Ах, да! - тут же повернулся к нему граф. - Спасибо вам от всего сердца!
   - Да ладно... - улыбнулся офицер. - Это же наша работа!
   - А что с этими будет? - указал Мерлин на сгибающихся, боязливо озирающихся вокруг, бывших тюремщиков, стоящих под дулами автоматов.
   - Смотрите телевизор - и вы все узнаете! - лаконично ответил тот, и сделал знак своей группе. И тут же вся процессия, подталкивая в спины задержанных, удалилась по направлению к служебным автомобилям.
  

3.

   Известие об аресте Худруковского обрушилось на страну, как снег на голову! Была названа и какая-то уважительная причина ареста, но я не помню, какая именно. Небезызвестная корпорация "СливКос" была разобрана на более мелкие фирмы, и распродана туда-сюда.
   - Печальная судьба, - протянул Мерлин, сидя перед телевизором вместе с Бобом и глядя, как в этот самый момент Худруковского выводят под белы руки из зала суда. - Умный был человек... И чего только о нем не говорят! Пожалуй, скоро вообще объявят, что он писал дневники исключительно зелеными чернилами! А самое забавное, что напрямую-то Худруковский отношения к нашему плену и не имел! Это все Синявин - дела, понимаешь, намутил...
   (Справедливости ради стоит заметить, что и у Худруковского были свои "темные" делишки - до того темные, что после того памятного ареста праздник охватил не то что олигархическую верхушку, а многих простых людей, особенно в нефтяных городах!)
   - А с ним что случилось?
   - Да тоже за жопу взяли... - усмехнулся граф. - А официальная причина нашего заточения, оказывается, бытовая! Сказали, что мы повздорили с каким-то местным шашлычником и он злобно организовал на нас нападение, чтобы проучить как следует!
   - С ума сойти! Так что, значит, жизнь удалась? - хитро спросил Боб.
   - Наверное... Меня ведь "сверху" назначили "специалистом по надзору и контролю" по тому самому лесу, где и стоит наш клуб! А куратором моим знаешь, кого назначили - Смона, прикинь! По слухам, он пролез туда по блату - он ведь раньше в МВД служил...
   - Вот это да!.. - ошалев от известий, присвистнул Боб.
   - Но ты не волнуйся, когда его "ТАМ ГДЕ НАДО" хорошенько прессанули, он стал совсем как шелковый! - пояснил Мерлин. - Так что теперь все нормально, а мы можем делать, что захотим...
  

4.

   Так прошло еще несколько месяцев. Наступила весна. Рыцарский клуб жил своей обычной жизнью. Мерлину иногда приходилось выступать от лица движения "Живая история" на разных пресс-конференциях и хвалить мудрую политику правительства, но это было не очень трудно. Однажды, перед одним из таких выступлений, он в очередной раз зашел к своему новоявленному куратору, Смону. Тот сидел в кресле маленького кабинета и, закинув ноги на стол, любовался портретом президента, висящим на стене.
   - Ну, че звал? - вместо приветствия спросил Мерлин. По вполне понятным причинам он не любил этого бывшего Хана, но вынужден был мириться с его присутствием в своей жизни.
   - Ты это, не очень-то дерзи! - повернулся к нему экс-охранник. - А вызвал я тебя вот зачем: новая директива сверху пришла!
   - Какая еще директива? - вскинулся Мерлин.
   - Новая! Ты, наверное, слышал о реформе лесников?
   - Ну, так... что-то было...
   - Так вот: нас теперь переименовывают в "Лесную полицию"! - гордо закончил Смон. - В лесу будет лесная полиция, в степи степная полиция...
   - А в тундре? - съязвил Мерлин. - Тундрянная, наверное?
   - Че уж так сразу? - обиделся за северных коллег новоявленный полицейский. - Они на собачьи упряжки мигалки поставят, и всего делов-то! Небось, не хуже, чем до этого будет!
   - Ну а я-то тебе зачем? Меня-то зачем вызвал? - уже начал терять терпение граф.
   - Порадовать хотел! Дело в том, что в связи с новыми "положениями" нам даны новые полномочия! Ты теперь и пернуть без меня не сможешь!
   - Ты что, обкурился? - помахал у того перед глазами Мерлин. - Что с тобой?
   - Не веришь? Вот, смотри! - и Смон выбросил на стол толстую папку с какими-то законодательными актами. - Ты почитай, почитай!
   - Так... - взял в руки папку граф. - "... Лесной полицейский имеет право не предъявлять удостоверение, если сочтет это НЕУМЕСТНЫМ в данной ситуации... Лесной полицейский имеет право проникать в личные жилища граждан, их исторические клубы или использовать их частную собственность так, как сочтет нужным (в частности это относится к крестьянским телегам и квадроциклам)..." Это что значит? - поднял он обомлевшие глаза на Смона.
   - Это значит, что я могу хоть сейчас дать тебе палкой в нос, если захочу, и ты не должен мне сопротивляться! И сделать это я могу хоть у тебя в клубе, который я теперь буду использовать КАК СОЧТУ НУЖНЫМ! Ты меня понимаешь?
   - Да фигня это все! - презрительно взглянул на него Мерлин. - Не может этого быть!
   - Не может быть, говоришь? А давай проверим!
   - А давай! - запальчиво согласился граф. - Тебе же впаяют срок за превышение служебных полномочий!
   - Это мы еще посмотрим, что кому впаяют... Да, кстати, я сменил фамилию - теперь я майор Дымович!
   - Поздравляю с приобретением! Надеюсь, с новым именем ты будешь более удачным!
   - Да, ты знаешь, новое имя - это же новая судьба!
  

5.

   На следующий день тренировка по историческому фехтованию началась в обычное время. Тренером этой секции был Боб. Пока бойцы разминались и делали необходимые упражнения, Мерлин нервно ходил туда-сюда по полянке. Наконец, подошла и очередь отработки строевых упражнений и спаррингов. Все занимающиеся натянули на себя тяжелые доспехи, закрепили на них ремни и приготовились к сражениям. В этот момент в воротах появился Смон!
   - А тебе то че надо? - неприветливо нахмурился Мерлин.
   - Щас узнаешь! - ответил тот, и, набрав в грудь воздуха, размашисто крикнул:
   - Прекратить тренировку!
   Все остановились. Боб насупился и подошел к графу:
   - Это че означает? - спросил у того он. Мерлин пожал плечами.
   - Ты чего, одурел? - подошел он уже к Смону.
   - Господа, минуточку внимания! - крикнул тот. - Постановлением от тринадцатого числа ваша организация, равно как и все другие на территории этого лесопарка, на время пожаров, либо иных форс-мажорных ситуаций, в обязательном порядке переводится в наше подчинение, и обязано помогать новой "Лесной полиции"! Органы власти подтвердят мои полномочия!
   В подтверждение его слов за его спиной замаячило два каких-то официальных гражданина.
   - Вам все ясно, охламоны?!
   - Хорошо! - согласился Мерлин. - Ну, а сейчас-то, конкретно, тебе что нужно?
   - В данный момент на территории лесопарковой зоны горит незаконная свалка мусора, привезенная сюда какими-то негодяями за 3 тысячи рублей десять кубов! А это значит - все на расчистку! Немедленно!
   - Ты подожди, дай хоть доспехи снять!
   - Сейчас, я сказал! - повторил тот и, не обращая внимания на ропот, повернулся к стоящим спиной, и зашагал в направлении предполагаемого пожара. За ним, не успев снять ни доспехи, ни щиты, грустно построившись клином, запыхтели рыцари клуба.
   Назад в клуб возвращались в опаленных доспехах, и с повисшими в их стыках кусочками мусора. Настроение было невеселое.
   - Ну, и что теперь будем делать? - безрадостно спросил кто-то.
   - Не знаю... - опустив глаза, покачал головой Мерлин.
  

6.

   На следующий день ситуация повторилась. На этот раз их бросили расчищать заваленную лесную дорогу. На третий день бегали за предполагаемыми поджигателями по парку! Так прошло полторы недели. После очередного "Дня содействия лесной полиции", к Мерлину подошли Боб и Король:
   - Слушай, Мерлин! - без прелюдий начал Боб. - Мы все понимаем, и вместе прошли через многое! Но это уже чересчур!
   - Да уж... - подал голос Король.
   - С тех пор, как вышел этот закон, мы только и делаем, что бегаем по лесу! Тренировки заброшены, люди разбегаются! Еще немного - и у нас вообще никого не останется!
   - Да уж... - протянул Король.
   - Мы больше так не можем! Надо или решать эту проблему, или что-то делать! Если ты все не разрулишь, то я не смогу поручиться за свое присутствие в этом клубе!
   - И я тоже! Не смогу, то есть...- потупился Король.
   - Ребята, не уходите! - умоляюще протянул к ним руки Мерлин. - Ведь мы так много сделали вместе! Надо просто пережить это...
   - Извини, но это уже чересчур! - возразил Боб. - Ты здесь управляешь всем, как фермой, эти мерзавцы тоже гнут свою линию! А мы-то тут, получается, кто вообще такие?
   - Но ты же знаешь ситуацию, и как обстояли дела на тот момент! - воскликнул Мерлин. - Я не могу иначе! Сейчас нужно как-то вырулить, чтобы и они не злились (он сделал жест в сторону лесхоза), и чтобы нам было нормально! (И он обвел пальцем уже стены клуба).
   - Да они уже давно все подмяли под себя!
   - Да уж... - посочувствовал Король.
   Мерлин с минуту молчал.
   - Хорошо! Ты ведь давно мечтал о киоске с мороженым? - неожиданно повернулся он к Бобу.
   - Непонял! - удивился тот. - Это ты к чему?
   - Что ты скажешь, если я помогу тебе поставить твою мечту на самом лучшем месте, на территории парка! Там ни у кого нет торговых палаток!
   - М-м-м... Ну, не знаю, - склонил голову Боб. - Надо подумать...
   - А ты, - обратился Мерлин к Королю. - Я помогу тебе сделать свою собственную конюшню, недалеко отсюда... Только не оставляйте меня сейчас одного, пожалуйста!
   - Ну что, поможем еще раз другу? - повернулся Боб к Королю.
   - Почему бы нет! - поразмыслив над этими новыми обстоятельствами, ответил Король. - Я так думаю!

7.

   - Ты вообще представляешь, о чем ты меня просишь? - воскликнул Смон. - Ты что, совсем обалдел там, между своих гербов и башен?
   Мерлин стоял напротив него, и молчал.
   - Хорошо, чего ты за это хочешь? - процедил сквозь зубы граф. - Хочешь, я буду отдавать тебе часть прибыли клуба? А может, нужно что-то другое?
   - Прибыль - это конечно хорошо, - прищурился Смон. - Но, действительно, есть кое-что и получше! Я хочу быть одним из его руководителей!
   - Ты что, охренел?! - замотал головой Мерлин. - Это же возможность управлять всем нашим хозяйством! Никогда!
   - Ну, тогда и с киоском, и конюшней ничего, наверное, не получится... - деланно грустно отвернулся от него Смон.
   - Ты серьезно?
   - Абсолютно! Решай...
   Мерлин склонил голову на грудь. "В конце концов, у него же не будет полного контроля над клубом, - подумал он. - А там, глядишь - мы все его выдавим оттуда! Зато мои гаврики останутся со мной, да и прессинг теперь поменьше будет!"
   - Ладно...- нехотя проговорил он. - Но учти - чтобы с киоском и конюшней разобрались как можно быстрее!

8.

   Боб с Мерлином стояли неподалеку от весело раскрашенной под стиль леса, торговой точки с мороженым.
   - Хороший киоск! - похвалил друга Мерлин.
   - Да уж, Титус постарался! - счастливо улыбнулся Боб. Титус был их общим знакомым, художником. Когда-то давно, работая в одной дизайнерской фирме и света божьего не видя за мониторами, он так перестарался, что в результате упорной круглосуточной работы неожиданно для всех, а в особенности для своего руководителя, сошел с ума. С тех самых пор Титус стал идеологическим противником всякого коммерческого творчества, и теперь проводил все свое свободное время, бесплатно разрисовывая лепестками и узорами городские лавочки, детские сады и другую общественную собственность, но всегда и при всех обстоятельствах отдавая сердце той, что находилась поближе к природе - а именно, качая ветвями, стояла в городском парке. Впрочем, в отличие от убитого и растерянного начальника, друзьям Титуса это даже понравилось - он стал проводить с ними гораздо больше времени, а разрисованные им деревья уже начали становиться местной достопримечательностью.
   - А у остальных как дела? - рассеянно спросил Боб, занятый какой-то назойливой мыслью.
   - Король целыми днями возится в своей конюшне... Совсем на тренировках появляться перестал! Да и тебя тоже давно не видно! Смон вошел в руководящий состав клуба! Я думал - пока вы посещаете общие собрания, у меня будет большинство голосов, а сейчас вот получается пятьдесят на пятьдесят!
   - Извини, сам понимаешь - замуты с продажами, с хладокомбинатом...
   - Понимаю... Совсем вас, господа, не видно... Я уже сам веду тренировки, поскольку больше некому, - пожаловался граф.
   - Ну, а что еще?
   - Смон говорит: появилась какая-то банда рыцарей, нападающих на лесных полицейских! Говорят, эти перцы подстерегают полицаев по ночам, у подъездов, и особенно на территории нашего лесопарка, и избивают мечами и копьями! Одному даже раздолбали голову секирой! И сделать с ними ничего нельзя... хм...- усмехнулся он, - дубинки и резиновые пули постоянно отскакивают от доспехов. А настоящего оружия побитым пока не доверяют - бывшие лесники как-никак, с оружием-то обращаться не умеют! Прикинь, бандиты каждый раз оставляют на месте преступления или груздь, или подберезовик - такая у них фирменная метка!
   - Ай-я-яй... - покачал головой Боб. - Вот это да! Ты ведь знаешь, у меня тоже недавно стекло в киоске разбили! Возможно, это те же герои... Ты как думаешь?
   - Не уверен... Сначала-то Смон подозревал наш клуб, но потом увидел, что нападения происходят и в то же время, когда у нас идут тренировки, так что с нас обвинения, слава Богу, сняли!
   - А что с другими делами?
   - Ну, Смон, по-прежнему, пытается гнуть свою линию в Совете клуба, но пока я ему не даю полной воли! А что дальше будет, не знаю...
   - М-да... Хочешь, угощу мороженным?
   - Конечно!
   И они направились к киоску. Внутрь, впрочем, не вошли...
  

9.

   "Кто же эти "груздевые" рыцари, которые здесь всех прессуют? - рассуждал сам с собой Мерлин, пока шел вечером домой. - Как же мне это узнать? Может, поставить камеру куда-нибудь? Только куда ее поставишь - лес то большой... О, придумал! - осенило его. - Поставлю-ка я ее на крышу киоска с мороженым! Один раз эти перцы там были - может, и во второй раз появятся. А Бобу ничего не скажу - сделаю ему сюрприз!" - решил он и повернул по направлению к своему дому.
   Поздно вечером, когда в парке не было уже даже бомжей, а остались только белки да мыши, Мерлин вернулся назад к киоску. Вытащив из сумки какой-то небольшой предмет, он залез на крышу и тщательно замаскировал принесенное наверху.
   - Ну, часов на восемь места на винчестере хватит, думаю, этого достаточно! Все же я молодец! - похвалил сам себя граф, и спрыгнул вниз.
   На следующее утро он подошел к киоску. Народу поблизости еще почти не было, только какая-то бабка с внуком тихо прогуливалась по тропинке. Мерлин быстро взобрался на крышу, вытащил камеру и спустился вниз. В это время к киоску бодрым шагом, из-за поворота, вырулил Боб.
   - Привет! - крикнул ему Мерлин. - На работу идешь? Что-то ты поздновато...
   - Да какая там работа! - махнул рукой его друг. - Вчера ночью эти бродячие рыцари опять в киоске стекло разбили, мать их ети... Вон, смотри!
   - Точно! - удивился граф. - А я и не заметил... Но я приготовил тебе сюрприз! Сегодня мы узнаем, кто эти грабители!
   - Как это? - насторожился Боб.
   - А вот так! Я на всю предыдущую ночь оставил здесь видеокамеру!
   - Что же ты меня не предупредил! - укоризненно воскликнул тот. - Как ты мог!
   - Хотел сделать тебе сюрприз! Щас мы посмотрим, кто это у нас в лесу безобразничает... - и граф самодовольно включил дисплей на камере. - Та-а-ак... А вот и наш подлец... Подбегает к киоску... Разбивает стекло... Кидает гриб на пол - вот он, еще здесь валяется... - посмотрел под ноги Мерлин. - Ага! Смотри-ка, он снимает шлем! - возбужденно крикнул он. Боб же не издавал ни звука - словно в рот воды набрал! - Так, снял шлем... Да это же... Охренеть! - обалдев, проговорил граф и большими, в секунду округлившимися глазами, посмотрел на своего друга.
   - Пойдем внутрь... Нечего здесь торчать... - негромко проговорил Боб. - У нас будет долгий разговор!
   Прочная металлическая дверь открылась, и так же плотно закрылась, впустив своих посетителей внутрь.
  

10.

   - ... Ну, так вот, - проговорил Боб. - Мы прессуем этих уродов уже два месяца! Мы отловили и укатали уже почти всех! Остался только Смон - он самый хитрый, и мы никак не можем его поймать!
   Мерлин совершенно охреневшими глазами смотрел на Боба, и на то, что находилось внутри киоска "с мороженым". По стенам висели какие-то доспехи, с изображенными на них различными видами грибов, лежали карты города с отмеченными квартирами лесных полицейских, а также их персональные фотоснимки и другие данные! В углу стояло старое славянское лукошко с грибами.
   - Ну, а грибы-то почему разные? - спросил граф.
   - Выбирать времени нет, вот и берем какие попадаются... Иногда даже опята бывают! - почему-то гордо пояснил тот. - Среди наших уже несколько десятков человек из числа бывших членов клуба! Король тоже с нами, - предупредил он следующий вопрос. - Нас ведь тогда так достал этот Смон, что мы решили не дожидаться, пока ты его тихо-мирно уберешь из клуба, и начали все делать сами - своими методами!
   - Ну, а мне-то почему не сказали?
   - Хотели сказать, но чуть попозжа, после того, как ты хоть немного разгребешь свои дела...
   Они неловко помолчали, не зная, как перейти к главной части диалога. Начал Боб:
   - Граф, сейчас я задам тебе принципиальный вопрос: ты с нами или нет?
   - Не знаю, - честно ответил Мерлин. - Знаешь, я все еще надеюсь решить эту проблему законным путем...
   - Да где ты видел в нашей стране закон! - засмеялся Боб. - Наши законы сделаны только для тех, кто их издает! И мы не из их числа, запомни это!
   - Ладно, хватит! Давай сделаем так: завтра у меня состоится одна встреча, а после этого я решу, что ответить тебе! - и, выйдя наружу, по пути немного ругая себя за нерешительность, и удивляясь инициативности своих товарищей, Мерлин отправился в клуб.

11.

   Смон и граф уже два часа сидели напротив друг друга. Смон нервно теребил штанину. Мерлин старался даже не смотреть на него.
   - Я тебе уже два часа толкую! - распалившись, продолжил Смон остановившуюся в мертвой точке беседу. - И что в лоб, что по лбу! - постучал он по своей "тыкве" костяшками пальцев.
   - А я уже два часа отвечаю тебе одно и то же: я не могу пойти на это! НЕ МО-ГУ!
   - Но я же тебе объясняю: тебе и твоим ребятам и делать-то ничего не придется! Приехали на митинг, выступили, сказали что нужно - и свободны! Нам такие бабки предлагают, а ты тут ломаешься, как девочка!
   - Ну, так возьми кого-нибудь другого! Желающие-то всегда найдутся! - отвернулся Мерлин.
   - Да ведь вас вся страна знает! После того телешоу...
   - Слушай, я тебе не мальчик по вызову! Не буду я позориться, и ребят своих не потащу туда - такую херню рекламировать! Да они меня проклянут потом! Ты и так уже задолбал нас своими пожарами! Даже родилась поговорка: "Нет Дымовича без огня"!
   - Приятно слышать... - высокомерно оскалился Смон. - Но это твое последнее слово?
   - Да!
   - Тогда я вот, что тебе скажу: если ты завтра же не выйдешь со мной на эту площадь, то послезавтра всему твоему клубу Хольмгард, или как он там у тебя называется, придет хана! Приедут ребята на эскаваторах, и все ваши славянские полуземлянки снесут к чертям собачьим, как место, где прячутся лесные поджигатели! И всего делов-то! Ты меня понял?
   - Ты не посмеешь! - встал Мерлин. - После такого я тебя из трусов вытрясу!
   - Ты мне пальцами здесь не махай! Я тебе все сказал! Последний раз спрашиваю - пойдешь?
   - Я же сказал - нет! - опустил голову граф.
   - Ну, тогда ты выбрал смерть! - зловеще, и как-то по-книжному, произнес Смон.
   - Это ты выбрал смерть... - выходя из кабинета, и неожиданно сверкнув глазами, прошептал Мерлин.
  

12.

   В кремлевском продолговатом кабинете (том самом, что почти овальный) снова сидело два человека. Как ни странно, это были уже знакомые нам по первой главе люди: Президент и Премьер нашей великой Родины. Секретарша (как ни странно, та же самая) только что принесла им кофе, и они снова дули его из маленьких фарфоровых чашечек.
   - Ну, как твои дела? - словно в "де жавю", спросил Премьер. - Чем дышит наш дорогой государь?
   - Да разные есть дела... - уклончиво ответил тот.
   - А все же, - улыбнулся Премьер. - Расскажи мне о чем-нибудь особенно интересном! Ну не тяни резину... ведь есть же у тебя что-нибудь этакое!
   - Ну, хорошо! - Президент, наконец, дал себя уговорить. - Вот, например, вчера по нашим каналам пришла одна секретная бумага! В ней говорится, что в одной из областей завелась какая-то странная банда! Члены ее одеваются исключительно в одежду средневековых рыцарей, и в таком виде бомбят местных чиновников! Причем, нападают лишь на тех, которые считаются самыми крупными взяточниками... Так, недавно был случай: в городском суде слушалось дело о растрате бюджетных средств, направленных на постройку спортивных объектов. У подсудимого оказались нужные связи, и его сажать было нельзя - это все понимали! Естественно, его выпустили прямо из зала суда! И что бы ты думал?! На следующий же день его находят с развороченной мордой у своего собственного дома, вместе с парой побитых охранников на асфальте, а рядом валяется какой-то грязный гриб - типа, символ этой шайки!
   - Вот эт-да! - восхитился Премьер.
   - А на днях в этой банде вообще появился какой-то монстр, иначе и не скажешь! Он всегда ходит только в черных, как смоль доспехах, и мочит всех подряд без сожаления - и чиновников, и лесных полицаев, и других... И вот еще одна странная деталь: уцелевшие рассказывали, что он никогда не снимает своего шлема! Другие-то члены своры хоть иногда снимали с себя доспехи, когда заканчивалось очередное избиение - тяжело ведь все-таки таскать на башке это железо! А этот ни-ни!
   - Да ладно?!.. А поймать-то его пробовали?
   - Еще бы они не попробовали! Я бы им тогда так вставил!.. Пытались, говорят, да только ничего не получилось... Короче говоря, надо туда секретную спецгруппу высылать на подмогу! И главное: если вся эта байда не прекратится в ближайшее же время, есть предложение ввести в обиход понятие "Враги государства"!
   - А зачем, собственно? - спросил Премьер. - Неужели это так необходимо?
   - Необходимо для того, чтобы эти, пока еще только уральские симптомы, не превратились в общую эпидемию! С этих грибных рыцарей и начнем!
   Некоторое время оба молча пили кофе.
   - Слушай, а ты что такой осунувшийся? - спросил Президент. - Ты че-то за последние пару недель совсем с лица спал!
   - Это все от вредной работы... Ты же знаешь, я ведь до сих пор реформы хоть какие-нибудь пытаюсь провести, а почти все без толку... Что делать, ума не приложу!
   - Дорогой мой!- почти отечески произнес Президент. - Чтобы даже самая классная реформа получилась, для этого нужна хоть какая-нибудь поддержка от нашего тупого населения! А пока у нас все по собственной воле суют взятки ментам на дорогах - то о чем ты говоришь! Тут ты хоть тресни - ничего нормального из твоих затей не вылезет! Люди должны сами захотеть перемен... и взять на себя за них ответственность! А разве можно нам столько дожидаться, пока эти, откровенно говоря, бараны, чего-нибудь захотят? Вот мы и держим ФСБ и ментов - для того, чтоб они хотя бы жить почаще хотели! А ты, дорогой, съезди пока куда-нибудь, отдохни! Хотя, я смотрю, у тебя вроде мышцы-то подкачаны!..
   - Да, было дело! - замялся Премьер. - Скатался зимой несколько раз в Абзаково на горнолыжку...
   - Какой молодец!.. Хвалю, хороший выбор... а единоборствами не занимался?
   - Что-то типа этого... - уклончиво ответил тот. - Знаешь... - неожиданно задумчиво произнес Премьер. - А мне иногда бывает ужасно одиноко на этих холодных, продуваемых всеми ветрами вершинах... Хочется чего-то более теплого, более простого... Все так и рвутся наверх, а мне иногда до боли хочется поскорей спуститься вниз, и больше не возвращаться...
   - Бывает... - похлопал его по плечу Президент. - У меня тоже такое было, по началу! А потом прошло, ведь в нашем деле главное - тренировка...
  

13.

   Фонари тускло блестели желтыми шариками света в черной мгле ночного города. Мегаполис спал, хотя в не самом элитном его районе по-прежнему не затихала жизнь. Вот где-то сверху послышались пьяные крики и бой посуды! А вот в тупиковом переулке, справа, появилась пара молодых девчонок в мини, по виду принадлежавших если не к самой древней профессии, то уж точно занятых где-то в смежных областях.
   Большой джип медленно вывернул с главной улицы, и плавно подкатился к неосвещенному месту, где и стояли девушки. Стекло с гудением опустилось, и из переднего окна высунулся шофер, а по совместительству, видимо, еще и охранник владельца машины. Девчонки мигом, словно ощутив незримое шило в заднице, подскочили к нему.
   - Привет, девахи! Ну, че, уже готовы?
   Те утвердительно закивали.
   - Тогда залазьте!
   Залезши в машину, девочки в мини-юбках почтительно поздоровались с ее владельцем - суховатым мужчиной, в больших роговых очках и коммуфляжной кепке:
   - Здрасьте, Сергей Емельяныч!
   - Приветик, девчонки! Ну, что скромничаете, идите сюда, в первый раз, что ли?
   - Ага... с вами всегда как в первый раз... - сделала комплимент одна. - Ну как работа, Сергей Емельяныч?
   - Да как тебе...
   - А скажите, если честно, - застенчиво спросила она же. - А почему вы именно в лесную полицию устроились?
   - Да это ж рай! - ответил тот. - Кем я был еще три месяца назад? - простым лесником! Правда, мог стращать по парку всех, кого захочу... Всех этих лохов... Обматерить, на х...й послать... Они же мне ничего сделать-то не могли! Это тоже было хорошо, но все же... А сейчас еще и бабла удалось по легкому срубить, - пояснил Сергей Емельяныч. - Эх, воспоминания молодости: как я гонял все эти парочки по кустам... - сладко и с ностальгией произнес он.
   - Ты че?! - толкнула подругу ее напарница. - Он же отдыхать приехал, а ты ему о работе напоминаешь...
   - Да ладно! Надо же, типа, о чем то поговорить... - отмахнулась та и неожиданно поползла к сидящему на колени. - Ну что, мой лесник, покажи мне своего заповедного зверя...
   Лицо хозяина растянулось в довольной улыбке:
   - Подожди, щас до гостиницы доедем, - бурундучком пробурчал он и полез к ней под юбку.
   В этот момент не успевший еще отъехать от тротуара джип содрогнулся.
   - Что за твою мать? - поднял глаза Емельяныч, и как раз вовремя, потому что сиденье, на котором он сидел, неожиданно начало менять угол наклона, поднимаясь одним своим концом вверх! Все, кто был внутри, полетели в противоположную сторону! Машина медленно, но верно кренилась влево. Неожиданно, очевидно, пройдя только ей известную "точку невозврата", она с грохотом завалилась на левый бок! А на заднем сиденье, под клубком ручек и ножек, барахтался перезрелый садовод-любитель Сергей Емельяныч.
  

14.

   - Все, этот готов! - глухо произнес рыцарь в черном шлеме, стоящий у дымящегося, завалившегося на дверцы, джипа. Его соратники, также со стальными защитными элементами на одежде, но только не такого зловещего оттенка, сгрудились вокруг покореженной машины. В этот момент лобовое стекло внедорожника затрещало, и, под несколькими отчаянными ударами изнутри, вылетело наружу! За стеклом показался и сам охранник, со злости выломавший его своими мощными ногами.
   Едва охранник вылез из отверстия, как Черный Рыцарь (мы будем называть его так) ударом противовеса на рукояти меча надежно успокоил его! Тот упал, и вставать больше не спешил.
   - Ты полежи, родимый, полежи... - саркастически прокомментировал Рыцарь свой поступок.
   - А ну, вылезайте все! - пнул накрененную машину стоящий рядом с ним другой витязь. - Сколько можно ждать?!
   Из машины высунулись испуганные лица проституток, а за ними показалась и трясущаяся от пережитого, толстая рожа хозяина иномарки.
   - Давай вываливай! - грубо прикрикнули снаружи. Девушки, мяукая от страха, на карачках выползли на асфальт, и осторожно поднялись, поправляя растрепанную одежду.
   - Валите отсюда! - и Черный Рыцарь сделал отмашку мечом в сторону девиц. Тех сразу как ветром сдуло. - А с тобой у нас будет разговор особый! - встал он напротив протиснувшегося наружу мужчины.
   Помятый Сергей Емельяныч, наконец-то, поднялся на ноги! От страха его батоны подкашивались, но недавно приобретенные понты все же не давали ему окончательно согнуться перед бандитами.
   - Итак, - начал Рыцарь. - Это и есть тот самый Овчиненко Сергей Емельяныч, который этим летом в целях наживы подпалил несколько гектар леса во вверенном ему парке, а списанное после пожара дерево продал по дешевке таджикам на лесопилку!
   За стальными пластинами шлемов Емельяныч не видел лиц людей, стоявших напротив, но сумел разглядеть, как злобно засверкали их глаза.
   - Господин Емельяныч! - тем временем продолжал Рыцарь. - Вы обвиняетесь в намеренном уничтожении вверенной вам белковой жизни данного участка лесопарка, да и всего нашего города, из-за недополученных им кубометров кислорода! Вы обвиняетесь в предательстве своей Родины и по законам наших предков приговариваетесь к отрубанию руки, как бродяга и вор! Приговор окончательный и обжалованию не подлежит!
   Господин Овчиненко в нечеловеческом испуге отступил назад! Господин Овчиненко, ослабев, пошатнулся! Когда он обрекал на смерть столетние сосны и белок в лесу, он не думал об ответственности за свои действия. Он просто хотел по легкому срубить бабла!.. Но в эту секунду неотвратимость происходящего навалилась на него всей своей очевидной тяжестью, словно камень на шею Му-му.
   Где-то недалеко послышался вой мигалок.
   - Пора сваливать, командир! - подошел к мрачному судье один из рыцарей.
   - Но, есть же нормальный суд... - опомнился вдруг лесник. - Ведь есть же...
   - Давай! - дернул рукой Черный Рыцарь. В воздухе резко взметнулась, и со свистом рухнула вниз стальная, приводящая в безумие, секира! Послышался стон.
   - Дело сделано! Двигаем отсюда! - скомандовал глава отряда, и маленькая команда, подхватив оружие, растворилась в безвестности ночи.
  

15.

   - Уроды! Придурки! Имбицилы! - разносилось по коридорам управления внутренних лесных дел! Сотрудники, находившиеся в этот момент в здании, боязливо жались к своим компьютерам, а находившиеся в отлучке, инстинктивно чувствовали исходящую из кабинета начальника угрозу, и на службу не спешили.
   - Что это такое, я вас спрашиваю?! - послышался из кабинета еще один надсадный крик. Если бы в этот момент рядом оказался какой-нибудь любопытный прохожий, и он заинтересовался бы этими звуками, то взобравшись по прутьям металлической оконной решетки на уровень второго этажа, он смог бы успеть, как говорят фотографы, поймать кадр в то самое мгновение, как начальник лесной полиции Смон заталкивал прямо в рот одного из своих подчиненных какие-то мятые, исписанные листы! Подчиненный кривил рожу и отворачивался, но возразить, впрочем, ничего не смел!
   - Уже несколько нападений за эти две недели, и все только на наших сотрудников! - кричал начальник, втискивая в отверстие бумагу. - На днях эти лесные братья поймали одного из честнейших наших сотрудников, и прямо на лбу накололи ему огромное слово "Вор"! Это ему-то!.. Вы скажите мне, я вас спрашиваю - он хоть раз в жизни украл что-нибудь?!
   Верные подчиненные смущенно отвернулись, стараясь не смотреть начальнику в глаза, а Смон, хлебнув для уверенности воды из графина, продолжил:
   - Из-за этого происшествия он был вынужден уехать на неделю в швейцарскую клинику, для срочной пересадки кожи - с задницы на лицо... (Послышалось хихиканье) А позавчера эти бродяги чуть не отрубили нашему дорогому Емельянычу кисть руки! Ее, конечно, попытаются спасти лучшие хирурги Германии, но никто не сможет поручиться наверняка! (Хихиканье приобрело какой-то злобный оттенок) А вы тут чай пьете, уроды... вместо того чтобы делом своим заняться!..
   Наступила тревожная тишина. На время руководитель выдохся, но все с содроганием ждали второго залпа, который должен был наступить в ближайшее же время! В этот момент в кабинет без стука вошли двое неизвестных мужчин в штатском. Смон хмуро поднял голову и вопросительно посмотрел на них:
   - Вам что нужно? - резко спросил он. - Вы что, не видите, что у нас совещание?!
   - Позвольте представиться! - протянул руку первый. - Мы сотрудники особого отдела, прибыли к вам на подмогу, со специальным заданием из Москвы!
   Лицо начальника мгновенно преобразилось! Клыки спрятались в мягкую шерстку, а рот растянулся в широкой дружеской улыбке:
   - Ну что же вы! Конечно! Проходите, присаживайтесь! А у нас, как раз, сейчас производственное совещание по этому вопросу...
   Через полчаса приезжие были полностью введены в курс дела.
   - Вот так да... - протянул один из них. - И что же вы предпринимали в связи с этими нападениями?
   - Ну... мы предпринимали... - начал Смон.
   - А я вам сам скажу! - внезапно перебил его спросивший. - НИ ЧЕ-ГО!!! А почему, спрашивается?
   - Вы же знаете, как всегда не хватает средств и...
   - Мозгов тебе не хватает, вот то, что я точно знаю! Преступники о чем-нибудь говорили при вас? О чем-нибудь спрашивали пострадавших?
   - Да... Спрашивали про какого-то Дымовича пару раз... А, так это ж я!
   - Болван... - вздохнул приехавший москвич. - А они пытались тебя выцепить, хоть раз? - спросил он.
   - Да вроде нет...
   - Вот тебе и ответ! А тебе не показалось странным, что самого главного начальника лесного управления до сих пор не трогали?
   - Думал - меня слишком боятся...
   - Дебил! После всех твоих несчастных подчиненных, следующий на очереди - ты сам!
   - Вот это да! - разинул рот Смон. - И что же делать? Спрятаться, что ли?
   - Наоборот, дубина! Мы установим за тобой скрытое наблюдение, и когда они попытаются напасть на тебя - мы их возьмем за то самое место! - и приезжий сделал соответствующий хватающий жест. - Вот так!
  

16.

   - Я все разузнал про него! - подбежал к Черному Рыцарю один из членов "бригады зачистки", как они сами себя прозвали.
   - Так... И что ты узнал? - повернулся к нему главарь. Даже сейчас он был в своем фирменном черном шлеме, приводившем в содрогание за прошедшие несколько месяцев так много разных людей.
   - Я узнал, что в последнее время у него появилась странная привычка: по четвергам, поздно вечером, он зачем-то прогуливается вдоль нашего парка с цветами в руках. Очевидно, у него появилась девушка с квартирой поблизости, вот к ней он и ходит!
   - Да, пожалуй... Что-нибудь еще?
   - Вроде все... Но есть еще кое-что непонятное! В последнее время в парке прекратились активные лесные зачистки... Даже бабок-гармонисток и то перестали рэкетировать... Они все как будто замерли...
   - Действительно, странно! Ну да ладно! Передай всем бойцам по внутренней связи: в этот четверг я назначаю самую главную нашу операцию - операцию по ликвидации Смона!
   - Все понял! - почти что взял под козырек разведчик и, развернувшись, легкой рысью погарцевал прочь.
  
   В день операции вся "бригада зачистки" собралась на территории лесопарка в заранее условленное время. Почти у всех участников имелись при себе какие-то сумки или рюкзаки, и очень странно оттопыривались карманы!
   - Вы все принесли? - глухо спросил из-под шлема Черный Рыцарь.
   - Да, командир! - проговорил разведчик, тоже стоявший в шлеме, только не в глухом до подбородка, а с полуоткрытым лицом и кольчужной бармицей по бокам. Помявшись еще немного, он добавил:
   - А можно я еще сожгу и вон ту лавочку?
   - А зачем ее жечь?
   - Понимаешь, когда гопники в парке идут бить ниферов, они постоянно отрывают от нее палки! Это же просто какой-то регулярный поставщик оружия для...
   - Хватит заниматься ерундой! - остановил его Рыцарь. - Всем занять свои места! Операция "Уличный Смон" начинается!
  

17.

   Наконец, на город опустился вечер. Смон шел по тропинке городского парка, с цветами наперевес, легко и непринужденно подпрыгивая на ходу и, как видно, был в самом благодушном расположении духа! Насколько можно было судить по его виду, в сердце его играла музыка, а душа воспаряла к небесам. Попадавшиеся по дороге девушки оглядывались ему вслед - все-таки в нашей стране, к сожалению, еще не так часто можно встретить слишком жизнерадостных людей, особенно вечером после работы! В глазах идущего стучалась наружу какая-то тайная мысль, которая и придавала энергии всем его движениям.
   Вдруг, впереди, по ходу его движения, послышался перестук подков, а за ними крик: "Тпру, проклятая!". Затем показалась и вся какая-то совершенно дикая, несущаяся во весь опор лошадь, впряженная в телегу, доверху загруженную дровами! Смон инстинктивно шарахнулся в сторону, а телега, отцепившись от тут же хрустнувшей гнилой оглобли, врезалась в стоящий рядом старый пень! Дрова посыпались на землю, и преспокойно развалились по всей ширине узкой тропинки. С телеги же, терзая себя за седые волосы, соскочил какой-то старый дед с белой бородой.
   - Ты что, мужик! - вне себя от пережитого потрясения, но все-таки опомнился в Смоне сотрудник. - Жить надоело?!
   И чтобы его слова прозвучали убедительнее, он схватил дряхлого дедка за грудки. Тот, со страхом, начал слабо вырываться из его рук и, дыша перегаром, все же попытался оправдаться:
   - Ты что, сынок! Это же лошадь, проклятая, все она! Она слишком долго в конюшне стояла, и вот, как на улицу вышла, так совсем взбесилась, стерва! - и он дыхнул перегаром прямо в лицо Смона. - Ты уж прости меня, старого...
   - Ладно, иди отсюда, - брезгливо оттолкнул его от себя Смон. В последнее время он стал как-то терпимее к людям. Если мне не изменяет память, это необыкновенное явление начало проявляться аккурат после последнего по счету нападения на его коллег.
   После этого он развернулся и, бурча что-то себе под нос, направился дальше, по ходу своего предыдущего маршрута. Но ноги его неожиданно закрутились одна вокруг другой, а в глазах поплыли красные и зеленые пятна.
   - Что это со мной? - пробормотал он. - Эй, дед! Нет у тебя таблетки от головы?
   - Нет, милок, откуда! Зато я тебе травку покажу такую, что все болезни зараз вышибает! Иди-ка сюда! - и он взял того под слабеющие лапы, и начал опускать прямо в густые заросли бурьяна, росшего у дороги.
   - Какая еще трава... - хотел сказать было Смон, но ноги его больше не слушались, и, вместе с дедком, он медленно опустился носом в землю.
  

18.

   - Что происходит с объектом? - послышалось из рации на боку лесного полицейского. - Доложить!
   - Разговаривает с каким-то мужиком, рассыпавшим дрова! - шепотом ответил в микрофонное отверстие сотрудник. Вместе со своим напарником он лежал в засаде в кустах недалеко от тропинки и, как говорится, "вел" объект - то есть следил за перемещениями Смона. В их распоряжении была рация, по которой он и докладывал всю видимую и невидимую (то есть существующую только в его воображении) обстановку начальнику специального отряда, недавно прибывшему из Москвы. Начальник же на другом конце радиоволны начинал все больше и больше нервничать:
   - Так, а теперь?
   - Полезли вместе искать какую-то травку... Мужик говорит, что она помогает даже от импотенции, товарищ капитан! - хихикнул он, сделав значительный акцент на последних словах. Но тот не поддержал его игривый тон.
   - Полезли в кусты... Че-то долго не выходят, товарищ начальник! - взволнованно продолжил сотрудник.
   - Ты это... - раздраженно прошипела рация. - Пойди на тропинку, и, под видом гуляющего, посмотри, все ли у них в порядке!
   - Есть! - принял указание подчиненный и осторожно вылез из кустов, теребя для конспирации ширинку. Посвистывая, он пошел вдоль тропинки. Подойдя поближе к рассыпавшейся телеге с дровами, он осторожно обогнул ее. Потом повернулся назад, хлопнул себя по лбу и, сделав вид, что неожиданно что-то вспомнил, снова полез в зеленую поросль, в которой так недавно скрылись Смон, и старичок с белой бородой. Но не успел он туда заглянуть, как снова выскочил назад.
   - Их там нет, товарищ капитан!!! - прокричал он в передатчик.
   - Как нет, придурок? - переспросил начальник. - А где же они?
   - Не знаю, товарищ капитан!
   - Как это "не знаю"?! Вы же оцепили место в кольцо! Остальные - быстро на связь! Дымович с дедом выходили из кольца?
   - Нет, товарищ капитан, - понеслось из раций. - Не выходили - ни тот, ни другой!
   - Тогда где же они, бакланы? - но поскольку подчиненным ответить было совершенно нечего, оставалось только одно. - Ладно, ждите группу захвата!
   Через несколько секунд к растерянным агентам подкатило несколько машин с ведомственными номерами. Из первой вышли те самые приезжие специалисты.
   - Его нигде нет... - доложил им лесной оперативник. - Только куча дров осталась, товарищ капитан...
   - Ладно, ищите... - капитан заметно нервничал. - Какие-то следы должны были остаться!
   Прошел час. Все поиски по-прежнему были тщетны. Неожиданно от полуразвалившейся телеги раздался громкий крик! Все кинулись туда.
   - Смотрите! - взволнованно сглотнув, проговорил один из подчиненных Смона. - Вы только посмотрите на это!
   - Что это? Да это же тоннель! - одновременно воскликнули оба "особиста", и вид у них был довольно дурацкий. - Подземный ход под кучей дров! Очевидно, они утащили по нему Дымовича, а для маскировки завалили ход дровами! - догадался один из них. - Конечно! Кто же полезет под эти поленья?!
   - Ход действительно завален, - доложил один из сотрудников.
   - Расчищайте его, быстро! - крикнул капитан.
   На расчистку ушло еще минут сорок. Наконец путь для полномасштабной погони был готов.
   - Вперед! - только и махнул рукой главный.
   Тоннель был сырой, темный и плохо пах. Вокруг копошилась какая-то жизнь, откуда-то капала вода, мокрая и холодная. Взяв в руки едва светящиеся сотовые телефоны, сотрудники органов, матерясь и хая строителей, кое-как начали продвигались вперед. Процесс шел с большим скрипом.
   - Ну, я их, когда найду, то в печенку, в нос... - мечтательно, в который уже раз в последнее время, словно заклинание, повторял капитан. - Стой! А это что впереди?
   Кто-то посветил трубкой вперед.
   - Дерьмо, товарищ капитан! - обследовав контуры объекта, доложил подчиненный.
   - Проверить, не ловушка ли это! - приказал начальник. - Носом чую, что-то здесь не то...
   Через двадцать минут был дан и примерный анализ находки. Исследуемый объект оказался простой кучей экскрементов, но зато лежащей точно в геометрическом центре композиции тоннеля! Насупившись, капитан приказал двигаться дальше.
   Еще через полтора часа впереди забрезжил свет.
   - Ага! - обрадовался начальник. - Они, наверное, еще здесь! Не ожидали нас, наверное, тупоголовые, сидят-пируют! Взять их...
   Воодушевившись, сотрудники поскакали вперед, не обращая внимания на уже начавшие отваливаться с потолка комья сырой земли. Как было видно, проход был построен хоть и давно, но не на века. Высунув головы из круглой земляной дыры, погоня растерянно переглянулась между собой. Никаких следов Смона, а тем более его похитителей, не было и в помине! Лишь неподалеку возвышались средневековые башенки почему-то оказавшегося рядом, исторического клуба Хольмгард.
   - Ну, что делать будем? - произнес главный. - Вот так да... тоннель привел к стенам клуба... совпадение? Навряд ли... Эй, лейтенант! - крикнул он одному из подчиненных. - Слетай-ка к клубу, узнай, где находятся его руководители!
   Лейтенант, выполняя долг, громко забарабанил в деревянные резные ворота.
   - Ну, чего шумишь! - послышался за стеной дребезжащий голос сторожа. - Нету тут никого! Еще неделю назад все уехали на какую-то ролевую игру, чтоб ее... Вечно они куда-то уезжают... Собрали свои мечи, щиты да и умотали... А здесь никого нету!
   - Так, уехали, значит... - прошептал капитан. - Ладно, возвращаемся назад в управление! Надо пробить, какие ролевые игры проходят на данный момент в уральском регионе... И свяжитесь с автобусами и железной дорогой - может быть, там что-нибудь видели!
  

19.

   Над екатеринбургским полигоном "Михайловский" сгущались тени. Шел предпоследний день большой ролевой игры "Сильмариллион - старт ап". Игра была по Толкиену, и это накладывало на мастеров печать какой-то особенной безысходности. Главный мастер игры (сиречь ее организатор) с первого дня беспробудно пила в своей палатке, а ее подчиненные в это время занимались кто чем!
   Для читателей, не знакомых с дикими законами "ролевого движения", я постараюсь вкратце рассказать, что это такое! Ролевая игра - это такое место, куда приезжает кучка или, если повезет, куча народу (вплоть до нескольких тысяч человек). И все то время, пока идет игра, они усердно изображают из себя тех, кем в реальной жизни не являются, но, иногда, очень хотели бы быть, например: гномами с огромными топорами; эльфийскими предводителями со звездами во лбу; эльфийками, учащими злобных орков любви; орками, учащими нежных эльфиек ругаться матом; сотрудницами хоббитского борделя; ожившими лесными бревнами с глазками и ножками; наводящими смертный ужас черными всадниками, но убегающими при виде венка из ромашек; и всеми прочими плодами чьей-то больной фантазии!
   Отдельного упоминания при описании подобных игр заслуживают так называемые "главные персонажи", про которых на самой игре, как правило, вообще мало кто вспоминает за собственными делами, и, вообще, непонятно, зачем они есть - например, такие, как: Пендальф, Фродо, Электродрель и прочие непонятные личности. Очевидно, это и есть еще одна дань традиции, такая же, как и напиваться вечерком у костра - хоть и без этого хорошо, а с ними еще лучше!
   А теперь мы можем снова вернуться назад во времени, и продолжить с того самого места, с которого и начали! Итак, шел предпоследний день игры, а тени уже вольготно разлеглись над полигоном. На завтра ожидалось большое событие - не более, и не менее, как штурм самого Ангбанда (для не врубившихся - это, типа, загородная дача Саурона)!
   Предыдущий день тоже принес много нового: пришли орки, и взяли Минас-Тирит; пришли эльфы, и выбили орков из Минас-Тирита; вернулись озлобленные орки, и прогнали эльфов из Минас-Тирита; эльфы взяли с собой гномов и... впрочем, продолжать не буду, так как уже достало - это все долгая песня! Но последний день, как уже и было сказано, обещал и вовсе нечто особенное. Поэтому во всех лагерях шли последние приготовления: где-то на скорую доедали консервы, чтобы не тащить их домой, где-то открывали новую бутылку, а где-то орали т.н. "ролевые" песни.
   В лагере "Груздевых эльфов", также как и в остальных, царило оживление. Лишь двое человек сидели чуть подальше от других людей, и молча смотрели в огонь. На голове одного из них возвышался уже знакомый нам по предыдущим страницам легендарный черный шлем. Другой человек был без доспехов, но зато с зеленым четырехгранником на груди, и со вписанным в него изображением дьявольского гриба! Наконец, один из молодых людей решил прервать затянувшееся молчание, и повернулся лицом к сидящему в мрачном шлеме. Свет костра упал на лицо развернувшегося, и стало видно, что это был граф Мерлин.
   - Круто мы сегодня оторвались! - сказал он. - Как мы завалили ту крепость!
   - Да, гномы постарались, помогли! - рассмеялся в ответ Черный Рыцарь. - Все-таки классно, что мы сюда приехали!
   - Согласен, это была неплохая идея: после того как наш сторож дыхнул на Смона смесью ацетона, деревенского самогона и суперклея, смешанными с его фирменной настойкой, вытащить того по нашему старому, оставшемуся еще со времен первой битвы, тоннелю! А отверстие сверху завалить дровами!
   - Да уж! Конечно, чтобы вывезти его в таком состоянии, надо было какое-то очень большое скопление народу - и тут эта игра подошла как нельзя лучше! Лишних-то здесь почти не бывает, и место как раз располагает к тому, что мы задумали!
   - А помнишь, как какие-то менты в электричке заметили тебя в этом шлеме, и решили проверить документы, а когда увидели "пьяного" Смона, то решили его у нас отобрать и отправить в трезвяк! - засмеялся граф.
   - Да, здорово мы от них убегали... по кустам да по полю с пшеницей... если бы не оно, мы бы и не оторвались!
   - А как мастера игры не хотели делать нас "Груздяными эльфами"... что-то им сразу не понравилось... может, надо было сдать взносы, тогда бы они были сговорчивее? - захохотал Мерлин.
   - А меня особенно посмешили те дивные-дивные мальчики в комках и берцах, - засмеялся его друг. - Они так грозно выглядят, как будто только что прибыли из Чечни... Или это сейчас такая мода - выглядеть очень грозно, стелясь по полу волосами?
   Отойдя от смеха, они снова немного помолчали. Где-то неподалеку уже заиграла флейта, и послышались чувственные слова какой-то эльфийской серенады.
   - Представь, - уже задумчиво, почти поэтически проговорил Черный Рыцарь, глядя на восходящую над горизонтом луну, - что где-то далеко, на каменной скале, сидит какой-то прокуратор чьей-то Иудеи, и именно сейчас к нему протягивается, невидимая для нас, лунная дорожка... С кем он встретится на ней? Быть может, именно с тем, кого мечтал увидеть всю свою жизнь?.. Как это странно, не правда ли?
   - Да уж... - вздохнул и Мерлин. - Только о прокураторе ты вспомнил некстати... Знаешь, я опасаюсь, что те менты из электрички нас запомнили!
   - Не парься! - похлопал его по плечу Рыцарь. - Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом! Например, я слышал, что сегодня на полигоне появилась какая-то свежая команда орков. Говорят, что они мочат всех налево и направо! Думаю, завтра нам из-за этой своры несладко придется!
   - Возможно, - встряхнулся граф. - Ладно, пойдем уже к ребятам! Вон, там Король уже волынку достал, а Боб, так вообще, с какой-то хоббитуткой кельтские джиги начинает отплясывать!
   - Нет вопросов... - улыбнулся его товарищ и, поднявшись от костра, они вместе двинулись к своей команде.
  

20.

   Утро последнего штурма выдалось на редкость ясное! Солнце уже надежно закрепилось на небе, и теперь его невозможно было стряхнуть вниз. Птички пели свои безмозглые, но приятные песни. Во всех лагерях полигона велась подготовка к предстоящему веселью: кто-то готовился нападать, а кто-то и обороняться!
   Большинство толкинистов уже доели свои консервы, лапшу быстрого приготовления, или вчерашние макароны, и к одиннадцати часам утра на центральную поляну полигона (т.е места игры) начали стекаться различные боевые отряды, чтобы уже оттуда вместе выдвинуться на главную цитадель Зла - черную крепость Ангбанд!
   Клан "Груздевых эльфов" также явился на место сбора в назначенное время. Наконец, многочисленная армия, перемешавшись в общую кучу, без разбора рас и родов войск, выдвинулась навстречу небывалым подвигам!
   Настроение было веселое! Поднимавшиеся в гору участники не думали о том, что, возможно, кому-то из них через несколько часов выбьют зуб, а кому-то вставят текстолитовый меч между ребер (разумеется, совершенно случайно, так как по правилам такие вещи не допускаются) - не до мелочей было! Кто-то весело пел песни, где-то размахивали флагами. Несколько десятков человек, поднатужившись, тащили огромные штурмовые лестницы, сбитые из толстых бревен. Эти лестницы были настолько огромны, что, казалось, по ним будут взбираться боевые слоны!
   В целом, поход к цитадели Зла прошел нормально. Большинство эльфов, гномов и прочих защитников Света были по пояс извазюканы в грязи разбитой сотнями ног тропы. А одна остроухая девушка настолько больше озаботилась о вверенном ею флаге с изображением золотой арфы, чем о себе, что перебираясь через ручей и оступившись, предпочла сама свалиться в мутную жижу, но так и не выпустить заветного знамени! Более ничего особо интересного за весь подъем не произошло. Через несколько часов вся светлая братия, отряхиваясь от пыли, расположилась пред стенами главного жилища Саурона!
   Ангбанд был построен на совесть! Здесь все было в наличии - и толстые бревна башен, и злобные, черные лица назгулов! Даже штурмовая стена клубилась паром каких-то гадостных удобрений, периодически выливаемых на нее из круглых баночек сидящими внутри защитниками!
   После того, как Силы Света были более-менее построены, вперед из галдящей толпы вышел какой-то эльф в синем костюме, с серебристой звездой на груди и, посмотрев на оппонентов снизу вверх, хотя они и находились на стене высотой в пять метров, обратился к защитникам Тьмы с напыщенной изощренной речью. Приводить здесь все его слова нет никакого смысла, так как все читатели более или менее знакомы с изначальным прототипом.
   Наконец, и эта морока закончилась, и был дан сигнал "К бою!" Бойцы в латных доспехах с той и другой стороны облегченно зашевелились, и штурм начался! Я не буду в деталях описывать эту битву, скажу только, что длилась она несколько часов, и когда все участники и организаторы были уже полностью измотаны, наконец-то, завершилась!
   И с той и другой стороны было сломано много самого разного оружия, поставлено много синяков, а из особо примечательных событий можно вспомнить один выбитый глаз. Всем же детально интересующимся, советую самим побывать на подобном мероприятии, так как, в основном, все они проходят по единому образцу и отличаются только небольшими нюансами.
   После того, как нападающие совсем обессилели, и стало ясно, что просто так эту крепость не взять, организаторам пришлось как-то выкручиваться, поскольку не взята она быть не могла "а приори"! Штурм был временно приостановлен, и на главную сцену выступили следующие персонажи - эльфийские боги или, как их еще называют адепты, "Валары"!
   Немного поерзав из стороны в сторону, и сделав несколько таинственных пассов руками, словно гадалки при снятии порчи, эти новые объявили всем собравшимся, что их силами ворота были волшебным образом выбиты прочь из стен крепости, и что теперь находящихся в ней орков можно брать голыми руками! Орки, конечно, немного похмурились, но все же согласились с такой постановкой дела, понимая, что с организаторами, как и всегда, спорить абсолютно бессмысленно!
   Но для того, чтобы Светлые Силы все же могли ступить внутрь, была совершенно необходима еще одна маленькая формальность - а именно, устное согласие на то одного из защитников крепости! Орков призвали вниз, но позориться ни у кого из них не было ни малейшего желания! И тогда на сцену выступили другие персонажи.
  

21.

   К верховному королю эльфов, возглавлявшему сей военный поход, приблизился граф Мерлин, и легонько тронул его за рукав.
   - Чего тебе? - удивленно спросил тот. - Ты что, не видишь - я занят!
   - А я как раз спешу помочь тебе, великий государь! - проговорил граф.
   - Но как? - удивился эльф. - Ты же знаешь, что для входа в крепость нам нужен как минимум один орк...
   - А у меня как раз есть такой, предводитель! - гордо выпрямился Мерлин. - Мы поймали его всего несколько часов назад! И только мы знаем, как провести нужный ритуал, чтобы он дал свое согласие на вход в Черную Крепость!
   - Ну, хорошо, ведите его! - облегченно согласился главнокомандующий, у которого словно гора с плеч свалилась.
   Черный Рыцарь в сопровождении всего клана "Груздевых эльфов" вывел вперед орка в темно-серых, невзрачных одеждах, со связанными сзади руками и обмотанной материей головой (лицо было закрыто). Выведя орка перед крепостью на всеобщее обозрение, Черный Рыцарь поставил его на колени, и начал проводить необходимый эльфийский обряд по всем правилам:
   - Приспешник темного властелина! - для начала воззвал он к стоящему перед ним на коленях орку. - Ты участвовал в заговорах против Света, ты убивал ни в чем не повинных существ, ты выкорчевывал и сжигал наши леса! Ты признаешь это? Говори, или я убью тебя!
   Орк под тканью, опоясывавшей его голову, медленно и неохотно кивнул, а защитники Тьмы, наблюдавшие за всем, заплевали со стен.
   - ...Ты не думал о судьбах других людей, ты просто делал свое черное дело... Признаешь ли ты это?!
   Орк снова кивнул.
   - ...И сегодня ты понесешь заслуженную ответственность за свои злодеяния! Но перед этим ты можешь искупить все свои преступления, добровольно впустив Силы Света на свою территорию! Ты сделаешь это?!
   Пленный орк быстро кивнул, а на черных стенах начался презрительный ропот.
   - Он согласился, согласился!..- прошелестело по толпе эльфов вокруг, а на крайней башне появились несколько черных лучников, которые немедленно начали целиться в стоящего на коленях собрата.
   - ...А теперь, по закону наших предков, за все вышеизложенные преступления я сделаю тебе... - проговорил он, приподняв свой меч...
   - Стойте! - раздался громкий крик со стороны крепости. - Вы не имеете на это права!
   Главный эльф открыл рот, а черные луки на башнях в замешательстве опустились.
   Из крепости выкатилась небольшая группа орков с обнаженными мечами в руках. Вперед вышел какой-то человек в черном, по виду урукхай, и надменно заявил:
   - Вы не имеете права!
   - Как это, "не имеем"? - удивился главнокомандующий со звездой. - Обряд проводится по всем правилам, вот и у мастеров спросите!
   К спорящим подошел так называемый "мастер" игры:
   - В чем дело, ведь все по правилам, - проговорил он. - А, это вы... да я вас узнал! - воскликнул он, только взглянув на лицо спорящего. - Это вы вчера приехали в составе небольшой группы орков и, невзирая ни на какие правила, начали резать всех, кого ни попадя, отрывать бедным эльфам уши и бороды гномам, брить ноги сотрудникам хоббитского борделя... дальше продолжать?
   - А вы не догадываетесь, почему я это делал? - иронично спросил стоящий перед ним урукхай.
   - Догадываюсь, - печально вздохнул мастер. - Потому что вы отморозок - к сожалению, у нас и такое встречается!
   - Это потому, что я "лесной полицейский", болван! - воскликнул тот, и указал на стоящий перед ними клан "Груздевых эльфов". - Эти люди - преступники! Вот мои документы!
   И он полез внутрь черного костюма, вытащил из-под него яркую красную корочку с двуглавым гербом, и показал ее всем присутствующим! У стоящих на поляне воинов отвисли челюсти! Но всем было интересно узнать, что же будет дальше.
   - Эти люди похитили, и силой увезли сюда одного из наших сотрудников - вот его! - спрятав документ, указал полицейский на все еще стоящего на коленях орка, над которым и проводился обряд. Подбежав к пленному, он сдернул с его головы капюшон, и всем присутствующим предстал обмотанный скотчем Смон, глава регионального управления лесной полиции! Вытащив из кармана нож, коллега стал вспарывать висящие на его теле оковы. Наконец, последняя веревка упала на землю! Смон встал на еще шатающиеся ноги и, разминая онемевшие под скотчем губы, проговорил, обращаясь к Мерлину и Черному Рыцарю:
   - Ну, все, падлы, теперь настал мой черед! Взять их, ребята!
   Подчиненные Смона, не мешкая, вытащили из-под заскорузлой одежды пистолеты "Макарова", которые им, наконец-то, доверили по особому распоряжению!
   - Ну-с, - мстительно прошипел Смон. - Теперь-то мы узнаем, кто скрывается под этим шлемом!
   - Ты действительно хочешь это знать?- глухо спросил из-под ребрящегося металла Черный Рыцарь. - Ну, хорошо... - вздохнул он, и стал медленно приподнимать свои стальные оковы. Наконец, он полностью освободился от них, и повернулся к стоящим напротив него сотрудникам органов. По толпе вокруг пронесся вздох удивления! Но назвать это удивлением было бы слишком мягко - это было чувство полного обалдения от увиденного!
   - Это он? Это же он? - спрашивали люди друг у друга. - Не может быть!
   - Ну что, ты доволен? - спросил снявший шлем человек.
   - Не может быть... - простонал Смон, а его особые помощники из Москвы повалились коленями на траву. - Господин Премьер... Это вы?
   - Да, я! - горделиво проговорил бывший Черный Рыцарь. И точно, это был он - непонятно, каким образом, оказавшийся в этом месте, непонятно, что делающий среди простых смертных людей, человек! Но факт оставался фактом! Даже Мерлин не знал, что сказать, ведь и он не знал всего о своем недавнем знакомом, который, однажды, неожиданно постучал к нему в дверь, и с порога заявил, что откуда-то знает о нем все, и тоже хочет бороться с этими подонками!
   Он смотрел на Черного Рыцаря круглыми от ужаса глазами, и в этот момент совершенно искренне не знал, нормален ли он, и не сошел ли неожиданно с ума! Впрочем, подобные же мысли обуревали и всех находившихся в этот момент перед ангбандскими деревянными стенами людей. Но с ума, как известно всем гражданам бывшего СССР, сходят поодиночке! За границей же об этом правиле частенько забывают, а зря! Но не будем отвлекаться!
   Смон, стоящий напротив Главы Правительства, уже слегка пришел в себя - сказалась все-таки спецподготовка!
   - Но зачем вам это было нужно? - медленно и тихо проговорил он. - Зачем?
   Все стоящие вокруг превратились в слух.
   - А я тебе отвечу зачем!!! - почти пропел Премьер. - Знаешь, почти все мои реформы в последнее время очень часто проваливались, по вине таких вот мерзавцев, как ты! - ткнул он пальцем Смону прямо в лицо. - И чтобы мои слова все-таки совпадали с делом, я и пошел на этот шаг! Да, не решив проблем с помощью системы, я подумал: "Попробую-ка решить их по-другому!" Ведь я не мог обмануть доверившихся мне людей! - покачал Премьер туда-сюда своим указующим перстом, как учитель, распекающий нерадивого ученика. - Несколько раз я прилетал на Урал, вроде бы для того, чтобы покататься на лыжах в Абзаково, но на самом деле я ездил в парк, и мочил таких проходимцев, как ты! Об этом знали только мои самые близкие люди!
   Премьер немного помолчал, а затем снова громко проговорил:
   - И пусть не говорят, что я лишь мелю языком, и ничего не делаю! - горделиво закончил он. - Я думаю, что все-таки добился небольших успехов! - просто стирая того в порошок, взглянул Премьер в лицо Смона. - А теперь перейдем к делу. Сдать удостоверение! Ты меня понял? - он повернулся к стоящим подчиненным Смона. - И вы тоже! Табельное оружие отдадите сотрудникам спецотряда из Москвы! - и он отмашкой подозвал к себе "особистов", стоящих рядом с орками.
   - Продолжайте, господа,- крикнул он, повернувшись к эльфийскому главнокомандующему в синем плаще, - извините нас за этот неожиданный антракт!
   - Д-да-да... к-конечно...всегда пожалуйста, - сконфуженно пробормотал тот.
   И пока стоящие вокруг участники штурма пытались осознать произошедшее, как реальность, весь клан "Груздевых эльфов", собрав свое оружие, развернулся и двинулся прочь с места событий.
   Обратно в лагерь шли молча. Наконец, обалдевший Мерлин, опасливо переглянувшись с Бобом и Королем, сказал свое веское:
   - М-да...
   - Господа, не парьтесь! - улыбнулся им в ответ Премьер. - Ведь мы столько месяцев были вместе! Я думаю, это важнее всех званий и регалий на свете!
   Напряжение немного спало.
   - А теперь, для того, чтобы вы немного отошли от увиденного, давайте споем!
   - А... Что именно? - робко спросил Король.
   - Ну, например, ту самую, про нас... А ну, подхватывайте:
  
   Мы - толкинисты, дети игры!
   Когда мы входим в парк, народ распахивает рты
   Ну а у старичков так просто выпадает вставная челюсть!
   Нас всех хотели увезти на АМЗ*,
   Но те, кто хотел, уже в большой п...зде!
   А ну их всех, пойдемте лучше к Элис!
  
   С нами эльфы, властители муз
   Пока в своем уме - для остальных они не груз
   Да только некоторые с головою как-то явно не спелись!
   Вот был эльфийский предводитель Орион
   Сгубила то ли пьянка, то ли в голове котельный звон
   Пошлем таких эльфов и рванем все лучше к Элис!
  
   С нами гномы, владыки пещер
   От ихних топоров уже весь свет опохренел
   Но их гноминьи, говорят, ну просто прелесть!
   Приходят пьяные на каждую игру
   И бороды свиваются от градусов в трубу
   Забьем на их Наугламир, и пойдем все вместе к Элис!
  
   Здесь и хоббиты, ну очень малы!
   Что ни пир, скребут макушками столы
   Ну а на кольца власти, словно орки, взъелись!
   Но ты попробуй им хоть что-нибудь сказать -
   Тот час тебе со злостью начнут в пупок дышать!
   Пусть уж сажают кукурузу, а потом все сразу к Элис!
  
   Здесь же и тамплиеры, белы как снега
   И Богу помолясь, всегда затопчут врага
   Да и с цивилами тип-топ - все как медбратья оделись!
   Они, как девственницы, вечно правы
   Хотя простынки уж не свежи и не новы
   Пусть допоют псалмы, а потом все сразу к Элис!
  
   А что за толкинистка и с кем она живет?
   А вдруг она катаной нам по шее надает?
   А мы в таких прикидах возьмем? да и припремся к Элис...
   По гномьи одевается, на эльфийском говорит
   И знает наизусть "Сильмарильон" и "Семь молитв"
   А мы с такими рожами возьмем, да и припремся к Элис!..
   И все, кто с нею были, говорят, что она просто ПРЕЛЕСТЬ!
   --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   *Примечание:
   АМЗ - район Челябинска, в котором находится городская психиатрическая больница.
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сентябрь 2010 г.

  

Содержание:

  
   Часть 1. Перераздел
  
   Часть 2. Тендер на национальную идею
  
   Часть 3. Свой среди чужих
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) Eo-one "Команда"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Майнер "Целитель"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"