Васильев Иван Сергеевич: другие произведения.

Великий и ужасный коммуникатор. (Ди-джей. Часть I I.)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Великий и ужасный коммуникатор. (Ди-джей. Часть II.)

  
  
   1.
   "Десять минут тому назад Штирлиц остановил машину.
   Он почувствовал, что засыпает за рулем..."
   (Здесь и далее: Голос за кадром. Сериал: Семнадцать мгновений весны)
  
   - А я говорю, что буржуазный рок и Советский комсомол - вещи не совместимы, - путешественник во времени слышал слова Валерия Смирнова сквозь навалившуюся дремоту. Шло очередное "скучное" собрание в райкоме ВЛКСМ. Макс сидел в самом конце кабинета, оперившись локтями о столешницу стола, удобно положив лоб на ладони. (Как будто серьезно задумался над происходящим). Глаза слипались. Чудовищно тянуло в сон. С трудом удавалось сдерживать зевоту.
   - Согласен! Западный, буржуазный рок и комсомол не совместимы, - визгливо отвечал Смирнову неизвестный спорщик. - А наш! Советский, пролетарский, молодёжный рок - ещё как совместим с жизнью комсомольцев. И не просто совместим, а наглядно демонстрирует превосходство нашей Советской музыки над этим уродством, что несёт нам Запад и его сателлиты...
   - ... Рок... рОк ... роК, - колоколом разносилось по комнате.
   - Не спать! Не спать! Не спать, - усиленно отвечало в голове Дениса.
  
   "Кончались вторые сутки, как Штирлиц был на ногах.
   Он решил, что должен поспать.
   Иначе он не доедет до Берлина.
   Хотя бы половину часа..."
   (Голос за кадром. Сериал: Семнадцать мгновений весны)
  
   - ... Рок-музыка вредна для здоровья, в частности, для ушей слушателей,... - иногда обрывки фраз всё же прорывались сквозь сознание дремлющего Максима. - Практически у всех рок-музыкантов и их слушателей катастрофически падает слух. Ухудшается здоровье. От громкой музыки постоянно возникают психические и нервные срывы. Более того, в одной западной газете было написано, что в Америке на одном из рок-концертов упал потолок на присутствующих! Представляете! Пострадавших - два! Нет - три! Четыре дня доставали по крупицам из-под обломков.
   - ... Ничего подобного, - снова спорили с оппонентом. - Рок - это искусство! Это - серьезное творчество! Для исполнителей необходимы знания, умение, искренний контакт с залом, осмысленные идеи, серьезная музыка - которую они хотят донести до слушателя. Причём не простого слушателя, а соучастника происходящего действия...
   - ... роК... Рок ... рОк, - эхом отражалось от стен.
   - Брр... трр... хрр... - едва слышно посапывал ди-джей.
  
   "Прошло десять минут.
   Штирлиц спал глубоко и спокойно.
   Но ровно через двадцать минут он проснётся.
   Это тоже была одна из привычек разведчика, выработанная годами..."
   (Голос за кадром. Сериал: Семнадцать мгновений весны)
  
   - Что скажешь, Максим? - резкий голос второго секретаря райкома Хлеборобова вернул спящего на грешную землю.
   - А я что-то должен сказать? - он медленно открыл глаза и прищурился от яркого света.
   - Сможете подготовить несколько песен на творческий концерт "Нет пропаганде дикого Запада"?
   - Э-э-э, - честно говоря, не знаю, - промямлил Макс, даже не соображая, о чём идёт речь. - Конечно, можно, попробовать.
   Проснувшийся рассмотрел удивлённое лицо Валерки. Тот решительно мотал головой, показывая на невозможность выполнения просьбы.
   - Но-о, гарантии нет. Надо будет посидеть - подумать - отъюстировать аппаратуру. Может быть ещё, что-то потребуется...
   Смирнов закатил глаза. Внутренне чертыхнулся. Расслабленно выдохнул.
  
   - Хорошо, - председатель начал подводить итоги совещания. - Пусть будет так. В следующий понедельник мы формируем заявку для жюри. Если к этому времени у "Берёзок" будут готовые песни - пародии на западную рок-музыку, мы их включим в программу. Если, нет - извините - сами виноваты. Всё, на этом обсуждение завершено. И кого-то остались ещё вопросы? Нет? Тогда - собрание окончено.
  
   2.
   - Не знаю, как вы девочки, а я предлагаю выступать, - в музыкальной студии Максима остатки группы "Березки" продолжали активное обсуждение своего участия в творческом мероприятии. (Остальные исполнительницы и руководительница находились в отпусках). - Такое прикольное название концерта: "Нет пропаганде дикого Запада!". Тем более у меня прическа новая, а ещё туфли забрала из мастерской.
   - Тебе лишь бы где-нибудь выступать, - съязвила соседка сидевшая рядом.
   - А что? - переспросила "Мальвина" с глазами цвета сирени и кукольными ресницами. - Это же так здорово! Все смотрят на наши выступления. Аплодируют. Дарят цветы, подарки, внимание.
   - Точно, точно, - завистливо дополнила девушка с короткой стрижкой. - А кого-то ещё провожают до дома, прогуливают вечером по набережной, катают на мотоцикле, приглашают в кино и даже ресторан. Причем, поклонники при этом, все разные!
   - А вот не стоит завидовать! - фиолетово-глазастая не удержалась от ехидной шпильки. Она отвела длинные темные пряди волос за уши. - Надо больше работать на репетициях, а не ездить по деревням полоть картофель! А потом, что поделать, если я ещё не определилась и выбираю?
  
   "Сто лучших рок-хитов всех времён и народов!" - путешественник во времени молча сидел в другом конце комнаты, склонившись за горой аппаратуры, и отчужденно смотрел в монитор, перебирал композиции, пальцем вертел колёсико мышки...
   "... Эта не подойдёт, слушается с трудом, да и роком её назвать сложно, скорее всего чистый трэш-металл.
   ... Вот, поинтереснее, но вокалиста с таким голосом я не найду.
   ... Эта, слишком простая: Два прихлопа три притопа и сильно много повторов слова fuck.
   ... Это вообще неизвестно что и как оно сюда попало?
   ... Вот, кстати, неплохая песенка... - Тун-турун-тун-тун, - мысленно проиграли несколько аккордов на гитаре. - Хотя, нет - она спета уже три года назад".
  
   - Ой, девочки! - обсуждение в узком кругу не прекращалась не на минуту. - Не знаю как вам, а мне почему-то страшно! Я даже не знаю, что такое "рок"? А здесь нужно не просто исполнить композицию - а выбрать несколько, а затем спеть на них пародию. Может быть, не будем участвовать?
   - Да ладно тебе. Возьмём, да споём - первый раз что ли?!
   - А я где то слышала, что все рокеры обязательно должны быть здоровущими, потными, волосатыми мужиками с голосами осипшими от спирта. И ещё, они постоянно всё ломают, крушат и дерутся на сцене.
   - Оля, кто тебе сказал такую ересь? Нормальные у них голоса.
   - То есть то, что они потные, волосатые и постоянно пьют и дебоширят, тебя не смущает?
  
   - Девчонки, я вот сижу, слушаю вас и думаю, а женский рок вообще существует? - одна из присутствующих нервно накручивала кольца волос на палец. - Что-то я ни разу не слышала про него? Может быть, не женское дело - петь, этот противный, дурацкий, не кому не нужный рок?
   - И я про него не слышала.
   - И я.
   - А мне не охота пародировать пьяных, волосатых певцов! - длинные пальцы девушки терзали сумку, губы подрагивали. - Мне что? Заняться нечем?
   - И мне неохота.
   - И мне.
   - ??? - недоумённая пауза затянулась на несколько минут. Присутствующие начали переглядываться между собой.
   - Ладно вам! Должны быть у них исполнительницы. А если нет, то перепоём какую-нибудь мужскую песню, первый раз что ли?!
   - Хорошо тебе говорить - тебе всё равно долбить на барабанах, а нам петь, "это"!
  
   Тем временем в голове ди-джея всё спуталось и пошло хороводом...
   "...У этой композиции, совсем простая партия и примитивный текст - явно написана для неполноценных подростков, обдолбаных таблетками.
   ... Эта чё то там ту-ру-туту, слишком медленная, заснут, пока доиграем.
   ... А от этого тынц-тынц, транс-бумс-бамс, наоборот кровь пойдёт из ушей и милиция полезет на сцену!
   ... Да-а! Но что-то надо выбрать? Что-то выбрать? Что? Песен много - идей мало - нужно всего две? Слишком большой список - слишком! Глаза разбегаются. И хочется и колется и времени нет!".
  
   - Ой, что-то я так волнуюсь - так волнуюсь! - тоска-печаль никак не хотела покидать девчачьи сердца. - Может быть, пока не поздно, сходим в библиотеку? Почитаем про этих рокеров-покеров? Узнаем о них всё? Или к Вальке Махровой зайдём - у неё вроде друг в ДК Попова, чевой-то там бренчит на гитаре. Всё под очкастого Леннона из "Битлза" косит. Всё узнаем, а потом уже будем решать?
   - Ага, счас! Бросили всё и понеслись неизвестно куда. А вдруг у Максима появятся вопросы? Видишь, вон сидит, сам не свой, глазами хлопает, не знает что делать. Может быть, ему нужна наша помощь, а ты предлагаешь бежать в библиотеку.
   - Тогда давайте разделимся. Одна-две останутся, будут помогать. Остальные пойдут. Потом, если что, поменяемся.
  
   - Красатули! - Макс отлично расслышал последнюю фразу. - Отставить волнение! Всё будет хорошо. Обещаю справиться самостоятельно. Всем спасибо. Завтра, репетиция в семь.
   Советчицы с чувством выполненного долга поднялись с мест и двинулись на выход из комнаты.
   - Марина, - он остановил последнюю, задержавшуюся на выходе. - Назови, пожалуйста, два любых числа от одного до ста?
   - Пятьдесят и шестьдесят три. А тебе зачем?
   - Не зачем, просто так.
  
   3.
   - Такс, певочки-припевочки, шерочки-машерочки, - ди-джей вернулся к просмотру списка. - Кто у нас будет под номером пятьдесят и шестьдесят три? Отзовись? Кому повезло?
   - Этого просто не может быть! - он не поверил своим глазам, увидев название композиций.
   - Хотя, а почему нет?
   - Песни хорошие, в будущем станут всемирно известными и популярными. Исполняются в жанре "Хард-рок". Как раз то, что надо.
  
   - Допустим, композиции выбрали, - мысли в голове Максима продолжали вытягиваться в строки, складываться в столбики, ряды, матрицы, формировать определённую картину размышлений.
   - Музыка есть, слова тоже. Более того, у нас имеются фонограммы. Интересный случай - исполнителя нет, а фонограмма с его голосом уже присутствуют. Итак, кого назначим вокалистом?
   - Валеру?
   - Нет, слишком тонкий голос. Да и спеть так не сможет.
   - Я?
   - Тоже нет.
   - Кто тогда?
   - Нужно искать.
   - Где искать?
   - Где-то.
   - Может быть, по-быстрому замутить кастинг?
   - Идея хорошая. Но пока дам объявление, соберу желающих, пока прослушаю - уйдет уйма времени. А исполнитель нужен здесь и сейчас.
   - И что делать?
   - Думать!
   - Думаю.
   - Может пригласить кого-нибудь известного?
   - Хорошая идея. Но он вряд ли согласиться петь пародии на "Современные рок песни", да ещё на простом мероприятии.
   - Это точно. Тогда надо пригласить неизвестного, желающего проявить себя.
   - А неизвестного надо опять искать, выбирать, прослушивать.
   - А где искать?
   - Где-то.
   - Замкнутый круг. И подсказку получить не от кого.
   - Двери! - Мыслителя от тяжелых раздумий отвлёк громкий возглас технички в коридоре. - Двери, для кого существуют. Ироды, расщеперили настежь!
  
   - Точно, дверь!!! - где на затворках сознания вспыхнула подсказка. - Вот кто мне поможет, подскажет и даже найдёт того - кого надо.
  
   В тоже мгновение рядом с входным проёмом сформировался ещё один.
   - Помощница, смотри сюда! - Максим повернул экран монитора в сторону двери. - Это Фредди Меркьюри - вокалист всемирно известной группы "Queen". Кстати, вот его фото. Видишь.
   - Который голый по пояс, с усами, - ди-джей ткнул рукой, в нужного человека. - Мне нужно найти похожего на него. Срочно.
   - И-и-и, - помощница тут же ответила скрипом, недвусмысленно приглашая войти.
   - Подожди, это не всё, - Макс подошёл и закрыл торопыгу.
   - Фредди - гениальный певец. Он может петь в вокальном диапазоне четырех октав. Четырех! От других исполнителей его отличает необычно быстрое и неровное вибрато. Так вот, мне нужен человек с такими же музыкальными данными. Чтобы голосом и навыками пения он походил на Меркьюри, а может был и лучше.
   - И-и-и, - снова ответила дверь, настойчиво открываясь и мягко отталкивая руку хозяина.
   - Постой! Это ещё не всё, - непоседу снова плотно прикрыли и даже навалились на неё плечом, чтобы она не спешила отворяться.
   - Мне надо, чтобы этот человек не только умел хорошо петь, но и проживал в этом времени, в Москве. Лучше если он будет вообще где-нибудь поблизости.
   - Ты поняла?
   - Дун-дун-дун, - дверь не просто поняла, она заскрипела, и по ней застучали в ответ с обратной стороны.
   - Ты хорошо меня расслышала?
   - Дун-дан-дун, - продолжали настойчиво долбить.
   - Ладно, посмотрим, кому там не терпится стать "ужасно" знаменитым?!
  
   4.
   - Тук-тук-тук, - в соседнюю дверь также постучали.
   Максим после минутного раздумья, с сожалением посмотрел на свою помощницу, которая быстро испарилась вместе с несостоявшимся Фредди Меркьюри. Открыл основную дверь. На пороге стоял Валерий Смирнов.
   - Максим, я по дороге встретил наших девчонок. Они говорят, ты принял решение участвовать в программе. Это правда?
   - Правда. Сейчас думаю, кто будет петь.
   - А ты случайно не забыл, что по положению конкурса одна из песен должна быть про армию?
   - Про какую ещё армию?
   - Про нашу - про Советскую.
   - ???
   - И ещё, Хлеборобов после совещания мягко попросил меня напомнить тебе, что если ты приглашен на комсомольский актив, где решаются важные вопросы в жизни молодежи, то там необходимо работать, а не дремать. И если бы ты не спал, а слушал, что говорят и принимал участие в обсуждении, то не делал бы сейчас удивленное лицо, как будто слышишь про это в первый раз.
   - То есть, в программе выступления должна обязательно быть песня про армию?
   - Да. Я пытался намекнуть тебе, не спешить с ответом. У нас же нет армейских песен в репертуаре? Да ещё в жанре "Рок"?
   - Нет - будут! - беспечно произнёс Максим. После чего весело добавил, процитировав стихи...
  
   Что нам стоит, дом построить?
   Нарисуем, будем жить.
  
   - Честно говоря, - Смирнов придал лицу возвышенное выражение. - Я считал и считаю, что рока не должно быть на Советской эстраде. Более того, поведение комсомольца на сцене, как будущего коммуниста - не должно быть омрачено копированием музыкантов дикого Запада. Поэтому, со всей ответственностью заявляю, что не буду участвовать в этом мероприятии...
  
   Входную дверь рванули за ручку так, что она едва не слетела с петель. В "Музыкальную мастерскую" без стука вошёл военный в звании прапорщика.
   - Так! Рас-туды вас так, - гость произнёс резко, осмотрев присутствующих. - Иванов, кто?
   ??? Мёртвая тишина повисла в комнате.
   - Ещё раз спрашиваю... Иванов, кто?
   - Я, - с максимальной вежливостью ответил Максим.
   - А ты? - колючие глаза уставились на Валерку.
   - Ввалерий Смирнов, - не ожидая напора асфальтоукладчика, промямлил художник.
   - Так! Рас-туды тебя так! В армии служил, оболтус?
   - Ннет, - Валерка никак не мог прийти в себя от неожиданности.
   - Почему? Беженец? Дезертир? Враг народа?
   - Не взяли. Плоскостопие у меня.
   - А ты? - прапорщик перевёл испепеляющий взгляд на ди-джея.
   - Да... Нет... - ударился головой - не могу вспомнить.
   - Не служил, не помню, память потерял... - передразнил прапор. - Я! Рас-тудыт твою налево, таких как вы, в сорок втором под Сталинградом, без суда и следствия... своей рукой ставил к стенке. И стрелял до тех пор, пока не закончится обойма. А теперь, вырастили диссидентов - пыль с них сдуваем - поём с ними эту "Империалистическую заразу" - тьфу, рас-тудыт её выплюнуть и растереть.
   (Макс внимательно осмотрел "бравого" вояку-расстрельщика, после чего прикинул возраст: получалось, что в 42-ом ему было от силы года полтора-два, так что своей рукой к стенке он мог ставить разве что ночной горшок.).
  
   - Значит, так! Рас-туды вас так, - смилостивился "личный помощник" комиссара госбезопасности Берии. - Теперь по делу: Товарищ Хлеборобов попросил меня лично помочь вам в подготовке ответственного мероприятия: Найти певца популярных песен об армии. Что я и сделал. Ясно?
   - Конечно, ясно, - закивали головами гражданские.
   - Так, рас-туды меня так, - "генерал" выглянул в коридор. - Боец Петренко, рысью, ко мне.
  
   В комнату протиснулся лопоухий, похожий на вытянутую селёдку, солдат. Недавно обстриженная голова военнослужащего оказалась буграстой, неровной, точно над ней не очень потрудились в свое время: отесали топором и - ладно, мол, гуляй!
  
   - Значит, так, рас-туды вас так! Передаю бойца Петренко для репетиций. Сейчас, три часа сорок минут. Заберу через два часа. И чтобы через два часа он пел у вас так, рас-туды его так, как надо. Ясно?
   - Не слышу?
   - Ну-у, не знаем... - неуверенно бубнили "продажные" антисоветчики. - Постараемся... Попробуем как-нибудь...
   - Не знаем, постараемся, попробуем, - вновь передразнил прапорщик. - Ещё раз, повторяю для всех вражин случайно переживших сорок второй год, так рас-туды вас так! Особенно для тех, до кого не дотянулась моя рука! Чтобы через два часа, этот "ушастый Паганини" не просто пел, а пел и плясал как Магомаев. Ясно?
   - ???
   - Значит ясно, - прапорщик повернулся через левое плечо. Повернулся четко, видимо, ранее он был отличным строевиком, и вышел из студии.
  
   5.
   Две возбуждённые молодые особы уже половину часа стояли возле стеклянной будки телефона-автомата.
   - Лера, ты не права! - Она наша подруга. Мы не можем с ней поступить так плохо. Это не по-товарищески.
   - Нинуся, почему не можем? Ещё как можем! Алла - взрослый человек, в том году окончила техникум - работает помощником счетовода в заготовительной конторе. Завтра, первый день как выходит из отпуска на работу. А тут раз - ты - и твой ненужный звонок.
   - Лерочка, это не правильно. Мы должны сказать ей. Мы её подруги!
   - Нина, ты не понимаешь? Она много раз говорила, что у неё очень ответственная работа. Тем более конец месяца - пора отчетов, планёрок, совещаний. Ей надо работать, считать чего она там считает, проявлять себя - а нас едет итак много. И вообще: Меньше народу знает - больше достанется другим!
   - Лера! Надо ей позвонить. Это не честно.
   - Нинуся, послушай меня. Хотя бы раз. Посмотри на время. Уже поздно - седьмой час. Алла много раз просила не звонить вечером. У неё строгая мама, маленький брат, скандальные соседи. Тем более, завтра она хотела пойти на работу пораньше и уж явно не готова к поздним разговорам.
   - Нет, я всё равно позвоню.
   - Хорошо. Звони - раз тебе надо. Но знай! Я тебя предупреждала и была против. Если что-то произойдёт - это будет на твоей совести.
  
   - Алло. Неля Сергеевна. Здравствуйте. Это Лера и Нина подруги Аллы из танцевального коллектива "Берёзки". Скажите, пожалуйста, а Алла ещё не спит?
   - Ага... Ага. Понятно. Нет, ничего не случилось. Нет, ну что вы? Как можно? Всё нормально. Не волнуйтесь: Все живы, все здоровы, всё хорошо...
   - Почему звоним? Да, так - ничего. Просто гуляем. Хотели узнать как дела.
   - Ага... Ага. Не, ненадолго: Буквально на минуточку... - даже меньше.
   - Да, знаем, отпуск закончился, завтра на работу... Строгое начальство.
   - Конечно... Согласна... Обязательно... Неля Сергеевна, вы как всегда правы - через минуту идём домой.
   - Спасибочки.
  
   - Да, аллё, кто это? - на обратном конце провода раздался мелодичный, хорошо узнаваемый голос лучшей подруги.
   - Алла, приветик... - спокойным тоном ответили неведомой собеседнице.
   - Чё делаешь? Чем занимаешься?
   - Ага... Угу... Юбку гладишь. И кофту белую. Лаком покрасила ногти... Понятненько.
   - Слушай Алл, тут такое дело... Как бы тебе это сказать... Ты, завтра до скольки работаешь? Ага... Ясненько.
   - Да, не, ничего... Всё нормально. Гуляем с Лерой.
   - Не... Ничего не случилось. Всё нормально. Просто, Максим с Валерой чего-то опять там придумали. В общем, на завтра репетиция отменяется.
   - Почему?
   - Как бы тебе это объяснить? Попроще.
   - Понимаешь, Аллочка... Тут, такое дельце... - девушка прикусила губу и посмотрела на свою рядом стоявшую подругу. Та активно махала ей руками, чтобы та ничего больше не говорила, заканчивала разговор и положила трубку.
   - В общем...
   - Значит...
   - Короче...
  
   Переговорщица взяла паузу. Глубоко вздохнула. Переложила трубку из одной руки в другу. Плотно прижала к уху.
  
   - Алла, только не расстраивайся. Мы сразу хотели тебе позвонить... Но потом подумали: У тебя с утра первый рабочий день после отпуска... Мы с Лерой твои лучшие подруги, а Максим с Валерой договорились с какими-то военными, и нас завтра повезут в воинскую часть. Будут снимать музыкальный фильм на нашу новую песню. Все девочки из "Берёзок" играют в главных ролях.
   - Да... Точненько. Да именно так, - стали доброжелательно соглашаться со всеми доводами. - Едут все, абсолютно...
   - Конечно обрадовались: Настя как только узнала про поездку - сразу побежала в парикмахерскую делать новую прическу. Катька вприпрыжку за ней. Лера оденет самую короткую юбку и туфли на длинном каблуке. А я думаю взять любимое серое платье.
   - Нет... Нет... Нет, это не то, что ты думаешь, - стали решительно оправдываться. - Кто же знал, что так получится? Да мы бы тебе сразу позвонили... Сами только что узнали... Нет, не специально... Нет, не хотели... Нет, не виноваты - это все они!
   - Нет, не такие!
   - Аллочка, подожди, не возмущайся. Тебе завтра с утра на работу?! Просто не хотели расстраивать...
  
   Решительная соседка не утерпела и выхватила трубку из рук подруги...
   - Аллка, ты не представляешь, теперь мы!.. будем выступать не просто на сцене, а станем известными актрисами! Про нас снимут кино! Целый день сьёмок. С утра и до вечера! В костюмах, в форме и даже в купальниках. Возле настоящей боевой техники, рядом с военными - красивыми и мужественными парнями. Макарова, как жаль, что у тебя закончился отпуск и тебя не будет вместе с нами! Но, ты сама виновата!
   ??? - в ответ в трубке звучали какие-то неразборчивые звуки похожие на бульканье воды при сливе в раковине.
  
   - Мама, - медленно процедила девушка сквозь губы, когда положила трубку. В комнате повисла недобрая, неоднозначная тишина, словно перед чем-то плохим, что должно было неотвратимо произойти.
   - Я не знаю, что ты со мной сделаешь, но я не пойду завтра на работу. Ни-за-что!
   - Какой ужас! - Неля Сергеевна несколько театрально сжала пальцами виски. По её спине табуном побежали мурашки. - Доча, что произошло? Что случилось?
   - Ни-че-го!
  
   6.
   Поздним вечером Максим возвращался с работы. Шёл по коридору общежития. По дороге встречал редких соседок, с которыми вежливо здоровался.
   - Вечер добрый.
   - Ой, и вам добрый, - смущенно ответили на приветствие незнакомца. И ту же повернувшись к соседке, тихохонько толкнули её в бок.
   - Валь, а это кто?
   - Где? - удивлённо переспросили в ответ, не замечая ничего кроме люстры на потолке.
   - Вон! Парень, только что прошёл, поздоровался с нами.
   - А, этот, - подруга вздохнула раздосадовано. - Какой же это парень? Скажешь тоже - парень. Так себе. Живет на нашем этаже в бывшей сушилке. Ни рыба - ни мясо. Ни выпить - ни закусить. Один плюс - в штанах ходит.
   - Не знаю... Я бы так не сказала. По-моему, очень даже ничего. Вежливый такой - прошёл, поздоровался. И улыбка приятная, и голос. Валь, а чем он занимается? Где работает?
   - Марина, не действуй мне на печенку! Ни чем не занимается. Тусуется до позднего вечера в каком-то ДК МК ПК. То ли дворник, то ли плотник, то ли ещё какой-то скотник "физического труда". Так, что забудь - он тебе не пара: К тому же с головой у него не в порядке - пришибленный он.
   - Как это?
   - Так! Когда служил в армии, ему по ней крепко настучали. Причём так сильно, что теперь ничего не помнит.
   - Бедненький. За что же его так?
   - За что - за что? За дело! Письма кому надо не писал!
  
   Макс зашёл в комнату. Не включая свет разулся. Повалился на кровать. Притворно зевнул, потянулся, повернулся с одного бока на другой, закинул руку за голову, другую подпихнул под себя. Долго лежал с открытыми глазами, задумчиво смотрел в тёмное окно.
   Тяжело вздохнул, взбил подушку, завернулся в одеяло, свернулся "калачиком", выпрямился "в струнку" - спать не хотелось.
   Что-то постоянно отвлекало: Мешали посторонние звуки, идущие с улицы. Потом урчание телевизора за стеной. А больше всего громкое "цыганское" радио раздававшееся на весь коридор: Какая-то Лена просила какую-то Галю, узнать у Марины или Иры, ушла ли Наташа к Кате за туфлями Веры, которые для неё купила Маша на день рождения Вики.
  
   Девушки, смотревшие фильм за стеной, добавили звук. Громче заиграла музыка, и диктор проникновенно произнёс...
  
   Погоня! Какой детективный сюжет обходится без нее.
   Один бежит, другой -- догоняет... таков непреложный закон жанра.
   Детектив без погони, это -- как жизнь без любви.
   (Фильм "Берегись автомобиля". https://www.youtube.com/watch?v=8u2ayLRFjSE )
  
   - Блин, везёт же соседям! - Макс завистливо вздохнул. - Смотрят телевизор. Судя по репликам - интересный фильм. А я тут один! Сирота-сиротинушка! Лежу в пустой комнате. Всеми позабыт - позаброшен - скучаю - никому нет дела до меня.
   - Я может быть, тоже желаю посмотреть что-нибудь увлекательное!
   - А что? Сейчас встану с кровати и пойду, напрошусь в гости, посмотрю кино.
   Лежебока мечтательно потянулся.
   - Короче, хочу посмотреть интересный фильм, - сообщил он кому-то, уставившись стеклянными глазами в стену. - И не по телевизору, а в большом, многолюдном зрительном зале, с огромным экраном.
   - И не просто детектив, а ещё и фантастический, с элементами мелодрамы, боевика и ужасов.
   - И-и-у, - ответили ему через несколько секунд, открывая вход в один из западных кинотеатров.
   .....
   Это была захватывающая остросюжетная лента с кричащим названием "Нашествие тьмы".
   Продюсер не пожалел средств на антураж. Здесь было всё: Майзеры, шмайзеры, параболические антенны, инопланетный суперкомпьютер, летающие тарелки пришельцев, пышная суперзвезда с бюстом пятого размера.
   Завязка фильма строилась вокруг тайника, куда "плохая", выжившая из ума старушка помещала имя молодой жертвы, которую впоследствии похищали инопланетяне, а затем, поместив её в паутину, скармливали своим зародышам.
   Пышная суперзвезда, возглавляла секретную разведывательную организацию, и искала пропавших людей, но не могла найти - потому что хитрые инопланетяне вселились в тела первых лиц государства и всячески мешали расследованию.
   Главный персонаж - "спящий" переросток-ботаник, работает полотёром в школе умственно отсталых детей. К середине фильма он пробуждается, умнеет, хорошеет, меняет прическу и естественно становится непревзойдённым сыщиком-аналитиком. Только после его подсказок и наблюдений наконец-то становится понятен чудовищный план космических завоевателей, а именно поработить Землю.
   В конце фильма главный герой настолько становится активным, что минуя все ловушки, соблазняет суперзвезду, побеждает инопланетных захватчиков, замыкает обрывком проволоки суперкомпьютер, вызывает землетрясение и заваливает скалами подземный город с яйцами пришельцев...
   Итог: Все живы, все счастливы, радуются, прощальные пятиминутные поцелуи в конце фильма - планета спасена, пришельцы погибли. Ура - ура! Звучит бодрая патриотическая музыка, стремительно бегут титры, довольные зрители расходятся из зала - зе энд.
   ......
  
   - Мда?! - странные мысли обуревали кинокритика после просмотра. Он вернулся к себе в комнату и снова лежал на кровати, уставившись в потолок.
   - Скажем прямо - не шедевр, да ещё напичканный логическими не состыковками. И вообще получается, что если бы, они не нашли тайник, то пришельцы продолжили бы похищать ни в чём не повинных девушек?
   - Так и было бы. Сперва сожрали бы всех людей - потом наплодилось бы огромное количество инопланетян и всё - конец матушке Земле.
   - С другой стороны... - активные размышления волнами чередовались в черепной коробке. - Забудь старуха место куда прятать записки - а вдруг, память то плохая - эмбрионы умерли бы от голода. Выходит все дело в тайнике!
  
   - Кстати, - путешественник во времени строго посмотрел на стену, где находилась исполнительница желаний.
   - Я вот, что думаю...
   Человек в комнате взял небольшую паузу. Прищурил глаза, а затем внезапно произнес.
   - Слушай дверка, дверуша, дверушечка. Назрел вопрос... Серьёзный!!! Ответственный! Подумай, прежде чем ответить!
   - Скажи... Инопланетяне на Земле, есть? Были? Будут?
   ??? - тишина со стороны советчицы. Она онемела - явно не ожидала такого подвоха.
   - А тайники, оставленные пришельцами, показать сможешь?
   - ??? - никаких изменений. Дверь "зубами" вцепилась в косяк и решительно не желала выдавать инопланетные тайны.
   - Так, значит, будем молчать, да? - строгий хозяин начал закипать. Он строго свёл брови. - Или делать вид, что не понимаем вопросов?
   - Но ведь какие-то тайники в этом времени существует? Не может быть, чтобы не было? Хотя бы... шпионские, бандитские, воровские? Хоть какие? Давай, показывай - всё равно заснуть не могу!
  
   7.
   В кабинет капитана госбезопасности Карпина вошли два молодых человека в форме курсантов военного училища. Подойдя к столу, они одновременно подняли руку к козырьку и отчеканили...
   - Товарищ капитан! Курсант Савельев прибыл в ваше распоряжение для прохождения практики.
   - Курсант Скрябин прибыл для прохождения практики.
  
   - Надо же! Отличники боевой и политической подготовки, - Карпин похвалил ребят, прочитав поданные документы и прижав их на столе крепко сжатым кулаком.
   - Значит, будете проходить практику в нашем управлении. Молодцы! Очень хорошо. Диверсантов ловить сразу не обещаю, но кое-чему научитесь... Есть, есть у нас интересные дела в которых необходимо проявить ум, смекалку, выдержку, хладнокровие.
  
   Капитан поднял трубку телефона...
   - Старшину Николаева. Андрей Степанович? Зайди ко мне.
   Через несколько минут в кабинет вошёл ничем не приметный старшина, с узкими покатыми плечами, с продолговатым бледным лицом.
   - Андрей Степанович, знакомься, - выйдя из-за стола, обратился к нему Карпин. - Курсанты Виктор Савельев и Алексей Скрябин. Будут у тебя под началом. Понятно?
   - Так точно.
   - Смотри старшина: Боевые ребята, отличники учебы, чекисты по призванию, будущие Шерлоки Холмсы и Пинкертоны. Улавливаешь, к чему я веду разговор?
   - Понимаю, - ни один мускул не дрогнул на лице старшины. - Постараться максимально использовать их знания, опыт и навыки полученные в училище.
   - Верно рассуждаешь. Берёшь этих орлов и сразу привлекаешь к самому сложному и ответственно-важному делу.
   - Сделаем, товарищ капитан. Разрешите идти?
   - Идите.
  
   - Привлечешь их к самому сложному и ответственному делу! - курсант Савельев ехидно передразнил капитана.
   - Постараюсь максимально использовать их знания и навыки, - тут же крепко досталось старшине.
   - Нечего сказать - удружили старшие товарищи... чекисты!
  
   Спустя пять минут курсанты стояли в подвале перед огромным, покрытым вековой пылью, закрытым на большой амбарный замок шкафом. Вид у ободранного, облупившегося хранителя вещей был недоуменный и обиженный, словно он молчаливо говорил: да, я знаю, что стар и прожил свой век. Но почему меня бросили, почему спустили в подвал? Совесть у вас есть?
  
   - Нет, Леха! Согласись - издеваются! - Савельев никак не мок успокоиться. Обида бурлила, наполняла его. - Ладно бы попросили просто очистить от мусора этот "гроб на колёсах" - взяли, собрали, выбросили. Но ведь велено открыть, аккуратно достать, составить подробную опись всех найденных предметов, да ещё в двух экземплярах. А уж только потом отнести на мусорку и выбросить.
   - Ладно тебе возмущаться, - задумчиво произнёс Скрябин. - Может быть не так всё плохо. Вдруг там нет ничего. Давай открывай, посмотрим.
   - Конечно, нет! - Савельев вставил ключ в скважину. С трудом провернул его. Замок недовольно чавкнул. - Ежу понятно, двери аж но провисли от давления предметов изнутри. Я прям так и чую, сейчас ка-а-к открою, а там пустота и нет ничего!
  
   Двери отворилась со скрежетом и дребезжанием, эхом отдавшимися в темной пустоте.
   - Мать честная! - челюсти курсантов отвисли "до самого пола", "рассматривая" доверху забитый шкаф.
   - Леха, деньги! Наверно несколько десятков тысяч? Рубли. Доллары. Марки. Разные: Да тут вагон валюты! Это же целый банк! Эльдорадо! Клондайк! Мы тут замучаемся переписывать - пересчитывать - перекладывать. Это, что... шутка такая? Им что? Нас занять нечем?
   - Витя, смотри, золото в коробках. Монеты? Украшения? Глянь - слитки золотые.
   - Оружия-то сколько? Вау, классный "Наган"! Себе заберу. Нет, лучше "ТТ". Хотя... Вот, что мне надо! Дамский пистолетик - супер убойная вещь! Я такой видел в фильмах про шпионов. Пах-бах и ноги кверху.
   - Прикинь... Настоящий "Шмайсер"! - Савельев потянул за торчащее из вороха дуло с большой мушкой и вытащил на божий свет автомат, передернул затвор. Пружина лязгнула тревожно и звонко. - Та-та-та-та... Алес, дастишь, Гитлер капут... Яя!
   - Витюша - зацени: Иностранные паспорта, плёнки, бланки. Коды какие-то? Шифр что ли?
   - Опочки, товарищи дорогие! Фотоаппарат! Магнитофон. Транзисторный приёмник. Да он новенький!
   - Скажешь тоже - приёмник, - квадратные глаза соседа смотрели в другой угол. - Вон внизу, целая рация стоит.
   - А это, что? Чемодан. Внутри старые папки с немецким орлом. Дела какие-то. Журналы, тетради с записями. Фотографии. Всё в пыли и печатях.
   - И чё - весь ворох? Взять, переписать и унести на свалку?
   - Не домой же?
   .....
   Какое-то время спустя в нескольких километрах от столицы, в дремучем лесу.
   Стояла тихая тёмная ночь. Луна спряталась за рваные облака. Тени от деревьев успокоились и жадно потянули руки по траве к машине. Двое мужчин молча сидели в автомобиле. Уши их настроились на лесные звуки и шорохи. Глаза бегали из стороны в сторону, едва различая контуры деревьев.
   Мужчины долгое время прислушивались.
   - Вроде тихо, выходим, - водитель рукой в перчатке дотронулся до плеча своего спутника.
   Оба открыли дверцы и, продолжая прислушиваться, ступили на траву. Молча, оглядываясь по сторонам, подошли к тайнику. Пассажир тихо начал копаться в земле, убирая дёрн, открывая тайник. Внезапно он замер. Наклонился. Затем стал шарить рукой, ощупывать пустоту.
   - Всё в порядке? - вспыхнула спичка - её пламя осветило перекосившееся от ужаса лицо, словно отлитое из бронзы, гладкая кожа блестела на мощных скулах, точно полированный металл.
   - Нет, - едва слышно прозвучало в ответ.
   - Чего нет? - переспросил напарник. Его лысину прикрывали тёмные длинные и жидкие пряди волос, напоминавшие мутные водоросли, распластанные на белом камне.
   - Ничего, НЕТ!
  
   8.
   Единственный представитель мужской части на территории женского общежития, в очередной раз потянул дверцу холодильного шкафа на себя. Внимательно осмотрел содержимое.
   Внутри находилось блюдо с великолепно зажаренной гусятиной, висели аппетитно выглядевшие колбасы, лежал небольшой сочный окорок ветчины, было масло и хлеб. Несколько кусочков сыра. Красивый набор печенья, две плитки шоколада и большая коробка конфет "Ассорти". Из шкафчика приятно тянуло холодом.
   - Нет, это не то, - недовольно пробубнил хозяин. - Не то.
   - Я хотел чего-нибудь сладенького к чаю. А тут не понятно что. Хотя пахнет вкусно.
  
   Кто-то (Вероятно почувствовав запах еды) еле слышно поскрёб во входную дверь.
   Требовательный хозяин подошел к входу, открыл. На пороге стояли Кристина - староста пятого этажа.
   - Вечер добрый, - девушка приветливо улыбнулась.
   - И вам, добрый. Как раз собирался поужинать. Заходи! Составь компанию. Сейчас достану что-нибудь вкусненькое, угощу.
   - Спасибо. Я не голодная, - Кристина, поверх плеча, осмотрела абсолютно пустую комнату и сиротливо стоящий у стены стол, застеленный пожелтевшими газетками.
   - Максим! У меня к тебе просьба: У нашей скромницы Ксюши, из пятьдесят третьей комнаты, завтра день рождения. Мы с девочками купили в подарок телевизор. Решили проверить его, а он чего-то не фурычит. То ли антенна не работает, а может ещё чего.
   - Короче... Ты мужчина?! - она выразительно посмотрела на парня своими большими серыми глазами и подала небольшую картонную коробку. - Сможешь разобраться? Открыть, проверить, посмотреть?
   - Конечно, давай, попробую.
   - Вот и чудненько. А я побежала, опаздываю на дежурство.
   "Врёт, поди, как всегда!" - завистливо посмотрели вслед девушки. "Небось, полетела к своему Гошану."
   Старшая по этажу с чувством выполненного долга сразу же рванула с места.
   - И это... - она остановилась на половине пути. - Поздравляем завтра в семь вечера. Смотри не опаздывай! Приходи вовремя!
  
  
   - Итак, дорогие наши теле-видео-зрители, что мы имеем? - Максим закинул ноги на спинку кровати, начал, как и положено "настоящему индейцу" перед первым включением сложной аппаратуры, читать "по диагонали" инструкцию по её применению...
   - Телевизионный приёмник чёрно-белого изображения "Юность Р-603" - 1 штука.
   - ...малогабаритный, переносной, соответствует техническим условиям...
   - ...Внимание! В телевизоре применен взрывозащитный кинескоп типа...
   - ...Суммарная масса драгоценных металлов: Золота 0,1028164 г. Серебра 1,66941007 г...
   - ...прием черно-белых передач в зоне неуверенного приема не гарантируется...
   - ...не оставляйте телевизор на попечение незнакомых... больных... малолетних детей. Опасно!
   - ...при первом включении постарайтесь проверить продолжительность работы...
   - ...не доверяйте ремонт и настройку приемника случайным лицам... Помните об ответственности!
   - ...и тэ дэ и тэ пэ... приятного просмотра и хорошего настроения!
  
   - Короче, всё понятно. Коротко, ясно и доходчиво на восемь страниц: Надо включать, смотреть, крутить, вертеть, пробовать.
   Ответственный потребитель встал с кровати, подошёл к аппарату. Воткнул вилку в розетку на 220v, начал выдвигать и последовательно, медленными вращательными движениями (Как указано в инструкции) крутить антенну, щёлкать переключателем телевизионных каналов строго почасовой стрелке.
   - Ну-ка-ся, дорогие мои друзья, чего у нас происходит на "1" канале?
   - Ни-че-го.
   - На втором: Сильный снег, пурга, метель, буран сквозь завывания, в которых видна "замороженная" вокалистка, вцепившаяся в рояль и жалостливо поющая романсы о несчастной любви.
   - На третьем: Хорошая картинка, неплохой звук и двое серьезных мужчин обсуждают революцию на Кубе.
   - На четвертом: Серьёзные обозреватели с "Третьего" канала уплотнились, наложились друг на друга, сдвинулись в угол и еле слышно сквозь громкий шорох и скрежет, продолжают чего-то бубнить про кубинских революционеров.
   - На пятом: Отличное изображение, хороший звук. Показывают "старинный" фильм про крепостных актёров.
   - На шестом, седьмом, восьмом, девятом, десятом - загадочное голубое свечение. И тишина!..
   - Одиннадцатый скорее всего принимает послание со звёзд. Растянутые, волнообразные звуки далёких галактик изредка прерываются мерцанием экрана и пугающим треском.
   - На двенадцатом: Хорошее изображение и звук. Идёт репортаж с каких-то международных соревнований по плаванью. Наши пловцы выступают плохо. Прошло уже два заплыва. Нет ни одного советского спортсмена даже в тройке призёров. Смотреть такое не интересно.
  
   - Мда! - произнёс техник-наладчик широкого профиля, завершив просмотр имеющихся вариантов. - Выбор каналов "просто шикарный". Прям, даже не знаю с чего начинать: Со скучно, с очень скучно или ва-о-ще неохота смотреть. Проблема стара как мир...
  
   Вроде телевизор есть - и программы целых четыре - а посмотреть нечего!
  
   - И как я должен проверить продолжительность работы? Надо же сидеть и чего-то глядеть.
   - А что если? - путешественник во времени на минуту задумался, а затем щёлкнул тумблером, переключил с положения "12" на "1".
   - Попробовать получить сигнал из будущего на не занятое место? Сможет ли его принять аппарат?
   - Вы как думаете? - он обратился неведомо к кому.
   - Молчите? Не знаете?
   - И я не знаю.
   - Попробуем?
   - Непременно!
  
   В ответ на запросы Максима, где-то высоко в воздухе, в районе верхушки Останкинской башни, открылось межвременное окно и через него от другой мощной антенны, из другого времени, начал поступать устойчивый телесигнал. На экране маленького телеприёмника вместо мирно шипящего снега появилась яркое, чёткое, качественное изображение с хорошим звуком.
   - Совсем другое дело, - обрадовались исполнению задуманного желания. - Картинки в телевизоре стали меняться. Как будто кто-то пультом переключал каналы.
   - А теперь, дорогие телезрители! Мы будем с вами смотреть...
   - Кстати, а что мы хотим? - Максим, с чувством выполненного долга, завалился на кровать.
   - Хорошую спортивную передачу. Где наши побеждают.
   - Нет! Лучше спортивный фильм!
   - И не просто фильм, а захватывающую ленту, где советские ребятушки не просто побеждают, а рвут всех одной левой: Оле... Оле... Оле... наши вперёд!
   Макс перевёл взгляд на экран. Широко зевнул.
   - Давай, подруга дней суровых, включай что-нибудь увлекательное из спортивных фильмов.
   - Так, надо выбрать вид спорта.
   - Футбол, волейбол, баскетбол, водное поло, - начали перебирать.
   - Может быть, какой-нибудь... гандбол?
   - Не... Пускай будет шайбу-шайбу, хоккей. Что-нибудь из серии СССР - Канада!
  
   .....
   Москва - многомиллионный город.
   Через пять секунд первый зритель, от скуки вращая ручку, с удивлением обнаружил новый канал.
   Через семь минут число заинтересованных зрителей перевалило за двадцать тысяч.
   Через десять минут информация выплеснулась во дворы, понеслась по улицам, зашелестела по проводам...
  
   .....
   Несмотря на поздний час, парк был переполнен людьми. С аттракционов доносился счастливый визг девушек, низкий баритон ребят, скрип качелей. Из игровых павильонов ползла приятная электронная музыка, с озера слышался скрип уключин лодок, негромкие счастливые голоса влюбленных. А над всем этим - шум старых деревьев, зной и темнеющее вечернее небо, покой, умиротворённость.
   Василий Аркадьевич, как всегда шёл домой через парк. Он отстоял небольшую очередь к павильону, где торговали чешским пивом. Не торопясь купил две кружки. Пиво было тёплое, кисловатое, явно не чешское, но тем не менее приятное на вкус. Допить вторую кружку он не успел, когда в воздухе со всех сторон, подобно сигналу "Пожар", начало распространяться перекликающееся эхо...
   ...По телевизору показывают фильм про хоккей.
   ...Про что?
   ...Хоккей по телевизору.
   ...Как, так? Его нет в программе? Как такое возможно?
   ...Хоккей! Все говорят! Без программы! Показывают наших!
   ...И не просто хоккей, а "СССР - Канада!".
   ...Наши, с канадцами? С чего вдруг?
   ...Да точно! С канадцами! Наши! Играют!!!
   ...Дык, надо смотреть!
   ...Хоккей... Идёт...СССР - Канада! - понеслось по парку.
   ... Как, уже идёт? Какой счёт? Давно началось? А кто играет за наших? А у Канады, кто?
   - Мужики, чего стоим? - не утерпел Василий Аркадьевич. Он бросил всё: Недопитое пиво, ободранную воблу, мелочь, лежащую горкой на столе, и быстро пошёл в сторону дома, подгоняя неизвестных людей. - Идёмте скорее. Хоккей! Кто знает, по какой программе?
  
   .....
   - Итак, говорит и показывает Монреаль! - диктор воодушевленно продолжал комментировать начало хоккейного матча в кинофильме "Легенда N17". - Начинается официальная церемония открытия хоккейной супер серии СССР - Канада. Сразу чувствуется особый статус этой игры. Ведь впервые здесь встречаются сборная Советского Союза и команда звёзд Национальной хоккейной лиги...
  
   - Хр-р... пс-пс, - в ответ ему тихохонько посапывал главный заказчик телерадиовещания этого вечера по кнопке "Номер 1".
  
   - О-о-о-о-о, - нескончаемо звучало от многочисленных болельщиков, прильнувших к голубым экранам.
   Улицы столицы, также как в фильме, практически полностью опустели. Все смотрели хоккей, болели, переживали и здесь и там...
   - ...Умеют же, когда захотят, снимать фильмы! Не оторваться! Аж-но мурашки по спине, - доносилась с одной стороны.
   - ...Фильм, огонь! Смотрится на одном дыхании. Игра актёров просто шикарная, причём все неизвестные. Откуда они взялись? - отражалось с другой.
   - ...Алё, Коля, ты не поверишь! Я этот дурацкий хоккей сроду не смотрел. Но оказывается - это нечто! Сидим, глядим, переживаем всей семьёй. Двухлетняя дочь, жена... тёща, соседка зашла за солью, все ревут в один голос! Канадцы, сссу...ки, сломали Харламову ногу! Га-а-ды! Куда смотрит судья? Как теперь парень будет играть? У них там впереди целая серия встреч? А Валерка почти половина команды!
  
   - Хр-р... пс-пс, - миролюбиво звучало где-то далеко-далеко, в комнате на пятом этаже женского общежития.
  
   - Дорогие друзья, телеканал "Русь ХИТ" продолжает свою работу. Сегодня в нашей вечерней аналитической программе будет показан культовый фильм Алексея Балабанова "Брат-два". По окончании киноленты мы как всегда обсудим с приглашенными гостями реалии фильма по отношению к недавним событиям в Америке...
   Звук, идущий из динамика телевизора, стал понемногу уменьшаться.
   Спящий очнулся и сонно произнёс, угрожая неизвестно кому...
   - Не вздумай выключать про "Брат-тву". Я всё слышу... И не сплю!!!
  
   9.
   Утро для жены первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС Горбачевой Раисы Максимовны началось с резкой трели телефонного звонка.
   - Слушаю? - она ответила спросонья едва слышно. - Кто это? Кто говорит?
   - А, Катенька, узнала тебя. Случилось чего-нибудь? А то звонишь спозаранку?
   - Ничего не случилось. Понятно.
   - Не приедешь к нам сегодня на дачу? А почему?
   - Понятно, внук приболел.
   - А муж?
   - Тоже плохо себя чувствует?
   - Жаль, тогда будем ждать в следующий раз.
  
   - Да? - тут же новый телефонный звонок.
   - И вам доброе утро, Вера Петровна.
   - Не сможете. А что произошло?
   - Мужа вызвали в Москву? Срочно?
   - Тогда одна приезжай.
   - Вместе с ним вызвали?
   - Хорошо, спасибо, что предупредили.
  
   - Ничего не понимаю, - после пятого подряд звонка с отказом приехать на дачу, Раиса Максимовна задумчиво посмотрела в окно. Небо было чистое и ясное. Ни одного облачка на горизонте. Прикусив губу, медленно положила трубку в сторону от телефона.
  
   - Дзинь-ди-линь, - новая трель звонка. В этот раз звонили в дверь.
   На пороге стояла горничная.
   - Раиса Максимовна, я хотела бы получить расчет за месяц, - решительно произнесла женщина.
   - Тома, что произошло? - хозяйка внимательно оглядела работницу от стоптанных туфель до реденького платка на голове. - Отчего такая спешка? Тем более месяц только начался.
   - Ничего. Просто отдайте деньги за работу.
   - Нет, Тамара. Давай, так: Пока не скажешь, что происходит. Никаких денег не получишь. Говори.
   - Утром звонила сестра из Москвы. Сказала, вчера по телевизору весь вечер говорили, о том, что ваш муж продался американцам, за их проклятые доллары, чтобы развалить СССР.
  
   - Что за глупость?! - глаза хозяйки дома полезли на лоб от чудовищной новости. - Как такое возможно? Ерунда какая-то.
  
   - Ага, ерунда! Вчера на всю Москву, рассказывали о том, что какие-то "партократы" подготовили цельный план!
   - Тамара, что ты несешь? Какой план, какие партократы, какой развал?
   - Такой! По телевизору чётко сказали: Сперва, в декабре 79 начнется война в Афганистане. На убой отправят всю нашу армию, и там погибнет пятнадцать тысяч молоденьких солдатиков. Потом, в 85 они назначат вашего мужа главным, и он по приказу из Вашингтона в апреле 86 взорвёт атомную станцию в Чернобыле. Погибнет больше двухсот тысяч человек. И последнее! В декабре 91 полностью развалит СССР на республики. Которые начнут друг с дружкой воевать - потому что кушать будет нечего - СССР то распалось! А за это ему мериканцы дадут Нобелевскую и ещё кучу всяких премий.
  
   - Тома, остановись, успокойся! Ты несешь какую-то глупость! Миша - он не такой! Он не кому не продавался.
  
   - Глупость - не глупость. Продавался - не продавался, - женщина деловито поправила платок. Глубоко вздохнула.
   - В общем, я думаю, так - вашего мужа, завербованного американского агента, не сегодня - завтра посадят. Это же надо столько натворить! Имущество ваше конфискуют, и деньги к концу месяца вы не вернёте. Поэтому, Раиса Максимовна, Христом богом прошу, отдайте сейчас. Имейте совесть - разве я плохо работала?
   - А то, что вы - враги народа?! - она злопамятно посмотрела на хозяйку. - Я не кому не скажу!
  
   10.
   Узколобый, с длинной выгнутой дугой, с белым кругом на переднем вагоне переполненный трамвай совершал лёгкую пробежку по утренней Москве. Два сцепленных между собой вагончика ныряли в старенькие, заросшие зеленью московские переулки, пересекали площади, стучали колесами по мостам и мостовым, перезванивались с встречными себе подобными.
   - Слышали? Видели? Смотрели вчера? - активное обсуждение прошедшего телеэфира шло внутри трамвая.
   - ...Я даже представить не могла, что такое, возможно, да ещё по телевизору! Ужас, товарищи - ужас! У меня, нет, слов!
   - ... А где про это говорить - как не по телевизору? Всё сделали правильно! Всё верно. Так и надо! Лучше поздно, чем никогда!
   - ...Ну, знаете ли! Это уже перегибы. Можно было как-то помягче, поделикатнее что ли. Заранее подготовить народ. А они как всегда - нате, вам - вывалили! И что теперь?
   - ...Да расстрелять всех, к едрене фене! - шумел какой-то бородатый дед, сидевший не месте инвалидов. - Ух! Повылазила контра! Не добили мы её в сорок пятом! Но ничего... ничего. Дайте время! Мы им покажем где раки выводят икру!
   - ...Правильно! - его активно поддержал какой-то мужчина в шляпе и зло посмотрел на Макса. - Партия всё знает! Партия всё сможет! Органы быстро найдут и разберутся со всеми, кто суёт палки в колеса!
  
   - Граждани-и-н! Алё, слышите меня? - кондуктор обратилась к Максиму, требовательно глядя на него большими карими глазами. - Признавайтесь! Вы, организовали безобразие? Почему молчите?
   - А чего сразу я? - "честный" путешественник во времени начал оправдываться. - Я не причём, я вообще вчера весь вечер спал как убитый. И даже не знаю, про что идёт речь.
   - Я спрашиваю, почему людей к выходу не пропускаете? Организовали столпотворение. Не выходите, так отойдите в сторону.
   - Я выхожу.
   - Вот и выходите. А то стоит как столб, уши развесил!
  
   - Блин, что же такое вчера показывали по телевизору, что народ с утра такой заведенный? - Рассуждал Макс, поднимаясь по входной лестнице ДК, "ломая голову". - Чего же я пропустил?
  
   - Товарищ Иванов? - к нему подошёл человек в форме работника милиции.
   - Да.
   - Максим Ильич?
   - Да.
   - Это вещи ваши? - он указал на спортивную сумку, висевшую на плече Макса.
   - Мои.
   - Лейтенант Синицын, - милиционер поднёс руку к фуражке.
   - А собственно в чём дело?
   - Пройдемте со мной, - он указал на стоящий недалеко УАЗик с синей полосой и решеткой на задней двери. - У нас к вам есть ряд вопросов.
  
   11.
   Широка страна моя родная,
   Много в ней лесов, полей и рек!
   Я другой такой страны не знаю,
   Где так вольно дышит человек...
  
   Квартет девушек-заключенных весело и задорно исполнял популярную советскую песню "Широка страна моя родная" со сцены в актовом зале, наполненном молодыми арестантками.
  
   - Здравствуйте, дорогой товарищ артист! - начальница женской колонии холёная, как боярыни из старых сказок, в длинной черной бархатной юбке, в белой кружевной кофте, помпезно встретила Макса и лейтенанта милиции на входе в зал.
   - Мы рады, что вы согласились выступить на нашем мероприятии, - прокричала она почти в ухо "дорогому гостю".
   У женщины было еле тронутое морщинами лицо, и совершенно белые волосы. Туго затянутые в пучок на затылке, они сидели на голове, как серебряный шлем.
   - Я? Согласился? Выступать? - Максим ничего не понимая, обернулся в сторону милиционера.
   - Просто кошмар, с вами артистами, - седовласая боярыня продолжала настойчиво трясти руку гостю. - Все боятся. Отказываются выступать в колонии. А вы, молодец, согласились!
   - Видите ли, в чём дело, - оторопело начал отнекиваться "Работник творческого цеха". - Как бы вам помягче сказать, точнее объяснить... Я, как бы, сегодня, не совсем готов.... Вот, завтра, или нет, лучше послезавтра... а может быть даже через неделю...
  
   - Лейтенант, подскажи мне, в каком жанре работает приглашенный гость? - начальница, не обращая внимания на отговорки, продолжала утюжить жидкие окопы "сомневающейся" интеллигенции.
   - Юморист? Гитарист? Исполнитель песенник? А может быть он иллюзионист?! Здорово было бы, если он умел показывать фокусы. Страсть как люблю смотреть номера фокусников.
   - Э-э-э, - замялся милиционер. - Не знаю, Степанида Сергеевна.
   - В смысле? Не знаешь? Ты кого притащил, олух?
   - Степанида Сергеевна! Знаете, что?! Вы приказали - я выполнил! Зашёл в приемную ДК. Директора нет. Спросил - кто у вас самый талантливый в области культуры и развлечения. Секретарь переспросила: вообще или в наличии. Я ей говорю - в наличии. Она... есть Максим Иванов - он очень талантливый.
   - Я его нашёл - привёз - вот, он, - указали на творческого "гения".
   - Синицын, ты нормальный или как? - женщина кипела, "пуская пузыри". - У тебя, вообще, мозги есть? Может быть, он не артист? Может быть, он талантливо клеит обои или фигурно забивает гвозди... в потолок? А ты приволок его на отчётный концерт? Что теперь с ним делать? Что?
   - Не знаю... - виновато развили руками. - Мне сказали привести - я привёз, а дальше не мое дело. Хотите, отвезу обратно? Отвезти?
  
   На лице "железной леди" не дрогнул ни один мускул, но глаза мгновенно поменяли цвет и стали стальными. В ответ на оправдания милиционера послышалась длинная, на несколько минут тирада с многочисленными неизвестными "высокохудожественными" словами. Знакомых среди них было только три: "ты", "твоя" и "мать".
  
   - Гражданин Иванов, - выговорившись, женщина перевела взгляд на Максима.
   - Выручайте! - её полные пальцы сжались, образовав большие увесистые кулаки. - Ваш ДК взял шефство над женской колонией с осени прошлого года. Полгода прошло, отправили кучу запросов, служебных, пригласительных - одни отписки в ответ.
   - А нам, во как! - она кровожадно чиркнула ладонью себе по шее. - Нужны интересные творческие номера!
   - Сможете изобразить какое-нибудь творчество? - Хотя бы спеть песню? Или прочитать басню? А может, фокусы покажите? Вы же работник ДК? Должны же уметь?
  
   Макс осмотрел зал забитый молодыми арестантками: Грустные глаза, серые, хмурые лица, серые платки и такие же платья. Перевёл взгляд на ужасные, разбитые сапоги, торчащие из-под кресел. На несколько секунд задумался и внезапно спросил...
   - Фокусы, говорите?
   - Хотелось бы, - простонали в ответ.
   - Ладно, будут... фокусы.
  
   Затрещал, ржаво заскрипел занавес, точно по кочкам проехала несмазанная телега.
   - Девушки, внимание! - ведущая начала объявлять очередной номер.
   - Сегодня, на нашей сцене, впервые покажет своё мастерство... современный кудесник, фокусник, чародей в третьем поколении, престидижитатор, доктор белой, серой и черной магии...известный по всей Москве под именем Максимэль дэр Музыкальный!
   - ...Встречаем!
   - У-у-у, - под недовольное ворчание на сцену поднялся простой парень, в обычной одежде (Совсем не похожий на чародея, фокусника, а уж тем более на доктора какой-то там магии) со спортивной сумкой на плече.
  
   Максимэль дэр подошёл к столу президиума, застеленному скатертью. (Приставка "дэр" использовалась для того, чтобы имя звучало красивее и значимее).
   - Милые дамы! - помпезно начал гость.
   - В качестве реквизита, для исполнения своих номеров, я всегда использую самые простые предметы.
   - Например, эту скатерть, - он резко сдернул материю со стола. Тряхнул её, выбивая пыль, растянул двумя руками, покрутил из стороны в стороны.
   - Как видите, самая обычная и простая скатерть красного цвета.
   - И эту сумку, - он снял с плеча сумку и небрежно поставил на столешницу.
  
   - Да! И еще, чуть было не забыл, - гипнотизёр напряженно посмотрел в зал. - Прошу вас! Ни в ком случае не повторять мои трюки и фокусы. Это может быть смертельно опасно: Для вас! Ваших друзей, знакомых, близких и дальних родственников!
   - Итак... - зал замер от ожидания.
   - Внимание... - все глаза устремились на сцену.
   - "Сим-салабим", - фокусник накрыл сумку скатертью, сделал несколько таинственных пасов руками.
   - "Ахалай-махалай-курштюк"! - открыл замок-молнию, перевернул сумку и вывалил на стол горку содержимого: Какие-то провода, наушники, несколько аудиокассет, небольшой кассетный магнитофон и ещё непонятно что. (Присутствующим трудно было разобрать).
   Махинатор довольно скрестил руки, поклонился, выпрашивая аплодисменты.
  
   Зал недоумевал, - за что?
   В тишине были слышны едва различимые реплики...
   - ...И в чём предъява? Поводил руками - покривлялся - вывалил барахло?!
   - ...Фуфел какой-то, а не факир!
   - ...Вечно тащат в колонию кого не попадя! Где их только берут?
   - ...Ноги бы ему поломать, да охрана не позволит.
  
   Чародей не подал виду. (Хотя хорошо расслышал все "благодарности"). Величественно поднял сумку над головой. Прошёлся по сцене, не торопясь, вальяжной и задумчивой походкой, как подобает знаменитому артисту, демонстрируя пустое содержимое внутренностей.
   - Как видите, уважаемая публика, сумка полностью пустая.
   - Внутри, ничего нет!
   - Ничего, нет!
   - Нет!
   - А теперь, внимание! - он поставил сумку на стол. Накрыл скатертью. Надул щёки. Стал активно, как вентилятор, махать "лопастями", что-то бубнить под нос.
   - "Алле-апп" - закричал фокусник, срывая скатерть с сумки.
   После чего открыл молнию, засунул руку.
   - Ву-а-ля! - произнес он и начал вытягивать из сумки длинный кусок переливающейся материи.
   Тянуть его, тянуть, тянуть, не останавливаясь, вытаскивать изо всех сил. Как будто где-то чего-то разматывал.
   Минута, две, три... - тянет. Глаза вверх. Серьёзное лицо. Губы сжаты. Резкие рывки.
   Десять, пятнадцать, двадцать пять метров... - тянет-потянет - фокусник устал сгибать руку, застелив практически весь пол сцены блестящей тканью, наконец-то крикнул "Сим-салабим"!
   После чего, пошарил рукой, вынул из сумки ножницы. Устало перерезал не заканчивающийся кусок материи и закрыл молнию.
   - Ву-а-ля! - волшебник поклонился. Тяжело выпрямился. Вытер с лица проступающий пот, ожидая аплодисментов.
  
   Зал по-прежнему был недоволен...
   - ...Фи - двойное дно!
   - ...Делов-то, подкладку пришить да длинную ткань спрятать.
   - ...Так и я могу.
   - ...Лучше бы Кису Корманницу позвали!
   - ...Вот, она - красава!
  
   "Ах, так, да?" - недовольно пробубнило самолюбие "иллюзиониста".
   - "Всё, тяпки-мотяпки заплечные! В топку все ваши фокусы... покусы... мокусы. Сейчас буду делать то, что умею лучше всего на свете".
   Он повернулся, резко набросил скатерть на одиноко стоящую у стены трибуну. Без всяких взмахов и заклинаний решительно залез внутрь на несколько минут.
   Вылез. Достал из-под материи две колонки. Разнёс по краям сцены. Снова нырнул под тумбу. Вытащил необходимую аппаратуру. Быстро размотал шнур удлинителя. Из коробочки достал микрофон. Наушники. Стал нажимать какие-то кнопки. Крутить ручки. Втыкать штекера.
   - Раз, два, три, - громко, на весь зал, зазвучало в микрофон. - Проверка, работаем.
   - Милые дамы, - загромыхали колонки, наполняя зал звуком. - Максимэль дэр Музыкальный продолжает свою концертно-развлекательную программу. Песня, которую я исполню, называется "Алёшка".
   Стараясь подражать оригиналу, жалостливо и тоскливо, чуть с придыханием (Как на паперти) запел... (Примерно так https://www.youtube.com/watch?v=-ohc812LSy0)
  
   Любишь ты Алёшку больше, чем меня
   О Лёшке ты вздыхаешь зря
   О Лёшке все твои мечты
   Только о Сереге позабыла ты...
  
   "Сергей Жуков" протяжно выдохнул последние звуки своей "атомной" серенады. Согнал скупую мужскую слезу с левого глаза. Чуть наклонился вперед, подражая Алексею Потехину. Камерно затих, ожидая громоподобных оваций переходящих в крики "Браво", "Бис", "Ещё".
   ??? - в зале висела "мёртвая", всё поглощающая тишина.
   С улицы приглушенно доносился лай собак. В зале тишина такая, что слышно, как "мухи ползут по оконным решёткам".
  
   - Не понял? - искра недовольства пробежала в голове Максима". - Не понравилось? "Алёшка", не понравился?
   - Ничего себе?! - "Руки вверх"! не впечатляют молоденьких девчонок? Расскажи кому - не поверят - сам не верю. И тем не менее - факт!
   - Да-а-а???
   - Ладно, попробуем что-нибудь из другой оперы. Заведем чуть веселей.
   Без объявлений, пояснений, названий из колонок зазвучала новая композиция... (https://www.youtube.com/watch?v=0Uf0CxL7ljI )
  
   В этот вечер снова ждёт тебя другой
   Это он украл любовь у нас с тобой
   Не ходи к нему на встречу, не ходи
   У него гранитный камушек в груди...
   (гр. "Нэнси". "Гранитный камушек").
  
   И вновь тишина.
   Ти-ши-на!
   Гробовая ТИШИНА!
   Казалась, даже стулья замерзли, иней разводами побежал по стенам и пополз по потолку, уже не говоря о слушателях.
   - "Блин, да чего не так-то?"
   - "Люди, чем же вас удивить?"
   - "Чем?"
   - "Может быть, замутить какой-нибудь трэш в виде хеви-металл хард-рок рэпа?"
  
   Одна из заключённых, с круглым, как репка, лицом, и редкой чёлочкой на лбу, внезапно робко подняла руку. Шмыгнула носом. Виновато улыбнулась.
   Начальница косо посмотрела на неё. Сморщилась.
   - Можно спросить?
   - Конечно.
   - Уважаемый, Максимэль дэр! Не могли бы вы исполнить ещё раз "Алёшку"?
   - Могу.
   - Правда?
   - Конечно.
  
   Новая рука тянется вверх. Глаза зрительницы покраснели и наполнились влагой.
   - Слушаю?
   - А спойте, пожалуйста, после "Алёшки", "Гранитный камушек". Хорошо?
   - Ладно.
  
   Третья рука - чётко в порядке очереди после получения ответа на два предыдущих вопроса.
   - А можно, после "Алёшки" и "Гранитного камушка" снова услышать "Алёшку", а потом опять два раза "Камушек". А затем ещё два раза "Алёшку".
   Макс вопросительно посмотрел на начальницу колонии. Та согласно кивнула головой.
   - Как, скажите.
  
   После семи "Алёшек" и пяти "Камушек" певец попытался переубедить присутствующих в зале...
   - Дорогие девушки, у меня есть и другие, очень красивые и мелодичные песни.
   - Какие, ещё другие? - недовольные выкрики из зала.
   - ...Не надо других! Сам их слушай! Давай, нормальные песни.
   - ..."Алёшку", пой или "Гранитный камушек".
   - ..."А-лё-шку"!
   - ...Нет, "Камушек"!
   - ...Нет, "Алёшку".
  
   - Кончай базар! - строгая "воспитательница" женской колонии вступила в разборки.
   - Итак, сидим на три минуты больше чем положено!
   - Максим! Исполните на выбор любую песню, и мы выходим на построение.
   - Хорошо, - ди-джей начал быстро нажимать какие-то клавиши.
   - Прощальная композиция называется "Такое короткое лето". Звучит впервые, для всех находящихся в зале... (https://www.youtube.com/watch?v=CfxMj_Eh1s0)...
  
   Еще немного - и слова закружит ветер,
   И синим небом завладеют облака
   И все, что было между нами в этот вечер,
   Слегка нелепым станет вдруг издалека...
  
   - Знаете что, молодой человек? - вкрадчиво раздалось возле самого уха Максима, когда прозвучали последние аккорды.
   Начальница зоны тихо подкралась и стояла в нескольких сантиметрах от ди-джея. В глазах "фанатки Жени Белоусова", как у кошки, светились желтые огоньки.
   - Спойте последнюю песенку, ещё раз. А лучше... два!
   - Так, построение же и всё такое? - удивился певец.
   - А ничего, подождёт.
  
   12.
   - Уважаемые конкурсанты! - строгая женщина посмотрела в зал поверх очков, заполненный "неформальной" молодежью, исполнителями "роковых" песен.
   - Напоминаю условия конкурса "Нет пропаганде дикого Запада!": Мероприятие состоит из двух частей: Сегодня, первая часть - интеллектуальная, по итогам которой семь коллективов из восьми допускаются ко второй части - музыкальному концерту.
   - Сейчас, жюри, составленное из представителей городского комитета культуры, комитета комсомола и Московского военного округа зададут вопросы. Каждый по своей теме. За каждый правильный ответ творческий коллектив получает плюс один бал. За неправильный - минус один.
   - Группа, набравшая больше всех балов, становится лидером и имеет лучшие шансы на общую победу в конкурсе. Коллектив, получивший меньше всех, выбывает и не участвует во второй части конкурса.
   - Отвечаете следующим образом: Поднимаете руку. Говорите название группы, а потом даете ответ на вопрос.
   - Всем понятно?
   - Да. Понятно. Конечно. Ясно, - раздались реплики из зала.
  
   Четыре девушки из группы "Березки" расположились с краю шестого ряда. Они рассеяно осматривали окружающих. Бросали пытливые взгляды в сторону жюри, конкурентов. Глубоко вздыхали и закатывали глаза.
   - Ой, девочки! Что-то мне страшно! Так страшно! Как будто второй раз поступаю в институт. Только тогда я всё знала, а теперь абсолютно ничего!
   - Небойся! У нас есть Настя. Она умная, начитанная! Работает в библиотеке и всё про всех знает. Настя, скажи им?
   - Девочки, я постараюсь, - неуверенным голосом произнесла библиотекарь.
   - Так, тихо. Уже спрашивают первый вопрос. Настя, слушай. Лиза, готовься поднимать руку. Будем отвечать.
  
   - Вопрос: В какой стране произошло рождение рока как музыкального направления?
  
   - Я, я, я, - девушка трясла рукой даже, не дослушав ответа.
   - Вижу первого знатока, - секретарь жюри поправила очки. - Отлично. Готов ответ. Говорите.
   - Группа "Березки" - это мы, - поспешно выдала рыжая дивчина. - Все знают, всем известно - первыми исполнители рока были "Beatles". Они, из страны - Англия.
   - К сожалению, это неверный ответ. У "Берёзок" минус один бал. Пожалуйста, будьте внимательнее. Не торопитесь.
  
   - Вижу ещё одну руку, слушаем вас.
   - Группа "Ёлки-метёлки копчёные", - подобно старинному граммофону забубнил рябой длинноволосый парень в вытертых до белизны джинсах и замшевом жилете. - Рождение рока произошло в США.
   - Правильно. "Ёлки-метёлки копчёные" вырываются вперёд и получают плюс один бал. Молодцы ребята!
  
   - Вопрос: Была ли? А если была то, как называлась первая женская группа, исполняющая песни в стиле рок?
  
   - И снова вижу первой поднятую руку из шестого ряда. Замечательно. Говорите.
   - Группа "Берёзки", - вновь пулемётом прострочила девушка с длинной рыжей косой.
   - Я поняла, что вы из группы "Берёзки" ещё с прошлого раза. Какой ваш ответ?
   - Группа "Берёзки", это и есть ответ.
   - К сожалению, снова неверно. А у самонадеянных девушек минус ещё один бал. Итого: минус два.
   .....
   Спустя половину часа.
   Тот же зал. То же место. Подведение итогов блиц опроса.
   Унылые девчата с краю шестого ряда сидят с поникшими головами. Тяжко, вздыхают.
   - Это ты во всём виновата, Забудаева. Куда ты лезешь вперед батьки в пекло? Ни одного верного ответа. Вообще! Привыкла долбить на своих барабанах, лучше бы головой думала. Нафига мы тебя взяли?
   - А чё сразу я? Кто мне подсказывал? Все подсказывали. Так, что - все виноваты.
   - Настя? Почему воды набрала в рот? Кто из нас читаман и работает в библиотеке?
   - Кто? - возмущенные сиреневые глаза заполонили половину зала.
   - Ты!
   - Ой, девочки! Я вот, что думаю. Если бы мы сидели и молчали. Представляете? Просто сидели и молчали. Вон, как наши соседи - сидят и молчат. У нас было бы, как у них - ноль баллов.
   - И что?
   - А у нас - минус семь. И всем теперь ясно кто последний и не будет выступать на концерте.
   - Кто?
   - Мы! У нас меньше всех баллов: У них ноль, у нас минус семь.
   - Ой, я поняла! Сейчас нас выпрут.
   - Ещё как выпрут!
   - За что?
   - За то! Сами виноваты. Молчать надо было.
  
   - Но это не справедливо! - рыжая, конопатая барабанщица поднялась с кресла и "сметая всё на своём пути" двинулась в сторону подводившего итоги жюри.
   - Товарищ генерал?! - она решительно обратилась к председателю жюри, человеку, одетому в военную форму с незнакомыми ей погонами.
   - Км, км... Я не генерал. Я полковник.
   - Товарищ генерал-полковник! Что же это происходит? Зачем вы нас девочек обижаете? А ещё мужчина! Военный! Красавец! А?
   - Позвольте, мы вас не обижаем. Всё четко, всё по правилам. Мы берём лучших.
  
   - Верно, говорит Лиза! - три рассерженных тигрицы подкрались и окружили полковника.
   - ... Мы девочки!
   - ...Да.
   - ...Служить в армию, нас, не берете! Плавать, в этот, как его... в морской флот, тоже! Так ещё и петь рок, запрещаете!
   - ...Это не справедливо!
   - ...н-Да! - озорно повели глазами.
   - ...Мы столько готовились. Целый клип сняли!
   - ...Сняли!
   - ...И что теперь?
   - ...Что?
  
   - Тихо, все! - военный проявил громкий командный голос. Взял паузу на несколько секунд, покривил губы.
   - Константин Сергеевич, мы не можем их включить, - представитель комитета культуры высказала свое мнение. - Время концерта, ограничено - два часа. Они просто не входят в программу.
   - Км, км... Ладно, разрешаю один клип, - председатель жюри принял волевое решение. - Но только, после всех выступлений. Во время подведения итогов.
   - И всё, - он поставил жирную точку. - Больше никакой самодеятельности!
  
   13.
   Южные моря приближались и посылали путешественникам ласковые вздохи. Волны искрились, переливались, тихонько плескали о борта судна. Звуки воды напоминали о поцелуях, и наводили на приятные размышления.
   Мягкий ветерок чуть усилился, поменял направление. В скулу парохода ударила крутая волна, обняла, подержала в тугих объятиях и отпустив, убежала к неведомым берегам.
   На верхней палубе красавца круизного лайнера "Royal Princess", на самом носу, с коктейлем в руках и обычной спортивной сумкой за спиной стоял, оперившись о перила, молодой человек. Беглец, "с трудом" вырвавшийся из "Советского Гулага", разморившись от теплого приветливого солнышка, мирно бубнил себе под нос, романс на слова Есенина, навеянный невероятной фантастической картиной, что окружала его... (Примерно так https://www.youtube.com/watch?v=_f5IRh3TS4o)
  
   Над окошком месяц. Под окошком ветер.
   Облетевший тополь серебрист и светел.
  
   Палитра ярких красок, разлитых вокруг завораживала и создавала один образ за другим. Она воскрешала прошлое, манила в будущее. То представлялась в виде отдельного воспоминания, утратившего яркие краски действительности, то рисовала один из тех прекрасных морских пейзажей, которые служили объектами вдохновения для Айвазовского, Лоррена, Тёрнера. Парень вздохнул полной грудью и пропел чуть громче (Как говорят в народе - душой)...
  
   Дальний плач тальянки, голос одинокий --
   И такой родимый, и такой далекий...
  
   - Км... км... - еле слышно раздалось над ухом.
   - Миль пардон, просчю проченья, - на распев, с сильным "французским" акцентом, к нему обратился импозантный мужчина в возрасте: Он был высок, сухощав, волосы, брови и ресницы у него точно покрашены перекисью водорода. Двигался он как-то боком, будто кого-то отталкивал левым плечом.
   - Месье есть быть русский товарищ? - в нос загнусавил незнакомец. Говорил он как-то странно, старомодно, что ли, глотая буквы, прямо как в старых добрых черно-белых фильмах.
   - Ви есть коммунист? Пролетарий? Из Москова?
   ??? - романтическая особа недовольно покосились на седовласого, кисло улыбнулась. (Даже здесь не дают побыть наедине с самим собой и природой. Вот, что им всем надо?) После чего произнесла с ответным, только уже русским акцентом... - Уи! Кэмарад.
   - Экскюзэ муа, я Симон Дюваль. Как бы правильно сказать по-вашему по-русски? До нашествия захватчиков, работаль в вашей большой огромный страна. Потом уехаль и поэтому говорить с трудом.
   Парень вновь бросил удивлённый взгляд на седого собеседника. Прикинул его возраст. Сравнил с возрастом своего прадедушки...
   - До какого нашествия? Наполеона что ли?
   - О, да! Я отвыкать! Русский юмор - водка, медведь, балалайка, ха-ха-ха. Смешно! Я так давно не бывать там. У вас. До война. Много позабыть. А тут идти и услышаль русский слова песня и видеть настоящий большевик, коммунист из СССР - здесь, на этом, капиталистический корабель! Это просто невозможно! Это тур есть безумно дорого! Много много деньги! Большие деньги! А эта есть палуба только для миллионер.
   - Месье, могу я узнать как его завать? И чем он заниматься в страна Советов, что может позволять плыть на этом безумно дорогой лайнер?
  
   - Месье зовут, товарищ Иванов, - четко, как на экзамене ответили приставале.
   - А чем он заниматься, чтобы позволять себе плыть на корабель? - парень почесал рукой затылок. - "Чтобы такое сказать, чтобы отстал. И не просто отстал, а чтобы больше не подходил. Такой душевный момент запорол, гад!".
  
   - "О, придумал!..".
  
   - Месье Иванов, сейчас на отдыхе. Вояж у него. Понятно? А чем занимается - это тайна! Сюда попал случайно, после выступления в женской колонии.
   - Тайна? Выступление? В колонии? - теперь уже ни чего не понимал француз? - Месье беженец? Политзаключенный? Узник совести? Эмигрант?
   - Месье - быть известным магом, чародеем, фокусником, - начали на пальцах объяснять старцу простоту сущности мироздания. - Правда, кудесником был не долго - на время. А потом, как выпустили из колонии, решил отдохнуть.
   - ??? - на время кудесником? Отдохнуть от фокусов?
   - Не верите?
   - Я конечно верить. Ви же из СэСэСэ эР. Там все друг другу верить - страна Советов. Но я из Франция и поэтому, чуточку сомневаться: О-ля-ля, Месье Иванов, так не походить на фокусник.
   - Ладно, Фома Неверующий. Смотрите. Докажу. Видите сумку.
  
   Странный пассижир снял с плеча сумку. Открыл её, показывая, что она пустая. Закрыл замок.
   - Теперь могу достать оттуда всё, что захотите. Давайте, говорите, чего хотите? Я достану. Это и есть мой фокус.
   - Я не знать, чтобы хотеть, - мужчина замялся. Опустил глаза в пол.
   - Тогда назовите любой предмет, который придёт на ум, и я вытащу его из сумки.
   - Трэ бьен, пускать, быть, деньги - франки. Например, сто тысяч. Хотя, нет. Пусть будет большой пачка на двести тысяч. Такой толстый, разный, потёртый купюр. (Дюваль вспомнил, что у него дома в тайнике хранится как раз такая пачка банкнот, припрятанная на чёрный день).
   - Двести, так двести.
   "Фокусник" совершил несколько пасов руками. Произнёс какую-то тарабарщину. Открыл сумку и достал широченную, толщиной сантиметров пятнадцать, пачку потрепанных банкнот, переплетенную тонкой резинкой.
   - Пощупайте. Настоящие?
   - Да, - произнесли удивленно, выпучив глаза. (Мон дьё! - Они очень похожие на мои. Даже резинка такая же!).
   - А теперь, - бросьте их обратно.
  
   Парень снова закрыл и открыл сумку.
   - Ву-а-ля. Видите, ничего, нет. Пусто.
   - Действительно, нет, - Дюваль пошарил рукой.
   - Вот, такие фокусы-покусы показываю. На этом живу, питаюсь и позволяю себе путешествовать.
   - А миллион можете вытащить? - руки ассистента дрожали от нетерпения. Хотелось подержать в руках, пощупать. - А два?
   - Могу, только зачем?
   - Действительно, зачем деньги товарищам из страны Советов? - француз отошёл от Макса и стал задумчиво прохаживаться недалеко по палубе, искоса бросая взгляды на странного пассажира.
  
   Через две минуты Дюваль вновь подошёл.
   - Месье Иванов, - произнёс он тоном заговорщика. - Я сразу понять, вы есть деловой человек. Поэтому должны покупать у меня то, чего нет ни у кого в стране Советов.
   - Хорошенькое дело! - Максим снова пошутил. - Купи то, чего нет? А потом думай, кому это продать? А оно ему надо?
   - Послушать меня... Я сейчас говорить важный вещи: Я Симон Дюваль. Я работать и иметь много знакомых в кино бизнесе. Я бизнесмен и часто бывать в Голливуд. Хорошо знать самого Дайан Грей. Он один из директоров "Уолт Дисней"! Это серьезный и уважаемый человек! Он быть сейчас здесь на корабле. Отдыхать своей семьёй. Он иметь одна копия лента привольного содержания, которая пока не пошла в прокат. Она очень популярна взрослый людей. Они готовы смотреть и платить. Много платить. Вы меня понимать?
   - У кого популярна? Кому платить? Кого понимать?
   - У взрослых! У него в каюта есть одна копия. Я готов уговорить продать вам за двести тысяч франков. Поверьте, это есть очень очень мало, недорого. А вы потом поедите в Союз, будите показать другим. С вашим умением делать фокусы вы быстро заработать на этом сумасшедший, большой, огромный деньги. Тысячи, десятки тысяч, миллионы рублей, франков, долларов! Соглашайтесь.
  
   "Нифига себе? Это, что? Предложение заняться распространением порнографии?", - Макс скривил лицо, а вслух произнёс. - Идите-ка ты, дядя, знаешь куда?!
  
   - Куда? - месье Дюваль не понял смены настроения делового партнера и оглянулся в сторону безбрежного океана.
   - Хотя, нет, постойте, - Максим остановил ход своих мыслей. - У меня другое предложение. Более денежное.
   - У вас? - из-под насупленных лохматых бровей недоверчиво стрельнули масляно-поблескивающие глаза. - У большевика? У коммуниста, товарища, люмпена из Россия? Более денежное, чем у меня? Какое? Куда надо идти?
   - Дайан Грей авторитетный специалист в компании "Дисней", так?
   - Так.
   - Он ваш друг, верно?
   - Да.
   - У него есть видеомагнитофон в каюте?
   - Конечно!
   - Я дам вам видеокассету с готовым детским мультфильмом. Нормальным... детским... мультфильмом на английском языке. Там нет титров. Одно действие. Фильм называется "Холодное сердце принцессы". Он снят в неизвестной студии людьми, которых никто не знает. Первая работа на пробу. Покажите его Дайану Грею. Пусть посмотрит и скажет своё авторитетное мнение. Если понравится, я готов встретиться с ним, и оговорить условия сотрудничества. У меня, кстати, несколько таких фильмов. Если не понравится, значит не судьба мне стать великим и "ужасным" мультипликатором.
  
   - Месье Иванов, пардон? А в чём есть мой интерес?
  
   Путешественник во времени прикусил губу, сделал вид, что считает в уме деньги. (Большие деньги с огромным количеством цифр и нулей!). Потом загадочно посмотрел на часы.
   - Значит так: Через час мне надо быть на дне рождения. Обязали дарить телевизор. Потом чаепитие и всё такое. А вот часа через четыре я буду ждать вас на этом месте. Если Грей посмотрит и скажет - "Нет" - вы получите десять тысяч франков.
   - Если скажет - "Да", - фокусник снова достал увесистую пачку из двухсот тысяч франков, веером помахал перед носом дельца. - Это ваш будущий гонорар.
   - Согласны на мои условия?
   - Уи, - седовласый бизнесмен нервно сглотнул слюну и потянул руку за кассетой.
  
   .....
   Вечер аппетитно сжевал четыре часа.
   Огромная кромка небесного светила близилось к закату. Она медленно погружалось в начинающее подергиваться синей дымкой бескрайнее море. Зажигала фантастический веер золотых и пурпуровых облаков. Яркими красками переливалась на воде.
   Два человека вновь пересеклись на верхней палубе круизного лайнера.
   - Как прошла "встреча столетия", месье Дюваль? - спросил один из них. - Я не вижу счастья на вашем лице? Вы не рады заработать большие деньги?
   - А чему радоваться, месье Иванов? Я не уговорить Дайан Грей. Он напыщенный индюк решительно отказать мне смотреть ваш фильм. Он говорить смотреть творчество русских, есть то же самый как есть соленый сахар или пить горячий лёд.
   - Значит, не пожелал пить горячий лёд, - Макс повернулся в сторону Дюваля, после чего задумавшись, произнёс. - Напомните, сколько я вам должен?
  
   - Месье Иванов! - произнесли с притворной сердечностью. - Давайте не будем торопить событий. Я быть серьёзный бизнесмен. Я вас понимать - вы есть очень талантлив молодой человек. У вас есть деньги. У меня к вам есть интересный предложений: В Париж я владеть собственный киностудий "Дюваль Франц". Она снимать приватный фильм который нравиться взрослым. Это приносить хороший доход. Как вы смотреть на то, чтобы вложить немножко чуть-чуть - скажем тысяч... двести - триста, в очередной популярный работ? Поверьте, это есть отчень-отчень выгодный предложений.
   - Я же сказал, что не связываюсь с порнографией. Неужели не понятно?
   - Да, но... вы могли бы заработать. Стать известным. Мы поставить ваше имя в титры! Вас узнать высший свет. Вы заводить полезный знакомство. Хотите?
  
   - "Стать известным? Имя в афишу? Поехать за границу? Где-то я это уже слышал?" - недовольно скребло в голове путешественника во времени.
  
   - Ви только представлять... Крупным, большим, ярким шрифт. Бегущий строка по весь экран. Всего двести тысяч франков и вас все узнать, любить, почитать! Приглашать на деловой и романтик встречи.
   - Нет!
   - Но почему?
   - Потому, что ёжики в лесу заблудились и желудЯми подавились!
   - О-ля-ля, опять есть веселый шутка из страна победивший капитализм.
   - Короче, Месье Дюваль - время деньги! В вашем случае не большие. Давайте рассчитаемся. Заберите свои жалкие десять тысяч из двухсот... И адью, шер ами! - (Прощай, дорогой друг! - Фр.) Оревуар! Гудбай! Прощай! Расходимся.
   - Месье Иванов! Ещё один минут внимания. Я видеть по глазам, вы мне давно что-то желать предложить. Ведь, так?
   - Так.
   - Я внимательно слушать ваши условий, - произнесли, не представляя масштабов грозящей опасности и что за этим последует.
  
   Повисла недолгая, зловещая тишина. За бортом перестали носиться и кричать чайки. Море недовольно шипело, урчало, грызло нос корабля.
   Максим, расстегнул замок на сумке и вынул папку доверху набитую документами.
   - Здесь четко расписанная идея моего предложения.
   - О-ла-ла, цельный папка? - удивлению собеседника не было предела. - Так, много? И когда только успеть? А! Я поняль, вы это встреча с кассетой специально подстроить, чтобы меня узнавать? Познакомить? А потом говорить? Верно?
   - Да.
   - И вы хотеть сделать выгодный предложений? Мне? И какой?
   - Вы добираете опытных людей к себе в киностудию. Лишних увольняете. Вот здесь, я указал их имена. А потом все вместе начинаете трудиться на меня по моим запросам. Выполняете работу четко, в сроки, по пунктам указанным в списке.
  
   Француз поперхнулся от неслыханной наглости. Ему! - предложить такое. Седая шевелюра "гасконца" волной вздыбилась надо лбом. Он напыжился и, придав лицу холодное выражение произнёс.
   - Я Симон Дюваль! Я, есть отчень занят деловой и известный в киномир человек: Фестиваль, презентация, премьера, показы, встречи по всему мир. У меня нет минут ни секенд свободный время! И вдруг бросить всё и работать на простой пролетарий бедняк неизвестный товарищ из СэСэСэ эР по его список? Немыслимо! Это и есть ваше предложений? Вы шутить? Вы ничего не перепутать? Кто ви? Никому неизвестный фокусник из страна Советов. И кто есть я? Симон Дюваль! Собственник известный на весь Париж приват киностудий "Дюваль Франц"!
   Взлетевшего к небесам осторожно вернули на грешную землю.
   - Мне вас рекомендовали как опытного специалиста, который может выполнить все задачи, которые я задумал. Причем не просто выполнить, а организовать и сделать их лучше всех.
   - И кто меня рекомендоваль? Кто есть этот добрый - плахой, гадкий челёвек? Который меня так подводить? Когда я быть есть такой безумно занятой? О-о, я сильно возмущен и недоволен! Он это всё знать и так меня подставлять?
  
   Странный русский оставил вопрос без ответа. Напрягшись, вытащил из сумки длинную как кишка, просвечивающуюся сетку-авоську, из которой жалостливо просвечивали утрамбованные в кучу-малу лепестки купюр с изображением Бенджамина Франклина.
   - Здесь четыре миллиона долларов, ваш аванс за первый месяц работы.
   - Мон дьё! Аванс? Четыре миль? В этом помятый узел? - удивлению "европейского гастарбайтера" не было предела. Он тряхнул головой, словно отгоняя дурные мысли.
   - Оу, я уже забывать! Что только в ваша страна можно взять и носить деньги с работа по улица в простой прозрачный сетка! Нет охрана. Нет бандит. Ничего нет! Идёшь к себе домой в гостиница и все девушки с тобой здороваться, хихикать и любить тебя только за то, что ты француз!
  
   - Теперь, главное! - железный человек продолжал намертво затягивать гайки, срывая резьбу.
   - Завтра днём эта посудина прибывает в Стамбул. Там есть международный аэропорт. Если вас устраивает мое предложение - значит, послезавтра в шесть часов вечера, я жду вас в Париже в вашем рабочем кабинете. У меня всё.
   - Подождите, месье Иванов! А если я прочитать ваш предложений, подумать, посчитать выгода и говорить, нет? Или не успевать к назначенный время срок?
   - Я думаю, за те суммы, которые вы увидите в документах, вы не просто успеете долететь до Парижа, а будите ждать меня с цветами, цыганами и медведЯми на столе.
   - МедведЯми? На столе? Я? - ????
   - А, поняль. Это опять есть русский юмор. Смешно.
  
   14.
   Запланированный на лето небольшой перечень лако-покрасочных работ в Доме Культуры, после удачного закрытия заводской спартакиады, был расширен, "углублен", дополнительно профинансирован и из небольшого ремонта перерос в объёмную капитальную стройку районного масштаба.
  
   - Халя, ты похлянь, кино - "ЦИРК на льду и немцы на велосипедах"! - худенькую, туго обтянутую глухим платьицем, девчушку с фотоаппаратом через плечо, в босоножках на высоком каблучке, остановили на входе "секретного" объекта. Веки у "шпионки" были накрашены густо, и оттого ресницы казались преогромными.
   - Женщина, куда нос суёте? Видите, знак! Здеся, окрашено.
   - Где?
   - Вон, банками загорожено, а для непонятливых палочка лежит - значит низя.
   - Ой, простите. А как пройти к директору?
   - К директору, дорогуша, ищите другую дорогу.
   - А где она?
   - Я шта справочное бюро? - незваную гостью обдали обжигающим взглядом. - Попробуйте зайти с другой стороны.
   - А с какой?
   - А с другой!
   .....
   - Гражданочка, посторонним, прохода нет! - корреспондентка попыталась протиснутся внутрь помещения по настеленным доскам, через проём в стене, с торчащими со всех сторон проводами.
   - КабЕль, дорогуша! Аж-но двести двадцать! Вон, висит, не изолирован! А вы на каблуках! Бах-трах, пикнуть не успеете - горка пепла!
   - А как пройти?
   - Без допуска - никак.
   - А что делать?
   - Бригадира ищите. Или старшего по ОБЧТ.
   - А где искать?
   - Сейчас узнаем.
   Парень бьет себя по карманам, выслушивая спички, находит, чиркает, прикуривая, выпускает длинную струю дыма. Весело сверлит глазами. Неспешно произносит...
   - Михалыч, бригадир, когда будет? К нему посетительница. На вид вроде ничего. Как раз в его вкусе! С фотоаппаратом!
   - Да кто ж ведает, где его собаки носят? - ответили удивительно спокойным, уверенным тоном, как нечто само собой разумеющееся. - Как ушёл с утра - так и пропал - но думаю, к концу смены, прибудет.
   .....
   - Девушка, без каски нельзя! - очередная попытка проникновения через открытое окно и преодоление горы строительного мусора на первом этаже.
   - Тута кирпичи сыпятся и железяки падают на голову. Либо наденьте каску, либо покиньте объект.
   - Простите, я хотела уточнить?..
   - Каску одевайте, быстро!
  
  
   По "родной территории" кипящего бурным ремонтом ДК с деловым видом прохаживался директор. Отвлечь руководителя от серьёзной работы было практически невозможно.
   Изредка, какому-либо счастливцу, всё же удавалось пробиться сквозь выставленные кордоны, препоны, завалы и заграждения.
   - Товарищ Щебетов, не могли бы вы ответить на ряд вопросов для газеты "Комсомольская правда"?
   Боже ты мой, как хотелось Егору Кузьмичу остановиться, хотя бы на миг. В очередной, сто двадцать какой-то там раз поговорить по душам с этой милой, очаровательной девушкой из газеты, с фотоаппаратом на плече. Ответить на её многочисленные, интересующие читателей вопросы... (Интересно, зачем она надела эту дурацкую каску, вымазала сажей лицо и перепачкалась краской?)
  
   - Хм, хм, - "общительный" руководитель громко прочистил горло для начала разговора с прессой...
  
   !!! Но, нет! О боже! Откуда не возьмись, с очень важным видом, услышав сигнал, к нему подбежал заведующий хозяйством, который "случайно" был недалеко, и произнёс...
   - Егор Кузьмич! У нас Чэ Пэ: Это же надо мать-перемать-понимать! Все трубы по пояс в воде! Задвижки к чертям пробило! Кругом всё брызжет, топит и заливает! Срочно пройдёмте в подвал!
   - Извините, дорогой товарищ корреспондент, - директор искренне развёл руками. - Рад бы поговорить, да некогда - дела.
   - Приходите позже, а лучше после окончания ремонта, - он поспешно завершил разговор и быстро направился на проверку очередного важного! объекта.
  
   Как правило, для понятливых людей, одного намека на занятость руководства было достаточно, но не для этой, тощей, похожей на прибалтийскую шпроту, настырной, въедливой как нашатырь корреспондентки.
   - Товарищ Щебетов, - она снова, подобно приведению, появилась из-за какого-то угла, по пути следования руководства, спустя половину часа. Девушка была уже без каски. А количество краски и грязи на её одежде увеличилось раза в три.
   - Ответьте хотя бы на два вопроса. Первый: Как вы считаете, "Берёзки" это больше любительский или профессиональный коллектив?
   - Хм, хм, - ответственное лицо подало условный знак завхозу.
   .... - тишина в ответ.
   - Кхм, хм, - он покашлял чуть громче.
   - Это же надо, мать-перемать-понимать, брак! Кому-то за это надо оборвать руки по майку и ноги повыдергивать по самое небалуй! - разносилось откуда-то издалёка. Спасительная палочка выручалочка отстала, зацепилась за рабочих, и громко возмущалось по поводу замеченных недоделок.
  
   Несчастный руководитель закрутил глазами по сторонам, ища спасительный выход из создавшегося положения.
   Случайно заметил поднимающегося по лестнице Максима.
   - Простите, пожалуйста, но я занят. У меня очень важная встреча. Давайте как-нибудь в следующий раз. Извините!
   - Товарищ Иванов, подождите! - закричал он поверх головы девушки.
   - Секретарь передала ваше заявление, - он ухватил Макса за локоть и потащил вниз по лестнице.
   - Вы, что? Проситесь в отпуск?
   - Да.
   - Но я не могу вас отпустить, - директор остановился, покосился глазами. Корреспондентка шла позади. - Сейчас лето. Горячая пора! Видите, что происходит? Так сказать какая напряженная обстановка сложилась внутри нашего Дома Культуры?
   - А что происходит? - Максим не понимал внезапного возбуждения всегда тихого и уравновешенного руководителя.
   - Как что? - воскликнул Щебетов.
   Приставала с фотоаппаратом прошла мимо, стала спускаться вниз по лестнице.
   - Наконец-то выделили рабочих, утвердили сметы, дали строительные материалы, - соловьём запело начальство.
   - Идёт капитальный ремонт! Я не успеваю всё контролировать! Мне не хватает опытных кадров. Замы отдыхают, поразъехались по курортам! Завхоз пропал, занимается непонятно чем! А вы проситесь в отпуск? Как же так?
   - У меня появилась важное дело, мне нужно сейчас! - работник стоял на своём.
   - Позвольте? Вы устроились недавно. Работаете первый год. Я не могу вас отпустить. Не положено по закону.
   - Тогда я напишу заявление об увольнении! - Максима возмутила строгость начальства. - И всё равно, уйду.
  
   - Нет, поглядите на него?! - директор бросил взгляд в конец лестницы. Увидел, что девушка остановилась и прислушивается к разговору.
   - Мы его приняли на работу! Выбили современную аппаратуру! Только из-за него проводим ремонт: Рабочих понагнали. Грязь развезли. Да чего там грязь - половину ДК развалили! А он, видите ли, собирается писать заявление?!
   - И зачем же тебе так внезапно потребовался отпуск? - строгое начальство вновь посмотрело вниз. Корреспондентка наконец-то ушла.
   - Есть идея заняться развитием киностудии.
   - Так, стоп! - Щебетов вернул себя в своё обычное состояние "вечного" рассудительного управленца. Заинтересованно свёл брови. - Ты что разбираешься в видеотехнике? Можешь снимать фильмы.
   - Разбираюсь? - ди-джей не понял сути вопроса. - А чего в ней разбираться. Техника, она и в Африке - техника.
   - Почему раньше молчал? Почему не сказал про это?
   - А вы раньше и не спрашивали.
  
   - Так это же хорошо! Это же замечательно!- руководитель дружественно приобнял работника.
   - Дорогой ты мой человек! - он глубоко вздохнул полной грудью. - Теперь я понял, чего не хватает нашему ДК! - Молодёжной киностудии! (Ух, ты! Вот это новость! - мысли в голове директора, как на уроке физкультуры, начали с разбега прыгать через "коня", "козла" и виснуть на "брусьях". Ни у кого нет! А у нас... будет! Своя киностудия! Так! Нужно срочно ехать на завод! Пока начальство сговорчивое, выбивать финансирование! Срочно!).
  
   - Игнатенко, - Щебетов громко позвал завхоза. - Иди сюда. Быстрее.
   - Слушаю, Егор Кузьмич.
   - Доставай блокнот, карандаш, записывай: С завтрашнего дня ты загоняешь третью бригаду в аудиторию, которая находится рядом со зрительным залом. Обдираете там всё. И начинаете капитальный ремонт.
   - Зачем, Егор Кузьмич? Она же и так нормальная. Чего там ремонтировать? Тем более, капитально?
   - Затем, что там будет новая, молодежная, современная киностудия! - глаза руководства сияли азартом.
   - О, как? Хорошо хоть, мать-перемать-понимать, не бассейн - новый, молодежный, современный! А всего лишь киностудия.
   - Не перебивай, умник.
   - Значит, далее: Максим - готовит проект оформления студии с необходимой сметой, передаёт тебе. После чего уходит в вынужденный производственный отпуск до окончания ремонта.
   - Вас устроит такое развитие событий, товарищ Иванов? - на путешественника во времени посмотрели вопросительно.
   - Устроит.
   - Замечательно. Тогда срочно ждём от вас необходимую документацию и приступаем к работе.
  
   15.
   - Проклятье! Проклятье... Проклятье, - София Лотрэн нервно теребила сигарету в руках. - Жоржетта, ты не представляешь! Эти проклятые русские вновь захватили Францию, а вместе с ней Париж, киностудию "Дюваль Франц" и моего любимого Симона!
   Девушка, сидевшая напротив любовницы основателя компании, в небольшом уютном кафе, удивленно взметнула брови. Оглянулась по сторонам, не видит ли кто возбужденного состояния её лучшей подруги.
   - Софи, о чём ты говоришь? Как такое возможно? - проговорили вполголоса, чтобы не услышали за соседними столиками.
   Глаза рассказчицы заблестели, она покраснела ещё больше и всем корпусом подалась вперед, как бы принимая бой.
   - Старый маразматик нашёл спонсора, очень богатого русского - не-то фокусника, не-то иллюзиониста, не-то ещё какого мошенника. Он взял и выкупил киностудию.
   - Вау, ничего себе! А такое разве бывает?
   - Видишь, бывает! В понедельник Симон сообщил об этом актёрам. Во вторник выплатил расчет и выгнал всех "на улицу". А вчера, спустя неделю, "великодушно" сообщил мне о том, что я остаюсь "в его сердце" только потому, что немного знаю русский язык и нужна в качестве переводчика для актёра, который прилетит сегодня вечером из Москвы.
  
   - Представляешь!!! Я - переводчик! Для дикаря! - рассказчица нервно прикусила фильтр, красный от губной помады.
  
   - Что за "дикарь"? - искусно подведенные брови подруги удивленно изогнулись. Слово "дикарь" она поняла по-своему. (Крупный, мышцастый, похожий на Аполлона, брутальный самец).
   - Может, я его знаю? Где снимался? У кого?
   - Нигде, - скорчили недовольное лицо. - Точнее, в одном-двух фильмах в ихнем эССС эРе и всё!
   - Софи, успокойся. Может быть не так всё плохо? Вдруг Симон перебесится. Всё наладится и вас будет по-прежнему?
   - Жоржетта, как наладится? Как? Я проревела всю ночь. Ты погляди, у меня мешки под глазами размером с подушку. Он обещал, что я стану актрисой! Буду много сниматься. Стану известной. Я любила его! Отдавалась ему вся без остатка. Ждала, что он исполнит обещания. А он... скотина! Продался русским за их вонючие доллары! И обо мне совсем не вспоминает.
   - Постой, у них же вроде... рубли?
   - Какая разница! Рубли - доллары. Главное что продался! И теперь, я только переводчик.
   - А, я - актриса! Актриса! Актриса! - бубнили, сдавливая фильтр.
  
   Посередине стола темнела чугунная пепельница - голая русалка с рассыпанными косами. Девушка положила на них дымящуюся сигарету. Шмыгнула носом.
   - Жоржетта, ты бы видела, кого они взяли на главную женскую роль - уродливую потаскушку из провинциального театра, с крашеными бледно-желтыми волосами, с вульгарным, нервно кривящимся ртом, и телом похожим на вытянутую треску.
   - Пришла, такая, первый раз - вся намалёванная, расфуфыренная, задницей виляет, на вешалку похожа, - рассказчица чувственно приложила руки к груди четвертого размера.
   - Забилось в угол. Прикинулась мебелью. Наверное, думала - не увидят... А тут, подбегает к ней, этот чокнутый, и орёт по-русски - чего сидим? Кого ждем? Бегом в гримёрную и на съёмку!
   - Господи, Софи? - воскликнула подруга. - Неужели такое возможно? Какой ужас! Как же она прошла кастинг? Насколько я знаю... - постель занята тобой?! Да и не нравятся Симону, такие? Неужели не смогли подобрать получше?
   - А у нас, теперь, новые правила: На кого русский укажет, того и берут. Без конкурсов, кастингов и прочих "пастельных" отборов. Подбор на роли, как я поняла, у него простой - Глаза в небо, пальцем в первого попавшего: Ты главный герой! Вот, контракт. Бегом на площадку!
   - Оригинально!
   - Не то слово.
   - Ещё, я случайно узнала... Сколько получит за съемки приезжий из Москвы актёр. Тот, которого я должна "ублажать", разговаривая с ним по-русски.
   - Сколько?
   - Жоржетта, ты только вообрази! Нулей столько - что Голливуду не снилось!!! И главное, я не могу понять, за что такие деньги? За что?
  
   16.
   Ах, Париж! Как долго я не была здесь! А ты всё такой же легкий, романтичный, влюблённый.
   День выдался солнечным, во всём чувствовалось какое-то искрящееся веселье.
   Кристина Луазаль - "начинающий" помощник редактора рекламного агентства "Манифик" шла по улице безупречной своей походкой, уверенно и картинно.
  
   - Перед встречей с руководством "Дюваль Франц" нужно сделать одну очень важную покупку! - я напомнила себе.
   - Обязательно, приобрести последний номер журнала "Cahiers du Cinema". (*Примечание. Культовый французский журнал о кино).
   - Почему именно его, а не какой либо другой?
   - Во-первых, он красивого цвета с приятным жёлтым оттенком. Во-вторых, я же иду на деловую встречу в кинокомпанию, а не на какой-нибудь, там... завод или мясокомбинат. Пусть все видят, что я не просто рекламный агент, а свой человек среди звёзд кино и их окружения. И последнее, если войти в комнату, держа под мышкой "Cahiers du Cinema"", и начать вести важные переговоры, то все сразу начинают относиться к тебе чрезвычайно серьезно. Видят в тебе настоящего профи с широким кругозором, а не какую-нибудь легкомысленную дурочку способную только на то, чтобы бестолково смеяться и таращиться в картинки "Marie-Claire", "Glamour", или "Cosmopolitan". (*Примечание. Популярные женские журналы Франции).
  
   Торможу у газетного киоска, покупаю самый последний номер, сую под мышку и любуюсь своим отражением в витрине бутика от Пьера Бальман.
   - А что? Неплохо смотрюсь: миленькая золотистая соломенная шляпка от "Coco Chanel" почти копия той, что носила Брижит Бардо в последней киноленте, (Девочки, кто не помнит - срочно пересмотрите - она там такая милашка!) стильная кожаная сумочка на позолоченной цепочке, похожая на ту, что держит Катрин Денёв от "Louis Vuiitton" на обложке "Vogue", обтягивающий топ подчеркивающий восхитительную форму моей груди, приталенный кардиганчик из ангоры и юбочка черного цвета от "Sisley", точная копия той, что любит носить Эммануэль Беар. (Ах, я такая теперь вся парижанка!).
   Больше того, под юбкой и топом отпадный комплект белья - с вышитыми розочками, очень милый, пусть его никто и не видит. Всё равно, это - самая красивая вещь из моего сегодняшнего туалета. У меня даже мелькает мысль, было бы здорово, если бы резко подул ветер, как в фильме с "Мэрилин Монро" и все заметили, в каком я классном белье.
  
   - Да! Я готова к своим первым деловым переговорам на новом месте работы. В таком белье!!! В такой прелестный день! - отказать не смогут! Если всё пройдёт удачно, если продам хотя бы одну позицию из прайса, порадую себя - приобрету шарфик от "George".
   - А если возьмут две или три позиции, тогда... - голова закружилась от приятного ожидания. На свежем, разрумянившемся лице вспыхнула застенчивая улыбка, чуть-чуть приоткрывающая белые зубки. - Возьму, те милые сапожки от "Rochas".
   - Ну... Ни пуха мне, ни пера!
   Тяжело сглатываю, приближаюсь к двери, стучу, вхожу в кабинет.
   - К чёрту.
   .....
  
   - Мадемуазель! Вы, что, в вашем рекламном бюро, вообще решили разорить мою несчастную, бедную киностудию? - возмущался седовласый собственник. - У вас совесть, есть? Откуда такие цены: С неба? С потолка? С вашей чудесной головки? Мы не "Парамаунт", не "Двадцатый Век Фокс" и даже не "Гомон"! Мы, не-боль-шая студия. Давайте, соберитесь, подумайте, посчитайте и предложите что-нибудь серьёзное и подешевле.
   - Подешевле..., - обескуражено пытаюсь найти выход из создавшегося положения. Вот, скряга! Жмот! Как с такими работать? Ладно...
  
   Смотрю в самый низ прайса. Руки дрожат. Губы напряжены. (Плакали мои сапожки. Да и шарфика, не видать!). Эх, а день так хорошо начинался!
  
   - Могу предложить размещение небольшой информационной рамки в туалетных комнатах, - стараюсь говорить бодро, хотя в душе "стоят слезы на глазах".
   - Стоит всего-ничего... двести франков в неделю.
   - Сколько? - хозяин кабинета поперхнулся и округлил глаза. - За то, что в туалете, перед "унитазом", будет висеть драная картинка с текстом о фильме - двести франков! Вы в своём уме?
   - Месье, это туалет в кинотеатре, который расположен в самом людном месте города, - улыбаюсь своей самой доброжелательной улыбкой. - Рядом с Нотр-Дам-де-Пари!
   - О, Франция - куда ты катишься? - противный старикашка причитает, глядя на меня. - Они меня разденут, разуют и выбросят жить на улицу, под скамейку, рядом с голубями, что сидят возле Нотр-Дам-де-Пари...
   - Месье Дюваль, - бормочу одними губами, - Если разместить рекламу в пяти кинотеатрах одновременно, стоимость акции составит всего семьдесят семь франков за одну рамку. Это специальное предложение и только на осень.
   - Другое дело. Это уже более-менее адекватная цена. Но всё равно - очень дорого!
  
   - Месье Иванов! - Дюваль заговорил по-русски и перевёл взгляд на собеседника, который сидел и что-то чиркал на листе бумаге. - Может быть делать как раньше - размещать рекламный акций в печатный изданий: Афиша? Буклет? Листовка?
  
   Второй из присутствующих в кабинете не торопясь закончил рисовать. Поднял голову. Уставился на меня глазами холодными как лёд.
   - Мадмуазель Луазаль, - он произнёс по-английски с каким-то непонятным акцентом. - Скажите, правда, что вы внучка русского эмигранта и последние четыре года работали в Америке в отделе продвижения кинокомпании "Уорнер Бразерз"?
   - Э-э-э, откуда вам известно? - я не произвольно перешла на русский. "Вот, крысеныш! Где-то же узнал? Кто-то же ему рассказал?".
   - А я всё вспоминаю - очень знакомое лицо! - Симон хлопнул себя по лбу. Озорно прищурил глаза. - Это же Ребекка Вайт! Собственной персоной. Её я часто видел на презентациях последних работ "Уорнер Бразерз"! Святые угодники! Кто знал, что эта милая брюнетка, сидящая у меня в кабинете - есть бывшая шикарная блондинка - сама Ребекка Вайт!
   - О-ла-ла... Месье Иванов, она у них самая умная и способная! - хозяин студии красноречиво развёл руками. - У неё даже есть прозвище - "Акула".
   - Позвольте, мисс Вайт! - Дюваль внезапно замер в немом вопросе. Морщины на его лбу собрались в паутину. - Как вы оказались в Париже? Да ещё под другим именем? Поменяли прическу? Работу? Вы, что... прячетесь? Вас ищет любовник? Полиция? Кредиторы? А как же кино? Голливуд? Студия "Бразерз"?
   - Это мое личное дело - где я, чем занимаюсь, и как меня зовут! - во мне всё бурлило и клокотало.
   - Будете, размещать рекламу или нет?
  
   - Я прочитал отзывы с вашего последнего места работы, - неизвестный говорил спокойно, по-деловому кратко и внушительно. Он достал из стопки несколько документов. - Здесь сказано, вы внезапно перессорились со всеми коллегами. Последней каплей была склока с женой вашего руководителя. Вас "с треском" выгнали с киностудии, и вы вернулись в Париж. Потом долго искали работу и вот, наконец, вас взяли помощником редактора в рекламное агентство "Манифик". Всё верно?
   - Не ваше дело! - я решительно встала из-за стола. Схватила сумку и быстро пошла в сторону двери. "Да кто они такие, чтобы меня обсуждать?".
  
   Дверь не открывалась. Казалась, она вросла в стену.
  
   - Выпустите, - я подергала ручку. - Немедленно откройте дверь!
   - Мадмуазель Луазаль, присядьте. Мы не хотели вас обижать.
   - ...Ребекка, мы даже не думали тебя обижать, - Дюваль эхом повторял фразы.
   - У нас есть для вас деловое предложение.
   - ...Слышишь, очень хорошее деловое предложение! Очень!
   - Скажем, на сто тысяч франков в месяц.
   - ...Представляешь, Ребекка! На сто тысяч! Франков! В месяц!
   - Всего, на сто? - фыркаю я и продолжаю дергать ручку.
   - Хорошо, пусть будет на сто двадцать, - странный русский быстро поднял цену своего предложения.
   - ...Мисс Вайт, уже на сто! двадцать!!! Оставь ручку в покое!
  
   И тут я, не ожидая от себя самой, набираю полную грудь воздуха, откидываю волосы, поворачиваюсь к ним, и презирая ихние деньги, говорю... - А если, на сто пятьдесят?! (Мне, всё равно! Но... интересно, что скажут?).
  
   - Согласен, - спокойно произнёс странный наниматель, как будто речь шла о каких-то жалких медяках, а не о сотнях тысяч франков.
   - Это, - он выдвинул вперёд несколько листов сдавленных скрепкой. - Ваш последний план мероприятий, из-за которого вас собственно и уволили.
   - Здесь, - другой рукой подвинули стопку документов раза в три больше первой. - Наше предложение по развитию "Дюваль Франц".
   - А вместе, - он резко сдвинул всё в одну кучу. - Ваша работа в нашей компании.
  
   17.
   На время масштабного ремонта помещений Дома Культуры репетиция группы "Березки" была перенесена в актовый зал завода "Энергетик". Именно там после долгого перерыва и летних отпусков участники наконец-то собралась в полном составе.
   - Красатули, всем вечер добрый, - поздоровалась руководитель группы. - Всех, вижу. А где Валера, Максим?
   - Я здесь, - высокий кудрявый парень поднял руку с последнего ряда. - Макс подойдёт позже.
   - Напоминаю, пока не закончится ремонт ДК, репетиции будем проводить в этом зале.
   - Ну... Ю-ю-лия Бори-и-совна, - зазвучали недовольные голоса.
   - ...Тут неудобно - места мало.
   - ...И света нормального нет.
   - ...Ноги поломаем!
   - ...И пахнет капустой.
   - ...А у меня барабаны не поместятся.
  
   - Ничего потерпите, - одной фразой строгая "воспитательница" успокоила протестующих. - Встанете поплотнее. И всё будет нормально. А барабаны, я думаю, пока не нужны.
  
   Внезапно позади сцены открылась дверь. Оттуда появилась молодая женщина. За ней вышел Максим, волоком передвигающий огромную коробку, забитую пакетами.
   Парочка подошла к краю сцены.
   - Друзья, - путешественник во времени осмотрел всех присутствующих в зале. - Это Кристина Луазаль, представитель кинокомпании "Дюваль Франц".
   - Кристина, это группа "Берёзки".
   - Девчонки, в прошлом месяце я отправил несколько песен во Францию в кинокомпанию "Дюваль Франц". Собственнику компании они понравились. И он решил включить их в свои новые фильмы.
  
   - Ого... - зашумели девчачьи голоса.
   - ...Ни-фи-га-се-бе, новости. Наши песни во французском фильме!
   - ...Круто!
   - ...Чего круто? Полная жуть!
   - ...Блин, никто не поверит - Мы, и в кино!
   - ...А когда покажут?
  
   - Так, тихо все! - Макс попытался успокоить возбудившуюся толпу. - Кристина на несколько минут забежала к нам, чтобы лично поблагодарить вас от имени кинокомпании.
   - Бонжур, дорогий друзия! - на ломанном русском застрекотала француженка. - Очень хорошо, что вы проделать большой путь в своем творчестве и успешно мочь добраться к нам до Париж. (Она думает, что они все во Франции. В каком-то зале для репетиций).
   - У вас есть очень красивый песни, они нам нравиться. Мы "Дюваль Франц" включать их в свои фильмы и благодарить вас этими благодарственные письма. А также мы желать вручать вам каждый небольшой сувенир подарок на память о Франция и Париж. Надеюсь, в дальнейшем мы продолжать с вами дружить. А вы нас радовать своим песня. Ещё раз спасибо.
  
   - Девчата, несколько минут, ничего не трогаем, никуда не ходим, сидим, ждём, - Максим строго посмотрел на присутствующих в зале. - Я провожу мадмуазель Луазаль до автомобиля. Она очень деловой человек - у неё много дел. А потом вернусь и всё всем расскажу!
   .....
   Спустя самые долгие пять минут ожидания в жизни творческого коллектива... (Кому-то показалось вечностью... - Ну, чего же там, в пакетах, с иностранными надписями?).
  
   - Итак, первое: "Дюваль Франц" дарит каждому из вас импортный видеомагнитофон и пять обучающих кассет с новыми танцевальными движениями.
   - Второе, набор профессиональной французской косметики. Чтобы все научились пользоваться - шутка!
   - И третье, мадмуазель Луазаль по переданным ей вашим размерам и рекомендациям консультанта (вездесущей двери!) приобрела некоторые вещи, которые было бы вам приятно получить в качестве подарка... Короче, девчули, пакеты подписаны. Подходим, разбираем. Все, ко мне!
  
   Через несколько минут...
   - ...Ухх, да-да-да-да, какие туфельки!!! - звучало с одной стороны.
   - ...Макс, как она догадалась, что я хочу именно такую кофточку? - отвечали с другой.
   - ...Это не платье? Это!!! - чудо, чудо, чудо! - сиреной разносилось по всему залу.
   - ...А-а-а, футболка с рисунком скелета гитариста, на всю спину! О-о-у, на фоне серого кладбища и мрачных могил! У-у-у, и надписью - "Рок жив!".
   - ...Забудаева, кончай перечислять - мерь, давай!
   .....
  
   - Здравствуйте, товарищ Иванов! - высокий, пожилой мужчина, прошёл мимо рядов, вышел на свет, подошёл к Максиму, драматично вскинул лысую голову. И на распев, словно читая стихи, начал произносить...
  
   Мне передали, вы меня искали.
   Я здесь! Я вот, он! Я пришёл!
  
   - Кто пришел? Куда пришел? К кому пришел? - Макс, ничего не понимая, посмотрел по сторонам.
  
   Я, Вассерман Вениамин!
   Служитель муз, народного театра.
  
   - И, что?
  
   Милейший! Как же так? Позвольте?
   Мне велено прибыть! Помочь! Услугу оказать!
  
   - Так вы актер что ли? Вас послал ко мне режиссер Крутиков?
   - Так, точно-с, имею честь служить в его театре.
   - Товарищ Вассерман Вениамин. У меня будет для вас следующая работа.
   - Я слушаю, я весь внимание. Я жду, терпением томим...
  
   - Люди, которые здесь присутствуют - группа "Березки". Они будущие актеры музыкального клипа.
   - Это, - ди-джей достал из сумки толстую папку. - Сценарий.
   - Сегодня у нас вторник. В субботу нам надо снять клип. То есть, до субботы, вы должны их всех! научить играть свои роли. Задача понятна?
  
   - Позвольте, сударь! Видите ль... сначала, я должен сообщить!
  
   Вассерман перешел на обычный тон. - Я не режиссер. Я всего лишь простой актёр на пенсии. Актёр и режиссёр в театре это разные роли и разные должности!
   - А злые языки говорят, - Макс начал приводить убедительные доводы, выворачивать предплечья "вшивой" интеллигенции. - Что вы учились на режиссёра. И в молодости занимались режиссурой. И главное... Если бы не могли поставить клип, мне бы вас не рекомендовали.
   - Ах, боже мой! Простите. Но всё-таки я вынужден вам отказать.
   - Так, меня утомил этот беспредметный высоко-стихотворный разговор, - злой собственник строго свёл брови. В глазах появился лёд. В последние дни он как-то быстро вжился в роль "Большого босса".
  
   - Вы в курсе, что Крутиков ждёт от меня песню для нового спектакля, в котором, кстати, есть ваша роль.
   - Ну, что вы, нет. Откуда?
   - Так, вот, знайте! Прямо сейчас иду, звоню и говорю, что песни, для его спектакля не будет, из-за вас! Вы мне испортили настроение - муза ушла - всё! - песни не будет!
   - Вы так не поступите, - возвышенный тон поэта был вмиг позабыт.
   - Да, ну? Проверим? - Максим повернулся и направился в сторону нахождения телефонного аппарата.
   - Постойте, - Вассерман остановил нанимателя, рассеяно улыбаясь. - Не надо звонить. Я согласен на ваше предложение... верните музу.
  
   18.
   Слепящая вспышка на миг затмила сияние фиолетового Солнца, и спустя мгновение в пространстве стали появляться огромные, бронированные, вытянутые на многие мили транспортные корабли Солнечной Федерации. Неуклюжие, шипастые, темные, изрезанные квадратами различных выступов антенн, щитов, орудий и силовых установок, они напоминали объевшихся гусениц. Утробно урча, звездолёты вползали в систему светила. Время от времени случайные блики сигнальных огней озаряли основание кораблей, пока они двигались неторопливо, осторожно, словно на ощупь, подкрадываясь к орбите серебристого шара.
   Наконец пришельцы зависли над планетой и из брюха разбухших червей стали отделяться небольшие десантные боты. Смельчаки роем устремились в сторону планеты.
  
   Седовласый командир скептически осматривал взвод "безусых" новобранцев внутри боевой машины. Особо задерживался на лицах девушек. (У всех разное выражение: неприязнь, ожидание боя, растерянность, кто-то закрыл глаза и бормотал молитву посиневшими от страха губами...).
   - Бойцы! - он гневно дёрнул щекой, в тысячный раз, проклинал руководство за "сопливое" пополнение.
   - Это, первый бой. Помните, чему вас учили - и останетесь живы!
   - Хана, насекомым! - усмехнулась, одна из бойцов оскалилась, чиркнула пальцем по горлу. Её фиолетовые глаза, горели каким-то дьявольским безумством.
   Молчаливая соседка бросила на неё пренебрежительный взгляд. Нервно сжала цевьё автоматической винтовки. Грязно выругалась.
  
   Поверхность планеты покрылась яркими вспышками защитных огней. Красно-розовые струи пламени с рёвом устремился в сторону смельчаков. Ближние к земле корабли десантников стали вспыхивать, подобно сожжённым мотылькам, разваливаться на части, сыпаться на землю, оставляя за собой клубящийся дымный след.
   Пилотом судов пришлось увеличить скорость. Корабли начали маневрировать, уходить от обстрела.
   Пассажиров "до костей" вдавило в кресла, а затем начало болтать "вытрясая душу".
   В иллюминаторах хорошо были заметны многочисленные попадания в соседние боты. Огненные всплески разрывов. Дымящие факелы пикирующих корпусов. Сотни осколков с огромной силой вонзались в обшивку корабля.
  
   Лейтенант осмотрел подчиненных и преодолев секундную слабость, четко, роняя слова, как гильзы на металлический пол, подбодрил...
  
   - Салаги! Помните, чему вас учили, и тогда... останетесь живы!
  
   За бортом судна продолжался огненный ад. Огненные струи добрались до транспортника. Черная громада вздрогнула, переломилась пополам и начала заваливаться набок... На корпусе судна засверкали яркие вспышки. С невероятной быстротой они разрослись в слепящее пламя, которое охватило от носа до кормы весь этот гигантский металлический остов, стало жадно пожирать его, крошить, превращать в пепел...
   .....
  
   - Скажу честно, - почесав голову, произнёс Дюваль после просмотра трейлера будущего фильма. - Кадры звёздного неба, высадка десанта на планету показаны ярко! Спецэффектов накрутили - голова кружится. Песня про космос, подобрана неплохо.
   - Но... - он покряхтел, привлекая дополнительное внимание. - Зритель, просмотрев ролик ничего не поймет: Про что фильм? Кто главные герои? Когда премьера? Надпись с названием фильма и фраза "Скоро на экранах" - ни о чём ему не скажут. И главное, может быть, поторопились размещать сразу во всех кинотеатрах? Может, надо было начинать, с небольшого количества показов, скажем в одном из районов Парижа? Тем более, про нас никто не знает. А уже потом, по наличию интереса, увеличивать количество рекламы?
  
   - Нет, мы все сделали правильно! - твердо произнесла молодая женщина, сидевшая, в просмотровом зале, через два места от собственника компании. - Наш трейлер специально уделяет большее внимание визуальным эффектам, зрелищности. А не краткому содержанию картины.
   - Ой, не знаю, не знаю, - тяжко вздохнули. - Может у вас в Америке так и принято.
   - Или, вон, - кивнули в сторону Максима, - у них в Стране Советов - там, всё может быть.
   - А у нас во Франции, зрителю этого мало. Поверьте, не пойдет на это народ. Не заинтересуется. И как итог - пустые залы!
  
   ***
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   5
  
  
   25
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"