Васильев Ярослав: другие произведения.

Мастер искажений

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рагнар, старший ворон Легиона, которого зовут карающим мечом человечества, живет в двадцать первом веке космической эры, ведущей отсчет от старта Гагарина. Лена, мечтавшая полететь к звездам, - студентка из Москвы века двадцать первого от Рождества Христова. Их разделяла бездна времени. Они не могли встретиться, но встретились. И теперь им придется распутывать клубок звездных интриг, перепутанных судьбой и случаем.
    Ознакомительный фрагмент. Вышел на бумаге, издательство "Центрполиграф". Август 2019
    "Мастер искажений" купить в Читай-городе
    "Мастер искажений" купить в Лабиринте

Ярослав Васильев

Мастер искажений


 []



Пролог



    Стоило выйти на улицу, как в лицо ударили мокрый снег и ветер, пробирающий до костей. Спина мгновенно заледенела, не застегнутая куртка сразу потеряла тепло. Лена обругала себя за глупость и торопливо попыталась застегнуть молнию, но пальцы как-то сразу закоченели. В спину подталкивали выходившие следом одногруппники: крыльцо главного здания МГУ хоть широкое, но не настолько, чтобы стоять в дверях. Наконец замок поддался, куртка наглухо перекрыла путь противному ветру, и Лена принялась искать глазами подруг.
    Не то чтобы ей так хотелось сейчас куда-то идти, всего за пару минут уже продрогла до костей. Да и настроение было под стать погоде: мартовское солнце едва светило сквозь тучи, опустившиеся на город. Всю прошлую неделю хотя бы отвлекала подготовка к промежуточному зачету. А теперь пустая квартира - пока брат в школе, а родители на работе - будет до вечера рвать душу одиночеством.
    Лучшая подруга Маша, наоборот, была полна жизненной энергии, чуть ли не пританцовывая на месте от нетерпения. Едва дождалась Лену и сразу затараторила: - Ну, чего ты тормозишь? Мы же матан сдали. Ну... почти сдали, но Лаврентич на зачете тех, кто промежутку сдал, никогда не топит. И все. Радуйся. Больше эта муть нам не светит никогда. Не для того я на лингвиста поступала, чтобы опять эти иероглифы зубрить.
    На этом Лена не удержалась и против воли улыбнулась. От Маши, которая увлекалась аниме и сносно говорила-читала по-японски, про иероглифы слышать было особенно забавно.
    Вторая лучшая подруга Нина сильно-сильно закивала. Ей сегодня было особенно тяжело: месяц назад она сначала угодила в больницу, потом родители отправили ее восстанавливать силы в санаторий. В итоге мало того что пришлось зубрить ненавистную математику вместо отдыха, так еще и сдавать в первый же день учебы. Математик отсрочек не принимал: не можешь приползти на промежуточный зачет, будь добр сдавай в полном объеме в сессию.
    - Ладно, девочки. Я на Трех вокзалах шикарное место нашла...
    - Опять твое суши, - поморщилась Лена. И, хотя гнала от себя эти мысли всю неделю, подумала: "А если бы Витька меня встретил, мы бы с ним вдвоем пошли". Во рту сразу стало горько, а в животе екнул ледяной комок.
    Долго переживать не пришлось. Маша уже схватила подруг за руки и поволокла к метро.
    - Ничего подобного. Классное место, и так уж и быть, без суши и роллов.
    Станция встретила тишиной и теплом. После промозглого мартовского ветра, продувавшего город насквозь, это чувствовалось особенно. А еще здесь, в отличие от последних двух недель, у турникетов не было очередей.
    - Какое счастье, что у нас эти дурацкие выборы закончились, - Маша одновременно попыталась расстегнуть кнопки на куртке, достать проездной и не уронить сумку.
    Со стороны это выглядело так забавно, что Нина не удержалась и хихикнула. Потом спросила:
    - А выборы тут при чем? Ты же вообще политику тупняком считаешь?
    - Потому и считаю, - нудно начала Маша, - что тебе повезло, тебя месяц в городе не было. А тут представляешь? В Москве - и терактов на выборы боятся. Чуркестан натурально, представляешь? Такой шмон устраивали на входе, очередь жуть была.
    - Хоть что-то у нас хорошее, - буркнула Лена.
    - Что случилось? - у Нади сразу загорелись глаза. - А ну, давай рассказывай.
    Лена ответила таким красноречиво-осуждающим взглядом, что продолжать расспросы подруга не рискнула. Но в метро как бы случайно получилось, что в какой-то момент входящие пассажиры чуть разделили подруг. Лена оказалась одна, а Нина с Машей чуть дальше. Заметив, как Нина старательно выпытывает что-то у подруги, Лена внутренне напряглась и как всегда в минуты волнения затеребила кончик косы. Была у второй лучшей подруги дурацкая привычка лезть всем помогать когда не просят, и всегда как слон в посудной лавке. Оставалось надеяться, что Маша ее удержит...
    Маши хватило на всю дорогу до "Комсомольской". Но стоило всем троим оказаться на перроне, как Нина решительно начала: - Так. Мне тут все объяснили. Забудь ты этого козла. Что, с твоей шикарной внешностью ты лучше себе не найдешь? Да в два счета...
    И тут Лену прорвало.
    - Лучше найду?! Ты еще вспомни про папу с мамой, и что они люди не бедные. А с деньгами даже такую дуру-блондинку, как я, полюбят. Знаешь, что мне Витька сказал? Что он слишком простой парень, без вариантов разбогатеть. И потому за эффектной девочкой из богатой семьи ему ухаживать не по карману. Теперь ты в курсе. Довольна?!
    Чувствуя, как ее душат слезы и обида, Лена помчалась вперед, пока не вмешалась Маша: она удивительно умела гасить конфликты, а мириться с Ниной сейчас Лена не желала. Наверх бежать не было смысла, догонят у турникетов. Поэтому Лена рванула на станцию кольцевой.
    Когда эскалатор уже почти поднял ее к Ярославскому вокзалу, в самом низу показались Маша с Ниной. Все. Не догонят... Почему-то сначала по ушам ударил грохот взрыва, и только потом глаза выколола яркая, ослепляющая вспышка. Следом пришла вязкая душная пустота. Лена застыла в ней, как муха в янтаре, до тех пор, пока черноту не разорвали сухие лающие голоса:
    - Норма. Образец пригоден.
    - В шестой бокс ее...
     


Глава 1



    Старший ворон второй дивизии имперского Легиона Мастер искажений Рагнар появился на мостике ровно в тот момент, когда флагман авангардной группы занял позицию возле точки выхода из гиперпространства. В отличие от большинства своих коллег-воронов, предпочитавших вести бой с линкора и, не вылезая из особо защищенных капсул, старший ворон по возможности старался лично находиться в расположении одной из атакующих групп. Сейчас же он вообще выбрал наступавшие первыми торпедоносцы.
    Ворона все обязаны узнавать издалека, поэтому его скафандр был угольно-черного цвета. Операторы на мостике невольно вздрогнули и тут же уткнулись в мониторы. Один из них - судя по кольцам на пальцах поклонник веры в Четырех богов - вообще зашептал молитву, прося оградить его от прикосновения бога смерти. Рагнар на это мысленно поморщился, хотя внешне его лицо и оставалось бесстрастным. Вроде и привык за столько лет - все равно каждый раз раздражало. И больше всего раздражало то, что сейчас без шлема он и в самом деле похож на Последнего всадника, как его рисуют на иконах храмов Четырех: тонкие правильные черты лица, высокий, смуглокожий, черноволосый - живая голова на статуе живого обсидиана. Только за одно это дизайнеров из адмиралтейства хотелось придушить.
    Командир эскадры торпедоносцев поприветствовал начальство без тени страха:
    - Здравия желаю, ворон Рагнар, - улыбнулся и сделал легкий поклон. Причем, проделал все это искренне, а, не соблюдая устав и отдавая дань вежливости коллеге-офицеру. Рагнар также искренне ответил: - Здравия желаю, капитан-легат Денес.
    Не так уж много людей в Легионе и в Империи вообще, которые не страшатся воронов.
    Рагнар занял свое место, положил обе ладони на интерфейс-панель, подключаясь к усилителю искажений. И тут же мостик перестал для него существовать. В гиперпространстве способности Мастеров искажений начинали работать зачастую весьма причудливым способом. Вот и сейчас, стоило сознанию покинуть защищенную броней корабля трехмерность, как оно расплескалось в пространстве. Рагнар сознавал, что существует корабль и его человеческое тело. Но одновременно он был в десяти, а может, и в сотне мест. Та его часть, которая чувствовала, знала и мыслила, раздробилась, рассыпалась тончайшей субстанцией по Вселенной, грозной и необъятной. Со всех сторон потекли эманации разумов. В нормальном континууме Мастер, если захочет, ощущает эмоции лишь окружающих. Но в гипере способности иногда своевольничали, Рагнара затопило бурным горным потоком посторонних чувств. Отчетливо были видны два багровых пятна ярости "правее - выше": там ждала своей минуты пара воронов, которые вместе с начальником поведут в атаку первую волну роботов-камикадзе. И сразу же их потеснил набор четких мыслей-изображений, который бледно-зеленый поток жгучей зависти принес со стороны флагмана дивизии.
    Несколько мгновений Рагнар внимательно разглядывал картинки из повседневной корабельной жизни. На каждой в центре - подозрительно знакомое лицо. Вытянутый овал с острым подбородком, колкий взгляд карих глаз, нос горбинкой... да это же он сам! Только в пойманных видениях Рагнар выглядел слишком уж зло, будто готовая вцепиться в добычу хищная птица. Значит, Рагнара сейчас занесло в мысли недавно присланного пополнения. Сразу после училища парни поголовно бредили подвигами и наградами. И были очень недовольны, когда совсем неожиданно для рядового и младшего состава генерал поменял план операции: отправил первыми в бой старшего ворона и двух его заместителей, у которых и так медалей слишком много.
    Рагнар беззвучно расхохотался. Неожиданное веселье помогло собраться. По капле ворон торопливо свел в единое целое разум из окружающего мира и вновь обрел способность мыслить связано и последовательно. Медленно и осторожно, словно полз по поверхности скалы, он зацепился волей и желанием за песчинку робота-разведчика, подхватил суденышко и спихнул его в клубящийся черным туманом провал мрака. Выход в обычное пространство. И одновременно по внутренней связи, как сотни лет и тысячи раз до этого, прозвучал сигнал командующего к атаке:
    - Экипажам - к бою.
    И тут же полетело от корабля к кораблю:
    - Во Вселенной много народов. Мы - люди. Где мы - там победа!..
    Сражение по всей системе длилось больше пяти часов: оборона второго гипер-канала отчаянно пыталась сопротивляться. Но это уже была агония. Получив абсолютное господство в космосе, Легион с ювелирной точностью подавил на планете и на астероидах все зенитные системы, сжег прямо в ангарах корабли, способные уйти в гиперпространство. Все, что оставалось членам Картеля - продать жизни как можно дороже. Ибо смертный приговор без права обжалования был вынесен каждому еще до начала штурма. Отсидеться тоже не выйдет: планету и каждый камушек просветят и перетряхнут так, что не укроется даже таракан.
    Была бы его воля, в этот раз Рагнар остался на орбите, а вниз - проверять планету - отправил кого-то из молодого пополнения. Пусть и в самом деле набираются опыта. Но, оценивая оборонительные возможности системы, разведка ошиблась на порядок. Будь на месте Легиона обычные подразделения Космогвардии, их бы стерли в порошок. В простую некомпетентность Службы безопасности верилось с трудом. А вот в астрономические суммы взяток - легко. Но тогда планета скрывала нечто большее, чем просто завод по производству наркотиков, пусть даже самых дорогих. Поэтому сканирование звезды и ее окрестностей на предмет тайников вели намного тщательнее, чем обычно.
    На планету еще только начал высаживаться десант, а на столы генерала и старшего ворона уже лег предварительный рапорт. В системе нашли хроно-аномалию, одну из оставшихся после древних шангри. Причем временная каверна была в активном состоянии, а выбросы хронопотоков замаскированы от случайных наблюдателей с транзитных кораблей. Потому-то и защищались "всего-то мафиози" так отчаянно, потому-то и оказалась укреплена база наркокартеля слишком хорошо. Почти наверняка здесь занимались запрещенными темпоральными исследованиями. И самое надежное, если старший ворон проверит на базе каждый закоулок самолично.
    Челнок плавно нырнул в атмосферу. После удара колес о плиты космодрома почти сразу остановился - пилот был специалистом своего дела, а взлетную полосу не бомбили. Рагнар решил дожидаться сопровождающего не в салоне, а снаружи. По инструкции снимать шлем во время десанта на планету запрещалось, но сегодня ворон на инструкцию наплевал. Бой завершен. Яды и обычные пули Мастеру искажений не страшны, как и одиночные бойцы противника. Зато воздух пах гарью, и аромат был прекрасен: воздух хоть чем-то пах. На взгляд Рагнара это сейчас и было единственным положительным моментом. На кораблях и станциях атмосфера отфильтрована до полной стерильности и смешана в идеальных пропорциях. После нескольких лет службы и постоянного вдыхания этой смеси любой запах несет блаженство.
    Под ногами звонко похрустывала смесь песка, запекшегося шлака и пепла непонятного происхождения. Окружающий пейзаж полностью соответствовал запаху и этим тоже несказанно радовал глаз. Похожие на застывшие причудливые наплывы вулканической лавы, развороченные до полной неузнаваемости и неопределимости изначальной конструкции здания курились серыми и черными дымками. Вокруг - разного цвета лужицы застывшего металла, в которых с трудом, но угадывались остатки орудийных турелей. На фоне царящего разгрома пепельно-серые бронескафандры космодесанта выглядели нереально, словно призраки на кладбище. И это Рагнара устраивало: если камуфляж отключен, серьезной опасности больше не существовало.
    Стоило отойти от челнока на пару десятков метров, как ворона встретил назначенный командиром десанта сопровождающий. Интерфейс скафандра немедленно сообщил: "Йозеф Ольшанский, чин младшего центуриона, заместитель центуриона восьмой центурии первого батальона". Рядом со штурмовиком Рагнар на миг почувствовал себя хлипким подростком. Хотя скафандр-доспех и оборудован усилителями мускулатуры, солдат обязан сохранять боеспособность даже с отключившейся системой. Ниже два десять в десант не брали, да и в остальном комплекция соответствовала. Легионер отдал честь:
    - Господин старший ворон. Сопротивление на поверхности и подземных уровнях подавлено. Желаете начать осмотр?
    - Да. Немедленно. Лабораторию нашли?
    - Пока нет.
    Легионер развернулся и широким шагом двинулся вперед. Рагнар ощутил, как вокруг Ольшанского побежала волна равнодушного холода. Противника нет, базы тоже скоро не станет. Операция закончена. Рагнар, наоборот, шел через останки цитадели, с искренним удовольствием разглядывая по дороге все. Ведь для Мастеров искажений эмоции - это основа, энергия, из которой они творят вокруг себя изменения мира.
    Вот грязно-серое, словно закопченное, небо со свинцовыми облаками. Ревущий ветер приятно охлаждает кожу. Вот - группа зданий, не оплавленных, а просто разбитых. Видимо, какие-то технические, а не оборонительные строения. Рядом лежали аккуратно сложенные трупы. Людей? Рагнар активировал бинокль, на сетчатку тут же спроецировалось изображение запрошенного участка. Неудивительно, что ворон ошибся: вольфары самые близкие к человеку гуманоиды. Короткую, покрывавшую все тело шерсть на таком расстоянии невооруженным глазом не разобрать, да и волчьи головы под текущим ракурсом со спины тоже не увидеть. Понятно и зачем трупы волко-людей отделили от остальных наемников. Вольфаров отдадут их старейшинам, пусть сами отыщут и накажут те кланы, чьи воины поставили под угрозу хрупкий мир между расами. Рагнар покатал в голове чувство удовлетворения от вида убитых врагов - пожалуй, стоит его убрать в кладовку памяти.
    Тут ворона отвлек необычный звук - квакающе-чавкающий. Воображение нарисовала раздавленную сапогом лягушку. Оказалось, это бойцу-сопровождающему под ноги попался омерзительно-склизкий труп боевого киборга-биоробота, напоминавшего одновременно скорпиона и тысяченожку. Центурион не дал себе труда перешагнуть, и следующий сегмент распластавшегося кольцами тела, попав под ногу, опять с легким влажным хлопком лопнул под ботинком. Серовато-синяя масса на несколько мгновений испачкала броню, но тут же стекла, не оставляя следа. Рагнар хмыкнул: звук показался ему забавным, ощущения стоило тоже запомнить, чтобы потом использовать для работы. Впрочем, хоть и интересно, но не настолько, чтобы с детской радостью прыгать по остальным сегментам. Да и подчиненные не поймут: и так про воронов ходит полно идиотских слухов.
    До входа на основные подземные уровни базы оставалось совсем немного: обогнуть остов очередной разбитой башни стратосферной ПВО, перейти вброд небольшой искусственный канал. И там, за остатками последнего огневого рубежа присоединиться к штурмовой группе, которая еще раз, теперь уже сантиметр за сантиметром, будет обследовать подземный лабиринт в поисках потайных мест. В этот момент ожила связь.
    - Докладывает патруль Б-двенадцать. Обнаружено еще одно здание. Вероятно, вход в изолированный бункер. На входе - какая-то дрянь. Черная, похожа на кляксу. Двое без сознания.
    - Туда, - скомандовал Рагнар по общему каналу. - Штурмовую группу и все, кто близко - немедленно туда.
    Что там нашли, он сообразил сразу, поэтому не стал огибать остаток длинного, не меньше километра здания. По команде ворона легионер вскинул до этого висевшее в походном положении плазморужье. В руках бойца смертоносная махина казалась почти игрушечной. Оружие бесшумно плюнуло прозрачным шариком магнитной ловушки. Снаряд торопливо ударил в стену, мгновение спустя полыхнуло, и в здании появилась сквозная дыра метров двадцать в диаметре.
    Переходя лужу еще не застывшего камня, Рагнар поморщился. Шлем он надевать так и не стал, лишь прикрыл искажением лицо от жара, чтобы проникший под защиту воздух не обжег. Почти сразу легионеры вышли к нужной точке. Зданием это, как и все остальное вокруг, можно было назвать с большой натяжкой. Торчало две стены, в одной из которых сохранился дверной проем, откуда сейчас бесформенной кляксой выползало абсолютно-черное нечто. Рядом безжизненной грудой валялся боец. Сканеры забило помехами, но и без них Рагнар знал - человек мертв. Остальной патруль лежал далеко в стороне. Туда же отступал последний оставшийся в сознании штурмовик, таща на себе товарища. Рагнар успел восхититься его мужеством: дрянь из развалин генерировала дикий ужас, солдат сейчас сходил с ума от страха, но продолжал ползти и волочить за собой раненого. А до этого, судя по всему, вытащил остальных.
    Черное нечто просто так добычу упускать не собиралось. Вдогонку храбрецу шустро поползло черное щупальце. Но центурион уже начал отсекающий огонь.
    - Плазмой его. И любым энергетическим! - скомандовал Рагнар.
    Сам он тоже начал выстраивать щит между солдатом и преследователем. Выплеснул из крови все эмоции, все ощущения, которые почерпнул на разрушенной базе и во время прорыва к планете. От удара щупальца анти-света по невидимой стене Рагнар застонал и задрожал, почувствовав себя атлантом, который держит небо. Но устоял. И в то же мгновение подоспела штурмовая группа вместе с ближайшими патрулями. Получив еще на подходе от ворона пакет с информацией, они уже с предельной дистанции начали стрелять. Черноту окутало кипящее море плазмы и жесткого излучения. Инородная для Вселенной субстанция впитывала энергию как губка, зато вокруг нее ничего не менялось, хотя совокупной огневой мощи атакующих бойцов хватило бы залить площадку радиусом в полкилометра сплавленным до стекла камнем. Наконец, черное нечто не выдержало и схлопнулось. Солдаты сразу прекратили стрельбу, и вопросительно взглянули на ворона.
    - Энтропия. Концентрированная энтропия, - хрипло ответил Рагнар и оперся на плечо центуриона Ольшанского, чтобы не упасть. Растянуть ментальную защиту и на раненых, и на атакующих солдат оказалось неожиданно трудно. - Эта гадость стремится поглотить любую энергию и разрушить любые упорядоченные структуры. Особенно разумные.
    Про себя же добавил, что теперь растаяли последние сомнения: на планете, в самом деле, активно работали с хроноклазмом.
    Роботы старательно обследовали верхний уровень лаборатории, и только потом под землю полезли люди. Пусть Рагнар и был уверен, что опасности там нет - основной энтропийный сгусток всосал в себя те, что помельче, а любую электронику и киборгов охраны по пути деструктурировал, - но рисковать шкурой, не к месту бравируя нарушениями инструкций, ни ворон, ни штурмовики не собирались. Вся группа сменила повседневную броню на скафандры класса "Гранит". Тяжелые и неповоротливые, зато способные выдержать попадание нескольких зарядов плазмы в упор.
    Три верхних уровня встретили мешаниной из обломков и бесформенных наплывов шлака. Зато дальше, стоило пройти через ворота, которые еще недавно закрывал здоровенный бронированный люк, лаборатория казалась почти нетронутой. К общему удивлению, лифт функционировал, и это экономило время. Первым в шахту нырнули два похожих на краба боевых автомата. Едва они доложили "безопасно", начали спуск люди.
    Гравитационная установка сработала идеально, плавно подхватив людей одного за другим. Подошвы ботинок тихо лязгнули о покрытие пола. Сквозь шлем коридор казался серым. Кроме лифта никакое другое оборудование или аварийное освещение не работало, покрытие стен поглощало волны радара - картинку на забрале рисовал компьютер по данным сонара. А еще во внешних динамиках стояла абсолютная тишина. Создавалось неприятное ощущение, что окружающая темнота скрадывает и пожирает звуки. Автоматы побежали дальше, Рагнар, проверив окружающее пространство своими способностями, тоже ничего опасного не нашел. Сразу выкрутил на полную мощность фонарь, вмонтированный в плечо доспеха. Следом так же поступили остальные. Холодные белые лучи озарили коридор тошнотворного мятно-зеленого цвета с большим черным пятном на полу. Рядом с пятном валялись трудно идентифицируемые останки в лабораторном халате.
    - Кто-то из персонала, - пояснил для остальных Рагнар. - Попал под энтропийный удар. Думаю, живых мы тут не найдем.
    И мысленно добавил: "Вовремя мы их прищучили. Похоже, Темного зверя они почти вытащили".
    Коридор несколько раз поворачивал. То тут, то там попадались входы в боковые помещения. Двери боевые автоматы на всякий случай снесли по дороге, и сейчас внутренности комнат хорошо просматривались. Больше всего это место напоминало лабораторию из фильмов ужасов. Декорации для зверских опытов сумасшедшего ученого. Словно решив доказать - все точь-точь как в иллюзор-лентах - по пути встретилась тюрьма, где за запертой решеткой лежал десяток бездыханных тел с посиневшими лицами и выпученными глазами, будто люди умерли от удушья.
    А еще здесь все было очень по-человечески, и это оставляло нехороший привкус. Первую скрипку на базе играли люди, а не вольфары. И предназначалось оружие древних, которое пытались вызвать из небытия, для каких-то гадостей внутри человечества.
    За очередным поворотом обнаружилась дверь, запертая на манер шлюза космического корабля. Сизо-серым матово отливал металл брони. Боевые автоматы это не остановило, хотя закончили они возиться совсем недавно: дыра в воротах сильно фонила в тепловом диапазоне. А за дверью оказалось именно то, ради чего и штурмовали позабытую планету с длинным номером вместо имени. Центральное ядро лаборатории.
    Перед тем как войти, Рагнар отдал последние инструкции. Информация по Темным зверям была не секретной, но в обязательную учебную программу точно не входила. Бойцы могли и не знать особенностей нового противника.
    - Лаборатория предназначалась, чтобы вытащить из прошлого боевой автомат Шангри. Если у них это получилось, он где-то здесь. Сразу после перехода он размером не больше человека, может свободно менять форму, сохраняя объем. Основной признак - активное и абсолютное поглощение любого излучения, что-то вроде идеального черного тела. Если заметите хоть что-то подобное, сначала стрелять энергетическим, потом разбираться.
    Про себя же добавил, что идиоты не переводятся, и судьба шангри никого не останавливает. Дважды за историю людей и вольфаров получалось удачно воспользоваться колодцами времени, через которые шангри черпали энергию для создания Темных. И поначалу робот древних даже подчинялся. Со временем неизбежно выходил из-под контроля, первым убивая новых хозяев. Оборачивалось его уничтожение всегда большой кровью: древние создали идеальное оружие против разумных. Победили в своей войне, вычистили галактику от конкурентов. И отправились в небытие следом, когда Темные звери обратились против единственного разума, до которого теперь могли дотянуться.
    Центральный зал представлял собой вытянутый параллелепипед, если верить заработавшему радару двадцать метров в высоту и полторы сотни в длину. В дальнем конце - нечто вроде подиума с десятиметровым цилиндром из прозрачного материала. Правая стена - рабочие места операторов. Левая - сплошь непонятное оборудование и вертикально установленные с интервалом в десять метров саркофаги. Фонарь одного из штурмовиков осветил прозрачную крышку ближайшего саркофага. Внутри лежал мертвый голый человек.
    - Бедняга, - вздохнул Рагнар и решил объяснить: - Не повезло дважды. Пока идет настройка установки, из прошлого таскают людей. Случайные жертвы, обязательно умершие насильственной смертью... Во время основного запуска они становятся хрономаркерами и пищей молодого зверя. Умирают опять.
    Легионерам сантименты были чужды. Зато, повинуясь вбитым в училище инструкциям и навыкам и не доверяя автоматике, солдаты начали проверять один саркофаг за другим.
    - Тут одна, кажется, живая!
    - Ломайте саркофаг, пока не задохнулась. Автономная система почти сдохла.
    Материал саркофага по крепости мог поспорить со сталью, но противостоять искусственной мускулатуре скафандров не смог. Минуту спустя Рагнар уже держал на руках худенькую, истощенную до прозрачности, полностью лишенную волос девушку без сознания. Сразу окутал пологом, чтобы ослабленный организм не отравился какой-нибудь химией из атмосферы бункера.
    - Челнок мне. Я на орбиту. Тут проверить все. Темного зверя, думаю, можно не опасаться. Сгусток наверху и то, что одна из маркеров жива - почти стопроцентная гарантия, что пробой схлопнулся раньше времени.
    Пока Рагнар нес девушку до челнока, идея окончательно оформилась. Надо будет поставить в ее деле отметку, что когда гостью из прошлого проверят и признают безопасной, с ней обязан побеседовать ворон. Разговор с пришелицей из непонятно какого века сулил массу новых впечатлений, которых ему так не хватало последние годы.
    Легион обычно не оставлял после себя живых врагов, но это совершенно не означало, что он не брал пленных. Разведку, в том числе и посредством допросов, никто еще не отменял. Положенный штат персонала на флагмане присутствовал, пусть даже подавляющую часть времени он скучал и занимался не основными делами. Так что атмосферный челнок в ангаре флагмана встречала целая делегация, а на скафандре старшего офицера группы в дополнение к майорским звездам ярко-алым пламенела эмблема легата. Рагнар невольно хмыкнул: лиц за забралами не разобрать, обычных майоров на флагмане полно, но, даже не читая входящий пакет информации, по одной лишь эмблеме понятно, что аж сам начальник Отдела Безопасности прибежал. Соскучились люди по работе, последние три рейда их дивизия получала задачи "прилететь и стереть в порошок без разговоров".
    - Старший ворон Рагнар, мы готовы, - отдал честь главный дознаватель.
    - Держите образец, - ворон сгрузил ношу на медицинскую тележку. - Как проверите и, если не найдете ничего опасного, поставите отметку, что я хочу ее допросить. Лично.
    - Так точно, - и тут же вежливо оттеснили постороннего в сторону. Пока девушку не проверят, она - не его зона ответственности.
    Рагнар проводил дознавателей взглядом и направился к себе в каюту. Накатила усталость. В любом другом случае он сейчас был бы во вполне прекрасном настроении: рейд закончен, а станция приписки дивизии хоть и нелюбимый, но дом... Не встреть они на поверхности действующую темпоральную лабораторию. И хорошо, если дело только разворачивалось. А если там все-таки сумели получить одного Зверя, а сейчас готовились достать второго? Энтропийный сгусток, который образовался как отдача нарушенного хронобурения, наверняка стер память компьютеров лаборатории. Персонал мертв. А остальные, скорее всего, не подозревали про секретный бункер. Для них планета была так защищена, поскольку на ней располагался один из главных нарко-заводов Картеля.
    Привычка последних лет нашептывала, что стоит ждать от судьбы худшего. Запросто реализуется вариант именно с двумя зверями. Чем-то очень нехорошим несло от всей истории с лабораторией. Оборону они смяли бы по любому. Но если бы генерал прислушался к неформальным рекомендациям адмиралтейства и данным СБ, в атаку пошло бы недавнее пополнение "набираться опыта". Того самого опыта и силы, которых молодым парням сразу после училища не хватит, чтобы провести разведку еще из гипера. Если бы не старший ворон и захватившие плацдарм ветераны Денеса, победили бы с огромными потерями. И прорывались бы намного дольше. Высадку десанта прикрывали бы не точечными ударами, пользуясь господством на орбите, а гвоздили противокосмическую оборону, не особо разбираясь. Первого, а может, и второго зверя, успели бы и вытащить, и спрятать где-то в системе вместе с руководством. Лаборатория сгорела бы под орбитальным ударом - не зря рядом напихали столько зениток.
    Хотелось надеяться, что группа дознавателей приведет девушку в чувство и сумеет покопаться в ее памяти: вдруг она мельком что-то видела или слышала? Дилетанты, на которых внезапно свалилась власть, не так уж редко ведут важные разговоры в присутствии тех, кого считают покойниками.
    Оставалось еще одно неприятное дело, которое хотелось завершить как можно быстрее: доклад командующему дивизией. В идеале - сегодня и по собственной инициативе, чтобы перегруженный текучкой генерал не особо придирался. Но перед таким важным, хотя и противным занятием стоило немного прийти в себя. Сбросить напряжение высадки. Раздеться, несколько минут постоять под душем, побриться и надеть свежую форму.
    Душ Рагнар любил. На самом деле, конечно, ворон любил море - обжигающе-холодное, седое, под пуховым одеялом облаков или мягкое, теплое, нежно холодящее разгоряченную южным солнцем кожу - но о таком до окончания срока службы оставалось мечтать. Порой отдых на море и любимая подводная охота казались сном. Зато контрастный душ тоже дарил успокоение. Попеременно ледяные или обжигающие горячие колючие тугие струи проливным дождем барабанили по коже, смывая с плеч усталость, а невидимые, но ощутимые струи воздуха давали отдых каждой мышце и связке.
    И бритье Рагнар тоже любил. Не снимать волосы специальной пеной и губкой, а чувствовать, как десятки сеточек механической бритвы вибрируют и срезают еще короткие, но уже слегка отросшие волоски. Вот что ворон не любил, так это парадную форму. К удобству претензий не было, зато была претензия к цвету. Нестерпимо хотелось чего-нибудь желтого, зеленого или синего. Эти цвета прочно ассоциировались с давно утраченной свободой делать не то, что должен - а что душа пожелает. А еще парадная форма имела короткий рукав. И каждый мог видеть черные обручи, опоясывающие руки посередине между локтем и запястьем.
    Внедренные под кожу интерфейсы будут темнеть углем до тех пор, пока их не снимет императорская печать. Символ статуса, признак, по которому любой опознает ворона разрушения. Возможность напрямую подключаться к любой военной сети - и одновременно гарантия, что ворон не нарушит присягу и не сбежит. Такие случаи иногда бывали, а в Империи не так уж мало мест, где хорошего Мастера искажений примут, не спрашивая о его прошлом. По браслетам же дезертира без труда можно и отыскать, и заблокировать способности во время ареста...
    Рагнар уже собирался выходить, когда раздался сигнал вызова: кто-то хотел попасть к нему. По личному делу. Удивленный ворон приказал системе впустить гостя во входную комнату, заодно служившую гостиной. Это оказался капитан-легат Денес. Да еще с двумя бутылками в руках.
    - Это тебе. Одна от моих орлов. Другая - от штурмовиков.
    Рагнар взял подарок и удивленно присвистнул. Первой оказалась марочное синее вино вольфаров, причем, если наклейка не врала, из сектора метрополии. Вторая - не менее дорогое белое сухое из сектора Терры. Осипшим голосом, не веря глазам, уточнил:
    - Они что, отдали мне...
    - Ага. Как лучшему.
    Рагнар, не выпуская бутылок, сел на диван. Нерушимая традиция Легиона - перед рейдом каждая тактическая группа покупает такую вот бутылочку в складчину. А потом ее получает лучший экипаж или рота. И обязаны распить в память о тех, кто не вернулся из боя. Сейчас получалось, что торпедоносцы и штурмовики признали лучшим его.
    - Ладно, раз уж пришел. Ну их, дела. Давай что ли? Помянем. Не одному же мне это богатство пить? Ты сейчас свободен?
    - Да. Еще сутки отдыха.
    - Тогда разливай.
    Допив третью порцию, после которой стало тепло на душе, все проблемы теперь казались неважными, а нервы прекратили терзать нехорошие предчувствия, Рагнар рассмеялся сухим каркающим смехом и все-таки высказал вслух:
    - Да уж. Не ожидал. В лицо боятся, а вот так...
    - Хороший ты мужик, Рагнар, - улыбнулся Денес. - Но сам знаешь, должность такая.
    - Обычных Мастеров не боятся.
    - Так то обычных. А вы, вороны, если помнишь, с самого начала были императорскими комиссарами с правом единоличного трибунала. Смирись. Неважно, сколько пройдет времени, хоть пятьсот лет, хоть тысяча - формально ваши права приостановлены, но не отозваны. А еще из всех Мастеров только вы имеете право убивать искажением. - Денес усмехнулся. - Не скажу, что обывателя пугает сильнее.
    - Вспомни еще, что старший ворон может заменять генерала в дисциплинарной комиссии и прочих веселых местах, чем наш дорогой командир и пользуется. Я не рвался на эту должность. И в Легион тоже не рвался.
    Прозвучало резко. И грубо: Легион был элитой армии, сюда мечтали попасть многие. Как и стать воронами разрушения.
    Денес не обиделся. Налил себе еще порцию, глотнул, покатав на языке и наслаждаясь букетом. Почесал висок и ответил:
    - Я помню. И помню, как ты рассказывал, что тебя на призывной пункт вместе с повесткой волокли чуть ли не силой. И что на твое место жаждут попасть многие Мастера, причем добровольно. Но я рад, что у нас именно ты. Видел я этих мальчиков. Мечтают быть героями, но чтобы не высовывая носа из капсулы на флагмане. А ты каждый раз лезешь с нами в пекло. Мог бы отсидеться в облаке на малом корвете, ограничиться лишь наведением, пока мы поблизости, а потом сразу нырнуть обратно в гипер. Вместо этого ты пошел с нами в бой до самого конца, ты вытаскивал нас в самый последний момент. Поэтому сегодня многие наши парни остались живы... и так не первый раз.
    - Ага, - буркнул Рагнар. - Единственная привилегия дворянина, которую не может отменить даже император - это право первым подниматься в атаку и сдохнуть за интересы человечества.
    - Да ладно тебе, - расхохотался Денес. - Дворянство за дело у Цереса ты получил более чем заслуженно. И как будто без этого ты ради нас не рискуешь.
    Рагнар поставил бутылки на столик и хмыкнул. Денес понял по-своему.
    - Штурмовики тоже тебя ценят. Все знают, что по правилам ты, когда клякса полезла, должен был не на всех защиту тянуть, а только на тех, кто огонь вел. А ты и раненых прикрыл, хотя именно тебя та дрянь могла в итоге выпить досуха.
    Ворон вздохнул и с грустью ответил.
    - Наверное, потому, что я хоть и получил не такой уж маленький чин, - он двумя пальцами слегка ухватил ткань мундира, - но так и остался гражданским. Совесть будет мучить. Ладно, разливай...
    Следующий день Рагнар встретил с больной и тяжелой головой, вдобавок противно и очень долго пиликал сигнал оповещения срочного сообщения. Несколько секунд ворон оглядывался и пытался сообразить, что случилось. Потом в памяти слегка прояснилось. Свою меру он знал хорошо и никогда не позволял себе напиваться допьяна. По отдельности каждый из напитков был чудесен, да и мало бутылки вина на взрослого мужика, чтобы всерьез захмелеть... Им и в голову не могло прийти, что смешивать содержимое подарков не стоило: в любом другом случае распивать одновременно такие бутылки - слишком дорогое удовольствие.
    Лицо затопила краска стыда. По глупости нализались они вчера, как два салабона после первого в жизни рейда. Денес под конец как-то смог уползти к себе в каюту, хозяин остался храпеть прямо в гостиной. Ни с докладом не сходил, ни будильник не завел. Заранее догадываясь и холодея от нехорошего предчувствия, Рагнар вывел перед глазами виртуальный экран и текст сообщения. "Прибыть с докладом к 12.00". А сейчас... он скосил взгляд в угол экрана на часы.
    "Мать твою! Меньше получаса осталось!"
    Собирался Рагнар второпях и абы как. Ледяной душ слегка прояснил сознание, но заставить очнуться до конца не смог. А по части формы и устава командующий дивизией был ярый формалист и педант, да и мято-похмельный вид подчиненного в глазах начальства не красил. Результатом стала выволочка от генерала. Хорошего настроения это Рагнару не добавило, зато прибавило злобы на весь мир. Про то, что он хотел поговорить со спасенной девчонкой, ворон не вспомнил. А сообщение от дознавателей стер, не читая: пометки "важно" нет, значит, какая-нибудь очередная бюрократическая ерунда.


Глава 2



    Девушку, которую притащил ворон, и еще одного мужчину - то ли пленника, то ли сотрудника, которого нашли десантники на одном из уровней лаборатории, разместили в лазарете тюремного сектора линкора. Совмещенный с исследовательской лабораторией, лазарет представлял собой блок из десяти небольших модулей, полностью автономных вплоть до регенерации воздуха. Штатный ментоскопист покопался в головах, пока люди были без сознания, заявил, что ничего интересного для дознавателей там нет. И сразу жертвы потеряли ценность в глазах разведслужбы, а дело перевалили на младшего следователя.
    Назначенный ответственным лейтенант вошел в контрольный центр медблока и поморщился. Специфичный запах всех лечебных учреждений просачивался даже сюда. "Мне надо прослужить еще два месяца, - напомнил он себе. - А дальше..." Дальше кончится год, который отец отвел ему, устраивая на непыльную, вроде, должность в Легионе. Со словами: "Полезно для будущей карьеры". Лейтенант был полностью с родителем согласен и представлял, как будет потом козырять этой самой службой на гражданской должности. Но это потом, а сейчас предстояла работа грязная и, на взгляд парня, никому не нужная.
    Ожидавший следователя медик отдал честь, затем включил широкий панорамный экран. Там отображался модуль, в котором находился мужчина.
    - Давно он так? - мрачно поинтересовался лейтенант.
    Сжавшаяся в углу кровати трясущаяся субстанция, взирающая по сторонам вытаращенными глазами насмерть перепуганного мелкого зверька, была совсем не похожа на человека. Разве что антропоморфным обликом.
    - Последние сутки. Как очнулся, с тех пор пребывает вот в таком виде. Если желаете, можем посмотреть запись.
    - Не желаю, - сморщился лейтенант.
    - В общем, мы сделали все биологические, биохимические и прочие анализы. Физиологически с обоими доставленными все нормально...
    В это время сидевший на кровати мужчина вздрогнул, потом рывком вскочил. Обвел помещение диким и безумным взглядом, метнулся в щель между стеной и кроватью и забился в нее спиной. Потом медленно протянул руку, недоверчиво ощупывая поверхность самой кровати, и, взвизгнув что-то звериное, залез уже под кровать.
    - Как видите, повадки совершенно неразумного существа. Судя по всему, энтропийный удар был слишком силен. Возможно, кто-то из Великих Мастеров и мог бы привести в чувство...
    - Так и останется дегенератом? - опять поморщился лейтенант.
    - Надежды нет, - подтвердил врач. - Вот, обратите внимание, какая нервная реакция на еду!
    В этот момент в кадре из пола выдвинулись миска, кусок хлеба и стакан воды. Мужчина в панике заметался по камере, то пытаясь опять забиться под койку, то влезть на нее. Все это время он истерически орал.
    - Пришлите запрос и обоснование, я подпишу уничтожение, - брезгливо отдал указание лейтенант.
    - Так точно, - равнодушно ответил врач: стоимость услуг одного из Великих Мастеров искажений была запредельной. На нищего дегенерата тратить столько денег никто не станет.
    - Женщина?
    - Девушка, биологический возраст девятнадцать. Ей повезло, если можно сказать. Сильное истощение от близкого выброса энтропии, словно голодала месяц. Нервный стресс. Но в остальном она полностью восстановится. По фенотипу и анализу генного кода она ближе всего к русским. Отдельные слова и фразы, которые она произнесла в бреду, тоже русские. Лингвоанализ показал, что, скорее всего, ее вытащили из первых веков освоения космоса, где-то в период, близкий к Разлому. Проблем с адаптацией не будет.
    Лейтенант задумчиво кивнул и вперил взгляд в экран. Там уже отображалась вторая камера. Девушка спала, укрытая простыней. Русский в первые века освоения звезд был официальным языком космофлота. Неудивительно, что пришелица из прошлого его знает. Современный имперский тоже числил русский своим основным предком. С освоением речи и адаптацией проблем действительно не будет... В голове смутно зашевелилась какая-то мысль. Пытаясь ее не упустить, лейтенант отстраненно поинтересовался:
    - Какие-то замечания, препятствующие обычной процедуре, есть?
    - Нет. Некоторые показатели, правда, низковаты, но это можно списать на шок. Можно попробовать установить контакт. Желаете зайти?
    - Не стоит. Стандартное гражданство империи на основании того, что она - человек с чистым геномом. На станции сдадите в реабилитационный центр. Тоже пришлите докладную, я подпишу.
    На выходе из тюремного сектора идея оформилась окончательно. Связей и знакомств лейтенанта хватит провернуть одну выгодную операцию. Девчонка никому не нужна, про нее забудут. Реабилитацию провести халтурно и для галочки, потом без труда устроить работать строго в одно конкретное заведение. Бордель Салима-веселого специализируется на редкостях, там любой может переспать не только со своим видом, но и с инопланетянкой. Девушка из прошлого станет курицей, несущей золотые яйца. Сначала секс, а потом еще станцевать и спеть "древнюю песню" какую-нибудь, байку там рассказать. Падкие на экзотику клиенты повалят валом. Салим же человек умелый и с пониманием. За полгодика обработает так, что девчонка ноги раздвинет сама и будет это за счастье почитать. Процент от сделки станет хорошей прибавкой к увольнительному пособию... Но действовать надо быстро, и утвердить программу адаптации немедленно, пока девушка еще спит. Иначе, стоит ей пообщаться хоть с кем-то из младшего персонала, и легенда про асоциальную дикарку затрещит по швам.
     
     
    Лена лежала на мягкой кровати, и ей снился какой-то сон. Хороший, жалко не запомнился, когда она проснулась. Девушка продолжала лежать, не открывая глаз, и лениво размышляла, что хорошо бы почаще снились именно хорошие сны, а не тот кошмар, который преследовал ее до этого. Взрыв, потом странные люди-волки, тюрьма, издевательства... Яркий свет раздражал через закрытые веки и требовал все-таки открыть глаза. Лена со вздохом повиновалась. И вздрогнула, сердце зашлось в бешеном ритме. Она лежала на кровати в небольшой, абсолютно пустой комнатке без окон и с зелеными стенами. Больница! Ничем иным комната быть не могла. Значит, взрыв в метро ей не приснился... Как остальные девчонки?!
    Разум тут же начал себя убеждать: не паникуй. Если ты жива, то и остальные целы. Когда они поднимались с "Комсомольской", Лена стояла намного выше подруг, и вспышка взрыва была прямо перед ней. А здесь, наверное, Склифосовского? Или куда там обычно возят раненых при терактах? Сейчас придет врач... Девушка села, растерянно осмотрелась, стараясь заметить камеру наблюдения. Не могли же ее оставить совсем без присмотра? Провела ладонью по койке. Ткань простыни напоминала на ощупь шелк. Поднялась на ноги, придерживаясь за стену.
    - Ой...
    Тут Лена заметила свою наготу, схватила покрывало и попыталась прикрыться. Тело отозвалось слабостью. От резкого движения потемнело в глазах, пришлось сесть обратно на кровать. По оставшейся с детства привычке Лена попытался успокоиться, теребя свои волосы. Пальцы хватанули пустоту. Почувствовав, как тело заледенело от страха, девушка провела ладонью по голове... Череп был идеально гладко выбрит. Все произошедшее не сон! После взрыва она и впрямь попала к тем самым людям-волкам и просто людям. И все унизительные медпроцедуры, которые с ней делали и для которых обрили и на голове, и в прочих местах - тоже были. Где она?
    Следующие две недели Лена рыдала, кричала, билась в истерике. Ответа не было, никто из персонала не заглядывал. Лишь три раза в день через окошко подавали еду, через него же выдавали свежую одежду - что-то вроде халата и белье из неизвестного материала. Да еще, как обезьяну, дрессировали образовательными программами по языку. Сделаешь задание - получишь десерт, откажешься заниматься - лишишься обеда. В остальном про девушку будто забыли. Разве что, если она слишком уж громко истерила, в палату въезжала непонятная конструкция, похожая на стального паука, и делала укол, от которого хотелось спать, а мысли становились безразличными, вялыми и тягучими.


Глава 3



    Распихивая окружающих, Лена почти бежала к остановке монорельса. Проигнорировала заинтересованные взгляды: задва месяцав центре реабилитации фигурка выправилась, стала не хуже моделей на обложке глянцевых журналов, которые она выписывала в родном времени. И даже самым дешевым платьем аляповато-розовой расцветки не испортишь. Да и волосы благодаря современным технологиям отрасли обратно в толстую косу благородного оттенка золотой пшеницы. Среди тех, кто выбрал жизнь на космических станциях, такой цвет - редкость. С грустной усмешкой Лена подумала, что в первые дни мохнатые, все время напоминавшие ей собак вольфары или похожие на ярко-красных людей с рожками фламины у нее тоже вызывали благоговейную оторопь. Как и остальные инопланетяне.
    Прошло всего четыре месяца,как ее выпустили из Центра реабилитации, а она уже не глядя пихает всех локтями в бок. Будто и не в космосе, а в родном московскому метро в час пик. И плевать, что заинтересованные взгляды на нее бросали до сих пор. Главное - успеть на работу: и так жалованье мизерное, а каждый штраф за опоздание еще чувствительно бил по карману. Уволиться же из кафе не получалось. Как оказалось, и в будущем социальные службы остались халтурщиками. Выпихнули человека из реабилитационного центра, поставили галочку "на время вторичной адаптации работой обеспечена"... и забыли. Какое им дело, что навязанный контракт превратил девушку фактически в рабыню хозяина заведения на год, а то и на два? До тех пор, пока она не получит в паспорт отметку, что период "вторичной адаптации" закончен.
    Стоило Лене покинуть спальный кластер дешевого жилья и выйти в общий коридор, как станция оглушила и ослепила рекламой, грохотом линии монорельса, гулом тысяч спешивших по своим делам людей и нелюдей. Сколько в прошлой жизни Лена перечитала фантастики, кажется, детально все себе представляла, но воочию реальность оказалось куда ошеломительней. Огромная, что по площади, что по объему, станция была настоящим мегаполисом на орбите красного карлика. База Легиона плюс крупный торговый перекрёсток Империи людей и звездных государств нелюдей... Эдакий Новый Вавилон, где девушка казалась самой себе если не песчинкой, то муравьем так точно. Радовало одно: на станции было предельно просто ориентироваться. Сплошные перпендикуляры, как внутри горизонтальных уровней, так и по вертикали. Сквозные лифты и одинаковые по назначению кварталы - если, конечно, можно приравнивать комнаты-пеналы бюджетного жилья нижних уровней и фешенебельные гостиницы туристических ярусов.
     
    Вагон слегка потряхивало, толпа стояла плотно и не давала упасть. Лена позволила себе немного помечтать: она почти скопила нужную сумму, чтобы досрочно попробовать сдать на сертификат начальной ступени образования. Тогда она сможет подать заявление о досрочном завершении адаптации... замечтавшись. Девушка чуть не пропустила нужную остановку, к дверям вагона пришлось лезть, отчаянно пихаясь локтями и собирая тычки и ругань пассажиров.
    Перрон и прилегающие коридоры, как и везде бурлили народом, начало рабочего дня. Лена привычно ввинтилась в толпу разномастных служащих. Ни с того ни с сего сердце остро резануло тоской. Толпа всяческих клерков была точь-в-точь как в Москве: деловые костюмы, рубашки, галстуки и все такое, строгие блузки, юбки. И плевать, что одеты в них не только люди, но и всякие мохнатые и чешуйчатые. Все как раньше... если забыть, что спешит она сейчас не в МГУ на лекцию, а на работу. Следом за тоской по прошлой жизни догнала насмешка над собой. Сколько раз она с подружками злословила над сокурсниками, которые вынуждены были подрабатывать вечерами официантами и барменами? Там, с богатыми родителями, она снисходительно могла себе это позволить. Зато здесь оказалась в еще худшем положении. Будь верующей, решила бы, что это ей такой персональный ад за гордыню.
    Пробежав в потоке существ три квартала, Лена свернула в боковой коридор. Сразу исчезли краски, реклама, вывески, причудливо одетая толпа. Воздушная смесь поменяла слабые цветочные ароматы на резкие технические запахи. Начались узкие, стерильно-чистые светло-зеленые и светло-серые стены и потолки, экономное освещение. Портовая часть станции. За каждой из длинного ряда безликих дверей мог быть офис, закусочная или магазин. Тем, кто сходит с кораблей, таблички с надписями не нужны. На крайний случай через свой корабль подключатся к локальной сети и получат привязку дороги и нужного места. Всем прочим, особенно туристам, здесь делать нечего. Для них предназначены яркие витрины и богато украшенные широкие коридоры гостевой части станции с указателями на каждом шагу. Лена и жила бы здесь. И до работы добираться быстрее, и цены в припортовой зоне были значительно ниже. Здесь не платили за яркое освещение и приятные глазу интерьеры. Но мешал все тот же статус "вторичной адаптации".
    За одной из одинаковых дверей пряталось кафе. В разгар рабочего дня внутри было немноголюдно. Лена на ходу осмотрелась. Ничего не поменялось: витрина, стойка с напитками, столики, дверь в служебные помещения. Это хорошо. Была у хозяина привычка под настроение все переставлять. Дело недолгое, а персонал потом судорожно искал, что и где теперь лежит и прячется. Лена подозревала: это Салим специально, чтобы потом выписывать сотрудникам штрафы.
    Стремглав проскочив помещение для посетителей, Лена нырнула в служебную часть, заскочила в комнатку для персонала. И сморщилась. Хозяин был здесь. Ровный загар на лице и руках, типичный для планетников и тех, кто может часто летать на планеты. Дорогой костюм из натуральной ткани. Лена до сих пор гадала, зачем такой богатый человек постоянно ошивается в припортовой забегаловке. Понятно было, что хорошо живет он не с доходов от кафе.
    - Привет, дорогая.
    - Отвали, урод. Пошел на х...
    Салим продолжал улыбаться, и это было плохим знаком. Лена очень быстро поняла, что навязанный социальный контракт - это палка о двух концах. Самое большее, что мог хозяин - уволить зарвавшуюся официантку. В остальном трудовой кодекс Империи взаимоотношения с наемными сотрудниками регулировал очень жестко. Особенно на космических станциях. Нельзя накладывать штрафы, чтобы зарплата была ниже прожиточного минимума. Нельзя накладывать штрафы необоснованно. Потому-то Лена и дерзила, сама себе удивляясь, откуда у пай-девочки, какой она была, всплыли в памяти такие богатые познания в нецензурной лексике Москвы начала двадцать первого века. Девушка быстро растолковала коллегам и владельцу кафе смысл старинных ругательств. И с удовольствием посылала Салима матерными загибами. Хозяина корежило, но увольнять строптивую официантку он почему-то не спешил. И вот сегодня вместо кривой ухмылки - гаденькая улыбочка.
    Ближе к вечеру народу в забегаловке стало прибывать. Лена давно поняла, что люди чаще приходили сюда не столько поесть, сколько обсудить какие-то дела. Вспоминая рассказы родителей о "лихих девяностых", девушка решила, что заведение нечто вроде нейтральной территории без подслушивания. Настоящий источник дохода Салима. Впрочем, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы помнить золотое правило: меньше знаешь - дольше живешь. Жить хотелось, и Лена предпочитала гадать молча. К тому же любители поговорить ей нравились. Тихие, щедрые на чаевые клиенты. Но бывало и наоборот, когда приходили компании - что-то отметить и погулять.
    - Хозяин, еще выпивки! Да поживее!
    Мужик из очередной шумно-пьяной компании хлопнул ладонью по сканеру на столе, подтверждая оплату нового счета. Салим довольно осклабился: сумма была немалая, гулять компания матросов собиралась явно до утра.
    - Сию минуту!
    - За здоровье капитана! И за удачный рейд! - проревел вольфар с черной всклокоченной шерстью и порванным левым ухом, и тут же опрокинул бутылку над своей кружкой. - Эй, да она пустая!
    Бутылка полетела в стену с такой силой, что толстый пластик не выдержал и раскололся. Несколько ненасытных глоток завопили нестройным хором:
    - Выпивки! Где вас носит?
    - Сейчас-сейчас! - Салим сунул Лене поднос и с силой подтолкнул ее в спину. - Все, ступай!
    - Да пошел ты! - прошептала дрожащая девушка голосом, в котором звучали слезы. Ей стало страшно.
    Но и отступить она не могла. Откажись, - и Салим срежет зарплату до минимума. Тогда не хватит денег, чтобы уже на следующей неделе попробовать сдать на сертификат начальной ступени образования... Следующее же тестирование в социальном центре будут проводить лишь через три месяца.
    Собрав все свое мужество, девушка приблизилась к столу, за которым пировали матросы, и начала поскорее расставлять на его краю бутылки, стараясь не смотреть на лица с уже бессмысленными, осоловевшими или горящими от вожделения глазами.
    - Эй, красотка! - худой загорелый человек положил руку ей на плечо и потянул книзу: - Садись, выпей с нами!
    Лена отстранилась, сбросив его руку, но матрос неожиданно быстро вскочил и облапил девушку, дыша в лицо перегаром. Стиснув зубы, чтобы не закричать, Лена вывернулась. Оттолкнула грубияна, но убежать не успела. Борьба распалила мужика. Он схватил девушку за платье и дернул к себе. Не обращая внимания на сопротивление, попробовал усадить рядом, второй рукой одновременно залез под юбку и попытался оттянуть трусы. Этого Лена стерпеть не смогла. Глаза застило красной пеленой, в ярости девушка схватила бутылку и двинула обидчика по голове...
    Салим со злорадной ухмылкой развалился в кресле в своем кабинете и торжествующе смотрел на замершую перед ним девушку.
    - Ну-с, моя дорогая. И что у нас? Напала на ни в чем не повинного клиента, нанесла ему тяжкие телесные повреждения. Плюс ущерб заведению. Его приятели отозвали платеж. А твоих сбережений даже не хватит заплатить пострадавшему. Они уже списаны, но этого мало.
    Лена вскочила, сжав кулаки.
    - Да как вы смеете!
    - Не шуми, цыпа. Смею. Ты еще на социальной адаптации. Я плачу за тебя, но все сверх прожиточного минимума будет списано теперь в погашение долгов.
    - Сволочь, - сквозь зубы прошипела девушка. Села обратно и заставила себя медленно дышать, пытаясь успокоить и взять себя в руки.
    - Ничего подобного, - с укоризной ответил Салим, - это всего лишь бизнес, я не могу терпеть убытки.
    - Короче. Хватит клепать мне мозги и говори, чего хочешь.
    - Клепать? Мозги? Интересное выражение, стоит запомнить, - искренне удивился Салим. Его взгляд захолодел, голос покрылся изморозью. - Ты обидела очень нужных людей, и платить будешь до конца жизни. Забудь про всякие сертификаты. Особенно если будет привод в полицию за немотивированную агрессию. Адаптацию с тебя после этого снимет только медкомиссия. Или отработаешь. Симпатичное лицо и фигурка. Дальше объяснять? Или как умная девочка уже поняла? Можешь за аристократку сойти, к слову, как раз твой типаж, особенно волосы. Деньги лопатой грести будешь.
    - Ах ты... - Лена задохнулась. - Ты с самого начала так и хотел!
    Салим молча осклабился.
    - Да я лучше сдохну!
    - Не выйдет, - с деланной грустью ответил Салим. - Тебе в полиции наденут ошейник. Он не только станет за тобой следить, но и не даст совершить самоубийство. Раз не хочешь по-хорошему, вызываю полицию. Но мое предложение еще в силе.
    Лене хватило гордости плюнуть Салиму на стол, а потом не издать ни звука, пока приехавший наряд их четырех фламинов грубо ткнул девушку лицом в пол, неприятно на грани боли сковал руки наручниками, а в мобиле специально посадил так, чтобы за время пути до участка тело затекло и свело судорогой. Не сопротивлялась она и пока ей перед визитом к следователю застегивали на шее алую ленту ошейника-ограничителя. Хотя дежурный полицейский при этом как бы невзначай лапал девушку, а второй стоял рядом и ждал повода ударить электрошокером.
    Вспоминая рассказы младшего брата, которого родители несколько раз вытаскивали из отделения за хулиганство, Лена думала, что ни следователи, ни полиция тоже не поменялись за сотни лет. Обшарпанные стены, пыльные и тоскливые запахи, видавший виды стол и сейф в углу. Хозяин кабинета, молодой и ретивый фламин, гордо сверкая позолоченными рожками, зачитывал сидевшей по другую сторону стола усталой девушке одну за другой статьи уголовного кодекса. Грозил карами и призывал покаяться. Дескать, чистосердечное признание смягчит приговор. Лена вяло кивала, думая о том, что записи с камер в помещении кафе, конечно же, пропали. А еще как-то надо будет объяснять ошейник там, где она живет. Скорее всего, ее попросят съехать
    - Так вы признаете свою вину?!
    - А? Что?
    Задумавшись, Лена выпала из реальности и пропустила остаток речи мимо ушей. Следователь начал закипать.
    - Так вы признаете?
    - А если нет, это что-то изменит?
    - Чистосердечное признание...
    Договорить он не успел. В комнату ворвался второй фламин, со знаками различия старшего следователя, пнул дверь так, что она с громким звуком ударилась о стену.
    - Мавир, быстро выпиши ей обычное предупреждение и вышвырни отсюда.
    - Но господин старший следователь...
    - Я что сказал? Быстро. У нее в паспорте отметка, что ее хочет видеть старший ворон дивизии. Связываться с ним и с Легионом я не буду.
    Фраза "не за такие деньги" не прозвучала, но ее услышали все. Подчиненный быстро настучал протокол о мелком хулиганстве, тиснул свою электронную подпись. Полчаса спустя Лена стояла на улице возле полицейского участка. Задумчиво потерла кожу на шее там, где прилипло узкое алое кольцо. Второпях его забыли снять. А может, таким образом, все-таки решили отработать взятку? Салим все равно получил, что хотел. Пусть и не до конца.
    В груди полыхнула решимость отчаяния. Становиться шлюхой Лена не собиралась. Лучше умереть. Но раз обычным способом не получится... Старший следователь упомянул, что ее хотел видеть ворон? Наверное, заинтересовался на корабле, потом передумал, но отметку не снял. Зато теперь она сможет с ним встретиться. Нет, о помощи против Салима просить глупо. Зато вороны имеют право палача. И она сумеет уговорить его воспользоваться этим правом.


Глава 4



    Народу на совещании у генерала сегодня было немного. Да оно и понятно: после разгрома базы "выродков" и зачистки соседних пиратских гнезд дивизия отошла на отдых. Большая часть комсостава разъехалась по заслуженным отпускам. Кроме Рагнара, который как всегда вынужден был торчать на станции.
    Офицеры дружно встали, приветствуя генерала, отдали честь. Под потолком высокого, отделанного настоящим деревом брифинг-зала прокатилось многоголосое: "Слава Императрице!". Все сели, старший ворон привычно занял место с краю. Он редко участвовал в обсуждении, довольствуясь наблюдением, и это устраивало всех. Заодно коллеги вежливо делали вид, что не замечают: на планшет Рагнара вместо штабных документов закачана книга. Наглеть и читать на совещаниях художественные романы старший ворон себе не позволял, но новинки по специальности или по корабельному делу просматривал регулярно.
    Вот и сейчас Рагнар открыл интереснейший труд по навигации. Времен первой экспансии, он был откопан на одной из погибших колоний и никогда не переводился. Древний вариант русского давался Рагнару с огромным трудом, но он с упорством пер к цели, одну за одной беря главы измором. Это было занятие куда приятнее всевозможных нудных "штабных разборок", на которых старшему ворону было положено присутствовать по званию. А еще помогало сегодня хотя бы внешне спокойно высидеть до конца совещания.
    За прорыв обороны в системе с хроноканалом и за спасение бойцов во время выброса энтропии ворон получил бронзовую медаль "Звезды доблести". Генерал хоть и оглашал сегодня приказ с кислой рожей, но по части медалей никогда не мелочился. Раз уж сразу несколько командиров соединений подали наградной рапорт на старшего ворона - так тому и быть. Но вот дальше... Отклонить просьбу свежеиспеченного кавалера "Звезды", скажем, покинуть станцию для отдыха генерал не имел права, ибо тем самым нарушил бы одно из неписаных, но от этого не менее строгих традиций Легиона.
    Да и понял генерал уже давно, что первая ненависть к военной службе у ворона прошла. За последние годы слова "Легион - меч человечества" перестали для него звучать абстрактным патриотическим лозунгом. К тому же выполнять порученное ему дело халтурно и не до конца Рагнар не привык. Даже получи он возможность нелегально снять угольно-черные браслеты ворона, дезертировать бы не стал.
    Едва совещание закончилось, Рагнар сразу направился в отдел кадров. Близкий уже отдых манил, нашептывал. Виделись не стены и потолки станции - бескрайний купол неба над бесконечным простором моря. Мелькавшие в коридорах по пути, как в калейдоскопе, лица, обрывки приветствий и чужих разговоров скользили мимо сознания. Кто-то божился загнать нерадивых техников до макушки в палубу, другой радостно оповещал сослуживца, что график дежурств перестроили, и очистка главного ангара приходится теперь на чужую смену. Переступая порог нужного кабинета, Рагнар ощущал себя забитой девицей, которая, первый раз не спросясь мамы, пошла на пляж в открытом купальнике. Бледнел, краснел, ладони покрывались испариной, взгляд горел, сердце стучало как бешеное.
    - Здравия желаю, лейтенант. Что с моей заявкой?
    Ничего страшного случиться не могло, вариант ответа мог быть только один. Но почему-то Рагнар никак не мог успокоиться. Задрожали руки, спина покрылась потом.
    - Здравия желаю, господин старший ворон. Вот.
    Лейтенант отдал пластиковую карточку. Не желая считывать через общий канал, Рагнар приложил ее к интерфейсу на руке. На сетчатку глаза спроецировалось изображение. "Отказать"... Дальше шло какое-то обоснование, вроде "в связи с существенным убытием комсостава на отдых". Это уже не имело значения.
    - Спасибо, лейтенант.
    Ровным и плавным движением, ничем не выдавая своего состояния, Рагнар вышел из кабинета. Огонь в душе погас, оставив после себя лишь пепельную пустыню.
    Оказавшись на улице, Рагнар с силой рванул ворот форменной рубашки. Сейчас он душил, ощущался самым настоящим собачьим ошейником. Поступить так генерал мог только в том случае, если имел категоричный приказ не выпускать Рагнара на отдых за пределы системы. Значит, тот, кто загнал его в армию, еще тогда докопался до главного источника силы молодого Мастера. Все знали, что Мастера искажений внутреннюю силу для переделки окружающего мира черпают из эмоций. Потому-то они завсегдатаи театров, просмотров новых иллюзор-фильмов, любители разнообразных соревнования, где азарт кипит вулканом. Для внутреннего пользования была информация про "особые источники". Некоторые действия вызывали особенно сильный резонанс, после которых Мастер мог гору своротить. Великие мастера свой источник особо не скрывали, они и без него могли любого стереть в порошок. Так, к примеру, ректор академии искажения любил поесть, а для этого стал великолепным поваром. Те же, кто послабее - таились.
    Особенно такие, как Рагнар. Его особым источником были постельные утехи с девушками. Не просто секс. По мелочи пополнить запас сил можно и просто переспав. Но не так уж и много выходило, получалась хоть и сильная, но рядовая эмоция. А вот если партнерша вся отдалась взаимному чувству, затрепетала на пике совместного удовольствия... Причем, ее ответное чувство должно быть чистым, искренним. Вот тогда Рагнар мог по силе поспорить даже с Великими.
    В подобном состоянии заставить браслеты на руках умолкнуть, выгореть - сущий пустяк. Проблема была в том, что на станции найти себе подходящую девушку невозможно. С детства впитанный страх перед воронами мешал, не давал никому из встреченных на станции девчонок отдаться ему искренне и до конца. Зато на какой-нибудь густонаселенной планете отыскать любительницу экзотики - запросто. Хоть кто-то на миллион, да обязательно попадется... Но тот, кто семь лет назад загнал Рагнара в Легион, про его источник знал и решил подстраховаться. И от этого Рагнар сейчас чувствовал себя чем-то средним между рабом и домашним животным. Остро как никогда захотелось бросить все и сбежать.
    Начальник смены КПП военного городка отдал честь и отрапортовал:
    - Господин ворон, к вам гостья. Согласно инструкции ждет в комнате при КПП, - после чего негромко добавил. - Господин ворон, вы, пожалуйста, если ждете кого-то, предупреждайте. Мы его по-человечески встретим. Сами знаете, какие у нас неудобные комнаты для посетителей.
    - Жду?
    - Ну да. Пришла. Хороша... В паспорте отметка стоит, что вы хотите ее видеть. И виза от безопасности, что допущена на закрытую территорию, кроме секретных объектов.
    Рагнар невозмутимо кивнул. Одновременно попробовал вспомнить, кто это мог быть. В голову ничего не приходило. Впрочем, кто бы это ни был, не на КПП же им разговаривать?
    - Хорошо. Проводите ее до моей квартиры. Скажите, я подойду.
    Сам же ленивым шагом направился сначала в гарнизонный магазинчик. Продукты он любил выбирать сам, а не по экрану монитора, доставку всегда оставлял на крайний случай. Но и возвращаться обратно к ближайшему супермаркету не хотелось. В холодильнике же, насколько он мог вспомнить, хоть шаром покати. А кто бы ни была гостья, разговаривать лучше за ужином.
    Дверь с легким шорохом убралась в стену, открывая путь в комнатушку, служившую одновременно и прихожей, и гостиной. Гостья сидела на жестком стуле в углу. Рагнар застыл на пороге. Лучи заходящего солнца из большого окна-имитатора на стене падали на гладко причесанную девичью головку, золотили толстые косы цвета... Ему показалось, словно на космическую станцию заглянул кусочек спелого пшеничного поля. Рагнар моргнул, решив, что служба его окончательно довела до того, что начались провалы в памяти. Такую хорошенькую девушку он бы обязательно запомнил, даже встреться они мельком на улице. А она тут, если верить охране, вообще по личному приглашению.
    Девушка при виде хозяина вскочила на ноги и теперь стояла, краснея и не зная, с чего начать. Мужчина как можно теплее улыбнулся. Приглашать гостью в спальню он пока не собирался, поэтому, повинуясь команде, из пола выдвинулся второй стул и небольшой столик. Туда Рагнар поставил бутылку легкого безалкогольного напитка, пару бокалов и конфеты.
    - Прошу вас.
    Сам тоже сел и уставился на незнакомку. Гостья под его взглядом еще больше покраснела, опустила глаза в пол, комкая рукой дешевую ткань платья.
    - Вы присаживайтесь, присаживайтесь, в ногах правды нет, - кивнул Рагнар на стул, с которого девушка поднялась. - Я вас слушаю.
    - Я хочу умереть, господин ворон, - вымолвила гостья неожиданно твердо, оставшись стоять. - Я знаю, вы имеете право палача. Там еще заявление от руки надо? Скажете как надо, я напишу.
    Первой мыслью Рагнара было выгнать дуру взашей и посоветовать выпить яду. Потом заметил ошейник. До этого его прикрывал шарфик, но сейчас он слегка сбился, обнажая ярко-алый обруч.
    - Начитанная идиотка, - пробормотал он еле слышно. - Ну, за чем другим ко мне хорошенькие девушки еще могут прийти?
    Рагнар разлил напиток по бокалам. Подтолкнул один из них гостье и положил рядом конфету. Повинуясь его настойчивому взгляду, девушка села, выпила несколько глотков. Можно было просто посмотреть ее досье в базе, уровня доступа Рагнара хватало. Но затылок будто обдало холодком, заставив остановиться. Предчувствие, которое несколько раз уже спасало ему шкуру во время десантов.
    - Тебе так сильно хочется умереть? Чего ты вообще начудила, что тебя наградили этой штукой?
    - Я... Понимаете, господин ворон... - она замялась, теребя в пальцах кончик золотой косы. - Я работаю официанткой в заведении некоего Салима. Его многие знают. Наверное, и вы.
    - Салим? Салим-веселый? - Рагнар посмотрел на гостью уже совсем по-иному. - Хм, местечко еще то. Приемная одного из дорогих и экзотических публичных домов. Странно. Не похожа ты на тамошних девиц.
    - Я потому и... - мучительно покраснела девушка. - У меня контракт по социальной адаптации, - она вскинула на мужчину полные слез глаза. - А сегодня на меня повесили обманом крупную сумму. И вот это. Или пожизненно работай за еду, или иди шлюхой, - гостья закусила губу, видимо, чтоб не разреветься. - Лучше умереть.
    - С ума они сошли в социальном центре, направлять в публичный дом! Голову отверну, честное слово. Я помогу с контрактом, уйдешь от Салима.
    Про себя же Рагнар подумал, что смазливая мордашка на него действует расслабляюще. Иначе как объяснить внезапный приступ человеколюбия?
    - Он все равно меня достанет. Или не он, так другой. Я одна в вашем времени. Зачем вы меня тогда вытащили! Оставили бы подыхать в той тюрьме... - девушка зашмыгала носом.
    Рагнар понял, что на пару секунд перестал дышать. К горлу подступил комок. Вот оно, его спасение! Красивая девушка, и главное - у нее нет впитанного с молоком матери страха перед воронами разрушения! Осталось подвести девушку к нужному варианту.
    - Хорошо. Я исполню твое желание. С тебя пятнадцать тысяч.
    - Пятнадцать! - побелела гостья. - Да я и за год столько не заработаю...
    Продолжить или вскочить и гордо хлопнуть дверью Рагнар ей не дал. С трудом подавил улыбку: пришла умереть, но стоило услышать сумму - как сразу вскипела. Правильно. Кажется, заметила и сообразила, что выглядит глупо.
    - Все имеет цену, ты сама это понимаешь. Особенно для меня: я нормально со станции в отпуск не могу съездить уже года три. Остается заказывать развлечения сюда, но это дорого, - Рагнар напустил на себя скучающий вид. - Хотя... Если согласишься, сможешь расплатиться по-другому.
    - Как? - прошептала гостья.
    Уже поняла: в глазах открыто читалось "всем вам мужикам только одно надо". И такое презрение, что Рагнар едва не отвел взгляда.
    - Натурой.
    - Вы, господин ворон, и вправду меня хотите? - взглянула она прямо, опять затеребила кончик косы, в глазах - сомнение и еще что-то непонятное. - Неужели с вашей зарплатой вы не можете себе позволить роскошную женщину, а не социально опасную нищенку?
    - Нет, желаю хоть что-то получить за свою работу! - в голосе прорезалась строго выверенная доля раздражения.
    В висках стучало: сила рядом, рядом, рядом, не упусти, хватай! Но нет, нельзя. Надо быть осторожным. Подобрать аргументы именно так, чтобы гостья поверила. Рагнар внимательно посмотрел на девчонку. Солнце в вирт-окне, повинуясь программе, уже ушло из комнаты, волосы гостьи в серых вечерних сумерках стали тускло-белесыми. Лицо бледное, под глазами стали заметны круги. Измотанная человеческой подлостью и безнадежностью. Молоденькая, но уже не верящая в жизнь. Непорочная, измученная страхом...
    - К слову, ты хорошенькая. Да, хочу, - он достал еще одну бутылку и плеснул себе в новый бокал уже вина. - Хотя как представлю, сколько потом бюрократической волокиты будет с исполнением твоего желания, - и прикидываться не нужно, голос стал хриплым от беспокойства. - Должен я хоть что-то получить взамен? Ты, конечно, можешь подумать, что я сейчас похож на Салима. Но будем разумны. Во-первых, я не настаиваю, передумаешь - остановлюсь в любой момент. И во-вторых, это разовый крайний случай, за который ты не деньги получаешь, а меняешь услугу на услугу. Да, второй раз предлагать не буду и отметку в паспорте сотру. А любой другой ворон на станции - мой подчиненный.
    В глазах девушки промелькнуло замешательство, но она тут же спрятала свое смущение за располагающей улыбкой. Все равно по лицу гостьи можно было без труда определить, как ее мысли беспорядочно мечутся. Хорошо знакомый с подобным состоянием Рагнар сидел, неторопливо допивая вино и вроде бы слушая зазвучавшую по приказу негромкую музыку. На границе восприятия - но так, чтобы она подстегивала ощущение внутреннего беспокойства. В результате Рагнар почти не сомневался. Попробуй он надавить, попробуй манипулировать эмоциями - откажется. Но сейчас девушка цепляется за разум и логику как за соломинку в море отчаяния, и не понимает, что подсунутая ей логическая цепочка фальшивая от начала и до конца.
    Наконец гостья несмело встала.
    - Хорошо. Если такова ваша цена - я согласна, - девушка склонила голову и потянулась за спину, торопясь расстегнуть замок платья.
    - Ну не прямо же здесь, - чуть снисходительно, но тепло остановил ее Рагнар. - Удовольствие должно быть для двоих всегда, даже если ты твердо решила, что это твой первый и последний раз.
    И сразу через интерфейс на руке отдал приказ открыть доступ во внутренние комнаты. Затем личным кодом заблокировал входную дверь. Теперь вскрыть ее сможет лишь прямой запрос командира дивизии. Мягко взял руки девушки в свои. Неудивительно, что она так и не смогла расстегнуть платье, хоть и пыталась. Пальчики ледяные, дрожат, плохо слушаются. Дышит прерывисто, сердце колотится часто-часто - будто у крошечной белой мышки из живого уголка, попавшей в руки злому мальчишке. Так баловался один хулиган-одноклассник в школе его детства... Отбросить воспоминание, не время. Рагнар коснулся гостьи своими способностями. Состояние девушки не годится, особенно с учетом того, что от дефлорации неизбежно возникнут неприятные ощущения. Нужно настроить ее на верный лад.
    - Пойдем.
    Спальня была почти пустой, Рагнар так и не смог считать здешнее офицерское жилье домом. Кровать, в углу - книжный шкаф: осталась еще от гражданской жизни у Рагнара слабость к настоящим, отпечатанным на пластике книгам. Роскошь для тех, кто может позволить... Машинально ворон отметил про себя, что при виде шкафа с книгами взгляд гостьи жадно загорелся, затем обратно потух. А вот полка с наградами в прозрачных коробочках девушку не заинтересовала. Хотя, может, она в них просто не разбиралась?
    Рагнар на ходу незаметно отправил заказ в службу доставки, заодно первый раз порадовался внедренным под кожу интерфейсам для связи с информ-Сетью. Усадил девушку на кровать рядом с собой. Настроил свет так, чтобы он постепенно и незаметно переходил в полумрак, а в нужный момент заиграла подходящая музыка. Вскоре тумбочка рядом с кроватью превратилась в импровизированный столик, который ломился от разных вкусностей. Вершиной этой "поляны" была небольшая бутыль ягодной настойки, в меру сладкой и совсем не крепкой. Стоило пригубить бокал, как во рту ощущался вкус нескольких миров. Рагнар с удовольствием отметил, что девушка явно была голодная, да и от нормальной еды отвыкла. Но и нажираться сломя голову не стала. Видимо сработали вбитые в детстве правила поведения, поскольку ела она аккуратно.
    Рагнар хорошо умел ухаживать за девушками. Торопить события не стоит. Гостье сейчас нужно самое обычное участие, слушатель, которому можно высказать наболевшее на душе. К этому Рагнар ее аккуратно и подвел. И слушал не для формальности, пропуская слова мимо ушей, а внимательно. Поэтому не удивился, когда в подступившем полумраке девушка медленно подняла руку, нерешительно провела кончиками пальцев по темным прядям, потом по щеке, шершавой от короткой, выросшей за день щетины. Когда мужчина в ответ осторожно прижал ее к себе, девушка не отстранилась. Ладони почти неощутимо провели по волосам, заскользили по спине, ощущая, как тает от бережных прикосновений напряжение гостьи. Она потянулась к застежке платья, и в этот раз его получилось снять без заминки. Также быстро расправились с форменным кителем и рубашкой. Щелкнул, распадаясь, обруч на шее.
    Горячие обнаженные тела касались друг к другу. Мужские руки скользили по волосам, спине, ягодицам девушки, а та с силой прижималась к нему. Ее остренькие, напряженные соски упирались в грудь Рагнара, словно два необыкновенных бутона еще нераскрывшегося цветка. Наконец губы встретились и соединились, не в силах расстаться. Ладонь накрыла и слегка сжала жаждущее ласки, мягкое и одновременно упругое полушарие девичьей груди. Девушка, вздрогнув, прижалась низом живота к бедру Рагнара. Покраснев от смущения, но уже не контролируя желание, провела рукой в паху мужчины, лаская его там. Выгнулась и застонала от ответной ласки.
    Мужчина вошел осторожно, одним движением. Последняя преграда была сметена, и тонкий девичий вскрик, наполненный одновременно болью и счастьем, полетел по комнате. Секунду или две Рагнар не двигался, чтобы девушка привыкла к новому для себя ощущению, затем принялся неторопливо наращивая темп...
    - А-а-а-а!
    Крик накатившего наслаждения раздался одновременно. В пересохший колодец силы, который последние годы изводил душу Рагнара пустотой, хлынул поток энергии. Восторг захлестнул его с головой, и не поймешь, от чего наслаждение было сильнее - от плотского оргазма или от вернувшейся силы. А в руках мужчины так же трепетала от наслаждения девушка. Рагнар сейчас так щедро расплескивал вокруг себя силу, что, не задумываясь, снял у девушки все неприятные ощущения от первого раза. Стал с ней единым целым, разделил один на двоих свой восторг и свои ощущения. Можно было бы остановиться, немедленно запустить давно готовый план бегства - сил уже хватит.
    Но девчонка пьянила его не только радужными токами силы, но и как мужчину, который уже не помнил, когда на его ласки отвечали столь охотно и страстно. И если задумавший дезертирство ворон мог бы, пожалуй, расчетливо оторваться, то мужчина не в силах был совладать с желанием завершить начатое, насладиться желающей его женщиной сполна.
    Потому он уложил ее на спину и, не переставая целовать плечи, губы, шею, развел бедра. Стоило возбужденной плоти проникнуть в узкое лоно, девушка коротко застонала, потом восхищенно вздохнула. Рагнар начал медленно двигаться внутри, и искрящаяся горная речка сил превратилась в бушующий поток. Ворону казалось, что он захлебывается в разноцветных волнах. Никогда до этого он не получал столько силы разом. А может, просто отвык, забыл? К восхитительному ощущению бурлящего в крови искажения, готового выплеснуться изменениями мира, добавлялось мужское удовлетворение от обладания молодой женщиной, неравнодушной к плотским радостям.
    По телу девушки пробежала затухающая судорога наслаждения. Рагнар перевел дыхание и привычно отправил сверкающую каплю силы в лоно нечаянной подруги. Все, теперь его семя не приживется, даже если женщина готова была зачать. Девушка что-то пробормотала, уткнулась ему в грудь, задышала ровно.
    - Нет, дорогая, спать я тебе не дам!
    Рагнар вскочил. Одна из стен комнаты сдвинулась, открывая доступ в шкаф. Рагнар лихорадочно начал там рыться, одновременно готовясь к побегу. Первым делом - подчистить память охране КПП и компьютерам жилой зоны. К нему никто не приходил. На это уйдет немало полученной энергии, но должно хватить на все. Потом - сформировать липовый приказ на отпуск. Заказать билет на ближайший лайнер, подготовить фальшивые записи камер наблюдения. Станцию он покинет опять с почти сухим резервом, но они выберутся... Поймав себя на подсчетах, Рагнар усмехнулся, все-таки Легион здорово его изменил. Прежний столичный франт был самовлюбленным эгоистом. Отозвал бы у девушки рабский контракт, может, кинул на счет немного денег. И бросил. А как она разберется с Салимом или с расследующими побег дознавателями - не его дело.
    - Жить хочешь? Вижу, да. И я тоже хочу. Тогда одевайся. - Рагнар кинул девушке брюки и рубашку из гражданского комплекта, сам торопливо принялся натягивать парадный мундир. - У нас с тобой пара часов, чтобы убраться со станции. Успеем - мы свободны.
    Потом все-таки не удержался, сел на кровать, обнял девушку, поцеловал и спросил:
    - Давай на ты. Я - Рагнар. Как зовут тебя, чудо?
    - Лена.


Глава 5



    Стоило свету в комнате ярко вспыхнуть, как Лена машинально сжалась, попыталась прикрыться одеялом. Но здравый смысл мгновенно взял верх. Во-первых, Рагнар ее уже не только видел голой, но и много чего с ней делал. И главное, во-вторых: когда на несколько мгновений она каким-то образом прикоснулась к его ощущениям, успела понять - ворон не врет. Ему зачем-то жизненно важно тоже покинуть станцию немедленно, и если она хочет спастись от Салима, то лучше следовать за вороном. К тому же страх и отчаяние если и не растворились совсем, то отошли куда-то вглубь. Рядом с вороном Лена чувствовала себя на редкость спокойно: раз он сказал, что все будет хорошо - так и случится.
    Подхватив на лету чужую одежду, Лена подумала, что ее придется подгибать: Рагнар был на полголовы выше и шире в плечах. Но стоило надеть рубашку, брюки и что-то вроде кардигана, как они сами по себе зашевелились и секунд через десять стали размер-в-размер. Лена удивленно открыла рот - за полгода жизни в будущем ни одно купленное платье так не делало - и сразу закрыла. Судя по тому, что владелец одежды не предупредил об этом, подобная функция - обычное дело. Да уж, вот она, наглядная разница с дешевым ширпотребом, в который Лена привыкла здесь одеваться.
    Пока девушка натягивала рубашку и брюки, мужчина успел нацепить парадный мундир, достал два чемодана и всучил их Лене:
    - Идешь за мной, не говоришь ни слова. Ты - солдат, которого отправили тащить офицеру багаж.
    Лена кивнула, краем глаза посмотрела на себя в зеркало, которое проявилось на стене вместе со шкафом... и почувствовала, как у нее отвисает челюсть. Там и в самом деле отражался рыжий веснушчатый парень лет двадцати пяти в мундире рядового какой-то технической службы.
    Рагнар, заметив оторопелое выражение лица девушки, довольно хмыкнул, повесил на плечо легкую сумку и неторопливо пошел на выход. Взгляд у него по-прежнему был удовлетворенный, вот только на пыхтевшую за ним Лену-"рядового" он теперь посматривал как на мебель.
    Первый же встреченный офицер отдал честь, затем искренне поздравил:
    - Вам все-таки подписали отпуск, ворон Рагнар? Смотрю, чемоданы собрали так, что не утащишь?
    - Да. Сразу за два года.
    - Рад за вас. Если кто и заслужил за последние месяцы отдых, так это вы.
    - Спасибо. А сейчас извиняюсь, тороплюсь. Пока начальство не передумало.
    Дальше ворон двинулся быстрым шагом, Лена за ним еле поспевала. К ее удивлению, все встреченные тоже поздравляли Рагнара с заслуженным отпуском. Да, его побаивались, как и любых воронов, но при этом именно Рагнара сослуживцы явно очень уважали.
    Из военного городка до центра станции шла отдельная персональная ветка монорельса. Лена закинула чемоданы в багажный отсек, потом, повинуясь приказу: "Поможешь дотащить до вокзала", зашла следом в вагон. Всю дорогу пришлось стоять под насмешливо-снисходительным взглядом ворона: рядовой не имел права сидеть в присутствии офицеров. На конечной остановке - центральном пересадочном узле - оказалось многолюдно, несмотря на то, что по времени станции было еще раннее утро. Ярко горело освещение, сверкала и шумела назойливая реклама. Чемоданы быстро перекочевали в следующий поезд... а дальше Рагнар вдруг обнял девушку, крепко прижал к себе и вместе с ней сделал шаг к стене. Притиснутая ухом к груди Лена слышала, как бешено стучит у него сердце. Сама при этом сообразила, что краснеет, а уши пылают пунцовым. Почему-то в голову упорно полезли картины того, что между ними происходило меньше часа назад.
    Сколько они так простояли, Лена не поняла. Секунду? Минуту? Час? Вечность? Наконец Рагнар ее отпустил, но руку по-прежнему крепко держал в своей.
    - Все. Мы с тобой сели в поезд до вокзала. Это подтвердят и камеры, в том числе и как мы вышли уже на вокзале. А теперь, - он хищно оскалился, - заметаем следы и ищем транспорт.
    На этих словах Лене показалось, будто она спит на ходу и все вокруг - сон. Захотелось, как следует протереть глаза или посильнее себя ущипнуть, чтобы проснуться. Мундира на Рагнаре больше не было. Вместо него - аляповатые легкие брюки и рубашка с длинным рукавом. Да и волосы стали темно-русые, на щеке появилась крупная родинка. Заодно ворон помолодел лет на десять и выглядел теперь лишь чуть старше Лены. Девушка недоверчиво взяла спутника за руку так, чтобы прикоснуться и пощупать: нет, мундир никуда не делся.
    Рагнар легонько улыбнулся:
    - Все забываю, что ты ничего не знаешь. Обычная иллюзия. Держать, чтобы не только люди ее видели, но и камеры не распознали, слишком затратно. Так что поторопимся.
    Рагнар обнял девушку за талию. Лена ощутила, как щеки опять наливаются пунцовым. Особенно после того, как Рагнар прямо при всех, на улице ее поцеловал.
    - А ты очень мило краснеешь. И к месту: вон как на нас смотрят. Теперь мы засмущались и бежим вон-о-он туда. Там, насколько помню, будет удобное место, где можно переодеться.
    "Удобным местом" оказалась небольшая подсобка, выходящая в безлюдный тупичок. Ворон мгновенно вскрыл дверь, едва приложив ладонь к электронному замку. Они вошли. Рагнар торопливо разделся догола, а Лена опять покраснела и смущенно отвернулась, одновременно обругав себя: ну что она как школьница, которая первый раз в жизни втихаря от родителей залезла в интернет посмотреть эротику? Они совсем недавно вообще... Все равно: стоило бросить даже случайный взгляд на голого Рагнара, как уши начинали гореть вдвое сильнее. Но и заставить себя украдкой не подглядывать Лена никак не могла.
    Тем временем Рагнар замер, вытянув руки в стороны и стараясь не касаться стеллажа с непонятными ящиками в углу. Дальше треснуло, запахло озоном. Черные кольца на руках на миг вспыхнули красным, затем погасли и пропали совсем. Бывший отныне ворон побледнел, осунулся и чуть не упал. Лена успела встать рядом, чтобы Рагнар оперся на нее. И тут же, вспомнив общие ощущения горного потока силы во время секса, крепко обняла мужчину, начала нежно гладить по спине, целовать в шею и плечи. Рагнар на глазах порозовел.
    - Ну, хватит, хватит, восстановился, спасибо. Ну и дрянь эти интерфейсы, там, оказывается, столько уровней защиты... Ладно, стоп, - он осторожно перехватил руки девушки, - а то я не смогу остановиться и продолжу прямо здесь, - он ткнул пальцем вниз, где поднялась возбужденная плоть. - Я, конечно, не против. Ты вот, честное слово, чудесная девочка. Но у нас каждая минута на счету.
    - Ой... - девушка отскочила как ошпаренная, одновременно почему-то сожалея и сама себе удивляясь.
    Высвободившись из объятий, Рагнар достал из сумки гражданскую одежду и принялся ее натягивать. Лена же осталась стоять неподвижно. Слышать от Рагнара комплимент "чудесная девочка" с намеком на постель было странно, но почему-то совершенно не обидно. Додумать мысль она не успела. Мужчина закончил одеваться и достал из отдельного кармашка сумки пригоршню родинок, баночку с кистью и баллончик с распылителем.
    - Помоги побрызгать на волосы и наклеить родинки, - затем на всякий случай пояснил: - Не знаю, насколько хорошо в твое время работали камеры, но сегодня просто так не скроешься. Маску надень - по тепловому отпечатку запомнят. Держать полноценную иллюзию уйдет слишком много сил, но можно по мелочи заставить камеры ошибиться. Краска нестойкая, но на пару часов цвет волос изменит. В банке крем, он создаст имитацию веснушек. Намажься везде случайным образом. Родинки просто прижимаешь к коже, сами схватятся. А я сделаю, что выглядеть будет как настоящее во всех диапазонах. Записи в округе я тоже подделаю, чтобы мы не появились из ниоткуда. Может, и разберутся... К этому времени на станции нас не будет.
    Стоило закончить с краской и родинками, как Лена почувствовала пробежавшую по телу от макушки до пяток горячую волну.
    - Все. Готово. Налипло как настоящее. Можно идти.
    Ворон стал темно-русым, кожа посветлела на тон. Девушка посмотрелась в небольшое зеркало на стене и мысленно поцокала языком: ее волосы стали русыми с легкой рыжиной, все лицо и руки в веснушках. Кивнув сама себе, Лена торопливо распустила косу и собрала ее в простой хвост.
    Воображение рисовало, что дальше они побегут, представлялась чуть ли не погоня в темных пустых коридорах, даже со стрельбой. Вместо этого стоило выйти в основной коридор транспортного узла, как мужчина приобнял девушку и неторопливо двинулся через толпу в сторону сектора магазинов. Лена открыла рот спросить... Но тут же закрыла. Рагнар явно готовил свое бегство не один месяц. И сколько у них осталось времени, наверняка знает лучше нее. Если вот так неторопливо прогуливается от прилавка к прилавку и от магазина к магазину, выспрашивает про какие-то серьги и кулоны, приценивается и торгуется - так и надо.
    В очередном магазине бижутерии Рагнар, как и везде, пересмотрел всю витрину, затем что-то негромко уточнил у молодого фламина, стоявшего за прилавком, и с сожалением громко обратился уже к спутнице:
    - Дорогая, у них тоже нет полного комплекта. А покупать по отдельности в разных магазинах, как мне сейчас объяснил вот этот молодой человек, есть вероятность, что потом встроенные системы придется синхронизировать. Помнишь, ты тогда к маме поехала и без доступа в Сеть оказалась? Из-за этой, как ее, синхронизации. Заказывать ее отдельно - еще полцены комплекта.
    Лена подыграла, пусть ничего и не понимала. Надула губки и с точно выверенным раздражением ответила:
    - Солнышко, это дорого выходит.
    - Вот этот же молодой человек говорит, что у них есть полный комплект в филиале в девятом секторе. Но это - полчаса в один конец.
    Лену осенило: родной девятый - это же рядом с сектором грузовых перевозок!
    - Ну... время у нас есть. Если ты хочешь, я не против...
    - Хорошо. Молодой человек, сообщите, что мы будем... М-м-м... Примерно через час-полтора. Пусть нашу покупку подготовят.
    Когда они уже сидели в вагоне монорельса, Лена рискнула поинтересоваться:
    - Тебе нужен был повод поехать в девятый, а оттуда в порт? Непопулярное место, туристы там редко бывают. А тут не сами, а посоветовали? Не выделяться, и пусть ищут среди кучи туристов, которые на самом деле фальшивые?
    Рагнар добродушно улыбнулся и подмигнул.
    - Умница. И это тоже, конечно. В училище Легиона меня обучали самой разной всячине. К тому же мой вирус уже внес нашу внешность в основную базу данных въехавших туристов. Фальшивку расколоть можно, но это немалое время. Если вообще догадаются ее искать. Главное - не давать повода, а заодно где-то выждать точно полчаса. Сейчас по всем камерам наблюдения и согласно памяти турникетов я добрался до пассажирского вокзала, купил билет и нахожусь где-то в зале ожидания. Когда обнаружат, что приказ на отпуск поддельный...
    - Если обнаружат? - машинально уточнила Лена.
    - Когда. Убытие старших офицеров всегда подтверждается через канцелярию командующего дивизией генерала. Через два часа начнется регистрация на мой рейс, сразу отправится запрос и пойдет тарарам. Но искать, как я надеюсь, начнут с вокзала. Проверят зал ожидания, потом - не отошел ли я где-то поблизости. К этому моменту мы должны быть на каком-то корабле и отчаливать. Или вообще оказаться уже на подходе к гипертоннелю.
    В девятом секторе прогуливаться Рагнар не стал, сразу ухватив Лену за руку, чтобы случайно не отстала, быстрым шагом двинулся вперед. Вскоре начались хорошо знакомые ей узкие стерильно-чистые светло-зеленые и светло-серые коридоры и экономное освещение. Портовая часть станции.
    Уверенность и спокойствие, которые наполняли с момента, когда Рагнар ее первый раз поцеловал, понемногу начали исчезать. На их место капля за каплей просачивался страх. А через пару сотен метров Лена ахнула и поняла, что дрожит: да они же идут к кафе, где она работала!
    Рагнар перехватил затравленный взгляд и плотоядно пояснил:
    - У меня есть несколько вариантов раздобыть корабль. Я решил, почему бы заодно не сделать тебе приятное?
    И ровным шагом невозмутимо двинулся, дальше, заставляя девушку семенить следом. Уже на пороге кафе Рагнар набросил на себя и на Лену иллюзию. Еще на двух типичных завсегдатаев никто не обратил внимания. Как и на то, что они сразу прошли в служебную часть: значит, так и надо. А если не надо, Салим их сам выставит.
    Одной лишь автоматике Салим не доверял: около кабинета стоял охранник. Рагнар, не задерживаясь, стремительным змеиным движением ткнул мужика пальцем в лоб, затем вошел в кабинет. Лена следом. Охранник ту же осел на пол и застыл безжизненным мешком. Рагнар оставил Лену стоять у двери, а сам мгновенно пересек кабинет, выдернул хозяина из-за стола и швырнул в угол. Лена удивилась: бывший ворон не выглядел таким уж силачом, а Салим даже не смог сопротивляться.
    - Ну что, дорогой? Узнаешь?
    Салим бросил взгляд на Лену - с той как раз стек фальшивый облик. Пару секунд всматривался, потом зло и с презрением ответил: - Вот, значит, как. Шлюха, хоть и ломалась. Но умная. Под Мастера искажений легла, - Лена вздрогнула. - Салим все-таки сумел напугать. Одновременно захотелось расцарапать негодяю лицо, но для хозяина борделя девушка будто бы и не существовала больше. Он перенес взгляд на Рагнара. - И что ты хочешь от меня? Я ей ничего сделать не успел. Шел бы ты по-хорошему. Согласен признать, что мы друг друга не знаем. Буянить не советую. У меня есть связи и...
    - И влиятельные партнеры, - равнодушно прервал его Рагнар.
    Лена почувствовала, как в низу живота появился склизкий противный комок и подскочил куда-то к горлу: таким могильным холодом повеяло сейчас от беглого ворона. Понял, как ошибся, и Салим. Глаза его забегали, по виску потекла струйка пота.
    - Добавь, что за убийство или телесные повреждения вне самообороны любого Мастера искажений ждет обвинительная коллегия. Мне плевать. Одним пунктом в приговоре больше, одним меньше.
    Кисть правой руки Рагнара окутало пламя. Лена спокойно осталась стоять: подумаешь, еще одна иллюзия... Рагнар схватил огненной рукой Салима за ухо. По кабинету противно пополз запах паленого мяса. Девушку передернуло, от зрелища во рту появился неприятный привкус. Салим задергался и заорал, выпучив глаза, однако вместо крика было слышно лишь какое-то невнятное сипение. Мастер искажений довольно хмыкнул, убрал руку, погасил пламя. Ухо обуглилось, но Салим перестал хрипеть. Лишь дрожал в ознобе так, что зубы громко выбивали барабанную дробь. Вместе с ним, не замечая, дрожала и Лена. Ей захотелось вжаться в стену, слиться с ней, стать незаметной.
    Прежним равнодушным голосом, разве что теперь с менторскими нотками, Рагнар пояснил:
    - Первое. Пытать я тебя буду и буду профессионально. И для начала я пережег нервы в ухе, чтобы ты мог говорить спокойно. Ничего, отрежешь и новое пришьешь. Второе. На будущее, меньше верь рекламе. Ментальную защиту и тебе, и покойному охраннику в коридоре ставил Аграмян. Он неплохо умеет заниматься самопиаром и в целом хороший специалист. Но именно по менталистике у него в дипломе тройка с большим-большим натягом. Так что пока я тебя глажу огоньком, контролирую каждую твою мышцу. И пробью все твои блоки. Но это время. Плюс я не испытываю никакого удовольствия от пыток. Но сам понимаешь, иногда надо.
    Салим судорожно сглотнул. Его бизнес был тесно связан с криминальными и околокриминальными людьми, и хозяин борделя давно усвоил: самые страшные палачи как раз такие, равнодушные, для которых пытки не источник удовольствия, а средство.
    - Ну и третье. Мне нужно убраться со станции. Немедленно. Твоя яхта, все коды доступа и так далее. Включая разрешение на внеочередной проход через тоннель. Я знаю, ты себе такое купил. Так как? Или повторить со вторым ухом? А потом дальше? Выдашь все, что нужно, и не соврешь - обещаю, пальцем не прикоснусь. Искажением тоже убивать не буду.
    Лена не удержалась от нервного смешка: речь шла о его жизни, но судя по гримасам на лице, жадность несколько секунд пыталась Салиму что-то нашептывать. Наверняка, способный к гиперпрыжку корабль, да еще яхта - воображение нарисовало Лене нечто роскошное, все в золоте и бриллиантах - стоил больших денег. Разум победил.
    - Я могу открыть сейф?
    - Только сейф. Линии кабинета под моим контролем. Попробуешь позвонить - считаю, что мы вернулись к варианту "по-плохому".
    Салим часто и мелко закивал, на удивление спокойно - если не присматриваться к глазам, где плескались страх и ненависть - встал, сдвинул маскирующую сейф пластину стены. Поколдовал с замком и достал оттуда несколько пластинок - ключ к причалу, кораблю и сертификат на доступ в канал.
    - На стол.
    Рагнар поочередно приложил к каждой пластине ладонь.
    - Все верно. Претензий нет, - и стремительно подхватил со стола что-то вроде сувенирного ножа.
    Тупое лезвие на мгновение по кромке засветилось алым. Скупым отточенным движением беглый ворон чиркнул Салима по горлу, и тот упал на пол, захлебываясь кровью. Для контроля Рагнар нанес удары в почки и в печень.
    - Люблю работать с теми, у кого в организме никакого лишнего железа и имплантатов.
    Затем он вышел в коридор и перерезал горло так и лежавшему неподвижно охраннику. Лена, потрясенная увиденным, медленно кивнула, сама не понимая, с чем соглашается. Она знала, что покойный хозяин борделя был негодяем, она ненавидела его, желала ему смерти. Но вот так хладнокровно зарезать двоих, получив нужное? Желудок запульсировал, торопясь избавиться от содержимого. Вырвать девушку не успело: Рагнар коснулся пальцем основания шеи, и все успокоилось. Одновременно пропал и страх - Лена решила, что, как и в начале побега, в ее эмоции опять вмешался Рагнар.
    - Никогда не оставляй за спиной живых врагов, - назидательно прокомментировал беглый ворон. - И слово я не нарушил. Лезвие заточил с помощью искажения, это да. Но в остальном нож как нож получился. И ни одним пальцем не коснулся. Ладно, время. Мы пока идем с опережением графика. И все-таки поторопимся...
    Кафе они прошли так же, как и в прошлый раз - под иллюзией, а дальше Рагнар ухватил девушку за руку и быстро зашагал вперед, только свернул не к линии монорельса, а в противоположный коридор. И явно отводил встречным глаза, поскольку они смотрели на двух посторонних в упор и ничего не видели.
    В доках и причалах Лена не была ни разу, и сейчас, хоть и почти бежала, стараясь не отставать, крутила головой во все стороны. К ее огромному сожалению, ничего интересного не попадалось, все те же технические коридоры, спешащие во все стороны люди с нашивками технических служб. И только когда они пришли к нужному тупику-выходу, сообразила и булькнула коротким нервным смешком: второй раз Рагнар лишь чуть притушил ее страх, только чтобы шла, не спотыкаясь - но желание посмотреть на настоящие звездолеты оказалось настолько сильным, что перебило все плохое.
    Дверь скользнула в стену, открывая доступ в параллелепипед небольшого ангара. Рагнар вошел первым и удивленно присвистнул:
    - Неплохо. Лучше, чем я думал.
    Лена выглянула из-за плеча, и не увидела никаких причин для восторга. На десятке опор стояла сплюснутая темно-зеленая капля метров пятидесяти в длину и метров десять в высоту. Внешняя броня потертая, с кучей видных даже издалека царапин и шрамиков...
    Внутри жилого места оказалось совсем немного. Рагнар на всякий случай проверил все помещения, Лена увязалась за ним. Кухня, один санузел, две небольшие каюты. Рубка с четырьмя креслами вообще занимала места чуть ли не как весь остальной жилой объем вместе взятый. Рагнар же почему-то все больше выглядел как ребенок, которому ни с того ни с сего подарили мешок игрушек. Когда они вернулись в рубку управления, Рагнар хлопнул себя по бедру и восхищенно сказал:
    - Ну Салим, ну ворье! Ладно, - он показал на соседнее кресло рядом с пилотским, - садишься, пристегиваешься. И сматываемся. Только ничего на пульте не трогать.


Глава 6



    Лена ожидала, что, сейчас, как в фантастических фильмах, засветится большой экран перед пилотами, корабль задрожит. Вместо этого Рагнар нацепил на глаза что-то вроде очень больших очков, а пальцы забегали по панели управления перед собой. Минут десять девушка сидела и тупо пялилась на стену перед рабочими местами, на немногочисленные индикаторы и кнопки. Потом догадалась: слова Рагнара "не трогать" не относились к очкам, закрепленным на подлокотнике ее кресла.
    Стоило надеть очки, как перед глазами сразу же появился экран, отображающий звездное небо. Некоторые точки были неподвижны, некоторые двигались. В ухе зашелестел голос Рагнара:
    - Виртуал я тебе настроил. Пользуйся без страха, система сама, если что-то не так, поправит. Управление тоже через виртуал. Видишь, как бы в воздухе справа висит? Касаешься и настраиваешь.
    Лена кивнула и осторожно прикоснулась к небольшому салатового цвета шарику - на ощупь похоже на резину. Из интереса сняла очки: все пропало. Ни экрана, ни шарика. Провела рукой там, где шарик висел в воздухе. Ничего. Одела очки обратно - все снова появилось. Причем по ощущениям вполне себе материальное.
    Стоило покрутить шарик, как камера послушно сместилась в направлении вращения. Лена быстро разобралась с системой масштабирования, и как приближать или отдалять конкретный участок. Вскоре девушка, будто свободно парила в космосе. Оглянулась назад. Там медленно уплывала вдаль станция, даже на расстоянии огромная, будто планета. По поверхности рассыпалось множество огней, вокруг станции, как пчелы возле улья, сновали сотни точек. Стоило навести на любую из них камеру и приблизить, как сразу становилось понятно: это прибывающие и убывающие суда самых разных форм и расцветок, катера технических служб, паукообразные ремонтные роботы.
    Насмотревшись, Лена перевела взгляд уже по курсу их корабля. Там стремительно приближался целый рой точек. Корабли, уходящие в гиперпространство. Они по очереди подплывали к определенному участку, и их окутывало розовое сияние. Миг спустя корабль будто растворялся в черноте космоса. Через несколько минут к тому же месту подходил новый корабль. Впрочем, существовала и другая очередь, намного короче. Эти корабли почти не ждали, а ныряли в канал через одного: из основной очереди, потом из особой, потом опять из основной. Именно во вторую пристроился Рагнар. Всего через полчаса судно беглецов без суеты подплыло ко входу в канал. Миг спустя картинка космоса погасла, сменившись серой мутью.
    Рагнар устало откинулся на спинку кресла, снял очки и вытер ладонью пот со лба.
    - Уф, получилось. Я до последнего момента боялся, что сразу догадаются: не идиот же я в открытую на пассажирском лайнере улетать. Каналы вряд ли закрыли бы для выхода, не такая я важная птица. Но вот обыск на всех стартовавших за последние часы кораблях устроили бы.
    - И тогда... - запоздало испугалась Лена.
    - Тогда пришлось бы прорываться. Не знаю, как, но Салим под видом гражданского малотоннажного транспортника умудрился купить и зарегистрировать исследовательский челнок из серии "Игла". Хотя частным лицам по идее их не продают, разве кто из дворян обзаведется. "Иглу" используют как средство разведки в дальних экспедициях... Вплоть до огневой поддержки - всякое бывает. Вдобавок тут куча маскирующего оборудования. Вот только несанкционированный проход через канал непонятного корабля неизбежно засекут. Искать такой корабль и нас заодно взялись бы несколько серьезнее.
    Лена отстегнулась, встала, потянулась и весело ответила:
    - Обошлось - и ладно. Сколько нам так лететь? В этом самом гиперпространстве? И все время такая муть на экранах будет?
    - Ну... дня два примерно. И да, пилот пока не требуется. То есть, по-хорошему присматривают обычно. - Рагнар тоже выбрался из кресла. - Но когда пилот один, можно и на автоматике.
    - Пошли тогда, поедим. Я жуть как голодная.
    Войдя на камбуз, Лена вопросительно посмотрела на спутника: что брать и откуда? В небольшой каюте - крошечный столик, четыре стула вокруг него и экран в стене. Больше ничего. Рагнар ткнул пальцем в экран:
    - Все нормально, доступ у тебя есть. Только аварийный рацион не выбирай. Он полезный и сбалансированный, но по вкусу - как старые подметки жуешь. Я уже проверил, ничего другого в памяти нет. Ты готовить умеешь?
    - Д-да.
    - Ну, вот и сообрази по списку, коды тут должны быть стандартные.
    Лена растерянно перевела взгляд с Рагнара на экранчик, потом обратно.
    - К-какому списку?
    - Типовому списку заготовок. Сообразишь, раз умеешь готовить... ах ты! Ты что, кухонного комбайна никогда не видела?
    - Вообще-то в моем времени так совсем другая штука называлась. Нет, готовить я умею. Но на плите нормальной и с кастрюлей.
    Рагнар погрустнел на глазах.
    - Ты еще костер предложи развести. Чувствую, питаться нам аварийными рационами. Ибо я эту штуку могу, в принципе, разобрать и собрать из нее кучу полезного для выживания барахла. Но вот готовить...
    - А ты объясняй давай. Разберемся.
    - Если коротко, - вздохнул Рагнар, - вот на этом экране - список доступных продуктов и доступных технологических операций. Пожарить, сварить и что там еще? В общем, тебе надо забить последовательную цепочку кодов, а на выходе получишь готовый продукт. Или не получишь. Тогда точно придется брать стандартный пакет. Но его для флота разрабатывали по принципу "максимальной пользы для организма".
    - "Книга о вкусной пищи" и "Книга о здоровой пище", - хихикнула Лена, и получила в ответ укоризненно-осуждающий взгляд
    Полчаса спустя, когда Рагнар уже понемногу начал впадать в отчаяние, в стене открылось окошко. За ним показалась небольшая ниша, в которой стояли две суповые тарелки с чем-то вроде крем-супа.
    - Пробуем? - поинтересовалась Лена. - Или тренируемся дальше?
    - Нет уж. Едим. Мне уже без разницы. Я жрать хочу до такой степени, что почти дозрел до аварийного рациона.
    - Вытаскивай тогда давай. Я сообразила принцип, кажется. Как раз пока едим, на второе будут макароны с мясом, а потом два пирожных.
    Утолив голод и приступив к десерту, Рагнар попутно затеял разговор:
    - Итак, я готов отвечать на твои вопросы. Насколько я понял, Салим откуда-то про тебя узнал и с самого начала готовил себе. Потому и обучали тебя в социальном центре для галочки, и контракт этот кабальный. Ты ничего не знаешь, так что спрашивай что хочешь. И не бойся спрашивать даже то, что кажется глупостью. Первый вопрос, который у тебя, вижу, так и вертится: кто я и почему сбежал.
    - В-вы... т-то есть ты - волшебник. Ой, - Лена смутилась и уткнулась взглядом в стол. - В мое время точно про таких книжки писали.
    Рагнар одобрительно кивнул.
    - На самом деле ты, в принципе, права. Технология на несколько порядков выше общего уровня развития дляокружающих вполне сопоставима с магией. Из какого ты века?
    - Я... - Лена грустно вздохнула. - Я, наверное, погибла в марте две тысячи четвертого года, - и, спохватившись уточнила. - От рождества Христова.
    - М-м-м... - задумался Рагнар. - Ты по вашему год первого полета человека в космос помнишь? Сейчас в официальных документах используют датировку от Разлома, но и первоначальная по Космической эре сохранилась.
    - Нет. Нам в школе говорили про полет Гагарина... не помню, прости.
    - Тогда извини. Пять минут. На корабле должен быть сносный информаторий. Сейчас соображу насчет дат и что ты знаешь. Дальше смогу объяснить в первую очередь самое нужное.
    Какое-то время Рагнар, надев упрощенную версию очков из кабины, смотрел в пустоту и махал руками. Лена понимала, что он на самом деле роется по базам данных, но со стороны все выглядело так комично, что она чуть не расхохоталась в голос. Наконец Рагнар снял очки. Выглядел он ошарашенным.
    - Обалдеть. Ты из сорок третьего года освоения космоса. А сейчас две тысячи пятьдесят девятый.
    - Я опять в двадцать первом веке, только не той эры, - мрачно прокомментировала Лена.
    - Да уж. Две тысячи лет прошло. И ты сказала, в марте. Чуть-чуть не дожила до первого знакомства с гиперпространством. Летом того же года в стране под названием Россия на реке Волга возле города с названием Ульяновск сформировался спонтанный гиперпереход, поменявший местами кусок Земли и чужой планеты.
    - Обалдеть, - Лена с трудом удержалась, чтобы не замереть с отвисшей челюстью. - Совсем недалеко от моего родного города. Я в Москве жила, это ну тысяча километров.
    - Наверное. В общем, этот переход принялись исследовать всем миром. В двадцать первом году - по вашему Христианскому летоисчислению - два русских ученых сумели создать примерную теорию гиперперехода, и всего через три-четыре года стартовал первый корабль.
    - Так быстро?
    - Да. Идеей достичь звезд загорелась вся планета. Объединили усилия, достали из тайников до этого секретные технологии. Так говорит официальная история. Наверняка было по-другому, но кто сейчас разберет?
    Лена фыркнула и кивнула. Свое время она знала лучше Рагнара и в мирный совместный энтузиазм верила с трудом. Однозначно все было совсем-совсем по-другому. Разве что из этого самого портала полезла какая-то гадость, и власти по обе стороны океана просто испугались за свою шкуру.
    - Так вот. Мы стремительно освоили около полутора десятков систем, когда столкнулись с фламинами и сауранами. Фламинов ты знаешь, а саураны вымерли. Точнее, несколько столетий три звездные державы бурно развивались, конкурировали и воевали: люди и фламины друг с другом и вместе против сауранов. А потом случился Разлом. Чудовищная катастрофа. Саураны исчезли подчистую, люди и фламины потеряли часть планет, на остальных деградировали. Предположительно, саураны нашли на своей территории что-то, оставшееся от древних шангри, и попытались использовать в очередной войне.
    - А это еще кто?
    Рагнар вывел над столом голографическое изображение бурой зубастой двуногой ящерицы, напоминавшей тираннозавра. Для масштаба рядом встала фигура Рагнара - ящерица была самое малое на полметра выше.
    - Это и есть шангри. Самая достоверная реконструкция. Древнейшая из известных рас нашей Галактики. Раньше думали, вообще самая первая, вот и называли их Предтечами. Исчезли миллионы лет назад, но перед этим достигли невероятных высот. Именно от них, к слову, и досталась технология искажения. Или, по-научному, обратимости информации. Первыми ее освоили вольфары, от них переняли люди. Остальные расы оказались неспособны. Эсперы... Ах да, в твое время их же еще не было?
    Лена замотала головой: нет, конечно.
    - Ну да, они тоже впервые появились в вашей России, но позже. Геном окрестных жителей так отозвался на серьезное колебание гиперполя. Проснулся ген, которому, видимо, предстояло спать еще несколько тысячелетий эволюции. В общем, информация - это еще одно состояние материи. Эсперы могли ее из общего потока Вселенной воспринимать напрямую. В пространстве гиперперехода расстояния имеют совсем другой смысл. Идти линиями каналов намного короче по расстоянию, времени и энергии, чем ломиться по целине. Первые космонавты еще не имели карты каналов, вынуждены были доверять сложной автоматике и примитивной технике, были ее заложниками. А потом узнали, что эсперы могут напрямую видеть эти самые каналы. Собственно, это и обусловило, что всего лет за двести мы достигли столько же, сколько фламины и саураны за тысячу - полторы.
    Рагнар погасил голограмму. И тут Лена сообразила: на ней нет очков виртуала, и вряд ли в маленьком камбузе-столовой смонтирован проектор. Картинку Рагнар показывал своими способностями.
    - Так вот. О нас, Мастерах искажений. Шангри пошли дальше. Они сообразили, что не только материя переходит в информацию, но и наоборот. Сформировав нужный пакет информации, ты можешь поменять материю. Правильно подготовленный и тренированный эспер может осуществлять такой переход. Сначала с помощью приборов, а потом и самостоятельно - в его мозгу формируются определенные, не до конца материальные структуры. Как ты и сказала, творить волшебство силой мысли. Или, по-научному, осуществлять искажение реальности в заданном направлении. Понимаем мы этот процесс на самом деле до сих пор едва-едва, но пользуемся вовсю.
    - А русский? - торопливо задала следующий вопрос Лена. - Я на филолога училась. Язык изменился сильно, конечно, но в основном все очень знакомое чувствуется.
    Рагнар отправил в рот и прожевал ложку десерта, затем насмешливо ответил.
    - Ваш русский стал языком космофлота. Логично же, когда почти все инженеры и навигаторы или из России, или учились в России. Плюс во время Разлома человечеству повезло: уцелела одна из периферийных колоний. Сейчас это - одна из двух столиц Империи. Перед Разломом там было что-то вроде завода на окраине, в основном сплошь производство в космосе. Их почти не задело, они сохранили большую часть технологий - подобные заводы строили с учетом автономного ремонта. С них началось возрождение и новое объединение человечества. Но раз космос, то и говорили в этой колонии исключительно по-русски. Вот и лег этот язык в основу современного имперского. Вместе с интерлингвой, на которой говорили в колониях на планетах.
    Рагнар посмотрел на Лену так, словно старался просветить насквозь, до самых потаенных омутов души. Девушка аж поежилась от пробежавшего по коже мороза.
    - У тебя осталось, вижу, еще два вопроса. Очень важных. Согласен ответить. Но хочу, чтобы ты их задала вслух и сама.
    Лена ответила далеко не сразу. Долго хмурилась, смотрела то в одну, то в другую сторону, старательно обходя глазами мужчину перед собой, ковыряла десерт ложкой и пыталась делать вид, что слишком увлечена едой, чтобы говорить дальше. Наконец, тихонько, почти шепотом спросила:
    - Почему тебя боятся? И зачем тебе нужна была я?
    - Ответ во все той же истории, - Рагнар печально улыбнулся. - Разлом отбросил нас назад, заодно помог выйти в Галактику новым расам. Они смотрели на людей как на дикарей, добычу. Как на еду. Как на конкурентов. Человечеству пришлось драться за выживание. Навербованные из свежеприсоединившихся планет солдаты иногда дезертировали, чиновники воровали и торговали с врагами. Мысль, что перед лицом чужаков мы должны быть едины, внедряли с трудом. Внедряли такие, как я - вороны разрушения. Карающая длань и последний рубеж императора. Комиссары при войсках, проверяющие. Мы своей жизнью отвечаем за исполнение приказов императора, и для достижения цели имеем право отдать любой приказ, вплоть до смертного приговора. В одном лице следователь, суд и палач. "Жизнью и честью своей отвечаю за дело, порученное императором". С тех пор изменилось многое. Наши права приостановили...
    - Не отменили, - все также тихо уточнила Лена.
    - Не отменили, - согласился Рагнар. - Разве что воронами стали брать, как правило, Мастеров искажений. И это новый повод нас испугаться. Вороны - единственные из Мастеров искажений, кто имеет право убивать с помощью своего искусства не только ради самообороны. К тому же... Не очень давно впервые за много десятилетий четверым - двум Мастерам и двум советникам императора - права воронов были восстановлены в полном объеме. В столице случился теракт, из-за которого погибло много хороших людей. Заказчики были чрезвычайно богаты и влиятельны. Предусмотрели все, даже возможный арест - а потом побег, сменить внешность и затеряться. Вороны их нашли, арестовали прямо во время какой-то там пресс-конференции. На месте зачитали приговор и прилюдно казнили. В тот день, когда я уйду в отставку, вот эти две черные ленты на моих руках исчезнут, повинуясь императорскому приказу. И меня снова перестанут бояться. Но до этого будут пугаться до рвоты. Не меня лично, а двух черных отпечатанных на коже лент.
    - Я и так не боюсь, - робко улыбнулась Лена. - Ты... не знаю, как сказать, но ты замечательный.
    А про себя подумала, что появившиеся во время рассказа про воронов морщинки в уголках глаз и усталый взгляд сразу состарили Рагнара лет на пятнадцать. Хотя до этого она больше тридцати ему бы не дала.
    - А ты просто чудо и мое спасение. Раз уж я во время, хм, процесса, не смог закрыть свои мысли, и ты проникла, хоть и случайно, в мою тайну. Видимо, за прошедшие годы навык растерял. Или после долгого воздержания? Если коротко - на эту должность я попал не по своей воле. Контракт на двадцать лет или... Неважно, в общем. Никогда не стремился в армию. Был дорогим гражданским специалистом в столице. И кому-то перебежал дорогу. Мастерам искажений нужны эмоции. Они - источник нашей силы. Представь огромное хранилище, в каждой ячейке - воспоминание. В нужный момент достал, использовал. Получил эмоцию, превратил в искажение. По мелочам мы набираем и расходуем эмоции постоянно, для серьезного дела запасаем память про те или иные ощущения впрок. Но у каждого есть своя, особая эмоция. Ее называют еще "опора вектора".
    - Секс? - догадалась Лена.
    Рагнар упер взгляд в потолок, задумчиво постучал ложечкой по столешнице, потом снова посмотрел на Лену.
    - Не все так просто. Не один лишь физический процесс соития. Нет, приятно, конечно, и в любом случае что-то да принесет. Именно радость на двоих, общее удовольствие. Когда девушка млеет и тает в твоих руках, когда ей приятно. Далеко не всегда нужно доводить дело до постели. Тот, кто загнал меня на должность ворона, знал, что делает. Меня семь лет не отпускали на планеты, а на станциях и в военных городках найти девушку, которая не знала бы ужасов про воронов разрушения, не впитала страх перед ними с молоком матери...
    - Нельзя, - неожиданно для себя хихикнула Лена. - Одна я такая дура.
    - Что-то вроде. А может, наоборот, слишком умная? - Рагнар шутливо сделал движение, будто собрался хлопнуть девушку ложкой по носу. - Ну а дальше... Люди, едва не погибшие от голода, забивают кладовки припасами и таскают в карманах куски хлеба. Вот ты и стала моим запасом, этаким яблочком на черный день.
    Лена перестала улыбаться и внимательно посмотрела на мужчину.
    - А вот сейчас ты врешь. Не только поэтому ты меня взял с собой.
    Рагнар зло посмотрел в ответ.
    - Сказочки вспомнила? Про прекрасных принцев и любовь с первого взгляда? Соблазнить такую неопытную дуреху, как ты, труда не составит. С моим-то опытом по женской части? Я не зря в столице хорошим Мастером считался. А для этого девиц через свою постель потоком пропускал.
    Лена встала. Уже на пороге обернулась и ровным голосом сказала:
    - Дурак. Не знаю, как уговорить девушек на секс, но врать и ссориться с девушками ты не умеешь. Ты в зеркало смотрелся? Там, в твоей квартире - и сейчас. Тебе сейчас эта самая подпитка силой нужна, ты же весь пустой. Под глазами аж синяки залегли. Но не уговариваешь меня. Считаешь, что не имеешь права мной как вещью пользоваться. Потому и второй раз там, у Салима, не стал в мой разум вмешиваться, хотя и мог бы. А из всех вариантов потрошить именно Салима ты выбрал из-за меня. Когда узнал... нет уж, молчи.
    Рагнар созерцал негодование девушки со снисходительным высокомерием. Специально выждал небольшую паузу и лишь потом соизволил ответить:
    - Понадобишься - уговорю лечь в постель снова. Но сейчас не надо, так что марш в свою каюту спать. Можешь обижаться. Твое тело все равно ответит на ласку - ему понравилось. А Салима я выбрал, потому что из всех, у кого есть нужный мне пропуск, его позднее всех свяжут с моим побегом. Ясно? Свободна.
    Лена метнула в Рагнара молнию гневного взгляда и вышла. Дверь на камбуз с шелестом затворилась, оставив Рагнара размышлять в одиночестве над словами Лены. Девушка была права. Никогда уже ему не стать прежним самовлюбленным столичным щеголем. И потому таскать Лену за собой, заставлять годами прятаться вместе с ним и рисковать он не имеет права. Для того он и проложил курс на Каринию. Спокойная патриархальная планета, где очень хорошо относятся к женщинам. Сейчас она явно подумала, что во время бегства и в его квартире ворон действовал на ее разум, искусственно заставил ему доверять. Пусть не догадается про свою ошибку, а обидится и забудет про него. На крайний случай - высадить на Каринии силой. Оставить денег и улететь. Так будет лучше всего.
    Покинув камбуз, Рагнар собирался сразу пойти к себе и лечь спать. Он и в самом деле чувствовал себя не лучшим образом. Но потом то ли слова Лены слишком уж его зацепили, то ли что-то еще, но Рагнар все же решил заглянуть к ней в каюту. И только когда дверь спряталась в стене, сообразил: стоило хотя бы постучаться и вообще как-то предупредить, а не открывать запертую дверь, пользуясь капитанским приоритетом.
    Похоже, во время бегства Лене хватало самообладания и силы воли, чтобы сдерживать свой страх, отгонять мрачные мысли, отгородиться от той грязи, в которую ее пытался окунуть Салим. Но это на станции или в компании собранного и сосредоточенного ворона, который все время демонстрировал, что для него любую гору свернуть - пара пустяков. А в одиночестве крошечной каюты сорвалась. Судя по мокрой подушке, перед сном Лена разревелась. Сейчас же ей снилось что-то сумбурное и страшное. Мастер искажений внутри Рагнара хорошо чувствовал гнилые ароматы растекавшихся вокруг девушки эмоций.
    Койка для двоих оказалась узкой. Но Рагнар все же лег, обнял девушку и замер. Почувствовав его рядом, Лена заворочалась. Не открывая глаз, сонно попросила:
    - Только ты меня не бросай, хорошо? Меня в прошлой жизни парень бросил. Сказал, нам обоим так лучше будет. А через неделю взрыв был, и я там погибла. А ты меня не бросишь...
    И уснула. Рагнар сразу ощутил: рядом с ним Лене мгновенно начало сниться что-то хорошее. Девушка ровно задышала, тело в объятиях расслабилось. Осторожность тоже нашептывала Рагнару, что из Лены получился неплохой источник. Пока Рагнар полностью не восстановится - все-таки он семь лет сидел на голодном пайке - для организма полезнее спать с постоянной девушкой, а не баловаться случайными связями. Да и Лене, раз у нее последние месяцы - сплошные расставания и стрессы, полезнее пока оставаться рядом с "психологическим якорем". Дальше глупый перенос привязанности с прошлого парня на Рагнара пропадет, и они безболезненно разойдутся. Душа почему-то настойчиво хотела оставить Лену на Каринии.
    Так ничего для себя не решив, Рагнар провалился в чуткую полудрему, стараясь при этом поменьше двигаться, чтобы не разбудить сладко сопящую под боком Лену.


Глава 7



    Как он провалился в нормальный глубокий сон, Рагнар так и не заметил. Лена была права. С ограниченным примитивным корабельным компьютером и вдобавок без специального оборудования расчет вероятностей, чтобы успеть нырнуть в тоннель раньше, чем побег вообще обнаружат, выжал его досуха. Рагнар спал так крепко, что проснулся, лишь когда его кто-то погладил по волосам, осторожно тронул губами за мочку уха и шепнул:
    - Подъем, завтрак готов.
    Еще в полудреме он притянул Лену к себе и поцеловал. Рука скользнула ей под рубашку, пальцы игриво пробежали вдоль позвоночника. Словно и не было вчерашней размолвки и обидных слов, девушка выгнулась от удовольствия, чуть отстранилась, чтобы удобнее было расстегивать на ней одежду.
    Очарование нарушил растерянный голос Лены:
    - Ой. А у тебя опять на руках черные полоски появились. Так и должно быть?
    Рагнар резко сел на кровати. Сон мгновенно пропал с концами. Несколько секунд он вглядывался в проявившиеся на коже знаки ворона, затем начал ругаться всеми нецензурными словами, какие знал, в том числе и на языках инопланетян. Когда ругательства закончились, Рагнар мрачно прокомментировал:
    - Похоже, одна из ступеней защиты, сломать которую получилось не до конца. Они не работают как интерфейс, перестали быть маяком и поводком. Но проявляться заново будут каждый раз, когда я не контролирую себя. От сильной усталости...
    - Или в постели, - с удовлетворением закончила Лена, вспомнив вчерашний разговор про девушек, которые боятся воронов. - Вот теперь ты от меня точно не отвяжешься. А то вчера на лице читалось: свяжу, силой выгоню и смоюсь.
    - Было такое. Но теперь нам и в самом деле лучше не разделяться. Побуду эгоистом, оставлю тебя рядом, - мысленно же добавил: пока я не сумею найти достаточно надежное для тебя место, чтобы моя проблема не отразилась на тебе.
    - Вот и замечательно. А теперь пошли завтракать.
    - Чего уж хорошего, - буркнул Рагнар. Но на камбуз вслед за Леной все же пошел. Есть хотелось зверски.
    После завтрака обсуждать ситуацию отправились в рубку как в самое большое и удобное помещение корабля. Там Рагнар, откинувшись в кресле и закинув ногу на ногу, начал рассуждать.
    - На Каринию, которую я наметил как точку выхода и промежуточную станцию, садиться нет смысла. Место спокойное, люди дружелюбные, всегда готовы помочь соседу. Утаить от них мою, - он хмыкнул, - проблему нереально. Поэтому самое разумное - это прямиком отправиться к моему учителю, Юриусу.
    - Ты меня спрашиваешь? - съехидничала Лена. - Я в ваших делах как свинья в апельсинах разбираюсь.
    - Кто и в чем? - не понял Рагнар.
    - То есть ни ухом, ни рылом. Эта-то идиома понятна?
    Рагнар рассмеялся:
    - Вполне. В общем, толкового подсказать может только он. Возможно, даже поможет спрятаться.
    - А не выдаст?
    Рагнар посмотрел на Лену, так будто она сморозила полную чушь, потом вспомнил, кто она, и пояснил:
    - Нет, конечно. Понимаешь, наши способности до сих пор больше не наука, а искусство. Из-за этого кроме общих занятий в академиях Мастеров, ученики маленькими группками по три-четыре человека прикрепляются на весь срок к наставникам. Те шлифуют молодые таланты, и связь образуется посильнее родственной. Нет, Мастер Юриус не выдаст. В общем, можешь пока отдыхать, а мне надо исправить курс. Срезаем дорогу по целине и выскакиваем на Сотосе. Энергии от такого броска останется хорошо, если процентов двадцать, но до Лавинии потом точно хватит, а там заправимся.
    Весь оставшийся день Рагнар проторчал в рубке: движение по целине на автопилот оставлять было нельзя. Лене молча таскала ему обед и что-то вроде современного аналога кофе: синтетические лекарственные стимуляторы, как оказалось, на Мастеров искажений не действовали вообще. После чего садилась в соседнее кресло и смотрела, как Рагнар напряженно высматривает что-то в хаосе из линий и цифр на экране и вводит команды для корабельного мозга.
    Сотос, куда они выскочили в полночь по корабельному времени, в отличие от покинутой станции, имел не полтора десятка, а всего две точки входа в гиперпространство и обе недалеко от планеты. Потому и столпотворение в космосе тут было куда меньше. Рагнар вывел корабль в обычный континуум, пообщался с диспетчером, отправил ему коды идентификации судна, причем совсем не те, что во время старта: оказалось, корабль Салима имел несколько паспортов. Лена прилипла к камерам наблюдения и жадно разглядывала вытянутые, похожие на огромные серые огурцы транспортники, паутину орбитального лифта, который, словно шляпка исполинского гриба, венчала станция, россыпь из сотен малых буксиров, которые везли длинные пакеты контейнеров от транспортов к станции и обратно. И, конечно же, зелено-коричневую планету, где сквозь облака можно было разглядеть леса, пустыни и города. Рагнар отнесся к привычному зрелищу равнодушно. Спокойно исполнял приказы диспетчеров сместиться в тот или иной эшелон, чесал языком с экипажами других кораблей, обсуждая всякую всячину от цен на топливо до разницы в правилах прохода через тоннели в тех или иных секторах империи. В общем, вел себя как типичный пилот малотоннажного транспортника-торговца или работника одной из компаний по транссистемной доставке.
    Три часа спустя корабль нырнул обратно в серое ничто гипер-тоннеля. Рагнар встал из кресла, устало потянулся, подошел к Лене, поцеловал сначала в губы, потом в шею.
    - Сутки у нас теперь есть. Так что, - он подмигнул, - предлагаю продолжить то, что не успели утром. И заодно закрепить хороший опыт вчерашнего дня, - заканчивал фразу Рагнар, отстегнув ремни у кресла и подняв девушку на руки.
    Лена расхохоталась: - Кто о чем, а кот о сметане. Ладно, неси в постель. Сметана не против...
    Уже в каюте девушка, не смущаясь, сама расстегнула рубашку и скинула брюки. И следующие пару дней, как ей казалось, из постели они вылезали только перекусить. Да раз или два Рагнар уходил проверить работу компьютера, но совсем ненадолго и даже ленился одеваться. Когда прозвенел сигнал зуммера "прыжок закончен", в рубку Лена шла с легким огорчением.
     
     
    Лавиния была тупиковым направлением известных гипер-тоннелей, поэтому здесь не наблюдалось такого количества транзитных сухогрузов, как на Сотосе. Но и здесь, стоило выйти в обычное пространство, как сразу же запищал вызов, и голос диспетчера назвал эшелон и потребовал перестроиться туда, чтобы не мешать следующему кораблю. Заметив, как Лена, открыв рот, смотрит на столпотворение мелких судов в космосе, Рагнар пояснил: - Холодный ледяной мир. Но с очень давней историей. Его отвоевали у сауранов люди незадолго до Разлома. Колония сохранилась, хотя страшно подумать, каких трудов им стоило выжить. Лавниния двигается по очень заковыристой орбите. Даже на экваторе зимой прихватывает, а летом температура градусов десять. Остальное - снег и лед круглый год. Нормальное лето на планете наступает раз в полвека, и то ненадолго. Получается та еще катастрофа. Зато от сауранов остались хрустальные подсолнухи и еще кое-что. Эти полунасекомые были непревзойденными до сих пор специалистами по живому. А так как вымерли они очень тщательно и на редкость бесследно, все уцелевшее от их наследства - огромная ценность.
    Лена скорчила гримасу и показала язык.
    - Ничто не меняется. Надо было скакнуть на две тысячи лет вперед, чтобы увидеть то же самое. В мое время разные страны воевали за нефть и полезные ископаемые, теперь - за эти ваши подсолнухи.
    - Редкость - всегда ценность, - пожал плечами. Рагнар. - Минеральные ресурсы повторяются везде, а вот жизнь уникальна, - затем строго приказал: - Так. До посадки сидеть в кресле, не отстегиваться. Орбитального лифта здесь нет - погода в сезон штормов не позволяет. Так что садимся прямо на поверхность, - и сосредоточился на пилотировании.
    Про себя же добавил, что еще кое в чем Салиму можно сказать спасибо. В отличие от малотоннажного сухогруза, которым их корабль числился на станции, "Игла" могла садиться на планеты, причем в ручном режиме, а не в режиме онлайн-обмена данными с космопортом. Меньше шансов, что из корабельного компьютера случайно считают какую-нибудь ненужную информацию. Да и пижонов, которые любят покрасоваться перед дамами "я тоже пилот и тоже летать умею", на местные курорты летает немало, никого ручная посадка не насторожит. Вдобавок сейчас "Игла" передавала позывные вообще третьего корабля, да и обводы корпуса умела слегка изменять. Теперь в порту гарантированно ни у кого не возникнет вопросов.
    Уже на границе атмосферы пришла метеорологическая сводка: средняя облачность, легкая поземка. Погода по местным меркам была отличной, так что и "на бетон" Рагнар садился на ручном управлении, а не поручил все автопилоту. Уж больно восторженно, затаив дыхание, Лена наблюдала и за первой в жизни посадкой, и за пилотом. Ну как не покрасоваться? Наконец "Игла" замерла в указанном диспетчером квадрате, ее подхватил гравитационный транспортер и оттащил в ангар.
    - Пошли к выходу, - Рагнар отстегнулся и встал. - На борт мы инспекцию все равно не будем пускать. Как проверят паспорта - так сразу к Юриусу.
    - Ой, - вдруг испугалась Лена. - А нас же ищут...
    Рагнар отмахнулся:
    - Никто нас здесь не ищет. Точнее, про тебя вообще вряд ли знают. Самое большее - вспомнят про то, что Салим тебя подставить пытался. Но и то привлекут как свидетеля. Я не зря и ему, и охраннику в коридоре потом горло перерезал, да и следов искажения за собой не оставил. Пытки спишут на криминальные разборки. Очень темная личность была. Да и не сообразят, что мы вообще здесь: калоша, которой числится по документам наша "Игла", по целине вообще ходить не умеет. А мы не на императрицу покушались, чтобы СБ нас разом по всем мирам искала, - он вздохнул и уже на пороге рубки добавил: - Я бы и свои данные менять не стал: имя по империи нередкое. Вот только вспомнить кто-то может, как я к нему заезжал. Хоть и не был здесь лет пятнадцать, учеников у Юриуса не так уж и много.
    - Слушай, - Лена тоже встала, - а сколько тебе лет вообще? Я пыталась угадать, и все время не сходится.
    Рагнар обернулся, поймал девушку за талию, притянул к себе и улыбнулся краешком губ:
    - Боишься, что соблазнил тебя старый хрыч? Это как считать. Если по дню рождения, то мне сорок девять. Но Мастера искажений счет иначе ведут. "Пока молод душой, молод телом" - для нас не просто красивые слова. Старение очень зависит от внутреннего состояния. Мой наставник разменял два века, а биологически ему пятьдесят с небольшим. На то он и один из Великих мастеров.
    - А ты?
    Лена тут же пожалела о своем вопросе, но было поздно. Рагнар как-то сразу поник, посмотрел куда-то сквозь девушку, высматривая видимое лишь ему одному. Лицо осунулось. Все же ответил, но голос звучал глухо.
    - Я приехал в столицу девятнадцать лет назад. Мне тогда было по биологическим часам двадцать четыре, за двенадцать лет я состарился еще на четыре. А теперь тридцать пять.
    Лена крепко обняла Рагнара, осторожно коснулась губами его щеки.
    - Извини. Глупость я спросила.
    - Ничего. Ладно, пошли. Мне тут сбросили сообщение, что инспекторы будут через пять минут. Нехорошо заставлять ждать. Они тогда злые становятся...
    Инспекторами оказались два хмурых немолодых мужика с обветренными лицами. Проверили паспорта, затем обратились к Рагнару как владельцу корабля и пилоту:
    - Господин Михаил Валиков, назовите цель вашего визита.
    - Отдых на лыжном курорте с посещением хрустальных подсолнухов и лечением. Санаторий пока не выбран.
    Старший вопросительно посмотрел на напарника, тот кивнул: денег на счете достаточно. Обмана нет.
    - Досмотр корабля?
    - Нет.
    - Тогда обязан предупредить, что до отлета он будет в опечатанном боксе, и вы не сможете забрать с планеты никаких биоматериалов.
    - Согласен.
    - Первый раз на планете?
    - Я - второй, но больше десяти лет назад. Моя спутница - первый.
    - Хорошо. Вы тогда в комнату пятьсот три, ваша дама в комнату триста два. Мы проводим.
    Рагнар легонько сжал ладонь Лены, потом кивнул: все правильно, так надо. После чего они разошлись.
    Рагнар управился быстро. Ответил компьютеру на все вопросы без ошибок, сдал тренажер. Успел купить все необходимое в магазине космопорта и посидеть в кафе, когда Лена наконец освободилась.
    Девушка выскочила из комнаты злая, красная как помидор. Заметила ждавшего в коридоре Рагнара, ринулась к нему и рассержено зашипела:
    - Это что за издевательство? Сначала долго и нудно читали про то, как вести себя зимой, дальше проверяли "усвоенный материал", а потом еще на тренажере и на лыжах заставили бегать. Хороша я была в сарафане и на лыжах!
    Рагнар взял ее под руку и повел за собой.
    - Успокойся. Ты справилась быстро. И если успокоит, я делал то же самое. Разве что без вводной лекции, так как был тут не первый раз. Но поскольку в списках за последние пять лет меня нет, то все равно проверили навыки.
    - Н-но зачем?
    Лена остановилась и растерянно посмотрела то на Рагнара, то на окружающих. Они как раз вышли в большой вестибюль, где по углам стояли кадки с пальмами. Во все стороны сновали люди в летней одежде.
    - Лена, здешний мир - это планета вечной зимы. Местные жители живут в нескольких часах от смерти, - спокойно начал объяснять Рагнар. - При здешних температурах, особенно зимой, стоит встать на трассе с заглохшим двигателем, и жизни тебе остается всего на пару часов. Хорошо если тебя подбирают с полным набором обморожений и пневмонией, но живого. Спасатели успевают не всегда, может начаться верховой шторм. Внизу слегка метет, а уже на высоте сотни метров - ураганный ветер. И ни одной встречной или попутной машины... Вдоль трассы всегда расставлены автономные модули. На лыжах у тебя всегда есть шанс добраться до ближайшего даже в пургу. Потому каждый обязан уметь ходить на лыжах. Иначе тебя просто не выпустят из космопорта. Самое большее - организованно доставят в санаторий и запрут уже там. Кто путешествует самостоятельно... Машина всегда должна быть заряжена, аварийный энергоблок всегда наготове. Связь, управление - все должно быть проверено и перепроверено перед выездом. Пускай ты абсолютно точно знаешь, что еще вчера все было в норме.
    Остаток дороги до магазина, где уже ждали закупленные термокостюмы, зимние комплекты и остальное, Лена проделала молча. Только каждый раз провожала спешивших мимо по своим делам сотрудников космопорта задумчивым взглядом.
    Стоило выйти на улицу, как в лицо сразу ударил ветер. Несильный, но неприятный и полный ледяных хрусталиков, он казался после тепла помещения особенно холодным. Все вокруг было одето в снег и лед. Повсюду царил белый цвет. Белый с белым или белый с чуть приметной синью. Или белый-серый. Вокруг внешней парковки, куда должны были подогнать арендованный автомобиль, зачарованными белыми игрушками стояли деревья. Лена мазнула по ним взглядом и начала выискивать, где стоит машина. Мороз и снег ей были не в новинку, но за полгодана космической станции она от серьезных холодов отвыкла. Рагнар же задержал взор на деревьях: они всегда его удивляли удивительной приспособляемостью к жизни. Спать полвека, потом даже из пенька расцвести, заново вытянуться и зазеленеть всего на несколько месяцев, а затем уснуть опять.
    Но вот полозья одной из машин заскрипели, хрустя свежим снегом, киб-интеллект парковки опознал клиентов и направил автомобиль к ним поближе. Машина тормознула рядом с людьми, на щеки, обжигая, полетела снежная пыль. Пассажиры торопливо забрались в теплый салон. Рагнар задал программу автопилота, откинулся в кресле и уснул. Лена прилипла к окну, рассматривая пейзажи, но довольно скоро однообразная белая пустыня надоела и ей. Наполовину проснувшись, Рагнар почувствовал, как девушка устраивается на его плече, обнял ее и снова провалился в сон.
    Едва машина нырнула в крытый гараж мотеля, Рагнар сразу же через терминал связался с локальной сетью гостиницы, заказал номер. Забирая у портье ключи, поинтересовался: - А когда у Мастера Юриуса приемные дни?
    Портье снисходительно усмехнулся и, не скрывая высокомерия, ответил.
    - Вторник и пятница, сегодня среда. Вы опоздали. Примерно на год. Именно так к нему и записываются.
    Сарказм пропал втуне. Рагнар, молча, забрал ключи, другой рукой приобнял Лену и направился к себе в номер. Портье бросил вдогонку - как бы для себя, но так, чтобы новые постояльцы услышали:
    - О! Еще одни умники. Думают, пешком доберутся.
    Рагнар не выдержал и негромко рассмеялся.
    - Самое забавное, что именно пешком мы и пойдем. Ты ведь на лыжах нормально ходишь?
    - Ну... Дома нас гоняли, конечно, на физкультуре. Но на спортсменку не потяну. Особенно после такого перерыва.
    - Особо и не надо. Тут часа полтора ходу. До заката еще три с половиной, успеем. С трассы короче было бы, часть дороги вообще на машине. Но если кто потом ее пустую обнаружит - ненужные разговоры пойдут. Поэтому лучше уж своими двумя.
    Лыжи были куплены еще в магазине космопорта, причем выбрал Рагнар самые простые, чистый пластик без всяких ускорителей и технических обвесов. Иначе периметр у дома наставника потенциально опасные устройства пропускать откажется. Делать же в заборе дыру - это шуметь на всю округу, да и не лучшее начало разговора получится.
    Покинув гостиницу, Лена со вздохом посмотрела назад, где вырастали заснеженные небоскребы, и припустилась вперед, стараясь не отставать и не задерживать Рагнара. Километров пять они бежали по трассев противоположную от города сторону.
    Местность оказалась не такой уж и ровной, как казалось из окна машины. Холмы, овражки. Все одеты в пушистые белоснежные наряды, в тени отливающие серебром, а на солнце сияющие всеми цветами радуги. Стоило отойти от дороги на пару километров, как путников окутали тишина и морозный воздух. Даже дышалось здесь как-то иначе. Скользишь на лыжах по плотному снегу, помогая себе палками, и кажется, что остального мира не существует. Только пар и шумное дыхание товарища.
    Рагнар наслаждался каждым мгновением. Оказывается, все эти годы он тосковал именно вот по такому свободному полету. Когда молочным облаком разлетается во все стороны на очередном спуске снежная пыль, когда ты мчишься, как птица в бело-голубой высоте небес, внутри пусто и легко - ты волен направить свой полет туда, куда захочешь сам.
    Рагнар так увлекся, что про цель сегодняшней прогулки вспомнил, лишь, когда Лена обеспокоенно произнесла: - Мы не меньше часа идем, а вон тот холмик, похожий на сжатый кулак, ничуть не ближе.
    - Потому что я болван, - ругнулся Рагнар чуть слышно сквозь зубы, остановился, и уже в полный голос добавил: - За прошедшие годы поглупел. Ну, ясно же, что во время очередного обновления периметра меня в список "свободного прохода" не включили. Много лет прошло. Сейчас.
    Рагнар высвободил немного силы. Видимая лишь для Мастера искажений информационная пленка тонким багряным слоем растеклась по невидимой стене прямо перед ними и тут же исчезла, словно просочилась внутрь. Рагнар подождал немного из вежливости. Если Юриус их заметил, откроет ворота в периметре сам. Но, видимо, не заметил, или куда-то отлучился. Рагнар сосредоточился, формируя ключ, мысленно нарисовал ворота, заставил невидимый барьер изогнуться, принимая новую форму. Золотое сияние расплескалось по невидимой преграде, ворота обрели материальность, стали молочно-белыми.
    - Пошли, - Рагнар махнул рукой, в два шага оказался возле ворот и вставил ключ.
    Система опознала, что в гости заглянул полноправный Мастер искажений. Для коллег доступ был свободный, поэтому створки распахнулись. Стоило миновать преграду, и Лена оторопело завертела головой по сторонам. За спиной по-прежнему простиралась снежная пустыня. Впереди их встретил самый обычный земной лес средней полосы. Примерно середина июля. Сразу стало жарко. Рагнар отстегнул лыжи, снял термокомбинезон, помог раздеться Лене.
    - Оставь здесь. Автоматы потом подберут.
    И двинулся вперед. Под соснами было прохладно, пахло смолой и молодой хвоей. У корней деревьев бегали большие рыжие муравьи. То тут, то там росли ландыши, их белые, чистые, похожие на колокольчики цветки Лена ни с чем не могла спутать. В густой траве пыхтела ежиная семья. Стоило приблизиться, как ежиха и маленькие ежата предусмотрительно свернулись в клубки.
    - Обалдеть. Откуда?
    Рагнар пожал плечами.
    - Когда-то тут была резиденция одного из богатейших людей планеты. Наследники решили, что содержание подобного места обходится слишком уж накладно, на одних установках силовых барьеров разоришься. Поместье выкупил Мастер искажений, друг Юриуса. Потом он передал лес и поместье моему учителю. Великим мастерам искажений многое под силу, они могут себе позволить сохранить лето даже среди зимы. А Юриус, вдобавок, как видишь, решил точно скопировать исходную биосферу Земли примерно твоей эпохи. За годы освоения и, особенно во времена Разлома ее изрядно раскурочили. То, что сейчас считается эталоном, от начала космической эры сильно отличается...
    Чаща была достаточно густой, так что Рагнар и Лена с трудом выбрались на опушку леса. Там их встретил небольшой ручей, его берега усыпали заросли лесной земляники. Рагнар сорвал несколько ягодок, съел сам и угостил Лену. На старом пне грелся небольшой уж. Заметив людей, уж быстро заполз под лежащий рядом с пнем камень.
    Стоило переступить через ручей, как лес пропал. В обе стороны простиралось поле. Густо синело ясное небо. В траве стрекотали кузнечики. Легкий ветерок качал стебли дикого клевера и ромашек. Мимо пролетела зигзагами большая яркая бабочка. Рагнар хмыкнул: вот оно, истинное мастерство. Даже он, не самый плохой профессионал не мог понять, где иллюзия, а где настоящая свертка пространства, замыкавшая края травяного поля. Лена же вообще смотрела по сторонам ошалевшими круглыми глазами.
    От ручья начиналась тропинка. Рагнар взял Лену за руку и зашагал вперед, надеясь, что дорожка ведет именно к дому, а не обходит сначала локацию за локацией.
 
Ознакомительный фрагмент. Вышел на бумаге, издательство "Центрполиграф". Август 2019
 
"Мастер искажений" купить в Читай-городе
"Мастер искажений" купить в Лабиринте

Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"