Васильев Ярослав: другие произведения.

Принц для невесты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда младший из детей Сапфирового Владыки достигает совершеннолетия, все принцы обязаны жениться. И объявляется праздник Выбора: каждый Лист Книги миров должен послать одну девушку, четыре из которых станут избранницами принцев. Уже три недели Катерина следует Этикету и Кодексу невест. И все труднее делать это безупречно, чтобы все видели - её Лист ничем не уступает остальным. Ещё семь дней, дальше огласят имена кандидаток, которые и станут невестами принцев - список-то наверняка утверждён заранее. Катерина же наконец-то поедет домой... А может, судьба и случай распорядятся по-своему?

Ярослав Васильев

Принц для невесты


 []



Глава 1. Невеста для принца



    Одеваться не самой, а с помощью служанки до сих пор казалось странным. Комната, где повсюду зеркала в полный рост и обои, меняющие цвет и фактуру - раздражала. Дома такая дорогостоящая забава считалась глупостью даже в особняках гранд-мастеров Совета. Но, как говорится, "со своим обычаем на чужой Лист не ходят". Поэтому приходилось терпеть и скучать. Во дворец на праздник Выбора невест для принцев мечтали попасть многие, со всех миров-Листов. Полотёром, посудомойкой, служанкой - лишь бы взглянуть хоть одним глазком! А кандидаткой в невесты - заветное желание любой из подданных Сапфирового Владыки... Почему-то хотелось поменяться местами со служанкой, которая ловкими движениями затянула все потайные молнии и кнопки парадного белого с синими блёстками платья, а дальше принялась расплетать у невесты косу, чтобы уложить волосы в причёску согласно Этикету.
    - У вас чудесные волосы, госпожа. Густые, мягкие, и цвет красивый, будто тёмный шоколад. А зелёные глаза так идут цвету волос. И все же вы не похожи на чистую славянку. Ваш Лист, наверное, заселяли не только выходцы из...
    - Да.
    Ответ прозвучал неожиданно резко. Служанка мгновенно умолкла, почувствовав непроизнесённое: "Не лезь не в своё дело". Ну и болтливая сегодня девчонка попалась! Катерина недовольно нахмурилась, но тут же взяла себя в руки, постаралась задавить гнев, а на лицо вернуть положенную счастливую безмятежность. К лести она не привыкла. А тут чуть ли не каждый норовил сказать: "Любая из вас может стать принцессой, а быть может и Владычицей", - хотя ни для кого не секрет, что список из двенадцати будущих невест утверждён ещё до начала праздника.
    Лучше бы на смотрины от мира Лесных Равнин прислали кого-нибудь другого... Политика, будь она неладна! Три поколения ко двору Владык от их мира приглашали девушек Южных кланов. А теперь в Совете Листа у Северных семей не просто появится ещё один голос, гранд-мастером Совета станет её папа. "Ещё немного". Уже три недели она следует Этикету и Кодексу невест. И все труднее делать это безупречно, чтобы все видели - её Лист ничем не уступает остальным мирам. Ещё восемь дней, дальше огласят имена кандидаток, которые и станут невестами принцев. Катерина же наконец-то поедет домой... Накопившиеся за месяц усталость и раздражение давили на плечи тяжёлой глыбой, долгая укладка волос окончательно утомила, так что Катерина, в тему своим грустным мыслям, непроизвольно поморщилась. Одевавшая её девушка приняла недовольство на свой счёт. Вздрогнула, видимо решила, что неудачно дёрнула волосы и принялась заплетать причёску ещё аккуратнее и от этого ещё медленнее.
    - Все, достаточно, - Катерина, не скрывая раздражения в голосе, отстранилась от заботливых рук служанки.
    Словно отозвавшись на окончание пытки с одеванием, пришла тёплая мысль, что у кандидаток есть привилегия воспользоваться прямым путём с мира-Основы на свой Лист, обратная дорога займёт всего два-три дня, и возможно Катерина даже успеет прочитать весь материал, который третьекурсникам задали на летние каникулы... "Тьфу ты. Что за ерунда в голову лезет". Она пока здесь.
    Тем временем служанка вышколено сделала глубокий поклон, вопросительно посмотрела на госпожу - но та, вроде бы, замерла, ничего больше не приказав - и поспешила скрыться. А возможная невеста, проводив форменное фиолетовое платье дворцовой прислуги тоскливым взглядом, отправилась в парк, приступать к своим обязанностям. На дождь можно не надеяться, погода во дворце Владыки всегда идеальна: следят и маги, и техники. Как не надеяться на то, что кто-то ей поможет и отвлечёт гостей на себя: девушек приехало много, но посетителей ещё больше, а дворец размером с небольшой город - можно бродить по нему часами и не встретиться ни с одной из других кандидаток... кроме как на официальных мероприятиях.
    Едва Катерина сошла со ступеней крыльца на плитку аллеи, кандидатку в невесты немедленно окружили приветственные поклоны мужчин, книксены женщин, взгляды восхищённые, снисходительные, высокомерные. Если бы не Этикет... Катерина оглядела толпу дворцовых гостей, стараясь сохранить приветливое выражение лица. Дурацкий обычай, что во время праздника во дворец может попасть любой. Конечно, уже давным-давно только формально любой. Даже если забыть, что после того как несколько столетий назад Сапфировые Владыки закончили Сшивку, соединив между собой порталами сначала три Терры-Основы, а затем открыли дороги в тысячи параллельных миров, сходящихся к основам как книжные листики к корешку тетради, население выросло настолько, что просто желающих не вместит никакой дворец... Нынешние посетители - аристократия, финансовые воротилы, представители знаменитейших инженерных и магических династий: в общем, все те, кто мог позволить себе заплатить сумасшедшие деньги за входной билет.
    Из глубины души поднялась злость на освящённое веками правило требовать по одной девушке от каждого Листа. Катерина вдруг представила, как окружающие её гости станут показывать приятелям альбом и хвалиться: "Вот статуя основателя династии у входа во дворец. Вот клетка с дромом из Пародонта. А это нам удалось поймать совсем редкого зверя - кандидатку в невесты одного из принцев". Очень хотелось послать всех куда-нибудь подальше... Чем-нибудь из тяжеловесных русских матюгов, доставшихся её Листу в наследство от предков-колонистов. Нельзя. От неё зависит репутация, а значит, и благополучие Лесных Равнин.
    Спасение пришло неожиданно, когда гости настолько Катерину допекли, что внутренние мантры про репутацию и обязательства почти не действовали, а в ответ на очередную просьбу о совместном селфи она уже была почти готова выхватить фотоаппарат и треснуть просителя по лбу. По толпе прошёл шепоток, и сразу все умолкли, фотоаппараты, как по волшебству, тут же исчезли. Катерина обернулась и вслед за остальными склонилась в поклоне. На ведущей из глубины парка дорожке показался молодой человек в светло-голубом классическом костюме: один из четырёх Сапфировых принцев решил почтить гостей своим присутствием. Небрежно бросив какую-то благозвучную глупость, Его Высочество взял Катерину под руку и царственно повёл под сень деревьев.
    Как и все дети Владыки - высокий, русоволосый, курносый. "Зараза! - с досадой подумала Катерина. - В этих парадных тряпках все на одно лицо".
    Девушка судорожно начала вспоминать последнюю "неофициальную" встречу, где "в интимной обстановке на пару тысяч человек" невесты ужинали с принцами. В голову почему-то упорно лезла смешная футболка с надписью "Сын царя", увиденная... Да её же выручил Тайный принц! Она с самого начала лучше остальных запомнила именно его, поскольку имя принца все произносили не на столичный манер, а скорее так, как было принято у них, на Лесных Равнинах. Да и потом очень уж он был непохож на остальных чопорных отпрысков Владыки, например на вечер первого официального "знакомства с кандидатками" явился не в парадной тоге, а в той самой забавной футболке и брюках. Впрочем, сегодня Его Высочество был одет с иголочки, строго по этикету.
    Принц отпустил руку, девушка машинально сделала шаг назад и присела в глубоком поклоне.
    - Спасибо. Я безмерно благодарна...
    - И ты тоже, - со вздохом тусклым голосом оборвал её принц. - Сговорились все, что ли? Между прочим, рядом никого нет. Но всё равно - кукла механическая, - на миг показалось, что сейчас он сожмёт кулаки, - надоели! - И развернулся, собираясь уйти.
    Катерина удивлённо захлопала глазами - что она сделала не так? А потом неожиданно для себя сказала:
    - Меня тоже. Тошнит и от праздника, и от Этикета пополам с Кодексом. Ой, - девушка испуганно прикрыла рот ладонью и додумала: "Ну всё. Дома меня теперь убьют"....
    Принц замер на полушаге, повернулся, на мгновение чуть наклонил голову в бок и недоверчиво усмехнулся:
    - В самом деле? Ну-ну. Это что-то новенькое. От меня тоже тошнит? - губы плотно сжались, взгляд так и кричал беззвучной презрительной насмешкой.
    А Катерине пришла не к месту мысль, что вот теперь-то даже без той приметной футболки она Никиту узнала бы сразу. Глаза с изумрудного сменили цвет на карий: верный признак Карты Шута.
    - Почему бы нет? Я бастард, - принц выплюнул это слово, как ругательство. - Неугодный, недостойный, нежеланный, какой там ещё? Всем известно, что каждый из Сапфировой семьи имеет свой неповторимый образ... Так вот, я - шалопай и насмешник, придворный дурак. Жил себе спокойно, пока не вытащили из закрытого Листа, притащили во дворец и ждут, что я как ни в чем не бывало стану выполнять обязанности возможного наследника повелителя тысяч миров. Не смешно ли?
    Парень криво усмехнулся, а на Катерину снова накатила жаркая злость: с чего это он ей грубит? Если у него плохое настроение, то это не повод срывать его на первой встречной! Как в школе, когда кто-то из одноклассников пытался хамить и грубить, захотелось принца треснуть, наплевав на последствия. Его Высочество тоже явно заметил что-то такое, поэтому непроизвольно подался чуть назад. Это отрезвило Катерину, внутри разом похолодело: до чего её довели сегодня гости, если она второй раз за пять минут оказалась в шаге от скандала - и тогда все старания последних недель насмарку. А ведь дома ей перед отъездом открытым текстом сказали, что сразу после праздника Выбора ко двору Владыки поедет делегация во главе с гранд-мастером торговли, и поэтому она ну просто обязана создать нужную благожелательную атмосферу по отношению к Лесным Равнинам.
    - Нижайше прошу прощения, Ваше Высочество, и позвольте мне откланяться, - в голосе эхом прозвучала издёвка: голос благоразумия как очнулся, так и умолк, задавленный тяжёлым днём и тем, что каждый встречный сегодня будто нарочно старался вывести девушку из себя, - но перед этим я всё же скажу. У Владыки бастардов не бывает. Либо наследники, либо покойники. Извините за прямоту. А Карта Шута - это не клеймо, а ответственность. И Владыка, рискнувший внести в Сапфировый расклад такую карту... Да что я, в самом деле!
    Катерина успела отойти метров на пять, как Никита догнал её и ухватил за руку.
    - Постой. Извини.
    - Вы что-то хотели?
    Катерина вложила в голос и взгляд весь лёд, на который была способна. Никита отпустил руку и слабо улыбнулся, глаза сменили цвет на голубой.
    - Для начала хватит мне "выкать" - раздражает, - слова просьбы всё равно прозвучали как приказ. - И что ты начала про Карту Шута? Откуда ты вообще про неё знаешь?
    Катерина пожала плечами, заодно ругая себя за слишком длинный язык: о Сапфировых Раскладах она знала, хотя и совсем немного. Случайно, ещё школьницей ей попалась в библиотеке деда одна очень старая книжка. И когда отец, после того как нашёл и отобрал, дочку первый раз в жизни выпорол, причём так, что дня два она потом ела стоя, сообразил, что Расклад - это такая штука, про которую посторонним вроде неё знать не положено... Но слишком уж было неожиданно увидеть, как в Его Высочестве Никите проявилась Карта шута: на всех официальных приёмах, где они раньше сталкивались, ничего подобного даже близко не случалось.
    - Импульсивность, безрассудность... Но при этом перемены, точнее возможность перемен. Может принести успех безнадёжному предприятию, а может внести хаос, глупость и бессмыслицу даже в самые выверенные планы, - Катерина внимательно посмотрела в глаза принца. - Во дворце просто не знают, чего от ва... То есть от тебя ждать.
    Никита в ответ неожиданно тепло улыбнулся, и от этого Катерина непроизвольно им залюбовалась - сейчас он выглядел не чопорным полубогом-наследником самого Владыки, а "своим парнем", причем надо признать весьма симпатичным.
    - Спасибо. Вот про это мне никто не напоминал. Действительно, стоит подумать. И, чтобы не показаться неблагодарным... Позволишь ответную любезность? - Катерина пожала плечами, демонстрируя, что не понимает. - Я смотрю, тебя совсем замучили гости? Хочешь, покажу Сад непостоянства? Причём не только ближнюю часть, куда водят всех. В Саду собраны растения и животные тысяч подвластных Сапфировым Владыкам Листов, так что будет интересно. И никто не посмеет к тебе приставать или упрекнуть, мол, увиливаешь от обязанностей.
    Катерина замерла, не зная, что ответить, растерянно провела ладонью по ткани, разглаживая несуществующую складку. Предложение было роскошное. Смущало одно: вот так наедине гулять весь день с принцем... додумать она не успела, Никита решил за неё. Взял девушку под руку и повёл за собой.
    - Начнём, пожалуй, с механической розы.
    Роза в самом деле была удивительна: сделанная безумным поклонником киберпанка из обломков печатных плат, микросхем и фольги... но при этом живая. Катерина обошла её со всех сторон, потрогала и убедилась, что цветок и в самом деле не искусственный. Принц улыбнулся и повёл девушку дальше. К следующим чудесам. Необычные, способные менять цвет и становиться плоскими как бумага хамелеоны. Деревья, форму и расцветку которых нельзя было себе представить в самом безумном сне. Время летело незаметно... пока через пару часов ходьбы ноги отчаянно не запротестовали, а девушка не почувствовала, что готова от усталости растянуться прямо на тропинке.
    - Никита... сил больше нет!
    Парень ненадолго задумался, затем взял спутницу за руку: "Пойдём, есть тут одно место. Недалеко".
    Возле беседки, увитой цветами, в голову неожиданно ударил дурманящий запах. Сладкий и пряный, он туманил сознание, словно наркотик. Несколько мгновений спустя необычный запах унёсся прочь - но голова уже закружилась, тело наполнилось приятной истомой, затрепетало в ожидании чего-то необычного, но сладкого... Катерина почувствовала себя бабочкой, нырнувшей в душистое озеро цветочного нектара, пошатнулась, схватилась за предложенную руку. Шаг, ещё шаг... Принц обхватил девушку за талию, помогая опуститься на широкую скамью. И вот уже, словно так и надо, Катерина оказалась в его объятиях. Никита прижал девушку к себе, стал целовать её горячо и жадно, не замечая сопротивления. Его губы действовали нежно, но решительно и умело вызывая желаемый отклик.
    - Принцесса... Моя принцесса... - далёким эхом отзывался в голове тихий шёпот.
    Поцелуи перешли на шею, обожгли кожу в вырезе платья, пальцы осторожно потянули замок, заставили платье соскользнуть с плеча, освобождая грудь. И одновременно рука принца осторожно приподняла подол платья, смело коснулась колена, прошлась вверх по бедру. Тихий, полный истомы стон сорвался с губ девушки, но его тут же заглушил ещё один поцелуй. Вот уже чулок сполз с ноги, негромко щёлкнула застёжка бюстгальтера... Одновременно со щелчком принца оглушила хлёсткая пощёчина: вскипевший адреналин и злость на себя помогли справиться с наваждением. Да что он себе позволяет! Катерина резко отодвинулась, с нескрываемым гневом глядя на принца.
    - Ты для этого меня два часа обихаживал?!
    "Какая же я дура! - билась в голове мысль. А ещё хотелось зареветь в голос. - Поверила, уши развесила. Чудом ведь, в последний момент удержалась!"
    Девушка встала, нервно поправила чулки, и на всякий случай сделала несколько шагов в сторону, приготовившись сбежать. Вдруг принц решит продолжить силой? Жалобу какой-то провинциалки слушать никто не будет.
    - Я понимаю, Ваше Высочество, - сквозь зубы процедила Катерина, внутри ощущая себя сейчас бешеным огненным джинном: попробуй подойди - и не думая расцарапает лицо, наплевав на политические последствия, - что большинство кандидаток будут счастливы завоевать ваше внимание именно таким способом. И наверняка многие уже напросились к вам в постель. По первому же намёку.
    Никита растерянно кивнул и отвёл взгляд, даже не пытаясь оправдываться.
    - Так вот. Меня не мешало бы спросить. Впрочем, ответ всё равно был бы отрицательный, - слёзы всё-таки прорвались. - Какой же ты... А я почти... почти тебе...
    Развернувшись, Катерина бросилась прочь. И лишь отбежав на приличное расстояние, поняла, что так и не застегнула платье, и оно норовит окончательно упасть. Невдалеке послышались голоса, девушка торопливо, кое-как застегнула потайную молнию на спине, наспех пригладила причёску и, нацепив милую улыбку, постаралась идти, будто ничего не случилось и всё в порядке. Приветливо кивнула очередному Сапфировому Высочеству и его спутницам. Едва получилось скрыться за поворотом, девушка сорвалась на бег. Промчалась по ступенькам дворца и заперлась в своей комнате. Тут же накатила новая волна слёз, а в груди стало холодно и пусто. "А чего я ждала? При таком количестве претенденток каждая старается обойти соперниц любым способом. Почему бы и не пользоваться уступчивостью очередной дуры?"
    Когда слёзы, наконец, иссякли, и пришло усталое равнодушие, девушка посмотрела на часы и ужаснулась: до ужина меньше часа, а она в таком виде! Катерина высвободилась из платья, второпях порвала край лифа, стукнула по стене кулаком и снова чуть не заревела. "Так, спокойно! Помнить о торговой делегации и хорошем впечатлении. Я справлюсь, я должна. Первым делом в ванну и..."
    Первая капля, хотя вода и была тёплой, всё равно обожгла кожу холодом. Но дальше горячие струи хлынули водопадом, заставили каждую мышцу и каждый нерв расслабиться, смыли и телесную усталость, и душевную боль. Катерина даже улыбнулась от робко постучавшейся мысли, что осталось всего несколько дней. От приятных размышлений отвлёк нетерпеливый стук в дверь:
    - Простите, госпожа, я не знала, что вы уже вернулись... - начала камеристка, приставленная помогать с платьями на время Выбора. Растерянно оглядела свою хозяйку, одетую лишь в банное полотенце. - Ой, у вас причёска вся распалась...
    - Всё равно на вечерний приём невесты должны выйти в национальных костюмах. Я надеюсь, ты сумеешь управиться с сари?
    - Конечно, госпожа. Я знакома с обычаями и фасонами всей Книги миров.
    Девушка подала юбку, короткую кофту и развернула длинный кусок материи нежно-оливкового цвета. Катерина подняла руки, и служанка ловко обмотала тонкую ткань вокруг её талии, драпируя складки и скалывая булавками у плеча. Когда одевание было закончено, Катерина посмотрела на себя в зеркало и невольно хмыкнула - если бы в беседке на ней было сари, принц мог и не пытаться распускать руки.
    Террасу для вечернего приёма сегодня украсили с помощью зеркал и света. Стоило покинуть надёжные стены дворца, как девушку мгновенно охватило чувство затерянности в отражениях и переотражениях гостей, столов с напитками и закусками, многочисленных ваз с цветами и закатного солнца. Катерина заученно улыбалась, невпопад отвечала на вопросы и поддерживала беседу, одновременно силясь собраться и сосредоточиться. Взяв с проплывающего мимо подноса бокал с шампанским, она сделала несколько глотков и почувствовала пристальный взгляд. Куда-то между лопаток опять кольнул страх, и Катерина заставила его замолкнуть и пропасть, но всё же решила не оборачиваться. Отошла в сторону - ощущение никак не пропадало.
    - С Вами что-то не так?
    Вздрогнув, Катерина развернулась и присела в реверансе. Ещё один принц! А в голове тревожно забилась мысль: он знает? Догадывается? Видел в парке, как она поправляла платье? Или это не он - тогда Катерина в лица не всматривалась, и не могла точно сказать, кто именно ей попался на дорожке.
    - Нет, Ваше Высочество, все в порядке.
    Судя по медальону поверх туники, кто-то из двух Старших принцев... Взгляд золотисто-карих глаз щекотал насмешливой улыбкой и одновременно завораживал, словно гипнотизировал. По позвоночнику Катерины сразу потекли искорки-иголочки беспокойства: она вспомнила имя - Его наследное Высочество принц Эйнар!
    - В самом деле? Минуту назад, увидев выражение Вашего лица, я бы так не сказал.
    - Скорее всего, Вам показалось, - ответила Катерина, стараясь выглядеть спокойной.
    В это время прозвучал голос распорядителя, объявившего первый вальс.
    - Что ж, потанцуйте со мной, чтобы окончательно развеять мои сомнения.
    Рука властно легла на талию девушки, увлекая в ритм музыки. Принц вальсировал превосходно, вёл партнершу мягко, но уверенно.
    - Катя, Катерина... Ваши предки, судя по сочетанию имени, лица и светлой кожи, ушли в Книгу миров с Терры-примы откуда то с западной половины Евразии. Поэтому я даже не предполагал, что на вас будет сари.
    - Лесные Равнины колонизировали и выходцы из Индии, - надеясь, что выглядит не очень вымучено, улыбнулась девушка. - И хотя Северные и Южные семьи во многом живут обособлено, смешанные браки совсем не редкость.
    Мимо проплыла очередная танцующая пара. Стоило ей оказаться напротив, Катерина увидела тайного принца, и от безмятежности не осталось и следа.
    - Ну вот, опять, - шепнули ей на ухо. - Что случилось?
    - Этот запах цветов... - натянуто улыбнулась Катерина. - Слишком резок.
    Танец закончился, партнёр поблагодарил Катерину. И вдруг тихо, лишь для неё добавил:
    - Не сердитесь на него. Эта была глупая случайность. И я первый раз увидел, чтобы мой брат настолько увлёкся кем-то, что... скажем, нарушил некоторые приличия.
    Катерина сделала поклон, пряча смятенный взгляд, и поспешила отойти подальше от шумной толпы. Она неправильно поняла, что случилось в Саду? Или наоборот правильно, а сейчас Его Высочество играет с ней в какие-то дворцовые игры? Или?.. Мысли разбежались в разные стороны, голова отказывалась думать, особенно посреди насквозь искусственного великолепия дворца. Зато лес, даже такой ненастоящий как Сад непостоянства, поможет успокоиться. Катерина едва успела спуститься вниз по ступенькам в сторону парка, чтобы попробовать поразмыслить одной и в более-менее спокойной обстановке, как нос к носу столкнулась с Никитой. Он тут же, как ни в чём не бывало, взял девушку за руку и потащил за собой. Катерина в первое мгновение растерялась, затем резко выдернула свою ладонь из ладони принца и холодно процедила:
    - И что дальше, Ваше Высочество? Беседок тут нет, нужных ароматов тоже. А ещё, прошу прощения, если мы с Вами задержимся, пойдут досужие сплетни.
    - Кать, ну что ты опять выкаешь? Ладно, я наглец, мерзавец... назови, как хочешь. Я могу извиниться. При всех, только скажи...
    - Не стоит. Правда. Просто оставьте меня в покое. Другие девушки уже скучают без внимания принца, - Катерина резко выдохнула, боясь расплакаться: очень уж Никита сейчас напоминал того парня, который спас её от гостей.
    - Сама себе врёшь! Пытаешься показать равнодушие? Но я же вижу, - Никита положил ладони на плечи девушки, заглянул в глаза. - Слёзы обиды, готовые вот-вот пролиться...
    Катерина оттолкнула его и зло выпалила:
    - Шут. Гороховый!
    - Ага, - радостно кивнул принц. - Должность обязывает. Но я и в самом деле... Прости. Честно. Прости.
    Катерина замерла, не зная, что ответить. С одной стороны, прощать такие домогательства, как сегодня утром, нельзя... пусть даже в глубине души и ворочается червячок сомнений: "А может он исправится?". С другой стороны, пока её переодевала камеристка, Катерина успела просмотреть свежее письмо из дома, где, помимо типовых-обычных пожеланий удачи и победы, вплетался довольно прозрачный намёк от торгового гранд-мастера насчёт "репутации" и "налаживания нужных связей".
    - Хорошо. Будем считать, что того маленького недоразумения не было, - как бы нехотя обронила она.
    Принц облегчённо выдохнул, вымученно улыбнулся и тронул край драпировки на плече девушки.
    - А вот это для меня сюрприз. Тебе идёт. Очень. Потанцуешь со мной?
    - Не сегодня, я устала и... Ещё не простила тебя окончательно, - девушка присела в реверансе и поспешила обратно на террасу, пытаясь на ходу разобраться в своих чувствах: всё-таки слова примирения она сказала из вежливости и по дипломатической необходимости или и в самом деле готова Никиту простить? Да и весь следующий день, заучено приседая, фотографируясь и расточая слащавые улыбки, думала о том же: почему она всё-таки произнесла вслух слова примирения?
    Следующее утро началось как обычно. Служанка и камеристка, неторопливые одевания и долгая укладка причёски. Потом ступени крыльца и плитка аллей дворцового парка, приветственные поклоны мужчин, книксены женщин - это снаружи, а внутри бесконечные самоуговоры: "Ну потерпеть ещё немного, ещё день и неделю сверху. Так надо, я обязана". И тут случилось невообразимое - пошёл дождь! Гости не сговариваясь, с воплями и руганью поспешили обратно во дворец. А Катерина замешкалась - уж очень велико было желание испортить причёску, чтобы появился повод на пару часов исчезнуть... Неожиданно она оказалась под магическим пологом.
    - Так, - Никита надел на запястье девушки браслет, - быстро, пока всё не закончилось. Активируешь и за мной.
    - Но...
    - Объяснения потом. Эйнар у нас, конечно, может многое. Но в открытую разгонять гостей не станет.
    Катерина ошарашено кивнула, включила браслет, позволила ухватить себя за руку и молча пошла вслед за принцем. Они миновали полосу дождя и снова оказались под солнцем. Там их уже ждали. Женщина лет сорока, в светло-лиловом платье без украшений. Высокая девушка с толстой золотистой косой, в платье невесты. И ещё одно Сапфировое Высочество, её вчерашний партнёр по танцу.
    - Его наследное Высочество принц Эйнар. Леди Мирна Орэки. Кандидатка в невесты Инге из Листа Керс. Кандидатка в невесты Катерина из Листа Лесные Равнины, - официально представил друг другу присутствующих Никита.
    Катерина присела в приветственном книксене, и чуть было не споткнулась в середине, мысленно ойкнув: кажется, встреченные вчера в парке принц и две его спутницы всё-таки были... Никита истолковал заминку по-своему:
    - Выхватить тебя как в прошлый раз из-под носа посетителей нельзя, пойдут ненужные слухи. Это Эйнар с Инге могут такое позволить, все знают, что они для себя всё решили. И весь этот выбор невест - для них уже давно формальность да требование соблюдать закон и обычай. Вот мы и придумали вмешаться в расписание погоды. А дальше - "случайная встреча, когда нас застиг дождь".
    Катерина в ответ посмотрела так растерянно, что принц Эйнар подмигнул и с хитроватой улыбкой сказал:
    - Мы с Инге хотим, чтобы рядом с Никитой появился хоть кто-то, кто видит в нём человека - а не только статус и титул, - он вытащил из кармана пульт, нажал несколько кнопок.
    Через минуту, сверкая в лучах солнца серебристым металлом, к ним тут же спустился маленький летательный аппарат. Катерина видела такой впервые и подумала, что он похож на компьютерную "мышь". Особенно когда створки обеих дверей опущены.
    - Но как же? Ведь нельзя уезжать из дворца? - она недоуменно посмотрела на остальных.
    Эйнар и Инге в ответ улыбнулись и полезли занимать свои кресла. Никита уселся позади них и потянул Катерину за собой.
    - На самом деле, есть в Кодексе одна лазейка. Тебе ведь не дворец покидать запрещено, а отдаляться от принцев, - он словно невзначай придвинулся чуть ближе, - но на всякий случай, чтобы не было лишних разговоров и слухов - для этого здесь госпожа Орэки. В системах слежения мы гуляем вместе с ней. Если что - она предупредит. А к вечеру мы вернёмся обратно.
    Убедившись, что все заняли свои места, Эйнар положил руки на сенсорную контрольную панель, опустил двери и тут же поднял аппарат в воздух.
    - Небольшой островок в субтропической зоне. Безо всякого искусственного климата... Что может быть прекраснее? - мечтательно протянула Инге.
    Следующие шесть дней пролетели как одно мгновение. А последний день перед церемонией, на которой будут оглашены имена двенадцати счастливиц, понравившихся принцам, Катерина встретила растерянной и опустошённой, словно пропала какая-то дорогая сердцу вещь. И не потому, что сегодня ни шагу из дворца, снова ходить дура-дурой, раздавать улыбки и автографы да время от времени превращаться в манекен для фотосъёмки. Завтра всё закончится, она поедет домой... Вот только почему хочется остаться? Не прибавляло хорошего настроения и вчерашнее письмо из дома, в котором гранд-мастер торговли горячо желал добиться успеха от визита к Сапфировому двору. Читай между срок: "категоричный приказ обзавестись нужными знакомствами, чтобы, как завершится Выбор, - дождалась, встретила и свела с человеком, который протолкнёт договор". Но тут вошла камеристка помочь одеться, и стало не до размышлений: вместе со служанками она поворачивала и наряжала невесту как куклу, и это неожиданно помогло отвлечься.
    Едва Катерина сошла со ступеней крыльца на плитку аллеи, кандидатку в невесты немедленно окружили приветственные поклоны мужчин, книксены женщин, взгляды восхищённые, снисходительные, высокомерные... Терпения хватило до обеда, после чего девушка вспомнила рассказы Никиты и улизнула в глубины парка. Зачаровать фотоаппараты и остальную электронику, чтобы во всё работало дворце Владыки, стоило немалых денег, а техника - не человек, скачков законов природы в Саду непостоянства не выдержит. Гости следом за невестой точно не пойдут.
    Счастливое одиночество продлилось не больше получаса. Очередной поворот вывел девушку к небольшой беседке, где на лавочке отдыхал седовласый мужчина, одетый в тёмно-синий камзол придворного... Невольно кольнуло взгляд, что выглядел придворный не к месту. Плотный, явно не жирок, а мускулы, грубоватое лицо, изрезанное морщинами, большой бриллиант в платиновом кольце на среднем пальце правой руки. Он был скорее похож на плантатора или изыскателя с какого-то окраинного Листа, отвоевавшего своё богатство у дикой природы - а не на придворного аристократа, которому место только при Сапфировом дворе и смысл жизни которого в политике и утончённых интригах. Катерина вздохнула и почувствовала себя, как будто на спину взгромоздили мешок с песком: ну вот, сейчас решит, что заблудилась, и поможет добраться до дворца. Заметив девушку, придворный встал, сделал неглубокий вежливый поклон, шагнул навстречу.
    - Здравствуйте, мадмуазель Катерина. Скажу сразу. Я вас искал. И, зная о вашей привычке к одиноким прогулкам, хотел поговорить именно здесь, - властно завибрировал густой баритон.
    - Почему...
    - Меня зовут Ингитоур Пти. Моё место при Владыке для вас значения не имеет, главное - у меня деловое предложение. И я в состоянии выполнить свою часть.
    Катерина невольно сделала небольшой шаг назад.
    - И какое же? - спросила она, стараясь, чтобы голос не дрогнул.
    - Завтра назовут тех, кому предложат остаться во дворце. Невест, из которых Их Высочества будут выбирать себе жён. Для каждого из принцев две кандидатуры утверждают двор и Владыка, но третье имя он может вписать сам.
    - И вы полагаете...
    - Я знаю, - чуть резковато оборвал Ингитоур. - Его Высочество Никита впишет ваше имя. И я хочу, чтобы вы, когда вас спросят, ответили на предложение остаться отказом. Взамен я обещаю, что Лесные Равнины получат свой торговый договор.
    Катерина замерла. Этот договор на торговлю между Листами её мир пытался получить уже лет пятьдесят. Для того её и инструктировали, чтобы она произвела хорошее впечатление перед очередной попыткой ... И всё равно все знали, что шансов его заполучить почти никаких: Лесные Равнины не производили ничего такого уникального, чтобы претендовать на преференции и особые льготы при торговле между мирами.
    - Так я завтра жду от вас правильного понимания ситуации. И даю слово. А своё слово, даже если нет свидетелей, я никогда не нарушаю. Позвольте откланяться.
    Едва придворный скрылся за поворотом дорожки, за спиной девушки раздался шорох. Катерина обернулась. Никита! Парень смотрел с тоской и грустью.
    - Меня опередили.
    - В смысле?
    - Советник Пти ошибся, думая, что рядом никого. Принцы имеют статус выше любого советника, и если я пожелаю - для него система наблюдения меня не увидит. Но Ингитоур всё равно никогда не ошибается. И, зная твоё чувство долга, козыри у него беспроигрышные.
    Катерина глубоко вдохнула и торопливо, с нотками яростного гнева заговорила.
    - А меня спросить не забыли?! Всю жизнь я только и слышу про общественную необходимость, про долг перед Листом и благородными предками! Ну да, гранд-мастеров в первую очередь интересует собственная прибыль, ой простите "беззаветное служение благополучию Лесных Равнин". И это не им терпеть, месяц изображая клоуна и полную дуру. Надоело! У меня своя голова на плечах есть.
    - Так ты... - задохнулся от волнения Никита.
    Катерина улыбнулась.
    - Нет-нет, это совсем не то, о чём ты подумал. Просто... Должен же у тебя здесь быть хоть один друг, который не стесняясь скажет тебе, что ты - балбес. Нахальный и самовлюблённый. В общем... Завтра ты меня пригласишь, я подумаю... и соглашусь. Но... - мстительно усмехнулась девушка на счастливую улыбку принца. - Завтра. После того, как я налюбуюсь на лицо этого самоуверенного советника. Пока же я, между прочим, самая обычная кандидатка. И мне ещё работать до вечера, изображая из себя экспонат в зоопарке.
    Катерина помахала Никите рукой и торопливо побежала по дорожке вперёд, пока ошарашенный принц не попытался её догнать. И весь оставшийся день с наслаждением представляла расстроенное лицо торгового гранд-мастера: ведь официально-то Катерина свою задачу попасть в число двенадцати избранниц выполнила. А что до негласных пожеланий - их никто не слышал, и они нигде не записаны.
     
     


Глава 2. Место рядом с принцем



    Утро началось с приятного сюрприза: пришло письмо из дома, причём личное - поэтому, согласно Этикету, написанное обязательно от руки и обязательно на бумаге, оно шло целых четыре дня. Согласно тем же правилам писал его обязательно глава семьи и только от своего имени, хотя можно было не сомневаться, что сочиняли его они с мамой вместе.
    "Привет и поздравляем. Приехали жутко недовольный Симон и остальные, так что до нас наконец-то дошли не только официальные новости, но и слухи. Ты молодец, только не забудь нас с этим твоим Никитой познакомить, причем хотелось бы до, а не после. Да, заодно тебе просил передать отдельное большое спасибо Ритеш Дешмукх. Он надеется, что теперь Симон наконец заткнётся и перестанет мешать ему в Совете со своими идеями. Целуем и скучаем".
    Катерина отложила письмо и поняла, что щёки горят. Ну вот, и папа с мамой за неё всё решили. А ей, между прочим, сначала доучиться надо, а уже потом думать про остальное. Особенно сейчас, когда появилась шикарная возможность получить диплом столичного университета!
    Радужное настроение продержалось ровно до того момента, как пришла личная камеристка вместе с парикмахером: помочь подготовиться к завтраку. Одеваться не самой, а с помощью камеристки... Опять! Сегодня и так надоевшая до зубного скрежета комната с зеркалами в полный рост и меняющими цвет обоями приводила Катерину в бешенство. Хотелось, как в детстве, топнуть ногой и спрятаться под кровать, а дальше сидеть тихо словно мышка - пусть бегают и ищут. Или залезть на любимое дерево... тоже бы не нашли. А уж получасовое издевательство над волосами, пока парикмахер и помогавшая ему камеристка сооружали на голове очередной шедевр, окончательно довело Катерину до белого каления. Она для этого соглашалась остаться?! Чтобы над ней и дальше измывались подобным образом?
    Тем временем парикмахер, набив рот шпильками, промычал:
    - Госпожа, прошу, не двигайтесь. Ещё немного, всего-то минут двадцать, и я закончу.
    - Сколько?!
    - Ещё...
    - Оставьте!
    Девушка вскочила так резко, что парикмахер чуть не подавился очередной шпилькой.
    - Всё! - от желания надавать ему по шее Катерину удержало исключительно то, что парикмахер издевался над ней не для собственного удовольствия. - С меня хватит! До свидания.
    Вытолкав ошарашенного маэстро, Катерина принялась распутывать безобразие на голове. Вставать на час раньше для того, чтобы к завтраку выйти при полном параде. Сразу же после завтрака потратить ещё час всё это снять, распутать и смыть косметику - для того, чтобы то же самое повторить к обеду. Если принцы будут в столовой и за ужином, - то потерять ещё и время на подготовку к ужину... В сердцах Катерина так резко оперлась локтями на туалетный столик, что все оставленные парикмахером приспособления разлетелись по полу. Она, вообще-то, осталась тут как друг, а не чтоб очаровать сногсшибательной причёской кого-то из Их Высочеств.
    - Госпожа, что вы делаете... - запричитала камеристка.
    - А, ты тоже ещё здесь? Иди отсюда, ладно? - сказано было таким медоточивым тоном, что испуганная девушка буквально мгновенно растаяла в воздухе, только еле слышно хлопнула дверь.
    Оказавшись в одиночестве, Катерина первым делом заменила недоделанное чудо на голове нормальной косой. Пару секунд размышляла, стоит ли умыться? Всё же передумала: смывать итог работы визажиста минут десять, не меньше. Тогда она точно опоздает на завтрак. Зато приготовленное служанкой платье рекомендованного невестам светло-голубого цвета полетело в угол. Ненадолго задумавшись перед шкафом с одеждой, Катерина выбрала платье серого и шафранового цветов. Смотрится симпатично, никаких страз, блёсток, рюшечек, кружев и корсетов под центнер общим весом. И главное - теперь не будет длинной юбки до пола, в которой ноги всё время так и норовили запутаться. А ещё не будет "привлекательного и завораживающего мужчин" выреза чуть ли не до пояса, от из-за чего постоянно мёрзла спина. Оглядев себя со всех сторон, Катерина результатом осталась довольна и поспешила в малую трапезную. Хоть и не её сегодня очередь сидеть за столом принцев, опаздывать всё равно не годится.
    Принцы ещё не пришли, но четыре девушки за главным столом уже ждали. Тем, у кого очередь завтракать и обедать была не с Их Высочествами, предлагалось располагаться по двое-трое за другими столиками, расставленными вокруг центрального. Катерина огляделась и увидела сидящую в дальнем конце дуги Инге, призывно махавшую рукой. Катерина кивнула и поспешила к подруге, мысленно радуясь двум вещам: удобному и не слишком длинному наряду - паркет в трапезной был надраен до скользкого зеркального блеска, и тому, что завтракать подруги будут вдвоём. Третья девушка из-за их стола, смуглая жгучая черноокая брюнетка Эльжбета сегодня занимала место возле принцев.
    Стоило войти в трапезную, как вся решительность, с которой Катерина выгоняла прислугу и меняла платье, вдруг куда-то испарилась. Пока она шла от двери до своего места, успела пожалеть раз десять: "конкурентки" своими взглядами чуть не иссверлили её насквозь. Мысли: "Что это она придумала? Гадина, теперь всё внимание будет на неё - а не на меня!" - так и сочились сквозь положенную по Этикету маску благожелательности.
    Катерина успела в последний момент - почти сразу за ней в обеденную залу вошли принцы. Едва и они расселись по своим местам, как словно из воздуха возникли слуги и принялись расставлять тарелки с едой. Едва слуги ушли и девушки остались за столиком вдвоём, Инге довольно ухмыльнулась:
    - Я выиграла! А ты молодец. Наконец-то!
    - Что? Кто выиграл? - растеряно захлопала глазами Катерина, одновременно накладывая себе салат.
    Выглядело это так забавно, что Инге не выдержала и рассмеялась.
    - Объясняю по порядку. Мы тут недавно втроём поспорили, сколько ты ещё выдержишь этот официоз. Я говорила меньше недели, Никита был за две. Эйнар давал тебе месяц. Так что я выиграла. А спасибо за то, что теперь я тоже могу выкинуть подальше штукатурку в пять слоёв и парадные тряпки. Делать это первой было неблагоразумно, пойдут слухи, что Эйнар слишком много мне позволяет. И не важно, что у нас на Керсе среди благородного общества вот так наряжаться считается дурным тоном.
    - Сказали бы раньше... - от неожиданности Катерина поперхнулась, но тут же изобразила, что это она на самом деле с набитым ртом неудачно попыталась смеяться.
    - Тогда спорить неинтересно.
    Вполуха слушая подругу, Катерина косилась в сторону главного стола. Сегодня рядом с Никитой сидела девушка, имени которой Катерина запомнить так и не удосужилась. Белокурая и голубоглазая, с нежно-розовым кукольным личиком, она была само очарование. А ещё она смотрела на сидевшего рядом принца с нескрываемым обожанием. Катерина заставила себя отвлечься, когда слуга поставил перед ней первое блюдо - горку овощей, замысловато украшенную кремовым соусом. Но минут через пять помимо желания вновь глянула на Никиту: что-то блондинке говорит, учтиво улыбается... Катерина прекрасно понимала - это дань Этикету и вежливое внимание, но сердце неожиданно кольнуло обидой.
    - Ревнуешь? - Инге тронула её за руку и лукаво улыбнулась.
    - Вот ещё! - фыркнула Катерина. - Прости, я не расслышала, что ты говорила?
    - Сегодня у нас вроде бы никаких мероприятий не назначено. Зато в парк привезли очередную диковинку. Пойдём, посмотрим?
    - Да, конечно, - согласилась Катерина, тщательно пережёвывая салат и старательно выгоняя глупые мысли из головы.
    С чего это ей ревновать? Они всего лишь друзья... Бокал в руке дрогнул. Катерина заторможено следила за каплей сока: скатилась по стенке, потом по ножке бокала, задержавшись у его основания, поползла дальше, наконец упала на платье. Но девушка и не пыталась помешать.
    - Мне нужно переодеться. Встретимся на лужайке у парка, хорошо? Через час.
    Не обращая внимания на удивлённые и осуждающие взгляды на нахалку, посмевшую сбежать с завтрака едва принцы ушли - мол, только ради них сюда хожу, а вы для меня ничто и никто - Катерина быстро прошла к выходу и помчалась в свою комнату. Захлопнув за собой дверь, облегчённо выдохнула, прошла в туалетную комнату и заглянула в зеркало. Румянец во всю щёку, даже сквозь пудру видно - так и знала! Вот глупая! Катерина пожала плечами, сняла платье и решительно стала плескать в лицо холодной водой, безжалостно смывая макияж. Ну вот, уже лучше. Стыдливая краснота почти пропала... зато тушь растеклась по щекам серыми разводами.
    Катерина до конца стёрла безобразие салфетками и вернулась в жилые апартаменты. С грустью подумала, что всё-таки придётся воспользоваться услугами камеристки: сама она не умеет "наводить красоту" по здешней моде, а показаться на людях совсем не накрашенной невозможно. Будто прочитав её мысли, в дверь коротко стукнули, и тут же заглянула камеристка:
    - Вам что-нибудь нужно, госпожа? - вежливый полупоклон. - Так рано ушли, вам плохо? - ещё один полупоклон.
    - Со мной все в порядке, только... - Катерина взяла платье и показала служанке пятно от сока.
    - Не беспокойтесь, я проверю, чтобы отстирали, - девушка подошла ближе и удивлённо застыла. - Ваше лицо...
    - Да. Поможешь мне. Но, - строго продолжила Катерина, - лёгкий макияж без штукатурки в пять слоёв.
    - Конечно, сейчас, - камеристка засуетилась, забрала у Катерины платье, усадила хозяйку перед большим зеркалом и, взяв в руки кисточку, радостно улыбнулась. - У вас такое свежее, чистое лицо. Украшать его - одно удовольствие!
    Катерина хмыкнула и закрыла глаза. Давай, украшай. Если бы заодно молчала - цены бы тебе не было. Но девушка продолжала щебетать и сыпать комплиментами.
    - Честно говоря, тут и украшать не нужно, подчеркнуть слегка и усилить. Будет ещё лучше и ярче.
    - Вот и достаточно, - поспешила согласиться Катерина и заставила себя замереть: ещё выдаст себя перед камеристкой.
    Служанка закончила работу, аккуратно собрала косметику и вежливо откланялась, прихватив с собой испачканное платье.
    "Вот и отлично, не придётся опять воевать за возможность одеваться самой". Катерина открыла шкаф и задумалась. Захотелось яркого и весёлого... жёлтое платье, синие вставки - то, что нужно. Справившись с застёжками, девушка задержалась на секунду перед дверью. Давай, не трусь, день только начался.
    Инге уже ждала, прохаживаясь по аллее, уходящей с лужайки возле крыльца в глубину Сада непостоянства. Катерина краем сознания отметила - подруга тоже переоделась в другое платье, изумрудно-зелёное. Заметив Катерину, Инге крутанулась вокруг своей оси:
    - Наконец-то можно нормально дышать! Ненавижу корсеты. В них невозможно нормально двигаться.
    - Или драться, - неожиданно для себя ляпнула Катерина, вспомнив слухи про Лист Керс.
    Инге отреагировала неожиданно. Взгляд и лицо застыли, захолодели, чуть сменилась пластика движений.
    - И это тоже.
    Катерина вздрогнула. Причём дважды. Первый раз, когда на месте весёлой, улыбчивой аристократки с точёными манерами возникла самая настоящая воительница-валькирия. И второй, когда снова вернулась аристократка в непонятно каком поколении: не неженка, но в спортзал ходит исключительно для поддержания фигуры.
    - Не будем про это. Ладно? Мне тоже до смерти надоели косые взгляды. Но на будущее тебе совет: будь сдержаннее, не показывай, что тебя можно зацепить.
    Перебравшись через мостик над тоненьким ручейком, которой и был формальной границей Сада непостоянства, девушки медленно пошли вглубь парка. При этом старались держаться подальше от любой компании, заранее сворачивая на соседнюю аллею.
    - Они смотрят на меня, - пожаловалась Катерина, - как директор фермы на крокогатора. Как будто я у них овец собираюсь украсть.
    Инге добродушно усмехнулась.
    - Ты для них пострашнее крокогатора. Не знаю уж, что оно такое, но ты точно страшнее. Ведь ты лишила их Никиты.
    - В смысле? - Катерину слова подруги удивили настолько, что она чуть не споткнулась.
    - Сама подумай, - Инге принялась объяснять и загибать-разгибать пальцы. - Было четыре принца, - сжала четыре пальца. - Со мной всё решено, да и не посмеют меня тронуть. Я дочь одного из Великих герцогов, половина рудников сапфирной стали в Листе Керс на землях отца. Это даже если забыть про особый статус нашего Листа как развилки Тропы миров. Мой брак - ещё и политический расчёт, за который Владыка оторвёт любому голову, - Инге разогнула указательный палец. - Итак, на одиннадцать конкуренток остаётся всего три принца. И тут, - она разогнула средний палец, - оказывается, что Никита уже вроде выбрал тебя. Шансы на выигрыш резко упали.
    Катерина захлопала глазами и пролепетала:
    - Да я... да я... Мы друзья, он попросил меня остаться как друга... Я и не думала...
    Инге с интересом оглядела подругу с головы до ног. Затем фыркнула.
    - А что ты думала?
    Катерина почесала кончик носа и ответила, стараясь придать своему голосу как можно больше твёрдости и уверенности:
    - Я хотела, чтобы рядом с Никитой был хоть кто-то, кому всё равно, что он принц. Ну и да, да, - она улыбнулась. - Я тоже не без корысти. Я хотела, как Никита выберет невесту, воспользоваться правом остаться при дворе и перевестись в столичный университет. Не сравнить с нашим.
    - Это ты им объясни, - Инге махнула рукой в сторону аллеи, с которой они свернули, так как на другом конце вроде бы показалась девушка в бледно-голубом официальном платье невесты. И так хитро взглянула на подругу, что Катерина почувствовала себя не в своей тарелке и еле удержалась, чтобы не запротестовать - мол, опять её не так поняли.
    Докончить разговор не вышло: очередной поворот дорожки неожиданно столкнул подруг нос к носу с Его Высочеством Матиусом - самым младшим сыном Владыки от официального брака. Если Катерину не подводила память, на год или два младше Никиты. Принц шёл, казалось, не замечая ничего вокруг, засунув руки в карманы и понуро опустив взгляд себе под ноги. Инге, вслед за ней Катерина присели в реверансе. При этом Катерина мысленно удивилась, что принц гуляет в одиночестве и настолько тоскливо-печален.
    - Ваше Высочество...
    - О, кажется, я набрёл на самых красивых невест. Не откажете принцу в компании? Моей спутнице внезапно стало плохо, - он откинул с высокого лба светлую чёлку и грустно улыбнулся.
    - Мы собирались посмотреть на нового зверя, которого привезли в Сад, - осторожно ответила Инге.
    - Отлично, я тоже не против узнать, что там за очередной экспонат.
    - Вы позволите? - принц бросил на Инге извиняющийся взгляд, аккуратно взял Катерину за руку и поместил её ладошку на свой локоть.
    Катерина смутилась и одновременно чуть отодвинулась: в отличие от братьев, Матиус был по-настоящему красив, словно шагнул с пин-ап плаката или дорогого рекламного ролика - и одновременно его прикосновение вызвало какое-то склизкое ощущение. Но и проявлять неучтивость не хотелось. С другой стороны, если её заметят под ручку ещё с одним принцем... Катерина представила, что теперь о ней станут говорить другие кандидатки, невольно оглянулась по сторонам и поёжилась. Так и есть. Девушка, что сегодня сидела за столом рядом с Никитой, их догнала. Значит, подруги пять минут назад угадали верно, вдалеке на аллее шла одна из невест. Но почему сейчас она вместе с Эльжбетой - которая, между прочим, тоже успела переодеться в вишнёвое платье? И смотрят обе выжидающе, так, будто Катерина должна фокусы показывать.
    Не сумев решить, как сейчас поступить правильнее всего, Катерина позволила Матиусу довести себя под руку до самого места. Но едва показалась тележка электрокара, с которой двое служащих Сада, одетые в странные костюмы - словно мужчин от ступней до горла завернули в серебристый латекс - выгружали большую закрытую клетку, она осторожно высвободилась из рук принца и со словами: "Мы как раз вовремя", - быстрым шагом двинулась вперёд.
    В это время служители поставили клетку одним концом на край предназначенного для неё участка и открыли запоры. Минуту ничего не происходило, затем из клети высунулся зверь размером с очень крупную кошку. В просторном загоне он казался не таким уж и большим. Длинные раскосые ярко-жёлтые глаза, обрамленные чёрной полосой, настороженно смотрели на людей. Острые уши направлены вперёд, короткая густая шерсть переливалась в солнечном свете всеми оттенками от багряного до коричневого, а великолепный хвост - длинный и пушистый - нервно подрагивал.
    - Сибилла. Очень редкое и опасное животное, - услышала Катерина голос принца за спиной.
    - А на вид милая и совершенно безобидная.
    - Ядовитая и очень быстрая, - подтвердила Инге. - Они водятся на нескольких Листах, в том числе и наших тропических лесах. Видела такую однажды. Мёртвую. Укусила крестьянина. Здоровый был мужик, прежде чем яд подействовал, успел её придушить.
    Словно подтверждая репутацию - от меня лучше держаться подальше - сибилла прыгнула на людей. Граница загона на мгновение стала видимой, вспыхнула красным и отбросила кошку назад... Сибилла недовольно зашипела.
    - Боже... такая красота... - протянула Катерина.
    - Похожа на тебя, - тихо произнёс Матиус. - Красивая и гордая.
    Принц подошёл так близко, что Катерина чувствовала на шее его дыхание. Он поправил выбившийся локон из её причёски, проведя пальцем за ухом. Катерина вздрогнула и оглянулась. Голубые... Нет, больше зелени, глаза Матиуса смотрели пристально и в то же время весело.
    - Завтра будет разыгрываться пьеса Корато "Соловей на рассвете". Приходите, - принц чуть кивнул сначала Инге, потом Катерине.
    Катерина вежливо поклонилась, пробормотала: "Конечно, Ваше Высочество", - хотя и была уверена, что ни на какую пьесу, тем более с принцем Матиусом, она не пойдёт даже под страхом казни.
    Когда Никита на следующий день за ужином наклонился к уху Катерины и шепнул: "Слушай, ты сможешь завтра со мной пойти на приём в честь делегации из мира Батсумбэр?" - девушка непроизвольно поморщилась. Причём сама не поняла от чего - предстоящего занудства или пристального взгляда, которым Эльжбета наградила их перешёптывание. Последние две недели принцы пропадали на "учебно-тренировочных дипломатических приёмах". То есть разнообразные вопросы, прошения и делегации были самые настоящие, но Листы-просители настолько незначительные, что если принц оплошает, особого вреда это не принесёт. Зато потом Советник Владыки - кто-то из них обязательно сопровождал Их Высочества на встречах всегда - объяснит принцу, что тот сделал правильно, а где ошибся. Для кандидаток в невесты выслушивать скучные протокольные речи было необязательно, хотя по желанию они тоже могли поприсутствовать... Обычно этим правом "пользовалась" одна лишь Инге: как она сама с мрачным видом рассказывала Катерине, это была "рекомендация" от отца и от Владыки. Пусть будущая жена наследника привыкает заранее.
    - Могу, конечно, особенно если ты просишь. А зачем?
    - Понимаешь... - Никита вздохнул и опустил плечи. - Вроде люди как люди, но вот едва увижу их бурокожие лица... Массивные надбровные дуги, плоские носы, широкие скулы, корявые зубы... В общем, одно плохое воспоминание детства всплывает, и сразу в дрожь бросает. А с тобой мне как-то спокойнее.
    - Договорились.
    Утром Катерину уже ждало платье для сегодняшнего приёма. Голубого цвета, ведь, хотя девушка и не имела ещё права на династический синий цвет, как возможная спутница кого-то из принцев, на официальных приёмах уже обязана была носить исключительно голубой. Камеристка помогла облачиться...Обычный день, но сердце отчего-то ёкнуло. Катерина тут же на себя ругнулась: наслушалась вчера Никиту, вот и нервничает теперь вслед за ним. И какое же тогда из неё успокоительное? Девушка заставила себя несколько раз вдохнуть и выдохнуть, чтобы пульс вернулся в норму. Внимательно посмотрела в зеркало: классическое платье чуть ниже колена без лишних кружев и глубоких декольте. Плечи немного непривычно голые, зато перчатки до локтя - так что всё в порядке. Да и туфли... Катерина несколько раз прошлась и завистливо вздохнула: поставщики двора Его Величества не зря лучшие во всей Книге Миров. Обувь хоть и надета первый раз, нигде не жмёт и не натирает. Не то что дома, когда в любом, даже самом лучшем магазине не купи туфли - всё равно после первого дня носки приходилось брызгать пластырем на мозоли. Впрочем, воспоминания тут же были задвинуты подальше. Опаздывать нехорошо.
    Зал для приёмов сегодня выбрали скромный, на взгляд Катерины метров пять на пятнадцать, не больше. В остальном "типовой парадный дизайн" - впихнуть родовые цвета Сапфировых владык куда только можно. Синие с золотым тиснением обои, серовато-голубой паркет, люстра впечатляет размерами и обилием голубоватого хрусталя с позолотой. С одного конца поставили два кресла для правителя и его спутницы, рядом стояли трое помощников, одновременно они составляли протокольную свиту. С другого - высокие до потолка резные деревянные двери, через которые вошли просители... Катерина их даже пожалела: невысокие кряжистые гости были разодеты в меха, на ногах отороченные соболями унты. И это в комнате, где в лёгком платье невесты и то жарко! А ещё удивилась, чего в них испугался Никита. Обычные монголы. Точно такие же жили на соседнем Листе, и потому в Лесных Равнинах были гостями нередкими.
    Тут вошёл советник Владыки со свитком прошения в руках, и Катерина почувствовала, как сердце провалилось куда-то в пятку и оттуда гулко забухало в самое ухо. Ингитоур Пти, который так старался не дать ей остаться с Никитой! Сегодня именно он будет оценивать поведение принца и его спутницы. Девушка заставила себя собраться и сосредоточиться. "А вот тебе! Ищи к чему придраться, ничего у тебя не выйдет".
    Ингитоур развернул свиток и зачитал текст: что-то про изменение пошлин. В межмировой торговле Катерина почти не разбиралась. Знала лишь, что обмен товарами между Тетрадями Книги миров технически возможен только через подконтрольные Сапфировому Владыке базовые миры - Приму, Секунду и Терцию. Да и внутри Тетради через свой базовый мир товары в большинстве случаев везти быстрее и дешевле, чем строить удалённые порталы между Листами. Хотя Катерина честно пыталась вникнуть в ход обсуждения, поняла лишь, что батсумбэрцы просят снизить для себя тарифы, взамен обещая какие-то выгоды. Впрочем, от неё разбираться в хитросплетениях сегодня и не требовалось. Достаточно, что понимал Никита. Судя по выражению на лицах советников, принц вежливо, деликатно, стараясь не задеть самолюбия батсумбэрцев, навязывал им выгодный для себя вариант. Задача же Катерины - находиться рядом, вселять уверенность, улыбаться, а потом согласно дипломатическому протоколу взять из рук Никиты подписанный документ и вручить главе делегации.
    Неподвижной куклой пришлось сидеть почти час. Затем Ингитоур словно из воздуха достал согласованный вариант документа... На самом деле в одной из соседних комнат секретари и референты вносили правки в текст прямо по ходу переговоров, а штатный маг распечатку спрятал под пологом невидимости и перенёс в руки советника. Никита начертал под документом: "Я так решил" - и приложил личную печать. Затем тихонечко шепнул:
    - Спасибо. Ещё немного, и сможешь с этого занудства сбежать.
    Хотелось в ответ кивнуть... но не по протоколу. Катерина не могла позволить себе даже улыбку. С застывшей на лице бесстрастной маской она громко спросила:
    - Мой господин, дозволена ли мне будет честь передать документ в руки ваших верных подданных?
    Никита вручил ей свиток и громко ответил:
    - Иди и помни: сейчас ты моя рука, моё лицо и мой голос.
    Катерина приняла свиток и неторопливо, плавно двинулась в сторону гостей. Стоило ей пересечь середину зала, как сразу стало зябко. Разгадка, почему гости не упарились, оказалась простой: здесь температура воздуха была не выше десяти градусов. Катерина мысленно на себя ругнулась: "Могла бы и догадаться, дура... Только бы ногу не свело". Увы, ускоряться было уже поздно. Это на первых шагах на мелкое нарушение Этикета - слишком быструю ходьбу - никто бы не обратил внимания. Сейчас же любое новое отступление от границ протокола будет восприниматься как оскорбление.
    Шаг. Ещё шаг. Другой. Глава батсумбэрцев уже поднял руки, готовясь принять свиток... И тут Катерина почувствовала, как в туфлях понемногу разгорается пламя. Ступни пылали. От границы холода - всего пять метров... Оставалось надеяться, что она ничем себя не выдала. А исказившую на мгновение лицо гримасу и слегка неуверенную походку спишут на внезапный перепад температуры: от него и судорога может случиться, и что угодно. Девушка вручила свиток, на автопилоте отбарабанила положенные слова. Выдержала поцелуй руки и ответную речь. Хорошо хоть глава батсумбэрцев побоялся заморозить госпожу и ограничился парой общих фраз.
    Катерина надеялась, что стоит ей вернуться обратно в тёплую зону, как неприятные ощущения пропадут. Но едва она переступила тепловую завесу, стало ещё хуже. Теперь девушка шагала, словно по раскалённым гвоздям. Каким-то чудом ей удалось сохранить на лице приветливую маску, а когда подошла обратно к Никите - улыбнуться.
    - Мой господин дозволит мне покинуть вас?
    Никита на мгновение нахмурился. Явно надеялся, что если девушка выдержала целый час скуки, высидит и оставшиеся пятнадцать минут. Впрочем, просьба была в рамках Этикета.
    - Дозволяю, - в голосе отразилась тень недовольства.
    Катерина прижала руки к сердцу и слегка поклонилась вместо реверанса... Вышло тоже на грани нарушения Этикета, но делать сложные и вычурные книксены она была уже не в состоянии. Всё тем же ровным механическим шагом хорошо сконструированной куклы вышла в коридор. Совсем пустой коридор. Можно торопливо отойти чуть подальше, скинуть туфли и побыстрее убежать в туалет промыть ноги ледяной водой. Катерина лишь позволила себе больше не держать на лице приклеенную улыбку, закусила нижнюю губу от боли. Но продолжила идти всё тем же ровным шагом. Если бы сегодняшнюю встречу судил не Ингитоур Пти... Только он ещё на празднике ясно дал понять, что не хочет видеть Катерину во дворце. Не стоило давать ему хотя бы тень шанса, особенно в свете недавних разногласий с принцем Матиусом - про приглашение пойти в театр она всё-таки "забыла". Пусть, если советник имеет возможность смотреть через висевшую над дверью камеру, увидит спину и беззаботную походку. А если кто-то войдёт в коридор, вернуть на лицо дурацкую улыбку Катерина успеет. Главное - не прикусить губу настолько сильно, что останутся следы.
    Сильные руки толкнули её в спину. Загорелая ладонь с крупным бриллиантом в кольце хлопнула по вделанной рядом с косяком пластине сканера. Дверь открылась, те же сильные руки пихнули девушку в проём и заставили упасть в кресло. В этот момент оторопь неожиданности немного прошла, и в полумраке загоревшейся вполнакала люстры Катерина смогла рассмотреть незнакомого нахала. И сразу же об этом пожалела, сердце забухало в груди так, что ещё немного и кровь выплеснется наружу. Перед ней стоял Ингитоур Пти!
    Тем временем Ингитоур сорвал с девушки туфли, сначала ткнул бриллиантом перстня в одну из них, потом коснулся пятки. Взгляд на несколько секунд застыл, советник явно что-то читал с развернувшегося перед ним монитора - но одностороннего, поэтому для Катерины он глядел в пустоту. Потом советник Пти встал и отвесил девушке глубокий поклон:
    - Госпожа Екатерина, я восхищён вашим мужеством. Но придётся ещё немного потерпеть. Это будет больно, но так надо.
    Катерина, не говоря ничего, кивнула - куда уж больнее. Секунду спустя она поняла, что ошиблась: Ингитоур достал из внутреннего кармана инъектор, сделал в каждую ступню по уколу, и ноги словно макнули в кипяток. Почти на пять секунд. А потом наступило облегчение, девушка перестала чувствовать ступни вообще. Попробовала пошевелить ногами и пальцами - всё в порядке. Даже получилось встать и сделать пару шагов по комнате. Впрочем, почти сразу Катерина рухнула обратно в кресло, так как закружилась голова.
    Советник дождался, пока девушка окончательно придёт в себя. Дальше заговорил. Мягко, но в голосе отчётливо проскальзывали хищные нотки.
    - Если позволите, я бы советовал пока сохранить происшествие в тайне. Сейчас вы отправитесь в свои покои, я пришлю к вам мага-врача из службы охраны. Человека надёжного, кроме того, про его визит будет знать лишь непосредственный начальник. Но в любом случае на мою поддержку и помощь можете рассчитывать безоговорочно. Моё вам слово.
    Катерина уставилась на советника с растерянностью и любопытством: совсем недавно пытался выгнать - а теперь "помощь и защита". Ингитоур от души рассмеялся, причём смех у него оказался раскатистым и бархатистым.
    - Мадмуазель Екатерина, ну не придумывайте вы из меня чудовище. Я, не побоюсь сказать, человек умный - и потому ценю умных людей. А вы обыграли меня вчистую. Всё, забудьте наш прошлый разговор. Тот раунд закончен в вашу пользу, и меня он больше не интересует. Девица, которую я по просьбе её отца пытался устроить ко двору, тоже уехала и выпала из расклада. Совсем, - советник почесал ногтем висок. - Так что теперь у меня прямой интерес, чтобы вы остались при Его Высочестве Никите как можно дольше. Чтобы про него не говорили, он вполне реальная кандидатура на... В общем на одно место при старшем брате, когда принц Эйнар будет коронован. И в таком случае я предпочту, чтобы рядом была девушка умная, с интересом чуть дальше тряпок и придворных почестей.
    Катерина от похвалы засмущалась и порозовела.
    - Да-да, я знаю про вашу специальность и желание учиться в столице, и поверьте - полностью его одобряю. Кроме того... - лицо советника стало холодным и жёстким. - Я не знаю, было ли это покушение на вас или на меня, ведь сорванная таким образом встреча - это пятно и на моей репутации. При дворе есть определённые правила, нарушать которые можно тоже только по своим правилам. Пусть для вас это звучит и странно, со временем вы поймёте. Вам же подложили вещество, один факт владения которым - уже подсудная и крайне серьёзная уголовная статья.
    Ингитоур развернул в воздухе экран так, чтобы он стал виден и Катерине. Девушка всмотрелась в изображение крупинок, напоминающих соль красно-сизого цвета.
    - Это вещество называется "красная пыль", - пояснил советник. - Довольно редкий, специфичный и трудноуловимый яд. И как показывает мой экспресс-анализатор, поверх наложили заклятие, которое спрячет всё до тех пор, пока вы не ступите в зону прохлады. Повезло, что вы не сняли туфли сразу, на холоде яд очень быстро распадается. Впрочем... неведомый преступник предположительно предусмотрел и вариант, что вы вытерпите. Довольно скоро ощущение боли должно было пройти, а яд распался бы. Вы, скорее всего, промолчали бы. Через несколько дней начались бы спонтанные и очень сильные судороги. Опять же не зная в чём дело, разобраться сложно. "Невеста вынуждена покинуть двор, так как не обладает требуемым здоровьем". Хорошо я заметил, как изменилась ваша походка... Не думайте, что я специально следил. Просто там, откуда я родом и где проходил службу до того как попасть ко двору - такая привычка залог выживания.
    Катерина кивнула, потом до неё дошли слова Ингитоура, и она вздрогнула: Ради места при дворе её планировали сделать калекой! Из глубины души поднялись ярость и гнев. Советник понял всё верно, хищно оскалился:
    - Я ввёл универсальный антидот, врач сегодня закончит лечение. Владыку и его Высочество Никиту я предупрежу.
    - И Его Высочество Эйнара, - предложила Катерина.
    - Согласен. Но кроме нас пятерых и преданных людей из службы охраны - остальные пусть думают, что покушение удалось. Побудете живцом?
    Катерина кивнула.
    - Вот и хорошо. Идите к себе босиком, туфли я заберу для углублённого анализа. Заодно, - он улыбнулся, - вот вам и повод для моего формального недовольства вашим поведением. Убежала, едва вручив грамоты, к себе пошла вообще босиком, наплевав на Этикет.
    - Договорились, - рассмеялась Катерина. - А я запрусь в комнате и начну изображать безутешную невесту, которая всё испортила.
    Никита появился в покоях Катерины сразу после ужина. Девушка сидела в кресле гостиной комнаты, одна - камеристку она выгнала - и читала последний выпуск столичных новостей. Колонку светских сплетен. Во дворце по части прессы не признавали никаких планшетов или голографических изображений, только отпечатанные на бумаге экземпляры, и кто вошёл, Катерина поняла не сразу. Смотреть мешал газетный лист в руках, а шевелиться было лень: после процедур всё тело переполняла тяжёлая истома. Никита бросил недолгий, но внимательный взгляд на девушку. Обычный халат, на ногах высокие меховые тапочки. Если не знать, что тапочки скрывают забинтованные ноги, ничего не поймёшь. В три огромных шага парень перемахнул комнату, сгрёб девушку в объятия и зашептал:
    - Я так за тебя испугался. Ты такая у меня молодец, я тобой горжусь. Ингитоур всё рассказал.
    - Ну, не то что бы у тебя, - промурчала в ответ Катерина. - Я вообще-то кошка, гуляющая сама по себе.
    Вырываться из объятий не стала. Наоборот, устроилась поудобнее - так было хорошо. Ради такого стоило потерпеть и яд в туфлях, и взгляды, которые на неё бросали остальные невесты. А ещё хотелось вот так сидеть вечно, и не думать, что возможно Никита когда-нибудь женится неизвестно на ком.
    Молчаливую паузу затягивать не хотелось - ещё подумает Никита чего-нибудь не то. Поэтому Катерина устроилась чуть по иному, чтобы просто сидеть на коленях и ткнула пальцем в свалившийся на пол мятый газетный лист.
    - Сплетники уже пронюхали, что я не явилась ни на обед, ни на ужин. И гадают: заболела или впала в немилость. Небось, ещё и тотализатор устраивают на невест, как на лошадей. Кто под каким номером добежит до финиша.
    Никита рассмеялся.
    - Предлагаешь делать ставки? А что. Поставлю на тебя, а потом...
    - Выигрыш пополам, - показала язык Катерина.
    - Да хоть весь.
    Дальше Никита отбросил дурашливость. Катерина не к месту подумала, что сейчас шалопай и насмешник пропал. Принц стал очень похож на Владыку. Хотя девушка и видела правителя вживую всего три раза - не перепутаешь.
    - Катя, дело намного серьёзнее, чем мы предполагали. Ингитоур, узнав про "красную пыль", убедил поручить дело не дворцовой охране, а личной службе Владыки. За полдня они перетрясли всех, кто касался твоих туфель не только во дворце, но и вообще в столице.
    Никита несколько секунд помолчал, закусив губу, затем продолжил.
    - Яд добавили здесь. Один из прислуги... Вот только его использовали втёмную. Он сделал это, повинуясь письму с личным оттиском Сапфировой семьи. По другому письму флакон с пыльцой доставили во дворец без досмотра. В обоих письмах был приказ молчать, и если бы делом занималась дворцовая охрана, исполнители ничего бы не сказали. Не тот статус доступа. А дальше... думаю, мы сорвали сроки.
    Никита неожиданно крепко обнял девушку и поцеловал... хотел в губы, но в последний момент передумал и поцелуй пришёлся в щёку на самом краешке рта.
    - Ты очень большой молодец. Думаю, если бы всё прошло как задумано, и ты не выдержала в зале, расследование провели бы формально. Даже если бы догадались - "тёмных" исполнителей к этому моменту уже убили бы. И никаких нитей. А так...
    Катерина закусила щёку, затем уточнила.
    - То есть получается, что оттиск был подделан? - принц кивнул. - Да уж. Государственная измена. Вот, называется, вляпалась, здравствуй, придворная жизнь.
    Дальше ненадолго пришлось прерваться: девушка заметила, что от неудобной позы у Никиты затекли ноги, но он не признается. Но и отодвигаться далеко тоже не хотелось, в кресле же помещался один человек. Пришлось устраиваться на полу, причём обнять себя девушка всё-таки не позволила, посчитав, что это будет уже слишком.
    - Ты, скорее всего, была не целью, а средством, - дальше начал объяснять Никита.
    - Всего лишь, - фыркнула Катерина.
    Принц пожал плечами.
    - Давай я тебе расскажу сначала всё? В общем, по степени вероятности целей. Ингитоур Пти - тогда сразу после сорванных переговоров против него должна была начаться кампания по очернению. Чуть ниже я, цель и средства те же. Дальше - договор с батсумбэрцами, что-то в нём есть чрезвычайно важное, но мы пока не знаем. Ну и потом - ты. Хотя последнее уже маловероятно. Политического веса у тебя пока никакого, во дворце недавно и врагами обзавестись не успела.
    - Кроме клуба гадюк под названием невесты принцев, - хмыкнула девушка.
    - Ну, эти-то на подобное рискнут вряд ли. Перед торжественным приёмом капли слабительного подлить в бокал конкурентке - запросто. Но "красная пыль" или подделка оттиска - кишка, извини, тонка. За такое не к маме с папой выгонят, а в личные рудники Владыки закатают. Условия там просто адские, при этом и медики, и маги старательно следят, чтобы заключённый прожил как можно дольше.
    - Б-р-р-р, - непроизвольно передёрнула плечами Катерина, воображение нарисовало слишком уж реалистичную картину подобной каторги. - Слушай, а давай ещё раз на меня этого неизвестного половим. Как узнает, что я здорова, да пустить слух, что туфли проверять отдала. Испугается и...
    - В принципе я не против, если хочешь.
    Девушка обиженно надула губки и отвернулась.
    - Ну, ты вообще. И тебе ни капельки за меня не страшно?
    Никита рассмеялся, всё-таки девушку обнял и положил её голову к себе на плечо.
    - Уже за одни такие слова стоило всё устроить. Чтобы точно понять, что я тебе явно не безразличен. Но нет, не страшно. Теперь за тобой будет присматривать не дворцовая охрана, а личная служба Владыки. И уж поверь, мимо них микроб не проскользнёт.
    Катерина настолько увлеклась детективными размышлениями, что на следующий день думала о поиске неведомого злодея даже за едой. Когда за ужином к ней обратилась Инге, то не сразу сообразила, о чём речь, хотя разговор шёл совсем не шёпотом: Эльжбета сегодня опять располагалась за столом принцев.
    - Я говорю, не пропадай. Есть одно дело. Давай лучше так: ты сразу пойдёшь к себе, а там я тебя поймаю.
    Катерина удивлённо воззрилась на подругу. До этого она никогда не позволяла себе приказывать. А сейчас мягкий, просящий тон маскировал самый настоящий приказ, командные нотки всё равно прорывались.
    Любопытство мучило недолго. Стоило переступить порог своих апартаментов, как Инге зашла следом. И немедленно последовало новое указание.
    - Бросай всё и за мной. Нас опять пригласили на прогулку Никита и Эйнар, как в прошлый раз. Мы согласились, не возражай. Это ещё и просьба советника Ингитоура.
    Дальше, не дав опомниться, Инге ухватила подругу за руку и потащила за собой через переплетения дворцовых коридоров. Сначала шла жилая-официальная часть, потом служебная, где сновала лишь прислуга. Закончилось путешествие на небольшой взлётной площадке. Там уже ждал летательный аппарат. Почти такой же, как возил их на море, только раза в два длиннее - сзади грузовой отсек. В салоне сидели оба принца, одетые в тёмно-зелёные штаны и куртки-штормовки. Дома у Катерины похожие носили лесовики и охотники на зверя. Стоило солнечному зайчику упасть на рукав Никиты, как ткань заиграла масляной плёнкой.
    - Быстро вы, - обрадовался Эйнар. - Забирайтесь и полетели. Из салона можно пробраться в грузовой отсек, по дороге переоденетесь.
    Сменив парадное платье на такие же, как у парней, штаны и куртку, Катерина словно сбросила с плеч тяжеленный груз, давивший с первого дня во дворце. Будто вернулась на несколько лет назад, и она сейчас не в компании самых родовитых людей всей Книги миров, а просто снова выбралась с одноклассниками отдохнуть на выходные. Как бы угадав мысли, уже через полчаса аппарат понёсся над тайгой. Под брюхом машины потянулся буро-зелёный океан, древесные волны то взбегали на вершины холмов, то скатывались в долины. Несколько раз внизу вспыхивала на солнце узкая ленточка реки, блеснуло озеро не больше лужицы. Вскоре река уже не пропадала, аппарат уверенно пошёл вдоль неё, снизился. Стало возможным разобрать отдельные деревья. Сердце ёкнуло: сплошь сосны, лиственницы и ели - совсем как возле родного города. Минут через пятнадцать машина зависла над широкой прогалиной и приземлилась на живописном берегу реки.
    В этих краях царило самое начало осени, бабье лето. Катерина спрыгнула на траву и с восторгом полной грудью вздохнула воздух настоящей природы - а не рафинированного суррогата вечного лета дворцовых парков.
    - Здорово, просто обалдеть.
    Никита, спрыгнувший следом, согласился.
    - Мне тоже показалось, что тебе понравится. Потому-то я всех сюда и пригласил. Вспомнил, как в школе в походы ходил.
    - А мы так чуть ли не каждую неделю выбирались. Наш Лист не зря Лесными равнинами зовут. А Коменки, это мой родной город так называется, вообще точь-в-точь посреди такого леса стоит.
    - Потом вспоминать будете, - вмешался Эйнар. - А сейчас быстро костёр и палатки. Иначе спать будем в салоне, а ужинать кипячёной водой из бортового бойлера.
    Эйнар достал из машины два топора и двуручную пилу, подмигнул:
    - Всё по честному и по простому, никаких лазерных резаков и магического усиления кромки. Палатки тоже, - на землю полетел свёрток, - никакой автоматики. Умеешь пользоваться?
    Катерина фыркнула.
    - Обижаете, Ваше Высочество. Я с такими все школьные годы проходила.
    - Ты палатку, я костёр и ужин, а парни дровами на ночь займутся, - подвела итог Инге.
    Палатка оказалась самой обычной каркасной - сборные пластиковые прутья, куда натягивались внутренний и внешний тенты. Единственный кусочек высоких технологий, который позволил себе вложить Никита - небольшой теплогенератор на случай, если ночь окажется холодной. Катерина управилась быстро и поспешила на помощь Инге. Подруга уже набрала хвороста и разожгла огонь. Вскоре, в тон к весёлому звону пилы и стуку топоров, на огне весело булькали два котелка с чаем и супом.
    Когда стемнело, все четверо уже поужинали, сидели парами возле костра на положенных на манер лавочек брёвнах и пили глинтвейн, сваренный Эйнаром. Было здорово прижаться к тёплому боку Никиты, раствориться в лесной тишине, ночной прохладе реки и песнях прощавшихся с летом далёких птиц. Девушка почувствовала себя крохотной точкой под огромным куполом неба, полным звёзд - в столичном мире Терры-секунды их было намного больше, чем на родном Листе. Замереть между "здесь" и "сейчас"...
    Нехотя Катерина заставила себя вынырнуть из окружающего великолепия и спросить:
    - Здорово. Просто здорово. А теперь признавайтесь, зачем всё это затеяли.
    - Просто отдохнуть... - начал было Никита.
    Осёкся: девушка приложила палец поперёк его губ.
    - Давай не будем врать, а? Ещё утром никто ничего не планировал, у Эйнара на завтра был назначен совет по поводу одного договора, - Катерина ткнула пальцем в сторону подруги, - сама жаловалась, что тебе придётся скучать на пару. И вдруг мы сорвались сюда. Причём явно не на одну ночь, а на несколько дней. Да прибавить взгляды, которыми вы обмениваетесь украдкой и оговорку, что уехать порекомендовал советник Пти. А ну, признавайтесь.
    Остальные переглянулись, уже не скрываясь. Несколько секунд одними взглядами шёл немой разговор. Потом Эйнар вздохнул.
    - Наверное, ты права. Надо было с самого начала тебе всё рассказать. Нашли зачинщика покушения на тебя.
    Катерина непроизвольно вздрогнула, на секунду вернулась тень памяти о боли в ногах - этого оказалось достаточно... Никита без слов немедленно обнял девушку, прижал к себе, и сейчас Катерина ни на мгновение не собиралась протестовать насчёт подобной фамильярности. Наоборот, в объятиях сразу стало уютно и безопасно. Стараясь, чтобы голос звучал твёрдо, она спросила наугад первое, что пришло в голову.
    - И кто же? Эльжбета? Или та блондинка, которая от тебя не отлипает хвостиком последние дни?
    Эйнар откинулся назад так, что теперь сидел на бревне, опираясь руками на траву и расхохотался.
    - Браво. Пальцем в небо, но интуиция тебя не обманула. И в самом деле Эльжбета.
    Дальше веселье словно мгновенно стёрли ластиком. Принц сел обратно на бревно и продолжил уже деловым тоном:
    - Ситуация вышла довольно щекотливая и неприятная. Советник Ингитоур порекомендовал увезти тебя, вряд ли тебе будет приятен арест Эльжбеты... Да и нам покинуть ненадолго дворец. Выслушав его аргументы, мы согласились. Поскольку обнаружилось, что печать на бумагах настоящая.
    Эйнар вздохнул и умолк, за него закончила Инге.
    - У его высочества Матиуса обнаружился очень нехороший порок. Есть одно средство, которое в сочетании с корнем мандрагоры действует как мощный афродизиак. Матиус во время Выбора невест перетаскал в постель уйму кандидаток, и все остались им чрезвычайно довольны. Ощущение непревзойдённого самца... - Инге презрительно сморщилась, Катерина тоже. Даже просто встреться подобный тип в жизни, такого "самца" хотелось бы обходить как можно дальше. Но при Сапфировом дворе склонность искусственно подстёгивать самооценку смертельно опасно, причём не только для самого принца, но и для любого, кто окажется с ним рядом. - Проблема в том, что если в ряде Листов этот препарат считается легальным, то в столичных мирах он входит в список наркотиков. Матиус про это знает, - Катерина словах мысленно чертыхнулась, хотя благородной леди подобные слова знать вообще бы не положено: мало им всем одной непозволительной для сына Владыки слабости - получай вторую такую же. - Как про это узнала Эльжбета, я не интересовалась. Думаю, одна из кандидаток видела капли - в своём мире вполне легальные - и проболталась. Эльжбета, когда хочет, умеет втереться в доверие. Сама убедилась.
    Катерина кивнула: если бы не Инге, которая всегда осторожно пресекала за их столом разговоры о личной жизни и о доме, запросто бы чего-нибудь тоже выболтала Эльжбете.
    - Эльжбета сумела шантажом уговорить поставить печать на два пустых листа, куда потом вписала приказы. Нам повезло, что попытка отравления пришлась на приём с участием советника Ингитоура, а он начинал карьеру младшим инквизитором.
    Тут Катерина не выдержала и негромко рассмеялась: худшую жертву отыскать было нельзя. Служба надзора контролировала всё связанное с торговлей между Листами. Деньги там крутились бешеные, а наказания за коррупцию и контрабанду были крайне тяжёлые. Преступники всегда шли ва-банк, не боялись крови - ну а за инквизиторами прочно закрепилась репутация бесстрашных и неподкупных людей, готовых залезть в пекло и не отпускать жертву, пока не докопаются до правды.
    - Вот-вот, - подтвердил Никита. - Добавь, что Ингитоур - одна из Старших карт и входит в ближний круг отца. Матиус-то про биографию советника был в курсе, и когда узнал, кого чуть было не подставили с помощью его приказов, от страха кинулся ругаться с Эльжбетой. Их разговор вчера записала Служба безопасности Владыки. Виновницу арестуют сегодня ночью. Дальше дворца история не выйдет - но остальных кандидаток припугнут. Эта дура наделала дел на несколько смертных приговоров. Начиная с попытки отравить члена Сапфировой семьи - а вы все уже считаетесь хоть пока и дальними, но родственниками - и заканчивая ядом и подделкой приказов.
    - Её казнят? - поёжилась Катерина.
    - Веселее, - злорадно ответил Эйнар. - У отца, когда дело касается семьи, очень портится характер. Вердикт был следующий: "Раз она так хотела замуж, что пошла на преступление - передать батсумбэрцам, пусть выдадут её замуж". Глава делегации, узнав, как его долгожданный договор чуть было не сорвался, уже пообещал: лично подберёт ей в мужья фермера из самой глуши. Вдовца средних лет и крепкого хозяина, который сумеет воспитать из Эльжбеты приличную жену. Добавь на это пожизненный запрет на перемещение между Листами: соответствующие контрольный чип и магическую печать ей поставят сразу, как они прибудут в Батсумбэр. А потом долгая и трудовая жизнь на ферме.
    - И ни капельки её не жалко, - показала язык Катерина. - И с чего вы такие мрачные? Всё закончилось же?
    - А вот дальше... Начинаются странности, - ответил Никита. - Яд, который тебе подсыпала Эльжбета. Она не собиралась тебя калечить и не думала про "красную пыль". Очень универсальный яд, мечта отравителя. Другой, кстати, мог и не сработать - как невест, вас хоть и незаметно, но тоже обвешали защитой. Яд этот завозной, его крайне сложно отыскать в столице. По крайней мере, не с возможностями обычной невесты. По замыслу Эльжбеты, тебе просто должно было стать плохо через день после приёма. Потеря чувства равновесия, поскользнёшься, сломаешь на лестнице ногу, обязательно сложный перелом и на три-четыре недели выпадешь из гонки, ибо купленное Эльжбетой средство исключало магическую регенерацию. Кто и в какой момент подменил свёрток, неясно. И зачем.
    Эйнар на несколько секунд смолк, без слов принялся глядеть, как языки костра обгладывают поленья. Затем негромко закончил.
    - Служба безопасности и отец считают, что дело в договоре с батсумберцами. Что-то в их мире есть такое особенное, про что мы пока не знаем - но оно стоит риска. Сейчас это выясняют. А вот советник Ингитоур - хотя с ним никто и не согласен - говорит, что целью была именно ты. Мы трое больше верим Ингитоуру. Но только мы. Теперь у тебя при дворе появился очень сильный союзник и покровитель - советник Пти. Он оценил твоё мужество. Довольно влиятельный недоброжелатель - Матиус за свой проступок получит головомойку от Владыки. Характер у брата... Будет винить не себя, а тебя и Эльжбету. А ещё у тебя появился непонятный, но могущественный враг.
    Катерина ответила не сразу. Сначала посмотрела на небо, полное звёзд, потом на друзей. И уверенно сказала.
    - Ничего. Прорвёмся. Пока мы все вместе, нам не страшен никто.
     


Глава 3. Принять нельзя отказать



    Возвращение Их Высочества подгадали так, что оно пришлось на пять утра по дворцовому времени: в такой ранний час не спали лишь те, кому не спать положено по должности. Непонятно где шлявшиеся принцы и невесты таких людей не интересовали, со своими бы делами успеть управиться к моменту, когда пробудится основная масса народу. Так что в свои покои Катерине удалось проскользнуть тихонько и незаметно. Ещё она надеялась также спокойно полежать в ванной и понежиться. Горячая вода приятнее вдвойне после жизни на природе и приятнее втройне, когда тебя не торопят с воплем, что пора на очередное официальное мероприятие.
    Катерина прикинула, сколько у неё осталось времени, и торопливо принялась раздеваться на ходу. Совесть на мгновение запротестовала насчёт вещей, разбросанных по полу в живописном беспорядке. Но Катерина приказала ей замолкнуть. Успеет - сама уберёт. Не успеет - должна же быть хоть какая-то польза от жизни во дворце с прислугой? Зато в кои-то веки получится расслабиться с комфортом... Оставалось снять последнюю деталь белья, а дальше отгородиться от мира в ванной, когда взгляд зацепился за сложенный конвертом листок бумаги на столике у двери. И запечатан был листочек именным оттиском.
    Катерина замерла рядом со столиком. Сейчас? Или после ванной? Любопытство пересилило, и девушка всё-таки решила посмотреть письмо до купания. Небольшой синий кружок там, где сходились уголки, растаял, едва адресат приложила к нему большой палец.
    "Не отказывайся. Советник Ингитоур Пти".
    Отдых оказался подпорченным. Ласкающая кожу ванна и пена, аромат цветов от мыла и возможность мыть голову горячей водой из крана, а не поливая волосы подогретой водой из котелка - всё радовало теперь совсем не так, как мечталось. Пятки не к месту чесались, под спиной всё время мешал невидимый песок, шампунь недостаточно хорошо смывался. И всё из-за письма. "Хоть бы подсказал, зараза, - Катерина хлопнула ладонью по поверхности воды так, что брызги и пена полетели во все стороны. - Мне что, теперь весь день со всем соглашаться?"
    Измучившись размышлениями, в ванной Катерина в итоге пролежала меньше, чем рассчитывала. И когда заявилась служанка, давно вылезла. Даже вещи собрала кучкой у входа и переоделась в положенное по статусу бледно-голубое платье. Но ничего необычного за завтраком не произошло. Не случилось ничего и за обедом. Зато сразу после него служанка вручила карточку с просьбой об аудиенции. Судя по отметке, поступил запрос ещё утром, и отдать карточку должны были сразу после завтрака. Но получила её Катерина за полчаса до назначенного времени.
    "А может, так и задумано было?"
    Камеристка застыла, ожидая приказа.
    - А? Извини, задумалась. Давай, зови. И не надо спешно переодевать меня в парадные доспехи.
    - Но как же, госпожа?..
    Катерина почувствовала, как внутри понемногу начинает просыпаться бешенство. Ну, сколько ещё эта незваная помощница будет к ней приставать "так не положено, вот так не для невесты"? В глазах появился нехороший блеск, который заметила и камеристка. Испуганно вздрогнула, вжала голову в плечи. И тут Катерина поняла, что перед ней совсем молоденькая девушка. Просто из-за формы-платья, одинаковой для всей дворцовой прислуги причёски "волосы узлом" и типового макияжа кажется намного старше.
    - Слушай, а сколько тебе лет? И как тебя зовут? А то нехорошо получается, я к тебе словно к пылесосу отношусь. Надень-подай-принеси.
    Камеристка растерялась. Она ждала выволочки, чего угодно, только не подобного вопроса.
    - М-Мария. Во-с-семнадцать.
    - Ага. Небось, лучшая выпускница и сразу после училища? Приставлена к кандидаткам, а когда я осталась, менять личную служанку не положено?
    - Д-д-да, - видно было, что девчонка сейчас на грани того, чтобы разреветься.
    Ещё бы, ей повезло. Благодаря Катерине, в отличие от остальных выпускниц, она осталась во дворце на постоянной основе. Если сейчас её выгонят, блестящая карьера закончится не начавшись.
    - Да не переживай ты так, - фыркнула Катерина. - Не собираюсь я тебя ругать. Одно правило, на будущее, лады? Не старайся быть такой правильной, хорошо? Давай, ты сначала будешь советоваться со мной, а потом уже заглядывать в справочник по этикету? Ну или что там ещё полагается.
    - Х-хорошо. Я поняла, поняла.
    - Тогда давай сообщи, что гостей я жду. А на парадное платье забьём.
    Камеристка сначала машинально вышколено сделала полупоклон: поняла. И растерянно захлопала ресницами, пытаясь сообразить, что и куда она должна прибить. Катерина почувствовала себя виноватой.
    - Ну... извини, это у меня так дома говорят. Случайно прорвалось, - Катерина хихикнула, представив, как это выглядит со стороны: невеста, образец совершенства - и болтает на сленге. - В общем, забудь ты про это парадное платье и переодевание. Раз прислали просьбу о неофициальном визите, то и обойдутся без официоза.
    Вскоре Катерина уже ждала в гостиной комнате своих апартаментов, изнывая от любопытства. А когда гость вошёл, еле удержалась, чтобы не открыть рот и не уронить челюсть от удивления. Это был тот самый батсумбэрец, которому она вручала договор. Только сегодня он был в деловом костюме-тройке, белой рубашке и при галстуке. В руках большая коробка матового пластика. Заметив реакцию девушки, гость озорно улыбнулся, понятно было, что если бы не правила хорошего тона - расхохотался до слёз.
    - Ну, что вы, в самом деле, госпожа Катерина. Это на некоторых официальных мероприятиях мы просто обязаны являться в национальных одеждах. Но в остальные дни я вполне современный человек. Вы тоже, к примеру, дома встречаете в зелёном, а не в голубом.
    Катерина поняла, что у неё уголки губ тоже против воли поднимаются в улыбке. Гость тем временем сел так, что их теперь разделял невысокий столик. Поставил на него коробку.
    - Я узнал, что мы вам многим обязаны. И мужеству во время переговоров, и потом. Благодаря вам не удалось разрушить договор, который нам так нужен и который мы так долго ждали. А сейчас, вдобавок, вместе с нами поедут представители Владыки. Пока боюсь говорить вслух, чтобы не сглазить - вероятно, мы получим даже больше, чем хотели... Я решил вас отблагодарить. Возьмите, думаю, вы друг другу понравитесь.
    Гость открыл коробку, и оттуда выбрался большой дымчато-серый пушистый котёнок. Катерина сразу прикинула: возраст примерно месяцев шесть. Котёнок выбрался на стол, потянулся. Внимательно принюхался. Неторопливо подошёл к девушке, принюхался снова. Потом лизнул шершавым языком протянутую ладонь, результатом явно остался доволен. Прыгнул на колени. Катерина осторожно погладила мягкую, как пух, длинную шерсть, аккуратно почесала за ухом. Котёнок замурчал.
    Когда гость ушёл, Катерина, не выпуская котёнка из рук, перебралась в свою комнату, села на кровать. И начала размышлять вслух.
    - И как же тебя назвать, прелесть ты моя? И да, ты же, наверно, голодный. Молока тебе принести.
    - Молока тёплого, пожалуйста, - приятным баритоном ответил котёнок. - А называть меня по имени. И никак иначе. Феликс, позвольте, барышня, представиться. Аккуратнее!
    От неожиданности Катерина выронила котёнка из рук. Хорошо, что на кровать, а не на пол.
    - Г-говорящий?..
    - Получше тебя. А-а-а, не догадалась. Так интереснее. Да, что там насчёт молока? Ещё лучше сливок, жирностью не меньше двадцати пяти процентов. Тёплых, не хватало ещё горло среди ваших сквозняков застудить. И да, ты как распорядишься - сходи, поужинай. А я пока осмотрюсь в своих комнатах.
    Катерина хмыкнула, хотя и несколько растеряно. Надо же. Едва появился - а уже "мои комнаты".
    Когда она вернулась с ужина, Феликс уже не только наелся, но и зачем-то, непонятно как, привязал между двумя креслами в гостиной пару поясов от халатов и принялся ходить по ним туда-сюда, декламируя незнакомые ей стихи:
    - У лукоморья дуб зелёный;
    Златая цепь на дубе том:
    И днём и ночью кот учёный
    Всё ходит по цепи кругом;
    Идёт направо - песнь заводит,
    Налево - сказку говорит.
    Заметив хозяйку, Феликс пояснил:
    - Так сказать, вживаюсь в образ твоей родины. Национальная классика.
    Девушка не выдержала и покрутила пальцем у виска.
    - Или я схожу с ума, или чего-то не понимаю. Какая классика? Я эти стихи первый раз слышу.
    - А зря, - назидательно ответил котёнок. - Я заранее поинтересовался. Твои предки с Терры-примы из местности под названием Россия, стихи писал ваш величайший поэт по имени Александр Пушкин. Согласись, вполне в тему. А ты - темнота, раз не знаешь.
    - Какая Россия, какие предки? - понемногу начала закипать Катерина. - Лесные Равнины четыреста лет почти, как колонизировали. Да я географию базового мира нашей Тетради с трудом в школе сдала-то, а ты мне про какого-то Пушкина.
    Скандала не получилось - в комнату вошёл Никита.
    - Привет... Обалдеть! Откуда у тебя такое чудо?
    Катерина мрачным тоном, не разделяя внезапной радости гостя, ответила:
    - Эти, из Батсумбэра подарили. В благодарность за переговоры. Господин Ингитоур советовал не отказываться. Милый котёнок. А оказывается, они у вас здесь говорящие, да ещё и довольно наглые.
    Никита обошёл вокруг конструкцию из кресел и перебравшегося на спинку кресла котёнка, потом с прежним восторгом в голосе продолжил:
    - Обалдеть. Ты явно произвела на советника очень хорошее впечатление. Помнишь, я говорил, что у тебя во дворце появился могучий союзник?
    Катерина пожала плечами, отцепила пояса, села в ближайшее из кресел, демонстративно сложив руки на груди. Мол, не понимаю.
    - Да ты что! Это же настоящий Чеширский кот! Без помощи советника эти провинциалы не то что купить, отыскать его не смогли бы. И раз он согласился с тобой жить...
    - Я поинтересовался заранее, - промурлыкал Феликс и нахально устроился на коленях у Катерины. - Как раз удачно недавно переродился, а она явно девушка интересная. Да и вокруг неё столько намечается событий, что не соскучишься.
    Катерина, не обращая внимания на недовольный вид, поставила Феликса на стол. Внимательно посмотрела - котёнок как котёнок. Техникой дворец был упичкан намного больше её родного Листа, поэтому, беззвучно шевельнув губами, девушка приказала: "Экран". Тут же перед ней вспыхнул прямоугольник одностороннего дисплея. Катерина ткнула пальцем в нужный пункт меню, нашла характеристику сегодняшнего подарка. Ну да, дорогое животное. Не просто вывезенная с Основы Тетради-один порода, а прямо оттуда доставленный экземпляр, из питомника в местности под названием Сибирь. Рекомендации по уходу, спецификация. Если не считать ген-модификации на долгожительство - никаких других изменений. Про способность говорить тем более ничего: в графе разумность индекс равен всего трём.
    - А ты что хотела? - раздался ехидный голос прямо над ухом - увлёкшись, девушка не заметила, что Феликс перебрался на спинку её кресла и тоже смотрит в экран. - Так всем и доложи. Мне подарили нечто особенное. Ну, естественно, у меня соответствующие документы. Чтобы потом вопросов не возникло, в том числе и почему я так долго живу, и чего это ты со мной везде таскаешься.
    Катерина ещё раз посмотрела на количество ноликов в графе "цена", не поленилась развернуть меню с расшифровкой. Надбавка за родословную, за доставку, и куча всего остального.
    - Да уж. Бриллиант по имени Феликс. Камушек дешевле обойдётся.
    Феликс насмешливо фыркнул и принялся вылизывать шёрстку.
    - Тоже мне сравнила. Булыжник из углерода - и я.
    Никита за всем происходящим наблюдал с такой широкой улыбкой, что она, казалось, вот-вот растянется до затылка. Наконец не выдержал и расхохотался.
    - Не могу. Ой, не могу. Ей подарили то, о чем мечтает половина высшего света на всех Центральных мирах, а она даже не поняла. Для начала к той сумме, которая написана в документах на Феликса, допиши три нуля. А потом забудь. Ибо просто купить Чеширского кота невозможно. Также как украсть. Они сами выбирают спутника. К слову, а сколько тебе заплатил Ингитоур? - обратился Никита к Феликсу.
    Катерина оторопело перевела взгляд сначала на принца, потом на котёнка, который как раз спрыгнул обратно на стол.
    - Ему? Ещё и платить?
    - А ка-а-ак же, - промурлыкал Феликс. - За приглашение познакомиться с человеком. Кое-кто из наших на этом неплохо зараба-а-атывает. Но в твоём случае было по-другому. Ингитоур просто попросил. И рассказал про тебя. Мне стало интересно. Да и с Ингитоуром моя семья знакома давно. Брать деньги с друзей... фу, не позорьте меня.
    - С кем я связалась... - девушка демонстративно обхватила голову. - Ладно, денег у меня таких всё равно нет. Буду платить зарплату сливками. Тёплыми, помню.
    Все трое рассмеялись, дальше Катерина всё же решила поинтересоваться:
    - В общем, объясняйте мне неграмотной. Кто такой Чеширский кот? И чем он такой особенный.
    - Честно говоря, - пожал плечами. Никита, - кто они, кроме них самих никто не знает. И я даже не нашёл, когда люди с ними познакомились. Только прочитал, что это случилось ещё до Сшивки, когда только-только создали более-менее постоянные проходы между Основами и пробовали строить точечные порталы, осторожно исследуя отдельные Листы. Непонятно даже, сами они по себе такие - или скопировали при первом контакте образ из одной популярной в те века книжки. Я тебе потом дам её почитать. Если не знать, на что обращать внимание, то и в самом деле их можно принять за обычное животное. Если они захотят, никакой сканер не отличит. Уйма способностей, помноженная на бессмертие. То есть убить Чешира можно, но он потом обязательно возродится. Котёнком, который вырастет в кота. Чеширы заключили с нами соглашение. Сами по себе они между Листами перемещаться не могут, зато дружат с людьми, а мы помогаем им путешествовать очень далеко.
    Феликс чисто по-человечески вздохнул.
    - На самом деле всё несколько сложнее, и мы не совсем бессмертны. И обычные котята у нас, хотя и нечасто, тоже появляются. Взрослеют. Да и с возрождением есть определённые сложности и ограничения. Но уничтожить меня до конца и в самом деле крайне сложно. В остальном в целом верно. Мы любим новые места и интересных людей.
    - Кстати, совсем не обязательно законопослушных, - с ехидством в голосе добавил Никита.
    - Совершенно верно сказано, - согласился Феликс. При этом Катерине на мгновение почудилось, что своим ответом Чешир остановил принца, который собирался сказать что-то ещё. - И при этом совершенно неправильно поставлен вопрос. Нам интересны те хозяева, которые не боятся плыть против течения. Люди же частенько любят сиюминутные желания отливать в законы, которые провозглашают незыблемыми на века. А лет через двадцать глядишь - про эти "вечные истины" никто и не вспоминает. Но это вовсе не делает нас асоциальными созданиями. Есть некие границы и принципы, которые мы нарушать не станем. В целом мы как раз за соблюдение законов. Они цемент, который скрепляет общество. Шкурный интерес, - котёнок демонстративно провёл языком по шёрстке на лапе. - Люблю, когда дома тепло и уютно, есть ванна с горячей водой и всегда свежие сливки. А когда наступает революция, хаос, право сильного и прочая ерунда - все эти приятные мелочи исчезают из жизни первыми. Так что повторюсь: преступники нам нравятся не больше, чем вам. И когда за мной подгладывают и подслушивают, - Чешир явно специально повысил голос, - как это сейчас делает твоя камеристка - мне тоже не очень нравится.
    Дальше Катерина замерла с открытым ртом. Она не представляла, что Никита - вроде самый обычный на вид парень - может настолько быстро двигаться. Плавным движением он стёк с кресла, молнией пересёк комнату и рванул дверь. Секунду спустя перепуганная камеристка полетела на ковёр в угол комнаты, а в руках принца из ниоткуда возник кинжал. Судя по кромке лезвия - с одной стороны струился туман, с другой сполохами мерцали синенькие искорки - магический: такой вполне способен отразить пулю и при нужде заменить владельцу пистолет.
    - У тебя минута, чтобы убедить меня передать тебя в службу безопасности. А не перерезать горло прямо на месте. За попытку влезть в секреты, связанные с безопасностью Сапфировой семьи.
    Девушка от испуга закусила губу, мелко задрожала и разрыдалась.
    - П-п-простите, я ни на кого не шпионил-л-ла. Я просто говорящ-щ-щих кот-т-тят ни разу не видела.
    В этот момент Катерина встала, в два шага оказалась между камеристкой и Никитой.
    - Так. Машеньку мне не трогать. Тоже мне, медведь нашёлся.
    - Но...
    - Тихо. И не надо мне про безопасность, - в глазах у Катерины загорелись нехорошие огоньки. - Кто тут про Семью упоминал? Маша мой человек, и отвечаю за него я. Со всеми втекающими и вытекающими результатами. Соответствующий пункт процитировать? Маша не врёт, на её месте я тоже бы также подслушивала.
    Никита недовольно поморщился. Но кинжал убрал.
    - Не буду спорить. Верю, что, в отличие от меня, ты эти дурацкие кодексы помнишь наизусть. Но если хоть слово отсюда уйдёт кому-то ещё... - тяжёлый, полный огня взгляд закончил фразу лучше любых слов. - А теперь брысь отсюда.
    - Сливок всё-таки принеси, - вдогонку отдал указание Феликс. - Именно тёплых. Это означает, что они должны быть подогреты строго до тридцати двух по Цельсию.
    - А я пока расскажу сказку про Машу, и при чём тут Медведь, - предложила Катерина.
    - Лучше я, - влез Феликс. - Я наверняка знаю вариант ближе к оригиналу.
    - Какой оригинал! - возмутилась такой наглостью Катерина. - Сказка это, всегда одинаковая. И вообще. Это мне положено рассказывать сказки. А ты у нас кот по документам, самый обычный. Лежи на коленях, мурлыкай и вдохновляй на интересные истории.
    - А по факту - Чешир, - невозмутимо парировал Феликс: - Ты вообще кому веришь? Своим глазам или монитору? Предлагаю разыграть: камень-ножницы-бумага.
    - Ну, точно два сапога пара, - Никита не выдержал и громко расхохотался. - Идеально подходите...- и осёкся: слишком уж кровожадно посмотрели на него девушка и кот.
    - Феликс, как ты думаешь? Надолго я его не удержу, но тебе же оцарапать его одна секунда? Заодно, говорят, шрамы украшают мужчину.
    На ужин Катерина явилась с Феликсом на руках. Тот молчал и вообще вёл себя как воспитанный, но самый обычный котёнок. Лежал на коленях, принюхивался по сторонам и мурчал, если почесать его за ушком. Катерина же оказалось в центре всеобщего внимания, её буквально не отпускали взглядами. У Инге и Эйнара интерес был добродушно-любопытным, они явно знали про двойное дно подарка. Зато остальные невесты глазели с такой неприязнью, что аж кожа начинала зудеть, будто по ней прошлись наждаком. Сразу вспомнились слова Инге: "На одиннадцать конкуренток остаётся всего три принца. И тут оказывается, что Никита уже вроде выбрал тебя. Шансы на выигрыш резко упали". А теперь в зале все абсолютно уверены, что котёнка Катерина получила в подарок от Его Высочества, знак внимания приняла. Никита из свадебного расклада окончательно выпал. При этом каждая вторая не постеснялась подойти и выразить фальшивое восхищение, отчего сразу стало противно. Будто поскользнулась и новенькой кроссовкой в яму с болотной жижей. Когда Феликс парочку особо наглых цапнул, Катерина не стала его одёргивать: так им и надо.
    А ещё загадкой оставался средний принц. Если равнодушно-опасливые взгляды, которые бросал Матиус, были понятны, то почему принц Раймар смотрел на Катерину заинтересованно по-деловому? Словно им предстоит какая-то бизнес-сделка. Причём раньше ничего подобного не было и в помине. Его отношение переменилось именно сегодня и именно из-за подарка... или предположения, что Никита не просто сделал выбор, а его избранница согласилась. И от этого по спине поползли мурашки, а ступни засвербели: недолгий опыт жизни при дворе уже доказал, что повышенное внимание сразу приносит неприятности.
    За такими нерадостными мыслями Катерина покинула столовую и отправилась в парк. Деревья, даже такие искусственные посадки как ближняя часть Сада непостоянства, помогали успокоиться и обрести душевное равновесие.
    - Если бы я сама знала, - девушка не сообразила, что, оказавшись одна, заговорила вслух и забыла про Феликса.
    - Ты не уникальна, - тут же съехидничал котёнок. - Все вы такие, пока не сложится, и пока не поймёте: тот самый он или нет. Ну, или не сложится. А до этого будешь себя мучить, как ты к нему относишься.
    И тут же спрыгнул на землю, увернувшись от ладони, которая явно собиралась шлёпнуть его по загривку.
    - Ах, ты, - возмутилась Катерина, - психоаналитик недоделанный. Сейчас пешком пойдёшь.
    Феликс скорчил обиженную морду. Катерина против воли улыбнулась, до того выразительно и похоже на человека получилось.
    - Я вообще-то маленький полугодовалый котёнок и быстро устаю. Потеряюсь. Продолжить?
    - Зато наглости на троих больших и взрослых человек.
    Феликс зевнул и согласился:
    - Не спорю, какой есть. Мы вообще во многом похожи на людей. Поверь, романтические драмы у нас тоже бывают. Предлагаю на этом философские дискуссии закончить и домой. Сливки остынут.
    - Ты за ужином такой бифштекс умял, - удивилась Катерина. - Куда в тебя ещё лезет?
    - Я - молодой растущий организм, - нахально заявил котёнок и ловко забрался обратно на плечо. - К тому же, - Феликс поднял лапу и выпустил один коготь, словно ткнул указательным пальцем, - сливки - это сливки, и попрошу не путать с какими-то бифштексами.
    Катерина с удовольствием обсудила бы и подарок, и ситуацию с подругой, но апартаменты Инге оказались заперты, а служанка сообщила, что сразу после ужина её госпожа уехала. Не явилась подруга и на завтрак, причём вместе с ней отсутствовал принц Эйнар. К удивлению Катерины, место наследника занял не принц Раймар как следующий по возрасту, а Никита. Он же занял место старшего брата и на протокольных мероприятиях, где положено было присутствовать кому-то из детей Владыки. В результате поговорить и спросить, что случилось, оказалось просто не у кого. Ибо советник Пти тоже пропал, а Никиту буквально рвали на части по тем или иным срочным делам. Катерина невольно посочувствовала Инге, гадая - если для старшего принца подобная суета нормальна, как они с Эйнаром вообще умудряются видеться хоть где-то, кроме официальных совместных завтраков-обедов?
    Никита объявился в апартаментах Катерины неделю спустя сам, и под глазами у него залегли глубокие тени от усталости.
    - Извини, что все тебя бросили. У нас тут дым коромыслом. Я ненадолго сбежал буквально на несколько минут, и то сейчас опять начнут разыскивать со срочными звонками.
    - Что вокруг творится?
    - Кажется, советник Ингитоур Пти в кои-то веки ошибся, - вздохнул Никита. - Этот Батсумбэр сразу после покушения на тебя стали проверять сверху донизу. Причём по полному профилю. Очень уж интересно стало, что там такого важного? Если рискуют столкнуться интересами с самим Сапфировым Владыкой.
    Никита ненадолго умолк: очередная милая девушка-все-на-одно-лицо принесла чайник и две чашки. Катерина благодарственно кивнула, разлила чай. Никита сразу взял свою чашку и выпил чуть ли не половину. Заодно дождался, пока служанка уйдёт, и они с Катериной останутся одни.
    - И что там такого нашли? Окупился хотя бы яд? - попробовала пошутить Катерина.
    И осеклась. Слишком уж серьёзное выражение лица стало у Никиты.
    - За то, что там обнаружили, не поскупятся отравить хоть всех невест разом и лет на десять вперёд. Батсумбэр может быть введён в Тропу миров.
    Катерина на этих словах поперхнулась чаем и оторопело посмотрела на Никиту. Перемещения с Листа на Лист подчинялись строгим законам мироздания. Между Тетрадями-группами миров только через Центральные Терры-основы. Внутри Тетради - чем дальше ты шагаешь и чем больше груз, тем заметнее взлетает расход энергии. Сильные маги или мощные стационарные порталы могли переместить человека сразу через несколько Листов, но серьёзный грузопоток можно организовать только между соседями. Да ещё при этом вынужденно обвешать дорогу защитой, чтобы постоянные межпространственные завихрения не вызвали в обоих Листах катаклизмы. И одновременно разносить входы с разных Листов на тысячи километров - из-за тех же завихрений.
    Исключением были коронные Центральные миры, которые без труда связывались с любым из Листов в своей Тетради... Но они имели физически ограниченную пропускную способность. И три Тропы миров. Между вытянутыми в "нитки" Листами-участниками Тропы переход получался мало того что очень дешёвый, вдобавок не вызывал завихрений пространства. Входы и выходы могли располагаться совсем рядом, караваны могли двигаться "насквозь". А отстояли Листы Тропы зачастую весьма далеко друг от друга. Каждый такой мир мгновенно становился важным торговым перекрёстком для всех соседей. И с самого начала искали подобные уникальные места настолько тщательно, что после создания Тропы миров новых подходящих Листов не находили уже больше сотни лет.
    - Да уж. Но я-то тут при чём?
    Никита пожал плечами.
    - Наверняка интрига имеет несколько слоёв. Но главное, в отношении Тропы миров действует правило: кто успел, тот и съел. Сапфировая Семья формально не имеет никаких преимуществ перед частными корпорациями. Хотя батсумбэрцы всё-таки предпочитают Коронный договор. Владыка и просит меньше, и главное, условия сделки соблюдает намного честнее акул Торговой палаты Листов.
    Никита тяжко вздохнул. Катерина, сама удивившись себе и своей смелости, взяла его руку в свою:
    - Тебе что-то очень надо, но ты стесняешься. Проси уж.
    Никита опять вздохнул.
    - Да. Извини, не вдаваясь в подробности... Эйнар умчался на Батсумбэр, Вместе с ним Инге: у неё как у дочери Великого герцога Керса есть опыт в подобных переговорах... да и психологию батсумбэрцев она понимает лучше всех. Советник Ингитоур тоже пока уехал по государственным делам. А я здесь.
    - Тебе куда-то надо попасть и что-то сделать, но ты не успеваешь оказаться в двух местах сразу, - уточнила Катерина, заодно задавив в себе вопрос: почему не может помочь принц Раймар. Не сказали пока - значит, не положено.
    - Нет. То есть да. То есть, - Никита отвёл взгляд, - мне нужно, чтобы ты назавтра на целый день заняла одного человека. Пэра Торговой палаты. Очень обаятельный и состоятельный мерзавец, если честно.
    - Как и все пэры Торговой палаты. Акулы бизнеса и богатые олигархи, - фыркнула Катерина. - Ники-и-ита, кажется, ты забываешь, кто я. Не спорю, никогда не лезла в политику. Но я дочь одной из Старших семей. С соответствующим перечнем самых разнообразных предков, включая нескольких гранд-мастеров Совета Листа - это наше правительство.
    Парень виновато пожал плечами:
    - Если честно - да, очень нужно. Считай комплиментом, но ты сильно отличаешься от большинства других невест, съехавшихся на шоу. Напомнила мне... ладно, потом расскажу. Так вот. Мэтр Гарман, пусть и не знает точной причины, в курсе, что Эйнар сейчас в отъезде. Как знает и то, что завтра не будет советника Ингитоура, который на правах давнего знакомого мог бы без нарушений этикета ненавязчиво сопровождать важного гостя весь день. Раймар по некоторым причинам тоже не может его встретить. Остаётся Матиус, на что Гарман и рассчитывает. Но именно с Матиусом он не должен вести никаких разговоров наедине, это необычайно важно. Есть лазейка. Ты тоже на данный момент часть Семьи и тоже формально имеешь право сопровождать гостя. Если я попрошу тебя, с учётом гуляющих по дворцу слухов, такая замена никого не удивит, - Никита усмехнулся. - Ты отлично знаешь этикет и не знаешь вообще ни одной из нужных Гарману тайн.
    - Решит, что всё без труда выпытает из неискушённой в дворцовых интригах провинциалки, - улыбнулась в ответ Катерина.
    Одновременно попыталась унять внутреннею дрожь и очень надеялась, что не покраснела. Какие слухи ходят по дворцу, девушка представляла очень хорошо. А согласившись, она поддержит разговоры и заодно сделает шаг навстречу намёкам уже обоих Высочеств и Инге... Дальше Катерина все сомнения загнала поглубже. Никита не пришёл бы к ней за помощью ради ухаживаний. Ему наверняка и в самом деле очень надо.
    - Наш гость блестяще умеет незаметно вытягивать из человека секреты, поэтому не станет протестовать, - согласился Никита.
    - Хорошо, я согласна. И когда?
    - Утром сразу после завтрака я вас представлю.
    Пэр Гарман оказался мужчиной средних лет, и на первый взгляд представлял собой довольно распространённый тип светского человека, созданного, казалось, исключительно для того, чтобы блистать в салонах, ибо только там он что-то собой представляет, там одерживает победы и проводит всю свою жизнь. Его костюм и манеры были безупречны, он умудрялся держать себя просто, но с достоинством. Высокие скулы, выдающийся вперёд упрямый подбородок, прямой нос придавали гостю какую-то загадочность. Катерина невольно мысленно поёжилась. И не догадаешься по первому взгляду, что перед ней не просто наследник огромного состояния, который вошёл в высший свет благодаря успехам предков - а член Торговой палаты. Как сказал вчера про него Феликс, опять вспомнив какого-то древнего поэта: "Владелец заводов, газет, пароходов".
    Стоило закончиться протокольным речам, а Его Высочеству покинуть комнату и гостя, Катерина немного растеряно поинтересовалась:
    - И куда бы вы хотели попасть, уважаемый пэр?
    Тот заливисто рассмеялся.
    - Мы не на заседании Палаты и не на светском приёме. Давайте уж без этих пэров и светлостей: или Гарман, или мастер Гарман, мадмуазель.
    - Тогда мастер Гарман. Честно скажу, я отлично знаю Сад непостоянства. Но вот остальной дворец...
    Олигарх улыбнулся, причём так обаятельно, что Катерина невольно расслабилась и даже почти поверила - хороший человек заглянул во дворец провести день в хорошей компании.
    - Ничего страшного. Зато я знаю сам дворец прекрасно, а вот Сад непостоянства как-то всегда проходил мимо моего интереса. Давайте так. До обеда я устраиваю экскурсию для вас, а после - вы для меня.
    Рассказчиком Гарман оказался замечательным, а его память хранила множество интересных подробностей не только по архитектуре и техническим сооружениям, но и по истории создания дворца, о строивших его в разные столетия магах, инженерах и зодчих. Для обеда Гарман тоже отыскал в дворцовом комплексе небольшой уютный зал, расписанный картинами моря и побережья. И главное - всего на три столика, два из которых, к тому же, пустовали. Катерина подозревала, что такие места просто обязаны быть - не едят же гости в больших парадных трапезных, но видела нечто подобное впервые. Раз или два на задворках сознания мелькала мысль, что не просто так мистер Гарман заливается соловьём, но сразу же пропадала. Катерина ничего важного не знает и проболтаться не сможет. А почему гость явно тоже доволен беседой, проще завтра выспросить у Никиты.
    На вторую половину дня гость и Катерина поменялись ролями. Теперь экскурсоводом выступала девушка. Начала она с Механической розы. Сделанное безумным поклонником киберпанка из обломков печатных плат, микросхем и фольги, но при этом живое растение Гармана сумело удивить. С неподдельным восторгом мужчина обошёл цветок со всех сторон, потрогал и убедился, что он не искусственный. Катерина улыбнулась, вспомнив свой первый визит к розе, и повела спутника к следующим чудесам. Необычные, способные менять цвет и становиться плоскими как бумага хамелеоны. Деревья, форму и расцветку которых нельзя было себе представить даже в самом безумном сне. Время летело незаметно...
    На одной из дорожек в голову неожиданно ударил дурманящий запах. Сладкий и пряный, он туманил сознание, словно наркотик. Несколько мгновений спустя необычный запах унёсся прочь - но голова уже закружилась. Ноги словно сами собой понесли обоих экскурсантов в сторону ближайшей беседки, загадочно и незаметно спрятавшейся в самой чаще в глубине сектора.
    Гарман размашисто шёл вперёд с блаженной улыбкой на устах. Катерина, наоборот, шагала медленно, дурман вместе с эйфорией вызвал у неё какое-то очень неприятное воспоминание. Всё равно к беседке девушка подошла, пошатнулась, непроизвольно схватилась за протянутую руку. Гарман немедленно обхватил девушку за талию, потянул опуститься рядом с ним на широкую скамью и попробовал поцеловать. На этом Катерина вспомнила запах, в крови вскипел адреналин. Девушка резко вскочила, отталкивая мужчину. И одновременно сидевший на плече Феликс, про которого все забыли, полоснул кожу когтями. Резкая боль окончательно помогла собраться.
    - Домой, быстро, - раздалась прямо в ухо команда.
    Катерина выполнила её не раздумывая. Но перед этим не удержалась, бросила взгляд назад: Гарман с блаженной улыбкой остался сидеть на скамейке и щупал руками воздух, словно гладил кого-то невидимого.
    Утро началось с того, что Феликс пушечным ядром прыгнул со спинки кровати хозяйке на грудь.
    - Подъём. К тебе гость.
    - А? Что? - Катерина с трудом разлепила глаза. За окном серели предрассветные сумерки. - Часы, - скомандовала девушка.
    В воздухе немедленно соткались цифры "5" и "30".
    - Полшестого. Кого чёрт принёс в такое время?
    - Ингитоур Пти, - буркнул Феликс. - Быстро встала, оделась и вышла. Без крайней нужды он к тебе в такую рань вламываться не стал бы. А сейчас я его вообще в гостиной встретил. Он использовал свой особый статус.
    На этих словах Катерина резко, будто скачком, сбросила дрёму. Если такой человек, как советник Пти, фактически злоупотребляет своими полномочиями - без спросу вошёл к одной из невест, воспользовавшись какими-то секретными допусками - случилось и в самом деле нечто чрезвычайное.
    Одеваться как положено Катерина не стала, советник поймёт: лишь плеснула в лицо холодной водой, чтобы окончательно проснуться, да накинула халат. Уже привычно подсадила на плечо Феликса и вышла в гостиную. Ингитоур ждал в кресле около столика. Вроде бы как всегда спокойный, только постоянно теребил перстень на пальце, время от времени поворачивая кристаллом внутрь к ладони, а со лба ни на мгновение не пропадали морщины. Заметив хозяев, советник Пти жестом указал на второе кресло. Едва все оказались возле столика, активировал какое-то устройство, столик и кресла накрыла полупрозрачная красная полусфера: сквозь неё комната казалась зыбкой.
    - Дополнительная защита. Мадмуазель Катерина. Вчера Его Высочество Никита попросил вас встретить мастера Гармана. Вспомните, пожалуйста, было ли что-то странное, необычное или подозрительное, когда вы ушли в Сад непостоянства? Вы знали, что системы наблюдения там могут быть нестабильны?
    - Н-нет, - Катерина растерялась. - Я плохо знаю дворец, зато в Саду бывала часто. Надо же было гостя чем-то занять?
    Ингитоур кивнул, явно что-то высчитывая. Дальше внимательно, словно просветил до костей насквозь, посмотрел на девушку, ожидая продолжения. Катерина поёжилась, сразу вспомнилось, что в молодости её собеседник был инквизитором.
    - Было... действительно странное происшествие. Я показывала Сад, а в какой-то момент мы устали, хотели где-то посидеть. Запах... Никита, ещё когда мы знакомились, меня соблазнить с его помощью пытался, - Катерина невольно покраснела. - Только здесь он был куда резче, сильнее, с какими-то сладковатыми примесями... не знаю, как описать. Я ушла, а мистер Гарман остался. Странный какой-то, будто призрака обнимал.
    Ингитоур ещё раз кивнул, теперь на его губах появилась тень улыбки. И сразу в глазах Катерины он стал похож на крокогатора, который поймал добычу и приготовился её съесть. Во взгляде пропала усталая тревога, зато появился весёлый азарт охотника.
    - Теперь глядите внимательно.
    Ингитоур достал коробочку проектора, на свободном пространстве возникла вчерашняя беседка. Смотрели они будто глазами Гармана. Вот он подал руку. Вот девушка поддалась, села к нему на колени. А дальше Катерина поняла, что краснеет до корней волос: она-в-записи сначала ответила на поцелуй, дальше помогла приспустить платье и жарко, томно застонала, когда мужчина принялся ласкать обнажившуюся грудь.
    Ингитоур прокомментировал:
    - Так получилось, что я и Гарман знаем друг друга давно и достаточно хорошо. Дома он вспомнил, что случилось в Саду непостоянства, и сразу кинулся ко мне. Каялся, что ненароком соблазнил невесту Его Высочества. Согласился снять ментограмму. Когда делаешь это, искренне желая - запись получается чёткой. Но, зная вас, я... - советник непроизвольно облизнул пересохшие губы. - Скажем, так. Добровольно вы на такое бы никогда не пошли, да и Гарман не дурак, - на этом Феликс не удержался, и фыркнул: дураков в Торговом совете быть не может, место не наследственное. У каждого пэра голова работает получше компьютера, а грызня между пэрами идёт постоянно. - Варианта два. Или его, или вас будут записью шантажировать. Судя по вашему рассказу, первой ступенью ловушки был аромат сариссы, причём концентрированный.
    У Феликса шерсть встала дыбом, он зашипел:
    - То-то мне запашок показался знакомым. А тобой, моя Катенька, я восхищён. Даже без моей помощи ты, в принципе, устояла. Но вот поганцы. Ингитоур, узнаете кто...
    - Я сообщу вашему клану, - кивнул советник. - Так вот, на будущее, мадмуазель Катерина, раз уж вы запомнили запах. Зажимаете нос, не думая, как это выглядит со стороны, и бежите. Сарисса формально не запрещена, но только по обоюдному письменному согласию и только в разведённом виде. Применение же концентрата и участие мага-менталиста, как случилось с вами вчера - это уже не гражданский проступок, а крайне серьёзное уголовное преступление. Сарисса раскрепощает подсознание, вызывая самые затаённые сексуальные желания и фантазии. Всё то, что в обычной ситуации психически здоровый и адекватный человек держит под контролем и никогда себе не позволит. Одновременно, как только аромат подействует, даже слабый менталист несмотря на любой уровень вашей защиты без труда подтолкнёт жертву к конкретной реакции. Не поддастся человек сильной воли и одновременно только если действия партнёра резко противоречат его осознанным желаниям. Например, вас пригласят поучаствовать в мазохизме или однополом акте, а вы в этом плане имеете категорично-нормальные предпочтения.
    Ингитоур побарабанил пальцами по столу.
    - Сложность я вижу пока одну. Его Высочество Никита поверит вашему слову, я тоже. Но с Гармана наверняка вели ментальную запись наведённых галлюцинаций прямо там, в реальном времени. Результат тогда будет тоже вполне чёткий. Если уж решились на подобную провокацию в отношении невесты Его Высочества, нелегальный маг-менталист на территории дворца выглядит сущей ерундой. Я знаю, что на вашем Листе добрачные интимные отношения хоть и не поощряются, но и не осуждаются. С точки зрения остальных вы запросто можете решиться на интрижку на стороне, пока официально не замужем. Я помню результаты вашего медобследования после покушения. Не переживайте, это информация хранится у личной Службы Владыки. Но публичное освидетельствование, которое подтвердит, что вы ещё девственница - это унижение, которого мне хотелось бы для вас избежать.
    Катерина почувствовала, что опять краснеет до корней волос. И самое противное было, что Ингитоур сейчас был прав во всём. Как настоящий инквизитор, он видел проблему и искал способ помочь из неё выпутаться. Стыдливость пострадавшей, особенно когда они наедине, его интересовала в последнюю очередь: от обсуждения интимных подробностей не умирают, в отличие от яда или ножа в спину.
    - А моё свидетельство сгодиться? - выручил Феликс. - Я, между прочим, тоже был и всё видел сам.
    - Отлично! Более чем, - обрадовано ощерился Ингитоур. - Сгодится... для Владыки и Службы охраны. Для остальных, - он довольно потёр руки, - ждём интересного предложения. Что же от вас потребуют в обмен на молчание, - погасил купол защиты и вышел из комнаты.
    Катерина посмотрела вслед, зевнула и пробормотала:
    - Поспать мне не дадут. Но я всё равно попробую.
    И не ошиблась. Стоило провалиться в глубокий сон, как её снова разбудил Феликс:
    - Там это, опять к тебе пришли. Ты давай, встреть, что ли, - выгнал девушку с кровати, а сам удобно развалился посередине и закрыл глаза.
    В гостиной обнаружился нервно шагающий из угла в угол Никита.
    - Советник Пти мне всё рассказал. Я так за тебя испугался... - в одно движение он оказался рядом и заключил в объятья.


Глава 4. Историческая лапша под политическим соусом



    День начался с того, что они с Никитой поругались. "Хотя, если быть справедливым, - подумала Катерина, глядя вслед Его Высочеству, которому только воспитание не позволило уходя хлопнуть дверью, - сам виноват. Обнаглел". И принялась мысленно загибать пальцы, считая, сколько раз Никита за последние четыре дня позволял себе лишнего. Сначала захотел вне очереди посадить её за главный стол рядом с собой, чего не делал даже Эйнар. Катерина так нахалу и высказала, предварительно деликатно отказавшись. Вчера Его Высочество, не поинтересовавшись её мнением, затащил Катерину на приём в честь очередной делегации с очередного Листа. Ничего не знавшие гости всё мероприятие относились к девушке как к без пяти минут жене принца, один раз по ошибке даже поименовав Катерину Её Высочеством. Катерине чудом удалось удержаться, чтобы потом не устроить наглецу прилюдную головомойку. А сегодня вообще припёрся с требованием заменить камеристку на человека из Службы охраны Владыки. "Так безопаснее". На этом Катерина всё-таки взорвалась:
    - Вы ничего не попутали, Ваше Высочество? Я обещала стать вам другом, но замуж я вроде не собиралась. По крайней мере, пока. Вот когда на ком-нибудь женитесь, тогда хоть в клетку жену запирайте. А меня не трогайте. И заодно советую избавиться от привычки вламываться ко мне без предупреждения. Вроде и нехорошо заставлять ждать принца, но и в халате встречать тоже неприятно.
    В ответ Никита вспылил, наговорив про безответственную девчонку, которая чудом дважды уцелела, и теперь хочет довести его до инфаркта, когда обязательно случится третье покушение - а она демонстративно плюёт на безопасность.
    Катерина выслушала тираду с каменным лицом, потом прошипела:
    - Вон. Пока не успокоитесь, милорд. И запомните, Ваше Высочество: Маша мой человек, причём единственный, кому я верю в этом дворцовом гадюшнике. Не смейте даже заикаться про "заменить".
    Когда гостиная опустела, прямо сквозь дверь в гостиную просунулась голова Феликса. Катерина аж вздрогнула от такого зрелища.
    - Всё? Буря миновала? Можно заходить? Да не смотри ты так, будто Чеширского кота первый раз видишь. Стану чуть старше - обойдусь по-простому и без ненужных эффектов.
    Голова засунулась обратно, и вскоре в комнату вошла камеристка с котёнком на руках. Феликс улыбнулся во всю пасть, продемонстрировав набор острых зубов.
    - Мы это, немного подслушивали. Но мы не нарочно, правда, Машенька? Просто вы так громко орали...
    Тут Катерина заметила, что камеристка, кажется, сейчас заплачет: глаза красноватые и набухли, в уголках подозрительно блестит. Или упадёт перед ней на колени, вон как ноги дрожат. Или всё разом. Постаравшись Машу опередить, Катерина притянула второе кресло, чтобы оно встало рядом, затем резко потянула на себя камеристку, заставляя её сесть. Сама устроилась на соседнем месте.
    - Сразу. Пока мы наедине, Феликса не считаем. Никаких госпожей и светлостей. По именам.
    Котёнок промолчал, но, судя по многообещающему хищному взгляду, это "не считаем" он ещё припомнит. Камеристка замотала головой:
    - Так нельзя. Забудусь и неправильно назову при всех. Только госпожа Катерина.
    Катерина вздохнула и тихонечко буркнула себе под нос:
    - Госпожа так госпожа. Пока. А там мы ещё посмотрим, - дальше продолжила нормальным голосом. - Ну, и чего ты реветь собралась?
    - Г-госпожа Катерина. Я слышала... это правда, что вы хотите оставить меня насовсем? Здесь? Я... я честное слово, постараюсь оправдать... ваши... ваше... вы правда мне так верите?
    Катерина вздохнула.
    - Да. Считай меня наивной, но мы обе здесь случайные люди. Поэтому верю, что ты меня не продашь, - она хмыкнула, - по крайней мере, дёшево. Ладно, извини. Дурацкая шутка.
    Неожиданно оказалось, что неудачная шутка помогла Маше успокоиться. Камеристка передумала реветь, заулыбалась:
    - Честное слово, ничего у них не выйдет. Слишком дорогую заломлю цену.
    - Вот и отлично. Ты сейчас хоть на человека похожа стала, а не на робота. К слову, заодно объясни мне: что имел в виду Его Высочество, - Катерина слегка запнулась, по привычке чуть не сказав "Никита", но вовремя исправилась, - когда говорил про твою разнообразную подготовку. Подавать одежду может обычный голем или робот. Пыль тоже на нормальных Листах никто руками не вытирает, магия и автоматика есть. Я заметила, ты визажист неплохой? А ещё? Извини, у нас ничего подобного нет даже у гранд-мастеров.
    Тут Маша, несмотря на робость и вбитую привычку видеть в хозяйке начальницу, не выдержала и громко рассмеялась, окончательно превратившись в обычную ровесницу, забежавшую на чай.
    - Ну что вы, госпожа. Для этого не требовалось бы учиться больше девяти лет.
    - Девять лет?! - оторопело переспросила Катерина.
    Маша развернула в воздухе монитор и вывела туда список.
    - Вот. То, что каждая из нас обязана уметь. Стилист, секретарь, который следит за распорядком дня и так далее. Я поступала в девять лет, и конкурс у нас был три человека на место. А окончила школу едва ли половина. Зато для девочки из небогатой семьи - это шанс на карьеру. Нас нанимают очень состоятельные люди. Сначала именно как личную служанку, потом заодно вводят в курс дела как секретаря. Годам к тридцати, если докажешь свою лояльность, - "И перестанешь быть молоденьким украшением дома", - цинично мысленно прокомментировала Катерина, - как надёжный доверенный сотрудник получишь возможность продолжить службу в корпорации хозяина, - Маша вздохнула, - хотя разное бывает. Но всё равно лучше так.
    Феликс решил вмешаться, а то и вправду чего-то девушки говорят, будто его нет в комнате:
    - А ты, вдобавок, удачливая. Так что, Катя, не отпускай её. Все эти профессиональные навыки ерунда по сравнению с везучестью.
    - Ну... наверное, - Маша растерянно пожала плечами. - И когда смогла попасть на экзамены вступительные, и когда неожиданно выпуск совпал с Отбором невест, так что во дворец срочно понадобилась куча молодых камеристок. Хороший старт карьеры
    - Ты осталась здесь, и твоя карьера будет при Катерине, - отрезал Феликс. - Считай, поймала удачу за хвост... - котёнок как-то необычно, завораживающе, словно гипнотизируя, посмотрел Маше в глаза. - Признавайся. Ты ведь не камеристкой мечтала стать?
    Маша покраснела, уткнула глаза в пол. И пролепетала:
    - Премьер-оператором... но это невозможно. Там столько денег стоит учиться. Или надо быть гением. Мне не повезло...
    Феликс совершенно по-человечески фыркнул и заговорщицки посмотрел на Катерину. Премьер-операторы занимались разработкой и программированием совмещённых техно-магических интеллектуальных систем. Устройства работали и в технических, и в магических мирах, обладали неким псевдо-разумом. Чтобы такую вещь создать, а потом настроить, оператор был обязан очень много знать и уметь, и это если не считать обязательной и только индивидуальной программы обучения по работе с ментальным транслятором. Подготовка специалиста-универсала, какими получались все премьер-операторы, выливалась в серьёзные затраты и деньги.
    - Не могу. Я и в самом деле не могу, - расхохоталась Катерина. - Пусть только кто попробует сказать, что ты невезучая. Ты не представляешь. Ха! Я дома училась на премьер-оператора, а здесь мне аж целых два Их Высочества вместе и по отдельности пообещали, что раз я осталась, то продолжу образование в столичном университете. И будь уверена, тебе место я без труда пробью. Сама же сказала, что камеристка обязана разбираться в делах хозяев? Вот и будешь... разбираться.
    Маша хлопала ресницами и широко раскрытыми глазами переводила взгляд с Феликса на Катерину и обратно. Руки мелко задрожали, девушка словно обмякла, растеклась по креслу.
    - Так, - скомандовал Феликс. - Ты ещё в обморок здесь упади от счастья. В общем, ты, Катя, всё равно от безделья маешься? Вот тебе занятие. Взаимно пройдётесь по знаниям друг друга. Маша тебя введёт в особенности столичной жизни, зря её что ли на секретаря-референта в том числе готовили? А ты оценишь, что Маше надо, чтобы поступить на первый курс.
    Катерина легонько щёлкнула котёнка по уху:
    - Командует, будто он тут хозяин. Но в кои-то веки я полностью с тобой согласна.
    Феликс не сказал ни слова, но по его внешнему виду было понятно, что ответ на вопрос "кто главный" даже нет смысла обсуждать.
    Следующие две недели Катерина наслаждалась обществом вернувшейся из поездки Инге. Тем, что Никита перестал носиться как угорелый по разным мероприятиям и таскать "невесту" за собой, а их отношения вернулись к дружеским, где если и было место ухаживаниям, то деликатным. И главное - Катерина подумать не могла, как много времени, оказывается, без помощи Маши уходило на всякие бытовые мелочи от подбора платья до мелких нестыковок расписания. Вроде бы тут подождёшь минут десять, там потеряешь минут пять - а за день набегает не меньше часа. Помимо прочего у камеристки оказался талант стилиста, отшлифованный наставниками в училище, так что на Катерину теперь мужчины заглядывались отнюдь не только из-за общественного положения. А уж завистливые взгляды кандидаток, которыми они облили конкурентку в первый раз, когда макияж и платье Катерина отдала на откуп камеристке, стали целебным бальзамом на душу.
    Не устояла даже Инге - оглядев наряд в разнообразных оттенках зелёного и оценив подругу "целиком", она завистливо вздохнула:
    - Обалдеть. Гениально. И кто это придумал? Вот честное слово, прямо взяла бы и выкрала его себе.
    Катерина рассмеялась.
    - Нет уж. Такая корова нужна самому. Могу попросить чем-то помочь тебе, но сразу говорю: без гарантии. Маша, так зовут мою камеристку, сказала, что первые несколько недель ко мне сначала присматривалась. И лишь затем была готова рискнуть посоветовать, чтобы и мне понравилось, и выглядело хорошо.
    - Всё равно знакомь.
    Вот и сегодня наряд и всё остальное подбирала Маша. Лишь на выборе духов возникли разногласия. Катерина заметила небольшой флакон, который камеристка отложила в сторону. Взяла, понюхала.
    - А этот чем тебе не нравится? Он и пахнет интереснее, и к наряду подходит.
    Камеристка осторожно согласилась:
    - Подходит. Но я не помню этого флакона.
    - Ты что, запоминаешь всю мою косметичку? - рассмеялась Катерина. - Ты ещё мыло для душа пересчитай.
    - Совершенно верно, госпожа. Я обязана помнить всё, в том числе и мыло, и кто его приносит. Это часть вашей безопасности. Вчера вечером этих духов не было. Да, я утром попросила их проверить мага, он не нашёл ничего подозрительного. Не яд. Но пока вы точно не узнаете, откуда взялся флакон, я бы категорически не советовала им пользоваться.
    Катерина махнула рукой, к тому же ей очень приглянулся аромат.
    - Да ладно тебе. Наверняка опять Его Высочество Никита расстарался. В его стиле. Знает, что сейчас я напрямую подарок не возьму, а вот так подложить с намёком совсем помириться - запросто, - и, пока её всё-таки не уговорили на другой аромат, Катерина резким движением схватила флакон и побрызгалась.
    За завтраком Катерина оказалась за столом одна. У Инге была очередь сидеть возле принцев, а вместо Эльжбеты распорядитель никого не подсадил. Да и не было смысла: больше из кандидаток никто пока не выбыл. В результате завтрак тянулся бесконечно. Особенно когда после еды Их Высочества почему-то не встали и не ушли, а остались что-то обсуждать за столом. А значит и невесты были обязаны сидеть и ждать. Всей радости - играть с уютно расположившимся на коленях котёнком.
    Никита оказался рядом совершенно неожиданно. Вроде только что он был за столом - а в следующий миг уже стоял возле Катерины.
    - Ха! Эйнар мне проспорил. Он считал, что ты сообразишь. Инге тоже проиграла, она была уверена, что Феликс подскажет.
    - Вот ещё. Надо ловить момент, когда тебя гладят и ни на что не отвлекаются.
    Катерина вздрогнула и огляделась. Они были в зале совсем одни!
    - Сразу объясняю, - Никита подал руку, помогая подняться. - Наведённая иллюзия. Для всех, кстати, мы оба встали и тоже давно ушли. Служба Владыки засекла курьера с той самой записью. На выходе из столовой вместо иллюзии тебя подменит маг из охраны в твоей личине. Она и встретится с посланцем.
    Катерина поёжилась: думать о том, что из-за тебя и вместо тебя кто-то рискует жизнью, было неприятно.
    - А я? Или мы? - она поглядела на принца.
    Никита хитро посмотрел в ответ, в глазах заиграли смешинки.
    - А тебя запрячут в безопасное место, куда посторонним нет доступа. Я вызвался стать персональным телохранителем, - глаза на мгновение стали льдисто-прозрачные, голос покрылся инеем. - А то меня беспокоит, что, несмотря на такую плотную охрану, до тебя добрались целых два раза. Лучше я сам прослежу, - и мгновенно тон стал прежний, насмешливо-весёлый, а глаза позеленели. - Покажу тебе уникальное зрелище. Официальная портретная галерея. Подлинники.
    - Согласна, - девушка не раздумывала ни минуты.
    Обычай рисовать портрет Владыки сразу поле коронации возник много столетий назад. Приглашали всегда лучшего в своём поколении художника: не просто честь, а признание - гениальнее тебя нет никого. Бывало, что рисовалось несколько портретов, но попадала в галерею всегда только одна работа. Каталоги из этой галереи были в доме чуть ли не каждого ценителя живописи. А ведь ещё рисовали и жену, пусть и котировались эти портреты на ступеньку ниже парадного изображения Владыки. Попасть в галерею и посмотреть на подлинники Катерина никогда не мечтала... и тут её запросто приглашают устроить экскурсию.
    По дороге Катерина навоображала себе гулкие готические своды, уходящие ввысь потолки и выцветшую от времени мозаику пола. Всё тонет в полумраке, из которого на потомков снисходительно глядят с портретов Владыки минувших эпох. Реальность оказалась куда прозаичней. Посетителей встречала ничем не примечательная бронированная дверь - как и положено в приличном музее. Стоило подойти, как система опознала лица, и створки распахнулись. Всех отличий от посещения какого-нибудь рядового музея - возле входа нет терминала, куда прикладываешь ладонь или кошелёк для оплаты билета.
    За дверями тоже хорошо знакомый типовой выставочный интерьер. Яркие лампы, дубовый паркет. И какая разница, что во дворце он из настоящего дуба, а не из имитации фактурного пластика? Шагать по нему одинаково. Раму прикрывало невидимое и зачарованное бронестекло - смотреть не мешает, но картину защитит чуть ли не от близкого ядерного взрыва. Стены в магообоях: приятный и в тон паркету цвет, но стоит сосредоточиться на разглядывании той или иной картины, как в поле зрения всё кроме портрета словно выцветает, выпадает из восприятия, чтобы не отвлекать.
    В открывавшем галерею первом зале висел единственный портрет. Что удивительно - незнакомый, хотя каталог дворцовой галереи на курсе истории живописи Катерина проглядывала внимательно: это был один из вопросов на экзамене. А ещё на картине рядом друг с другом стояли светловолосая женщина и высокий худощавый, уже седой мужчина с официальной цепью Владыки на груди. А ведь Владыку и его жену всегда изображали на разных портретах. Если Катерину не подводили полустёртые знания из школьных уроков истории, одежда людей на картине соответствовала Основе-три, примерно семнадцатому-восемнадцатому веку от рождества Христова. И значит картине около тысячи лет. А ещё мужчина казался смутно знаком, хотя историей правящего дома Катерина не интересовалась никогда. И если фамилию того или иного живописца ещё могла назвать, иногда даже с биографией, то Владыки сами собой давно выветрились из памяти как бесполезная информация.
    Никита сразу ответил на незаданный вопрос:
    - Основатели Сапфировой династии святая Рианон и Арторий, тогда ещё лишь первые герцоги Тедемские. Цепь на груди у Артория через полтора столетия станет одной из регалий полного орната первого из Сапфировых Владык.
    - Святая?
    - Да, не удивляйся. Самая настоящая. Признана Кафолической церковью. Это...
    Катерина хмыкнула:
    - Это я в курсе. Ветвь православия византийского толка с Терры-секунды и Терры-терции. У нас на Листе христианство русское православное с Терры-примы, но и небольшая кафолическая церковь в городе есть, - Катерина задумалась, аж лоб сморщился. - Точно! Так это она? Которая принесла христианство на Третью основу? На иконах её рисуют хоть и похоже, но не узнать.
    - Про моих предков и так рассказывают и пишут слишком много, - Никита покрутил в воздухе рукой. - Представляешь, если кто-то поднимет шум, что основательница династии самая настоящая святая? Тема не запретная... только её хоть и негласно, но старательно на всех уровнях обходят стороной. К слову, из-за этого портрета Артория и Рианон нет ни в одном каталоге. Жалко. Их история - самый настоящий волшебный роман, который на самом деле воплотился в жизнь, - Никита обнял девушку за талию, нежно притянул к себе и негромко сказал-почти шепнул: - Хочешь, расскажу?
    Слушать пронафталиненные истории тысячелетней давности желания не было никакого. Но от того как Никита крепко прижал её к себе, от его горячей ладони, которую Катерина ощущала даже сквозь ткань платья, стало так хорошо. Можно как бы ненароком опустить голову на его плечо - и пусть говорит. Неважно что. Феликс, осознавая важность момента, спрыгнул на пол, чтобы не мешать.
    - Расскажи.
    - На самом деле история началась тоже не с моих предков, а на несколько тысячелетий раньше. Ты слышала про Золотую Империю магов?
    Катерина негромко рассмеялась:
    - По твоему лицу так и вижу, что кто-то приготовился блеснуть знаниями и прочитать краткую, но удивительную лекцию. Разочарую. Знаю и достаточно подробно.
    Никита погладил девушку по волосам, одновременно Феликс наградил её ехидным взглядом: мол, тебе осталось только замурлыкать и попросить почесать за ушком.
    - Я почему-то не удивлён. Ты у меня на редкость разносторонняя личность.
    За такое собственническое "у меня", по-хорошему, хотя бы для вида стоило рассердиться, но сегодня почему-то совсем не хотелось. Вместо этого девушка просто ответила:
    - На самом деле всё намного проще. В школе наш учитель истории был потрясающим рассказчиком. Все девчонки сходили по нему с ума и торчали на его дополнительных факультативах. А он был влюблён в историю древних цивилизаций, и, уж конечно, не мог пройти мимо Золотого века. Как-никак, единственная построенная чисто на магии цивилизация, к слову, добившаяся впечатляющих успехов, сопоставимых с нашими. Это и порталы между Листами и даже между Основами, и открытие антимортидов. Там полдня их успехи перечислять можно.
    Никита усмехнулся краешком рта:
    - Ты молодец, что привела в качестве примера именно эти достижения. Они идеальное отражение Золотого века. Возьми те же антимортиды, которые называли живой водой за их свойства. Да, наша технологическая цивилизация вновь открыла этот класс лекарств лишь в двадцать третьем веке. Зато мы прошли все ступени, заодно разобрались в механизме действия. К слову, маги даже простейших антибиотиков не знали, а среди антимортидов пользовались только препаратами альфа-группы. Вдобавок, получив результат без понимания механизма действия - получили и стоимость чуть ли не на вес золота. А сегодня даже средней руки фармацевт изготовит на коленке большую часть соединений альфа и бета групп. И всё потому, что магия у Золотых так и осталась искусством. Невозможность идеально точно повторить эксперимент похоронила идею опыта как главного критерия проверки гипотезы.
    Катерина хмыкнула, вспомнив итоговую практику на втором курсе: в качестве теста они должны были как раз изготовить что-то из антимортидов. Под рукой у тебя библиотека и лаборатория, сиди, разбирайся. Заказывай ингредиенты на складе, нагревай и смешивай - а результат потом проверят на имитировавших больных магических манекенах. Причём манекены были устроены так, что любой незапланированный побочный эффект изображали гипертрофированно. Например, у одной из сокурсниц манекен отрастил клыки и когти и вознамерился незадачливую студентку покусать - визжала девушка так, что слышно было на два этажа. А другой студент, талантливый маг, но при этом страшный прогульщик, попробовал скорректировать строгий технологический процесс придуманными на ходу чарами... В итоге ему крупно повезло, что всего-то угодил в реанимацию. Лабораторию потом вообще пришлось обеззараживать сотрудникам МЧС.
    Хотя Никита и смотрел вопрошающе, пересказывать воспоминания Катерина не стала, засмотрелась на шедевры живописи. Они как раз перешли в следующий зал, где рядами висели портреты за первые столетия: на правой стене - Владыки, а напротив них - жены. Не дождавшись ответной реплики, Никита решил продолжить рассказ:
    - Закончилось всё катастрофой, как ты помнишь. И экологической, когда условно полезные мутанты или бездумно выброшенные неудачные эксперименты корёжили пищевые цепочки, и магической, когда потоки магии досрочно и непредсказуемо сместили векторы из-за протечек законов природы технологических миров.
    Катерина как раз пыталась рассмотреть очередной портрет - Владыка был изображён почему-то не в парадных одеждах, а в чем-то вроде мундира и с фузеей в руке, стоял, попирая ногой двухголовое чудовище-химеру - поэтому отвечала больше поддержать беседу.
    - Мы вообще-то про твоих предков говорили, а не про историю магии.
    - Седрик Второй завершает зачистку Медных островов, Терра-терция, - прокомментировал Никита. - Я к этому и веду. Золотые маги оставили после себя не только руины, но и разрывы межмирового пространства.
    - Чудовищ, - автоматически поправила Катерина, вглядываясь в фон на картинке: на заднем плане лежали парочка дохлых крыс размером с лошадь и разрубленная пополам тварь, напоминавшая рыжую шестиногую собаку с фасетчатым глазом на спине.
    - Хуже чем ты думаешь, - принц показал на собаку, голос был сух и очень серьёзен. - Вот это на самом деле муравей. Если пробой между мирами слишком мал и узок, флуктуации заполнят его целиком, и на выходе попавшее в проход живое существо или погибнет, или будет искорёженно до неузнаваемости. Устранить эффект может исключительно маг Порядка, причём высоких ступеней, - Никита непонятно чему усмехнулся краешком рта. Катерина в ответ закивала: с этой сферой магии люди вообще познакомились всего два столетия назад, получив донельзя странные результаты экспериментов с распадом урана в магических мирах, а до этого даже не подозревали о её существовании, хотя отдельными приёмами и пользовались. - Путешествуя, Золотые маги оставили множество микротрещин, особенно страдала их родная Терра-секунда, но и Терции доставалось. На картине как раз такой случай: в микротрещину провалилась колония муравьёв и начала выдавливать химер на континент.
    - Жуть, - передёрнула плечами Катерина, - я поняла, давай дальше.
    Со следующей картины Владыки вернулись к парадным одеждам, а Никита - к истории своей семьи.
    - Так вот, когда на Терру-секунду через портал между Основами провалились византийцы, они помимо христианства с его идей постоянства и стабильности законов природы, принесли основы научного познания. Только теперь наука заодно изучала магию. Арторий был первым, кто на основе экспериментов и наблюдений за трещинами заложил основы межпространственной физики, примерно как Ньютон разработал базовые положения внутрипространственной.
    Катерина круглыми от удивления глазами ошалело посмотрела на Никиту:
    - Арторий Редонда твой предок? У нас в классе его портрет висел как раз рядом с Ньютоном.
    - Понимаешь теперь, - усмехнулся Никита, - с чего первую картину никому не показывают? Так вот, Арторий имел основания опасаться, что его теориями воспользуются во зло. На Терре-секунде как раз была Эпоха Огня, религиозные войны и распад Десяти королевств на отдельные страны.[1]
    - Соблазн открыть трещину в тылу противника.
    - Совершенно верно. Вместе с женой и группой учеников он бежал на Терцию. А там, если помнишь, преобладает магическая физика.
    Социоисторию Катерина сдала на "отлично", по"тому мысль Никиты поняла сразу. Отбарабанила:
    - Магия, сосредоточенная лишь в руках узкого круга лиц, становится фактором минус. Феодальное общество имеет слишком мало свободного ресурса на прогресс. Ситуация консервируется в стадии самодурно-феодальных отношений, ибо воевать с аристократами-магами на равных у простолюдинов не получится, а одержать победу над магами количеством и вести войну с магами на истощение у третьего сословия феодально-доиндустриального общества ещё нет ресурсов.
    - Как лекцию читаешь, - поморщился Никита.
    - Билет пересказываю. С экзамена, - вздохнула Катерина. - Такой зверь принимал, что даже в спинной мозг ответы прописались.
    - Возвращаясь к нашим баранам, то есть баронам, ты права. На Терции населением правил полностью деградировавший класс магов, ошалевших от собственной безнаказанности. Арторий принёс с собой научный метод, знания и огнестрельное оружие, Рианнон христианские идеи всеобщего равенства перед Богом за свои поступки что для барона, что для простолюдина. Война была кровавой, но по историческим меркам недолгой. Через тридцать лет соседи вынужденно признали молодое герцогство Тедемское и право защищать своих поданных - всех христиан, - Никита усмехнулся уголком рта. - Понадеялись, что карательными мерами и строгими запретами в своих-то вотчинах они наступление христианства легко остановят.
    Тема была, в принципе, интересная, и Катерина с удовольствием бы дискуссию продолжила. Но отвлеклась на странное зрелище в самом начале следующего зала. Если Владыка по каким-то причинам официально женился ещё раз, то напротив него обязательно вешался и портрет новой жены. Здесь тоже висели две картины - вот только у одной из них бронированное стекло оказалось в матовом режиме, и заглянуть под него было невозможно.
    Никита перехватил взгляд и ухмыльнулся:
    - А... Ты видишь один из самых больших скандалов нашей семьи. Кстати, именно после него сто пятьдесят лет назад добавили пункт, по которому невесту обязательно спрашивают, хочет ли она остаться.
    - Скажи ещё, что сбежала со свадьбы, - пошутила Катерина.
    И осеклась: в глазах Никиты заплясали весёлые бесенята. Но первым успел ответить Феликс, про которого они совсем забыли:
    - Совершенно верно. Прямо в день свадьбы. Самое пикантное - сбежала вместе с одним из Расклада. Можешь представить, что тут творилось.
    Катерина закивала, надеясь, что отвечать ей не потребуется: она уже сообразила, что про Сапфировые расклады знают одни лишь избранные - но именно про сам Расклад она, прежде чем отец отобрал книжку, ничего прочитать как раз и не успела. Только про значения Карт... да и то довольно невнимательно. Но пусть лучше думают, что она всё знает: в нынешней ситуации близость к Владыке и защита этого неведомого Расклада будут полезнее для здоровья.
    Феликс тем временем ударился в воспоминания:
    - Владыка Наркисс на девушку очень заглядывался, даром что она была с дальнего и провинциального Листа. Как видишь, её портрет заказал и повесил ещё до свадьбы. А она, причём взаимно, влюбилась в одного из его советников, - Феликс вздохнул. - Я тогда был совсем молод, всего лишь второе перерождение. Первый раз оказался при дворе, поэтому глазел во все стороны. Как Алиса на этого мужчину смотрела, если думала, что никто не заметит... Но спорить не рисковала, Наркисс тот ещё самодур был. Даже Расклад его далеко не всегда остановить мог - Владыка короновался ещё до праздника Выбора, так сложилось, вот и ударила ранняя власть в голову. В общем, представь себе картину, - Феликс хихикнул, - подъезжает к месту церемонии свадебная машина, в ней невеста под глухой фатой, эдакая разодетая кукла. И вдруг не выходит навстречу жениху. Кинулись к ней, может, случилось чего... а под фатой без сознания камеристка вместо невесты. Оглушили, одели в свадебное платье и каким-то способом усадили вместо Алисы. За час, пока подмену обнаружили, влюблённые сумели вообще покинуть столичный мир. И спрятались так, что их не смогли найти. Вот разозлённый Наркисс, раз уж не имел права нарушить традицию и снять портрет, затемнил стекло. И стоять ему таким ещё лет сто, не меньше - пока срок действия указа не истечёт.
    - Кстати, - решил дополнить рассказ Никита, - не один только Владыка Наркисс искал. Безутешные родственнички тоже. Её дядя тогда был в шаге от того, чтобы стать наследственным диктатором своего Листа... и такой позор. Да ещё прощальное послание Алисы: раз её против воли запихнули в отбор, то всю удачу она тоже прихватит с собой. Самое забавное, что именно так и вышло. Дядю свергли, и с тех пор клан Бэрбоун преследуют неудачи в политике. В любом другом занятии - удачи сколько угодно, их род сейчас невероятно богат, насчитывает за полтора века немало успешных людей искусства, инженеров, бизнесменов, талантливых учёных. Но стоит кому-то из них в открытую заняться политикой, как он неизбежно становится всеобщим посмешищем.
    Весь остаток экскурсии по галерее Никита и пересевший на его плечо Феликс оживлённо и с интересом обсуждали и спорили насчёт Владык, мимо чьих изображений они шли: Чеширский кот был живым свидетелем их правления, а Никита имел доступ к семейным хроникам. Катерина поддерживала разговор на автопилоте, хотя тема была интересная, и в другое время она старательно ловила бы каждое слово. Но сейчас все её мысли занимала совсем иная проблема. Бабушкина семья появилась на Лесных равнинах как раз примерно во времена истории с Алисой. Книга Раскладов - явно артефакт, который связан с носителем. Потому-то его и вынужденно взяли с собой во время бегства: уничтожить сложно, выследить по нему легко. И поэтому артефакт попался в руки именно Катерине, наверняка она по каким-то вложенным параметрам напоминает ему прежнюю хозяйку. Если сложить с тем, что клан Бэрбоун, по словам Никиты, фантастически богат и одержим манией вернуть себе удачу, не в этом ли дело? Как раз подходящие граничные условия родового проклятия: убей невесту и одновременно потомка - и всё будет в порядке.
    Поделиться своей догадкой Катерина не успела. Пока мысль окончательно оформилась, они как раз добрались до последнего портрета ныне царствующего Владыки, и одновременно что-то в словах принца резануло слух. Мгновение спустя Катерина сообразила: показывая на картину, принц сказал "отец" - хотя до этого ни разу так о правителе не отзывался. Заметив недоумение на лице девушки, Никита улыбнулся и с какой-то грустинкой сказал:
    - Мы помирились. Благодаря тебе. В тот день нашей первой встречи... Отец устроил мне головомойку за сариссу, - Феликс на это фыркнул: историю он уже не просто знал, а тоже успел высказать принцу всё, что думает про слабаков, которые пытаются завоевать понравившуюся девочку нечестными путями. - Если бы не твои слова про Карту шута, мы бы опять поскандалили и разошлись... а так у нас состоялся всё-таки разговор. Трудный для обоих.
    Никита показал на стену для портретов жён: там висели две картины. Одна - рослая красавица кровь с молоком, уверенная в себе: не задумываясь, тигра на ходу поймает и оборвёт ему хвост вместе с ушами. Другая - кукольной красоты девица, в глубине взгляда которой, как показалось Катерине, прятался страх.
    - Справа - это мать Эйнара и Раймара. Первый брак, тоже через Выбор невест. Хотя и по расчёту, но в целом, говорят, был весьма удачный.
    - Тогда как?.. - не поняла Катерина.
    - Случайность, - влез в разговор Феликс. - Несчастный случай, от которого не застрахованы даже сильнейшие мира сего.
    - Совершенно верно, - в интонациях принца с отчётливой угрозой прозвучало "не лезь", поэтому Феликс предпочёл шустро забраться на плечо к хозяйке. - А дальше... политика. Отец познакомился с моей матерью, понимая, что жениться на ней не имеет права, из-за этого не собирался второй раз жениться вообще. Да и Эйнар с Раймаром, даром что дети ещё, тоже приняли её хорошо. Но отцу фактически выкрутили руки. Её семья, - Никита ткнул пальцем в портрет кукольной красавицы, - заручилась поддержкой чуть ли не половины Торговой палаты. Мне тогда было полтора года или чуть меньше. А как ты верно подметила, бастардов у Владыки не бывает. В общем, отец воспользовался давней лазейкой, наплевав на последствия. Ввёл в расклад Карту Шута, и одновременно, поскольку имел серьёзные основания опасаться за мою жизнь и жизнь моей матери - спрятал нас в одном из Закрытых миров. Я успел там закончить школу, а про моё существование не подозревал вообще никто, пока отец официально не представил меня Сапфировому двору.
    Катерина на мгновение задумалась. Потом уточнила:
    - Я так понимаю, это мать принца Матиуса. Но при дворе сейчас её нет. Только не говорите мне про второй несчастный случай, прямо Синяя борода получается.
    Феликс не удержался и опять громко хихикнул: прозвучало очень двусмысленно. Династический цвет Сапфировой семьи - синий, а нынешний Владыка и в самом деле носил роскошную бороду.
    - Да нет, всё намного проще. Сама подумай, каково жить с... как бы лучше объяснить? Когда в постели готовы исполнить любую твою прихоть, стараются разжечь страсть чуть ли не каждую ночь - папенька приказал как можно быстрее сделать ребёнка. И при этом тебя в глубине души боятся до тошноты. В общем, как только ребёнок смог обходиться без матери, с разрешения Владыки жена с ним развелась, и с его же помощью запряталась в самый глухой монастырь, откуда папенька её точно не сумеет выцарапать.
    - Да уж, - посочувствовала Катерина. - Не повезло принцу Матиусу, - и заодно подумала, что теперь понимает, из-за чего оба старших брата так тепло относятся к Никите, а к младшему и вроде бы наоборот законному - прохладно.
    - Сейчас имеем то, что имеем, - поморщился Никита. - К сожалению, насчёт сильного влияния деда на Матиуса отец спохватился поздновато. Кстати, пока мы в галерее... место очень хорошо защищено. И просьба, чтобы мои слова дальше тебя не ушли, но ты имеешь право знать.
    Катерина кивнула.
    - В общем, вторым наследником отец видит меня. Спросишь, почему не Раймара? Раймар у нас без преувеличения гений по части науки. С первым серьёзным докладом он выступал на столичной конференции уже в семнадцать. И слушали его там на равных. Вдобавок, очень сильный маг Порядка. А магия и Расклад - вещи принципиально несовместимые.
    - Как и политика с наукой, - сравнила Катерина.
    - И это тоже: или наследовать, или серьёзно заниматься наукой, - согласился Никита. - Добавь, что не-магу заниматься маго-физикой на порядок сложнее. Халтурить же Раймар не будет, не тот человек. Именно поэтому он и обрадовался, что отец вслед за Эйнаром поставил именно меня. Матиус не тянул в любом случае. И как управленец, и в Расклад он никогда не войдёт.
    На этом Катерина еле удержалась от вопроса. Да, с характеристикой Матиуса как слабовольного, легко подверженного постороннему влиянию труса она была согласна: наследник из него никудышный. Но что за требования Расклада? В который раз она пожалела, что отец тогда нашёл книжку слишком быстро.
    Продолжения разговора не последовало. Никита на пару секунд замер, прислушиваясь к невидимому собеседнику, затем сообщил:
    - Всё, можно идти.
    - Куда идти? - не поняла Катерина.
    - Куда хотим. Галерея относится к особо защищённым зонам, поэтому я и пригласил тебя именно сюда. Совместить приятное с полезным. Попытка шантажа была связана с покушением на меня. Просто так до меня добраться на порядок сложнее, чем до тебя, к тому же я - Карта. На меня не подействует большинство ядов, даже сильных вроде той же красной пыли или сариссы...
    Никита прикусил язык, но было поздно. Катерина наградила его таким уничижающим взглядом, что парень поперхнулся и затравлено втянул голову в плечи. Секунду спустя он продолжил, но говорил медленнее, явно стараясь контролировать слова, чтобы не сболтнуть лишнего.
    - В общем, тебя должны были заставить пронести и отдать мне в руки одну безделушку. Колечко почует меня, сработает как маяк, откроется портал, и закинут что-нибудь смертельное. А обвинят потом во всём пэра Гармана: мол, сначала переспал с тобой, а потом вы, чтобы скрыть всё от меня, организовали моё убийство. Девушка из Службы охраны уже принесла эту штуку в специальную комнату. Туда сейчас подойдёт Раймар. Не беспокойся, он в броне и сильный маг. На основе себя создаст доппеля, которого не отличить от меня - привязка родной крови. Наготове штурмовой отряд, тоже в броне. Как только наши враги портал откроют, Раймар считает координаты, и в гости отправится сотня донельзя злых бойцов. Плюс на всякий случай, это чтобы ты не переживала, в воздухе наготове две эскадрильи штурмовиков, а поблизости - танковая рота с магическим усилением. Ну а дальше в дело вступят прикормленные журналисты Гармана: он просто в бешенстве, что его так подставили, и обещал обрушить на виновников такую "волну всенародного гнева", после которой даже если не будет прямых доказательств, ни один суд их не оправдает.
    - Да уж, умеешь ты успокоить девушку, - фыркнула Катерина. Но было понятно, что это просто прорвалось нервное напряжение последних дней, а на душе и в самом деле стало куда спокойнее.
    Покидали они галерею через такие же бронированные двери, разве что выводил проход в другой коридор. Уже отойдя на пару метров, Катерина с грустью обернулась: как-то сумбурно и торопливо вышло, слишком мало времени на такие шедевры. Оставалось надеяться, что пока она во дворце, удастся заглянуть сюда ещё раз... Одновременно Феликс перебрался к Никите, явно собираясь что-то с ним втихаря обсудить. Поскольку девушка стояла спиной, то услышала лишь истошный вопль Чешира:
    - Справа!
    Дальше последовал сильный толчок, словно пушечное ядро метнувший девушку в угол. От удара лбом о стену из глаз посыпались искры. Но стоило немного прийти в себя, как следующим ядром о спину шмякнулся Феликс, на лету уцепившись когтями за одежду. Катерина снова приложилась головой, в глазах опять потемнело. В себя девушка пришла через несколько секунд и только тогда смогла обернуться. И сразу об этом пожалела.
    Со стороны коридора полз розово-серый студень: огромная полупрозрачная амёба выбрасывала раз за разом щупальца-ложноножки, пытаясь дотянуться до людей. Катерина похолодела: именно так выглядело заклинание атакующей телепортации, обвешанное проклятьями. Пока щупальца сталкивались с толстой белой полусферой защиты, от чего та вспыхивала радужными цветами, сверкала молниями и остро пахла озоном - но истончалась полусфера слишком уж быстро.
    Никита стоял и лихорадочно шевелил в воздухе руками, взгляд бегал: сейчас перед ним висели видимые только принцу мониторы и интерфейсы управления. Не оборачиваясь, Никита понял, что Катерина пришла в себя, и коротко пояснил ситуацию:
    - Дело плохо. Та вещь, которую перехватила охрана - фальшивка отвлечь внимание. Нас отрезали от основных систем, автономный контур долго не протянет. Сдохнет раньше, чем наши прорвутся снаружи. И что погано, я никак не могу сбросить фокус. Словно нам подсадили маяк. Но точно ничего не было, нас на входе и выходе в галерею защита обнюхала!
    Неожиданно принц тоже замерцал, заискрился. Мгновение спустя на Никите поверх прежней одежды возникла полупрозрачная хламида или плащ с капюшоном - в таких тысячу лет назад путники ходили от города к городу. Рядом встал дорожный посох, а по бокам замерли две полупрозрачные гончие белого хрусталя.
    - Катя, вариантов у нас нет, я всё же рискну на слепой пробой. Хватайся за меня, и не отпускай ни меня, ни Феликса. Может и проскочим.
    Одежда, несмотря на призрачный вид, оказалась вполне материальна: Катерина убедилась в этом сразу, обхватив Никиту за талию. Едва она успела уцепиться, как гончие завыли. Еле слышно, чуть ли не инфразвуком - от чего по коже и изнутри головы навстречу друг другу побежали мурашки. И сразу же Никита заговорил:
    - Умеющий ходить не оставляет следов. Умеющий говорить никого не заденет словом. Умеющий считать не пользуется счетами. Умеющий запирать не пользуется засовом, а запертое им не отпереть. Умеющий связывать не пользуется верёвкой, а связанное им не развязать. Умеющий шагать не опирается на костыль, - посох полетел в сторону атакующего заклятья, на лету превратился в смерч и разорвал студенистую амёбу надвое. - Путь - все вмещающая в себя пустота, пользуйся ею - и она не переполнится.
    Гончие снова завыли, только теперь очень тонко, на грани ультразвука - аж заболели уши. Дальше левая псина осталась сидеть. А правая кинулась вперёд, на лету растекаясь пламенным облаком. Голос Никиты тоже скакнул вверх:
    - Те, кто в древности претворял Путь, погружался в утончённое и изначальное, сокровенно все проницая. Коли придётся описать их облик, скажу: Сосредоточенные! Словно переходят реку в зимнюю пору. Осторожные! Словно опасаются беспокоить соседей. Сдержанные! Словно в гостях. Податливые! Словно тающий на солнце лёд. Могучие! Словно один цельный ствол. Всё вмещают в себя, словно широкая долина. Всё вбирают в себя, словно мутные воды. Если мутной воде дать отстояться, она станет чистой. А то, что долго покоилось, сможет постепенно ожить, - пламенеющее облако выгнулось дугой словно аркой. Никита тоже обнял Катерину за талию и шагнул в проход. - Кто хранит этот Путь, не знает пресыщенья!
    Одновременно схлопнулась арка, и атакующее заклятье наконец-то отыскало себе цель, вроде бы подходящую по параметрам: студенистая амёба выпростала хобот, всосала оставшуюся гончую и тоже растворилась.
    Посредник в тысячный раз протёр платком лысину и подумал: зачем он в это дело ввязался вообще? И тут же печально сам себе ответил: не было выбора. Тридцать лет спала тайна, что он чуть не стал адептом Ордена Змеи... Тогда повезло, что вдохновлённый тайными оргиями и щедрыми посулами студент не успел принять ни одного обета. И когда за Змеями началась охота по всей Книге миров, его пропустили. Если бы не предъявленные доказательства, Посредник рассмеялся бы в лицо, даже услышав стоимость заказа и величину комиссионных. Очень сложного и деликатного заказа: подобрать исполнителей и участвовать в похищение невесты одного из Сапфировых Высочеств.
    Посредник взглянул на рабочую консоль, где расположились трое Охотников - наверное, лучших специалистов своего дела во всей Книге миров - и его передёрнуло. Стало душно и тяжко, словно на плечи разом надавила громада небоскрёба, маскировавшая потайной бункер. Двое магов. Один с головы до ног в татуировках, вывел шевелюру, чтобы поместить на макушку картинку. Второй похож на фрика, весь в пирсинге. Третий, инженер, от них выгодно отличался, он в обычном джемпере, брюках-классике и туфлях. Главное не смотреть ему в глаза: столько там темноты и сумасшествия, что по сравнению с ним маги - это образец нормальности и адекватности. И согласилась троица отнюдь не за деньги, хотя слупить с заказчика круглую сумму они не постеснялись. Их приз - развлечься с невестой принца и без пяти минут наследника Владыки. Бункер и канал замаскированы тщательно, времени у них будет много. Заказчика судьба девчонки не волновала, его единственное условие - чтобы она не ушла отсюда живой.
    Сразу за консолью стояла прозрачная перегородка, за ней комната-камера, куда откроется выход портала. Пока пустая: насколько смог из коротких реплик сообразить Посредник, рядом с жертвой оказался хороший телохранитель, раз за разом отбивавший все атаки. Но судя по тому, что наёмники не особо нервничали - победа всё равно останется за ними, очень уж качественно сработала приманка для Службы безопасности. Наконец, татуированный издал торжествующий возглас:
    - Есть!
    В камере загорелась яркая красная точка, которая... выпустила сначала с десяток насекомых размером с письменный стол, затем двухметровую ярко-жёлтую крысу.
    - Какого?! - успел вскрикнуть инженер, и тут крыса плюнула в стекло.
    Бронированная преграда с шипением мгновенно растеклась огромной дырой, куда тут же метнулся длинный змеиный язык с присоской на конце. Присоска заглотила голову инженера, раздался "чпок" переломанных костей, и язык запульсировал, всасывая кровь. Посредника вырвало, но маги без боя сдаваться не пожелали. В крысу полетели струя пламени и синий поток холода, внутри которого воздух мгновенно сгустился в жидкость. Крыса довольно зарычала, её шерсть заискрилась, волосинки превратились в тысячи тонких щупалец: они впились в остатки перегородки, ломая её на куски. Посредник на этом очнулся, и, пока маги сражаются, попытался улизнуть. Он уже открыл дверь и выскочил в коридор, когда крыса после следующего проглоченного заклятья выросла ещё на метр, а шерстинки-щупальца оплели чародеев. Те закричали дико, истошно, так, что кровь застыла в жилах. И тут же взорвалось болью тело Посредника - выбравшийся вслед за крысой из камеры гигантский таракан догнал его и отхватил челюстями ногу...
    На доклад в кабинет Владыки командир штурмовой группы явился прямо с поля боя, снял лишь верхние сегменты брони. Нижние сегменты были вымазаны в чём-то вроде сажи, в двух местах на колене и на бедре сверхпрочная сапфировая сталь подплавилась. Но ещё до того как он открыл рот, по одному виду можно было догадаться, что они опоздали. Опять.
    - Владыка. Мы нашли место, но хотя бы опознать виновных будет сложно. Пробой защитных систем дворца спровоцировал разрыв пространства. Благодарю вас за помощь принца Раймара. Он сумел погасить самую опасную изменённую тварь.
    - Потери? - уточнил Владыка. - И информация о пробое. Куда делся мой сын и его невеста?
    - Простите, Владыка. Компьютеры и всё оборудование уничтожены. Погибли люди на подземных этажах здания, под которым прятались преступники. Дальше в бой вступил полицейский спецназ, вскоре подоспели мы и армейцы. Благодаря принцу Раймару безвозвратных потерь всего два процента, но очень много раненых. Судя по всему, пробой зацепил целое гнездо насекомых. Они уже либо уничтожены, либо загнаны в угол и не представляют опасности для гражданских.
    Следом докладывал начальник Службы безопасности:
    - Крот найден. Концом цепочки был Змей. Последний.
    - Думаете? - недобро посмотрел на него Владыка. - Двадцать лет назад вы доложили мне, что Змеи уничтожены подчистую.
    - Спящий адепт. Его внедрили за десять лет до чистки, он ничем себя не показывал тридцать лет. Безупречный послужной список, награда за разгром одной из столичных ветвей Змеев. Успешно прошёл все проверки на благонадёжность. В этот раз я гарантирую, что он был последним.
    Владыка и принц Эйнар переглянулись. Вполне в духе фанатиков-сектантов после обработки: молча смотреть на смерть собратьев, жить двойной жизнью и ждать годы, чтобы пусть ценой уже своей жизни нанести сокрушительный удар.
    - Камеристку госпожи Катерины предлагаю внести в список благонадёжных. Узнав о покушении, она, рискуя жизнью, подняла тревогу и помогла задержать агента из прислуги, тот не успел уничтожить главную улику: флакон с духами. Феромоны с привязкой, почуяв хоть молекулу тот, на кого они настроены, уже не сможет отказаться от желания себя сбрызнуть. В составе духов и был маркер наведения, поэтому его и не опознали защитные системы, посчитав частью охраняемого объекта. Агент покончил с собой, но синтезировать подобный состав стоит больших денег и необходимо специфичное оборудование и навыки. Мы определим индивидуальный почерк мага-контроллера, это станет нитью, по которой мы выйдем на заказчика. Кроме того, благодаря попавшему в наши руки цельному коду маркера, мы сумели считать параметры канала и частично восстановили картину атаки. С вероятностью семьдесят процентов Его Высочество ушёл случайным пробоем не меньше чем за секунду до того как ловушка прорвала защиту.
    Когда безопасник и командир штурмовой группы ушли, Владыка произнёс:
    - Ты как всегда оказался прав, Ингитоур. А мы не послушали, - с яростью и болью он стукнул кулаком по столу. Затем с надеждой посмотрел на Советника и прошептал: - Скажи мне, что они живы...
    Советник выдержал тяжёлый взгляд Владыки спокойно, хотя в душе тоже считал себя виноватым: и ему закрыло глаза случайное совпадение - наверняка до начала проверки про ценность Батсумбэра никто и не подозревал, а дальше его рассуждения и поиск причин, как и у остальных, пошли по наиболее привычному пути. Ингитоур заговорил спокойно, уверенно - пусть Владыка знает всё и сам, сейчас ему нужно, чтобы эти слова произнёс вслух кто-то другой, успокоил.
    - Гарантировать не могу, но шансы высоки. Его Высочество Никита без лести талантливый Привратник, если сумел даже под атакой открыть достаточно широкий проход, чтобы флуктуации их не зацепили уже на входе. Вдобавок, Карта Шута - это ещё и путник, идущий по дороге. Кроме того, с ними Чеширский кот, причём сами знаете, кто именно. У Его Высочества очень высокие шансы пройти через Междумирье даже без предварительной подготовки и в одиночку. Я бы на его месте и в его ситуации тоже рискнул.
    Тишина затянулась надолго, пока, наконец, Владыка не решился произнести вслух:
    - Тогда ищем. И надеемся.


[1]     История Рианон - "Белая охота"


Глава 5. Путь неизвестно куда



    Стоило шагнуть в портал, как всех троих окружило Междумирье, полное хрусткого шума, громового рёва и молний всех оттенков, какие только можно придумать. Радужными кляксами со всех сторон виднелись звёзды. Ветер подхватывал, старался сбить с ног и унести с узенькой тропинки материальности, которая ощущалась ногами, но была совсем не видна глазу. Никита каким-то образом на ней держался, за него цеплялись Катерина и Феликс. Сзади бросилась молния, и раздробилась в искры. Тут же другая молния попробовала пробить защиту сверху. Но чтобы дойти хоть куда-то, надо идти, потому Никита шагал мерным ровным шагом. И лишь по тому, как понемногу бледнело от напряжения его лицо, Катерина понимала, насколько трудно ему двигаться, при этом защищать и её. Помочь не могла, оставалось смотреть и чувствовать, как от страха за Никиту бешено колотится сердце. А вот за себя Катерина от чего-то не боялась совсем, хотя у неё шансов погибнуть в Междумирье было намного больше: она-то не Карта.
    Ветер, как тяжёлые мешки с песком, давил на спину. С Никиты градом катил пот, он выбивался из сил, но продолжал идти вперёд. Катерина боялась загадывать, насколько его хватит, но счёт явно шёл уже на минуты, если не секунды. Возглас Феликса прозвучал спасением:
    - Здесь!
    Тут же Никита как можно крепче обхватил девушку и спрыгнул с дороги. В глазах у Катерины потемнело, затем удар обо что-то твёрдое на пару секунд выбил дух. Рядом недовольно мявкнул Феликс, следом послышался голос принца:
    - Спокойно. Это реакция на Междумирье. Как с яркого света входишь в тёмную комнату. Скоро зрение восстановится.
    Чувство времени отказало напрочь, так что сколько она просидела слепая, девушка не поняла. Восстановилось зрение внезапно. Удар сердца назад перед глазами ещё стояла сплошная чернота, а в следующий миг уже чётко виделась сплошная стена близких высоких елей. Всё вокруг было выдержано в тёмных, буровато-серых тонах. Мрачно темнели высокие, словно увешанные космами грязно-серых лишайников, деревья - стволы их внизу выглядели совершенно голыми. Темнела под ними земля, сплошь покрытая мягким ковром зеленовато-бурого мха. Не видно было ни цветов, ни ягод, ни весёлых развесистых кустиков. Не было здесь даже обыкновенной зелёной травы. Катерина встала и огляделась вокруг - за спиной небольшая поляна, как раз наоборот полная густой травы, сквозь которую проглядывали ягоды земляники: контраст между ярко-изумрудной поляной и сумрачным лесом, куда лучи с трудом проникали через сомкнутые кроны деревьев, был особенно силён.
    - Примерно июнь, тайга средней климатической полосы, - навскидку определила Катерина. - Повезло. У тебя нож сохранился? Если да, то у нас проблем с выживанием особо не будет.
    - Не будет, - согласился Никита. Голос оказался неожиданно глухим и почему-то не очень радостным.
    Принц стоял метрах в трёх в стороне, из-за этого Катерина не сразу заметила, что рядом с ним под ногами пятно жухлой, жёлтой травы. Она бы вообще приняла это за откат точки выхода, если бы рядом испуганно и с гневом не зашипел Феликс:
    - Ты с-сума сош-шёл, твоё дурное Высочество! Я правильно понял?! Ты её...
    - Да. Я не имею права оставлять за собой потенциальную брешь.
    Катерина шагнула к принцу и замерла, наткнувшись на окрик Чешира:
    - Стоять! Пока мы не разобрались. Если жить не надоело. А ты - идиот с чувством долга.
    - Я - Его Сапфировое Высочество, - с вызовом ответил Никита. - Я - Старшая карта Расклада. Ты сам знаешь, какие это налагает обязательства.
    - Про ос-с-стальные ограничения напомнить? - снова зашипел Феликс. - Привратник недоделанный! Короче, Катя. У нас два варианта. Или ты немедленно с ним переспишь - или мы все сдохнем.
    Катерина, которая только что хотела вмешаться в спор и заодно потребовать объяснений, поперхнулась вопросом, почувствовав как краснеет. Вспомнила не к месту, что во время драки и бегства у неё разошлась одна из молний на платье, и если за ней последует вторая - то картину невесты, соблазняющей принца голым видом, можно считать состоявшейся: бельё телесного цвета в таком случае можно уже не считать. Пролепетала:
    - В к-каком смысле? Феликс, т-ты не слишком сильно головой ударился?
    - В прямом. Вижу, что этот баран перед тобой тоже стесняется объясниться. Тогда я сам. А ты молчи, раз опоздал сказать первым, - рявкнул котёнок на принца. - Так вот. Уникальный семейный талант династии Владык - это без всяких приборов и механизмов не только открывать, но и закрывать щели в Междумирье, чтобы оттуда на Листы не просачивалась всякая изменённая гадость. Расклад эту способность усиливает, помогает стабилизировать процесс. Можно всё проделать и в одиночку, однако разница энергетических потенциалов Междумирья и Листа рождает пики и выбросы, которые Привратник собирает в себе. А дальше либо он эту энергию рассеивает, либо можешь сама посмотреть. Под ногами.
    Катерина, до этого глядевшая прямо в горевшее лихорадочным румянцем лицо Никиты, опустила взгляд и ахнула: пятно жухлой растительности росло, под ботинками трава уже вообще побурела.
    - Он пока держится, одновременно тянет жизненную силу из всего вокруг. Старается заполнить отрицательную яму в себе. Нет, можно обойтись и другими методами. Если у тебя под рукой пара сотен баранов, которым он может перерезать горло. А ещё лучше полсотни рабов. Древние Привратники с Терры-секунды, так, кстати, и делали. Ну, или ещё вариант. Хватаешь меня на руки и вперёд. Если успеешь за ближайшие три часа убраться километров на тридцать-сорок от нашего дорогого принца, то есть шанс, что выбросом тебя не зацепит. Никита, к слову, в этом случае стопроцентно покойник.
    Катерина закусила губу. Она понимала, что Феликс сейчас откровенно давит, причём с помощью самых подлых аргументов. Но судя по тому, что Никита молчит, а пятно жёлтой травы на глазах ползёт вширь - всё сказанное правда.
    - Ничего не выйдет... - начал было Никита.
    - Выйдет, - отрезал Феликс. - Пики я сглажу, энергетическую матрицу Ключа я знаю. Плюс Катенька у тебя девственница, так что помощь тебе не понадобится.
    На этом, как её ни тревожила ситуация, Катерина сначала поняла, что краснеет ещё сильнее - хотя куда уж вроде больше, затем не выдержала и гневно взорвалась:
    - Не дворец, а смесь публичного дома с торговлей невольницами! Каждый норовит залезть мне под юбку и проверить. Какое ваше собачье дело!
    - Во-первых, кошачье, и речь идёт в том числе и о моей шкуре, - буркнул Феликс. - Если всё-таки рванёт, меня тоже перемелет в пыль, причём с концами и навсегда. Во-вторых, все вопросы к тем, кто вообще этот ритуал разрабатывал. Если, конечно, отыщешь некроманта, способного поднять кости, провалявшиеся в земле тысячу лет. И в третьих, тут чистой воды физиология. Поскольку в итоге через тебя будет рассеиваться вся энергия пробоя, твоя карта ауры должна быть идеально подогнана к Привратнику. Сейчас ты абсолютно чистая доска, поскольку ни тело, ни подсознание не хранят вообще никакого интимного опыта, и твой Привратник без труда впишет свои параметры. В противном случае перед ритуалом и в процессе, удалённо разумеется, участвуют несколько магов, которые в тот или иной момент разглаживают нужный участок ауры.
    Катерину невольно передёрнуло от зрелища, которое очень ярко встало перед мысленным взором: первая брачная ночь, а вокруг стоит толпа в белых халатах и советы дают - осторожнее, помедленнее, иначе мы не успеваем. Конечно, наверняка всё было не совсем так, и над кроватью никто со свечкой не стоял, но всё равно знать, что за тобой наблюдают совершенно посторонние люди...
    - Ты забыл сказать ещё одно, - негромко проговорил Никита. - Катя, это - на всю жизнь. Свадьба потом - чистой воды формальность.
    - Это ты так мне предложение делаешь? - попробовала пошутить Катерина. - В смысле замуж оригинально зовёшь? Или наоборот отговариваешь?
    Никита посмотрел на девушку взглядом "вот и пойми вас": то чуть ли не месяц от него и от намёков про замужество бегала, а теперь едва ли не сама руки выкручивает.
    - Ну... э-э-э... То есть да. Это официальное предложение выйти за меня замуж...
    Катерина фыркнула:
    - Да уж, вот уж точно Тайный принц - верх оригинальности. Даже предложение делает... оригинально. А из гостей на свадьбе одни комары! - Катерина хлопнула себя по руке и подумала, что скоро будет не продохнуть от почуявшего поживу гнуса. - Ладно уж. Раз у нас всё так оригинально, размышление и томные вздохи тоже пропустим. Согласная я.
    И отвела взгляд в сторону. Вроде и на душе вдруг стало легко, словно свалился висевший там камень, и почему-то захотелось провалиться сквозь землю. А ещё внизу живота сгустился непонятный тянущий комок: толи холодно, толи горячо, толи страшно, толи интересно?
    - Тогда так, - сразу принялся командовать Феликс. - Я сейчас всё подготовлю и свалю, чтобы не мешать.
    Котёнок быстро оббежал кругом, время от времени что-то выцарапывая на земле. Это выглядело настолько забавно, что Катерина чуть не рассмеялась. Сдержалась, лишь поймав суровый взгляд Чешира.
    - Всё, дальше без меня, - буркнул Феликс и скрылся в лесу.
    Катерина замерла, не понимая, что ей надо делать дальше. Никита решил за неё. Из-под ног взвилось облачко пыли, в которую превратилась трава. В несколько шагов принц оказался рядом с девушкой, резким движением прижал к себе и впился в губы поцелуем. И тут же на земле побежала цепочкой огней, цветовым кругом вспыхнули символы незнакомого Катерине алфавита. Пару окружила высокая полупрозрачная плёнка, смыкавшаяся в купол, а мир загорелся яркими, волшебными красками. Стена близких высоких елей стала сочно-зелёной как на детских картинках, всё в изумрудно-травяных тонах. Весело поглядывали высокие деревья, словно почтенные мудрые старцы, кивающие прядями седых бород из лишайников.
    - Моя... - шепнул в ухо голос
    - Твоя, - еле слышно, сказанный одними губами вернулся ответ.
    Сильная рука Никиты казалась очень нежной. Тепло его ладони грело её холодные от волнения пальцы. Глаза принца загорелись неярким тёплым светом, одновременно беспрестанно меняя цвет от золотисто-карего до сапфирно-голубого, манили, что-то обещая. Девушка облизнула резко пересохшие губы и ответила на поцелуй. Затем вскинула руки, расстегнула одну пуговицу на его рубашке, вторую. Никита запустил пальцы в её волосы, ласкающе взъерошил - она в ответ расстегнула остальные. Никита в ответ провёл ладонью по спине, размыкая молнию. И уже не понять, когда оба встали нагие, обняли друг друга, Катерина прижалась губами к груди Никиты. Следующий удар сердца - и оба уже лежат рядом, под спиной мягко перекатывается сотканная из воздуха перина, а горячие губы Никиты медленно спускаются в поцелуях от ключицы на грудь и ниже, заставляя дрожать и хрипло постанывать от наслаждения...
    Лежать в объятиях Никиты было неожиданно хорошо, и совсем не смущало то, что они по-прежнему голые. Да и если подумать - после того, что только что случилось, нужно ли смущаться?.. Например, того, что рука Никиты игриво щекочет сосок и вроде бы собирается спуститься пониже... Идиллию разрушил голос Феликса:
    - Молодые люди, я всё понимаю. И ни в коем случае не хотелось бы нарушать ваше уединение. Но хотел бы срочно обратить внимание, что мы находимся на техно-Листе. Сейчас, когда энергия потекла свободно, нежиться на магических перинах вам осталось минут десять-пятнадцать. А дальше будете одеваться на голой земле и в окружении комаров.
    - Надрать тебе уши, - ответила Катерина. - Маленький, но донельзя вредный тип.
    - Какой есть.
    Феликс соизволил показаться в поле зрения, и Катерина не удержалась от того, чтобы потереть глаза. Вместо котёнка на краю магической зоны стоял здоровенный матёрый дымчато-серый котяра, возрастом года три, не меньше. Чеширский кот довольно улыбнулся во всю пасть, распушил хвост и объяснил:
    - Не пропадать же выбросам энергии? Мы - существа магические, потому взрослеем в первую очередь за счёт накопления нужного вида энергии. А тут я раз - и сразу. Ненавижу быть котёнком. Но вы давайте, поторопитесь. Если смущаешься при мне одеваться, я отвернусь, - и пропал в лесу.
    К удивлению Катерины, принц надел лишь брюки и ботинки, а рубашку и пиджак отдал девушке. И одновременно, стоило развеяться воздушным перинам и пологу, как глаза Никиты засияли мягким голубым светом, словно в глазницы вложили два светящихся сапфира.
    - Не пугайся, - Феликс возник рядом с Катериной будто из ниоткуда и поспешил с объяснением. - Это у него ненадолго. Пока в нём кипит остаток энергии от трансформации. Я тебе всё объясню.
    - Совершенно верно, - голос у принца тоже как-то необычно, загадочно и чарующе завибрировал. - Пока я могу, надо провести разведку и понять, куда нас занесло. Феликс, присмотришь? Если что - зови меня.
    И тут же словно растворился в воздухе.
    - Не переживай за него, - тут же утешил Феликс. - В нынешнем состоянии он голыми руками роту спецназа порвёт. Особенно с его боевым опытом-то. Так. Я тоже ненадолго пропаду, но буду рядом. Энергия есть, не хватает массы. Нужно срочно чего-нибудь сожрать, иначе обидно будет так глупо всё растерять из-за нехватки места в теле.
    - Правильно говорили про вас, мужиков, - буркнула Катерина. - Раскрутить девушку на постель и тут же сбежать. Ладно, иди уж.
    Сама же со вздохом постелила пиджак, накинула на плечи рубашку и села ждать. Хоть и было немного обидно, что её вот так вот все оставили, разумом она понимала: Феликс и Никита сейчас поступают единственно верным способом. Маны в техно-Листах крайне мало, магу для чар и любых волшебных преобразований будут доступны только те силы, которые он запас в каком-нибудь аккумуляторе. Или выработал сам, но без специальных устройств человек свободной маны способен генерировать очень мало, да и от природного баланса никуда не деться - организм, как правило, торопится избавиться от несвойственных ему излишков. Волшебным созданиям вроде Феликса проще, они от природы производят магической энергии намного больше... но только формально больше: сколько выработали, столько же сами и использовали. К тому же к тяжести ожидания примешивался страх за Никиту, мало ли какие в округе могут встретиться чудовища? Даже если, как сказал Феликс, принц сейчас способен голыми руками оторвать тигру хвост и имеет боевой опыт. И кстати, а откуда он, этот самый опыт?
    Феликс вернулся на удивление быстро, заодно приволок тушку какого-то зверька размером примерно с себя.
    - Вы тут на удивление хорошо поразвлеклись. Да не красней ты так опять, уф, тяжёлый, - он положил тушку рядом с девушкой. - Заяц печёный. Или жареный? В общем, я не в этом плане имел в виду насчёт развлеклись, хотя и ваше совместное общение тоже. Я, конечно, старался, но меня больше интересовали вы, и чтобы всё прошло нормально, а не молнии вокруг. Поглотителей-то никаких. Вот несколько зайцев и приложило. Одного каюсь, уже умял. Но со вторым решил сначала тебя спросить: ты не голодная?
    Катерина сморщилась, одновременно воюя с желудком, который подпрыгнул куда-то к подбородку.
    - Фу, убери ты эту гадость. Я, конечно, есть хочу, но не до такой степени, чтобы давиться волосатой зайчатиной вместе с потрохами.
    - Кстати зря, м-м-м, - Феликс откусил кусок мяса и начал жевать. - Соли не хватает, а так вполне ничего. И не смотри ты на меня так осуждающе. Я, между прочим, кот. Да, чтобы отвлечься, и пока нет нашего дорогого принца - спрашивай. Всё, что угодно, в том числе и то, что тебе знать, по его мнению, не положено. Я отвечу, - с урчанием дорвавшегося до добычи хищника он оторвал следующий кусок зайца.
 
Текст обновлен автоматически с "Мастерской писателей"
Принц для невесты

Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 7. Мир обмана"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Отдам мужа, приданое гарантирую. K A A��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Дурная кровь. Виктория НевскаяПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондПоверить в сказку. Елена РейнКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрP.S. Люблю не из жалости... натАша Шкот
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"