Арлекин Странный: другие произведения.

Выбор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Противостояние абстрактной Империи Света и столь же абстрактного Царства Тьмы. Не счесть, сколько раз эта тема затрагивалась в различных фэнтезийных эпопеях. Однако, во многих встретившихся мне произведениях такой направленности авторы нередко впадали в крайности или просто не считали нужным внятно объяснить причины происходящего, ссылаясь на извечную борьбу Добра со Злом.
    В этом произведении я попытаюсь осветить Войну т. н. Темных и Светлых сил как можно более беспристрастно и объективно, от лица ее непосредственного участника. Вернее, участницы - избранной Богами девушки, которая должна была стать одним из карающих клинков Воинства Света в борьбе с Проклятыми исчадиями Хаоса.
      Но что, если она этого не хочет?..
    Для читателей:
    Обновление от 02.01.2020. Первая и вторая главы отредачены, добавлена третья глава.
    Хотелось, конечно, выложить 31-1-го, но... не получилось, не фартануло. Так что жду комментов.
    Также хочу сказать спасибо всем тем, кто поддерживал меня на протяжении всего творческого процесса, а именно: Мне, моим родителям, моей Шизе, друзьям, которые читали это первыми и говорили о своих впечатлениях, моему собственному упорству и разумеется [тут мог быть твой ник, но ты, ленивая задница, не пожелал(а) написать пару строчек в комменты, задумайся]. Спасибо каждому из Вас!
    Если кому интересно: Следующая глава появится... ХЗ когда
    Но если кто-то ну очень хочет ускорить выход продолжения, повысить качество выложенного или морально (да-да, орально) опустить меня, указав на какой-то тупой косяк, то для этого ему нужно... Всего лишь поставить заслуженную оценку и прокомментировать. Вот так - не задонатить, не подписаться на меня на патреоне или еще где, просто оживить комментарии и оценить, так что все в ваших руках, ребзя!

  Выбор

  Глава I

  Часть первая - Потерянная

  Велл медленно поднималась по белой каменной лестнице. Каждый шаг давался с трудом - ноги были тяжелыми, будто грузы, которые ее заставляли переносить на тренировках, руки сводило ноющей болью, сердце стучало редко и тяжело. Любое движение отзывалось ноющей болью и сильной дрожью по всему телу. Дышать становилось все тяжелее и тяжелее.
  Несмотря на ее нынешнее, стоит признать, довольно жалкое, состояние, проникнуть в лагерь Проклятых оказалось куда проще, чем можно было подумать. Патрули, как это ни странно, проходили редко и существа, что в них состояли, не обладали достаточной чувствительностью и внимательностью, чтобы ее заметить. В самом лагере тоже было на удивление тихо. Ни постов, ни охраняющих покой своих хозяев подчиненных магией чудовищ, ни охранной магии, ни походного оборудования... Даже обычных гуляк ей ни разу не встретилось - лишь закрытые серые палатки и размытые ауры находящихся внутри них живых существ.
   И это было, мягко говоря, необычно. Велл не один раз видела военные и рейдерские лагеря Проклятых, но с таким легкомыслием с их стороны встречалась впервые. Да, сейчас они находились на условно нейтральной территории, но едва ли это смогло бы заставить тифлингов полностью отказаться от стольких мер безопасности.
  В и без того забитый под завязку мешок подозрительных странностей можно было положить и то, что единственная четко различимая аура, находилась внутри древнего заброшенного храма, вокруг которого и обустроились тифы. Несмотря на свою старость, расположенное на возвышении величественное каменное строение, до сих пор оставалось практически целым, благодаря чему Велл могла проникнуть туда только одним способом - через главный вход. Помимо этого, исходя из своих наблюдений, Стражница сделала вывод, что несмотря на свою внешнюю массивность, внутри здание было не так уж велико. Десять толстых круглых колонн поддерживали тяжелый каменный свод храма, уменьшая ей пространство для маневра и создавая прекрасные условия для засады.
   Стоит ей войти в храм и на нее наверняка набросится группа скрывающих свое присутствие воинов Проклятых. Или же ее просто расстреляют с безопасного расстояния. Наконец, храм могут просто обрушить, похоронив ее под тоннами камня... По сути, здание было одной большой крысоловкой.
   Ловушка была более чем очевидна, однако, несмотря на это, Стражница упорно шла вперед.
  Шаг. Еще один. Перед глазами заплясали серые круги, а ком в горле, и так не дающий нормально дышать, стал будто бы тверже и больше... Да, в таком состоянии Велл не имела ни единого шанса на победу. Но для нее это было не важно.
  Уже не важно.
  Опираясь на верный меч, Стражница прошла через пустые ворота опустевшего старого храма, некогда принадлежавшего одному из множества ныне забытых богов. Не видя и на метр вперед, она все равно чувствовала здесь присутствие невероятно сильного Проклятого. Усилием воли Велл вернула себе нормальное зрение и вгляделась в темноту мертвого зала.
  Высокая, очертаниями похожая на человеческую, скрытая темным плащом, фигура неподвижно застыла в центре просторного помещения. Из-под накинутого на голову капюшона на Велл не мигая смотрели два огромных светящихся белых глаза. Угольно-черная, насыщенная энергией и пышущая невероятной мощью, аура этого существа, имевшего мало общего с человеком, ужасала и подавляла...
  Да, вне всяких сомнений, это был он, один из одиннадцати Темных Лордов Проклятого Королевства Войерт, придворный Алхимик Черного Короля и создатель множества омерзительных самому Светлоликому еретических артефактов - Дьявольский Изобретатель Арого Морас. Ее цель.
  Сделав еще два невыносимо тяжелых шага, юная Стражница остановилась и, с трудом подняв голову, отбросила меч в сторону.
  "Ну вот и все" - подумала Велл и, закрыв слезящиеся глаза, счастливо улыбнулась, - "Мама, Папа, все - пожалуйста, простите меня. Надеюсь, я скоро вас увижу..."
  Она опустила руки и приготовилась к смерти. Но неожиданно в тишине пустого храма раздался удивленный, слегка шипящий голос:
  - Что ты делаешь? Разве ты пришла сюда не чтобы меня убить?
  - Я... Не хочу сражаться... - с трудом проталкивая каждое слово, ответила Велл, - Не могу... больше...
  - Не можешь? - переспросил Проклятый, - Но зачем ты тогда пришла?
  - Если бы я... не пришла... меня бы казнили. Но я так устала... - Говорить было еще тяжело, но с каждым произнесенным словом становилось чуть легче, будто озвучивая столько лет скрываемую правду, она снимала со своей души невидимый груз, - Я не хочу всего этого, не хочу быть Стражем. Но... это ведь не важно, да? Ты же...
  Ноги неожиданно подкосились, и Велл сломанной куклой рухнула на пол. Вернее, рухнула бы, если бы не чьи-то заботливые руки, бережно подхватившие ее в падении.
  - Пожалуйста... убей... меня, - еле слышно взмолилась она, глядя в большие белые глаза. По щекам потекли горячие слезы, - У меня нет... ничего больше. Мою деревню... разрушили. Моей семьи... больше нет... Мне не...
  - Тсс, - прошептал тифлинг и, положив руку на лоб Велл, погрузил ее сознание в сон, - Все хорошо. Теперь все хорошо
  Тот, кого в Альянсе прозвали Дьявольским Изобретателем, отклонив голову назад, с удовольствием скинул громоздкий неудобный капюшон, а затем с облегченным вздохом снял с лица закрытую металлическую маску с большими круглыми стеклами на месте глаз и положил ее на каменную плиту рядом с собой.
  -Мда, все-таки с этой штукой еще работать и работать, - тихо пробормотал он себе под нос, задумчиво глядя на лежащую на полу дымящуюся маску и ласково поглаживая по голове свернувшуюся у него на коленях четырнадцатилетнюю девочку, - Хирм... Использовать сделанный под кустом прототип определенно было паршивой идеей. Надо что-то сде...
  Прервав его размышления, на пол у входа с тихим шлепком опустился высокий бес в черных кожаных доспехах.
  - Сайн Морас, сайн Морас! Сро!... - взволнованно прокричал посыльный.
  - Ш-ш-ш!! - Приложив палец к губам, раздраженно зашипел на него мужчина, - Ребенка же разбудишь!
  - Простите, сайн Морас, - смешавшись, виновато ответил тот и, расправив щуплые плечи, выпрямился будто струна. Это сделало его похожим на потешного игрушечного солдатика.
  - Что там такое? - укутав спящую девочку в свой плащ, ворчливо спросил Морас.
  - Силы Альянса, господин. Будут здесь приблизительно через час.
  - Понятно, - Кивнул он, - Передай Эртуну собирать лагерь. Мы уходим отсюда.
  - Слушаюсь, - ответил бес, почтительно поклонившись и, высоко подпрыгнув, расправил крылья и устремился обратно.
  - Что ж, похоже эта экспедиция все-таки не была пустой тратой времени, - усмехнулся в пустоту тифлинг, с теплотой глядя на мерно спящую у него на коленях девочку.
  Прикрепив к поясу остывшую маску, Морас аккуратно, чтобы не потревожить ее сон, взял Велл на руки и направился к выходу, но, не дойдя до него нескольких шагов, неожиданно остановился и немигающим взглядом уставился на основание одной из уцелевших колон. Точнее, на то, что лежало совсем рядом.
  - Этот меч, что?.. - задумчиво пробормотал Проклятый, - Неужели они?..
  Его заостренные зубы сжались с отчетливым скрипом, а красивое темнокожее лицо исказила гримаса гнева.
  Но Велл этого не видела. Ей снилась ее семья. Мама и Папа. Бабушки и Дедушки. Братья и Сестры. Все они тепло улыбались ей и говорили какие-то ласковые добрые слова, она радовалась и улыбалась им в ответ, что-то отвечала...
  Впервые за много лет ей было так хорошо и спокойно.

  Часть вторая - Брошенная

  В просторном помещении за большим круглым столом из гладкого белого мрамора сидело четверо представителей наиболее влиятельных конфессий Альянса - Эльф, Карлик, Человек и Дварф. Каждый из них имел бесспорный авторитет и огромное влияние во... многих областях, детальное перечисление которых займет не одну и даже не пять страниц. Собственно, поэтому данные разумные и занимали свои почетные должности членов Верховного Совета.
  Именно эти люди управляли крупнейшим и наиболее могущественным объединением в цивилизованных землях. В их полномочиях было объявлять войну и заключать мир. Одобрять и запрещать сделки самых крупных и богатых торговых домов. Казнить и миловать монархов и самых высокопоставленных чиновников. Дарить спасение и обрекать на смерть целые народы. Лишь Духовенство не подчинялось их всеобъемлющей власти... Хотя, кто знает? Вполне возможно, что Советники просто хотели, чтобы все так думали.
  Не будет преувеличением сказать, что в руках этих четверых разумных находилась судьба целого континента... Однако, мне кажется уместным упомянуть и то, что к тому времени на их плечах покоилась огромная ответственность за принятие решений, которые многие сочли бы бесчеловечными и неприемлемыми.
  Более того, если я скажу, что их рукава, как, собственно, и вся остальная одежда, насквозь пропитаны чужой кровью, то это определенно будет непростительным приуменьшением.
  Ибо крови, что была пролита по их вине, хватило бы на целое море.
  - Итак, господа, - привлек всеобщее внимание человек, встав со своего места, - Если вы не против, то я бы хотел начать наше заседание с обсуждения инцидента, связанного с Рыцарем Света.
  - Хм? - приподнял бровь карлик, поерзав на своем месте, - Не будете ли вы добры пояснить, господин Сигвард?
  - Конечно, господин Пассионе, - кивнул ему человек, - вы были в отъезде, и не могли знать. Пока вы отсутствовали, на Южном Фронте...
  - Прошу прощения, господин Сигвард, - удивленно прервал его карлик, - Я не ослышался, вы сказали "на Южном Фронте"?
  - Да, господин Пассионе, - вмешался в разговор эльф, - Наши разногласия с князем Ворским и Верховным Вече не удалось разрешить к общему удовлетворению, и они решили обрубить с Альянсом все дипломатические связи.
  - Но, господин Рукс, - еще больше удивился карлик, - Ведь, согласно прогнозам, это должно было случиться, как минимум через два года. Почему так быстро?
  - За это скажите спасибо Бажену! - буркнул дварф, - Хвостатый ублюдок уже давно настраивал верховное Вече против Альянса, избавлялся от лояльных нам бояр - и вот результат. Стоило только тифам одержать несколько незначительных побед, и эти дикари тут-же решили взбрыкнуть. Гребанные идиоты...
  - Скорее всего, имеет место вмешательство агентов Войерта, - проигнорировав пассаж дварфа, ответил эльф, - Это подтверждает и оперативность действий гос. аппарата Родинии. За несколько дней наши дипломатические миссии и представительства трех торговых домов были выдворены из страны без предварительных уведомлений и возможности приведения дел в порядок.
  - Да они нам просто в лицо плюнули... - фыркнул дварф.
  - По моим данным, пропала связь уже с шестью нашими агентами, занимающими высокие посты в местном правительстве. Но думаю, вам лучше лично ознакомиться с отчетами, - сухо закончил эльф и, подняв магией кипу лежащих перед ним бумаг, отправил ее карлику.
  - Да, стоит признать, здесь мы облажались, - невесело усмехнулся человек.
  - И торговцев прогнали как раз тех, кто с нами сотрудничал теснее остальных, - усмехнулся в бороду дварф, - Мне кажется, или эта чертова седая псина над нами издевается?
  - Вполне вероятно... - Пробормотал карлик, листая документы и просматривая их содержимое беглым взглядом, - Но ладно, - потер он переносицу, - это подождет. Что там на счет Рыцаря Света?
  - Конечно, - кивнул человек, - Если вкратце, то для гарантии безопасной эвакуации наших дипломатов и обеспечения спокойствия в регионе, на границу с Родинийским Княжеством была направлена команда Эдварда Лицеата и несколько элитных подразделений с прикомандированными к ним Стражами-Супериорами. Вскоре их разведчикам стало известно, что в окрестностях Окронских развалин была замечена исследовательская экспедиция Войерта во главе с самим Арого Морасом. Главой одного из подразделений было принято довольно-таки... поспешное решение о необходимости его ликвидации.
  - И этот полудурок не придумал ничего лучше, чем отправить за ним девчонку-Супериора из своего отряда, - раздраженно закончил за него дварф.
  - Но почему? - удивленно спросил карлик,- Разве такие решения не должны принимать сопровождающие ее старшие братья и сестры из Ордена?
  - Лонгвилльцы, - презрительно фыркнул дварф, - Эти идиоты может и умеют неплохо сражаться, но здраво мыслить совершенно не способны, вот и сбагрили девчонку на попечение командиру группы, а сопроводителей с ней оставили только в дань традициям.
  - Надо же... - протянул карлик, - и что произошло дальше?
  - А сами как думаете? - с сарказмом буркнул дварф, - Господин Пассионе, это была девчонка. Из Лонгвилля. Удивительно, что она вообще обучение пережила! А с учетом того, что ее еще и на фронт отправили в самом начале Компании, то, что она столько продержалась - это просто чудо! В общем, перегорела она. А этот хренов кусок дряни покрутил в своем тупом мозгу ржавым гвоздем и не придумал ничего лучше, чем отдать ее меч своим магам и наказал зачаровать его так, чтоб взорвался при смерти хозяйки.
  - И чем все кончилось?
  - Девчонку собственные сопровождающие пригрозили казнить, если она откажется задание выполнять. Ну, она и пошла. А Лицеат с ней, оказывается, знаком был и, как узнал обо всем, отправил идиота полетать, а сам бросился на выручку, - испускаемое дварфом во все стороны почти материальное раздражение, казалось, можно было ощупать голыми руками и увидеть невооружённым глазом, - Да только не успел - когда они добрались, от главного храма, где, видимо, все и произошло, только основание и осталось, а от лагеря тифов - вообще лишь земля, в стекло оплавившаяся.
  - Что же маги с этим мечом такого наколдовали, что произошли настолько серьезные разрушения? - удивился карлик.
  - Не думаю, что дело было в мече, - сказал эльф, - Куда вероятнее, что сдетонировало какое-то из устройств тифлингов, и уже это вызвало цепную реакцию, повлекшую за собой масштабный энергетический выброс. Однако...
  - Однако? - подтолкнул его карлик.
  - Есть причины полагать, что это была инсценировка с целью дезинформации, - ответил эльф, - Согласно докладам наших агентов, Морас вполне способен на подобное.
  - Понятно, - протянул карлик, - Это... крайне неприятная ситуация. То, что выжил один из лучших артефакторов Войерта еще не критично, мы и не планировали его ликвидацию на ближайшее время. Но случившаяся оказия может крайне пагубно сказаться на репутации господина Лицеата в глазах дворянства и негативно повлияет на боевой дух наших войск. Да, определенно - то, что Избранный так обошелся с высокопоставленным офицером Объединенных Сил наверняка вызовет у многих крайне неудобные вопросы. Да и его преданность целям Компании после такого наверняка существенно снизится...
  - Эх, один малахольный недоносок с иглой в заду, а сколько проблем, - сокрушенно помотал головой дварф, - Да еще и такого перспективного бойца пролюбил!
  - Согласен с вами, господин Штейн, - кивнул эльф, - Потеря сестры Ундины может сказаться на успешности Компании отнюдь не самым лучшим образом.
  Хотя, по его мнению, дело было скорее в близком знакомстве юной стражницы с Рыцарем Света и вытекающих из этого проблемах уже с ним, чем в ее личных талантах и полезности как боевой единицы...
  - Ундина, хм? - пробормотал себе под нос карлик, - У них действительно плохо с воображением... Однако, Господин Сигвард, если вы решили затронуть эту крайне неприятную тему в начале нашего заседания, то у вас наверняка есть какие-то предложения, подразумевающие Наше вмешательство, - подняв глаза на человека, утвердительно произнес он.
  Спокойно выдержав острый, обычно пронизывающий собеседников насквозь, взгляд карлика, человек усмехнулся:
  - Вы абсолютно правы, господин Пассионе. Более того, я уверен, что данную ситуацию можно использовать в нашу пользу, - он сложил руки домиком и, положив на них подбородок, смерил остальных Советников выжидательным взглядом.
  - И каким-же образом? - подтолкнул его эльф.
  Тяга человека к бессмысленной театральщине и драматическим паузам была ему чужда и вызывала лишь сдержанное раздражение. Впрочем, как и у остальных членов Совета.
  Откинувшись на высокую спинку своего кресла, мужчина ответил:
  - Как мы все уже поняли, после произошедшего инцидента репутация и лояльность Рыцаря Света находятся в весьма шатком положении, однако я считаю, что жертва госпожи Ундины еще может обрести смысл и послужить на благо Компании.
  - Господин Сигвард, хватит переливать из тигля в тигель, - устало вздохнул дварф, - Переходите уже к сути.
  - Простите, господин Штейн, - обезоруживающе улыбнулся человек, впрочем, тут же посерьезнев, - Согласно информации из достоверных источников, господин Лицеат не знает о факте того, что отрядными магами группы госпожи Ундины было применено какое-либо воздействие к ее оружию , - встав со своего места, он прошелся вдоль стола и провел рукой по его краю, - Если же кто-то из его окружения, достаточно компетентный в данном вопросе, объяснит ему, что разрушения на месте лагеря тифлингов являются последствием какого-то отвратительного богомерзкого заклятия Дьявольского Изобретателя, а чуть позже появится некто, - мужчина поднял ладонь, разглядывая ее в поисках несуществующей пыли, - кто сможет достаточно достоверно воспроизвести произошедшее в момент трагической гибели бедной девушки, продемонстрировать жестокость и беспощадность ее убийцы, то энтузиазм господина Лицеата на поприще борьбы с Проклятыми может значительно возрасти... что, вне всяких сомнений, укрепит веру наших воинов в Миссию Альянса и Рыцаря Света, а также очистит его доброе имя в глазах дворянства. Помимо этого, вне всяких сомнений, неизбежные грядущие успехи Избранного значительно поднимут общий боевой дух наших сил в целом.
  Закончив длинную речь, человек вернулся на свое место и взял со стоящего рядом серебряного подноса стеклянный стакан с кристально чистой водой. Выпив все одним залпом, он поставил его обратно, и обвел собеседников вопросительным взглядом, желая услышать их мнение.
  - Это... довольно-таки интересный план, - кивнул карлик, - Что скажите, господин Рукс? - повернулся он к эльфу.
  - Думаю, я смогу найти подходящего специалиста, - ответил тот, - Но для достоверной симуляции ему понадобится максимально полная информация об объекте.
  - Это беру на себя, - сказал дварф, - Мои ребята раскопают все, что есть о девчонке. Но нужно заткнуть рот магам. Сейчас, насколько я знаю, они находятся под стражей, но это лишь временная мера, да еще и крайне ненадежная.
  - Само собой, - кивнул карлик, - я отдам приказ чистильщикам сразу по окончанию совещания. Господа, вам есть, что еще сказать по данному вопросу?
  - Да, - кивнул дварф, - Меня кое-что беспокоит.
  - И что же, господин Штейн? - поинтересовался человек.
  - Что, если она все еще жива? - ни к кому конкретно не обращаясь, произнес дварф, - Я считаю, что этот вариант не стоит сбрасывать со счетов.
  - Такое... Вполне возможно, - задумчиво сказал эльф, - Но если мы проявим чрезмерную активность, пытаясь что-то выяснить, это может привлечь ненужное внимание.
  - Вы правы, - согласился карлик, - но и пускать все на самотек мы не можем себе позволить. Думаю, для начала стоит выслать ориентировки нашим агентам, и в случае, если появятся какие-то новости в этом деле, уже предпринимать соответствующие действия.
  - Поддерживаю, - покивал дварф.
  - Согласен, - ровно произнес эльф.
  - Прекрасно, - подытожил человек, - В таком случае, данный вопрос считаю закрытым. Господа?
  - Да, насчет Южного фронта, - кивнул карлик, - Я...
   Начатая этими людьми жестокая кровопролитная Игра, продолжалась и набирала все большие обороты. Но едва ли хоть один из Советников подозревал, какую роль в этом трагичном представлении предстоит исполнить уже практически сброшенной ими со счетов маленькой неприметной фигурке...


  Часть третья - Обретенная


  Велл медленно открыла глаза и удивленно уставилась в мерно трясущийся темный потолок.
  "Я... жива?" - удивленно подумала Стражница, - "Но почему? Я же... шла на бой с ним."
  Медленно и нехотя, память о случившемся постепенно возвращалась к ней. Лагерь Проклятых, древний покинутый храм, смертельная усталость, облегчение... И два огромных белых глаза прямо перед лицом.
  "Точно. Я потеряла сознание" - подумала девочка, - "Значит, теперь я в плену?"
  Почему-то мысль о том, что она попала в отвратительные лапы богомерзких чудовищ ни капли ее не напугала. Велл нередко слышала истории о том, какие ужасные вещи Проклятые вытворяют с военнопленными, но... маленькой Стражнице уже давно было плевать на свою жизнь.
  Так какая тогда разница - умереть от пыток тифов или сгореть в очищающем пламени, разведенном собственными "братьями" и "сестрами" как еретичка-клятвопреступница? Другие Стражи наверняка предпочли бы первое, ибо для божьего воина умереть дезертиром значило обречь свою бессмертную душу на вечное Забвение и на веки запятнать честь Ордена... Однако Велл уже давно не видела большой разницы между одной смертью и другой. Ибо в обоих случаях итог для нее был един - избавление.
   Так почему же она не положила свою голову на камень тогда - когда брат Совер дал ей выбор? Наверное потому, дело было в том, что если бы Велл обрекла на Забвение себя, это бы значило, что она собственноручно предала Забвению и всю свою семью. А Велл хотела, чтобы о них помнил еще хоть кто-то кроме нее.
  Это было все, что она могла для них сделать. Все, что она могла сделать для тех, кто умер по ее вине...
  Именно поэтому Велл отправилась в лагерь тифлингов, хотя и прекрасно понимала, что у нее нет никаких шансов. Она шла на очевидную смерть, чтобы, хотя бы из уважения к ее жертве, память о ее семье не была стерта, а осталась в Хрониках Ордена. Не из-за ненависти к Проклятым, не из-за долга и чести Стража, не из-за данной перед Светлоликим присяги. Только из-за них. Нескольких коротких абзацев на бесконечном мемориале далеко в Лонгвилле.
  - Проснулась наконец? - отвлек Велл от размышлений незнакомый женский голос.
  Он был непривычно ласков и мелодичен. Но не так, как обманчиво-красивые голоса дворянок с балов, на которые ее иногда водили. За их словами обычно прятались расчет и корысть, желание что-то получить от других. Или звенящая пустота и потайной... неосознанный страх чего-то, что молодая Стражница не могла понять. Она хорошо чувствовала их эмоции и прекрасно их различала. Но сейчас голос говорившей женщины был красив совершенно иначе, как будто она волновалась... о ней?
  Велл попыталась сесть, но чья-то рука твердо и в то же время аккуратно опустила ее назад. Только теперь маленькая Стражница почувствовала, насколько мягкой и упругой была подушка, на которой все это время лежала ее голова и насколько тяжелым и теплым было одеяло, которым ее укрыли. Она очень давно не лежала в столь удобной постели. Велл словно парила в маленьком пушистом облачке. Это было так непривычно...
  - Не надо, - ласково сказала ей всё та-же женщина, - Тебе сейчас следует отдыхать и как можно меньше двигаться.
  С запозданием Стражница поняла, что на ней нет доспехов. От этого ей резко стало не по себе. И неудивительно, ведь за шесть лет служения в Ордене они стали для нее почти родными.
  Днем они защищали ее тело - сначала во время тренировок в Ордене, потом, когда ее отправили на фронт, во время сражений с Проклятыми и примкнувшими к ним предателями и еретиками. А неизбежно холодными ночами эти доспехи оберегали ее разум от терзающих душу кошмаров. Пусть и ненадолго, но все же, если бы не они, Велл уже давно лишилась бы сна. Доспехи практически были ее частью, второй кожей. Она берегла их, ухаживала за ними, чистила и чинила всякий раз, когда для этого появлялась возможность. Но сейчас их не было, и из-за этого она чувствовала себя совершенно беззащитной и, как-бы постыдно это не прозвучало, голой.
   Попытавшись отрешиться от накатившей робости, Велл медленно и с неприятной тянущей болью в шее повернула голову в ту сторону, откуда слышала голос. Слева от ее кровати на простом деревянном табурете сидела молодая темнокожая женщина в расстегнутой черной куртке, серой рубашке и облегающих брюках из того же материала, что и куртка. Ее золотистые глаза слабо светились в бледном сиянии кристальной лампы, а на лбу из пышной копны собранных в конский хвост длинных огненно-рыжих волос выглядывало два маленьких заостренных белых рога.
  "Какая красивая..." - невольно восхитилась про себя девочка. Она впервые видела суккубу так близко... Во всяком случае, в столь спокойной обстановке.
  - Кто... вы? - с трудом спросила она хрипящим голосом.
  - Я Алита, слуга Лорда Мораса, - с оттенками гордости в голосе ответила рыжеволосая, - он попросил меня приглядеть за тобой пока ты не поправишься.
  - Я... в плену?
  - Что? - искренне удивившись, подняла брови суккуба, - Совсем нет! - она всплеснула руками и даже поднялась со своего табурета, - С чего ты взяла?!
  - Простите... - смущенно извинилась Велл.
  Вообще-то, у нее были все основания полагать, что она в плену... несмотря на довольно странные обстоятельства. Впрочем, говорить об этом вслух девочка не решилась.
  - А? - снова удивилась Алита, - Нет, ты не должна извиняться, ты же ничего такого не сказала. Это я, наверное, веду себя чересчур эмоционально...
  Повисла неловкая пауза.
  - Ох, ты же, наверно, хочешь пить, да? - вдруг спохватилась Алита и достала откуда-то небольшую металлическую флягу, - Вот, тут немного, но хоть что-то...
   Суккуба была права - Велл действительно очень хотела пить. Впрочем, это не отменяло ее подозрительности.
   Стражница с сомнением посмотрела на емкость.
   - Не бойся, это простая вода, - поняв ее замешательство, заверила девочку суккуба и, в подтверждение своих слов, сделала маленький глоток, после чего медленно, чтобы не напугать, поднесла флягу к ее губам.
   Велл осторожно принюхалась, но... Это действительно была обычная вода, без всяких примесей, вредоносной магии или чего-то еще - такое ее научили определять ещё в Ордене. Девочка жадно приникла к ребристому горлышку.
  - Простите, а... Можно вас спросить?.. - напившись и с трудом поборов смущение, обратилась Стражница к смотрящей на нее с умиленной улыбкой суккубе.
  - Да, конечно, - Алита как будто встряхнулась и тепло улыбнулась ей, - Спрашивай, что хочешь!
  - Вы сказали, я не в плену, но... что тогда? Что вообще произошло?
  - Ну, - суккуба приложила указательный палец к кончику губ, подняв взгляд к потолку, - Вчера утром Господин, с помощью своих устройств обнаружил тебя и приказал всем спрятаться. А сам ушел в тот Храм и стал ждать там, вернулся он уже с тобой...
  Стражница внимательно слушала, не перебивая. Из сказанного суккубой она поняла три важных вещи. Во-первых, она проспала примерно сутки. Во-вторых, у Мораса есть некий артефакт, или несколько артефактов, с помощью которых ее обнаружили даже несмотря на предпринятые ей меры сокрытия своего присутствия. И в-третьих, если ее обнаружили почти сразу, но не уничтожили внезапной атакой, то, скорее всего, Морас хотел встретиться с ней именно наедине, лицом к лицу. Неизвестно зачем и почему. Или он банально не знал, в каком она состоянии и насколько опасна. Девочка терялась в догадках. Алита, тем временем, продолжала:
  - Ты была в таком ужасном состоянии... Я хотела, чтобы тебя осмотрел наш доктор, но пришли Али... - суккуба запнулась, - в смысле, войска Альянса, и нам нужно было срочно уходить оттуда. И Господин тогда... В общем, мы забрали тебя с собой. Я понимаю, как это все выглядит, но... Мы не могли тебя там оставить, понимаешь?
  - Да, - тихо сказала Велл, - Я понимаю.
  - Спасибо, - облегченно улыбнулась Алита и заметно расслабилась.
   Чуть помолчав, суккуба заговорила снова:
  - Знаешь... я рада, что с тобой все удалось решить миром, правда рада, - ее слова были искренними, Стражница это чувствовала, - Но иногда он такой безрассудный... Честное слово, хуже камнеломов из Гвардии.
  В голосе женщины ощущалась усталость, досада и... Беспокойство. Как у женщин из пригородов, когда их дети забирались на что-то высокое и не слушали призывов остановиться.
  - О чем вы? - спросила Велл.
  - О Лорде Морасе, - улыбнулась суккуба, - Я не совсем уверена, но мне кажется, что он смог не просто тебя засечь, но и увидеть... каким-то образом. Вот и решил все обставить так, чтобы вы смогли оказаться наедине. Да, все-таки он слишком любопытен, - женщина устало вздохнула, - Однажды это может сильно ему навредить...
  К беспокойству примешалось что-то, похожее на грусть и обреченность. Точно - это была уверенность в том, что рано или поздно случится что-то плохое. Во время обучения Велл иногда пускали погулять в городе и когда она проходила вдоль торговых рядов Большого Рынка, она слышала, как многие женщины, общаясь друг с другом, говорили о попойках своих мужей именно с такими интонациями в голосе.
  Алита замолчала, погрузившись в свои мысли. Молчала и маленькая Стражница. Она не знала, что ей следует говорить в такой ситуации и слишком устала, чтобы придумать, о чем еще можно было бы спросить. Да, общаться с красноволосой суккубой было необъяснимо приятно, но от такого обращения она чувствовала себя, что называется, "не в своей тарелке", и оттого сильно робела. Кроме того, девочка боялась заговорить первой - ее учителя из Обители не любили когда их допекали неуместными вопросами и нередко сильно злились на нее за такое. Памятуя об этом, девочка не хотела случайно вызвать гнев у своей собеседницы.
  Однако, еще больше девочка боялась того, что Алите наскучит вот так сидеть с ней и тогда суккуба просто уйдет, оставив ей совсем одну.
  Снова...
  - Ты спросила, в плену ли, ты, - неожиданно заговорила суккуба, - Это правда совсем не так, но... Чтобы не случилось, Господин теперь тебя не отпустит, - убежденно заявила она, - Не к Стражам, уж точно. Лорд Морас ни за что не позволит тебе вернуться к тем, кто довел тебя до такого состояния. И он позаботится о тебе куда лучше них, в этом я не сомневаюсь.
  - Вы... правда так считаете? - неожиданно для самой себя дрожащим голосом спросила Велл. По необъяснимой причине ей очень хотелось верить словам суккубы.
  - Да, - без сомнений кивнула Алита.
  - Почему?
  - Ну, это просто... - Пожала плечами суккуба, - Господин считает, что детям не место на войне и я с ним согласна. И вдобавок, - Алита доверительно улыбнулась ей, - ты просто милашка, - заявила она, потрепав девочку по щеке.
  Вэлл испуганно пискнула от неожиданности и, густо покраснев, натянула одеяло до самого лба. Поведение суккубы для нее было столь непривычно, что спровоцировало в сознании настоящую панику и непроизвольное желание спрятаться.
  Видя смятение маленькой Стражницы, суккуба расплылась в улыбке умиления и, тихо и ласково, чтобы не запугать девочку окончательно, проговорила:
  - Поверь, несмотря на войну между нами и Альянсом и... все произошедшее, никто здесь не желает тебе зла. Тем более, - Алита с необъяснимо трогательной теплотой в голосе улыбнулась опасливо выглянувшей из-под одеяла Велл и положила ей на лоб свою нежную прохладную ладонь, - Мне поручили ухаживать за тобой, и я ни за что не позволю хоть кому-то тебя обидеть, - с твердой уверенностью и одновременно огромной заботой закончила она.
  - Спасибо, - неслышно прошептала девочка, пораженная добротой суккубы в самое сердце.
  Даже если это была всего лишь искусная игра, призванная усыпить ее бдительность, а ее желание верить суккубе являлось эффектом какого-то внушения, все равно... Даже так Велл была благодарна Алите за такое хорошее отношение.
  После вступления в Лонгвилльский Орден Стражей, лишь два человека были настолько же добры к ней. Но их доброта была скорее добротой старшего товарища, опекающего младшего, тогда как доброта суккубы была подобна материнской и вызывала у Велл теплые воспоминания о почти забытом доме.
  "Неужели... все кончилось?" - не в силах поверить в то, что происходящее с ней - реально, шокированно подумала Велл, глядя на улыбающуюся ей суккубу.
  Эта мысль всколыхнула в душе юной Стражницы целую бурю чувств и она неожиданно для самой себя, сделала то, чего не позволяла себе уже очень, очень давно. Она совершенно по-детски расплакалась, вцепившись в рукава куртки суккубы.
  - Ну-ну, дорогая, не плачь, - суккуба нежно обняла рыдающую девочку и, уткнувшись носом в ее макушку, не столько ей, сколько самой себе, пообещала:
  - Теперь у тебя все будет хорошо...


   Глава II


   Часть первая - В наших руках.


  Лагерь тифлингов расположился на обширном круглом плато, одиноко возвышающемся посреди каменистых пустошей. Его голая поверхность была ровной и плоской, а сама возвышенность являлась самой высокой точкой на ближайшие полкилометра, что делало ее хорошей позицией для обороны. Помимо прочих достоинств этого места стоило упомянуть и его большую площадь, что позволило вовсе не маленькой экспедиции разместиться здесь со сравнительным комфортом, а также развернуть полноценную полевую кухню и особое оборудование, сканирующее окружающую территорию на предмет потенциальной опасности.
  Кругом кипела жизнь - кто-то расставлял палатки, кто-то ухаживал за животными, кто-то занимался готовкой нехитрой походной похлебки, кто-то натягивал по периметру колючую проволоку. Все были при делах и каждый, подобно простому механизму, являющемуся частью куда более сложного устройства, выполнял возложенную на него конкретную обязанность. Исключением до сего момента не была и доверенная слуга лорда Мораса, весь день просидевшая вместе с подобранной ее господином юной Стражницей.
  Алита вышла из большой черной повозки. Обняв руками плечи, она зябко поежилась. Жутковатого, даже по меркам войертцев, вида громоздкий фургон, который она покинула, принадлежал Арого Морасу. Его разрисованный рунами металлический корпус, подобно отвратительной пухлой гусенице, был повсюду истыкан пупырками технических надстроек и усиками коротких антенн.
  Этот специфический и кажущийся неказистым транспорт несмотря на свой отталкивающий внешний вид был крайне удобен и универсален, заменяя своему хозяину и его верной спутнице одновременно и жилище, и кухню, и лабораторию, и мастерскую и аппаратную для удаленного управления различными устройствами. Внутри же, в незримом для простых смертных самобытном порядке, тут и там лежало, стояло и откровенно валялось все, что только можно было себе представить. От инструментов и мелких деталей, до редких химических реагентов и прототипов незавершенных изобретений. Многие наверняка приняли бы это место за логово безумного ученого, и были бы не так уж и далеки от истины... Но Алита уже привыкла к внутреннему и внешнему убранству данного фургона и чувствовала себя здесь как дома.
  Задрав голову к ночному небу, суккуба задумчиво посмотрела на две полные луны. Их очертания были искажены завесой магического купола, установленного, чтобы защитить лагерь от ветра, люто буйствующего по ночам в этих местах и агрессии со стороны местной фауны. Но Алиту это не волновало - вглядываясь в ночные светила она будто вглядывалась в саму себя, пытаясь понять что-то очень для нее важное.
  Тряхнув головой, девушка застегнула свою куртку и, поправив висящий на поясе хлыст, направилась к стоящему рядом большому высокому шатру, заменяющему штаб руководящему составу экспедиции. Ей предстояло отчитаться господину о состоянии девочки. Сейчас Велл мирно спала на в 'Железной гусенице', как называли фургон-лабораторию-мастерскую-жилье Лорда Мораса остальные участники экспедиции.
  'Надеюсь, ей не снятся кошмары' - подумала Алита, - 'Я наложила чары спокойствия, но будет ли их достаточно?'
  Терзаемая тревожными мыслями, девушка даже не заметила, как дошла до Штаба. Неуверенно потоптавшись у входа, она тяжело вздохнула и отошла к нагромождению непонятно зачем оставленных здесь деревянных ящиков, чтобы не мешать снующим вокруг людям. Совещание не должно было продлиться долго, так что можно было и подождать.
  Во всяком случае, Алита не знала, чем ей еще заняться и, если уж быть честным с читателем, вообще не горела желанием что-либо делать. Наоборот, ей хотелось спрятаться в каком-нибудь тихом укромном месте и на пару часов просто исчезнуть. Насовсем - так, чтобы ничего не чувствовать, не ощущать, не думать...
  Однако, вряд ли такое возможно в полном людей оживленном лагере.
  - Держи, - под нос Алите сунули железную тарелку с аппетитно пахнущей желтоватой похлебкой.
  Она сидела на одном из ящиков рядом со 'штабом' и бездумно смотрела себе под ноги, пытаясь понять то, что понять была не в силах. Подняв голову, суккуба увидела молодого лысого орка, хмуро взирающего на нее своими оранжевыми глазами.
  - Спасибо, - односложно ответила она, приняв посуду.
  - Не возражаешь? - парень кивком указал на большой ящик, на котором она сидела.
  - Ага, - суккуба подвинулась, уступая место товарищу.
  Какое-то время они сидели молча, не отрываясь глядя в свои тарелки. Орк активно работал ложкой, с огромной скоростью поглощая свою порцию, однако Алита, которая за день и листочка на язык не положила, даже не притронулась к еде.
  - Да уж-ш, - покончив с трапезой, протянул зеленокожий и поднял взгляд к небу, усыпанному расплывчатыми кругами сияющих звезд, - Ну и денек! Сначала девчонка эта, потом Разрушитель - еле ноги унесли.
  - Угу, - односложно ответила Алита. Сейчас она была погружена в себя, и не особо обращала внимание на окружающий мир.
  Впрочем, ее 'собеседника' это не особо волновало, и потому он продолжал делиться с суккубой накопившимися за день переживаниями
  - ...Хотя, если бы не лорд Морас, то точно бы не успели. Мрак! Что Али вообще забыли в этой заднице? Ладно мы, но им-то что тут делать? Да еще и это гребанное чудовище с собой приперли... Звезды! Да я, наверно, раз десять с жизнью успел распрощаться, пока драпали. Они что, местным мышам и ящерицам Святую Войну объявить решили?
  Алита промолчала.
  - Эй, ну чего с тобой? - толкнул ее плечом парень, - Поделись, может легче станет. Девушка, до того буравившая отсутствующим взглядом содержимое своей тарелки, повернулась к нему лицом. Бледность и пугающая пустота в глазах обычно веселой и неунывающей суккубы сильно удивили хорошо знакомого с ней орка. За несколько лет совместных путешествий он никогда не видел ее в таком подавленном состоянии.
  - Знаешь, Хорт, - тихим безэмоциональным голосом проговорила Алита, - когда я была маленькой, мама говорила мне, что по ночам боги Великой Пустоты наблюдают за нами через Луны, как через окна. Так они могут видеть все, что происходит в нашем мире в это время... И потом, с наступлением дня, через солнце испепелять злодеев, а праведников награждать его благостным светом.
  Подняв глаза к небу, она грустно улыбнулась.
  - Я долго в это верила, и потому всегда слушалась старших - все боялась, что если буду негодничать, навлеку на нас засуху... - С печальным вздохом, полным тоски по давно минувшим дням далекого детства, Алита опустила взгляд обратно, - С тех пор много всего произошло, и я не раз убеждалась в том, что это неправда. Грешники могут спокойно разгуливать при свете дня, не боясь сгореть под солнечными лучами, а добрые люди, что более многих заслужили божественного блага, погибают в грязных ямах в одной куче вместе с другими невинными. Я уже давно поняла - богам плевать на наш мир и горстку тупых смертных, играющих в свои жестокие безумные игры. Им отвратительна эта мерзкая возня сумасшедших насекомых... Но во имя Бездны! За теми, кто сотворил такое с ребенком, их палачам стоило бы явиться лично, - в бессильной злобе суккуба сжала кулаки.
  Острые ногти до крови впились в кожу, но девушка этого даже не заметила - столь сильны были переполняющие ее эмоции.
  - Все настолько плохо? - мрачно спросил Хорт.
  - Нет, - помотав головой, ответила Алита и закрыла лицо руками, - Все хуже - намного. Ее разум... Его будто освежевали. Вырезали целые куски, и на их место вживили что-то ужасное, отвратительное, неестественное... - суккуба содрогнулась, - А потом... Это похоже... будто ее сознание запихнули в выгребную яму, продержали там неизвестно сколько, а когда все же вытащили, долго били, резали, давили... Это ужасно, Хорт. - девушка всхлипнула, - Как?.. Как такое вообще можно было сотворить с ребенком?! Какими мразями нужно быть?! Ради чего?!
  Орк не нашелся, что ответить и лишь дружески похлопал девушку по плечу. Какое-то время они сидели молча.
  - Можно с этим как-то помочь? - решился спросить Хорт.
  - Я не знаю, - подавленно ответила суккуба, - Не знаю, можно ли вообще с этим хоть что-то сделать...
  Между ними вновь повисла гнетущая тишина... Которую неожиданно разорвал зеленокожий:
  - Ал, я не менталист и в души людям заглядывать не умею, - орк задумчиво потер свой правый рог, - но Мастер Морас наверняка что-то да придумает, я уверен. Ты же знаешь, он в таких делах всегда до последнего идет. Помнишь, как с тем пацаном рыжим было? Думали, что все - без шансов, а Лорд взял, да вылечил его заразу и даже как-то на ноги поставил.
  - И точно, - Алита слабо улыбнулась.
  Тогда, пять лет назад, экспедиция, которую собрал ее Господин была куда скромнее... во всех смыслах. Ее маршрут пролегал очень близко к границе Родинийского Княжества и проходя мимо одной из деревень местных жителей, отряд исследователей наткнулся на умирающего от неизвестной порчи молодого некара. Само собой, характер Лорда Мораса не позволил ему пройти и мимо, и он решил помочь мальчику. Быстро выяснилось, что он был болен Черной Пагубой - крайне опасным заразным проклятием, которое было способно за десяток дней убить и очень сильного одаренного. Уместно ли говорить, что Мораса это не остановило? На вряд ли.
  Не слушая уговоров и предупреждений, он прогнал всех из своего фургона и, наказав ждать неделю, заперся там наедине с умирающим некаром, не реагируя на попытки до него достучаться. Больше пяти дней Морас безвылазно сидел там, не пуская никого внутрь и когда Алиту уже начало одолевать отчаяние, ее Господин, усталый и осунувшийся, вышел из своей обители и попросил принести две порции горячего супа...
  - Вот и здесь он справится, - с удовлетворенной улыбкой сказал орк, со значительным видом подняв ложку, - Тем более, в этот раз в нашем отряде полно толковых магов, а вместе они уж что-нибудь да надумают.
  - Да... Наверное, ты прав, - улыбка суккубы стала шире, а сама девушка перестала казаться бледной тенью самой себя и как будто бы просветлела, - Спасибо, Хорт.
  - Обращайся, - хмыкнул орк, - и ты бы поела все-таки, а то видок у тебя... - Хорт красноречиво поморщился, проведя ребром ладони по горлу.
  - Хорт, ты... - Алита пораженно воззрилась на друга, - Если и дальше будешь говорить девушкам такие вещи, точно никогда себе пару не найдешь.
  - А где тут девушка? Отсель не видать, - осклабился орк.
  - Искры зенками своими просто ловить не надо, все и увидишь, - фыркнула суккуба.
  - В очках не те ощущения, - хмыкнул Хорт.
  - Ну и предпочтения у тебя...
  Так, перебрасываясь ничего не значащими подколками, они просидели около получаса, пока Хорта не позвал старший бригадир команды инженеров. Извинившись, орк ушёл по делам, оставив ее наедине со своими мыслями. Впрочем, сейчас, выговорившись и отойдя от шока, вызванного длительным общением с несчастной девочкой, суккуба уже не нуждалась в компании. Отстраненно глядя на свое мутное отражение в железной тарелке, она вдруг обратила внимание на болезненную бледность кожи и жутковатые тени под глазами.
  'Прав был Хорт!' - раздосадовано подумала суккуба, спешно доставая из маленькой поясной сумки круглый, размером с ладонь, диск металлической косметички.
  Она не могла позволить себе появиться перед Господином в таком неподобающем виде, ведь это наверняка заставило бы его беспокоиться. И вообще... 'Женщина всегда должна быть готова обольстить своей красотой любого мужчину' - так говорила Алите ее мама, и так считала она сама.
  'Мама...' - С грустной улыбкой подумала суккуба, подняв глаза к звездам, - 'Видишь ли ты меня сейчас? Что думаешь об этом? Что бы ты сказала, если бы могла?'
  - Мне так тебя не хватает... - печально вздохнула девушка.
  Алита опустила свой взгляд обратно. Ее мысли вернулись к подобранной Господином юной Стражнице.
  Бедная девочка, она перенесла столько боли... Прикоснувшись к ее памяти, суккуба смогла увидеть совсем немного, но и этого оказалось достаточно, чтобы понять, насколько была тяжела жизнь этой маленькой одаренной. Нет, она не увидела чего-то конкретного - лишь смутные образы и размытые картины, но все они были блеклыми и тусклыми. Будто их рисовал художник, у которого не хватало красок и ему приходилось постоянно разводить их в грязной мутной воде, чтобы не израсходовать всё сразу... А под конец остался и вовсе только один цвет - серый. Серыми были люди, серыми были кроны деревьев, серым был огонь, серой была кровь - серым было все, кроме, пожалуй, нескольких светлых пятен. Но едва ли их слабого сияния было достаточно, чтобы разогнать окружающий мрак...
  Девушка тяжело вздохнула.
  Велл была готова умереть, более того - она хотела умереть. И кто знает, как все могло сложиться, если бы Судьба не свела ее с Лордом Морасом? Алите было страшно даже думать об этом, ведь девочка уже около месяца находилась на грани сумасшествия и могла сама наложить на себя руки.
  Воистину, это было невероятное везение, что все сложилось именно таким образом. Пожалуй, в таком стечении обстоятельств можно было бы увидеть божественное провидение, но... Алита уже давно не верила, что звездные или какие-бы то ни было еще боги помогают смертным. Они потеряли интерес к этому миру и глухи к мольбам его жителей.
  'Глупо просить помощи у небес. Если хочешь чего-то - добивайся этого сама, а не болтай с пустотой как умалишённая'. Так сказал Алите один мудрый воин, много лет назад спасший ее из плена огринов, и молодая суккуба до сих пор следовала этому завету. Тем временем, из Штаба начали выходить высокопоставленные члены экспедиции, что говорило об окончании совещания. Алита, не желая больше тратить время в пустую, бросила последний взгляд на свое не имеющие огрехов отражение в зеркальце и, с громким стуком захлопнув косметичку, направилась ко входу, чтобы как можно быстрее поймать Лорда Мораса. В конце концов, чем раньше они начнут работать над лечением Велл, тем быстрее она сможет вернуться к полноценной жизни.
  'Да, не надо надеяться на пустые небеса, - решительно подумала Алита, - Все в наших руках!'.
  Некто незримый, пристально наблюдавший за лагерем тифлингов весь этот вечер, лишь усмехнулся ее наивности. Молодая суккуба даже не представляла, насколько заблуждалась, считая небеса этого мира пустыми.


  

Часть вторая - То, что можно сделать


  Восьмой Темный Лорд Войерта - Арого Морас, прозванный в Альянсе Дьявольским Изобретателем, тяжело вздохнул. Слова Алиты подтвердили его самые мрачные догадки... и вместе с этим дали хорошую пищу для размышлений.
  - Что скажете, Ворт Эсхем? - обратился он к стоящему рядом старому сутулящемуся демониду, задумчиво оглаживающему свою аккуратную седою бороду.
  - Оэ-оэ, крайне любопытный случай... - ответил тот, привычно поскоблив когтем основание левого верхнего рога. Судя по отсутствующему голосу, сейчас он пребывал глубоко в себе, и не особо заботился о том, как могут прозвучать его слова.
  - 'Любопытный случай'? - зло прошипела Алита, - Вы Это так называете?
  - М-м? - повернулся к ней Эсхем, - Ох, прости, шая Алита, - с едва заметной ноткой досады в голосе ответил он.
  Оправдываться перед суккубой, мало что смыслящей в Высокой Науке, за такую мелочь он считал лишней тратой концентрации, но... Она была помощницей его коллеги, и он не хотел портить с ним отношения из-за подобных пустяков.
  В конце концов, это могло отрицательно сказаться на результативности их совместной работы.
  - Я не хотел тебя задеть, - проговорил демонид, - Однако, все это действительно... крайне интересно. Будь добра, напомни, из какого именно Ордена эта девочка, - вкрадчиво попросил ученый.
  Суккуба тяжело вздохнула. Временами бестактный цинизм и непосредственность престарелого профессора ставили ее в тупик.
  - Лонгвилльский Орден Стражей, - ровно ответила Алита.
  - Вам это о чем-то говорит? - спросил Морас.
  -Оэ-оэ, да, приходилось как-то слышать, - почесав вытянутый, ссужающийся к концу, затылок, ответил Эсхем, - Это отчужденный орден высокопрофессиональных воинов, придерживающихся собственного Кодекса. Не знаю, в чем конкретно это выражается и чем они отличаются от других Стражей, но... Судя по рассказанному шаей Алитой, особенность их Ордена заключается в крайне жестких методах подготовки рекрутов и серьезной ментальной обработке адептов среднего и более звена... Да, определённо, те, кто с ней работал, прекрасно знают свое дело, - под конец тихо, будто говоря с самим собой, пробормотал демонид, огладив свою длинную тонкую бороду.
  Его взгляд затуманился. Похоже, ученый снова потерял нить разговора.
  - Поясните, Ворт, - вежливо привлек внимание старого мага лорд Морас.
  - Ум, да, конечно, друг мой, - 'вернувшись' к собеседникам, виновато ответил Эсхем, - Магический конструкт, что установлен на сознании этой девочки... Судя по словам шаи Алиты, он сильно поврежден, однако даже в таком состоянии продолжает выполнять свои базовые функции... Во всяком случае, некоторую их часть. Что же до остального... Я не могу говорить о его сложности, однако для меня очевидно, что мы имеем дело отнюдь не с рядовой ментальной установкой.
  - Я, конечно, рад услышать от вас подтверждение своих догадок, Ворт, - аккуратно проговорил Морас, - но пока вы не сказали ничего принципиально нового.
  - Извольте, коллега, - недоуменно посмотрел на своего бывшего ученика Эсхем, - Без личного осмотра я не могу утверждать нечто сверх этого.
  - Но, сайн Эсхем, может быть, вы знаете, как ей помочь? - с надеждой в голосе спросила Алита.
  - Шая Алита, - усталым и даже немного снисходительным голосом, как будто объяснял ребенку прописные истины, ответил старый профессор, - Пока я не узнаю, какого рода воздействие было произведено на ее разум и не разберусь в каком состоянии установленный на него конструкт пребывает на данный момент, я не могу и не буду давать каких-либо рекомендаций. Одна ошибка может стоить ей рассудка или даже жизни. Причем, не только ей, но и всем окружающим.
  - Ну хотя бы в общих чертах, без прямого воздействия... - жалобно взмолилась суккуба.
  Демонид смерил девушку тяжелым взглядом, и уже набрал в грудь воздуха, чтобы прочитать ей жесткую отповедь... но поняв, что этим ничего не добьется, только шумно выдохнул. Когда эта суккуба что-то вбивала в свою упрямую голову, остановить ее мог только лорд Морас, однако тот лишь выжидательно смотрел на своего более опытного коллегу.
  Задумавшись и огладив свою аккуратную белоснежную бороду, ученый все же ответил:
  - Думаю, здоровый сон определенно пойдет ей на пользу. Также ей следует употреблять большое количество витаминов, чтобы восстановить нормальную работу организма. Каких именно, скажу после осмотра, пока просто держите под рукой. - сказал он и, помедлив, добавил, - Помимо этого, она нуждается в... положительных эмоциях, пожалуй - но не слишком сильных. С этим надо соблюдать максимальную осторожность: неизвестно, какие установки были заложены в этот конструкт. Тем более, ее разум, насколько я могу судить, крайне нестабилен и это необходимо учитывать при общении. То есть - никаких резких движений или грубого обращения. За пределы этого фургона, - он посмотрел на лорда Мораса, - я бы ее тоже пока не выпускал - она может неадекватно отреагировать на увиденное. Все же конструкт в ее сознании до сих пор воспринимает нас как врагов.
  - Спасибо, сайн Эсхем! - жарко поблагодарила старика суккуба, отвесив ему низкий поклон.
  - Не стоит, шая Алита, я не сказал ничего такого, до чего бы не додумалась ты сама, - ровно ответил старый профессор, - Но учти, какими бы не были получаемые ей эмоции, они не должны быть слишком яркими - это может вызвать у нее нервный срыв или истерику.
  - Я поняла вас, сайн Эсхем! - энергично заверила его Алита, и повернулась к Морасу, - Господин, могу я идти? Мне нужно кое-что сделать до отбоя.
  - Конечно, - кивнул он.
  Одарив своего господина благодарной улыбкой, суккуба рыжей кометой выскользнула на улицу. Ей предстояло многое сделать за остаток этой ночи.
  - И все-таки, она слишком энергична... - Недовольно пробормотал Эсхем себе под нос и, повернувшись к Морасу, уже в полный голос сказал, - Коллега, если вы позволите, я бы тоже хотел удалиться. Мне нужно подготовить рабочее место.
  - Да, разумеется, Ворт, - почтительно кивнул тифлинг, и слегка виновато добавил, - Простите, что отнял Ваше время.
  - Не стоит, коллега, - понимающе улыбнулся старый ученый, - вряд ли бы вы смогли усмирить пыл шаи Алиты в одиночку.
  - Вы как всегда правы, - с грустной усмешкой развел руками лорд Морас, - без вас я просто бессилен...
  - Не прибедняйтесь, коллега, это вас не красит, - небрежно отмахнулся Эсхем и направился к двери.
  - До завтра, Ворт.
  - Ох, да... - Рассеяно отозвался престарелый профессор и, не оборачиваясь, помахал рукой, - До завтра, коллега.
  Умудренный многолетним опытом, этот выдающийся ученый Великой Науки, как всегда, был невероятно рассеянным и скупым на принятый у окружающих бессмысленный церемониал... Впрочем, он мог себе это позволить.
  Проводив усталым взглядом спину демонида, Морас вымученно упал в свое рабочее кресло. Этот день высушил его досуха...
  Пробежавшись глазами по Общей Комнате, он обратил внимание на валявшуюся на одной из полок оплавленную маску. Некоторое время тифлинг просто неподвижно смотрел на нее, однако в какой-то момент небрежным движением - будто загребая рукой воду - магией притянул поврежденное устройство к себе, а кресло, повинуясь воле хозяина, скользнуло к столу по тонким металлическим рельсам.
  Сейчас, когда этот сумасшедший день наконец подошел к концу, ему нужно было хоть немного расслабиться и привести мысли в порядок. Выявление недостатков и частичный ремонт его маленькой подделки подходили для этого как нельзя лучше.
  О Велл, спокойно спящей сейчас в соседней комнате, он мог не волноваться. Еще несколько часов назад, сумев найти свободное время, он передал Алите устройство, которое могло дистанционно отслеживать состояние девочки. Оно действовало в паре с куда более простым, миниатюрным прибором, в данный момент лежащем на столе и готовым дать сигнал в случае малейшей опасности для жизни или здоровья маленькой Стражницы. Остальное... будет понятно завтра. Беспокойство - бессмысленно, а преждевременное вмешательство с его стороны может только навредить.
  "Да, спешка точно не приведет ни к чему хорошему, а учитывая это, изводить себя пустыми переживаниями еще большая глупость."
  Тифлинг достал из нагрудного кармана своей куртки сложенные многофункциональные механические спец-очки и, водрузив их на нос, с головой погрузился в изучение внутреннего устройства сломанного артефакта.
  С первого взгляда ученый определил основную причину перегрева - замыкание в трех из восьми энерговодов. Но в чем же была причина? Уж точно не в выбранных материалах, в этом профессиональный артефактор был уверен. Так что же тогда? Возможно, перепады энергии могли вызвать деформацию металла в ключевых участках... Или же?.. Занявшись любимым делом, Дьявольский Изобретатель выпал из времени и, возможно, просидел бы так полночи, если бы не гулкий стук в дверь, неожиданно ворвавшийся в его сознание.
  Заторможено оглядевшись на звук, Морас с явным неудовольствием отложил маску и снял очки. Личность ночного гостя не была для него тайной. Впрочем, как и причина его столь позднего визита.
  Этот разговор обещал быть крайне неприятным.


  

Часть третья - Несправедливость


  Велл медленно отходила от легкого безмятежного сна без сновидений. Открыв глаза, она мутным взглядом оглядела освещенную лишь одной тусклой лампой комнату. Кроме нее здесь никого не было. Кажется, Алита хотела принести ей 'кое-что вкусненькое', но пока суккуба отсутствовала, девочку одолела сонливость, и она сама не заметила, как уснула. Повернув голову, она увидела, что на тумбочке рядом с кроватью лежит вкусно пахнущий маленький тканевый сверток. Наверно, она оставила его и, решив не будить Велл, ушла куда-то по своим делам.
  Приподнявшись на локтях, девочка наклонилась к свертку и осторожно принюхалась. Живот требовательно заурчал.
  'Надеюсь, ничего не случится, если я это съем?' - неуверенно подумала она. Бывшей Стражнице было не по себе от одной только мысли о том, в какой ситуации она находится. Все произошедшее казалось безумным бредом, который мог прийти в голову только сумасшедшему. Темный Лорд, пощадивший ее и суккуба, ухаживающая за ней как за собственным ребенком - этого просто не могло быть! Ведь они - зараженные Хаосом. Проклятые за жадность своих предков, озлобленные на весь мир кровожадное чудовища, не способные ни на что кроме разрушения...
  Однако, вопреки этому, сейчас Велл лежала под теплым одеялом на удобной и мягкой кровати. Едва ли такое смогли бы создать существа, которые умеют лишь разрушать. Живот снова заурчал.
  'Ну, если бы меня хотели отравить, то они бы уже давно это сделали, верно?'
  Успокаивая себя этой мыслью, Велл осторожно прикоснулась к свертку. Ничего не произошло. Приободрившись, девочка уже начала его раскрывать, как прямо за стеной раздался низкий и гулкий раздраженный голос...
  - Сайн Морас, неужели вы действительно не понимаете? Она может обладать ценнейшими данными о нашем противнике, мы не можем упустить такую возможность...
  - Я уже все сказал, Тавен, - прервал его спокойный холодный голос Арого Мораса, - я не позволю тебе ее допрашивать. В любом случае.
  - Я не собираюсь ее допрашивать, - говоривший явно был сильно разозлен, но пока что сдерживал свои эмоции, - Она сама все расскажет. Уверен, после предательства со стороны ее прошлых хозяев, она будет только рада послать им...
  - Хватит, - голос Мораса стал как будто тяжелее и почти осязаемым грузом придавил Велл к кровати.
  Девочка поежилась. На мучительно долгие несколько секунд все затихло.
  - Тавен, - тяжесть неожиданно исчезла, сменившись огромной усталостью и... горечью? - пойми уже наконец, это же всего лишь ребенок, а не военнопленный с фронта! Она и так слишком много натерпелась, и я не позволю изводить ее еще и тебе.
  - Она не ребенок! - Отчеканил Тавен, - Она Страж и Супериор - бездушное оружие в руках Альянсовских псин из Орденов. Откройте глаза, она уже давно не человек, а механоид-убийца в людской оболочке. Такие как она годятся только чтобы убивать!
  Слова этого неизвестного Проклятого больно ударили Велл. Воистину, сказать такое могло только чудовище. Да, точно, чудовище - жестокое и бездушное, не достойное жизни в этом мире. Такое же, как и все Проклятые. Из-за них началась эта ужасная Война, из-за них погибло столько невинных, из-за них ее забрали из дома, из-за них она лишилась семьи...
  И поэтому они должны быть уничтожены! Все! Тринадцать! Все! До единого отродья! Тринадцать! БЕЗ ПОЩАДЫ! Это ее долг, она обязана!.. Тринадцать! Тринадцать!
  Велл схватилась за голову и тихонько застонала.
  - Этот разговор окончен, - будто ушат холодный воды, свалился на ее горящее адским пламенем сознание твердый как адамант голос Арого Мораса, - Попрошу на выход.
  За стеной раздался отчетливый скрежет, а затем твердые шаги и громкий хлопок дверью. Велл всхлипнула от гулкого звука, ударившего ее по голове подобно огромному кузнечному молоту. Сквозь пелену боли и призывы убивать она услышала чьи-то шаги, а зачем почувствовала, как что-то мягкое и холодное легло ей на лоб.
  - Потерпи немного, сейчас все пройдет, - донесся до нее ласковый мужской голос. Вскоре ей и вправду начало становиться лучше.
  Робко приоткрыв до того крепко сомкнутые глаза, она увидела тепло ей улыбающегося Арого Мораса. Тифлинг сидел рядом с ее кроватью, его ладонь излучала мягкое золотистое свечение.
  - С-спасибо, - сбивчиво пролепетала Велл, вжавшись спиной в подушку.
  С ее чувствительностью находиться рядом с настолько сильным существом было, мягко говоря, не комфортно. Однако, вместе с болью пропала и чужая кровожадная воля, и за это Велл была готова терпеть присутствие тифлинга сколько угодно.
  - Не стоит, - мужчина снова улыбнулся, - Все же, я обязан заботиться о своих пациентах... Погоди, у тебя сенсорический шок?! Что ж ты сразу не сказала...
  Аура Мораса, широкая и насыщенная, неожиданно как будто исчезла, превратившись в большое черное пятно. Дышать, и вообще находиться рядом с ним стало значительно легче.
  'Так быстро скрыл свою ауру' - отметила про себя Велл, - 'Удивительно...'
  Она не понаслышке знала, что сжатие ауры было очень сложным процессом, требующим огромного самоконтроля и невероятной концентрации. Ей, Отмеченной Божьей Благодатью, это даже после нескольких лет постоянных тренировок, давалось с большим трудом и лишь с помощью продолжительной медитации. По-настоящему же сильным одаренным, к коим, без всякого сомнения, относился и Морас, сделать подобное наверняка было во сто крат сложнее. Однако он провернул это легко и небрежно, как нечто обыденное. Будто надел перчатки.
  На что же ещё был способен этот Темный Лорд и имелись ли вообще пределы его возможностям?
  - Спасибо, - тихо выдохнула Велл.
  - Излишне, - отмахнулся мужчина, - Как ты себя чувствуешь, ничего не болит?
  - Нет, - смущенная его заботой, практически не слышно прошептала она, - все хорошо.
  - Ты так тихо говоришь, у тебя слабость? - взволнованно спросил Морас, поддавшись вперед.
  - Н-нет, - еще больше смутилась Велл, - пр-росто...
  Учителя из Ордена всегда были очень строги с ней и держались крайне отчужденно, вбивая в свою подопечную необходимые навыки и знания любыми доступными способами, жестко отчитывая за каждую допущенную ошибку. Некоторые и вовсе - были готовы наказать девочку за малейшую провинность. Старшие же братья и сестры-адепты вели себя крайне холодно и обычно старались не обращать на нее внимания, если не было необходимости в обратном. Для них ее по сути не существовало...
  Затем, когда началась Война, и Велл отправили на фронт, ей нередко случалось идти в бой бок о бок с простыми солдатами. Видеть, как разрываются на части их тела, чувствовать, как гаснут их жизни, слышать их предсмертные стоны... осознавать, что их гибель - это и ее вина тоже. Вина ее слабости, нерешительности, трусости - всего того, чего должен быть лишен Страж, выполняющий свой святой Долг. И потому она каждый день изводила себя тренировками, стремилась стать сильнее, чтобы никто больше не умирал из-за нее... Но с каждым боем укрытых белыми покрывалами безжизненных обезображенных тел становилось только больше, и она ничего не могла с этим поделать.
  Но Велл не сдавалась и продолжала делать то, чему ее учили в Ордене - сражаться и убивать. Сначала она старалась просто не думать об этом, убеждала себя, что поступает правильно и не делает ничего плохого. Что она лишает жизни не разумных существ, а злобных чудовищ, не способных испытывать боль и сострадание. Но с каждым днем, с каждым полным боли и отчаяния предсмертным психическим криком, с каждой отобранной ею жизнью, верить в это становилось все сложнее.
  И однажды она заметила, что остальные ее избегают. А потом начала ощущать на себе Эти взгляды. Сослуживцы и командиры, священники и полевые врачи, абсолютно все смотрели на нее, как на ужасного демона.... В их глазах маленькая Стражница, что с маской безразличия на лице в мгновение ока превращала десятки воинов Войерта в мешанину кровоточащего мяса, была не меньшим чудовищем, чем те, против которых они сражались. Вместо того, чтобы вселять в соратников доблесть и отвагу, как полагается Отмеченным Божественной Благодатью, она наводила на них лишь животный ужас. Но мало кто думал о том, что чувствует юная Отмеченная и ещё меньше людей знали, что скрывается за ее фальшивым равнодушием... Среди таких немногих оказался и Эдвард Лицеат.
  Молодой Избранный сам однажды подошел к ней и начал о чем-то говорить. Она уже не помнила, о чем - помнила только, что рядом с ним было тепло и уютно, будто она сидела перед жарким костром, закутавшись в меховое одеяло и слушая мамину колыбельную... Потом она как-то оказалась в большом шатре, принадлежащем ему и его Семье. Да, именно - 'Семье', так Эдвард называл своих ближайших соратников.
  Кто-то пел, кто-то танцевал, кто-то рассказывал разные странные истории, которые многим почему-то казались смешными, кто-то показывал волшебные фокусы. Все веселились и развлекались, как могли. Никто не видел в ней ни оружия, ни чудовища - все были по-настоящему добры к ней. Пожалуй, это было для юной Стражницы самым светлым воспоминанием за всю ее короткую и щедрую лишь на невзгоды и испытания печальную жизнь...
  Возможно, именно поэтому сейчас Велл так сильно робела - Арого Морас оказался вторым мужчиной, что был с ней настолько добр.
  Она уже хотела что-то сказать, как ее живот оглушающе громко заурчал. Стражница даже не сразу поняла, что было источником этого ужасного звука, но сообразив...
  - П-простите!..
  ...с отчаянным писком спряталась под одеялом.
  'Непозволительно! Непозволительно! Непозволительно!' - билась единая паническая мысль в ее голове, заглушая все остальные.
  - Это ты меня извини. - виновато сказал Морас, - Ты же, наверное, сегодня почти не ела. Вот, держи.
  Велл опасливо выглянула из-под одеяла, и неуверенно приняла сверток. Аккуратно развернув его, она увидела... обычный пирог из темного теста. Она часто замечала подобные на городском рынке Лонгвилля, в лавках, которые торговали выпечкой. Каждый раз Велл, чувствуя дурманящий сладковатый запах, порывалась купить себе там что-то, но всегда одёргивала себя - нужно было соблюдать строгую диету, прописанную наставниками. Думать же, о том, как ее накажут в случае, если она позволит себе такое излишество, Велл откровенно боялась. Как уже было сказано, ее учителя были крайне строги и не терпели нарушения дисциплины даже в подобных мелочах.
  И вот, сейчас, прямо перед ней, буквально в ее руках, находилось то, что столько лет было для нее под запретом.
  - М-мне правда это можно? - робко спросила она сидящего перед ней Темного Лорда.
  - Да, разумеется, - улыбнулся Морас, - только ешь понемножку, у него очень... сильный вкус.
  - Спасибо... - Велл глубоко вдохнула, как это делал один из ее старших братьев, перед тем, как нырнуть в ледяную прорубь, и откусила маленький кусочек.
  Яркий насыщенный сладкий вкус медленно растекся по ее рту, подобно древесной смоле. Осторожно прожевав и проглотив, Велл сразу откусила еще, затем еще и еще, не в силах остановиться. За всю жизнь она не пробовала ничего настолько вкусного.
  - Звезды... - Вздохнул Морас, - Тебя что, вообще не кормили?.. - Он засунул руку за пазуху и что-то достал оттуда.
  Велл испуганно дернулась и прижала к себе остатки пирога. Упускать такое сокровище она была не намерена. Даже ценой собственной жизни.
  - Не пугайся так, это всего лишь платок, - тифлинг раскрыл ладонь, на которой лежал сложенный квадратом кусок белоснежной ткани, - Ты вся заляпалась, давай вытру...
  Велл снова отшатнулась, вжавшись спиной в подушку.
  - Не бойся, я не причиню тебе вреда, - мягко сказал Морас и тепло ей улыбнулся.
  Девочка затравленно посмотрела на него исподлобья, но тифлинг спокойно выдержал этот взгляд.
  - ...
  Морально приготовившись к чему-то плохому, и даже зажмурившись на всякий случай, она вся сжалась и медленно подалась вперед, подставив заляпанную багровой кашицей щеку.
  Но вопреки своему страху, Велл почувствовала лишь нежное прикосновение мягкой ткани. Открыв один глаз, потом другой, она удивленно посмотрела на Мораса, который аккуратно и крайне сосредоточенно водил платком по ее губам и щеке. Выражение его лица в этот момент показалось ей крайне забавным, и она, сама того не заметив, неуверенно улыбнулась.
  - Надо же, - протянул Морас, убрав руку, - Похоже я как-то смог тебя развеселить.
  - Пр-рост-тите, я... - Опомнившись, сбивчиво начала оправдываться Велл.
  - Спокойно, спокойно, - прервал ее тифлинг, - я не говорил, что это плохо. Мне наоборот, приятно, что я смог заставить тебя улыбнуться...
  - Что?.. - Широко распахнула глаза Велл, не веря собственным ушам, - О чем вы?
  - Ну, - Морас смущенно почесал костяной нарост на виске, - Ворт Эсхем сказал, что тебе нужны положительные эмоции, а улыбка ведь это и значит, верно?
  Велл просто не знала, что на это сказать. Ей было сложно поверить в слова тифлинга, она не видела в них никакого смысла. Однако, и лжи в них не было тоже - Морас говорил правду. По крайней мере, частично.
  - З-зачем?.. - Опустив взгляд, тихо спросила она.
  - Как я уже говорил, ты - мой пациент, - ответил тифлинг, - А врачи обязаны заботиться о своих пациентах.
  - Нет! - оборвала его Велл, - Почему вы не убили меня?! Почему я не в плену?! Мы же враги! Этого не должно быть!
  Морас молчал, не пытаясь прервать или что-то сделать. Впрочем, надолго запала юной Стражницы не хватило, и ее речь почти сразу начала становиться сбивчивой и прерывистой:
  - Вы же все уже стольких убили!.. Столько уничтожили!.. - На ее глазах навернулись слезы, - Так почему я жива... а они?...
  Подавшись вперед, Морас обнял Велл, и стал ласково поглаживать ее по голове. Она не сопротивлялась.
  - ...я не заслужила жить... я должна была... вместо них...
  Перед глазами Велл стояли одиннадцать высоких деревянных крестов, бурых от засохшей на них крови.
  Ее семья.
  - Поч-чему они, а не я? - тихо всхлипнула она, - Это несправедливо...


   Глава III

Часть первая - трагедия


   Несколько месяцев назад отряд, в котором состояла Велл, перебросили к землям королевства Вестар, в места неподалеку от ее родной деревни. Альянс уже выбил основные войска Проклятых с этой территории и значительно сдвинул линию фронта. Однако, несмотря на это, здесь то и дело происходили мелкие стычки между силами Альянса и недобитыми войсками тифлингов и их союзников. Еретики из местных жителей, что, подавшись лживым обещаниям хаоситов, встали на их сторону, знали местность ничуть не хуже проводников Альянса. И это позволяло войертцам успешно вести партизанскую войну, то и дело совершая набеги на конвои с продовольствием, производя диверсии на перевалочных пунктах и похищая высокопоставленных офицеров. Разумеется, их уничтожение было делом времени, но...
   Война набирала обороты и войска нуждались в частых и стабильных поставках амуниции и продовольствия на всех участках фронта, чему всеми силами старались помещать засевшие в местных лесах партизаны Проклятых, и тогда Командование распорядилось отправить в этот регион несколько спецотрядов с прикомандированными к ним Отмеченными Стражами, в число которых вошла и ее группа.
   Узнав, что она раньше жила в этих местах, сэр Сандэр, командир отряда Вэлл, не стал возражать, когда она сама вызвалась провести одиночную разведку. Брат Совер и сестра Маралина хоть и оказались несколько недовольны ее самоуправством, тоже не были против, ибо не сомневались в способности подопечной постоять за себя. Или, во всяком случае, достойно расстаться с жизнью.
   Окрыленная радостью от почти воплотившейся задумки, маленькая Стражница невидимой и неслышимой рысью устремилась к родной деревне. Нет, она не собиралась дезертировать - всего лишь встретиться с родичами, лица которых уже почти позабыла, узнать как они и показать, что с ней все в порядке... Но добравшись до деревни, застала лишь выгоревшее пепелище.
   Бесцельно бродя меж черных, до сих пор воняющих гарью остовов, обходя глубокие, оставленные артиллерийскими зарядами кратеры, она случайно наткнулась на смутно знакомую женщину, что когда-то была деревенской знахаркой.
   Старуха сразу узнала в закованной в доспех бледной исхудавшей девочке дочь охотника, которую когда-то забрали с собой Стражи. Женщина упала перед ней на колени и, давясь собственными слезами, сгорая от стыда и вины, поведала ей ужасную историю, произошедшею в этой деревне.
   На протяжении долгого полувека правители королевства Вестар поддерживали дружественные отношения с молодым государством тифлингов. Выходцы из проклятых земель торговали с местными, жили в здешних городах и были нередкими гостями на мероприятиях, устраиваемых аристократами и правящей семьей. Однажды Велл даже видела огрина-наемника в свите дворянина, решившего поохотиться в их лесу и нанявшего отца в проводники. Тифлинги здесь были таким же обыденным зрелищем, как гномы с карликами, и никто не считал их чем-то особенным.
   Но все изменилось девять лет назад, с приходом к власти нынешней королевы, Сиреф Первой, которая явно в большей степени симпатизировала Альянсу, чем тифлингам. И перемены не заставили себя долго ждать. Сначала стали появляться проблемы у торговцев Войерта, затем - у ремесленников, а после и у наемников с искуссниками. Постепенно, от мелких ограничений и запретов дело дошло до узаконенной травли. Что творилось в верхах никто толком не знал, однако ходили слухи, что на дипломатов тифлингов было устроено несколько покушений...
  Затем земли Вестара наводнили агенты, вербовщики и откровенные провокаторы Альянса, ненавязчиво призывая всех сплотиться против всеобщей угрозы набирающих сил для вторжения хаоситов.
   Вместе с ними пришли и Стражи, основной задачей которых было рекрутирование в свои Ордена Отмеченных, что должны были стать клинками Света в грядущей войне против Проклятых исчадий Хаоса. Именно в этот период Велл, а также еще нескольких девушек и юношей, в которых выявили Отмеченных Светлоликим, забрали в Лонгвилльский Орден Стражей.
   С тех пор отношения между Вестаром и Войертом только ухудшались и когда лидеры Альянса объявили о начале Великого Очистительного Похода, королева Сиреф сразу и во всеуслышание изъявила свое намерение присоединиться к нему, но... не была понята своим народом. Нет, это не вызвало восстания или массового недовольства, об этом не шло и речи. Просто люди, что на протяжении многих лет довольно плотно взаимодействовали с жителями Войерта, не верили в то, что про них рассказывали в Альянсе и потому не видели смысла в том, чтобы присоединяться к чужой войне. Впрочем, королеву это не волновало и уже через несколько месяцев Вестар стал полем жестоких кровопролитных сражений, в которые нередко бывало вовлечено и мирное население.
   Однажды в жернова войны угодила и деревушка Велл. Отряд, состоящий из тифлингов и местных перебежчиков прятался где-то в лесу, и силы Альянса никак не могли их оттуда выкурить. Так как эта группировка находилась глубоко за линией фронта, а для полномасштабного прочесывания леса людей и времени критически не хватало, командующим составом было принято решение выманить их к деревне и, используя ее как ориентир, уничтожить массированным артобстрелом.
   Их план удался - но вот какой ценой? Поселение было лишь частично задето обстрелом, но с пострадавших домов пламя быстро распространилось на остальные, и в результате деревня оказалась и уничтожена лишь немногим меньше чем полностью.
   После того как все кончилось, когда были спасены из-под обломков те немногие, что не успели покинуть свои дома сразу, но каким-то чудом выжили, когда собрали под одной крышей раненых и когда наконец подсчитали погибших, люди в полной мере осознали трагичность и безысходность своего положения.
   Именно в тот злополучный момент кто-то вдруг вспомнил, что дочь охотника когда-то забрали с собой Стражи. И дом его совсем не пострадал при обстреле... Тут же все ополчились против семьи бедняги, обвиняя его и его родичей во всех несчастьях и грехах, вплоть до прямой помощи в наводке альянсовских орудий.
   Никого не интересовало, что дочь из семьи забрали почти насильно. Никто не вспомнил, что охотник, вместе с сыновьями и дочерями помогал разбирать завалы и тушить огонь на ровне со всеми. Никто не подумал, что причиной целости их дома может быть его нахождение на отшибе... Да и зачем? Ведь люди нашли виноватых в своей беде, на которых они могли бы выместить всю свою боль.
   Да, были и такие, кто пытался образумить остальных, были и те, кто встал на сторону обвиняемых, но что эти немногие могли противопоставить озлобленной толпе? Их просто избили и бросили, тогда как охотника с семьей ждала куда более страшная участь...
   Сразу взявшаяся хлопотать над пострадавшими, старая знахарка, отвлеченная шумом, решила оставить раненых на помощников и посмотреть, что происходит. Но пробравшись через безумно гомонящую толпу, увидела их. На одиннадцати высоких крестах были распяты одиннадцать обезображенных до неузнаваемости окровавленных тел. На их головы были надеты грязные мешки, но она не сомневалась, что это были охотник и его семья.
   Когда все наконец успокоились и разошлись, старуха, с помощью внуков и внучек, помогавших ей с ранеными и не участвовавших в этом сумасшествии, сняла тела с крестов и захоронила их как подобает. На следующий день все выжившие покинули деревню и разошлись своими дорогами. Кто-то подался в занятые Альянсом города, кто-то отправился пытать счастья на дорогах, кто-то решил присоединиться к партизанским отрядам тифлингов... Лишь старая знахарка осталась в пустой выгоревшей деревне.
   Зачем? Она и сама вряд ли смогла бы ответить... Возможно, женщина ждала, что когда-нибудь сюда придет отобранная Стражами дочь Охотника и тогда она наконец сможет перед ней извиниться за то, что не смогла помочь ее семье? Возможно, она более не могла смотреть в глаза тем, кто совершил такое зверство? Или, быть может, она просто хотела спокойно дожить свои последние годы в пустой, никому ненужной разрушенной деревне в дали от людской злобы? Кто знает...
   Стражница попросила проводить ее к семье, и женщина безропотно выполнила эту просьбу. Одиннадцать крестов, одиннадцать могилок. Она долго смотрела на них, пытаясь вспомнить как звали ее родителей, бабушек с дедушками, братьев и сестер. Как они выглядели, какими были их голоса, как от них пахло... но к своему ужасу, не смогла, сколько бы не силилась. Этих воспоминаний будто бы никогда не было.
   Плача от боли и стыда, она упала на колени перед своей семьей, моля их прощении. За то, что обрекла на смерть. За то, что не защитила. За то, что почти забыла. Но они не ответили ей. Никто не ответил.
   - Пойдем ко мне, Лиана, - положила тогда знахарка руку на дрожащее плечо рыдающей Стражницы.
   Она встрепенулась. Лиана... Таким было ее имя до вступления в Орден. Оно было красивым и всегда ей нравилось, она носила его с гордостью. Но в обители ей дали новое, противное, мерзкое имя - Ундина. Именно так ее все называли и со временем она почти позабыла свое первое, настоящее имя. Так могла ли она теперь называть себя Лианой? Имела ли она на это право?
   Не сопротивляясь, юная Стражница пошла за знахаркой в лачугу, которая заменяла ей дом. Женщина напоила ее травяным отваром, попыталась успокоить, что-то говорила... Велл уже не помнила ее слов и их смысла. Было ли это важно? Едва ли, ведь все уже произошло. В душе маленькой Стражницы не было ни злости, ни желания отомстить - лишь всеобъемлющая тоска и опустошенность. Она хотела покинуть это место.
   Распрощавшись со знахаркой, она попрощалась и со своим прошлым. Не было больше Лианы дочки охотника, осталась только сестра Ундина - рыцарь Лонгвилльского Ордена Стражей. Нет прошлого, нет будущего - только долг, который нужно выполнить.
   И тогда, если она справится, то ее семья - все те, кто был ей дорог, не будут забыты. Их жертва окажется не напрасной. Она сделает для этого все, что от нее зависит.

Часть вторая - хороший тифлинг.


  После расставания со знахаркой Велл еще долгое время бесцельно бродила по лесу и, вернувшись в лагерь только поздней ночью, до утра сидела одна в своей личной палатке. За все это время ее так никто и не побеспокоил; скорее всего, ее возвращения просто не заметили. Или, что куда более вероятно, всем было банально наплевать.
  Брат Совер и сестра Маралина не очень-то опекали свою подопечную и куда больше любили молиться и наставлять сэра Сандэра, чем проявлять, излишнюю, как им казалось, заботу по отношению к ней. По сути, им было достаточно того, что она беспрекословно выполняет приказы и не противится воле старших по званию. Остальное же их не особо волновало. Жива, вернулась, сидит тихо - и хорошо.
  Что же до остальных членов отряда, то... они всегда держались от нее на расстоянии и никогда не подходили к ней без крайней нужды. Даже сэр Сандэр, их командир, старался как можно реже пересекаться с Велл лично и по большей части отдавал приказы через посыльных. Впрочем, это касалось и ее наставников. Если Стражей из других орденов просто считали опасными воинами-мутантами, то лонгвилльцев откровенно побаивались и шепотом называли безумными фанатиками.
  Но маленькая Стражница была даже рада этому - тогда ей так хотелось побыть одной...
  Утром она отчиталась сэру Сандэру о результатах своей вылазки, умолчав при этом о своей деревне. К счастью, рыцарю оказалось достаточно сухого доклада и слов о том, что она не встретила ни одного партизана, так что при первой возможности он спровадил ее из своего шатра. Брат Совер и сестра Маралина тоже, ожидаемо не проявили к ее похождениям большого интереса и не стали ее об этом расспрашивать.
  Велл никому не рассказывала о том, что узнала. Даже при редких встречах со своим лучшим и, наверное, единственным другом в ордене - Эйсом, она всячески избегала разговоров о доме. Хотя парень, чувствуя ее подавленность, всякий раз и пытался как-то разговорить Велл, он постоянно упирался в неразрушимую стену глухого отторжения.
  Эйс, также, как и она, был Отмеченным и, также, как и она, был родом из Вестара. Всего на полтора года старше Велл, он прошел посвящение примерно в то же время, что и она и всегда старался держаться рядом и по возможности поддерживать ее.
  Насколько могла судить юная Стражница, раньше парень принадлежал к какому-то аристократическому роду. Но, несмотря на это, несмотря на совсем другие взгляды на жизнь и совершенно иное воспитание, он понимал ее лучше всех в ордене и, пожалуй, был единственным в их братстве, кого она по-настоящему могла бы назвать своим братом. Она никогда не понимала, почему он сдружился именно с ней, тогда как к остальным в ордене, включая их сверстников-новобранцев, испытывал по большей части неприязнь, граничащую с презрением.
  Эйс никогда не стеснялся показывать свое отношение наставникам и старшим братьям с сестрами, за что часто подвергался жестоким наказаниям. Но, как бы тяжело ему не было, парень сохранял твердость духа и свою ехидно-саркастичную, надменную, наглую и, пожалуй, даже отталкивающую манеру поведения. Велл всегда им восхищалась, даже несмотря на его откровенно мерзкий характер.
  Эйса постоянно сильно ругали за неподобающее поведение. Однако парень не обращал на это особого внимания и даже содрогаясь от ударов плети сохранял на лице кривую насмешливую улыбку. Он открыто презирал Орден и его правила. Одним из актов демонстрации этого презрения было то, что он почти никогда не использовал имя, данное ему при посвящении. Эйс... парень выдумал себе эту кличку - 'псевдоним', как он сам говорил - просто из вредности, чтобы позлить старших. Но потом он пошел дальше и дал прозвище уже ей.
  'Велл - потому что ты хорошенькая' - сказал он тогда, криво усмехнувшись. Сначала она подумала, что он просто стебется, но позже оказалось, что, несмотря на частые подколки и высокомерное поведение, к ней он и действительно относился намного лучше, чем к остальным. И в благодарность за это она приняла данное им прозвище. Пускай оно и казалось ей какой-то странной бессмысленной издевкой, но звучало всяко лучше, чем имя, которое ей дали при вступлении в орден. Тем более, что Эйс в любом случае называл бы ее так, как захотел. Он никогда не спрашивал разрешения.
  Эйс, что бы он сам о себе не говорил, был хорошим человеком, самым близким для нее человеком, и Велл полностью ему во всем доверяла, но... несмотря на это, рассказать ему о своем горе она не могла. Это попросту было выше ее сил. А позже парня отправили на другой участок фронта, откуда он уже не мог ее поддерживать.
  И тогда юная Стражница замкнулась в себе, окончательно уподобившись бездушной анимированной кукле, механически исполняющей все приказы своих хозяев. Она отчаянно надеялась на то, что если сконцентрируется на своей Миссии и будет прилагать для ее выполнения все свои силы, то боль отступит, но... со временем ей становилось только хуже, а постоянные сражения лишь усугубляли ситуацию. Девочка усыхала на глазах, а Эйс был слишком далеко, чтобы ей помочь.
  Эдвард при их встрече на границе с Родинией сразу все понял и хотел поговорить, но не успел - сначала с ним захотели встретиться эвакуируемые дипломаты, а после ее вызвал к себе сэр Сандэр. Когда она явилась в его шатер, внутри были только брат Совер и сестра Маралина, а также тройка отрядных магов. Там ей и поручили это самоубийственное задание, а когда она сказала, что у нее ничего не получится, ей просто дали выбор.
  И Велл, не колеблясь, его сделала. Отправившись в лагерь тифлингов, она не верила, что у нее есть хоть малейший шанс на успех. Она даже не рассчитывала выжить. Но... тогда такой конец ее вполне устраивал.
  А сейчас она рыдала в объятиях того, кого ее послали убить, не в силах остановить слезы, и рассказывала ему о том, чем не осмелилась поделиться даже с самым близким ей человеком. И как же так вышло? Велл не знала, но ее это и не заботило. Она просто выплескивала на Мораса все, что в ней накипело за долгие годы служения в ордене и нахождения на фронте. Всю свою боль, все отчаяние, всю тоску, всю злость на себя и других. Она стонала и кричала, отвратительно выла и скулила, сбивчиво и бессвязно жалуясь на свою жизнь, уткнувшись лицом в грудь ласково гладящего ее по голове тифлинга.
  Должно быть, она выглядела очень жалко...
  Однако, Морас так не думал. Он тихо говорил ей какие-то ласковые добрые слова, как-то успокаивал. Но Велл его не понимала. Она даже себя не понимала, настолько ей было плохо. Девочка не знала, сколько она провела в этом состоянии безумного полубреда, но все это время тифлинг был рядом и не отпускал ее. Даже когда она наконец смогла успокоиться.
  - Простите... - обессиленно прошептала Велл тихим пустым голосом.
  - Нет, - с теплотой в голосе ответил Морас, - Все хорошо. Правда.
  Велл почувствовала, что он не врал. От этого ей стало немного легче.
  - Спасибо... - тихо сказала она.
  Медленно отстранившись от тифлинга, она встретилась с ним взглядом. Только сейчас она обратила внимание, что его глаза были насыщенно-голубыми, а вовсе не белыми, как ей показалось в начале, да и не такими большими...
  Велл подумала, что они очень красивые.
  Морас неуверенно улыбнулся ей. В смущении девочка тут же отвела взгляд, коря себя за невоспитанность. Она не знала, как ей сейчас быть. За одну эту ночь она сказала, пожалуй, даже больше, чем за весь последний месяц. Да и то, что она ему наговорила... вдруг она взболтнула что-то лишнее, что-то обидное или оскорбительное? От этих мыслей ей было очень неуютно.
  - Как ты? - спросил мужчина, чувствуя замешательство маленькой Стражницы, - Не стесняйся, пожалуйста. Говори обо всем, даже если это кажется неважным.
  - Я... в порядке, - запинаясь, ответила Велл и, чуть помедлив, неуверенно призналась, - Только в горле... слабая тянущая боль... здесь, - она показала пальцем.
  За время своего нахождения на фронте юная Стражница привыкла говорить кратко и по существу. Особенно, если дело касалось ранений или чего-то подобного. Такая информация, если ее сообщить вовремя, могла спасти чью-то жизнь.
  - Правильно, - похвалил ее Морас, - Молодец, что сказала. Давай посмотрю.
  Велл снова взглянула на тифлинга, но тот лишь искренне ей улыбался. В нем не чувствовалось злобы или коварства, только открытая доброта и бескорыстное желание помочь.
  Вздохнув, Велл подняла подбородок и подалась вперед, подставляя незащищенное горло. Морас мягко прикоснулся к ее шее, его глаза засияли ярче, а девочка почувствовала приятную теплоту в месте прикосновения. Все это было так непривычно...
  - Спасибо, - сказала она, когда Морас убрал руку.
  - Пожалуйста, - снова улыбнулся ей тифлинг, - ты не голодна? Тут осталось еще немного... - Он указал на сверток с недоеденным пирогом.
  Девочка неуверенно посмотрела на него, но, помедлив, удрученно помотала головой.
  - Нет, я... мне нельзя есть слишком много, - виновато ответила Велл, - простите.
  Она все еще чувствовала легкий голод, но за последние годы он стал для нее почти привычным. Велл ела очень мало - все необходимые полезные вещества она получала, принимая сыворотки. Они не давали насыщения, но поддерживали ее в приемлемом состоянии, и улучшали усвоение организмом стимулирующих эликсиров, повышающих ее возможности как бойца.
  - Не извиняйся, все в порядке. Хотя... - Морас хотел что-то сказать, но запнулся, - ты права, пока что тебе не стоит злоупотреблять с тяжелой пищей.
  Тифлинг на какое-то время задумался, почесывая длинный костяной нарост на виске.
  - Знаешь, подожди немного, я скоро вернусь, - неожиданно сказал он и, резко подскочив с табурета, исчез за дверью.
  Велл даже не успела ничего сказать. Впрочем, у нее все равно не было особого выбора, ведь сейчас ей вряд ли бы хватило сил даже на то, чтобы встать с кровати. Поэтому девочка просто положила голову на подушку и прикрыла глаза. Произошедший нервный срыв сильно вымотал ее, и Велл была рада возможности спокойно полежать, ни с кем не разговаривая. Все же, общение с с плохо знакомыми людьми, в том числе и дружелюбно к ней настроенными, давалось девочке с большим трудом и после каждого, пускай и короткого разговора, маленькой Стражнице хотелось немного побыть одной.
  Пока Морас отсутствовал, она даже не заметила, как задремала.
  - Привет, не зас?.. - Зашел в комнату тифлинг и, увидев сонно открывающую глаза девочку, виновато смешался, - Прости, не хотел тебя разбудить.
  - Я... не спала, - чуть заторможено ответила Велл, с трудом избавляясь от остатков сонливости и неуклюже уселась на кровати, оперившись спиной на огромную подушку.
  Устроившись поудобнее, она посмотрела на Мораса.
  Тифлинг поймал себя на мысли, что девочка сейчас выглядела невыносимо, нечеловечески милой. Даже большие широко распахнутые, белые глаза без зрачков, нисколько этого не портили, а лишь подчеркивали.
  - Вы... что-то хотели? - робко спросила девочка.
  - А, да, - кивнул Морас, сбросив наваждение, - я приготовил... - он посмотрел на металлическую кружку у себя в руке, - Это что-то вроде зелья. Оно оказывает общеукрепляющий и оздоравливающий эффект на организм.
  - Для людей оно безопасно, не волнуйся, - спохватившись добавил тифлинг.
  Велл с сомнением посмотрела на исходящую паром большую, поблескивающую в неясном свете лампы, кружку. Она уже не верила, что он хочет ее отравить, но... После операций и магических ритуалов, которые проводили над ней в ордене, а также долгого и частого употребления эликсиров, она сильно изменилась - как внешне, так и внутренне. Что, если ее мутировавшее тело отторгнет приготовленное снадобье? Не станет ли от этого только хуже?
  - Не бойся, я учел... особенности твоего организма, - сказал Морас, видя ее неуверенность.
  - Вы... как? - удивленно спросила Велл.
  Тифлинг виновато опустил глаза.
  - Прости, - вздохнул он, - пока ты спала, Алита осмотрела тебя. Мы... сильно беспокоились за твое состояние.
  Он говорил правду, Велл это почувствовала, также, как и его стыд. Она не понимала причин этого стыда, ведь считала их действия правильными и логичными. На ней могли быть какие-то отслеживающие устройства или опасные заклятия, и это нельзя было игнорировать.
  - Ясно... - тихо отозвалась Велл и, на всякий случай, добавила, - Спасибо.
  - Не за что, - облегченно ответил тифлинг, и протянул ей кружку, - Попей, тебе станет лучше.
  Велл подняла трясущиеся руки, но Морас остановил ее.
  - Не надо, я подержу, - сказал он и придвинулся ближе.
  - Спасибо, - Велл наклонилась вперед и сделала маленький глоток. Это позволило ей спрятать озаривший щеки легкий румянец.
  Зелье источало приятный запах, было густым и слегка сладковатым. А также умеренно горячим, что делало его вкус еще приятнее. Велл даже не заметила, как все выпила.
  - Спасибо, - поблагодарила она.
  - Пожалуйста, - улыбнулся ей Морас и, отставив кружку на стол, взял платок, - У тебя губы запачкались, - пояснил он, - можно я вытру?
  - Да... - Смущенно ответила Велл и подалась чуть вперед. На этот раз она была спокойна и даже не стала закрывать глаза, только смущенно опустила их, чтобы не смотреть на Мораса. Все же, все это очень ее смущало.
  - Теперь тебе надо поспать, - ласково сказал тифлинг, убрав платок
  - Хорошо, - покорно ответила Велл и улеглась обратно на подушку.
  Морас встал со своего табурета и уже хотел покинуть комнату, но Велл, неожиданно для самой себя, ухватила его за рукав. Почему-то ей очень не хотелось, чтобы он уходил.
  - Пожалуйста... - Смущенно краснея, пролепетала она, не зная, что сказать.
  - Конечно, - Морас правильно понял ее неуклюжую просьбу и, усевшись обратно, взял девочку за руку.
  - Спи, я буду рядом, - тепло сказал тифлинг и свободной рукой погладил ее по голове.
  - Спасибо... - одними губами прошептала Велл и закрыла глаза. Вскоре она заснула. Ей снилось, что она оказалась на их с Эйсом любимом месте - под большим чародревом, растущем на высоком травянистом холме близ Лонгвилля. Оттуда открывался прекрасный вид на город, особенно на рассвете или закате. Они вдвоем часто приходили туда, когда их отпускали из обители. Эйс рассказывал о самых разных вещах, иногда читал ей бестиарии, украденные им из библиотеки ордена, а она его слушала, изредка спрашивала или говорила что-то сама.
  Но в этот раз вместе с ними был Эдвард. Они сидели все вместе, прислонившись спинами к толстому белому стволу старого дерева. Эйс как всегда был язвителен и насмешлив, Эд же, наоборот, участлив и добр.
  А Велл рассказывала им невероятную историю о том, как она познакомилась с хорошим тифлингом...

Часть третья - подарок


   Мимо палаток через спящий лагерь тифлингов медленно кралась одетая во все черное тонкая фигура. Услышав шаги патрульного, она на мгновение затравленно замерла, но, быстро сбросив оцепенение, спряталась за ближайшим ящиком. Вскоре из-за поворота показался облаченный в кожаную броню рослый гоблин. Он подозрительно огляделся, но, не заметив ничего заслуживающего его внимания, прошел дальше.
   Алита облегченно выдохнула и, воровато оглянувшись, поправила зажатый подмышкой большой сверток. Выждав еще несколько секунд, она покинула свое укрытие и продолжила красться к громоздкой и неказистой черной повозке, провожаемая насмешливым взглядом патрульного.
  Тот сразу заметил нарушительницу комендантского часа несмотря на все ее ухищрения, но опознав в ней молодую суккубу, решил сделать вид, что ничего не заметил. В конце концов, пусть комендантский час и нельзя было нарушать никому, в экспедиции было много девушек и юношей, сильно сблизившихся за время совместной работы. Молодые влюбленные были не против провести вместе не только день, но и ночь. А патрульные, будучи людьми понимающими, не видели причин им в этом мешать.
   Тем временем, над каньоном медленно поднималось рассветное солнце.
   Алита тихо открыла дверь и проскользнула в фургон. Оказавшись внутри, суккуба облегченно выдохнула и, дрожащими от усталости и напряжения руками, уложила свою ношу на стол. Аккуратно раскрыв пакет и оглядев деяние рук своих, она довольно улыбнулась, - несколько часов непрерывной работы за спецстанком и бессонная ночь точно прошли не зря.
   'Надеюсь, ей понравится' - подумала суккуба, аккуратно разгладив мягкую ткань и слабо улыбнулась.
   Алита бросила взгляд на механические настенные часы, издававшие мерное тиканье. По идее, у нее еще было время, чтобы немного поспать, но, несмотря на сильную усталость, спать она совсем не хотела - деятельная натура неугомонной суккубы не позволяла ей расслабиться.
   'Надо проверить, как там Велл' - решила она, - 'А потом можно приготовить завтрак Лорду'
   Вспомнив о своем господине, суккуба не без радости отметила, что в этот раз он не засиделся допоздна в своей мастерской, как с ним часто случалось, а все-таки решил нормально поспать.
   'А вот я загулялась...' - виновато подумала она, - 'Надеюсь, Лорд Морас меня не потерял'
   На цыпочках, чтобы никого не побеспокоить, Алита прокралась в свою комнату, где сейчас должна была спать маленькая Стражница. Девушка сама настаивала на том, чтобы поселить Велл именно у себя - в конце-концов, захламленная всем, чем только можно и нельзя, а оттого очень тесная (и небезопасная) каморка Мораса никак не подходила для маленькой девочки. А других спальных мест в фургоне попросту не было. Впрочем, сейчас Алита была этому даже рада. Так приглядывать за Велл становилось гораздо проще.
   Аккуратно надавив на едва прикрытую дверь и протиснувшись в образовавшийся зазор, она застыла на месте с широко распахнутыми глазами, пораженная явившейся ей картиной.
   Велл лежала на спине, укрытая по самый подбородок, так, что лишь рука выглядывала из-под одеяла. За эту самую руку спящую девочку держал лорд Морас. Тифлинг сидел на табурете, привалившись спиной к шкафу и прикрыв глаза. Эта сцена показалась Алите неуловимо трогательной.
   Однако, волшебной сонной идиллии не суждено было продлиться долго - отреагировав на звук, заостренные уши Велл дернулись, и она открыла глаза. Несколько секунд она сонно и непонимающе смотрела в потолок и лишь сообразив, что ее разбудило, повернулась к двери.
   - Али?..
   - Тсс-с-с, - приложила девушка палец к губам, и стрельнула глазами в спящего Мораса.
   Девочка понятливо закрыла рот и в нерешительности уставилась на суккубу. Та с заговорщицкой улыбкой кивнула ей и выскользнула из комнаты. Девочка проводила ее удивленным взглядом. Но не успела девочка заскучать, как Алита вернулась, держа в руках коричневый плед. На цыпочках подкравшись к Морасу, она аккуратно накрыла его вместе с ногами, после чего наклонилась к Велл.
   - Поспи пока, - шепотом сказала она, - еще очень рано. Я разбужу тебя, когда...
  Суккубу прервало тихое урчание, раздавшееся откуда-то из-под одеяла. Маленькая Стражница густо покраснела.
   - Прости... - пролепетала она, уткнувшись носом в одеяло и желая провалиться под землю от стыда.
   - Ничего, все нормально, - нежно улыбнулась Алита и погладила ее по голове, - потерпи немного, я что-нибудь приготовлю.
   Отстранившись от Велл, суккуба покинула комнату, закрыв за собой дверь. Частично вернувшийся обостренный слух доносил до девочки какие-то звуки, но, чтобы понять, что именно делает Алита, их было недостаточно. Запахов отсюда она учуять не могла.
  Тогда маленькая Стражница решила просто подождать и устремила свой взгляд к потолку. Рядом раздавалось мерное дыхание спящего Мораса. Велл повернула голову к нему и только сейчас заметила, что он до сих пор держит ее за руку.
   'Сейчас он беззащитен, его можно было бы легко убить' - проскользнула в ее голове отстраненная мысль.
   Осознав, о чем только что подумала, девочка ужаснулась.
   'Так нельзя!' - возмущенно подумала она, виня себя за эту отвратительную идею, - 'Они ведь...'
   'Прокляты' - прервала ее чужая мысль, каким-то образом оказавшаяся в ее голове.
   'Это не так!' - подумала Велл, - 'Они совсем не такие!'
   'Они прокляты. Проклятые должны быть уничтожены. Это...'
   'Нет! Нет!' - замотала головой девочка, пытаясь отогнать от себя эту чужую злобную волю, - 'Ни за что!'
   'Должна уничтожать проклятых'
   'НЕТ!' - панически прокричала она почти вслух.
   - Велл, - кто-то тормошил ее за плечо, - Велл!
   Маленькая Стражница открыла глаза и увидела взволнованно смотрящую на нее Алиту.
   - Что такое? - озабоченно спросила она, - Что-то случилось?
   - Нет. Все хорошо... - Соврала Велл. Она совсем не хотела, чтобы Алита переживала из-за нее.
   Суккуба смерила девочку подозрительным взглядом, но, вспомнив совет профессора Эсхема, все же решила не давить на нее.
   - Завтрак готов, - тепло улыбнулась Алита, - Пошли?
   - Д-да, - сказала Велл и неуверенно сняла с себя одеяло.
   Только сейчас она обратила внимание, что на ней была надета только серая роба, которую она носила под доспехом. Девочка густо покраснела.
   - Хирм... - Протянула суккуба, - Ладно, ляг и укройся.
   Велл послушалась, и Алита укутала ее в одеяло как в кокон, затем аккуратно взяла на руки, а после, каким-то чудом не задев спящего Мораса, вынесла из комнаты. Суккуба пронесла девочку по короткому коридору и усадила ее за большой стол, осторожно развернув одеяло так, чтобы освободить руки. Все это время маленькая Стражница тщетно боролась со смущением, нахлынувшем на нее бурным потоком.
   - Прости, что пришлось так, - повинилась Алита, - просто тут довольно холодно, а ты слишком легко одета. Да и самой тебе ходить, наверное, пока рано.
  Велл смерила ее недовольным взглядом. Вопреки словам суккубы, маленькая Стражница совершенно не чувствовала, будто бы та раскаивалась. Скорее наоборот - Алите явно понравилось нести ее на руках.
   - Эй, ну не злись! Ты и так уже слишком милая! - заявила суккуба и взъерошила ей волосы.
   Велл сердито чмыхнула носом, но от этого Алита только больше распалилась.
   - Ну правда, как настоящий птенчик! - проворковала она, умиленно глядя на закутавшуюся в одеяло и недовольно сверкающую на нее белыми глазками девочку.
   От попыток закрыться от окружающего мира ее отвлекло громкое урчание в животе. Велл снова покраснела. Будь рядом кто-то из ордена, ее бы уже наверняка обругали. А Эйс отпустил бы какую-нибудь язвительную шутку... но Алита не сделала ни того, ни другого.
   - Хирм! Прости, совсем забыла... - Спохватилась суккуба и, встав из-за стола, достала из комода две тарелки, после чего плошкой перелила в них содержимое большого котелка, стоявшего на каком-то подогревающем устройстве.
   От него поднимался густой пар. Почувствовав запах, Велл сглотнула слюну.
   - Вот, - Алита поставила перед ней одну из тарелок и, покопавшись в комоде, достала оттуда оловянную ложку, после чего протянула ее Велл, - Приятного аппетита.
   Сказав это, суккуба сама уселась за стол напротив нее со своей тарелкой в одной руке и ложкой в другой.
   - Спасибо, - тихо отозвалась Велл.
   Зачерпнув немного полупрозрачной жидкости, она поднесла ложку к губам и аккуратно подула.
   - Я сделала бульон из казилла, - сказала Алита, - это...
   - Местная домашняя птица, - поддавшись странному порыву, прервала ее Велл, но, поняв, насколько невоспитанно поступила, тут же опустила голову, и смущенно добавила, - мне рассказывали... Прости.
   - Ничего, все нормально, - с теплой улыбкой успокоила ее Алита и поспешила сменить тему, - А кто тебе рассказал о нем?
   - Мой... - Велл запнулась, не зная, как сказать об Эйсе, - друг из ордена.
   - Я-а-асно, - протянула суккуба. Она хотела расспросить девочку подробнее, но понимала, как это будет выглядеть.
   Тем более, ей вовсе не хотелось быть чересчур навязчивой. Это могло привести к тому, что Велл просто закроется от нее.
   - Бульон не слишком горячий? - поинтересовалась Алита, не зная, как еще поддержать разговор.
   В конце концов, это действительно беспокоило суккубу - ей не хотелось, чтобы девочка обожглась.
   - Нет, - ответила Велл, - он... очень вкусный.
   - Правда?! - просияла девушка, услышав первую от маленькой Стражницы похвалу в свой адрес, - Тебе понравилось?!
   - Да, - смущенная реакцией Алиты, ответила Велл.
   - Йихкх! - счастливо пропищала суккуба, сложив руки на груди и сцепив их в замок, - Я так рада...
   Велл не нашлась, что сказать и просто уткнулась носом в тарелку, сосредоточившись на еде. Ей действительно понравился приготовленный рыжей суккубой бульон.
   Какое-то время они сидели молча. Велл ела, а Алита пожирала девочку почти что влюбленными глазами и широко улыбалась, обнажив белоснежные, чуть заостренные аккуратные зубы - как не странно, это даже не выглядело отталкивающе.
  Постепенно, маленькая Стражница смогла расслабиться.
   - Спасибо, - сказала Велл и отодвинула от себя тарелку.
   - Но тут же еще столько осталось, - удивленно проговорила суккуба, смерив недоверчивым взглядом заполненную больше чем на треть посуду, - Ты точно наелась?
   - Да, - ответила Велл и виновато добавила, - Мне нельзя больше. Прости...
   - Ты уверена? Ты ведь такая худенькая... - Протянула она, глядя на девочку, и почти жалобно добавила, - Может, еще хотя бы ложечку?
   - Я... - нерешительно начала Велл, - Я правда...
   - Ну давай, совсем чуть-чуть, - подбодрила ее суккуба и, взяв ложку из своей тарелки, поднесла ее прямо к губам девочки.
   - Алита, хватит к ней приставать, - насмешливо сказал Морас, войдя в комнату, - видно же, что она не хочет.
   - Но Господин, она ведь правда... - Начала было суккуба, упрямо глядя на него.
   - Не должна переедать, - мягко прервал ее тифлинг, - Велл, ты же ведь наелась?
  Мужчина посмотрел на нее с ободряющей улыбкой. Почему-то от этого маленькая Стражница почувствовала себя увереннее.
   - Да, - тихо ответила она.
   - Ну и ладно, - буркнула суккуба, - ну и не надо.
  Велл захотела извиниться перед Алитой, но Морас неожиданно взял ее тарелку и посмотрел на свою ассистентку и маленькую Стражницу вопросительным взглядом.
   - Если вы не против, то я могу доесть, - наполовину в шутку предложил он, улыбаясь.
   Только сейчас Алита поняла, что вчера так и не озаботилась ужином для своего господина, сам же он об этом, вероятно, просто забыл, как с ним нередко бывало. А Велл подумала, что с того момента, как она проснулась вчера вечером, тифлинг все время был рядом с ней и отлучился всего один раз - чтобы приготовить для нее то зелье. И все это время он удерживал свою ауру сжатой...
   Они обе почувствовали себя очень виноватыми перед Морасом.
   - Простите, - одновременно сказали Велл с Алитой и удивленно переглянулись.
   - Хмм? - поднял брови тифлинг, не совсем понимая, из-за чего перед ним извиняются, но решил не уточнять, - Ну... я не в обиде, не переживайте.
   Повисла неловкая пауза.
   - Так я... могу это съесть? - неуверенно спросил Морас.
   - Конечно! - тут же ответила Алита.
   - Д-да, - подтвердила Велл.
   - Премного благодарен, - тифлинг галантно кивнул дамам и, присев рядом с маленькой Стражницей, принялся оживленно работать ложкой.
   - Велл, как ты себя чувствуешь? - спросил он девочку. Она прислушалась к себе.
   - Мне... стало гораздо лучше, - сказала она и слабо улыбнулась Морасу, - спасибо вам.
   - Всегда рад помочь, - он тоже ей улыбнулся, - Есть какие-то боли, недомогание?
   - Нет, все хорошо, - ответила Велл, - только слабость... во всем теле.
  - Ясно, - кивнул Морас, - Но в твоем состоянии это нормально, так что скоро пройдет, вот увидишь, - он ласково погладил ее по голове. Велл непроизвольно зажмурилась от удовольствия
   - Кстати, Алита, - он повернулся к суккубе, смотрящей на них с умиленной улыбкой, - ты сделала то, зачем отлучалась вчера?
   - Оу, точно! - воскликнула она, и соскочив со своего места, слитным движением прыгнула к шкафу, чудом ничего не задев.
   Суккуба недолго в нем покопалась и с победным видом извлекла наружу что-то объемное, но тут же спрятала это за спиной. С предвкушающей улыбкой и горящими озорным пламенем глазами она подошла к Велл и жестом бродячего фокусника, продемонстрировала ей то, что держала в руках.
   Девочка пораженно распахнула глаза, не в силах вымолвить ни слова. Это было маленькое платье из темно-сиреневой ткани. На нем было множество оборок и кружевов, алая юбка казалась неприлично короткой, а белые рукава - странно длинными. Однако, несмотря на это, Велл считала, что оно было прекрасно...
   - Я вчера вечером пробежалась по подругам, и одна отдала мне свое старое платье, - начала объяснять суккуба, - оно было великовато и тогда я пошла к инженерам... Ну и вот, что сделала. В общем, это тебе!
   - П-правда? - не в силах поверить словам Алиты, пролепетала Велл.
   - Да, - кивнула суккуба, - Понимаю, выглядит не очень, но на первое время... Эй ну чего ты? - удивилась она, увидев слезы Велл и, бросив платье на стол, заключила ее в объятиях, - Ну не плачь, все же хорошо...
   До этого ей дарили подарок лишь один раз - это была красивая серебряная заколка, которую ей дал Эйс перед тем, как они расстались. И она до сих пор оставалась при Велл - какой-то магии внутри маленькой железки, неприметной на фоне ее светлых волос, не содержалось, и потому в суматохе ее попросту не заметили. Велл очень нравилась эта заколка и она безмерно ей дорожила.
   Но столь прекрасное платье, пошитое кем-то специально для нее, в одиночку и своими руками, всего за ночь... Это было нечто совершенно особенное. О таком Велл раньше не могла и помыслить. Именно поэтому подарок суккубы так сильно ее растрогал - никто никогда не делал для нее ничего подобного.
   Только сейчас маленькая Стражница окончательно осознала, что для нее началась совершенно новая жизнь.


   Ну, че-то в этом роде..


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Лунёва "Подаренная чёрному дракону"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "Фантазия"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"